Эмоционально-оценочная лексика положительной направленности в прозе В. Набокова тема диссертации и автореферата по ВАК 10.02.01, кандидат филологических наук Вертинская, Ольга Михайловна

Диссертация и автореферат на тему «Эмоционально-оценочная лексика положительной направленности в прозе В. Набокова». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 180776
Год: 
2004
Автор научной работы: 
Вертинская, Ольга Михайловна
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Калининград
Код cпециальности ВАК: 
10.02.01
Специальность: 
Русский язык
Количество cтраниц: 
192

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Вертинская, Ольга Михайловна

ВВЕДЕНИЕ.

• ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПОНЯТИЙ «ЭМОЦИЯ», «ОЦЕНКА», «ЭКСПРЕССИЯ».

§1. Эмоции в психологии и лингвистике.".

1.1. Эмоциональность как лингвистическая категория. Языковые средства и способы выражения эмоций в языке.

1.2. Основные подходы к описанию эмоций в языке.

§2. Оценка. Соотношение эмоции и оценки и обоснование термина эмоционально-оценочная лексика».

§3. Экспрессия.

§4. Определение и структура коннотации.

4.1. Оценочность как компонент коннотации.

• 4.2. Эмоциональность как компонент коннотации

4.3. Экспрессивность как компонент коннотации.

4.4. Образность как компонент коннотации.

§5. Функции эмоционально-оценочной лексики в художественном тексте.

§6. Обоснование классификации эмоционально-оценочных лексем положительной направленности, употребляющихся в произведениях

В. Набокова.

§7. Субъект оценки в произведениях В. Набокова.

• ГЛАВА II. ЗНАЧЕНИЕ И УПОТРЕБЛЕНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ОЦЕНОЧНЫХ ЛЕКСЕМ ПОЛОЖИТЕЛЬНОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ В ПРОЗЕ В. НАБОКОВА.

§1. Эстетические взгляды В. Набокова и оценка «красивый».

§2. Синонимический ряд прекрасный, великолепный, замечательный, божественный / прекрасно, великолепно, замечательно, божественно

2.1. Лексемы прекрасный / прекрасно.

2.2. Лексемы великолепный / великолепно.

2.3. Лексемы замечательный /замечательно.

2.4. Лексемы божественный/божественно.

§3. Синонимический ряд удивительный, изумительный, восхитительный, упоительный / удивительно, изумительно, восхитительно, ф упоительно.

3.1. Лексемы удивительный /удивительно.

3.2. Лексемы изумительный/изумительно.

3.3. Лексемы восхитительный/восхитительно.

• 3.4. Лексемы упоительный /упоительно.

§4. Синонимический ряд чудесный, чудный, дивный, волшебный, сказочный, баснословный / чудесно, чудно, дивно, волшебно, сказочно, баснословно.

4.1. Лексемы чудесный / чудесно, чудный / чудно.

4.2. Лексемы дивный / дивно.

4.3. Лексемы волшебный / волшебно.

4.4. Лексемы сказочный /сказочно.

4.5. Лексемы баснословный /баснословно.

§5.Синонимический ряд очаровательный, прелестный, пленительный, обворожительный / очаровательно, прелестно, пленительно, об

Ф ворожительно.

5.1. Лексемы очаровательный/очаровательно.

5.2. Лексемы прелестный /прелестно.

5.3. Лексемы пленительный /пленительно.

5.4. Лексема обворожительный /обворожительно.

§6. Лексемы с корнем -неж-: развитие эмоционально-оценочного компонента значения.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Эмоционально-оценочная лексика положительной направленности в прозе В. Набокова"

В. Набоков вошел в историю литературы как общепризнанный стилист.

• Творчеству писателя посвящено огромное количество работ, однако большая их часть носит литературоведческий характер. Среди современных набоковедов следует назвать таких исследователей, как А.А. Долинин [1994; 1997; 1999; 2000], Б .В. Аверин [1991; 2001; 2003], Ю.И. Левин [1998; 2001], В.Е. Александров [1999], С. Давыдов [1982; 1997; 2001], С. Сендерович и Е. Шварц [1997; 1999;

2000], Г. Барабтарло [2001; 2002], Д. Бартон Джонсон [2001], Н. Букс [1998], К. Проффер [2000], Н. Анастастьев [1992], A.M. Люксембург [1996; 1997; 1998;

2001], А.В. Злочевская [2000] и др. Эти исследования, как правило, ориентированы на анализ более высоких уровней организации художественного текста (тема, сюжет, персонажи), и в них не рассматривается собственно языковой материал произведений. Между тем выход на идеологические уровни организации худо

• жественного текста, а от них на вопросы мировоззрения писателя и его индивидуальную поэтику возможен и с собственно языкового уровня, через исследование функции слова в идиостиле писателя. Однако работ, посвященных изучению собственно языковых аспектов творчества В. Набокова, существует не много, и появляться они стали сравнительно недавно. Здесь следует назвать исследования Дж. Конноли [1993], Ю.Д. Апресяна [1995], Н.А. Фатеевой [1996], Е.В. Падуче-вой [1996], Ю.И. Левина [1998, 1998а, 19986], Н. Букс [1998], М.Я. Дымарского [2001; 2001а]. Среди частных аспектов стилевой манеры В. Набокова внимание исследователей обращено на особенности портретной характеристики персона

• жей [Михеев 1999; Гиржева, Заика 2001; 2004]; в свете игровой поэтики язык В. Набокова рассматривает Г.Ф. Рахимкулова [2003]. Можно выделить ряд работ, посвященных описанию образов-символов у В. Набокова [Белобровцева 2000; Фатеева 1996; 2001; Дмитровская 2000; 2001], ключевых слов [Л. Бабенко 2000; Н. Бабенко 2001], концептов [Рягузова 2000; 2001], новообразований [Виноградова, Улуханов 1996; Рахимкулова 2001; Семенов 2001], цветообозначений [Лукьяненко 2002; 2004], тропов [Левин 1998; Лукьяненко 2004], сложных эпитетов [Лукьяненко 2002а; 2004].

Одной из характерных черт языка В. Набокова является использование им эмоционально-оценочной лексики, традиционно определяемой как «поэтические эпитеты». Эта особенность была замечена критиками давно: «У него [Набокова] неимоверное количество в прозе - дамских эпитетов - обворожительный, волшебный, пронзительный, восхитительный» [Гуль 2000: 615]. Оценивая данную # черту языка В. Набокова только как «прихоть», чудачество художника, исследователи не смогли понять и объяснить всей значимости данного приема в художественной системе писателя. Вместе с тем названная лексика составляет одну из существенных особенностей идиостиля В. Набокова; ее исследование представ

• ляет собой важное средство описания особенностей эстетической системы писателя и реконструкции фрагмента его картины мира.

Отмеченными факторами обусловлен выбор предмета исследования - эмоционально-оценочной лексики положительной направленности в прозе В. Набокова.

В качестве объекта исследования были выбраны 18 наиболее частотных и эстетически значимых прилагательных прекрасный, великолепный, замечательный, божественный; удивительный, изумительный, восхитительный, упоительный; чудесный, чудный, дивный, волшебный, сказочный, баснословный', очаровательный, прелестный, пленительный, обворожительный, а также соответствующие им наречия и слова категории состояния. В целях воссоздания целостной картины в некоторых случаях анализируются значения однокоренных слов указанных лексем: производящих основ и дериватов. Рассматриваются также лексемы с корнем -неж-, развивающие в языке В. Набокова эмоционально-оценочные коннотации и обнаруживающие тесные смысловые связи с эмоционально-оценочными лексемами. В качестве отправного пункта исследования рассмотрены эстетические взгляды Набокова через призму употребления им лексем красота и красивый.

Цель настоящего исследования - анализ эмоционально-оценочной лексики положительной направленности в русскоязычной прозе В. Набокова и выявление

Ш функциональной значимости и эстетической роли данной лексики в художественной системе писателя.

Достижение поставленной цели потребовало решения ряда конкретных задач:

- выработать теоретическую базу исследования, для чего рассмотреть категории эмоции, оценки и экспрессии и представить классификацию эмоционально-оценочной лексики положительной направленности;

- установить специфику субъекта оценки в произведениях В. Набокова в соотношении с категориями «автор», «герой», «повествователь»;

- обозначить круг объектов, характеристика которых осуществляется с помощью эмоционально-оценочных лексем;

- реконструировать эстетические взгляды В. Набокова на основе анализа употребления лексем, репрезентирующих оценку «красивый»;

- описать особенности функционирования эмоционально-оценочной лексики со значением положительной оценки;

- установить семантическую и функциональную соотнесенность эмоцио-# нально-оценочных лексем с лексемами нежный, нежность и нежно, развивающими в языке В. Набокова эмоционально-оценочные коннотации.

Актуальность исследования. Отношение к литературному наследию В. Набокова неоднозначно. С одной стороны, о его прозе сложилось мнение как о «холодной и опустошенной» [Адамович 2000: 92]1. С другой стороны, ряд исследователей выделял в писателе противоположные черты: «Набоков был юношей, влюбленным в лучезарную жизнь и жаждущим радоваться всему» [Гессен 1997: 174]. В рамках такого восприятия В. Набокова его творчество прочитывается как «признание в любви» к жизни: «Неистребимая, ненасытная жажда жизни Набокова имеет свои отличительные черты. Только по степени ее остроты писателя можно уподобить таким влюбленным в жизнь фигурам, как Шекспир или Руперт Брук, Толстой или молодой Леонид Леонов» [Иваск 2000: 560]. Писателю важно показать принятие мира героем и увидеть ответную любовь мира к нему: «Набоков <.> верил в исходную благость творения, в неистребимую доброкачественность земного бытия и в конечную благость его предназначения. И вера эта, не поколебленная превратностями жизни и характера, есть подлежащее всех его романов» [Барабтарло 2002: 189]. Феномен В. Набокова заключается в том, что в его книгах одновременно отражены «ужас и благость» мира [Барабтарло 2002], а сама сила, управляющая существованием человека, представлена у писателя в причудливом сочетании ее контрастных проявлений. В. Набоков чувствует гар-Ф монию мира так же отчетливо, как и его противоположную сторону - хаос.

Смысл своего писательства В. Набоков видит не только в том, чтобы отобразить противоречивость мира, но и в том, чтобы преодолеть это противоречие. Это осуществляется писателем в акте творчества: В. Набоков «заклинает словом». В. Ерофеев считает, что в этом состоит «глобальная творческая сверхзадача Набокова, обеспечивающая метароман экзистенциональным и эстетическим значением одновременно» [Ерофеев 1990: 14-15]. Важным средством, позволяющим писателю выразить свою любовь и нежность к миру и показать его красоту, является использование эмоционально-оценочной лексики. Актуальность настоящего диссертационного исследования определяется необходимостью выявления смы

1 «Внутреннюю прохладность» В. Набокова особенно отмечали современные ему критики (см., например: [Пильский 2000: 89; Варшавский 2000: 87; Адамович 2000: 92; Осоргин 2000: 94]). еловой значимости данного пласта лексики в художественной системе В. Набокова как раскрывающего особенности миропонимания писателя.

Научная новизна работы заключается в системном исследовании одного из пластов эмотивной лексики В. Набокова, которое позволяет выделить и описать особенности идиостиля писателя и реконструировать фрагмент его художественной картины мира. В вышеуказанном аспекте язык и художественная система В. Набокова изучаются впервые.

Материалом диссертационного исследования послужила русскоязычная проза В. Набокова: восемь романов, написанных на русском языке, - «Машенька» (1926), «Король, дама, валет» (1928), «Защита Лужина» (1930), «Подвиг» (1932), «Камера обскура» (1933), «Отчаяние» (1936), «Дар» (1937), «Приглашение на казнь» (1938), а также книга воспоминаний «Другие берега» (1951) и роман «Лолита» (1955), созданные писателем в американский период творчества и самостоятельно переведенные им на русский язык; 49 рассказов, 43 из которых входят в циклы «Возвращение Чорба», «Соглядатай» и «Весна в Фиальте». Из этих произведений методом сплошной выборки были извлечены контексты употреблений эмоционально-оценочной лексики. Объем картотеки составил 1621 единицу.

Цели и задачи настоящего исследования определили необходимость комплексной методики анализа. В диссертации были использованы следующие методы и приемы: анализ словарных дефиниций, приемы контекстуального, компонентного и сопоставительного анализа, а также статистический метод; в случае необходимости они дополнялись этимологическим анализом.

Теоретическая значимость работы определяется применением системного подхода к описанию и исследованию эмоционально-оценочной лексики, функционирующей в произведениях В. Набокова.

Практическое значение работы состоит в возможности использования материалов диссертации в разработке и преподавании спецкурсов и спецсеминаров по лингвистическому анализу художественного текста, проблемам лексической семантики, при решении общих вопросов стилистики художественной речи, в спецкурсах по творчеству В. Набокова, а также в работе над словарем языка писателя.

В соответствии с поставленной целью в качестве основных положений на защиту выносятся следующие:

1. Одним из важных языковых приемов в творчестве В. Набокова является использование эмоционально-оценочной лексики положительной направленности. В рамках художественной системы писателя она служит средством преодоления хаоса, гармонизации мира и выражения любви к нему.

2. Исследуемая лексика может быть структурирована в виде четырех синонимических рядов, что позволяет установить не только функциональное и семантическое сходство, но и различие между эмоционально-оценочными лексемами и выявить изменения, происходящие в их значении.

3. Сочетаемость эмоционально-оценочных лексем положительной направленности в прозе В. Набокова характеризуется регулярным употреблением с номинациями определенных групп объектов. Они могут быть классифицированы и рассмотрены в качестве основных объектов эстетического осмысления писателя.

4. Субъектом оценки в произведениях В. Набокова является преимущественно «авторский герой» (Ю. Иваск), или «герой-субъект» (противопоставленный «герою-объекту» - М. Михеев). Этот герой в конечном счете выражает эстетические и художественные взгляды самого писателя.

5. Функциональная значимость положительных эмоционально-оценочных лексем выявляется в их соотнесенности с эстетическими взглядами писателя, эксплицируемыми лексемами красота и красивый. Обнаруживаются также связи эмоционально-оценочных лексем с лексемами нежный, нежность и нежно, развивающими в языке В. Набокова эмоционально-оценочные коннотации и определяющими одну из ключевых эмоциональных доминант его мировосприятия.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка сокращений произведений В. Набокова и источников цитирования, списка использованной литературы и списка словарей.

Заключение диссертации по теме "Русский язык", Вертинская, Ольга Михайловна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Важной в творчестве В. Набокова является тема искусства как преодоления существующего в мире хаоса, восстановления гармонии мира. Одним из средств гармонизации мира является использование писателем эмоционально-оценочной лексики. В диссертации рассмотрены 18 прилагательных прекрасный, великолепный, замечательный, божественный, удивительный, изумительный, восхитительный, упоительный, чудесный, чудный, дивный, волшебный, сказочный, баснословный, сказочный, очаровательный, прелестный, пленительный, обворожительный, соответствующие им наречия и слова категории состояния. Все эмоционально-оценочные лексемы были структурированы в синонимические ряды, которые рассматривались отдельно и в пределах которых была проанализирована каждая лексема. Некоторая часть данных лексем относится к группе сенсорных оценок, другая, большая часть - обозначает эстетические оценки (Н. Д. Арутюнова). Представление об эстетическом идеале индивидуально в художественной системе каждого писателя; оно формируется на основе взглядов на сущность красивого, реконструировать которые - значит определить логику исследования эмоционально-оценочных лексем. На основе анализа употреблений лексемы красота и оценочной лексемы красивый в произведениях В. Набокова были описаны эстетические взгляды писателя и установлены основные направления реализации эмоционально-оценочных лексем. Вместе с тем отношение писателя к миру передают также лексемы с корнем -неж-, приобретающие в языке В. Набокова эмоционально-оценочные коннотации, которые становятся устойчивыми в силу частого и регулярного употребления данных лексем в эмотивных контекстах. Анализ лексем с корнем -неж- дополняет общую картину исследования и раскрывает одну из граней мировосприятия В. Набокова: воссоздаваемый в его произведениях мир не только гармоничен и красив, но и нежен. Художественные взгляды В. Набокова эксплицируются в образах некоторых его персонажей -«авторских героев» (Ю. Иваск), или «героев-субъектов» (М. Михеев); описание видения мира данными героями обнаруживает мировосприятие самого писателя.

Взгляд В. Набокова на мир характеризуется двойственностью; одновременное изображение «ужаса» (хаоса) и «благости» (гармонии) мира в его произведениях составляет суть используемого писателем художественного приема: отмечая несовершенства мира, В. Набоков преодолевает существующую дисгармонию тем, что одновременно видит и подчеркивает его прелесть. Обозначение красивого осуществляется В. Набоковым преимущественно посредством лексемы красота и оценочной лексемы красивый. Несмотря на частотность данных лексем в произведениях В. Набокова, они не являются единственным средством выражения эстетической оценки писателя по двум причинам. Первая причина -собственно языковая - обусловлена особенностями семантики лексемы красивый и однокоренных слов: являясь внешней характеристикой предмета, данные лексемы могут определять только внешне наблюдаемые объекты и имеют, таким образом, ограниченную сочетаемость. Вторая причина кроется в характере мировосприятия писателя и его героев, стремящихся выразить свой восторг, восхищение и удивление перед миром; эти чувства передает эмоционально-оценочная лексика.

Сфера применения данной лексики в произведениях В. Набокова широка; с ее помощью описываются природа и ее объекты, человек, искусство, шахматы, предметы и вещи. При этом каждая эмоционально-оценочная лексема характеризуется своей спецификой употребления, обусловленной как языковыми особенностями семантики и стилистической принадлежностью лексемы, так и ее индивидуально-авторским осмыслением.

С помощью лексем первого синонимического ряда прекрасный, великолепный, замечательный, божественный (и соответствующих им наречий и слов категории состояния) с интегральным значением 'степень проявления положительного признака или качества выше нормы' у В. Набокова характеризуются природа, искусство, внешность человека и его внутренний мир, предметы и вещи. При этом каждая лексема используется при характеристике определенного объекта и имеет свою частоту употребления; всего данные лексемы встречаются в произведениях В. Набокова 265 раз, причем доминанта ряда - лексема прекрасный (и од-нокоренные слова) - является самой частотной: она употребляется 127 раз. С помощью лексемы прекрасный характеризуются внешность человека и искусство; лексема великолепный, отличающаяся от лексемы прекрасный большей экспрессией, используется для описания картин природы, бабочек, артефактов, характеризуя последние с точки зрения их эстетической привлекательности: «великолепное бледно-желтое животное [бабочка]»; «великолепный атласисто-розовый пирог». Характеризуя тот или иной объект с эстетической точки зрения, лексема замечательный актуализирует семантический признак 'выдающийся в своем роде' : «замечательные мраморные сны».

С помощью лексем второго синонимического ряда удивительный, изумительный, восхитительный, упоительный (181 употребление) характеризуются объекты, которые поражают оценивающего субъекта неожиданным проявлением какого-либо свойства (ср.: «Зиланова вдруг улыбнулась изумительно прекрасной улыбкой, совершенно преобразившей ее дряблое, унылое лицо») или восприятие которых сопровождается необыкновенно глубокой эмоцией: [ехать] «со скоростью семидесяти километров в час <.> тогда казалось упоительным». Лексемы данного ряда (кроме его доминанты - лексемы удивительный) принадлежат книжному стилю, однако часто используются Набоковым при характеристике обыденных объектов и эмоциональных состояний героя, придавая им эстетическую значимость, ср.: «восхитительное событие души»; «упоительная дремот-ность».

Восприятие мира как удивительного эстетического феномена передают лексемы третьего синонимического ряда: чудесный, чудный, дивный, сказочный, волшебный, баснословный, сохраняющие у В. Набокова тесную связь с мотивирующей основой и актуализирующие признак 'такой (прекрасный), как не бывает в реальности'. Данные лексемы характеризуются высокой частотностью (в эмоционально-оценочном значении данные лексем встречаются 274 раза) и широкой сочетаемостью, значительно отличающейся от языковой нормы. Особенно часто данные лексемы встречаются в автобиографической книге «Другие берега», а также передают мировосприятие Мартына, Федора Годунова-Чердынцева и Гумберта Гумберта. Заметно расширяя свою сочетаемость, лексемы чудесный и чудный чаще всего используются при характеристике внешности человека и животного («чудесная грушевидная слеза»; «чудесные ноздри гиппопотама»), а также слуховых, обонятельных и звуковых впечатлений героя-субъекта («дивно пахнущие кляксы») и переживаемых им психологических состояний («чудеснейшее наслаждение»; «дивное ослепительное воспоминанье счастья»). Лексемы сказочный, волшебный и баснословный развивают у В. Набокова коннотацию необычности, ирреальности или загадочности, ср.: «сказочно-великолепная, белая, как сахар, лестница»; «присмотреться к волшебным ночным дамам».

В четвертый синонимический ряд входят лексемы очаровательный, прелестный, пленительный, обворожительный (а также соответствующие им наречия и слова категории состояния), актуализирующие в языке В. Набокова историческое значение 'обладающий притягательной, покоряющей силой, оказывающей сильное влияние на человека' и развивающие дополнительные коннотации в языке писателя. Данные лексемы относятся к самым частотным в произведениях В. Набокова (306 употреблений). С их помощью характеризуются преимущественно женские персонажи и предметы, имеющие для героя особую притягательность и/или недоступные («в ней [Лолите] есть и цветущий сад, и сумерки и ворота дворца, — дымчатая обворожительная область, доступ к которой запрещен мне [Гумберту]»; «в снах [Цинцинната] мир оживал, становясь таким пленительно важным, что потом уже бывало тесно дышать прахом нарисованной жизни»), а также ментальные процессы и эмоциональные состояния самого повествователя («все очаровательно дрожащее, что снилось и снится мне сквозь мои стихи»). Все лексемы данного ряда выражают отношение В. Набокова и его героев к объединяющему природу, искусство и шахматы свойству, обозначаемому словами «мимикрия», «обман» и «уловка». Лексема прелестный используется также при характеристике представителей животного мира.

Мировосприятие В. Набокова, его отношение к миру, эксплицированное в образах близких героев, раскрывается также через употребление лексем с корнем -неж-, в структуре значения которых происходит активизация эмоционально-оценочного признака. Данные лексемы являются чрезвычайно частотными в языке писателя (407 употреблений), а сфера их применения так же широка, как и собственно эмоционально-оценочных лексем: знаки мира - в любом своем проявлении - вызывают в Набокове и его герое чувство эстетического удовлетворения и радости, и нежность набоковского героя-субъекта распространяется не только на человека, но и на природу («нежно-голубые утра»), животных («нежное ухо Тома») и на материальный мир - «мир вещей» ([Драйер] «говорил о том, с какой нежностью и как весело нужно относиться к вещам»); при этом В. Набоков показывает не только принятие мира героем, но и ответную любовь мира к нему, ср.: «фонтанчик из крана нежно нащупывал мои опухшие веки». Восприятие мира набоковским героем-субъектом как прекрасного в любом, даже отклоняющимся от нормы, проявлении, выражается также в употреблении лексемы нежный в сочетании с лексемами, обозначающими негативные явления и процессы в жизни человека, в том числе и в сочетании со словом смерть: «нежная и легкая смерть»; «посмертная нежность». Таким образом, ужас и хаос мира Набоков преодолевает тем, что пытается увидеть рассеянную в нем повсюду нежность. «В этом смысл писательского творчества: изображать обыкновенные вещи так, как они отразятся в ласковых зеркалах будущих времен, находить в них ту благоуханную нежность, которую почуют только наши потомки».

Наряду с отмеченной спецификой функционирования эмоционально-оценочных лексем, можно обозначить общие тенденции их использования:

- данные лексемы отличаются высокой частотой употребления, особенно заметной в случае лексем, принадлежащих к высокому стилю, что идет в разрез с языковой традицией (чудный, дивный, упоительный, пленительный)-,

- сочетаемость эмоционально-оценочных лексем расширяется, вследствие чего увеличиваются их художественные возможности: «упоительный ребенок»-, «дивноерозовое событие»', «нежный асфальт»;

- эмоционально-оценочные лексемы часто используются при характеристике внутреннего мира героя, представляя собой возвышенную оценку переживаемого им психологического состояния. Тем самым эти состояния возводятся в ранг эстетически характеризуемого феномена: «дивное блаженство»; «чудное, дрожащее счастье»; «порыв нежного, восхитительного <.> счастья». При характеристике эмоционального переживания героя эмоционально-оценочные лексемы нередко употребляются В. Набоковым в сочетании с неопределенным местоимением что-то / нечто или указательным местоимением то, указывающими на неопределенность психологического состояния, но одновременно осознание его как чрезвычайно приятного и важного: «случилось что-то прекрасное»; «то чудное, невнятное, что происходит в тебе и в ней»;

- эмоционально-оценочные лексемы характеризуются повышенной экспрессией, однако их выразительная сила не всегда кажется В. Набокову достаточной для того, чтобы в полной мере передать ощущения и донести до читателя красоту и очарование мира. Иногда писатель прямо говорит о том, что в мире есть вещи, которые описать вообще невозможно, среди них - красота любимой женщины, ср.: «прелестнее всего был изгиб щеки - слегка в профиль, - этого изгиба, конечно, никакими словами не изобразишь». Увеличение выразительной силы рассматриваемой лексики происходит у В. Набокова тремя способами: с помощью слов-интенсификаторов, в роли которых иногда выступают сами эмоционально-оценочные лексемы {«изумительно прекрасная улыбка»), посредством приема синонимической градации {«что-то упоительное, и раздирающее, и ничем незаменимое») или путем образования сложного прилагательного, оба компонента которого представлены эмоционально-оценочными лексемами: «ничего нет более обворожительно-божественного в природе, чем ее вспыхивающий в неожи-даннейших местах остроумный обман». Восприятие возлюбленной часто сопровождается у В. Набокова переживанием глубоких и интенсивных эмоций. Так же, как и красота природы, красота любимой женщины поражает героя своим совершенством: [Федор] «испытывал страдание, когда выглядывал в [Зине] что-нибудь особенно прелестное, и отрадное облегчение, когда в ней мелькал какой-нибудь недостаток красоты»; вид в окне может быть «прелестным до слез»;

- обыденное и/или неэстетическое у В. Набокова подвергается эстетизации. Эта тенденция выражается в частом использовании эмоционально-оценочных лексем, принадлежащих к высокому стилю, при характеристике «тривиальных», обыденных объектов и при описании человека, красота которого в принципе несовершенна; в первом случае оценка указывает на значимость описываемого предмета или состояния для героя, во втором - обнаруживает его симпатию к характеризуемому человеку, в основном - к женщине, например: «пленительная кепка [отца]»; «был один медленно назревающий, упоительнейший проект: -смокинг\»; «откровенная бульдожья тяжеловатость лица старшей [сестры] была у Вани только чуть-чуть намечена, и была иначе, и как бы придавала значительность и своеродность общей красоте ее лица». Посредством эмоционально-оценочной лексики характеризуются такие детали портрета, которые обычно не оцениваются положительно или являются табуированными (у Сони «прелестные впадины подмышек»). Недостатки и физические изъяны (шрамы, морщины, отеки), отмечаемые во внешности женщины, обычно - возлюбленной, не только не вызывают негативных эмоций, - в них для героя заключена особенная привлекательность: у Марфиньки «нежно розовел шрам»;

- наряду с тенденцией к эстетизации обыденного и неэстетического у В. Набокова есть и обратная тенденция - к деэстетизации. Данная тенденция наиболее последовательно реализуется при описании людей, не вызывающих симпатию. Обнаруживая и подчеркивая в портрете героя непривлекательные детали, автор снижает его оценку. Обычно двойственное описание персонажа сопровождается иронией и может выстраиваться на приеме «обманутого ожидания», ср.: [с лестницы автобуса] «спустилась пара очаровательных шелковых ног <.> они сошли, эти ноги - и обманули: личико было гнусное».

Тенденции к эстетизации и деэстетизации описания имеют противоположную направленность и выражают двойственность мировосприятия В. Набокова. Однако в подавляющем большинстве случаев эмоционально-оценочная лексика употребляется писателем для выражения позитивного восприятия действительности: человек чувствует очарование и нежность мира и ответную расположенность мира к себе. Эмоционально-оценочная лексика является тем средством заклинания мира, «ворожбы», о котором неоднократно говорил сам В. Набоков: воспринимая мир как эстетический феномен и непрестанно восхищаясь им, писатель преодолевает ощущение хаоса и приближается к желаемой гармонии.

Список сокращений названий произведений В.В. Набокова и источников цитирования

АИ - «Адмиралтейская игла», цит. по: [Набоков 1990, IV].

Б - «Бахман», цит. по: [Набоков 1990,1].

Благ. - «Благость», цит. по: [Набоков 1990,1].

ВВФ - «Весна в Фиальте», цит. по: [Набоков 1990, IV].

Вен. - «Венецианка», цит. по: [Набоков 1999,1].

В - «Волшебник», цит. по: [Набоков 2000, V].

Встреча - «Встреча», цит. по: [Набоков 1990, II].

ВЧ - «Возвращение Чорба», цит. по: [Набоков 1990,1].

ВШ- Василий Шишков», цит. по: [Набоков 1990, IV].

Г-«Гроза», цит. по: [Набоков 1990,1].

Д-«Дар», цит. по: [Набоков 1990, III].

ДБ - «Другие берега», цит. по: [Набоков 1990, IV]. Драка - «Драка», цит. по: [Набоков 1999,1].

Зв. - «Звонок», цит. по: [Набоков 1990,1].

3JI - «Защита Лужина», цит. по: [Набоков 1990, II].

34-«Занятойчеловек», цит. по: [Набоков 1990, II].

ИТ-«Истреблениетиранов», цит. по: [Набоков 1990, IV].

Кат.-«Катастрофа»,цит. по: [Набоков 1990,1].

Крас. - «Красавица», цит. по: [Набоков 1990, II].

КДВ - «Король, дама, валет», цит. по: [Набоков 1990,1].

КО - «Камера обскура», цит. по: [Набоков 2000, III]. Кор. - «Королек», цит. по: [Набоков 1990, IV]. Круг-«Круг», цит. по: [Набоков 1990, IV].

КЭ - «Картофельный эльф», цит. по: [Набоков 1990,1]. Л-«Лолита», цит. по: [Набоков 1997, П]. Леб. - «Лебеда», цит. по: [Набоков 1990, II]. Лик-«Лик», цит. по: [Набоков 1990, IV]. М-«Машенька», цит. по: [Набоков 1990,1]. Месть - «Месть», цит. по: [Набоков 1999,1]. Муз. - «Музьжа», цит. по: [Набоков 1990, II]. Набор - «Набор», цит. по: [Набоков 1990, IV]. Нежить - «Нежить», цит. по: [Набоков 1999,1]. О - «Отчаяние», цит. по: [Набоков 1990, III].

Обида - «Обида», цит. по: [Набоков 1990, Щ.

ООБ - «Облако, озеро, башня», цит. по: [Набоков 1990, IV].

Опов. - «Оповещение», цит. по: [Набоков 1990, II].

П- «Подвиг», цит. по: [Набоков 1990, II].

Порт-«Порт», цит. по: [Набоков 1990,1].

Пасс. - «Пассажир», цит. по: [Набоков 1990,1].

J3BP - «Письмо в Россию», цит. по: [Набоков 1990,1].

Пилыр. - «Пилырам», цит. по: [Набоков 1990, II].

ПМ-«Посещение музея», цит. по: [Набоков 1990, IV].

ПНК - «Приглашение на казнь», цит. по: [Набоков 1990, IV].

Подл. - «Подлец», цит. по: [Набоков 1990,1].

ШЛЬ - «Путеводитель по Берлину», цит. по: [Набоков 1990,1].

ПШ - «Памяти Л.И. Шигаева», цит. по: [Набоков 1990, IV].

Рож. - Тождество», цит. по: [Набоков 1990,1].

С - «Соглядатай», цит. по: [Набоков 1990, II].

СИЖ - «Случай из жизни», цит. по: [Набоков 1990, II].

Сказка - «Сказка», цит. по: [Набоков 1990,1].

Слово - «Слово», цит. по: [Набоков 1999,1].

Сов. - «Совершенство», цит. по: [Набоков 1990, II].

ТД- «Тяжелый дым», цит. по: [Набоков 1990, IV].

У-«Ужас», цит. по: [Набоков 1990,1].

УК - «Удар крыла», цит. по: [Набоков 1999,1].

УКУ-«Уста к устам», цит. по: [Набоков 1990, IV].

Х-«Хват», цит. по: [Набоков 1990, II].

TI - «Terra incognita», цит. по: [Набоков 1990, П].

UT- «Ultima Thule», цит. по: [Набоков 1990, IV].

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Вертинская, Ольга Михайловна, 2004 год

1. Набоков В.В.Собр. соч.: В 4 т. М., 1990.

2. Набоков В.В. Собр. соч. американского периода: В 5 т. Спб. 1997.

3. Набоков В.В. «On Generalities». Гоголь. Человек и вещи // Звезда. 1999. №4.

4. Набоков В.В. Собр. соч. русского периода: В 5 т. Спб., 1999-2000.

5. Набоков В.В. Лекции по зарубежной литературе. М., 2000а.

6. Набоков В.В. Лекции по русской литературе. М., 2001.1.. Научные издания

7. Аверин Б. Воспоминание у Набокова и Флоренского //В.В. Набоков, pro et contra. Т.2. СПб., 2001.

8. Аверин Б. Гений тотального воспоминания. О прозе Набокова. // Звезда. 1999. №4.

9. Аверин Б. Дар Мнемозины. Романы Набокова в контексте русской автобиографической традиции. СПб., 2003.

10. Адамович Г. Владимир Набоков //В.В. Набоков: pro et contra. СПб., 1997.

11. Адамович Г. Статья из газ. «Последние новости». 1931. №3725. // Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова: Критические отзывы, эссе, пародии. М., 2000.

12. Александров В.Е. Набоков и потусторонность: метафизика, этика, эстетика. СПб., 1999.

13. Алимпиева Р.В. Семантическая значимость слова и структура лексико-семантической группы (на материале прилагательных-цветообозначений русского языка). Л., 1986.

14. Алимпиева Р.В. Лексема прекрасный в эстетической системе А.С. Пушкина и ее этнокультурный аспект // Актуальные проблемы лингвистической семантики: Сб. науч. тр. Калининград, 1998.

15. Алимпиева Р.В. Эмоционально-экспрессивная лексика в эстетической системе А.С. Пушкина и проблемы лингвокультурологии // Материалы международной конференции, посвящ. юбилею А.С. Пушкина. Гданьск, 1999.

16. Алимпиева Р.В. Способы реализации концепта прекрасный в ранней лирике А. Блока // Языкознание: современные подходы к традиционной проблематике. Калининград, 2001.

17. Алимпиева Р.В. Функционально-оценочная роль лексем «красивый», «прекрасный» в романах J1.H. Толстого «Война и мир», «Анна Каренина» // Вестник Капинингр. гос. ун-та. Калининград, 2004. Вып. 1.

18. Анастасьев Н.А. Феномен Набокова. М., 1992.

19. Апресян В.Ю. Эмоции: современные американские исследования // Семиотика и информатика. 1995. Вып. 34.

20. Апресян Ю.Д. Коннотация как часть прагматики слова // Апресян Ю.Д. Избр. труды: В 2 т. Т.2. М., 1995.

21. Апресян Ю.Д. Метафора в семантическом представлении эмоций // Апресян Ю.Д. Избр. труды: В 2 т. Т 2. М., 1995а.

22. Апресян Ю.Д. Проблемы синонимии и словаря синонимов. Образ человека по данным языка: попытка системного описания // Апресян Ю.Д. Избр. труды: В 2 т. Т. 2. М., 19956.

23. Апресян Ю.Д. Роман «Дар» в космосе Владимира Набокова // Апресян Ю.Д. Избр. труды: В 2 т. Т. 2. М., 1995в.

24. Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений: оценка, событие, факт. М., 1988.

25. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. М., 1998.

26. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 1966.

27. Бабенко Л.Г. Лексические средства обозначения эмоций в русском языке. Свердловск, 1989.

28. Бабенко Л.Г., Васильев И.Е., Казарин Ю.В. Лингвистический анализ художественного текста. Екатеринбург, 2000.

29. Бабенко Н.Г. Лингвостилистический анализ рассказа В. Набокова «Благость» //Набоковский сборник: Мастерство писателя. Калининград, 2001.

30. Бабич Д. Каждый может выйти из зала. Театрализация зла в произведениях Набокова // Вопросы литературы. 1999. № 5.

31. Барабтарло Г. Троичное начало у Набокова. О движении набоковских тем // В.В. Набоков: pro et contra. Т.2. Спб., 2001.

32. Барабтарло Г. Ужас и благость // Звезда. 2002. №7.

33. Барт Р. Смерть автора // Р. Барт: Избр. работы: Семиотика. Поэтика. М. 1994.

34. Балли Ш. Французская стилистика. М., 1961.

35. Белобровцева И. Мотив тени у В.Набокова // Культура русской диаспоры: Владимир Набоков 100. Таллинн, 2000.

36. Берберова Н. Набоков и его «Лолита» II В.В. Набоков: pro et contra. СПб., 1997.

37. Бережан С.Г. Семантическая эквивалентность лексических единиц. Кишинев, 1973.

38. Битов А.Г. Ясность бессмертия // Звезда. 1996. №11.

39. Букс Н. Эшафот в хрустальном дворце. О русских романах Владимира Набокова. М., 1998.

40. Варшавский В. Статья из газеты «Числа». 1933. №7/8. // Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова: Критические отзывы, эссе, пародии. М., 2000.

41. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М., 1996.

42. Вейдле В. В. Сирин. «Отчаяние» // В.В. Набоков: pro et contra. СПб., 1997.

43. Вендлер 3. О слове good // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1981. Вып. X.

44. Вертинская О.М. Эмоционально-оценочная лексика как средство характеристики персонажей в романе В. Набокова «Король, дама, валет» // Набоков-ский сборник. Искусство как прием. Калининград, 2001.

45. Вертинская О.М. «Гумберт оценивающий»: Эмоционально-оценочная лексика в романе В. Набокова «Лолита» // Структура текста и семантика языковых единиц. Калининград, 2003.

46. Вертинская О.М. Концепт нежность в произведениях В. Набокова // Филологический вестник Ростовского государственного университета. 2003а. №1.

47. Вилюнас В.К. Психологические механизмы психологической мотивации. М., 1986.

48. Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений. М., 1976.

49. Виноградов В.В. О языке художественной литературы. М.,1959.

50. Виноградов В.В. Проблемы русской стилистики. М., 1981.

51. Виноградова В.Н., Улуханов И.С. Словотворчество В. Набокова // Язык как творчество. М., 1996.

52. Винокур Г.О. О языке художественной литературы. М., 1991.

53. Винокур Т.Г. Закономерности стилистического использования языковых единиц. М., 1980.

54. Витт Н.В. Эмоциональная регуляция речевого поведения при общении. М., 1983.

55. Витт Н.В. Эмоциональность ситуаций в учебной деятельности и психологические предпосылки ее регуляции. М., 1987.

56. Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки. М., 1985.

57. Вульфсон Р.Е. Эмоционально-оценочная лексика и контекст // Русский язык в школе. 1991. №4.

58. Гак В. Г. Языковые преобразования. М., 1998.

59. Галкина-Федорук Е.М. Об экспрессивности и эмоциональности в языке // Е.М. Галкина-Федорук. Сборник статей по языкознанию. М., 1958.

60. Гиржева Г.Н., Заика В.И. Об особенностях портрета в прозе В.Набокова //Набоковский сборник: Искусство как прием. Калининград, 2001.

61. Гиржева Г.Н., Заика В.И. Нехудожественные элементы художественной действительности в романе В. Набокова «Лолита» // Балтийский филологический курьер. 2004. №4.

62. Говердовский В.И. История понятия коннотация // Филологические науки. 1979. №1.

63. Графова Т.А. Роль эмотивной коннотации в семантике слова. М., 1987.

64. Грешных В.И. «Лолита» В. Набокова: кризис русского духа // Набоковский сборник: Мастерство писателя. Калининград, 2001.

65. Гришакова М. Визуальная поэтика В.Набокова // Новое литературное обозрение. 2002. №54.

66. Гуль Р. из письма Г. Иванову. 1954. // Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова: Критические отзывы, эссе, пародии. М., 2000.

67. Гумбольдт В. Избранные труды по языкознанию М., 1984.

68. Давыдов С. «Гносеологическая гнусность» Владимира Набокова: метафизика и поэтика в романе «Приглашение на казнь» // В.В. Набоков: pro et contra. СПб., 1997.

69. Давыдов С. «Тексты-матрешки» Владимира Набокова. Мюнхен, 1982.

70. Давыдов С. Набоков: герой, автор, текст // В.В. Набоков: pro et contra. Т. 2. СПб., 2001.

71. Дарк О. Загадка Сирина // Набоков В.В. Собр. соч.: В 4-х т. Т.1. М., 1990.

72. Дейк Т. Язык. Познание. Коммуникация: Сб. работ. М., 1989.

73. Джейнуей Э. Маг Набоков // Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова: Критические отзывы, эссе, пародии. М., 2000.

74. Джонсон Д.Б. Владимир Набоков и Руперт Брук // В.В. Набоков: pro et contra. Т. 2. СПб., 2001.

75. Дидро Д. Сочинения: В 2 Т. М., 1986.

76. Дмитровская М.А. Философия памяти // Логический анализ языка. Культурные концепты. М., 1991.

77. Дмитровская М.А. «Стрела, попавшая в цель» (телеология В. Набокова и Г. Газданова) // Газданов и мировая культура: Сб. научных статей. Калининград, 2000.

78. Дмитровская М.А. От первой метафоры к последней: смысл финала В. Набокова «Машенька» // Текст. Интертекст. Культура: Сб. докладов междунар. науч. конф-ции. М., 2001.

79. Додонов Б.И. Эмоция как ценность. М.,1978.

80. Долинин А.А. «Двойное время» у Набокова (от «Дара» к «Лолите») // Пути и миражи русской культуры. СПб., 1994.

81. Долинин А. Три заметки о романе Владимира Набокова «Дар» // В.В. Набоков: Pro et contra. Спб., 1997.

82. Долинин А.А. Истинная жизнь писателя Сирина: первые романы // Набоков В.В. Собр. соч. русского периода: В 5 т. СПб., 1999. Т.2.

83. Долинин А.А. Пушкинские подтексты в романе Набокова «Приглашение на казнь» // Пушкин и культура русского зарубежья: Международная научная конференция, посвященная 200-летию со дня рождения: материалы и исследования. Вып.2. М„ 2000.

84. Дымарский М.Я. Deus ex texto, или Вторичная дискурсивность набоков-ской модели нарратива//В.В. Набоков: pro et contra. Т.2. Спб., 2001.

85. Дымарский М.Я. Проблемы текстообразования и художественный текст (на материале русской прозы XIX XX вв.). М., 2001а.

86. Дьячковская JI. Свет, цвет, звук и граница миров в романе «Защита Лужина» // В.В. Набоков: pro et contra. Т.2. Спб., 2001.

87. Ермакова Н.В. Контрастивная и функциональная грамматика. Калинин, 1985.

88. Ерофеев В. Русский метароман Владимира Набокова, или В поисках утерянного рая // Вопросы литературы. 1988. №10.

89. Ерофеев В. Набоков в поисках потерянного рая // Набоков В. Другие берега. М., 1989.

90. Ерофеев В. В лабиринте проклятых вопросов. М., 1996.

91. Ерофеев В. Русская проза В. Набокова // В.В. Набоков. Собр. соч.: в 4 т. Т.1.М., 1990.

92. Женетт Ж. Фигуры: В 2 т. Т, 2. М., 1998.

93. Зверев A.M. Набоков. М., 2001 (Серия «Жизнь замечательных людей»).

94. Злочевская А.В. Парадоксы «игровой» поэтики Владимира Набокова (на материале повести «Отчаяние») // Филологические науки. 1997. №5.

95. Злочевская А.В. Поэтика Вл. Набокова: новации и традиции // Русская литература. 2000. №1.

96. Злочевская А.В. Творчество В. Набокова в контексте мирового литературного процесса XX в. // Филологические науки. 2003. №4.

97. Иваск Ю. Мир Владимира Набокова // Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова: Критические отзывы, эссе, пародии. М., 2000.

98. Ивин А.А. Основания логики оценок. М., 1970.

99. Изард И. Эмоции человека. М., 1980.

100. Ионова С.В. Эмотивность текста как лингвистическая проблема: Дисс. . канд. филол. наук. Волгоград, 1998.

101. Иорданская Л.Н. Попытка лексикографического толкования группы русских слов со значением чувства // Машинный перевод и прикладная лингвистика. 1970. Вып. 13.

102. Иорданская Л.Н. Лексикографическое описание русских выражений, обозначающих физические симптомы чувств // Машинный перевод и прикладная лингвистика. 1972. Вып. 16.

103. История античной эстетики. М., 1962. Т.1.

104. Калинкин А.Т. Эстетический идеал, искусство, познание. М., 1983.

105. Кантор М. Бремя памяти (о Сирине) // В.В. Набоков: pro et contra. Спб., 1997.

106. Кацнельсон С.Д. Содержание слова, значение и обозначение. М., 1965.

107. Кожевникова Н.А. Типы повествования в русской литературе XIX-XX вв. М., 1994.

108. Комлев Н.Г. Компоненты содержательной структуры слова. М., 1969.

109. Конноли Дж. В. Загадка рассказчика в «Приглашении на казнь» В. Набокова // Русская литература XX века. Исследования американских ученых. СПб., 1993.

110. Конноли Дж. В. «Король, дама, валет» // В.В. Набоков: pro et contra. Т. 2. СПб., 2001.

111. Кузнецов A.M. Структурно-семантические параметры в лексике: На материале английского языка. М., 1980.

112. Кустова Г.И. О типах производных значений слов с экспериенциальной семантикой // Вопросы языкознания. 2002. №2.

113. Ларин Б.А. Эстетика слова и язык писателя. Л., 1974.

114. Левин Ю.И. Биспациальность как вариант поэтического мира В. Набокова // Левин Ю.И. Избр. труды: Поэтика. Семиотика. М., 1998.

115. Левин Ю.И. О «Даре» // Левин Ю.И. Избр. труды: Поэтика. Семиотика. М., 1998а.

116. Левин Ю.И. О «Машеньке» // Левин Ю.И. Избр. труды: Поэтика. Семиотика. М., 19986.

117. Левин Ю.И. Заметки о пародийности у В. Набокова и вообще // Текст. Интертекст. Культура: Сб. докладов междунар. науч. конф-ции. М., 2001.

118. Лем С. Лолита, или Ставрогин и Беатриче // Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова. М., 2000.

119. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения: В 2-х т. М., 1983.

120. Липовецкий М. Русский постмодернизм (Очерки исторической поэтики). Екатеринбург, 1997.

121. Липовецкий М. Эпилог русского модернизма: Художественная философия творчества в «Даре» Набокова // В.В. Набоков: pro et contra. СПб., 1997а.

122. Ломов A.M., Грачева Ж.В. В. Набоков в контексте пушкинских традиций // Филологические записки. Вестник литературоведения и языкознания. Воронеж, 2003. Вып. 19.

123. Лотман Ю.М. Анализ поэтического текста. М., 1974.

124. Лотман Ю.М. и тартуско-московская семиотическая школа. М., 1994.

125. Лотман Ю.М. О содержании и структуре понятия «художественная литература» // Лотман Ю.М. Избр. статьи: В 3 т. Т.1. Таллинн, 1992.

126. Лукьяненко И.Н. Прилагательные-цветообозначения как средство создания образа в романе В. Набокова «Лолита» // Семантика языковых единиц и категорий в диахронии и синхронии. Калининград, 2002.

127. Лукьяненко И.Н. Сложный эпитет в прозе В. Набокова // Филологический вестник Ростов, гос. ун-та. 2002а. №3.

128. Лукьяненко И.Н. Семантика и специфика функционирования цветообо-значений красного тона в произведениях В. Набокова: Дисс. . канд. филол. наук. Калининград, 2004.

129. Лукьянова Н.А. О соотношении понятий экспрессивность, эмоциональность, оценочность // Актуальные проблемы лексикологии и словообразования. Новосибирск, 1976. Выпуск V.

130. Лукьянова Н.А. Экспрессивная лексика разговорного употребления: проблемы семантики. Новосибирск, 1986.

131. Люксембург A.M. Амбивалентность как свойство набоковской игровой поэтики // Набоковский вестник: Петербургские чтения. СПб., 1998. Вып. 1.

132. Люксембург A.M. Коварный конструктор игровых структур: организация набоковского метатекста в свете теории игровой поэтики // Набоковский сборник: Искусство как прием. Калининград, 2001.

133. Люксембург A.M. Комментарии // Набоков В. Собр. соч. америк. периода: В 5 т. СПб., 1997.

134. Люксембург A.M., Рахимкулова Г.Ф. Магистр игры Вивиан Ван Блок (игра слов в прозе Владимира Набокова в свете теории каламбура). Ростов-на-Дону, 1996.

135. Макарова О.Ф. Роль эмоционально-оценочной лексики в формировании художественных образов в произведениях Л.Н. Толстого // Актуальные проблемы лингвистической семантики: Сб. науч. тр. Калининград, 1998.

136. Маликова М. Жертва тотального воспоминания // Культура русской диаспоры: Владимир Набоков 100. Таллинн, 2000.

137. Маликова М., Третьяк Д. Сквозняк из прошлого // Звезда, 1999, №4.

138. Маслова В.А. Коммуникативный подход к проблеме эмотивности текста //Коммуникативные аспекты значения. Волгоград, 1990.

139. Мечковская Н.Б. К характеристике аксиологических потенций слова: концепты «круг», «колесо» и их оценочно-экспрессивные дериваты // Логический анализ языка. Языки пространств. М., 2000.

140. Михайлов О. Король без королевства // В. Набоков. Истребление тиранов: Избр. проза. Минск, 1990.

141. Михеев М. Заметки о стиле Сирина: еще раз о не-русскости ранней набо-ковской прозы // Логос. 1999. №11/12 (21).

142. Мукаржовский Я. Исследования по эстетике и теории искусства. М.,1994.

143. Мукаржовский Я. Структурная поэтика М., 1996.

144. Мулярчик А.С. Русские романы В. Набокова // Российский литературоведческий журнал. 1996. №8.

145. Муханова И.Л. К вопросу о соотношении понятий «эмоция», «экспрессия, «оценка» // Русский язык и литература в общении народов мира: проблемы функционирования и преподавания. М., 1990.

146. Мягкова Ю.И. Эмоциональная нагрузка слова: опыт психолингвистического исследования. Воронеж, 1990.

147. Найман Э. Литландия: аллегорическая поэтика «Защиты Лужина» // Новое литературное обозрение. 2002. №54.

148. Новиков Л.А. Семантика русского языка. М., 1996.

149. Новиков Л.А. Синонимия // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990.

150. Новиков Л.А. Синонимы // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990а.

151. Носик Б. Мир и дар Владимира Набокова: Первая русская биография. М.,1995.

152. Осоргин М. Статья из газеты «Последние новости». №1932. 27 октября. // Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова: Критические отзывы, эссе, пародии. М., 2000.

153. Остапенко А.А. Функционирование эмоционально-оценочной лексики с интегральным компонентом «прекрасный» в русском литературном языке XVIII века: Автореф. дисс. . канд. филол. наук. Калининград, 2002.

154. Остапенко А.А. Функционирование эмоционально-оценочной лексики с интегральным компонентом «прекрасный» в русском литературном языке XVIII века: Дисс. . канд. филол. наук. Калининград, 2002а.

155. Осьмухина О.Ю. Авторская маска в творчестве В.В. Набокова // Традиции русской классики XX века и современность: Материалы междунар. науч. конф-ции. М., 2002.

156. Падучева Е.В. Рассказ Набокова «Набор» как эксперимент над повествовательной нормой // Е.В. Падучева Семантические исследования. М., 1996.

157. Паперно И. Семиотика поведения: Николай Чернышевский человек эпохи реализма. М., 1996.

158. Пеньковский А.Б. Радость и удовольствие в представлении русского языка // Логический анализ языка. Культурные концепты. М., 1991.

159. Петрищева Е.Ф. Стилистически окрашенная лексика русского языка. М., 1984.

160. Пильский П. Статья из газеты «Сегодня». 1931. №43. // Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова: Критические отзывы, эссе, пародии. М., 2000.

161. Пиотровская Л.А. Лингвистическая природа эмотивных высказываний (на материале русского и чешского языков): Дисс. . док. филол. наук. СПб., 1995.

162. Полищук В.Б. Поэтика вещи в прозе В.В. Набокова. Автореф. дисс. . канд. филол. наук. СПб., 2000.

163. Поляков М.Я. Вопросы поэтики и художественной семантики. М., 1986.

164. Попова З.Д., Стернин И.А., Белаева Е.И. Полевые структуры в системе языка. Воронеж, 1989.

165. Потебня А.А. Эстетика и поэтика. М.? 1976.

166. Приходько В.А. «Колыбель качается над бездной», или тайна Владимира Набокова // Владимир Набоков. Круг. Стихотворения, повести, рассказы. М., 1991.

167. Прозерский В.В. Критический очерк эстетики эмотивизма. М., 1983.

168. Прозерский В.В. Человеческий фактор в языке. Языковые механизмы экспрессивности. М., 1991.

169. Проффер К. Ключи к «Лолите». СПб., 2000.

170. Пятигорский А. Чуть-чуть о философии Владимира Набокова //В.В. Набоков: pro et contra. СПб., 1997.

171. Рахимкулова Г.Ф. Олакрез Нарцисса: Проза Владимира Набокова в зеркале языковой игры. Ростов-на-Дону, 2003.

172. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: В 2-х т. Т.2. М., 1989.

173. Русаков В.Г. Концепт счастья в романах «Машенька» Набокова и «Вечер у Клэр» Газданова // Газданов и мировая культура: Сб. научных статей. Калининград, 2000.

174. Рягузова Л.Н. Концептуализированная сфера «творчество» в художественной системе В.В. Набокова. Краснодар, 2000.

175. Рягузова Л.Н. Принцип палиндрома, или внутренняя обратимость в текстах В.В. Набокова // Логический анализ языка. Семантика начала и конца. М., 2002.

176. Рягузова Л.Н. Система эстетических и теоретико-литературных понятий В.В. Набокова. Краснодар, 2001.

177. Сабурова О. Автор и его герой в романе «Отчаяние» В. Набокова //В.В. Набоков: pro et contra. Т.2. Спб., 2001.

178. Савранский И.Л. Коммуникативно-эстетические функции культуры. М., 1979.

179. Сапожникова О.С. К семантической систематизации коннотативных значений // Филологические науки. 2003. №2.

180. Севрюгина Е.В. Концепт «красота» в поэзии Ф.И. Тютчева // Филологические науки. 2002. №3.

181. Семенов В. А. О некоторых лексических символах в романах Набокова // Набоковский вестник: Набоков и Серебряный век. СПб., 2001.

182. Семенова Н.В. «Дар свободного романа» у В.Набокова: цитата и структурирование текста // Набоковский сборник: Мастерство писателя. Калининград, 2001.

183. Семенова Н.В. Цитата в художественной прозе (на материале произведений В.Набокова). Тверь, 2002.

184. Семенова С. Два полюса русского экзистенционального сознания. Проза Георгия Иванова и Владимира Набокова-Сирина // Новый мир. 1999. №9.

185. Сендерович С.Я., Шварц Е.М. Вербная штучка. Набоков и популярная культура // Новое литературное обозрение. 1997. №24.

186. Сендерович С., Шварц Е. «Лолита»: по ту сторону порнографии и морализма // Литературное обозрение. 1999. №2.

187. Сендерович С.Я., Шварц Е.М. Поэтика и этология Владимира Набокова // Набоковский вестник. Вып. 5. Спб., 2000.

188. Силин А.А. Средства описания эмоционального состояния: Автореф. дис. . канд. филол. наук. М. 1988.

189. Скаммелл М. Переводя Набокова, или Сотрудничество по переписке // Иностранная литература. 2000. №7.

190. Смолина К. П. Методика выделения семантических компонентов в значении слова. (Исторический аспект) // Международный симпозиум по проблемам этимологии, исторической лексикологии и лексикографии: Тезисы докладов. М., 1984.

191. Современное русское зарубежье. Энциклопедический справочник. М., 1999.

192. Созина Е.К. Визуальный дискурс сознания в автобиографической книге В. Набокова // Набоковский сборник: Мастерство писателя. Калининград, 2001.

193. Соловьев B.C. Общий смысл искусства // Соловьев В.В. Соч.: В 2 т. Т.2. М., 1981.

194. Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. М., 2001.

195. Телия В.Н. Коннотативный аспект семантики номинативных единиц. М., 1986.

196. Телия В.Н. Коннотация // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990.

197. Телия В.Н. Русская фразеология: семантический, прагматический и лин-гвокультурологический аспекты. М.,1996.

198. Токарев Г.В. К вопросу о типологии культурных коннотаций // Филологические науки. 2003. №3.

199. Томашевский Б.В. Теория литература. Поэтика. М., 1999.

200. Успенский Б.А. Семиотика искусства. М., 1995.

201. Уфимцева А.А. Теории «семантического поля» и возможности их применения при изучении словарного языка // Вопросы теории языка в современной зарубежной лингвистике. М., 1961.

202. Ухова Е. Призма памяти в романах Владимира Набокова // Вопросы литературы. Книга 4. Июль-август, 2003.

203. УэллекР., Уоррен О. Теория литературы. М., 1989.

204. Фатеева Н.А. «Дар» Набокова // Русистика сегодня. 1996. №2.

205. Фатеева Н.А. Реализация и развертывание речевых клише как прием поэтизации прозы у В.Набокова // Набоковский сборник: Искусство как прием. Калининград, 2001.

206. Филимонова О.Е. Язык эмоций в английском тексте. СПб., 2001.

207. Филиппов А.В. К проблеме лексической коннотации // Вопросы языкознания. 1978. №1.

208. Харченко В.К. Разграничение оценочности, образности, экспрессии и эмоциональности в семантике слова // Русский язык в школе. 1976. №3.

209. Хасин Г. Театр личной тайны. Русские романы В. Набокова. М.-СПб., 2001.

210. Ходасевич В. Статья из газеты «Возрождение». 1934. №3256. // Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова: Критические отзывы, эссе, пародии. М., 2000.

211. Хэар Р.М. Дескрипция и оценка // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1985. Вып. XVI.

212. Хиллман Д. Архетипическая психология. СПб., 1996.

213. Черкасов В.А. В.В. Набоков и А.И. Куприн // Филологические науки. 2003. №3.

214. Чучвага Л.М. Художник и творчество в романах И. Бунина и В. Набокова // Традиции русской классики XX века и современность: Материалы междунар. науч. конф-ции. М., 2002.

215. Шаховская 3. В поисках Набокова. Отражения. М., 1991.

216. Шаховский В.И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка. Воронеж, 1987.

217. Шаховский В.И. Эмотивный компонент значения и методы его описания. Волгоград, 1983.

218. Шаховский В.И., Жура В.В. Дейксис в сфере эмоциональной речевой деятельности // Вопросы языкознания. 2002. №5.

219. Шаховский В.И., Сорокин Ю.А., Томашева И.В. Текст и его когнитивно-эмотивные метаморфозы (межкультурное понимание и лингвоэкология). Волгоград, 1998.

220. Шиловский В.И. Проблема разграничения экспрессивности и эмотивно-сти как семантических категорий стилистики // Проблемы семасиологии и лингвистики. Рязань. 1975. Вып.2.

221. Шмелев Д.Н. Проблемы семантического анализа лексики. М., 1973.

222. Шмелев Д.Н. Современный русский язык. Лексика. М., 1977.

223. Шрайер М. Набоков: темы и вариации. СПб., 2000.

224. Шрамм А.Н. Очерки по семантике качественных прилагательных. Л., 1979.

225. ШульманМ. Набоков, писатель //Постскриптум. Вып. 1(6), 1997.

226. Щур Г.С. Теория поля в лингвистике. М., 1974.

227. Югов А. Думы о русском слове. М., 1972.

228. Якобсон Р. Лингвистика и поэтика // Структурализм: "за" и "против". М., 1975.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 180776