Диалектика факта и вымысла в советской прозе первой половины 20-х годов ("Чапаев" Д. Фурманова, "Железный поток" А. Серафимовича, "Конармия" И. Бабеля) тема диссертации и автореферата по ВАК 10.01.02, кандидат филологических наук Гутин-Левин, Стив Хаимович

Диссертация и автореферат на тему «Диалектика факта и вымысла в советской прозе первой половины 20-х годов ("Чапаев" Д. Фурманова, "Железный поток" А. Серафимовича, "Конармия" И. Бабеля)». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 286705
Год: 
1983
Автор научной работы: 
Гутин-Левин, Стив Хаимович
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Саратов
Код cпециальности ВАК: 
10.01.02
Специальность: 
Советская многонациональная литература
Количество cтраниц: 
202

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Гутин-Левин, Стив Хаимович

Введение.

Глава I. Факт, документ и вымысел в формировании и воплощении литературного замысла

Глава П. Диалектика факта и вымысла в структуре произведения

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Диалектика факта и вымысла в советской прозе первой половины 20-х годов ("Чапаев" Д. Фурманова, "Железный поток" А. Серафимовича, "Конармия" И. Бабеля)"

С середины 60-х годов, когда обозначились масштабы последнего по времени "документального взрыва",не утихают споры о границах и возможностях документальной литературы, об эстетических правах и "удельном весе" конкретного жизненного- факта и документа в искусстве. Внимание исследователей привлекает сложное взаимодействие факта и вымысла, постижение которого позволяет пролить СЕет на некоторые закономерности реалистического творчества.

Истоки этих проблем следует искать в литературном процессе 20-х годов, характерной особенностью которого было интенсивное использование возможностей документа и факта в художественном повествовании. Документ проникал прежде всего е структуру эпических произведений и выполнял художественные, функции на всех этапах и уровнях воплощения творческого замысла: в выборе самого объекта изображения, во внутри структурных процессах - в характеросложении, сюжетно-композиционной организации, жанрообразовании, стилистике и т.д. Документ в художественном целом выступал не только в своей "вещественной" сути. Он обязательно подвергался воздействию анализирующей мысли писателя, соответствующим образом "организуясь" в структуре произведения, подкрепляя и утверждая его жизненную правдивость и одновременно укрепляя роль авторского "я".

Привлечение опыта советской литературы ВО-х годов поможет поставить изучение диалектики факта и вымысла на более прочную основу и объяснить причины периодически возникающей тенденции доку-ментализащи. художественных структур. Исследование художественно-документальных произведений этого периода дает возможность глубже осмыслить вопрос о специфике повествовательных жанров, о функциях документа в художественной структуре, саму поэтику текста, построенного на использовании документализма, и характер ее изменений. Этим определяется актуальность данной работы.

Трудность состоит в том, что природа документализма и формы его бытования в "литературе вымысла" исследованы еще недостаточно. "По основным проблемам документализма ведутся острые споры,-констатирует автор обзора работ, посвященных этому вопросу, В.В. Филиппов.- К ним в первую очередь следует отнести вопрос о границах вымысла и степени художественного обобщения в художественно-документальном произведении, вопросы о роли факта и докуменм • та, значении документализа для развития поэтики и стилистики метода социалистического реализма и др. Спорными являются понятия "документализм" в художественной литературе, "художественно-документальные жанры", "документальная основа". Нет единого мнения и в объяснении того "документального взрыЕа", который произошел т в советской литературе 50-60-х годов".

Что же такое документализм?

Вряд ли можно дать исчерпывающее определение этого явления, которое живет и развивается в литературе уже давно, находя разные проявления в рамках различных направлений. Так, в романтизме документ и исторический факт служили главным образом для создания фона, на котором развертывался сюжет, преображавший реальный мир, и рисовались герои, ЕоплощаЕшие '"дорыв к возможному" (Н.Берковский). П ;исатели-натуралисты, отвергая вымысел, стремились к точной документированное^ произведений и научной обоснованности содержащихся в них фактов, чтобы дать "простой анализ куска действительности, такой, какова она есть" (Э.Золя). Реализм, в силу своей природы, особенно предрасположен к документа-лизму, потому что документ постоянно размыкает границы литературного ряда и усиливает контакт искусства с действительностью. Хо

I. Филиппов В.В. Проблемы документализма в художественной литературе.- Русская литература, 1978, № I, с.198. тя одни жанры (очерк, повесть) "открыты" для документа в большей степени, другие (лирические) - в меньшей.

Широкая шкала определений современного документализма (они даются на протяжении уже полутора десятилетий), объяснима. Его рассматривают как новый жанр литературы со своим способом отрат ? жения действительности, особыми функциями ,стиль (А.Адамович), ц метод познания жизни , направление художественного развития,особый тип художественной образности^. Эстетические особенности этого феномена в разные эпохи и периоды проявляются по-разному. Так, документальные жанры, активизировавшиеся в литературе еще. в 20-30-е годы, только к середине 60-х годов сформировались в документальное направление, интенсивно проявлявшее себя и воздействовавшее на общие жанровые процессы в литературе тех лет. Со второй половины 70-х годов документализм стал активнее проявлять себя в стиле, органически войдя в вымышленные художественные структуры, в том числе и те, которые "Еыдают" себя за документ. Явление это столь широкое и многообразное в своих реализациях, что его, по-видимому, вряд ли можно исчерпать каким-то одним общим определением, но можно выявить сущность этого феномена, рассматривая конкретно-исторические формы бытования (например, в 20-е годы) и стержневую линию развития документализма.

Необходимо, однако, дифференцировать виды документальности и проявления документализма. Надо различать документальность как материал, сырье искусства и документальность как средство созда

1. Гушанская Б. На путях научно-художественного документализма.- В кн.: Художественное и научное творчество.- Л., 1972, с. 143.

2. Вопросы литературы, 1955, №9, с.6.

Б. Ученова В.В. Творческие горизонты журналистики.- М., 1976, с.91.

4. ЯвчуноЕский Я.И. Документальные жанры.- Саратов,1974,с.22. ния художественного образа; видеть,как по-разному проявляет себя документализм в публицистических, газетных жанрах, в жанрах художественной литературы. С точки зрения методики исследования представляется полезным предложение Ю.Андреева наряду с документальной литературой в узком смысле слова (это "та сопредельная с исторической наукой литература, которая совершенно игнорирует художественный вымысел") "рассматривать документальную литературу и в широком смысле слова. Основанием для такого решения,- полагает ученый,- является не только фактическое отсутствие явно обозначенных рубежей между литературой, строго документированной, и литературой, опирающейся и на документ и на вымысел. Не менее серьезным поводом является теоретическое положение о процессе обогащения художественной литературы за счет до-куме н тали зма"^. Именно о такой документальной литературе в широком смысле слова и пойдет речь в нашей работе. Наше внимание привлекают как общелитературные процессы первой половины 20-х годов, связанные с широким использованием документального материала, документальных форм и приемов письма, так и функции и 2 роль документа в художественных структурах .

I. Андреев Ю. По законам искусства: 0 природе документальности,- Вопросы литературы, 1379, № 2, с.29.

2. Следует оговорить, что четкое разграничение понятий факт - исторический документ - художественный документ хотя и необходимо е терминологическом плане, но не всегда возможно по существу. Во-первых, потому, что факт и документ двуедины по своей природе: принадлежа реальности, они содержат в себе потенциальный эстетический смысл и постоянно переходят "границу" жизни и искусства, что убедительно показал Ю.Н.ЗЬшянов (см.об этом во 2-й главе настоящей работы). Во-вторых, факты в беллетристических и художественно-документальных произведениях - ячейка их фабульно-сюжетной организации. Один и тот же факт представляется вне структуры произведения случайным или вымышленным, а внутри неё - художественно необходимым и достоверным. Функциональная

Роль документа в создании произведения, в его сюжетно-фабульной организации, жанровом рисунке, характеросложении, как и используемые писателем формы вымысла, постоянно находятся в поле зрения исследователей советской прозы 20-х годов. Обстоятельно изучены творческие истории "Чапаева", "Железного потока" и их т / фактические источники , В меньшей степени это сделано в отношер нии "Конармии" И.Бабеля, но и здесь есть ощутимые результаты .

Однако, изучая метод писателя и особенности литературного процесса, вряд ли можно ограничиться описанием творческой истории произведения. Необходимо установить не только индивидуально-творческие, но и типологические общие для прозы данного периода принципы отражения действительности путем сопоставления индивидуальных методов писателей, работающих на сходном жизненном материале фгероичеокне походы революционных армий времен гражданской войны). В то же время в поле зрения оказываются различные уровни структуры рассматриваемых произведений. "Цель типологического изучения заключается в выявлении и научном объяснении тех сходств в разных литературах, в творчестве разных писателей, в разных произвесвязь деталей и целого, как известно, определяет характер того и другого. Установка агтора на подлинность происходящего заставляет читателя настраиваться на "волну" документального восприятия. В этом случае, если автор не отступает от исторической достоверности, художественно оправдана и стилизация документа и введение его в ряд документов подлинных.

I. См.: Владимиров Г. Проблемы творчества Д.А.Фурманова.-Ташкент, 1956; Купряновский П. Художник революции. О Дмитрии Фурманове.- М., 1967; Цвайг Г. История создания "Чапаева" Дм. Фурманова.- Дис. . канд.филол.наук.- М., 1960; Гладков екая Л. Рождение эпопеи.- М., 1963; Гай Г. Творчество А.С.Серафимовича.- Харьков, 1958.

2. См.: Лившиц Л. Материалы к творческой биографии И.Бабеля.-Вопросы литературы, 1964, К 4; Смирин И. На пути к "Конармии".-В кн.: Литературное наследство, т.74, М., 1965. дениях, которые являются результатом воздействия относительно сходных, повторяющихся условий жизни на художественное творчество . Типологические сходства служат верными показателями общих т закономерностей литературного развития" .

В современном литературоведении существуют различные виды и р уровни типологических исследований'. Углубилась методика и расширился диапазон типологического исследования, уточнились его прин-щнш". Но это не значит, полагает автор одной из работ, что вполне определился круг проблем, связанных с этой сложной отраслью, "или что методологические, методические и конкретно-исторические аспекты ее сложились (.)• Здесь многое еще требует уяснения, хотя бы те же принципы типологического изучения"^. Так, до настоящего времени не было специальных работ, посвященных типологическому изучению способов художественной трансформации факта и документа, а также роли вымысла в творчестве писателей 20-х годов. Именно это и является целью наших изысканий.

Нами ставятся следующие задачи исследования:

I) Определить, какой документальный и фактический материал

1. Бушмин А. Наука о литературе.- М.: Современник, 1980, с. 164.

2. Назовем некоторые работы последних лет: Храпченко М.Б. Творческая индивидуальность писателя и развитие литературы.-Изд.4-е.- М.: Художественная литература, 1977; НеупокоеЕа И.Г. История всемирной литературы: Проблемы системного и сравнительного анализа.- М.: Наука, 1976; Надъярных Н.С. Типологические особенности реализма: Годы первой русской революции.- Л.: Наука, 1972; Асадуллаев С.Г. Историзм, теория и типология социалистического реализма.- Баку, 1969; Марков Д. Проблемы теории социалистического реализма.- М.: Художесте.литература, 1978.

3. Особенно перспективными в этом отношении являются работы М.Б.Храпченко, И.Г.Неупокоевой и А.С.Бушмина.

4. Надъярных Н.С. Цитологические особенности реализма,с.12. привлекался к осуществлению писательского замысла и каковы были его источники.

2) Выяснить, что общего между Серафимовичем, Фурмановым и Бабелем в художественном осмыслении этого материала и его претворении в "плоть" произведения; в каких формах каждый из писателей старался воссоздать реальность, используя-вымысел.

3) Объяснить, как складывалось диалектическое взаимодействие факта и вымысла в структуре произведения, как "работал" и какие художественные функции осуществлял документ на различных уровнях этой структуры.

Сравнительно-типологическое изучение литературы предполагает не простое приведение индивидуально-творческих явлений к общему знаменателю, но отыскание динамического единства общего и индивидуального, особенного, их внутренних сеязей^. "Апологический подход,- считает А.Н.Иезуитов,- уместен не только тогда, когда сопоставляются литературные явления, в основе которых лежат различные творческие методы, но и когда сопоставляются различные воплощения одного творческого метода и выясняются как их Енутрен2 нее единство, так и специфические отличия" . Благодаря этому можно отчетливее представить себе, с одной стороны, каков был вклад каждого из писателей 20-х годов в решение главной художественной проблемы того периода - воссоздание революционной действительности и ее героя. С другой стороны, изучение типологии социалистического реализма Еедет к уточнению конкретно-исторического взгляда на пути развития этого метода, позволяет увидеть дистанцию между складывающимися и зрелыми его формами.

Ставя в центр нашего сопоставления произведения А.С.Серафимо

1. Храпченко М.Б. Творческая индивидуальность писателя и развитие литературы.- М.: Художеств.литература, 1977, с.271.

2. Иезуитов А.Н. Социалистический реализм в теоретическом освещении.- Л.: Наука, 1975, с.87.

Еича, Д.А.Фурманова и И.Э.Бабеля, художников столь разных по таланту, по складу творческой личности, по мировоззренческим позициям, художническим интересам, мы считаем необходимым выделить то общее между ниш, что позволяет ставить их в один сопоставительный ряд. Это не только сходство жизненного материала, привлекшего внимание писателей (бои и Сыт революционной армии),и относительная одновременность создания их произведений (первая половина 20-х;:тодов)*, но - что важнее всего - общность отношения Серафимовича, Фурманова и Бабеля к революционной действительности, к своему главному герою - народной массе, к человеку революции. Связывает этих художников не только безусловное принятие революции, но и стремление к созданию обобщенно-эпической картины новой действительности в ее динамике, к постижению "закона масс". При этом писатели опираются как на свои непосредственные жизненные впечатления участников или очевидцев гражданской войны, так и на многочисленные документальные источники. Дневниковые материалы, письма, результаты газетно-очерковой работы вводятся в структуру произведения и преображаются с помощью выпасла, форш которого многообразны и обусловливаются направлением и характером замысла. При этом природа и формы вымысла у этих писателей, как и вообще в прозе рассматриваемого периода, определяются процессом его сближения и взаимопроникновения с документом.

Таким образом, научная новизна и отличительные особенности диссертации состоят в том, что это - первое исследование типологических особенностей советской прозы первой половины 20-х годов и ее поэтики в аспекте факт - документ - вымысел в их функцио

I. "Чапаев" Еышел в свет в марте 1923 г., "Железный поток" -весной 1824 г., а новеллы "Конармии", появлявшиеся в центральной печати с 1923 г., вышли отдельной книгой в 1926 г. нальном значении и диалектических взаимосвязях на основных этапах творческого процесса.

Выбранное наш направление исследования, на наш езгляд, открывает перспективы для уяснения некоторых важных особенностей формирования и развития нового метода советской литературы на раннем этапе. Имеются в виду её напряженные усилия по художественному освоению революционной действительности. Под воздействием действительности формировался метод социалистического реализма. "Давление" действительности приводило на магистральный путь литературного развития столь разных художников, как Серафимович, Фурманов и Бабель. К органическому принятию правды революции и к воплощению её в художественных образах они шли различными путями: Бабель - в значительной мере отталкиваясь от своих эстетических устремлений ("с небес поэзии"), преодолевая свойственные не одному ему сомнения и заблуждения; Серафимович и Фурманов - опираясь на конкретику фактов и идейно-выверенное отношение к ним. Общим было признание величайшей реальности революции, искреннее и честное стремление понять глубинную её сущность. Сопоставление приемов работы с документальным материалом, соотношений факта и вымысла у столь разных художников, как Серафимович, Фурманов и Бабель, позволяет увидеть то общее, что объединяет их на методологической основе. До сих пор в большинстве исследовательских работ этот сопоставительный ряд включает Серафимовича и Фурманова, которых противопоставляют в указанном плане Бабелю. Известно, что "Конармия" Бабеля, книга художника, находившегося в состоянии "внутренней борьбы ., художника сложного и противоречивого, во многом двойственного"^, вызвала при своем появлении и продолжает вызывать разноречивые оценки. Эта полемика может быть плодотворной при условии объек

I. Поляк Л. И.Бабель.- В кн.: История русской советской литературы, т.1.- М.: Наука, 1967, с.347. тиеного рассмотрения сделанного Бабелем в общем контексте творческих исканий советской прозы 20-х годов. В противном случае имеют место перекосы и передержки в оценке сложного и ещё не вполне понятого художника.*

Исследование проблем документальности, факта и вымысла в "Келезном потоке", "Чапаеве", "Конармии" позволит углубить понимание литературного процесса 20-х годов, для которого характерно сближение искусства с действительностью, опора на нее и в связи с этим повышение удельного веса в значимости факта и документа е искусстве. Эта тенденция имела свои издержки, перехлесты (в Еиде возводимой лефовцами в постулат фактографии), но в основе своей она вела к плодотворным творческим результатам. Уточнение, "параметров" и эстетической природы нового метода -это и выяснение меры соотношения субъективного и объективного

I. Отмечалось, что зарубежные советологи часто спекулируют его именем, используя при этом "весьма нехитрую методу: не жалеть хвалебных слов по адресу И.Бабеля с тем, чтобы противопоставить его Есем другим советским писателям"(Беляев A.A. Идеологическая борьба и литература: Критический анализ американской советологии.- Изд.3-е, доп.- М.: Сов.писатель,IS82,с.222). Бабель предстает у них регистратором же стокостей революции; крайне тенденциозно излагается содержание "Конармии", внимание акцентируется лишь на сценах насилия и грубости. В таком предвзятом пересказе, отмечает А.Беляев, "исчезает основной, главный пафос новелл Бабеля о Конармии - пафос революционной борьбы за Советскую власть ." (Там же, с.227). Но"и Э.Браун и М.Слоним не оригинальны в такой трактовке "Конармии" Бабеля, они е этом смысле заимствовали методологию у . рапповских критиков. Именно так, почти дослоено так критиковали книгу Бабеля о Конармии в 20-е годы рапповские критики" (Там же).

Справедлива мысль исследователя о том, что не следует повторять наши прошлые ошибки, давая идейному противнику объективную возможность принижать достижения советской литературы, извращать подлинную историю её развития, опорочивать писательские репутации и тенденциозно противопоставлять одних писателей другим .

- 1В в прозе 20-х годое, глубины постижения писателем развивающейся и изменяющейся исторической действительности.Ведь существо этого метода как раз в том и заключается,что он "есть эстетическое выражение социалистически осознанной концепции мира и человека", что объективное художественное познание действительности совершается в нем благодаря "исторической сознательности творческой т личности" . Новым качеством художественного историзма 20-х годов является понимание современности как этапа исторического движения. Факт и документ, подчас "заостренные" вымыслом, помогают обозначить перспективу этого движения, усиливают контакт художественного произведения с "еще дымящимся прошлым" и "неготовым" настоящим.

Наконец, наш план типологического сопоставления позволяет увидеть наращение эпического потенциала в прозе 20-х годов,отразившей революционную массу и ее героев. Ведь,при Есех различиях художественных структур, "Железный поток", "Чапаева" и "Конармию" объединяет в жанровом отношении тяготение к эпической широте и складу повествования, основанного на подлинном историческом событии, раскрывающего в частном эпизоде картину целого - революции и гражданской войны.

Таким образом, сам характер предлагаемого исследования открывает путь к многоаспектному пониманию прозы 20-х годое, -как в плане поэтики нового метода, так и в плане историко-литературном, позволяющем представить некоторые особенности его (метода) формирования и дальнейшего развития.

Практическое значение работы. Выбранный нами аспект исследо-ния выводит к практическим результатам. Содержащиеся в диссертации наблюдения и выводы могут быть использованы при дальнейшей разработке курса теории литературы, общего курса по истории со

I. Марков Д. Проблемы теории социалистического реализма. -Изд.2-е, М.: ИХЛ, 1978, с.286. ветской литературы, а также спецкурсов по проблемам ранней советской прозы, дать материалы для написания курсовых работ и семинарских докладов.

Объем и структура работы. Главным предметом нашего исследования станут новые эстетические функции факта, документа, в сочетании с вымыслом, в системе субъектно-объектных отношений твор. че-ского процесса, в котором рождается произведение, его структура. В связи с характером рассматриваемой проблемы в работе обозначены два уровня научного поиска: диахронный (исследуется процесс сложения диалектических отношений факта и вымысла в ходе возникновения и воплощения художественного замысла) и синхронный (исследуются функции документа и вымысла на различных структурных уровнях - характерологическом, сюжетно-композиционном, пространственно-временном, жанровом и стилевом). Этим определяется структура данной работы. Диссертация состоит из введения, двух глав и заключения общим объемом 190 страниц. Основной текст диссертации дополнен списком использованной литературы, включающим 145 названий.

Заключение диссертации по теме "Советская многонациональная литература", Гутин-Левин, Стив Хаимович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ •

Наблюдения над особенностями художественной трансформации революционной действительности в "Чапаеве", "Железном потоке", "Конармии" приводят нас к выводам, относящимся к проблеме метода,.

Известно, что каждый новый метод вырабатывает свою систему отношений искусства к действительности. Эту задачу решал и социалистический реализм, опирающийся на главный пафос реализма -нахождение истины, правды жизни. И хотя действительность находит то или иное свое отражение и в нереалистических литературных направлениях, однако только в реалистическом творчестве происходит "целенаправленное обобщение ее явлений и процессов, раскрытие типического, общезначимого в жизни человека на основе освещения его изменяющихся связей и отношений с реальным миром", а присущие реализму "многообразие форм и средств художественного выражения. рождается в тесном соприкосновении с богатством самой действительности"*.

Реализм в силу своих коренных природных свойств оказывается в большей степени, чем другие направления, "предрасположенным" к документу, потому что "не пересоздает жизнь, но воспроизводит, воссоздает ее." .

Наследуя эту традицию широкого художественного освоения конкретного жизненного факта и документа, социалистический реализм вносит в этот процесс новые моменты. По сравнению с реализмом классических форм реализм социалистический сокращает эпическую дистанцию, вследствие чего повествователь находится в непосредственном контакте с живым течением исторических со

1. Храпченко М.Б. Художественное творчество,1 действительность,;. человек.- М.: Советский писатель, 1976, с.49, 50.

2. Белинский В.Г. Полн.собр.соч., т.1, с.267. бытий прошлого и настоящего. Литература испытывает потребность в том, чтобы сблизить границы факта и вымысла, сделать максимально правдоподобной художественную условность и в то же время выйти за рамки частного факта, обобщить его, ввести в общий строй типизирующего художественного мышления. В то же время писатель стремится строить свои обобщения, не отрываясь от почвы фактов. Этим целям и задачам развития литературы служил и служит дову-мектализм.

Вот почему, принимая во внимание очевидные различия в стилистике, в жанровых и сюжетно-композиционных особенностях рассматриваемых произведений, мы видим общее между ними в отношении их авторов к документу и факту, в методах работы с этим материалом. Прослеживая эту важную сторону литературного процесса 20-х годов, мы видим, как документ, корректируемый вымыслом^ и,в свою очередь, корректирующий вымысел, оказывался эстетически значимым и активным не только в своем "снятом" виде ( как это было, скажем, в ряде произведений русской классики), но и в новых и самостоятельных художественных функциях. Применительно к первой половине 20-х годов, когда эта тенденция только начала обнаруживаться, можно говорить о новом типе документальности. о складывавшемся диалектическом сочетании факта и вымысла, что явилось конкретным выражением новых отношений художника и действительности в послереволюционную эпоху. "Полем" исследования этого типа документальности являлись для нас "Железный поток", "Чапаев" и "Конармия".

Нами были взяты наиболее значительные произведения советской прозы первой половины 20-х годов. Внутренняя логика типологического исследования подобных произведений, как показывает И.Г.Неупокоева, состоит в том, что вдвинутые в "общий типологический ряд сближенные, представленные как некая общность, они, в системе этой общности,рельефнее раскрываются своими "непохожими" друг на друга чертами, характеризующими их как явления подлинного искусства, всегда неповторимого, не знающего подот бия" . Намеченный нами типологический сопоставительный ряд,конечно, может быть продолжен. Но целью сопоставлений подобного рода всегда остается "познание единства .в многообразии", которое "есть вместе с тем и познание многообразия на основе един-р ства .

Современные типологические исследования реалистической литературы дают возможность не только глубже понять специфические, отличительные черты социалистического реализма, "но и полнее представить себе огромное разнообразие типов развития в пределах самого художественного метода"®- ". Современная литературоведческая мысль,- отмечает А.Бушмин,- все чаще начинает усматривать в социалистическом реализме не только совокупность творческих индивидуальностей, но и некоторые типологические общности, объединяющие те или иные группы писателей в своеобразные художественно-стилевые течения."^. И хотя, отмечает исследователь, "у нас нет терминов, определений, названий для этих течений, дифференцирующих предельно широкое понятие - социалистический реализм", но "необходимость установления типологических разновидностей внутри социалистического искусства" с; назрела .

Сказанное имеет прямое отношение к предмету и задаче нашего исследования. Мы стремились установить черты типологической

1. Неупаноева И.Г. История всемирной литературы: Проблемы системного и сравнительного анализа, с.166.

2. Бушмин А. Наука о литературе, с.187.

3. Неупокоева И.Г. Указ.работа, с.167.

4. Бушмин А. Указ.работа, с.286.

5. Там же, с.286, 287. общности в произведениях разных писателей (Серафимовича, Фурманова, Бабеля), ставшие результатом прежде всего общности самого объекта их творческого внимания (революционная масса, находящаяся в стадии внутреннего идейно-нравственного становления и самоопределения), затем - известной общности в подходе к этоцу обтг-екту, в эстетическом его восприятии, в творческом методе его воссоздания на страницах книг; наконец,- сходства некоторых черт и особенностей структурного характера. При этом важно было показать связь индивидуального и общего, имея в виду, что "типологическое единство в литературе - общность не статическая, а динамическая. Это не замкнутая цепь, состоящая из одинаковых звеньев, а, скорее, своего рода спек ар разных, находящихся в определенном соотношении цветов"*.

Общие моменты в индивидуальном творческом процессе проявились, с нашей точки зрения, в обращении Серафимовича, Фурманова, Бабеля к факту и документу с целью воссоздания на страницах произведений образа революционной массы и ее героев во всей полноте их исторической конщ>етности; в использовании эстетических возможностей документа на всех уровнях структуры произведения; в активном отношении к документу, "продолженному" и "смещенному" вымыслом, и в "документации" самого вымысла. В то же время мера документальности и мера вымысла у каждого из писателей своеобразны и неповторимы, как и те особенности структуры произведений, которые определяются мировоззренческой позицией писателя, направлением его художнических интересов, складом его художе ствеиного мышления и тдд.

Стремясь выявить в анализе структуры произведений Серафимовича, Фурманова, Бабеля взаимосвязи творческого метода, жанра и

I. Храпченко 1Л.Б. Творческая индивидуальность пиоателя и развитие литературы.- Изд.4-е.- М.: Худож.литература, 1977, с.271-272. стиля каждого писателя, мы главное свое внимание обратили на "способ формирования, организации произведения как эстетического целого"*, на ту роль, которую сыграли в жанрообразовательном процессе "Железного потока", "Чапаева" и "Конармии" диалектические сочетания факта, документа и вымысла. Жанровые структуры названных произведений, при всех своих специфических различиях, складываются в общий тип художе ственно-документального жанра (историко-революционной повести), конструктивным принципом которого является сознательная установка на подлинность, "узнаваемость" реальных исторических фактов и документальных прообразов, трансформированных в книге из послуживших для нее основой дневников, записей, устных рассказов, газетных статей и корреспон-денций и т.д.

Начиная с Луначарского, "Железный поток" и "Чапаева" стали относить к одной типологической разновидности, видя сходство между ними в очерковости их произведений, в том, что оба художника или шли "путем документальной типизации", оперируя "типир ческими фактами жизни" . Утверждается, что "Чапаев", "Мятеж", "Железный поток", первые значительные произведения большой эпической формы в советской литература, вобравшие в себя достижения художественного очерка и традиционно беллетристических жанров, положили начало новому типу художественного произведения, в котором современная действительность берется писателем как живая история, воплощенная в художественных образах. В 20-х годах они определили целое направление в развитии нашей литературы" .

1. Храпченко М.Б. Указ.работа, с.284.

2. Рыбинцев И.В. "Железный поток" A.C.Серафимовича и процесс взаимопроникновения жанров в современной художественной прозе.- В кн.: Серафимович A.C. Материалы Ш Все союзн.науч.конференции,посвященной 50-летию "Железного потока" А.С.Серафимовича. Волгоград, 1979, с.6.

3* Там же, с.II.

Долгое время эта типологическая разновидность оставалась я суженой. Жанровое своеобразие "Конармии", близкой к "Чапаеву" и "Железному потоку" именно в силу своей документальной природы, оказалось заслоненным в глазах критики стилистическими новациями Бабеля. Между тем, эту типологическую жанровую общность можно, на наш взгляд, расширить, отнеся к ней, кроме "Конармии" Бабеля, такие произведения 20-х годов, как "Россия, кровью умытая" А.Веселого, "Два мира" В.Зазубрина, сюжет которых структурно воспроизводит в нерасчлененном виде то или иное событие гражданской войны в формах документальной типизации.

По-видимому, этот эканр есть своеобразная форма художественного видения послереволюционной эпохи, "форма времени"*. Справедливо мнение, что исторический подход к жанровым образованиям "позволяет видеть их своеобразие, их реальный эстетический смысл. Однако понятие "формы времени" раскрывается для нас сейчас и в ином своем значении. Оно характеризует родственные жанры, возникающие в сходных исторических условиях, в том числе и те, которые разделены не только пространством, но и временем"?

Тот тип диалектического сочетания факта и вымысла, который выработала советская проза 20-х годов, получил дальнейшее развитие и свои формы претворения на последующих этапах развития нашей литературы, в сходных исторических условиях. Факт, документ сказывались особенно эстетически значимыми и активными, когда литература осваивала новый жизненный материал, повествуя, скажем, о рождении и Боепитании "в зрудах и в бою" нового, советского человека ("Как закалялась сталь" Н.Островского, "Педагогическая поэма" А.Макаренко), когда она осмысляла уроки последней войны ("Живые и мертвые" К.Симонова, "Блокада" А.Чаков

1. Белинский писал: ". если есть идеи Бремени, то есть и форш времени".- Белинский В.Г. Полн.собр.соч., т.1, с.276.

2. Храпченко М.Б. Указ.работа, с.289. ского) или когда, с помощью документа, ломались слонявшиеся стереотипы изображения действительности (в 50-60-е годы). Менялось соотношение факта и вышсла, "засилие" документа сменялось расширением границ фантазии, повышением спроса на художественную условность. Но документ, даже стесненный и, казалось бы, подавленный вымыслом, продолжал "работать", корректируя саму природу художественного вымысла.

Документальный взрыв" 60-х годов, последствия которого ощущаются и по настоящее время, вновь остро поставил на повестку дня вопрос об отношении документализма к реалистической литературе в целом, к законам ее поэтики. Ход литературного процесса не подтвердил высказывавшихся в 60-е годы прогнозов о полной эстетической "эмансипации"-факта в литературе, о захвате документом "того целого, чем жил художественный образ - принципа индивидуальности" и даже о появлении литературы особого рода. "литературы без писателя, собственно литературы человеческого документа"*. Такой литературы "свободного факта" нет и быть не может, ибо факт не может быть "весом и художествен сам по себе" , вне позиции писателя, его постигающей мысли. С другой стороны, предпринимаются несостоятельные попытки принизить значение документализма в нашей литературе под предлогом его якобы художественной неполноценности, дискредитировать документ и документальные жанры, противопоставив факту - образ,документу -вымысел®. Справедливо подвергнув критике эту субъективистскую точку зрения, А.Адамович убедительно показал, что "большая лож

1. Палиевский П.В. Литература и теория.- Изд.2-е, доп.т М.: Современник, 1978, с.128, 152.

2. Там же, с.152.

3.-Золотусский И. Лучшая правда - вымыоел.- В кн.: Золо-тусский Игорь. Монолог с вариациями.- М.: Сов.Россия, IS80, с.148-156. ка документальности", которой литература жадно черпала "соль" действительной жизни, была нужна и, вероятно, снова будет необходима искусству, стремящемуся к жизненной правде1. Важно, по мнению критика, что "документальность и в 50-е, в 60-е годы, с самого начала, не противостояла "высокому искусству", "форме", наоборот, страстно и с немалыми успехами реализовала, претворяр да себя в искусство"* (подчеркнуто автором.- С.Г.-Л.). Используя непредуказанное значение факта и скрыане в нем образные потенции, реалистическая литература, несомненно, целиком подчиняет его своим законам. Документ, факт всегда представляют собой ее мощный резерв.

Документализм - органическое явление реалистической литературы. Основа постоянного читательского интереса к документу, как указывал Ю.ТЪшянов,- условность самой литературы, как и других видов искусства. Реакцией на эту условность И является возрастающее внимание к документу и факту, которое, в свою очередь, "предсказывает, может быть, небывалый спрос на чисто литературную условность"**.

Периоды документальных доминант сменяются другими, где документ отступает на задний план.-Но для литературы эти "вторжения" документа не проходят бесследно. Укрепляются ее связи с жизнью, обновляются жанровые границы, активнее, целенаправленнее становится мысль писателя, расширяются возможности художественного познания действительности. Документализация литературы влияет и на природу художественного вымысла, фантазии, которые нередко воспламеняются от соприкосновения с фактом и документом. Вместе с тем документ держит фантазию "в узде" досто

1. Адамович А. В соавторстве с народом.- Вопросы литературы, 1978, К 5, с.46-47.

2. Нам же, с.47.

3. ЗЗынянов 10.Н. Поэтика. История литературы. Кино, с.508. верности, вызывает доверие читателя и к ней, и к открытому проявлению авторского."я" - исповедальности. Апологическое изучение документализма в художественной литературе позволяет выявить как меняющуюся его роль на различных этапах литературного процесса, так и ведущую тенденцию его развития.

Представляется, что новые достижения этого направления в искусстве будут выявляться не на пути подчинения документа вымыслу, а на пути более глубокого использования эстетических возможностей документа и органического слияния его с теми формами вымысла, которые наиболее адекватны документальной правде. "Документалистика с приходом в нее крупных писательских сил, талантов делается и будет делаться разнообразнее, богаче и по форме,-утверждает А.Адамович.- И очень важно, чтобы документально-художественная форма не переводила "документ" в разряд беллетристики. На этом пути ей действительно не выжить рядом с полноценной художественной литературой.

У документалистики свои законы красоты и правды, свои преимущества, и их каждый должен отыскать заново, а не брать напрокат у художественной литературы, а тем более у низкопробной т белле тристики"-1

Таким образом, найденное в 20-е годы и применявшееся к решению конкретных художественных задач диалектическое сочетание факта и вымысла стало отправной точкой для новых поисков этого постоянно обновляющегося единства в последующие периоды развития советской литературы. "Сегодня прямому включению документа в книгу обычно сопутствует растущая активность автора. В литературу вторгается документ, "сопровождаемый" писателем, не довольствующимся находкой, обнародованием, комментарий порой перерастает в присутствие, даже соучастие в событиях, какие раз-I. Адамович А. Указ.работа, с.49. глашает документ. Образуется сложное нерасторжимое единство: факт - документ - герой - автор"*.

Документальность с самого начала существования советской литературы стала важным признаком поэтики социалистического реализма. Это его неотъемлемая типологическая особенность,которая может принимать различные виды и формы, определяемые как "заказом" времени, так и внутренними потребностями литературного процесса. В 20-е годы документализм, еще не сформировавшись в достаточно широкое литературное направление (это произошло в 50-60-е годы), составлял типологическую жанровую разновидность, являя такие структурные образования, как роман-хроника и роман-дневник ("Голод" С.А.Семенова), повести и рассказы в форме бел-летризованных очерков, мемуарных зарисовок, дневниковых записей. К числу этих своеобразных "форм времени" относится и жан-розая разновидность "Железного потока", "Чапаева" и "Конармии", условно определяемая нами как повесть-событие, художественно-документальная повесть. Документальная прототипика пронизывает все уровни этих жанровых структур.

В перспективе последнего двадцатилетия жанровые возможности документализма в художественной литературе расширяются и появляются такие жанровые образования, как мемуарная лирическая повесть ("Дневные звезды" О.Бергольц, "Капля росы" и "Владимирские проселки" В.Солоухина), автобиографическое эссе ("Люди, годы, жизнь" И.Эренбурга), мемуарный роман ("Алмазный мой венец" В.Катаева), повесть-жизнеописание (книги, вышедшие в серии "Пламенные революционеры"), репортаж-воспоминание ("Блокадная книга" Д.Гранина и А.Адамовича) и др. Продолжает жить в современной прозе и жанр романа-хроники ("Хроника парохода

I. Янская И., Кардин В. Между фактом и вымыслом.- Дружба народов, 1979, № 2, с.241.

Гюго" В.Кукова). В современной жанровой ситуации, где идут напряженные и осознанные "поиски жанра", документ в сплаве с вымыслом, а то и с мифом, подлинный или искусно стилизованный ("В августе сорок четвертого" В.Богомолова, "Тяжелый песок" А.Рыбакова, "И дольше века длится день" Ч.Айтматова), способен "подсказать" пути решения жанревых проблем. Рождаются межжанровые образования, обязанные своими новыми особенностями эстетически освоенному и употребленному в новых функциях документу. Документ, факт, вступая в новые сложные отношения с вымыслом, обновляют в чем-то образное мышление эпохи, связи искусства с действительностью и способствуют оформлению "авторитетного стиля" времени. А это значит, что выбранный нами путь исследования перспективен и выводит к новым и еще нерешенным проблемам литературного настоящего и будущего.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Гутин-Левин, Стив Хаимович, 1983 год

1. Белинский В.Г. О русской повести и повестях г.Гоголя.- Полн. собр.соч., М.: Изд.АН СССР, 1953, т.1, с.259-307.

2. Белинский В.Г. Взгляд на русскую литературу 1847 года.-Там же, т.Х, с.279-359.

3. Чернышевский Н.Г. Эстетические отношения искусства к действителъности.(Сочинение ) .Эстетиче ские отношения искусства к действите лъно сти.(Ав торе цензия).-Полн.со бр.соч.,M.:ГИХЛ,1949, т.П, с.5-118.

4. Горький М. Еще о грамотности.- Собр.соч.; В 30-ти т. И.: ГИХЛ, 1953, т.24, с.328-331.

5. Горький M. Как я пишу.- Там же, т.26, с.222-225.

6. Луначарский A.B. Актуальнейшие темы художественной литературы.- Собр.соч.: В 8 т. М.: Худож.лит.,1964,т.2,с.448-453.1. XXX

7. История русской советской литературы. 1917-1965. В 4-х т.-2-е изд., испр.и доп. T.I. М.: Наука, 1967.- 835 с.

8. Асадуллаев С.Г. Историзм, теория и типология социалистического реализма,- Баку, 1969.- 278 с.

9. Акимов В.М. В спорах о художественном методе.- Л.: Художест. литература, 1979.- 374 с.

10. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики.- М.: Худож.лит., 1975.- 502 с.

11. Белая Г.А. Закономерности стилевого развития советской прозы двадцатых годов. Автореф.дис. . доктора филолог.наук.-М.,1975.-47 с.

12. Белая Г.А. Закономерности стилевого развития советской прозы двадцатых годов.- М.: Наука, 1977.- 254 с.

13. Белая Г.А, ". Другое зрение, другой счет": 0 современных исследованиях прозы 20-х годов.- Вопросы литературы, 1977, Ке 8, с. 224-244.

14. Бушмин A.C. Наука о литературе.- М.: Современник, 1980.334 с.

15. Гинзбург Л.Я. О психологической прозе.- 2-е изд.- Л.: Ху-дож.лит., 1977.- 443 с.

16. Гинзбург Л.Я. О литературном герое.- Л.: Сов.писатель, 1979.- 222 с.

17. Иезуитов А.Н. Социалистический реализм в теоретическом освещении.- Л.: Наука, 1975.- 172 с.

18. Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы.- 2-е изд., доп.- Л.: Наука, 1967.- 372 с.

19. ЛихачеЕ Д.С. Развитие русской литературы Х-ХУП веков: Эпохи и стили.- Л.: Наука, 1973.- 254 с.

20. Марков Д.Ф. Проблемы теории социалистического реализма-. 2-е изд., доп.- М.: Худод.лит., 1978.- 412 с.

21. Надъярных Н.С. Вшологические особенности реализма: Годы первой русской революции.- Л.: Наука, 1972.- 246 с.

22. Неупокоева И.Г. История всемирной литературы: Проблемы системного и сравнительного анализа.- М.: Наука, 1976.- 359 с.

23. Храпченко М.Б. Творческая индивидуальность писателя и развитие литературы.- 4-е изд.- М.: Худож.лит., 1977.- 446 с.

24. Храпченко М.Б. Художественное творчество, действительность, человек.- М.: Сов.писатель, 1976.- 366 с.П

25. Бабель И.Э. Избранное.- М.: ИХЛ, 1966.- 494 с.

26. Бабель И. Новые материалы. Публикация А.Н.Пирожкоеой. Прим.и от. "На пути к "Конармии".( Лит.иекания Бабеля)"И.А.Смирина.-Литературное наследство. Т.74. Из творческого наследия советских писателей.- М.: Наука, IS65, с.467-512.

27. Бабель И.Э. Новые материалы: Экспедиция, подтянись! -Побольше таких ТруноЕых.- Письмо в редакцию.- Из сценария по роману Н.Островского "Как закалялась сталь". 1920-1938 гг. Публикация и подготов.текста В.Я.Вакуленко.- Знамя, 1972, кн.6, с.212-219.

28. Бабель И. "У батьки нашего Махно".- Красная новь, 1924, кн.4, с.13.

29. Бабель И. "Старательная женщина".- Перевал. Литерат.-художеств. альманах. Сб-к 6. M.J-Л.: Го с.изд., 1928, с.188-190.

30. Бабель И. Письмо в редакцию.- Октябрь, 1924, № 4, с.223.

31. Бабель И. О творческом пути-писателя.- Наш современник, 1964, Ki 4, с.96-100.

32. Серафимович A.C. "Железный поток".- Собр.соч.: В 7т. М.: ГИХЛ, 1959, т.6, с.461-628.

33. Серафимович A.C. Из истории "Железного потока".- Там же, т.7, М., i960,.с.303-338.

34. Серафимович A.C. Как я писал "Железный поток".- М.: Сов. писатель, 1936.- 40 с.

35. Серафимович A.C. Сборник неопубликованных произведений и материалов.- М.: Гослитиздат, 1958.- 596 с.

36. Фурманов Д.А. "Чапаев" Собр.соч.: В 4-х томах. М.: Гослитиздат, i960, т.1,- 343 с.

37. Фурманов Д.А. Дневники.- Литературные записи.- Письма.-Там же, М., 1961, т.4, 528 с.I

38. Фурманов Д.А. О "Железном потоке" А.Серафимовича.- Там же, т.ЗД1961, с.287-304.

39. Фурманов Д.А. "Виринея" А.Сейфулиной.- На литературном посту, 1926, № 2, с.22-25.Ш

40. Арватов Б. Искусство и производство. Сборник статей,- М.: Пролеткульт, 1926.- 132 с.

41. Асмус В.Ф. В защиту вымысла (литература фактов и факты литературы).- Печать и революция, 1929, кн.II, с.II-31.

42. Батурин Г.Н. Красная Таманская армия: Краткий попул.Еоен.-ист.очерк. Ст.Славянская Куб.-Черн. обл., 1923,- 51 с.

43. Бенни Як. И.Бабель.- Печать и революция, 1924, кн.3,с.135139.

44. Брик О.М. Фиксация факта.- Новый Леф, 1927, К 11-12*с.50.

45. Брик О.М. . Бпиие к факту.- Новый Леф, 1927, № 2, с.32-34.

46. Брик О.М. Против "творческой" личности.- Новый Леф, 1928, № 2, с.12-14.

47. Буденный С. Открытое письмо Максиму Горькому,- Правда, 1928 г., 26 окт.

48. Вешнев В. Поэзия бандитизма.- Молодая гвардия, 1924, К; 7-8, с.274-280.

49. Виноградов В.В. Проблема сказа в стилистике.- Поэтика. Временник Отдела словесных искусств ГИИИ. Вып.1.- Л.: Academia, 1926, с.33-38.

50. Воронский А.К. И.Бабель.- Литературные портреты. В 2-х т. М.: Федерация, 1928, т.1, с.159-190.

51. Воронский А.К. Искусство видеть мир.- М.: Круг, I928.-2I6 с.

52. Воронский А.К. Литературно-критические статьи.- М.: Сов. писатель, 1963.- 423 с.

53. Горький М. Ответ С.Буденному.- Правда, 1928, 27 нояб.

54. Горелов Анат. Литература факта.- Звезда,1929,№ 10,с.178-188.

55. Гоффеншефер В. Окно в большой мир.- М.: Сов.писатель, 1971.492 с.

56. Ильинский И. Правовые мотивы в творчестве Бабеля.- Красная новь, 1927, № 7, с.231-240.

57. Иорданский А. Спешное дело.- Революционный фронт. Орган Реввоенсовета Юго-Зап.фронта и Украинок.Сове та Труд.Армии, Харьков, 1920, 15 авт., с.10.

58. Коган П.С. Красная Армия в нашей литературе.- Л.: Прибой, 1926,- 138 с.

59. Коган П.С. Литература великого десятилетия.- M.f-Л.: Московок.рабочий, 1927.- 160 с.

60. Кубиков И.Н. Комментарии к повести А.Серафимовича "Железный поток".- М.: Мир, IS33.- 62 с.

61. Касаткин И. Литературные ухабы. Мысли вслух.- Красная новь, 1923, К 7(17), с.242-256.

62. Ков тюх В.И. "Железный поток" в военном изложении.- М.: Гос.военн.изд-во, 1931,- 156 с.

63. Коетюх Е.Ик Письмо Г.Нервдову (март 1929 г.).- В кн.: Серафимович А. Полн.собр.соч., М.: Федерация, 1931, т.Х, с.269.

64. Лежнев А.З. Обзор журналов.- Современник, изд.Государств. института журналистики, 1925, кн.1, с.311-327.

65. Лежнев А.З. И.Бабель (Заметки к выходу "Конармии")).-Печать и революция, 1926, кн.6, с.82-86.

66. Лежнев А.З. Русская литература за десять лет.- В кн.: Лежнев А. и Горбов Д. Литература революционного десятилетия.-Харьков.: Пролетарий, 1929.- 160 с.

67. Лежнев А.З. И.Бабель.- В кн.: Литературные будни -М.: Федерация, 1929, с.265-269.

68. Макаренко A.C. О литературе: Статьи, выступления, письма.-М.: Сов.писатель, 1956.- 284 с.

69. Пйоткин Л. Творчество Бабеля.- Октябрь, 1933, кн.3, с.174184.

70. Полонский В.П. Критические заметки. О Бабеле.- В его кн.:

71. О современной литераторе2-е изд.-^М.'Л.: Гос.изд.,1929, с.45-73.

72. Полонский В.П. На литературные темы: Избранные статьи.-М.: Сов.писатель, 1968,- 422 с.

73. Серебрянский М. Дмитрий Фурманов. Биография.- Фурманова Анна. Автобиография.- М.: Гослитиздат, 1936.- 95 с.

74. Тарасенков Ан. Литература факта.- Печать и революция, 1929, кн.8, с.106-110.

75. Тарсис В. Современные русские писатели.- Л.: Изд.писателей в Ленинграде. ¡1930. .- 256 с.

76. Толстой А.Н. Собр.соч.: В 10 т.- М.: ГИХЛ, 1959, т.6, ¡Комментарии к роману "Восемнадцатый год". с.700-707.

77. Щднянов Ю.Н. Поэтика. История литературы. Кино.- М.: Наука,1977.- 574 с.

78. Шкловский В. О писателе.- Новый Леф, 1927, fé I, с.30-31. Эйхенбаум Б. 0 . Шатобриане, о червонцах и русской литературе.- Жизнь искусства, Пг-М, 1924, Ш I (925).- с.3-4.

79. Эйхенбаум Б. В поисках жанра.- Русский современник.-Л. М., 1924, КЗ, с.228-231.1У

80. Адамович А. В соавторстве с народом.- Вопросы литературы,1978, № 5, с.12-52.

81. М.Ф.Андреева" Сборник. М. Искусство. 1963, с.309-311. Андреев Ю.А. Революция и литература. Октябрь и гражд. война в рус.сов.литературе и становление соц.реализма (20-30е-гг.).- 2-е изд.- М.: Худой.лит., 1975.- 446 с.

82. Андреев Ю.А. Уроки немеркнущей книги.- Дон, 1966, № 8, с.175-181.

83. Андреев Ю.А. По законам Искусства: 0 природе документальности.- Вопросы литературы, 1979, !>• 2, с.28-77.

84. Белоцкий К. "Железеный поток" и таманцы.- Дружба народов, 1966, И: 10, с.212-230.

85. Беляев A.A. Идеологическая борьба и литература: Критический анализ американской советологии.- Изд.3-е, доп.- М.: Советский писатель, 1982.- 464 с.

86. Берковский Н.Я. Литература и театр.- М.: Искусство, 1969.639 с.

87. Бирюков Ф. "Железный поток" и его комментаторы.- Ноеый мир, 1963, № I, с.236-244.

88. Бузник В.В. Русская советская проза двадцатых годов.- Л.: Наука, 1975.- 279 с.

89. Вакуленко В.Я. И.Э.Бабель. Новые материалы.- Знамя, 1972, № 6, с.212-213.

90. Вакуленко В.Я. Современное и вечное.- Фрунзе, 1978.- 142с.

91. Васильева Н.Е. Об идейно-художественном своеобразии советской прозы первой половины 1920-х годов.- Пермь, 1974.- 133 с.

92. Великая Н.И. Формирование художественного сознания в советской прозе 20-х годое.- Владивосток, 1975.- 198 с.

93. Волков A.A. А.М.Горький и литературное движение советской эпохи.- 2-е изд., доп.- М.: Сов.писатель, 1971.- 575 с.

94. Владимиров Г. Проблемы творчества Д.А.Фурманова.- Ташкент, 1956.- 275 с.

95. Гай Г. Творчество А.С.Серафимовича, Харьков, 1958.- 361с.

96. Гладковская Л.А. Рождение эпопеи. "Железный поток" А.С.Серафимовича.- М.-Л.: Сов.писатель, 1963.- 204 с.

97. Грознова H.A. Ранняя советская проза. I9I7-I925.- Л.: Наука, 1976.- 203 с.

98. Горлов В.П. Героический поход: Воен.-ист.очерк о героическом боевом пути Таман.армии.- М.: Воениздат, 1967.- 240 с.

99. Гура В.В. Рожденные революцией.- Урал, 1967, № 6, с.163-179; № 7, с. 159-166.

100. Гура В.В. Роман и революция: Пути сов.романа, I9I7-I929.-М.: Сов.писатель, 1973.- 400 с.

101. Гушанская Б.И. На путях научно-художественного документа-лизма.- В кн.: Художественное и научное творчество.- Л.: Наука, 1972, с.142-160.

102. Дарьялова Л.Н. Проблема историзма повести И.Бабеля "Конармия".- Учен.записки Калининградского гос.университета.- Вып.1. 1968, с.109-122.

103. Драгомирецкая Н.В. Стилевые искания в ранней советской прозе.™ В кн.: !Г1зория литературы. Основные проблемы в историческом освещении. Стиль. Произведение. Литературное развитие.- М.: Наука, 1965, с.125-172.

104. Жизненный материал и художественное обобщение".- Вопросы литературы, 1966, № 9, с.3-62.

105. Золотусский И. Лучшая правда вымысел.- В кн.: Золотус-ским Игорь. Монолог с вариациями.- М.: Сов.Россия, 1980,с.148-156.

106. Красовский Ю.А. Значение записных книжек А.С.Серафимовича для изучения биографии и творчества писателя.- В кн.: А.С.Серафимович. Материалы П Всесоюзн.научн.конференции, посвящ.творчеству А.С.Серафимовича. Волгоград, 1973, с.24-25.

107. Кривошеин С.М. Сквозь бури.- М.: Молодая гвардия, 1959.253 с.

108. КриЕошеин С.М. Чонгарцы.- М.: Сов.Россия, 1975.- 272 с.

109. Куванова Л.К. Фурманов и Бабель.- В кн.: Литературное наследство, т.74.- М.: Наука, 1965, с.500-512.

110. Куприяновский П.В. Художник революции. О Дмитрии Фурманове.-М.: Сов.писатель, 1967.- 332 с.

111. Левин Ф.М. И.Бабель. Очерк творчества.- М.: Худож.лит., 1072.- 207 с.

112. Лившиц Л. Материалы к творческой биографии И.Бабеля.-Вопросы литературы, 1964, № 4, с.110-135.

113. Маца И. Советская эстетическая мысль в 20-е годы.- В кн.: Из истории советской эстетической мысли.М.:Искусство,1967,с.18-58.

114. Манн Ю. К спорам о художественном документе.- Новый мир, 1968, № 8, с.244-254.

115. Манн Ю. "Гротеск в литературе".- Краткая литературная энциклопедия. Т.2.- М., 1964. стб".401.

116. Метченко А.И. Кровное, завоеванное: Из истории советской литературы.- 2-е изд.- М.: Советский писатель, 1975.- 487 с.

117. Палиевский П.В. Литература и теория.- 2-е изд., доп.- М.: Современник, 1978.- 280 с.

118. Паустовский К.Г. Время больших ожиданий.- Собр.соч.: В 8т. М.:: ИХЛ, 1968, т.5, с.137.

119. Поварцов С. Творческие искания И.Э.Бабеля и некоторые особенности литературного процесса 20-30-х годов.- Дис. . канд. филологич.наук.- М., 1969.- 369 л.

120. Поварцов С. Прототип и персонаж в рассказе И.Бабеля "История одной лошади".- Вопросы литературы, 1974, № 8, с.317-319.

121. Прохоров Е.И. "Чапаев" Д.А.Фурманова: История текста романа.- В кн.: Фзкстология произведений советской литературы. Вопросы текстологии. Вып.4. М.: Наука, 1967, с.13-79.

122. Ритм, пространство и время в литературе и искусстве. Сборник. Л.: Наука, 1974.- 298 с.

123. Скобелев В.П. Масса и личность в русской советской прозе 20-х годов: К проблеме народного характера.- Воронеж, 1975.341 с.

124. Скобелев В.П. К проблеме народного характера в русской советской прозе первой половины 20-х годов.- В кн.: A.C.Серафимович* Материалы Ш Всесоюзной научной конференции, посвящ. 50-летию "Железного потока" А.С.Серафимовича. Волгоград, 1979, с.16-35.

125. Скороспелова Е.Б. Идейно-стилевые течения в русской советской прозе первой половины 20-х годов.- М.: Изд.Московск.университета, 1979.- 160 с.

126. Смирин И.А. У истоков военной темы в творчестве И.Бабеля (И.Бабель и Гастон Видаль).- Русская литература, 1967, № I, с. 20 3-204.

127. Смирин И.А. О традициях Л.Толстого в "Конармии" И.Бабеля.-В кн.: Метод и творческая индивидуальность писателя в советской литературе. Пермь, 1975, с.60-72.

128. Тимофеев Л.И. Начало большого пути: Советская литература первых лет революции.- Вопросы литературы, 1957, të 8, с.29-58.

129. Тимофеев Л.И. По воле истории.- М.: Современник,1979.-334с.3£егуб С.А. "Учитель" "Начало". К воспоминаниям И.Э.Бабеля об А.М.Горьком.- В кн.: Спутники сердца.- М.: Сов.писатель, 1964, с.191-196.

130. Ученова В.В. Творческие горизонты журналистики.- М.: Мысль, 1976.- 204 с.

131. Федин К.А. Горький среди нас. Картины лит.жизни.- М.: Сое.писатель, 1968,- 383 с.

132. Филиппов В.В. Проблемы документализма в художественной литературе.- Русская литература, 1978, Ш I, с.198-204.

133. Хигерович Р.И. "Железный поток" А.Серафимовича.- М.: ИХЛ, 1968.- 102 с.

134. Хрулев А. О "Записках конармейца" и их авторе.- В кн.: Николай Ракитин. Записки конармейца.- M., 1961, с.7-8.

135. Двайг Г.М. История создания "Чапаева" Дм.Фурманова.- Дис. . канд.филолог.наук.- М., i960.- 379 л.

136. Штут С.М. Каков ты, Человек? Героическое в советской литературе.- М.: Сое.писатель, 1964.- 590 с.

137. Штут С.М. Мудрость гуманизма.- В кн.: Гуманизм и современная литература.- М., 1963, с.363-377.

138. Эренбург И.Г. И.Э.Бабель.- В кн.: И.Бабель. Избранное. Кемеровское книжное издательство, 1966, с.II.

139. Явчуновский Я.И. Документальные жанры: Образ, жанр, структура произведения.- Саратов, 1974,- 231 с.

140. Яковлев Б. Художники железных походов.- Дружба народов, 1964, К$ 9, с.187-204.

141. Янекая И., Кардин В. Между фактом и вымыслом.- Дружба народов, 1979, № 2.- с.237-249.

142. ЯнскаяИ., Кардин В. Пределы достоверности: Очерки документальной литературы.- М.: Сов.писатель, 1981.- 407 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 286705