Диалогические отношения вокальной и фортепианной партий в отечественной музыке 1930-1960-х годов тема диссертации и автореферата по ВАК 17.00.02, кандидат искусствоведения Степанидина, Екатерина Анатольевна

Диссертация и автореферат на тему «Диалогические отношения вокальной и фортепианной партий в отечественной музыке 1930-1960-х годов». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 476131
Год: 
2013
Автор научной работы: 
Степанидина, Екатерина Анатольевна
Ученая cтепень: 
кандидат искусствоведения
Место защиты диссертации: 
Саратов
Код cпециальности ВАК: 
17.00.02
Специальность: 
Музыкальное искусство
Количество cтраниц: 
175

Оглавление диссертации кандидат искусствоведения Степанидина, Екатерина Анатольевна

Введение.

Глава 1. Камерно-вокальная музыка 30-60-х гг. XX века как диалогическая система.

1.1. Диалогические отношения в нотном тексте.

1.1.1. Синхронные взаимодействия «участников» диалога.

1.1.2. Диалог по горизонтали, в последовательности (диахронный срез)

1.2. Диалогические отношения вокальной лирики 19 и 20 веков.

1.3. Диалогические отношения в процессе исполнительской интерпретации.

1.3.1. Автор — исполнители.

1.3.2. Вокальная партия —певец.

1.3.3. Текст фортепианной партии —пианист.

1.3.4. Певец и аккомпаниатор.

1.3.5.Вокальная и фортепианная партии.

Глава 2. Взаимосвязь вокальной и фортепианной партий при ведущей роли голоса.

2.1. Принципы отбора и строения литературных текстов для создания вокальной партии, исполняющей ведущую роль.

2.2. Принципы построения вокальной линии при ведущей роли голоса.

2.2.1. Кантиленный тип вокальной мелодии.

2.2.2. Напевно-речитативный тип.

2.2.3. Смешанный тип.

2.3. Фортепианная партия типа «фона»: традиции и новаторство.

2.3.1. «Чистый» фон.

2.3.2. «Обогащенный» фон.

2.3.3. «Живописный» фон.

2.3.4. «Активный» фон.

2.3.5. «Разреженный» фон.

2.4. Диалогические отношения вокальной и фортепианной партий при ведущей роли вокальной мелодики. Исполнительская интерпретация.

Глава 3. Взаимосвязь вокальной и фортепианной партий при их равнозначности.

3.1. Принципы построения вокальной партии при тематически насыщенной партии фортепиано.

3.2. Тематизм фортепианной партии при равнозначности с вокальным

3.3. Взаимодействие партий в ракурсе проблемы циклообразования.

3.4. Диалогические отношения вокальной и фортепианной партий при их семантической равнозначности. Исполнительская интерпретация.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Диалогические отношения вокальной и фортепианной партий в отечественной музыке 1930-1960-х годов"

Актуальность исследования. В камерно-вокальной лирике отразились ключевые направления, тенденции и поиски отечественной музыки 1930-1960-х годов. Диалогические отношения вокальной и фортепианной партий являются одной из важнейших составляющих вокальной миниатюры, изучение которой представляет собой актуальный ракурс в исследовании вокальной лирики.

Середина прошлого века представляет значительный интерес для исследования камерно-вокальной музыки: именно в это время к ней обращались виднейшие композиторы, - Г. В. Свиридов, Д. Д. Шостакович и другие, - которыми были созданы миниатюры и циклы, ставшие классикой отечественного романса.

Провести чёткие хронологические границы описываемого периода (середины двадцатого века) представляется весьма сложным, так как процессы, происходившие в камерно-вокальной музыке, естественно, не могут быть регламентированы с точностью до года. Так, между произведениями Г. Свиридова, написанными в 60-е годы, и его сочинениями более поздних лет нет существенных стилистических различий. В «Сонете 66» Д. Шостаковича, созданном в 1942 году, словно заложено зерно позднего камерно-вокального творчества композитора (прежде всего, «Сюиты на слова Микеланджело» 1974 года). Тем не менее, хронологические рамки рассматриваемого периода могут быть обозначены теми событиями истории отечественной музыки, которые в наибольшей мере повлияли на развитие камерно-вокальной музыки.

Как первый рубеж можно обозначить 1937-1938 гг., когда памятные даты жизни А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова дали толчок для создания значительного числа камерно-вокальных произведений. Этот пласт музыкальной культуры России 30-х — 40-х годов стал частью «второй», или «тихой» культуры (А. Яки-мович), которая «тихо и незаметно для многих её современников занимается сохранением художественных открытий начала века, культивирует [.] общечеловеческие ценности (открыто или замаскированно отрицавшиеся официальной культурой). Это [.] искренность и прямота выражения, ценность индивидуального, не обезличенного человека, жизнь природы как таковой, с её вечными законами и проявлениями. Разумеется, катакомбный способ существования накладывает свой отпечаток на масштабы и способы выражения «второй культуры». Она, так сказать, принципиально «малоформатна», камерна и отличается тихим звучанием и своеобразной величественной отрешённостью от «злобы дня» [219, с. 7-8].

Возможно, эти факторы, а также традиция высказывания в вокальной лирике сокровенных мыслей и чувств, послужили причиной частого обращения к ней композиторов с различными жанровыми приоритетами.

Другой рубеж, 60-е гг., также являет собой время восстановления разрушенных связей, однако уже не с прошлым, а с настоящим: в эти годы происходит активное изучение новых композиторских техник и приёмов. Многим произведениям 60-х годов присущи поиски в сфере музыкально-выразительных средств, что наглядно проявляется в вокальной музыке К. Молчанова, К. Кацман, В. Успенского, А. Кнайфеля и других композиторов, для которых этот жанр становится своего рода «экспериментальным полем». Влияние этих процессов сказалось не только на музыкальном языке вокальной и инструментальной сфер, но и на их взаимодействии.

Изучение камерно-вокальной музыки сопряжено с анализом стилевых и жанровых её особенностей, принципов взаимодействия литературного и музыкального текста и ряда других параметров, в том числе и взаимосвязи вокальной и фортепианной партий — одной из важнейших составляющих жанра.

Степень разработанности темы. Отечественная камерно-вокальная музыка середины XX века неоднократно становилась предметом исследования. Рассмотрение музыковедческих трудов, касающихся поставленной в работе проблематики, позволяет обозначить аспекты, в наибольшей степени привлекающие внимание исследователей.

Наиболее изученными представляются вопросы взаимодействия поэтического текста с вокальной партией и неразрывно связанная с этим типология вокальной мелодики. Среди трудов, посвящённых особенностям взаимодействия литературного текста и вокальной мелодики, выделяются такие исследования, как монографии «Музыка и поэтическое слово» В. Васиной-Гроссман [31, 32], «Слово и музыка: диалектика семантических связей» И. Степановой [174], а также статьи Е. Ручьевской «О соотношении слова и мелодии в русской камерно-вокальной музыке начала XX века» [152] и «О методах претворения и выразительном значении речевой интонации (на примере творчества С. Слонимского, В. Гаврилина и Л. Пригожина)» [151]. В. Васина-Гроссман анализирует соотношение слова и музыки в комплексе, рассматривая интонационный, ритмический и структурный аспекты воплощения в вокальной партии поэтического текста. Важнейшие принципы соотношения ритмической структуры стиха и вокальной партии выявляются в статьях Е. Ручьевской. На выводах данных работ основан анализ вокальной партии в настоящем исследовании. В работе И. Степановой исследование взаимодействия слова и музыки проводится на основе сопоставления семантических планов поэтической основы и музыкального текста.

В ряде работ ставится вопрос о систематизации камерно-вокальной музыки. Так, в статье Н. Огарковой «Принципы взаимодействия поэзии и музыки в русской советской камерно-вокальной музыке 70-х гг. » [123] проводится систематизация типов соотнесения слова и музыки в зависимости от степени отображения в вокальной линии метро-ритмики поэтической основы. О. Лобанова в исследовании, посвященном отражению интонационной структуры стихотворной речи в вокальных произведениях [91], рассматривает особенности типов стиха («говорной», «напевный» — термины Б. Эйхенбаума) и их соотношение с видами вокальной мелодики, которые подразделяются на речитативную и песенную (канти-ленную). Метроритмическое соотнесение вокальной партии и стихотворной основы рассматривается в работе И. Дабаевой «Анализ поэтического текста как необходимый компонент целостного анализа вокальных произведений» [46], что также позволяет классифицировать вокальную партию в зависимости от воплощения поэтического текста.

Многие работы посвящены музыкальному прочтению стихотворений поэтов, ставших знаковыми для камерно-вокальной музыки исследуемого периода. Таковы статьи В. Васиной-Гроссман «О поэзии Блока, Есенина и Маяковского в советской музыке» [33], И. Ефимовой и Т. Воробьёвой «.И музыка и Слово» [59], Н. Спектор «Русский советский романс на стихи Шекспира» [171], исследование Т. Болеславской [22], посвященное музыкальному прочтению поэзии А. Блока.

Обзор воплощения русской поэзии в отечественной музыке середины XX века, позволяющий определить приоритеты в выборе поэтических текстов, представлен в статьях В. Васиной-Гроссман «Русская поэзия в зеркале музыки Шапорина» [34], М. Элик «Свиридов и поэзия» [216], Т. Фрумкис «Ещё раз о поэзии и музыке» [186] и др.

Итак, сфера соотнесения музыки и поэтического слова — одна из ведущих в исследовании камерно-вокальной музыки. Следует отметить, что в работах, посвященных этой проблеме, преимущественно разбирается отображение поэтических образов и структуры стиха в вокальной партии, тогда как связь литературной основы и инструментальной сферы практически не затрагивается. Кроме того, авторы рассматривают взаимодействие вокальной партии и поэтического текста, по большей части обходя вниманием меньшую, но не менее интересную группу сочинений, основой для которых становится проза. Один из редких случаев, когда при разборе взаимодействия слова и музыки обращается внимание на фортепианную партию, — работа Г. Григорьевой «Вокальная лирика Н. Пейко и его цикл на стихи Н. Заболоцкого» [42]. Однако рамки сравнительно небольшой статьи позволяют ограничиться только констатацией проблемы взаимодействия вокальной партии, непосредственно раскрывающей смысл слов, и партии сопровождения, его «досказывающей».

Наряду с проблемами взаимосвязи музыки и поэтического слова, к числу аспектов, в наибольшей степени привлекающих внимание исследователей камерно-вокальной музыки, относится типология жанров вокальной лирики. Данный ракурс весьма важен, так как проявление жанровых черт в немалой степени сказывается на взаимосвязи партий. Так, для настоящей работы решающим стало определение В. Васиной-Гроссман двух магистральных жанров: романса с его внутренними подразделениями (баллада, серенада и т. д.) и «стихотворения с музыкой», где наблюдается минимальная опора на типовые жанровые признаки [29]. Для исследования указанной проблемы необходимо также отметить ещё один жанр камерно-вокальной музыки XX века, рассматриваемый в книге «Музыка и поэтическое слово» [31, 32], — это «музыкальные рассказы». Таким образом, В. Васина-Гроссман констатирует три главных жанровых направления в отечественной камерно-вокальной лирике данной эпохи: романс, стихотворение с музыкой и музыкальный рассказ.

Другое обобщение, значимое для настоящей работы, делает А. Сохор в статье «Романс и песня» [168], также затрагивающей проблему жанровой дифференциации камерно-вокальной лирики. Песенность и романсовость рассматриваются исследователем как признак формы и как принцип содержания произведения во взаимопроникновении и взаимовлиянии этих явлений.

Систематизация жанров в романсах русских композиторов представлена в работе Е. Дурандиной «Камерные вокальные жанры в русской музыке Х1Х-ХХ веков: историко-стилевые аспекты» [55], в которой в качестве ведущих «наджан-ровых категорий» обозначены «вокальный театр» и «монолог», значимость которых, по мнению исследователя, распространяется на оба столетия.

Заметим, что, несмотря на неоднократные попытки чётко дифференцировать камерно-вокальные жанры, этот вопрос остаётся открытым, возможно, из-за устойчивости традиций, сложившихся в определении вокальной лирики. Действительно, термин «романс» и на афишах, и в репертуарных списках, и даже в музыковедческой литературе преимущественно трактуется как аналог понятия «камерно-вокальная музыка». В настоящей работе определение «романс» также применяется не только в значении одного из камерно-вокальных жанров, но и для обозначения вокальной лирики в целом.

Если труды, посвященные жанровым разновидностям и соотнесению слова и музыки, непосредственно обращены к камерно-вокальной музыке, то большой пласт исследований, включённых в библиографический аппарат диссертации, ориентирован не только на сферу вокальной лирики, хотя и координируется с ней. Таковы труды Л. Мазеля и В. Холоповой, посвященные исследованию мелодики как таковой, позволяющие выявить её универсальные черты, а также проследить взаимодействие вокального мелодизма с инструментальным. Для рассмотрения речитативной мелодики и её связи с инструментальностью большое значение имеет работа Ю. Златковского, где изучаются особенности инструментального речитатива [67]. Во многих трудах, посвящённых творчеству композиторов ХГХ века, также поднимаются вопросы, связанные с типами мелоса (таковы работы В. Цуккермана [198], Ю. Хохлова [196] и др.).

Явления, координирующиеся с камерно-вокальной музыкой рассматриваемого периода, освещены в ряде научных трудов по проблемам стилевых тенденций и художественных направлений искусства XX века. Так, при обзоре камерно-вокального творчества композиторов первой половины столетия Ю. Келдыш в статье «Между традицией и модерном» раскрывает тенденции, проявляющиеся в творчестве композиторов так называемого «второго эшелона» —Р. Глиэра, Г. Ка-туара, С. Василенко, А. Черепнина, М. Штейнберга, М. Гнесина, А. Станчинского, В. Ребикова [74, с. 217]. В рамках обзорной статьи о Н. Мясковском А. Соколова оправданно отмечает близость вокальной лирики композитора не только к символизму, но и к импрессионизму [164]. М. Тараканов в статье о творчестве С. Прокофьева высказывает мысль о том, что камерно-вокальная музыка стала средоточием лирики композитора [180].

Одним из важнейших стилевых направлений, повлиявших на музыкальное искусство XX века, многие исследователи считают романтизм. Так, Т. Левая, рассматривая в книге «Русская музыка начала XX века в художественном контексте эпохи» влияние символизма как позднеромантического течения на искусство в целом, определяет два магистральных направления развития отечественной музыки — романтизм и антиромантизм [87]. Камерно-вокальная музыка затрагивается здесь лишь отчасти, однако эта монография значима для осознания процессов, происходивших в музыкальной культуре рассматриваемого периода.

Для настоящей работы важен подход к романтизму как к особому типу мироощущения, который проецируется на время, значительно удалённое от эпохи его расцвета. Так, Е. Денисова в работе «Неоромантические аспекты в инструментальном концерте последней трети XX века» ставит целью раскрытие романтической традиции как устойчивого идеала художественного творчества завершившегося столетия [50].

В аналогичном ракурсе рассматривает романтизм Ю. Габай в статье «Романтический миф о художнике и проблемы психологии музыкального романтизма» [41]. Вывод исследователя о том, что романтический герой —это «тот, кто не может не мучаться сложнейшими проблемами бытия» [41, с. 18], позволяет провести параллель между высочайшими образцами музыкального искусства девятнадцатого и двадцатого столетий.

Следует отметить, что в исследованиях, касающихся проблемы влияния стиля романтизма на музыку XX века, как правило, рассматриваются произведения симфонических и, в целом, инструментальных жанров. Камерная вокальная музыка анализируется в данном ракурсе в учебном пособии Е. Долинской «О русской музыке последней трети XX века» [51], где отмечается преобладание романтической образности в исследуемом жанре. Для настоящей работы важным является влияние стилевой направленности романса XX века на выбор музыкально-выразительных средств для воплощения упомянутой образной сферы, среди которых значительную роль играют явления, связанные с взаимодействием вокальной и фортепианной партий.

Важной проблемой становится в последние годы выведение неких общих парадигм развития отечественной музыки, в том числе и камерно-вокальной. Таковы явления преемственности культур, диалога между ними. Так, М. Аранов-ский в статье «Мелодические кульминации века» [5] исследует феномен так называемой «большой мелодии», возникший на основе кантилены как «эмоции прекрасного». М. Тараканов в статье «С. Прокофьев: многообразие художественного сознания» [182] акцентирует внимание на приверженности композитора классической традиции. Ю. Паисов в разделе «Жизнестойкость романтического миросозерцания: Рахманинов» [127] выявляет роль творчества композитора как связующего звена между романтизмом XIX и XX веков, убедительно доказывает его огромное влияние на последующие поколения отечественных и зарубежных авторов: Я. Сибелиуса, Ю. Шапорина, А. Александрова, Б. Лятошинского, А. Хачатуряна, О. Тактакишвили, Г. Свиридова, Н. Сидельникова и других.

Среди стилевых тенденций, повлиявших на камерно-вокальный жанр в XX веке, важное место занимают новаторские поиски в сфере музыкально-выразительных средств, рассматриваемые во многих музыковедческих трудах, таких, как работы Е. Орловой «Новаторские тенденции в тематике русского музыкального искусства начала XX века» [125], И. Нестьева «Аспекты музыкального новаторства» [113], А. Сохора «О современности в музыке наших дней» [167], В. Холоповой «Типы новаторства в музыкальном языке русских советских композиторов среднего поколения» [195]. Влияние новых приёмов звукоизвлечения на вокальную мелодику раскрывается в исследовании А. Ментюкова «Декламационно-речевые формы интонирования в музыке XX века» [101].

При всей широте освещения различных проблем камерно-вокальной музыки рассматриваемого периода, следует отметить, что инструментальная сфера как таковая становится центром исследования весьма редко. Фортепианная партия, как правило, анализируется в немногочисленных работах концертмейстеров, при этом ракурс статей обычно предполагает исполнительский анализ произведений и методические рекомендации. В первую очередь, необходимо назвать книгу Дж. Мура «Певец и аккомпаниатор» [107], в которой автор на основе огромного исполнительского опыта проводит анализ ряда камерно-вокальных сочинений европейских композиторов XIX — начала XX веков. Статьи концертмейстеров, посвященные вокальной миниатюре середины XX века, дают много ценной информации, однако цели обобщения и типологии видов ансамблей в них также не ставятся. Таковы статьи Е. Шендеровича «Фортепианная партия в вокальном цикле (О работе над вокальными циклами Шостаковича и Свиридова)» [209], «Об искусстве аккомпанемента» [206], Т. Чернышёвой «Романсы Свиридова в репертуаре концертмейстера» [201]. Авторы часто констатируют равноправие двух партий в романсе XX века, но не анализируют это явление.

Проблемы взаимосвязи вокальной и фортепианной партий в камерно-вокальной миниатюре находятся в центре внимания диссертаций О. Степанидиной [173] и Н. Чибисовой [202], обращенных к романсам ХЕК — начала XX столетия.

Работа О.Д. Степанидиной «Проблемы взаимосвязи вокальной и фортепианной партий в русском романсе» посвящена исследованию и раскрытию изменений и усложнений принципов взаимосвязи вокальной и фортепианной партий, становлению романса как ансамблевого жанра в его развитии на протяжении XIX — начала XX века. Проводимая в исследовании типология вокальной мелодики и фортепианного сопровождения имеет целью выявление взаимосвязи установленных типов, их влияние на формирование русского романса как ансамблевого жанра. В диссертации даются определения трёх основных типов вокального мелодиз-ма: кантиленного, напевно-декламационного и речитативно-декламационного, рассматриваются разновидности сопровождения и его значение в произведениях при главенстве вокальной мелодии, при относительном равноправии образно-тематического материала и эпизодическом главенстве инструментальной партии. Для настоящей работы важность данного исследования заключается в том, что оно закладывает основы исследования камерно-вокальной лирики как системы взаимодействия вокальной и фортепианной партий, выявляет закономерности развития романса как ансамблевого жанра в рамках избранного исторического периода.

Исследование Н. В. Чибисовой «Принципы взаимодействия голоса и инструмента в камерно-вокальном творчестве М. П. Мусоргского» посвящено вопросам синтеза голоса и фортепиано. «Говоря о синтезе, мы предполагаем не просто слияние этих составляющих в единый звуковой комплекс, а некое новое тембро-во-красочное, образное качество, рождаемое в результате тех или иных взаимодействий вокального и инструментального решений единой творческой задачи» (с. 3]. В работе проводится систематизация видов диалогов тематизма: дублирование, диалогизирование (выделяется монотематический и разнотематический диалог). Данная систематизация, а также проводимое в работе исследование тем-брово-регистровых взаимодействий и анализ преломления оркестровых тембровых пристрастий композитора способствуют выявлению и обоснованию «комплексного тембра» — акустического явления, которое, по мнению исследователя, образуется при одновременном звучании голоса и фортепиано.

Исследование Н. В. Чибисовой актуально для данной работы, в первую очередь, тем, что в нём рассматриваются различные виды диалогов между тематиз-мом вокальной и инструментальной сфер.

В настоящей работе также затрагивается вопрос систематизации вокальной мелодии и фортепианной фактуры. Если два указанных исследования посвящены романсу XIX — начала XX века, то здесь материалом для анализа являются камерно-вокальные сочинения XX столетия. Систематизация важнейших составляющих камерно-вокального ансамбля так же, как в указанных работах, является не самоцелью, а средством для исследования поставленной проблемы. В работе О. Д. Степанидиной такой целью становится выявление закономерностей, возникающих в процессе развития жанра, а в работе Н. В. Чибисовой — проявления «комплексного тембра», тогда как здесь данная систематизация служит для обоснования и изучения диалогической системы романса в целом.

Важными для данного исследования становятся определения исторических и стилевых тенденций в камерно-вокальной музыке. Так, исследование И. Брежневой [23] посвящено обзору вокального творчества Д. Шостаковича, работа Е. Шевлякова [204] —срезу отечественной вокальной лирики 50-70-х гг. XX века, Т. Курышевой [82] — вопросам жанра и принципам драматургии в лирических и характерных циклам Д. Шостаковича, Г. Свиридова, Ю. Шапорина, М. Зариня. Некоторые тенденции, прослеженные в исследовании И. Брежневой, становятся опорной точкой для выявления особенностей фортепианной партии романсов Д. Шостаковича, связанных с симфоническим развитием и оркестровым языком композитора, которые преломляются и проявляются в камерно-вокальной музыке.

В работе Н. Крыловой на материале циклов 70-80-х гг. делаются выводы относительно путей развития романса (охранительного и эволюционного). Экскурс в музыку предшествующих 50-60-х гг. позволяет увидеть расширение средств выразительности вокальной партии, принципы композиции драматургии — при помощи сквозного интонационно-тематического развития основных музыкальных образов, введение в цикл характерных черт симфонии, кантаты, что сказывается, в первую очередь, на фортепианной фактуре. Таким образом, хотя фортепианная партия и не становится центральной темой анализа, исследователь даёт в ней ряд векторов развития инструментальной сферы романса, выявляет её особенности, делает выводы, которые помогают в настоящей работе выстроить диалогическую систему романса.

Объект исследования — камерно-вокальная музыка 30-60-х гг. XX века, написанная для одного голоса в сопровождении фортепиано.

Материалом исследования становятся классические образцы отечественной камерно-вокальной музыки середины XX века: циклы «Петербургские песни», «Деревянная Русь», «Песни на слова Р. Бёрнса», «У меня отец — крестьянин» Г. Свиридова, «Элегии» и «Далёкая юность» Ю. Шапорина, «Русская тетрадь», «Вечерок», «Времена года», две «Немецкие тетради» В. Гаврилина, «Шесть стихотворений Марины Цветаевой», «Пять романсов на тексты из журнала "Крокодил"» и другие произведения Д. Шостаковича, романсы А. Александрова, Д. Кабалевского, Н. Пейко, В. Шебалина.

В анализ включаются не только часто исполняемые произведения, но и сочинения, по разным причинам незаслуженно редко звучащие на концертной эстраде, однако также имеющие несомненную художественную ценность, среди них - циклы Б. Шнапера «Осенняя элегия» и О. Моралёва «Перечитывая А. Блока», романсы Н. Пейко на стихи А. Блока. Эти сочинения достаточно редко попадают в поле зрения музыковедения.

Для выявления диалогических связей произведений рассматриваемого периода с предыдущей эпохой в творчестве одного композитора в настоящей работе рассматриваются сочинения, написанные вне обозначенных временных рамок 3060-х гг. Это «Гадкий утёнок» и цикл «Пять стихотворений А. Ахматовой» С. Прокофьева, написанные в 10—20-е годы.

В фокусе исследовательского внимания также - циклы «Отчалившая Русь» Г. Свиридова и «Сюита на слова Микеланджело Буонарротти» Д. Шостаковича, которые по времени создания относятся к 70-м годам XX века. Как вершинные произведения каждого из композиторов в камерно-вокальном жанре, эти циклы являются наиболее яркой проекцией важнейших тенденций периода 30-60-х гг. на последующее десятилетие.

Предметом исследования являются диалогические отношения вокальной и инструментальной сфер романса рассматриваемого периода.

Цель исследования — изучение диалогической системы романса посредством анализа взаимодействия вокальной и инструментальной сфер в музыкальном тексте и его преломления в различных исполнительских интерпретациях.

- выявить особенности взаимодействия партий через призму принципа диалога, а также механизм реализации данного принципа;

- систематизировать виды соотношения вокальной и фортепианной партий в камерно-вокальной музыке рассматриваемого периода и выявить их развитие в сравнении с предыдущей эпохой;

- определить связь этих соотношений с поэтической основой и стилистикой камерно-вокальных произведений;

- выявить возможности изучения камерно-вокальной музыки на стыке музыковедческих и исполнительских подходов;

- рассмотреть проблемы, встающие перед исполнителями при соприкосновении с различными видами ансамбля в камерно-вокальной музыке изучаемого периода.

Научная новизна исследования:

- в работе впервые проводится исследование диалогических отношений вокальной и фортепианной партий в камерно-вокальной музыке 1930-1960-х годов;

- изучается диалогическая система романса на уровне диалогических пар в горизонтальном и вертикальном соотнесении партий голоса и фортепиано;

- анализируются диалогические отношения, возникающие в процессе исполнительской интерпретации камерно-вокальной музыки рассматриваемого периода.

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что в нём теоретически обоснована диалогическая система романса как совокупность нескольких сфер — вокальной мелодики, фортепианной фактуры, литературного текста, выявлены диалогические отношения в рамках музыкального текста, а также дано теоретическое обоснование диалогических отношений, возникающих в процессе исполнительской интерпретации камерно-вокальных произведений рассматриваемого периода.

Практическая значимость заключается в обобщении теоретического материала и применении его в педагогической и исполнительской работе, так как проблема взаимодействия вокальной и фортепианной партий непосредственно связана со сферой камерно-вокального исполнительства. Выводы, полученные в результате исследования, могут быть использованы в методических целях для курсов камерного пения и концертмейстерского мастерства.

Результаты исследования могут быть использованы в курсах истории и теории исполнительства, методики, спецкурсах по искусству интерпретации камерно-вокальной музыки в вузах, средних учебных заведениях, а также в курсах повышения квалификации работников образования и культуры.

Выводы, полученные в результате исследования, могут быть использованы в методических целях для курсов камерного пения и концертмейстерского мастерства.

Методология и методы исследования. В рамках теоретического исследования принципа диалога был проведён литературно-аналитический обзор трудов М. Бахтина [16], Ю. Лотмана [94], а также исследования С. Волошко [40], где используются сходные методологические разработки для анализа монологической и диалогической речи в произведениях Д. Шостаковича. В вопросах, касающихся систематизации вокальной мелодики и фортепианной фактуры, используются принципы и терминология, разработанные В.Васиной-Гроссман и Е.Ручьевской, а в анализе взаимодействия вокальной и инструментальной сфер на уровне тема-тизма были учтены наработки О. Степанидиной [173] и Н. Чибисовой [202]. В соответствии с поставленными задачами в работе были применены семантический, семиотический, онтологический и лингвокультурный методы.

Положения, выносимые на защиту.

- камерно-вокальная музыка рассматриваемого периода представляет собой диалогическую систему, одной из важнейших составляющих которой является взаимодействие вокальной и фортепианной партий;

- горизонтальное (взаимодействие вокально-фортепианных и сольных инструментальных эпизодов) и вертикальное соотнесение голоса и инструмента (взаимосвязь партий при их одновременном звучании) являются основой для диалогических отношений исполнителей в процессе интерпретации камерно-вокального сочинения;

- систематизация видов взаимодействия вокальной и фортепианной партий позволяет выявить диалог эпох, а также развитие традиционных и новаторских тенденций в отечественном романсе на примере изучаемого музыкального материала.

Степень достоверности и апробация работы. Диссертация обсуждалась на кафедре истории музыки и истории и теории исполнительского искусства и музыкальной педагогики Саратовской государственной консерватории им. Л.В.Собинова. Материалы работы легли в основу ряда публикаций. Основные положения стали темой для докладов на научных конференциях: «Онтология и психология творчества» (Саратов: Философское общество им. С.В.Франка, 2000), «Русская музыка в контексте мировой художественной культуры» (Волгоград-Саратов: ВМИИ им. П.А.Серебрякова, СГК им. Собинова, 2002), «Проблемы культуры и искусства в мировоззрении современной молодёжи: преемственность и новаторство» (Саратов: СГК им. Л.В.Собинова, 2002), «Традиции художественного образования и воспитания: история и современность» (Саратов: СГК им. Л.В. Собинова, 2004).

Структура и объём работы Диссертационная работа изложена на 175 страницах, содержит 55 нотных примеров. Библиографический список включает 220 наименований. Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения и библиографии.

Заключение диссертации по теме "Музыкальное искусство", Степанидина, Екатерина Анатольевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Изучение диалогической системы камерно-вокальной лирики 30-60-х г. г. XX века посредством анализа взаимодействия вокальной и инструментальной сфер позволило выявить особенности соотнесения вокальной и фортепианной партий через призму принципа диалога. Романс представлен как диалогическая система, состоящая из ряда диалогических пар, среди которых пара «вокальная партия — фортепианная партия» является одной из ведущих, поскольку в наибольшей степени способствует созданию самой музыкальной ткани произведения.

В результате проведённого исследования через призму принципа диалога были выявлены особенности взаимодействия вокальной и фортепианной партий: это принципы диалогических отношений исполнителей, имеющие основой диалогические отношения вокальной и фортепианной партий. Эти принципы коррелируют с видами взаимодействия партий в их вертикальном соотнесении: диалогические отношения при ведущей роли голоса и при равнозначности вокальной и инструментальной сфер на уровне их тематизма. Важным для исполнительского искусства является также и то, что данное деление не может быть чётким: в рамках одного сочинения возможны переходы от одного вида к другому, сочетание вертикального (в одновременном звучании) и горизонтального (включение сольных вокальных или фортепианных эпизодов) соотнесения голоса и инструмента.

Проведённая в работе систематизация видов взаимодействия партий позволила выявить не только магистральное деление на соотнесение при ведущей роли голоса и равнозначность партий, но отметить также наличие даже внутри одного вида взаимосвязи различных подходов к решению музыкального произведения. Так, с одной стороны, среди произведений с равноправием партий наблюдается развитие принципов симфонизма, дающих значительную нагрузку на фортепианную фактуру («линеарная гомофония», «оркестрово-фортепианные партитуры»), а с другой — «минимизация» фактуры в сочинениях с тенденцией к камерности. В камерно-вокальной лирике продолжается развитие линии взаимовлияния с симфонической и камерной инструментальной музыкой, своеобразное отражение тенденции «сглаживания» границ в музыкальном искусстве. Так, в отечественной музыке XX века наблюдается определённое нивелирование различий между жанрами, между вокальным циклом и камерно-инструментальным ансамблем или симфонией и т. д. Тем самым, наблюдается такой аспект диалогической системы камерно-вокальной музыки, как межжанровый диалог. В работе выявлена связь этих соотношений с поэтической основой и стилистикой камерно-вокальных произведений.

В работе прослежено влияние исторических процессов на судьбу камерно-вокальной музыки как составной части искусства в целом. Отмечаемая во многих аспектах преемственность с предыдущей эпохой не является всеобъемлющей: придавалась исключительная значимость линии развития романса, которая имела отношения к «народности», тогда как такие направления, как прорыв чистой декламации и декламационных приёмов в камерно-вокальную музыку, принадлежащие к «элитарному» искусству, были нивелированы. Всё же направление, начатое в отечественном искусстве на заре XX века произведениями Ребикова, Гнесина и Прокофьева, не были потеряны. Их развитие лежит через вокально-фортепианные партитуры Шостаковича к произведениям Э. Денисова, С. Губайдуллиной и открывает возможность для дальнейшего пути отечественной камерно-вокальной музыки.

В то же время собственно романс, как произведение для одного голоса и фортепиано, оказался в значительной мере консервативен: в рассматриваемый период число произведений, созданных в правилах «радикального» направления, относительно невелико. На наш взгляд, этому способствует сама направленность камерно-вокальной музыки, её происхождение и способ бытования, восходящие к домашнему музицированию. Таким образом, линия звукотворческих поисков в отношении камерно-вокальной музыки данного периода видится не столько самостоятельным, сколько вспомогательным явлением, расширяющим композиторскую палитру. Введение в вокальную и фортепианную партии новаторских приёмов (таких, как различные виды декламации у голоса, элементы сонористики, атонализма, пуантилизма, серийности у фортепиано), приводит к их обогащению и расширению палитры выразительных средств.

В силу наличия двух линий развития камерно-вокальной лирики, поле её диалогической системы включает в себя и диалог между «классическим» и «радикальным» направлениями. Он характеризуется, с одной стороны, наличием в камерно-вокальной лирике XX века и даже в наследии одного композитора диаметрально противоположных по средствам выразительности романсов: яркий пример

Королевский поход» Шостаковича и его же «Творчество» из «Сюиты на слова Микельанджело Буонарроти». Другой аспект — диалог обозначенных направлений, с присущими каждому из них средствами выразительности, внутри музыкальной ткани романса. Так, вокальная лирика Гаврилина и Слонимского являет собой сплав «классической» мелодики и принципа главенства вокальной партии с характерными чертами современности. Тем самым, не следует утверждать, что традиционность большинства романсов, созданных в середине XX столетия, связана исключительно с «музейным» восприятием самого жанра. Традиционность исток для определения мироощущения, «пропущенного» сквозь поэтику шедевров русского искусства XIX века.

Таким образом, в рамках камерно-вокальной музыки середины XX века наблюдается «диалог эпох», преломление наследия прошлого через призму современности. Диалог этот можно назвать односторонним, поскольку очевиден «отклик» музыки XX века на явления предыдущих эпох, тогда как «обратная реакция» проявлялась в исполнительской практике, когда исполнители сочетают в одной программе произведения более далёкого прошлого и современные опусы.

В работе проанализирована акустическая реализация видов соотнесения партий и выявлена их трансформация, происходящая при исполнительском прочтении музыкального текста. Таким образом, изучение диалогической системы романса 30—60-х гг. XX века в данной работе проводилось на стыке музыковедческих и исполнительских подходов, что позволило выявить новый ракурс исследования проблемы.

В работе выявляется особая задача, стоящая перед исполнителями, которая возникает вследствие автономного развития камерно-вокальной музыки данного периода благодаря «железному занавесу». Если процессы, происходившие в романсе XIX — начала XX века, были неразрывно связаны с общеевропейскими в отношении как музыкального языка, так и исполнительских принципов, то в 30-е, 40-е, 50-е годы XX столетия эта связь была прервана. Поэтому вокальная лирика данного времени представляет собой совершенно особый мир, источником вдохновения для которого является преимущественно русская музыка. Таким образом, выявлен диалог между отечественной и зарубежной вокальной лирикой, напоминающий о «параллельных монологах» (Ионеско), соприкосновение которых — процесс воссоединения с европейской музыкальной культурой — началось только в 60-е гг. и сказалось на творчестве последующих поколений отечественных композиторов. Безусловно, данная тенденция предъявляет соответствующие требования к исполнительскому искусству.

Данные тенденции в камерно-вокальной музыке рассматриваемого периода позволили изучить ряд проблем, встающих перед исполнителями при соприкосновении с различными видами ансамбля в камерно-вокальной музыке рассматриваемого периода. Разнообразие музыкального языка требует от певца и пианиста владения различными приёмами звукоизвлечения, а каждый из видов соотношения партий — собственного подхода к ансамблевому музицированию. В связи со сложностью, подчас многозначностью литературной основы камерно-вокальных сочинений, для исполнительской практики важным является не только глубокое проникновение в музыкальный текст, но также умение раскрыть смысловые пласты поэзии, тем или иным образом воплощённые в музыке: в «орбиту» литературных предпочтений входит поэзия «серебряного» века, а также произведения, которые в предшествующую эпоху считались «неромансовыми» (к примеру, стихотворения В. Маяковского). В то же время, значительное число произведений, написанных и на классическую, и на советскую поэзию, не позволяет однозначно говорить о «смене эпохи» «золотого» века на «серебряный»: скорее, наблюдается расширение круга литературных предпочтений.

В данном контексте уместным представляется говорить о необходимости ассоциативного мышления, а в ряде случаев — знания своеобразного «эзопова языка», характерного для таких композиторов, как Д. Шостакович. В камерно-вокальной музыке рассматриваемого периода часто можно наблюдать, как современное, злободневное (публицистическое) раскрывается через призму вечного и приобретает значения символа эпохи, поэтому на исполнителей возлагается особая задача по воплощению таких концепций. Данный аспект становится весьма значимым при обращении к циклическим произведениям 30—60-х гг., где кон-цепционность проявляется наиболее ярко.

В работе выявляется, каким образом в отечественной камерно-вокальной музыке рассматриваемого периода нашли своё продолжение и развитие некоторые тенденции, начало которых было положено в тот период, когда ещё не существовало «железного занавеса», разделившего Россию и Европу. Эти тенденции — интеллектуализация вокальной лирики, изменение её связи с народно-песенным искусством, развитие жанра «стихотворения с музыкой». Вокальная музыка к первой трети XX века представляла собой разветвлённое явление, во многом отдалившееся от «общительности» романса предыдущей эпохи. Дальнейшее развитие её показывает, сколь сильно может меняться судьба направления в искусстве под влиянием событий и тенденций общественной жизни.

Таким образом, в принципах создания отечественной камерно-вокальной музыки 30-х — 60-х гг. XX века прослеживается опора на традиции и мировоззрение века девятнадцатого. Классичность камерно-вокального жанра смыкается со многими принципами романтической эстетики. В таком контексте романтизм уже не направление, связанное в большей или меньшей степени с литературой, а тип мировоззрения. При этом романтизм в искусстве XX века в большей степени конструктивен, отточен. Согласно А. Блоку, чувство преобладает здесь над рассудком, но не над разумом. Важнейший для искусства века XIX вопрос высоких нравственных ориентиров, романтическая тоска по недостижимому идеалу выражается в XX столетии обострённо трагедийно, что обусловлено катаклизмами этой эпохи. Сам жанр романса 30-х — 60-х гг. XX века как сочинения для одного голоса и фортепиано остался хранителем традиций русской музыки, выразителем непреходящих ценностей. «Консервативность», традиционность (в лучшем смысле этого слова) романса рассмотренного периода стали той основой, на которой в последующие десятилетия развивается «классическое» направление камерно-вокальной лирики и отечественной музыки в целом.

Список литературы диссертационного исследования кандидат искусствоведения Степанидина, Екатерина Анатольевна, 2013 год

1. Аверинцев, С. Судьба и весть Осипа Мандельштама / С. Аверинцев // Мандельштам, О. Э. Сочинения: в 2 т. Стихотворения. — М.: Художественная литература, 1990. — 1 т. — С. 5-64.

2. Акопян, Л. Западные авторы о Шостаковиче: обзор и комментарий / Л. Акопян // Шостаковичу посвящается: 1906-1996: сборник статей к 90-летию со дня рождения композитора. — М.: Композитор, 1997. — С. 17-26.

3. Александров, А. Из воспоминаний / А. Александров // Анатолий Александрович Александров. Страницы жизни и творчества. — М.: Советский композитор, 1990. — С. 43-47.

4. Андреев, А. Вокальный цикл Б. Чайковского «Лирика Пушкина» / А. Андреев // Советская музыка. — 1975. — № 6. — С. 20-27.

5. Арановский, М. Мелодические кульминации века / М. Арановский // Русская музыка и XX век: сборник статей / ред.-сост. М. Арановский. — М.: Гос. институт искусствознания Мин. культ. РФ, 1997. — С. 525-552.

6. Арановский, М. Музыкальные «антиутопии» Шостаковича / М. Арановский // Русская музыка и XX век: сборник статей / ред.-сост. М. Арановский. — М.: Гос. институт искусствознания Мин. культ. РФ, 1997. — С. 213-249.

7. Аркадьев, М. Лирическая вселенная Свиридова /М. Аркадьев // Русская музыка и XX век: сборник статей / ред.-сост. М. Арановский. — М.: Гос. институт искусствознания Мин. культ. РФ, 1997. — С. 251-264.

8. Асафьев, Б. Видение мира в духе музыки: (Поэзия А. Блока) / Б. Асафьев // Блок и музыка: сборник статей / сост. М. Элик. — М.-Л.: Советский композитор, 1972. — С. 8-57.

9. Асафьев, Б. Музыкальная форма как процесс: в 2 кн. / Б. Асафьев. —

10. M.-JL: Музгиз, 1947. — 2 кн. Интонация. — 164 с.

11. Асафьев, Б. Николай Яковлевич Мясковский / Б. Асафьев // Асафьев, Б. Избранные труды: в 5 т. — М.: Изд-во АН СССР, 1957. — 5 т. — С. 122-126.

12. Асафьев, Б. Пути развития советской музыки / Б. Асафьев // Асафьев, Б. Избранные труды: в 5 т. — М.: Изд-во АН СССР, 1957. — 5 т. — С. 51-62.

13. Асафьев, Б. О «Гадком утёнке» / Б. Асафьев // С. С. Прокофьев. Материалы, документы, воспоминания / сост. С. Шлифштейн. — 2-е изд., доп. — М.: Музгиз, 1961, — С. 318.

14. Асафьев, Б. О музыке XX века / Б. Асафьев. — JL: Музыка, 1982. —200 с.

15. Асафьев, Б. В. Русская музыка (XIX и начало XX века) / Б. В. Асафьев. — 2-е изд. — Л.: Музыка, 1979. — 340 с.

16. Бахтин, М. Проблемы поэтики Достоевского / М. Бахтин. — М.: Советская Россия, 1979. — 320 с.

17. Белинский, В. Разделение поэзии на роды и виды / В. Белинский // Белинский, В. Г. Собрание сочинений: в 3 т. — М.: Гослитиздат, 1948. — 2 т. — С. 5-66.

18. Белоненко, А. Начало пути / А. Белоненко // Музыкальный мир Георгия Свиридова: сборник статей / сост. А. С. Белоненко. — М.: Советский композитор, 1990. —С. 146-164.

19. Беляев, В. Анатолий Александров. Страницы жизни и творчества / В. Беляев. — М.: Советский композитор, 1990. — С. 245-250.

20. Бобровский, В. Симфоническая музыка / В. Бобровский // Музыка XX века: очерки в 2 ч. — М.: Музыка, 1976. —1 ч. 1890-1917. — 1 кн. — С. 95-147.

21. Болеславская, Т. Поэзия А. Блока в романсах Н. Я. Мясковского и В. В. Щербачёва / Т. Болеславская // Блок и музыка: сборник статей / сост. М. Элик. — M.-JL: Советский композитор, 1972. — С. 153-177.

22. Болеславская, Т. И. Поэзия А. Блока в современной музыке: дис. . канд. искусствоведения: 17.00.02 / Болеславская Татьяна Исааковна. — Л., 1976.

23. Брежнева, И. В. Камерно-вокальное творчество Д. Д. Шостаковича:дис. . канд. искусствоведения: 17.00.02 / Брежнева Ирина Вячеславовна. — М., 1986.

24. Буцко, Ю. Встречи с камерной музыкой /Ю. Буцко // Советская музыка. — 1970. — № 8. — С. 10-12.

25. Бэлза, И. Ф. О музыкантах XX века: избр. очерки / И. Бэлза. — М.: Советский композитор, 1979. — 295 е., 8 л. ил.

26. Василенко, С. Воспоминания / С. Василенко. — М.: Советский композитор, 1979. —375 с.

27. Васина-Гроссман, В. Камерная вокальная музыка / В. Васина-Гроссман // История русской советской музыки: в 4 т. — М.: Музгиз, 1963. — 4 т. 1 ч. —С. 153-195.

28. Васина-Гроссман, В. Камерная вокальная музыка / В. Васина-Гроссман // Музыка XX века: очерки в 2 ч. / ред. Д. В. Житомирский. — М.: Музыка, 1976. — 1 ч. 1890-1917. — 1 кн. — С. 278-302.

29. Васина-Гроссман, В. Мастера советского романса / В. Васина-Гроссман. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Музыка, 1980. — 314 с.

30. Васина-Гроссман, В. Ритмика / В. Васина-Гроссман // Васина-Гроссман, В. Музыка и поэтическое слово: в 3 ч. — М.: Музыка, 1972. — 1 ч. — 148 с.

31. Васина-Гроссман, В. Интонация. Композиция. / В. Васина-Гроссман // Васина-Гроссман, В. Музыка и поэтическое слово: в 3 ч. — М.: Музыка, 1978. — 2,3 ч. —368 с.

32. Васина-Гроссман, В. О поэзии Блока, Есенина и Маяковского в советской музыке / В. Васина-Гроссман // Поэзия и музыка: сборник статей и исслед. / сост. В. А. Фрумкин. — М.: Музыка, 1973. — С. 97-136.

33. Васина-Гроссман, В. Русская поэзия в зеркале музыки Шапорина / В. Васина-Гроссман // Ю. А. Шапорин: Литературное наследие, статьи, письма. — М.: Советский композитор, 1989. — С. 264-279.

34. Васина-Гроссман, В. Русский романс XIX и начала XX века / В. Васина-Гроссман // Русская художественная культура конца XIX — начала XX века: сборник статей. 1 кн. — М.: Наука, 1968. — С. 385-395.

35. Величко, С. Об исполнении романсов Мясковского / С. Величко // О работе концертмейстера: сборник статей / ред.-сост. М. А. Смирнов. — М.: Музыка, 1974. —С. 60-73.

36. Веселов, В. Звёздная романтика / В. Веселов // Музыкальный мир Георгия Свиридова: сборник статей / сост. А. С. Белоненко. — М.: Советский композитор, 1990. — С. 19-32.

37. Виноградов, К. О специфике творческих взаимоотношений пианиста-концертмейстера и певца / К. Виноградов // Музыкальное исполнительство и современность / ред.-сост. М. А. Смирнов. — М.: Музыка, 1988. — Вып. 1. — С. 156-178.

38. Волошин, М. Лики творчества / М. Волошин. —ЧЛ.: Наука, 1988. —848 с.

39. Волошко, С. В. Монологическая и диалогическая речь в структуре музыкального мышления Д. Д. Шостаковича: дис. . канд. искусствоведения: 17.00.02 / Волошко Светлана Викторовна. — Ростов-на-Дону, 1996.

40. Габай, Ю. Романтический миф о художнике и проблемы психологии музыкального романтизма / Ю. Габай // Проблемы музыкального романтизма: сборник научных трудов / ред. А.Л. Порфильева. — Л., ЛГИТМиК, 1987. — С. 530.

41. Григорьева, Г. Вокальная лирика Н. Пейко и его цикл на стихи Н. Заболоцкого / Г. Григорьева // Музыка и современность: сборник статей. — М.: Музыка, 1974. — Вып. 8. — С. 90-108.

42. Григорьева, Г. В. Стилевые направления в русской советской музыке 50х-70х годов: дис. . д-ра искусствоведения: 17.00.02 / Григорьева Владимировна. —М., 1985. —353 с.

43. Григорьева, Г. В. Стилевые проблемы русской советской музыки второй половины XX века. — М.: Советский композитор, 1989. — 208 с.

44. Тулинская, 3. Николай Яковлевич Мясковский. — М.: Музыка, 1981.304 с.

45. Дабаева, И. П. Анализ поэтического текста как необходимый компонент целостного анализа вокального произведения: дис. . канд. искусствоведения: 17.00.02 / Дабаева Ирина Прокопьевна. — М., 1985.

46. Дабаева, И. О взаимодействии поэтического и музыкального ритма в камерно-вокальных произведениях советских композиторов / И. Дабаева // Советская музыка. — 1988. — № 3.

47. Данилевич, JI. В. Дмитрий Шостакович. Жизнь и творчество /JI.B. Да-нилевич. — М.: Советский композитор, 1980. — 302 с.

48. Данилевич, J1. Книга о советской музыке / JI. Данилевич. — 2-е изд.

49. М.: Советский композитор, 1968. — 360 с.

50. Денисова, Е. Н. Неоромантические аспекты в инструментальном концерте последней трети XX века: дис. . канд. искусствоведения: 17.00.02 / Денисова Елена Николаевна. — М., 2001.

51. Долинская, Е. О русской музыке последней трети XX века /Е. Долин-ская. — Магнитогорск: Магнитог. гос. консерватория, 2000. — 158 с.

52. Долинская, Е. Поздний период творчества Шостаковича: факты и наблюдения / Е. Долинская // Шостаковичу посвящается: 1906-1996: сборник статей к 90-летию со дня рождения композитора / сост. Е. Долинская. — М.: Композитор, 1997. —С. 27-38.

53. Друскин, М. Вокальные циклы Г. Свиридова / М. Друскин // История и современность. Статьи о музыке. — JL: Советский композитор, 1960.

54. Дурандина, Е. Камерные вокальные жанры в отечественной музыке 1960-1980-х годов / Е. Дурандина. — М.: Музыка, 2001. — 72 с.

55. Дурандина, Е. Е. Камерные вокальные жанры в русской музыке XIX-XX веков: историко-стилевые аспекты: дис. . д-ра искусствоведения: 17.00.02 /

56. Дурандина Елена Евгеньевна. — М., 2002.

57. Дурандина, Е. Камерные вокальные жанры в русской музыке Х1Х-ХХ веков: историко-стилевые аспекты. Исследование /Е. Дурандина. — М.: РАМ им. Гнесиных, 2005. — 240 с.

58. Дурандина, Е. Шостакович: портрет художника на фоне уходящего века / Е. Дурандина // Шостаковичу посвящается: 1906-1996: сборник статей к 90-летию со дня рождения композитора / сост. Е. Долинская. — М.: Композитор, 1997. —С. 9-16.

59. Ерохина, Л. В. К проблеме стилевого многообразия камерных вокальных жанров: (Московская композиторская школа 1970-1980 годы): дис. . канд. искусствоведения: 17.00.02 / Ерохина Лариса Васильевна. — М., 1996.

60. Ефимова, И. И музыка и Слово.: (О творческом методе Г. В. Свиридова) / И. Ефимова, Т. Воробьёва. — Красноярск: Изд. центр Краснояр. гос. ун-та, 2002. — 164 с.

61. Живов, Л. Подготовка концертмейстеров-аккомпаниаторов в музыкальном училище / Л. Живов // Методические записки по вопросам музыкального образования: сборник статей. — М.: Музыка, 1966. — С. 329-345.

62. Жирмунский, В. Теория литературы. Поэтика. Стилистика / В. Жирмунский. — Л.: Наука, 1977. — 408 с.

63. Житомирский, Д. Спорные вопросы анализа / Д. Житомирский // Советская музыка. — 1977. — № 5. — С. 43-48.

64. Запорожец, Н. Романсы Ю. Шапорина / Н. Запорожец // Советская музыка. — 1956. — № 6. — С. 25-30.

65. Земцовский, И. «Ветер принёс издалёка.» (К истокам ритмики Свиридова) / И. Земцовский // Музыкальный мир Георгия Свиридова: сборник статей / сост. А. С. Белоненко. — М.: Советский композитор, 1990. — С. 134-145.

66. Земцовский, И. О народном у Свиридова (К методике изучения народно-песенных истоков музыкального языка) / И. Земцовский // Георгий Свиридов: сборник статей / сост. и ред. Д. В. Фришман. — М.: Музыка, 1971. — С. 384398.

67. Земцовский, И. Фольклор и композитор / И. Земцовский // Музыка и современность: сборник статей.— М.: Музыка, 1971. — Вып. 7. — С. 211-220.

68. Златковский, Ю. Д. Инструментальный речитатив как мелодический тип: дис. . канд. искусствоведения: 17.00.02 / Златковский Юрий Дмитриевич. — М., 1994.

69. Ивашкин, А. В. Беседы с Альфредом Шнитке / А. В. Ивашкин. — М.: РИК «Культура», 1994. — 304 с.

70. Иконников, А. Художник наших дней Н. Я. Мясковский / А. Иконников. — М.: Музыка, 1966. — 425 с.

71. Казанцева, Л. П. Основы теории музыкального содержания: учебное пособие / Л. П. Казанцева. — Астрахань: ИПЦ «Факел» ООО «Астраханьгаз-пром», 2001. —368 с.

72. Каратыгин, В. Камерные сочинения С. Прокофьева / В. Каратыгин // С. С. Прокофьев. Материалы, документы, воспоминания / сост. С. Шлифштейн.2.е изд., доп.—М.: Музгиз, 1961. —С. 305-307.

73. Каратыгин, В. Избранные статьи. / В. Каратыгин. — М.-Л.: Музыка, 1965. —352 с.

74. Качалина, Н. Вокальная лирика Шебалина / Н. Качалина // Виссарион Яковлевич Шебалин: статьи, воспоминания, материалы. — М.: Советский композитор, 1970. —С. 75-96.

75. Келдыш, Ю. В. Между традицией и модерном / Ю. В. Келдыш // История русской музыки: в Ют. / Ю. В. Келдыш и др. — М.: Музыка, 1997. — 10а т. —С. 217-275.

76. Когоутек, Ц. Техника композиции в музыке XX века / Ц. Когоутек. — М.: Музыка, 1976. — 358 с.

77. Коленько Р. Г. Инструментальный диалог и его значение в творчестве Д. Д. Шостаковича: дис. . канд. искусствоведения: 17.00.02 /Коленько Римма Григорьевна. — Минск, 1979.

78. Корев, Ю. Время. Вечность. Верность / Ю. Корев // Советская музыка.1984. — № 9. — С. 27-34.

79. Крылова, А. В. Советский камерно-вокальный цикл периода 70-80х годов (К проблеме эволюции жанра): дис. . канд. искусствоведения: 17.00.02 / Крылова Александра Владимировна. — М., 1983.

80. Крючков, Н. Искусство аккомпанемента как предмет обучения / Н. Крючков. — Л.: Музгиз, 1961. — 72 с.

81. Кукаркин, А. По ту сторону расцвета. Буржуазное общество: культура и идеология /А. Кукаркин. — М.: Политиздат, 1977. — 384 с.

82. Курышева, Т. Блоковский цикл Д. Шостаковича / Т. Курышева // Блок и музыка: сборник статей / сост. М. Элик. — Л.-М.: Советский композитор, 1972.1. С. 214-228.

83. Курышева, Т. О музыкальной драматургии поэмы «Страна отцов» / Т. Курышева // Георгий Свиридов: сборник статей / сост. и ред. Д. В. Фришман. — М.: Музыка, 1971.

84. Левашёв, Ю. Моя Родина (Вокальный цикл Ю. Свиридова) / Ю. Ле-вашёв // Советская музыка. — 1954. — № 7.

85. Левая, Т. Контрасты вокального жанра / Т. Левая // Советская музыка.1975.—№ 11. —С. 82-86.

86. Левая, Т. От романтизма к символизму (некоторые тенденции русской музыкальной культуры начала XX века) / Т. Левая // Проблемы музыкального романтизма: сборник научных трудов / ред. А.Л. Порфильева. — Л., ЛГИТМиК, 1987. —С. 130-143.

87. Левая, Т. / Русская музыка начала XX века в художественном контексте эпохи / Т. Левая. — М.: Искусство, 1991. — 168 с.

88. Левина, И. Некоторые приёмы динамизации строфической формы в вокальных произведениях Г. Свиридова / И. Левина // Георгий Свиридов: сборник статей / сост. и ред. Д. В. Фришман. — М.: Музыка, 1971. — С. 149-187.

89. Леман, А. Творчество Свиридова как направление /А. Леман // Музыкальный мир Георгия Свиридова: сборник статей / сост. А. С. Белоненко. — М.: Советский композитор, 1990. — С. 4-13.

90. Ливанова, Т. Н. Н. Я. Мясковский. Творческий путь / Т. Н. Ливанова.

91. М., Музгиз, 1953. — 408 с.

92. Листова, Н. А. В. Я. Шебалин /Н. А. Листова. — М.: Советский композитор, 1982. — 296 с.

93. Лобанова, О. К проблеме отражения интонационного строя стихотворной речи в вокальных произведениях / О. Лобанова // Стилевые особенности исполнительской интерпретации: сборник статей / ред. М. А. Смирнов. — М.: МГК, 1985. —С. 173-181.

94. Лобанова, О. Об отражении интонационной структуры стихотворной речи в вокальных произведениях: дис. . канд. искусствоведения: 17.00.07 / Лобанова Ольга Юрьевна. — М., 1984.

95. Лотман, Ю. М. Семиосфера / Ю. М. Лотман. — СПб.: Искусство-СПб, 2000. — 704 с.

96. Люблинский, А. Теория и практика аккомпанемента. Методические основы / А. Люблинский. — Л.: Музыка, 1972. — 80 с.

97. Мазель, Л. О мелодии / Л. Мазель. — М.: Музгиз, 1952. — 300 с.

98. Мазель, Л. А. Этюды о Шостаковиче: статьи и заметки о творчестве / Л. А. Мазель. — М.: Советский композитор, 1986. — 174 с.

99. Мазель, Л. А. Анализ музыкальных произведений. Элементы музыки и методика анализа малых форм / Л. А. Мазель, В. А. Цуккерман. — М.: Музыка, 1967. —753 с.

100. Мартынов, И. Сергей Прокофьев: Жизнь и творчество / И. Мартынов.

101. М.: Музыка, 1974. — 560 с.

102. Масловская, Т. О стиле и национальной сущности произведений Свиридова / Т. Масловская // Георгий Свиридов: сборник статей и исслед. / сост. и ред. Р. Леденев. — М.: Музыка, 1979.— С. 34-69.

103. Ментюков, А. Декламационно-речевые формы интонирования в музыке XX века / А. Ментюков. — М.: Музыка, 1986. — 86 с.

104. Милка, А. Сергей Слонимский: Монографический очерк / А. Милка.

105. J1.-M.: Советский композитор, 1976. — 112 с.

106. Милыптейн, Я. Ф. Лист: монография в 2 т. /Я. Мильштейн. — М.: Музыка, 1956. —863 с.

107. Мирзоева, М. Анализ исполняемого вокального произведения / М. Мирзоева // Вопросы вокальной педагогики. — М.: Музыка, 1964. — 2 вып. — С. 5-51.

108. Мнацаканова, Е. О цикле Шостаковича «Семь романсов на стихи Александра Блока» / Е. Мнацаканова // Музыка и современность: сборник статей.

109. М.: Музыка, 1971. — 7 вып. — С. 69-87.

110. Музыкальный энциклопедический словарь / ред. Г. В. Келдыш. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 672 е.: ил.

111. Мур, Дж. Певец и аккомпаниатор /Дж. Мур. — М.: Радуга, 1987. —432 с.

112. Мясковский, Н. Собрание материалов в двух томах / Н. Мясковский.

113. М.: Музыка, 1972. — 1 т. — 279 е., 2 т. — 612 с.

114. Мясоедов, А. О гармонии русской музыки (Корни национальной специфики) / А. Мясоедов. — М.: Преет, 1998. — 141 с.

115. Назайкинский, Е. В. О психологии музыкального восприятия / Е. В. Назайкинский. — М.: Музыка, 1972. — 384 с.

116. Науменко, Т. И. Принцип прозы в отечественной вокальной музыке 60-80-х гг. XX века: дис. . канд. искусствоведения: 17.00.02 / Науменко Татьяна Ивановна. — М., 1989.

117. Нестьев, И. Венок Пушкину / И. Нестьев // Советская музыка. — 1979.10. —С. 25-31.

118. Нестьев, И. Аспекты музыкального новаторства / И. Нестьев // Проблемы традиций и новаторства в современной музыке: сборник статей. — М.: Советский композитор, 1982. — С. 11-30.

119. Нестьев, И. Жизнь Сергея Прокофьева / И. Нестьев. — 2-е изд. — М.:

120. Советский композитор, 1974. — 662 с.

121. Нестьев, И. Музыкальная культура на рубеже веков / И. Нестьев // Музыка XX века: очерки в 2 ч. / ред. Д. В. Житомирский. — М.: Музыка, 1976. — 1 ч. 1890-1917. — 1 кн. — С. 11-94.

122. Нестьев, И. О Г. В. Свиридове / И. Нестьев // Музыкальный мир Георгия Свиридова: сборник статей / сост. А. С. Белоненко. — М.: Советский композитор, 1990.— С. 13-18.

123. Нестьев, И. О Шостаковиче (Творческая сверхзадача и эстетический идеал) / И. Нестьев // Век нынешний и век минувший. — М.: Советский композитор, 1986. —С. 11-54.

124. Никитина, JI. Камерная вокальная музыка / JI. Никитина // История современной отечественной музыки: в 3 вып. / ред. М. Е. Тараканов. — М.: Музыка, 1995. —вып. 1 1917-1941. —С. 253-268.

125. Никитина, JI. Д. Камерная вокальная музыка / J1. Д. Никитина // История современной отечественной музыки: в 3 вып. / ред. М. Е. Тараканов. — М.: Музыка, 1999. — вып. 2 1941-1958. — С. 267-287.

126. Никитина, Л. Д. Советская музыка. История и современность / Л. Д. Никитина. — М.: Музыка, 1991. — 278 с.

127. Об исполнении фортепианной музыки Баха, Бетховена, Дебюсси, Рахманинова, Прокофьева, Шостаковича: сборник статей. — М.-Л.: Музыка, 1965.215 с.

128. Огаркова, Н. Поэзия Марины Цветаевой в вокальных циклах Шостаковича, Тищенко, Шнитке / Н. Огаркова // Традиции музыкального искусства и музыкальная практика современности / ред. Л. Н. Раабен. — Л.: ЛГИТМиК, 1981.1. С. 27-42.

129. Огаркова Н. А. Принципы взаимодействия поэзии и музыки в русской советской камерной вокальной музыке 70-х годов: дис. . канд. искусствоведения: 17.00.02 / Огаркова Наталья Алексеевна. — Л., 1982.

130. Орджоникидзе, Г. Историческая преемственность и пафос будущего / Г. Орджоникидзе // Советская музыка на современном этапе. Статьи и интервью.

131. М.: Советский композитор, 1981. — С. 278-336.

132. Орлова, Е. Новаторские тенденции в тематике русского музыкального искусства начала XX века / Е. Орлова // Русская музыка на рубеже XX века. — М.-Л.: Музыка, 1966. — С. 3-21.

133. Островская, Е. А. Психологические аспекты деятельности концертмейстера в музыкально-образовательной сфере инструментального исполнительства: дис. . канд. искусствоведения: 17.00.02 / Островская Елена Анатольевна. — Саратов, 2006.

134. Паисов, Ю. Жизнестойкость романтического миросозерцания: Рахманинов / Ю. Паисов // Русская музыка и XX век: сборник статей / ред.-сост. М. Арановский. — М.: Гос. институт искусствознания Мин. культ. РФ, 1997. — С. 91-122.

135. Платек, Я. Верьте музыке / Я. Платек. — М.: Советский композитор, 1989. —351 с.

136. Петров, В. О. Фортепианный дуэт XX века: вопросы истории и теории жанра: дис. . канд. искусствоведения: 17.00.02 / Петров Владислав Олегович. — Саратов, 2006.

137. Полякова, Л. Вокальные циклы Г. Свиридова / Л. Полякова. — М.: Советский композитор, 1971. — 99 с.

138. Полякова, Л. Заметки о сочинениях 60-х годов / Л. Полякова // Георгий Свиридов: сборник статей и исслед. / сост. и ред. Р. С. Леденев. — М.: Музыка, 1979. —С. 215-262.

139. Полякова, Л. Заметки о стиле Свиридова / Л. Полякова // Советская музыка. — 1960. — № 10. — С. 45-56.

140. Полякова, Л. Произведения Шумана и Свиридова / Л. Полякова // Советская музыка. — 1960. — № 6.

141. Полякова, Л. Некоторые вопросы творческого стиля Г. Свиридова / Л. Полякова // Музыка и современность: сборник статей. — М.: Музыка, 1962. — 1 вып.— С. 183-242.

142. Полякова, Л. «Петербургские песни» Г. Свиридова / Л. Полякова //

143. Советская музыка. — 1970. — № 3.

144. Полякова, Л. Свиридов как композитор XX века /Л. Полякова // Музыкальный мир Георгия Свиридова: сборник статей / сост. А. С. Белоненко. — М.: Советский композитор, 1990. — С. 40-55.

145. Полякова, Л. «Страна отцов» Г. Свиридова / Л. Полякова // Советская музыка. — 1958. — № 5.

146. Поляновский, Г. Н. Василенко. Жизнь и творчество / Г. Н. Полянов-ский. — М.: Музыка, 1964. — 276 с.

147. Порфирьева, А. Л. Камерное вокальное творчество Н. Я. Мясковского и новые пути развития русского романса первой трети XX века: дис. . канд. искусствоведения: 17.00.02 / Порфирьева Анна Леонидовна. — Л., 1977.

148. Прокофьев, С. Автобиография / С. Прокофьев. — М.: Советский композитор, 1982.— 600 с.

149. Прокофьев С. и Мясковский Н. Переписка / С. Прокофьев, Н. Мясковский. — М.: Советский композитор, 1977. — 599 с.

150. Протопопов, В. О романсах Ю. Шапорина: избранные статьи и исследования / В. Протопопов. — М.: Музыка, 1983. — С. 159-167.

151. Протопопов, В. О принципах формообразования у Шостаковича: избранные статьи и исследования / В. Протопопов. — М.: Музыка, 1983. — С. 7598.

152. Раабен, Л. Камерная инструментальная музыка первой половины XX века / Л. Раабен. — Л.: Советский композитор, 1986. — 197 с.

153. Раабен, Л. О духовном ренессансе в русской музыке 1960-80-х годов / Л. Раабен. — СПб.: Бланка, Бояныч, 1998. — 351 с.

154. Рогожина, Н. Вокальный цикл Д. Кабалевского «Десять сонетов Шекспира». Пояснение / Н. Рогожкина. — М.: Советский композитор, 1971. — 25 с.

155. Рогожина, Н. Романсы и песни С. Прокофьева / Н. Рогожкина. — М.: Советский композитор, 1971. — 195 с.

156. Россихина, В. Советское камерно-вокальное исполнительство: Творческие портреты / В. Россихина. — М.: Творческие портреты, 1976. — 112 с.

157. Рубцова, В. Вадим Николаевич Салманов / В. Рубцова. — Д.: Музыка, 1979. —99 с.

158. Ручьевская, Е. А. Вокальное творчество Ю. Кочурова: дис. . канд. искусствоведения: 17.00.02 / Ручьевская Екатерина Александровна. — М., 1983.

159. Ручьевская, Е. О методах претворения и выразительном значении речевой интонации (на примере творчества С. Слонимского, В. Гаврилина и JI. При-гожина) / Е. Ручьевская // Поэзия и музыка: сборник статей и исслед. — М.: Музыка, 1973, —С. 137-185.

160. Ручьевская, Е. О соотношении слова и мелодии в русской камерно-вокальной музыке начала XX века / Е. Ручьевская // Русская музыка на рубеже XX века. — M.-JL: Музыка, 1966. — С. 65-110.

161. Ручьевская, Е. Функции музыкальной темы / Е. Ручьевская. — JL: Музыка, 1977. — 158 с.

162. Ручьевская, Е. Поэма «Отчалившая Русь» в контексте авторского стиля Свиридова / Е. Ручьевская, Н. Кузьмина // Музыкальный мир Георгия Свиридова: сборник статей / сост. А. С. Белоненко. — М.: Советский композитор, 1990. — С. 92-123.

163. Рыцарева, М. Композитор Сергей Слонимский / М. Рыцарева. — Д.: Советский композитор, 1991 — 253 с.

164. Сабинина, М. Романсы Г. Свиридова / М. Сабинина // Советская музыка. — 1955. — № П. —С. 28-34.

165. Савенко, С. Камерная вокальная музыка / С. Савенко // История современной отечественной музыки: в 3 вып. / ред. M. Е. Тараканов. — М.: Музыка, 2001. — 3 вып. — С. 365-397.

166. Савкина, Н. Сергей Сергеевич Прокофьев / Н. Савкина. — М.: Музыка, 1981. — 142 с.

167. Саква, К. «Петербургские песни» / К. Саква // Георгий Свиридов: сборник статей и исслед. / ред.-сост. Р. С. Леденев. — М.: Музыка, 1979. — С. 276-295.

168. Свиридов, Г. Музыка как судьба /Г. Свиридов. — М.: Молодая гвардия, 2002. — 798 с.

169. Смирнов, М. Эмоциональный мир музыки / М. Смирнов. — М.: Музыка, 1990. —318 с.

170. Смирнов, М. А. Проблемы национального своеобразия русской фортепианной музыки: дис. . д-ра искусствоведения: 17.00.02 / Смирнов Мстислав Анатольевич. — М., 1982.

171. Смирнов, М. Русская фортепианная музыка. Черты своеобразия / М. Смирнов. — М.: Музыка, 1983. — 333 с.

172. Соколова, А. Н. Я. Мясковский / А. Соколова // История русской музыки: в 10 т. / Ю. В. Келдыш и др. — М.: Музыка, 1997. — 10а т. — С. 356-402.

173. Соловьёв, Б. Поэт и его подвиг / Б. Соловьёв. — М.: Советский писатель, 1971. —784 с.

174. Сохор, А. Георгий Свиридов / А. Сохор. — 2-е изд., доп. — М.: Советский композитор, 1972. — 320 с.

175. Сохор, А. О современности в музыке наших дней / А. Сохор // Музыка и современность. — М.: Музыка, 1961. — 1 вып. — С. 3-56.

176. Сохор, А. Романс и песня / А. Сохор // Советская музыка. — 1959. — №9. —С. 7-15.

177. Сохор, А. Свиридов и русская культура / А. Сохор // Георгий Свиридов: сборник статей и исслед. / сост. и ред. Р. С. Леденёв. — М.: Музыка 1979. — С. 7-33.

178. Сохор, А. М. Песни о России (Блок в творчестве Свиридова) / А. Сохор, М. Элик // Блок и музыка: сборник статей / сост. М. Элик. — М.-Л.: Советский композитор, 1972. — С. 178-213.

179. Спектор, Н. «Сонет 66» Шекспира в творчестве Д. Шостаковича. К проблеме междуопусных связей / Н. Спектор // Из истории русской и советской музыки. —М.: Музыка, 1978.— С. 210-217.

180. Спектор, Н. Русский советский романс на стихи Шекспира: дис. . канд. искусствоведения: 17.00.02 / Спектор Наталья . — М., 1979.

181. Степанидина, О. Д. Проблемы взаимосвязи вокальной и фортепианной партий в русском романсе: дис. . канд. искусствоведения: 17.00.02 / Степа-нидина Ольга Дмитриевна. — М., 1985.

182. Степанова, И. Слово и музыка: диалектика семантических связей / И. Степанова. — М.: МГК, 1999. — 288 с.

183. Тактакишвили, О. О музыке Георгия Свиридова / О. Тактакишвили // Советская музыка. — 1957. — № 9. — С. 71-72.

184. Тамошинская, Т. Вокальная лирика Рахманинова в контексте эпохи: дис. . канд. искусствоведения: 17.00.02 / Тамошинская Татьяна Анатольевна. — М., 1995.

185. Тараканов, М. А. Шнитке / М. А. Тараканов // Советская музыка. — 1986, —№6.

186. Тараканов, М. О выражении конфликтов в инструментальной музыке / М. Тараканов // Вопросы музыкознания: в 2 т. — М.: Музгиз, 1956. — 2 т. — С. 207-228.

187. Тараканов, М. О русском национальном начале в современной советской музыке / М. Тараканов // Советская музыка на современном этапе. — М.: Советский композитор, 1981. — С. 42-69.

188. Тараканов, М. Прокофьев и некоторые вопросы современного музыкального языка / М. Тараканов // С. С. Прокофьев. Статьи и исследования. — М.: Музыка, 1972. —С. 7-36.

189. Тараканов, М. С. Прокофьев / М. Тараканов // История русской музыки: в 10 т. / Ю. В. Келдыш и др. — М.: Музыка, 1997. — 10а т. — С. 403-445. ^

190. Тараканов, М. Сергей Прокофьев: многообразие художественного сознания / М. Тараканов // Русская музыка и XX век: сборник статей / ред.-сост. М. Арановский. — М.: Гос. институт искусствознания Мин. культ. РФ, 1997. — С. 185-211.

191. Тюлин, Ю. Учение о музыкальной фактуре и мелодической фигурации / Ю. Тюлин. — М.: Музыка, 1976. — 384 с.

192. Франтова, Т. Полифония в русской советской музыке 60-70х годов: дис. . канд. искусствоведения: 17.00.02 / Т. Франтова. —М., 1986.

193. Фришман, Д. О художественных открытиях в «Деревянной Руси» / Д. Фришман // Георгий Свиридов: сборник статей / сост. и ред. Д. В. Фришман. — М.: Музыка, 1971. — С. 352-383.

194. Фрумкис, Т. Ещё раз о поэзии и музыке / Т. Фрумкис // Советская музыка. — 1981. — № 7. — С. 32-39.

195. Хаймовский, Г. «Впечатлительные образы» / Г. Хаймовский // Советская музыка. — 1956. — № 6.

196. Хентова, С. Шостакович. Жизнь и творчество: в 2 т. / С. Хентова. — JL: Советский композитор, 1986. — 544 с.

197. Холопов, Ю. Эдисон Денисов / Ю. Холопов, В. Ценова. — М.: Композитор, 1993. —312 с.

198. Холопова, В. Альфред Шнитке. Очерк жизни и творчества / В. Холо-пова, Е. Чигарёва. — М.: Советский композитор, 1990. — 350 с.

199. Холопова, В. Вопросы ритма в творчестве композиторов XX века / В. Холопова. — М.: Музыка, 1971. — 304 с.

200. Холопова, В. Мелодика / В. Холопова. — М.: Музыка, 1984. — 90 с.

201. Холопова, В. Музыкальный тематизм / В. Холопова. — М.: Музыка, 1983. —88 с.

202. Холопова, В. Русская музыкальная ритмика / В. Холопова. — М.: Советский композитор, 1983. — 281 с.

203. Хохлов, Ю. Песни Шуберта / Ю. Хохлов. — М.: Музыка, 1987. — 302с.

204. Циркунова, М. Ранние романсы Шостаковича / М. Циркунова // Советская музыка. — 1990. — № 5.

205. Цуккерман, В. Заметки о музыкальном языке Шопена / В. Цуккерман // Фридерик Шопен: статьи и исследования сов. музыковедов / ред.-сост. Г.

206. Эдельман. — М.: Музгиз, 1960. — С. 44-181.

207. Чалаева, И. Вокальные произведения Анатолия Александрова в поздний период творчества / И. Чалаева // Анатолий Александрович Александров. Страницы жизни и творчества. —М.: Советский композитор, 1990. — С. 271-294.

208. Чачава, В. О романсах П. И. Чайковского / В. Чачава // Русская музыка. Исполнительские и педагогические проблемы. — Саратов: Изд. Саратовского ун-та, 1988, —С. 55-71.

209. Чернышёва, Т. Романсы Свиридова в репертуаре концертмейстера / Т. Чернышева // О работе концертмейстера: сборник статей / ред.-сост. М. А. Смирнов. — М.: Музыка, 1974. — С. 74-87.

210. Чибисова, Н. В. Принципы взаимодействия голоса и инструмента в камерном вокальном творчестве М. П. Мусоргского: дис. . канд. искусствоведения: 17.00.02/Чибисова Надежда Валентиновна. — М., 1999.

211. Чинаев, В. Выразительность, личность, стиль в исполнительской культуре прошлого и современности / В. Чинаев // Современные проблемы музыкального исполнительства: сборник статей. — Саратов: Изд. Саратовского ун-та, 1987. —С. 4-18.

212. Шевляков, Е. Г. Лирика в русском советском романсе 60х — начала 70х годов (идеи, образы, жанры): дис. . канд. искусствоведения: 17.00.02 / Шевляков Евгений Георгиевич — Л., 1977.

213. Шендерович, Е. В концертмейстерском классе. Размышления педагога / Е. Шендерович. — М.: Музыка, 1996. — 106 с.

214. Шендерович, Е. Об искусстве аккомпанемента / Е. Шендерович // Советская музыка. — 1969. — № 4. — С. 84-88.

215. Шендерович, Е. Памяти выдающихся аккомпаниаторов / Е. Шендерович // Музыка и жизнь. — М.-Л.: Советский композитор, 1975. — 3 вып. — С. 118-131.

216. Шендерович, Е. Развивать камерное пение / Е. Шендерович // Советская музыка. — 1966. — № 10. — С. 77-81.

217. Шендерович, Е. Фортепианная партия в вокальном цикле (О работенад вокальными циклами Шостаковича и Свиридова) / Е. Шендерович // Музыкальное исполнительство. — М.: Музыка, 1983. — 11 вып. — С. 181-202.

218. Шнитке, А. «Реальность, которую ждал всю жизнь». Полистилистические тенденции современной музыки / А. Шнитке // Советская музыка. — 1988.10. —С. 17-28.

219. Шнитке, А. Статьи о музыке / А. Шнитке. — М.: Композитор, 2004.408 с.

220. Шостакович, Д. О времени и о себе / Д. Шостакович. — М.: Советский композитор, 1980. — 242 с.

221. Эйхенбаум, Б. О поэзии / Б. Эйхенбаум. — Л.: Советский писатель, 1969. —552 с.

222. Элик, М. «Петербургские песни» Свиридова / М. Элик // Музыкальная жизнь. — 1970. — № 23.

223. Элик, М. Песни и романсы Свиридова / М. Элик // Книга о Свиридове.

224. М.: Советский композитор, 1983. — С. 119-129.

225. Элик, М. Свиридов и поэзия / М. Элик // Георгий Свиридов: сборник статей и исслед. / сост. и ред. Р. С. Леденев. — М.: Музыка, 1979. — С. 70-148.

226. Энтелис, Л. Силуэты композиторов XX века / Л. Энтелис. — Л.: Музыка, 1975. —212 с.

227. Яворский, Б. Воспоминания, статьи и письма: в 2 т. / Б. Яворский. — М.: Музыка, 1964. — 1 т. — 670 с.

228. Якимович, А. Наше искусство и проблема ценностей / А. Якимович // Советское искусствознание. — М.: Советский художник, 1990. — 26 вып. — С. 531.

229. Ярешко, М. С. Проблемы интерпретации камерно-вокального творчества Д. Д. Шостаковича: дис. . канд. искусствоведения: 17.00.02 / Ярешко Ми-лада Семеновна. — М., 2000.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 476131