Архетип и ментальность в контексте религиоведения тема диссертации и автореферата по ВАК 09.00.06, кандидат философских наук Строчак, Владимир Михайлович

Диссертация и автореферат на тему «Архетип и ментальность в контексте религиоведения». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 31245
Год: 
1997
Автор научной работы: 
Строчак, Владимир Михайлович
Ученая cтепень: 
кандидат философских наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
09.00.06
Специальность: 
Философия религии
Количество cтраниц: 
146

Оглавление диссертации кандидат философских наук Строчак, Владимир Михайлович

Введение. 3

Раздел I. Бессознательное в структуре религии: архетипические предпосылки формирования религиозных идей и представлений . 15

Раздел И, Менталъноеть как единство сознательного и бессознательного: специфика религиозной мешальности.65

Раздел III. Понятие архетип и менталъноеть на примере религиозной концепции "Москва - третий Рим".113

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Архетип и ментальность в контексте религиоведения"

Актуальность темы исследования. Религия как самостоятельное явление занимает существенное место в структуре общественного бытия, проявляя себя в идеологии, вероучении, представлениях и поведении верующих и т.п. Смысловое содержание религии зафиксировано в вероучительных текстах, богословской и иной литературе и исследуется при помощи логического анализа и рационального объяснения. Вместе с тем, она охватывает и широкий пласт психологии, включающей в себя настроения, чувства и переживания верующих, что также является объектом религиоведения.

В то же время, работы западных психологов, исследовавших религиозные восприятия через призму коллективного и индивидуального бессознательного, в течении многих десятилетий находились в забвении. Любая попытка рассматривать религию на уровне бессознательного встречала обвинение в оправдании идеи ее врожденности и, в конечном итоге, апологии сверхъестественного.

В последние несколько лет наблюдается процесс изменения отношения к этой проблематике в сторону объективной оценки значения ш* я* W W W иррационального в области общественной, групповой и индивидуальной психологии, а также широкого интереса к этим явлениям. Наряду с этим, увеличился круг соответствующей литературы, в том числе и переводной, раскрывающей читателям широкий спектр новых идей, концепций и терминов, связанных с религиозной проблематикой.

Среди понятий, которые, по мнению соискателя, могут быть эффективно использованы в религиоведческом аспекте, затрагивающих сферу бессознательного, относятся "архетип" и "ментальность". Отсутствие в религиоведении специальных работ, а также сложность самих понятий, определение содержании которых лежит на стыке психологии, философии, культурологии и других дисциплин, приводит к путанице и разночтению, а зачастую и к неправильной их интерпретации.

Именно восполнению этого пробела могло бы содействовать исследование этих понятий, но осмысленных именно в структуре понятийного аппарата религиоведения.

Состояние научной разработанности проблемы. Литературу, рассматривающую понятие "архетип", можно условно разделить на три группы. Первая включает в себя классические труды З.Фрейда и К.Юнга, в которых большое место отводится значению бессознательного в объяснении происхождения, эволюции и воспроизведения релегии. Во второй группе представленны работы советских исследователей, в основном критически оценивающих учения психоаналитиков в русле данной проблематики. Третью группу составляют немногочисленные исследования, опубликованные в конце 80-начале 90-х годов, позитивно осмысливающие архетип в рамках научных изысканий в области общественных и религиозных феноменов.

З.Фрейд пытался применить свой психоаналитический метод для объяснения возникновения религии, рассматривая общественные явления, в том числе и религиозные, по аналогии с индивидуальными неврозами. Религиозное чувство сводилось им к определенному роду невроза, свойственного всему человечеству. При этом функция религии заключалась в защите психики человека от врожденных переживаний бессознательного прошлого1 .

1. См.; Фрейд 3. Тотем и табу // "Я* и "ОНО". Труды разных лет. Книга 1. -Тбилиси, 1991.

К.Юнг впервые ввел понятие "архетип" в научный оборот. Для него религиозные представления выступают как продукты "коллективного бессознательного" - базисного психического источника, служающие питательной почвой для последующего возникновения и воспроизводства религиозного чувства и сознания. Содержание коллективного бессознательного составляют архетипы, которые могут открываться сознанию во сне, в медиумическом трансе и мистическом откровении, а также выражаются через архетипические представления в сказках, мифах, религиозных учениях. Во всех этих случаях сознание имеет дело с "переработанными" архетипическими содержаниями, предстающими в виде символов и служащих богатым средством для воображения и фантазии1.

Как и З.Фрейд, К.Юнг видит в религии коллективно вырабатываемую форму защиты от невроза и делает вывод о психологической необходимости религии и обращения к ней человека в его стремлении к душевном}' здоровью. На Западе зги идеи оказали большое влияние как на теоретическую, так и на практическую трактовку религиозных программ (к примеру, на формирование так называемой пастырской психологии)2.

BW и советской научной литературе после некоторого внимания и интереса к проблемам психоанализа в 20-х годах уже с начала 30-х годов стали появляться резко критические работы, направленные против "буржуазного психоанализа". Этому способствовала идеологическая установка по отношению к психоаналитической науке вообще. Она признавалась субъективистской и эклектической и относилась к "правому идеологическому

1. См.: Юнг К. Архетип и символ. - М, 1991.

2. См.: Попова М.А. Критика психологической апологии религии // Современная американская психология религии. - М, 1972. -С. 211-220. лагерю". Соответственно этому и в религиоведческой литературе объективное исследование бессознательного было практически исключено. Такое установочное направление просуществовало, за редким исключением (школа Д.Н.Узнадзе, к примеру), вплоть до второй половины 80-х годов, когда психоаналитические теории критиковались за " социобиологизаторство", "субъективизм" и "натуралистический" характер мировоззрения1.

В этом же ключе трактовались и те немногочисленные работы, которые были посвящены изучению юнговского понятия "архетип". Наиболее показательны в этом плане исследования Н.В.Ветровой и В.М.Руткевича, где первая критиковала К.Юнга за "идеалистически-иррационалистический", "агноети-цистический" подход к содержанию архетипа2, а второй - за одностороннее и антиисторическое объяснение религиозных феноменов, за своего рода "неортодоксальную теологию": смесь христианства, гностицизма, каббалистики, соединенных с психологическим методом интерпретации библейских текстов3. Следует заметить, что в последнее время позиции Руткевича в отношении научного применения указанного понятия претерпела существенное изменение в сторону его приятия4.

Едва ли не единственной работой, содержавшей положительный отзыв о концепции К. Юнга в конце 70-х начале 80-х годах, была небольшая статья

1. См.: Карпинская Р.С., Фесенкова JI.B. Актуальные проблемы философии биологии // Вопросы философии. - 1985. - N 10. - С. 28-29; Социальная психология /Под ред. Е.С.Кузьмина, В.Е.Семенова. - Л, - С. 20; Угрино-вич Д.М. Философские проблемы критики религии. - М, С. 203-205.

2. См.: Ветрова Н.В. Миф и художественное творчество (Критика концепций З.Фрейда и К.-Г.Юнга). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук,- М, 1984.

3. См.: Руткевич А.М. Психоанализ и религия. - М, 1987.

4. См.: Руткевич А.М. К.Г.Юнг об архетипах коллективного бессознательного // Вопросы философии. - 1988. - N 1; Предисловие к кн.: ЮНГ. К. Архетип и символ. -М, - С. 21.

Е.М.Фиалковой. Она высоко оценивает его комплексный метод исследования психики человека, в котором Юнг стремился обнаруживать и внепсихические, то есть социальные и культурные корреляты сознания, что, по мнению Фиалковой, сближает его с несубъективистскими установками изучения психики. Исследователь отдает должное разработанному Юнгом понятию "архетип" и его идеям о глубинной и неразрывной связи психологии как сферы науки с философией и мировоззрением и об огромном значении указанного понятия для научных изысканий1.

Сегодня мы практически не встречаем в отечественной литературе ни простого отрицания идеи бессознательного психического, ни огульных негативных оценок психоаналитической трактовки этой идеи. Однако, отмечают исследователи этого вопроса, и никаких серьезных разработок в данной области не предложено. И хотя последние несколько лет отмечены значительным интересом к этим исследованиям, в целом ситуация выглядит весьма удручающей2.

Можно отметить лишь несколько небольших работ, так или иначе затрагивающих понятие "архетип". К.М.Мелетинский, рассматривая проблему происхождения архетизшческих сюжетов в эпосах и сказках народов мира, обратил внимание на то, что определение архетипа у Юнга в разных местах его книг сильно колеблются. Под этим понятием Мелетинский понимает "некие структурные схемы, структурные предпосылки образов, существующих в

1. См.: Фиалкова Е.М. Методологические аспекты аналитической психологии К.Г.Юнга // Вопросы философии. - 1979. - N 1.

2. См.: Пружинина А.А., Пружинин Б.И. Из истории отечественного психоанализа (Историко-методологический очерк) // Вопросы философии. -1991. - N 7; Научный атеизм. Учебное пособие для системы политической учебы / Под ред. М.П.Мчедлова. - М, 1988. сфере коллективно-бессознательного и, возможно, "биологически" наследуемых, как концентрируемое выражение психической энергии, актуализированной объектом1.

Более существенный анализ представлен в недавно вышедшем сборнике, который посвящен проблемам социального психоанализа2. В нем Л.А. Степанова призывает преодолеть "гносеологический барьер рационального знания и окунуться в океан архаичного мышления". Она пишет о том, что чрезвычайно трудно дать научное определение архетипа, поскольку в работах Юнга оно весьма неопределенно, метафорично и в некотором смысле теояогично. Проведенный ею краткий анализ содержания архетипа и создания на его основе "классификационной матрицы", содержащей в себе ряд основополагающих принципов, заслуживает особого внимания и позволяет говорить о начале действительно научного подхода к исследуемому феномену.

Отсутствие специальных работ по данной проблеме в отечественной ее м науке приводит к тому, что понятие архетип до сих пор является размытым и малопонятным, что, в свою очередь, ведет к различной его интерпретации. Так, к примеру, А.С.Панарин полагает, что наряду с природными инвариантами, выступающими на уровне генетического кода или на уровне биогеоценозов, существуют и инварианты культуры - "долговременные структуры архетипического или ценностного порядка". Панарин выводит содержание архетипа из фрейдовского понятия "архаического наследия". Другие исследователи, такие как В,К.Кантор и А.П.Огурцов - из ментальных структур . См.: Мелетинский Е.М. Аналитическая психология и проблема происхождения архстипических сюжетов // Вопросы философии- -1991. - N 10.-С. 42.

2. См.: Основы социального психоанализа. Под общей ред.докт.филос.наук, проф.Попова В.Д. - М, 1996. - С. 128-131. или социальной психологии национального характера. В этом же ключе В.А.Тишков определяет понятие нации как некоего архетипа "этносоциального" организма, а К,Касьянова говорит о "социальном архетипе"1.

Не лучшим образом обстояло дело и в религиоведческой литературе, в которой до последнего времени эта категория не использовалась в качестве научного аппарата для объяснения религиозных явлений. Лишь в последние несколько лет появилось место для понятия "архетип", хотя, по мнению диссертанта, ему до сих пор уделяется недостаточное внимание2.

Понятие "ментальность" уже встречается в XIX веке у Р.Эмерсона. Французский исследователь начала XX века ЛЛеви-Брюль использует (вслед за Э.Дюркгсймом) термин "коллективные представления"3. В своих работах он отмечает два типа ментальности: первобытное, дологическое мышление с ее М характерным для него законом партиципации и современное, логическое, основанное на законе противоречия и наиболее характерно представленное в европейской традиции рационального мышления.

Важной вехой в истории концепции ментальности стали работы французского историка ЖЛефевра, объектом пристального внимания которого была психология масс. Он ввел понятие "коллективной ментальности".

1. См.: Российская ментальность (материалы "круглого стола") // Вопросы философии. 1994. -N1.-C.34-53; Тишков В.А. Социальное и национальное в историко-антропологической перспективе // Вопросы философии. - 1990. - N 12. -С. 11; Касьянова К. О русском национальном характере. -М, С. 32.

2. См.: Основы религиоведения: Учеб./Ю.Ф.Борунков, И.Н.Яблоков. Под ред. И.Н.Яблокова. - М.: Высш. ж., 1994; Гараджа В.И. Религиоведение: Учеб. пособие для студентов высш.учеб. заведений и преп. ср.школы. - 2-е изд., доп. - М, 1995.

3. См.: Леви-Бркшь Л. Сверхъестественное в первобытном мышлении. - М, 1994.

Лефевр показал, что за идеолого-полигической "событийной" историей скрывается ее глубинный источник - подчиненная особым законам динамика коллективного способа мышления1.

Существенный качественный сдвиг в разработке исследуемого понятия произошел в связи с публикациями трудов основателей школы "Анналов" -М.Блока и Л.Февра2. Основной сферой интересов М.Блока был феодальный

К/ и у* строи средневековой Европы, ее материальная жизнь, аграрные отношения, история земледелия и т.д. Но эта история рассматривалась им через призму "коллективного бессознательного" простого народа, внутреннего мира, "умостроя" человека своего времени. Л.Февр основной упор в исследованиях делал на историю культуры, религиозных идей и представлений и психологии общества. Под ментальносгью он подразумевал исторически складывающуюся структуру миронидения, коренные установки и привычки сознания, определяющие мысли, чувства, поведение людей, а также их ценностные ориентиры, фобии, "жесты" и т.д. Существенное продолжение идеи основателей "Анналов" получили в трудах их последователей; ЖЛе Гофф, Ж.Дюби, А.Буро и других3.

В отечественной историографии можно выделить работы АЛ.Гуревича, рассматривающего ментальность как "картину мира" а также работы

1. См.: Лефевр Ж. "Великий страх" 1789 года / История ментальностей, историческая антропология. Зарубежные исследования в обзорах и рефератах. - М, 1996.

2. См.: Февр Л. Бои за историю.- М, 1991; Блок М. Апология истории. - М, 1986.

3. См.: Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. - М, 1992; Ле Гофф Ж. С небес на землю // Одиссей. Человек в истории. - М, 1991; История ментальностей, историческая антропология. Зарубежные исследования в обзорах и рефератах. -М, 1996.

Ю.МЛошана, Б.А.Успенского, С.С.Неретиной, Е.М.Меяетинского и других1 . В область их исследований входил повседневный быт, религиозные обычаи и ритуалы ежедневного поведения, ценностные ориентации и мотива-ционная деятельность людей определенной культуры и эпохи.

Приведенные работы оперируют широким спектром религиозных явлений, проходящих через призму ментального отражения, стереотипов восприятия и установочного поведения верующих, влияющих, в конечном итоге, на специфику общества или отдельной социальной страты. Однако в религиоведении понятие " ментальность" не нашло еще своего должного места и определения. Его разработка в указанном ракурсе позволила бы более глубоко проникнуть в реалии религиозного существования.

Обзор состояния разработанности проблемы бессознательного в общественных науках, в том числе в религиоведении, свидетельствует о нарастании интереса к этой проблематике, в частности в расширении сферы приw цn сг менимости понятии архетип и ментальность , в том числе к описанию и анализу религиозных феноменов. В то же время в религиоведческой науке отсутствуют специальные проработки этих понятий, не определены их содержание и отличительные черты, которые позволяли бы рассматривать их как часть научного аппарата религиоведения. Данная диссертация представляет собой попытку восполнить этот пробел.

Цель и задачи исследования. Цель данного исследования заключается в

1. См.: Гуревич АЛ. Европейское средневековье и современность / Европейский альманах. История. Традиции. Культура. - М, 1990; Гуревич А.Я. Исторический синтез и Шкота "Анналов". - М, 1993; Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства (ХУШ-начало XIX века). - Спб, 1994; Успенский Б.А. Избранные труды, т.1. Семиотика истории. Семиотика культуры.- М, 1994; Неретина С.С. Слово и текст в средневековой культуре. История: миф, время, загадка.-М, 1994 и другие. выявлении сущности и содержания понятий "архетип" и "менталъноеть" в контексте религиоведения, возможности их практического применения для анализа религиозных феноменов.

Для достижения данной цели решаются следующие задачи:

- изучить и проанализировать по первоисточникам начальный смысл рассматриваемых категорий и его эволюцию в последующей литературе;

- выявить на основе анализа их содержательные компоненты и характерные признаки;

- исследовать архетипические предпосылки образования религиозных идей и представлений; рассмотреть специфику религиозной ментальности в категориях религиоведческой дисциплины;

- обосновать практическую применимость и значимость этих понятий при анализе религиозной концепции "Москва - третий Рим".

Основные научные результаты, полученные лично соискателем, и научная новизна исследования. В диссертации обосновано положение о том, что исследование религиозных феноменов не ограничивается изучением только религиозного сознания и внешних проявлений настроений и чувств верующих, а должно распространяться и на структуры коллективного и личного бессознательного, играющих существенную роль в предрасположенности, воспроизводстве и трансляции религии. На основе имеющейся литературы даны обобщенные представления о сущности и основных содержательных компонентах архетипа и ментальности в контексте религиоведения.

В исследовании новизной отличаются следующие положения:

- проанализированно состояние изученности рассматриваемых категорий в религиоведении;

- введены в научный оборот новые понятия: "естественный архетип", "модифицированный архетип";

- определены архетипические предпосылки формирования религиозных идей и представлений;

- на основе соотнесения понятий "архетип" и "мснтальность" разграничены сферы их влияния и применения к анализу религиозных явлений.

Методологической основой исследования стали научные принципы объективности, системности, историзма и материализма, а также элементы аналитической психологии. Эта методологическая база является ключом к пониманию многих религиозных феноменов в прошлом и настоящем.

Or.wnTtHTjyffl источниками исследования явились труды известных психологов (З.Фрейд, К.Юнг, Э.Фромм), которые занимались вопросами личного и коллективного бессознательного в контексте рассмотрения общественных явлений; работы зарубежных и отечественных историков, философов и культурологов (Ж. Jle Гофф, Л.Февр, АЛ.Гуревич и другие), прямо или косвенно исследовавших проблему содержания и применения указанных категорий в научных изысканиях; исследования российских, советских и зарубежных ученых, рассматривающих содержание, значение и эволюцию концепции "Москва - третий Рим" (П.Н.Милюков, Е.М.Мелетинский, Н.В.Синицина, Дж.Джираудо и другие).

Научно-практическая значимость исследования состоит в том, что оно привлекает внимание религиоведов к исследованию роли бессознательного в функционировании и воспроизводстве религии, дает содержательное описание понятий "архетип" и "ментальность", адаптируя их к изучению религиоведческой проблематики. Материалы диссертации могут быть использованы в преподавании религиоведения в ВУЗах.

Апробация исследования. Основные положения диссертационного исследования изложены соискателем в научных публикациях общим объемом 2,8 пл. и, кроме того, в выступлении автора на "круглом столе" "Социальные взрывы в прошлом и настоящем" (Институт российской истории РАН, апрель 1996 г.). Публикации по материалам диссертации включены в программы курса лекций и спецкурсов по истории христианства на кафедре истории МГТУ им. Н.Э.Баумана. Диссертация обсуждена на заседании кафедры религиоведения РАГС и рекомендована к защите.

Структура диссертантки включает в себя введение, три раздела, заключение и список использованной литературы.

Заключение диссертации по теме "Философия религии", Строчак, Владимир Михайлович

3АКЛЮЧЕН ИЕ

Подытоживая вышеизложенное, сделаем следующие выводы: нуминоз-ный архетип - это важный "специфический инстинкт" в направлении жизнедеятельности человека. Он предствляет собой мощный пласт первобытной психической энергии, который находит свое выражение в религиозных доктринах и канонах, обрядах, культовой символике и т.п. Вся история религии-это история религиозных представлений, верований, идей и ментальной эволюции этих важных элементов человеческого существования, принимающих со временем различные социокультурные формы бытия. "Картина мира" русского человека за последнее тысячелетие складывалась под воздействием христианско-православного вероучения, которое претерпевало в своей истории различные изменения, что придавало ей определенную специфику развития. Одним из таких специфических моментов в истории русского православия явилась рассмотренная в диссертации концепция "Москва - третий Рим", придавшая своеобразные черты ментальным структурам "московита", россиянина и советского человека. Выделенные нами ментальные доминанты актуальны и по сей день, хотя они и претерпели известные видоизменения. Включение их в идеологическую канву государственной политики служило мощным средством социальной терапии в российском обществе многие столетия, и наоборот, игнорирование этих доминант в идеологии или отсутствие в ней энергетического начала нуминозного архетипа, служит существенным фактором для дестабилизации в обществе, распаду моральной и духовной традиции, дезориентации и разобщенности членов этого общества. Другими словами, ущемление и радикальное вытеснение архетипических представлений прошлого из общественных форм прежде устоявшегося миропорядка приводит к психической дезинтеграции и индивидуальным неврозам. Соответственно этому, массовое вытеснение приводит к массовым неврозам и истериям, ибо, как отмечал К. Юнг, все в человеческом мире подвластно законам психологии, где душа народа есть лишь несколько более сложная структура, нежели душа индивида1 .

Если сравнить общественно-политический и психологический климат до- и послеперестроечного времени, то не секрет, что его характеристика будет не в пользу последнего (наше время по аналогии соизмеряют со "смутными" временами начала XVII и XX веков в России). Существенным фактором этого состояния является игнорирование новой идеологией многих прошлых ценностных ориентаций, а конкретно, своеобразного "нигилизма" в отношении выделенных нами ментальных доминант народного самосознания, существенным образом определявших на протяжении столетий специфические черты национального характера русского человека и несших, и по всей видимости не исчерпавших в себе, огромный энергетический заряд "специфического инстинкта". Безотчетная ориентация на Запад и его ценностные идеалы без учета национальных особенностей народа (так же как и специфических черт, присущих именно западной цивилизации, огромную роль в формировании которых играли католичество и протестантизм) приводит лишь к негативным последствиям, ибо, с точки зрения того же Юнга, "мы не можем перевести дух чуждой расы в нашу ментальность целиком, не нанося ощутимого ущерба последней ."1 . К тому же еще, необходима известная временная дистанция, чтобы удостовериться в устойчивости и перспективности новативных феноменов в современной жизни нашего общества, гак как довольно часто случается, "что чем интенсивнее говорят о чем-то и чем интен сивнее пропагандируют, тем скорее оно выйдет из употребления и исчезнет совсем"2.

С другой стороны, обращаясь к опыту западной цивилизации, мы часто за "деревьями не видим леса": многие ощущают лишь ее внешний материальный успех. "Однако, - как справедливо замечает М.Н.Громов, - ее глубинную сокровенную подоснову составляет заложенная более полутора тысяч лет назад система христианских ценностей. Без сакрального фундамента общество оказывается построенным на песке, и если из грандиозного здания западного социума вынуть опорные его камни, оно не устоит"3.

Поэтому необходимо сказать следующее: выдвинутое недавно президентом Б.Н.Ельцыным предложение о создании новой "национальной идеи" является, без сомнения, весьма актуальным и необходимым делом для российского общества. Но любая "национальная идея" должна или опираться, или учитывать те сакрально-ценностные идеалы и ориентиры, которые были выработаны и достались от всей прошлой истории народа и государства. Ибо, как писал А.И.Герцен, "казнить верования не так легко, как кажется; трудно расставаться с мыслями, с которыми мы выросли, сжились, которые нас лелеяли, утешали, - пожертвовать ими кажется неблагодарностью"4.

5 Юнг К. Психология бессознательного. -М, 1994. - С. 210.

2 Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура:Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. 4-е изд. - М, 1990. -С .227. Громов М.Н. Вечные ценности русской культуры: к интерпретации отечественной философии // Вопросы философии. - 1994. - N 1. - С. 58.

4 Цит, по. Лебедев А. А. Трудно быть богом, или о принципах которые у нас в крови // Вопросы философии. - 1991, - N 7. - С, 71. й дело не только в том, как с этической точки зрения охарактеризовать выделенные нами- мстилБныег-диишшнты; ~чеж~уже -знштаюгся-некогорьге исследователи'. Суть проблемы состоит в следующем: концепция "Москва -третий Рим" была серьезного воспринята в России. Она стала ведущей доминантой государственного самосознания русского нарюда, включая в себя целую серию осознаваемых и неосознаваемых разнообразных теорий от великодержавного гегемонизма до почвенного мессианизма. Принимая различные формы и окрашиваясь в разные цвета, идея имперского величия и связанных с ней ответственности, самопожертвования и долга глубоко укоренилась в менталитете россиян. "Россияне заплатили слишком дорогую цену за имперскую идею, - пишет М.Н.Громов,- чтобы легко и просто, без мучительного разрыва с ней расстаться ." По его мнению, распад СССР продолжает линию распада великих империй прошлого. По внешнему сопоставительному критерию он может быть сравним с закатом Британской империи, по внутреннему смыслу - с падением Рима в IV и Византии как "нового" или "второго Рима" в XV веке. С его точки зрения, здесь можно обнаружить внутренние 2 типологические связи .

И последнее. История мировых цивилизаций показывает нам, что Россия не одинока в своих религиозных амбициях мессианского направления. Многие народы и мировые державы имели и имеют доселе сходные мотивы своей культурной рефлексии, заложенные, прямо или косвенно, в идеологических концепциях и социокультурных ментальных доминантах нации, будь

1 См.: Мильдон В.И. Русская идея в конце XX века // Вопросы философии. - 1996. - N 3. -С. 55; Громов М.Н. Вечные ценности русской культуры: к интерпретации отечественной философии // Вопросы философии. - 1994. -N 1. - С. 55.

2 См.: Громов М.Н. Вечные ценности русской культуры: к интерпретации отечественной философии // Вопросы философии. - 1994.- N 1. - С. 54-55. то иудаистски-религиозная вера в "избранность" еврейского народа или не менее древняя китайская идея "поднебесного царства", или же более "молодая" мечта о тысячелетнем царстве "германского Рейха". "Такого рода идею, - пишет А.С.Панарин, - взяли на вооружение США после II мировой войны -миссию защитника свободного мира". В современном мире на место колониальных держав приходят державы мессинского телка, организованные идеей. "Таковыми были США и СССР, - продолжает он, - в таком же ключе идет образование локальных (региональных) сверхдержав"1.

В свете сказанного, на повестку будущих теоретических изысканий выдвигаются следующие вопросы: возникновение, эволюция, религиозное содержание и влияние идей подобного рода в истории государств и народов мира; сопоставление и нахождение их внутренних типологических связей; выявее w м ление силовых полей точек их соприкосновения как в прошлом, так и в настоящем, политический и идеологический, а также ментальный резонанс се *■> П w этих соприкосновении в истории взаимоотношении государств и народов между собой и т.п. Исследование этих вопросов содействовало бы существенному вкладу в изучение проблем, стоящих перед общественными науками.

Панарин А.С, Между непримиримой враждой и нераздельным единством. Евразийство: за и против, вчера и сегодня (материалы "круглого стола'*) // Вопросы философии. - 1995. - N 6. - С.4.

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Строчак, Владимир Михайлович, 1997 год

1. Автономова Н.С. К спорам о научности психоанализа // Вопросы философии. 1991. - N 4.

2. Асмолов А. Г. В поисках социоэволюционной концепции личности // Дмитрий Николаевич Узнадзе классик советской психологии. Тбилиси; "Мацниереба", 1986. - 387 с.

3. Асмолов АГ. На перекрестке путей к изучению психики человека: бессознательное, установка, деятельность // Бессознательное: природа, функции, методы исследования. Том четвертый. Тбилиси: "Мацниереба", 1985.-461 с.

4. Бердяев Н.А. Душа России // Русская идея. -М: Республика, 1992. 496 с.

5. Бердяев Н.А. Философия свободного духа. -М.: Республика, 1994. 480 с.

6. Бердяев Н.А Самопознание (опыт философской автобиографии). -М.: Международные отношения, 1990. 336 с.

7. Бессмертный ЮЛ. "Анналы": переломный этап? // Одиссей. Человек в истории. 1991. -М.: Наука, 1991. 192 с.

8. Блок М. Апология истории. -М.: Наука, 1986. 254 с.

9. Булгаков С.Н. Карл Маркс как религиозный тип // Избранные статьи. В 2-х т. Т. 2. -М.: Наука, 1993. 750 с.

10. Ю.Вебер М. Избранные произведения. -М.: Прогресс, 1990. 808 с.

11. П.Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура: Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. 4-е изд. -М.: Рус.яз., 1990. 246 с.

12. Ветрова Н.В. Миф и художественное творчество (Критика концепций З.Фрейда и К.-Г.Юнга). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук. -М.: АН СССР, 1984.

13. ГЗ.Вжозек В. Историография как игра метафор // Одиссей. Человек в истории. 1991. -М.: Наука, 1991. 192 с.

14. Вышеславцев Б.П. Вечное в русской философии // Этика преображенного эроса. -М. Республика, 1994. 368 с.

15. Гараджа В.И. Религиоведение: Учеб.пособие для студентов высш.учеб.за-ведений и преп.ср.школы. 2-е изд., дополненное. -М.: Аспект Пресс, 1995. - 349 с.

16. Голомшток И.Н. Тоталитарное искусство. -М.: Галарт, 1994. 296 с.

17. Громов М.Н. Вечные ценности русской культуры: к интеграции отечественной философии // Вопросы философии. 1994. - N 1.

18. Гумилев JI.H. Эктогенез и биосфера Земли. -М.: Танаис ДИ-ДИК, 1994. -638 с.

19. Гуревич А.Я. Европейское средневековье и современность // Европейский альманах. История. Традиции. Культура. -М.: Наука, 1990. 192 с.

20. Гуревич АЛ. Исторический синтез и Школа "Анналов". -М.:"Индрик", 1993. 328 с.

21. Гусев С.С., Пушканский Б.Я. Обыденное мировоззрение. Структура и способы организации. -Спб.: Наука, 1994. 88 с.

22. Гершунский Б.С. Менталитет и образование. Учебное пособие для студентов. -М.: Институт практической психологии, 1996. 144 с.

23. Даль В. Пословицы русского народа. -М.: Художественная литература, 1957. 991 с.

24. Иванов Вяч.Вс. Знаковая система бессознательного как семиотическая проблема // Бессознательное: природа, функции, методы исследования. Том третий. -Тбилиси: "Мацниереба", 1978. 798 с.

25. Иванов Вяч. О русской идее //Русская идея. -М.:Республика, 1992. -496 с.

26. Ильин И. А Опасности и задания русского национализма // Наши задачи. Историческая судьба и будущее России. Статьи 1948-1954 годов. В 2-х тт. Т.1. -М.: Рарог, 1992. 344 с.

27. Ильин И.А. О русской идее //Русская идея. -М.: Республика, 1992. -496 с.

28. История ментальностей, историческая антропология. Зарубежные исследования в обзорах и рефератах. -М.: Институт всеобщей истории РАН, 1996. 255 с.

29. Карасев Л.В. Русская идея (символика и смысл) // Вопросы философии. -1992. N 8.

30. Карпинская Р.С., Фесенкова Л.В. Актуальные проблемы философии биологии // Вопросы философии. 1985. - N 10.

31. Карсавин Л.П. Культура средних веков. -Киев:: Символ, 1995. 208 с.

32. Касьянова К. О русском национальном характере. -М.:Инстигут национальной модели экономики, 1994. 367 с,

33. Ключевской В.О. Русская история. Полный курс лекций в трех книгах. Кн. 1. -М.: Мысль, 1993. 572 с.

34. Кнабе Г.С. Материалы к лекциям по общей теории культуры и культуре античного Рима, -М.: "Индрик", 1994. 528 с.

35. Копелев JI.3. Чужие // Одиссей. Человек в истории. 1993. Образ "другого" в культуре. -М.: Наука, 1994. 336 с.

36. Колосов Н.Б. Советская историография, марксизм и тоталитаризм // Одиссей. Человек в истории. 1992. -М.: Кругъ, 1994. 224 с.

37. Куценков П. Третий Рим по второму заходу // "Независимая газета". -1996. 23 марта.

38. Лебедев А.А. Трудно быть богом, или о принципах, которые у нас в крови // Вопросы философии. 1991. - N 7.

39. Ле Гофф Ж. С небес на землю // Одиссей. Человек в истории. 1991. -М.: Наука. 1991. 192 с.

40. Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. -М.: Прогресс-Академия, 1992. 376 с.

41. Леви-Бркшь Л. Сверхъестественное в первобытном мышлении. -М.: Педагогика-Пресс, 1994. 608 с.

42. Лейбин В.М. Фрейд, психоанализ и современная западная философия. -М.: Политиздат, 1990. 397 с.

43. Леви-Строс К. Неприрученная мысль // Первобытное мышление. -М.: Республика, 1994. 384 с.

44. Логман Ю.М. Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства (18 начало 19 века). -Спб.: Искусство-СПб, 1994. - 339 с.

45. Ляпустина Е.В. Гладиаторские бои в Риме: жертвоприношение или состязание? // Религия и община в древнем Риме. Сборник статей под редакцией Л. Л. Кофанова. -М.: РАН, 1994. 214 с.

46. Марк В. Архаические корни аутизма // Вопросы философии. 1993. -N 12.

47. Мелетинский Е.М. Аналитическая психология и проблема происхождения архетипических сюжетов // Вопросы философии. 1991. - N 10.

48. Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. Т.2, ч,1. -М.: Прогресс-Культура, 1994. 416 с.

49. Мильдон В.И. Русская идея в конце XX века // Вопросы философии. -1996. N 3.

50. Моаканин Радмила. Психология Юнга и тибетский буддизм:3ападный и Восточный пути к сердцу: Пер. с англ. -Томск: Водолей, 1993. 140 с.

51. Научный атеизм. Учебник для вузов. Изд. 4-е. -М.: Политиздат, 1978. -288 с.

52. Научный атеизм. Учеб.пособие для системы политической учебы /Под ред. М.П.Мчедлова. -М.: Политиздат, 1988. 302 с.

53. Неретина С.С. Слово и текст в средневековой культуре. История: миф, время, загадка. -М.: Гнозис, 1994. 208 с.

54. Оболенская С.В. Образ немца в русской народной культуре 18-19 вв. // Одиссей. Человек в истории. 1991. -М.: Наука, 1991. 192 с.

55. Ольшанский Д.В. Массовые настроения переходного периода // Вопросы философии. 1992. - N 4.

56. Ортега-и-Гассет X. Восстание масс // Эстетика. Философия культуры. -М.: Искусство, 1991. 586 с.

57. Основы религиоведения: Учеб. /Ю.Ф.Борунков, И.НЛблоков и др.; Под ред. И.НЛблокова. -М.: Высш.шк., 1994. 368 с.

58. Основы социального психоанализа /Под общей ред.докт.филос.наук, проф. Попова В.Д. -М.: Изд-во РАГС, 1996. 191 с.

59. Панарин А.С. Между непримиримой враждой и нераздельным единством. Евразийство: за и против, вчера и сегодня (материалы "круглого стола") // Вопросы философии. 1995. - N 6.

60. Парыгин Б.Д. Религиозное настроение и его структура // Вопросы научного атеизма. Вым. И. Психология и религия. ~М.: Мысль, 1971. 346 с.

61. Подопригора В.Н., Краснопевцева Т.И. Русский вопрос о современной России // Вопросы философии. 1995. - N 6.

62. Политология: Энциклопедический словарь /Общ. ред. и сост.: Ю.И.Аверьянов. -М.: Изд-во Моск.коммерч.ун-та, 1993. 431 с.

63. Попова М. Бог и бессознательное у Карла Юнга // Наука и религия. -1978. N 1.

64. Пружинина А.А., Пружинин Б.И. Из истории отечественного психоанализа (Историко-метод алогический очерк) // Вопросы философии. 1991. -N7.

65. Расторгуев С.П. Алгоритмическая общность инфекций различной природы // Нерешенные вопросы гомеопатии и метода Фолля. Первая Московская Международная Конференция. Тезисы докладов. -М.: Межд.научн.исслед. и леч. Центр Электропунктуры, 1997. 85 с.

66. Российская ментальность (материалы "круглого стола") // Вопросы философии. 1994. - N 1.

67. Руткевич А.М. КГ.Юнг об архетипах коллективного бессознательного // Вопросы философии. 1988. -N 1.

68. Руткевич А.М. Психоанализ и религия. -М.: Знание, 1987. 62 с.

69. Рыбаков Б.А. Язычество древней Руси. -М.: Наука, 1988. 783 с.

70. Сендеров В.А. Евразийсво: этатизм и идеология // Вопросы философии. -1994. -N 11.

71. Современная западная философия: Словарь / Сост.: Малахов B.C., Филатов В.М. -М.: Политиздат, 1991. 414 с.

72. Соловьев Вл.С. Русская идея // Русская идея. -М.: Республика, 1992. -496 с.

73. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. -М.: Политиздат, 1992, -543 с.

74. Социальная психология. Под ред. Е.С.Кузьмина, В.Е.Семенова. -JL: Изд. ЛГУ, 1979. 288 с.

75. Степун Ф.А. Пролетарская революция и револющгоюшй орден русской интеллигенции // Интеллигенция. Власть. Народ: Антология. -М.: Наука. 1993. 336 с.

76. Сторчак В.М. Идея "Москва третий Рим" в итории российской государственности // Религия, церковь в России и за рубежом. Информационный бюллетень N 7. -М.; Изд-во РАГС, 1996.

77. Тишков В.А. Социальное и национальное в историко-антропологической перспективе // Вопросы философии. 1990. - N 12.

78. Трубецкой Е.Н. Старый и новый национальный мессианизм // Русская идея. -М.: Республика, 1992. 496 с.

79. Трубецкой Н.С. "Хождение за три моря" Афанасия Никитина // Семиотика. -М.: Радуга, 1983. 636 с.

80. Усенко О.Г. Психология социального протеста в России XVII-XVIII веков. Часть 2. -Тверь: Тверской гос.ун., 1995. -65 с.

81. Успенский Б.А. Избранные труды, т.1. Семиотика истории. Семиотика культуры. -М.: Изд-во "Гнозие", 1994. 432 с.

82. Успенский Б.А. Краткий очерк истории русского литературного языка (XI-XIX вв.). -М.: Гнозис, 1994. 240 с.

83. Февр Л. Бои за историю. -М.: Наука, 1991. 629 с.

84. Федотов Г.П. Федерация и Россия // Судьба и грехи России. Избранные статьи по философии русской истории и культуры: В 2-х тт. Т.2. -Спб. София, 1991. -352 с.

85. Фиалкова Е.М. Методологические аспекты аналитической психологии КГ.Юнга // Вопросы философии. 1979. - N 1.

86. Франк СЛ. Религиозно-исторический смысл русской революции // Русская идея. -М.: Республика, 1992. 496 с.

87. Франк СЛ. Этика нигилизма // Вехи. Интеллигенция в Роееии: Сб.ет. 1909-1910. -М.: Мол.гвардия, 1991. 462 с.

88. Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура. -М.: Ренессанс, 1991. 296 с.

89. Фрейд 3. "Я" и "ОНО". Труды разных лет. Книга 1. -Тбилиси: Изд-во "Мерани", 1991. 398 с.

90. Фромм Э. Из плена иллюзий. -М.: ИНИОН АН СССР, 1991. 147 с.

91. Фромм Э. Психоанализ и религия // Сумерки богов. -М.: Политиздат, 1990. 398 с.

92. Хорос В.Г. В поисках ключа к прошлому и будущему ( Размышления в связи с книгой АС.Ахиезере) // Вопросы философии. 1993. - N 5.

93. Хоружий С.С. Трансформация славянофильской идеи в XX веке // Вопросы философии. 1994. - N 11.

94. ЮО.Черных ПЛ. Историко-этимологический словарь современного русского языка. Т.2. -М.: Русский язык, 1994. 560 с.

95. Юнг К. Архетип и символ. -М.: Ренессанс, 1991. 304 с.

96. Юнг К. Психология бессознательного. -М.: Канон, 1994. 320 с.

97. Ястребицкая АЛ. Повседневность и материальная культура средневековья в отечественной медиевистике // Одиссей. Человек в итории. 1991. -М.: Наука, 1991. 192 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 31245