Дипломатические послания Ивана Грозного как публицистический текст тема диссертации и автореферата по ВАК 10.01.10, кандидат филологических наук Бачинский, Алексей Александрович

Диссертация и автореферат на тему «Дипломатические послания Ивана Грозного как публицистический текст». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 478059
Год: 
2013
Автор научной работы: 
Бачинский, Алексей Александрович
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
10.01.10
Специальность: 
Журналистика
Количество cтраниц: 
203

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Бачинский, Алексей Александрович

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I. ПОСЛАНИЯ ВЛАСТЯМ ШВЕЦИИ

§ 1. Послание шведскому королю Иоганну III (11 августа 1572 г.).

§ 2. Послание шведскому королю Иоганну III (6 января 1573 г.).

§ 3. Другие послания в Швецию.

ГЛАВА II. ПОСЛАНИЯ ВЛАСТЯМ

ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОНГО И КОРОНЫ ПОЛЬСКОЙ

§ 1. Послания от имени самого царя.

1.1. Послание польскому королю Стефану Баторию (29 июня

1581 г.).

1.2. Послание польскому королю Стефану Баторию (1 октября 1579 г.).

1.3. Другие послания в Польско-Литовское государство.

§ 2. Послания от имени бояр.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Дипломатические послания Ивана Грозного как публицистический текст"

Царя Ивана Грозного можно без преувеличения назвать, пожалуй, самым загадочным и противоречивым правителем Руси. Споры вокруг его фигуры не прекращаются уже нескольких столетий. Личность и роль Грозного как политического деятеля изучали такие известные историки, как Н.М. Карамзин, С.М. Соловьев, Н.И. Костомаров, В.О. Ключевский, A.A. Кизеветтер, A.A. Зимин, Р.Г. Скрынников и другие. Оценка правления Грозного часто менялась радикальным образом, к сожалению, не только под воздействием новых фактов или взглядов автора исторического исследования, но и сообразно идеологической злобе дня. Однако Иван IV -беспредельно жестокий «мучитель» и одновременно образованнейший человек - вошел в историю отечественной культуры не только как политик, но как писатель и публицист.

Термин «публицистика», применительно к полемическим произведениям Московского царства, давно вошел в научный оборот: «Древнерусский писатель менее всего был склонен к беспристрастному изложению фактов. Любой жанр древнерусской литературы, будь то историческая повесть или сказание, житие или церковная проповедь, как правило, включает в себя значительные элементы публицистики»1. Хотя публицистика еще не выделилась к тому времени в отдельную область словесности, но многие древнерусские произведения освещали современные политические, нравственные и социальные вопросы, пропагандируя определенные программы . Что и считается ключевыми признаками публицистики3. Е.А Воскресенская, выявляя значимую роль древнерусской

1 Кусков В.В. История древнерусской литературы. М., 2003. С. 9. Также см.: Там же. С. 4-6.

2 См., напр.: Лурье Я.С. Судьба беллетристики в XVI в. // Истоки русской беллетристики. Л., 1970. С. 439440.

3 Горев Б.И. Публицистика//Литературная энциклопедия. Словарь литературных терминов: в 2 т. М.; Л., 1925. Т.2. С. 679. Ср.: Ар. Г. [Горнфельд А.Г.] Публицистика//Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А.Ефрона: в 86 т. СПб., 1898. Т.25А(50): Простатит-Работный дом. С. 746; Добрынин М.К. Публицистика//Литературная энциклопедия: В 11 т. М., 1935. Т.9. С. 356; Ученова B.B. Исторические истоки современной публицистики. М., 1972. С. 57, 73; Соболевская О.В. Публицистика//Литературная энциклопедия терминов и понятий. М., 2001. С. 837. публицистики как формы «пражурналистики», отмечает: «На протяжении столетий в отечественной литературе происходит накопление публицистических приемов и методов, позднее составивших основной "арсенал" жанра публицистики в современной журналистике»4.

Подобно другим жанрам древнерусской литературы, эпистолярный жанр так же выполнял публицистическую функцию. Д.С. Лихачев отмечал: «Темы публицистики - темы живой, конкретной политической борьбы. Многие из них, прежде чем проникнуть в публицистику, служили содержанием деловой письменности. Вот почему формы деловой письменности становятся также и формами публицистики»5. A.B. Каравашкин пишет: «Особенности русской средневековой эпистолографии заключались и в том, что само наличие конкретного адресата еще не решало вопроса о частном (деловом) характере послания. Следует учитывать, видимо, что сочинения эпистолярного жанра могли совмещать признаки деловой прозы, ограниченной узким практическим назначением, и произведений публицистических. Речь идет о посланиях переходного, двойственного типа, сочетающих в себе обращенность к известным лицам с актуальной общественно-политической и религиозно-нравственной проблематикой, интересовавшей многих»6.

Р. Пиккио писал о Грозном: «Каждая его строчка несёт на себе отпечаток мысли, целиком и полностью занятой государственными делами. Подобное очевидное практическое отношение не подразумевает отсутствие стилистического своеобразия. Иван не бюрократ, а созидатель, и в этом заключается секрет его импульсивно-творческой манеры»7. Иван IV

4 Воскресенская Е.А. Идеологические модели и публицистическая составляющая Киево-Печерского патерика: автореф. дис. канд. фил. наук. М., 2009. С. 1-2. Также см.: Иполитов Н.Б. Изобразительно-выразительные средства в публицистике. Саранск, 1988; Прохоров Е.В. Публицист и действительность. М., 1973; Ученова В.В. Указ. соч.

5 Лихачев Д.С. Зарождение и развитие жанров древнерусской литературы // Исследования по древнерусской литературе. М., 1986; ср.: Каравашкин A.B. Литературный обычай Древней Руси (XI-XVI вв.). М., 2011. С. 420.

6 Каравашкин A.B. Литературный обычай Древней Руси (XI-XVI вв.). С. 421-422. Ср.: Калугин В.В. Андрей Курбский и Иван Грозный: Теоретические взгляды и литературная техника древнерусского писателя. М., 1998. С. 136-137.

7 Пиккио Р. Древнерусская литература. М., 2002. С. 237. рассчитывал воздействовать не только на номинальных адресатов, но и на иные политические фигуры, в руки которых, как он планировал, могли попасть послания, а в некоторых случаях - и на читающую общественность в России и за рубежом8. Вообще, в ту эпоху письма монархов имели большое публицистическое значение, что доказывается, помимо прочего, широким хождением апокрифических посланий, приписываемых Ивану Грозному и Сигизмунду II Августу9. На немецкие письма, написанные от имени Ивана Грозного и направленные против Сигизмунда II Августа, жаловался и литовский посол Михаил Гарабурда, и в Москве не отрицали тот факт, что они написаны с ведома царя10.

Особое место среди произведений царя занимают официальные дипломатические послания, подписанные его именем. В широком контексте политики Ивана IV эти тексты исследовали Я.С. Лурье, В.Б. Кобрин, Б.Н. Флоря и др., но в настоящий момент также необходимо их изучение как публицистических текстов. Послания Ивана IV номинально представляют собой ответы на послания его корреспондентов, но фактически у многих из них были особые цели, как конкретно-политические, так и публицистические. Грозный умел словом пропагандировать свои взгляды, обосновывать политику, вовлекать читателя в своеобразный спор, и в этом споре выигрывать.

Для средневековой литературы характерна ориентация на созданные ранее образцы. Книжники учились литературным навыкам по кругу доступного чтения: «.древнерусские писатели усваивали риторические правила не по учебникам красноречия, а по готовым образцам»11. A.B. Каравашкин пишет: «Древняя Русь ценила не оригинальность, но умение

8 См., напр.: Лихачев Д.С. Иван Грозный - писатель / Д.С. Лихачев // Послания Ивана Грозного / под ред. В.П. Адриановой-Перетц. СПб., 2005. С. 456: Лурье Я.С. Был ли Иван IV писателем? // Труды отдела древнерусской литературы. Л., 1958. Т. 15. С. 507; Каравашкин A.B. Русская средневековая публицистика: Иван Пересветов, Иван Грозный, Андрей Курбский. М., 2000. С. 215.

9 Мыльников A.C. Картина славянского мира: взгляд из Восточной Европы Представления об этнической номинации и этничности XVI- XVIII веков. СПб., 1999. С. 158-159.

10 Жданов И.Н. Сочинения царя Ивана Васильевича // Сочинения: в 2 т. СПб., 1904. Т.1. С. 126. Буланина T.B. Риторика в Древней Руси. Сведения о теории красноречия в русской в русской письменности XI-XVII веков: автореф. . канд. филол. наук. Л., 1985. С. 15. пользоваться уже готовым»12. Такого рода литературный «обычай» был свойственен не только литературе в целом: свои «каноны» формировались и для отдельных жанров.

Что касается дипломатической переписки, она не только восприняла

13 обычаи» эпистолярного жанра , частью которого являлась, но и выработала собственные правила, продиктованные утилитарной направленностью жанра, в том числе, стремлением избежать двусмысленных трактовок14. Важную роль традиции в этой сфере доказывает то, что дипломатические практики до нынешнего времени продолжают подчиняться сложному точно продуманному этикету. Тем не менее, Иван IV, хотя и был человеком куда более «традиционной» эпохи, в своих текстах далеко не всегда следовал устоявшемуся литературному обычаю.

Корпус дипломатических грамот, подписанных именем Ивана IV, достаточно велик, что вполне предсказуемо и диктуется государственным этикетом. Однако не все они написаны одинаково ярко и наделены какими-либо чертами, выделяющими их среди нейтральной дипломатической документации. Действительно, в составлении дипломатических документов, безусловно, принимали участие дьяки Посольского приказа (где хранилась и вся информация об истории взаимоотношений с иностранными державами)15, а потому даже автографы Грозного16, как известно, отсутствуют.

В диссертационной работе анализируются как послания, которые в науке уже принято атрибутировать Грозному-автору, так и те, что почти не

12 Каравашкин A.B. Литературный обычай Древней Руси (XI-XVI вв.). М., 2011. С. 36.

13 Об этом см.: Там же. С. 420-422.

14 Юзефович Л.А. Путь посла. Русский посольский обычай. Обиход. Этикет. Церемониал. СПб., 2011. С. 273-274.

15 Там же. С. 227-233; 261-263.

16 Этот факт даже способствовал появлению сомнений в том, был ли Иван IV грамотным. См.: Keenan Е. L., The Kurbskii-Groznyi Apocrypha: the 17th-Century Genesis of the "Correspondence" Attributed to Prince A. M. Kurbskii and Tsar Ivan IV. Cambridge, Massachusetts, 1971. Pp. 71-72. Концепция Кинана, полагавшего, что тексты царя, имевшие публицистическое значение - позднейшая подделка, была оспорена рядом ученым. См., напр: Лурье Я.С. Переписка Ивана Грозного с Курбским в общественной мысли древней Руси / Я.С. Лурье // Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским / Отв. ред. Д.С. Лихачев. М., 1993. С. 218; 222-224; Лихачева Д.С., Лурье Я.С. Археографический обзор / Д.С. Лихачев и Я.С. Лурье // Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским / отв. ред. Д.С. Лихачев. М., 1993. С. 252. О предположении, что приписки к Лицевому своду - автограф Грозного см.: Аль Д.И. Писатель Иван Пересветов и царь Иван Грозный: У источников известной научной дискуссии - как обустроить Россию. СПб., 2002. С. 178-196. рассматривались в исследованиях литературного наследия царя. Хотя эти тексты составлялись в Посольском приказе, в некоторых из них явно присутствуют индивидуальные черты, характерные для публицистической манеры Ивана IV. Отсюда возникает проблема атрибуции - гипотетического вычленения «авторских» посланий и их отделения от грамот, написанных от имени царя, но царскими чиновниками.

Вместе с тем, дипломатические послания Грозного, авторство которых признано, тоже не являются целиком авторскими, т.е. «грозненские» фрагменты чередуются в них с фрагментами, написанными в безличном делопроизводственном стиле. Это не дает возможности полностью и однозначно приписать их ни руке царя, лично интересовавшегося дипломатическими делами, вплоть до нюансов17, ни руке неизвестного дьяка, работавшего по готовым образцам.

Вопрос о том, что именно можно отнести к кругу сочинений царя,

18 принципиально поставил И.Н. Жданов . Относительно дипломатических грамот академик писал: «Большею частию эти письма носят характер сухого официального документа. Тем резче зато выделяются хотя и немногие из этих писем, которые как по содержанию, так по тону и изложению совершенно не похожи на прочие. По изложению они совершенно чужды условных правил дипломатической переписки; вместо сухого официального тона - игра остроумия, ряд колких, вызывающих насмешек. По содержанию - это трактаты, посвященные то изложению общих государственных взглядов, то историческим припоминаниям и сближениям»19. В целом И.Н. Жданов, отмечающий роль «посольской палаты» в составлении внешнеполитических писем от имени царя, так оценивает их значение: «Поэтому и в письмах к иноземным государям должно быть признано значительное участие Ивана, но только участие. Подобно другим памятникам, писанным от имени царя, они должны быть принимаемы в

17 Шмидт С.О. У истоков российского абсолютизма. М., 1996. С. 445.; Каравашкин A.B. Литературный обычай Древней Руси (XI-XVI вв.). М., 2011. С. 439-440.

18 Жданов И.Н. Сочинения царя Ивана Васильевича. С. 84-90; 122-123.

19 Там же. С. 86. расчет при изучении письменных произведений Ивана, как ближайший материал для их объяснения, но не должны быть включены в круг этих произведений»20.

Позднейшие исследователи, отвечая на вопрос, поставленный И.Н. Ждановым, предложили несколько другие решения. Д.С.Лихачев пишет: «Для того, чтобы отличить принадлежащие Грозному сочинения от тех, что были составлены от его лица, существует только один признак: его стиль, его манера, характерные для него слова и выражения. По счастью, стиль его произведений резко выделяется в общей массе сочинений того времени, а это л 1 не мало» . JI.A. Юзефович пишет о составлении дипломатических писем от лица монарха: «Некоторые из своих посланий к иностранным монархам русские государи писали или, скорее, диктовали сами (многие письма Ивана Грозного к Стефану Баторию или Юхану III носят печать его неповторимого и трудно имитируемого стиля), но обычно царь лишь выслушивал готовый текст и вносил коррективы. В менее важных случаях эта функция

22 передавалась Боярской Думе» . Д.С. Лихачев отмечает: «Во многих письмах к иностранным государям, частично явно написанных не им, можно определить, однако, немало страниц, принадлежащих самому Грозному»23.

Вопрос о важности авторско-публицистического компонента в дипломатических посланиях, подписанных именем Ивана IV, продолжает активно обсуждаться в современной науке. В частности, его затрагивает статья Б.Н. Флори о самых ранних текстах, отмеченных стилем Ивана IV24. Обширный ряд сведений, указывающих на вмешательство царя в составление писем иностранным государям, приводит A.B. Каравашкин: по мнению ученого, «особенно ценным является свидетельство Антонио

20 Там же. С. 87.

21 Лихачев Д.С. Стиль произведений Грозного и стиль произведений Курбского // Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским/ Отв. ред. Д.С. Лихачев. М., 1993. С. 184.

22 Юзефович Л.А. Путь посла. С. 263.

23 Лихачев Д. С. На пути к новому литературному сознанию (сочинения царя Ивана Грозного и князя Андрея Курбского) // Библиотека литературы Древней Руси / РАН. ИРЛИ; Под ред. Д. С. Лихачева, Л. А. Дмитриева, А. А. Алексеева, H. В. Понырко. СПб., 2001. Т. 11. С. 8.

24 Флоря Б.Н. К вопросу о начале писательской деятельности Ивана IV// Древняя Русь: вопросы медиевистики. 2004. №2(16). С.5-8.

Поссевино о том, что ни дьяки, ни приближенные царя, ни представители приказов, "ни сам канцлер, который стоит над ними, не могут ничего самостоятельно написать или ответить посланцам чужеземных государей. Сам великий князь диктует им все, повторяя очень пространно без особой надобности и пересказывая обсуждающиеся факты. <.>"»25.

Последнее имеет значение и применительно к некоторым посланиям, написанным от имени царских бояр, где присутствуют фрагменты, стилистически напоминающие сочинения Грозного. Более того, в посольских делах прямо отмечено, что некоторые письма боярам было велено «слово в слово» послать от своего имени26. Эти «боярские» послания представляет интересный источник и с точки зрения необычной формы (послание от чужого имени), благодаря которой с новой стороны проявилась любовь Грозного к смене литературных амплуа.

Чтобы с большей точностью выделить в посланиях авторские «грозненские» фрагменты, необходимо учитывать обычаи дипломатии того времени. В данной работе для сравнения в некоторых случаях привлекаются образцы нейтрального дипломатического стиля, но подробный анализ здесь возможно было бы провести только в рамках специального исследования.

Значительную часть дипломатических посланий Грозного составляют грамоты, адресованные в Швецию и Польско-Литовское государство. Шведские и польские грамоты равно связаны с общим важнейшим историческим «сюжетом» - Ливонской войной (1558-1583 гг.) и с предшествовавшими ей (и поведшими к ней) территориальными спорами, а потому продуктивно их сопоставительное рассмотрение. Во многих из этих посланий отразились драматический ход войны и постоянный накал в обсуждении дискуссионных вопросов, что придает этим официальным грамотам характер самобытных памятников средневековой русской публицистики.

25 Каравашкин А.В. Литературный обычай Древней Руси (Х1-ХУ1 вв.). М., 2011. С. 440.

26 Напр.: Послание И.П. Челядину-Федорову. 4 октября 1562 г. // СБРИО. Т. 71. СПб., 1892. С. 75-76; Послание И.П. Челядину-Федорову <Январь 1563 г.>//СБРИО. Т. 71. С. 116.

Таким образом, хронологические рамки исследования заданы историко-политическим контекстом, в который вписаны дипломатические грамоты: это - история взаимоотношений Швеции и Польско-Литовского государства с Россией в правление Ивана Грозного: 1550-е-начало 1580-х гг.

Объект настоящего исследования - официальные дипломатические послания, адресованные от имени Ивана Грозного королям Швеции и Польско-Литовского государства, а также адресованные высокопоставленным иностранным вельможам и иногда написанные, соответственно, от имени царских бояр. Привлечены как послания собственно военного времени, так и более ранние. К сожалению, в рамках данного исследования затруднительно рассмотреть корпус грамот, написанных от имени царя крымским и турецким правителям27, поскольку дипломатический этикет и традиции в отношениях с мусульманскими державами значительно отличались от тех, которых русские правители придерживалась с другими христианскими странами. В свою очередь, то, что Швеция и Польша были христианскими державами (при всех различиях православной Руси, протестантской Швеции и католической Польши), влияло на форму дипломатических писем и обуславливало обширный спектр возможных публицистических приемов, строящихся на религиозных основаниях.

Источники исследования делятся на несколько групп. Основными источниками диссертации послужили опубликованные дипломатические послания Грозного правителям Швеции и Польско-Литовского государства и послания, написанные от имени бояр высокопоставленным иностранным вельможам28.

27 Лурье Я. С., Роменская О. Я. Иван IV Васильевич Грозный //Словарь книжников и книжности древней Руси. Вып. 2. Ч. 1; Отв. ред. Д. С. Лихачев. Л., 1988. С. 376-380.

28 При выборе текстов из этой группы автор диссертационного исследования опирался на список посланий Грозного, составленный Я.С. Лурье и О.Я. Роменской (Лурье Я. С., Роменская О. Я. Иван IV Васильевич Грозный. С. 376-380.) Исследователи отмечают: «Задача составления полной библиографии сочинений, произнесенных царем или подписанных его именем, в настоящее время представляется неосуществимой; значительная часть из них еще не выявлена в наших рукописных собраниях (в частности, не опубликованы

В качестве вспомогательных источников был привлечена переписка с английской королевой Елизаветой I, частично связанная с ливонским «сюжетом»29. Ограниченный объем работы не позволяет подробно остановиться на специфике английских посланий, но в дальнейшем это представляется необходимым и целесообразным.

Вспомогательным источником также послужили и другие письма европейским монархам (в том числе - германским императорам Максимилиану II и Рудольфу II) и папе римскому Григорию XIII. Были привлечены и некоторые послания других монархов, адресованные как Ивану IV, так и другим правителям (послания Сигизмунда II Августа Елизавете I и Давлат-Гирею). Зачастую такие тексты не имели никаких отличительных черт, поскольку составлялись в посольском приказе (в России) и аналогичных институтах (в других странах) по сложившимся правилам. Для идентификации стиля Грозного были привлечены также тексты нескольких речей.

Также использовались некоторые послания царя подданным и бывшим подданным, кроме того, официальные документы - планы и тексты договоров, тексты наказов посольствам.30

Предмет исследования - официальные дипломатические послания Ивана Грозного в Швецию и Польско-Литовское государство как оригинальный памятник русской публицистики XVI в., прежде всего - как пример использования приемов убеждения и манипуляции.

Действительно, по типу воздействия приемы подачи информации, составляющие публицистический арсенал царя, можно разделить на приемы еще полностью "Посольские дела")» (Там же. С. 376) Ввиду этих факторов автор диссертационного исследования опирался при выборе источников на наиболее полную известную ему библиографию писем царя.

29 Первые сорок лет сношений между Россиею и Англиею. 1553 - 1593 / Грамоты собранные, переписанные и изданные Ю. Толстым. СПб., 1875. С. 3- 230; СБРИО, Т. 38. СПб., 1883. С. 1-14; Послание английской королеве Елизавете (1570) // Послания Ивана Грозного. С. 139-143.См.: Лурье Я.С. Вопросы внешней и внутренней политики в посланиях Ивана IV // Послания Ивана Грозного/ Под ред. В.А. Адриановой-Перетц. СПб., 2005. С. 496.

30 Послания Ивана Грозного / Под ред. В.П. Адриановой-Перетц. СПб., 2005; СБРИО. Т. 56. СПб., 1887; СБРИО. Т. 71. СПб., 1892; СБРИО. Т. 129. СПб., 1910; ПДС. Ч. 1. СПб., 1851; ПДС. Т. 10 СПб., 1871; ДРВ / Изд. Н. Новиков. Ч. 12. М., 1789; Успенский Ф. И. Переговоры о мире между Москвой и Польшей в 1581— 1582 гг. Одесса, 1887; Православный Палестинский сборник. СПб., 1887. Т. 6. Вып. 3. убеждения и приемы манипуляции. Под приемами убеждения в диссертационной работе подразумеваются такие способы воздействия на адресата (как номинального, так и фактического), когда адресат должен сознательно согласиться с позицией пишущего. Под приемами манипуляции подразумеваются такие способы воздействия, когда адресат скрыто побуждается к действиям, не соответствующим его интересам, или вынужден отказаться от выгодной позиции, к тому же иногда не осознавая факт влияния пишущего31. В конкретных случаях эти типы приемов не всегда возможно четко разграничить, но их теоретическое разделение представляется продуктивным. Это связано с тем, что Иван IV прибегал в посланиях не только к классическим «честным» средствам, но и к разнообразным способам психологического давления, которые в значительной степени определяют его индивидуальную писательскую манеру.

Комплексное многообразие публицистических приемов Ивана IV привлекало к себе внимание исследователей, потому что в век, когда не существовало еще понятия авторской уникальности, в его произведениях появились яркие оригинальные черты.

Д.С. Лихачев пишет: «Грозный нарушает все литературные жанры, все литературные традиции, как только они становятся ему помехой, и, наоборот, широко пользуется ими, когда ему нужно воздействовать на своего читателя эрудицией, образованностью, торжественностью слога» . Насколько сознательными со стороны царя были применение тех или иных традиционных приемов или отход от них? Самый известный из оппонентов Ивана IV, князь Андрей Михайлович Курбский, в знаменитой переписке упрекал царя в незнании и несоблюдении литературных правил, недопустимом и «для простого воина». Бывший подданный царя был знаком с латинскими сочинениями по риторике и даже апеллировал к ним, обвиняя

31 Николайшвили Г.Г. Социальная реклама: теория и практика. М., 2008. С. 99-100 Ср. описание «черной риторики»: Мкртычян C.B. Белая риторика, черная риторика. Тверь, 2007. С. 87.

32 Лихачев Д.С. Стиль произведений Грозного и стиль произведений Курбского. С. 185. Ср.: Пиккио Р. Древнерусская литература. С. 233-237.

Ивана IV в невежестве (на Руси переводные тексты по риторике появляются в XI в., но достаточно широкое обращение получают только в XVII в., Курбский же получил возможность познакомиться с ними в Польше). Однако, с литературной точки зрения, Грозный вел полемику едва ли менее

33 эффективно , во всяком случае - не менее эффектно. При этом он руководствовался, по всей видимости, не только здравым смыслом, помогавшим находить слабые места в аргументации противников и реагировать на их неудобные вопросы, но также и усвоенными правилами и определенными образцами. Сведений о знакомстве царя со специальными сочинениями по риторике нет, однако для древнерусской культуры свойственна была иная модель обучения риторическим приемам. Как и, например, грамматическим правилам, приемам убеждения учились по авторитетным образцам, что вполне объяснимо в рамках существовавшей конвенциальной модели убедительности, обусловленной «социальной практикой»34. A.B. Каравашкин отмечает: «Прежде всего, писатели учились на примере образцовых произведений, сами при этом не оставляя для потомков каких бы то ни было тщательно разработанных руководственных правил»35. В случае Грозного это подтверждают как многочисленные свидетельства об обширности его круга чтения, так и сами тексты, насыщенные литературными аллюзиями и цитатами.

Это - с одной стороны. С другой - набор используемых приемов определяется конкретной исторической ситуацией (и конкретными задачами, которые царь ставил перед собой) постольку, поскольку Иван IV вполне сознательно рассчитывал добиться определенного эффекта, руководствуясь политическим чутьем. Соответственно, возникает вопрос: насколько сознательно русский монарх - под влиянием политических обстоятельств

33 На то, что такого рода тексты имели определенный эффект указывает, например, волнение Сигизмунда II Августа, по поводу возможной убедительности «опасного» царя, выразившееся в контрпропагандистском послании английской королеве Елизавете I. См.: Отрывок послания Сигизмунда II Августа Елизавете I. 6 декабря 1569 г. // Первые сорок лет сношений между Россиею и Англиею. 1553—1593 гг. / Изд. Ю. Толстого. СПб., 1875. С.32-33.

34 См. об этом: Одесский М. Литература и риторика// Новое литературное обозрение. 2002. № 56. С. 4-5.

35 Каравашкин A.B. Литературный обычай Древней Руси. С. 36. Ср.: Аннушкин В.И. Русская риторика: исторический аспект. М., 2003. С. 14-15. модифицировал риторические правила? Д.С. Лихачев пишет, что Грозный «не считается ни с этикетом власти, ни с этикетом литературы. Его ораторские выступления, дипломатические послания, письма, рассчитанные на многих читателей, и частная переписка с отдельными лицами всюду выявляют сильный неизменные образ автора: властного, ядовитого, саркастически настроенного, фанатически уверенного в своей правоте, все за всех знающего»36. В.В. Кусков отмечает: «Послания Грозного - яркое свидетельство начала разрушении строгой системы книжного литературного стиля, который создавался стараниями книжников XIV - XVI вв., и появление стиля индивидуального» . Б.Н. Флоря так оценивает причины, по которым Грозный свободно отходит от прежних литературных норм: «Скорее, в своем писательстве, как и в других сферах своей деятельности, царь просто не допускал, что могут существовать какие-то нормы, которыми он должен следовать; он был «выше» этих норм и свободно фиксировал на бумаге те слова, которые в данный момент приходили ему на ум»38. Вполне возможно, что и это нарушение «норм» не было лишь следствием необузданного нрава правителя. В какой-то мере литературная позиция Грозного-публициста есть политическая программа Грозного-политика, выразившаяся не только в содержании дипломатических посланий, но и в их форме39.

Другая важная черта Грозного-публициста заключается в том, что он раньше большинства современников обратился в посланиях не только к обозначенным в них адресатам, но и к широкому кругу читателей. Я.С.Лурье пишет: «Бесспорно также, что в древней Руси личные послания, отправленные какому-либо определенному адресату, переписывались затем в сборниках и становились достоянием довольно большого круга читателей»; ученый также отмечает, что послания Грозного заведомо были рассчитаны на

36 Лихачев Д.С. Развитие русской литературы Х-ХУП веков// Избранные работы: В 3 т. Л., 1987. Т.1. С. 92.

37 Кусков В.В. Указ. соч. С.217.

38 Флоря Б.Н. Иван Грозный. М., 1999. С. 161.

39 Ср. с наблюдениями о привнесении нового «кода» общения в рамках создания новой схемы отношений монарх-подданные в петровскую эпоху: Одесский М. Литература и риторика. С. 3-5. широкий круг читателей40. Также A.B. Каравашкин пишет: «Имеющие конкретных адресатов послания Грозного <.> являются по преимуществу манифестами, отражающими идейные столкновения второй половины XVI в. Можно спорить о том, насколько широкой была читательская аудитория Ивана IV, на кого в первую очередь были рассчитаны эти сочинения, но нельзя сомневаться в их публицистической (общественной) направленности»41.

Историю изучения сочинений Ивана Грозного, начиная с зарождения интереса к его писательской деятельностью и заканчивая современностью, не представляется возможным адекватно осветить здесь ввиду её обширности и широкого спектра тем, интересовавших исследователей жизни и творчества царя. Поэтому целесообразно подробнее остановиться на тех исследованиях, в которых изучались публицистические и литературные аспекты посланий царя, а также на работах, которые оказались полезными при решении конкретных проблем.

Язык и стиль посланий Грозного рассматривали многие ученые, в числе которых В.П. Адрианова-Перетц, Д.С. Лихачев, Я.С. Лурье, Р.Г. Скрынников, С.О. Шмидт, В.В. Калугин, A.B. Каравашкин. Касались вопроса литературного стиля царя В.Б. Кобрин, Б.Н. Флоря, Р. Пиккио. Д.С. Лихачев42, Я.С. Лурье43, С.О. Шмидт44, И.Н. Жданов45 выявляли авторские особенности литературной манеры Ивана IV. Д.С. Лихачев исследовал отношение Грозного к смеху в жизни и его публицистической

40 Лурье Я.С. Был ли Иван IV писателем? // Труды отдела древнерусской литературы. Л., 1958. Т. 15. С. 507.

41 Каравашкин A.B. Русская средневековая публицистика: Иван Пересветов, Иван Грозный, Андрей Курбский. М., 2000. С. 215.

42 Лихачев Д.С. Иван Грозный - писатель// Послания Ивана Грозного. С. 452-467; Лихачев Д.С. Сочинения царя Ивана Васильевича Грозного // Избранные работы: в 3 т. Л., Т.2. С. 280-297; Лихачев Д.С. Стиль произведений Грозного и стиль произведений Курбского; Лихачев Д. С. На пути к новому литературному сознанию (сочинения царя Ивана Грозного и князя Андрея Курбского). С. 5-12.

43 Лурье Я.С. Идеологическая борьба в русской публицистике конца XV - начала XVI века. М.; Л., 1960. С. 110-175; 478, 498-499; Лурье Я.С. Литература XVI в. // История русской литературы: В 4 т. Т.1.: Древнерусская литература. Литература XVIII века / Глав. ред. Н.И. Пруцков; ред. тома Д.С. Лихачев, Г.П. Макогоненко. Л., 1980. С. 281-284; Лурье Я. С., Роменская О. Я. Указ. соч. С. 371-376; Лурье Я.С. Был ли Иван IV писателем? С. 507-508.

44 Шмидт С.О. Заметки о языке посланий Ивана Грозного // Труды отдела древнерусской литературы. Л., 1958. Т. 15. С. 256-265.

45 Жданов И.Н. Указ. соч. С. 155-170. деятельности46. В.П. Адрианову-Перетц (ее интересуют также черты традиции и новаторства в посланиях царя), В.И. Былинин и В.А. Грихин, C.B. Карагодина также исследуют произведения Грозного с этой точки зрения47. В.В. Калугин посвятил обстоятельное исследование литературной технике Грозного (в сопоставлении с князем Андреем Курбским) в ракурсе ее до связи с теоретическими установками и авторским мировоззрением . A.B. Каравашкин рассматривал авторскую манеру Ивана IV как реализацию его мировоззренческих установок, исследовал её в контексте времени, касался того, как царь решал конкретные публицистические задачи и разрабатывал в своих сочинениях те или иные темы, изучая связь идейной составляющей текста с его формой49.

Однако названные исследования преследовали цель выделить литературные приемы, общие для всего творчества царя, дипломатические же послания интересовали авторов не как самостоятельный тип текстов, а в общем контексте их исследований.

При изучении творчества царя в контексте литературы и культуры Древней Руси были использованы общие монографии по истории древнерусской литературы: М.Н. Сперанского, A.C. Орлова, Н.К. Гудзия, Д.С. Лихачева, Р. Пиккио50. Также были привлечены работа по истории публицистики XVI в.51 Для лучшего понимания различных религиозно

46 Лихачев Д.С. Смех в древней Руси // Избранные работы: В 3 т. Л., 1987. T.2. С. 343-417.

47 Адрианова-Перетц В.П. У истоков русской сатиры // Древнерусская литература и фольклор. Л., 1974; Былинин В.И., Грихин В.А. Становление древнерусской сатиры // Сатира XI-XIII веков / Сост. вступ. ст. и комм. В.И. Былинина, В.А. Грихина. М., 1986. С. 5-20; Карагодина C.B. Козимо Медичи и Иван Грозный: природа смеха и природа власти // Древняя Русь: вопросы медиевистики. Март 2005. №1(19). С. 39-62.

48 Калугин В.В. Указ. соч.

49 Каравашкин A.B. Русская средневековая публицистика; Каравашкин A.B. Автор, текст, читатель: проблема творческой индивидуальности в русской публицистике XVI в. (послания Ивана Грозного) // ACTIO NOVA 2000. M., 2000. С. 157-210; Каравашкин A.B. Способы изображения исторических лиц в посланиях Ивана Грозного // Литература Древней Руси / Отв. ред. Н.И. Прокофьев. М., 1988. С. 57-65; Каравашкин A.B. Свобода человека и теория «казней Божиих» в полемических сочинениях Ивана Грозного / A.B. Каравашкин // Литература древней Руси. M., 1996. С. 80-91.

50 Сперанский М.Н. История древней русской литературы. СПб., 2002; Орлов A.C. Древняя русская литература. XI - XVI вв. М., 1937.; Гудзий Н.К. История древней русской литературы . M., 1950; Лихачев Д.С. Развитие русской литературы X-XVII веков; Кусков В.В. История древнерусской литературы. М., 2002.; Пиккио Р. Древнерусская литература ; Пиккио P. Slavia Orthodoxa: Литература и язык / Отв. ред. H.H. Запольская, В.В. Калугин. М., 2003.

51 Будовниц И.У. Русская публицистика XVI века. М.; Л., 1947; Зимин A.A. И. С. Пересветов и его современники. М., 1958; Аль Д.И. Писатель Иван Пересветов и царь Иван Грозный: У источников известной научной дискуссии - как обустроить Россию. философских концепций, в контексте которых формировалось мировоззрение Грозного, а также его взглядов на некоторые религиозные и политические вопросы, были привлечены работы М.А. Дьяконова, В.Е. Вальденберга, Я.С. Лурье, A.M. Панченко и Б.А. Успенского, A.B. Каравашкина, Н.Ш. Коллман и ряда других исследователей52. Лучше понять взгляды Ивана IV на религию мне также помогли работы А.Л. Юрганова, A.B. Каравашкина, А.Л. Дворкина, П. Хант53. При анализе некоторых редко встречающихся приемов, а также при уточнении семантики метафор необходимыми оказались исследования В.П. Адриановой-Перетц, Д.С. Лихачева, A.C. Дёмина, И. Дуйчева, М.П. Одесского, A.M. Панченко, В.В. Колесова, A.B. Каравашкина54. Для понимания мышления, мировоззрения и

52 Дьяконов М.А. Власть московских государей: Очерки из истории политических идей Древней Руси (до конца XVI в.). СПб., 1889; Вальденберг В.Е. Древнерусские учения о пределах царской власти: Очерки русской политической литературы от Владимира Святого до конца XVII века. М., 2006; Лурье Я.С. Переписка Ивана Грозного с Курбским в общественной мысли древней Руси // Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским / Отв. ред. Д.С. Лихачев. М., 1993. С. 214-249; Каравашкин A.B. Власть мучителя. Конвенциональные модели тирании в русской истории XI-XVII вв. // Россия XXI. 2006. №4. С. 62-109; Каравашкин A.B. Идея преемственности власти в России XVI - первой трети XVII вв. / A.B. Каравашкин // Российская монархия: вопросы истории и теории. Воронеж, 1998. С. 22-32; Панченко A.M., Б.А. Успенский. Иван Грозный и Петр Великий: концепции первого монарха: Статья первая // Труды Отдела древнерусской литературы. Л., 1983. С. 54-78; Успенский Б.А. Анти-поведение в культуре древней Руси // Избранные труды. Т.1. М., 1996. С. 460-476; Успенский Б.А. Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление) // Там же. С. 184-204; Успенский Б.А., Живов B.M. Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) // Там же. С. 205-337; Коллман Н.Ш. Соединенные честью. Государство и общество в России раннего нового времени. М., 2001; Kollmann N.Sh., Alto P. Honor and Dishonor in Erly Modern Russia // Forschungen zur osteuropaischen Geschichte. Bd. 46. 1992. Pp. 131-146; Карпец В.И. Некоторые черты государственности и государственной идеологии Московской Руси. Идея верховной власти // Развитие права и политико-правовой мысли в Московском государстве / Отв. ред. 3.M. Черниловский. М., 1985. С. 3-22; Basile G. M. Power and words of power. Political, Juridical and Religious Vocabulary in some Ideological Documents in 16th-century Russia // Forschungen zur osteuropaischen Geschichte. Bd. 50. 1995. Pp. 51-79; Raba J. Moscow - The Third Rome or the New Jerusalem? // Forschungen zur osteuropaischen Geschichte. Bd. 50. 1995. Pp. 297-307; Rowland Daniel B. Moscow - The Third Rome or the New Israel? // The Russian Review. Vol. 55. October 1996. Pp. 591-614 и др.

53 Каравашкин A.B., Юрганов А.Л. Опричнина и Страшный суд // Опыт исторической феноменологии. Трудный путь к очевидности. M., 2003. С. 68-115; Дворкин А. Иван Грозный как религиозный тип. H. Новгород, 2005; Hunt P. Ivan IV's Personal Mythology of Kingship. Slavic Review. 1993, Winter. Vol. 52. No. 4. Pp. 769-809.

54 Адрианова-Перетц В.П. Очерки поэтического стиля древней Руси. М.;Л., 1947; Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы. Л., 1967; Дёмин A.C. О художественности древнерусской литературы. M., 1998.; Дуйчев И. Византия и византийская литература в посланиях Ивана Грозного // Труды отдела древнерусской литературы. Л., 1958. Т. 15. С. 159-176; Колесов В.В. Древнерусский литературный язык. Л., 1989; Каравашкин A.B. Историческая аналогия в системе универсалий древнерусской литературе: на материале агиографии X1V-XV вв. (к постановке вопроса) // Литература древней Руси. M., 2004. С. 47-68; Одесский М.П. Магия риторики: прием «исторической аналогии» в древнерусской проповеди и «отреченной» литературе // Слово как действие. М., 1998. С.86-88; Панченко А. М. "Дудино племя" в послании Ивана Грозного князю Полубенскому // Культурное наследие древней Руси: истоки, становление, традиции / Редкол.: В. Г. Базанов [и др.] М., 1976. С. 151-154. мировосприятия современников Грозного были важны работы П.М. Бицилли, Г.Г. Майорова, A.J1. Юрганова55.

При анализе приемов аргументации и внушения, использованных царем, я опирался на античные риторики56, работу M.JI. Гаспарова «Античная риторика как система», знаменитую книгу группы авторов «Общая риторика», пособие A.A. Ивина, учебник Г.Г. Хазагерова и И.Б. Лобанова и работу C.B. Мкртычян, представляющую современный практический взгляд на классические приемы убеждения и манипуляции и

57 статью М.П. Одесского . При изучении разных форм аргумента к личности я со использовал монографию Д. Уолтона и статью Г. Хазагерова . При анализе воздействия на читателя при помощи смеха я обращался к монографии В.Я. Проппа «Проблемы комизма и смеха»59. При анализе приема смены амплуа была использована монография М.М. Бахтина «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса», в которой учёный освещает, в том числе, карнавальный смех и стремление к смешению противоположного, также типичные для царя. Для понимания значения риторики в культуре того времени использовались исследования Е.В. Маркасовой (оно посвящено более позднему этапу развития риторической культуры на Руси, но дает определенное представление и о более ранних периодах), В.И. Аннушкина, Р. Лахманн60 (поднимающее вопрос изменения

55 Майоров Г.Г. Формирование средневековой философии. М., 1979; Бицилли П.М. Элемент средневековой культуры. СПб., 1995; Юрганов А.Л. Категории русской средневековой культуры. М., 1998.

56 Аристотель. Риторика. Поэтика / Аристотель; пер. с древнегреч. О.П. Цыбенко и др. М., 2000.; Цицерон. Три трактата об ораторском искусстве / Цицерон; пер. с латин. Ф. А. Петровского и др. М., 1994.

57 Гаспаров М.Л. Античная риторика как система // Избранные труды. М., 1997. Т.1. С. 556-586; Дебуа Ж. и др. Общая риторика. М., 1986; Ивин A.A. Теория аргументации. М., 2000; Хазагеров Г.Г., Лобанов И.Б. Риторика. Ростов н/Д, 2008; Мкртычян C.B. Указ. соч.; Одесский М.П. Литература и риторика // Новое литературное обозрение. 2002. № 56. С.345-346.

58 Уолтон Д. Аргументы ad hominem / Пер. с англ. Н.Я. Мазлумяновой. М., 2002; Хазагеров Г. Аргументы ad hominem, или «Ты меня уважаешь?» // Социальная реальность. №10 (2006). С. 119-121.

59 Пропп В.Я. Проблемы комизма и смеха. Ритуальный смех в фольклоре (по поводу сказки о Несмеяне) / ред. И. Пешков. M., 2007.

60 Маркасова Е.В. Представления о фигурах речи в русских риториках XVII - начала XVIII века. Петрозаводск, 2002; Аннушкин В.И. История русской риторики. М., 2002; Аннушкин В.И. Русская риторика: исторический аспект; Лахманн Р. Демонтаж красноречия. Риторическая традиция и понятие поэтического. СПб., 2001. отношения к традиционной риторике в разные эпохи). При изучении вопроса «риторизации» культуры я обращался к работам М.П. Одесского61.

При изучении исторического контекста я пользовался исследованиями

АО /л

Р.Г. Скрынникова , комментариями Я.С. Лурье и его статьей «Вопросы внешней и внутренней политики в посланиях Ивана IV», монографией И. де Мадариага, энциклопедией М.Л. Вольпе, работами И.Б. Грекова, С.О. Шмидта, A.A. Зимина, А.Л. Хорошкевич, Д.Н. Алыиица, В.Б.Кобрина, Б.Н. Флори и др.64 Для понимания хода Ливонской войны, позиции каждой из сторон конфликта и его предыстории, были использованы работы В.В. Новодворского, В.Д. Королюка, И.П. Шаскольского65. Для понимания позиции Англии были привлечены статья Я.С. Лурье и предисловие к собранию дипломатических документов Ю. Толстого66. Для понимания роли Рима в ливонском конфликте был использован сборник «Иван Грозный и fn иезуиты: миссия Антонио Поссевино в Москве» , содержащий обзор истории взаимоотношений папского престола и царя.

Для понимания истории и принципов внешнеполитических связей Ивана IV необходимы «История дипломатии», исследования Л. А.

61 Одесский М.П. Поэтика русской драмы. Последняя треть XVII - первая треть XVIII в. М., 2004; Одесский М.П. Риторика в России: XVII - начало XVIII века: [рец.] // Древняя Русь. Вопросы Медиевистики. Июнь 2003. №2 (12). С. 117-121.

62 Скрынников Р.Г. Начало опричнины. Л., 1966; Скрынников Р.Г. Иван Грозный. М., 1975; Скрынников Р.Г. Россия накануне «смутного времени». М., 1980; Скрынников Р.Г. Крест и корона. СПб., 2000.

63 Лурье Я.С. Комментарий // Послания Ивана Грозного/ Под ред. В.П. Адриановой-Перетц. СПб., 2005. С. 583-676; Лурье Я.С. Комментарий // Библиотека литературы Древней Руси / РАН. ИРЛИ; Под ред. Д.С. Лихачева и [др.]. СПб., 2001. Т. 11. С. 634-640.

64 Мадариага де И. Иван Грозный: Первый русский царь. М., 2007; Вольпе М.Л. Царь Иван Грозный: Энциклопедия. M., 2007; Кобрин В.Б. Иван Грозный. M., 1989; Флоря Б.Н. Иван Грозный; Шмидт С.О. Российское государство в середине XVI столетия. M., 1984; Шмидт С.О. Россия Ивана Грозного. M., 1999; Шмидт С.О. Становление российского самодержавства. M., 1973; Шмидт С.О. У истоков российского абсолютизма. М., 1996; Греков И.Б. Очерки по истории международных отношений Восточной Европы XIV-XVI вв. M., 1963; Зимин A.A., Хорошкевич А.Л. Россия времени Ивана Грозного. М., 1982; Альшиц Д.Н. Начало самодержавия в России. Государство Ивана Грозного. Л., 1988; Кизеветтер А. А. Иван Грозный и его оппоненты. М., 1898; Бурдей Г.Д. Восточная Европа и Запад в XVI в. // Международные связи стран Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы и славяно-германские отношения. M., 1968. С. 28-53.

65 Новодворский В.В. Ливонский поход Ивана Грозного. 1570-1582. M., 2010; Королюк В.Д. Ливонская война. M., 1945; Шаскольский И.П. Русско-Ливонские переговоры 1554 г. и вопрос о Ливонской дани // Международные связи России до XVII в. / Ред. колл.: A.A. Зимин, B.T. Пашуто. М., 1961. С. 376-399.

66 Лурье Я.С. Русско-Английские отношения и международная политика второй половины XVI в. // Международные связи России до XVII в. С. 419-443; <Предисловие / Ю. Толстой> // Первые сорок лет сношений между Россиею и Англиею. 1553-1593 гг. / Изд. Ю. Толстого. СПб., 1875. С. 1-50.

67 Иван Грозный и иезуиты: миссия Антонио Поссевино в Москве / Сост. и предисл. И.В. Курукина. М., 2005.

Юзефовича, работы Н. Иванова, Г.П. Толстопятенко68. Сложить представления о некоторых религиозных аспектах политики того времени помогли статьи А.Н. Филюшкина, Н.М. Рогожина69. Для посланий Сигизмунду II Августу важным мотивом стало бегство Андрея Курбского; при изучении вопросов, связанных с этим «сюжетом» использовались исследования С.О. Шмидта, Р.Г. Скрынникова, А.И. Филюшкина, Я.Г.

70

Солодкина, К.Ю. Ерусалимского , дающие представления и о взаимоотношениях Грозного и бояр. Эти исследования также помогли лучше понять специфику взаимоотношений Польско-Литовского государства и Руси. Для этой же цели, а также чтобы сложить представление о взаимоотношениях двух культур, были использованы работы Л. Базылева, А.И. Рогова, Б.Н. Флори, Э. Винтера, К.Ю. Ерусалимкого и др.71

Итак, сочинения Грозного хорошо изучены с точки зрения исторического и личностного контекста, а также с филологической точки зрения, однако они недостаточно исследованы как произведения публицистики, то есть с точки зрения приемов воздействия на читателя. Прежде всего, это относится к дипломатическим посланиям царя.

68 История дипломатии: В 3 т. / Под ред. В.П. Потемкина. М., 1941. Т.1; Юзефович Л.А. «Как в посольских обычаях ведется.» Русский посольский обычай конца XV - начала XVII в. М., 1988; Юзефович Л.А. Путь посла. Русский посольский обычай. Обиход. Этикет. Церемониал; Иванов Н. Характеристика международных отношений и международного права в историческом развитии. Казань, 1874; Толстопятенко Г.П. Влияние Московского государства на формирование и развитие обычаев и норм международного права // Развитие права и политико-правовой мысли в Московском государстве / Отв. ред. 3.M. Черниловский. М., 1985. С.81-82.

69 Филюшкин А.Н. Формулы самопрезентации высшей власти в invocatio посольских грамот Ивана IV // Древняя Русь: вопросы медиевистики. Март 2006. №1(23). С. 76-90; Рогожин Н.М. Диалог вероисповеданий в дипломатии средневековой Руси // Древняя Русь: вопросы медиевистики. Сентябрь 2000. №1. С. 40-50.

70 Шмидт С.О. Об адресатах первого послания Ивана Грозного князю Курбскому // Культурные связи народов Восточной Европы в XVI в. / Под. Ред. Б.А. Рыбачкова. М., 1976. С. 304-328; Скрынников Р.Г. Переписка Грозного и Курбского. Л., 1973.; Филюшкин А.И. Андрей Михайлович Курбский. СПб., 2007; Ерусалимский К.Ю. Сборник Курбского. М., 2009. Т.1; Ерусапимский К.Ю. Московиты в Польско-Литовском государстве второй половины XVI - начала XVII в.: дис. докт. ист. наук. M., 2011; Солодкин Я.Г. Первое послание Ивана Грозного A.M. Курбскому и русская дипломатическая документация второй половины XVI-XVII в. // Очерки феодальной России. Вып. 8. M., 2004. С. 116-121.

71 Ерусалимский К.Ю. Идеология истории Ивана Грозного: взгляд из Речи Посполитой // Диалоги со временем : Память о прошлом в контексте истории / Под ред. Л.П. Репиной. M., 2008. С. 589-635; Базылев Л. Россия в польско-литовской политической литературе XVI в. // Культурные связи народов Восточной Европы в XVI в. С. 132-156; Рогов А.И. Основные особенности развития русско-польских культурных связей в эпоху Возрождения // Там же. С. 166-175; Флоря Б.Н. Русское государство и русский народ в оценке польских шляхетских публицистов XVI в. // Там же. С. 251-261; Винтер Э. Натиск контрреформации на Россию и польские королевские выборы 1575 и 1578 гг. // Международные связи России до XVII в. / Ред. колл.: A.A. Зимин, B.T. Пашуто. M., 1961. С. 400-418.

Соответственно, цель настоящего исследования - анализ дипломатических грамот Ивана IV как публицистических сочинений, преимущественно - анализ приемов убеждения и манипуляции, которыми пользовался Грозный.

Для достижения цели исследования в диссертационной работе решаются следующие задачи:

- охарактеризовать степень научной разработки темы;

- выявить и описать приемы убеждения и манипуляции в дипломатических посланиях в Швецию и Польско-Литовское государство, традиционно атрибутируемых Ивану Грозному;

- соотнести их с дипломатической практикой эпохи и определить традиционные и индивидуальные черты публицистики царя;

- провести аналогичный анализ дипломатических посланий в Швецию и Польско-Литовское государство, написанных от имени Грозного или его бояр, которые, как правило, не рассматриваемых в исследованиях литературной деятельности царя;

- соотнести приемы убеждения и манипуляции с темами, которым сопутствуют определенные группы приемов, тем самым выявив своего рода авторские «клише» царя (повторяющиеся сходные сочетания содержания и формы)

- на основании сходства публицистических приемов установить круг посланий в Швецию и Польско-Литовское государство, в составлении которых Иван IV мог принимать активное авторское участие;

- провести сопоставительный анализ риторических приемов, которые использовались в посланиях в Швецию и Польско-Литовское государство;

- установить связь выявленных приемов убеждения и манипуляции с историко-политическим контекстом и возможными целями царя.

Методологическая база исследования. При написании данной работы использовалась методология культурно-исторической школы литературоведения и теория риторики (классическая и современная).

Научная новизна исследования состоит в следующем:

- впервые в исследовательской литературе дипломатические послания Грозного рассматриваются как отдельный тип его публицистического творчества; публицистические черты посланий в Швецию и Польско-Литовское государство исследуются с учетом особенностей литературного и дипломатического этикета тех лет;

- ряд посланий в Швецию и Польско-Литовское государство, подписанных именем Ивана IV, впервые рассматривается в контексте публицистики царя;

- предлагается классификации приемов убеждения и манипуляции, составляющих публицистический арсенал Грозного;

- выявленные типы приемов убеждения и манипуляции соотносятся с темами, которые царь наиболее часто оформлял с их помощью; такого рода анализ обнаруживает набор своеобразных авторских «клише», которые могут помочь при атрибуции текстов царя;

- исследуется применение в шведских и польских посланиях пародийных форм, нацеленное на дискредитацию текстов оппонента;

- при анализе посланий в Швецию и Польско-Литовское государство, где царь выступает под «маской», впервые привлекаются грамоты, которые ранее не рассматривались как предполагающие авторское участие Грозного;

- выявляются различия между посланиями в Швецию и Польско-Литовское государство, заключающиеся, прежде всего, в том, что в «польских» посланиях значительно большую роль играет религиозная аргументация;

-предлагается уточненный список дипломатических посланий, позволяющих предполагать авторское участие Грозного.

Актуальность исследования обусловлена тем, что дипломатические послания Ивана IV, активного игрока на мировой политической арене и одного из самых ярких публицистов своей эпохи, пока не были достаточно изучены с точки зрения приемов воздействия, которыми он пользовался, в том числе, для достижения актуальных внешнеполитических целей. Анализ официальных посланий Грозного может пролить свет на многие аспекты его политики и глубинные структуры личности, а также вообще на феномен применения публицистических приемов в дипломатии.

Теоретическая и практическая значимость работы. Работа представляет собой попытку осмысления дипломатических посланий Ивана Грозного как формы полемических сочинений, публицистическое оснащение которых определялось актуальным политическим контекстом, традициями дипломатии и особенностями его личности. Материалы и выводы исследования могут быть использованы в научной и преподавательской деятельности, при написании книг и статей, подготовке курсов лекций, семинаров, учебных пособий по истории отечественной публицистики и древнерусской литературы. В дальнейшем некоторые материалы исследования могут послужить основой для новой работы о дипломатической переписки второй половины XVI вв., включающей сравнительные характеристики стиля различных монархов.

Апробация исследования. Положения диссертации обсуждались на заседаниях кафедры литературной критики Института массмедиа ГОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет», излагались автором в докладе, представленном на научной конференции «Русская журналистика в историко-политическом и литературном контексте» (Москва, 2011). По теме диссертации автором опубликованы статьи общим объемом: Дипломатические послания Ивана Грозного как публицистический текст (послания Стефану Баторию 1581 г.)// Вестник РГГУ, №6(68)/11, 2011. С. 159-165; Публицистика Ивана Грозного (дипломатические послания от имени бояр) // Вестник РГГУ, №13(93), 2012. С. 141-152.

Цель и задачи определяют структуру диссертации.

Диссертация состоит из введения, включающего обзор источников и литературы, определения объекта и предмета исследования, цели и задач

Заключение диссертации по теме "Журналистика", Бачинский, Алексей Александрович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как известно, средневековой литературе было свойственно ориентироваться на авторитетные образцы. Такого рода литературный «обычай» сформировался и для дипломатических посланий. Дипломатическим посланиям присуща даже сравнительно большая «формализация», что объясняется необходимостью выработать язык точных дефиниций. Неточное соблюдение обычая могло повлечь существенные негативные последствия для стороны, допустившей подобное. Тем не менее, царь Иван IV во многих своих дипломатических посланиях значительно отступал от этикетных норм. Как и в знаменитой переписке с князем Андреем Курбским, он выступает в них не только в качестве официального лица или расчетливого политика, но и в качестве оригинального и яркого публициста, часто выходящего за пределы жанра дипломатической грамоты. Это дает основания для того, чтобы рассматривать многие дипломатические письма царя как памятники отечественной публицистики наряду с более известными посланиями российским адресатам, считающимися классикой литературы XVI в.

Значительную часть дипломатических грамот Ивана Грозного составляют письма, адресованные в Швецию и Польско- Литовское государство. Отдельную группу среди польско-литовских посланий составляют письма, написанные от имени царских бояр; многие их черты дают основание предполагать участие Ивана IV. Для шведских и польских грамот главным смысловым «стержнем» стало важнейшее историческое событие - Ливонская война (1558-1583 гг.) - и предшествовавшие ей территориальные споры. В посланиях отразились драматический ход войны и тяжело переживаемые Грозным изменения в его планах. Эти проблемы вместе с богатым арсеналом публицистических приемов делают шведские и польские грамоты не только ценными историческими документами, но и самобытными памятниками средневековой русской публицистики.

Для того, чтобы изучить публицистическую составляющую грамот Грозного, в диссертационной работе были проанализированы приемы убеждения и манипуляции, использованные в его посланиях.

Классические» риторические аргументы, к которым прибегает Иван IV, условно можно разбить на три группы в соответствии с их направленностью на разные сферы восприятия. Это - аргументы к логике, к эмоциям, к этосу.

Иван Грозный обыкновенно пытается придать посланиям вид логических рассуждений, однако логическая аргументация сочетается в них с эмоциональной и этической, «растворена» в них. Иногда царь и вовсе нарушает законы логики, сохраняя при этом внешнюю форму логического рассуждения, но прибегая к софизмам. Часто логический аргумент служит основой для комплексного построения. Среди аргументов к логике, которыми пользуется царь, - факты, ссылки на авторитеты, на законы и правила, аналогии (прежде всего, ретроспективные). В качестве фактов могут приводиться не только сведения из жизни и показания очевидцев, но и сведения, почерпнутые из литературы, прежде всего религиозной, воспринимаемые как фактические данные. Как ссылки на авторитетные источники могут выступать не только цитаты и прямые ссылки, но и аллюзии, имевшие, вероятно, не меньшую эффективности ввиду высокой узнаваемости источника. Отсылки к сакральным текстам особенно распространены в переписке с польско-литовскими властями, в которой отчетливо звучит мотив религиозного противостояния.

К логическим аргументам Иван IV часто прибегает, когда пишет об истории царского рода и, в меньшей степени, родов противников (тут большую роль начинает играть эмоциональная аргументация), об истории взаимоотношений двух стран. Это объясняется и хорошей осведомленностью царя в этих сферах, и архивной работой возможных помощников-составителей из посольского приказа.

Аргументы к эмоциям, чувствам и общим мотивам можно разделить на группы в соответствии с ценностями, на которые они ориентированы. Царь чаще всего апеллирует к физическому благополучию, общественным интересам (репутации, авторитету, власти противника), чувству собственного достоинства оппонента (здравому смыслу, проницательности, хорошей осведомленности, знанию истории), экономическим интересам, истине и праву (как общехристианским добродетелям, так и «профессиональным», присущим образцовым монархам). В польско-литовском корпусе текстов особую роль играют апелляция к религиозным ценностям.

Приемы, рассчитанные на эмоции читателя, - экспрессивно окрашенная лексика, акцент на эмоциональных деталях, аргумент к третьей стороне, ирония, риторические вопросы и восклицания (часто сочетающиеся с иронией), аргументы к монаршей чести (в том числе упрек в зависимости от третьих лиц), апелляция к родословной и происхождению. Последняя была равно болезненна для многих правителей обеих враждебных стран. В посланиях в Швецию к ней примыкает тема «неравенства» двух государств.

Стремление царя «заразить» читателя своими эмоциями, фактически, обращается в манипулятивный прием. Преимущественно при помощи этого типа аргументации Иван IV оформляет следующие темы: жестокость противника, нечестивость, религиозное отступничество, опасные последствия его неразумного поведения, его смешное положение, неосведомленность и несамостоятельность (часто следуют в связке с предыдущей темой), иные качества, несоответствующие роли правителя. Причем «несамостоятельность» противника может быть подана по-разному. Так, в шведских посланиях встречается обыгрывание комической темы зависимости Иоганна III от жены, а в польских распространены упреки в зависимости правителя от «советников» (что обусловлено крайне негативным отношением царя к польско-литовской политической системе).

Осмеяние оппонента может осуществлять религиозную функцию, «обнажая» греховность противника, что также играет особую роль в посланиях в Польшу, зачастую обретающих черты религиозного поучения. При необходимости царь использует названные темы как способ парировать критику или уйти от неудобного вопроса.

Аргументы к этосу, используемые Грозным, основаны на представлениях об образцовом государственном устройстве и монархе, свойственных эпохе или самому царю. Грозный питает явное пристрастие к аргументам, ставящим под сомнение богоугодность власти противника. При этом сам Иван IV претендует на духовный авторитет. Подобные аргументы обычно выражаются намеками и могут сопровождаться угрозами, указаниями на то, что Бог на стороне царя; соответственно, несговорчивость оппонента превращается в нарушение религиозных норм. Религиозные аргументы особенно активны в польско-литовских посланиях. В посланиях Грозного наиболее распространены следующие аргументы к этосу: апелляция к совести противника (одновременно это апелляция к аудитории -намек на нечистую совесть), ретроспективная аналогия, аргумент к авторитетам (в этом качестве можно рассматривать и апелляции к Богу), апелляция к общему христианскому вероисповеданию, сравнение с иноверцами (в посланиях в Польшу часто сопряжено с намеком на связь с мусульманами), апелляция к традициям или прецедентам (в посланиях в Швецию последний тип апелляции особенно распространен в связи с некоторыми особенностями дипломатических отношений).

Темы и идеи, сопровождаемые приемами этого типа, частично совпадают с темами и идеями, вызывающими эмоциональную аргументацию, но акценты в них могут быть расставлены иначе. Среди них: нечестивость противника, его жестокость и безразличие к судьбам подданных (сопровождается темой ответственности перед Богом за их страдания и проступки), несоблюдение договоренностей (осуждаемое с условно «юридической» и с религиозной позиций), общение с изменниками (как признак моральной испорченности). Последнее встречается только в посланиях в Польшу, куда часто бежали бывшие российские подданные.

Действия врагов в пропагандистски создаваемом царем идейно-эмоциональном мире трактуются как подтверждение их отступления от истинной религии.

У Грозного есть как послания, традиционные по композиции, так и отходящие от обычая и «канона». Наиболее радикальные отклонения от традиционного построения дипломатических писем встречаются в шведских грамотах. Например, царь иногда отвечал на каждый тезис или аргумент противника непосредственно после него (а не после пересказа всего содержания письмо противника), что могло быть связано как с желанием усилить «диалогический» элемент, так и со стремлением перевести текст в иной жанр (поучение). Встречаются и другие способы «обыгрывания» дипломатического обычая. Так, нейтральный по тону и стилю пересказ грамоты оппонента может служить удачным фоном для неожиданного эмоционального «удара». Грозный может подражать традиционным формам, пародировать и профанировать тексты оппонента, обыгрывая их стилистику и жанр. Последнее встречается только в посланиях в Польшу, приходившихся на особо острые моменты взаимоотношений двух держав и зачастую служивших символическим ответом не столько на письмо противника, ,сколько на его поведение («вторжение» во внутригосударственную политику царя в виде письма его подданным и т.п.). Царь склонен обыгрывать и общепринятые дипломатические формулы (в том числе иронически).

Для манеры царя характерны контрасты (например, резкая смена «амплуа» или тона). В шведских посланиях две страны часто противопоставляются по принципу: беспорядок (Швеция) - благополучие и порядок (Русь), а в польских посланиях по принципу: религиозное отступничество - религиозная чистота. Грозный склонен переплетать разные стили («книжный» и нейтрально-делопроизводственный, насмешливо-разговорный и торжественный библейский). Изменение стиля может быть мотивировано изменением темы. Иван IV обыгрывает и своего рода «смену точки зрения». Так, после захвата Полоцка царь «поясняет» польскому королю, что его воеводы не мучат там подданных противника, а наказывают непокорных людей царя. Зачастую «контрастна» сама композиция: за фрагментами, рассчитанными на максимальное психологическое давление, следуют эпизоды, имитирующие «смягчение» Грозного. Иван IV может сознательно запутывать противника, сначала подталкивая его к «неверному» восприятию текста, а затем давая ключ к «правильному» пониманию.

Царь не ограничивается «честными» риторическими приемами, прибегая к приемам манипуляции - уловкам, которые в значительной степени и формируют его своеобразный авторский стиль.

Среди таких приемов: сопровождение аргумента комплиментом, ставка на ложный стыд, сведение к абсурду, «возвратный удар», приклеивание ярлыков, ставка на возраст, «чтение в сердцах», атака вопросами, применение двойных стандартов, указание на противоречие между словами и делами, «палочные доводы», псевдоаксиоматический аргумент. Иногда Грозный может отвечать не на вопрос оппонента, а на семантически близкий, но все-таки более удобный (совершая подмену). Как метод обструкции, позволяющий сменить тему или вовсе не обосновывать свою позицию, отчасти можно расценивать и знаменитую брань царя, эффективную также по контрасту с «этикетными» формулами. Для усиления воздействия Иван IV нередко использует элемент неожиданности, повторы.

Приемы манипуляции, используемые Грозным, чаще всего представляют собой апелляцию к человеку, позволяющие вместо программы противника критиковать его самого. Встречаются и уловки, являющиеся различными апелляциями к аудитории. Это может быть и скрытая адресация к более-менее определенным третьим лицам (например, Габсбургам или папе римскому), и приемы, обращенные ко всем потенциальным читателям.

Часть используемых царем приемов индивидуальна и несет отпечаток его личности, другие же обусловлены особенностями жанра дипломатических писем (что, впрочем, не лишает их публицистической эффективности).

Насколько сознательными со стороны царя были применение тех или иных традиционных приемов или отход от «канонов»? На Руси переводные тексты по риторике появляются уже с XI в., но достаточно широкое обращение получают только в XVII в. Латинскими сочинениями по риторике руководствовался в своих текстах знаменитый оппонент царя князь Андрей Михайлович Курбский, познакомившийся с ними уже в Польше и с высоты «новой образованности» критиковавший его стиль. Сведений о том, что царь был знаком с работами по риторике нет, однако его послания также строились по определенным принципам и с литературной точки зрения едва ли уступали сочинениям Курбского. Для древнерусской культуры было характерно обучение риторическим приемам и правилам не по учебным пособиям, а по авторитетным образцам. Неоднократно отмечавшаяся начитанность Ивана IV, отразившаяся, в частности, и на обилии в его грамотах цитат и литературных аллюзий, количество которых порой поражает, дает основания предположить, что царь также обучался приемам ведения полемики на авторитетных примерах. Несомненно, важную роль играли также здравый смысл и хорошее знание современного положения оппонентов, помогавшие Грозному находить уязвимые места в аргументации противников, обращать их аргументы против них самих, избегать ответов на неудобные вопросы и т.д.

В свою очередь, отход от устоявшихся жанровых и литературных канонов был для Ивана IV, вероятно, не только проявлением вспыльчивого нрава, но своего рода продолжением его политической программы. Царь -начитанный человек и знаток дипломатического этикета и делопроизводственных нюансов - тем не менее, по всей видимости, не признавал норм, которым он, будучи монархом и сакральной фигурой, должен безоговорочно подчиняться. В том числе, норм дипломатических и литературных.

В дипломатических посланиях Грозного та или иная тема часто подается при помощи одних и тех же «сопровождающих» её приемов. Это сочетание идеи или темы с формой подачи порождает своеобразные «клише» публицистического стиля, которые могут служить одним из возможных оснований для идентификации сочинений Ивана IV и даже могут открыть глубинные структуры как его политики, так и личности. За крайней эмоциональностью многих текстов царя очень часто скрывалась продуманная композиция, а за личным письмом - публицистический расчет.

Выявленные черты характерны как для текстов, традиционно атрибутируемых царю, так и для многих менее известных посланий, подписанных его именем, а также именами бояр699. Несмотря на то, что в грамотах второй группы присутствуют элементы, соотносимые с нейтральным делопроизводственным стилем посольского приказа, в части из них дает о себе знать характерная писательская манера Грозного. Многоплановый анализ (включающий изучение стилистических особенностей, приемов аргументации, композиции и идей) позволяет предположить, что Иван IV мог активно вмешиваться в составление этих грамот. Результаты исследования указывают на необходимость учета этих посланий при изучении наследия Грозного.

Итак, дипломатические послания царя, адресованные в Швецию и Польско-Литовское государство, можно без преувеличения назвать оригинальным памятником русской публицистики, демонстрирующим как общие особенности публицистического стиля Ивана Грозного, так и черты, продиктованные «обычаем» в дипломатической переписке тех лет.

699 См.: Приложение.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Бачинский, Алексей Александрович, 2013 год

1. ДРВ. / Изд. Н.И. Новиков. М. : Типография компании типографической, 1789.-4.12.-476 с.

2. ПДС. Памятники дипломатических сношений с Империею Римскою: (с 1488 по 1594 год). СПб. : II Отделение Собственной Е. И. В. Канцелярии, 1851. -Ч. 1.- 852 с.

3. Послание польскому королю Стефану Баторию. 1 октября 1579 г. // ПЛДР. -М. : Худож. лит., 1986. Вып.8. - С. 174-179.

4. Послания Ивана Грозного. / под ред. В.П. Адриановой-Перетц. СПб. : Наука, 2005.-715 с.

5. СБРИО. СПБ. : Типография А. Катанского и Ко, 1892. - Т. 71. - 942 с. СБРИО. - СПб. : Товарищество «Печатня С.П. Яковлева», 1910. - Т. 129. -591 с.1.. ЛИТЕРАТУРА

6. Адрианова-Перетц В. П. Древнерусская литература и фольклор / В.П. Адрианова-Перетц; АН СССР; ИР ЛИ; отв. ред. А.П. Евгеньева. Л. : Наука, 1974.- 171 с.

7. Адрианова-Перетц В.П. Очерки поэтического стиля древней Руси / В.П.Адрианова-Перетц. М. ; Л. : АН СССР, 1947. - 185 с. - (АН СССР. Научно-популярная серия).

8. Аль Д.И. Писатель Иван Пересветов и царь Иван Грозный: У источников известной научной дискуссии как обустроить Россию / Д.И. Аль. - СПб. : БЛИЦ, 2002. - 208 с.

9. Алъшиц Д.Н. Начало самодержавия в России. Государство Ивана Грозного / Д.Н. Альшиц. Л. : Наука. Ленингр. отд, 1988. - 241 с. - (Страницы истории нашей родины).

10. Бахтин М.М. Проблемы творчества Достоевского / М.М. Бахтин; ред. О.В. Гарун. 5-е изд., доп. - Киев : NEXT, 1994. - 509 с.

11. Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса / М.М. Бахтин. 2-е изд. - М.: Худож. лит., 1990. - 543 с. Бицилли П.М. Элемент средневековой культуры / П.М. Бицилли - СПб. : Мифрил, 1995.-244 с.

12. Богданов А. Тень Грозного: Отрицание пройденного в толстых журналах / А. Богданов // Знамя. 1992. - № 12. - С. 218-234.

13. Воскресенская Е.А. Идеологические модели и публицистическая составляющая Киево-Печерского патерика: Дис. канд. фил. наук. /Е.А. Воскресенская, РГГУ. М., 2009. - 177 с.

14. Ельянов Е.М. Иван Грозный созидатель или разрушитель? Исследование проблемы субъективности и интерпретаций в истории /Е.М. Ельянов. - М. : Едиториал УРСС, 2004. - 216 с.

15. Ерусалимский К.Ю. Идеология истории Ивана Грозного: взгляд из Речи Посполитой / К.Ю. Ерусалимский // Диалоги со временем : Память о прошлом в контексте истории / под ред. Л.П. Репиной. М. : Кругъ, 2008. -С. 589-635.

16. Ерусалимский К.Ю. Московиты в Польско-Литовском государстве второй половины XVI начала XVII в. : Дис. докт. ист. наук / К.Ю. Ерусалимский ; РГГУ .-М, 2011.- 1055 с.

17. Ерусалимский К.Ю. Сборник Курбского: в 2 т. / Е.Ю.Ерусалимский. М. :

18. Знак, 2009. Т. 1: Исследование книжной литературы. - 888 с.

19. Жданов И.Н. Сочинения царя Ивана Васильевича // Сочинения: В 2 т. СПб.

20. Типография имп. Академии наук, 1904. Т.1. - С. 81-170.

21. Зимин А. А., Хорошкевич A.JI. Россия времени Ивана Грозного / А.А.Зимин,

22. A.JI. Хорошкевич. М. : Наука, 1982. - 182 с. : ил. - (Из истории нашей1. Родины).

23. Зимин A.A. И. С. Пересветов и его современники / A.A. Зимин. М. : АН СССР, 1958.-500 с.

24. Зимин A.A. Опричнина / A.A. Зимин; предисл. A.JI. Хорошкевич. изд. 2-ое, испр. и доп. - М. : Территория, 2001. - 448 с. : ил. - (Памятники русской исторической мысли)

25. Калугин В.В. Андрей Курбский и Иван Грозный: (Теоретические взгляды и литературная техника древнерусского писателя) / В.В. Калугин. М. : Языки русской культуры, 1998. - 415 с. - (Studia philologica).

26. Каравашкин A.B. Автор, текст, читатель: проблема творческой индивидуальности в русской публицистике XVI в. (послания Ивана

27. Грозного) / A.B. Каравашкин // ACTIO NOVA 2000. M. : Глобус, 2000. -С.157-210.

28. Каравашкин A.B. Власть мучителя. Конвенциональные модели тирании в русской истории XI-XVII вв. / A.B. Каравашкин // Россия XXI. 2006. - №4. -С. 62-109.

29. Каравашкин A.B., Юрганов А.Л. Опричнина и Страшный суд / A.B. Каравашкин, А.Л. Юрганов // Опыт исторической феноменологии. Трудный путь к очевидности. М. : РГГУ, 2003. - С. 68-115.

30. Карагодина C.B. Козимо Медичи и Иван Грозный: природа смеха и природа власти / C.B. Карагодина // Древняя Русь: вопросы медиевистики. Март 2005. -№1(19). -С. 39-62.

31. Кизеветтер А. А. Иван Грозный и его оппоненты /А.А.Кизеветтер М. : Книжный магазин Гросман и Кнебель (И. Кнебель), 1898. - 86 с. - (Вопросы науки, искусства, литературы и жизни ; № 21).

32. Колесов В.В. Древнерусский литературный язык / В.В. Колесов Л. : ЛГУ, 1989.-294 с.

33. Королюк В.Д. Ливонская война / В.Д. Королюк. М. : АН СССР, 1945. - 111 с.

34. Кудрявцев О.Ф. «Угнетенные чрезвычайным рабством»: об одном стереотипе восприятия русских европейцами первой половины XVI в. (по материалам конференции) / О.Ф. Кудрявцев // Древняя Русь: вопросы медиевистики. -Сентябрь 2002. №3(9). - С. 24-29.

35. JIanno И. И. Великое княжество литовское во второй половине XVI столетия: литовско-русский повет и его сеймик / И.И. Лаппо. Юрьев : Типография к. Маттисена, 1911. - 192 с.

36. Лахманн Р. Демонтаж красноречия. Риторическая традиция и понятие поэтического / Р. Лахманн; пер. с нем. Е. Аккерман и Ф. Полякова. СПб. : Академический проект, 2001. - 368 с.

37. Левшун Л.В. Закон риторической имитации: к вопросу о принципах функционирования системы методов, стилей, жанров в средневековой восточнославянской книжности / Л.В. Левшун // Древняя Русь: вопросы медиевистики. 2007. - №4(30). - С. 25-34.

38. Левшун Л. В. Категория жанра в средневековой восточнославянской книжности: жанр и канон / Л.В. Левшун // Древняя Русь: вопросы медиевистики. Декабрь 2006. - № 4(26). - С. 101-116.

39. B.А. Адриановой-Перетц. СПб. : Наука, 2005. - С.520-576. -(Литературные памятники).

40. Лихачев Д.С. Иван Грозный писатель / Д.С. Лихачев // Послания Ивана Грозного / под ред. В.П. Адриановой-Перетц. - СПб. : Наука, 2005. - 715 с. -(Литературные памятники).

41. Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы /Д.С. Лихачев. Л. : Наука, 1967.-372 с.

42. Лихачев Д.С. Развитие русской литературы X-XVII веков: поэтика древнерусской литературы /Д.С. Лихачев // Избранные работы: в 3 т. Л. : Художественная литература, 1987. - Т.1. - 654 с.

43. Лурье Я.С. Был ли Иван IV писателем? / Я.С. Лурье // Труды отделадревнерусской литературы. Л. : АН СССР, 1958. - Т. 15. - С.505-508.

44. Лурье Я. С. Вопросы внешней и внутренней политики в посланиях Ивана IV /

45. Я.С. Лурье // Послания Ивана Грозного / под ред. В.А. Адриановой-Перетц.

46. СПб.: Наука, 2005. С. 488-519. - (Литературные памятники).

47. Лурье Я.С. Идеологическая борьба в русской публицистике конца XVначала XVI века / Я. С. Лурье. М.; Л. : АН СССР, 1960. - 533 с.

48. Лурье Я.С. Комментарий / Я.С. Лурье // Библиотека литературы Древней

49. Руси / РАН. ИРЛИ; под ред. Д. С. Лихачева, Л. А. Дмитриева, А. А.

50. Алексеева, Н. В. Понырко. СПб. : Наука, 2001. - Т. 11: XVI век. - С.634640.

51. Мадариага де И. Иван Грозный: Первый русский царь / Исабель де Мадариага; пер. с англ. и науч. ред. М. Юсима. М. : Омега, 2007. - 605 с. < Майков В.В. Предисловие> // СБРИО. - СПб. : Товарищество «Печатня С.П. Яковлева», 1910. - Т. 129. - С. 1-7.

52. Майоров Г. Г. Формирование средневековой философии: (латинская патристика) / Г.Г. Майоров. М. : Мысль, 1979. - 431 с. Малинин В.А. Русь и Запад. Хроника времен Ивана Грозного / В.А. Малинин. -М. :МФТИ, 1997.- 175 с.

53. Мыльников A.C. Картина славянского мира: взгляд из Восточной Европы Представления об этнической номинации и этничности XVI- XVIII веков / A.C. Мыльников СПб. : Петербургское востоковедение, 1999. - 400 с. -(Slavica petropolitana, IV).

54. Новодворский B.B. Борьба за Ливонию между Москвой и Речью Посполитою (1570-1582) / В.В. Новодворский. СПб. : Типография И.Н.Скороходова, 1904.-360 с.

55. Новодворский В.В. Ливонский поход Ивана Грозного. 1570-1582 / В.В. Новодворский. М. : Вече, 2010. - 336 с. : ил. - (Тайны земли русской) Одесский М.П. Литература и риторика / М. Одесский // Новое литературное обозрение. - 2002. - № 56. - С.345-346.

56. Одесский М.П. Риторика в России: XVII начало XVIII века: рец. / М.П. Одесский // Древняя Русь. Вопросы Медиевистики. - Июнь 2003. - №2 (12). -С. 117-121.

57. Панченко А. М. "Дудино племя" в послании Ивана Грозного князю Полубенскому / А. М. Панченко // Культурное наследие древней Руси: истоки, становление, традиции: сб. ст. / редкол. : В. Г. Базанов и др.. М. : Наука, 1976.-С.151-154.

58. Панченко A.M. Иван Грозный / A.M. Панченко // Звезда. 2005. - №8. - С. 114-125.

59. Панченко A.M., Б.А. Успенский. Иван Грозный и Петр Великий: концепции первого монарха: Статья первая // ТОДРЛ. Л. : Наука. Ленингр. отд., 1983. -Т.37.-С. 54-78.

60. Рогов А.И. Основные особенности развития русско-польских культурных связей в эпоху Возрождения / А.И. Рогов // Культурные связи народов Восточной Европы в XVI в. Проблемы взаимоотношений Польши, России,

61. Украины, Белоруссии и Литвы в эпоху Возрождения / под. ред. Б.А. Рыбачкова. М. : Наука, 1976. - С. 166-175.

62. Рогожин Н.М. Диалог вероисповеданий в дипломатии средневековой Руси / Н.М. Рогожин // Древняя Русь: вопросы медиевистики. Сентябрь 2000. -№1. - С. 40-50.

63. Скрынников Р.Г. Иван Грозный / Р.Г. Скрынников. М. : Наука, 1975. - 247 с.

64. Скрынников Р.Г. Крест и корона. (Церковь и государство на Руси X—XVII вв.) / Р.Г. Скрынников. СПб. : Искусство, 2000. - 463 с.

65. Скрынников Р.Г. Начало опричнины / Р.Г.Скрынников Л. : ЛГУ, 1966. - 418 с.

66. Скрынников Р.Г. Переписка Грозного и Курбского: Парадоксы Эдварда Кинана / Р.Г. Скрынников. Л. : Наука, 1973. - 136 с.

67. Скрынников Р.Г. Россия накануне «смутного времени» / Скрынников Р.Г. -М. : Мысль, 1980. 205 с. : ил.

68. Солодкин // Очерки феодальной России: сб. ст. Вып. 8. / ред. С.Н. Кистерев. -М. : Едиториал УРСС, 2004. С. 116-121.

69. Успенский Б.А. Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва -третий Рим» / Б.А. Успенский // Избранные труды. 2-е изд., испр. и доп. -М. : Школа «Языки русской культуры», 1996. - Т.1. Семиотика истории. Семиотика культуры. - С. 83-123.

70. Филюшкин А.И. Иван Грозный на польском престоле /А.И. Филюшкин // Родина. 2004. - № 11. - С. 19-23.

71. Филюшкин А.И. Мацей Стрыйковский о Ливонской войне / А.И. Филюшкин // Древняя Русь: вопросы медиевистики. Сентябрь 2005. - №3(21). - С. 112— 113.

72. Филюшкин А.Н. Формулы самопрезентации высшей власти в туосайо посольских грамот Ивана IV / А.Н. Филюшкин // Древняя Русь: вопросы медиевистики. Март 2006. - №1(23). - С.76-90.

73. Форстен Г.В. Борьба из-за господства на Балтийском море в XV и XVI ст. : Магист. дис. / Г.В. Форстен. СПб. : тип. И.Н. Скороходов, 1884. - 689 с.

74. Фроянов И.Я. Грозная опричнина / И. Фроянов М. : Эксмо, Алгоритм, 2009.- 560 с. (Завещание Ивана Грозного).

75. Шасколъский И.П. Русско-Ливонские переговоры 1554 г. и вопрос о Ливонской дани / И.П. Шаскольский // Международные связи России до XVII в.: сб. ст. / ред. колл.: A.A. Зимин, В.Т. Пашуто. М. : АН СССР, 1961.- С. 376-399.

76. Шмидт С О. Заметки о языке посланий Ивана Грозного / С.О. Шмидт // Труды отдела древнерусской литературы. М. ; Л. : АН СССР, 1958. - Т. 14.- С.256-265.

77. Шмидт С. О. Российское государство в середине XVI столетия / С.О. Шмидт.- М. : Наука, 1984. 277 с. : ил.

78. Шмидт С О. Российское государство в середине XVI столетия : Царский архив и лицевые летописи времени Ивана Грозного / С.О. Шмидт. М. : Наука, 1984.-277 с. : ил.

79. Шмидт С.О. Россия Ивана Грозного / С.О. Шмидт М. : Наука, 1999. - 556 с.

80. Шмидт С.О. Россия Ивана Грозного / С.О. Шмидт; Институт российской истории РАН. М. : Наука, 1999. - 556 с.

81. Шмидт С.О. Становление российского самодержавства (Исследование социально-политической истории времени Ивана Грозного) / С.О. Шмидт. -М. : Мысль, 1973.-350 с.

82. Шмидт С.О. У истоков российского абсолютизма / С.О. Шмидт. М. : Прогресс: Культура, 1996. -493 с.

83. Юзефович JI.A. «Как в посольских обычаях ведется.» Русский посольский обычай конца XV начала XVII в. / JI.A. Юзефович. - М. : Международные отношения, 1988. — 216 с.

84. Юзефович JI.A. Стефан Баторий о переписке Ивана Грозного и Курбского / JI.A. Юзефович // Археографический ежегодник за 1974 год / отв. ред. С.О. Шмидт. М. : Наука, 1975. - С. 143-144.

85. Якубова ММ Из истории английских колонизаторских экспедиций во второй половине XVI века / М.М. Якубова // Ученые записки Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского. Б.м., 1956. - Т. 47. - С.265-274.

86. Filjushkin A. Putting Kurbskii in His Rightful Place / A. Filjushkin // Kritika: Explorations in Russian and Eurasian History. Fall 2012. - Vol. 13, No. 4. - Pp. 964 - 974.

87. Hunt P. Ivan IV's Personal Mythology of Kingship / P. Hunt 11 Slavic Review. -1993. Vol. 52, No. 4. - Pp. 769-809.

88. Perrie M. The Image of Ivan the Terrible in Russian Folklore / M. Perrie. -Cambridge : Pitt Building, 1987. 288 p.

89. Аннушкин В.И. История русской риторики. Хрестоматия: Учебное пособие / В.И. Аннушкин. изд. 2-е, испр. и доп. - М. : Флинта: Наука, 2002. - 416 с. Аннушкин В.И. Русская риторика: исторический аспект / В.И. Аннушкин. -М. : Высшая школа, 2003. - 397 с.

90. Будовниц И. У. Русская публицистика XVI века / И.У. Будовниц. М. ; JI. : АН СССР, 1947.-308 с.

91. Буланина Т.В. Риторика в Древней Руси. Сведения о теории красноречия в русской в русской письменности XI-XVII веков: автореф. канд. филол. наук. / Т.В. Буланина. Л., 1985. - 21 с.

92. Бурдей Г.Д. Восточная Европа и Запад в XVI в. / Т.Д. Бурдей // Международные связи стран Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы и славяно-германские отношения : сб. ст. М. : Наука, 1968. С. 2853.

93. Буслаев Ф.И. Историческая хрестоматия церковнославянского и древнерусского языков / Ф.И. Буслаев; сост. Б.А. Успенский. М. : Языки славянской культуры, 2004. - 856 с. - (История русской культуры: Исследования и источники).

94. Винтер Э. Натиск контрреформации на Россию и польские королевские выборы 1575 и 1578 гг. / Э. Винтер // Международные связи России до XVII в. : сб. ст. / Ред. колл.: A.A. Зимин, В.Т. Пашуто. М. : АН СССР, 1961. С. 400-418.

95. Володихин Д. М. А. Дворкин. Иван Грозный как религиозный тип

96. Электронный ресурс. / Знамя. 2006. - №3. // Сайт «Журнальный зал». Электрон, данные. - Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал", 2001. - Режимдоступа : http://magazines.russ.ru:81/znamia/2006/3/volod.html, свободный. -Загл. с экрана.

97. Геращенко Я. Психология рекламы: учебное пособие / J1. Геращенко. М. : ACT: Астрель: ХРАНИТЕЛЬ, 2006. - 298 с. : ил.

98. Гудзий Н.К. История древней русской литературы / Н.К. Гудзий. Учебник для высших учебных заведений. изд. 4-е, перераб. - М. : Государственное учебно-педагогическое издательство министерства просвещения РСФСР, 1950.-492 с.

99. Дьяконов М.А. Власть московских государей: Очерки из истории политических идей Древней Руси (до конца XVI в.). / М.А. Дьяконов. СПб. : Тип. И.Н. Скороходова, 1889. - 221 с.

100. Дюбуа Ж. Общая риторика / Ж. Дебуа, Ф. Пир, А. Тринон и др. ; пер. с фр. Е. Э. Разлоговой, Б. П. Нарумова; общ. ред. и вступ. ст. А. К. Авеличева. М. : Прогресс, 1986.-392 с.

101. Желтое В.В. Теория власти: учебное пособие / В.В. Желтов. М. : Флинта: МПСИ, 2008. - 584 с.

102. Иванов Н. Характеристика международных отношений и международного права в историческом развитии / Н. Иванов. Казань: Унив. тип., 1874. - 181 с.

103. Ивин A.A. Теория аргументации: Учебное пособие / A.A. Ивин М. : Гардарики, 2000. - 416 с.

104. Иполитова Н.Б. Изобразительно-выразительные средства в публицистике / Н.Б. Иполитова. Саранск : МГУ, 1988. - 80 с.

105. Исаев И.А., Золотухина И.М. История политических и правовых учений России / И.А. Исаев, И.М Золотухина. 2-е изд. перераб. и доп. - М. : Юристъ, 2003.-415 с.

106. История дипломатии: в 3 т./ под ред. В.П. Потемкина. М. : Соцэкгиз, 1941. - Т.1: Дипломатия в древние века, средние века, в новое время (до 1871 г.). -(Библиотека внешней политики). - 566 с.

107. История русской литературы: в 4 т./ Под ред. Н.И. Пруцкова. JI. : Наука, 1980. - Т. 1: Древнерусская литература. Литература XVIII века. - 814 с. Каравашкин A.B. Литературный обычай Древней Руси (XI-XVI вв.). М. : РОССПЭН, 2011. - 544 с. - (Humanitas).

108. Каравашкин A.B. Междисциплинарный подход к исследованию библейских тематических ключей // Древняя Русь: вопросы медиевистики. Сентябрь 2005. №3 (21). С. 39.

109. Каравашкин A.B. Харизма царя: Средневековая концепция власти как предмет семиотической интерпретации / A.B. Каравашкин // Одиссей. Человек в истории: Ежегодник. / гл. ред. Арон Я. Гуревич. М. : Наука, 2000.-С. 257-275.

110. Колесов В. В. Источники древнерусской культуры и истоки русской ментальности / В.В. Колесов // Древняя Русь: вопросы медиевистики. Март 2001.-№1(3).-С. 1-9.

111. Коллман Н.Ш. Соединенные честью. Государство и общество в России раннего нового времени / Н.Ш. Коллман. М. : Древлехранилище, 2001. -259 с.

112. Кусков В.В. История древнерусской литературы: Учебник для филол. спец.вузов/ В.В.Кусков. 7-е изд. - М. : Высш. шк., 2002. - 336 с. : ил.

113. Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем/ Дж. Лакофф, М.

114. Джонсон; пер. с англ. А.Н. Баранова и A.B. Морозовой; под ред. и с предисл.

115. А.Н. Баранова. изд. 2-е. - М. : Издательство ЛКИ, 2008. - 256 с.

116. Лихачев Д.С. Великое наследие: Классические произведения Древней Руси /

117. Д.С. Лихачев. М . : Совеременник, 1975. - 368 с.

118. Лихачев Д.С. Зарождение и развитие жанров древнерусской литературы / Лихачев Д.С. // Исследования по древнерусской литературе. М. : Наука, 1986.-406 с.

119. Лурье Я.С. Литература XVI в. / Я.С. Лурье // История русской литературы: В 4 т./ глав. ред. Н.И. Пруцков; ред. тома Д.С. Лихачев, Г.П. Макогоненко. Л. : Наука. Ленингр. отд., 1980. - Т.1.: Древнерусская литература. Литература XVIII века. -С.236-291.

120. Лурье Я. С. Русско-Английские отношения и международная политика второй половины XVI в. / Я.С. Лурье // Международные связи России до

121. XVII в.: сб. ст. / ред. колл.: A.A. Зимин, В.Т. Пашуто. М. : АН СССР, 1961. -С. 419-443.

122. Назаренко A.B. О междисциплинарном подходе к изучению древней Руси / A.B. Назаренко // Древняя Русь: вопросы медиевистики. Март 2002. -№1(7).-С. 5-8.

123. Николайшвили Г.Г. Социальная реклама: теория и практика / Г.Г.

124. Николайшвили. М. : Аспект Пресс, 2008. - 191 с.: ил.

125. Одесский М.П. Поэтика власти на Древней Руси / М.П. Одесский // Древняя

126. Русь: вопросы медиевистики. Сентябрь 2000. - № 1. - С. 4-10.

127. Орлов A.C. Древняя русская литература. XI XVI вв. / A.C. Орлов. - М. ; Л. :1. АН СССР, 1937.-379 с.

128. Пиккио Р. Slavia Orthodoxa: Литература и язык / Р. Пиккио; отв. ред. H.H. Запольская, В.В. Калугин; ред. М.М. Сокольская. М. : Знак, 2003. - 720 с. -(Studia Philologica).

129. Поэтика древнегреческой литературы: сб. ст. / АН СССР, Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького; отв. ред. С.С. Аверинцев. М. : Наука, 1981. - 365 с. Прохоров Е.В. Публицист и действительность / Е.В. Прохоров. - М. : МГУ, 1973.-317 с.

130. Пушкарев Л.И. Верховная власть в менталитете русских государей XVI нач.

131. XVIII вв. / Л.И. Пушкарев // Российская монархия: вопросы истории итеории: межвуз. сб. ст., поев. 450-летию учреждения царства в России (1547— 1997). Воронеж: Истоки, 1998. - С.32-40.

132. Ранчин A.M. О принципах герменевтического изучения древнерусской словесности / A.M. Ранчин // Древняя Русь: вопросы медиевистики. Июнь 2001.-№2(4).-С. 69-81.

133. Сперанский М.Н. История древней русской литературы. / М.Н. Сперанский. -4-е изд. СПб. : Издательство «Лань», 2002. - 544 с. - (Мир культуры, истории и философии).

134. Ученова В. В. Исторические истоки современной публицистики / В.В. Ученова. -М. : МГУ, 1972. 75 с.

135. Элиаде М. Священное и мирское / М. Элиаде; пер. с фр., предисл. и коммент. Н.К. Гарбовского. -М. : МГУ, 1994. -144 с.

136. Литературная энциклопедия. Словарь литературных терминов: в 2 т. М. ; Л. : Изд-во Л. Д. Френкель, 1925. - Т.2. - Стб. 680-688.

137. Литературная энциклопедия: в 11 т. М. : ОГИЗ РСФСР, Гос. ин-т. "Сов. Энцикл.", 1935. -Т.9.- Стб. 355-361.

138. Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2 (вторая половина XIV XVI в.). / АН СССР. ИР ЛИ; отв. ред. Д. С. Лихачев. - Л. : Наука, 1988. -Ч. 1: А-К. - 516 с.

139. Литературная энциклопедия терминов и понятий. М. : Интелвак, 2001. -Стб. 837.

140. Царь Иван Грозный: Энциклопедия / под ред. М.Л. Вольпе. М. : ACT: Зебра Е., 2007.-414 с. : ил.

141. ОСНОВНЫЕ СОКРАЩЕНИЯ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В ТЕКСТЕ ДИССЕРТАЦИИ

142. АН СССР Академия Наук СССР ДРВ - Древняя российская вивлиофика

143. ПДС Памятники дипломатических сношений древней России с державами иностранными

144. ПЛДР Памятники литературы Древней Руси

145. СБРИО Сборник Императорского Русского Исторического общества ТОДРЛ - Труды Отдела древнерусской литературы

146. Послания правителям Швеции и Польско-Литовского государства и влиятельным вельможам Польско-Литовского государства (от имени бояр), содержащие элементы авторского стиля, позволяющие предполагать активное участие в их составлении Ивана Грозного

147. Послания, написанные от имени царя11.1. Послания, традиционно атрибутируемые Ивану Грозному

148. Первое послание шведскому королю Иоганну III. 11 августа 1572 г. // Послания Ивана Грозного / пер. и комментарии Я.С. Лурье; под ред. В.П. Адриановой-Перетц. СПб., 2005. С. 144-147.

149. Послание польскому королю Стефану Баторию. 29 июня 1581 г. // Послания Ивана Грозного / под ред. В.П. Адриановой-Перетц. СПб. : Наука, 2005. - С. 213-238.11.2. Послания, обычно не рассматриваемые в контексте публицистики Ивана Грозного

150. Послание Густаву I Вазе. Август 1556 г. // СБРИО. СПб. : Товарищество «Печатня С.П. Яковлева», 1910. - Т. 129. - С. 14-22.

151. Послание Сигизмунду II Августу. Октябрь 1556 г. (в тексте — 7063, т. е. 1554) // СИРИО. Т. 59. С. 535-538.

152. Послание Густаву I Вазе. Июль 1560 г. // СБРИО. СПб. : Товарищество «Печатня С.П. Яковлева», 1910. -Т.129. - С. 79-81.

153. Послание Сигизмунду II Августу. Апрель 1560 г. // СБРИО. СПб. : Типография Ф. Елеонского и Ко, 1887. - Т.59.,- С. 608-611.

154. Послание Сигизмунду II Августу. Апрель 1562 г. // СБРИО. СПб. : Типография А. Катанского и Ко, 1892. - Т. 71. - С. 55-63.

155. Послание Сигизмунду II Августу. 10 сентября 1563 г. // СБРИО. СПб. : Типография А. Катанского и Ко, 1892. - Т. 71. - С. 170-173.

156. Послание Сигизмунду II Августу. 29 ноября 1563 г. // СБРИО. СПб. : Типография А. Катанского и Ко, 1892. - Т. 71. - С. 184-187.

157. Послание Сигизмунду II Августу. 24 февраля 1569 г. // СБРИО. СПб. : Типография А. Катанского и Ко, 1892. - Т. 71. - С. 587-589.

158. Послание Иоганну III. 7 сентября 1573 г. // СБРИО. СПб. : Товарищество «Печатня С.П. Яковлева», 1910. - Т. 129. - С. 251-253.

159. Послание Иоганну III. 9 августа 1574 г. // СБРИО. СПб. : Товарищество «Печатня С.П. Яковлева», 1910. - Т. 129. - С. 259-264.

160. Послание Папе римскому Григорию XIII. Август 1580 г. // ПДС. Памятники дипломатических сношений с папским двором и с Италианскими государствами: (с 1580по 1699 год). СПб. : II Отделение Собственной Е. И. В. Канцелярии, 1871. - Т. 10. -Стб. 5-12.

161. Послания, написанные от имени бояр12.1. Послания, традиционно атрибутируемые Ивану Грозному

162. Послание польско-литовской раде от имени бояр И. Д. Вельского, Д. Р. Юрьева-Захарьина и др. 28 ноября 1562 г. // СБРИО. СПб. : Типография А. Катанского и Ко, 1892. - Т. 71. -С. 102-115.

163. Послание польско-литовской раде от имени бояр И. Д. Вельского, И. Ф. Мстиславского и др. 24 февраля 1563 г. // СБРИО. СПб. : Типография А. Катанского и Ко, 1892. - Т. 71. -С. 124-131.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 478059