Деятельность советской внешней и военной разведки накануне и во время Великой Отечественной войны тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.15, кандидат исторических наук Куликов, Алексей Васильевич

Диссертация и автореферат на тему «Деятельность советской внешней и военной разведки накануне и во время Великой Отечественной войны». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 217902
Год: 
2005
Автор научной работы: 
Куликов, Алексей Васильевич
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Нижний Новгород
Код cпециальности ВАК: 
07.00.15
Специальность: 
История международных отношений и внешней политики
Количество cтраниц: 
232

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Куликов, Алексей Васильевич

Введение.

Глава 1. Разведка и определение внешних угроз для СССР накануне войны (1937-1941 гг.).

1. Структура советской разведки накануне и во время Великой Отечественной войны.

2. Основные советские разведывательные группы в странах Западной Европы.

3. Советская разведывательная сеть в Восточной Европе.

4. Сбор разведывательной информации о Японии и ее внешнеполитических планах.

5. Репрессии против сотрудников разведки и их влияние на эффективность работы спецслужб.

6. Подготовка к ведению разведки в условиях военного времени.

7. Оценка данных разведки и их использование высшим политическим руководством СССР.

Глава 2. Влияние разведки на боевые действия на советско-германском фронте (1941-1945 гг.).

1. Разведывательные операции в странах — военных противниках СССР.

2. Работа советских разведывательных групп в нейтральных странах.

3. Получение разведывательной информации в союзных государствах и в оккупированных Германией странах.

4. Операции по стратегической дезинформации.

Глава 3. Деятельность советской разведки Иране и Афганистане.

Глава 4. Разведывательный фактор в дипломатической борьбе Советского Союза и в укреплении его обороноспособности.

1. Роль спецслужб в достижении внешнеполитических целей СССР в войне.

2. Операция «Снег» и ее влияние на японо-американские отношения.

3. Сотрудничество советской разведки со специальными службами стран-союзников.

3. Разведка и создание советского ядерного оружия.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Деятельность советской внешней и военной разведки накануне и во время Великой Отечественной войны"

Долгое время тема деятельности спецслужб была малопопулярной в отечественной историографии. Советские историки предпочитали не заниматься ею. В историографических работах, посвященных истории Великой Отечественной войны, раздел «Разведка и контрразведка» отсутствовал. В учебниках и научных работах, посвященных антифашистскому Сопротивлению, замалчивалось связь антифашистских организаций с советской разведкой.

Тайная война была отдана во владение журналистам и публицистам, в 90-е годы — бывшим разведчикам, которые в своих произведениях преследовали цели, далекие от научного исследования. Круг их работы был жестко ограничен было позволено писать только о работе советских спецслужб против Германии и ее союзников. Представители СССР неизменно отрицали ставшими известными факты деятельности своей разведки, и эти заявления должны были подкрепляться пропагандой внутри страны.

Положение изменилось в конце 80-х годов. Осознав, что бессмысленно отрицать очевидное, руководство страны признало факт ведения внешней разведки. В свете новой волны разоблачения преступлений, совершенных сталинскими органами госбезопасности, их преемник КГБ был заинтересован в том, чтобы общественность узнала более привлекательные стороны его истории. Появились первые публикации документов советской разведки, позже мемуарная литература. В 90-е годы было опубликовано достаточно большое количество источников по этой проблеме, что сделало возможным научное исследование проблемы. Появилось большое количество книг, статей, документальных фильмов и так далее, посвященных деятельности советских спецслужб.

Изучение проблемы деятельности советских разведывательных служб представляется нам актуальным по следующими причинам.

1) Долгое время деятельность специальных служб не исследовалась в отечественной историографии вследствие крайней узости доступного круга источников. Сейчас количество доступных источников значительно увеличилось, что настоятельно требует их изучения

2) Изучение работы специальных служб и ее влияния на ход боевых действий и принятие внешнеполитических решений позволит нам более полно понимать эти процессы, так деятельность спецслужб достаточно тесно связана с этими процессами

3) Опыт деятельности специальных служб, полученный во время Великой Отечественной войны, может быть в определенной мере востребован в наши дни

Разведывательные возможности, сыгравшие важную роль во время войны, были заложены в мирное время, главным образом во второй половине 30-х годов, некоторые — гораздо раньше. Точно определить время их создания затруднительно. В силу этого обстоятельства в качестве начальной даты начала работы выбран 1937 год как время массовых репрессий, оказавших сильнейшее 3 время на деятельность советских специальных служб. Окончательная дата — лето 1945 года как момент окончания Великой Отечественной войны и связанных с ней операций советской разведки. Это определило хронологические рамки данного исследования — 1937-1945. Небольшие отступления за пределы этого периода были предприняты лишь в той мере, в какой это было необходимо для более полного и ясного понимания событий, изучаемых в работе. Географические рамки изучаемых в работе событий — территория Европы, Ирана, Японии и Северной Америки.

В диссертации широко используются специальные термины. Автор исходил из следующего их значения.

Разведывательная служба — специальный государственный орган для ведения разведки.

Внешняя разведка — центральная разведывательная служба органов госбезопасности.

Военная разведка — центральная разведывательная служба наркомата обороны СССР.

Специальные службы — специальные органы разведки и контрразведки по обеспечению безопасности государства.

Резидентура — разведывательный аппарат за границей, состоящий из резидента (руководителя), оперработников и агентуры. Синоним — словосочетание «разведывательная группа».

Объектом исследования является деятельность специальных служб и их влияние на ход военных действий и ведение внешней политики накануне и во время Великой Отечественной войны.

Предметом исследования является работа конкретных разведывательных групп, поставленные ими сведения, эволюция форм и методов деятельности разведки с течением времени.

Цель данной работы — составление возможно более полной картины работы советских разведслужб, установление их связи с ходом боевых действий и принятием внешнеполитических решений.

Для достижения поставленной цели на взгляд автора нужно решить следующие задачи:

1) Определить размеры и потенциальные возможности агентурного проникновения СССР в страны Европы и Азии накануне войны

2) Проанализировать разведдонесения о подготовке Германии к нападению на советский Союз с точки зрения их достоверности;

3) Изучить использование разведывательной информации в ходе ведения боевых действий.

4) Показать роль разведки в подготовке и проведении важнейших советских внешнеполитических мероприятий периода войны.

5) Попытаться разобраться в причинах успехов и неудач деятельности советских разведывательных групп.

Перечисленные задачи предопределили структуру настоящей работы.

В первой главе исследуются разведывательные возможности, какими располагал Советский Союз накануне войны, ход репрессий в разведывательных службах, их влияние на работу спецслужб. На основе опубликованных документов изучается вопрос о внезапности нападения.

Вторая глава посвящена изучению влияния разведывательной информации на ход боевых действий на советско-германском фронте. Рассматривается деятельность конкретных разведывательных групп и важность полученных ими сведений, связь их действий с ходом войны. Исследуются причины их неудач и успехов. В связи со спецификой работы разведки в разных странах глава разделена три параграфа — первый посвящен работе разведки на территории Германии и ее союзников. Во втором параграфе исследуется деятельность разведывательных групп в нейтральных странах. В третьем — на территории оккупированных Германией стран.

В третьей главе освещается деятельность советской разведки на территории Ирана и Афганистана, ее противостояние со спецслужбами нацистской Германии и местных националистов.

Четвертая глава посвящена взаимосвязи разведки и дипломатической борьбы СССР. Исследуются информационные возможности, которыми обладала советская разведка по внешнеполитической линии, ее влияние на действия советских дипломатов. В отдельном параграфе рассматриваются вопросы, связанные с операцией «Снег» и ее возможными последствиями. В третьей главе освещаются вопросы, связанные с ролью разведки в создании советского ядерного оружия, максимально полно собраны источники получения информации по этой теме. Также изучается вопрос о роли разведки в советском атомном проекте, о ее влиянии на принятие решения о создании советского атомного оружия.

Новизна данного исследования заключается в обобщении и систематизации имеющихся источников и литературы по данной тематике с целью выявления и возможного устранения противоречий, недостоверной информации, выявления направлений дальнейших исследований. Один из источников впервые вводится в научный оборот в России.

Новым для отечественной историографии является изучение деятельности спецслужб с точки зрения их влияния на известные исторические события.

Для достижения основной цели данного исследования были использованы общенаучные методы, специальные исторические методы. Общенаучные методы (анализ, синтез) применялись автором в каждой главе работы. Сравнительный анализ был применен во введении при характеристике отечественной и зарубежной историографии деятельности спецслужб, в главах 1 и 2 при рассмотрении деятельности советской разведки в разных странах. Специальные исторические методы (хронологический, синхронный, диахронный) также применялись практически в каждой главе диссертации.

Данная работа носит обобщающий, комплексный характер, т.е. все проблемы изучаются в тесной взаимосвязи, что позволяет воссоздать целостную картину деятельности советских разведывательных служб. При этом автор отдает себе отчет в том, что сложность и многогранность темы, заявленной в диссертационном исследовании, ограниченный круг источников предполагает необходимость ее дальнейшего более углубленного изучения и научного осмысления.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его материалы и результаты могут быть использованы в общих и специальных курсах по истории международных отношений и внешней политики, всемирной истории, новейшей истории России, страноведения. Содержащийся в диссертационном исследовании фактический материал, результаты комплексного анализа, выводы и заключения могут представлять интерес для историков и политологов, занимающихся проблемами развития международных отношений в XX веке.

Апробация исследования осуществлена в форме докладов и сообщений автора межвузовских, региональных и всероссийских конференциях на межвузовских, всероссийских, международных конференциях. Теоретические положения, предложения и выводы, содержащиеся в диссертации, нашли свое отражение в ряде публикаций.

По теме диссертации имеются следующие публикации:

1) Куликов, А.В. Советская разведка во время Великой Отечественной войны/А.В Куликов//Материалы шестой Нижегородской сессии молодых ученых. - Н.Новгород: Департамент образования и науки Нижегородской области, 2001.

2) Куликов, А.В. Операция «Монастырь/А.В Куликов//Материалы седьмой Нижегородской сессии молодых ученых. - Н.Новгород: Департамент образования и науки Нижегородской области, 2001.

3) Куликов, А.В. Операция «Венона»/А.В Куликов// Актуальные проблемы американистики. Нижний Новгород. 2002.

4) Куликов, А.В. Деятельность советской разведки в США во время

Великой Отечественной войны/А.В Куликов// Актуальные проблемы американистики. Нижний Новгород. 2003.

5) Куликов, А.В. Источники и историография по деятельности советской внешней разведки во время Великой Отечественной войны/А.В Куликов//Актуальные проблемы исторической науки и творческого наследия С.И. Архангельского. XIII чтения. Нижний Новгород. 2003.

6) Куликов, А.В. Борьба с терроризмом: роль и место специальных служб/А.В Куликов//Нижегородский журнал международных исследований. Осень 2002 г. — весна 2003 г. Нижний Новгород. 2003.

7) Куликов, А.В. Радиоигры горьковских органов госбезопасности в годы Великой Отечественной войны/А.В Куликов//Материалы шестой Нижегородской сессии молодых ученых. - Н.Новгород:

Департамент образования и науки Нижегородской области, 2003.

Несмотря на истечение 50-летнего срока давности, архивные документы советских спецслужб в большинстве своем засекречены. Вход в архивы СВР и ГРУ для историков по-прежнему полностью закрыт. Формально существует возможность получить доступ к документам СВР, но только с разрешения последней. Доступ к материалам ГРУ еше более затруднен. Фактически российские разведывательные службы сами решают, какие документы могут быть рассекречены и опубликованы и какому исследователю разрешить работать с архивными материалами. В большинстве своем историки спецслужб, имеющие доступ к их архивам, сами являются бывшими или действующими их сотрудниками.

Вместе с тем сами архивы российских спецслужб нельзя назвать исчерпывающе полными. По признанию одного из руководителей СВР В. Кирпиченко, архивы СВР «в течение долгого времени велись небрежно, а многие важные факты истории в архивах вообще не отражены».1

Кроме того, имели место случаи сознательного уничтожения документов. По свидетельству Ю. Модина, большая часть дела на кембриджскую группу -одну из важнейших разведывательных групп - была уничтожена в 1952 году: «Почти все документы, непосредственно поступавшие в Кремль, уже больше не существуют».2

Часто СВР не может документально подтвердить или опровергнуть известные факты своей деятельности, подобно истории с покушением на фон Папена. Документов о некоторых операциях не существовало в природе, как это было с операцией «Снег».

Известен как минимум один случай сознательной фальсификации. Широко известная телеграмма Р. Зорге с указанием точной даты начала войны на проверку оказалась вымыслом — он такого донесения он не посылал.

Источниковая база исследования.

Первые публикации документов появились в конце 80-х — начале 90-х годов. В 1990 году в «Известиях ЦК КПСС» была опубликованы донесения советской разведки, предназначенные для высшего руководства страны. Среди них «Справка Комитета государственной безопасности о разведывательной деятельности органов госбезопасности» — обширная подборка документов, включающая донесения не только внешней разведки, но и других подразделений органов госбезопасности. Эти публикации отличала явная односторонность — в них были только документы, положительно характеризующие деятельность советских спецслужб. Тем не менее они давали большой документально подтвержденный фактический материал о работе советской разведки.

1 Кирпиченко, В.А. Основные этапы развития российской разведки. // Сайт Федеральной службы безопасности РФ. // http: // www.fsb.ru

2 Модин, Ю. Судьбы разведчиков. Мои кембриджские друзья/ Ю. Модин - М., 1997. - С. 51.

Позже появились публикации, посвященные деятельности военной разведки. В 1992 году в «Военно-историческом журнале» была опубликована подборка документов — донесений военной разведки высшему военно-политическому руководству страны, предупреждающих о грядущем нападении. Схожая по составу и содержанию опубликованных документов публикация была в журнале «Наука и жизнь» в 1995 году.

В 1998 году фондом «Демократия» был издан обширнейший сборник «1941 год». В нем было опубликовано большое количество советских документов, касающихся внешней политики и подготовки к войне. Среди них множество донесений советских специальных служб. Этот сборник выгодно отличает то, что в нем опубликованы документы, не только говорящие о близости войны, но и материалы противоположного, дезинформационного характера.

Большой общественный интерес вызвала тема атомного шпионажа. В связи с этим в журнале «Вопросы истории естествознания и техники» в 1992 и 1994 годах были опубликованы архивные материалы СВР — сообщения внешней разведки по ядерному оружию, раскрывающие ее роль в создании ядерного щита.

В 1997-1999 годах выходят официальные издания СВР — 3-ий и 4-ый тома «Очерки истории внешней разведки». В приложении к ним было опубликовано в общей сложности более 100 документов внешней разведки, большинство из них до того неизвестных. Многие из них раскрывали практические неизвестные страницы деятельности спецслужб, в том числе получение информации по внешнеполитической линии, вопросы взаимодействия советской внешней разведки и спецслужб союзников.

С 1995 года выходит в свет сборник «Органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне». В настоящий момент вышли тома по 1942 год включительно. В них опубликовано большое количество — более 1000 — документов органов госбезопасности СССР. В них впервые опубликованы внутренние документы НКВД-НКГБ — ранее опубликованные документы были докладами военно-политическому руководству страны или перепиской с другими государственными органами. Некоторые документы освещают до того неизвестные стороны деятельности отечественных спецслужб, как, например, работу советской разведки в Швеции. Но серьезным недостатком этого сборника стало то обстоятельство, что в опубликованных разведывательных донесениях, за редкими исключениями, не указываются источник получения информации. Нередко не указывается даже страна, из которой она была получена.

В 2000 году были опубликованы сборник документов по делу Р. Зорге. Это почти 200 документов — донесения самого Р. Зорге, внутренняя документация ГРУ по его группе и воспоминания людей, знавших Р. Зорге. По признанию автора публикации А. Г. Фесюна, опубликована лишь небольшая часть имеющихся документов.

В целом опубликованные документы внешней разведки можно свести к трем группам — донесения накануне войны, донесения касательно внешней политики СССР и документы по ядерному оружию. Только некоторые документы из сборника «Органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне» выбиваются из этого ряда. Известные документы военной разведки тоже не отличаются разнообразием — это донесения о военных приготовлениях Германии и документы по ядерной проблематике, опубликованные в 2000 году историком В. Лотой. Также Ш. Радо воспроизвел на страницах своих мемуаров многие свои донесения, не уточняя при этом своего источника.

Подобное положение вряд ли можно считать оправданным. Рассекречивание документов по широко известным разведывательным группам, как «Кембриджская пятерка» или группа Харнака-Шульце-Бойзена, не нанесет какой-либо ущерб российским спецслужбам. Многие радиограммы Ш. Радо и «Красной капеллы» давно расшифрованы немецкими спецслужбами, и нет никакого смысла их скрывать.

Но некоторые весьма информативные документы по «Красной капелле» вышли не из стен спецслужб. Это решение немецкого военно-полевого суда по делу группы X. Шульце-Бойзена — результат следствия. В сильно сокращенном виде и с примечаниями известного специалиста по этой теме В. Пещерского он был опубликован в «Военно-историческом журнале» в 1996 году.

Аналогичный документ, но несравненно более достоверный — заключение Генеральной прокуратуры России по делу А. Гуревича. В нем следователи, расследуя его дело, по существу сделали достаточно подробное и доказательное исследование деятельности «Красной капеллы». Этот обширный документ был опубликован в журнале «Новая и новейшая история» в 1993 году.

Самый подробный источник по деятельности советских спецслужб в США и Западной Европе, как это ни странно, находится в США. Это материалы операции «Венона» — операции американских спецслужб по расшифровке советских шифротелеграмм. В ходе этой операции было частично расшифровано около 2 тыс. телеграмм советских разведслужб. В 1995 году они были рассекречены и в дальнейшем опубликованы. Часть из них легкодоступны в Интернете на официальных сайтах ЦРУ и АНБ.

Опубликованные материалы стали сенсацией. Из них стало известно о работе на советские спецслужбы десятков людей, до того совершенно неизвестных. Не будет преувеличением сказать, что материалы «Веноны» заставили переписать историю работы советской разведки в США.

Серьезным недостатком опубликованных документов стало то обстоятельство, что советские разведчики давали кодовые имена всему и вся. Идентификация этих имен, проведенная сотрудниками американских спецслужб, часто носит предположительный характер. Кроме того, известно, что при этом использовались оперативные данные ФБР, полученные из других источников, что тоже говорит в пользу некоторой заданности расшифрованных кодовых имен. Многие условные обозначения остались нераскрытыми, что добавило таинственности в рассекреченные материалы.

Отечественные спецслужбы не дали подробного комментария документам «Веноны». Представитель СВР В.Н. Карпов, не отрицая в целом достоверность материалов «Веноны», заявил, что многие ее сведения не соответствует действительности. По его мнению, часть информации была получена не в результате расшифровки телеграмм, а в результате работы известных перебежчиков - Носенко, Голицына, Гордиевского и других.4 Едва ли такое обвинение можно назвать обоснованным - американским спецслужбам нет никакой выгоды фальсифицировать дела полувековой давности, пытаясь обезопасить людей, которые давно находятся на Западе.

Из офицеров и агентов советских спецслужб времен войны свои свидетельства оставили немногие. Мало кто из них дожил до времени, когда об их работе стало возможно говорить более или менее свободно, и далеко не все воспользовались этой возможностью. Многие разведчики ограничились короткими интервью или небольшими статьями в средствах массовой информации. Большое время, прошедшее после описываемых событий, возможно, состояние здоровья — все это должно было сказаться на их трудах.

Самые знаменитые из них — безусловно, воспоминания П.А. Судоплатова. Автор долгое время занимал руководящие посты в органах внешней разведки НКВД—НКГБ, во время войны возглавлял Четвертое управление НКВД, призванное бороться с врагом на оккупированной территории СССР. Он единственный из руководителей советских спецслужб такого ранга, оставивший свой взгляд на события, и его свидетельства бесценны для историков. И весьма прискорбно, что столь ценный свидетель позволил столь сомнительные рассказы. Один из руководителей СВР В. Кирпиченко подсчитал, что примерно треть из приведенных Судоплатовым фактов соответствует действительности, треть — полуправда и еще треть — чистый вымысел. Он категорически опроверг утверждения П. Судоплатова о работе на советскую разведку ряда известных лиц.5 Историки подвергли уничтожающей критике его заявление о связи со спецслужбами СССР ряда известных ученых.

В 1998 году, уже после смерти автора, вышла новая книга его воспоминаний — «Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930 — 1950 годы». В целом она повторяет предыдущую, но в ней автор ответил на критику, вызванную его первой книгой, и прокомментировал факты, ставшие известными после первого издания.

Последняя книга П. Судоплатова — «Разные дни тайной войны и дипломатии» — сосредоточена на теме Великой Отечественной войны. Согласно требованию автора, она вышла в печать после его смерти.6 В ней

3 Лайнер, Л. «Венона». Самая секретная операция американских спецслужб/ В. Ланер. - М., 2003. - С. 132.

4 Карпов, В.Н. Послесловие / В.Н. Карпов // Новая и новейшая история. - 2000. - №1. - С. 20.

5 Кирпиченко, В. Разведка: лица и личности/ В. Кирпиченко. - М., 1998. - С. 242-243.

6 Лекарев, С. Новый взгляд на роль разведки в политике Кремля / Станислав Лекарев // Незавимое военное обозрение. - 2002. - №8. - С.7. излагаются многие до того неизвестные обстоятельства работы спецслужб и дипломатов. В некоторых местах она противоречит двух предыдущим книгам автора.

Очень ценны для нас воспоминания офицера советской разведки А. Феклисова. В годы войны он работал в резидентуре внешней разведки в США. Вскоре после войны он был связников К. Фукса - главного атомного шпиона. А. Феклисов - единственный оставивший воспоминания офицер советской разведки, работавший в США. Его книга «За океаном и на острове» содержит бесценную информацию о деятельности советской разведки в Америке.

В 1999 году его мемуары были переизданы под другим названием «Признание разведчика» с существенными дополнениями. В них автор изложил историю своей работы с супругами Розенберг, рассказал о связи с советской разведкой известных ученых А. Саранта и Д. Барра. СВР не комментирует его рассказ.

Неожиданным участником тайной войны оказалась известная детская писательница Зоя Воскресенская. Накануне и во время Второй мировой войны она была офицером разведки органов госбезопасности. Работала в центральном аппарате и в резидентуре в Швеции под началом резидента Б.А. Рыбкина, своего мужа. Ее воспоминания содержат ценные сведения о работе внешней разведки накануне войны, о трагедии «Красной капеллы». Вместе с тем в книге встречаются явные умолчания. 3. Воскресенская ни словом ни обмолвилась об активной работе советской разведки в Швеции. Она в самых восторженных тонах повествует об известном дипломате А. Коллонтай, хотя по свидетельству преемника Б.А. Рыбкина, он имел с послом не самые лучшие отношения.

Эти преемником был Е. Синицын. Его книга «Резидент свидетельствует.» содержит ценную информацию о работе внешней разведки накануне войны. Приведенным им сведения о работе советских разведчиков в Финляндии, о роли разведки в заключении перемирия с Финляндией более нигде не публиковались.

Эксклюзивную информацию также содержит книга воспоминаний отставного разведчика В. Павлова. Она — единственный источник об операции «Снег». Кроме нее, В. Павлов описывает деятельность внешней разведки накануне войны, а также во время войны в США и Канаде. Автор был лично знаком с некоторыми выдающимися советскими разведчиками, таким как А. Коротков, И. Ахмеров.

Широкую известность приобрели воспоминания Ю. Модина. Вскоре после войны автор был связным ныне широко известной Кембриджской группы, и он оставил бесценные свидетельства о работе знаменитой разведгруппы.

Весьма необычное произведение оставил Рихард Зорге. По месту своего написания оно получило название «Тюремные записки». Зорге писал в заключении в тюрьме Цугамо под контролем следователей. Оригинал

7 Синицын, Е. Резидент свидетельствует .IE. Синицын. - М., 1996. - С. 321.

Записок», составленный Зорге на немецком языке, был уничтожен во время бомбардировки Токио, и сохранился только их перевод на японский, достоверность которого проверить невозможно. Подлинность записок удостоверяется показаниями следователей и переводчика, а также 24 страницами с правками, сделанными лично Зорге - они дошли до наших дней.8

Мотивы, по которым Р. Зорге пошел на подобные признания, остаются неясными. Как вспоминал П. Судоплатов, ему не были даны инструкции - как действовать в случае провала.9 Но Р. Зорге не мог не понимать, что Москва не одобрит подобные откровения. Можно было бы предположить, что, считая себя обреченным, он не пожелал уходить в неизвестность, подобно большинству разведчиков, предпочтя оставить свой след в истории. Но, по утверждению японского следователя Охаси, он не терял надежды.10

В «Тюремных записках» не могло быть и речи о полной откровенности. Зорге в основном рассказывал то, что и так было известно следователям. Иногда Р. Зорге сознательно вводил читателей в заблуждение - он выдавал себя за агента Коминтерна, будучи агентом РУ. О многом он умолчал - так, он не назвал ни одного имени из своих связников. Р. Зорге брал вся вину на себя, принижая роль своих товарищей.

Но тем не менее «Тюремные записки» дают нам уникальную возможность взглянуть на дело Зорге глазами самого Р. Зорге, узнать его собственный взгляд на известные события.

Другой агент военной разведки, оставивший мемуары — Л. Треппер. Он писал свои воспоминания после своей эмиграции во Франции, будучи свободным от оков цензуры. Он поведал о многом, о чем другие советские авторы предпочитали молчать — о предвоенных репрессиях, об ошибочных решениях Центра, о своем пребывании в тюрьмах МТБ после войны. Его книга содержит обширный факгический материал о деятельности «Красной капеллы».

Вместе с тем необходимо сказать, что эмиграция освободила JI. Треппера не только от цензуры, но и от какого-либо контроля. Дав волю своему тщеславию, JI. Треппер приписал себе руководство «Красной капеллой», хотя такой организации не существовало в природе. Многие приведенные им факты на проверку оказались вымыслом. Необходимой частью русского издания его книги стало послесловие военного историка А.И. Галагана, в котором он исправил многие нелепости автора.

В отличие от Л. Треппера, Ш. Радо нельзя обвинить в тщеславии. В своей книге «Под псевдонимом «Дора» он подробно описал деятельность руководимой им группы. Но, будучи гражданином социалистической Венгрии, он не был свободен в своем творчестве. По-видимому, над ним довлели требования секретности — как выяснилось из рассекреченных документов, он знал о своем главном осведомителе — Р. Ресслере — гораздо больше, чем написал в своей книге. В своих воспоминаниях он не сказал ни одного худого

8 Прохожев, А.А. Предисловие / А.А. Прохожее // Знаменитые шпионы XX века. М., 2001. - С. 463.

9 Фесюн, А.Г. Предисловие / А.Г. Фесюн. // Дело Рихарда Зорге. СПб., 2000. -С. 22.

10 Там же.-С. 22. слова про своих руководителей в Москве, хотя при желании мог бы предъявить им серьезные претензии. Кроме того, сам Ш. Радо тоже не страдал излишней объективностью — он обвинил своего коллегу А. Гуревича в предательстве, что было доказательно опровергнуто сотрудниками Генеральной прокуратуры РФ.

Все мемуаристы, о которых шла речь, были либо кадровыми сотрудниками разведывательных служб, подобно П. Судоплатову, либо занимали близкое к ним положение, будучи руководителями разведывательных групп, как Р. Зорге. Только два завербованных агента тоже оставили свои воспоминания. Один из них — широко известный Ким Филби. Свои воспоминания он писал в Москве после побега в 60-х годах. По свидетельству лично знавшего его М. Любимова, под гнетом цензуры он не написал и четверти того, что хотел.11 Знаменитый разведчик рассказывает больше о своей богатой событиями жизни и своей работе в британских спецслужбах, чем о своей деятельности в пользу СССР. Читателю приходится домысливать, какую именно информацию К. Филби передал в Москву. Тем не менее воспоминания К. Филби являются ценным источником по работе советской разведки в Великобритании.

Первый раз книга была издана в Англии в 1968 году. Советское издание появилось только десять лет спустя. Оно предназначалось для сотрудников заинтересованных ведомств. Открытым тиражом мемуары К. Филби были изданы только в конце 80-х годов. Кроме книги воспоминаний «Моя молчаливая война», опубликованы также его «Автобиография» и «Лекция руководящему составу ПТУ».

Другой агент — Г. Кегель. После войны он жил и работал в ГДР. Он единственный известный нам уцелевший член группы И. Штеббе. Г. Кегель рассказал о своей работе на военную разведку перед войной, внес свой вклад в спор о внезапности нападения. Вместе с достоверной информацией его книга содержит сомнительные сведения.

Важным источником для нас являются воспоминания офицеров спецслужб гитлеровской Германии. Естественно, им нельзя доверять на 100%. Трудно ожидать от них откровенного рассказа об их сотрудничестве с гестапо или использовании его методов. В них заметно стремление оправдать свое поражение. Вместе с тем они дают нам возможность увидеть деятельность советских спецслужб глазами их противников, сообщают множество дополнительных фактов.

Среди них — мемуары руководителя разведывательной службы РСХА В. Шелленберга. В них он со своей точки зрения рассказывает о наиболее громких операциях спецслужб. Его нельзя упрекнуть в любви к истине — некоторые из рассказов весьма сомнительны, подобно изложенной им операции немецких спецслужб по дискриминации Тухачевского.

Большинство русских изданий мемуаров В. Шелленберга — переводы с первого их издания на английском языке. Автор использовал в своей работе

11 Любимов, М. П. Шпионы, которых я люблю и ненавижу/ М.П. Любимов. - М., 1997. - С. 155. перевод с немецкого издания, наиболее полного и близкого к оригиналу. Он существенно отличается от английского варианта — в частности, в нем приводятся сведения о работе советской разведки в Скандинавии.

Одним из подчиненных В. Шеленберга был знаменитый О. Скорцени, ответственный за проведение диверсионных операций. В своих мемуарах он, сам того не подозревая, изложил с немецкой точки зрения ход операции «Березино», а также подтвердил известные нам из российских источников эпизоды операции «Березино», а также противостояния спецслужб в Иране.

Еще один немецкий мемуарист О. Райле, помощник адмирала Канариса. ^ В своей книге «Тайная война» он описывает борьбу немецких спецслужб с советскими в Восточной Европе, комментирует громкие шпионские истории. И хотя он стремится описать советскую разведку самыми черными красками, его свидетельство заслуживает рассмотрения.

В последнее десятилетие ушедшего века и первые годы нового породили обширный пласт литературы, посвященной истории тайной войны. Она включает в себя как серьезные исследования, так и почти неприкрытый вымысел. Это позволяет говорить об историографии проблемы.

В отдельную группу можно выделить официальные издания СВР. Это книги, статьи и прочее, написанное при прямом участии внешней разведки, а также принадлежащие перу ее официальных представителей.

Среди литературы, посвященной истории советской разведки, на первом месте безусловно стоят «Очерки истории российской внешней разведки». Великой Отечественной войне посвящены 3-ий и 4-ый тома. Этот труд не имеет себе равных по богатейшему фактическому материалу, по компетентности его авторов. Основой послужили архивные материалы СВР и воспоминания ветеранов разведки. Из них стали известными многие доселе неизвестные fl) страницы работы советских спецслужб. В приложении к «Очеркам» опубликованы документы внешней разведки, большинство из которых публикуется впервые.

Но вместе с тем этот обширный труд страдает явной неполнотой. Не получили какого-либо комментария сведения о связи с советской разведкой ряда известных лиц. Ни слова ни сказано о многих разведывательных операциях, про которые нам известно из зарубежных источников.

Стараясь идти в ногу со временем, в 1996 году СВР выпустила электронное издание - CD «Внешняя разведка России». Он содержит короткие рассказы о деятельности внешней разведки в различные периоды, биографии разведчиков и агентов, опубликованные документы.

Нужная информация имеется также на официальном сайте СВР в сети Интернет. По своей структуре он повторяет CD «Внешняя разведка России», большинство помещенных в нем материалов также было опубликовано на нем. Вместе с тем имеется совершенно новая информация. По сравнению с многостраничными «Очерками» сайт содержит немного информации, но ряд ' v приведенных на нем сведений более нигде не публикуется. В частности, это информация о работе СВР по атомной проблематике в Европе. К сожалению, ее объем предельно краток.

Военная разведка в данный момент не имеет своей официальной истории, подобной «Очеркам». За ее отсутствием место официального историографа ГРУ занял председатель Совета ветеранов военной разведки А. Г. Павлов. Но круг его работ огранивается несколькими журнальными статьями, носящими скорее обзорный характер, что явно недостаточно для столь объемной темы.

Много исследовательских работ посвящено одной из наиболее известных разведывательных сетей — «Красной капелле». Из них самыми основательными являются труды отставного офицера СВР В. Пещерского. В них автор подробно рассказывает об истории «Красной капеллы», а также группы Ш. Радо, И. Штеббе и других. Основой его работы послужили архивные материалы внешней разведки, что выгодно выделяет ее в плане достоверности.

Одна из наиболее интересных тем тайной войны — атомный шпионаж. Среди наиболее серьезных работ по этой тематике — книга бывшего офицера КГБ В. Чикова «Нелегалы». В центре повествования — агенты советской разведки супруги Коэн. В книге дается большой фактологический материал, называются доселе неизвестные агенты советской разведки. Основой для исследования послужило 17-томное досье из архива СВР, закрытые публикации служебного характера, а также беседы автора с участниками событий, включая самих супругов Коэн.

Но вместе с несомненными достоинствами труд В. Чикова содержит явные недостатки. Большие сомнения вызывают озвученные в нем беседы участников событий — маловероятно, что кто-то вел их стенографичкскую запись. Есть веские основания

В 2001 году В. Чиков совместно с американским исследователем Г. Керном выпустил переработанное издание своей книги под другим названием — «Охота за атомной бомбой» — с существенными дополнениями.

Одна из наиболее основательных работ — книга первооткрывателя этой темы в России С. Пестова. В своей книге «Бомба. Тайны и страсти атомной преисподней» он подробно исследует процесс создания советского ядерного оружия как в научной, так и в разведывательной составляющей. Основой книги послужили рассекреченные документы, и, главным образом, беседы автора с участниками описываемых событий. Среди них — бывшие офицеры ГРУ, чьи свидетельства более нигде не используются. После появления новых источников автор переиздал книгу под другим названием — «Бомба. Три ада XX века».

Новым словом в истории тайной войны стали работы историка В. Лоты. Автор получил доступ к архивным материалам ГРУ, раннее совершенно закрытых для исследователя. Кроме того, исследователь опрашивал ветеранов военной разведки, до того никогда не встречавшихся с журналистами или историками. В своей книге «ГРУ и атомная бомба» он обнародовал совершенно неизвестные факты, заставляющие по-новому взглянуть на историю атомного шпионажа. Также приведены новые сведения о работе группы Ш. Радо, о деятельности советской разведки в Англии.

Доктор исторических наук Ю. Кузнец посвятил свой труд деятельности советской разведки в Иране. Он детально исследовал ее борьбу с немецкими спецслужбами и местными националистами. Основой исследования послужили архивные документы СВР и свидетельства ветеранов советской разведки. В 2003 году его труд был переиздан под названием «Тегеран-43» с существенными дополнениями.

В центре внимания биографических книг — личности выдающихся советских разведчиков. Книга известного публициста, долгое время специализирующегося на тематике спецслужб, Т. Гладкова, посвящена жизни руководителя немецкого отдела внешней разведки А. Короткова. Основой книги послужили архивные материалы СВР и воспоминания сослуживцев А. Короткова. В 2002 году книга была переиздана под другим названием — «Лифт в разведку» — с важными изменениями и дополнениями.

В. Антонов и В. Карпов — авторы трилогии «Тайные информаторы Кремля». В ней рассказывается о жизни и деятельности советских разведчиков, а также агентов советской разведки. Основой трилогии стали архивные материалы СВР, неопубликованные воспоминания ветеранов внешней разведки, а также свидетельства непосредственных участников событий, включая героев книги.

В отдельную группу следует выделить зарубежных исследователей. Сильная сторона их произведений — использование труднодоступных для нас источников. Это документы западных спецслужб, свидетельства немецких офицеров, материалы судебных процессов, проходивших на Западе. Но, не имея возможности перепроверить их по российских источникам, западные авторы часто впадали в заблуждение.

Среди них известная работа французского писателя Ж. Перро «Красная капелла». Его книга — одно из первых исследований ее истории. Главным источником для работы стали рассказы уцелевших участников «Красной капеллы», включая самого Л. Треппера, а также некоторых сотрудников немецких спецслужб. Автор составил подробный рассказ о рождении, жизни и смерти знаменитой организации. Его произведение и по сей день не потеряло своего значения. Но необходимо отметить, что вслед за своим главным героем Л. Треперром он допускает существенные ошибки. Он безоговорочно поверил в вымысел Л. Треппера о его главенствующей роли в разведывательной сети, в его версию о предательстве А. Гуревича. Впоследствии сам Ж. Перро признал свой промах.

Автор другого исследования Д. Даллин — известный американский советолог, профессор Иельского университета. Над своей книгой «Шпионаж по-советски» он работал более 10 лет. Профессор использовал документальный материал из архивов США, Бельгии, Франции, Великобритании, Германии, изучал мемуары сотрудников западных спецслужб, перебежчиков из числа офицеров советской разведки и ее агентов, опросил десятки участников описываемых событий.

Итогом стал капитальный труд. Отставной сотрудник внешней разведки

В. Чернявский поставил ее выше известной работы К. Эндрю и О. 1

Гордиевского. Многие из приведенных Д. Даллиным фактов стали известны только благодаря ему.

Вместе с тем столь солидное исследование не лишено недостатков. Есть фактические ошибки — к примеру, Д. Даллин называет К. Ефремова полковником и сообщает, что он приехал в Бельгию в начале войны. В реальности последний был капитаном и он прибыл на место действия в 1938 году.

На подобную Д. Даллину академичность претендует книга К. Эндрю и О. Гордиевского с амбициозным названием «КГБ — разведывательные операции от Ленина до Горбачева». К. Эндрю — профессор Кембриджского университета, известный историк, чья специализация — изучение истории спецслужб. О. Гордиевский — бывший полковник КГБ, один из самых известных перебежчиков «холодной войны».

Оценки их труда различны. Многие ветераны российских спецслужб считают его сознательной клеветой. Но бывший сослуживец О. Гордиевского М. Любимов другого мнения: «Книга сделана фундаментально, в ней чувствуется профессорская рука, она полезна для всякого, кто интересуется разведкой».13 Воспоминания перебежчика оказались ненадежным источником, и книга содержит немало фактических ошибок. Достойно удивления то, что они встречаются в издании 1999 года, когда они могли быть легко исправлены по российским источникам. Вместе с тем в этой книге приводятся сведения, более нигде не встречающиеся.

Другое амбициозное исследование, принадлежащее перу английского исследователя Дж. Ричелсона «История шпионажа XX века». В ней идет речь о наиболее значительных спецслужбах и их операциях в XX веке, в том числе во время Второй мировой войны. Некоторые из приведенных ими деталей деятельности разведывательных служб более нигде не описываются.

Еще более серьезную задачу поставили перед собой французские журналисты Р. Фалиго и Р. Коффер — авторы «Всемирной истории разведывательных служб». Для столь обширного замысла их книга имеет небольшой объем, поэтому все главы книги предельно кратки. Ее достоинство — описание деятельности малоизвестных спецслужб. Некоторые из описанных французскими журналистами фактов более нигде не приводятся.

Имеется также и справочная литература, претендующая на всеохватность. Эта «Энциклопедия шпионажа» американских авторов Н. Поллара и Т. Аллена. Объем энциклопедии — около 800 страниц. Авторы собрали обширный

12 Чернявский, В. Минное поле холодной войны (вместо предисловия) / В. Чернявский // Даллин Д. Шпионаж по-советски. M., 2001. - С. 5.

13 Любимов, M. Шпионы, которых я люблю и ненавижу./ М. Любимов. - М., 1997. - С. 430. фактический материал. Приведенные им версии широко известных событий существенно отличаются от изложенного в отечественной литературе.

В России схожую роль выбрал А. Диенко — автор-составитель справочника «Разведка и контрразведка в лицах». В предисловии утверждается, что это «наиболее полный биографический словарь о людях разведки и контрразведки».14 Но многие люди в этот справочник не попали, подобно супругам Геворкян, сыгравших важную роль в работе советской разведки в Иране.

Вопросы деятельности спецслужб нечасто рассматриваются в исторических трудах, которые не посвящены специально истории тайной войны. Как правило, это исследования, освещающие историю предвоенного периода. Один из важнейших вопросов начала Великой Отечественной войны -вопрос о внезапности нападения, и обойти здесь вопрос о роли спецслужб практически невозможно.

Среди них - известный российский историк JI. Безыменский. Его книга «Гитлер и Сталин перед схваткой» основана на архивных материалах из Архива Президента, Министерства обороны, МИДа и бывшего КГБ, в некоторых случаях - участников описываемых событий. Автор подробно разбирает работу советских разведслужб перед войной, посвятив ей отдельную главу. Труд JI. Безыменского содержит сведения, более нигде не встречающиеся - в частности, о работе специальной аналитической группы внешней разведки.

Также большое внимание уделил деятельности советской разведки М. Мельтюхов в своей книге «Упущенный шанс Сталина». Он использовал все возможные источники — рассекреченные материалы из различных архивов, публикации документов, свидетельства очевидцев. М. Мельтюхов подробно проанализировал большое количество информации, но результат его анализа нельзя назвать бесспорным. Так, бывший ответственный сотрудник ЦРУ Д. Мерфи считает, что автор «не понимает ни военного дела, ни разведки».15

Широкую известность получила книга А. Некрича «1941, 22 июня», посвященная событиям кануна и начала войны, причинам первых поражений Советского Союза. Во втором издании, вышедшем в 1995 году, переработанном и дополненным, автор использовал документы из российских и зарубежных архивов, а также свидетельства очевидцев. Большой интерес представляют интервью, взятые автором у бывшего начальника РУ Ф.И. Голикова.

Единственным известным автору периодическим изданием, выходящим в наши дни, является независимая ежемесячная газета «Новости разведки и контрразведки». В газете регулярно появляются материалы по истории российских специальных служб, включая воспоминания и интервью участников событий. Но «Новости .» никак не связаны с российскими спецслужбами, и количество эксклюзивного материалы на их страницах невелико.

14 Диенко, А. Единожды присягнув, служить верой и правдой (вместо предисловия) /А. Диенко // Разведка и контрразведка в лицах. - M., 2002. - С. 7.

15 Дэвид Мерфи: «По «Красной звезде» я учился читать» // Красная звезда. - 2002 - 14 ноября. - С. 3.

-м t

Заключение диссертации по теме "История международных отношений и внешней политики", Куликов, Алексей Васильевич

Заключение.

В целом деятельность советских разведывательных служб следует расценивать как безусловно успешную. Накануне и во время войны она поставляла высшему военно-политическому руководству страны необходимую информацию.

Накануне Второй мировой войны советской разведке удалось создать в Европе обширную разведывательную сеть. Агенты советских спецслужб были во всех звеньях государственного аппарата нацистской Германии, не исключая гестапо. Также были созданы резидентуры в союзных, нейтральных и оккупированных Германией странах.

Они давали возможность своевременно узнать о любых крупномасштабных мероприятиях вермахта. Были получены многочисленные сведения о военных приготовлениях стран Оси. Лишь незначительный процент из них полностью или частично не соответствовал действительности. При надлежащем анализе они позволяли сделать правильные выводы и своевременно принять меры. Но во внешней разведке не было информационно-аналитического отдела, который должен был выполнять такую роль. Работа аналогичного подразделения в РУ была сведена к нулю благодаря нерешительности главы военной разведки Ф. Голикова. Сталин сам взял на себя функцию анализа разведданных. Не имея качеств, необходимых для столь сложного дела, он не справился с задачей.

Доступные нам источники дают следующий список сведений стратегического характера, полученных советскими разведслужбами: информация о плане «Барбаросса»; сообщения о неучастии в войне Японии; информация о невступлении в войну Болгарии; сведения о состоянии вермахта перед контрнаступлением под Москвой; направление главного удара немецкой армии в летнюю компанию 1942 года; упреждающая информация о наступлении на Курской дуге; план Восточного вала во время битвы за Днепр; сведения о планах контрударов вермахта в Померании и в районе озера Балатон.

Также было получено большое количество информации тактического плана.

И если сведения о плане «Барбаросса» и планах вермахта летом 1942 года не были восприняты военно-политическим руководством страны, то в дальнейшем информация спецслужб учитывалась при планировании боевых действий и сыграла важную роль в победах Красной армии.

Силами 4-го управления НКВД совместно с другими советскими спецслужбами были проведены операции по стратегической дезинформации, что сыграло большую роль в успешных операциях Красной армии.

Было налажено регулярное и бесперебойное получение информации о внешнеполитических планах союзных стран, что позволило советскому правительству эффективно добиваться своих целей. Сталину стало известно об истинной позиции польского правительства в изгнании и об отношении к нему Рузвельта и Черчилля. Это позволило добиться прихода к власти в Польше лояльного СССР правительства.

Советской разведке удалось получить сведения о планах делегации США и Англии на Тегеранской и Ялтинской конференциях. Это значительно облегчило Сталину ведение переговоров, и он добился своих целей — открытия Второго фронта, утверждения советских границ 1941 года. Благодаря полученной от внешней разведки информации Советский Союз правильно сориентировался в ситуации и сделал ставку на де Голля.

Информация внешней разведки помогла успешному ведению мирных переговоров с Финляндией. Также советская разведка своевременно известила руководство страны о сепаратных переговорах Запада и Германии.

Исключительно важную роль сыграл атомный шпионаж. Именно сообщения разведки сыграли решающую роль в принятии решения о начале работ над советским ядерным оружием. Их хотя роль советской разведки в советском атомном проекте стала предметом спора между учеными и разведчиками, несомненно — полученные от разведслужб сведения значительно удешевили и ускорили процесс создания отечественного ядерного оружия.

Кроме получения информации, имеются сведения о том, что советская разведка пыталась влиять на события своими методами. К ним относятся сообщения о покушении на фон Папена для срыва сепаратных переговоров, действия советских спецслужб с целью спровоцировать войну между США и Японией, деятельность агентов влияния. Но, как правило, они исходят из непроверенных источников и не могут быть однозначно приняты на веру, нуждаясь в проверке.

Среди причин успешной работы советской разведки можно выделить следующие:

1) Широкое распространение левых взглядов, а также симпатий к Советскому Союзу. Коммунисты и близкие к ним по взглядам видели в СССР главного носителя и проводника левых идей. Среди них советская разведка сравнительно легко вербовала агентуру. Идеологическое противостояние делало его непримиримым противником гитлеровской Германии, что заставило видеть в нем союзника многих антифашистов, как членов группы Харнака-Шульце-Бойзена. Большинство членов советских разведывательных сетей, созданных перед войной, было привлечено к сотрудничеству именно на этой основе. После 22 июня 1941 года тяжелейшая борьба Советского Союза против нацизма привлекла к нему симпатии многих людей независимо от их политических взглядов. Пользуясь этим обстоятельством, советская разведка создала обширную разведывательную сеть в США. Многие европейцы видели в СССР своего союзника в борьбе против стран Оси и считали целесообразным помогать ему. Особенно широко подобные воззрения были распространены среди жителей оккупированных стран, многие из которых считали, что, помогая Советскому Союзу, они помогают своей Родине. Подавляющее большинство агентов советской разведки было завербовано на идеологической основе.

2) Многочисленная и разветвленная разведывательная сеть, созданная в Европе перед войной. В отличие от спецслужб союзников, которые были вынуждены с нуля создавать разведывательные сети, советская разведка опиралась на задел, созданный перед войной. В большинстве стран усилиями обоих советских разведслужб было создано по несколько резидентур. Их многочисленность стало залогом длительной работы — уничтожив одну разведывательную группу, немецкие спецслужбы были вынуждены начать охоту за другой. Несмотря на многочисленные нарушения правил конспирации, «Красная капелла» продолжала работать на протяжении 1,5 лет после того, как немецкие спецслужбы узнали о ее существовании.

Большинство важнейших агентов было завербовано перед войной. После начала боевых действий агентурная сеть была значительно расширена, но связь с новыми агентами поддерживалась при помощи резидентур, созданных до 22 июня 1941 года.

3) Ошибочные решения в работе спецслужб противников. Немецкие спецслужбы пребывали в уверенности, что в Германии не может быть и речи о советской разведывательной сети. Они ошибочно полагали, что спецслужбы СССР ищут агентуру среди членов Коммунистической партии, когда как они опирались на антифашистов в целом. Спецслужбы Англии и США сосредоточили свои усилии на противостоянии разведкам стран Оси, обращая минимум внимания на деятельность советской разведки.

4) Большую роль сыграли разведывательные группы в союзных и нейтральных странах. Среди них была высокоэффективная резидентура Ш. Радо — немцам удалось пресечь ее деятельность только по истечении более 2 лет. Уникальной чертой работы советской разведки стало получение информации о Германии из союзных стран, против чего спецслужбы стран Оси были бессильны что-либо предпринять.

5) Несомненным фактором стало высокий профессионализм и личное мужество советских разведчиков. В главе 1 говорилось о многочисленных ошибках в их подготовке. Но, проработав до начала войны несколько лет, советские разведчики накопили значительный опыт. Усилиями JI. Треппера, А. Гуревича и других были сорваны попытки проведения радиоигры с Москвой. Абверу и гестапо не удалось повторить своего успеха в противостоянии с разведкой союзных стран — длительного ведения радиоигры и создания устойчивых каналов продвижения дезинформации. Большинство разведывательных групп было уничтожено, но некоторые из них продолжали работать до конца войны. Спецслужбам других стран такого добиться не удалось. Некоторые советские разведчики достигли уникальных результатов, подобно А. Гуревичу и Р. Зорге.

Вместе с тем советской разведке были присущи отрицательные черты, существенно уменьшившие эффективность ее работы. Во многом они являются отражением недостатков советского строя.

1) Пренебрежительное отношение к людским жизням, выразившееся в отправке плохо подготовленных людей на смертельно опасные задания, в непринятии достаточных мер по спасению провалившихся разведчиков.

2) Явное нарушение правил конспирации, выразившееся в связи между собой до того изолированных резидентур.

3) Весьма некомпетентной и запоздалой была подготовка к деятельности разведки в условиях военного времени. Это губительно сказалось на ее эффективности, лишив важнейшей информации. Главной причиной провала разведывательных групп была связь, для налаживания которой не было принято своевременных мер до начала военных действий.

4) Еще одной характерной отрицательной чертой стало необоснованное недоверие к агентам, причем даже к самым надежным и проверенным, таким как Кембриджская группа и В. Леман.

Кроме того, в ходе работы во время войны был допущен ряд явных и грубых ошибок. К наиболее значимым из них принадлежит телеграмма А. Гуревичу с приказом ехать в Берлин на встречу с X. Шульце-Бойзеном. Ее результатом стала гибель ценнейшей агентуры — разведывательной группы в Берлине. Другим подобным роковым приказом была передача остатков разгромленных резидентуры К. Ефремова в подчинение Г. Робинсона. Это привело к гибели последней резидентуры и к окончательному разгрому «Красной капеллы». Очень трудно найти объяснение продолжению радиообмена с Й. Венцелем, о чьем провале Центр был извещен из нескольких независимых источников.

Схожей ошибкой было использование для связи с группой Ю. Розенберга связника другой группы, Г. Голда.

Причем наиболее тяжелые последствия имели промахи, сделанные офицерами в Центре, а не разведчиками на местах, жившими в условиях постоянного стресса. Также Центр виновен в ошибочных действиях административного характера. Среди них прекращение связи с группой Ш. Радо по случаю переезда разведцентра из Москвы в Куйбышев. Прекращению получения важнейшей и остро необходимой информации по такой нелепой причине нельзя найти оправдание. Из той же серии — абсурдная ситуация, когда радиостанции заводского изготовления, посланные разведчикам Центром, оказались гораздо хуже, чем изготовленные на местах самодельные радиостанции. Столь же нелепа история с изготовленными в Центре документами, которые оказались совершенно непригодными для использования.

Мы не можем с полной достоверностью ответить на вопрос, в чем причина таких отрицательных черт — мы не знаем, почему и какой офицер в той или иной обстановке принял то или иное решение. Но наиболее вероятной причиной представляются массовые репрессии, резко ухудшившие профессиональный уровень советской разведки.

В заключение необходимо ответить один важный момент. Нам известно о высокоэффективных агентах и разведывательных группах, таких как Оксфордская группа и Ф. Моравец. Однако какая-либо конкретная информация об их деятельности отсутствует, и оценить их влияние — возможно, весьма значительное — на ход тайной войны невозможно.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Куликов, Алексей Васильевич, 2005 год

1. Источники1. А) Материалы архивов

2. Текущий архив Управления ФСБ по Нижегородской области. ОФ-ЗО. Воспоминания подполковника КГБ Грязнова , ^ ^1. Б) Публикации документов

3. Архивные документы по операции «Монастырь». // Шарапов Э. Судоплатов против Канариса. М., 2004.

4. Вклейка. // Судоплатов П. Разные дни тайной войны и дипломатии. М., 2005.

5. Военно-воздушные Силы Германии и СССР. // Исторический архив. — 1998. —№1.

6. Военные разведчики докладывали. // Военно-исторический журнал. — 1992.—№2-3.

7. Два досье «Красной капеллы». // Военно-исторический журнал. — 1996. — №2.

8. Дело Рихарда Зорге. СПб., 2000.

9. Дело Рихарда Зорге. // Международная жизнь. — 1965. — №4,6.

10. Дипломатия ненависти, или как английские спецслужбы «крепили» боевое сотрудничество. // Военно-исторический журнал. — 1995. — №2.

11. Документы свидетельствуют. // Кузнец Ю. Длинный прыжок. М., 1996.

12. Донесение советской разведки. // Гудок. — 1995. — 1 сентября.

13. Жизнь и деятельность Иоганна Венцеля в архивных документах. // «Звезда» вызывает Центр. М., 2005.

14. Из истории Великой Отечественной войны. // Известия ЦК КПСС. — 1990. — №1.-1991.— №8.

15. Москве кричали о войне. // Военно-исторический журнал. — 1994. — №6.

16. Неизвестный «Рамзай». // Рабоча трибуна. — 1991. — 9 мая.

17. Немецкие документы о деятельности Рихарда Зорге в Японии. // Михайлов А. Томаровский В. Обвиняются в шпионаже. М., 2004.

18. Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Крушение блицкрига. М., 2003.

19. Органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне. Накануне. М., 1995.

20. Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Начало. М., 2000.

21. О чем докладывала военная разведка. // Наука и жизнь. — 1995. — №3.

22. Переписка председателя Совета министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании. М., 1986.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 217902