Антиковеды России и их роль в формировании отечественной интеллигенции второй половины XIX - начала XX веков тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Чугунова, Татьяна Владимировна

Диссертация и автореферат на тему «Антиковеды России и их роль в формировании отечественной интеллигенции второй половины XIX - начала XX веков». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 216091
Год: 
2005
Автор научной работы: 
Чугунова, Татьяна Владимировна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Иваново
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
224

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Чугунова, Татьяна Владимировна

Введение 3

Глава I. Значение античного наследия в процессе формирования отечественной интеллигенции и роль российских антиковедов

§ 1. Рецепция античности на русской почве и проблема 54формирования отечественной интеллигенции

§ 2. Мыслители античности и антиковеды России второй 86 половины XIX — начала XX веков и их подходы к воспитанию целостной личности

Глава II. Роль антиковедов России в подготовке новой генерации интеллигенции в лицеях, гимназиях, университетах страны во второй половине XIX - начале XX веков

§ I. Вклад антиковедов в процесс формирования отече- 110 ственной интеллигенции в лицеях и гимназиях страны

§ 2. Преподаватели - антиковеды и их роль в подготовке 152 научно-педагогических кадров и интеллигенции в клас-^ сических университетах России

§ 3. Распространение знаний об античности учеными - 181антиковедами как один из важных факторов воспитания российской интеллигенции

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Антиковеды России и их роль в формировании отечественной интеллигенции второй половины XIX - начала XX веков"

Актуальность темы исследования определяется, во-первых, современными проблемами в области российской экономики, идеологии, власти, которые побуждают общество изменить ситуацию в стране. Сегодня в центре обсуждения представителей науки, литературы, искусства, просвещения стоят вопросы сглаживания противоречий между технократизацией и интеллектуализацией общества и его морально-нравственным обликом.1 В связи с этим приходит понимание важности гуманитарного знания и необходимости диалога с историей. Это обусловлено тем, что при всем значении естественных и «точных» наук, наибольшее влияние на формирование и развитие человеческого духа оказывают гуманитарные дисциплины. Среди них главенствующее положение занимает история, так как она преследует не только частные профессиональные цели. «Историческое событие привлекает внимание не с точки зрения. его места в движении истории, а с точки зрения. его способности служить «образцом», «примером» в процессе морального.воспитания читателя. отвращения от зла и порока».2

Во-вторых, постоянным вниманием человечества к историческому наследию античности. В той или иной степени идеи греков и римлян служили для обогащения и развития национальных культур различных эпох. Каждое со» циальное сообщество заимствовало в древней культуре самое необходимое в данный момент для развития своей собственной. Наиболее привлекательными являлись идеи гуманизма, свободы личности, демократии. Без преувеличения можно сказать, что вся европейская культура имеет в своем основании «фундамент» античного образца.

В-третьих, утверждением идеалов классицизма в интеллектуально-духовном основании страны. Традиции накопления знаний и изучения в России греко-римской цивилизации, в силу сложившихся в обществе исторических,

1 Запесоцкий А. С. Образование: философия, культурология, политика. М., 2002; Лихачев Д. С. Раздумья о России. СПб., 1999; Моисеев Н. Н. Как далеко до завтрашнего дня. Свободные размышления. 1917 - 1993. М., 1997 и др.

2 Барг М. А., Авдеева К. Д. От Макиавелли до Юма: становление историзма. М., 1998. С. 208. духовных и культурных связей, в первую очередь, с Византией, как прямой наследницы античного мира, невозможно рассматривать в отрыве от общего развития культуры, образования и общественной мысли. Рецепция1 греко-римского наследия на русской почве вылилась в феномен «русской античности» (X - начало XX веков). В той или иной форме античное наследие образовывало постоянный элемент российской культуры. Соединение изучения античности и запросов русской культуры, проявлялось в отклике, «встречном течении» русского общественного сознания и академического исследования античных материалов.2 Интеллектуальный опыт древних греков и римлян был растворен в общефилософской, эстетической, художественной, научно-образовательной атмосфере того времени (античное наследие в исихазме, Петербург как воплощение и символ русской античности, классическое образование, античные реминисценции в отечественной поэзии и так далее). Термин "русская античность" предполагает, в целом, восприятие русской культурой античной духовной ценностной системы.3

В-четвертых, взаимообусловленностью влияния античности на духовный мир наших соотечественников и традиций образования и воспитания российской интеллигенции второй половины XIX — начала XX веков.

В условиях пореформенного развития дореволюционной России, затронувших систему образования и воспитания, произошел не только количественный рост средних и высших учебных заведений. В стране на разных уровнях общественного сознания (правительственном, политических течений, элитарной идеологии .) ощущалась все большая потребность в таких идеях античности как человеческое достоинство, личная свобода, вопросы взаимоотношений разных классов, демократии и аристократии.4 Поэтому не случайно, что классическое образование, основанное на историческом опыте античности, ут

1 Рецепция античности - восприятие и освоение знаний об античной цивилизации.

2 Кнабе Г. С. Русская античность. М., 2000. С. 13, 209;

3 Подробнее о «русской античности» см.: Гл. I, параграф 1 диссертации.

4 Историография античной истории: Учебное пособие / Под ред. В. И. Кузищина. М., 1980. С. 71; 124-125. вердилось в качестве основы общего образования в России во второй половине XIX века. По мнению правительства, изучение гуманитарных классических дисциплин (античных языков, литературы и так далее) должно было сыграть решающую роль в нравственном и гражданском воспитании детей дворянства, чиновничества, разночинной служилой интеллигенции.1 Рецепция античного наследия была взаимосвязана, по мнению авторитетного исследователя Г. С. Кнабе, с "расцветом" русской интеллигенции конца XIX — начала XX веков.2 Это проявлялось в смысле жизни и деятельности отечественной интеллигенции, заключающемся в освоении и внесении культурных ценностей античной цивилизации в жизнь российского общества. А с другой стороны - созданием условий российской действительности, проявившихся в тяготении к восприятию форм, идей и образов классицизма, в первую очередь, самой интеллигенцией. Поэтому целая плеяда знаменитых ученых, государственных деятелей, музыкантов, писателей, поэтов, политиков, мыслителей, являвшихся выпускниками классических учебных заведений того времени, составили гуманитарную интеллигенцию, игравшую важную роль в жизни общества.

В-пятых, недостаточной изученностью деятельности антиковедов дореволюционного периода, которые являлись важнейшими проводниками классицизма в жизнь. Отталкиваясь от явления «русской античности», участие в судьбе классицизма самых различных представителей общественного сознания носило закономерный характер. Это российские ученые - историки и филологи, писатели, поэты, издатели, философы, педагоги, общественные и государственные деятели, политики и, наконец, просто «любители» и меценаты. Однако, по мнению диссертанта, во многом благодаря основополагающему вкладу ученых - антиковедов, преподающих в высшей и средней школе, сложился уникальный тип и уникальные черты российской гуманитарной интеллигенции «золотого» и «серебряного» веков (XIX - начала XX столетия). Ученые - аитико-веды — это специалисты в области знаний периода классической древности

1 Кнабе Г. С. Русская античность. М., 2000. С. 121 - 123; Рождественский С. В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения 1802-1902. СПб., 1902.

2 Там же. С. 208.

Древняя Греция и Древний Рим).1 Они являлись представителями науки - ан-тиковедения. «Предметом этой комплексной науки является изучение античной культуры во всех ее проявлениях, к каковым надо отнести язык и письменность древних греков и римлян, их социальную и политическую историю, религию, искусство, литературу, философию и науку, технику, быт».2 Поэтому методы изучения данных сторон античной цивилизации определили складывание целого круга «антиковедческих» дисциплин. Подчеркнем и другое - наука об античности включает в себя не только историю (в этом заключается ее своеобразие), но и филологию, археологию, эпиграфику, нумизматику, искусствоведение. Рассмотрение антиковедения как комплексной междисциплинарной науки во многом родственно интеллигентоведению,3 которое так же не может существовать вне связи с другими науками и общей историей культуры и просвещения.

Ученые - антиковеды являлись носителями классики,4 насчитывающей тысячелетние традиции. Это во многом способствовало созданию и передаче, на основании научных и духовных ценностей античной цивилизации, традиций культуры, а значит формированию (в лице учащихся и студентов) после

1 Несмотря на разнообразие сторон в изучении античности и представлении науки антиковедения как комплекса дисциплин, антиковеды, в основном, составляли сообщество историков и филологов-классиков (специалистов в области античной литературы и древних языков - латыни и греческого). О преимуществе и правах историков и филологов в развитии русской науки об античности представляется справедливым комментарий академика В. П. Бузескула, авторитетного ученого-историка XIX - начала XX века, первого историографа отечественного антиковедения. По его мнению, историки и филологи в области изучения древности могут и должны идти рука об руку. Историк обязан владеть филологической подготовкой для понимания и интерпретации текста источника, а также обладать надлежащим знанием античной литературы, археологии, эпиграфики, «.филологу не должно быть чужда широкая историческая точка зрения». (Бузескул В. П. Лекции по истории Греции. Т. 1. Введение в историю Греции. Петроград, 1915. С. 568).

2 Фролов Э. Д. Русская наука об античности: Историографические очерки. СПб., 1999. С. 6.

3 Интеллигентоведение - самостоятельная отрасль научного знания по комплексному и системному изучению интеллектуального, нравственного и творческого потенциала личности. Формирование и развитие интеллигентоведения как научно-учебной дисциплины осуществляется Межвузовским Центром на базе Ивановского государственного университета под руководством профессора, доктора исторических наук В. С. Меметова.

4 Классика, согласно определению Г. С. Кнабе - это динамическое живое равновесие, в котором в античном мире всегда находятся высокая норма и повседневная практика, интересы общественного целого и интересы отдельного гражданина, идеал и жизнь. дующих поколений интеллигенции. По мнению диссертанта, результатом изучения античности в учебных заведениях дореволюционной России являлось всестороннее гуманитарное развитие учащихся. Усвоение духовных ценностей классицизма способствовало формированию сущностных, вневременных черт (термин принадлежит профессору В. С. Меметову) у новых поколений отечественной интеллигенции, таких как образованность, честь, подвижничество, патриотизм, просветительство, самопожертвование, высокие морально-нравственные качества.

В-шестых, в связи с актуализацией проблемы бытия современной отечественной интеллигенции,1 воспитания ее будущих поколений в России начала XXI века возрастает роль гуманитарного образования как основополагаюл щего этапа в становлении данной общности. Все более востребован опыт по

1 Сегодня резко возрос как общественный интерес к жизнедеятельности современной интеллигенции, так и научный интерес к её истории, проблеме формирования и как социокультурному феномену. Она стала объектом интенсивного изучения, в рамках которого, за период с 1992 по 2005 годы, состоялось свыше 45 интеллигентоведческих конференций регионального, всероссийского и международного масштаба. Это связано с изменением качественного и количественного состава интеллигенции. Произошло расслоение и перерождение определенных её представителей. В обществе постепенно вызревает понимание того, что потеря интеллигенцией своего социального статуса и роли духовного предводителя может прервать процесс культурно-исторической преемственности между поколениями россиян. Страна может лишиться проводника передовых идей.

2 В общем русле образовательных реформ, начавшихся с момента перестройки, в России обсуждается необходимость гуманитаризации образования. О гуманитаризации школьного и университетского образования говорится в работах Э. Д. Фролова, А. В. Рубцова, Э. М. Мирского, Ф. Минюшева. У авторов вызывает тревогу «новое поколение» государственных стандартов по гуманитарному и социально-экономическому циклу дисциплин, которые могут «привести к уничтожению российской интеллигенции». В них обнаруживается сокращение гуманитарных наук, «нет даже упоминания об уровне, качестве, укладе, стиле и стандартах жизни людей», реализуется представление об обществе как об «обезлюженном» и «обез-жизненном» социальном образовании. (Минюшев Ф. Наступление функциональных профессионалов: Новые государственные социогуманитарные стандарты могут привести к уничтожению интеллигенции // Независимая газ. 2000. 19 янв. С. 10; Фролов Э. Д. Проблема гуманитаризации университетского образования // Вестн. ЛГУ. Сер. 2. История, языкознание, литературоведение. 1990. Вып. 3. С. 3 - 12 и др).

Дискуссия интеллигенции по проблеме отражена в материалах «круглого стола», проведенного в редакции журнала «Неприкосновенный запас» (Десять гуманитариев в поисках университета: Круглый стол по проблемам гуманитарного образования, состоявшийся 29. 06. 1998 г. // Неприкосновенный запас. 1998. № 2. С. 16 - 28. Прил. к журн. Новое лит. обозрение). Ее участниками была высказана мысль о востребованности гуманитарного знания, о кризисе интеллигенции в современном обществе и о назревшей необходимости обращении постановке обучения и воспитания в классических учебных заведениях. С иных позиций стало рассматриваться присутствие античного опыта, как в современной, так и в дореволюционной России. На первый взгляд, в рамках приоритета гуманитаризации образования увеличилось количество гимназий данной направленности, количество выпускников гуманитарных специальностей вузов. Увеличивается так же рост числа студентов как технических, так и гуманитарных высших учебных заведений, которые получают знания по истории античной цивилизации не только в курсах по истории, культурологии, политологии, философии, но и различных спецкурсов гуманитарного профиля. Однако подчиненное положение «классики» нивелирует ее самодостаточную воспитательную, образовательную и эстетическую ценность.1

Следует так же заметить, что создание гуманитарного образовательного пространства сегодня, к сожалению, не подкреплено последовательной государственной политикой в области образования и воспитания.2

Хронологические рамки работы определены серединой XIX - началом XX веков. Выбор нижней границы обусловлен несколькими позициями. Это — начало качественно нового периода в развитии российского государства. В результате реформ 60 - 70-х годов XIX века в России сложились условия для успешного функционирования всех сфер жизни. Были созданы основания для оформления институтов и отношений гражданского общества, процесс развития которого был непосредственно связан с интеллигенцией.3 Поэтому новый толчок получили тенденции по формированию интеллигенции. Начался активный процесс количественного роста (пополнение разночинными представителями) и формирования интеллигенции в качестве особой социокультурной к канону воспитания русской интеллигенции второй половины XIX — начала XX веков, основу которого составляло гуманитарное образовательное пространство.

1 Гринцер Н. П. Что ему Гекуба?: Классика в современном окружении // Новое лит. обозрение. 2000. № 4. С. 342.

2 Подробно см.: Егоров А. Д. Исторический опыт организации лицейского образования в России XIX - начала XX вв.: Дис. .докт. ист. наук. Иваново, 2000.С. 22 - 24.

3 Миронов Б. Н. Социальная история России периода империи (XVII - начало ХХвв.). Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. В 2-х тт. СПб., 1999. Т. 2. С. 262; Хорос В. Г. Гражданское общество: общие подходы // Мировая экономика и международные отношения. 1995. № 11. С. 58. группы, выполняющей специфические функции. Оформилась к середине XIX века русская наука об античности - антиковедение. Развитие и функционирование классического образования в рамках средней (гимназии и лицеи) и высшей (университетов) школы к этому времени минуло (в основном) стадию становления. Оно приобрело характерные черты в отношении программ обучения, формирования преподавательского состава, выявились основные проблемные места и направленность общественного мнения.

Верхняя граница определена началом XX века. Конечным рубежом для темы исследования явился 1917 год. Это период революций, приведший к коренному перелому в политической жизни страны, а значит и в развитии исторической науки, образования, состава, форм и методов формирования российской интеллигенции.

Необходимость выявления причинно-следственных связей, духовных и интеллектуальных основ формирования интеллигенции XIX века на идеалах классицизма требует обращения и к более ранним периодам отечественной истории. Именно поэтому в данном исследовании ретроспективно прослеживается взаимосвязь становления знаний об античности, восприятия ее духовных ценностей и формирования на этой основе российской интеллигенции.

Территориальные рамки исследования связаны, в первую очередь, с университетами страны второй половины XIX — начала XX веков, где осуществляли профессиональную научную и педагогическую деятельность российские антиковеды. Эти учебные заведения располагались в таких крупных городах как Москва, Санкт-Петербург, Харьков, Казан, Киев и другие. Они являлись общероссийскими и региональными культурно-образовательными центрами, центрами учебно-административной и научно-издательской деятельности. В их подчинении находились лицеи и гимназии. Поэтому преимущественно на примере данных университетских городов можно выяснить типичные для всей России тенденции в формировании интеллигенции и роль в этом процессе классицизма.

Объектом исследования являются преподаватели - антиковеды высшей и средней школы, передающие учащимся комплекс знаний об античной цивилизации. Основное внимание диссертанта уделено антиковедам, соответствовавшим своей профессиональной и жизненной позицией статусу интеллигентной личности. Это обладатели сущностных черт,1 свойственных интеллигенции, а также черт специфических, которые отличали их от других групп данной социальной общности. Для многих из них было характерно знание законов эстетики, мировых научных тенденций, широкая культурно — историческая точка зрения, внимание к личности, умение владеть комплексом наук, входящих в антиковедение.

Предметом исследования является формирование интеллигенции в процессе учебной, воспитательной, научной и просветительской деятельности антиковедов России второй половины XIX - начала XX веков.

Методологическая основа исследования. Основными методологическими принципами, использованными для решения поставленных в работе задач, стали: принцип историзма; конкретно-исторического анализа; биографический; ценностного подхода; сравнительно-исторического и ретроспективного анализа; комплексного изучения проблемы.

Принцип историзма требует изучения явлений в развитии, с учетом конкретных исторических условий и специфики эпохи. Следование этому принципу повлекло за собой рассмотрение эволюции знаний об античности, особенностей их рецепции на русской почве, что позволило выявить национальные черты бытования античности в научном, образовательном, духовном аспектах. Принцип историзма помог, в конечном итоге, определить роль классического образования и вклад антиковедов в создание архетипа интеллигентского сознания. В рамках конкретно-исторического анализа выявилась природа исследуемого явления. Научно-педагогическая и воспитательная деятельность российских антиковедов рассматривалась как общественное явление социальной и

1 Образованность, честь, подвижничество, патриотизм, просветительство, самопожертвование, высокие морально-нравственные качества духовной жизни, во внутренней взаимосвязи, логичности и своеобразии. Сравнительно-исторический метод научного познания помогал определить общее и особенное в восприятии античности, подходах к классическому образованию и воспитанию интеллигентной личности в России на разных исторических этапах развития страны; выявить отличия русской науки об античности в сравнении с западным классическим знанием. Биографический метод в диссертационной работе важен с точки зрения оценок личностного фактора, его значения в процессе воспитания и обучения учащейся молодежи. Личность педагога является основной и ведущей в передаче знаний и опыта, духовных ценностей и традиций, их правильном усвоении. Биографический метод, с точки зрения, включенности центральных фигур данного исследования в основополагающее явление отечественного духовного сознания - "русская античность" - подтвердил ценность осмысления "человеческого интеллекта в его непрерывном стремлении постичь место и роль личности в обществе, культуре и историческом процессе".1 Использование принципа ценностного подхода давало диссертанту ориентиры на те идеи, факты, положения, которые имеют наибольшее значение для темы исследования, для современной ему эпохи. Принцип комплексного подхода очень важен в разработке данной темы исследования. Это объясняется рассмотрением в работе формирования интеллигенции как многостороннего процесса, включающего в себя взаимовлияние и особенности социокультурной ситуации в России XIX - начала XX веков; тысячелетние традиции по восприятию античного наследия; развитие антиковедения как науки и характеристику его представителей; классическое образование и воспитание в рамках гимназий, лицеев и университетов.

Автор стремился использовать богатый методологический и конкретно-исторический материал, накопленный исторической наукой. Методологическими направлениями служили идеи и подходы, сформулированные Центром интеллигентоведения при Ивановском государственном университете под ру

1 Экштут С. А. Пространство интеллектуальной истории // Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. Вып. 4. М., 2001.С. 13. ководством профессора, доктора исторических наук В. С. Меметова, разработки по российской истории, истории образования и историографии античной истории.

Степень изученности проблемы. Сложность изучения темы обусловлена, как подчеркивалось выше, нахождением проблемы формирования интеллигенции на основании идей античного наследия на пересечении различных сторон жизнедеятельности и традиций российского общества. Кроме того, тематика диссертации не являлась предметом специального и комплексного исследования. Именно поэтому историографический поиск охватил значительный массив работ различной тематики. Проведенный автором анализ литературы по теме исследования позволяет условно разделить ее на три периода. В основу рассмотрения каждого из них положен проблемно - хронологический принцип.

1. Труды дореволюционного периода - вторая половина XIX века — 1917 год. 2. Исследования советской исторической науки (1917 - 1991 годы). 3. Новейший период в освещении проблемы исследования (с начала 90-х гг. XX века).

Концептуальными в трудах каждого хронологического периода историографии для исследователя являлись сведения, посвященные а) знакомству русского общества с наследием античного мира, восприятию и освоению знаний об античности б) непосредственно творчеству ученых-антиковедов XIX - начала XX веков и особенностям русской науки об античности, в) постановке классического образования в учебных заведениях страны. Благодаря чему, на мой взгляд, были созданы основания (предпосылки), необходимые для формирования российской интеллигенции.

1. Труды дореволюционного периода: вторая половина XIX века -1917 год (лишь некоторые из них опубликованы после 1917 года).

Рецепция античности. В рамках исследования интерес вызывают тенденции бытования античности с точки зрения формирования основ русской образованности и духовности. Исследователи дореволюционной России придавали большое значение отечественным основам в восприятии наследия античной цивилизации. Профессор В. Н. Перетц подчеркивал высокий уровень образованности просвещенных людей, опирающийся на традиции античной культуры, еще со времен Древней Руси. Эти люди, с его точки зрения, не удовлетворялись одной элементарной грамотностью. Пропуском к источникам самых разнообразных знаний для них являлся греческий язык. Он обеспечивал богословские, церковные, дипломатические потребности. Она ценилась за «душеполезность».1 В связи с этим, особенно популярными были переводные сборники изречений, содержащие назидательные сентенции, восходящие к греческим и византийским оригиналам. В сборнике «Пчела» язычник-Платон рисовался читателям «как мудрейший из эллинов, разумно мысливший о божестве, о человеке и его душе и о всем мире».2

О важности влияния Византии (как посредницы античного мира) на Русь в области письменности, просвещения, искусства писал А. И. Яцимирский.3 По его мнению, оно было громадно, разносторонне и благотворно, еще и потому, что использовался воспитательный опыт византийцев в правилах личного и общественного русского благочестия.

О знакомстве с плодами античной цивилизации, путях проникновения знаний о древней эпохе можно почерпнуть у П. Н Черняева.4 Его труд, посвященный путям проникновения в Россию сведений об античном мире, являлся не только историческим обзором событий и фактов. Достоинством ретроспективного взгляда, начиная с древнейших времен до современной автору эпохи, была оценка влияния античности с точки зрения исторической значимости ее для отечественной культуры. П. Н. Черняев особо выделил восприятие древней культуры широкими кругами образованного российского общества, в том числе

1 Перетц В. Н Образованность // Русская история в очерках и статьях / Под ред. проф. М. В. Довнар-Запольского. Т. 1. М., 1910.С. 461-479.

2 Он же. Сведения об античном мире в Древней Руси XI - XIV вв. // Гермес. 1918.Вып. за 2-е полугодие. С. 181.

3 Яцимирский А. И. Византия и ее влияние на Русь // Русская история в очерках и статьях /Под ред. проф. М. В. Довнар-Запольского. Т. 1. М., 1910. С. 552-563.

4 Черняев П. Н. Пути проникновения в Россию сведений об античном мире (оттиск из «Филологических записок» за 1910-1911 гг.). Воронеж, 1911; Он же. Следы знакомства русского общества с древнеклассической литературой в век Екатерины II. Воронеж, 1906. и научные изыскания в этой области, ее воспитательный и патриотический потенциал. Автор выразил гордость за непосредственную причастность своего Отечества к наследству греческой цивилизации на южных рубежах страны в Северном Причерноморье.

Показательна речь профессора Ф. Г. Мищенко, произнесенная в торжественном годичном собрании Императорского Казанского университета. Опыт изучения античного мира представлялся в ней не только с точки зрения его гуманизирующего влияния, но, как жизненный пример для любой исторической эпохи.1

Профессор В. Иконников придавал большое значение культурному влиянию Византии на развитие России. Ученый подчеркивал исключительно духовный (религиозный) характер всей русской образованности (до конца XVII века), основанный на книжной мудрости со знанием греческого языка. Наибольшая часть монастырских книг древней России, по его сведениям, была посвящена нравственным вопросам.2 >

Специалист в области памятников византийского искусства Н. П. Кондаков подчеркивал, что различные формы византийских промыслов и производств попали на подготовленную самобытную почву русских древностей. Этим, с его точки зрения, можно объяснить оригинальность и высокий уровень отечественного усвоения другой культуры.3

Необходимо подчеркнуть, что поиск «основ русской культурности» повлек за собой поворот в научных исследованиях многих российских ученых от классического эллинизма и романизма к византинизму.

Несомненным вкладом антиковедов в понимание важности достижений античности стал анализ этого опыта применительно к современной им эпохе.

1 Мищенко Ф. Г. Изучение античного мира в зависимости от успехов науки и просвещения. Речь, произнесенная в торжественном годичном собрании Императорского Казанского университета 5 ноября 1893 г. орд. Проф. Ф. Г. Мищенко. Казань, 1893. 49 с.

2 Иконников В. Опыт исследования о культурном значении Византии в русской истории. Киев, 1869.

3 Редин Е. К. Профессор Никодим Павлович Кондаков. К тридцатилетней годовщине его учено-педагогической деятельности. СПб., 1896. С. 36.

Ученых интересовало не только то, что уже воспринято и освоено, но и осмысление духовного потенциала античности для воспитания новых поколений граждан. Это отражено в работах антиковедов С. А. Жебелева, Р. Ю. Виппера, Ф.Ф. Зелинского, В. П. Бузескула.1 Они были и остаются актуальными до сих пор и для нас. В них видны стремления ученых выявить наиболее ценное в духовном опыте древнегреческой цивилизации — что такое человек, к чему он должен стремиться, какова его роль на земле. По мнению Ф. Ф. Зелинского, античность есть то «семя», из которого произрастает все, что обладает истинной полнотой бытия в современности и, в первую очередь, «инстинктивная нравственность» греческого народа.3

Р. Ю. Виппер для решения проблем современной ему интеллигенции, ее места и роли в обществе обращался к жизнедеятельности «духовных» людей в Древней Греции. Несмотря на отдаленность той эпохи и отличие жизни от современной, ученый видел похожие черты у древней и новой интеллигенции. Наиболее важным для России, с точки зрения Р. Ю. Виппера, был горячий призыв и порыв античных строителей духовной жизни к просветительству.4

Известный в научных кругах прошлого и современности труд академика В. П. Бузескула «Античность и современность: Современные темы в античной Греции»,5 на взгляд диссертанта, еще не получил достаточного осмысления. Однако он содержит в себе, по словам самого автора, не только рассмотрение античного мира по отношению к современному с точки зрения как много первый дал второму. Но и наоборот, как много в античном мире «современного»,

1 Жебелев С. А. Чем дорога нам древняя Греция? // Анналы (Журн. всеобщей истории). 1923. №3. С. 139-149; Виппер Р. Ю. Две интеллигенции (Историческая фантазия) // Виппер Р. Ю. Две интеллигенции и другие очерки. 1900-1912. Сб.ст. и публ. лекций. М., 1912; Зелинский Ф. Ф. Древний мир и мы. Т. II. Из жизни идей. СПб., 1905; Бузескул В. П. Античность и современность: Современные темы в античной Греции. СПб., 1914.

2 Жебелев С. А. Чем дорога нам древняя Греция? // Анналы (Журн. всеобщей истории). 1923. №3. С. 141.

3 Зелинский Ф. Ф. Древний мир и мы. Т. II. Из жизни идей. СПб., 1905.

4 Виппер Р. Ю. Две интеллигенции (Историческая фантазия) // Виппер Р. 10. Две интеллигенции и другие очерки. 1900-1912. Сб.ст. и публ. лекций. М., 1912. С. 1-25.

5 Бузескул В. П. Античность и современность: Современные темы в античной Греции. СПб., 1914. такого, что считается принадлежностью нашего времени.1 Античность выработала понятие чести, личного достоинства, гражданина, демократии, нравственных основ жизни. Так же как и в современном обществе, подчеркивал академик

B. П. Бузескул, в античном приоритетными и почетными считались свободные профессии.

В то же время существовало понимание вредности крайних направлений в области изучения древней истории: гиперкритицизма, абстрактного социоло-гизирования и излишней модернизации античности. Против крайностей в области греческой и римской истории выступали В. П. Бузескул, Ф. Ф. Зелинский,

C. А. Жебелев, М. И. Ростовцев и другие.

Исходя из анализа литературы дореволюционного периода, посвященной бытованию античности на русской почве, можно сказать, что восприятие ее являлось не простым заимствованием чужой культуры. Идеи античности понимались как весомый вклад в духовное основание страны, разрешение насущных проблем, связанных, в первую очередь, с воспитанием нравственной личности. Российские исследователи апеллировали к опыту древней интеллигенции в поисках образцов для жизнедеятельности современных поколений «духовных строителей».

Антиковеды и антиковедение. Обращаясь непосредственно к истории русской науки об античности и ее деятелям, без которых не состоялось бы в полной мере восприятие знаний о древней цивилизации, необходимо подчеркнуть следующее. Несмотря на то, что сведения о классицизме появлялись в России с древнейших времен, зарождение научного гуманитарного знания началось в эпоху петровских преобразований, окончательное оформление преемственных научных школ по изучению античности состоялось ближе к середине XIX века. Поэтому внимание диссертанта, в связи с избранной тематикой исследования, сосредоточено, в основном, на зрелой науке и ее представителях.

1 Бузескул В. П. Указ. соч. С. 6.

2 Бороздин И. Н. К вопросу о современных направлениях в изучении древней истории. Харьков, 1913.8 с.

Среди дореволюционных произведений, посвященных русской науке об античности, прежде всего, следует выделить труды академика В. П. Бузескула.1 Он, как упоминалось выше, был первым историографом отечественного анти-коведения. Особый интерес вызывает его экскурс о трудах русских исследователей по всеобщей истории второй половины XIX - начала XX веков. По словам самого автора, эта работа служила попыткой восполнить отсутствие подобл ных исследований. Несмотря на публикацию труда уже в советское время, оно лишено политической окраски. Информация в работе расположена по признаку преобладающего интереса отдельных исследователей исторической науки к определенной эпохе (греческий мир, римская история). Труд академика В. П. Бузескула стал для диссертанта одним из важных в составлении портретов ученых-антиковедов. В персональных характеристиках деятельности историков, в первую очередь, привлекало внимание отнесение их к антиковедным научным школам и направлениям, перечень и анализ трудов ученых, личные симпатии автора. Однако в работе В. П. Бузескула отсутствует характеристика исторической эпохи, совсем не уделено внимание развитию отечественной культуры и образования.

Близкий по содержанию характер носит и краткое исследование по исторической науке И. В. Нетушила, посвященное обозрению разработки римской истории в дореволюционной России.3

Благодаря становлению и функционированию русской науки об античности в течение XIX - начала XX веков ученые-антиковеды профессионально, целенаправленно и неустанно содействовали более основательному пониманию явлений древней культуры. Восприятие и освоение конкретных знаний об ан

1 Бузескул В. П. Всеобщая история и ее представители в России в XIX - начале XX века. Ч. I - II, Л., 1929-1931; Он же. Введение в историю Греции, изд. 3-е, Пг., 1915; Он же. Разработка древнегреческой истории в России //Анналы. 1924. №4. С. 139-153; Он же. Исторические этюды. СПб, 1911; Он же. Характерные черты научного движения в области греческой истории за последние тридцать лет // Русская мысль. 1900. февраль. С. 58 - 79.

Бузескул В. П. Предисловие автора // Он же. Всеобщая история и ее представители в России в XIX - начале XX века. Ч. I - II, Л., 1929-1931. С. V.

3 Нетушил И. В. Краткое обозрение разработки римской истории // Записки имп. Харьковского университета. 1916. кн. 2-3. С. 1-43 (отд. Оттиск: Харьков, 1916). тичности (вне зависимости от основных антиковедных научных направлений) у >У большинства исследователей сопровождалось их историко-философским, социологическим, психологическим осмыслением, широкой культурно-исторической точкой зрения, популяризацией различных сторон древней культуры. Сведения об этом диссертант находит в оценках личной и профессиональной деятельности антиковедов, данных их коллегами. Подавляющее большинство из них носит, как правило, теплый, доброжелательный и открытый характер. Это довольно многочисленные воспоминания, юбилейные статьи, некрологи, рецензии на научные труды. Так, например, широкой сравнительной культурно-исторической точкой зрения в подходах к изучению древней истории, по отзывам коллег, владели М. И. Ростовцев,1 М. М. Лунин,2 М. С. Кутор-га,3 Т. Н. Грановский,4 В. Ф. Цых,5 Ф. Ф. Зелинский6 и другие. Философское осмысление, психологизм исследований были в особенности присущи П. А. Аландскому,7 П. Н. Кудрявцеву,8 В. И. Модестову.9 Основанием для комплексного подхода в изучении античности служила разносторонность и глуби

1 Бороздин И. Н. Ученые заслуги М. И. Ростовцева [К 50-летию со дня рождения]. М., 1915. 16 с;

2 Бузескул В. П. «Харьковский Грановский» (Профессор М. М. Лунин) // Бузескул В.П. Исторические этюды. СПб., 1911. С. 248 - 301.

3 Дестунис Г. Михаил Семенович Куторга. Воспоминания и очерки. (Извлечено из ЖМНП. Июль 1886 г). 12 с.

4 Бузескул В. П. Об отношении Т. Н. Грановского к античному миру (По поводу столетия со дня рождения Т. Н. Грановского) Отдельный оттиск из журнала «Гермес». №7. 10 с.

5 Бузескул В. П. О лекциях В. Ф. Цыха, профессора Харьковского университета в 30-годах прошлого века (Из XIX т. Сборника Харьковского Историко-филологического Общества в память профессора Е. К. Редина). Харьков, 1910. 7 с.

6 Культурологическое основание работ Ф. Ф. Зелинского в полной мере оценили исследователи постсоветского периода.

7 Кулаковский Ю. Поминка по Павле Ивановиче Аландском. Вступительная лекция, читанная на Высших Женских Курсах 16 января 1884 года. Киев, 1884. 15 с.

8 Бестужев-Рюмин К. Н. Биографии и характеристики. СПб., 1882. С. 291.

9 Цветаев И. В. Профессор Василий Иванович Модестов: (По поводу сорокалетия его учено-литературной деятельности). [Б.м.], 1898. С. 93. К на знаний, высокий уровень научной подготовки, стремление к самосовершенствованию. Объем знаний, эрудиция ученых были получены в результате прекрасной университетской подготовки, стажировок за границей, творческого восприятия русской науки об античности немецких традиций.

Без преувеличения можно сказать, что популяризация науки об античности осознавалась учеными как нравственный долг перед обществом. В каждом очерке, посвященном деятельности антиковедов, можно увидеть подтверждения этому.1 Распространение знаний о древней культуре носило характер внушения любви к классическому миру. Проводники идеалов классицизма опирались на устоявшиеся в обществе традиции (политика просвещенных правителей, «меценатство» и «любительство» в изучении античности, семейные, школьные, университетские каноны, учреждение обществ и содружеств, издательская деятельность). Популяризация античной культуры, в лице антиковедов, так же основывалась на знании ими основных ее ценностей. В Древней Греции и Риме ученые видели источник общественной духовности, свободы и независимости государства, который, в свою очередь, питается «нравственными индивидуальностями», свободой отдельного человека, личности.

По свидетельству современников, несмотря на различие в манере преподавания, личные особенности ученых-антиковедов их человеческие качества во многом представляли образец для подражания.3

Многочисленные и разнообразные отклики антиковедов о своих коллегах (в отличие от обобщающих трудов по истории исторической науки) помогли диссертанту найти конкретные подходы в решении таких задач исследования как: выявление особенностей русской науки об античности, позволившие создавать духовный образ древней культуры и популяризировать ее в обществе;

1 См., например, публикации, посвященные деятельности Ф. Ф. Зелинского, С. В. Ешевского, П. Н. Кудрявцева, М. С. Корелина, Н. И. Кареева, В. И. Модестова, И. В. Цветаева, П. М. Леонтьева, Т. Н. Грановского и других.

2 Бузескул В. П. «Харьковский Грановский» (Профессор М. М. Лунин) // Бузескул В.П. Исторические этюды. СПб., 1911. С. 270 -273.

3 См., например, отзывы современников о преклонении перед нравственными качествами В. Ф. Цыха, Т. Н. Грановского, М. М. Лунина, Р. X. Лепера, П. Н, Кудрявцева, С. В. Ешевского и других. воссоздание морально-нравственного, человеческого облика самих ученых как интеллигентов.

Научная деятельность антиковедов являлась частью комплекса традиций по восприятию и утверждению классицизма в дореволюционной России. Важное место в этом занимало классическое образование.

Классическое образование и воспитание. Учреждение в начале XIX века общеобразовательных школ лицейского и гимназического типа явилось важным шагом в получении привилегированными классами общества систематических знаний об античности. Выпускники лицеев и гимназий пользовались исключительным правом поступления в высшие учебные заведения. Гуманитарные факультеты университетов были призваны готовить управленческую элиту общества. Как упоминалось выше, в течение XIX века, особенно к середине столетия, идеалы классицизма были востребованы на разных уровнях общественного сознания (правительственном, научном, педагогическом, политической мысли, эстетики, литературного движения). Поэтому анализ литературы, охватывающий внедрение знаний о классическом мире только в рамках научно-учебной деятельности антиковедов в средних и высших учебных заведениях, не смог бы помочь в полной мере оценить ее вклад и значение и реконструировать процесс формирования интеллигенции.

Для выявления основ государственной образовательной политики и роли классического гуманитарного образования в воспитании учащейся молодежи, в целом, диссертант счел целесообразным обратиться к дореволюционным трудам данной тематики. Это, в первую очередь, работы обобщающего характера, посвященные обзору деятельности Министерства Народного Просвещения за 1802 - 1902 годы 1 и истории России в XIX веке.2

В первой из них представлен не только перечень проводимых Министерством мероприятий в области образования и просвещения (претворение в жизнь реформ, изменений Уставов, учреждение комиссий и так далее), но дан

1 Исторический обзор деятельности Министерства Народного Просвещения 1802-1902 / Сост. С. В. Рождественский, СПб, 1902.785 с.

2 История России в XIX веке. Б. М., 1904. 386 с. анализ его деятельности с точки зрения действий по качественному улучшению нравственного воспитания и образования будущей управленческой элиты в подведомственных учебных учреждениях.

Второе исследование включает в себя очерки, посвященные средней школе (под авторством М. Н. Коваленского), и университетам России 60-х годов XIX века (автор И. Н. Бороздин). В статье о среднем образовании для диссертанта наиболее интересным стало освещение современниками той поры проблем, связанных с постановкой классического образования, мнения, высказанные "за" и "против" в противоборстве "классицистов" и "реалистов".

Важнейшим тезисом в обозрении университетского образования явился вывод автора очерка о статусе российских университетов как учреждений, где получала своё образование интеллигенция. Университетская молодежь, в лице студенчества, представлена учителем общества и выразителем настроений передовой интеллигенции.

Истории высшего образования посвящена статья В. Иконникова "Русские университеты в связи с ходом общественного развития", опубликованная в "Вестнике Европы".1 В ней проанализирована история (более чем за 50 лет) преподавания и изучения наук в российских университетах. Работа дает возможность познакомиться с положением гуманитарных специальностей высшей школы в контексте эпохи дореволюционной России.

Нельзя не заметить факт центрального положения вопросов нравственности и нравственного воспитания в педагогической теории и педагогической практике дореволюционной России. Особенное внимание, на взгляд диссертанта, этим аспектам уделялось в связи со становлением морально-нравственного облика учащихся средних и высших учебных заведений из привилегированных слоёв общества. Необходимо так же подчеркнуть включенность общественного мнения в обсуждение подходов по нравственному воспитанию российских граждан. Поэтому не вызывает удивления множество

1 В. Иконников Русские университеты в связи с ходом общественного развития // Вестн. Европы. 1876. Т. 6. мнений, высказанных различными представителями общества, о нравственных идеалах прошлого и современности, учениях о нравственности, о воспитании нравственной личности, месте и роли исторических знаний в этом процессе. Среди них можно назвать работы Н. Я. Грота, К. Победоносцева, Т. Циглера, А. Федорова, М. Щуцкого, Л. Гурлита, К. Грума, П. Тимошенко, С. Арнольди, Ф. Шварца, К. Д. Кавелина и многих других.1 Они помогли диссертанту реконструировать идеал нравственной личности тех лет, запросы и вызовы эпохи по отношению к воспитанию нравственных черт молодежи и соотнести их с сущностными чертами, составляющими облик интеллигента XIX века.

Публикации на страницах журналов "Вестник воспитания", "Гимназия" так же отличались актуализацией нравственных подходов в воспитании. Показательна аналитическая статья Г. Рокова "Учащаяся молодежь средних школ прежде и теперь". Автор оценивал опыт по нравственному воспитанию отечественной молодежи в классических учебных заведениях, представляя читателю сравнительно-исторический анализ разных ее поколений.

В русской историографии откликом на реформы 60-х годов XIX века, а также стремлением включить вопросы воспитания в общий культурный контекст стал труд русского ученого и педагога-практика второй половины века Л. Н. Модзалевского.3 Его работа стояла особняком, так как преследовала не узкоспециальные педагогические цели, а давала читателю рецепты познания места и роли воспитания в жизни человечества. Ключевыми понятиями для Л. Н.

1 Грот. Н. Я. Нравственные идеалы нашего времени: Ницше Ф. И Толстой Л. М., 1894; Победоносцев К. Воспитание характера в школе. СПб., 1900. 14 с; Циглер Т. Что такое нравственность? СПб., 1901. 106 с; Федоров А. О моральном воспитании юношества. Одесса, 1916. 108 с; Щуцкий М. Общедоступное изложение вопросов о нравственности. М., 1903. 398 с; Гур-лит Л. О воспитании. В 2 кн. СПб, 1911; Грум К. Руководство к воспитанию, образованию и сохранению здоровья детей. В 3 т. СПб, 1843; Тимошенко П. Очерки науки о воспитании 4.1 Харьков, 1866. 564 с; Арнольди С. С. Современные учения о нравственности и её история. СПб., 1903/04; Шварц Ф. Руководство к воспитанию и обучению. Ч. 1. СПб., 1859. 435 с; Кавелин К. Д. Учение о нравственности при современных условиях знания. СПб., 1886. 147 с. и др.

Роков Г. Учащаяся молодежь средних школ прежде и теперь // Вестник воспитания. 1904. №1. С. 105-122.

3 Модзалевский Л. Н. Очерк истории воспитания и обучения с древнейших до наших времен. СПб, 1899.

Модзалевского являлись общечеловеческий идеал, гуманное воспитание, которые он видел в античности и прослеживал дальнейшее их историческое развитие.

Яркий след в развитии идей на благо классического образования оставил Н. И. Пирогов. Он был одним из тех в России, кто являлся антиковедом не по профессиональной принадлежности, а по призванию души. Профессор медицины, хирург-анатом Н. И. Пирогов обладал пониманием воспитательного, облагораживающего действия классического образования. Он, по свидетельству современников, явился одним из зачинателей дискуссии "классицистов" и "реалистов", был убежденным сторонником пользы классических идеалов для современности.1

Примером формирования интеллигентной личности на основании идеалов античности стали работы С. Любомудрова и П. Черняева, посвященные А. С. Пушкину. Авторы не просто выявили и проанализировали античные реминисценции в творчестве поэта. Они вскрыли гуманитарные основы воспитания и образования, благодаря которым состоялось становление А. С. Пушкина как поэта и человека.2 Важное значение имело домашнее воспитание, основанное на чтении классиков. Но, основополагающий вклад внесен, по единодушному мнению авторов, лицейским классическим образованием, основанном на традициях великой культуры. Влияние оказали «просвещенные учителя», «убежденные классики», обстановка Царскосельского лицея, эпоха. Кроме знаний воспитанникам была привита любовь к античности.

Непосредственно к претворению античных идеалов в жизнь, к постановке классического образования, развитию лицейско-гимназической системы обращался целый ряд исследователей России второй половины XIX — начала XX веков.

1 Румянцев Н. Е. Пирогов Н. И., его взгляды на природу детей и задачи воспитания. К 100-летию со дня рождения 13 нояб. 1810-1910 гг. СПб, 1910.28 с; Стоюнин В. Я. Педагогические задачи Пирогова// Стоюнин В. Я. Избр. пед. соч. 1954. С. 260-314.

2 Любомудров С. Античный мир в поэзии Пушкина. М., 1899. 64 с; Черняев П. А. С. Пушкин как любитель античного мира и переводчик древнеклассических поэтов. Казань, 1899.

Деятельность классических гимназий в свете происходивших в XIX веке образовательных реформ анализировали их современники - И. А. Алешинцев, М. И. Демков, П. Капнист и еще целый ряд педагогов.1 Их труды были посвящены соотношению формального и реального компонентов содержания классического образования, а также совершенствованию методов преподавания древних языков. Большинство авторов обращались к вопросу о разногласиях по поводу классического и реального образования. Были высказаны мнения о корнях образовательного конфликта. С точки зрения П. Капниста, становление и развитие реальных гимназий в России было обусловлено политическими причинами. Они создавались в противовес гуманитарным классическим образовательным учреждениям, рассадникам свободолюбивых и демократических взглядов.2 По мнению И. А. Алешинцева, причина заключалась в сословных, охранительных целях, которые преследовало правительство, создавая систему гимназического образования. Результатом этого процесса стал "отвод" низших и средних сословий от гимназий и университетов в реальные школы. Жаждущие знания, но обойденные крестьяне и мещане, неминуемо выказывали своё недовольство.3

Для диссертанта дебаты по поводу классицизма важны с точки зрения того, как создавалась и совершенствовалась государственная система классического образования и воспитания в России, что в ней являлось главным.

Как видно, внедрение знаний об античном мире проходило в обстановке общественных дискуссий сословно-образовательного характера, усовершенствования программ по древним языкам, поиска путей разрешения образовательного конфликта, определения значимости античных идей для воспитательного идеала того времени.

Материал об антиковедах как педагогах так же содержится в рассматриваемой выше дореволюционной литературе по истории исторической науки,

1 Алешинцев И. А. История гимназического образования в России (XVIII и XIX в.). СПб., 1912. 346 с; Демков М. И. Очерки по истории русской педагогики. М., 1913; Капнист П. Классицизм как необходимая основа гимназического образования. М., 1891 и др.

2 Капнист П. Там же.

3 Алешинцев И. А. Там же. С. 339. воспоминаниях, очерках, некрологах, юбилейных статьях и так далее. Сведения о преподавании очень тесно переплетаются с информацией об их научной, просветительской деятельности, человеческом и нравственном облике. Например, в практике преподавания многих антиковедов постоянным было проведение дополнительных, публичных лекций, практических занятий. Зачастую практические бесплатные занятия на дому превращались в постоянные.1 Домашние библиотеки ученых с научной и учебной литературой любезно были предоставлены студентам для пользования. Деятельность университетских преподавателей - антиковедов в средней школе являлась отличительной особенностью того периода времени. Это было обусловлено рядом обстоятельств: нехваткой школьных учителей, просветительскими стремлениями ученых, преобладающим положением классических дисциплин в среднем и высшем образовании, попечительством университетов над гимназиями и лицеями губернии. Однако в литературе дореволюционного периода о работе ученых-антиковедов в лицеях и гимназиях можно найти сведения лишь в качестве факта из биографии ученых.

Из обзора литературы дореволюционного периода можно сделать вывод о том, что у авторов публикаций присутствовало понимание важности античных идеалов для духовного развития страны, их востребованность в нравственном воспитании и образовании. Наглядно прослеживается роль интеллигенции, в лице ученых-антиковедов, а так же других представителей общественного сознания, производящих и распространяющих знания об античности. Однако недостаточно данных, раскрывающих деятельность антиковедов в высшей и, особенно, средней школе. Отсутствует комплексное рассмотрение процессов образования и воспитания интеллигентной личности в контексте эпохи, в основе которых лежало античное наследие.

Исследования советской исторической науки (1917 - 1991 гг). Анти-коведение и антиковеды. Второй период историографии связан с кардиналь

1 Жебелев С. А. Ф. Ф. Соколов (1841 - 1909). СПб., 1909. СМ.

2 Трачевский А. Степан Васильевич Ешевский. М., 1865. С. 31. ной переменой общественно-политической, социально-экономической ситуации в России. Видоизменились государственные подходы в культурной и образовательной политике. В средней школе система классического образования была свернута, в высшей — осталась в урезанном виде. В связи с приоритетом марксистской идеологии изменились направления в науке об античности в сторону усиления внимания к классовой борьбе, социально-экономическим отношениям и так далее. Несмотря на это, в обзоре советской классической филологии за сорок лет (1917 - 1957гг.) его автор Н. Ф. Дератани почеркивал целый ряд достижений в области распространения знаний об античности.1 Массовыми тиражами выходили в свет переводы античных авторов на русский, украинский и литовский языки. Переиздавались старые переводы с новыми комментариями, появился большой перечень впервые вышедших переводов античных авторов. Публиковались хрестоматии, учебные пособия, монографии, научная литература, защищались диссертации по различным проблемам античной истории и литературы.

Более интересным и насыщенным, в том числе и для данного диссертационного исследования, стал период 1950 - конца 80-х годов.

Стали появляться новые (впервые после историографического труда В. П. Бузескула) работы по истории исторической науки, как включающие в себя, так и посвященные целиком деятельности антиковедов и восприятию нашими соотечественниками классицизма.2 Основополагающими среди них стали исследования таких крупных ученых, как Э. Д. Фролов и В. И. Кузищин.3 Изучение античности в России, творчество выдающихся представителей национальной

1 Дератани Н. Ф. Классическая филология в СССР за сорок лет // Вестник древней истории. 1957. №3(61). С. 55 -66.

2 Машкин Н. А. Изучение истории Рима во 2-й половине XIX в. // Очерки истории исторической науки в СССР / Под ред. М. Н. Тихомирова и М. В. Нечкиной. Т. II. М., 1960; Путнынь Э. К. Изучение истории древней Греции во 2-й половине XIX в. // Там же; Фролов Э. Д. Русская историография античности (до середины XIX века). JI., 1967; Фролов Э. Д. Русская историография античности (до середины XIX века). JL, 1967; Историография античной истории: Учебное пособие / Под ред. В. И. Кузищина. М., 1980.

Кузищин В. И, Фролов Э. Д. Изучение античности в России // Историография античной истории: Учебное пособие / Под ред. В. И. Кузищина. М., 1980. С. 124 - 139; Фролов Э. Д. Развитие историко-филологического направления в русском антиковедении // Проблемы историографии и источниковедения отечественной и всеобщей истории. JL, 1978. С. 113 - 125. науки в дореволюционный период показано сквозь призму основных историко-философских, источниковедческих концепций, а так же в связи с событиями эпохи. Однако работы советских исследователей носили идеологизированный характер.

Выходили диссертационные труды, монографии, статьи в сборниках, посвященные ученым-антиковедам в отдельности.1 Все авторы (А. С. Шофман, А. Д. Константинова, В. А. Набатова, Н. Ф. Мурыгина) отражали их занятия наукой об античности. Выделяется исследование Б. Г. Сафронова, рассматривающее научное творчество Р. Ю. Виппера в контексте эпохи. В целом можно сказать, что в наибольшей степени представлена деятельность антиковедов по изучению античного мира и распространению знаний о нем. Распространение знаний учеными советские исследователи рассматривали как среди широких кругов русского общества, так и среди учащейся молодежи. В большей степени предметом их внимания было преподавание классических дисциплин в университетах. О школьной деятельности антиковедов в советской историографии диссертант обнаруживал косвенные свидетельства в виде названий трудов, посвященных решению школьного вопроса и проблемам средней школы. В контексте исследований фрагментарно присутствуют сведения о личных качествах ученых.

Рецепция античности. О восприятии античности русским обществом повествовали работы советских исследователей: А. А. Зимина, Б. В. Сапунова, Л. И Савельевой, Е. В. Свиясова.2 Ученые прослеживали присутствие антично

1 Данилова А. П. Р. Ю. Виппер как историк античности: Автореф. .канд. ист. наук. М., 1979; Константинова А. Д. М. С. Куторга как историк античности: Автореф. дис. . канд.ист. наук. Казань, 1966; Набатова В. А. В. П. Бузескул как историк античности: Автореф. . канд. ист. наук. М. 1974; Плотникова Е. Ф. Римская история в трудах Т. Н. Грановского и С. В. Ешевского: Автореф.канд. ист. наук. М., 1951; Сафронов Б. Г. Историческое мировоззрение Р. Ю. Виппера и его время. М. 1976; Шофман А. С. Михаил Михайлович Хвостов. Казань, 1979; Он же. Федор Герасимович Мищенко. Казань, 1974; Мурыгина Н. Ф. Значение работ В. И. Модестова в развитии науки об античности // Труды IV научной конференции (31 мая-2 июня 1956 г.). Т.1. Новосибирск, 1957. С. 183 - 197.

2 Зимин А. А. Античные мотивы в русской публицистике конца XV века // Феодальная Россия во всемирно-историческом процессе: Сб. ст., посвященный Л. В. Черепнину. М., 1972. С. 128 - 138; Сапунов Б. В. Античная литература в русских библиотеках XVII в. и московское барокко // Русские библиотеки и их читатель: (Из истории русской культуры эпохи феодаго наследия в русской литературе средневекового периода и нового времени. Авторы приходят к выводу о том, что античная литература и ее мотивы не только сыграли историческую роль в развитии культуры допетровского времени, но явились одним из главных источников русской гуманистической мысли.1

Огромно влияние античной литературы, античного мира на формирование русЛ ской поэзии второй половины XVIII — начала XIX века, на переводы и подражания античной поэзии в России - СССР.3

Обращался диссертант к исследованиям советского периода, посвященным значению византийской культуры для русской духовности. Это труды 3. В. Удальцовой, С.С. Аверинцева.4 По мнению специалистов, античное культурное наследие в Византии никогда не переставало существовать (в отличие от Запада), оно творчески и глубоко переосмысливалось, греко-римская культура и образованность были сохранены во времена варварских нашествий. Этим оно стало ценно для Древней Руси и России.

Поднимался в советское время и вопрос о значении изучения античного мира и его культуры для современности. Антиковед Е. М. Штаерман особую актуальность изучения античности видел в том, что она служит не только предметом внимания небольшой группы ученых, а является неиссякаемым источником формировании современных концепций философии истории, тесно связанных с общефилософскими и мировоззренческими направлениями.5

В связи со значением идей античного наследия для современных образовательных концепций нельзя не отметить переводные издания зарубежных учелизма) / Под ред. Б. Б. Пиотровского и С. П. Луппова. Л., 1983. С. 70 - 80; Савельева Античность в русской поэзии конца XVIII - начала XIX века. Казань, 1980. 120 с; Свиясов Е. В. Античная лирическая поэзия в русских переводах и подражаниях XVIII - XX веков. О библиографии. // Вопр. лит. 1988. №2. С. 206-215.

1 См.: Зимин А. А. Античные мотивы .; Сапунов Б. В. Античная литература .

2 См.: Савельева Л. И. Античность в русской поэзии .

3 См.: Свиясов Е. В. Античная лирическая поэзия .

4 Удальцова 3. В. Некоторые нерешенные проблемы истории византийской культуры // Византийский временник. М., 1980. Т. 41. С. 46 -67; Аверинцев С. С. Византия и Русь: два типа духовности. Ст. 2. // Новый мир. 1988. №9. С. 227- 237.

5 Штаерман Е. М. Античность и современность // Штаерман Е. М. Кризис античной культуры. М., 1975. С. 3-8. ных середины XX века В. Йегера и А.-И. Марру.1 Они посвящены основным элементам образования и воспитания в классической древности. А.-И. Марру в комментариях к своей книге проводит параллели между античным и современным образованием, считая классицизм идеальной нормой, высоко ценным образом, который не довольствуется просто формированием образол ванного человека, но заботится и о моральном его воспитании. Именно этим представителям древнего общества, сочетающими в себе высокий уровень образования и достойные морально-нравственные качества - греческой интеллигенции - посвящена работа Т. В. Блаватской.3 С точки зрения ученого, изучение истории эллинской интеллигенции может содействовать выяснению истоков высокой культурной традиции древних греков.

Мнения советских ученых, посвященные вкладу античного наследия в прошлое и настоящее российской духовной культуры, позволили автору дополнить историческую реконструкцию с точки зрения важности классицизма в формировании цельной личности и интеллигента.

Классическое образование. Ввиду отсутствия в советский период школ лицейской и гимназической направленности материалы о дореволюционных типах этих учебных заведений, о классическом образовании, в целом, практически были не востребованы. В советских педагогических журналах появление публикаций, так или иначе касающихся классического образования, было связано с рассмотрением деятельности выдающихся людей дореволюционного времени (А. С. Пушкина, К. Д. Ушинского и т. д.).

Работы историков педагогики советского периода М. Демкова, Ш. И. Га-нелина, Н. А. Константинова, посвященные истории средней школы носили, в

1 Йегер В. Пайдейя. Воспитание античного грека (эпоха великих воспитателей и воспитательных систем) / Пер. с нем. М. Н. Ботвинника. М., 1997. 336 с; Марру А-И. История воспитания в античности / Пер. с фр. А. И. Любжина, М. А. Сокольской, А. В. Пахомовой. М., 1998. 425 с.

2 Марру А-И. Там же. С.8-9,316.

3 Блаватская Т. В. Из истории греческой интеллигенции эллинистического времени. М., 1983. 324 с. основном, описательный, хронологический характер.1 Труд доктора педагогических наук Е. Н. Медынского, вышедший в 1938 году, предполагал осветить с "новых позиций", по сравнению с прежними "буржуазными", педагогическую практику и педагогические системы России, вплоть до 1917 года. Однако анализ деятельности дореволюционной средней и высшей школы, педагогической мысли России носил в книге ярко выраженный идеологизированный, антисамодержавный характер, не позволивший отразить главные достоинства русского дореволюционного образования.

Истории высшей школы до 1917 года посвящены авторские труды X. Л. Танклера, Р. Г. Эймонтовой; обзор истории Московского университета. Работы повествуют о жизнедеятельности столичных вузов и их преподавателей без акцентов на классическую систему образования и воспитания.3

Подтверждает отсутствие всестороннего интереса к развитию дореволюционной школы и просвещения перечень литературы за 1918 — 1977 годы в библиографическом указателе Э. Д. Днепрова.4

3. Новейший период в освещении проблемы исследования (с начала 90-х гг. XX века).

Антиковедение и антиковеды. Рецепция античности. Сегодня необходимо отметить все более расширяющийся исследовательский интерес к проникновению и утверждению античного наследия в России, опыту бытования античности на русской почве, в целом, к деятельности ученых - антиковедов. Это связано с перестроечными процессами 90-х годов XX века, в результате которых произошла перемена отношения к науке об античности и ее представителям как

1 Демков М. Очерки по истории русской педагогики. М. 1913; Ганелин Ш. И. Очерки по истории средней школы в России. М. 1954; Константинов Н. А. Очерки по истории средней школы. М. 1956.

2 Медынский Е. Н. История русской педагогики: До Великой Октябрьской Социалистической революции. М., 1938.

3 История Московского университета. Т.1. М., 1955; Танклер X. Л. Научно-педагогическая деятельность преподавателей Петербургского университета в первой половине XIX века //Очерки по истории Ленинградского университета. Т. 6. Л., 1982. С. 136 -158; Эймонтова Р.Г. Русские университеты на грани двух эпох. От России крепостной к России капиталистической. М., 1985.

4 Днепров Э. Д. Советская историография дореволюционной отечественной школы и педагогики. 1918 - 1977. М., 1981. 47 с. буржуазным», открылся доступ к ранее закрытым материалам, посвященным антиковедению. Усиление внимания к наследию античности и успешному использованию его идей в дореволюционную эпоху нашими соотечественниками не в последнюю очередь было обусловлено поисками современного воспитательного и образовательного идеала. Поэтому постперестроечный период развития отмечен выходом большого количества работ, посвященных осмыслению отечественного опыта по восприятию и изучению античности.

Важным событием в развитии русской науки об античности стало появление историографического труда Э. Д. Фролова, посвященного судьбам российского антиковедения (с допетровской Руси до настоящего времени), жизнедеятельности антиковедов «в тесной связи с общим развитием русской культуры, образования и общественной мысли».1 В нем собран огромный и ценный фактологический материал, обширная библиография. Но, целью автора не являлось рассмотрение историко-культурных проблем важных для диссертанта. Они затрагивались только с позиции характеристики эпохи, а так же, по словам самого ученого, «для лучшего понимания обстоятельств, при которых происходило развитие отечественной историографии античности, - но не более того».2

Представляет интерес исследование Г. В. Вернадского, историка американской школы русской историографии, связующего звена классической дореволюционной и современной школ исторической науки. В России оно впервые было опубликовано в 1998 году. В работе представлен новый взгляд на творчество центральных фигур русского антиковедения за рубежом и мнение человека, близко знавшего их в России.3 Это одна из первых работ, в которой генезис российской исторической науки XIX века показан не с классово-идеологической точки зрения, а через анализ личного вклада ученых. Интерес

1 Фролов Э. Д. Русская наука об античности: Историографические очерки. СПб., 1999. С. 2. (в нее вошел, в качестве составной части, и авторский очерк по античной историографии, опубликованный в 1967 году - Т. Ч.)

2 Там же. С. 7.

3 Чугунова Т. В. Генезис российской исторической науки в оценке Г. В. Вернадского //Генезис, становление и деятельность интеллигенции: междисциплинарный подход. Тез. докл. XI междунар. науч.-теорет. конф. 20 - 22 сент. 2000 г. Иваново, 2000. С. 88 - 90. ным представляется мнение Г. В. Вернадского о том, что всеобщая история должна быть русской наукой, так как именно она приближает к соотечественникам всю общую гражданственность человечества.1 Ценным для диссертанта стал так же культурологический ракурс оценок, данных автором исследования российским антиковедам, обзор их научных трудов, изданных за рубежом.

Близки соискателю в разрешении обозначенной в диссертации проблемы историко-методологические подходы, сформулированные профессором Г. С. Кнабе. В круг его научных интересов входит рассмотрение различных сторон освоения классицизма в России. Ученый связывает роль античного наследия с формированием русской интеллигенции. В то же время российская интеллигенция являлась ретранслятором всей совокупности знаний, накопленных в мировой культуре, формой и почвой которых являлось античное наследие. Исследователь видит перекличку античного мира и актуальных проблем русской жизни XIX века в опосредованном, но, окончательном становлении интеллигенции.3 Признавая проводником античности в национальную культуру интеллигенцию эпохи Серебряного века, Г. С. Кнабе затрагивает, в том числе, и деятельность русских ученых, исследовавших историю античного мира. Он характеризует их как замечательных ученых «в той мере, в какой можно объединить общей характеристикой столь различные и столь яркие индивидуальности», отмечает включенность их творчества «в круг общекультурных интересов русского общества».4

Среди современных работ данного направления необходимо так же выделить научные поиски доктора исторических наук, профессора ИвГУ Н. G. Та-лашовой. Являясь специалистом по истории и историографии античности, она, на взгляд диссертанта, стала родоначальником новых ценных подходов в русской науке об античности. Они проявились в применении широкой культурно-исторической точки зрения к научным исследованиям отечественного

1 Вернадский Г. В. Русская историография. М., 1998. С. 202.

2 Кнабе Г. С. Русская античность. М., 2000. С. 98 - 99.

3 Там же. С. 208.

4 Там же. С. 206. антиковедения, культуры личности и нравственных позиций в оценке деятельности ученых — антиковедов.1

Наиболее близко к тематике представляемого диссертационного исследования подошла ученица Н. С. Талашовой - Е. Н. Мурзанаева.2 Она работала в рамках темы, посвященной культурно-просветительским функциям российского антиковедения XIX — начала XX веков. Рассматривала творчество ученых-антиковедов в контексте культурно-образовательного пространства России и системе развития наук об античности, уделяла пристальное внимание личностям В. И. Модестова, Ф. Г. Мищенко, Ф. Ф. Зелинского. Был сделан акцент на деятельность ученых-антиковедов с точки зрения ее влияния не только на образованность, но и нравственность русского общества. Однако освещение их педагогической, просветительской деятельности не актуализировалось идеей и целью воспитания интеллигента, которую преследовало правительство, и было востребовано российским обществом. Кроме того, единичный труд в русле данной темы не носит исчерпывающего характера.

Обозначив крупные и значимые для диссертационного исследования работы, необходимо отметить деятельность современных антиковедческих школ. Ученые Москвы, Санкт-Петербурга, Казани проводят работу с целью расширить круг знаний в истории науки об античности, более объективно рассмотреть опыт своих предшественников. Созданы и развиваются электронные базы данных по гуманитарным исследованиям с проектами в области антиковедения «Bibliotheca Académica Translationum: Translations of Classical Scholarship» и «Антиковедение в России и Европе: создание баз данных».3 Проекты «созданы

1 Талашова Н. С. Нравственные поиски ученых России XIX - начала XX веков // Талашова Н. С. Избранные труды: В 2 т. Т. 1: Проблемы истории и историографии античности / Сост. В. Д. Жигунин, Г. П. Мягков, Н. О. Талашов. Иваново, 2001. С. 343 - 345; Она же. Античность в интеллектуальном пространстве России рубежа XIX - XX веков // Там же. С. 346 - 350; Она же. Ученые - антиковеды России: попытка спасти страну на рубеже XIX - XX веков // Там же. С. 362-372.

2 Мурзанаева Е. Н. Культурно - просветительские функции российского антиковедения XIX - начала XX веков: Дис. .канд. ист. наук. Иваново, 1999. 202 с.

3 Подробнее см.: Селунская Н. А. Гуманитарные академические проекты баз данных по истории антиковедения // Античность в современном измерении: Тез. докл. Всерос. науч. с целью изучения роли классического наследия для цивилизации Нового времени и ситуаций социо-культурного обмена в общеевропейском культурном пространстве XVIII — начала XX вв.».1 Выходят сборники статей, тезисы конференций, диссертационные труды, монографии, освещающие различные стороны присутствия античности2 и ее изучения в России.3 Все указанные работы в той или иной степени представляли исследовательский интерес для диссертанта.

Среди приведенных современных трудов, посвященных изучению античности в дореволюционной России, хотелось бы отметить диссертационные работы Н. Н Мещеряковой и О. В. Кармазиной.

В первом исследовании автор выделил в качестве отличительной особенности российского дореволюционного антиковедения обращение к вопросам нравственности, личности в истории, психологии поступков людей.4 Каждому этапу развития отечественной науки об античности был присущ определенный ее культурно-психологический образ, который, согласно ученым, предопределял совершение тех или иных исторических событий. Н. Н. Мещерякова покаконф., посвященной 35-летию научного кружка «Античный понедельник». Казань, 14-16 ноября 2001 г. Казань, 2001. С. 139- 140.

1 Там же. С. 139.

2 Античное наследие в культуре России / Под общ. ред. Кнабе Г. С. М., 1995. 262 с; Антонова М. В. Античная и славянская мифология в контексте русской культуры XVIII - XIX веков. Дис. . канд. культурологии. М., 2000; Иванова О. Ю. Античность как энтелехия культуры серебряного века: Дис. . канд. культурологии, наук. М., 1999. 330 с; Чумакова Т. В. Рецепции Аристотеля в древнерусской культуре // Человек. 2005. №2. С. 58-69.

3 Античность: история и историки: Материалы круглого стола / Под ред. Жигунина. Казань, 1997. 96 с; Античность: события и исследователи: Сб. науч. ст., поев. 85-летию со дня рождения Шофмана. Казань, 1999. 166 с; Древний мир и мы. Классическое наследие в Европе и России. [Альманах] 1997. СПб., 1997. 290 с. (Петербург: ВМюНгеса Оазэюа Ре1горо1капа); История европейской цивилизации в русской науке. Античное наследие. Сб. обзоров. М., 1991. 206 с; Кармазина О. В. Антиковедение в России (1834 — 1917) по материалам Журнала Министерства народного просвещения: Дис. . канд. ист. наук. М., 1999. 231 с; Летяев В. А. Восприятие римского наследия российской наукой Х1Х-начала XX в. Волгоград, 2002. 214 с; Мещерякова Н. Н. Психологизирующая составляющая отечественного антиковедения. Этапы становления историко-психологических исследований: Дис. .канд. ист. наук. Томск, 1997.

4 Мещерякова Психологизирующая составляющая российского антиковедения: Этапы становления историко-психологических исследований: Дис. .канд. ист. наук. Томск, 1997. зала опыт российских аитиковедов в области реконструкции духовного климата античной эпохи.

О. В. Кармазина представила развитие антиковедения в России на материалах Журнала Министерства народного просвещения.1 Автор одна из немногих в российской историографии обратила более пристальное внимание на деятельность ученых-антиковедов по преподаванию античности в гимназиях и университетах. Но исследование было ограничено рамками источника в виде одного периодического издания.

Публиковались так же работы, отражающие деятельность отдельных ан-тиковедов. Некоторым из них (например, Н. И. Карееву, М. И. Ростовцеву) по

2 3 священы крупные исследования, другим - статьи обзорного характера. Вместе с тем, хотелось бы подчеркнуть, что, несмотря на расширение разработок в этой области, о многих нет, не только работ, специально им посвященных (П. М. Леонтьев и другие), но имена некоторых вообще не упомянуты в историографической литературе. Наибольшее внимание уделялось освещению научного творчества антиковедов в рамках развития главных антиковедных направлений, отчасти - биографическим вехам их жизни. И почти совсем не отражена роль ученых в сфере образования и воспитания, их личностные, человеческие, подвижнические качества, вклад в процесс формирования и становления новых поколений российской интеллигенции.

1 Кармазина О. В. Антиковедение в России (1834 — 1917) по материалам Журнала Министерства народного просвещения: Дис. канд. ист. наук. М., 1999. 231 с.

2 Скифский роман: [М. И. Ростовцев] / Под общ. ред. Бонгард-Левина Г. М. М., 1997. 624 с; Филимонов В. А. Н. И. Кареев как историк античности. Автореф. дис. . канд. ист. наук. Казань, 2000. 21 е.; Лыскова И. Е. Н. И. Кареев и учащаяся молодежь России (конец XIX - начало XX века). Дис.канд. ист. наук. Сыктывкар, 2001. 249 с.

3 См., например, указанный сборник обзоров «История европейской цивилизации.», где помещены статьи, посвященные В. П. Бузескулу, Ф. Ф. Зелинскому и др., так же сборники докладов казанской школы антиковедения за последние годы, например, Античность: история и историки: Матер, круглого стола. Казань, 1997. 96 е.; Античность: события и исследователи: Сб. науч. ст., посвящ. 85 - летию со дня рождения А. С. Шофмана. Казань, 1999. 166 с. и др.

Различным сторонам рецепции античного наследия в культуре дореволюционной России были посвящены работы М. В. Антоновой,1 О. Ю. Ивановой,2 Б. В. Межуева,3 Г. С. Кнабе,4 О. Е. Этингофа,5 В. Ю. Проскурина,6 Е. А.

7 8

Чиглинцева, Л. А. Сыченковой и других. Направленность исследований современных ученых отразилась на освещении самых разнообразных сторон бытования античности в России: философии, языка, литературы, художественного творчества, образования и так далее. Концептуальными являлись подходы Б. В. Межуева, основанные на рассмотрении творчества русских философов В. С. Соловьева, И. Киреевского, С. Н. Трубецкого, Н. Я. Данилевского, А. С. Хомякова. Их деятельность автор характеризовал с точки зрения гармоничного включения античного наследия как части общеевропейского опыта в национальную культуру. Освещение других аспектов восприятия и творческого осмысления античности так же были полезны для диссертанта. Они помогли в построении целостной картины формирования дореволюционной интеллигенции, так как отражали включенность различных направлений интеллигентского сознания в восприятие и ретрансляцию классицизма.

Классическое образование. Рассмотрению в целом истории учебных заведений, политики правительства, общественного мнения по вопросам образования, положения гуманитарных наук, преподавательского и студенческого со

1 Антонова М. В. Античная и славянская мифология в контексте русской культуры XVIII -XIX веков. Дис. канд. культурологии. М., 2000;

2 Иванова О. Ю. Античность как энтелехия культуры серебряного века: Дис. . канд. культурологии. наук. М., 1999. 330 с;

Межуев Б. В. Античная тема в русской философской мысли второй половины XIX века //Античное наследие в культуре России / Под общ. ред. Г. С. Кнабе. М., 1995. С. 159-201.

4 Кнабе Г.С. Некоторые теоретические проблемы культурного наследия: взаимодействие культур и «русская античность» // Там же. С. 13 - 27.

5 Этингоф О. Е. Античные традиции в древнерусской художественной культуре X - XV вв. //Там же. С. 52-96.

6 Проскурин В. Ю. П. Я. Чаадаев и восприятие античности в 30-х - начале 40-х гг. XIX в. //Там же. С. 97-114.

7 Чиглинцев Е. А. Рецепция античного наследия в социокультурных условиях Х1Х-ХХ вв. //Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. Вып. 4. Спец. вып.: Преемственность и разрывы в интеллектуальной истории. М., 2001.

8 Сыченкова Л. А. Культура Западной Европы в российском гуманитарном знании: (вторая половина XIX -30-е гг. XX века). Казань, 2000. 248 с. става посвящены работы А. И. Авруса, А. Е. Иванова, Е. А. Князева.1 Сборник статей о российских университетах XIX - начала XX веков ценен информацией об особенностях университетского преподавания гуманитарных наук в дореволюционной России, сведениями о подготовке историков в вузах России, освещением просветительской деятельности историков Московского университета.

В конце XX - начале XXI века вышел целый ряд публикаций, посвященных непосредственно истории лицейского и гимназического образования дореволюционной России. Но, несмотря на все более пристальный интерес к учебным заведениям данного типа, публикации на эту тему носят пока односторонний характер. В работах А. Д. Егорова, С. Ф. Егорова, Л. Захаровой, В. А. Кип-рановой, М. А. Кондратьевой, С. Н. Максимовой, М. В. Савина, Н. В. Христо-форовой Зи других рассмотрены вопросы теории развития и опыта организации, функционирования и устройства элитных учебных заведений дореволюционной России, постановки преподавания классических дисциплин Представлены теоретические разработки историко-педагогического плана, в которых находят своё отражение взгляды авторов на содержание гуманитарного лицейского и гимназического образования как позитивного явления отечественной культуры. Проводится анализ различных моделей содержания гимназического образования во многих странах мира, в том числе и в дореволюционной России.

1 Аврус А. И. История российских университетов: Курс лекций: Учебное пособие. Саратов, 1998. 128 с; Иванов А.Е. Высшая школа России в конце XIX - начале XX века. М., 1991; Автономия и авторитарность (Исторический обзор реформ отечественного высшего образования). М., 1991; Нечаев H.H., Князев Е.А. Реформы и контрреформы: из истории российских университетов // Народное образование. 1991. № 3.

Российские университеты в XIX - начале XX веков: Сб. ст. Воронеж, 1996. 184 с.

3 Егоров А. Д. Лицеи России: Опыт исторической хронологии: В 8 кн. / А. Д. Егоров; Иван, инж.-строит. ин-т. Иваново, 1993 - 1998; Захарова JI. Классическая гимназия: Вчера и завтра // Русское воскресение - Родная школа // http://www.voskres.ru/school/gymnaz.htm. Максимова С. Н. Тенденции развития преподавания древних языков в русской классической гимназии XIX - начала XX века. Автореф. дис. . канд. пед. наук. Ижевск, 2002. 23 с; Кондратьева М. А. Развитие отечественной гимназии в системе классического образования (вторая половина XIX - начало XX века). М., 1997. 100 е.; Савин М.В. Развитие гуманитарной направленности содержания гимназического образования в России второй половины XIX -начала XX в.в: Автореф. дис. . канд. пед. наук. Волгоград, 1998; Христофорова II. В. Российские гимназии XVIII - XIX вв. На материале г. Москвы. М., 2001 и др.

Труды М. А. Кондратьевой, А. Д. Егорова, Л. Захаровой, Н. В. Христофо-ровой посвящены исторической реконструкции и исторической хронологии ли-цейско-гимназической системы дореволюционной России. В них воссоздаются основные тенденции развития отечественной средней школы XIX века с учетом государственной образовательной политики, экономических и политических условий российской действительности. Преимущественно рассматривается учебно-организационная деятельность школ: методическое и кадровое обеспечение, управление учебными заведениями, учебные планы и программы обучения. Для исследования С. Н. Максимовой характерен анализ практического преподавания древних языков в русской классической гимназии XIX - начала XX веков. Автор ориентируется на цели, содержание и методы преподавания курса древнегреческого и латыни.1

Важность обращения к теории развития и опыту организации, функционирования и устройства элитных учебных заведений дореволюционной России, постановке преподавания классических дисциплин несомненна. Однако диссертант полагает, что педагогическая направленность большинства работ не позволила их авторам подойти с широкой культурно — исторической точки зрения к оценке главных достоинств дореволюционной системы образования и воспитания и ее основных достижений.

Школьные педагоги XXI века, обеспокоенные низким уровнем нравственного сознания современной молодежи, на страницах журнала «Лицейское и гимназическое образование» обращаются к опыту «гражданского воспитания» в лицеях и гимназиях конца XIX — начала XX веков.2 В публикациях сегодняшнего дня заметен цикл статей И. Синельникова под названием "Как воспитать гражданина?", представляющего Московский культурологический лицей №1310. Его размышления посвящены исторической реконструкции нравственно-гражданских позиций юношества рубежа XIX - XX веков. Осуществлен анализ состояния общества и педагогических взглядов в отношении идеалов, целей

1 Максимова С. Н. Тенденции развития преподавания древних языков в русской классической гимназии XIX- начала XX века. Автореф. дис. . канд. пед. наук. Ижевск, 2002. 23 с.

2 Лицейское и гимназическое образование. 2001. № 1; 2002. №3. и задач нравственно-гражданственного воспитания данного периода времени. Однако оценочные позиции автора относительно гражданского воспитания юношества прошлого и подходы к использованию исторического опыта в воспитании современных поколений молодежи отсутствуют, не выявляя его главной ценности, не затрагивая подходов к воспитанию будущих поколений интеллигенции.

Однако сегодня стали появляться отдельные исследования, посвященные классическому образованию XIX века как системе воспитания и образования, несущей целую культурную традицию и общечеловеческие ценности. Это статья К. А. Ваха о пользе и значении русской классической школы.1 Работа доказательна в отношении важности классицизма по формированию сущностных черт российской интеллигенции. Так же фрагмент книги Г. С. Кнабе о классическом образовании как части русского античного канона XIX века.2 Исследование И. С. Свенцицкой, посвященное изучению античного наследия в университетах России во второй половине XIX века.3 Автор наглядно показала деятельность ученых-антиковедов с точки зрения ее широты, выходящей за рамки преподавания конкретных дисциплин, в контексте восприятия античного наследия русской исторической мыслью и обществом, в целом.

Вселяют оптимизм последние публикации в русле конкретизации решения проблемы гуманитаризации современного образования, с учетом опыта по внедрению дореволюционных классических его форм. Ученый, педагог Т. А. Калганова анализирует современные подходы по формированию содержания гуманитарного образования, направленные теоретически на его модернизацию и оптимизацию, на деле приводящие к сокращению учебного времени на гуманитарные предметы.4 В этом автор прослеживает влияние зарубежной

1 Вах К. А. Классическое образование (Аналитический обзор) // История европейской цивилизации в русской науке. Античное наследие. Сб. обзоров. М., 1991. С. 167- 193.

2 Кнабе Г. С. Классическое образование // Русская античность. М., 2000. С. 120 - 127.

3 Свенцицкая И. С. Изучение античного наследия в университетах России во второй половине XIX века //Античное наследие в культуре России / Под общ. ред. Г. С. Кнабе. М., 1995. С. 230-245.

4 Калганова Т. А. Содержание гуманитарного образования. Решение и проблемы нашего времени // Лит. в шк. 2003. № 10. С. 21 - 23. практики, «от которой в последнее время отказываются развитые капиталистические страны мира, так как слабая гуманитарная подготовка ведет к снижению уровня культуры общества со всеми вытекающими последствиями».1 Выход из создавшейся ситуации сегодня зарубежным специалистам видится в обращении к классическому образованию XIX века. Т. А. Калганова подчеркивает, что внимание к историческому образовательному опыту тем более необходимо и нашей стране. В России накоплен значительный опыт изучения гуманитарных предметов в классических гимназиях, освоен европейский опыт в соединении с отечественным, результатом чего явился расцвет русской духовной культуры. В связи с этим, автор статьи предлагает свой вариант формирования содержания современного гуманитарного образования с опорой на принципы классического и с учетом объективных изменений развития наук в обществе.

Статья кандидата исторических наук Г. П. Изместьевой посвящена газетной полемике по поводу классического образования в России XIX века." Автор представил, на основании анализа доводов «охранителей» и «либералов», подлинное отношение к классицизму в России. Г. П. Изместьева восстанавливает «доброе имя» его защитников в лице М. Н. Каткова, П. М. Леонтьева и других антиковедов, проводит мысль о том, что в стране существовало не отрицание гуманистического классицизма, а реальное стремление без ущерба подкорректировать его постановку. Для диссертанта ценным явился вывод автора статьи (основанный на историческом материале) не отвлеченной ценности классического образования, а способности его влиять на судьбу России того времени. Это было достигнуто путем формирования в классических гимназиях «хороших студентов», будущей элиты.

Исследование исторического опыта по вкладу ученых-педагогов в формирование новых поколений российской интеллигенции в учебных заведениях страны неизбежно подводили диссертанта к рассмотрению вопросов генезиса

1 Калганова Т. А Указ. соч. С. 21.

2 Изместьева Г. П. Споры в российской печати 60-х годов XIX века о классическом образовании // Вопр. истории. 2003. №2. С. 157 - 164. интеллигенции, проблеме ее формирования, к определению функций воспитания и образования как интеллигентообразующих.

Вопреки всем трудностям переходного этапа развития российского общества и государства, не только можно, но и следует сегодня говорить об интеллигентообразующих функциях воспитания и образования. Недооценка их ставит под угрозу духовные ценности не только нынешнего, но и будущих поколений интеллигенции страны.

Конкретные шаги по разработке комплексного подхода в вопросе формирования российской интеллигенции и ее изучении осуществляется в рамках Межвузовского центра РФ «Политическая культура интеллигенции, ее место и роль в истории Отечества» на базе ИвГУ. Заслуга его создателя и руководителя, доктора исторических наук, профессора В. С. Меметова. проявилась в объединении ученых различных специальностей (в том числе, и представителей естественно-научного и технического профиля) с целью внедрения в образовательный процесс комплексного подхода в воспитании и формировании интеллигенции. Поэтому, здесь важно подчеркнуть, оказались востребованными, в том числе, и традиции российской науки об античности, подвижнической деятельности ученых-антиковедов, «русской античности» как историко-культурного явления в формировании прошлых, настоящих и будущих поколений отечественной интеллигенции.

Одним из важных этапов в деятельности Центра стало становление нового вузовского курса по интеллигентоведению. Обсуждению этого вопроса были посвящены конференции, прошедшие на базе МЦ в 1994 и 2000 годах. Основным мотивом введения «интеллигентоведения» в качестве самостоятельной дисциплины в учебный вузовский процесс является, по мнению кандидата исторических наук Казанина И. Е., назревшая необходимость подготовки «не просто квалифицированных специалистов, <.> даже не интеллектуалов, <.> но интеллигентов.1 В этой связи, доктором исторических наук Веселовым В. Р. подчеркивалась все возрастающая роль высшего образования, особенно гуманитарной ее составляющей. Ибо в условиях духовного кризиса воспитательные функции, которые несут в себе гуманитарные дисциплины (в том числе, и изучение истории интеллигенции) приобретают особую значимость .

Обсуждение проблем внедрения в учебную практику нового вузовского курса осуществлялось в рамках XV Международной научно-теоретической конференции (Иваново, 23-25 сентября 2004 г.). Учеными различных специальностей подготовлены рабочие программы спецкурсов, посвященные генезису и деятельности интеллигенции, ее исторической роли в развитии человеческого сообщества.3 1

Представительница научной школы профессора В. С. Меметова доктор исторических наук Г. А. Будник одна из первых внесла свой вклад в создание теоретических основ формирования интеллигенции в образовательном пространстве высшей школы.4 Сквозь призму изучения проблемы формирования интеллигенции она раскрыла и показала организацию учебной и воспитательной работы в вузах СССР в 1945 - 1985 годах.5

На необходимость коренного пересмотра и практического преобразования перспективных задач высшей школы указывалось в сборнике статей, показании И. Е. Актуальные вопросы становления «интеллигентоведения» // Интеллигентоведение: проблемы становления нового вузовского курса: Материалы меж-гос. заоч. науч.-метод. конф. Июнь 1999. Иваново, 2000. С. 14-15.

2 Веселов В. Р. Изучение истории интеллигенции как средство гуманитаризации высшего образования // Проблемы изучения истории российской интеллигенции и культуры в вузовских исторических курсах: Тез. докл. респуб. науч.-метод. конф. 24 - 25 марта 1994 года. Иваново, 1994. С. 58.

3 Рабочие программы интеллигентоведческих курсов // Интеллигенция и церковь: прошлое, настоящее, будущее. Материалы XV Международной научно-теоретической конференции. Иваново, 23-25 сентября 2004 г. Иваново, 2004. С. 292 - 322.

4 Меметов В. С., Будник Г. А. Теоретические основы формирования интеллигенции в образовательном пространстве высшей школы // Интеллигенция и мир. 2004. № 1-2. С. 22 - 32.

5 Будник Г. А. Формирование интеллигенции в советской высшей школе 1945 — 1985 годов (На материалах Центрального района России): Дис. .докт. ист. наук. Иваново, 2004. священном формированию интеллигенции в вузе.1 Его авторами в качестве целей и задач высшего образования выдвигается идея формирования российского интеллигента. Для решения этой проблемы предлагаются пути и средства воспитания в вузе, новые направления гуманитаризации образования.

О важности рассматриваемого в диссертации вопроса об источниках формирования интеллигенции свидетельствует интерес к нему ведущих ученых, представителей не только гуманитарных, но и естественных наук.

Академик, специалист в области механики и прикладной математики Н. Н. Моисеев не раз подчеркивал возросшую роль интеллектуального начала в судьбах человечества, а, следовательно, и роль интеллигенции, значение культуры, духовного и гуманистического начал.2 Это особенно актуально в условиях духовного кризиса российской цивилизации, так как отечественная интеллигенция — носитель и проводник глубоких национальных и исторических корней цивилизации, заключающихся в языке, культуре, религии, нравственных принципах. Обрыв этих корней, «обрыв нити между прошлым и настоящим» представляет, по мнению Н. Н. Моисеева, смертельную опасность.3

Академик Д. С. Лихачев видел подъем отечественной культуры в развитии университетского образования. В нем, с его точки зрения, залог поднятия гуманитарной культуры во всем мире и формирования отечественной интеллигенции, так как «основная задача современной жизни: сочетать развитие техники с гуманизмом».4 Поэтому высшее образование в России должно строиться на основании культурных международных связей и, в первую очередь, со странами Запада. Необходимо, по мнению Д. С. Лихачева, обратить свои взгляды на национальные исторические связи с Византией, а через нее с античностью, юго

1 Формирование российского интеллигента в университете. СПб., 2000. 228 с.

2 Моисеев Н. Н. Как далеко до завтрашнего дня. Свободные размышления. 1917 - 1993. М., 1997. С. 132.

3 Там же. С. 128.

4 Лихачев Д. С. Раздумья о России. СПб., 1999. С. 464. восточными странами Европы (прежде всего Болгарией) и т. д. Ибо в них она многое позаимствовала, оставшись сама собой.

Таким образом, из анализа литературы по теме исследования можно сделать вывод о том, что в дореволюционной историографии (середина XIX -начало XX веков) несмотря на отсутствие терминологии, связанной с понятием интеллигенции, в большинстве работ есть понимание неоспоримости влияния античного наследия и классических форм обучения на формирование целостной личности и интеллигента. Советские исследователи не ставили перед собой конкретную цель актуализировать «классицизм» применительно к воспитательной и образовательной системе. Однако (как будет рассматриваться в Главе 1, § 1 диссертации) его идеи были использованы в «кодексе строителя коммунизма». Постсоветский период (1990 - начало 2000-х годов) отмечен широкой дискуссией по поиску нового идеала образования и воспитания. На разных уровнях общественного сознания, у представителей различных отраслей научного знания присутствует понимание ценности античного наследия, лицейско-гимназических форм обучения. Однако на сегодняшний день, несмотря на возросшую потребность в опыте воспитания интеллигента на основании классических образцов, современные исследования по истории интеллигенции, истории классического образования и антиковедения как науки носят обособленный характер. Между тем изучение каждого направления в отдельности не восстанавливает целостной картины, дающей представление о культуросозидающем потенциале русской интеллигенции в лице ученых-антиковедов и классической образовательной системы как воспитательной. Комплексное исследование данных направлений в подчинении их идее воспитания интеллигентной личности представляет исключительно важный и многосторонний интерес.

Все вышеизложенное обусловило цель настоящей работы — комплексное исследование научной, учебной, воспитательной, просветительской деятельности антиковедов в общем контексте восприятия античности в России второй половины XIX - начала XX веков; определение влияния изучения античного наследия в гимназиях и университетах на становление у учащихся и студентов сущностных черт отечественной интеллигенции.

Она предполагает решение следующих задач:

1. Выявить исторические взаимосвязи между восприятием и освоением античного наследия и проблемой формирования отечественной интеллигенции.

2. Определить историческое значение научно — педагогической деятельности антиковедов в дореволюционных университетах, гимназиях и лицеях с точки зрения формирования у студентов и учащихся сущностных черт интеллигенции.

3. Дать оценку роли антиковедов в культурно - просветительской деятельности, направленной на распространение знаний об античности среди учащихся и студентов, широких слоев населения России.

4. Создать представление о духовном облике антиковедов как интеллигентных личностях.

5. Определить весомость вклада антиковедов в воспитание российской интеллигенции второй половины XIX - начала XX веков.

Источниковая база В данном исследовании использовались следующие группы источников. 1. К первой группе относятся законодательные и нормативно - правовые акты. Это Законы и Указы Российской империи, Постановления, Положения и Уставы Министерства Народного Просвещения дореволюционной России, изданные в специальных сборниках. Эти документы опубликованы в Полном собрании законов Российской Империи, Сборнике постановлений по Министерству Народного Просвещения.1 Законодательные акты постсоветского периода развития страны.2

1 Сборник постановлений по Министерству Народного Просвещения. СПб, 1864- 1884; 1864 - 1900; О гимназиях § 137 // Устав училищ. Устав гимназий. М., 1845 и др.

2 Например: Об образовании: Закон РФ от 10 июля 1992 г. № 3266-1. М., 2005; Типовое положение о лицеях и гимназиях; Типовое положение об общеобразовательном учреждении от 19 марта 2001 г., Приложение к Приказу Минобразования России от 11. 02. 2002. № 393 и другие.

Обращение к этой группе источников необходимо для анализа содержания и организации учебного процесса, системы образования России XIX - начала XX веков, а так же для более полного понимания правительственной политики в области классического образования и научно - педагогической деятельности антиковедов. Законодательные материалы постсоветского периода помогли провести сравнительно-исторический анализ позиций правительства различных исторических эпох в области образования и воспитания. В целом, данные документы так же позволили выявить концептуальные основы отношения российского правительства в различные периоды развития государства к подготовке интеллигенции.

2. Делопроизводственная документация. Данный вид источников представляет опубликованные учебные планы, программы, штатные расписания учебных заведений, ведомости, циркуляры, отчеты, распоряжения Министра народного просвещения, приказы попечителей учебных округов, касающиеся деятельности средних учебных заведений и университетов.1 К этому же разряду источников относятся архивные документы. Материалы фонда Императорского Московского Университета, Московских Высших Женских Курсов, которые хранятся в Мосгорархиве.2 В Государственном историческом архиве Ленинградской области (ГИАЛО) находятся материалы фонда Императорского Санкт-Петербургского университета.3 Эти документы помогали создать представление о постановке учебно-воспитательной работы в высшей и средней школе. Материалы архивных фондов университетов содержат так же информацию об официальном признании научного статуса, заслуг в педагогической и просветительской деятельности ученых-антиковедов, их социально — профессиональном облике.

1 Приказы Попечителя Московского Учебного Округа, министерские распоряжения и разъяснения к ним. Например: Циркуляр по Московскому учебному округу. М., 1879. июнь. №6.

2 Мосгорархив. Ф. 418 Императорский Московский Университет. Оп. 476 Историко - Филологический факультет. ДД. 299, 340, 425; Ф. 363 Московские Высшие Женские Курсы. Оп. 1.Д.68.

3 ГИАЛО.Ф. 14 Петроградский университет. Оп. 1. ДД. 18124, 8339, 9239, 9282.

Данные фонды содержат личные дела профессоров и преподавателей, включающие сведения об учебных и публичных лекциях, обращениях ученых в общественные организации, об их деятельности на факультете.1 Из Мосгорар-хива почерпнута ценная информация об отчетах командированных за границу преподавателей университета.2 Освещение политического сознания антикове-дов отражено в материалах Департамента полиции Министерства Внутренних Дел, хранящихся в Государственном архиве Российской федерации (ГАРФ) — Москва.3

3. Периодическая печать. В диссертации использовались публикации, изданные в "Журнале Министерства Народного Просвещения", журналах "Вестник Европы", "Гимназия", "Гермес", "Филологическое обозрение" - (1864 - 1917), периодическом сборнике "Пропилеи" (1851 — 1856, кн. 1- 5). Статьи антикове-дов в данных периодических изданиях позволяют воссоздать обширную научно-педагогическую и просветительскую деятельность ученых. Это давало возможность их разностороннего использования диссертантом. Представляют ценность не только научно - исследовательские работы антиковедов, но и редакционные статьи, открывающие некоторые из журналов. Изучение состава редколлегий периодических изданий позволило сделать выводы об активном участии антиковедов в их создании и пропаганде знаний об античности. Так, например, сборник "Пропилеи", вестник античного мира "Гермес", созданные по инициативе и благодаря конкретной подвижнической деятельности антиковедов, имели своей целью стать трибуной классицизма в России.

4. Источники личного происхождения составили четвертую группу. Это переписка, дневники, воспоминания. Основную её часть составляют воспоминания антиковедов, оставленные о своих коллегах.4 Это также воспо

1 Например, ГИАЛО. Ф. 14. Оп. 1. Личное дело Ф. Ф. Зелинского. Д. 8339.

2 Мосгорархив. Ф. 418. Оп. 476. Д. 425.

3 ГАРФ. Ф.102 Департамент полиции Министерства Внутренних Дел. Оп. 1898. Д. 3; Оп. 1901.Д. 86.

4 Например: Кулаковский Ю. Поминка по Павле Ивановиче Аландском: Вступ. Лекция, читанная на Высш. Женек. Курсах 16 янв. 1884 г. Киев, 1884; Жебелев С.А. Ф.Ф.Соколов (1841 - 1909). СПб., 1909; Ешевский С. По поводу кончины П. Н. Кудрявцева. М., 1858. С. 11 - 12; Он же. Петр Николаевич Кудрявцев как преподаватель. М., 1858. С. 4; Бузескул В. П. минания П. П. Блонского, В. О. Ключевского, С. М. Соловьева, С. Н. Трубецкого о годах жизни, проведенных в гимназии и университете.1 Дневники бывшего студента Н. П. Анцыферова, курсистки Е. Дьяконовой, студента Л. Ф. Пантелеева и других. Часть этих документов опубликована, а часть хранится в научно-исследовательском отделе Российской национальной библиотеки (НИО РНБ) и Российской государственной библиотеки (НИО РГБ).3

Несмотря на некоторый субъективизм данной категории источников, их критический анализ позволил дополнить оценку классического образования и воспитания как основополагающих в становлении целостной личности отечественного интеллигента. Они дали возможность более четко очертить профессиональный и, особенно, «человеческий» облик антиковедов, штрихи характера ученых, так как основаны на воспоминаниях современников, коллег, близко знавших друг друга. С их помощью оказалось так же возможным наиболее точно определить основные чаяния российского общества XIX - начала XX веков и его молодого поколения.

5. Научно-исследовательские и учебные труды (учебные издания, монографии, курсы лекций, переводы, рецензии, научно-просветительские очерки и тексты выступлений): а) Учёных-антиковедов России середины XIX — начала XX веков. Это опубликованные работы антиковедов: П. И. Аландского, И. Бабста, Н. М. Благовещенского, В. П. Бузескула, Р. Ю. Виппера, Т. Н. Грановского, И. М. Гревса, В. И. Герье, В. А. Жебелева, Ф. Ф. Зелинского, Н. И. Кареева, П. Н. Кудрявцева, Ю. А. Кулаковского, В. В. Латышева, П. М. Леонтьева, А. М. Миронова, Ф. Г.

Харьковский Грановский»: (Профессор М. М. Лунин) // Он же. Исторические этюды. СПб., 1911. С. 296-299. и др.

1 Блонский П. П. Мои воспоминания. М., 1971; Воспоминания о студенческой жизни В. О. Ключевского, П. М. Обнинского, Д. Н. Свербеева, С. М. Соловьева и др. М., 1899; Лихачев Д. С. Школа на Васильевском: Кн. для учителя / Д. С. Лихачев, Н. В. Благово, Е. В. Белодуб-ровский. М., 1990; Трубецкой Е. Н. Из прошлого. Воспоминания. Из путевых заметок беженца. Томск, 2000.

2 Дьяконова Е. Дневник Елизаветы Дьяконовой на Высших Женских Курсах (1895 - 1899 г.). СПб., 1905; Пантелеев Л. Ф. Из воспоминаний прошлого. М.-Л., 1934.

3 Например: НИО Р РНБ Ф. 27 Н. П. Анциферов Ед. хр. 56. Л. 2.: Анциферов Н. П. Воспоминания. Ч. V. «Петерб. ун-т»;

Мищенко, В. И. Модестова, Д. И. Нагуевского, Б. И. Ордынского, М. И. Ростовцева, Б. В. Фармаковского, С. П. Шестакова и др.1 б) Педагогов средней школы: Б. Н. Некрасова, А. Н. Новоселова, Р. Ор-бинского, П. Тихоновича, К. И. Удовиченко, В. Ф. Цыбульского, Л. Н. Явдыка.2 Анализ трудов ученых и преподавателей позволил расширить информацию о научных достижениях в области российского антиковедения, просветительских устремлениях, педагогических достижениях антиковедов не только в рамках высшей, но и средней школы (отношение к учебной реформе, судьбе классического образования). Работы антиковедов дали возможность выявить особенности отечественной науки об античности, способствовавшие воспитанию гражданина и интеллигента дореволюционной России.

Достаточное количество источников, относящихся к научным и учебным трудам антиковедов, представлено архивными материалами высших учебных заведений, хранящихся в Мосгорархиве и ГИАЛО (о них говорилось в разделе «Делопроизводственная документация»).

Всего при написании диссертации автор обращался к материалам 22 фондов, 25 описей центральных государственных архивов и НИО Р РНБ, НИО Р РГБ. Необходимо отметить, что это интересные, но иногда сложные для изучения источники. Определенная часть рукописных и микрофильмированных материалов представляла трудности в прочтении из-за нечеткости изображения, своеобразия почерка или их плохой сохранности. Привлечение разнообразных фондов помогло исследователю дополнить картину, отражающую направленность научных и жизненных взглядов выдающихся антиковедов.

1 Например: Аландский П. И. Древнейший период истории Рима и его изучение. Киев, 1882; Кулаковский Ю. По поводу предполагаемого русского учебного издания классических авторов // ЖМНП. 1890. март (ч. ССЬХУШ). С. 100-108; Латышев В. В. Заметка о потребностях средней школы // Там же. С. 1-8; Ростовцев М. И. «Древний мир и современность»: (Публичная лекция, прочитанная в Иельском университете 25 января 1944 г.) // Скифский роман / Под общ. ред. Г. М. Бонгард- Левина. М., 1997.

2 Например: ЯвдыкЛ. Н. Гуманитарные и реальные начала в средней школе. М., 1915; Некрасов Б. Н. Об идеалах гимназического образования: Актовая речь, произнесенная в день столетнего юбилея Симбирской гимназии 13 декабря 1909 г. Симбирск, 1910.

6. Публицистические труды: а) Государственных и общественных деятелей, педагогов-теоретиков дореволюционной России: В. И. Водовозова, М. Демкова, П. Капниста, П. Ф. Каптерева, М. Н. Каткова, Л. Н. Модзалевского,

A. Н. Острогорского, Н. И. Пирогова, К. Победоносцева, П. Г. Редкина, В. Я. Стоюнина, К. Д. Ушинского.1

Историко-педагогические источники позволяют сделать заключение о причастности к судьбам классицизма в России не только специалистов - анти-коведов, но и педагогов-теоретиков, государственных и общественных деятелей. Их работы раскрывают теоретическую и практическую ценность классического образования для российского общества дореволюционной поры. Важны подходы в определении соотношения образования и воспитания для создания цельной личности. Ценным для соискателя в изучении данной группы источников стало определение идеалов и целей, которыми руководствовались педагоги, чиновники, государственные деятели второй половины XIX — начала XXI веков в воспитании и обучении юношества, будущей российской интеллигенции. б) Философов второй половины XIX — начала XXI веков. Они представлены научными трудами и размышлениями, посвященными вопросам культуры, образования, истории отечественной интеллигенции. Авторские работы Н. Бердяева, В. В. Зеньковского, В. Розанова, В. С. Соловьёва, С. Н. и Е. Н. Трубецких затрагивали проблематику философии образования, а, в связи с этим, роль классических его образцов, нравственных подходов в воспитании, судьбах отечественной интеллигенции, особенностях восприятия античного наследия на русской почве.2

Источники данной группы помогают определить сущностные черты дореволюционной интеллигенции, понять основы ее формирования. Они также

1 Например: Водовозов В. И. Древние языки в гимназиях // Он же. Избранные педагогические сочинения. М. 1958. С. 88; Капнист П. Классицизм, как необходимая основа гимназического образования. М., 1891; Каптерев П. Ф. Избранные педагогические сочинения. М., 1982. 704 с. (Пед. б-ка); Острогорский А. Н. То же. М., 1985. 352 с. (Пед. б-ка); Редкин П. Г. То же. М., 1958. 314 с. (Пед. б-ка); Стоюнин В. Я. То же. М., 1954. 398 с. (Пед. б-ка).

2 Например: Зеньковский В. История русской философии. М., 1989. В 2 т. Т. 1.4. 1; Розанов

B. В. Сумерки просвещения. М., 1990; Соловьев В. С. Оправдание добра. Нравственная философия. 2-е изд. испр. и доп. М., 1999. воссоздают интеллектуальную и культурную атмосферу того времени, которая способствовала формированию поведенческих мотивов российской молодежи. Позволяют наиболее точно оценить уровень общественной мысли и интеллигентского сознания XIX — начала XX веков.

В целом, подводя итоги обзора источников, можно подчеркнуть разноплановость и неизученность представленных материалов в контексте данного исследования. Лишь комплексное рассмотрение представленных документов поможет найти подходы к раскрытию темы диссертации.

Научная новизна определяется постановкой темы исследования. Диссертация является первым опытом комплексного междисциплинарного изучения представленной проблемы. Впервые в отечественной историографии рассматривается в логической взаимосвязи в контексте российской духовной культуры второй половины XIX — начала XX веков воспитание российской интеллигенции в гимназиях, лицеях, университетах России и обоснование в этом процессе в качестве определяющей — деятельности антиковедов.

В работе предпринята попытка провести исторические взаимосвязи между влиянием духовного наследия античности на формирование отечественной интеллигенции в период IX - начала XX веков.

В диссертации представлен авторский взгляд на научно-педагогическую и просветительскую деятельность антиковедов, которая проанализирована с точки зрения морально-нравственных, этических, воспитательных, «человеческих» позиций.

Сделана попытка реконструкции социально - профессионального и духовного облика антиковедов.

Основной акцент сделан на изучении деятельности и духовного мира тех антиковедов, которые наиболее полно соответствовали званию российского интеллигента.

Воссозданы элементы биографий ряда ученых - антиковедов.

Автором выявлены «сущностные» и «специфические» черты, которыми обладали сами антиковеды как интеллигенты.

Комплексный анализ правительственной политики, общественного мнения, деятельности специалистов — антиковедов и представителей других областей знания, посвященных классическому образованию и воспитанию второй половины XIX — начала XX веков, позволил сделать обоснованный вывод об условиях, влиявших на формирование отечественной интеллигенции.

В работе впервые подводятся основные итоги, и дается оценка развития историографии по выбранной теме исследования.

На основании изучения источников и литературы, осмысления проблем формирования интеллигенции России под влиянием античного наследия делается авторский вывод о влиянии антиковедов и их деятельности на формирование новых поколений данной общности.

Научно-практическая значимость исследования. Работа посвящена многоаспектной проблеме формирования отечественной интеллигенции, в основе которой лежало наследие античности и традиции классического воспитания и образования с решающей ролью педагогов-антиковедов. Поэтому ее результаты могут быть использованы не только в рамках научных и учебных разработок по отечественной истории. Положения диссертации могут быть привлечены с целью дальнейших научных исследований по вопросам истории отечественной интеллигенции, антиковедения, истории высшего и среднего образования в России второй половины XIX — начала XX веков.

Результаты исследования заключаются в возможности их использования в воспитательной работе современных гимназий, лицеев, высших учебных заведений.

Материалы диссертации могут быть рекомендованы для чтения специальных курсов и проведения специальных семинаров, использованы при составлении учебных пособий по интеллигентоведению, культурологии.

Апробация результатов исследования. Содержание диссертации обсуждалось на кафедре истории и культуры России Ивановского государственного университета. Основные ее положения были апробированы на международных научных конференциях в Иванове и Днепропетровске. Список статей и тезисов по теме работы насчитывает пятнадцать публикаций, общим объемом 3 печатных листа.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Чугунова, Татьяна Владимировна

Заключение

В диссертационной работе исследовалась деятельность антиковедов России, которая способствовала формированию и становлению отечественной интеллигенции второй половины XIX - начала XX веков. В ходе изучения опубликованных и архивных источников, а так же литературы по теме исследования определена роль античного наследия в процессе становления российской духовной культуры, образованности и основ интеллигентского сознания. Рассмотрена научно - педагогическая, просветительская деятельность антиковедов, их вклад в воспитание и образование учащихся и студентов в гимназиях, лицеях, университетах России. Выявлены факторы, способствовавшие претворению в жизнь подвижнических устремлений ученых.

С целью определения причинно-следственных связей, духовных и интеллектуальных основ формирования интеллигенции XIX века на идеалах классицизма диссертантом была прослежена (в исторической ретроспективе) взаимосвязь становления знаний об античности, восприятия ее духовных ценностей и формирования на этой основе российской интеллигенции.

Интерес и способы приобщения к культуре античности возникли в России с византийского периода влияния. Анализ источников и литературы свидетельствовал, что через традиции православия греко-византийские образцы, а через них ценности латинского Запада, оказали глубокое влияние не только на вероисповедание, образованность, этику, художественное творчество, но и на духовный строй мыслей, универсализм русской культуры. Национальная культура, впитав в себя ценности Византии, к XVI - XVII векам сформировала представление о человеке, прежде всего, как глубоко духовной личности. Носители знаний, проводники гуманистических идей представляли в России уже того времени сравнительно тонкий слой формирующейся интеллигенции. Высокая эрудиция, энциклопедичность знаний средневековой интеллигенции, отличающая ее от массы грамотных и образованных представителей, была основана на традиции античной культуры (знание греческого языка, чтение книг в подлиннике и т. д). Исследование показало, что складывание и жизнедеятельность следующих поколений интеллигенции так же была основана, в той или иной степени, на традициях античной цивилизации. Обусловленность этих процессов очень точно обозначил Г. С. Кнабе. Она проявилась в смысле жизни и деятельности, со времен Максима Грека, предпетровской и разночинной интеллигенции XIX века, по освоению и внесению в русскую жизнь культуры и просвещения как совокупности знаний, аккумулированных в России и Западной Европе, в основе которых лежало античное наследие.1

По мнению диссертанта, культура рецепции античности в России соответствовала условиям формирования интеллигенции, так как была основана не только на подвижнической деятельности отдельных личностей, но и на участии остальных членов общества в создании духовной атмосферы, необходимой для создания и передачи традиций культуры. Следует подчеркнуть важный фактор определяющего влияния государства на среднее и высшее образование, историческую науку дореволюционной России. В стране под покровительством государственной власти (идеологическое, финансовое, кадровое и т. д.) существовала отлаженная система классического образования и воспитания детей дворянства, чиновничества, финансистов, военных, крупных помещиков, служилой интеллигенции в гимназиях и лицеях. Главной целью средней школы являлась подготовка к университету. Установлено, что «выращивание» интеллигенции и интеллектуальной элиты общества регулировалось с помощью привилегированности классического образования, сословности и оплаты обучения, открытым доступом в университет. Большую роль в этой системе играли педагоги -классики, в лице кадровых учителей гимназий и лицеев, и сотрудничавшие в них преподаватели высшей школы. На них лежала ответственность за обеспечение наук классического цикла, являвшихся приоритетными в программе, и классного наставничества (согласно документам, эти функции выполняли многие директора и инспекторы гимназий).

Основанием для воспитания и образования в университете служил его статус центра по непосредственной подготовке квалифицированных кадров госу

1 Кнабе Г. С. Русская античность. М., 2000. С. 98 - 99. дарственно-чиновнического аппарата и научно-педагогической сферы, определявшего пути развития страны. Он был не только носителем классических образовательных традиций. Университет служил учебно — административным и научно — издательским центром края. Развитие образования в учебном заведении предполагало совместную работу правительства и университетской профессуры.

Существовала покровительственная политика научным центрам и историческим исследованиям, особенно в области древностей. В то же время, ученым было дано право быть зачинателями и проводниками идей в сфере исторических знаний. Государство выполняло функции поддержки крупных проектов. История понималась как форма и метод научного просвещения и идейного воспитания, воздействия на общество. Поэтому правительство не оставляло без внимания пополнение источникового арсенала исторической науки, подготовку специалистов, исследователей, преподавателей.

Об определяющем значении в духовном избранничестве идей классического мира выражали так же и другие члены общества. Проведенное исследование показало, что в этом направлении совпадали взгляды представителей различных течений русской мысли - историков и философов, литераторов и государственных политиков, религиозных мыслителей. Духовная атмосфера была связана с возможностью обрести в истории эталон для современной общественной жизни. Идеи античности стояли в центре споров западников и славянофилов, были востребованы на уровне государственной власти в идеологическом противостоянии консерваторов и либералов. Бурное развитие просвещения в пореформенной России, общий рост образовательного уровня широких кругов населения так же сопровождался восприятием и распространением знаний об античности. В целом, можно сказать, что это историко-культурное явление, перешагнувшее границы абстрактного присутствия на территории России и получившее название «русская античность» (термин Г. С. Кнабе), стало синтезом отечественной и античной ценностных систем.

Необходимо заметить, что, несмотря на изменение отношения с течением времени к классическому образованию в России, оно всегда мыслилось как фундамент, без которого не может состояться просвещенная личность. Классическое наследие, лежащее в основании среднего и высшего образования для привилегированных слоев общества, признавалось современниками проводником идеалов, столь необходимых в воспитании молодежи. А идеалом в русском обществе XIX века была личность по европейски образованная, принадлежавшая к определенной социокультурной среде с нравственным поведением и образом мыслей. Именно в соотнесении с такой личностью складывались представления об интеллигенции того времени.1 В начале XIX века классическая гуманитарная школа (гимназии, лицеи, гуманитарные факультеты университетов) была создана государственной властью в соответствии с потребностями страны.

Определяющей в судьбах классического образования и основанной на нем системе воспитания стала деятельность ученых-антиковедов. Опираясь на изученные источники и литературу, следует отметить, что творчество представителей русской науки об античности, было, в свою очередь, обусловлено развитием антиковедения как отрасли знания, приоритетами в общественном сознании и гуманитарных дисциплинах, а так же обстановкой в России того времени (государственные приоритеты в области политики, экономики, образования, идеологии).

Российское исторического антиковедение несло в себе черты развития отечественного обществознания второй половины XIX века, в целом. Они заключались в отсутствии в исторических исследованиях «прагматики». Анализ источникового материала позволяет свидетельствовать о преимущественном преобладании в научных взглядах отечественного антиковедения культурно-исторической детерминанты. Смысл ее заключался в создании цельной картины эпохи с помощью сравнительного-исторического анализа, использовании принципа историзма. Традиция русской исторической науки в XIX веке заклю

1 Культурология. XX век. Энциклопедия. Т. 1. СПб., 1998. С.255. чалась в стремлении открыть причинность исторических событий и их закономерности, раскрыть их внутренние связи, найти подходы к решению общечеловеческих проблем, в первую очередь, морально-нравственных. Научные изыскания носили характер антропоцентричности - выделении роли человеческой личности в истории; изучении ее психического строя и формирующейся на этой основе культуры (психологизирующая составляющая); присутствовал идеализированный подход в изучении античности.

Установлено, что выдающиеся антиковеды исследуемого периода обладали исключительной по широте эрудицией, которая помогала им, несмотря на приоритетные направления их работ, заниматься вопросами культурной истории, философско-этическими проблемами. Например, широкой сравнительной культурно-исторической точкой зрения в подходах к изучению древней истории, по отзывам коллег и исходя из содержания их научных трудов, владели М. И. Ростовцев, М. М. Лунин, М. С. Куторга, Т. Н. Грановский, В. Ф. Цых, Ф. Ф. Зелинский и другие. Философское осмысление, психологизм исследований были в особенности присущи П. А. Аландскому, П. Н. Кудрявцеву, В. И. Моде-стову. По отзывам современников, ученые-антиковеды обладали блестящими знаниями в области древних и новых языков, мастерски проводили анализ ис-точникового материала. Основанием служила разносторонность и глубина знаний, высокий уровень научной подготовки, стремление к самосовершенствованию. Объем знаний, эрудиция ученых были получены в результате прекрасной гимназической и университетской подготовки, стажировок за границей, творческого восприятия русской науки об античности немецких традиций. Многие из них явились создателями научных школ и антиковедных направлений, признанных в зарубежной практике.1 Это российская школа византиеведов, которая пополнялась с течением времени по причине поворота интереса исследователей к отечественным связям с Византией и значению ее наследия для культуры России. Имена М. И. Ростовцева, Ф. Ф. Зелинского, И. В. Цветаева, Ф. Ф.

1 Фролов Э. Д. Русская наука об античности: Историографические очерки. СПб., 1999. (главы 4-8).

Соколова и других ученых были поставлены в один ряд с выдающимися анти-коведами Западной Европы - Т. Моммзеном, А. Беком, У. Келером. Научные труды россиян публиковались за границей на иностранных языках, поэтому многие сочинения не остались в русской версии. Значение ученой деятельности исследователей подтверждает так же признание их заслуг как инициаторов и редакторов переводов на русский язык трудов зарубежных антиковедов, издательская деятельность, участие в различного рода международных и российских научных конгрессах.1

Несмотря на плодотворную научную деятельность, российские антикове-ды вели огромную преподавательскую и общественную работу. Необходимо отметить, что рассмотрение места и роли педагогов в средних и высших учебных заведениях страны, очень тесно связано с вкладом ученых в распространение знаний об античности с точки зрения культурно-просветительских начал, а так же с формированием представления об их духовном облике.

Диссертант пришел к выводу, что распространению и усвоению знаний на разных уровнях общественного сознания способствовал комплексный междисциплинарный подход ученых в изучении античности, обращение к мировоззренческим проблемам в древности, в какой-то степени и идеализация, «осовременивание», поиск исторических аналогий (вызывавшие споры в научных кругах) исторических сведений.

Центральное место в наставнической деятельности ученых занимало преподавание в университетах, Историко-филологическом институте, на Высших женских курсах страны. Заметную роль играла их работа в гимназиях и лицеях. Почти о каждом из антиковедов можно сказать, что в педагогической деятельности они сочетали теоретические и практические методы. Изученные диссертантом материалы говорят об умении педагогов поддерживать высокий уровень учебных занятий с учащимися: качество лекций, семинарских занятий, практические зарубежные поездки, экскурсии. Например, И. М. Гревс - зачинатель экскурсий как важного орудия в расширении знаний; Ф. Ф. Соколов - не только

1 Фролов Э. Д. Указ. соч. С. 260,370. создатель научной школы эпиграфистов, но и инициатор эпиграфической студенческой практики в Греции; благодаря профессору В. И. Герье в России с 1865 года введена в практику высшей школы форма обучения в виде семинарских занятий и так далее. В связи с деятельностью в стенах учебных заведений, в полной мере выступили не только их педагогические таланты, но и человеческие, личностные качества. В воспоминаниях современников, документальных свидетельствах диссертант нашел многочисленные подтверждения достойного уровня морали и нравственности ученых. Несмотря на различие характеров, темпераментов, подходов в общении с учащимися и коллегами, для большинства из них было характерным стремление придти на помощь. Оно проявлялось в предоставлении книг из личных библиотек (определенный период времени ощущалась явная нехватка учебной и научной литературы) студентам, проведении неоплачиваемых сверхурочных занятий, чтении публичных лекций в пользу пострадавших от неурожая, хлопотах о средствах материальной и служебной поддержки для нуждающихся коллег.

В ходе работы над темой исследования выявлены теоретические подходы антиковедов к преподаванию, распространению знаний об античности. Они выражались в продуманной и взвешенной системе взглядов на воспитательное значение истории в системе наук, задачи и методы классического образования. Этому посвящены работы о месте и роли гуманитарной науки, в целом, и исторической, в частности. Никого из ученых не оставил равнодушным вопрос о судьбе классического образования в России. Общим являлось мнение об опасности, угрожавшей отечественному классицизму, особенно постановке преподавания древних языков в средней школе. Практическим вкладом ученых в поддержку классического образования в России стало чтение публичных лекций, являвшихся настоящими манифестами в его поддержку, педагогическая работа антиковедов в лицеях и гимназиях. Эта сторона деятельности ученых, наряду с университетской практикой, наименее всего изучена специалистами. Исследование материалов показало, что участие университетских представителей в средних школах способствовало не только замещению недостающих учителей. Оно повышало качество обучения, методическое обеспечение учебного процесса, престиж учебных заведений. Важным так же являлось совпадение стремлений участников учебного процесса в лице преподавателей высшей школы, директоров и рядовых учителей относительно его образовательных и воспитательных целей. В результате, для многих воспитанников гимназий и лицеев второй половины XIX — начала XX вв. гуманитарная классическая школа стала не просто органичной частью их жизни. Она стала школой духовного, интеллигентного родства.1

Проведенный комплексный анализ позволил заключить, что подвижническая деятельность антиковедов, занимающихся изучением античности и распространяющих знания о ней, способствовала воспитанию новых поколений интеллигенции России дореволюционного периода. Об этом свидетельствовало обладание самими учеными сущностными чертами интеллигента, такими как - высокий уровень образованности, достойный морально-нравственный облик, подвижничество, патриотизм, толерантность, просветительство. Специфические черты антиковедов были обусловлены: особенностями эпохи и общественного сознания по отношению к античности; тематикой научных занятий, проникновением в их духовный мир античных идеалов; традициями классицизма на русской почве, в целом. В связи с этим, ученым было присуще внимание к личности, духовная возвышенность, знание законов эстетики, мировых научных тенденций, широкая культурно - историческая точка зрения.

Антиковеды внесли основной вклад не только в обучение, но, и в создание культурной среды, интеллектуальной атмосферы, без которой невозможно воспитание интеллигентной личности. Античные идеалы красоты, добра, свободы, гуманизма, во многом способствовали формированию высокой нравственности, моральных принципов у молодежи того времени.

Сегодня классическое образование пришло в упадок. Несмотря на возникновение многочисленных школ лицейско-гимназической направленности,

1 Лихачев Д. С., Благово Н. В., Белодубровский Е. Б. Школа на Васильевском: Кн. для учителя. М., 1990. С. 12-13. большинство из них не соответствуют статусу учреждения, несущего качественное образование и воспитание. Причина не только в обесценивании классической филологии, но в разрушении традиций, которые поддерживали веру во вневременные духовные ценности, веру в человека. Теперь «редко кто считает знание древних языков необходимым, человек не считается необразованным, если он не знает Гомера, Платона, Вергилия или Тита Ливия».1

По мнению диссертанта, в современных поисках путей возрождения добра, общечеловеческих идеалов и гуманности опыт наших соотечественников должен явиться показательным примером. Сегодня пришло понимание того, что необходимо наполнить смыслом, конкретным содержанием провозглашенные лозунги, осмыслить сделанное, извлечь полезные уроки и сформулировать задачу на ближайшее будущее. Рассмотрение механизмов формирования интеллигенции второй половины XIX — начала XX веков с опорой на античность может помочь преодолеть духовную апатию современной интеллигенции, оптимизировать ее жизненные устои, выработать ориентиры по воспитанию и образованию личности в новых общественных условиях, помочь в создании новой национальной идеологии. Как мне представляется, одним из путей восстановления высокого положения российской интеллигенции в обществе является возрождение (с учетом объективных изменений социума) дореволюционного универсального гуманитарного образования и основанной на нем системы воспитания. Существуя в течение ста с лишним лет (а всемирная традиция насчитывает тысячелетия), этот подход был и остаётся актуальным сегодня. Справедливым является признание изучения культурного наследия античности (в основе которого стоят дисциплины антиковедческого цикла), выработавшего гуманистические правовые и этические принципы в качестве философии образования XXI века.

1 Андреева И. С. Новые пути гуманизма (Сводный реферат) // РЖ. Соц. и гуманит. науки. Отеч. и заруб, лит. Сер. 3. Философия. 2001. № 2. С. 6.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Чугунова, Татьяна Владимировна, 2005 год

1. Архивные материалы

2. Государственный исторический архив Ленинградской области

3. Ф.14 — Петроградский университет( 1819-1919 гг.)

4. Оп. 1. ДД. 18124, 8339, 9239, 9282. Государственный архив Российской федерации

5. Ф.102 Департамент полиции Министерства Внутренних Дел (ДПОО) Оп. 1898. Д. 3; Оп. 1901. Д. 86.

6. Центральный государственный исторический архив г. Москвы

7. Ф. 418 Императорский Московский Университет

8. Оп. 476 Историко Филологический факультет. ДД. 299, 340, 425,

9. Ф. 363 Московские Высшие Женские Курсы1. Оп. 1. Д. 68

10. Материалы научно-исследовательских отделов центральных библиотек Научно исследовательский отдел рукописей Российской национальной библиотеки5. Ф. 7 Стасов В. В. Д. 147.

11. Ф. 27 Анциферов Н. П. Д. 56.

12. Ф. 124 Ваксель П. Л. Д. 2878.

13. Ф. 255 Добролюбов Н. А. Д. 98.

14. Ф. 304 Иванов В. И. Д. 56.

15. Ф. 438 Комитет Литфонда Д. 11.

16. Ф. 451-Ляпунов Ю. С. Оп. 1. Д. 451.

17. Ф. 585 Архив С. Ф. Платонова Оп. 2. Д. 179, 2403,3584

18. Ф. 603 Полторацкий С. ДД. 30, 32.

19. Ф. 608 Помяловский И. В. Оп. 1.ДД. 581,582, 785, 1402.

20. Ф. 621 Пыпин А. Н. Д. 953.

21. Ф. 1000 Собр. отд. постановлений. Оп. 1.Д. 308; Оп. 2. Д. 895

22. Ф. 1120 Кроленко А. А. Д. 39.

23. Ф. 1148 Гревс И. М. ДД. 75, 76, 84.

24. Научно — исследовательский отдел рукописей Российской государственной библиотеки20. Ф. 70 Герье В. И.

25. Оп. 33. Д. 73; Оп. 70. ДД. 2, 4, 14; Оп. 82. ДД. 17, 42.

26. Ф. 601 -Сперанский М. И. Оп. 1. Д. 14

27. Ф. 746 Гершензон М. О. Оп. 12. Д. 222. Опубликованные источники

28. Аландский П. И. Древнейший период истории Рима и его изучение. Киев, 1882.

29. Анисимов А. Экскурсия студенческого общества в Грецию. // Вестн. воспитания. 1904. № 2.

30. Аристотель Мй. И., 981 а 30- 981Ь 2, 5 // Аристотель. Соч. в 4т.М.,1976.Т.1,

31. Бекетов Н. Н. Наука и нравственность // К свету. Научно-литературный сборник / Под ред. Е. К. Летковой и Ф. Д. Батюшкова. С.-Пб., 1904. С. 127-137.

32. Блонский П. П. Мои воспоминания. М., 1971.

33. Боголюбов В. Заметки по поводу первых уроков греческого языка // ЖМНП. 1875. № 2. С. 19 36.

34. Бузескул В. П. Античность и современность. Современные темы в античной Греции. СПб., 1914.

35. Бузескул В. П. Женский вопрос в Древней Греции // К свету. Научно-литературный сборник. СПб., 1904. С. 2.

36. Бузескул В. П. Исторические этюды. СПб., 1911.

37. Бузескул В. П. Научная литература по греческой истории за последние годы (1880 1892) в её главных явлениях. Общие сочинения по истории Греции. М., 1893.

38. Бузескул В. П. Профессор-гуманист (Памяти М. С. Корелина) // Бузескул В. П. Исторические этюды. СПб., 1911. С 244.

39. Васильев А. А. Университет и национальное воспитание: Речь, произнесенная при открытии Педагогического Общества при Императорском Казанском. Университете заслуженным профессором А. Васильевым. Казань, 1901.

40. Вейсман А. Темы и задачи, предложенные для письменного решения на испытаниях зрелости в 1881 г. // ЖМНП. 1885. № 11. С. 54 67.

41. Виппер Р. Ю. Две интеллигенции и другие очерки. 1900-1912. Сб. ст. и публ. лекций. М., 1912.

42. Виппер Р. Ю. Сумерки людей // Две интеллигенции и другие очерки. 19001912. Сб. ст. и публ. лекций. М., 1912. С. 297.

43. Водовозов В. И. Древние языки в гимназиях // Водовозов В. И. Избранные педагогические сочинения. М. 1958. С. 88.

44. Воспоминания о студенческой жизни В. О. Ключевского, П. М. Обнинского, Д. Н. Свербеева, С. М. Соловьева и др. М., 1899.

45. Всеподаннейший отчет министра народного просвещения за 1912 г. Вед. 8. СПб., 1914.

46. Гельбке Ф. О постепенности в письменных упражнениях по древним языкам//ЖМНП. 1878. № 12.

47. Герье В. Очерк развития исторической науки. М., 1865.

48. Градовский А. Д. Задача русской молодежи // Градовский А. Д. Сочинения. СП., 2001. (Сер. «Русская государственная мысль»)

49. Грановский Т. Н. Реформа в Англии // Бузескул В. П. Об отношении Т. Н. Грановского к античному миру. СПб., 1913.

50. Гревс И. М. К теории и практике «экскурсий» как орудия научного изучения истории в университетах. СПб., 1910.

51. Дашкова Е. Р. О смысле слова «воспитание» // Народное образование в России. Исторический альманах. М., 2000. С. 125.

52. Дьяконова Е. Дневник Елизаветы Дьяконовой на Высших Женских Курсах (1895 1899 г.). СПб., 1905.

53. Жебелев С. А. Чем дорога нам древняя Греция? // Журн. всеобщ, ист. 1923. № 3. С. 148.

54. Об образовании: Закон РФ от 10 июля 1992 г. № 3266-1. М., 2005.

55. Зелинский Ф. Ф. Античный мир. Т. 1. Эллада. Ч. 1. Вып. 1. Сказочная древность. Петроград, 1922.

56. Зелинский Ф. Ф. Из жизни идей: Научно-популярные статьи преподавателя Петроградского университета Ф. Ф. Зелинского. СПб., 1908.

57. Зелинский Ф. Ф. Наши цели // Гермес. Научно-популярный вестник античного мира. 1907. Т. 1. №2.

58. Зелинский Ф. Ф. О чтении судебных речей Цицерона в гимназиях //Филологическое обозрение. Т. VII. отд. I. 1894.

59. Зелинский Ф. Ф. Образовательное значение античности // Труды Высочайше учрежденной комиссии по вопросу об улучшениях в средней общеобразовательной школе. СПб., 1900. Вып. VI. С. 355 395.

60. Зеньковский В. История русской философии. М., 1989. В 2 т. Т. 1.4. 1

61. Изборник 1076 г. // Библиотека литературы древней Руси. СПб.: Наука, 1999. Т. 2. С. 406-479.

62. Извлечение из всеподданнейшего отчета министра народного просвещения за 1898 г. СПб., 1901. С. 236.

63. Историко-статистический очерк общего и специального образования в России / Сост. Н. Н. Запольский и И. Д. Поцелуев. СПб., 1883.

64. Кавелин К. Д. Задачи этики. Учение о нравственности при современных условиях знания. СПб., 1886.

65. Капнист П. Классицизм, как необходимая основа гимназического образования. М., 1891.

66. Каптерев П. Ф. Избранные педагогические сочинения. М., 1982. 704 с. (Пед. б-ка).

67. Кареев Н. И. Воспитательное значение истории // Кареев Н. И. О школьном преподавании истории. Петроград, 1917. с. 158-177.

68. Кареев Н. И. Идеалы общего образования СПб., 1909.

69. Кареев Н. И. О школьном преподавании истории. СПб., 1917.

70. Кареев Н. И. Общий ход всемирной истории. Заокский, 1993.

71. Кареев Н. И. Письма к учащейся молодежи о самообразовании. СПб., 1895.

72. Кареев Н. И. Позитивизм в русской литературе // Социология в России XIX начала XX веков . Тексты. М., 1997.

73. Кольцов Н. К. К университетскому вопросу. М., 1910.

74. Кудрявцев П. Н. О современных задачах истории // Кудрявцев П. Н. Лекции. Сочинения. Избранное. М., 1991. С. 180.

75. Кулаковский Ю. По поводу предполагаемого русского учебного издания классических авторов // ЖМНП. 1890. март (ч. CCLXVIII). С. 100-108.

76. Кулаковский Ю. Поминка по Павле Ивановиче Аландском: Вступ. Лекция, читанная на Высш. Женек. Курсах 16 янв. 1884 г. Киев, 1884.

77. Куторга М. С. Введение в историю греческой образованности // ЖМНП. 1867. № 1.С. 154- 172.

78. Латышев В. В. Заметка о потребностях средней школы // ЖМНП. 1890. март (ч. CCLXVIII). С. 1-8.

79. Латышев В. В. Очерк греческих древностей. Ч. 1. СПб., 1888; Ч. 2. СПб., 1889.

80. Леонтьев К. Записки отшельника. М., 1992.

81. Лихачев Д. С. Школа на Васильевском: Кн. для учителя / Д. С. Лихачев, Н.

82. B. Благово, Е. В. Белодубровский. М., 1990.

83. Ломоносов М. В. Полн. собр. соч. Т. 9. Служебные документы. М.-Л., 1955.1. C. 477 478.

84. Милюков П. Н. Главные течения русской исторической мысли. Т. 1. М., 1898.

85. Милюков П. Н. Из истории русской интеллигенции. Сб. ст. и этюдов. СПб., 1903.

86. Мищенко Ф. Г. О задачах Педагогического общества // Труды и протоколы Педагогического общества, состоящего при Императорском Казанском университете. Т. I. Казань, 1901. С. 9.

87. Модестов В. И. Законы истории // Статьи для публики по вопросам историческим, общественным, философским и прочим. Б. и., 1883. Т. 1. 48.Модестов В. И. Лекции по истории римской литературы. СПб., 1888.

88. Модестов В. И. Русская наука в последние двадцать пять лет: Публичная лекция, прочтенная 17 апреля 1890 г. в актовом зале Императорского Новороссийского университета, по случаю двадцатипятилетия университета. Одесса, 1890.

89. Некрасов Б. Н. Об идеалах гимназического образования: Актовая речь, произнесенная в день столетнего юбилея Симбирской гимназии 13 декабря 1909 г. Симбирск, 1910.

90. Новоселов А. Н. К. Саллюстий Крисп. Критическое исследование // ЖМНП. 1862. № 8. С. 96 122; № 9. С. 123 - 153.

91. Орбинский Р. О преподавании древних языков // ЖМНП. 1868. № 3. С. 873 -902.

92. Острогорский А. Н. Избранные педагогические сочинения. М., 1985. 352 с. (Пед. б-ка).

93. Памяти Павла Михайловича Леонтьева. М., 1875.

94. Пантелеев Л. Ф. Из воспоминаний прошлого. М.-Л., 1934.

95. Платон. Хармида. 174 b е. //Платон.Собрание соч.:В 4т.М.,1990.т.1

96. Победоносцев К. П. Воспитание характера в школе. СПб., 1900. 14 с.

97. Полное собрание законов Российской Империи. Собрание II. ТТ. I, III, IX, XI. СПб., 1864.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 216091