Электоральный процесс как форма структурирования политического режима :На примере выборов в Государственную Думу тема диссертации и автореферата по ВАК 22.00.05, кандидат политических наук Чеснаков, Алексей Александрович

Диссертация и автореферат на тему «Электоральный процесс как форма структурирования политического режима :На примере выборов в Государственную Думу». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 85812
Год: 
0
Автор научной работы: 
Чеснаков, Алексей Александрович
Ученая cтепень: 
кандидат политических наук
Место защиты диссертации: 
Б. м.
Код cпециальности ВАК: 
22.00.05
Специальность: 
Политическая социология
Количество cтраниц: 
145

Оглавление диссертации кандидат политических наук Чеснаков, Алексей Александрович

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1.

ОСНОВНЫЕ КАЧЕСТВЕННЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПОЛИТИЧЕСКОГО РЕЖИМА И ЭЛЕКТОРАЛЬНОГО ПРОЦЕССА В РОССИИ НА ПРИМЕРЕ ВЫБОРОВ В ГОСУДАРСТВЕННУЮ ДУМУ ФЕДЕРАЛЬНОГО

СОБРАНИЯ РФ.

1. Политический режим и электоральный процесс: общие характеристики российской специфики.

2. Сценарий и этапы избирательной кампании.

3. Идейно-политический фон выборов.

ГЛАВА II.

ОСНОВНЫЕ УЧАСТНИКИ ЭЛЕКТОРАЛЬНОГО ПРОЦЕССА: ИХ ЦЕЛИ, ИНТЕРЕСЫ И СПЕЦИФИКА ПОЛИТИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ.

1. Властные структуры и непартийные субъекты электорального процесса.

Федеральные органы исполнительной власти.

Региональные администрации.

Финансово-промышленные группы в электоральном процессе 77 Средства массовой информации.

2. Избирательные объединения.

Коммунистическая партия Российской Федерации (КПРФ).

Межрегиональное движение «Единство» («Медведь»).

Отечество - Вся Россия».

Союз правых сил.

Блок Жириновского».

Яблоко».

Другие избирательные объединения.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Электоральный процесс как форма структурирования политического режима :На примере выборов в Государственную Думу"

Актуальность темы исследования определяется существенным возрастанием интереса к теоретическим проблемам электорального процесса в ходе социальных реформ в России, влиянием избирательных кампаний на механизмы осуществления политической власти и существующий политический режим. Вместе с тем, актуальность исследования повышается и потому, что выборы в третью Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, прошедшие 19 декабря 1999 года спровоцировали обостренный интерес к самым различным аспектам электорального процесса.

Прежде всего, выборы в Государственную Думу оказались первой, после июля 1996 года, общефедеральной избирательной кампанией. Учитывая количество и качество политических событий, произошедших в ходе трех с половиной лет после президентской кампании-96, значение последних парламентских выборов как показателя адаптации населения страны к процессам социальной и политической трансформации резко возрастало. Именно в ходе данной кампании населением страны должны были быть даны оценки: социально-политической и экономической ситуации, складывающейся в России; приемлемости тех социально-экономических реформ, которые были определены в качестве одной из главных целей исполнительной и законодательной власти страны начиная с 90-х годов XX века; моральным ценностям, устоявшимся в общественном сознании в течение последних лет; основным политическим институтам, и ряду политиков лично, олицетворяющих политическую жизнь России конца XX века.

Во-вторых, выборы в Государственную Думу стали важнейшим фактором политической жизни страны 1999 года, в фокусе которого определялась значимость того или иного события в политической и социально-экономической сфере.

В-третьих, по итогам выборов и в их результате была фактически ликвидирована форма политического режима, установившаяся в России с октября-декабря 1993 года, основой которого была система личной власти Президента Б.Н.Ельцина. Тем самым впервые в современной российской истории выборы стали реальным механизмом смены политической власти.

В-четвертых, избирательная кампания стала основным фактором генерирования новой формы политического режима. Несмотря на то, что становление данного режима проходит в рамках Конституции 1993 года и находится на первоначальной стадии оформления, рассмотрение причин его генезиса становится важным для понимания возможных направлений его эволюции, а следовательно и эволюции политической системы России в ближайшие годы.

В-пятых, в результате выборов был сформирован новый количественный и качественный состав нижней палаты Высшего законодательного органа страны - Федерального Собрания. Значительное влияние оказали выборы на состав и характеристики политической элиты страны, на новую систему согласования интересов и функционирование лоббистских структур.

В-шестых, прошедшие в декабре 1999 года парламентские выборы явились катализатором процесса развертывания широкой общественной дискуссии по выработке стратегического плана развития страны в начале XXI века, формирования новой внутри- и внешнеполитической доктрины развития России1.

Наконец, в ходе парламентских выборов были использованы и приобрели огромное значение новые политические технологии (в том числе и примитивно манипулятивные, получившие названия «грязных») а также административные ресурсы, роль которых в достижении результатов для некоторых партий стала определяющей. Насколько данные технологии являются соответствующими современной политической культуре России и можно ли считать их использование неотъемлемой частью переходного периода в развитии демократических процессов в нашей стране должно быть проанализировано в самое ближайшее время, поскольку дальнейшее их развитие может оказать негативное влияние на общественное мнение в отношении электорального процесса как такового.

Степень разработанности проблемы. Изучение общих проблем и особенностей электорального процесса является одним из наиболее распространенных в современной политической науке. Проведенный анализ отечественных и зарубежных материалов по теме диссертации позволяет выделить пять основных направлений научных исследований.

1 См. журнал «Итоги» от 8 февраля 2000 г., еженедельник «Век», № 8 25.02-2.03.2000г. и т.д.

Первое направление посвящено исследованию теоретических аспектов электорального процесса. Основным содержанием работ этого направления является определение сущности электорального процесса, типологии электоральных процессов, а также анализ социальной среды, где, собственно, и проходит электоральный процесс. В числе зарубежных исследований по данной тематике необходимо отметить работы К.Маркса, М.Вебера, Д.С.Милля, К.Каутского, Р.Михельса и др.2. К современным зарубежным авторам следует отнести Р.Арона, Р.Даля, М.Дюверже, Г.Маркузе, М.Оукешота, Р.Патнэма, Э.Фегелина, Ю.Хабермаса и др.3. В отечественной литературе особую значимость имеют работы М.М.Ковалевского, Н.М.Коркунова, В.И.Ленина, П.А.Сорокина, Л.А.Тихомирова, Б.Н.Чичерина и др.4.

Рост интереса современных российских исследователей к проблемам электорального процесса объективно следовал из его реального влияния на политическую и экономическую жизнь страны. В работах таких авторов, как М.Г.Анохин, К.С.Гаджиев, В.Я.Гельман, З.М.Зотова, В.С.Комаровский, А.М.Мигранян,

2 Маркс К. Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта// Маркс К., Энгельс Ф. Соч. т.8., Каутский К. Представительное правление. Спб. 1905., Вебер М. О буржуазной демократии в России. // Социологические исследования, 1988. (Уточнить номер)

3 Даль Р. Введение в экономическую демократию. М., 1991., Патнэм Р. Чтобы демократия сработала. М. 1996, Хабермас Ю. Демократия, разум, нравственность. М.1995., Oakeshot М. Masses in Representative Democracy // Freedom and Serfdom. Dordrecht, 1961, Fvoegelin E. The New Science of Politic, Chicago 1952, МаркузеГ. Одномерный человек, M. 1994.

4 Ковалевский М.М. Происхождение современной демократии. В 4 т. М. 18951899, Коркунов Н.М. Пропорциональные выборы. Спб. 1896., Ленин В.И. Государство и революция. ПСС. Т. 33. М. 1974, Детская болезнь левизны в коммунизме. ПСС. Т.41. М. 1974., Сорокин П.А. Каналы вертикальной циркуляции.//Сорокин П.ПА. Человек. Цивилизация. Общество. М. 1992, Сорокин П.А. О свободах. Неотъемлемые права человека и гражданина. Пг.

A.М.Салмин. А.П.Цыганков и др. раскрываются сущностные характеристики электорального процесса, анализируется его страновая, и в первую очередь, отечественная специфика5.

Второе направление посвящено анализу электорального поведения, проблемам выбора и участия. Основу данного направления составляют многочисленные исследования в области социологических, социально-психологических и близких к ним научных областей. К числу первооткрывателей данного направления относятся Г.Тард, Г.Лебон, Г.Маркузе6. Огромное значение имеют работы советских и российских ученых Г.Г.Водолазова, Б.А.Грушина, Г.Г.Дилигенского, Д.В.Ольшанского, Г.В.Осипова, М.Н.Руткевича, Е.Я.Сергеевой, Ж.Т.Тощенко, Г.Х.Шахназарова и т.д.7

Третье направление посвящено анализу политических режимов и институтов. К нему можно отнести классические работы М.Острогорского, М.Дюверже и др.8 В современной России анализ данного направления представлен А.В.Ковлером, А.М.Миграняном,

B.В.Смирновым, Л.Ф.Шевцовой, В.И.Лысенко и др.9

1917., Тихомиров JI.A. Монархическая государственность. М. 1905, Чичерин Б.Н. О народном представительстве. М. 1899.

5 Зотова З.М. Выборы в России: взгляд политолога. М. 1996., Комаровский B.C. Анохин М.Г. Политика: возможность современных технологий. М.1998. Цыганков А.П. Современные политические режимы: структура, типология, динамика. М. 1995.

6 Лебон Г. Психология народов и масс. СПб. 1995.,

7 Грушин Б.А. Массовое сознание. М. 1987., Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. М. 1996., Ольшанский Д.В. Массовые настроения в политике. М. 1995., Петренко В.Ф., Митина О.В. Психосемантический анализ динамики общественного сознания. М. 1997., Тощенко Ж.Т., Харченко C.B. Социальное настроение. М. 1997., Партии и выборы в капиталистическом государстве. М. 1980

8 Острогорский М Л. Демократия и политические партии. М. 1927.

9 Ковлер А.И., Смирнов В.В. Демократия и участие в политике. М. 1986., Шевцова Л.Ф. Режим Бориса Ельцина М. 1999., Лысенко В.И. Выборы и

Четвертое направление массовой коммуникации (СМК), политической рекламе и Public Relations. Выделение в отдельное направление исследований данных проблем обусловлено их тесной взаимосвязью и существенным ростом влияния на общественное мнение, политические процессы и институты. В данной сфере особую роль играют современные авторы: С.Блэк, Э.Дэннис, М.Маклуэн, Ж.Сегела и т.д.10, и отечественные, такие как: Т.Г.Гринберг, Л.М.Земляновой, Н.Г.Зяблюк, Т.Ю.Лебедевой, В. Л.Музыканта, Г.Г.Почепцова, Л.Н.Федотовой и т.д. опубликовавшие за последние годы значительное количество работ актуального характера11.

Пятое направление посвящено анализу технологических приемов, используемых в ходе избирательной кампании. Спецификой данного направления является то, что оно разрабатывается, как правило, вне рамок академической науки. И если в западной исследовательской традиции ее включенность в академическую среду является закономерной ввиду длительной исторической конвергенции различных академических и практических школ, то в России еще рано говорить о тесном контакте между практиками и теоретиками в области политических технологий. Результатом становится чрезвычайно слабое представительные органы власти в новой Европе: политологический опыт и тенденции 80-90-х гг. М. 1994

10 Перечень наиболее существенных работ в данной области представлен в книге ДМ. Земляновой «Зарубежная коммуникативистика в преддверии информационного общества», М.1999

11 Гринберг Т. Политическая реклама: портрет лидера. М. 1995., Зяблюк Н.Г. Индустрия управляемой информации. М. 1971., Музыкант В.Л. Теория и практика современной рекламы. М. 1998, Почепцов Г.Г. Коммуникативные технологии двадцатого века. М. 1999, Информационные войны М. 2000.; Лебедева Т.Ю. Информационное взаимодействие. Прага. 1990., Путь к власти. теоретическое осмысление современных методов работы так называемых «политтехнологов». Многие из появившихся в последние годы работ являются или калькой с зарубежного опыта12, или чрезвычайно слабо отражают характер отечественного электорального процесса, оставаясь в рамках одного или двух научных направлений, как правило, обусловленных профессиональной или научной спецификой автора13.

Наконец, шестое направление, к которому с незначительными допусками может быть отнесена «литература околонаучного типа», куда входят различные аналитические доклады и записки, посвященные политическому анализу текущих политических процессов. Их нельзя назвать «научным материалами», поскольку в большинстве из них не выработан теоретический и понятийный аппарат, а анализ зачастую строится не на основе общепринятых социологических и политологических моделей, а на основе авторских концепций, не подтвержденных научно. Однако, данный пласт литературы имеет одно существенное преимущество - он является оперативным, и содержит, несмотря на указанные проблемы, огромный набор материалов, к сожалению упускаемых в литературе указанных выше типов. В аналитических материалах таких структур как Центр политических технологий, Центр политической конъюнктуры России, Институт политических

Франция: выборы президента. М. 1995., Паблик рилейшнз. Корпоративная и политическая режиссура. М. 1999.

12 Как победить на выборах. Методическое пособие по организации избирательной кампании. М. 1991-1992. Кн. 1-5. Технология и организация выборных кампаний. Зарубежный и отечественный опыт. М. РАУ. 1993., и т.д.,

13 Политиками не рождаются. Как стать и остаться эффективным политическим лидером. П/р. Егоровой-Гантман Е.В., 1993., Имидж лидера. П/р. Егоровой-Гантман Е.В. 1994, Самый короткий путь к власти. П/р. В исследований, Фонд «ИНДЕМ» и т.д. представлены важнейшие особенности процесса внутриэлитного согласования политических интересов, зачастую опускаемые в литературе более общего типа.

Вместе с тем необходимо отметить, что значительной частью отечественной научной проблематики является и непосредственный анализ избирательных кампаний по выборам в Государственную Думу РФ.

Так, выборы в Государственную Думу первого созыва, прошедшие в 1993 году были проанализированы в ряде научных монографий и в диссертационных исследованиях14.

Не стали исключением и выборы во вторую Государственную Думу, прошедшие в 1995 году. По их результатам были опубликованы многочисленные работы научного и научно-публицистического содержания, а также официальные сборники Центральной Избирательной Комиссии, содержащие подробный количественный и качественный анализ электорального процесса15.

В ходе выборов в третью Государственную Думу в 1999 году, проявились и закрепились тенденции, определившие не только технологический фон избирательной кампании, но и ее основные характеристики как демократической процедуры. Важность таких факторов как административный ресурс, новая роль региональных

Петропавловского H.H. Таганрог. 1995, Дубов И.Г., Русова Ю.О. Как победить на выборах М. 1993.,

14 Россия-95: накануне выборов. М.1995., Зотова З.М. Избирательная кампания: технологии организации и проведения. М.1995. Ковлер А.И. Избирательная кампания: организация и методы работы с избирателями М.1995. Ослон A.A., Петренко Е.В. Парламентские выборы и опросы общественного мнения в России во второй половине 1993 года. - М.1994.

15 Выборы депутатов Государственной Думы 1995. М. ЦИК РФ. 1996., Россия: власть и выборы. М. 1996., Авакьян С.А. Выборы-95 в Государственную Думу России. М.1995., Дзялошинский И.М. Российские СМИ в избирательной кампании: уроки и эффективность. М.1996. руководителей, резкий рост роли средств массовой информации если и являлись предметом научного анализа, то, к сожалению, до сих пор не были исследованы в совокупности, равно как и степень кумулятивности эффекта их совместного влияния.

В то же время, несмотря на огромное количество трудов, посвященных теме диссертации, большинство из них носит сугубо теоретический характер и, как правило, посвящено отдельным направлениям проблематики электорального процесса. Следует отметить, что отечественный электоральный процесс, особенно в последние годы требует более широкого взгляда как на проблемы собственно кампании, ее проблематику, стратегические и тактические особенности, так и на соответствие кампании нормам и принципам демократии. В названных выше трудах зачастую не происходит столь важного совмещения теоретической и практической составляющих электорального процесса.

Актуальность, состояние научной разработки обусловили выбор темы, объекта и предмета исследования, определили его цели и задачи.

Цель диссертационного исследования - выявить сущностные особенности современного российского электорального процесса, приведшие к изменению качественных характеристик политического режима (на примере избирательной кампании в Государственную Думу 1999 года).

Объект исследования - современный российский политический режим, формирующие его политические институты и номенкпатурно-политические группы, общественное мнение.

Предмет исследования - электоральный процесс на федеральном уровне в Российской Федерации, конкретизированный как выборы в высший законодательный орган РФ Государственную Думу Федерального Собрания РФ.

Задачи исследования: выявить и проанализировать особенности российского электорального процесса на примере выборов в Государственную Думу РФ 1999 года определить сущность, функции и особенности избирательной кампании в Государственную Думу РФ как одного из электорального процесса, влияющего на существование современного российского политического режима; проанализировать основные факторы, детерминирующие характер отношения российских избирателей к выборам в органы законодательной власти; уточнить качественные особенности механизмов влияния на электоральное поведение, проявившиеся в ходе парламентских выборов 1999 года; определить пути оптимизации приемов, используемых в рамках избирательной кампании и выработать рекомендации органам государственной власти для контроля за их использованием.

Теоретико-методологическую базу исследования составил комплекс общенаучных и специальных методов познания социальных, политических, психологических явлений и процессов, философская теория власти, конкретно-исторический подход, структурно-функциональный анализ. При этом, теоретическая и методологическая база исследования, в первую очередь, обусловлена междисциплинарным, многоаспектным характером работы.

В основу исследования положены системный подход к изучению политических процессов. Для анализа электорального процесса широко используется сравнительный метод.

На формирование теоретико-методологического аппарата диссертации оказали влияние исследования авторов по следующим научным направлениям: теоретические и методологические основы анализа политических процессов содержащиеся в трудах К.Маркса, В.И.Ленина, П.А.Сорокина, П.Г.Чернышевского и др.; идеи М.Вебера о структуре политической власти, Г.Ласуэлла о роли массовых коммуникаций, Г.В.Осипова, Э.Ноэль-Нойман, П.Шампаня и др. о взаимовлиянии избирательных кампаний и процессов формирования общественного мнения и т.д.

В разработке методологии прикладного исследования диссертант основывался на моделях анализа социально-политических процессов, представленных в трудах Г.В.Осипова, В.Н.Березовского, Г.Г.Водолазова, А.А.Галкина, З.М.Зотовой, В.Н.Иванова, А.И.Ковлера, Ю.А.Красина, Б.И.Краснова, В.К.Левашева, М.Н.Руткевича, Е.Я.Сергеевой, В.Ф.Халипова, Р.Г.Яновского и др.

Диссертантом использованы также такие практические методы как непосредственное наблюдение и качественный контент-анализ средств массовой информации.

Эмпирической базой выдвинутых в работе теоретических положений и практических рекомендаций стали следующие материалы социологических исследований, в ряде которых автор принимал непосредственное участие:

1. Периодические аналитические доклады и записки ряда российских и зарубежных некоммерческих исследовательских организаций: Центр политической конъюнктуры России, Центр политических технологий, Российский общественно-политический центр, Московский фонд «Карнеги» и т.д.

2. Качественный контент-анализ центральных и региональных средств массовой информации РФ, а также материалов глобальной информационной сети «Internet», проводимых автором в течении 1999 года в рамках исследовательского мониторингового проекта Центра политической конъюнктуры России «Выборы-99».

3. Исследования российских служб по изучению общественного мнения: Агентства региональных и политических исследований, ВЦИОМ, Института социально-политических исследований РАН, Фонда «Общественное мнение» и т.д.

Кроме этого, в исследовании применялись и другие методы социологического и социально-политического анализа: наблюдение, экспертные оценки, интервью и др.

Положения, выносимые на защиту, заключаются в следующем:

1. В результате углубленного социально-экономического и политического кризиса, сформировавшийся в России в начале 90-х годов XX века политический режим трансформировался в систему персонифицированной власти, использующей в ходе собственной деятельности ряд недемократических механизмов межгруппового согласования, а также контроля и управления общественным мнением.

2. Противоречие между формой политического режима и его характерной неспособностью к дальнейшему демократическому развитию привели к ряду последовательных политических кризисов 1998 - 1999 годов, главными содержательными характеристиками которых были изменения в структуре и составе высшего руководства страны (правительства, прокуратуры и т.д.).

3. Электоральный процесс, конкретным проявлением которого стала избирательная кампания по выборам в Государственную Думу Федерального Собрания РФ, был использован находящейся у власти группировкой политической элиты в качестве механизма регулируемой «сверху» трансформации формы политического режима.

4. Именно результаты выборов в Государственную Думу привели к значительным изменениям в кадровом составе руководства исполнительной власти, в конечном счете предопределили специфику и результат электорального процесса уже на выборах Президента РФ в марте 2000 г.

5. Специфика регулирования трансформации политического режима придала используемым в ходе электорального процесса механизмам политической борьбы четко выраженный манипулятивный характер, в частности проявившийся в широком использовании так называемого «административного ресурса».

6. Дальнейшее развитие политических технологий, особенно в ходе предстоящих выборов в местные органы власти может привести к усилению контроля властных структур за процессом формирования общественного мнения, а следовательно и к применению недемократических способов достижения в ходе электоральных процедур благоприятных для этих властных структур результатов.

Научная новизна диссертационного исследования связана с актуальным анализом качественных характеристик новейших избирательных приемов, использованных в ходе кампании по выборам в Государственную Думу 1999 года.

Определены рамки новых тенденций развития электорального процесса и его существенные черты в преддверии выборов 2000 г. (как президентских, так и выборов в региональные и местные органы власти).

Используемая автором трактовка понятия «политический режим» дополняет общепринятые трактовки и позволяет более точно определить специфику деятельности государственной власти в современной России.

Рассмотрение электорального процесса ведется автором с точки зрения ресурсов как его важнейших элементов. «Ресурсный подход», понимается им как ключевой для анализа хода и итогов избирательной кампании. Особое значение данный подход имеет в связи с тем, что в ходе парламентской кампании некоторые ресурсы получили более важное значение в связи с переходом от реактивного к активному методу работы с общественным сознанием16. Впервые анализируется резкий рост роли административного ресурса влияния на избирательную кампанию, в том числе на уровне работы с массовым сознанием. Еще одним

16 Различие между активным и реактивным методом, по мнению автора, состоит в том, что реактивный метод «подстраивает» кандидата под общественное мнение, активный же метод требует подстройки общественного мнения к уже имеющемуся имиджу кандидата или политической партии. Так, в ходе избирательной кампании 1999 года, не имидж лидеров блока «Единство» был «подстроен под избирателя, а сами избиратели многими СМИ убеждались в необходимости проголосовать за данный блок. фактором новизны является то, что впервые привлечен значительный эмпирический материал по данной теме.

Практическое значение диссертационного исследования. Результаты исследования позволяют восполнить пробелы в системе взглядов на современный российский электоральный процесс как на федеральном, так и на региональном уровне. Частично результаты исследования могут быть использованы при анализе проблем электорального поведения и факторов, влияющих на выбор избирателей. Ряд выводов имеет определенную ценность для формирования стратегии избирательных кампаний политических партий, избирательных объединений и блоков. Положения и оценки диссертации могут быть использованы для моделирования новых избирательных технологий, а также при менеджменте избирательной кампании и в процессе политического консультирования. Теоретическое содержание работы и ряд эмпирических данных могут быть использованы в учебных курсах по теоретической и прикладной политологии, социологии политики, политическому РЯ.

Апробация работы и отдельных ее положений проводилась в рамках ряда семинаров и круглых столов: 2-3 декабря 1999 года в Будапеште на круглом столе российских политологов по приглашению МИД Венгерской Республики, 17 января и 17 февраля 2000 года на дискуссионных столах Московского Английского клуба, 11 февраля 2000 года на семинаре фонда «Реформа», 24 февраля 2000 года на семинаре в Московском Центре Карнеги, 1 марта 2000 года в Центральном Доме журналиста г.Москва.

Отдельные положения работы апробировались в ряде публикаций и выступлений на страницах российских СМИ: газет

Известия», «Коммерсантъ», «Ведомости», «Независимая газета», «Версты», еженедельников «Интерфакс-время», «Русская мысль», журналов «Признание», «Полития» и т.д., интернет-издания «Агентство политических новостей», в ряде устных выступлений и комментариев автора в передачах «Вести» Российского телевидения и радиостанции «Маяк».

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав (пяти параграфов), заключения и списка использованной литературы.

Заключение диссертации по теме "Политическая социология", Чеснаков, Алексей Александрович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Выборы 1999 года стали основанием для фактического изменения характера политического режима. Если основная характеристика такой важнейшей составляющей режима как система осуществления политической власти не претерпела особых изменений, то две оставшиеся составляющие - характер взаимоотношений между центром власти и обществом и конфигурация вокруг центра власти номенклатурно-политических групп существенно изменились.

Еще до выборов, по мнению аналитиков, «система власти, созданная Б.Ельциным в рамках политико-правовой конструкции суперпрезидентской республики, в последнее время все более превращалась в мощный фактор, стимулирующий развитие системного кризиса и одновременно блокирующий возможные пути его преодоления»90. Парламентские выборы резко изменили политическую ситуацию, поскольку в их результате была ликвидирована острота кризиса и созданы предпосылки для дальнейшего улучшения социально-политической и экономической ситуации в стране.

В результате углубленного социально-экономического и политического кризиса, сформировавшийся в России в начале 90-х годов XX века политический режим трансформировался в систему персонифицированной власти, использующей в ходе собственной деятельности ряд недемократических механизмов межгруппового

90 Белоцерковский В. Россия и капитализм. Когда исчерпаны ресурсы. Свободная мысль, 1999, № 1. - С.32. согласования, а также контроля и управления общественным мнением.

При сохранении основ Конституции и суперпрезидентской системы правления, был основательно изменен такой показатель режима как доверие населения к центру власти. Вместо Президента Бориса Ельцина по итогам выборов неформальным центром власти до 31 декабря 1999 года, и формальным центром власти с 31 декабря 1999 года стал Владимир Путин (что, впрочем, не изменило сам характер персонификации центра власти) которому, по данным социологов, доверяет гораздо больше половины населения страны, чем его предшественнику91.

Во-вторых изменилась конфигурация основных номенклатурно-политических групп. Группа «Семья» (Т.Дьяченко -В.Юмашев - А.Волошин и др.) при сохранении значительного влияния на нового главу государства оказалась отстранена новой группой, непосредственно подчиненной президенту. Резко потеряла влияние номенклатурно-политическая группа Е.Примакова -Ю.Лужкова. Фактически оказались оттеснены на периферию номенклатурно-политические группы с участием лидеров российских регионов и т.д. С усилением государственнической риторики сам характер групповых отношений в российской политике был подвергнул значительной эррозии. И если некоторые группы все еще продолжают существовать, они постепенно переходят в латентное состояние и потеряли политический вес, то дальнейшее усиление властной вертикали должно привести к однозначному доминированию государственных институтов и

91 По данным интернет-издания Gazeta.ru в конце декабря В.Путину симпатизировали 29% избирателей. На президентских выборах 26 марта 2000 ликвидации системы «номенклатурных синекур». В связи с этим представляется возможным говорить не о принципиально новом политическом режиме, а о регулируемой сверху его трансформации, через электоральные процедуры.

Основным содержанием избирательной кампании 1999 года была борьба между ведущими партиями за представительство в Государственной Думе. Ее ход в целом адекватно отразил расстановку текущих сил: три из четырех фаворитов предвыборной гонки представляли наиболее влиятельные номенклатурно-политические группы.

Главную интригу составила борьба между двумя «партиями власти» - реальной (исполнительная власть, представленная блоком «Единство») и альтернативной («Отечество - Вся Россия»). Противостояние протекало в двух основных плоскостях -номенклатурной и публичной. В номенклатурной сфере успех остался за исполнительной властью, сумевшей не без помощи административных рычагов (хотя и не используя их так активно, как это было в 1995-1996 годах) нейтрализовать активность лидеров ОВР. Еще более успешной оказалось противостояние двух кандидатов но роль новой партии власти в публичной сфере, где усиленные медиа-атаки практически уничтожили позитивный имидж «ОРВ», практически не затронув «Единство» и главного системного оппонента существующего режима - КПРФ.

Претерпела заметные изменения роль в думских выборах исполнительной власти. И в 1993, и в 1995 годах правительство было активным участником избирательной гонки, его представители были «откомандированы» в списки (в 93-м г. его поддержали более 52% участвующих в голосованиях

Выбора России» и Партии российского единства и согласия, в 95-м - НДР). Несмотря на то, что многие представители кабинета продолжают формально оставаться членами тех или иных избирательных объединений (В.Путин и В.Христенко входили в НДР, А.Починок - в «Демократический выбор России», С.Калашников близок к ЛДПР), их вовлечение в предвыборную гонку оказалось минимальным. Исключение составил только министр по чрезвычайным ситуациям С.Шойгу, выступивший в качестве номинального лидера «Единства». Несколько менее зримым было и участие президентской Администрации: ее стремление повлиять на ход кампании ограничивалось тяжелым внутренним кризисом, который так и не был преодолен до конца. Как и в 1995 году, высокой была роль Верховного суда, который занял благожелательную к исполнительной власти, но в целом нейтральную позицию. Резко активизировалась работа Центризбиркома: свою роль сыграли и политические амбиции председателя ЦИК А.Вешнякова, и несовершенство действующего законодательства, и, возможно, стремление ЦИК оставить за собой возможность признания недействительными итогов голосования. Особую важность представляет поддержанный ЦИК в ходе кампании лозунг «За честные выборы». Повышенное внимание к этой теме позволяло затруднить фальсификацию результатов голосования на периферии. Гарантий пресечения попыток манипуляции итогами выборов создано так и не было.

Думские выборы 1999 года стали генеральной репетицией президентских выборов, следствием которых стала смена главы государства. Итоги голосования не подтвердили сохранение на первых ролях двух претендентов - В.Путина и Е.Примакова. Такая расстановка сил (получение Е.Примаковым статуса «кандидата номер один» от ОВР, а затем выдвижение в противовес ему В.Путина) сложилась именно в период кампании по выборам в Думу. В середине декабря выход этой пары во второй тур выглядел едва ли не предрешенным - но после парламентских выборов слабое выступление ОВР, окончательное подтверждение статуса В.Путина как «преемника» Б.Ельцина, переход к схеме досрочных выборов президента лишили Е.Примакова статуса относительно «равновеликого» с В.Путиным кандидата. Его участие в президентской избирательной кампании в таких условиях потеряло

92 смысл .

Несмотря на то, что избирательная кампания в целом оказала несущественное влияние на структуру и состав исполнительной власти в лице Правительства, именно она заложила основу новой кадровой конфигурации «режима переходного периода» января - мая 2000 года. В.Путин, долгое время предпочитавший избегать конфронтации с Кремлем по вопросу о ключевых фигурах внутри кабинета министров, после выборов получил карт-бланш на проведение кадровых перестановок. Впрочем, и.о. президента не стал торопиться с его использованием: первые изменения в составе правительства преследовали чисто тактические цели (снижение ранга «неудобного» Н.Аксененко и выдвижение на роль «дублера» премьера «технической» фигуры М.Касьянова). В.Путин предпочел не связывать себе руки, не беря на себя союзнических обязательств перед различными номенклатурными группами, но и не пытаясь обострить отношения с ними. Помимо этого, исполнительной

92 Коммерсантъ-БаПу, 2000, 5 февраля. - С.1. власть понимала, что ей предстоит «отдать долги» депутатам прошлой Думы, доказавшим свою лояльность, но по тем или иным причинам не попавшим в новый состав нижней палаты93.

Парламентские выборы стали серьезным испытанием для отношений «Центр - регионы». Общефедеральные выборы происходили в принципиально новой ситуации: впервые в подавляющем большинстве субъектов Федерации главы исполнительной власти избраны местным населением. Факты вовлечения губернаторов в избирательный процесс были тревожны для Центра, ибо тем самым создавались прецеденты попытки поставить будущий федеральный орган в зависимость от глав субъектов РФ. Этот процесс несет в себе и позитивные моменты: тем самым губернаторы вовлекались в орбиту федеральной политики, что может ограничить центробежные тенденции. К тому же в некоторых регионах руководители были вынуждены «повязать» себя с теми или иными федеральными силами, поскольку параллельно с парламентскими шли выборы ряда губернаторов, областных законодательных собраний, органов местного самоуправления.

Сопряженный с избирательной кампанией повышенный интерес населения к политической рекламе и деятельности ведущих блоков способен оказать немалое воздействие и на общественные настроения, идеологический фон. Показателен пример конца 1995 года, когда победа Компартии оказалась созвучна росту ностальгических ощущений (проявлением этого стало повышение интереса к отечественной истории 60-70-х годов,

93 первым примером такого рода стало назначение бывшего вице-спикера Думы от ЛДПР М.Гуцериева президентом ОАО «Славнефть». популярность телепроекта «Старые песни о главном» и т.п.). В ходе нынешней кампании практически все ведущие силы (исключая Компартию и Союз правых сил) старательно избегали четкой идеологической позиции.

Как показывает пример 1996 года, колебание маятника общественных настроений в сторону ностальгии по 70-м годам оказалось продолжительным, что позволило успешно эксплуатировать лозунг борьбы с опасностью «коммунистического реванша». Несмотря на очевидный рост в обществе национал-патриотических настроений, радикальные националисты не были на выборах 1999 года серьезной политической силой (отчасти -вследствие их неудачного поведения, отчасти - из-за грамотной эксплуатации этих лозунгов более «респектабельными» блоками). Долговечность нынешней антизападной позиции значительной части населения также пока не гарантирована: по крайней мере, предыдущие всплески «патриотического подъема» (поддержка Ирака в конце 1998 года и Югославии весной 1999-го) оказались скоротечны и были практически «забыты».

Парламентские выборы сделали двумя доминирующими политическими силами в новой Думе набирающую влияние очередную «партию власти» в лице блока «Единство» и его союзника группу «Народный депутат»94 и КПРФ, которая, несмотря на окончательное низведение своего статуса до сугубо парламентской партии, сохраняет высокий уровень популярности и поддержку значительной части электората. Если пребывание коммунистов на первых ролях не стало неожиданностью, то

94 Грызлов Б.В. Союзы для законов, а не законы для союзов. Журнал «Признание», 2000, февраль-март. - С.36-37 стремительный взлет «Единства», «из ниоткуда» пришедшего в российскую политику, стал сенсацией. Природа успеха «Единства» пока не получила убедительного объяснения: сказались и результаты «раскрутки» В.Путина (и в гораздо меньшей степени -С.Шойгу), и использование административных ресурсов, и переток в лагерь «Единства» бывших сторонников ОВР, и неучастие в предвыборной борьбе А.Лебедя. Что же касается Компартии, то она сумела приобрести четыре года «спокойной жизни» (правда, при неблагоприятном развитии событий этот срок может сократиться до одного года - в январе 2001 года истекает мораторий на роспуск нижней палаты). Вообще, что отношение коммунистического электората лишь в незначительной степени зависит от текущей деятельности коммунистов: серия стратегических неудач (поражение на президентских выборах, неспособность использовать потенциал «красных» губернаторов, частичная утрата оппозиционной идентичности из-за сближения с исполнительной властью) не привела к снижению популярности Компартии.

Накануне парламентских выборов наиболее вероятными были три возможных стратегии поведения трех ключевых игроков на политической арене - исполнительной власти, КПРФ и ОВР.

Первый - союз ОВР и КПРФ против исполнительной власти. Тема идейной близости коммунистов и «центристов» активно муссировалась с целью дискредитации ОВР. Со своей стороны, лидеры ОВР запугивали исполнительную власть перспективой вынесения будущей Думой вотума недоверия правительству В.Путина. Расчет делался на то, что Компартия будет обречена поддержать эту инициативу. В свою очередь, КПРФ не торопилась заключать союз с ОВР, но намекала на подобную перспективу в случае разворачивания широкомасштабной антикоммунистической кампании. Дискуссия о возможности союза КПРФ и ОВР была на руку коммунистам, демонстрировавшим таким образом сохранение у них возможности для самых различных маневров, и оказалась весьма невыигрышной для ОВР. Поскольку «центристы» не были готовы до конца играть на оппозиционном поле, демонстрируя свою «вменяемость» и «договороспособность», попытки указать на их мировоззренческую близость с коммунистами воспринимались весьма болезненно.

Второй - Кремль-ОВР. Обе стороны не добивались расположения друг друга, но не исключали сближения. Если на старте избирательной кампании «центристы» всячески дистанцировались от исполнительной власти, то затем под прессингом Кремля они попытались заключить «перемирие», предполагавшее как минимум отказ от «информационной войны», а как максимум - проведение конституционной реформы. На этом фоне поблекли даже такие пропагандистски выигрышные шаги, как публичный отказ Е.Примакова от встречи с Б.Ельциным в октябре 1999 г. Однако в период предвыборной кампании и кремлевская Администрация, и В.Путин сочли союз с Е.Примаковым и Ю.Лужковым несвоевременным.

Третий - Кремль-КПРФ. В период предвыборной кампании между ними фактически действовал «акт о ненападении». Выбранная исполнительной властью стратегия в этом вопросе основывалась на расчете использовать потенциал Компартии для противодействия ОВР (при том, что Г.Зюганова в Кремле не считали серьезным конкурентом В.Путину и даже намекали на желательность выхода лидера ЬСПРФ во второй тур президентских выборов). Сближение Кремля и КПРФ было основано и на неоднозначном отношении в стане коммунистов к фигуре Е.Примакова. Осенью 1998 года КПРФ уже оказалась перед угрозой утраты собственного лица после формирования «левоцентристского» правительства. Появление Е.Примакова в рядах коалиции ОВР-КПРФ серьезно нарушало бы прежнюю расстановку сил, осложняло положение многих «ищущих спокойной жизни» функционеров партии, вполне удовлетворенных положением КПРФ как одной из ведущих парламентских сил и влиятельного лоббиста в Думе. Что вполне естественно в условиях, как отмечает О.Гаман-Голутвина, «когда оппозиция оказывается втянутой своими определенными сегментами в различные кланово-корпоративные структуры»95. Наконец, отношение КПРФ к фигуре Е.Примакова отчасти напоминает двойственную позицию коммунистов относительно прихода в российскую политику президента Республики Беларусь А.Лукашенко: несмотря на идейную близость, велики опасения того, что белорусский лидер выдавит прежних оппозиционеров и выдвинет претензии на роль единоличного лидера российской оппозиции.

Итоги парламентских выборов серьезно скорректировали предварительные прогнозы, и опрокинули систему возможных линий компромисса. Хотя блок ОВР и занял третье место по итогам выборов, «левые центристы» вряд ли могут теперь рассматриваться как третья по значению политическая сила после КПРФ и проправительственного «Единства». Отставка Б.Ельцина, деморализация Е.Примакова и Ю.Лужкова, переход в лагерь

95 Гаман-Голутвина О.В. Политические элиты России. М. 1998. - 375.

В.Путина многих губернаторов - все это сделало важнейшей для «левоцентристов» задачей обеспечение собственного политического выживания. К середине января 2000 г. ОВР оказался «на задворках» российской политики и был вынужден заключить тактический парламентский союз с «Яблоком» и Союзом правых сил, распавшийся после удачного маневра президента, не посчитавшего нужным идти на компромисс с «новой парламентской оппозицией».

Особое место занимает вопрос о влиянии кампании по выборам в Думу на состав кабинета министров и его политику. После 19 декабря 1999 года В.Путин впервые получил опору за пределами исполнительной власти - прочную в лице «Единства» и менее устойчивую в лице тактических союзов еще двух групп депутатов («Народный депутат» и «Российские регионы») по тем или иным вопросам. Выступление В.Путина в Госдуме 18 января 2000 года, где он назвал в числе важнейших достижений правительства установление благожелательных отношений с нижней палатой парламента, свидетельствует о своеобразной реанимации курса кабинета Е.Примакова на диалог с депутатским корпусом. Но, в отличие от экс-премьера, В.Путин не скован необходимостью доказывать свою лояльность президентской Администрации и вполне свободен в своих поступках.

Успех на выборах проправительственных сил снял на ближайшую перспективу угрозу постановки в Думе вопроса о недоверии кабинету министров. Если до середины декабря широко обсуждалась перспектива смещения по итогам голосования тех или иных непопулярных чиновников (Н.Аксененко, В.Калюжный и др.) - по сценарию 1993 и 1995 годов, то теперь кадровые решения перешли в исключительное ведение В.Путина, он в состоянии осуществлять перестановки исходя из собственных представлений о политической целесообразности.

Налицо нежелание и.о. президента использовать итоги выборов в Думу как импульс для выработки и реализации стратегии правительства. После формирования нового, «временного» состава Правительства во главе с и.о. М.Касьяновым, стало очевидным, что до президентских выборов В.Путин не примет серьезных кадровых решений и воздержится от внятных обязательств относительно собственного курса. На это указывает возвышение В.Путиным аполитичных чиновников, не замеченных в приверженности тем или иным программным установкам (М.Касьянов, С.Шойгу, С.Ястржембский и т.п.). Необходимую поддержку от СПС в Думе В.Путин получает гарантируя возможность «делегирования представителей правых во власть» (сигналы этого - укрепление позиций заместителя министра финансов А.Кудрина, сохранение в кабинете министров ряда близких к «молодым реформаторам» чиновников, обещание в экономической сфере придерживаться «умеренно-либеральной» стратегии).

Другие политические силы тоже получают авансы от и.о. президента. Это относится и к КПРФ, и к «семейной» группе, сохраняющей своих ставленников на ряде важнейших постов. В кадровой политике многое будет зависеть от того, предрасположен ли В.Путин «мстить» своим бывшим конкурентам. Пока он демонстрирует тактику достижения возможной равноудаленности от основных номенклатурно-политических групп бывшего режима, пытаясь выстроить организационную базу для собственного режима.

Самостоятельность исполнительной власти в выборе экономического и политического курса подкрепляется тем обстоятельством, что за время с момента принятия новой Конституции Федеральное собрание так и не стало мощным ограничителем, способным серьезно влиять на политику президентских и правительственных структур. Многолетняя «виртуальная война» между депутатами и Б.Ельциным позволяла обеим сторонам извлекать немалые пропагандистские дивиденды, на деле находя чаще всего компромисс - как правило, в пользу Кремля.

Таким образом, парламентские выборы 1999 года стали одним из крупнейших успехов исполнительной власти в истории постсоветской России. По своему значению они вполне сопоставимы с победами Б.Ельцина на президентских выборах в 1991 и 1996 годах и референдумом о доверии президенту в 1993 году. Несмотря на то, что формальным победителем предвыборной гонки оказалась Компартия, это не позволило коммунистам (как это было в декабре 1995 года) закрепить за собой политическую инициативу.

Политическое структурирование новой Государственной Думы, ставшее главным событием середины января, более четко высветило ближайшие перспективы развития политического процесса в России. Прежде всего, обозначились тактические союзники и противники Кремля на те три месяца, по истечении которых президентские полномочия В.Путина были подтверждены всенародным волеизъявлением. Президентская Администрация сосредоточила усилия на том, чтобы окончательно лишить Е.Примакова и стоящие за ним региональные элиты шансов претендовать на значимый результат в предстоящей избирательной кампании. Способом решения этой задачи стал компромисс между проправительственным движением «Единство» и Компартией РФ, поделившими между собой основные посты в думской иерархии и лишившими адекватного представительства малые партии, включая блок «Отечество - Вся Россия».

Отказавшись от компромисса с Е.Примаковым, В.Путин не только ликвидировал перспективы выживания этого политика, еще совсем недавно имеющего имидж «спасителя Отечества», в новой властной ситуации. И.о. президента занял крайне жесткую позицию в диалоге с элитой регионов-доноров и национальных республик - средой, в которой с наибольшей вероятностью могла быть сформирована оппозиция его режиму. Не допустив избрания Е.Примакова спикером Госдумы, В.Путин отказал стоящим за ним Ю.Лужкову, М.Шаймиеву, М.Рахимову в праве иметь собственного влиятельного представителя в высших эшелонах федеральной власти. Такая фигура необходима им, чтобы защитить свои интересы путем переговоров, не допуская перерастания мощных линий напряжения между регионами-донорами и новым руководством федерального Центра в открытую конфронтацию. Е.Примаков должен был постепенно превратить Думу в политический филиал Совета Федерации, гораздо более конструктивный по отношению к правительству, но и на порядок более внутренне сильный и менее восприимчивой к давлению и шантажу со стороны Кремля. Новый президент столкнулся бы с мощным противовесом себе в лице консолидированных региональных элит, контролирующих обе палаты парламента. Путин перекрыл «сильным» губернаторам эту возможность, замкнув их на себя, принудив их к диалогу без посредников и без союзников, т.е. с позиции слабости, а не силы.

В краткосрочном плане исход борьбы за Думу стал победой Кремля. Исполняющий обязанности президента обеспечил полную предсказуемость своей победы на выборах 26 марта, «приручив» Г.Зюганова и нейтрализовав Е.Примакова как своего основного соперника в состязании за представительство интересов региональных элит на федеральном уровне. Негативные последствия также налицо, но они находятся во вполне допустимых рамках. Так, угроза дистанцирования Союза правых сил и вообще либеральной части политического спектра от В.Путина и их переключения на поддержку Г.Явлинского как единого кандидата демократов на президентских выборах ограничивается острыми противоречиями в стане «новой оппозиции» (например, с Г.Явлинским конкурирует К.Титов, претендующий на роль кандидата в президенты от СПС особенно после достижения СПС в ходе парламентских выборов значительного перевеса над «Яблоком»), Неизбрание Е.Примакова спикером не стало поводом для публичного отказа в поддержке В.Путину со стороны лояльных элементов «новой оппозиции» - С.Степашина в «Яблоке», С.Кириенко и А.Чубайса в СПС, М.Шаймиева во «Всей России». К тому же Кремль активно ведет линию на раскол «новой оппозиции», которая может оказаться вполне успешной и ввиду личных разногласий в среде СПС.

В среднесрочном плане заключенный «компромисс за счет слабых», напротив, осложняет положение Президента В.Путина. Так, не были подтверждены ожидания, что после 26 марта политика Кремля существенно изменится, и первыми эти изменения затронут экономическую сферу. Выбор в пользу «либеральной диктатуры» мог подорвать основу тактического союза между «Единством» и КПРФ; понимая это, «новая оппозиция» пытается использовать концептуальные противоречия между властью и левыми - навязывая Думе рассмотрение ряда ключевых законопроектов (о реформе федеративных отношений, об отказе от депутатской неприкосновенности, Земельный и Трудовой кодексы, вторую часть Налогового кодекса), позиции по которым у них радикально расходятся. Объединенными усилиями Кремля и КПРФ эти инициативы будут временно заблокированы, но после президентских выборов для их принятия Путину придется искать варианты компромисса с оппозиционной третью депутатов Госдумы. Поэтому уже сейчас перед властью стоит задача «перевербовки» хотя бы части коммунистов и формирования вокруг Г.Селезнева «социал-демократического» ядра, готового поддержать правительство в важнейших вопросах экономической политики.

В плане отношений с региональными элитами фактический уход Е.Примакова с политической сцены развязывает В.Путину руки в переговорах с Ю.Лужковым и М.Шаймиевым. Но после 26 марта Центру, придется прибегнуть к политике «наведения порядка» с изменением основ контрольных механизмов внутри Федерации, что означает перестройку взаимоотношений в пользу усиления контрольных механизмов и, в той или иной мере, «раскулачивание» регионов-доноров под нужды федерального бюджета. Поставленные перед необходимостью искать пути противодействия такой политике, но не имея влиятельного противовеса В.Путину на федеральном уровне, регионы-доноры будут вынуждены согласиться с ролью политически бесправных дойных коров» Центра - либо идти на открытую конфронтацию с новым властным режимом и с Центром вообще, что поставит под угрозу судьбу самой Российской Федерации.

Основными политическими итогами парламентских выборов стали: формирование новой конструкции политического режима, который отныне олицетворяется В.Путиным и усиление номенклатурно-политической группы «новых силовиков» (по примеру нового Президента выходцев из спецслужб), которые не только стремятся, но и имеют полную возможность играть наиболее влиятельную роль в российской политической жизни;

- политическое уничтожение потенциальных конкурентов В.Путина в борьбе за президентский пост и тем самым именно итоги выборов в Государственную Думу определили итог парламентских выборов. Прежде всего, это относится к Е.Примакову и Ю.Лужкову, деморализованными неудачным выступлением блока «ОВР» и утратившему основания претендовать на роль «национального лидера»;

- возвращение в систему контроля исполнительной власти большей части губернаторов, фронда которых (блок ОВР) едва не обрушила властную конструкцию режима президента Б.Ельцина. В перспективе обеспечение лояльности региональных лидеров открывает для президентской стороны перспективы создания «проправительственного» большинства в Совете Федерации или его радикального реформирования за счет изменения закона в пользу образца СФ 1993 года. При благоприятном для Кремля развитии событий обеспечение лояльности местной элиты открывает перспективы для предотвращения процессов обвальной дезинтеграции страны;

- появление в Государственной Думе значительной проправительственной группы («Единство» и ЛДПР), которая, создавая тактические союзы либо с Компартией, либо с представителями других фракций, способна определять результаты голосований по важнейшим вопросам; кризис ряда политических партий. Особенное значение приобретает отмеченный М.Н.Руткевичем кризис популистских партий, базирующихся на «личности вождя»96, таких как «ЛДПР и «Яблоко.

Немаловажно, что парламентская кампания не потребовала гигантского «перенапряжения» сил - в ходе ее проведения удалось избежать значительных изъятий из бюджета для политической благосклонности отдельных регионов, элитных групп и т.п. Отказ от прежних схем опоры на классические административные рычаги вряд ли окончателен. Выборы проводились в условиях относительно благоприятной экономической конъюнктуры, когда значительная часть регионов находилась в сравнительно благополучном положении - одни благодаря остаткам эффекта девальвации, другие из-за беспрецедентно позитивной ситуации на мировых рынках нефти и газа. В более тяжелых экономических условиях попытки конвертации политической поддержки в финансовые ресурсы будут более интенсивными.

Успехи исполнительной власти носят как стратегический так и тактический характер. Ее мобилизация, достигнутая в ходе парламентской кампании, в немалой степени была связана с

96 Руткевич М.Н. Выборы-99 в зеркале социологии. //Социс. 2000. № 5. - С.7. наличием внешней угрозы в лице блока ОВР: его успех в глазах многих политиков грозил серьезным переделом власти и собственности в стране. Серия эффективных шагов Администрации Президента и кабинета министров позволила преодолеть политическую изоляцию, в которой исполнительная власть оказалась весной 1999 года из-за попыток «семейной» группы монополизировать свое влияние в важнейших сферах экономики и властных институтах. Отставка президента Б.Ельцина 31 декабря 1999 года и проведение досрочных президентских выборов устраняют ряд неблагоприятных факторов, затруднявших избрание В.Путина на пост главы государства.

Особое значение имеет вопрос о том, в какой мере последние политические события - выборы Государственной Думы и президента РФ - повлияют на формирование демократических институтов и становление в России гражданского общества. Открытое манипулирование общественным мнением, широкое использование в ходе кампании административных рычагов, «полувоенный» характер предвыборной гонки, факт «назначения» Б.Ельциным собственного «преемника» породили среди наблюдателей точку зрения о начале нового этапа в политической истории России - манипулируемой (или управляемой) демократии.

Перспектива радикального изменения политической системы в сторону отхода от принципов конкурентной демократии таит в себе немало опасностей и для исполнительной власти, и для развития страны в целом. Именно острая борьба побуждала в прошлые годы президентские и правительственные структуры к принятию более адекватных решений. Примерами этого могут служить события 1996 и 1999 годов. В первом случае угроза смены

Б.Ельцина Г.Зюгановым на посту президента побудила главу государства провести радикальные изменения в собственной команде, временно отказаться от «византийского» стиля управления и приступить к интенсивному диалогу с потенциальными союзниками. В свою очередь, в 1999 году создание блока «Отечество - Вся Россия» способствовало преодолению паралича властных структур и преодолению затяжного кризиса внутри них. Это предотвратило угрозу монополизации «центристами» средств массовой информации и иных ресурсов, позволило приостановить массовое «бегство» губернаторского корпуса и бизнес-элиты в лагерь ОВР.

Пока что главным потенциальным источником сопротивления «манипулируемой демократии» является не по-прежнему слабое гражданское общество, а современная политическая элита, не желающая получить в лице нового Президента В.Путина «второго Ельцина» (непредсказуемость которого закладывала значительные ограничения в реализации государственной политики) и заинтересованная в ограничении его власти. В эту логику вполне укладывались осенние попытки лидеров ОВР найти компромисс с В.Путиным через запуск конституционной реформы, которая бы ограничивала полномочия главы государства (правда, эти шаги «центристов» оказались крайне несвоевременными с точки зрения ведения предвыборной кампании). Другим шагом в этом направлении были консультации об утверждении председателем Госдумы Е.Примакова, что ограничило бы самостоятельность проправительственных сил в нижней палате. Да и сама «партия власти» отнюдь не прочна: внутри нее остро конкурирует несколько номенклатурных групп (наиболее заметны из них «молодые реформаторов», остатки бизнес-группы «Семьи», а также выдвиженцы В.Путина из Санкт-Петербурга). Давление извне на В.Путина будет только возрастать: многие влиятельные политики (Е.Примаков, Ю.Лужков, Г.Явлинский, Е.Строев, А.Лебедь) оказались за бортом правящей коалиции или не удовлетворены своим местом в ней. Но потенциал сопротивления со стороны «обделенных» явно недостаточен как в силу разногласий между ними, так и вследствие готовности большей части институтов исполнительной власти использовать административные (а подчас и силовые) рычаги для обеспечения победы В.Путина на президентских выборах.

Важное значение имеют итоги выборов в части их технологического обеспечения. Расширенное использование административных ресурсов во время федеральных выборов может привести к возможности использования подобной же практики ив ходе выборов в регионах (уже в ходе избирательных кампаний осени 2000 г.). Дальнейшее развитие политических технологий, особенно в ходе предстоящих выборов в местные органы власти может привести к усилению контроля властных структур за процессом формирования общественного мнения, а следовательно и к применению недемократических способов достижения в ходе электоральных процедур благоприятных для этих властных структур результатов.

Для того, чтобы не создавать возможности для дальнейшего формирования в России «манипулируемой демократии» и разрушения сложившихся инструментов манипулирования общественным мнением необходимо: исполнительной и законодательной власти предстоит сложный процесс урегулирования системы нового избирательного законодательства, которое должно перекрыть возможность использования грязных технологий в политической борьбе; снизить возможность использования на местах административного ресурса.

Основными инструментами для достижения этих целей должны стать: проведение постоянного, а не ситуативного мониторинга региональных и федеральных выборов совместно государственными органами, научно-исследовательскими организациями, средствами массовой информации и т.д.; освещение результатов подобного мониторинга через

СМИ; повышение культуры избирателей через расширение объема знаний о политике и политических технологиях для различных социальных групп, в том числе через развитие школьных программ; повышение статуса судебных органов, которые должны стать главными центрами принятия решения в спорных ситуация в ходе электорального процесса и т.д.

Список литературы диссертационного исследования кандидат политических наук Чеснаков, Алексей Александрович, 0 год

1. Авакьян С.А. Выборы 1993 и 1994 г.г. в Российской Федерации: правила и процедуры. М. 1993.

2. Авакьян С.А. Выборы-95 в Государственную Думу России. М.1995.

3. Авакьян С. А. Федеральное Собрание Парламент России. М. 1999.

4. Автономов A.C. Правовая онтология политики. К построению системы категорий. М. 1999.

5. Американская художественная культура в социально-политическом контексте 70-х годов XX века. М. 1982

6. Андреева Г.М. Социальная психология. М. 1994.

7. Анохин М.Г. Политические системы: адаптация, динамика, устойчивость (теоретико-прикладной анализ). М. 1996.

8. Анохин М.Г. Политическая система: переходные процессы. М. 1996.

9. Анохин М.Г., Комаровский B.C. Политика: возможности современных технологий. М. 1998

10. Амелин В.Н. Социология политики. М. 1992.

11. Амелин В.Н., Устименко C.B. Технология избирательной кампании. М. 1993.

12. АшинГ.К. Элитология. М. 1995.

13. Баталов Э.А. Политическая культура современного общества. М. 1990.

14. Бекназар-Юзбашев Т.Б. Партии в буржуазных политико-правовых учениях. М. 1988.

15. Белоновский В.Н, Белоновский A.A. Представительство и выборы в России с древнейших времен до XVII века. М. 1999.

16. Битва сценариев» (политические итоги 1999 года). М. Институт экономических стратегий. 2000.

17. БурдьеП. Социология политики. М. 1993.

18. Буржуазное общество в поисках стабильности. М.1991.

19. Бурлацкий Ф.М. Галкин A.A. Современный Левиафан. Очерки политической социологии капитализма. М. 1985.

20. Валентей С.Д, Федерализм: российская история и российская реальность. М. 1998.

21. Вебер М. Избранные произведения. М. 1990.

22. Вебер М. О буржуазной демократии в России. // Социологические исследования, 1988.

23. Войтасик Л. Психология политической пропаганды. М. 1981.

24. Выборы 93: мониторинг, технология, опыт. М. РАУ. 1993.

25. Выборы депутатов Государственной Думы 1995. М. ЦИК РФ. 1996.

26. Выборы в шестую Государственную Думу. Итоги и выводы. П/ред. Шаравина A.A. Институт политического и военного анализа. М. 1996.

27. Вятр Е. Социология политических отношений. М. 1979.

28. Гаджиев К. С. Политическая наука. М. 1995.

29. Гаман-Голутвина О.В. Политические элиты России. М. 1998.

30. Гельман В.Л. «Учредительные выборы» в контексте российской трансформации// Общественные науки и современность. 1999. № 6.

31. Герасимов В.М., Деркач A.A., Косопкин A.C., Нефедова Т.И. Психология парламентаризма. М. 1999.

32. Гозман Л.Я., Шестопал Е.Б. Политическая психология. Ростов-на-Дону. 1996.

33. Голосов Г.В., Галкина Л.А. Современная сравнительная политология. М. 1997.

34. Горохов В.М. Политические полюса и политический процесс в России // Экономический и политический курс России. Вып. 2., П/ред. В.Рябова, Ю.Любимцева. М. 1993.

35. Грачев Г., Мельник И. Манипулирование личностью: организация, способы и технологии информационно-психологического воздействия. М. 1999.

36. Гринберг Т. Политическая реклама: портрет лидера. М. 1995.

37. ГрушинБ.А. Массовое сознание. М. 1987.

38. Гульбинский Н., Сорокина Е. «Краткий курс» для эффективных политиков. М1999.

39. Даль Р. О демократии. М. 2000

40. Даль Р. Введение в экономическую демократию. М., 1991

41. Дегтярев A.A. Основы политической теории. М. 1998.

42. Дзялошинский И.М. Российские СМИ в избирательной кампании: уроки и эффективность. М.1996.

43. Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. М. 1996.

44. Дмитриев A.B. Политическая социология США. Л. 1971.

45. Дмитриев A.B. Социология политического юмора. М.1998.

46. Дубов И.Г., Русова Ю.О. Как победить на выборах М. 1993.

47. Здравомыслов А.Г. Социология конфликта. М. 1994.

48. Зотова З.М. Избирательная кампания: технологии организации и проведения. М. 1995.

49. Зотова З.М. Выборы в России: взгляд политолога. М. 1996.

50. Зотова З.М. Партии России. Испытание выборами. М. 1994

51. Зяблюк Н.Г. Индустрия управляемой информации. М. 1971.

52. Иванов В.Н. Россия: обретение будущего. М. 1998.

53. Иванов В.Н., Матвиенко В.Я., Патрушев В.И., Молодых ИВ. Технологии политической власти. Зарубежный опыт. Киев. 1994.

54. Имидж власти: кто и как его формирует. М. 1999.

55. Имидж лидера. П/р. Егоровой-ГантманЕ.В. 1994

56. Как победить на выборах. Методическое пособие по организации избирательной кампании. М. 1991-1992. Кн. 1-5.

57. Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. М. 2000.

58. Каутский К. Представительное правление. Спб. 1905.

59. Кин Д. Средства массовой информации и демократия. М. 1994.

60. Кодин М.И. Современный политический процесс в России: общественно-политические объединения и политическая элита (теоретико-методологические проблемы исследования). М. 1997.

61. Ковалевский М.М. Происхождение современной демократии. В 4 т. М. 1895-1899

62. Ковлер А.И. Избирательная кампания: организация и методы работы с избирателями. М. 1995.

63. Ковлер А.И. Избирательные технологии: российский и зарубежный опыт. М. 1995.

64. Ковлер А.И. Основы политического маркетинга. М. 1993.

65. Ковлер А.И., Зотова З.М. Стратегия избирательной кампании и ее планирование. М. РЦОИТ. 1999.

66. Ковлер А.И., Смирнов В.В. Демократия и участие в политике. М. 1986.

67. Конституция Российской Федерации. М. 1999.

68. КорецкаяВ.П. Социология коммуникации. М. 1997.

69. КоркуновН.М. Пропорциональные выборы. Спб. 1896.

70. Лебедева Т.А. Паблик рилейшнз. Корпоративная и политическая режиссура. Модели, система ценностей, каналы СМК. М. 1999.

71. Лебедева Т. А. Информационное взаимодействие. Прага. 1990.

72. Лебедева Т. А. Путь к власти. Франция: выборы президента. М. 1995.

73. Лебон Г. Психология народов и масс. СПб. 1995.

74. Ленин В.И. Государство и революция. ПСС. Т. 33. М. 1974.

75. Ленин В.И. Детская болезнь левизны в коммунизме. ПСС. Т.41. М. 1974.

76. Лысенко В.И. Выборы и представительные органы власти в новой Европе: политологический опыт и тенденции 80-90-х гг. М. 1994

77. Любин В.П. Партийная система России накануне выборов и партийное развитие в странах Восточной, Центральной и Западной Европы. // Политические партии в России и на Западе: функционирование партийных систем. М. ИНИОНРАН. 1995. С. 5-21,

78. Максимов А. «Чистые» и «грязные» технологии выборов. М. 1999.

79. Мальцев В. А. Основы политологии. М. 1997.

80. Мангейм Д., Рич Р., Политология. Методы исследования. М. 1997.

81. МанхеймК. Диагноз нашего времени. М. 1994.

82. Маркс К. Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта // Маркс К. Энгельс Ф. Соч. Т.8

83. May В. Экономическая реформа: сквозь призму конституции и политики. M. 1999.

84. Медушевский А.Н. Демократия и авторитаризм: российский конституционализме сравнительной перспективе. М. 1998.

85. Мерзликин Н.В. Политические ориентации трудящихся в условиях реформы политической системы. М. 1990.

86. Мирошниченко A. Public Relations в общественно-политической сфере. М. 1998.

87. Молчанов Д. С. Взаимодействие субъектов предпринимательства с властными структурами в современной России. Авт. Диссерт. на соиск. уч. степени канд.социолог.наук. Новочеркасск. 2000.

88. Музыкант В.Л. Теория и практика современной рекламы. М. 1998

89. Новая технократическая волна на Западе. М.1986.

90. Новое политическое мышление и процесс демократизации. Ежегодник Советской Ассоциации политических наук. М. 1990.

91. Новый курс реформирования России: предпосылки и ориентиры. П/ред. ОсиповаГ.В. М. 1996.

92. Ноэль-Нойман Э. Общественное мнение. Открытие спирали молчания. М. 1996.

93. Общероссийские избирательные объединения. Справочник. М. 1999. Олещук В.А., Павленко В.Б. Политическая Россия. Партии. Блоки. Лидеры. Год 1997.

94. Ольшанский Д.В. Массовые настроения в политике. М. 1995. Общая и прикладная политология. П/ред. Жукова В.И., Краснова Б .И. М 1997.

95. Осенний кризис 1998 года: российское общество до и после. Аналитические доклады РНИСиНП. М. 1998. Осипов Г.В. Социология и политика. М. 1995.

96. Патнэм Р. Чтобы демократия сработала. М. 1996 Пеньков В.Ф., Коврикова О.И. О ценностных ориентациях электората. Тамбов. 1998.

97. Перегудов С.П., Лапина Н.Ю., Семененко И.С. Группы интересов и российское государство. М. 1999.

98. Петренко В.Ф., Смитина О.В. Психосемантический анализ динамики общественного сознания. На материале политического менталитета. Смоленский Государственный Университет. 1997.

99. Почепцов .Г. Информационные войны. М. 2000. Президенсткие выборы 1996 года и общественное мнение. М. ВЦИОМ. 1996.

100. Пробелы в российской Конституции и возможности ее совершенствования. М. Московский Общественный Научный Фонд. 1998

101. Региональные выборы в России. П/р. Зотовой З.М., Ковлера А.И. М. 1996.

102. Реформирование России: итоги и перспективы. П/ред. Осипова Г.В. 1996.

103. Рогачев C.B. Российская государственность в системе трансформационных координат. М. 2000.

104. Родионова И.А. Политико-географический анализ результатов выборов депутатов Государственной Думы и Президента РФ. Материал международной конференции «Структурные экономические преобразования в России и за рубежом». М. РУДН, 1997. С. 90-93

105. Российское общество: становление демократических ценностей. М. 1999.

106. Россия: власть и выборы. П/р. Осипова Г.В., Березовского В.Н., М. 1996.

107. Рощин С.К. Западная психология как инструмент идеологии и политики. М. 1980.

108. Руткевич М.Н. Выборы-99 в зеркале социологии // Социс. 2000. № 5. Рыжков В.А. Четвертая Республика. Очерк политической истории современной России. М. 2000.

109. Самый короткий путь к власти. П/р. Петропавловского H.H. Таганрог. 1995.

110. Сегела Ж. Национальные особенности охоты за голосами. М. 1999. Сергеева Е.Я. Российский электорат: проблема выбора и участия. М. 1996.

111. Система властных отношений в РФ: региональный аспект. П/ред. Мерзликина H.B. М. 1996.

112. СМИ в политических технологиях. М. 1995.

113. Современная буржуазная политическая наука: проблемы государства и демократии. М. 1982.

114. Современное политическое сознание в США. М. 1980. Сорокин П.А. Главные тенденции нашего времени. М. 1997. Сорокин П.А. Каналы вертикальной циркуляции.//Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М. 1992.

115. Сорокин П.А. О свободах. Неотъемлемые права человека и гражданина. Пг. 1917.

116. Социология власти. Информационно-аналитический бюллетень. 1998. № 4-5. Государство и общество. РАГС. 1998.

117. Социология и пресса в период парламентских и президентских выборов 1995 и 1996 годов. П/р. ВильчекаВ., М. 1996.

118. Средства массовой информации в постсоветском обществе. Журналистика в 1996 году. Тезисы научно-практической конференции. Часть I. Москва. Факультет журналистики МГУ. Ассоциация преподавателей и исследователей журналистики. 1997.

119. Становление новой российской государственности: реальность и перспективы. Открытый доклад. Гуманитарный и политологический центр «Стратегия». М. 1996.

120. Технология и организация избирательных кампаний: зарубежный и отечественный опыт. М. 1993.

121. Тихомиров ДА. Монархическая государственность. М. 1905. Тощенко Ж.Т. (отв.ред) и др. Политическая социализация. М. 1993. Тощенко Ж.Т., Харченко С.В. Социальное настроение. М. 1997. Фаер С. Приемы стратегии и тактики предвыборной борьбы. СПб. 1998.

122. Федеральное Собрание России: опыт первых выборов. М. 1994. Федотова J1.H. Массовая информация: стратегия производства и тактика потребления. М. 1996.

123. Хабермас Ю. Демократия, разум, нравственность. М.1995. Халипов В. Власть. Основы кратологии. М. 1995. Цветное А. Управление социально-политическими процессами. М. 1995.

124. Цуладзе А. Формирование имиджа политика в России. М. 1999. Цыганков А.П. Современные политические режимы: структура, типология, динамика. М. 1995.

125. Чередниченко В.А. Воюет социология! М. 1999. Чичерин Б.Н. О народном представительстве. М. 1899. Шабров О.Ф. Политическая система: структура, типология, устойчивость. М. 1993.

126. Шабров О.Ф. Политическое управление. Проблема стабильности и развития. М. 1997.

127. Шестопал Е.Б. Личность и политика. М. 1988. Barber J. The lawmakers: Recruitment and adaptation to legislative life. New Haven. Yale Univ. Press, 1965.

128. Huntington S. Political Order in Changing Societies. New Haven -London. 1968.

129. K.Janda, J.M.Berry, J.Goldman. The Challenge of Democracy. Government in America. Boston. 1989.1.nz J., Stepan A. Problems of Democratic Transition and Consolidation. Baltimore London, 1996.

130. Palombara J. Political Parties and Political Development. Princeton. 1966.

131. Rutland P. Elite Consolidation and Political Stability in Russia. A Paper for the IPSA Congress, Seoul, 1997.

132. SakvaR. Russian politics and society. London. 1993. Urban M., Igrunov V., Mitrikhin S. The Rebirth of Politics in Russia. Cambridge. 1997.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 85812