Древнекаменный век бассейна Десны: историографический и источниковедческий аспекты изучения тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.09, доктор исторических наук Чубур, Артур Артурович

Диссертация и автореферат на тему «Древнекаменный век бассейна Десны: историографический и источниковедческий аспекты изучения». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 331586
Год: 
2005
Автор научной работы: 
Чубур, Артур Артурович
Ученая cтепень: 
доктор исторических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
07.00.09
Специальность: 
Историография, источниковедение и методы исторического исследования
Количество cтраниц: 
450

Оглавление диссертации доктор исторических наук Чубур, Артур Артурович

ВведениеЗ

Раздел 1. Хронология и периодизация ории изучения древнекаменного века бейна Ды

Раздел 2. Экономика древнекаменного века бейна Ды

Раздел 3. Стратегия реления человека в древнекаменном веке бейна Ды и оризм палеолитоведения

Раздел 4. Жилища и поселения древнекаменного века бассейна Десны, как оричий очник

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Древнекаменный век бассейна Десны: историографический и источниковедческий аспекты изучения"

Развитие историографии, как отдельной исторической дисциплины органично связано с познанием самого исторического процесса. Однако первое и второе не тождественно, ибо объектом изучения в историографии выступает не процесс исторического развития как таковой, а сама историческая наука. Если, например, такой раздел истории, как палеолитоведение (археология древнекаменного века) изучает материальную и духовную культуру этого периода, их эволюцию, социально-экономическое развитие человечества от времен возникновения до конца ледникового периода, то историография палеолитоведения исследует изменение представлений об этом древнейшем периоде на разных этапах истории. Характерным явлением для историографии каждого исторического периода является противоборство передовых и реакционных теорий, например стадиальной концепции и «конкретно-исторического подхода». Каждая них на определенном этапе могла восприниматься и как передовая научная мысль, и как устаревшие взгляды. Отражая в своем развитии особенности историографии в целом, историография палеолитоведения имеет ряд специфических черт. Во-первых, историографы традиционно уделяли штудиям по истории изучения древнейшего периода меньше внимания, чем историографии исследований таких ярких эпох, как античность, средневековье, новое и новейшее время и т.д., а потому сама по себе выбранная тема уже некоторым образом обуславливает свою научную новизну и актуальность. Во-вторых, археология палеолита — молодая наука, ей немногим более полутора веков, а на территории Подесенья - приблизительно столетие (первый памятник - Мезинская стоянка — открыт здесь в 1908 г.), речь идет практически только о новейшей истории.

Научная разработанность проблемы: Историографических исследований вообще выходит в свет крайне мало, наперечет и диссертационные исследования в этом направлении, что не раз отмечалось в бюллетенях ВАК России. Между тем, без них историческая наука не может существовать. Многие авторы статей, монографий, научных отчетов по археологии вообще игнорируют эту область и публикуют свои материалы, забыв даже упомянуть предшественников по избранной проблематике, проанализировать их концепции и достижения. В результате нелегко понять, какую новую информацию, новые взгляды содержат такие труды, не повторяет ли их автор пройденный путь? Историографические работы по археологии палеолита и вовсе уникальны. Причину этого объяснил A.A. Формозов: «Дело, видимо, в специфике самой археологической науки. Каждый год, каждый полевой сезон увеличивает объем ее источников, тогда как фонд источников у историков (если не говорить о материалах по текущему столетию) относительно стабилен. Совершенствуется методика раскопок и камеральной обработки коллекций. Труды наших предшественников уже не удовлетворяют нас с методической стороны. Более того, археологи, работающие не один десяток лет, замечают, как быстро устаревают их собственные книги и статьи. Отсюда возникает представление о ценности исследований 1 только последнего десятилетия, только нынешнего поколения- ученых.» • jT

Представление это ложное, в противном случае не было бы смысла вести исследовательскую работу в данном направлении. Однако факт: известные работы по истории палеолитоведения, в том числе по археологии древнекаменного века Подесенья, в основном представлены краткими и не всегда содержательными историографическими главами в монографиях, посвященных отдельным археологическим памятникам2, либо разделами в научных статьях. Для понимания типичного уровня таких «историографических экскурсов» показательно начало статьи H.A. Хайкуновой о нуклеусах стоянки Супонево: «Стоянка Су-понево открыта в 1925 г. и исследована Г.Ф. Мирчинком, а позже, в 1926-29 гг. - экспедицией под руководством П.П. Ефименко, Б.С. Жукова и В.А. Городцо

1 - Формозов A.A. Некоторые итоги и задачи исследований в области истории археологии //

CA, 1975-№4, С.6-7.

2 - Величко A.A., Грехова JI.B., Губонина З.П. Среда обитания первобытного человека Тимоновских стоянок. М.,1977; Заверняев Ф.М. Хотылевское нижнепалеолитическое местонахождение. JI.,1978; Сергии В.Я. Структура Мезинского палеолитического поселения. М., 1987; Абрамова З.А. Верхпепалеолитическое поселение Юдиново. Вып.1. СПб, 1995 н др. л ва». Что ни слово - то историографическое несоответствие: стоянка открыта не Мирчинком, а краеведом Деевым, а экспедиция Ефименко, Жукова и Городцо-ва - на деле три разных экспедиции с разными методиками и мотивами исследований.4 Дело вовсе не в знании истории археологии H.A. Хайкуновой - специалиста по типологии каменных изделий. Ссылка на её работу, в высоком научном уровне основной части которой нет никаких сомнений, приводится лишь в качестве примера, коих на деле сотни. Дело в отсутствии полноценных и объективных историографических обзоров по данной тематике, которыми как раз и мог бы воспользоваться тот или иной специалист.

Великолепный историографический обзор П.И. Борисковского в I главе фундаментальной монографии «Палеолит Украины»5 - скорее исключение из правил. Однако он во многом устарел (ибо написан в годы сталинизма и вынужденно пронизан идеологией того периода), да и охватывает период лишь до конца 1940-х годов. Это касается и первой главы посмертно опубликованной монографии K.M. Поликарповича6, где по сути дела археология палеолита разделена на два периода — дореволюционный и советский. Важно', однако, что в данных обзорах уделено внимание и исследованиям в Деснинском бассейне. Единственная опубликованная монография, посвященная историографии отечественного палеолитоведения, это работа А.А.Формозова о дореволюционных 7 исследованиях каменного века в России , но проблемы деснинского региона в ней не затронуты. Среди работ, вскользь затрагивающих непосредственно территориальные рамки исследования, можно назвать еще две работы. Это вводный раздел свода «Археологическая карта России»8 и заметка Е.А. Чеплянской, переполненная фактическими ошибками и предлагающая спорную, не обоснованную периодизацию археологических исследований на Брянщине.9

3 - Хайкунова H.A. Нуклеусы верхнепалеолитической стоянки Супонево// СА,1984-№4, С. 109

4 - см. Раздел 1 данного диссертационного исследования.

5 - Борисковский П.И. Палеолит Украины. МИА №40. M.-J1., 1953. С. 11-29.

6 - Поликарпович K.M. Палеолит верхнего Подиеировья. Минск, 1968. С.5-14.

7 - Формозов A.A. Начало изучения каменного века в России. М., 1983.

8 - Кашкин A.B. Археологическая карта России. Брянская область. М.,1993.

9 - Чеплянская Е.А. Археологическая коллекция Брянского музея и некоторые вопросы раз

Особняком в отечественной историографии палеолитоведения стоят кандидатская и докторская диссертации В.Т.Илларионова.10 Фактически это единственный в своем роде опыт исследований. В свое время его рукописи вызвали большую дискуссию в ученом мире. Отзывы поступили от многих научных учреждений. В них встречались как полное непризнание,за автором возможности «поднять» тему, и оценки работы как «освещающей в новом и неожиданном аспекте науку истории древнейшего общества»11, и как «не имеющей себе рав

12 ных по значению для историографии палеолита ни в Европе, ни в Америке». Однако эти труды морально устарели и не имеют региональной специфики. Более того, их нельзя считать и подлинно историографическими исследованиями, это скорее развернутые, аннотированные библиографии. Илларионов не анализирует пути развития науки о каменном веке, не вскрывает причины возникновения теорий, суждений. Он лишь констатирует факты издания тех или иных работ по данной тематике, тех или иных полевых работ.

Для диссертанта же было важно не упустить из виду и глобальные, и региональные особенности развития, эволюции науки о палеолите. На региональной культуре, например, базировались сообщества краеведов, сыгравшие в истории археологии не последнюю роль. Разработка региональных проблем позволяет не только определить степень их изученности и направление дальнейших исследований, но и более полно представить развитие отечественной историографии в целом. Яркое явление на этом направлении исследовании — докторская диссертация С.П. Щавелева, посвященная истории археологии и этнографии Курской области.13 Однако исследования палеолита в ней затронуты вскользь. вития археологии на Бряшцине// Брянская земля, вып.1, Брянск, 1993.

10 - Научный архив ИИМК РАН, диссертации, Илларионов В.Т. «Ископаемый человек в историографии палеолита СССР» [1941], «Опыт историографии палеолита СССР (европейской и азиатской территорий СССР)» [1948].

11 - Там же, из отзыва D.H. Равдопикаса.

12 - там же, из отзыва А.П. Окладникова.

13 - Щавелев С.П. Судьбы исторических древностей южной России и их место и et5 провинциальной культуре XVII-XX веков (по материалам археолого-этнографического изучения Курского края). Авт. докт. дне. Курск. 2002.

Итак, разработанность историографии палеолитоведения бассейна Десны весьма слаба, поскольку ранее не проводилось полноценных исследований, охватывавших сразу всю территорию региона и весь период изучения его древнейшей истории, сопоставляющих региональную специфику и общие особенности развития отечественного и мирового палеолитоведения. В затрагивающих эту тему публикациях, как правило, рассмотрена история изучения отдельных памятников, причем такие историографические экскурсы носят вводный, подчиненный характер. Немногочисленные обзорные работы на данную тему неполны и серьезно устарели. Отсюда вытекает

Актуальность исследования: Автор диссертационного исследования впервые в комплексном виде рассматривает историю изучения и источниковую базу по древнекаменному веку одного из своеобразных в историко-географическом отношении регионов Восточной Европы. Благодаря этому появляется возможность не только оценить путь, пройденный отечественным па-леолитоведением за столетие, но и наметить наиболее перспективные направления дальнейших исследований, проанализировать возможные пути дальнейшего развития науки о древнейшем прошлом человечества.

Объект исследования. Основным объектом исследования стал древнекаменный век бассейна Десны. Почему? Памятники древнекаменного века являются одной из наиболее ярких составляющих историко-культурного наследия Подесенья и всей центральной России. Они охватывают хронологический период от времен становления человечества до конца ледникового периода. Здесь многие десятилетия работали и сотрудничали видные ученые СССР (а затем России, Белоруссии, Украины), международного научного сообщества.14 Совместными силами петербургских ученых и местных энтузиастов был создан уникальный для России музеефицированный комплекс в с. Юдиново. Он демонстрирует место находки остатков двух жилых сооружений из костей мамон

14 - Международный симпозиум «Лесс-Перигляциал-Палеолит» (1966); Советско - французский семинар «Динамика взаимодействия между естественной средой и доисторическими обществами» (1981); Советско-Американская конференция, посвященная социокультурной адаптации в палеолите (1988) и др. та. Памятники Деснинского палеолита прочно вошли в различные учебные пособия и справочные издания всего мира по археологии. Так, в Большой Советской Энциклопедии15 - одной из крупнейших и авторитетнейших в мире - не только многократно упоминается деснинский палеолит, но и три статьи посвящены наиболее ярким памятникам этого периода деснинского бассейна (Авде-евская стоянка, Елисеевичская стоянка и Мезинская стоянка). Деснинский палеолит представлен не только в многочисленных местных краеведческих музеях, но и в таких музейных центрах общероссийского и мирового значения, как Государственный Исторический музей, Музей Антропологии и Этнографии РАН (Кунсткамера), Государственный Эрмитаж, Палеонтологический музей РАН. Определенный вклад в полевые исследования палеолита Десны и Сейма внесен и лично автором диссертационного исследования.16 <

Предмет исследования — процесс познания палеолита Деснянского бас-сеина и анализ современной изученности элементов культуры древнекаменного века бассейна Десны (экономика, материальная культура и быт, в т.у. ^силища и структура поселений, стратегия расселения, а отчасти и духовный мир).)

Цель и задачи исследования. Программной работой в области историографии археологии можно считать статью A.A. Формозова, где обозначены основные цели и задачи истории археологии:17 сбор сведений об археологических находках в прошлом; анализ идей и методов археологии на разных этапах её развития; сбор сведений о биографиях и творческом пути археологов; изучение истории развития крупных разделов археологической науки. В нашем случае цель исследования - анализ процесса познания палеолита бассейна Десны - одного из культурно обособленных, наиболее плотно заселенных в древнейшем историческом прошлом регионов Восточной Европы.

15 - 3-е издание, 1970-1977 гг.

16 - Чубур A.A. Отчеты за 1990-2004 гг. Архив Института Археологии РАН (далее - И А

РАН), фонд Р-1.

17 - Формозов A.A. Некоторые итоги и задачи исследований в области истории археологии //

CA, 1975-№4, С. 15.

Поведя анализ истории археологии древнекаменного века за столетний период, нельзя оставаться в позиции стороннего наблюдателя, лишь констатируя факты. Поэтому автор диссертации в ряде случаев не только изучил историю ряда проблем, но и предложил собственное их видение — будь то типология древних жилищ и поселений, стратегия расселения людей или структура древнего социума. Для достижения поставленной цели в процессе работы необходимо решить ряд исследовательских задач, а именно:

Рассмотреть процесс накопления знаний о каменном веке Подесенья, выделить удачные решения проблем, выдержавших проверку временем и положения, выводы, утративших актуальность в свете новых фактов.

Разработать и обосновать периодизацию исследований древнекаменного века бассейна Десны.

Проанализировать роль и значение академической науки и местных научных сообществ в исследованиях древнекаменного века региона на различных исторических этапах.

Выявить общее и особенное в экономике, быте, социальных отношениях и духовном мире палеолитического населения бассейна Десны.

Провести анализ тенденций и основных этапов становления и развития материальной и, отчасти, духовной культуры людей палеолита в регионе.

Рассмотреть возможные пути перехода от истории материальной культуры древнейшего исторического периода человечества (чем, собственно, занимается археология) к познанию реальной истории древнейших человеческих социумов региона.

Исходя из цели и задач исследования, определим его объект и предмет.

Территориальные рамки исследования ограничиваются бассейном Десны с входящим в него бассейном Сейма — крупнейшего притока Десны. За основу взяты географические, а не административные границы, поскольку последние достаточно эфемерны даже в рамках столетия изучения Деснинского палеолита. Так, современная Брянская область изначально входила в состав Орловской, Могилевской и Черниговской губерний, затем выделенная из них

Брянская губерния вошла в состав Западной области с центром в Смоленске, а еще позднее - в состав Орловской области. Лишь в 1944 г. Брянская область оформилась как самостоятельное административно-территориальное образование в составе РСФСР. Такое положение нельзя считать окончательным: в последнее время наблюдаются закономерные тенденции к укрупнению российских регионов. Практически незыблемые природно-географические границы (бассейн крупной реки) более приемлемы, несмотря на исторический характер исследования, еще и потому, что древнекаменный век имеет определенные черты своеобразия именно в рамках речных бассейнов. Конечно, анализ многих явлений, наблюдающихся в Деснинском бассейне, не может быть оторван от наблюдений в сопредельных регионах, в частности в бассейнах Дона и Оки. Автор не раз будет вынужден обращаться к таким сведениям для сравнения.

Хронологические рамки исследования двояки. С одной стороны это период изучения древнекаменного века на территории Подесенья с момента открытия его первых следов до наших дней (условно — 2000 год). С другой стороны — это хронологические рамки самого палеолита. В данном случае нижний рубеж связан со временем первичного расселения людей в изучаемый регион, а верхний — с концом плейстоцена, временем, которым принято ограничивать эпоху палеолита.

Источниковая база исследования. Для проведения исторического исследования решающее значение имеет источниковая база. Историография находится в тесной связи с источниковедением, ибо постоянное расширение круга источников, успехи в их критическом использовании, подход к разным их категориям не только определяют разработку тех или иных конкретных проблем, но и отражают общий уровень научной мысли.

Первостепенное значение имеют литературные письменные источники: и конкретно-исторические работы, и труды по источниковедению, и публикации археологических источников. Особняком стоят немногочисленные справочные

1 s издания. Немаловажна и мемуарная литература о тех или иных историках и археологах, помогающая понять многие особенности творчества ученых, а также некрологи.19 Вплотную к мемуаристике примыкают устные воспоминания: исследователей (археологов, геологов, палеонтологов, историков, краеведов), с которыми автору приходилось общаться в процессе работы над диссертацией vi во время многолетних занятий археологией. Среди них М.В.Аникович, С.II-Астахов, В.И.Беляева, А.А.Величко, Н.К.Верещагнн, В.Е.Гарутт, М.Д. Гвоздо-вер, Г.П.Григорьев, Г.В.Григорьева, Л.И.Гришин, Ф.М.Заверняев, В.Е. Кури-ленко, В.А.Падин, Н.Д.Праслов, В.И.Склярук, Л.М.Тарасов, С.М.Цейтлин, A.JT-Чепалыга, Е.А. Шмидт и многие другие.

Для историографического анализа необходимы и разнообразные архивные документы (отчеты о проведении полевых исследований, эпистолярное наследие, рукописи, коллекционные описи и т.д.). В общей сложности соискателем изучено свыше 400 архивных дел в архивах ИА РАН, ИИИМК РАН, Музея Археологии и Этнографии РАН (Кунсткамеры), ИА HAH Украины, ГИМ, ряда краеведческих музеев и других учреждений. Многие документы в данном исследовании впервые вводятся в научный оборот. Так, в процессе работы над диссертацией нами был практически в полном объеме обработан и частично

18 - Археологические экспедиции ГАИМК и Института Археологии АН СССР в 1919-1956 гг.

Указатель. М., 1962; Археология и нумизматика Беларуси. Энциклопедия. Минск, 1993, Береговая H.A. Палеолитические местонахождения СССР. M.-JI., 1960. Она же, Палеолитические местонахождения СССР. JL, 1984.

19 - например: Александрова М.В. Воеводский Михаил Вацлавович // Институт Археологии. история и современность. М. 2000; Алексеев М.Н., Алексеева Л.И. и др. Валериан Иннокентьевич Громов // БКИЧП №49, М., 1979; Громов В.И. М.В. Воеводский (1903-1948) // БКИЧП, №15. М., 1950; Громов В.И., Иванова Н.К., Москвитин А.И. и др. Памяти Георгия Федоровича Мирчинка — основоположника Московской школы геологов - четиертич-ников // БКИЧП №38, М., 1972; Дебец Г.Ф. Памяти М.В. Воеводского (1903-1948) // СЭ 1949 - №1; Замятшш С.Н. Памяти Михаила Вацлавовича Воеводского // CA Вып.12. М., 1950; Кызласов JI.P. Портреты учителей - создателей советской археологии // Вестник МГУ, серия 8 - История. 1997 - №9; Михаил Вацлавович Воеводский (некролог) Н Ископаемый человек и его культура на территории СССР. УЗ МГУ, вып.158. М. 1952; Стол и-цын В. Первый директор Брянского музея // Блокнот агитатора, Брянск, 1988-№4; Поляков Г.П. Сергей Сергеевич Деев — краевед и археолог // Песочепскии историко-археологический сборник. Выи.4, ч.2. Киров, 2000; Формозов A.A. Сергей Николаевич Замятшш // Антология советской археологии (1930-е гг.), т.2, М. 1995; Фосс М.Е. М.В. Воеводский (1903-1948) //КСИИМК, вып.25, М.,1949; Шлеев В.В. Памяти Ивана Гавриловича Шовкопляса // РА, 1998-№4, с.247-248 и др. отреставрирован недавно обретенный наукой личный архив известного архео

ЛЛ лога K.M. Поликарповича общим объемом свыше 12000 листов .

Археологические источники, полученные в течение более чем столетних исследований древнекаменного века в бассейне Десны, как одна из категорий исторических источников, имеют преимущество абсолютной непредвзятости и увеличения их фонда, однако их выборочность оставляет некоторую свободу для многозначных толкований. На их основе автор выделяет ключевые памятники, на основе которых им строится модель исторического процесса в исследуемом регионе в древнейшее время. В процессе подготовки диссертационного исследования были изучены и отчасти пополнены археологические коллекции в областных краеведческих музеях Курска, Брянска, Калуги, Смоленска, в Курском государственном областном музее археологии, в Черниговском историческом музее, в местных краеведческих музеях Трубчевска, Юдиново, Брянского района (пос. Мичуринский), Почепа, Рыльска, Льгова, Дмитриева-Льговского, Мезина, Новгорода-Северского и ряда других населенных пунктов России и Украины. В рамках тематики диссертационного исследования проводились и многолетние самостоятельные полевые археологические изыскания на основании Открытых листов, выданных Институтом Археологии РАН: а) Разведки памятников древнекаменного века на территории Брянской обл. (Россия) в течение 1990-1995 и 2000-2004 гг., на территории Черниговской обл. (Украина) в 1990 г. и на территории Курской обл. (Россия) в течение 1995-1999 гг. б) Раскопки верхнепалеолитической стоянки Хотылево 8 (1993-1995 и 2002 гг.) в Брянской области. в) Открытие и раскопки верхнепалеолитических стоянок Быки 1, Быки 2 и Быки 5 (1996-1999 гг.) в Курской области. г) Исследования нижнепалеолитических местонахождений Неготино 4 (2000 г.) и Хотылёво 1 (2002 и 2004 гг.) в Брянской области.

20 - его опись, составленная автором диссертации, дана в приложении № 1.

Кроме того, автор принял непосредственное участие в полевых археологических исследованиях ряда памятников исследуемого региона: Авдеевской стоянки (Курская обл., 1982-85, 1988-92, 1995, 1999 гг., совместная экспедиция МГУ и ЛОИА АН СССР-ИИМК РАН), стоянки Октябрьское 2 (Курская обл., 1986-87 гг., экспедиция МГУ), стоянок Курск 1 и 2 (1985 и 1988 гг., экспедиция МГУ), памятников Пушкаревского палеолитического района (1989-90 гг., экспедиция ЛГУ-СПбГУ), Юдиновской стоянки (1990 г., экспедиция ИИМК РАН), стоянок Хотылево 2 и Хотылево 6 (1994-96, 2000-05 гг., экспедиция НА РАН). Полезными в рамках реализации исследования оказались и работы в составе археологических экспедиций за пределами изучаемого ре! гиона - во всемирно известных Костенках (Воронежская обл., 1988 г., Костен-ковская экспедиции ЛОИА АН СССР), в Зарайске (Московская обл., 19951997 гг., работы экспедиции ИА РАН) и некоторых других.

Этнографические источники способны дать интересные аналогии, но, как \

Ч ^ } правило, не позволяют безупречно воспроизводить модели древних обществ и стереотипы поведения людей в далеком прошлом ввиду территориальной и хронологической удаленности объектов сравнения, а порой и существенных отличий в окружающей природно-климатической обстановке. При этом, осознавая невозможность детальной реконструкции древнейших обществ только на базе археологических источников, автор придерживается сравнительно-этнографического и сравнительно-исторического методов, позволяющих использовать аналогии, возникавшие в других хронологических этапах истории человечества, а также в иных, современных нам, «примитивных» сообществах.

Методология исследования. Теоретико-методологической основой работы являются базовые принципы объективности и историзма, комплексности и системности в анализе исторических и научных процессов.21 Методический инструментарий автора, как историка и историографа, составили хронологический и проблемный подходы, сравнительный и синхронистический анализ ис

21 - Зевелев А.И. Историографическое исследование: методологические аспекты. М., 1987. ториографическнх источников, историко-генетический метод, ориентирующий исследователя на выяснение причин того или иного явления; сравнительно-исторический (компаративный) метод, позволяющий рассматривать конкретные исторические явления и факты во взаимосвязи.

В сфере методологии автор придерживается принципа объективности в рассмотрении направлений экономики, хозяйства, быта, духовной жизни людей древнекаменного века, что достигается путем анализа истории изучения той или иной проблемы в течение более чем 100-летней истории археологии древнекаменного века. Особое внимание уделено не только анализу, но и синтезу данных, полученных различными исследователями при изучении памятников древнекаменного века бассейна Десны и сопредельных территорий. Исследование базируется на сочетании двух основных методик: с одной стороны - рассмотрение в целом истории исследований древнекаменного века в регионе на основе разработанной нами периодизации; с другой стороны — поэтапный анализ представлений о различных сторонах жизни населения бассейна Десны в древнекаменном веке.

При всей обусловленности научного творчества отдельных ученых исторической обстановкой, социальной ситуацией, взгляды каждого из них индивидуальны и по-разному отражают общее состояние исторической мысли, влияют на ее развитие. Особенно благотворное воздействие оказывают выдающиеся представители исторической науки, которые полнее других воплощают в своем творчестве главные достижения своего времени. По ним в определенной степени равняются (часто в острой дискуссии с ними) другие исследователи. Именно поэтому автору представляется важным включение в исследование персоналий исследователей, тем более что многие биографические сведения, т.оким образом, впервые оказываются систематизированными и введенными в научный оборот. Творческие портреты исследователей отчасти даны разделалмн некоторых параграфов в главах, отчасти в приложении № 2 — кратком биографическом справочнике «Исследователи древнекаменного века бассейна Десны».

Трудно согласиться с А.А.Формозовым в том, что в биографиях исследо-. вателей бывают «случайные черты», которые не заслуживают внимания. Сам Формозов в последних работах отмечает, оппонируя своей публикации тридцатилетней давности: «На каждом шагу я видел, насколько отражаются на исследованиях «слишком человеческие» свойства их авторов — приверженность к традиции (безразлично - школы или страны) и боязнь нового; или, наоборот, бездумная погоня за модой; насколько полученный результат искажают совершенно сторонние соображения».23

Любая личность - цельное явление, и потому для восприятия процесса познания, понимания причин творческих взлётов и периодов творческого застоя важны не только анализ собственно рукописей и публикаций того или иного ученого, но и глубоко личные его особенности, биографические штрихи. Да, в этом случае для соблюдения этических норм исследователю порой предстоит проходить по «лезвию бритвы». Но некоторые эпизоды истории науки трудно, а порой н невозможно понять без учета часто вмешивающихся в этот процесс чисто человеческих факторов, таких как любовь, дружба, взаимная не- ^ приязнь, одиночество, честолюбие и т.д. Одна из задач историографа, на взгляд автора, не уходить от освещения таких граней личностей и межличностных отношений в науке, но, по возможности, оставаться «беспристрастным свидетелем», «наблюдать ситуацию со стороны», «быть над конфликтом». Порой это необычайно трудно. К примеру, характеризуя работу известной исследовательницы палеолита М.Д. Гвоздовер в одном из своих очерков, A.A. Формозов заявляет, что «как полевой археолог она абсолютно беспомощна».24 Быть может и так, но следует учесть, что это говорится в контексте описания острой конфликтной ситуации в археологии, в которой Гвоздовер выступила оДИ°и 113 оп~ понирукяцих известному историографу сторон. Автор же знал Марианну Да-выдовну состоявшимся опытным, талантливым полевым исследователем, не один сезон работая с нею на раскопках Авдеевской стоянки. Не случайно имен

22 - Формозов A.A. Некоторые итоги и задачи исследований в области истории археологии //

CA, 1975-№4, С. 12.

23 - Формозов A.A. Рассказы об ученых. Курск, 2004, С.6.

24 - Там же, С.96. но она стала для него первым учителем в области полевой археологии палеолита и повлияла на окончательный выбор профессии. Кто более объективен? Вопрос риторический.

В конце 1970-х гг. в историографии возникло такое новое направление, как социальная история. В отечественную историографию оно стало проникать еще позже - в конце 1980 - начале 1990-х гг. Функционирование науки в рамках различных социальных матриц, определяло различие многих её характеристик. Одна из важнейших проблем, получивших развитие в социальной истории науки — это наука и власть, причем власть выступает в двух формах: в той, что связана с государством и его социальными институтами, и в той, что представлена сетью властных отношений и пронизывает все общество и в том числе науку. Историю археологических исследований практически в любом регионе нашей страны, включая и Подесенье, невозможно, на взгляд автора; рассхматривать в полном отрыве от процессов, имевших место в обществе и государстве/в отрыве от взаимоотношений власти и науки. В противном случае, n|p»yif^bi многих особенностей развития научного знания в XX в. будут либо неверно ч^акшпл-ны, либо вообще не поняты. Поэтому ещё одним из метсУдов исследования можно назвать социально-исторический метод. Сразу заметим, что при этом исследование не ставит перед собой целей политологической направленности, анализа идеологий, и потому взаимоотношения в системе «наука-власть» рассматриваются исключительно в тех пределах, в которых они непосредственно касались истории отечественного палеолитоведения.

Апробация работы. Различные разделы работы послужили темами докладов и сообщений на Международных совещаниях по изучению мамонтов и мамонтовой фауны (Санкт-Петербург, 1991, 1995); на Международном коллоквиуме доисториков и протоисториков «Восточный граветт» (Зарайск— Москва, 1997), на Международной конференции, посвященной 120-летию открытия палеолита в Костенках (Санкт-Петербург, 1999); на 111 и IV всероссийских научно-практических конференциях Ассоциации естественнонаучных музеев России (Москва, 2000, 2002); на III международных антропологических чтениях к 75-летию академика В.П.Алексеева «Экология и демография человека в прошлом и настоящем» (Москва, 2004); на научной конференции «Изобразительные памятники: стиль, эпоха, композиция» (Санкт-Петербург, 2004); на I, II, III и IV Международной историко-археологической конференциях памяти Ф.М.Заверняева (Брянск, 1995, 1997, 2003, 2005); на международной конференции «Проблемы палеонтологии и археологии юга России» (Азов, Южный Научный Центр РАН, 2005); на Межрегиональных конференциях «Археология Центрального Черноземья» (Липецк, 1992,1999); на III, IV и V Песоченских научных чтениях (Киров Калужской обл., 1997,1999,2003); на Межрегиональных научных конференциях историков и археологов, организованных Государственным музеем-заповедником «Куликово поле» (2001,2002,2003); V, VI, VII, VIII, IX, X и XI межрегиональных научно-практических конференциях «История, археология, культура и природа Верхнего Поочья» (Калуга, 1993, 1995,1997,1999,2001,2003,2005); на научной конференции «Ю.А.Липкинг и археология Курского края» (Курск,2003); на региональных историко- краевед^ ческих конференциях в Брянске, Трубчевске, Погаре, СтародубеГ Жуковке, Навле (2000-2005), на V и VI межрегиональных Тютчевских чтениях (Брянск, 2001,2003), на Международных II Шевченковских чтениях в Центре по изучению Украины (Санкт-Петербург, 2005). Все сообщения и доклады подвергались обсуждению на секциях перечисленных симпозиумов. Кроме того, работа и отдельные её разделы неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры Отечественной истории древности и средневековья Брянского государственного университета имени академика И.Г. Петровского, кафедры Социальной истории и политической культуры России Российского государственного социального университета (Москва).

Стркутура диссертации. Диссертационное исследование разбито на ряд взаимосвязанных разделов. В первом разделе рассматриваются проблемы хронологии и периодизации палеолитоведения в бассейне Десны и в России в целом. Остальные три раздела рассматривают поочередно историографию и современную изученность а) экономики, б) стратегии расселения, и, наконец, в)

•ус жилищ и структуры поселений древнекаменного века региона. Во всех разделах затрагивается и проблематика изученности и восприятия духовного мира далеких предков, а также особенности структуры первобытного социума. Разумеется, авторский подход не является единственно возможным, однако традиционный путь, предлагающий следовать этапам исторической периодизации, рассматривая экономику, быт и культуру в комплексе, на взгляд соискателя, открывает меньше возможностей для анализа, сопоставлений и обобщений.

Основные концепции и положения, выносимые на защиту:

1. Периодизация истории археологических исследований каменного века в бассейне Десны. Впервые предложена и обоснована периодизация истории археологических исследований палеолита Подесенья, охватывающего 8 административных областей (включая Центральный и Центральночерноземный районы России и часть днепровского левобережья Украины). Предложенный вариант отличается от известных схем периодизации истории отечественной археологии и основана на комплексном анализе широкой источ-никовой базы. Основные рубежи периодов объективно связаны с определенные вехами не только научной мысли, но и социальной истории государства.

2. Взаимодействие академической н региональной археологии на примере Деешшского региона. Наиболее плодотворных результатов научной деятельности в области археологических исследований (включая археологию каменного века) удается достичь при тесном и равноправном сотрудничестве академической и региональной археологии. Эти два направления при известной самостоятельности взаимно дополняют друг друга. Академическая наука хорошо методически подготовлена и технически оснащена, но её представители вы

25 - автор не рассматривает детально такие специальные области знания, как первобытные технологии обработки кости и камня, типология орудий. Одновременно укажем, что историография такого направления, как палеотехнология подробно представлена в таких работах, как сборник «Технология производства в эпоху палеолита» Л., 1983; Гиря ЕЛО. Технологический анализ каменных индустрии в советском палеолитоведепии И Петербургский археологический вестник, №3, СПб, 1993. С.20-38, Технология изготовления и типология каменных и костяных изделий, применительно к бассейну Десны вкратце рассмотрена автором диссертации в главе 4 коллективной монографии «Курский край. Т.1. Каменный век», Курск, 1999. езжают в регионы на относительно короткие сроки и уже из-за этого не в состоянии реализовать исследовательские работы (часто носящие спасательный характер) самостоятельно. Местные исследователи не всегда столь обеспечены оборудованием и финансами, но, как правило, лучше знают свой регион в археологическом отношении и располагают большим временем для проведения работ. Что же касается уровня подготовки, то в начале XXI в. большинство региональных археологов имеют образование и опыт не меньший, чем представители столичных школ - в этом их существенное отличие от предшественников - «археологов-краеведов». Таким образом, обе стороны — «два крыла» современной российской археологии — должны быть заинтересованы в максимально полноценном сотрудничестве и взаимопомощи. В диссертации даны анализ и оценка научной деятельности М.В. Воеводского (в частности, рассмотрено значение работ организованной им Десшшской комплексной экспедиции для отечественной исторической науки), K.M. Поликарповича и их учеников.

3. Историзм археологии древнекаменного века. Источниковая база па-леолитоведения бассейна Десны в настоящее время позволяет начать переход от «чистой» археологии (узкоспециальной науки о древней материальной культуре) к изучению реальной древнейшей истории населения центральной России. По представлениям автора, мозаика десятков археологических культур — это следы 3-4 линий развития материальной культуры, связанных с конкретными социумами. Такая концепция, по мнению диссертанта, способна вывести палеолитоведение из тупика противостояния или механического смешения конкретно-исторического подхода и стадиальной теории. Она позволит вести речь о реконструкции древнейших исторических процессов (миграций и трансляции культуры) для реального населения, а не абстрактных «археологических культур». Становится возможной и достоверная реконструкция демографических показателей древнейшего социума в Подесенье и сопредельных регионах.

4. Микрорегиопальность в древнекаменном веке бассейна Десны. Неоднократно исследователи обращали внимание на существенный разброс датировок для некоторых памятников и отмечали спорную трактовку мощных культурных слоев со сложной микростратиграфией. Автору представляется возможным объединить эти проблемы и объяснить их, применяя концепцию микрорегионов в верхнем палеолите. Под микрорегионом соискатель понимает компактно расположенную группу генетически связанных памятников — как синхронных, так и расположенных вдоль временной оси. Обратив внимание на микрорегионы, можно говорить не просто об оседлости населения Подесенья в верхнем палеолите, но о длительном обитании конкретных социумов на определенных территориях. В этом состоит связь концепций микрорегионалыюстн и историзма палеолитоведения,

5. Жилище и поселение древнекаменного века как исторический источник. Жилища и группы жилищ (поселения) древнекаменного века, обнаруженные при археологических раскопках в бассейнах Десны и её крупнейшего притока Сейма, способны дать достоверную информацию не только об определенных особенностях древней материальной культуры, но и о социальной структуре древнего населения, а также о некоторых сторонах духовной жизни и восприятия окружающего мира первобытными людьми. В рамках этой концепции разработана и обоснована (преимущественно по деснинским материалам) новая типология древних жилищ.

Наконец, в приложении № 1 вводится в научный оборот опись архива выдающегося белорусского археолога К.М.Поликарповича (теперь - один из важнейших источников по истории палеолитоведения Подесенья). В приложении № 2 впервые систематизируется обширная информация по персоналиям исследователей древнекаменного века бассейна Десны, занимавшихся как полевыми изысканиями, так и обработкой археологических материалов. В диссертации впервые приведены творческие портреты ряда деятелей отечественной исторической, археологической науки и краеведения.

Заключение диссертации по теме "Историография, источниковедение и методы исторического исследования", Чубур, Артур Артурович

Выводы К РАЗДЕЛУ 4:

1) Исследование жилищ древнекаменного века в бассейне Десны прошло через ряд закономерных этапов: отрицание, открытие, накопление сведений, систематизация, анализ культурно-хронологических связей. По мере накопления информации о жилищах их типология продолжает совершенствоваться.

2) Несмотря на наличие ряда работ с попытками обобщения информации, на деле современная историческая наука лишь в первом приближении занялись анализом структуры и типологии поселений древнекаменного века.

3) Автором предложен усовершенствованный многоуровневый вариант типологии жилищ древнекаменного века, согласно которой жилища делятся на естественные (гроты и пещеры) и искусственные. Последние в свою очередь подразделяются на элементарные жилища и жилища-поселения различных типов. Жилища-поселения имеют замкнутый характер (овал из полуземлянок и ям хранилищ, линия очагов), элементарные жилища, как правило, не образуют

711 - Grigoriev G.P. Ivory vorking in Avdeevo // Le travial et Гusage de Tivore au paléolithique supérieur, Roma. 1995. своей совокупностью полностью замкнутого пространства.

4) Причиной возникновения двух разновидностей жилищ древнекаменного века - жилищ-поселений и элементарных жилищ послужили, на взгляд автора, различия в восприятии окружающего мира создававшим их населением — в первом случае пришлым для данной территории, во втором - автохтонным.

5) Сравнительный анализ структуры ряда древних поселений привел к убедительному подтверждению мнения о существовании на каждом поселении верхнего палеолита нескольких нуклеарных семей, объединенных в общину кровнородственными или иными социальными связями. Численность такой группы редко превышала 30 человек, включая детей и стариков.

6) Исходя из того, что в верхнем палеолите уже существовали парные семьи, можно предполагать, что вырезанные из кости и мягкого камня статуэтки женщин — «палеолитические Венеры» - являлись изображением семейных божеств, а не перовпредков.

280

Заключение

Подытоживая обширный материал, изложенный в диссертационном исследовании, рассмотрим кратко основные выводы и положения работы.

Исследования древнекаменного века в бассейне Десны прошли через ряд закономерных этапов, которые отразили как общие закономерности процесса научного познания, так и особенности социально-исторических процессов в России, в отечественной науке, имевших место на протяжении нового и новейшего времени. Эти закономерности и особенности отразила разработанная нами периодизация изучения древнекаменного века региона.

В России еще в XIX в. возникла провинциальная археология, превратившаяся в начале советского периода в составляющую широкого краеведческого движения, испытавшего подъем в 1920-х гг. и «закрытого» в 1930-х гг. Провинциальная «любительская» археология (до 1918 г. — в губернских архивных комиссиях, а с 1920-х гг. - в краеведческих обществах и бюро краеведения) систематически сотрудничала с академической наукой. Благодаря этому были открыты и исследованы в Подесенье многие древности, в том числе и палеолит.

В 1920-х гг. археологические работы в СССР курировались параллельно несколькими центрами, что приводило к конфликтным ситуациям между ними, неразберихе и, в итоге, наносила серьезный ущерб качеству работ. Примером может быть ситуация с приоритетом открытия и исследованием стоянки Супонево под Брянском, для разрешения которой пришлось создавать межведомственную комиссию. Централизация научных исследований была насущно необходима. Однако движение в этом направлении следовало осуществлять осторожными, планомерными шагами, а не «рубить сплеча».

Исследователи из Москвы, Ленинграда, Киева - П.П.Ефименко, Б.С. Жуков, М.Я.Рудинский, были последователями палеоэтнологической школы, основанной академиком Д.Н.Анучиным и профессором Ф.К. Волковым. Во главу угла палеоэтнологи ставили изучение археологических культур, соответствовавших, по их мнению, определенным племенам, этносам. Они отмечали важ • Ч' ■ ' ' ' 281 : ' . Л ность исследования природной среды, как одного из главных факторов, влн5^: п-ших на формирование культуры древних племен. Тем временем, вместе с централизацией в науку проникло из сферы идеологии и политики «единомысли Следствием этого в теоретической части исследований стала жесткая ориентация большинства специалистов этого периода на искаженный, псевдомарксис=^~г- . ский подход с социологизаторскими построениями и опору исключительно стадиальную схему. Не укладывавшиеся в «прокрустово ложе» научные школы , были отвергнуты, а многие их представители репрессированы. Другие переш-Пи на новую научную платформу. Краеведческое движение также было восприЕ-з-Я-то, как помеха централизации советской науки и ликвидировано.

Все это частично нарушило эволюционное развитие науки, застопори—л о , важные теоретические разработки, но не затормозило ход полевых археолохт^и-ческих исследований каменного века региона. Напротив, этот период знамеьэгз'-ется наиболее крупномасштабными.комплексными полевыми исследовапияг^^ги-Ярчайший пример - Деснинская комплексная экспедиция под руководств М.В.Воеводского. Она открыла и исследовала десятки новых памятников 1ШО.-леолита и других эпох на Десне и Сейме. К этому же этапу относятся зна^зии-тельные исследования под руководством К.М.Поликарповича, а отчасти и рванные неожиданным арестом разведки и раскопки М.Я.Рудинского в Чергапт-*— говском Подесенье, по сути ставшие точкой отсчета работ Воеводского и Поликарповича. Все эти исследования подготовили почву для смены парадигм кг в теоретических воззрениях на древнекаменный век. В середине-конце 1950-х гг. на смену, стадиальной схеме членения дрс^в— некаменного века в результате новейших данных полевых,исследований шел «конкретно-исторический подход». Речь пошла уже не об абстракт!г . стадиях развития материальной культуры и социума, сходных для огромна»!^ территорий, ар судьбе конкретных групп древнего населения, представлен! 1:еб»1>с: различными археологическими культурами. Основателем такого подхода сп£=^>£1— ведливо считают А.Н.Рогачева. Фактически начался постепенный возврат- к взглядам и методам палеоэтнологов.

Если в 1920-х гг. исследования велись в тесном сотрудничестве академической и региональной науки, то в 1940-50-х гг. изучением археологии региона занимались исключительно представители академии наук. Этими исследователями, в первую очередь К.М.Поликарповичем (Минск), М.В.Воеводским (Москва), П.И.Борисковским (Ленинград), было воспитано новое поколение местных ученых. Результатом стал феномен «краеведческой археологии». Его отличительные черты: а) малочисленность исследователей; б) широкий профиль исследований при наличии стержневых проблем по личным научным интересам; в) активная популяризация региональной истории и археологии; г) решение научных целей и задач подчас любительскими средствами; д) скудные финансирование и материальная база экспедиций; е) альтруизм и романтика в восприятии собственной деятельности. Невысокий общий уровень методической подготовки вел к снижению качества работ «археологов-краеведов» при, зачастую, значимых результатах, вошедших в сокровищницу российской и мировой культуры. При этом нельзя не признать, что археологи-краеведы (Ф.М.Заверняев, В.Л.Падин, Ю.А.Липкинг, В.П.Левенок и др.) заполнили своей деятельностью лакуну в научном краеведении 1950-70-х гг. и встали у истоков создания полноценной региональной археологии.

Шедшие в это же время академические исследования (В.Д.Будько, Л.В. Грехова, Л.М.Тарасов, П.И.Борисковский, М.Д.Гвоздовер и Г.П.Григорьев) были методически более подготовлены, качественней оснащены и профинансированы, чем шедшие порой на грани «кустарщины» работы археологов-краеведов. Работа столичных исследователей носит узкоспециализированный, направленный характер, силы и средства не разбрасываются на различные, не связанные друг с другом темы исследований, а потому, как правило, такая работа более продуктивна. Однако и в этом случае немаловажную роль играл личностный фактор. Работы велись разными исследователями и учреждениями, как правило, несогласованно между собой, без единой программы. Объединяющим началом, как для ряда представителей академической науки, так и для археологов-краеведов на территории Подесенья в этот период выступила лишь группа ученых из Лаборатории эволюционной географии Института Географии АН СССР под руководством А.А.Величко, изучавшая особенности природной среды в местах обитания первобытного человека.

Из учеников археологов-краеведов, уже участвовавших в работе академических экспедиций сформировались высококвалифицированные местные археологические кадры, вышедшие за рамки краеведческой археологии. Это, наряду с дроблением головного Института Археологии АН СССР, положило начало процессу децентрализации в современной российской археологии, частичному переносу «центра тяжести» в регионы. На этот раз в регионах имеются уже не кустари-одиночки-энтузиасты, а набирающие силу научные школы на базе вузов и музейных учреждений (БГУ, КГОМА и пр.). Эти региональные команды работают в тесном и равноправном сотрудничестве с археологами столичных научных школ.

В новейший период начался возврат в историю первобытного общества и в археологию палеолита отвергнутого на рубеже 1930-х гг. подхода. В первую очередь это выражается в возврате к палеоэтнологическим реконструкциям. На смену устаревшим концепциям в последние десятилетия в палеолитоведение пришла из этнографии созданная советскими учеными концепция хозяйственно-культурных типов, основанная на системном подходе. Параллельно с полевыми изысканиями активизировались в последнее десятилетие работа с архивными материалами и с археологическими коллекциями, собранными ранее, что позволяет переосмыслить в свете современных представлений полученные за столетие данные. Исследователи вплотную подошли к проблеме реконструкции реальной истории древнейших человеческих сообществ, а не только истории их материальной культуры. Наиболее перспективна проблема реконструкции долгосрочных миграций населения в древнекаменном веке, что позволило бы перейти от истории материальной культуры к истории первобытных социумов, от «чистой» археологии к познанию реальной древнейшей истории населения центральной России.

Основываясь на накопленных за столетие сведениях, включая данные собственных полевых исследований, удалось полноценно и объек~-хгивно представить историю и методологию познания древнекаменного века региона и, как итог, эволюцию и особенности хозяйственной, бытовой, а отчасти -также социальной и духовной жизни древнейшего населения бассейна Десны.

Бассейн Десны был заселен человеком еще около 200.000 л.н , свидетельством чего являются, на взгляд автора, наиболее архаичные находках-! в Хотылё-во и Неготино. В это время неандертальцы осваивали территории к северу от Кавказа и Причерноморья, на месте бывшей перигляциальной зоне»1, отступившей к северу с Днепровским ледником. Известны в Подесенье и ГХосеймье местонахождения, связанные и с более поздними этапами обитания н:еандерталь-цев — Чулатово 3, Хотылево 1, Бетово, Коршево 1 слой 3, Лебед^вка, Дичня, Стародубцево и ряд других. В начале верхнего палеолита на см&ыу неандертальцам приходят люди современного облика, какое-то время сосуществовавшие с более архаичным подвидом. Вместе с ними на территорию региона приходят новые приемы обработки кости и камня, более прогрессивные технологии. Это очень хорошо и ярко прослеживается на Деснинских и Посеймских археологических памятниках, относящихся к верхнепалеолитической эпохе, в первую очередь к развитой и поздней ее поре. Памятников этого периода известно достаточно много, как наиболее изученные можно назвать .¿^ч.вдеево, Хотылево 2, Пушкари 1, Елисеевичи, Чулатово 2, Мезин, Юдиново, ТГимоновку 1 и 2, Супонево и недавно открытую и подвергшуюся результативньитч раскопкам автора стоянку Быки 1. Заметим, что более полная картина жизни :верхнепалео-литического человека может быть получена после исследований памятников, пока только нанесенных на археологическую карту.

Непрерывно кочующие охотники и собиратели, подавленнь»тс непрерывной борьбой с природой: так представали перед взорами большинства историков и археологов рубежа Х1Х-ХХ вв. люди палеолита. В 1920-30-х: гг. была доказана частичная оседлость палеолитического населения Подесенья и наличие у древних обитателей региона утепленных жилищ. Это заставило ^пересмотреть традиционные взгляды на людей палеолита века, как на кочевые орды.

К сожалению, многие советские историки, восприняли марксизм не как научную методологию, в основе которой лежат материализм и диалектика, а как набор догм, и стали подгонять сведения о первобытной экономике под жесткую схему, основанную на данных этнографии середины XIX века. Со средней ступенью дикости жестко связали эпоху мустье и верхний палеолит, с высшей ступенью - мезолит (П.П.Ефименко, К.М.Поликарпович и др.). Такой схеме в своих построениях неотступно следовали десятилетиями, стараясь не замечать не укладывающихся в неё фактов. В археологических источниках видели то, что желали видеть. Но важный для палеоэкономических реконструкций материал продолжал накапливаться в процессе раскопок и лабораторных: исследований. В числе последних необходимо назвать созданную С.А. Семеновым экспериментальную трасологию, позволившую раскрыть и осветить по результатам изучения следов использования на орудиях доселе неизвестные стороны хозяйственной деятельности наших предков. Именно Семенов создал и наиболее полноценный очерк развития материальной культуры и хозяйства древнекаменного века, эта работа - одна из самых обстоятельных в данной области - не устарела. Более того, как ни печально, с той поры подобных обзоров, с привлечением уже новых данных, не создавалось. В более поздних обобщениях по древнекаменному веку реконструкциям экономики палеолита посвящены лишь скупые строки общего содержания.

В 1950-1960-х гг. началось преодоление догм в восприятии первобытного общества. К достижениям этого периода в области изучения первобытной экономики следует отнести открытие А.Н.Рогачевым сложных форм собирательства в верхнем палеолите. Немалая роль уделялась анализу охотничьей деятельности. Ряд исследователей обратился к смелым, но не вполне убедительным па-леоэкономическим реконструкциям, основой которых служили подсчеты фау-нистических остатков. Основным полигоном таких реконструкций послужила раскопанная на большой площади стоянка Мезин. Тогда же вышла единственная в отечественной историографии статья И.Г.Шовкопляса, посвященная проблеме обмена в палеолите, написанная с опорой на материалы Десны.

В.Р.Кабо рассмотрев особенности современных (по данным этнографии) и палеолитических (по данным археологии) первобытных общин, установил универсалии, сближающие все охотничье-собирательские общества. Началось повторное проникновение в историю первобытного общества и в археологию палеолита этнологических методологий. Это проявилось, например, в возврате моделированию палеолитической экономики с привлечением статистических методов (O.Soffer, А.А.Величко). Впрочем, математическая статистика не смогла сгладить неполноценность исходных данных. В результате новые модели оказались не менее спорными, чем построенные на рубеже 1960-70-х гг. В новейшее время возникли (а отчасти, учитывая воззрения В.И.Громова, возродились) тенденции пересмотра роли и видов охотничьей и собирательской деятельности в первобытной экономике населения Подесенья (В.Я.Сергин, A.A. Чубур, O.Soffer). Концепцию стадиальности первобытной истории, принятую прежде, сменила перекочевавшая из этнологии и имеющая в основе своей системный подход к первобытной истории концепция хозяйственно-культурных типов (Л.Л.Зализняк). Таким образом, отечественные исследования экономики древнекаменного века в настоящее время оказались на рубеже очередной смены парадигм. Можно предполагать, что вновь возобладает палеоэтнологический подход, развитие которого было прервано в 1930-х гг.

Какой же в настоящее время видится экономика древнекаменного века Деснинского бассейна? Основными формами господствовавшей в регионе присваивающей формы хозяйства были в древнекаменном веке охота, собирательство и слаборазвитое рыболовство. В охоте присутствовали как мясное, так и пушное направления. Судя по орудиям охоты, имели место и контактные её способы (длинный узкий наконечник) и метательные (широкий наконечник). Лук, вопреки устоявшемуся еще в начале XX в. мнению, широко применялся наряду с копьём в течение верхнего палеолита, в особенности в его развитую и позднюю пору, о чем свидетельствуют находки наконечников стрел на стоянках Быки, Мезин, Хотылево 2 и т.д. Мамонт был основой охотничьей экономики населения бассейна Десны, однако вряд ли имел место забой целых стад, как традиционно считалось. Большинство методов охоты на мамонта, приписываемых людям палеолита (загон стада к обрыву, загон животного или стада в болото, в искусственно вырытую ловчую яму), с учетом природно-климатических условий и иных фактов оказались неосуществимыми. Наиболее реалистична реконструкция охоты с «добойным копьём», напоминающей традиционную охоту народов севера на крупных морских млекопитающих. Рыболовство древнекаменного века в Подесенье следует рассматривать, как второстепенную производную охоты. Оно не играло существенной роли в палеолитической экономике. Его следы ничтожны по сравнению со свидетельствами охотничьей деятельности, хотя наличие примитивного рыболовства бесспорно.

Этого нельзя сказать о собирательстве, служившем, наряду с охотой, одним из основных ресурсов. Основными направлениями собирательства, носившего на поздних этапах древнекаменного века уже усложненный характер, были сбор и переработка растительной, а изредка и животной (в первую очередь — пресноводных моллюсков) пищи, добыча минерального сырья - основы каменной индустрии. При добыче минерального сырья люди обращали внимание и на остатки ископаемых организмов, используя их для украшения мест обитания и самих себя («палеоарт»). Особое место в экономике региона занимало «мамонтовое собирательство», направленное на максимально полную эксплуатацию естественных скоплений останков мамонтов (топливо, строительный и поделочный материал, а порой и экстремальный пищевой ресурс). Этот вид собирательства только в последние десятилетия стал учитываться отечественной наукой, ранее он категорически отвергался, как не вписывающийся в традиционные представления об экономике древнекаменного века, принижавшие роль собирательской составляющей.

Что касается обмена в древнекаменном веке Подесенья, то из двух исторически сложившихся антагонистических точек зрения (наличие/отсутствие), представленных в трудах П.И.Борисковского и К.М.Поликарповича с одной стороны, и И.Г.Шовкопляса с другой, на основании археологических фактов должно признать верной ту, которая воспринимает наличие обмена между общинами, как одну из важнейших универсалий первобытного общества охотников и собирателей. Изучение процессов обмена затрагивает и такую область знания о первобытном обществе, как стратегия расселения и миграции.

Стратегия расселения человека связана с миграциями из одного региона в другой, либо с изменением ареала расселения различных человеческих общностей. Именно поэтому данной проблематике отечественными специалистами долгое время уделялось крайне слабое внимание: в 1930-40-х гг. в советской археологической и исторической науке почти безраздельно господствовал ав-тохтонизм. Считалось что любое новое явление, фиксируемое с помощью археологических методов, носит стадиальный характер. О пространственной динамике населения можно объективно судить, имея, как минимум, надежные датировки памятников. Пока речь шла об автохтонном стадиальном развитии палеолитической культуры, все казалось ясным: население смещалось севернее или южнее вслед за краем ледника, то изгонявшего людей с заселенных мест, то вновь открывавшего территории для освоения. Датировки же памятников были привязаны к стадиальной схеме, поначалу общей, «на французский манер» (ориньяк-солютре-мадлен), а затем детализированной, разбитой на ступени. Когда благодаря исследованиям А.Н.Рогачёва выяснилось, что стадиальная схема не отражает реальный ход событий в древнекаменном веке Восточной Европы, оказалось, что и естественнонаучные датировки памятников часто оставляют желать лучшего. Так, схема В.И. Громова, пытавшегося создать палеонтологическое и археологическое обоснование стратиграфии четвертичных отложений (в частности и для бассейна Десны), была отвергнута, как не отвечающая новым реалиям. Наконец, процесс выбора места поселения, считался долгое время чем-то само собой разумеющимся: такие места должны быть защищенными от ветров и от воды. Соответственно, тематика воспринималась большинством исследователей как мало перспективная.

Долго актуальной считалась лишь проблема первоначального заселения той или иной территории. Крупный вклад в её разработку для бассейна Десны внесли в первой половине XX в. Ф.К.Волков, С.С.Деев, М.В.Воеводский, В.И.

Громов, К.М.Поликарпович. В настоящее время работами Ф.М.Заверняева и Л.М.Тарасова убедительно доказано заселение рассматриваемой территории на протяжении всего мустье. Теперь стоит вопрос о подтверждении возможности обитания человека в бассейне Десны в ещё более ранний исторический период, то есть в ашельское время.

Впервые проблемой собственно стратегии расселения и миграций древнейшего населения в бассейне Десны вплотную занялись исследователи 1950-х гг. (А.Н.Рогачев и А.А.Величко). Основные их выводы были таковы: в верхнем палеолите заселялись преимущественно мысообразные участки с хорошей ветрозащитой. К 1980-м гг. удалось отметить связь стратегии выбора мест поселений с определенным хозяйственно-культурным типом населения и с типом памятника, что привело к разработке типологий памятников и более тщательному изучению их сезонности, а затем и моделированию алгоритмов выбора мест различных поселений. Оказалось, что человек древнекаменного века отличался высокой степенью приспособляемости к окружающей среде. Адаптационные процессы шли через смену хозяйственных стратегий и социальных норм. Существование долговременных поселений было обусловлено наличием запасов пропитания и возможностей удачной охоты. Это, в свою очередь, способствовало освобождению времени для обработки орудий, изготовления поделок, украшений, произведений искусства. Человек древнекаменного века свободно ориентировался в пространстве и времени, чему имеются разнообразные археологические свидетельства, подтверждающие высокий уровень абстрактного мышления палеолитических обитателей бассейна Десны. В частности, речь идет о системе лунного календаря, отраженной в мезинском орнаменте, попытку дешифровки которого успешно предпринял В.Е.Куриленко, о схематических планах местности на пластинах из бивня мамонта в Елисеевичах и Тимоновке.

Одной из наиболее ярких и информативных для историка и археолога форм такой социокультурной адаптации были жилища и структура поселений. Исследование жилищ древнекаменного века в бассейне Десны прошло через ряд закономерных этапов: отрицание, открытие, накопление сведений, систематизация, анализ культурно-хронологических связей. В сопредельных регионах (например, Дон) следы палеолитических жилищ были выявлены раньше. Первые попытки воспроизвести открытие в Подесенье оказались поспешными. Раскопав огромные ямы прямоугольной формы, заполненные культурными остатками, В.А.Городцов пришел к выводу, что обнаружил древние жилища, напоминающие по форме блиндажи. Сведения о Тимоновских «землянках» укрепились в фундаментальных изданиях и в экспозициях музеев. Исходя из расположения «землянок» Городцов пытался делать социально - экономические реконструкции. Однако позднее выяснилось, что ямы в Тимоновке являются следами древней мерзлоты. Первыми для бассейна Десны верно интерпретировали следы жилищ древнекаменного века И.Г.Пидопличко (следы грота в Новгород-Северском) и П.И.Борисковский (реконструкция многоочажного жилища по результатам раскопок в Пушкарях). Затем М.В.Воеводский выявил следы легких наземных жилищ (чумов) на стоянке Чулатово 2. Бесспорен приоритет K.M. Поликарповича в открытии в 1947 г. костно-земляных жилищ древнекаменного века по материалам раскопок стоянки Юдиново. В послевоенные, а затем в 1970-1990-е гг. большой вклад в изучение жилищ древнекаменного века Поде-сенья внесли М.Д. Гвоздовер, А.Н.Рогачев и Г.П. Григорьев, исследовавшие два жилых комплекса стоянки Авдеево на Сейме. Эти сооружения, реконструкция которых остается дискуссионной, отнесены к категории особого явления — т.н. костенковско-авдеевских комплексов. Необходимо подчеркнуть роль А.Н. Ро-гачева и в разработке теоретической базы данной тематики, предложившего наиболее удачную, использовавшуюся не одно десятилетие типологию палеолитических жилищ. Неоспорим и вклад в изучение проблематики жилых сооружений древнекаменного века И.Г.Пидопличко, И.Г.Шовкопляса и ВЛ. Сер-гина, давших реконструкции костно-земляных жилищ «среднеднепровского типа». Сергину по архивным документам раскопок стоянки Супонево под Брянском удалось вычленить следы такого жилища, не распознанного во время раскопок 1920-х гг. и неверно интерпретированного на рубеже 1940-50-х гг. И.Г.Шовкоплясом. В последние десятилетия наибольший интерес с точки зрения получения новых сведений о жилищах древнекаменного века Подесенья и Посеймья представляют результаты исследований З.А.Абрамовой и Г.В. Григорьевой (Юдиново), В.И.Беляевой (Пушкари), Л.В.Греховой (Елисеевичи), А.А.Чубура (Быки), К.Н.Гаврилова (Хотылево 2).

По мере накопления информации о жилищах древнекаменного века, их типология продолжает совершенствоваться. Как результат анализа палеолитических жилищ рассматриваемого и сопредельных регионов, нами предложен новый вариант их типологии. Жилища делятся на естественные (гроты и пещеры) и искусственные. Последние в свою очередь подразделяются на элементар-„ ные жилища и жилища-поселения. К жилищам-поселениям относятся костен-ковско-авдеевские комплексы (следы длинного жилища с линией очагов окруженного полуземлянками и ямами-хранилищами), комплексы александровского типа (длинные жилища с линией очагов), и комплексы елисеевичского типа (овал полуземлянок, ям-хранилищ без центральной линии очагов). Элементарные жилища представлены костно-земляными сооружениями (пушкаревский и мезинский типы) и сооружениями без широкого применения костей (углубленный тельманский тип и наземные гмелинскйй и чулатовский типы — с наличием центрального очага и без него). Причиной возникновения двух классов жилиШ древнекаменного века - жилищ-поселений и элементарных жилищ послужили, на взгляд автора, различия в восприятии окружающего мира создававшим их населением. В первом случае оно было пришлым для данной территории, во втором - автохтонным.

Современная историческая наука лишь в первом приближении занялась анализом структуры и типологии древних поселений. Наиболее значимы для Деснинского древнекаменного века изыскания В.Я.Сергина, О-БоГГег, В.И. Беляевой, Г.В.Григорьевой и З.А.Абрамовой. Несмотря на незначительный пока объем опубликованных работ по данной тематике, уже ясно, что структура жилищ и поселений отражает и некоторые особенности духовного мира пращурохз и первобытного социума. Духовный мир человека древнекаменного века бассейна Десны не был оторван от окружавших его природных, хозяйственнобытовых и социальных реалий и формировался непосредственно на их основе. Он находил отражение не только в произведениях искусства или орнаментах, но и в архитектуре и устройстве жилищ, в структуре древних поселений.

Вопрос наличия и структуры семьи и надсемейных структур социума на заре человеческой истории издавна волновал исследователей. Первая попытка анализа структуры древнего социума для палеолита Подесенья на базе данных археологии была реализована в 1935 г. В.А.Городцовым., однако базировались на ложном отправном тезисе. Долгое время было принято считать, что парная семья возникла только к началу неолита (согласно толкованию трудов Моргана и Энгельса). К.М.Поликарпович, основываясь на материалах раскопок в Елисеевичах и Юдиново, утверждал вслед за столпом стадиальной теории П.П. Ефименко, что в верхнем палеолите Подесенья имел место материнский род с обитавшей в больших жилищах групповой семьей. О малой вероятности наличия в палеолите парных семей писал й ученик Ефименко - П.И.Борисковский. Однако доисторическое прошлое не всегда точный слепок с этнографических аналогий. Для палеолита археологические источники единственно доступны для исследователя социальной структуры. Основанием такой реконструкции могут служить в первую очередь жилища и структура поселения.

С крушением стадиальной теории активизировались попытки пересмотра устаревших взглядов на палеолитический социум. Г.П.Григорьев, опираясь на анализ верхнепалеолитических жилищ и структуры поселений, первым в СССР сделал вывод, что первичной социальной ячейкой верхнепалеолитической эпохи была парная семья; общины, по его мнению, состояли из 5-20 парных семей. Со сходными предположениями выступили С.Н.Бибиков и И.Г.Шовкопляс. Автор предпринял сравнительный анализ ряда древних поселений, опираясь на три положения: 1). Чем менее длительный срок просуществовало поселение, тем легче судить о структуре его населения, поскольку кратковременные поселенческие структуры не накладываются друг на друга и легче читаются археологическими методами. 2). Сходная структура поселения отражает сходную социальную структуру обитающей на нем группы людей. 3). К палеолитическому жилищу применимы нормы численности обитателей, зафиксированные этнографами у охотников и собирателей на крайнем севере. Анализ привел нас к убедительному подтверждению существования на каждом поселении верхнего палеолита 2-5 нуклеарных семей, объединенных в общину кровнородственными, либо иными социальными связями. Численность общины редко превышала 30 человек. Выводы диссертанта косвенно подтверждаются и антропологическими данными по результатам раскопок С.Козловски в пещере Машицка.

В общих чертах научная новизна диссертационного исследования может быть охарактеризована следующими основными положениями:

1. Нами впервые предложена и обоснована периодизация истории археологических исследований Подесенья, охватывающего 8 административных областей (включая часть Центрального и Центрально-Черноземного районов России и часть днепровского левобережья Украины).

2. В результате архивных изысканий автора впервые удалось привести полноценные биографические сведения и дать творческие портреты ряда деятелей отечественной исторической, археологической науки и научного краеведения, сделавших существенный вклад и изучение древнекаменного века бассейна Десны (С.С.Деев, Н.И.Лелянов, И.Е.Благодатский, K.M. Поликарпович, В.П.Левенок, М.В.Воеводский, Ф.М.Заверняев, В.А.Падин и др.). Ранее опубликованная биографическая информация об этих деятелях науки ограничивалась, как правило, и то не всегда, краткими некрологами.

3. В диссертации впервые обоснован и рассмотрен с историографической, методической, социально-исторической точек зрения феномен «краеведческой археологии» в СССР (на примере Брянской и Курской областей и конкретных творческих биографий исследователей).

4. Комплексно рассмотрена история изучения и современные представления об экономике, стратегии расселения и домостроении древнекаменного века на территории бассейна Десны.

5. Нами предложена и обоснована новая дефиниция: «палеолитический микрорегион», дающая толкование ряду проблемных вопросов палеолита.

6. Нами разработана новая, более совершенная, нежели существовавшие ранее, многоступенчатая типология палеолитических жилищ - одного из важнейших проявлений материальной культуры и отражений социальной структуры первобытного общества.

7. После рассмотрения эволюции взглядов на структуру социума верхнего палеолита, на базе новейших археологических источников (включая авторские полевые исследования) нами рассмотрены особенности социальной структуры населения в древнекаменном веке.

8. Предложена авторская модель развития палеолитической культуры и миграций населения в центре Русской равнины, построенная как на базе обобщенных результатов исследований всего XX в., так и на базе собственных археологических раскопок и разведок в период 1990-2002 гг.

Практическое значение представленного диссертационного исследования имеет ряд аспектов.

I. Научно-теопетнческпй аспект, связанный с тем, что опубликованные материалы и выводы диссертации вошли в круг исследований по истории отечественной археологии и по древнекаменному веку центра Русской равнины. Исследования древнекаменного века Подесенья длятся уже столетие. При этом их история (а это весомая часть историографии отечественной исторической науки) не систематизирована и не обобщена. Между тем, последние годы исследований палеолита в центре Русской равнины свидетельствуют о тенденции к расширению работ в этом направлении, как полевых исследований, так и углубленного анализа полученных за столетие материалов. Такое расширение представляется немыслимым без предшествующего полноценного и всеобъемлющего анализа истории исследований древнекаменного века на территории бассейна Десны, равно и как без обобщения результатов этих исследований.

II. Научно-практический аспект связан с введением в научный оборот ранее неизвестных или малоизвестных архивных документов и с предложением конкретных перспективных направлений дальнейших исследований древнекаменного века Подесенья и сопредельных регионов. Нами введены в научный оборот многочисленные малоизвестные и вновь выявленные нами архивные документы из архивов ИИМК РАН, Юдиновского краеведческого музея и др. (включая личный архив автора). Среди них, в частности, недавно обнаруженный и полностью обработанный и даже отреставрированный нами личный архив K.M.Поликарповича (см. приложение 1). По результатам исследования сформулирован ряд практических научных рекомендаций, реализация которых могла бы положительно повлиять на дальнейшее развитие археологи и палеолита и существенно дополнила бы наши познания в области древнекаменного века и древнейших исторических процессов в бассейне Десны:

1) Необходимо в ближайшее время обработать с использованием современных методик и опубликовать (по возможности монографически) следующие археологические и палеонтологические коллекции, собранные на ключевых памятниках региона:

- из раскопок стоянки Юдиново в 1947 г. (К.М.Поликарпович), 1962, 1964, 1966-1968 гг. (В.Д.Будько). Коллекции хранятся в Институте Истории HAI I Беларуси.

- из раскопок стоянки Елисеевичи в 1946 и 1948 гг. (К.М.Поликарпович), и в 1963 и 1965 гг. (В.Д.Будько). Коллекции хранятся в Институте Истории HAI I Беларуси.

- из раскопок стоянки Октябрьское 2 в 1985-1988 гг. (С.Н.Алексеев). Коллекция хранится в НИИ и Музее Антропологии им. Д.Н.Анучина в Московском государственном университете.

- из раскопок стоянки Клюсы в 1964-1966 гг. (И.Г.Шовкополяс). Коллекция хранится в Институте Археологии HAH Украины и в Черниговском историческом музее.

2) Необходима повторная локализация ряда пунктов, отнесеныых археологами-краеведами (Ф.М.Заверняевым, Ю.А.Липкингом и др.) к древнекаменному веку, но небрежно ими зафиксированных. Сюда, в частности, относятся стоянка Курск 3, местонахождения на территории г. Почепа (Ильинскгий храм и пр.) и на территории г. Брянска (Курган Бессмертия, «у старого музея» и т.п.).

Не исключено, что в данных пунктах скрываются важные для понимания древнейшей истории региона памятники. Опыт такой повторной локализации стоянок палеолита в окрестностях с. Хотылево Брянского р-на Брянской обл. у нас уже имеется.

3) Необходима публикация дневников полевых исследований как археологов-краеведов (например, полевые дневники Ф.М.Заверняева), так и некоторых академических исследователей (например, полевые дневники K.M. Поликарповича по раскопкам в Юдиново в 1947 г.). Этот источник, содержит, зачастую, более полноценные сведения, нежели помещенные в научных отчетах, хранящихся в архиве Института Археологии РАН, а значит, полезен, без сомнения, для исследователей, продолжающих работы в регионе. Не менее важны эти дневники как источник для проведения историографических исследований, без них иной раз просто невозможно установить подлинный ход событий, имена их участников, ход мыслей того или иного исследователя в процессе работы.

4) Резерв в исследовании жилищ и поселений древнекаменного века в бассейне Десны автор видит в следующих направлениях:

- выделение отдельных горизонтов обитания на поселениях, существовавших длительный срок;

- детализация структуры поселений по архивным данным;

- полевой поиск и выделение по архивным материалам на долговременных поселениях следов легких наземных жилищ теплого сезона;

- исследование отдельных поселений на возможно большей площади, включая периферию, бедную находками, для лучшего понимания их структуры;

- переход от «чистой» археологии, к познанию аспектов истории первобытного общества путем попыток реконструкций социальной структуры поселений по архивным и новым археологическим источникам.

5) Основными задачами на современном этапе исследований раннего палеолита бассейна Десны являются, на взгляд автора: а) поиск стратифицированных домустьерских памятников; б) поиск антропологических останков на известных памятниках раннего палеолита, в первую очередь на колоссальном по масштабам местонахождении Хотылево 1.

6) Созданию более стройной и полноценной, лишенной кажущейся моза-ичности, картины развития палеолитической культуры региона, чем мы имеем на сегодняшний день, способствовали бы:

- поиск новых памятников;

- детальное полевое изучение известных памятников, особенно в рамках микрорегионов, что существенно уточнит пространственно-временную направленность изменений материальной культуры;

- повторный типолого-технологический анализ уже собранных при раскопках обширных коллекций в свете новых знаний.

III. Педагогический аспект. Материалы и основные выводы диссертации оказались востребованы при чтении вузовских лекционных курсов по археологии, истории Отечества, антропологии, концепциям современного естествознания, по социальной истории науки. Данные автора использованы при создании ряда учебных и методических пособий для высших и внешкольных учебных заведений. Помимо серии научных статей и монографий, нами опубликованы в различных СМИ серии научно-популярных статей с изложением научно, общественно, и педагогически значимых результатов этого исследования, но инициативе и под редакцией автора выходили в 1994-1999 гг. восемь выпусков историко-краеведческого альманаха «Русь изначальная», рассчитанного на широкую читательскую аудиторию. Опубликованные автором материалы активно используются в преподавании краеведения и истории в средних школах, внешкольных учреждениях, в учреждениях культуры (библиотеки, СМИ, музейные учреждения). В первую очередь это касается, естественно, территории Брянской и Курской областей.

IV. Экспозиционно-дидактнческий аспект. Коллекции с объектов, исследованных нами в процессе работы над диссертацией, используются в музейных экспозициях в Курске, Брянске, Курчатове и др. В частности они послужили основой для созданного нами Курчатовского городского краеведческого музея, позволили существенно обновить и сделать более привлекательной для посетителей экспозицию Брянского государственного объединенного краеведческого музея, играют немаловажную роль в экспозиции Курского государственного областного музея археологии.

К этой же стороне практических результатов работы можно отнести и капитальный ремонт музейного павильона «Палеолит» в с. Юдиново Брянской обл., где экспонируются прямо на месте находки два палеолитических жилища. В годы «реформ» уникальный музей, способный при должной организации туристического бизнеса приносить прибыль, пришел в упадок, несмотря на то, что стал филиалом БГОКМ. Оплату электроэнергии директор музея Л.И.Гришин более 10 лет производил из собственной зарплаты, в средствах на капремонт головной музей отказывал. Отсутствие охраны привело к попытке ограбления зимой 2000 г. Грабители, неосведомленные в том, что дорого стоят лишь бивни мамонта из вечной мерзлоты, пытались похитить два бивня из конструкций. К 2003 г. автор совместно с Л.И. Гришиным добились выделения Управлением культуры Администрации Брянской обл. средств на реконструкцию обветшавшего павильона и установки в нем инфракрасных излучателей для создания стабильного микроклимата. Это положительно сказалось на сохранности уникального музеефицированного археологического объекта.

Уникальное археологическое богатство (в первую очередь именно памятники древнекаменного века) центральной для бассейна Десны Брянской области заставляет задуматься о возможности и о необходимости создания специализированного Археологического музея, который являлся бы одновременно и центром археологических исследований в регионе и центром популяризации археологических знаний, и организацией, напрямую занимающейся охраной археологического наследия. Положительный опыт создания подобных учреждений уже имеется (например, создание Курского государственного областного музея археологии).

V. Социально-правовой аспект. Последние десятилетия, связанные с системным кризисом Российской государственности, породили угрозу уничтожения отечественного археологического наследия, к которому относится и уникальный древнекаменный век деснинского бассейна. СМИ ориентированы на создание искаженного, люмпенизированного, поверхностного восприятия мира. Происходит утрата исторических, нравственных и культурных ориентиров. Распространяются антинаучные теории, подрывающие авторитет специалистов. В итоге - разгул «черных археологов» и торговцев древностями, бесконтрольная деятельность хозяйствующих субъектов. Мы рискуем за 10-20 лет утратить существенную и невосполнимую составляющую отечественной и мировой культуры. В связи с этим ряд рекомендаций нами выработан в целях сохранения уникального культурного наследия как региона, освещенного в данном исследовании, так и России в целом.

Лиц, занимающихся раскопками без Открытого листа можно разделить на две не связанных меж собой группы. Подход к ним должен быть разным.

Первая группа — это т.н. «археологи-любители»: как правило, яркие личности, увлеченные изучением своего края, не имеющие достаточного опыта (а порой и образования) для ведения самостоятельных раскопок, но желающие внести свою лепту в науку, а в результате науке вредящие. Они не преследуют корыстных интересов. Подход к таким людям должен быть мягким, тактичным. Как правило, достаточно разъяснительной работы и (это главное!) привлечения к участию в настоящих археологических исследованиях. Вспомним, что этап «любительства» прошли многие известные археологи, например В.П.Левенок, Ф.М.Заверняев и др. Из этой группы археологическая наука может даже «рекрутировать» свежие кадры. На взгляд соискателя, необходимо: - развивать полевую (экспедиционную) и музейную педагогику и пропаганду знаний среди местного населения, чем не вправе пренебрегать ныне ни один исследователь. Речь должна в равной степени идти и об исторических знаниях (культурная значимость памятников, патриотизм) и о правовых — об ответственности за их порчу. Участие школьников, студентов, взрослых краеведов в реальных исследованиях позволяет отвлечь их от самодеятельности и убедить в ее вредных последствиях.

- активизировать работу археологов и историков в просветительском направлении, беря пример с археологов-краеведов недавнего прошлого, популяризировавших историко-культурное наследие в массах, пропагандировавших здоровый патриотизм, любовь к малой и большой Родине, чувство гордости за свой народ. Публикации в прессе при этом необходимо готовить именно специалистам, не отдавая весь процесс на откуп дилетантам-журналистам.

Вторая группа-профессиональные грабители истории, пополняющие свои кошельки и банковские счета за счет добытых из земли раритетов. Современные вандалы, часто называемые романтизирующим их преступления термином «черные археологи», повсеместно грабят древние некрополи и поселения, пользуясь бездействием и коррумпированностью правоохранительных органов и судебной системы, несовершенством российского законодательства и нормативных актов. В вакханалию торговли историей включились и некоторые музейные работники. Исторические ценности перепродаются в т.н. «клубах коллекционеров» и антикварных лавках, объявлениями о незаконной продаже археологических артефактов пестрит Интернет. Пропагандой знаний здесь не обойтись. В сложившейся ситуации, по мнению автора, необходимо:

- активное сотрудничество археологов и государственных силовых структур. Цель: поимка грабителей на месте преступления и в процессе перевозки и продажи находок, отслеживание путей дальнейшей передачи изъятых из памятников ценностей для выхода на перекупщиков и пресечения их незаконной деятельности. Итог: привлечение добытчиков и скупщиков древностей к уголовной ответственности с широким резонансом в СМИ.

- жесткий запрет Постановлением Правительства права занятий частным коллекционированием для музейных работников, как несовместимым с профессиональной деятельностью. Уличенные в такой деятельности, должны безжалостно отстраняться с занимаемых должностей без права восстановления.

- законодательный запрет торговли археологическими объектами и изъятие у торговцев антиквариатом древних артефактов с неясным источником поступления, как незаконно полученных.

- разрешение экспонирования (хранения) подлинных археологических экспонатов в негосударственных музеях только при условии постановки таких коллекций и предметов государственный учет, либо изъятие их в государственные музеи.

- централизация музейной работы с двойным подчинением музеев — региональному департаменту культуры и, параллельно, курирующему музейную деятельность департаменту Министерства Культуры и информации РФ.

Тома «Археологической карты России» на сайтах «кладоискателей» характеризуются так: «издание энциклопедического характера с кратким научным описанием мест, пригодных для поиска исторических реликвий». Значит ли это, что публикации такого рода следует прекратить? Отнюдь! Кладоискатели имеют доступ и к архивам ИА РАН, и к местным архивам. Прекращение издания сводов не затруднит их деятельность, но ударит по специалистам.

Другая серьезная угроза для археологического наследия - несанкционированные строительные работы. Прокладка дорог, газопроводов, строительство зданий и сооружений часто осуществляется с нарушением законодательства, без согласования с органами охраны памятников. Идущие «вдогонку» судебные процессы длятся годами без заметного результата. В этой сфере, по мнению диссертанта, следует также предпринять целый комплекс мер, включающих:

- восстановление визирования Открытых листов на археологические раскопки в Министерстве Культуры и информации, отмененного с 2000 г.

- широкое и активное применение карательных норм (в первую очередь -крупных штрафов) к нарушителям законодательства о сохранении историко-культурного наследия. Взимание штрафов одновременно поможет в финансировании охранных исследований;

- создание централизованной государственной структуры охраны памятников с четкой вертикалью. Нельзя допускать, чтобы местные органы охраны памятников замыкались исключительно на местные администрации. Это приводит к выдаче фиктивных заключений, нецелевому использованию средств.

В связи с предстоящей земельной реформой, жизненно важно чтобы памятники археологии не попали к частным собственникам без взятия у них соответствующих охранных обязательств. Это первоочередная задача, стоящая и перед Министерством Культуры и информации, и перед всеми без исключения специалистами-археологами. Необходима специальная защищенная статья финансирования в Федеральном бюджете на создание кадастра охраняемых государством земель и тотальное археологическое обследование территорий, приватизация которых предполагается (с финансированием работ за счет будущего собственника). На особо важных в археологическом и историческом отношении территориях необходимо установить заповедный режим землепользования.

Подведем итог. Если говорить о месте материалов по древнекаменному веку бассейна Десны в палеолите России, Европы и мира в целом, то его значение трудно переоценить. Многие памятники региона стали эталонными, вошли в учебники по археологии всего мира. Хочется надеяться, что это часть мирового культурно-исторического наследия удастся сохранить для потомков, а дальнейшие исследования каменного века в регионе будут достойным продолжением более чем столетних работ в этом, по сей день весьма перспективном и многообещающем, направлении.

Список литературы диссертационного исследования доктор исторических наук Чубур, Артур Артурович, 2005 год

1. Абрамова З.А. Палеолитическое искусство на территории СССР. С^^Ч-И А-4-3. М.-Л. 1962.

2. Абрамова З.А. Изображения человека в палеолитическом искусств^^ Евразии. М.-Л. 1966.

3. Абрамова З.А. Раскопки стоянки Юдиново 1 //АО 1981. М., 1982. С.А-' -У

4. Абрамова З.А. Жилище из костей мамонта на берегу Судости // Прирз>-ода 1984 -№5, С.52-53.

5. Абрамова З.А. Раскопки стоянки Юдиново 1 // АО 1982. М., 1984. С.^г- И .

6. Абрамова З.А. Раскопки стоянки Юдиново // АО 1983. М., 1985. С.41

7. Абрамова З.А. Новые исследования стоянки Юдиново 1 // КСИА, ве»^:т1. 189, М., 1987. С.72-75.

8. Абрамова З.А. Раскопки стоянки Юдиново 1 //АО 1985. М., 1987. С—

9. Абрамова З.А. Использование костей мамонта для сооружения жилр^г^ш, в палеолите // VI координационное совещание по изучению мамонтов г^-г^: мамонтовой фауны. Тез.док. Л., 1991. С.3-4.

10. Абрамова З.А. Юдиново 1 // АО 1993. М. 1994. С.

11. Абрамова З.А. Верхнепалеолитическое поселение Юдиново. Вып.1 . 1995.130 с.

12. Абрамова З.А. Особенности сюжетного искусства в палеолитическр^и^х: памятниках Верхней Десны // Деснинские древности. Материалы 1-й ^>««^з:ежгос. научной конф. памяти Ф.М. Заверняева. Брянск, 1995. С. 18-20.

13. Абрамова З.А. Жилища верхнепалеолитической стоянки Юдиново (Россия) // Деснинские древности. Вып.2, Материалы 2-й межгос. науч. кс^вф. памяти Ф.М. Заверняева. Брянск, 2002. С.41-45.

14. Абрамова З.А., Грехова Л.в. Раскопки стоянки Юдиново 1 // А.С11980. М.,1981. С.40.

15. Абрамова З.А., Грсхова JI.B. Стоянка Юдиново 1 //АО 1984. М., 1986, С.39.

16. Абрамова З.А., Григорьева Г.В. Слоновая кость в умелых руках наших далеких предков // Природа №4 1992, С.70-71.

17. Абрамова З.А., Григорьева Г.В. Некоторые особенности деснинских поздне-палеолитических памятников // Историческое познание: традиции и новации. Ижевск, 1993. С.72-74.

18. Абрамова З.А., Григорьева Г.В. Обработка бивня на палеолитическом поселении Юдиново // Археологические вести, №2. СПб, 1993. С.5-12.

19. Абрамова З.А., Григорьева Г.В. Верхнепалеолитическое поселение Юдиново. Вып.З, СПб, 1997. 150 с.

20. Абрамова З.А., Григорьева Г.В., Кристенсен М. Верхнепалеолитическое поселение Юдиново. Вып.2. СПб. 1997. 162 с.

21. Абрамова З.А., Снницын АА. Искусство в контексте проблемы периодизации верхнего палеолита Костенок // ОРВПВЕ. СПб.,2002. С. 167-177.

22. Академическое дело. М., 1993.

23. Александрова М.В. «Идеология раскопок и приоритеты археологического исследования (у истоков советской методики раскопок палеолитических поселений)//Восточный граветт. М., 1998. С.142-150.

24. Александрова М.В. Воеводский Михаил Вацлавович // Институт Археологии: история и современность. М. 2000. С.70-73.

25. Алексеев В.П. Палеоантропология СССР // СА, 1972 №1.

26. Алексеев В.П. Становление человечества. М., 1984.

27. Алексеев В.П. Расселение и численность древнейшего человечества // Человек заселяет планету Земля. Глобальное расселение гоминид. М.,1997. С.247-254

28. Алексеев М.Н., Алсксссва Л.И., Вангенгсйм Э.А., Гсрбова В.Г. и др. Валериан Иннокентьевич Громов// БКИЧП №49, М., 1979, с.147-149.

29. Алексеев С.Н. Некоторые итоги разведок 1985-1986 гг. памятников палеолита на Среднерусской возвышенности // Задачи советской археологии в свете решений XXVII съезда КПСС. Тез.док. М., 1987.

30. Алексеев С.Н. Разведки палеолита в Курской области // АО-1985, М., 1987-6.

31. Алексеев С.Н. Исследование палеолитической стоянки Октябрьское 2 // АО-1986. М., 1988.

32. Алексеев С.Н., Григорьев Г.П. Нижнепалеолитическое местонахождение у с. Погребки Курской области // ВА, вып.79. М., 1987.

33. Алихова-Воеводская А.Е., Воеводский М.В. Авдеевская палеолитическая стоянка (по материалам раскопок 1948 г.)//КСИИМК, вып.31, М.,1950,С.7-16

34. Алпатов В.М. Марр, марризм и сталинизм // Философские исследования, 1993 -№4, С.271-288.

35. Амброз А.К. Раннеземледельческий культовый символ («ромб с крючком») // СА 1965-№3.

36. Амнрханов Х.А. Восточный граветт или граветтоидные индустрии Центральной и Восточной Европы? // Восточный граветт. М., 1998. С. 15-34.

37. Амнрханов Х.А. Зарайская стоянка. М., 2000.

38. Амнрханов Х.А., Лев С.Ю., Селезнев А.Б. Проблема «палеолитической деревни» костенковской культуры в свете исследований Зарайской стоянки // КСИА, вып.211, М., 2001, С.5-16.

39. Амнрханов Х.А., Лев С.Ю. Работы Зарайской экспедиции // АО 2001. М., 2003. С.90-92 и 1 с. обложки.

40. Аннкович М.В. О характере охотничьего вооружения в памятниках Костенков-ско-Стрелецкой культуры // СА 1985 №4.

41. AiiiiKOBiiM M.B. Днепро-Донская историко-культурная область охотников на мамонта: от «восточного граветта» к «восточному эпиграветту» // Восточный граветт. М., 1998. С.35-66.

42. Аннковнч М.В. О миграциях в палеолите // STRATUM plus, 1999-№1, Кишинев

43. Аинковнч М.В., Анисюткин Н.К. Человек и мамонт в позднем палеолите // Мамонт и его окружение: 200 лет изучения. М.: ГЕОС, 2001. С. 315-327.

44. Анучин Д.Н. Лук и стрелы, археолого-этнографический очерк. М., 1887.

45. Армашевскнй П.Я. Геологический очерк Черниговской губернии // Записки Киевского общества естествоиспытателей, т. VII, вып. 1, Киев. 1883.

46. Археологические экспедиции ГАИМК и Института Археологии АН СССР в 1919-1956 гг. Указатель. М., 1962.

47. Археология и нумизматика Беларуси. Энциклопедия. Минск, 1993.

48. Археология н палеогеография позднего палеолита Русской равнины. Путеводитель советско-французского полевого семинара «Динамика взаимодействия между естественной средой и доисторическими обществами». М.,1981.

49. Афанасьев А.Н. Древо жизни. Избранные статьи. М.1982.

50. Бадер О.Н. Памяти Бориса Сергеевича Жукова // CA 1968-№4, С.234-238.

51. Бадер О.Н., Бунак В.В. Памяти Б.С. Жукова// ВА, вып.15, М., 1963. С.146-148.

52. Байбурнн А.К. «Строительная жертва» и связанные с нею ритуальные символы у восточных славян // Проблемы советской этнографии. Л., 1979.

53. БачшськШ Г.О. Колосов Ю.Г. Нова шзыюпалеолггична стоянка на Украпп // Доповщ1 АН УРСР, 1963 №4.

54. Беляева В.И. Поиски стоянок каменного века на западе Курской области // АО 1978. М., 1980.

55. Беляева В.И. Поделки из кости на Пушкарях I // Проблемы археологии. Вып. III. СПб., 1994. С. 53-59.

56. Беляева В.И. Исследования нового участка поселения на палеолитической стоянке Пушкари 1 // Пушкаревский сборник, вып.1, СПб, 1997. С.5-18.

57. Беляева В.И. Жилище Пушкарей I и возможности его реконструкции // Развитие культуры в каменном веке. Тез. док. на международ, конф., поев.100.летию отдела археологии МАЭ. СПб., 1997. С.67-69.

58. Беляева В.И. Новый участок поселения на палеолитической стоянке Пушкари I // Археология и экология Восточной Европы. Материалы и исследования. Одесса, 1997.

59. Беляева В.И. Граветтийские элементы в индустрии Пушкарей 1 // Восточный граветт. Тез. док. М.-Зарайск, 1997, С. 13-15.

60. Беляева В.И. Единицы культурного слоя: теория и практика // Локальные различия в каменном веке. СПб., 1999. С. 63-66.

61. Беляева В.И. Палеолитическая стоянка Пушкари 1 (характеристика культурного слоя). СПб., 2002, 154 с.

62. Беляева В.И., Майстренко С.А. Поиски памятников эпохи камня на юго-западе Курской области // АО 1977. М., 1978.

63. Береговая H.A. Палеолитические местонахождения СССР. М.-Л., 1960. 220 с.

64. Береговая H.A. Палеолитические местонахождения СССР. Л., 1984. 172 с.

65. Бибиков С.Н. Некоторые аспекты палеоэкономического моделирования палеолита // CA, 1969 №4.

66. Бибиков С.Н. Плотность населения и величина охотничьих угодий в палеолите Крыма//CA, 1971 -№4.

67. Бибиков С.Н. Древнейший музыкальный комплекс из костей мамонта. Очерк материальной и духовной культуры палеолитического человека. Киев, 1981.108 с.

68. Бибикова В.И. О происхождении мезинского палеолитического орнамента //1. CA, 1965 -№1, С.3-8;1 * Ei6iKOBa B.I. Про джерела геометричного стилю в палеолпичному мистегх'-к—

69. Схщно! Европи // Sbornik Narodniho Muzea v Praze. Praha, 1966, t.>CZZZZZ^>C,вып. 1/2, s.7-15: ■ •

70. Блюм A.B. Возникновение книгопечатания в Курске (историко• ческие заметки)//Краеведческие записки, вып.З, Воронеж, 1968. . . ~ ~ .

71. Богораз В.Г. Материальная культура чукчей, М., 1991, 224 с: .

72. Борисковский П.И. К вопросу о стадиальности в развитии верхнего палеол —га

73. Известия ГАИМК, т. 14, вып.1). Л.', 1932. 36 с. '

74. Борисковский П.И. Пушкаревское палеолитическое жилище // КСИИМК Вде=—ззсап.•VII. 1940. С. 81-86.

75. Борисковский П.И. Возникновение человеческого общества // Возникнове^е^гт^е человеческого общества. Палеолит Африки. (Палеолит мира) Jl., 1 I^"7, С. 11-42. \ / * .

76. Борисковский П.И. Палеолитические стоянки на территории Курска // БКИГ*^^S. Гвып.55. М., 1986. С.64-81. . ' ' "

77. Будько В.Д. Палеолит Белоруссии. Автореф. канд. дис. Л. 1962.

78. Будько В.Д. Елисеевичское верхнепалеолитическое поселение // Доклады "* "ЧЛТ

79. БССР, т.9, №10, Минск, 1965, С.705-707. , '

80. Белоруссии. Минск, 1966, С.6-21. Будько В.Д. Юдиновское верхнепалеолитическое поселение // АО-1966, М. 1967. С.27-29.

81. Будько В.Д., Вознячук JI.A. Палеолит Белоруссии и смежных территорий (итоги исследований за годы Советской власти) // Древности Белоруссии. Минск, 1969. С. 16-22. Будько В.Д., Сорокина P.A. Поздний палеолит северо-запада Русской равнины

82. ПРПО. М., 1969. С. 127-136. Вагнер Й. Африка рай и ад для животных. М., Мир, 1987. Векилова Е.А. Палеолитическая стоянка Борщево 1 // МИА №39, ПиН. М.- Л., 1953.

83. Десны. Автореф. дис. канд. геогр. наук. М., 1957. Величко A.A. Геологический возраст верхнего палеолита центральных районов

84. Величко A.A., Грехова JI.B., Ударцев В.П. 1977. Новые данные по археологии, геологии и палеогеографии стоянки Елисеевичи // ПДЧ. М. С.96—105.

85. Величко A.A., Грехова Л.В., Губонипа З.П. Среда обитания первобытного человека Тимоновских стоянок. М., 1977.

86. Величко A.A., Грибченко Ю.Н., Маркова А.К., Ударцев В.П. 1977. О возрасте и условиях обитания стоянки Хотылево 2 на Десне // ПДЧ. М- С.41-50.

87. Величко A.A., Грехова Л.В., Грибченко Ю.Н., Куренкова Е.И. Первобытный человек в экстремальных условиях среды. Стоянка Елисеевичи. 144., 1997.

88. Величко А. А., Грибченко Ю.Н., Куренкова Е.И. Стратиграфическое положение стоянок Пушкаревской группы // Пушкаревский сборнгтьс, Вып.1, СПб., 1997. С. 19-30.

89. Величко A.A., Грибченко Ю.Н., Куренкова Е.И. Позднепалеолитический человек заселяет Русскую равнину // Природа, 2003 №3.

90. Верещагин Н.К. Охоты первобытного человека и вымирание плейстоценовых млекопитающих в СССР // Тр. ЗИН, т.69, Л., 1971.

91. Верещагин Н.К. О происхождении мамонтовых кладбищ // Природная обстановка и фауны прошлого, вып.6. Киев, 1972.

92. Верещагин Н.К. Почему вымерли мамонты. Л., 1979.

93. Верещагин Н.К. Записки палеонтолога. Л., 1982.

94. Верещагин Н.К., Кузьмина И.Е. Остатки млекопитающих из палеолитических стоянок на Дону и верхней Десне // Тр. ЗИН, Т.72, Л., 1977.

95. Воеводский М.В. Тимоновская палеолитическая стоянка // РАЖ, т. X 8, №1-2, 1929, М., С.59-68.

96. Воеводский М.В. Важнейшие открытия советской археологии в 1938 -Г // Вестник древней истории 1939 №1(6), М., С.248-252.

97. Воеводский M.B. Обзор полевых археологических исследований в 1939 г // Вестник древней истории, 1940 №2(11), С.178-191.

98. Воеводский М.В. Работы Деснинской экспедиции в 1939 г // КСИИМК, вып.4. М.-Л., 1940, С.34-36.

99. Воеводский М.В. Результаты работ Деснинской экспедиции по изучению палеолита (1936 и 1937 гг.) // БКИЧП №6-7. М.-Л., 1940, С.54-57.

100. Воеводский М.В. Находки раннего палеолита на р. Десне // Краткие сообщения о научных работах НИИ и Музея антропологии при МГУ за 1937-1939 гг. М., 1941, С.64-65.

101. Воеводский М.В. Палеолитические стоянки «Аникиев ров» и «Бугорок» // Рефераты научно-исследовательских работ за 1944 г. М.-Л., 1945, С.39-40.

102. Воеводский М.В. Деснинская археологическая экспедиция 1940 г // КСИИМК, вып. 13., М.-Л., 1946, С.89-94.

103. Воеводский М.В. Крем'яни i кютяш Bupoöi Палеол1тично1 стоянки Чулапв 1 // Палеолгг i неолгг УкраТни, т.1, Киев, 1947, С. 107-115.

104. Воеводский М.В. Кремневые изделия из сборов Орловского отряда Деснинской экспедиции // БКИЧП №9. М. Л., 1947. С.81-83.

105. Воеводский М.В. Результата робгг Десняньско1 експедищ\' 1936-1938 рр // Палеолгг i неолгг Украши, т.1, Киев, 1947. С.41-57.

106. Воеводский М.В. К методике раскопок открытых палеолитических стоянок // Доклады и сообщения Исторического факультета МГУ. Вып.7, М., 1948. С.82-86.

107. Воеводский М.В. Важнейшие итоги Деснинской экспедиции 1946 г // КСИИМК, Вып.20. М.-Л., 1948. С. 36-44.

108. Воеводский М.В. Ранний палеолит Русской равнины // УЗ МГУ, вып.115. М., 1948. С.127-168.

109. Воеводский М.В. Результаты работ Деснинской экспедиции // КСИИМК, Вып.21. М.-Л., 1948. С.45-46.

110. Воеводский М.В. Новая палеолитическая стоянка на р. Сейм // БКИЧП №14. М.-Л., 1949.С.132-137.

111. Воеводский M.B. Памятники каменного века на Десне // КСИИМК, вын.26, М.,1949. С.22-26.

112. Тр. XIV Археологического съезда. М., 1911. Т.З. С.262-265. Волков Ф.К. (Вовк) Палеолггичш знахщки в с. М1зиш на Чершпвщиш //

113. Записки Украшського паукового товариства. Киев, 1909. Кн.4. С.90-92. Воронцов H.H. Экологические кризисы в истории человечества // Соросовский образовательный журнал, 1999 № 10, С.2-10.

114. Волков Ф.К. Палеолит в Европейской России и стоянка в селе Мезине Черниговской губернии // Записки Отделения русской и славянской археологии Русского археологического общества, т.9, СПб, 1913, С.299-306.

115. Гаврилов К.Н. О хронологии и периодизации Поднепровских стоянок средней поры верхнего палеолита // Особенности развития верхнего палеолита Восточной Европы. Тез. док. СПб., 1999, с.21-23.

116. Гаврилов К.Н. Хотылевская верхнепалеолитическая стоянка // Восточный гра-ветт. Тез. док. М. Зарайск, 1997, с.25-28.

117. Гаврилов К.Н. Структура Хотылевского верхнепалеолитического поселения // Восточный граветт. М., 1998. С. 177-190.

118. Гаврилов К.Н., Воскресенская Е.А. Новые исследования верхнепалеолитической стоянки Хотылево II // АО-1994, М., 1995. С.79-80. (а также дубль статьи в выпуске 1 Деснинских древностей, Брянск, 1995).

119. Гаврилов К.Н., Лопатин Н.В., Воскресенская Е.В. Изучение верхнего палеолита в окрестностях села Хотылево // АО 2001. М., 2003. С.120-127.

120. Гаврилов К.Н., Шинаков Е.А. 1997. Археологические исследования в районе Хотылево // АО 1996. М., С.91-93.

121. Галич Д.З. Палеолггична стоянка Чулат1в II // Палеолгг I неол1т Украшы. Киев, 1947.

122. Гвоздовер М.Д. Палеолитическая стоянка Бугорок // КСИИМК, вып. 15, М., 1947, С.92-97.

123. Гвоздовер М.Д. О раскопках Авдеевской палеолитической стоянки в 1947 году //КСИИМК, вып.31, М., 1950, С. 17-27.

124. Гвоздовер М.Д. Скульптурное изображение мамонта из Авдеевской палеолитической стоянки близ Курска // Ископаемый человек и его культура на территории СССР, УЗ МГУ, вып. 158. М., 1952, С.211-215.

125. Гвоздовер М.Д. Обработка кости и костяные изделия Авдеевской стоянки // ПиН, МИА №39, М-Л., 1953, С. 192-226.

126. Гвоздовер М.Д. История одной находки // Культурно-просветительная работа, №4. М., 1955, с.52-56.

127. Гвоздовер М.Д. Авдеевская стоянка и ее место среди памятников позднего палеолита. Авт. дис. канд. ист. наук. М, 1958.

128. Гвоздовер М.Д. Специфические черты кремневого инвентаря Авдеевской палеолитической стоянки // КСИА, вып.82, М., 1961.

129. Гвоздовер М.Д. Новые изображения человека из Авдеева и их место среди статуэток костенковской культуры // ВА №57. М., 1977.

130. Гвоздовер М.Д. Новые находки из Авдеева // ВА, вып.71, М., 1983, С.42-63.

131. Гвоздовер М.Д. Типология женских статуэток костенковской палеолитической культуры // ВА, №75, М., 1985. С.27-66.

132. Гвоздовер М.Д. Орнамент на поделках костенковской культуры // СА 1985 -№1. С.5-22.

133. Гвоздовер М.Д. Кремневый инвентарь Авдеевской верхнепалеолитической стоянки // Восточный граветт. М., 1998, С.234-278.

134. Гвоздовер М.Д., Григорьев Г.П., Леонова Н.Б. Работы на Авдеевской палеолитической стоянке // АО-1972, М., 1973.

135. Гвоздовер М.Д., Григорьев Г.П. Итоги трех лет работы на Авдеевской палеолитической стоянке // Новейшие открытия советских археологов. Ч. 1. Киев, 1975. С.54-55.

136. Гвоздовер М.Д., Григорьев Г.П. Работы Авдеевской экспедиции // АО-1975. М., 1976.

137. Гвоздовер М.Д., Григорьев Г.П. Исследование Авдеевской палеолитической стоянки//АО-1976. М., 1977.

138. Гвоздовер М.Д., Григорьев Г.П. Авдеевская палеолитическая стоянка // ПДЧ. М., 1977.

139. Гвоздовер М.Д., Григорьев Г.П. Очередной год работы на Авдеевской палеолитической стоянке близ Курска // АО-1977, М., 1978.

140. Гвоздовер М.Д., Григорьев Г.П. Исследования Авдеевской стоянки // АО-1978, М., 1979.

141. Гвоздовер М.Д., Григорьев Г.П. Новое в методике раскопок открытых стоянок верхнего палеолита // Полевая археология древнекаменного века. КСИА1. Вы п.202. М., 1990.

142. Гвоздовср М.Д., Сулержнцкии Л.Д. О радиоуглеродном возрасте Авдеевскоъ^: палеолитической стоянки // БКИЧП, №49, М., 1979, с.144-146.

143. Генинг В.Ф. Очерки по истории советской археологии (у истоков формирования марксистских теоретических основ советской археологии: 20-е — первая половина 30-х годов). Киев, 1982. 226 с.

144. Гладких М.И. Древнейшая архитектура по археологическим источникам эпох^и палеолита // Vita Antiqua, 1999 №1. С. 29-34.

145. Гладких М.И., Толочко П.И., Шовкопляс И.Г. Археологические исследование на Черниговщине в 1965 году // Археологические исследования на Украине, вып. 1. Киев, 1967. С.204-208.

146. Горецкий Г.И. Аллювиальная летопись Великого Пра-Днепра. Киев, 1979.

147. Городцов В.А. Археология. Каменный период. М., Пг., 1923.

148. Городцов В.А. Брянский палеолит // Хочу все знать, 1929 №13.

149. Городцов В.А. Тимоновская палеолитическая стоянка. Раскопки 1931 года // Вестник АН СССР, 1932 №6.

150. Городцов В.А. Социально-экономический строй древних обитателей Тимоновской палеолитической стоянки // СЭ, 1935 №3.

151. Городцов В.А. Тимоновская палеолитическая стоянка: результаты археологических раскопок в 1933 г // Тр. Института Антропологии и Этнографии, вып.З. M.-JI., 1935.4

152. Граб В.И., Суируненко О.Б. Доля Михайла Рудинського // Археолопя, 1992. — №4, С.91-100.

153. Грехова JI.B. Верхнепалеолитическая стоянка Карачиж // Археологический сборник. Тр. ГИМ, вып.40. М., 1966.С.7-10.

154. Грехова JI.B. Раскопки в с. Тимоновка // АО 1968 года. М., 1968.

155. Грехова Л.В. Поздний палеолит бассейна Средней Десны // Природа и развитие первобытного общества. М., 1969. С.88-96.

156. Грехова Л.В. Экспедиция Государственного Исторического музея // Доклады на сессии ученого совета ГИМ 5-7 февраля 1969 г. М., 1969. С.63-70.

157. Грехова Л.В. Тимоновские стоянки и их место в позднем палеолите Русской равнины. Автореф. канд. дис. М., 1970.

158. Грехова Л.В. Кремневый комплекс стоянки Тимоновка 2 и однотипные памятники Деснинского бассейна // История и культура Восточной Европы по археологическим данным. М., 1971. С.3-22.

159. Грехова Л.В. Работа Деснинской экспедиции Государственного Исторического музея // АО-1970. М., 1971-6. С.46-47.

160. Грехова Л.В. Деснинская экспедиция Государственного Исторического музея // АО-1974. М., 1975. С.54.

161. Грехова Л.В. Раскопки в Елисеевичах // АО-1976. М., 1977.

162. Грехова Л.В. Обработанная кость Тимоновской стоянки // Проблемы палеолита Центральной и Восточной Европы. Л., 1977-6.

163. Грехова Л.В. Бивень с нарезками из стоянки Елисеевичи // СА 1978 — №2. С.249-253.

164. Грехова Л.В. Фигурка мамонта со стоянки Елисеевичи // История и культура Евразии по археологическим данным. Тр. ГИМ, Вып.51, М., 1980. С.4-7.

165. Грехова Л.В. Раскопки Елисеевичской стоянки // АО-1980. М., 1981.

166. Грехова Л.В. Костно-земляные конструкции на позднепалеолитической стоянке Елисеевичи // Новые материалы по истории племен Восточной Европы в эпоху камня и бронзы. Тр. ГИМ, вып.60, М., 1985. С.5-26.

167. Грехова Л.В. Позднепалеолитическая стоянка Елисеевичи II // СА 1985 №1. С.131-142.

168. Грехова Л.В. Кремневый комплекс стоянки Елисеевичи // СА 1987 №4. С. 123139.

169. Грехова Л.В. Планиграфия Тимоновской стоянки // Наследие В.А. Городцова и проблемы современной археологии. Тр. ГИМ, вып.68, М., 1988. С.74-85.

170. Грехова JI.B. Археологический аспект радиоуглеродных дат стоянки Елисеевичи // БКИЧП, Вып.59. М., 1990. С. 111-115.

171. Грехова JI.B. Методика изменил древних нарушений культурного слоя палеолитических стоянок Подесенья // КСИА, вып.202. М., 1990. С.37-44.

172. Грехова JI.B. Орнаментированная поделка из бивня мамонта с палеолитической стоянки Елисеевичи II // Проблемы археологии Евразии. Тр. ГИМ, вып.74. М., 1990. С.10-14.

173. Грехова JI.B. Хронология и периодизация позднего палеолита Деснинского бассейна // Теория и методика исследований археологических памятников лесостепной зоны. Липецк, 1992. С.55-57.

174. Грехова JI.B. Опыт реконструкции по архивным данным утраченного плана 1935 г. палеолитической стоянки Елисеевичи // РА 1993 №4, С. 173-182.

175. Грехова Л.В. Место стоянок Окского бассейна в системе палеолита Русской равнины // Древности Оки. Тр. ГИМ, вып.85, М., 1994. С.7-19.

176. Грехова Л.В. О формах скоплений костей на позднепалеолитической стоянке Елисеевичи // Археологический сборник. Тр.ГИМ,вып.96, М.,1998. С-60-69.

177. Грехова Л.В., Сорокина P.A. Разведывательные работы у с. Тимоногзка в 1965 г //КСИА, вып. 117, М„ 1969.

178. Грибченко Ю.Н., Куренкова Е.И. Условия обитания и расселения позднепале-олитического человека в Восточной Европе // Человек заселяет планету Земля. Глобальное расселение гоминид. М., 1997. С. 127-142.

179. Григорьев Г.П. Начало верхнего палеолита и происхождение Homo sapiens. Л., 1968.

180. Григорьев Г.П. Восстановление общественного строя палеолитических охотников и собирателей // Охотники, собиратели, рыболовы. Л. 1972.

181. Григорьев Г.П. Исследования Авдеевской палеолитической стоянки // АО-1981. М., 1983.

182. Григорьев Г.П. Работы Авдеевской палеолитической экспедиции // АО-1985, М., 1987.

183. Григорьев Г.П. Итоги исследования Авдеева и проблемы Костенковской культуры // Новые открытия и методические основы археологической хрс^-^ю-логии. СПб., 1992.

184. Григорьева Г.В. Работы на верхнепапеолитической стоянке Юдиново в 1 году. СПб, 1995.

185. Григорьева Г.В. Орудия охоты позднепалеолитической стоянки Юдинов«=^г> // Деснинские древности. Материалы межгос. науч. конф. памяти Ф.М. За-верняева. Вып.1., Брянск, 1995, С.31-33.

186. Григорьева Г.В. Исследование поселения Юдиново в 1995-1996 гг // Десгаг^ин-ские древности. Вып.2, Материалы 2-й межгос. науч. конф. памяти сЕ» М. Заверняева. Брянск, 2002-а. С.36-41.

187. Григорьева Г.В. Исследования верхнепалеолитического поселения Юдиновьо в 2000 г // Археологический вестник, вып.9, СПб, 2002. С.24-30.

188. Григорьева Г.В. К вопросу о существовании Днепро-Донской исторх^зко-культурной области // ОРВПВЕ. СПб., 2002. С.63-67.

189. Григорьева Г.В., Абрамова З.А. Работы на верхнепалеолитической стоягззнке Юдиново //АО-1995. М., 1996. С. 119-120.

190. Григорьева Г.В., Абрамова З.А. Исследование верхнепалеолитической стояггг-1ки Юдиново//АО-1996. М., 1997. С.98-100.

191. Григорьева Г.В., Филиппов А.К. Пенская верхнепалеолитическая стоянк^п на р. Сейм // СА 1978-№4.

192. Грищенко М.Н. Опыт геологического сопоставления верхнепалеолитичес^ псих стоянок Авдеево на Сейме и Костенки 1 (Полякова) на Дону. БКИС^ЧП, Вып. 16. М., 1951

193. Грищенко М.Н. К геологии Хотылевского палеолитического местонахождении!я . //МИА, №173 (ПиН),М., 1971.

194. Грищенко М.Н. . О геологических условиях залегания палеолитических стоянок на территории Курска // БКИЧП, Вып.55, М., 1985.

195. Грищенко В.Н. Новые мифы о главном: первобытный человек и природа //" Гуманитарный экологический журнал. Т. 3. Вып. 2. 2001. С. 56-74.

196. Громов В.И. Палеонтологическое и археологическое обоснование стратрьлгг-рафии континентальных отложений четвертичного периода на территории СССР (млекопитающие, палеолит). Тр. ГИН АН СССР, серия геологическая, №17, вып. 64, М., 1948. 521 с.

197. Громов В.И. М.В. Воеводский (1903-1948) // БКИЧП, №15. М., 1950, С.97-99.

198. Громов В.И. Работы М.В. Воеводского и изучение истории четвертичного периода// КСИИМК, вып.31. М., 1950, С.3-4.

199. Громов В.И., Иванова Н.К., Москвнтнн А.И., Никифорова К.В., Шанцср Е.В., Шорыгина Л.Д. Памяти Георгия Федоровича Мирчинка основоположника Московской школы геологов-четвертичников // БКИЧП №38, М., 1972. С.3-4.

200. Губонина З.П. Предварительные результаты палинологического изучения Ав-деевской позднепалеолитической стоянки // ПДЧ, М., 1977, С.57-74

201. Дебец Г.Ф. Памяти М.В. Воеводского (1903-1948)//СЭ 1949 №1, С.208-211.

202. Деев С.С. Доисторическая жизнь Брянского края под охраной краеведов // Брянский край. Вып.1. Брянск. 1926

203. Долуханов П.М. География каменного века. М., 1979.

204. Ежегодник гто геологии и минералогии России. СПб., 1903. Т.5, вып.4/5. Отд.5.

205. Ефимспко П.П. Каменные орудия палеолитической стоянки в с. Мезине Черниговской губ // Ежегодник Русского антропологического общества при Санкт-Петербургском университете. СПб., 1912. Т.4. С.72.

206. Ефнмснко П.П. Палеолит СССР. Некоторые итоги и перспективы изучения // Сообщения ГАИМК, 1931 №3. Л.

207. Ефимспко П.П. Значение женщины в ориньякскую эпоху. Известия ГАИМК, т. 11, вып.3-4, Л., 1931.

208. Ефнмснко П.П. Маркс и проблемы древнейшего периода первобытно коммунистического общества // Известия ГАИМК, вып.81. М.-Л., 1934.

209. Ефнмснко П.П. Первобытное общество. Л., 1938.

210. Ефнмснко П.П. Первобытное общество. Киев, 1953. 663 с.

211. Ефимспко П.П. Костенки 1. М., Л., 1958.

212. Жсгалло В.И., Каландадзс H.H., Кузнецова Т.В., Раутнан A.C. Судьба мегафауны Голарктики в позднем антропогене // Мамонт и его окружение: 200 лет изучения. М., 2001. С. 287-306.

213. Жуков Б.С. Очерк трехлетних работ Антропологической комплексной экспедиции по ЦПО Антропологического научно-исследовательского института (1925-1927) // Известия ассоциации НИИ при физико-математическом факультете МГУ. Т.1, вып.1-2 М. 1928.

214. Заверняев Ф.М. Хотылевское нижнепалеолитическое местонахождение. Брянск, 1961.

215. Заверняев Ф.М. Новая верхнепалеолитическая стоянка в районе г. Брянска // АО-1969. М., 1970.

216. Заверняев Ф.М. Нижнепалеолитическое местонахождение у с. Хотылево на Десне // ПиН, вып.6, МИА № 173, М., 1971.

217. Заверняев Ф.М. Памятники каменного века в районе с. Хотылево // БКИЧП №39, М., 1972.

218. Заверняев Ф.М. Хотылевское палеолитическое местонахождение//СА 1972-Л»1

219. Заверняев Ф.М. Новая верхнепалеолитическая стоянка на р. Десне // Брянский краевед, вып.УП, Брянск, 1974, С.267-277.

220. Заверняев Ф.М. Новая верхнепалеолитическая стоянка на р. Десне // СА 1974 -№4.

221. Заверняев Ф.М. Новые археологические находки у с. Хотылево // Брянский краевед, вып.VIII, Брянск, 1976. •

222. Заверняев Ф.М. Кремяш заготовки среднепалеолггичного мюцезнаходження Хотильове// Археолопя, вып.23, 1977.

223. Заверняев Ф.М. Антропоморфная скульптура Хотылевской верхнепалеолитической стоянки // СА 1978 №4.

224. Заверняев Ф.М. Хотылевское нижнепалеолитическое местонахождение. Л., 1978.

225. Заверняев Ф.М. Гравировка на кости и камне Хотылевской верхнепалеолитической стоянки // СА 1981 №4.

226. Заверняев Ф.М. Техника обработки кости из Хотылевской верхнепалеолитической стоянки // СА 1987 №3.

227. Заверняев Ф.М. Из дневника сотрудника музея // 70 лет Брянскому историко-революционному музею. Брянск, 1991.

228. Заверняев Ф.М. Кремневый инвентарь Хотылевской верхнепалеолитической стоянки // РА 1991 №4.

229. Заверняев Ф.М. Остатки жилищно-бытового и хозяйственного комплексов на Хотылевской верхнепалеолитической стоянке // РА 2001 №2.

230. Заверняев Ф.М., Шмидт Е.А. Археологические памятники бассейна Верхней Десны // Материалы по изучению Смоленской обл. Смоленск, 1 959.

231. Заверняев Ф.М., Шмидт Е.А. Новая находка нижнего палеолита па верхней Десне //СА 1961 -№1.

232. Зализняк Л.Л. Население Украинского Полесья в финальном палеолите и мезолите. Киев, 1989. Авт. докт. дис.

233. Зализняк Л.Л. Реконструкщя первюних сусшльств за ¡х господарськокультур-ним типом // Археолопя, 1990 №4, (Киев) С.3-12.

234. Замятнин С.Н. Экспедиция по изучению культур палеолита в 1927 г // Сообщения ГАИМК, т.2, Л., 1929.

235. Замятнин С.Н. Раскопки у с. Гагарина // Палеолит СССР. Материалы по истории дородового общества. Известия ГАИМК, вып. 118, 1936, С.73-77.

236. Замятнин С.Н. Первая находка палеолита в долине Сейма // КСИИМК, вып.8. М.-Л., 1940

237. Замятнин С.Н. Памяти Михаила Вацлавовича Воеводского // СА Вып. 12. М., 1950, С.213-216.

238. Замятнин С.Н. Некоторые вопросы изучения хозяйства в эпоху палеолита // Проблемы истории первобытного общества. Тр. Института этнография АН СССР, новая серия, т. 54, М.-Л., 1960.

239. Замятнин С.Н. Очерки по палеолиту. М.-Л., 1961.

240. Зевелев А.И. Историографическое исследование: методологические аспекты. М., 1987.

241. Зибер Н.И. Очерки первобытной экономической культуры. Л., 1937.

242. Зорин A.B. Ю.А. Липкинг: факты биографии // Ю.А. Липкинг и археология Курского края. Курск, 2005, С.5-12.

243. Из дневника краеведа В.А. Восинского о встречах с. С.С. Деевым // 70 лет Брянскому историко-революционному музею. Брянск, 1991.

244. Иностранцев A.A. Доисторический человек каменного века побережья Ладожского озера, СПб, 1882.

245. Кабо В.Р. Первобытная доземледельческая община. М., 1986.

246. Кабо В.Р. Круг и крест. Канберра, 2002.

247. Калитнна Е.А. Река Навля, 1936 // Археологические исследования в РСФСР, 1934-1936 гг. Краткие отчеты и сведения. М.-Л., 1941.

248. Калякин В.Н. Материалы к изучению орнитофауны Курской области периода позднего палеолита // Материалы 10-й всесоюзной орнитологической конф., ч.2, кн.1, С.260. Минск, 1991.

249. Калякнн В.Н. Палеоэкологическая интерпретация находок птиц позднепалео-литической стоянки Авдеево (Курская область) // Бюлл. МОИП. Отд. Биол. 2001. Т. 106. Вып.2. С.22- 30.

250. Каншин В.П. Умрихинский мамонт и следы человека палеолитической эпохи // Тр. Курской губернской архивной комиссии, вып.1. Курск, 1911.

251. Капица С.П. Сколько людей жило, живет и будет жить на Земле. Очерк теории роста человечества. М., 1999. - 240 с.

252. Капица С.П. Об ускорении исторического времени // Новая и новейшая история, 2004 №6.

253. Кашкин A.B. Археологическая карта России. Брянская область. М.,1993. 304 с.

254. Кларк Дж. Д. Доисторическая Африка. М., 1977.

255. Колосов Ю.Г. К изучению палеолита бассейна среднего течения Десны // Материалы по четвертичному периоду Украины. Киев, 1965, С.321-328.

256. Кононенко Ж.А. Из небытия // Археолопя, 1992 №1, Киев. С. 105.

257. Корниец Н.Л. Про пр1чши ви\нрання мамонта на TeppiTopii Украпш // Викопш фауш Украни i сум1жних территорий, Киев, 1961.

258. Крашенинников С.П. Описание Земли Камчатки. М.-Л., 1949. 841с.

259. Зорин A.B. Ю.А. Липкинг: факты биографии // Ю.А. Липкинг и археология Курского края. Курск, 2005, С.5-12.

260. Из дневника краеведа В.А. Восинского о встречах с.С.С. Деевым // 70 лет Брянскому историко-революционному музею. Брянск, 1991.

261. Иностранцев A.A. Доисторический человек каменного века побережья Ладожского озера, СПб, 1882.

262. Кабо В.Р. Первобытная доземледельческая община. М., 1986.

263. Кабо В.Р. Круг и крест. Канберра, 2002.

264. Калитина Е.А. Река Навля, 1936 // Археологические исследования в РСФСР, 1934-1936 гг. Краткие отчеты и сведения. М.-Л., 1941.

265. Калякин В.Н. Материалы к изучению орнитофауны Курской области периода позднего палеолита // Материалы 10-й всесоюзной орнитологической конф., ч.2, кн.1, С.260. Минск, 1991.

266. Каллкии В.Н. Палеоэкологическая интерпретация находок птиц позднепалео-литической стоянки Авдеево (Курская область) // Бюлл. МОИП. Отд. Биол. 2001. Т. 106. Вып.2. С.22- 30.

267. Канш н н В.П. Умрихинский мамонт и следы человека палеолитической эпохи // Тр. Курской губернской архивной комиссии, вып.1. Курск, 1911.

268. Капица С.П. Сколько людей жило, живет и будет жить на Земле. Очерк теории роста человечества. М., 1999. - 240 с.

269. Капица С.П. Об ускорении исторического времени // Новая и новейшая история, 2004 №6.

270. Кашкин A.B. Археологическая карта России. Брянская область. М.,1993. 304 с.

271. Кларк Дж. Д. Доисторическая Африка. М., 1977.

272. Колосов Ю.Г. К изучению палеолита бассейна среднего течения Десны // Материалы по четвертичному периоду Украины. Киев, 1965, С.321-328.

273. Кононенко Ж.А. Из небытия // Археолопя, 1992 №1, Киев. С. 105.

274. Корнисц Н.Л. Про npi4inn вим1рання мамонта на террггорн Украши // Викошй фауш Укра*1Ш i сум1жних территорш, Киев,1961.

275. Крашенинннков С.П. Описание Земли Камчатки. М.-Л., 1949. 841с.

276. Кротова АА. Виробництво та сусшлый вщносини неселення П1вн1чного При-чорномор'я в добу nÍ3Hboro палеолпу // Археолопя, 1994 JVM , С. 19-31.

277. Кротова A.A. Связи позднепалеолитического населения бассейна Сезверского Донца и центра Восточноевропейской равнины // ОРВПВЕ. СГ16, 2002 С.68-80.

278. Крупиик И.И. Древние эскимосские китобои в Арктике: «бойни детенышей» или интуитивная экология? // Экологические аспекты палеоантрсг>пологи-ческих и археологических реконструкций. М., 1991, С.161-178.

279. Кудрявцев Н.С. Геологический очерк Орловской и Курской губ. СПб., 1- 892.

280. Кузьмина И.Е., Саблин М.В. Песцы позднего плейстоцена верховьев Десны // Материалы по мезозойской и кайнозойской истории наземных, позвоночных. Труды ЗИН, т.249. СПб., 1993.

281. Куриленко В.Е. Об архитектонике мезинских браслетов // Теория и г^летодика исследований археологических памятников лесостепной зоны. Липецк, 1992. С.61-63. .

282. Куриленко В.Е., Котова Н.С. Неолит Мезинского Подесеньзт. 2000. http://www.arch.lg.ua/DSDA4/kk/kk.htm

283. Кухарчук Ю.В. Раннш палеолгг УкраТнського Пол1сся. Авт. канд. дио. ЬС-, 1993.

284. Кухарчук Ю.В. Новые данные о каменной индустрии мустьерского гчлестона-хождения Чулатово III // Археологический альманах. №5. Донецк, 1996. ,

285. Кухарчук Ю.В. Про культурну належшеть мустьерського мюцезыа.>содження Чулатове-III у Подесен1н // Vita Antiqua, 2-1999. С. 3-7.

286. Кызласов Л.Р. Портреты учителей — создателей советской археологирг // Вест" ник МГУ, серия 8 История. 1997 - №9, С.3-20.

287. Лазаревский A.M. Описание старой Малороссии. Т.1: Полк Староду0о>сии. Киев, 1888.

288. Лазуков Г.И. Взаимодействие палеолитического человека и природы // Природа и древний человек. М., 1981.

289. Лапин Ю.Н. Экожильё ключ к будущему. М., 1998. 168 с.

290. Лебедев Г.С. История отечественной археологии. СПб., 1992.

291. Левин М.Г., Чебоксаров H.H. Хозяйственно-культурные типы и историкоэтнграфические области // Советская этнография. 1955 № 4.

292. Левковская Г.М., Аникович М.В., Беляева В.И., Беляева Е.А., Аннсютгсиж-б:

293. Н.К., Степанов Ю.В., Боглюбова А.Н., Стсганцева В.Я. Археологе»палеоботанико-палинологический банк данных для эпохи палеолита тер>—ритории бывшего СССР // Археологические вести, №7, СПб, 2000, С.380383; http://www.gml.snb.ru/BARPP-B

294. Легенды и мифы севера. М., «Современник», 1985.

295. Лелннов Н.И. Палеолитический человек на территории Западной области /у**' Геология и полезные ископаемые Западной области. Смоленск. 1935.

296. Леонова Н.Б. Закономерности распределения кремневого инвентаря на верхно— палеолитических стоянках и отображение в них специфики поселениях: Авт. канд. дис. М., 1977.

297. Лнпкинг Ю.А. Далекое прошлое соловьиного края. Воронеж, 1971.

298. Линкинг Ю.А. Наш край в период первобытнообщинного строя. Первые све— дения из истории края // История Курской области. Воронеж, 1975. С.5-1 0

299. Линкинг Ю.А., Самсонов В.И. Курск древний русский город // Курск: очер>— ки истории города. Воронеж, 1975, С.5-26.

300. Любнн В.П. Нижний палеолит // Каменный век на территории СССР. MkL/^^ №166, М.-Л., 1970, С. 19-42.

301. Mi3iii. Визначшии cepii юстяних вироб1в Mi3incbKoi палеол1тично1 стацп в ос— ветленш Федора Вовка. Под ред. М.Я. Рудинского. Киев, 1931.

302. Мартынов А.И. Археология СССР. М., 1973.

303. Массон В.М. Экономика и социальный строй древних обществ. Л., 1976.

304. Материальная культура. Свод этнографических понятий и терминов. 1VI--,. 1989, 225 с.

305. Мащенко E.H. Структура стада мамонтов из Севского позднеплейстоценовогх^> местонахождения (Брянская обл.) // История крупных млекопитающих: и птиц северной Евразии. Тр. ЗИН, т.246, СПб, 1992.С.41-59.

306. Мащенко E.H. Последние мамонты Русской равнины // Химия и жизнь, 2000 —8, С.32-37.

307. Мелышковская О.Н. Памятники палеолита Новгород-Северского района (Материалы к археологической карте бассейна р. Десны) // КСИИМ1С, вып.31, М.-Л., 1950, С.185-192.

308. Мнлованова H.A. О заселении территории Сумской области в палеолите // Питания археологи Сумщини (Матер1али наук. конф. "Проблеми вивчения i охорони пам'яток археологи Сумщини"). Сумы, 1990.

309. Мнрчннк Г.Ф. О соотношениях речных террас и стоянок палеолитического человека в бассейнах рек Десны и Сожа // Бюлл. МОИП, отдел геологический, т.7, вып. 1-2, новая серия, т.38, №1-2, М., 1929. С.3-19.

310. Мнрчннк Г.Ф. Геологические условия нахождения палеолитической стоянки в дер.Тимоновка под Брянском // РАЖ, т. 18, №1-2, M., С.57.

311. Михаил Вацлавовнч Воеводский // Ископаемый человек и его куль»тура на территории СССР. УЗ МГУ, вып. 158. М. 1952. С.5-8.

312. Моисеев В.Г. Опыт статистической обработки элементов культурного слоя // Пушкаревский сборник. Вып. I. СПб., 1997. С. 44-51.

313. Моисеев В.Г. Планиграфия культурного слоя и методы многомерной статистики// Поселения, среда, культура, социум. СПб., 1998. С. 49-51.

314. Москвнтии А.И. О геологических условиях Авдеевской верхнепалеолитической стоянки // КСИИМК, вып.31, М.-Л., 1950, С.28-33.

315. Моигайт A.JÏ. Археология Западной Европы. Т.1. Каменный век. M., 19~7:2.

316. Мотуз В.М. Четвертичные моллюски нижнепалеолитического местонахождения Брянской области // БКИЧП, №33, М., 1967.

317. Мочаиов Ю.А. Древнейший палеолит Диринга и проблема внетрогтической прародины человечества. Новосибирск, 1992. 253 с.

318. Школьскш Г.В. Риби Новгород-ciBepcbKoi шзньочетвертинно1 фауш // Зб1рник праць Зоолопчного музею Академн наук У PCP, №25, Киев, 1952, С.94-95.

319. Нужный Д.Ю. Дистанщйш мисливск1 знаряддя у кам'яному Bini // Ар>сеолопя, 1991 -№3 (Киев), С.3-14.

320. Обсрмайер Г. Доисторический человек. СПб, 1913.

321. Олепковский Н.П. Центральноевропейский эпиграветт и восточно гравет-тнйские культуры Украины // STRATUM plus, 1999 - № 1. Кишинев.

322. Падин В.А. Далекое близкое // 70 лет Брянскому историко-революционному музею. Брянск, 1991. С.31-35.

323. Палеолит Костенковско-Борщевского района на Дону. Некоторые итоги полевых работ в 1879-1979 гг. Л., 1982. 285 с.

324. Паненкова И.В. Внешний очаг нового участка стоянки Пушкари I и связанные с ним объекты// Пушкаревский сборник. Вып. I. СПб., 1997. С. 35-43.

325. Пидопличко И.Г. Нахождение «смешанной» тундровой и степной фауны в четвертичных отложениях Новгород-Северска // Природа, 1934- №5, С.82-86.

326. Пидопличко И.Г. Итоги изучения фауны Мезинской палеолитической стоянки // Природа, 1935 №3, С.79-81.

327. Пидопличко И.Г. Новые данные о Новгород-Севере кой «смешанной» фауне // Природа, 1938 №4, С. 116-119.

328. Пидопличко И.Г. Палеолитическая стоянка Чулатово I (по материалам 1935 г.). СА, вып.5, М.-Л., С.65-80.

329. Пидопличко И.Г. Кремневые «гигантолиты» из Новгород-Северска // ПиН. МИА №2, М.-Л., 1941, С.26-30.

330. Шдошнчка 1.Г. Дослщження палеолиту в УРСР // Палеолгг i неолгг Украши, т.1, Киев, 1947, С.7-39.

331. Пщошнчка 1.Г. Палеолггична стоянка Чулат1в I (Крейдяний майдан). (Звит про розкопки 1935-1936 pp.) //Там же, С. 123-148.

332. Шдошпчка 1.Г. Шздньопалеолшшна стоянка Новгород-С1верськ. (Звгг про розкопки 1937-1938 pp.) // Там же. С.65-107.

333. Пидопличко И.Г. О ледниковом периоде. Киев, 1951.

334. Пидопличко И.Г. Новые данные о фауне Мезинской стоянки // КСИА АН УССР, Вып.8, Киев, 1959.

335. Пидопличко И.Г. Позднепалеолитические жилища из костей мамонтов на Украине. Киев, 1969. 164 с.

336. Пидопличко И.Г. Межиричские жилища из костей мамонтов. Киев, 1976. 240 с.

337. Полнкарпович K.M. (Пашкарпов'1ч) Палеолгг на р.Судасьщ (вадазбор р. Дзяс-ны) // Працы секцьи археалогп АН БССР, т.З, Минск, 1932, С.153-162.

338. Поликарпов!!1! K.M. Палеолит и мезолит БССР и некоторых соседних территорий Поднепровья // Тр. Междунар. Конф. Ассоциации по изучению четвертичного периода Европы. Вып.5. JL, 1934. С.75-87.

339. Полнкарпович K.M. Новая верхнепалеолитическая стоянка в бассейне р. Десны // CA, вып.З, Л., 1937, С.213-217.

340. Полнкарпович K.M. Работы по исследованию палеолита и эпипалеолита в БССР и Западной области в 1933-1935 гг. // CA, вып. 5, Л., 1940, с.81-86.

341. Полнкарновнч K.M. Работы по палеолиту в Западной области в 1936 году // CA, вып. 5, Л., 1940, С.285-290.

342. Полнкарпович K.M. Палеолит верхнего Поднепровья. Минск, 1968. 202 с.

343. Поляков Г.П. Сергей Сергеевич Деев краевед и археолог // Песоченский ис-торико-археологический сборник. Вып.4, ч.2. Киров, 2000, С. 153-156.

344. Праслов Н.Д. Отражение культурной адаптации к природной среде в материалах позднего палеолита Русской равнины // Проблемы культурной адаптации в эпоху верхнего палеолита. Тез.док. Л., 1989.

345. Праслов Н.Д. Орудия охоты в палеолите Костенок // VI координационное совещание по изучению мамонтов и мамонтовой фауны (тез. док.), Л., 1991.

346. Праслов Н.Д. Использование красок в палеолите // Проблемы палеолита Восточной Европы. КСИА, Вып.206. М., 1992.

347. Праслов Н.Д. Об одной головке женской статуэтки из Хотылево 2 или К вопросу о портрете в палеолитическую эпоху // Деснинские древности. Материалы межгос.научн.конф. памяти Ф.М.Заверняева. Брянск, 1995. С.21-22.

348. Пряхин А.Д. Археология. наследие. Воронеж, 1988, 184 с.

349. Пучков П.В. Некомпенсированные вымирания в плейстоцене: предполагаемый механизм кризиса и региональные аспекты (Препринт, Ин-т зоологии АН УССР, 89.7 и 89.8), Киев, 1989.

350. Равдоникас В.И. История первобытного общества. 4.1, Л., 1939.

351. Радиоуглеродная хронология палеолита Восточной Европы и Северной Азии.

352. Синицын A.A., Праслов Н.Д, Свеженцев Ю.С., Сулержицкий Л.Д.) СПб., 1997, 142 с.

353. Раскопки мамонта в с. Мезине Кролевецкого уезда // Каталог выставки XIV Археологического съезда в г. Чернигове. Чернигов, 1908.

354. Рогачев А.Н. Исследование остатков первобытнообщинного поселения верхнепалеолитического времени у с. Авдеево на р. Сейм в 1949 г // ПиН, МИА №39, М.-Л., 1953. С.137-191.

355. Рогачев А.Н. Костенки IV. Поселение каменного века на Дону. МИА №45. М.-Л., 1955.

356. Рогачев А.Н. Многослойные стоянки Костенковско-Борщевского района на Дону и проблема развития культуры в эпоху верхнего палеолита на Русской равнине // ПиН, МИА №59, М.-Л., 1957. С.9-134.

357. Рогачев А.Н. Палеолитические жилища и поселения в Восточной Европе (VII Междунар. конгресс антропологии, и этнографич. наук). М., 1964. 12 с.

358. Рогачев А.Н. Палеолитические жилища и поселения // Каменный век на территории СССР. МИА №166, М.-Л., 1970, С. 64-77.

359. Рогачев А.Н. Об усложненном собирательстве как форме хозяйства в эпоху палеолита на Русской равнине // Антропологическая реконструкция и проблемы палеоэтнографии. М., 1973.

360. Рогачев А.Н., Аникович М.В. Поздний палеолит Русской равнины и Крыма // Палеолит СССР (Археология СССР). М., 1984. С.162-271.

361. Рогович А. Заметка о местонахождениях костей ископаемых млекопитающих животных Юго-Западной России // Записки Киевского общества естествоиспытателей, т.4(1), Вып.1, Киев, 1875.

362. Руденко A.C. Морские моллюски из Мезинской стоянки // КСИА АН УССР. Вып.8. Киев, 1959.

363. Рудипский М.Я. Пушкари. Материалы к истории изучения палеолитических стоянок у с. Пушкари Новгород-Северского района Черниговщины // CA, вып.9, М.-Л., 1947, С.171-198.

364. Рудипский М.Я. Пушкари. Материалы к истории изучения палеолитическихстоянок у с. Пушкари Новгород-Северского района Черниговщины // СЛ, вып.9, М.-Л., 1947, С. 171 -198.

365. Рудинский М.Я. Пушкар1вськш палеолггичний постш 1 його мюце в украшь-скому палеолпу// Археолопя, вып.1. Киев. 1947. С.7-22.

366. Саблин М.В. Остатки млекопитающих из позднепалеолитического поселения Пушкари I // Пушкаревский сборник. Вып.1. СПб., 1997. С.35-43.

367. Саблин М.В. Фауна крупных млекопитающих центра Русской равнины в позднем плейстоцене, среднем голоцене//ОРВПВЕ. СПб., 2002. С.213-217.

368. Самоквасов Д.Я. Вещественные памятники древности в пределах Малороссии // Изв. О-ва любителей естествознания, антропологии и этнографии, т.35, М., 1879.

369. Саран АЛО. Орловский аспект «дела краеведов» // Реквием. Книга памяти жертв политических репрессий на Орловщине. Т.4. Орел, 1998. С.335-345.

370. Селезнев А.Б. Технология расщепления кремня на стоянке Хотылево 2 // Восточный граветт. М., 1998. С.314-225.

371. Семенов С.А. Первобытная техника. Опыт изучения древнейших орудий и изделий по следам работы. МИА №54. М.-Л., 1957.

372. Семенов С.А. Очерк развития материальной культуры и хозяйства палеолита // У истоков человечества, М., 1964. С. 152-190.

373. Сергии В.Я. О хронологическом соотношении жилищ и продолжительности их обитания на палеолитических поселениях // СА, 1974 — №1, С.3-11.

374. Ссргин В.Я. О размере первого палеолитического жилища в Юдинове // СА, 1974-№3,С.236-240.

375. Сергин В.Я. Палеолитические жилища Европейской части СССР. Авт. канд. дис.М., 1974.

376. Сергин В.Я. О первом жилищно-хозяйственном комплексе Елисеевичей //

377. КСИА, вып. 141, Каменный век. М., 1975. С.58-62.

378. Сергии В.Я. Раскопки в Юдиново // АО-1976. М., 1977, С.70.

379. Сергин В.Я. Палеолитические поселения среднеднепровского типа и их историко-культурное значение // Памятники первобытной культуры. КСИА, вып. 157, М., 1979, С. 15-20.

380. Сергин В.Я. К фаунистической характеристике Супоневского поселения // БКИЧП №49, М., 1979, С. 134-136.

381. Сергин В.Я. Работы Брянского палеолитического отряда // АО-1979. М., 1980. С.75-76.

382. Сергии В.Я. Раскопки палеолитического поселения Юдиново 3 и пункта Юдиново 2//АО-1980. М., 1981. С.80.

383. Сергин В.Я. Назначение больших ям на палеолитических поселениях // КСИА № 173, М., 1983, С.23-31.

384. Сергин В.Я. О сущности костенковско-авдеевских комплексов // Каменный век. КСИА №189. М., 1987.

385. Сергин В.Я. Структура Мезинского палеолитического поселения. М.,1987, 104 с.

386. Сергин В.Я. Классификация палеолитических поселений с жилищами на территории СССР // СА 1988 №3, С.5-20.

387. Сергии В.Я. Исследование поселений среднеднепровского типа // Полевая археология древнекаменного века. КСИА, вып.202. М., 1990.С.49-53.

388. Сергин В.Я. Скопления костей мамонта на палеолитических поселениях // РА 1991 №4.

389. Сергин В.Я. Жилища на памятниках «восточного граветта» Русской равнины // Восточный граветт, М., 1998. С. 151-176.

390. Сергин В.Я. Размещение культурных остатков в комплексе 1 верхнего слоя Костенок 1 // ОРВПВЕ. СПб., 2002. С.42-52.

391. Сергин В.Я. Супонево: общие сведения, остатки жилища // РА, 2003 № 2, С.5-16.

392. Сидоров В.В. Оценка численности населения лесной зоны в неолите // Теория и методика исследований археологических памятников лесостепной зоны.1. Липецк, 1992. С.73-76.

393. Синнцын A.A. «Западный граветт» Восточной Европы // Восточный граветт. Тез. Док. М., 1997. С.60-63.

394. Синицын A.A. Пушкари. Третий этап исследования. Традиции и синтез подходов // Пушкаревский сборник. Вып.2, СПб, 2003, С.29-33.

395. Смоличев П.И. «Скарб» палеолггичноТ доби: (Кремпше начиння сховане в юстщ мамонта з Mi3HHCbKOi палеол1тично1 стаци) // Чершпв i ГНвшчне Л1вобережжя: огляди, розвщки, матер1али // УАН, IcTopinna секгия. КиТв, 1928. С.36-41.

396. Соболев B.C. Академия Наук и краеведческое движение // Вестник РАН. 2000. Т.70. №6, с.535-541

397. Сообщения ГАИМК, 1931 -№3.

398. Сорокина Г.Г. Новые находки орнаментированных поделок в Юдиново 1 // РА 1993 №2, С. 130-139.

399. Соффер O.A. Экономика верхнего палеолита: продолжительность заселения стоянок на Русской равнине // РА 1993 №3. С.5-20.

400. Соффер O.A. Верхний палеолит средней и восточной Европы: люди и мамонты // Проблемы палеоэкологии древних обществ, М., 1993, С.99-118.

401. Столицын В. Первый директор Брянского музея // Блокнот агитатора, Брянск, 1988-№4, С.31-32.

402. Столяр А.Д. Происхождение изобразительного искусства. Л., 1985.

403. Тарасов Л.М. Раскопки в Масловке и Бетово // АО-1972. М., 1973. С.93-94.

404. Тарасов Л.М. Мустьерская стоянка Бетово на верхней Десне // Тез. док. сессии, поев, итогам полевых археол. исследований 1972 г. в СССР. Ташкент, 1973, С.202-203.

405. Тарасов Л.М. Раскопки в Бетово // АО-1973. М., 1974. С.80-81.

406. Тарасов Л.М. Новые раннепалеолитические стоянки на Десне // АО-1974. М., 1975. С.81-82.

407. Тарасов Л.М. Исследования палеолита на Десне в районе Бетово // АО-1975. М., 1976. С.91-92.

408. Тарасов Л.М. Раскопки палеолитических стоянок на верхней Десне // АО-1976. М., 1977. С.74-75.

409. Тарасов Л.М. Мустьерская стоянка Бетово и ее природное окружение // ПДЧ.

410. Тарасов Л.М. Исследование мустьерских стоянок на Десне // АО-1981. М.,1982. С.92.

411. Тарасов Л.М. Палеолит бассейна Верхней Десны // XI конгресс 1ЫС>иА. Тезисы докладов. Т.З. М., 1982. Тарасов Л.М. Исследование деснинских палеолитических стоянок // АО-1982. М., 1984. С.90.

412. Тарасов Л.М. Результаты работ Деснинской экспедиции // АО-1983. М., 1985. Тарасов Л.М. Раскопки стоянки Чернетово // АО-1984. М., 1986. С.75-76. Тарасов Л.М. Палеолитическая стоянка Коршево 1 // Палеолит и неолит, Л., 1986. С.46-53.

413. КС И А вып.202, М., 1990, С.43-48. Тарасов Л.И. Палеолит бассейна Десны. Автореф. докт. дис. СПб. 1991. Тарасов Л.М. Мустьерское местонахождение Неготино // Проблемы палеолита ■

414. Ю.А. Липкинг и археология Курского края. Курск, 2005, С.22-24. Токарев С.А. К вопросу о значении женских изображений эпохи палеолита //

415. Формозов A.A. Некоторые итоги и задачи исследований в области истории археологии // СА, 1975 №4, С.5-13

416. Формозов A.A. 1980. Памятники первобытного искусства на территории СССР. М., 1980, 136 с.

417. Формозов A.A. Начало изучения каменного века в России. М., 1983.

418. Формозов A.A. О периодизации истории отечественной археологии // РА, 1994 -№4, С.219-225.

419. Формозов A.A. Сергей Николаевич Замятнин // Антология советской археологии (1930-е гг.), т.2, М. 1995.

420. Формозов A.A. Русские археологи и политические репрессии 1920-1940-х гг // РА, 1998-№3. С. 191-206.

421. Формозов A.A. О Петре Петровиче Ефименко (материалы к биографии) // Очерки истории отечественной археологии, Вып.З. М., 2003. С.73-126.

422. Формозов A.A. Историография русской археологии на рубеже XX-XXI вв. Курск, 2004.

423. Формозов A.A. Рассказы об ученых. Курск, 2004-6, 124 с.

424. Фосс М.Е.М.В. Воеводский (1903-1948)//КСИИМК,вып.25,М.,1949. С.103-105.

425. Фролов Б.А. Числа в графике палеолита. Новосибирск, 1974. 239 с.

426. Фуэнтэ Ф.Р. Африканский рай. М., 1979.

427. Хайкунова H.A. Нуклеусы верхнепалеолитической стоянки Супонево // CA, 1984-№4. С.109-118.

428. Хайкунова H.A. Кремневый инвентарь стоянки Супонево и ее место в палеолите бассейна Десны. Автореф. канд. дис. М. 1985.

429. Хайкунова H.A. Резцы верхнепалеолитической стоянки Супонево (опыт классификации)//РА, 1992 №2. С.123-135.

430. Хайкунова H.A. Скребки и скребковидные предметы в кремневом инвентаре стоянки Супонево // Археологический сборник.Тр.ГИМ, вып.96.М.,1998. С.70-87.

431. Хлоначев Г.А. Обработанная кость Пушкарей I (раскопки 1981-1997) // Пушка-ревский сборник. Вып. I. СПб., 1997. С. 59-64.

432. Хлоначев Г.А. Два подхода к построению фигуры женских статуэток на вос-точно-граветтийских стоянках Русской равнины // Восточный граветт, М.,1998, С.226-233.

433. Хлопачев Г.А. Стоянки Погон и Бугорок (раскопки 1997-1999, 2001 гг.) // Пуш-каревский сборник, вып.2. СПб, 2003, С.42-45.

434. Чепляиекая Е.А. Археологическая коллекция Брянского музея и некоторые вопросы развития археологии на Брянщине // Брянская земля, вып.1, Брянск, 1993.

435. Черниговский соединенный исторический музей: каталог. Чернигов, 1915.

436. Черниговщина. Энциклопедический справочник. Чернигов, 1990.

437. Чикаленко Л.Е. Археологические раскопки // Черниговское слово. 1912. 14 сент. №1669.

438. Чубур A.A. «Мамонтовое собирательство» в бассейне Десны // Природа 1993 -№7. С.54-57.

439. Чубур A.A. Расселение верхнепалеолитического человека в центре Русской равнины (географический аспект). Авт. канд. дис. М., 1997.

440. Чубур A.A. Роль мамонта в культурной адаптации верхнепалеолитического населения Русской равнины в осташковское время // Восточный граветт. М., 1998, С.309-329.

441. Чубур A.A., Шпилев А.Г. и др. Курский край. Том 1:Каменный век. Курск. 1999.384 с.

442. Шлеев В.В. Памяти Ивана Гавриловича Шовкопляса // РА, 1998-№4, с.247-248.

443. Шовкопляс 1.Г. Супоневсьска палеолггична стоянка // Археолопя, т.4, Кшв, 1950.

444. Шовкопляс 1.Г. Житла Супоневско\' палеолггичноУ стоянки // Археолопя, т.5, Кшв 1951.

445. Шовкопляс 1.Г. Кютяш вироби Супоневсько1 палеолггичноТ стоянки // Археолопя, т.6, Кшв, 1952.

446. Шовкопляс И.Г. Палеолитическая экспедиция 1954 г // КСИА АН УССР, Выгт, 5 Киев, 1955. С.7-12.

447. Шовкопляс И.Г. Жилища Мезинской стоянки // КСИА АН УССР, Вып.6, Киев, 1956. С.3-12.

448. Шовкопляс И.Г. Раскопки Мезинской палеолитической стоянки: предварительное сообщение о раскопках 1954 г // КСИИМК, Вып.63, М., 1956, С.31-39.

449. Шовкопляс И.Г. Некоторые итоги исследования Мезинской позднепалеолити-ческой стоянки в 1954-1955 гг // СА, 1957 №4, С.99-115.

450. Шовкопляс И.Г. Нижний горизонт Мезинской палеолитической стоянки. — КСИА АН УССР, Вып.8, Киев, 1958. С.92-103.

451. Шовкопляс 1.Г. До питания про характер жител тзнього палеолггу // Вестник АН УРСР, 1958, №2, С.39-49.

452. Шовкопляс И.Г. Мезинская стоянка на Десне: к истории Среднеднепровского бассейна в позднепалеолитическую эпоху. Авт. докт. дис. Киев, 1964. 37 с.

453. Шовкопляс И.Г. Мезинская стоянка: к истории Среднеднепровского бассейна в позднепалеолитическую эпоху. Киев, 1965. 328 с.

454. Шовкопляс И.Г. О характере связей населения в позднем палеолите // Материалы по четвертичному периоду Украины. Киев, 1965, С.312-319.

455. Шовкопляс И.Г. Новая палеолитическая стоянка на Черниговщине // АО-1966. М., 1967. С.187-189.

456. Шовкопляс И.Г. Палеолитическая экспедиция в 1965-1966 гг // Археологические исследования на Украине. Вып.1, Киев, 1967. С.56-61.

457. Щавелев С.П. Деснинская экспедиция М.В.Воеводского и ее вклад в археологическое изучение Курского края // Деснинские древности. Материалы межгос. научной конф. памяти Ф.М. Заверняева. Брянск, 1995. С. 12-15.

458. Щавелев С.П. Первые находки останков курских мамонтов и окончательное открытие С.Н. Замятниным палеолита на Сейме // Археология черноземного центра России: история исследования, историография. Воронеж, 1999, С. 19-23;

459. Щавслев С.П. Первооткрыватели курских древностей. Очерки истории археологического изучения южнорусского края. Выпуск 3: Советское краеведение в провинции: взлет и разгром (1920-1930-е гг.). Курск. 2002-а.

460. Щавслев С.П. Судьбы исторических древностей южной России и их место в её провинциальной культуре XVII-XX веков (по материалам археолого-этнографического изучения Курского края). Авт. докт. дне. Курск. 2002-6.

461. Щавслев С.П., Стародубцев Г.Ю. Историки Курского края. Биографический словарь. Курск, 1998.

462. Щебуняева В.В. Элементы микростратиграфии и микроструктуры культурного слоя нового участка стоянки Пушкари I // Пушкаревский сборник. Вып. I. СПб., 1997. С. 69-73.

463. Щеглова В.В. 1965. К вопросу о мелком мамонте и подвидовой принадлежности елисеевичского мамонта // Доклады АН БССР, т. IX №11.

464. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // К. Маркс и Ф. Энгельс, Собрание сочинений; изд. 2, М., 1987 т. 21, с. 28-178.

465. Abramova Z.A. Yudinovo. Dictionnare de la Préhistoire. Paris. 1988.

466. Abramova Z.A., Grigorieva G.V. Utilization de l'ivoire du site d'Yudinovo sur la Plaine russe // Le travail et et l'usage du Paléolithique supérieur. Actes de la Table Ronde, Ravello, 29-31 mai 1992. Roma, 1995, p.221-231.

467. Abramova Z.A., Grigorieva G.V. Yudinovo Le Paléolithique superiur europeen // Rapport Quin quennal 1986-1991. ERAVZ, 52, September 1991, p. 11 -12.

468. Absolon K. Die Erforschung der diluvialen Mammutjager-Station von Unter-Wisternitz au den Pollauer Bergen in Mahren. Arbeitsbericht über das zweite Jahr 1925. Mitteilungen aus der Palaeolithischen Abteilung am Mahrischen Landesmuseum №54, Brunn, 1938.

469. Absolon K. The Diluvial Anthropomorphic Statuettes and Drawings Especially the So-Called Venus Statuettes, Discovered in Moravia, A Comparative Study. Artibus Asiae, Institute of Fine Arts, New-York University, t.XII, 3, 1949, p.204-208

470. Binford L. In pursuit of the past. Decoding the archaeological record. London. Thames and Hudson. 1983.

471. Boule M. Les Hommes fossiels. 3-me edition par H.V. Vallois, Paris, 1946.

472. Cook S.F., Heizer R.F. Relationships among Houses, Settlement Areas and Population in Aboriginal California. Settlement Archaeology. Palo Alto, 1968

473. Guslitzer B.I., Pavlov P.Y. Man and Nature in Northeastern Europe in the Middle and Late Pleistocen // From Kostenki to Clovis. New York, 1993.

474. Gvozdover M. Art of mammoth hunters. The finds from Avdeevo. Oxbow Monograph 49. Oxford, 1995.

475. Grigoriev G.P. A New Reconstruction of the above-ground Dwelling of Kostenki // Current Anthropology, V.8,№4, 1967.

476. Grigoriev G.P. Ivory vorking in Avdeevo // Le travial et Tusage de Fivore au paléolithique supérieur, Roma. 1995.

477. Haynes G Mammoths, mastodonts & elephants. Biology, behavior, and the fossil record. Cambridge, 1991. 413 p.

478. McDermott Le R. Self-Representation in Upper Paleolithic Female Figurines // Current Anthropology, University of Chicago Press, 1996.

479. James E.O. The Cult of the Mother-Goddess. London, 1959

480. Soffer O. The Upper Paleolithic of the Central Russian plain. Academic press, 1985.

481. Архив Института Истории Материальной Культуры РАН

482. C.С. Леев: ф.2. 1925, д. 101, л.8; 1925, д. 131; 1926,д.218.

483. K.M. Поликарпович: Раскопки в районе р. Ипути и г. Суража, по Суд ости ипо правому берегу Десны в Брянском округе, ф.2, оп.1, 1930,д.146. Раскопки в Клинцовском и Брянском округах Западной обл. в 1930 г., ф.2,оп.1, 1931 д.789.

484. Работы по р. Десне в 1931 году, ф.2, оп.1,1932,д.99.

485. Отчет об обследовании правого берега р. Десны между г. Брянском и г. Труб-чевском в 1937 г. ф.2, оп.1, 1937, д.224.

486. Отчет об обследовании палеолита в Курской обл. в 1937 г. ф.2, оп.1, 1937,д.225.

487. В.И. Беляева: №6897. Отчет о полевой работе Авдеевского разведывательного отряда ЛОИА АН СССР в 1977 г.

488. Е.В. Булочникова: №19245. Отчет о раскопках Авдеевекой палеолитической стоянки в 1995 г.

489. М.В. Воеводский: №72. Отчет о полевых исследованиях (1946 г.); №115. Деснинская экспедиция (1948 г.);

490. Отчет о полевых работах Деснинской экспедиции, (1947 г.); №291. Работы Деснинской экспедиции (1948 г.). №1296. Палеолит СССР. Карта.

491. К.Н. Гаврилов: Без номера. Отчеты о работе Хотылёвской археологическойэкспедиции за 1994-2003 гг.

492. Г.В. Григорьева: №3175. Отчет о работе Курского палеолитического отряда в 1964 г.; Без номеров. Отчеты о работе Юдиновской экспедиции ИИМК РАН 1990, 1995-1997, 2000-2003 гг.

493. K.M. Поликарпович: №653. Отчет об археологическом обследовании Брянской обл. ." . . №2377. Отчет об исследовании Юдиновской палеолитической стоянки. №2511. Отчет об исследовании Елисеевичской стоянки.

494. A.Н. Рогачев: №401. Отчет об исследовании остатков первобытнообщинного поселения верхнепалеолитического времени у с. Авдеево на р. Сейм. -№1206. Отчет о работе в 1955 г. по изучению геоморфологических условий стоянок Среднерусской возвышенности.

495. Брянский государственный объединенный краеведческий музей Заверняев Ф.М. Дневники и архивные материалы (1950-81). Рукописи, фотографии, чертежи, переписка.

496. Государственный Архив Брянской области (Брянск) Ф.85/302, оп.1, д. 130; Дневники В.А. Восинского (без номера); Орловские епархиальные ведомости, 1901-1906 гг.; Подшивки газеты «Брянский рабочий» за1926-1934 гг., 1945-1988 гг.

497. Государственный Архив Курской области (Курск): Ф.Р-3139, оп.8, д.20; Ф.Р-3139, оп.8, д. 128; Ф.Р-3139, on. 1, д. 148; Подшивки газеты «Курские губернские ведомости» за 1850-1851, 1906 гг.

498. Архив Музея Антропологии и Этнографии РАН им. Петра Великого:

499. К-1, оп.2, №734-735 Поликарпович K.M. Опись предметов, найденных при раскопках палеолитической стоянки в дер. Елисеевичи Почепского р-на Западной обл. 14 августа-25 сентября 1935 г.

500. Архив Юдиновского краеведческого музея (Брянская обл.): Архив K.M. Поликарповича. Ф. 1 (см. приложение 1). Картотека по раскопкам стоянки Елисеевичи. Ф.2 (в обработке).

501. Архив Института Археологии HAH Украины (Киев): Беляева В.И. Отчеты о раскопках палеолитической стоянки Пушкари 1 (19822003 гг.)

502. Колосов Ю.Г. Звгг про археолопчни розвщки Украшьско1 геолопчно! четвер-TiniHoi експедщп в 1961 роци. 1961/14. №№4640, 4641.

503. Полнкарпович K.M. Заметка об обследовании правого берега р. Снови в 1935 г.; Фонд научных работ, 13.07.1936; маш.;рос.;2;

504. Рудииский М.Я. Звгг та дослщи Mi3imcbKoi палеолггично! експедицш в 1912, 1913, 1930 та 1932 рр // ф.Ю, №13.

505. Рудинский М.Я. Краткое сообщение о раскопках в Мезине в 1930 и 1932 гг. Смоличев П.И. Палеонтологические находки на Черниговщине ф.6,д.12, 12.03.25 Ч и кален ко JI.E. Розкопки 1912 року // Ф.А, В/41

506. Шовкопляс И.Г. Полевые дневники. Отчет о работе палеолитической экспедиции ИА АН УССР//1954,1955,1956,1957,1958,1959,1960,1961,1963-1965/10, №№4677, 4678.

507. Шовкопляс И.Г. Супоневская палеолитическая стоянка. Дисс. Канд. Ист. наук. Киев, 1949. №877.

508. Воронежский центр документации по новейшей истории (ВЦДНИ):

509. Дело краеведов. Ф.9353, Оп.2, д. 169676.

510. Государственный Исторический Музей (Москва):

511. Отдел письменных источников (ГИМ ОПИ). ф.431. Фонд В.А. Городцова.

512. Архив Курского государственного областного музея археологии Фонд Ю.А. Липкинга.1. Архив Президента РФ.

513. Сталинские списики»,ф.З, оп.24, дело 418.

514. Архив Управления ФСБ РФ по Смоленской обл.:

515. Архивно-уголовное дело №13313 (Е.А. Калитина).

516. Личный архив A.A. Чубура: Переписка автора с С.Н. Алексеевым, П.И. Борисковским, Ф.М. Заверняевым,

517. В.А. Падиным, Л.М. Тарасовым, В.Я. Сергиным, Г.В. Григорьевой, В.Е. Кури-леико, Г.П. Григорьевым, В.И. Скляруком и др. Воспоминания В.А. Падина.1. Принятые сокращения

518. АО Археологические открытия (ежегодник)

519. БГОКМ Брянский государственный объединенный краеведческий музей

520. БГПУ — Брянский государственный педагогический университет

521. БГУ Брянский государственный университет им. И.Г. Петровского

522. БКИЧП Бюллетень комиссии по изучению четвертичного периода

523. ВА Вопросы антропологии (периодическое издание)

524. ВГУ Воронежский государственный университет

525. ВУАН Всеукраинская академия наук

526. ГАБО Государственный архив Брянской области

527. ГАИМК Государственная академия истории материальной культуры

528. ГАКО Государственный архив Курской области

529. ГИМ — Государственный Исторический Музей (Москва)д.и.н. — доктор исторических наук д.б.н. доктор биологических наук1. ИА Институт Археологии

530. ИГА11 (ИГРАН) Институт Географии АН СССР (РАН)

531. ИИМК Институт Истории Материальной Культуры

532. КГОМА Курский государственный областной музей археологии

533. КГПИ Курский государственный педагогический институтк.б.н. кандидат биологических наукк.и.н. кандидат исторических наук

534. КОКМ Курский государственный областной краеведческий музей КСИА — Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях Института Археологии (периодическое издание)

535. КСИИМК Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях Института Истории Материальной культуры (периодическое издание). ЛГУ - Ленинградский государственный университет

536. ЛИФ ЛИ Ленинградский институт филологии, литературы и искусства

537. МАИ Московский Археологический Институт

538. МАЭ Музей Антропологии и этнографии РАН (Кунсткамера).

539. МИА Материалы и исследования по археологии СССР

540. МГСУ — Московский государственный социальный университет

541. МГУ Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

542. МОИП — Московское общество испытателей природы

543. ПРПО — Природа и развитие первобытного общества на территории европейской части СССР (сборник трудов) РА Российская археология (журнал). РАЖ - Русский Антропологический журнал С А - Советская археология (журнал). СЭ - Советская этнография (журнал).

544. ТКМ Трубчевский краеведческий музей (г. Трубчевск, Брянская обл.).1. Тр. Труды1. УЗ Ученые запискиур. урочищех. хутор

545. ЮКМ — Юдиновский краеведческий музей (Погарский р-н Брянской обл.)

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 331586