Андрей Иванович Ушаков :Личность и государственная деятельность тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Бурукин, Вадим Валерьевич

Диссертация и автореферат на тему «Андрей Иванович Ушаков :Личность и государственная деятельность». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 205836
Год: 
2005
Автор научной работы: 
Бурукин, Вадим Валерьевич
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Воронеж
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
211

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Бурукин, Вадим Валерьевич

Введение.

Глава I. Становление А. И. Ушакова как государственного деятеля. 1704 -1717 г.

1.1. Приобретение опыта на военной службе.

1.2. На пути к сыскной карьере.

Глава II. Тайная канцелярия и А.И Ушаков. 1718 - 1730 г.

2.1. Создание Тайной канцелярии.

2.2. Структура, руководители и деятельность Тайной канцелярии.

2.3. Взлет и падение А.И. Ушакова.

Глава III. А.И. Ушаков во главе Канцелярии тайных розыскных дел. 1731—

1747.

Глава IV. Отношение А.И. Ушакова с монархами и их окружением: умение служить, приспосабливаться, выживать.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Андрей Иванович Ушаков :Личность и государственная деятельность"

Актуальность темы исследования. Исторические личности, влияя на конкретный ход истории, интенсивность развития тех или иных тенденций, играют относительно самостоятельную роль. Общие закономерности истории можно изучать без учета частностей. Но конкретно-исторический уровень познания, максимально приближенный к реальному ходу событий, требует учета политического поведения тех деятелей, которые оказывали влияние на государственную политику.1

Поэтому только специальное изучение политической биографии государственного деятеля позволяет понять характер, мотивы поведения в конкретных ситуациях, степень его влияния на исторический процесс.

Государственный деятель часто руководствуется не только интересами своего класса, но и своим пониманием этих интересов, которое может быть верным или ошибочным. В любом случае его личные интересы прямо или косвенно вторгаются в процесс принятия политических решений.

В сознании каждого государственного деятеля существуют свои убеждения, вкусы, привычки, симпатии, нередко меняющиеся на разных этапах карьеры. Игнорирование этих особенностей личности приводит к упрощенному представлению о конкретных исторических ситуациях прошлого и может помешать изучению истории в наши дни.

Своеобразие политической и государственной деятельности таково, что ни одна сторона личности, ее мировоззрения жизненного опыта, значительно влияющая на политику государства, не остается нейтральной по отношению к его биографии. Едва ли не все черты характера государственного деятеля в определенных ситуациях могут приобрести значение, выходящее далеко за пределы его личной судьбы.

В развитии каждой страны бывают переломные периоды, в которые, как правило, выдвигаются вперед незаурядные личности. Одним из таких периодов была Петровская эпоха, подарившая целую плеяду выдающихся сподвижников-преобразователей, способствовавших превращению Петра I в Петра Великого, а - России в великую державу, империю.

Одним из самых интересных и загадочных исторических персонажей первой половины XVIII века был Андрей Иванович Ушаков, возглавлявший вместе с П. А. Толстым в 1718-1726 годах Тайную канцелярию, ас 1731 года и до самой смерти (1747 г.) являвшийся бессменным руководителем Тайной розыскных дел канцелярии.

Являясь одним из «птенцов гнезда Петрова», Ушаков, в отличие от других выдающихся деятелей Петровской эпохи, таких как А.Д. Менщиков, П. А. Толстой, П.П. Шафиров и других, был обделен вниманием историков. А между тем личность Андрея Ивановича Ушакова не может не вызывать интереса и по-своему уникальна. Сам факт того, что восхождение по карьерной лестнице Ушаков начал только в тридцать с небольшим лет и достиг к шестидесяти годам высокого положения в российском обществе весьма примечателен, но не является чем-то экстраординарным. Многие современники Ушакова также как и он вышли из обедневших дворянских семей и достигли вершины власти уже в зрелом возрасте. Особенность Ушакова состоит в том, что, несмотря на все перипетии петровского времени и последующего за ним периода "дворцовых переворотов" Андрею Ивановичу удалось не только сохранить свой авторитет и влияние, но и с каждым новым правителем укреплять свое положение. В России первой половины XVIII века мало кто из придворной элиты мог похвастаться подобным политическим долголетием. Пожалуй, только князь Алексей Михайлович Черкасский да наш герой смогли пережить эти непростые годы без ущерба для себя и членов своих семей и умерли в славе и почете.

Помимо своей политической непотопляемости, Ушакова, наряду с Ф.Ф. Ромодановским и П.А. Толстым, можно назвать одним из создателей российских спецслужб. Причем роль Андрея Ивановича в функционировании и дальнейшем развитии секретных организаций XVIII века гораздо более значима, чем выше названных исторических персонажей. Ушаков, по сути не только определил пути развития политического сыска в России на весь XVIII век, но и подготовил целое поколение профессиональных сыскарей, которые продолжили работу Ушакова по защите государства и его руководителей от каких-либо посягательств. Таким образом, личность А.И. Ушакова не может не вызывать интереса у современных любителей истории XVIII века. Изучение его жизни и деятельности станет очередным шагом к возвращению из забвения еще одного деятеля петровской эпохи. Имя Ушакова должно по праву занять одно из видных мест в ряду политических деятелей первой половины XVIII века.

Хронологические рамки исследования включают 1704 - 1747 гг. Начинается со времени вступления А.И. Ушакова рядовым в гвардейский Преображенский полк в 1704 г. и заканчивается его смертью в 1747г. Государственная деятельность А.И. Ушакова продолжалась более 43 лет.

Историография. Личность А.И. Ушакова в отечественной историографии была необоснованно обделена вниманием. Биография Андрея Ивановича, несмотря на его безусловную известность в истории, до сих пор остается не изученной. Многие сподвижники Петра I получили уже оценку историков, а фигура Ушакова по-прежнему находится в тени. Это можно объяснить тем, что исследователей больше интересовала деятельность карательных структур, чем жизнь людей, которые их возглавляли. До сих пор нет ни одной специальной работы, посвященной изучению жизни и деятельности Андрея Ивановича Ушакова. Единственными исключениями являются биографический очерк Д.Н. Бантыш-Каменского в работе «Деяния знаменитых полководцев и министров Петра Великого» (М., 1813) и ряд статей в справочной литературе. Отрывочные сведения об А.И. Ушакове содержатся в обобщающих трудах по истории первой половины XVIII века.

В советский же период добавилась и идеологическая составляющая. Вряд ли кто в то время взялся бы за изучение личности А.И. Ушакова, половину жизни посвятившего охране и поддержанию самодержавного строя, да еще возглавлявшего на протяжении четверти века печально известный орган политического сыска - Тайную канцелярию.

Впервые имя А.И. Ушакова упоминается в работе И.И. Голикова «Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России». Автор скромно определял себя как биографа Петра и говорил: «Я не ученый . совсем не историк, но только собиратель воедино дел Петровых и благодарный повествователь оных.» . Базой его «Деяний» послужили устные рассказы современников Петра Великого, а так же многочисленные архивные материалы. Исторический труд Голикова, написанный в конце XVIII века, для нас интересен тем, что в нем имеются некоторые отрывочные сведения об Ушакове, которые вплетены в общую канву исторического повествования. Эти сведения ценны тем, что Голиков имел возможность пользоваться теми материалами, которыми мы сейчас не располагаем. Голиков избегал критики источников, он лишь сводил их воедино, соблюдая хронологические рамки, а о Петре и его приближенных писал в панегирическом тоне, высоко оценивая личные качества императора.

В 1813 году выходит в свет упомянутая выше работа известного историка Д.Н. Бантыш-Каменского. В ней он кратко рассказал о происхождении, детстве, юности и, наконец, восхождении А.И. Ушакова к вершинам власти. Автор указал на большую роль Ушакова в расследовании дел, связанных с хищениями государственного имущества, в становлении русского флота и армии, на разноплановость и универсализм выполняемых им поручений. Заслуживает внимания и тот факт, что Бантыш-Каменский поставил его в один ряд с такими известными людьми Петровской эпохи, как: А.Д. Меншиков, П.И. Ягужинский, П.А. Толстой, П.П. Шафиров и др.

В 1859 году выходит 6-й том "Истории царствования Петра Великого" известного историка XIX века Н.Г. Устрялова. В нем он подробно освещает события касающиеся следствия по делу царевича Алексея, в том числе рассматривает версии гибели царевича. Не была оставлена без внимания и личность А.И. Ушакова. Кратко освещено его участие в следствии, а также выдвигается версия непосредственного участия Ушакова в казни царевича Алексея.3

В 60-90 годы XIX века появляются публикации архивных источников, а также небольших статей о деятельности Тайной канцелярии, выходящих как отдельно, так и в предисловиях к сборникам судебно-следственных документов.4 Естественно, их авторы не могли обойти стороной личность руководителя политического сыска России в 20-е - 40-е годы XVIII века. Стоит заметить, что их взгляды на личность Ушакова носят кардинально противоположную окраску. Это и хвалебные отклики, как об одном из деятельных людей этой эпохи и профессионале своего дела, так и обличительно уничижительные высказывания, где его называли палачом, неспособным и неумелым в делах государственного устройства.

Одной из первых работ, посвященных деятельности органов политического сыска первой половины XIX века, явилась публикация труда М.И. Семевского. Хронологически он охватывает дела за 1720-1722 годы. В центре внимания автора находились документы по «государеву слову и делу». Не обошел стороной он и личность одного из руководителей Тайной канцелярии - А.И. Ушакова. Семевский характеризует его как неподражаемого разведчика и профессионала своего дела: « кто только имел случай изучить характер Ушакова, тот без сомнения воздаст похвалу необыкновенной ловкости и изворотливости, дару убеждений и чутью сего преславного сыщика. Допетровская Русь . не выработала, да и не могла выработать столь неподражаемых разведчиков, каким явился Ушаков»5.

В 1872 году А.В. Арсеньев опубликовал «старинные дела об оскорблении Величества» за 1701-1797 годы,6 которые представляют собой подборку из 11 судебно-следственных документов. В комментариях к материалам составитель заметил: «В темное время существования «слова и дела» всем кляузникам был большой простор мстить за свои обиды доносами и розысками в Тайной канцелярии. Страшными кажутся нам эти, уже отошедшие в вечность времена, когда ничья безопасность, ничья личная свобода и честь не были обеспечены 7 от внезапного отнятия и поругания». Для нас в этих документах особый интерес представляют сведения о личности Ушакова и его действиях в той или иной ситуации. И хотя полной и целостной картины его участия в розыске мы не имеем, тем не менее, подобные рассказы, основанные на архивном материале, дают нам ценный материал о каких-то нюансах в стиле его работы, взаимоотношениях с властью и подчиненными.

В 80-е годы XIX века одна за другой выходят несколько работ видного исследователя политического сыска XVIII столетия Г.В. Есипова. Первым увидел свет его труд «Люди старого века. Рассказы из дел Преображенского о приказа и Тайной канцелярии». Как и в работе Арсеньева, автор взял за основу несколько архивных дел двух сыскных ведомств России и, в доступной для читателя форме, попытался раскрыть специфику их деятельности. Правда, в отличие от предшественника, Есипов более подробно подходит к освещению следствия, описывает последовательность действий в ходе розыска. В деле о Феодосии Яновском наиболее наглядно показано, какие методы и приемы в использует Ушаков. Читая об этом деле, создается впечатление, что действие происходит не в середине XVIII века, а в наше время, так профессионально Андрей Иванович ведет следствие. В его работе присутствует и очные ставки, и следственный эксперимент, и идентификация почерков и многое из того, что и по сей день является неотъемлемой частью современного следствия.

В 1882 году в журнале «Исторический вестник» был опубликован документ, сохранившийся в бумагах Дмитрия Федоровича Бехтева, в котором подробно описывались похороны А.И. Ушакова. Нас в первую очередь интересует вступительная статья к документу, в которой дается весьма нелестная характеристика руководителя политического сыска страны: "Имя графа А.И. Ушакова, знаменитого инквизитора Бироновских времен, не может возбуждать иного чувства, кроме ужаса и отвращения, с этим именем связаны лишь кровавые и позорные страницы русской истории".9

В 1885 году в очередном переложении политических дел Тайной канцелярии Г.В. Есипов останавливался на вопросах «гуманности» применявшихся пыток, разбирал процедуру «вершения» делопроизводства по «слову и делу». Он также резко отрицательно высказывался о личности Ушакова: «. этого придворного палача первой половины XVIII столетия, только благодаря хитрости Ушаков выплывал безвредно из того омута ссылок, которым подверглись Толстой, Девиер, Скорняков-Писарев, Меншиков, Остерман, Миних и другие. Ушаков, неспособный и неумелый в делах государственного управления под всеми угрозами придворных интриг, сумел, однако, сберечь свое положение начальника Тайной канцелярии почти до Екатерины Великой».10

В конце XIX века продолжают появляться сборники судебно-следственных дел, подготовленные А.В. Арсеньевым11 и П.П. Каратыгиным12. Последний дал весьма нелестную оценку Тайной канцелярии и ее руководителю, при котором « повсеместно расплодились ябедники, шпионы и

13 доносчики во всех классах общества».

Таким образом, публикации 60х-90х годов XIX века посвященные органам политического сыска представляли собой, как правило, подборку отдельных, интересных с точки зрения составителей дел, которые подвергались литературно-художественной обработке. Это не были в строгом смысле научные издания, а скорее историко-популярные. Вместе с тем, заслуга вышеперечисленных авторов была в обращении к источникам по «государеву слову и делу», а так же органам политического сыска и одному из их руководителей - А.И. Ушакову. Именно в работах М.И. Семевского, Г.В. Есипова, А.В. Арсеньева, П.П. Каратыгина мы впервые, правда эпизодически и не полно, знакомимся с деятельностью Ушакова на поприще руководителя сыскного ведомства России.

Помимо публикаций, посвященных деятельности Тайной канцелярии, факты из жизни Ушакова, а также его личностных характеристик, можно найти в произведениях рассматривающих отдельные события первой половины XVIII века, в которых он принимал непосредственное участие.14 Кроме этого, в XIX веке вышло ряд работ, посвященных истории двух первых российских гвардейских полков - Преображенского и Семеновского.15 С их именами неразрывно связана судьба Ушакова. В Преображенском полку он за 25 лет службы прошел путь от рядового до гвардии майора, а в 1730 году в звании подполковника возглавил Семеновский полк. И если военные историки отмечают в основном позитивные аспекты деятельности Андрея Ивановича, то их коллеги, изучавшие политическую историю России, или стараются вообще обходить стороной его деятельность, или рассматривают ее однобоко, только как руководителя политического сыска, запятнавшего себя кровью многих сотен людей.

Так, в частности, известный историк XIX века Д.А. Корсаков в своей работе «Воцарение императрицы Анны Иоанновны» отмечал, что Ушаков в десятилетнее правление Анны Иоанновны: «был не только усердным слугою немцев-правителей, но запятнал свою память ролью политического сыщика и палача, связав неразрывно свою судьбу с лихолетьем бироновщины и страшным «словом и делом». Политических убеждений он не имел, его profession de foi состояло в рабском служении существующему порядку».16

В то же время П.Н. Дирин, описывая тот же временной отрезок, что и Д.А. Корсаков, отмечает и ставит в заслугу Ушакову то, что он обратил внимание на гвардию не только как на силу способную привести к власти, но и как на элитное воинское подразделение со своими накопившимися проблемами, которые со времен Петра никто не решал. Андрей Иванович смог за небольшой промежуток времени, будучи подполковником Семеновского полка, поднять дисциплину и боевую подготовку гвардейцев, ограничить власть, в законных пределах, полковых штабов, которые к 30-м годам XVIII века приобрели чрезмерное значение и вместо упрощения затрудняли полковое управление, избавить полк от внешней отчетности, введя

17 строгий внутренний контроль. Ранее А. Азанчевский в своем труде «История Преображенского полка» выявил разноплановость выполняемых Ушаковым поручений в годы правления Петра I, привел первые примеры розыскной деятельности Андрея Ивановича, еще до того как он стал министром Тайной канцелярии.

Таким образом, в работах историков XIX века прослеживается определенная закономерность в оценке деятельности Ушакова. Если до 60-х годов этого столетия упоминания об Ушакове весьма редки и отрывочны, практически ничего не говорится о его службе в Тайной канцелярии, а вся информация о нем носит позитивную окраску, то с началом периода реформ ситуация начинает меняться. Появляется большое количество работ, раскрывающих деятельность органов политического сыска и их руководителей, в том числе А.И. Ушакова. Информация о нем по-прежнему мала, но та, какую читатель получает, представляет его в виде монстра с руками по локоть в крови, которому доставляет удовольствие мучить и убивать людей. Особняком стоят работы военных историков, которые практически не рассматривали деятельность Ушакова на поприще политического сыска, зато весьма позитивно отзывались о его организаторских способностях и в заслугу ставили то, что ему удалось сохранить преемственность традиций и боеспособность русской гвардии, по крайней мере Семеновского полка, командиром которого он являлся.

Оценки, высказанные авторами в отношении начальника Тайной канцелярии, во многом определялись особенностью эпохи 60-х - 70-х годов XIX века. Это время, если проводить параллель с XX веком, своеобразный период «оттепели», когда на смену Николаю I «Палкину» приходит царь реформатор Александр II. Стало возможным пользоваться ранее закрытыми архивами органов политического сыска России, а также допускалась критика в адрес ее руководителей, в том числе и А.И. Ушакова, чего нельзя себе было даже представить в предшествующие годы.

Начало XX века несколько меняет взгляды историков на «слово и дело» как основополагающую формулу в системе политического сыска, так и на сам политический сыск, по сравнению со взглядами авторов 60-90-х годов XIX века. Так, например Н.Я. Новомбергский отмечал: «. в науке установился взгляд на слово и дело государевы, как на орудие кровавого политического сыска . мы пришли к неожиданному убеждению, что слово и дело было не проявлением государственного террора, а своеобразным обеспечением законности внутреннего управления и даже самой важной гарантией 18 личности». Подобные перемены во взглядах в первую очередь были связаны с волной террора и насилия, захлестнувших Россию в этот период. Поиски выхода из этой ситуации вынуждали исследователей более тщательно и без лишних эмоций изучать деятельность карательных ведомств России XVIII века. Начинает меняться и тональность высказываний в адрес руководителей сыскных ведомств России.

Наступившее новое столетие ознаменовалось тем, что начинают выходить специальные монографии, посвященные органам политического сыска. В этом плане необходимо отметить фундаментальное исследование по Тайной канцелярии, в котором рассматривается ее деятельность с момента возникновения в 1718 г. до ее упразднения в 1726 г., вышедшее в свет в 1910 году и принадлежавшее перу В.И. Веретенникова.19 В его работе «История Тайной канцелярии петровского времени», построенной на обширном материале архивных источников, анализировалось зарождение, роль и функции секретного ведомства в обозначенные годы. Рассматривались вопросы взаимоотношений главы государства и Тайной канцелярии. Автор затрагивал проблему происхождения и развития понятия "слово и дело". Несомненной заслугой ученого являлся источниковедческий экскурс, предпринятый для оценки степени репрезентативности материалов. Не обошел вниманием автор и руководителей тайной организации - П.А. Толстого, А.И. Ушакова, И.И. Бутурлина, Г.Г. Скорнякова-Писарева, дав каждому из них краткие, но в то же время емкие характеристики. У Веретенникова мы уже не находим какой - либо критики в адрес Ушакова. Он говорит о нем, как о профессионале своего дела, прошедшего через горнило Северной войны и имевшего опыт выполнения секретных поручений Петра I, связанных с расследованием экономических преступлений. Таким образом, назначение Ушакова на должность министра Тайной канцелярии не было случайным, а явилось закономерным развитием всей предшествующей карьеры Андрея Ивановича. Монография В.И. Веретенникова по праву может считаться одним из классических трудов по истории политического сыска.

В 1911 году появилась его очередная работа, посвященная деятельности

Тайной канцелярии в 1732-1762 гг., которая по своей тематике и хронологии

20 являлась логическим продолжением предшествующего труда. Цель исследования В.И. Веретенников сформулировал так: «. я имел в виду дать лишь краткие очерки по истории этого учреждения (Тайной канцелярии) в главнейших ее этапах, очерки документально точные, отнюдь не

21 претендующие на полноту даже относительную.». По структуре эта работа была близка вышедшей на год раньше « Истории Тайной канцелярии петровского времени». Однако в нее были включены и новые аспекты, такие как законодательная база функционирования секретного ведомства и его положение среди других государственных учреждений. Весьма подробно рассмотрена личность теперь уже полноправного руководителя политического сыска страны А.И. Ушакова. В работе был затронут вопрос взаимоотношения

Тайной канцелярии и ее руководителя с Анной Иоанновной, Кабинетом министров и Сенатом.

В дальнейшем, до конца 80-х годов XX века, имя Ушакова было забыто отечественными историками. В немногочисленных работах, посвященных изучению политического сыска России первой половины XVIII века, авторы

22 старались даже не упоминать имени Ушакова. Невозможно было почерпнуть о нем информацию и в многочисленных энциклопедических изданиях, которые регулярно выходили в советский период. Это было связано с тем, что у советских историков сложилось своеобразное отношение к роли личности в дореволюционной России в целом, когда позитивно и то не одинаково оценивалась роль Ивана Грозного, да Петра I. А остальные подвергались критике или забвению.

Минимальную информацию о личности Ушакова мы могли получить разве что только из романа известного писателя Валентина Пикуля «Слово и дело», изданного в 1974 году. На страницах романа перед нами проходит целая галерея известных исторических персонажей. Среди них мы находим и Андрея Ивановича Ушакова, человека фанатично верящего в то, что он делает и ни минуты не сомневающегося в необходимости существования политического сыска для безопасности государства.

Ситуация начинает меняться в конце 80-х годов XX века. Это связано в первую очередь с появлением работ Е.В. Анисимова23 и Н.И. Павленко24, которые возвращают имя Ушакова из забвения.

В книге Анисимова «Россия без Петра», изданной в 1994 году исследуются вопросы деятельности карательно-полицейских органов в XVIII je веке. Важность и значимость данной темы для автора определяется уже тем, что раздел, посвященный политическому сыску времен Анны Иоанновны, превышает по объему другие главы, представленные в книге. Кроме того, следует отметить широкий диапазон вопросов, освещаемых автором в этой связи: содержится краткая биография начальника Канцелярии тайных розыскных дел А.И. Ушакова, изучено законодательство, регулирующее политическое судопроизводство, выявлены типы политических преступлений, дана классификация непристойных высказываний, характер и методы следственного процесса, пыточных процедур. Особенно ценной, на мой взгляд, является оценка масштабов деятельности Тайной канцелярии, сведения о количестве колодников, поступивших в карательно-полицейское ведомство за 36 месяцев (из 130) правления Анны Иоанновны и регентства Бирона. И хотя информация об Ушакове весьма скудна, сам факт возврата в научную историческую литературу его имени заслуживает внимания.

В одной из последних монографий "Дыба и кнут. Политический сыск и

Л/ русское общество в XVIII веке", вышедшей в 1999 году , возвращаясь к оценке масштабов деятельности Тайной канцелярии, убедительно опровергает тезис советских историков о политике массового террора при Анне Иоанновне и подчеркивает, что Тайная канцелярия стояла на охране не некоего господствующего класса - дворянства, а самого института самодержавия. Рассматривая деятельность Тайной канцелярии, Анисимов высоко оценивал роль Андрея Ивановича: «незаменимом, неприступном хранителе высших государственных тайн, стоящим как бы над людскими страстями и борьбой партий. Одновременно он был ловок и пронырлив, мог найти общий язык с разными людьми". Анисимов объясняет "непотопляемость" Ушакова тем, что он никогда не рвался на политический Олимп, не интриговал, сумел быть для всех правителей незаменимым "в своем грязном, но столь важном для самодержавия деле".

В 90-е годы XX и в начале XXI века, помимо работ Анисимова, появляются и другие исследования, в которых, так или иначе, затрагивается деятельность Ушакова. Так, в 2000 г. в статье М.В. Бабич подробно рассматривается деятельность "майорских канцелярий", в том числе и Канцелярии рекрутского счета, которой руководил Ушаков.29 Прямым продолжением этой статьи стала монография М.В. Бабич, изданная в 2003 году.30 В ней обстоятельно исследуется процесс создания, функционирования и комплектования Канцелярии лейб-гвардии майора Ушакова. Из работ М.В. Бабич становится ясно, что ошибочно было бы причислять Канцелярию А.И. Ушакова к так называемым «майорским канцеляриям», как считали большинство исследователей этого периода. Во-первых, об этом свидетельствует широта и разнообразие исполнявшихся поручений ведомством Ушакова (от описи «оружейных припасов» до закупки лошадей в подарок прусскому королю), в то время как «майорские канцелярии» были узкоспециализированными учреждениями, в компетенцию которых, как правило, входило расследование конкретных, инициируемых царем, государственных и экономических преступлений. Во-вторых, то, что Канцелярия возникла не на пустом месте, а сложилась на базе уже действовавшей с 1711 года на правах сенатской комиссии Канцелярии счетного рекрутского дела. В-третьих, руководящий персонал Канцелярии Ушакова состоял из гражданских лиц, а персонал «приказных» служителей в несколько раз превосходил среднюю для «майорских канцелярий» норму (пять-десять человек), колеблясь в 1710-1720-е годы от 17 до 42 (в 1718 составлял 62 человека). Кроме того, воинская команда Канцелярии, всегда имевшаяся в ее распоряжении «для караула денежной казны и колодников», в 1720 году включала 88 обер и унтер-офицеров и солдат, а в 1723 году увеличилась еще на 50 солдат.31 Наконец, время ликвидации «майорских канцелярий» считается 1724 год, в то время как ведомство Ушакова было упразднено лишь указом Верховного Тайного совета в 1726 году, а прекратило свое существование не ранее февраля 1727 года.

В 2003 году вышло в свет крупное историческое исследование по эпохе "дворцовых переворотов" И.В. Курукина, в котором, хотя и кратко, затронута деятельность Ушакова на посту руководителя Тайной канцелярии, показаны его взаимоотношения с Бироном и другими представителями политической элиты страны.32

Всю научную литературу, в которой рассматриваются вопросы, связанные с личностью и государственной деятельностью А.И. Ушакова, исходя из степени изученности и особенностей подхода к изучению его деятельности, можно условно разделить на три периода: дореволюционный, советский и современный.

В дореволюционной историографии, в свою очередь, можно выделить три этапа.

Первый этап - конец XVIII - 50- годы XIX века характеризуется тем, что упоминания об А.И. Ушакове редки и отрывочны, практически ничего не говорится о его службе в Тайной канцелярии, а вся информация о нем носит позитивную окраску.

Второй этап - 60 - 90-е годы XIX века. Появляется большое количество работ, раскрывающих деятельность органов политического сыска и их руководителей, в том числе А.И. Ушакова. Оценки, высказанные авторами в отношении начальника Тайной канцелярии, во многом определялись особенностью этой эпохи. Стало возможным пользоваться ранее закрытыми архивами органов политического сыска России, а также допускалась критика в адрес ее руководителей, в том числе и А.И. Ушакова, чего нельзя себе было даже представить в предшествующие годы. Поэтому, в этот период, в большинстве работ преобладает негативная характеристика деятельности Андрея Ивановича на посту руководителя Тайной канцелярии.

Особняком стоят труды военных историков, которые практически не рассматривали деятельность Ушакова на поприще политического сыска, зато весьма позитивно отзывались о его организаторских способностях, отмечая то, что ему удалось сохранить преемственность традиций и боеспособность русской гвардии.

Третий этап - начало XX века (до 1917 года). Значительно возрастает объем и уровень публикаций. Появляются серьезные монографии, отвечающие академическим требованиям. В них мы уже не находим какой - либо критики в адрес Ушакова. Он предстает как профессионал в области политического сыска. Отмечается, что назначение Андрея Ивановича на должность министра Тайной канцелярии в 1718 г. и его руководство Канцелярией тайных розыскных дел в 1732 - 1747 гг. не было случайным, а явилось закономерным развитием всей предшествующей карьеры Ушакова. В работах этого периода был также затронут вопрос взаимоотношения Тайной канцелярии и ее руководителя с Анной Иоанновной, Кабинетом министров и Сенатом.

Советский период характеризуется тем, что имя Ушакова было незаслуженно забыто отечественными историками. Исследователи акцентировали свое внимание на анализе органов политического сыска, особенностях судопроизводства, определении состава политических преступлений, а личностный аспект, характеристика лиц стоящих во главе карательных органов государства были вне поля их внимания.

С началом современного этапа развития отечественной историографии происходит возвращение интереса к необоснованно забытым историческим личностям XVIII века. Все чаще имя Ушакова встречается в исторической научной литературе. Причем не только в работах посвященных изучению органов политического сыска, но и в общих работах по истории XVIII века. Однако этого явно недостаточно для изучения такой крупной исторической фигуры, каковым без сомнения является А.И. Ушаков. Личность Андрея Ивановича и его деятельность требует более внимательного и комплексного изучения, написания специальной работы, посвященной жизни и государственной деятельности А.И. Ушакова.

Целью исследования является изучение личности и государственной деятельности А.И. Ушакова в 1704 - 1747 гг. в тесной связи с меняющейся исторической обстановкой и политическим развитием России.

Достижение поставленной цели предполагает решение ряда конкретных задач.

1. Проследить становление А.И. Ушакова как государственного деятеля.

2. Изучить деятельность Ушакова в качестве руководителя Тайной канцелярии, его роль в становлении и развитии политического сыска в России.

3. Раскрыть другие направления деятельности Ушакова.

4. Выявить личностные качества Ушакова и проследить их связь со служебной карьерой.

5. Показать отношение Ушакова с монархами и их окружением на разных этапах его жизненного пути, причины его «долгожительства» на политическом олимпе.

Методологическую основу исследования составили системный подход, принципы историзма, объективности и научности. В работе применены проблемный, хронологический, сравнительно-исторический методы, комплексный подход к изучению проблемы.

Источниковая база исследования. В связи с отсутствием фонда А. И. Ушакова судить о его деятельности приходиться по другим документам, содержащимся в разных архивных фондах и опубликованных источниках. Основная масса интересующих нас документов отложилась в РГАДА - в документах тех учреждений, с которыми была связана деятельность Ушакова. Материалы о его деятельности в Тайной канцелярии не систематизированы и находятся в разных фондах РГАДА, прежде всего в Ф.6 (Уголовные дела по государственным преступлениям^ в Ф.7 (Тайная канцелярия).

В документах Ф. 6 хранятся сведения о государственных преступлениях, или как их еще называли «особо важные государственные дела». В бумагах этого фонда содержатся материалы по делу царевича Алексея и его окружения, а также документы о деятельности следственных комиссий, осуществлявших свою работу в годы правления Анны Иоанновны: по делу смоленского губернатора князя А.Черкасского (1734 г.), князя Д. Голицына (1736 г.), князей Долгоруких (1738 г.) и А. Волынского (1740 г.). В короткое правление Анны Леопольдовны и в первые годы нахождения у власти Елизаветы, действовали еще несколько временных следственных комиссий: по делам Э. Бирона и А. Бестужева-Рюмина (1740-1741 гг.), А. Остермана, Б. Миниха, Р. Левенвольде (1741 г.) и Лопухиных (1743 г.), их материалы также находятся в Ф. 6. Для нас в первую очередь вызывает интерес участие в этих следственных процессах А.И. Ушакова. С 1718 по 1747 он принял участие в расследовании практически всех крупных «государственных дел», в том числе в деятельности следственных комиссий. Среди лиц входивших в их состав обязательно числился начальник Тайной канцелярии - А.И. Ушаков. Он фактически направлял деятельность комиссий, так как настоящее расследование велось в застенках Тайной канцелярии.

В Ф. 7 содержится информация, связанная с расследованием дел по первым трем пунктам , именные высочайшие указы объявленные по Тайной канцелярии, постановления и указы самой Канцелярии. Кроме того, отдельные дела содержат списки и известия о лицах, осужденных в Канцелярии, а также сведения о структуре и финансировании, как петровской Тайной канцелярии, так и Канцелярии тайных розыскных дел. Как правило, ни одно дело Тайной канцелярии периода Анны Иоанновны и большинство дел петровского времени и первых пяти лет правления Елизаветы Петровны не обходились без внимания Ушакова. О личном участии руководителя политического сыска в расследование дел говорит тот факт, что практически все они были скреплены его подписью.

В Ф. 11 (Переписка разных лиц) мы находим переписку Андрея Ивановича с Иваном Топильским - секретарем петровской Тайной канцелярии, с Э. Бироном, донесения Ушакова Анне Иоанновне за 1734-1735 год, а также прошения о пожалованиях ему.

Отрывочные сведения об Ушакове содержаться в Ф. 1271 (Коллекция Н.В. Мятлева), Ф. 9 (Кабинет Петра I), Ф. 16 (Внутреннее управление), Ф. 248 (Канцелярия Сената). Так в Ф. 1271 содержится 8 писем А.Д. Меншикова Андрею Ивановичу, датируемых 1707-1709 годами, письма начальника Тайной канцелярии своей дочери Екатерине Андреевне и зятю Петру Григорьевичу Чернышевым в Лондон. Здесь же находятся письма пасынка Ушакова Степана Федоровича Апраксина своей сестре Екатерине, в которых он сообщает об ухудшении здоровья отца и сведения о родословной Ушакова. В Ф. 16 имеется проект Ушакова о руководстве Преображенской канцелярией, датируемый 1727 годом. Среди документов Канцелярии Сената хранится значительное количество документов по так называемым «разным предметам», в состав которых входят: розыскные дела по «слову и делу» за 1706 - 1720 годы, бумаги Тайной канцелярии и Канцелярии тайных розыскных дел. Так в частности, здесь находится делопроизводство Военного суда в составе А.И. Ушакова и князя Ю.А. Трубецкого и других по расследованию «упущений по службе» генерал-провиантмейстера С. Сукина и нанесения убытков казне.

В фонде князей Голицыных (Ф. 64, Вяземы 82) Отдела рукописей Российской государственной библиотеки содержатся сведения о генеалогическом древе рода А.И. Ушакова, земельных пожалованиях, полученных Андреем Ивановичем за верную службу, а также его донесения и переписка с разными людьми с 1712 по 1746 год. В частности, здесь мы можем найти письма и указы, адресованные на имя Ушакова от коронованных особ: Анны Иоанновны, Елизаветы Петровны; матери Ивана Антоновича - Анны Леопольдовны; всемогущих временщиков: А.Д. Меншикова, Э. Бирона, а также от людей разного положения и званий: московского главнокомандующего и руководителя Тайной конторы С. Салтыкова, донского войскового атамана В. Фролова и других.

Помимо архивного материала, в работе использовались опубликованные как в дореволюционной, так и в советской печати документы, связанные с интересующей нас эпохой.

Важным источником для изучения проблемы явились законодательные и нормативные акты, а также указы по Тайной канцелярии находящиеся в Полном собрании законов Российской империи.34 Так Воинский артикул 1715 года, наряду с Соборным уложением 1649 года, являлись определяющими в петровское и последующее время для вынесения приговоров по политическим преступлениям. Вместе с тем использовались и законодательные акты, относящиеся ко второй четверти XVIII века, которые касались различных аспектов деятельности системы политического сыска, политических узников и функционирования Тайной канцелярии.

Большую помощь в работе оказали опубликованные материалы делопроизводства государственных учреждений, в которых содержится значительный объем информации о государственной деятельности Ушакова.

Извлечения из протоколов Верховного тайного совета за 1726 - 1730 годы опубликованы в 1858 году в «Чтениях в Императорскоом Обществе истории и древностей российских». Но наиболее полные протоколы, журналы и указы Верховного совета вышли в свет под редакцией Н.Ф. Дубровина в «Сборнике имп. Русского исторического общества», там же вышли бумаги Кабинета министров Анны Иоанновны. В 1879 году издается описание дел архива Морского министерства, а с 1880 году Н.Ф. Дубровин начинает публиковать доклады и приговоры, состоявшиеся в Сенате.35

К этому же блоку можно отнести опубликованные в 13 томах "Письма и бумаги Петра Великого".36 "Письма и бумаги ." являются наиболее ценным источником о начальном этапе карьеры А.И. Ушакова. В письмах в хронологической последовательности можно проследить жизненный путь Андрея Ивановича с 1706 по 1714 год. Это годы становления крупного политического деятеля второй четверти XVIII века и будущего руководителя политического сыска страны. Именно в этот период закладываются те качества, которые впоследствии не раз помогали ему в его жизни. Участие в подавлении восстания под предводительством Булавина, командование казачьим отрядом в тылу шведских войск в конце 1707-начале 1709 г., деятельность по выдворению из Польши сторонников Станислава Лещинского и шведских войск генерала Крассова, подготовка Малороссии к отражению потенциальной угрозы со стороны Крымского ханства в 1711 году и другие события подробно освещены в "Письмах и бумагах.". В XVIII веке были также изданы бумаги Петра I под редакцией академика Бычкова А.Ф., в которых можно найти информацию о земельных пожалованиях Ушакову, о его деятельности в Тайной канцелярии. Также в XVIII веке был издан архив князя Воронцова,37 где содержатся материалы о деятельности Ушакова в период правления Елизаветы Петровны, а особый интерес представляют сведения об участии Андрея Ивановича в выдворении из страны маркиза де Шетарди.

К опубликованным источникам личного происхождения в первую очередь следует отнести воспоминания иностранцев, находившихся при российском императорском дворе: Б.К. Миниха, К.Г. Манштейна, переписку руководителей дипломатических миссий западноевропейских стран со своими внешнеполитическими ведомствами. На страницах Сборника императорского Русского исторического общества на протяжении нескольких лет печатали переписку английских и французских послов, посланников и резидентов с

38 и руководителями внешнеполитических ведомств своих стран. Из писем Джеймса Тироули, Эдуарда Финча, Джона Гинфорда, Жана Маньяна, маркиза де Шетарди, графа де Юссона, герцога де Лириа и других мы не только узнаем о событиях в России, но и о том, как вел себя Ушаков в тех или иных событиях, каково его влияние при дворе. Объясняется это не только тем, что иностранцы были обязаны писать своим правительствам подробную хронику событий в России. Держать у себя документы о попытке ограничения самодержавия в 1730 г., или о свержении Ивана Антоновича и приходе к власти Елизаветы, или о других неоднозначных событиях, на которые так богата русская история этого периода, было опасно, за это арестовывали и наказывали. Высказывать свое мнение о руководителе Канцелярии тайных розыскных дел тоже было не принято, особенно в письмах, которые могли попасть на стол к Ушакову гораздо раньше, чем к адресату, так как активно использовалась перлюстрация писем. Поэтому чаще всего о личности Андрея Ивановича мы узнаем из переписки иностранцев. Следует отметить, что русские современники оставили после себя меньше сведений об этом периоде, да и о самой личности Ушакова, чем иностранные резиденты. Очень редко встречаем его личностные характеристики, а также сведения о его семье.

С конца 80-х годов вышло несколько сборников, в которые вошли мемуары, дневники, письма, материалы официальных расследований, относящиеся к событиям "эпохи дворцовых переворотов".39

Таким образом, источниковую базу исследования составляют архивные, а ^ так же опубликованные материалы: законодательные источники, материалы делопроизводства государственных учреждений, источники личного происхождения и воспоминания государственных деятелей. Перечисленные группы источников позволяют при всестороннем и глубоком изучении с достаточной полнотой, точностью и достоверностью осветить основные аспекты темы.

Примечания.

1 Серов С.А. Д.М. Голицын (1663-1737 гг.): Государственная и общественно-политическая деятельность. М. 1996. С. 3. Л

Русский биографический словарь. М. 1997. С. 45.

3 Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великого. СПб., 1859. Т.6.

4 Семевский М.И. Слово и дело! (Рассказы из времен Петра Великого) // Светоч. СПб., 1861; Семевский М.И. Тайная канцелярия в царствование императрицы Елизаветы Петровны. 1741-1761 гг.// Русская старина. 1879. Т.24, 25; Есипов Г.В. Тяжелая память прошлого. Рассказы из дел Тайной канцелярии и других архивов. СПб. 1885; Арсеньев А.В. Исторические бумаги // Сборник отделения русского языка и словесности Императорской академии наук. СПб. 1872. Т.9.; Арсеньев А.В. "Непристойные речи" (Из дел Преображенского приказа и Тайной канцелярии XVIII века) // Исторический вестник. 1897. Т.69. С. 59-80, 375-398; Каратыгин П.П. Язык мой - враг мой // Исторический вестник. 1897. Т.69. С. 768-787.

5 Семевский М.И. Слово и дело. С.45

6 Арсеньев А.В. Исторические бумаги.

7 Там же. С. 159. 8

Есипов Г. В. Люди старого века. Рассказы из дел Преображенского приказа и Тайной канцелярии. СПб., 1880.

9 Похороны графа А.И. Ушакова.// Исторический вестник . 1882. Т.8. С. 473.

10 Есипов Г.В. Тяжелая память прошлого. С. 65.

11 Арсеньев А.В. "Непристойные речи". С. 59-80, 375-398.

12 Каратыгин П.П. Язык мой - враг мой. С. 768-787.

13 Там же. С. 32.

14 Пекарский П.П. Маркиз де ла Шетарди в России 1740-1742. СПб., 1862; Блудов Д.Н. Суд над графом Девьером и его соучастниками // Ковалевский Е.П. Собр. соч. СПб., 1871. Т. 1. С. 340; Корсаков Д.А. Воцарение императрицы Анны Иоанновны. Казань 1880.

15 Карцов П.П. История лейб-гвардии Семеновского полка. СПб., 1854.Т. 1-2.; Азанчевский А. История Преображенского полка. М., 1859.; Дирин П.Н. История лейб-гвардии Семеновского полка. СПб., 1883. Т. 1-2.

16 Корсаков Д.А. Указ.соч. С. 212-213.

17 Дирин П.Н. Указ.соч. С. 206-207.

18 Новомбергский Н.Я. Слово и дело государевы. Томск, 1909. Т. 2. С.1.

19 Веретенников В.И. История Тайной канцелярии петровского времени. Харьков, 1910.

20 Веретенников В.И. Из истории Тайной канцелярии, 1731-1762 гг.: Очерки. Харьков, 1911.

21 Там же. С. 1.

22 Голикова Н.Б. Политические процессы при Петре I. М., 1957; Голикова Н.Б. Органы политического сыска и их развитие в XVII - XVIII века. // Абсолютизм в России (XVII - XVIII вв.). М., 1964; Черникова Т.В. Политические процессы 30-х годов XVIII века в России. М., 1989.

23 Анисимов Е.В. Россия в середине XVIII века. Борьба за наследие Петра. М. 1986; Время петровских реформ. Л. 1989

24 Павленко Н.И. Полудержавный властелин. М., 1988; Птенцы гнезда Петрова. М. 1988.

25 Россия без Петра. СПб. 1994.

26 Анисимов Е.В. Дыба и кнут. Политический сыск и русское общество в XVIII веке. М. 1999.

27 Там же. С. 116.

28 Там же. С. 117.

29 Бабич М.В. К истории государственных учреждений XVIII века: «майорские канцелярии»// Отечественные архивы 2000. № 1. С.21-31.

30 Бабич М.В. Государственные учреждения XVIII века: Комиссии петровского времени. М. 2003.

31 Там же. С. 211-213.

Курукин И.В. Эпоха"дворских бурь": Очерки политической истории послепетровской России, 1725-1762 гг. Рязань, 2003.

33 1. О злом умысле против персоны Его величества или измене. 2. О возмущении или бунте. 3. О похищении казны. // Воскресенский Н.А. Законодательные акты Петра I. М.- Л.: Акад. Наук СССР, 1945. С.364.

34 Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1-е. СПб., 1830. Т. VI-X.

35 Протоколы журналы и указы Верховного Тайного совета 1726-1730 гг., изданные под редакцией Н.Ф. Дубровина // Сборник Императорского Русского исторического общества. СПб. Т. 55, 56, 63; Бумаги Кабинета министров императрицы Анны Иоанновны 1731-1740 гг., изданные под редакцией А.Н. Филиппова. // Сб. РИО. СПб. Тт. 104, 106, 108, 111, 114, 117, 120, 126, 138, 146; Описание дел архива Морского министерства за время с половины XVII века до начала XIX столетия. СПб. 1879. Т.2; Доклады и приговоры, состоявшиеся в Правительствующем Сенате в царствование Петра Великого, изданные под редакцией Н.Ф. Дубровина. СПб. 1880-1901. Т. 1-6.

36 Письма и бумаги Петра Великого, (далее - Письма и бумаги . - В.Б.) СПб.; М. 1887-1992. Т. I - XIII.

37 Архив князя Воронцова. М. 1870-1872. Кн.1-3. л р

Донесения и другие бумаги английских и французских послов, посланников и резидентов при русском дворе с 1728 по 1745 год. // Сб. РИО СПб., 1889-1899. Т.66, 76, 80, 81, 85, 86,92, 99, 102, 105. 39 Россия в XVIII веке глазами иностранцев. JL 1989; Пером и шпагой. М. 1994; Дворцовые перевороты в России. 1725-1825. Ростов н/Д. 1998.

29

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Бурукин, Вадим Валерьевич

Заключение

Государственная деятельность А.И. Ушакова прошла несколько этапов, на протяжении которых он зарекомендовал себя профессионалом своего дела и ярым сторонником и защитником государственного строя. Причем, следует отметить, что на каждом этапе карьеры Ушакова по-разному проявлялись его личностные качества, тесно связанные с его деятельностью, а на первое место, как правило, всегда выходили те из них, которые были необходимы в конкретной ситуации.

Первый и очень важный период деятельности А.И. Ушакова охватывает 14 лет его жизни - с 1704 по 1718 год. Это время, когда Петр Великий своей активностью всколыхнул, разбудил старую патриархальную Россию, сдвинул с места огромные массы простых, незнатных людей, позволив им проявить свои самые лучшие качества, заложенные природой. Одновременно петровское время предъявляло и очень высокие требования к людям этой эпохи. Многие из них не выдерживали бремени власти, неожиданно свалившейся на них, другие - бремени богатства и славы, у третьих, уверовавших в свою путеводную звезду, притуплялось чувство самосохранения, что в условиях постоянных интриг, окружавших российский престол, было равнозначно удалению от трона и ссылке, а в некоторых случаях и лишения своей головы. И лишь немногие, достигнув высокого положения в обществе, смогли удержаться. Ушаков был одним из них.

В этот период Андрей Иванович проделал головокружительную карьеру от рядового гвардейского полка до бригадира и гвардии майора, человека, которого ценил и уважал сам царь. Его путь не был устлан розами, за каждым новым воинским званием, за каждой милостью монарха стояли бессонные ночи, тысячи километров дорог, проведенных в седле, кровь, пролитая на полях сражений Северной войны. Именно в этих условиях проявились такие качества Андрея Ивановича, как исполнительность, смелость, энергичность, настойчивость в достижении поставленной цели, великолепные организаторские способности. Эти же качества еще не раз помогали Ушакову во время командования диверсионным отрядом казаков, действующим на коммуникациях шведской армии, во время боев в Польше против сторонников Станислава Лещинского и шведского корпуса Крассова, во время подготовки к обороне украинских земель от вторжения крымских татар.

Однако так сложились обстоятельства, что главные таланты Ушакова раскрылись не на полях сражений и не в борьбе с внешними врагами, а в защите государства от таких опасностей как взяточничество, казнокрадство и должностные преступления. Еще в 1712 году Андрей Иванович находился в Польше с секретным указом Петра, согласно которому должен был предотвращать возможное мародерство со стороны русских войск по отношению к мирному населению. В дальнейшем Ушаков неоднократно выполнял поручения царя, связанные с расследованием важных государственных дел. Чем больше росло доверие государя к Андрею Ивановичу, тем разнообразнее и многочисленнее становились царские поручения. До 1718 года он занимался строительством кораблей, руководил Канцелярией рекрутского счета и выполнял другие поручения царя. Первый период деятельности А.И. Ушакова - это время его становления как крупного политического деятеля. Этот период стал своеобразным трамплином к достижению новых высот в последующее время.

Двенадцать лет - с 1718 по 1730 год - следующий период жизни и деятельности Андрея Ивановича Ушакова. Именно в эти годы, став одним из руководителей Тайной канцелярии, он связал свою судьбу с политическим сыском и, за исключением небольшого промежутка времени, продолжал заниматься им до самой смерти. Работа в Тайной канцелярии в полной мере позволила раскрыть многие таланты Ушакова, сделала его известным в стране человеком, открыла перед ним двери российского высшего света. Может показаться, что столь стремительный взлет немолодого гвардейского офицера был не более чем случаем, умением оказаться в нужный момент на нужном месте. Однако это не так. Свое право возглавить Тайную канцелярию Андрей Иванович заслужил благодаря многочисленным успешно выполненным ранее поручениям, в которых он проявил себя честным, знающим человеком, доводящим начатое дело до логического завершения. Об Ушакове можно говорить как об одном из лучших профессионалов XVIII века в области политического сыска. Уже через несколько лет после своего возникновения Тайная канцелярия занимает ведущее положение в стране по расследованию дел особой важности, отодвинув на вторые роли Преображенский приказ. Во многом это связано с деятельностью Ушакова, который посвящал сыску все свое время, иногда не покидая помещений Канцелярии по нескольку дней. Однако Андрей Иванович не был узким профессионалом. Помимо работы в Тайной канцелярии он продолжал курировать строительство российского флота, занимался вопросами благоустройства Петербурга, Петергофа, строительства укреплений на острове Котлин. Большое место в его деятельности занимает руководство Канцелярией рекрутского счета.

Смерть Петра I и восшествие на российский престол Екатерины I, привели к обострению отношений между бывшими соратниками. Ушакову приходится приспосабливаться к новым политическим реалиям. Наступившая «эпоха дворцовых переворотов» потребовала от Андрея Ивановича проявления новых качеств личности: осторожность, умение предугадывать, просчитывать развитие той или иной ситуации на несколько шагов вперед, если того требовали обстоятельства играть на опережение, а при ином раскладе - занимать выжидательную позицию. В это время Ушакову пришлось овладеть искусством политической интриги.

Однако никакие интриги не смогли бы помочь Андрею Ивановичу в последние дни правления Екатерины I, когда всемогущий А.Д. Меншиков одним ударом решил покончить со своими, как ему казалось, наиболее опасными политическими противниками, стоявшими на пути его амбициозных планов. «Дело A.M. Девиера», всколыхнувшее российское высшее общество и в которое оказался втянут Ушаков, могло поставить жирную точку в удачно развивавшейся карьере Андрея Ивановича. Впервые перед ним отчетливо встал вопрос выживания в условиях жесткой борьбы за власть. Чтобы обезопасить себя, членов семьи и близких от ареста, он обличает своих единомышленников, по сути дела, совершая предательство. И все же Ушакова постигло наказание, несоизмеримо более мягкое, чем его товарищей по «делу A.M. Девиера». Он был отправлен в Прибалтику для прохождения службы в армейских частях.

Несмотря на то, что Андрей Иванович на два с половиной года был вынужден покинуть большую политику, он не терял надежды на свое возвращение. Опала и удаление из Петербурга стали для Ушакова не завершением его успешно складывающейся политической карьеры, а временной остановкой, перед очередным карьерным ростом.

Возвращение Ушакова ко двору состоялось в зимние месяцы 1730 г., когда решалась судьба политического развития России. Он, как и многие дворяне, приезжает в Москву на торжества по случаю свадьбы императора и попадает в самую гущу политических событий в связи с «затейкой верховников» по поводу избрания Анны Иоанновны. В ходе обсуждений дворянских проектов Андрей Иванович оказывается в числе оппозиционеров «верховникам», его подпись стоит под самым массовым дворянским проектом - «проектом 364», который представлял все слои российского дворянства - от членов почтенных боярских родов до выдвиженцев петровской эпохи. Поставив подпись под проектом, Ушаков тем самым обезопасил себя, став одним из многих несогласных с политикой Верховного Тайного совета, присоединившись к сторонникам ограничения монархии.

С прибытием Анны Иоанновны в Москву ситуация начинает резко меняться. Разногласия в стане самих «верховников», негативное отношение гвардии к затее крупной аристократии ограничить монархию, активные попытки самой императрицы завоевать симпатии как гвардейских полков, так и русского дворянства приводят к тому, что все чаще становятся слышны голоса тех, кто выступал за сохранение самодержавия.

Усиление позиций Анны Иоанновны и потеря инициативы «верховниками» привело к тому, что многие представители оппозиции и даже сторонники Верховного Тайного совета начинают переходить на сторону «партии» самодержавия. В этой ситуации Ушаков понимает, что политическая обстановка изменилась и сделал единственно верный шаг: присоединился к сторонникам неограниченной монархии. В дальнейших событиях февраля 1730 года он предстал одним из активных сторонников восстановления самодержавия, Ушакову отводилась не последняя роль в «партии» Анны Иоанновны, особенно в привлечении новых сторонников.

25 февраля 1730 года Анна Иоанновна, опираясь на поддержку гвардии и российского дворянства, направившего ей прошение о восстановлении самодержавной формы правления и ликвидации Верховного Тайного совета, разрывает «кондиции». В числе подписавших прошение на имя императрицы был и Андрей Иванович Ушаков.

Таким образом, Андрею Ивановичу, как и в событиях весны 1727 г., пришлось вновь прибегнуть к несовсем красивому приему. Правда это уже было не предательство, а переход из одного противоборствующего лагеря, сторонников ограничения монархии, в другой - монархический, когда чаша весов качнулась в его пользу, что дало повод некоторым представителям дворянства называть Ушакова «переметчиком».

С приходом Анны Иоанновны к власти начинается третий период государственной деятельности Ушакова, который продолжался с 1730 г. до самой его смерти в 1747 г. В его жизни наступает период стабильности после пяти лет неопределенности. Андрей Иванович не только вернул все ранее утраченные позиции, но и смог стать одним из самых влиятельнейших людей в государстве. Это время его наибольшего влияния и могущества. Андрею Ивановичу присваивается звание генерал-аншефа (1730) , а также подполковника лейб-гвардии Семеновского полка (1730). В 1744 году он был возведен в графское достоинство, а главное - на протяжении пятнадцати лет руководил, теперь уже единовластно, деятельностью Тайной канцелярии. Но даже в этот, относительно спокойный для Ушакова период жизни, ему ежедневно приходилось иметь дело с людьми, одного слова которых было бы достаточно, чтобы отправить его на плаху. Сменяющие друг друга монархи, всемогущие фавориты и временщики, регенты - к каждому из них нужен был свой подход, умение найти общий язык. И судя по тому, как развивалась карьера Андрея Ивановича, ему удавалось найти ту золотую середину во взаимоотношениях с представителями власти, чтобы до конца своей жизни быть не просто востребованным ею, а занимать одно из ведущих мест в государственной иерархии.

Далеко не каждый человек способен достичь подобных высот, начав карьеру в тридцать с лишним лет, а затем несмотря на смену правителей, фаворитов, неоднократно происходящих переворотов быть не просто востребованным властью, а находиться среди того узкого круга лиц, который принято называть политической элитой. Политическая непотопляемость Ушакова заключалась в его умении приспосабливаться к любым возникающим ситуациям. Он как хамелеон, меняющий свою окраску в случае опасности, с легкостью мог поменять свои политические взгляды и мнение. Самое главное Андрей Иванович вел себя так, что у всех противоборствующих сторон создавалась иллюзия, что он поддерживает именно их. Он умел быть нужным, необходимым для всех.

В нашей отечественной истории за Андреем Ивановичем закрепилась слава палача, преданного исполнителя воли монархов, не имеющего своего собственного мнения. Иного отношения к себе руководитель политического сыска страны и не мог заслужить. Как в России, так и в других странах ни один руководитель подобных структур, как Тайная канцелярия, никогда не пользовался, да и не мог пользоваться любовью и уважением своего народа. Работа людей подобных Ушакову оценивается несколько другими понятиями, чем любовь и уважение. В первую очередь, это-профессионализм и преданность. Этими качествами Ушаков обладал в полной мере. Надо отметить, что работа в сыскном ведомстве России не была популярна среди российского дворянства. В течение всей первой половины XVIII века число сотрудников из дворян в Канцелярии никогда не превышало 20 %. Тайная канцелярия не была тем теплым местом, где можно было ничего не делать, получать чины и звания и оставаться с незапятнанной репутацией. Здесь требовалась каждодневная, кропотливая работа и Ушаков, как человек, прошедший великолепную петровскую школу, был готов к ней и подобрал команду преданных единомышленников, способных, как и он, пожертвовать многим ради достижения поставленной цели. Андрей Иванович был готов к тому, что приходилось работать по 24 часа в сутки и неделями не покидать своего ведомства, что его работа не позволяла иметь друзей. Однако были и преимущества его деятельности. Ушаков был одним из немногих, кто знал многие секреты двора, его окружения, секреты многих знатных людей. Это было козырем Ушакова во взаимоотношениях с главами государства и их окружением. Обладание нужной информацией всегда ценилось во все времена на вес золота. Поэтому то Андрей Иванович был всегда востребован властью.

Между главой государства, кто бы это ни был, и руководителем политического сыска всегда возникала довольно тесная деловая связь. Только эти два человека, благодаря доносам и пыткам знали все, что думают и говорят люди в государстве. Только между государем и главой политического сыска не было тайн. И эта определенная всей системой самодержавной власти связь накладывала особый отпечаток на отношения этих двух людей. Она делала обоих сообщниками, соучастниками политического процесса. Этим и объясняется, что Ушаков после смерти Анны сохранил свое влияние и при двух последующих правительницах. Он смог стать незаменимым в своем деле.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Бурукин, Вадим Валерьевич, 2005 год

1.. Источники 1. Архивные источники

2. Отдел рукописей Российской государственной библиотеки Ф.64 Вяземы 82, Д.1;Д. 2; Д.З.

3. Российский государственный архив древних актов Ф.6 (Уголовные дела по государственным преступлениям). On. 1. Д. 156. Ч. 1 и 2; Д. 159. Ч. 5; Д. 198; Д. 199.

4. РГАДА Ф.7 (Тайная канцелярия).Оп. 1. Д. 3; Д. 5; Д. 6; Д. 53; Д. 77; Д. 99; Д. 104; Д. 117; Д. 123; Д. 124; Д. 137; Д. 266; Д. 273; Д. 274; Д. 275; Д. 307; Д. 414.

5. РГАДА. Ф. 9 (Кабинет Петра I). Т. VIII.

6. РГАДА. Ф.11 (Переписка разных лиц). Оп.1. Д.359; Д. 360; Д. 361.

7. РГАДА. Ф. 198 (Меншикова) Оп.1. Д.530.

8. РГАДА. Ф.248 (Канцелярия Сената). Оп. 13. Кн. 685. Д. 23, 24, 25; Кн.732. Д.26; Кн. 740. Д. 82.

9. РГАДА. Ф. 1271 (Служебные, личные, хозяйственные материалы рода Мятлевых и коллекция Н.В. Мятлева). Д. 12. Опубликованные источники.

10. Арсеньев А.В. Старинные дела об оскорблении величества. Очерки из нравов XVIII века. 1701 1794 гг. // Исторический вестник. 1881. № 3-4. С. 578-601; С. 822-838.

11. Арсеньев А.В. «Непристойные речи». (Из дел Преображенского приказа и Тайной канцелярии XVIII века) // Исторический вестник. 1897. № 7-9. С. 59 -80; С. 375-398.

12. Арсеньев К.И. Исторические бумаги. // Сборник отделения русского языка и словесности императорской академии наук. СПб., 1872. Т.9. 388 с.

13. Архив князя Воронцова. М. 1870 1872. Кн. 1 - 3.

14. Безвременье и временщики: Воспоминания об «эпохе дворцовых переворотов» (1720-1760-е годы) / Подг. текста, вступ. ст, комм. Е.В. Анисимова. Д.: Худож. лит, 1991. 365 с.

15. Бумаги императора Петра I / Собранные и изданные академиком Бычковым А.Ф. СПб.: тип. 2-го отделения Собств. Е.И.В. канцелярии, 1873. 565 с.

16. Бумаги кабинета министров императрицы Анны Иоанновны, 1731-1740 гг. / Под редакцией А.Н. Филиппова. // Сборник Императорского Русского исторического общества. Юрьев, 1898-1915. Т.104, 106, 108, 111, 114, 117, 120, 126, 138, 146.

17. Воскресенский Н.А. Законодательные акты Петра I. M.-JL: Акад. Наук СССР, 1945. Т. 1-2.

18. Внутренний быт русского государства с 17 октября 1740 года по 25 ноября 1741 года по документам, хранящимся в Московском архиве министерства юстиции. М, 1880- 1886. Кн. 1-2.

19. Высочайший указ XVIII века о доносчиках. // Русская старина. 1916. №.3. С. 530-534.

20. Дворцовые перевороты в России 1725 1825. / Подг. текста, вступ. ст, комм. М.А. Бойцов. Ростов н/Д.: «Феникс», 1998. - 636 с.

21. Дело о князе Черкасском. 1733-1734гг. Подлинные бумаги императрицы Анны и графа Остермана, с введением А.Д. Курепина // Русский архив. 1871. Смесь. С. 035 070.

22. Доклады и приговоры, состоявшиеся в Правительствующем Сенате в царствование Петра Великого. / Под ред. Н.Ф. Дубровина. СПб, 1880-1901. Т. 1-6.

23. Донесения и другие бумаги английских послов, посланников и резидентов при русском дворе с 1728 по 1745 годы // Сборник Императорского Русского исторического общества. СПб, 1889 1898. Т. 66, 76, 80, 85, 99, 102.

24. Донесения французских посланников и поверенных при русском дворе // Сборник Императорского Русского исторического общества. СПб., 1892 -1899. Т. 81,86, 92, 105.

25. Записка об Артемии Волынском // Чтения в Императорском Обществе истории и древностей российских при Московском университете. 1858. Кн. 2. Смесь. С. 135 170.

26. Записки графа Г.П. Чернышева // Русская старина. 1872. Т. 5. С. 791 802.

27. Исторические документы 1742 г. // Русский архив. 1864. № 4. С. 505 547.

28. Историческое описание о восшествии на престол императрицы Елизаветы Петровны // Русский вестник.1842. № 4. С. 1- 15.

29. К биографии Феодосия, архиепископа Новгородского. Письмо генерала Ушакова архимандриту Кирилло-Белозерского монастыря. 7 марта 1732 г. // Русская старина. 1897. Т. 91. С. 290.

30. Лириа де Я. Записки о пребывании при императорском российском дворе в звании посла короля испанского // Россия в XVIII веке глазами иностранцев. Л.: Лениздат, 1989. 543 с.

31. Манштейн К.Г. Записки о России. 1727 1744 гг. СПб. 1875. - 397 с.

32. Новые материалы для истории царствования Екатерины I. Подлинное дело новгородского архиепископа Феодосия Яновского // Русский архив. 1864. № 2. С. 121-172.

33. Описание дел архива Морского министерства за время с половины XVII века до начала XIX столетия. СПб., 1879.Т. 2-3.

34. Пекарский П.П. Маркиз де ла Шетарди в России, 1740-1742. СПб.: тип. И. Огризко, 1862.-638 с.

35. Письма и бумаги императора Петра Великого.СПб., М., 1887-1992.Т. I -XIII.

36. Повседневные записки делам князя А.Д. Меншикова, 1716-1720,1726-1727 гг. / Публ. С.Р. Долговой // Российский архив: История Отечества всвидетельствах и документах XVIII-XX вв. М.: Студия «ТРИТЭ» Н. Михалкова, 2000. Вып. X. 647 с.

37. Показания князя И.А. Долгорукого и мнение о том Тайной канцелярии // Чтения в Императорском Обществе истории и древностей российских при Московском университете. 1864. Кн.1. Смесь. С. 1 -7.

38. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1-е. СПб., 1830. Т. VI-VIII.

39. Протоколы журналы и указы Верховного Тайного совета 1726-1730. / Под редакцией Н.Ф. Дубровина // Сборник Императорского Русского исторического общества. СПб., 1886 1888. Т. 55, 56, 63.

40. Россия XVIII в. глазами иностранцев. / Подг. текста, вступ. ст., комм. Ю.А. Лимонова. Л.: Лениздат, 1989. 543 с.

41. Труды императорского Русского военно-исторического общества. СПб., 1909. Т. 1-4.

42. Щебальский П.К. Дело о курляндском герцоге Эрнсте Иоанне Бироне. // Чтения в Императорском Обществе истории и древностей российских при Московском университете. 1862. Кн.1. Смесь. С. 28 - 128.1.. Литература

43. Абрамов Н. Могилы князя Алексея Григорьевича Долгорукова и супруги его в городе Березове. 1730-1738 гг. // Чтения в Императорском Обществе истории и древностей российских при Московском университете. 1866. Кн.2. Смесь. С. 115- 120.

44. Абрамов Н. Могила графа Андрея Ивановича Остермана в Березове 17421747 гг. // Чтения в Императорском Обществе истории и древностей российских при Московском университете. 1866. Кн.2. С. 121-125.

45. Азанчевский М. История Преображенского полка. М., 1859. 232 с.

46. Александров В. Гвардейцы-доверенные люди Петра I. М.: Тип. Изд-ва МГУ, 1947.- 19 с.

47. Анисимов Е.В. Дыба и кнут. Политический сыск и русское общество в XVIII веке. М.: Новое лит. обозрение, 1999. 719 с.

48. Анисимов Е.В. Анна Иоанновна. М.: Мол. Гвардия, 2002. 362 с.

49. Анисимов Е.В. Россия без Петра. СПб.: Лениздат., 1994. 496 с.

50. Анисимов Е.В. Время петровских реформ. Л.: Лениздат., 1989. 495 с.

51. Анисимов Е.В. Россия в середине XVIII века. Борьба за наследие Петра. М.: Мысль, 1986.-239 с.

52. Арсеньев А.В. Старинные дела об оскорблении величества. Очерки из нравов XVIII века. 1701 1794 гг. // Исторический вестник. 1881. № 3-4. С. 578-601; С. 822-838.

53. Арсеньев А.В. «Непристойные речи». (Из дел Преображенского приказа и Тайной канцелярии XVIII века) // Исторический вестник. 1897. № 7-9. С. 59 -80; С. 375-398.

54. Арсеньев К.И. Исторические бумаги. // Сборник отделения русского языка и словесности императорской академии наук. СПб., 1872. Т.9. 388 с.

55. Бабич М.В. К истории государственных учреждений XVIII века: «майорские канцелярии» // Отечественные архивы 2000. №1. С. 21 31.

56. Бабич М.В. Государственные учреждения XVIII века: Комиссии петровского времени. М.: РОССПЭН, 2003. 478 с.

57. Бантыш-Каменский Д.Н. Деяния знаменитых полководцев и министров Петра Великого. М.: Век, 1996. Т.2. 223 с.

58. Блудов Д.Н. Суд над графом Девьером и его соучастниками // Ковалевский Е.П. Собр. Соч. СПб.: тип. Глазунова, 1871. Т. 1. 340 с.

59. Брикнер А.Г. Император Иоанн Антонович и его родственники. М.: Универ. тип., 1874. 149 с.

60. Брикнер А.Г. Падение Бирона. 1740 (По новым данным из разных архивов) // Новое слово. 1895. № 3. С. 207 226; 1896. № 4. С. 134 - 152; № 6. С. 25- 45.

61. Большая Советская энциклопедия. Изд. 3-е. Т. 25. М., 1976. С. 142.

62. Веретенников В.И. История Тайной канцелярии петровского времени. Харьков: тип. «Печатное дело», 1910. 306 с.

63. Веретенников В.И. Из истории Тайной канцелярии. 1731-1762 гг.: Очерки Харьков: тип. М. Зильберберг и с-вья, 1915. 120 с.

64. Высоцкий Н.Г. К делу о царевиче Алексее Петровиче // Русский архив. 1912. Кн.2. № 6. С. 295-301.

65. Голиков И.И. Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России, собранные из достоверных источников и расположенные по годам. М.: тип. Н. Новикова, 1788-1789. Ч. IV-XII.

66. Голиков И.И. Дополнения к деяниям Петра Великого. М., 1792 Т.10-17.

67. Дирин П.Н. История лейб-гвардии Семеновского полка. СПб.: тип. Э. Гоппе, 1883. Т. 1 -2

68. Есипов В.В. Уголовное право. Часть особенная: Преступления против государства и общества. М.: «Дело», 1906. 286 с.

69. Есипов Г.В. Государево дело // Древняя и новая Россия. 1880. Т. XVI. С. 770 792.

70. Есипов Г.В. Люди старого века. Рассказы из дел Преображенского приказа и Тайной канцелярии. СПб., 1880. 245 с.

71. Есипов Г.В. Раскольничьи дела XVIII столетия. СПб.: тип. Кожанчикова, 1861-1863. Т.1-2.

72. Есипов Г.В. Собрание документов по делу царевича Алексея Петровича. М., 1861.-307 с.

73. Есипов Г.В. Тяжелая память прошлого // Рассказы из дел Тайной канцелярии и других архивов. СПб.: тип. Суворина, 1885. 385 с.

74. Записка об Артемии Волынском. // Чтения в Императорском Обществе истории и древностей российских при Московском университете. 1858. Кн.2. Смесь. С. 135- 170.

75. Измозик B.C. Политический контроль и сыск: методические аспекты // Политический сыск в России: история и современность. СПб., 1997. С.246-256.

76. Карцов П.П. История лейб-гвардии Семеновского полка. СПб.: тип Штаба воен.- учеб. заведений, 1852 1854. Т. 1-2.

77. Керсновский А.А. История русской армии М.: «Голос», 1992. Т.1. 304 с.

78. Кобахидзе М.К. К вопросу о возникновении и развитии тайного политического сыска в России в XVII-XVIII веках.//Труды Тбилисского университета. 1977. Т. 193. С. 50 -54.

79. Колчин М.А. Ссыльные и заточенные в острог Соловецкого монастыря XVI-XIX вв. // Русская старина. 1887. Т. 57. С. 45- 1; С.333-365; С.591- 617.

80. Корсаков Д.А. Воцарение императрицы Анны Иоанновны. Казань. 1880. -303 с.

81. Курукин И.В. Эпоха «дворских бурь»: Очерки политической истории послепетровской России, 1725-1762 гг. Рязань, 2003. 570 с.

82. Морошкин И.Я. Феодосий Яновский, архиепископ Новгородский. // Русская старина. СПб., 1887. Т. 57. С. 31 45; С. 273 - 297.

83. Новомбергский Н.Я. Слово и дело государевы. Томск, 1909. Т. 1-2.

84. Павленко Н.И. Вокруг трона. М.: Мысль, 1998. 860 с.

85. Павленко Н.И. Петр I. // Россия в период реформ Петра I: Сб.ст. М.: Мысль, 1973.-345 с.

86. Павленко Н.Г. Полудержавный властелин. М.: Современник, 1988 383 с.

87. Павленко Н.Г. Петр великий. М.: Мысль, 1990. 591 с.

88. Переладов К.Г. Система политического сыска и политические узники в России (1725-1796 гг.). Канд. дисс. Новосибирск, 1998. 345 с.

89. Плотников А.Б. Ограничение самодержавия в Россиив 1730 году: идеи и формы // ВИ. 2001. № 1. С. 60 69.

90. Похороны графа А.И. Ушакова. // Исторический вестник. 1882. Т. VIII. С. 473-474.

91. Протасов Г.А. Верховный Тайный совет и его проекты 1730 года (источниковедческое изучение) // Источниковедческие работы / Отв. ред. Г.А. Протасов. Тамбов: Пролетарский светоч, 1970. Вып. 1. С. 65 103.

92. Протасов Г.А. Дворянские проекты 1730 года, (источниковедческое изучение) // Источниковедческие работы / Отв. ред. Г.А. Протасов. Тамбов: Пролетарский светоч, 1971. Вып. 2. С. 61 102.

93. Протасов Г.А. Дворянские прошения 1730 года. // Источниковедческие работы / Отв. ред. Г.А. Протасов. Тамбов: Пролетарский светоч, 1975. Вып. 4. С. 87- 107.

94. Протасов Г.А. «Кондиции» 1730 года и их продолжение. // Уч. Зап. Тамбовского педагогического ин-та. Тамбов, 1957. Вып.15. С. 215 231.

95. Рууд Ч.А, Степанов С.А. Фонтанка, 16: Политический сыск при царях. М.: Мысль, 1993.-430 с.

96. Седов С.А. Д.М. Голицин (1663-1737 гг.): государственная и общественно -политическая деятельность. Канд. дисс. М, 1996. 304 с.

97. Седов С.А. Попытка государственного переворота 1730 года в России // Вопросы истории. 1998. № 7. С. 47 62.

98. Семевский М.И. Сторонники царевича Алексея // Библиотека для чтения. 1861. Т. 165. № 5-6. С. 1 40; С. 1 - 20.

99. Семевский М.И. Тайная канцелярия в царствование императрицы Елизаветы Петровны. 1741-1761 гг. // Русская старина. 1875. Т.12. С. 521 -539.

100. Семевский М.И. Слово и дело 1700-1725. СПб.: «Русская старина», 1884. -351 с.

101. Семевский М.И. Исторические портреты. М.: Пресса, 1996. 444 с.

102. Серов Д.О. Строители империи. Новосибирск. 1996. 260 с.

103. Соловьев С.М. История России с древнейших времен. М, 1993. Kh.VIII-XII. Т.15-24.

104. Три века. Россия от смуты до нашего времени. М.: т-во И.Д. Сытина, 1912. Т. III. 243 с.

105. Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великого. СПб., 1859. Т.6. -628 с.

106. Черников С.В. Дворянские имения Центрально-черноземного региона России. Рязань. 2003. 348 с.

107. Черникова Т.В. «Государево слово и дело» во времена Анны Иоанновны // История СССР. 1989. № 5. С. 155 163.

108. Щедрин В. Тайная канцелярия // Историческая библиотека № 59. М.: «Дело», 1913. С. 1-23.

109. Энциклопедический словарь Брокгауз и Ефрон. СПб., 1890.

110. Энциклопедический словарь Русского библиографического института Гранат 7-е изд., М., б.г.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 205836