Эволюция философской антропологии в 1920-1950-х гг.: радикализация образа человека тема диссертации и автореферата по ВАК 09.00.03, доктор философских наук Григорьева, Надежда Яковлевна

Диссертация и автореферат на тему «Эволюция философской антропологии в 1920-1950-х гг.: радикализация образа человека». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 368873
Год: 
2009
Автор научной работы: 
Григорьева, Надежда Яковлевна
Ученая cтепень: 
доктор философских наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
09.00.03
Специальность: 
Философские науки -- Метафизика. Онтология -- Философская антропология (философия человека)
Количество cтраниц: 
454

Оглавление диссертации доктор философских наук Григорьева, Надежда Яковлевна

Введение.

Глава 1. Конституирование человека.

1.1. Радикализация образа человека в философской антропологии: подходы к проблеме (Г. Андерс, А. Гелен, С. Вейль).

1.2. Понятие экстремальной трансгрессии в авангарде 1 и в авангарде 2: Б.А. Пильняк, Г.В. Иванов, А.П. Платонов, Б.Ю. Поплавский.

1.3. Время и пространство человека у М. Хайдеггера и А.П. Платонова.

1.4. Фикциональное и экзистенциальное в антропологии:

В.Я. Пропп, Э. Юнгер, К. Шмитт.

Глава 2. Человек как зрелище.

2.1. Смех и зрелище в исторической антропологии X. Плесснера и М.М. Бахтина.

2.2. Запрос на игру: Homo ludens 1930—40-х гг. как предвосхищение общества развлечений 1960-х гг.

2.3. Зоософия и театральность в антропологических теориях

H.H. Евреинова, X. Плесснера и Р. Кайуа.

2.4. Интермедиальная антропология И.И. Иоффе.

Глава 3. Антропология сакрального.

3.1. Ресакрализация мира в 1930-40-х гг. (М.М. Бахтин и Коллеж

Социологии).

3.2. Мистическая антропология «второго авангарда» (Обэриу и французский (пара)сюрреализм).

3.3. Диалектика дара и жертвы в техномагическом тексте (На примере двух фильмов А.И. Медведкина).

3.4. Мистическая антропология в немом и звуковом фильме («Энтузиазм» Дзиги Вертова уб. «экстаз» С.М. Эйзенштейна).

Глава 4. Историко-антропологические идеи мыслительниц середины 1920-50-х гг.

4.1. Негативный феминизм Симоны де Бовуар.

4.2. Тотальность уб. парциальность: С. Вейль, X. Арендт, Э.

Штайн.

4.3. Блокада человека у Л.Я. Гинзбург и О.М. Фрейденберг.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Эволюция философской антропологии в 1920-1950-х гг.: радикализация образа человека"

Актуальность исследования. В последнее время стал очевидным поворот гуманитарного мышления к философской антропологии. Это связано с постепенным отказом от постмодернистской парадигмы, строившейся во многом на идее «смерти человека». Современная антропология стремится не просто «оживить» свой объект и зарезервировать для себя определенные позиции в научном пространстве, но и захватить место фундаментальной философской дисциплины, стать синонимом «истинной» философии1. Наблюдается проникновение антропологии в смежные дисциплины, так что любая гуманитарная наука наших дней считает должным продемонстрировать свои «антропологические основания»: появляются «литературная», «культурная», «политическая», «религиозная», «феноменологическая», «диалектическая», «социальная» и прочие антропологии. Использование человековедения как базиса для других наук следовало бы признать парадоксальным, если учесть тот факт, что до сих пор понятие «человек» не имеет инвариантного для всех дисциплин содержания и, подобно хамелеону, меняет свою семантическую окраску в зависимости от ракурса рассмотрения.

Антропология пролиферирует в различных областях гуманитарного знания, и этот процесс требует выяснения традиции, которая лежит в его основе. Само слово «антропология», судя по всему, вошло в употребление лишь в XVI л веке . Однако проблема человека ставилась уже гораздо раньше. Любая теология, решая вопрос о Боге, не могла обойти вопрос о человеке. Мистика требовала выявления места человека по отношению к трансцендентному в обязательном порядке, пусть даже не становясь при этом антропологией. Но если в теологии человек рассматривался как бесконечно малая креатура Бога, то в антропологии образ человека выдвигается в центр картины мира. От «теологического» подхода учение о человеке унаследовало многое: в частности, разделение на «апофатическую» и «катафатическую» традиции. «Апофатическая» ан

1 О началах этого процесса см.: Мащиап! 1982, 122-144.

2 Об истории понятия «антропология» см.: Магциагё 1982, 122-123. тропология стала основой для формирования «радикального» образа человека, о котором и пойдет речь в данной диссертации. В дальнейшем я буду исходить из того, что именно радикализация антропологии — ее обращение к предельным формам человеческой трансгрессивности - послужила предпосылкой современной «антропологизации» гуманитарных наук. Трансгрессивность была свойственна человеку всегда и служила своего рода дифференциальным признаком рода homo. Во все времена человек тяготел к тому, чтобы покинуть рамки повседневности и ощутить свое другое. Однако именно с середины 1920-х и вплоть до 50-х гг. трансгрессивность осмысляется как экстремальная и вопрос о человеке ставится с особой остротой.

Антропология середины 1920-х- конца 1950-х гг. зиждется на таком представлении о человеке, согласно которому он не может быть определен как некая себе тождественная величина. Человек этой эпохи обнаруживает себя там, где его нет, узнает себя в том, кем он не является: ему свойственна предельная трансгрессивность, которая может принимать как созидательные, так и деструктивные формы. Подобное понимание человека как существа, стремящегося к крайностям, перешагивающего самые разные границы, будем назвать «радикальным»3.

Актуальность предлагаемого исследования определяется, в первую очередь, отсутствием в современной отечественной науке специальных работ, посвященных самому интенсивному периоду в истории философской антропологии - середины 1920-х - конца 1950-х гг. Не эксплицировано особое значение этого периода для развития философии и культуры, не найдены точные термины для определения процессов, происходивших в антропологическом дискурсе этой эпохи. Между тем, в современной научной ситуации растет необходимость оценить по-новому опыт антропологии тех лет, чтобы наметить путь к формированию такого взгляда на человека, который отвечал бы нашей современности. Основная проблема данного исследования заключается в том, чтобы

3 О радикальном человеке см.: Смирнов 2000, 329. И.П. Смирнов подчеркивает, что «радикал» может быть не только разрушителен, но и созидателен — «на реставрационный лад (пытаясь восстановить то, чего уже нет) или революционным образом (стремясь к тому, чего еще нет)» (Там же). проанализировать феномен радикализации антропологических идей в тот период европейской истории, когда тоталитаризм стал господствующим в государственной политике и во многом, хотя и не полностью, обусловил культурные практики. Подобный анализ призван показать вариантное развертывание радикального образа человека в истории мысли. Теоретико-методологические трудности, возникающие из-за недостаточной определенности понятий «радикальность», «тоталитаризм», «трансгрессивность», «экстремальность», «негативность», «невозможное» и т.п. указывают на необходимость пересмотреть эти термины в их отношении к философско-антропологической парадигме середины 20-х - конца 50-х гг. XX в.

Радикальное понимание человеческой природы и попытки разного рода экспериментов над человеком, вплоть до его отрицания, - общая тенденция европейской культуры, начиная с середины 20-х и вплоть до конца 50-х гг. XX в. Русская революция принесла с собой множество авангардистских проектов по конструированию нового человека. К парадигме 1910-20-х гг. относится утопия биологически небывалого существа: именно тогда разрабатывались разнообразные модели, служившие улучшению человеческой природы4. Если с конца 1910-х гг. до середины 1920-х гг. общество стремится разными путями создать искусственного человека, «гомункулуса», то со второй половины 1920-х вплоть до 1940-х гг. планы по изменению человека принимают новое содержание и новую форму: возникают разные модели, радикально преодолевающие утопический оптимизм революционной эпохи. Рассматриваемая тенденция в развитии философской антропологии продолжалась и в 1950-е гг., когда возник, так сказать, новый виток экзистенциалистской мысли.

Хотя антропология середины 1920-х - конца 1950-х гг. в целом представляла свой объект как некую негативную величину, это отношение к человеку менялось с течением времени. Для антропологии середины 1920-х - 1930-х гг.

4 О переделке человека писали Лев Троцкий, Алексей Гастев, Николай Кольцов (Троцкий Л. Литература и революция. - М., 1923; Гастев А.К. Как надо работать. Как изобретать. - М., 1922; Кольцов Н.К. Омоложение организма по методу Штейнаха. — Пб., 1922), русские космисты (Муравьев В.Н. Овладение временем как основная задача организации труда. М., 1924; Циолковский К. Монизм вселенной. Конспект. Калуга, 1925) и многие другие деятели науки, политики и искусства. характерно «утверждающее отрицание», ясно эксплицируемое, к примеру, в антропологических учениях Г. Андерса, X. Плесснера, А. Камю. Если в 192030-е гг. негативность мыслилась конструктивно, и «ничто» рассматривалось как ресурс для трансформации мира, то после второй мировой войны возникает осторожность в обращении с негативным образом человека. Антропология 19401950-х гг. оборачивается апотропеической магией, нацеленной на то, чтобы предотвратить некую угрозу. В «Играх и людях» Р. Кайуа утверждает, что определенные типы игр - mimicry и ilinx («маска и одержимость») - несут в себе столь сильную угрозу для человеческого существования, что их необходимо держать под контролем. В работах А. Гелена 1950-х гг. социальные институты выполняют функцию «оберега», предостерегающего от опасности, которую несет в себе субъективность, и служащего для стабилизации субъекта во «внешнем мире». В противоположность немецкому мыслителю Ж. Батай рассуждает об опасности, которая исходит от объективно данной власти, угрожающей отменить субъектную суверенность, причем роль апотропея играет в данном случае искусство: суверенность в современности оказывается достижимой почти исключительно в художественном творчестве. Часто философский апотропей обладает амбивалентностью фармакона: его предохраняющее действие сочетается со смертельным риском. В послевоенной философии М. Хайдеггера человек, раскрывающий «потаенное» при помощи техники, подвергается крайней опасности; при этом, чем сильнее он рискует, тем ярче высвечивается возможность спасения, которую следует искать в самой же технике.

Во многих философско-антропологических текстах, начиная с конца 1940-х гг., чувствуется неуверенность человека в себе самом, основанная на страхе перед собственной деструктивностью. Этот страх не спадает с течением времени и сохраняется вплоть до наших дней, когда в политической сфере человеческую деятельность оценивают как загрязнение окружающей среды или как (потенциальный) террористический акт. Возможно, именно тот факт, что сам человек воспринимает себя как угрозу, обусловливает актуальность его исследования и, как следствие, просачивание современной антропологии за пределы отдельной дисциплины.

Степень разработанности темы. Современная философская парадигма реанимирует человековедение на новый лад, не только заново «открывая» человека, но и обнаруживая антропологические горизонты в самых разных дисциплинах. Подобные подходы намечаются в работах западных ученых Дж. Агамбена, П. Слотердайка, X. Летена, А. Кульмана, О. Маркварда, Г. Бёме5. В России «расширение» антропологии и ее сферы влияния заметно в исследованиях В. Д. Губина, А. А. Королькова, Б. В. Маркова, В. А. Подороги, В. В. Савчука, И. П. Смирнова, С. А. Смирнова, А. В. Чечулина и дрб.

Однако истоки этой антропологической экспансии отрефлексированы пока недостаточно.

Существуют разные точки зрения на то, когда именно зародилась «философская антропология». Б. Грейтхойзен отсчитывает ее от Платона, О. Мар-квард возводит современное понимание человека к Канту, Ф. Дехер и Й. Хен-нингфельд полагают, что «антропологический поворот» совершился в XIX в., когда появились учения о человеке И.-Г. Фихте, Л. Фейербаха, К. Маркса, С. Кьеркегора, Ф. Ницше (БесЬег / Неппи^еМ 1992). М. Бубер подчеркивает, что антропологическая проблема была признана и стала предметом обсуждения как самостоятельная философская проблема лишь в XX в. (Бубер 1995, 192).

Большинство историков сходится на том, что «философская антропология» в виде университетской дисциплины возникла в Германии 1910-20-х гг. и что этот этап связан с именами М. Шелера, П. Альсберга, X. Плесснера7. «Антропологический поворот» XX в. был во многом реактивным: с одной стороны, это была реакция на кризис метафизики, на «смерть Бога», а с другой стороны, он явился откликом на кризис человека, потерявшего контроль над собственными творениями и глубоко осознавшего во время и после Мировой войны

5 Agamben 2002; Sloterdijk 1983; Lethen 1994; Kuhlmann 1991; Marquard 2004; Böhme 1985; Böhme 2003.

6 Подорога 2006; Губин 2001; Губин 2000; Смирнов С.А. 2004; Чечулин 2005; Марков 1997.

7 См. об этом: Landmann 1979; Schöpf 1978/79. собственную «силу-бессилие», используя выражение М. Бубера (Бубер 1995, 193).

Образ человека радикализовался не только в философской антропологии, но и в эстетике, политологии, социологии, этнологии, а также в литературе и в изобразительных искусствах рассматриваемого времени. Если в Германии антропология расцвела как философский жанр, то во Франции преобладали пограничные формы философствования о человеке, представленные текстами французских «радикальных» мыслителей середины 20-х — конца 50-х гг. XX в. Ж. Батая, Р. Кайуа, М. Лейриса, М. Бланшо, которые комбинировали в своих сочинениях философию, эстетику, политику, экономику, биологию, этнологию о и социологию . Что касается Советской России, то там антропологические идеи развивались преимущественно не в философском дискурсе, а в эстетической теории, литературе, кино и архитектуре.

Существует обширная научная литература о человеке 1920-х гг. (Й. Бохов, О. Булгакова, Г. Кюнцлен, Э. Найман, Р. Стайте, М. Хагемайстер и др.)9, однако вопрос о человеке 1930-50-х гг. до сих пор не был рассмотрен в достаточно полном объеме. В упомянутой выше монографии И. П. Смирнова антропология 1930-х гг. проанализирована слишком бегло, в рамках общего обзора человековедения, который нацелен на то, чтобы показать, какие предпосылки формировали постмодернистскую идею «смерти человека». В других случаях к интересным результатам приходят исследователи, обсуждающие антропологические идеи 1930-х гг. в работах, посвященных иным проблемам (X. Гюнтер, К. Кларк, В. А. Подорога, М. К. Рыклин, В. В. Савчук, М. Б. Ямпольский). Учения о человеке первой половины XX в. являются предметом монографии А. В. Чечулина «Негативная антропология», однако ученый концентрирует свое внима

8 Стоит подчеркнуть, что исследователи слишком мало занимались (со)противопоставлением немецкоязычного и франкофонного дискурсов о человеке этого периода. Одно из немногих исключений в этой области — сопоставление Беньямина и Батая, проделанное в следующих работах: Weingrad 2001; Hörisch 1986.

9 Naiman 1997; Stites 1989; Küenzlen 1994; Groys 2005; Bochow 1997; Булгакова 2005. ние на немецкой антропологической традиции10, оставляя за скобками французскую радикальную философию.

В последние годы в отечественной науке начали появляться исследования, посвященные отдельным западноевропейским мыслителям 1920-50-х гг". В западной Европе таких работ гораздо больше, перечислю лишь некоторых авторов: Х.-П. Крюгер, М. Макропулос, Б. Маттеус, М. Сюриа, Р. Сафрански, О. Фельжин, Й. Фишер12. Предпринимались попытки сравнительного анализа избранных учений о человеке, однако эти работы ограничивались сопоставлением 2-3-х философов, как правило, из Западной Европы. Результаты такого рода исследований содержатся в книгах М. Азиана, Р. Крамме, Т. Корты, Э.В. Орта, К.-З. Реберга, К. Тиза, М. Штальхута13.

Но реконструкция антропологических идей, вырабатываемых в науках о культурной практике и в эстетической деятельности, не обрела к сегодняшнему дню влиятельности и распространенности. В определенном смысле, выбранный в диссертации подход должен продолжить работу по изучению радикальной антропологии в немецкой культуре 1920—40-х гг., проделанную X. Летеном в книге «Поведенческие доктрины холода». В своей работе ученый сопоставил формы проявления «холодной личины», обнаруженные им и в философии (X. Плесснер, К. Шмитт, В. Беньямин, Э. Юнгер) и в литературе (Б. Брехт, В. Зер-нер, А. Броннен). Однако Летен ограничил свой материал немецкой культурой, взятой к тому же выборочно, в данном же диссертационном исследовании внимание сконцентрировано на сравнительном изучении континентальных европейских культур в их дискурсивном и медиальном разнообразии.

Как в зарубежной, так и в отечественной науке пока отсутствует общее компаративистское исследование европейского человековедения в эпоху тоталитаризма и позднего авангарда, но есть ряд сравнительно-аналитических работ, которые обсуждают определенные параллели между западноевропейскими

10 Обоснование этого подхода см.: Чечулин 1999, 29.

11 Фокин 1998; Матутите 2001; Логинов 2001; Трубачев 2006; Герасимова 2000; Михайловский 2001.

12 Felgine 1994; Fischer 2000; Krüger 2000; Makropoulos 1989; Mattheus 1984-1995; Safranski 1994; Surya 2002.

13 Stahlhut 2005; Rehberg 1994; Orth 1990/91; Thies 1997; Korta2001; Asiäin 2006; Kramme 1989. мыслителями и русскими писателями и учеными антропологического толка. Сопоставление Ж. Батая и А. П. Платонова предпринимали Т. Зейфрид и С. Н. Зенкин14; сравнительный анализ работ Д. Лукача и М. М. Бахтина проводил Г. Тиханов (ТШапоу 2000).

Существует обширная литература о философии, политике и антропологии западноевропейских мыслительниц первой половины XX в.: здесь следует назвать, прежде всего, книги Р. Виммера, А. Най, С. Куртен-Денами15. Однако в этих научных трудах не выявляется тендерная специфика мышления данной эпохи в Европе в целом, включая Советскую Россию, к тому же «женский» философский дискурс рассматривается в них безотносительно к «мужской» философии.

Как бы то ни было, эти, и многие другие, не упомянутые работы, создают научную базу для дальнейших исследований, формируют предпосылки для воссоздания антропологической парадигмы середины 1920-х - конца 1950-х гг. XX в.

Важно подчеркнуть, что понятие «радикальной антропологии» фактически отсутствует в современной истории философии. В качестве феномена, близкого по содержанию, можно встретить термин «негативная антропология», который употребляется с разными оттенками значения в разных философских традициях. Русский философ Б. П. Вышеславцев писал, ссылаясь на Григория Нисского, что если существует негативная теология, «указывающая на последнюю тайну Божества», то должна существовать и «негативная антропология, указующая на тайну самого человека» (Вышеславцев 1955, 246). В немецкой традиции понятие «негативная антропология» впервые появляется, по-видимому, у М. Шелера, и означает нечто иное - попытку определить человека как недостаточное существо. Сам Шелер относился к «негативным теориям человека» крайне критически: развитие этих теорий было делом следующего поколения. Тот подход, который критиковал Шелер, оказался вполне приемлемым в конце

14 Зенкин 1999; Зейфрид 1998; БеЖс! 1992.

15 См., например: \Vimmer 1990; Иуе 1994; Соигйпе-Оепату 2000.

20-х - 40-х гг. XX в. для М. Хайдеггера, Г. Андерса, А. Гелена, Ж.-ГТ. Сартра и др.

Вопрос о негативной антропологии был заново поднят в конце 1950-х -начале 1960-х гг., что было связано с постепенным формированием постмодернизма, основывающего свои построения на представлениях о «конце субъекта» и «конце человека». В работах Франкфуртской школы (Т. Адорно, Г. Маркузе, У. Зоннеманн16) антропология определялась как наука без предмета17. Как писал Т. Адорно, слово «человек» можно рассматривать лишь как составную часть «демагогического жаргона». Причины этой ситуации философ видел в предыстории человековедения, когда были определены не столько качества человека, сколько его деформации. Сходным образом рассуждал Г. Маркузе, заявивший в «Одномерном человеке», что в современности человек может осуществиться лишь как «большой отказ». Как бы подытоживая эту тему, У. Зоннеманн выпустил в 1969 г. книгу под названием «Негативная антропология», где раскритиковал понятие «позитивной антропологии», - он указал на то, что существует «различие между притязаниями позитивных антропологических тотальных теорий и их эмпирическим обоснованием: наука, которая не обеспечивает определяющие характеристики своему предмету, а напротив - как явление - сама делается понятной из его заданной прозрачности, остается неизбежно несоизмеримой ему» (Sonnemann 1969, 137). Согласно Зоннеманну, любая антропология негативна. Задача этого философа состояла в том, чтобы возвеличить «спонтанность» революционного действия и развенчать «метафизику» человековедения. Антропология, по Зоннеманну, не только не может стать фундаментом философских наук, как считали в первой половине XX в., но и, более того, оказывается своего рода паразитарной дисциплиной, понимаемой лишь с помощью своего объекта.

В отличие от Зоннеманна, обнаружившего негативность антропологического дискурса уже у Аристотеля, я придерживаюсь той точки зрения, что «не

16 См., в частности: Adorno 1966; Marcuse 1964; Sonnemann 1969.

17 Представитель англо-саксонской философской традиции Х.П. Рикман также проблематизирует возможность существования философской антропологии: Rickman 1985. гативная антропология» в ее радикальном изводе возникает во второй поло

1 К вине 20-х гг. XX в. Зоннеманн критикует антропологию, чтобы оправдать политические действия современного ему человека (его спонтанно-революционный порыв), между тем в предлагаемом диссертационном исследовании ставится задача понять историческое развитие антропологических идей.

Объектом исследования в диссертационном исследовании является философская антропология в ее историческом и социокультурном развитии.

Предмет анализа — радикальный образ человека в антропологии и смежных ей дискурсах и медиа с середины 20-х и вплоть до 50-х гг. XX в.

Цель данного исследования состоит в реконструировании антропологической парадигмы середины 20-х - конца 50-х гг. XX в. На основе принятого в диссертации междисциплинарного подхода к предмету, определяются принципы «радикальной» концептуализации человека как в философской антропологии, так и в эстетической теории, литературе и кинематографе. На этом исследовательском пути выявляются вариативность и инвариантность в развитии антропологических идей в Советской России, Германии и Франции.

Для достижения поставленной в работе цели требуется решение следующих задач:

1) определить понятие «радикальной антропологии» и охарактеризовать его место в эволюции философских идей; установить хронологические рамки «негативной антропологии» и определить объем этого понятия;

2) реконструировать общеевропейскую антропологическую парадигму середины 20-х - конца 50-х гг. XX в. и ее индивидуальную, а также ареальную вариативность;

3) выявить связи негативной антропологии с негативной теологией и с мистической антропологией; охарактеризовать место «сакрального» в человековедении;

18 Именно такую периодизацию вырабатывает И. П. Смирнов: Смирнов 1999, 42. Как показывает Смирнов, на дефицитарность человека указывали многие до прихода тоталитаризма: к примеру, Гер-дер и Ницше. Однако у обоих дефицитарность мотивировала историческое становление человека, его усилия превозмочь себя, тогда как в антропологии, допустим, А. Гелена чем сильнее люди отрицают удовлетворение жизненно-практических интересов, тем более они совершенны.

4) ввести понятие «экстремальной трансгрессии» для анализа радикального образа человека в философии и в художественной литературе рассматриваемого периода;

5) установить, что происходит с границами, отделяющими человека от растения, человека от животного, человека от Бога в различных изводах радикальной антропологии этого времени;

6) наметить пути к анализу антропологизации в искусстве середины 20-х — конца 50-х гг. XX в.;

7) исследовать функцию «зрелища» в формировании радикального образа человека и ввести понятие «интермедиальной» антропологии;

8) определить специфику нарративизации философской антропологии в рассматриваемую эпоху и охарактеризовать тенденции историзовать антропологический дискурс;

9) изучить тендерную специфику антропологического дискурса женщин-философов середины 20-х - конца 50-х гг. XX в.

Методы исследования имеют междисциплинарную ориентированность и базируются на сравнительно-историческом подходе к материалу. Работа развивает те принципы, которые уже были заложены учеными, занимавшимися сравнительным анализом философских текстов. С одной стороны, используются концепции русскоязычных исследователей В. Д. Губина, В. А. По дороги, В. В. Савчука, И. П. Смирнова, А. В. Чечулина, М. Б. Ямпольского. С другой стороны, теоретическую основу диссертации составляют труды таких современных западных ученых, как Д. Агамбен, X. Летен, П. Слотердайк. Учитываются критико-антропологические подходы Т. Адорно, Г. Маркузе, У. Зоннеманна. Хотя «радикальные» антропологические подходы западноевропейских мыслителей середины 20-х — конца 50-х гг. XX в. служат предметом исследования, я сочла необходимым использовать некоторые из определений, данных в их сочинениях, для аналитической реконструкции антропологической парадигмы того времени. Среди «радикальных» философов, чья терминология частично используется в диссертационном исследовании в качестве метаязыка, следует назвать Ж. Батая, Р. Кайуа, А. Кожева, А. Гелена, X. Плесснера, К. Ясперса, М. Хайдеггера, Г. Андерса, В. Беньямина, С. Вейль, X. Арендт, Э. Штайн.

Особенно ясно радикальные изменения образа человека проступают в философии: в этом смысле она является привилегированным предметом исследования. Однако философский дискурс не может существовать изолированно - он отражает культуру в целом. Кроме того, антропологическая проблематика может привлекать к себе внимание и прочих дискурсивно-медиальных практик. Вот почему междисциплинарный подход выступает в данном случае в качестве наиболее адекватного.

Ввиду того, что после революции возможность свободного философского творчества подверглась в СССР резкому ограничению, антропологические идеи получали здесь развитие по преимуществу в эстетике, литературе, кинематографе и в некоторых архитектурных утопиях. В данном исследовании предпринята реконструкция радикально-антропологических концепций, содержащихся в эстетических теориях М. М. Бахтина, С. М. Эйзенштейна, И. И. Иоффе, О. М. Фрейденберг, в романах и рассказах А. П. Платонова, в творчестве Д. Хармса, в кинематографе Дзиги Вертова и А. И. Медведкина.

Но полидискурсивное и полимедиальное просачивание философской антропологии за свои пределы - это не проблема какой-то одной этнической культуры. Размывание границ философии в рассматриваемый период было характерно для всей Европы. Интернациональность этого и иных процессов в области мышления о человеке обусловливает обращение к материалу разных стран. В центре внимания оказываются схождения и расхождения мыслителей, которые не обязательно предполагают влияние одного автора на другого или их взаимоотталкивание, но требуют допущения определенного историко-типологического сходства между ними (Бахтин и Плесснер, Платонов и Хай-деггер и т. д.). Только после выявления этой общности и можно поставить вопрос о социально-ареальной специфике тех или иных антропологических идей.

Метод данного диссертационного исследования следовало бы охарактеризовать как компаративистский, притом выявляющий в объектах в большей степени сходства, нежели различия. Отдавая себе отчет в том, что в континентальной Европе одновременно существовали разные государственные режимы, я не ставлю себе задачу их изучения. Мне важно понять, в чем состоит сравнимость М. М. Бахтина, А. Гелена, X. Плесснера, Г. Андерса и других авторов этой эпохи, чтобы создать возможность исследования разных вариантов парадигмы, к которой они принадлежали.

При первом взгляде на 30-50-е гг. XX в. кажется, что проблема тоталитаризма здесь главная, но при этом забывается, что у философии есть своя политика, далеко не всегда совпадающая с партийной и государственной. Существует политический мэйнстрим эпохи, который не может быть полноценно философичен, потому что он преследует прагматические цели. Существует также философский контекст мэйнстрима, который иногда легитимирует политику, но чаще всего решает свои собственные задачи. Я занимаюсь той философией человека, которая не вырождалась в апологию расы или класса, а имела самоценное содержание, хотя и была связана с главными тенденциями своей эпохи. При этом я не решаю проблему различий между итальянским фашизмом, немецким нацизмом или русским коммунизмом, также как здесь отсутствует и (со)противопоставление Дж. Джентиле, советских марксистов и А. Розенберга. Оправдание уб. обличение политических режимов не является задачей данной работы, в центре которой — философская антропология и история антропологических идей.

Таким образом, материал исследования включает в себя как западноевропейские философско-антропологические работы с середины 20-х по конец 50-х гг. XX в. («Рабочий» Э. Юнгера, «Человек и сакральное» Р. Кайуа, «Ступени органического и человек» X. Плесснера, «Человек» А. Гелена, «Теория религии» Ж. Батая и др.), так и русскоязычные имплицитно философические тексты, в которых выражалось представление о человеке. Поскольку радикально-антропологическое мышление в сталинистской культуре проявлялось не столько в рамках философского дискурса, сколько в других дискурсивных (а также медиальных) формах, радикально-антропологические идеи в этом случае реконструируются на примере текстов М. М. Бахтина («Автор и герой в эстетической деятельности», «Проблемы поэтики Достоевского», «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессана»), О. М. Фрей-денберг («Поэтика сюжета и жанра»), С. М. ЭйзенштейнаНеравнодушная природа»), А. П. ПлатоноваКотлован», «Чевенгур», «Счастливая Москва»). Радикальный образ человека изучается также на примере фильмов Дзиги Вертова («Одиннадцатый», «Энтузиазм»), С. М. Эйзенштейна («Генеральная линия», «Иван Грозный»), А.И. МедведкинаСчастье», «Чудесница»).

О том, как развивалась философская антропология в качестве университетской дисциплины существует достаточно много работ. Подробный анализ отдельных «классиков» философско-антропологической мысли содержится в ряде отечественных и зарубежных трудов. Новизна предлагаемой диссертации состоит в том, что в ней исследуются своего рода не-классические учения о человеке: так, оставлена в стороне проблематика школ в немецкой философской антропологии, но зато в материал включены произведения литературы и кинематографа середины 20-х - 50-х гг., выстраивающие радикальную концепцию человека. Сопоставление философии с другими дискурсами и медиа продиктовано задачами диссертации и обусловлено внутренней логикой исследования.

Хронологические рамки привлекаемого материала - с середины 20-х по конец 50-х гг. XX в. - заданы исторической спецификой этой эпохи, когда «радикализация» антропологических идей достигла высшей точки. Антропология исследуется в диссертации как исторически подвижный комплекс представлений о человеке. То, как меняются представления человека о самом себе, и составляет, в сущности, динамику культуры. Эта динамика прослеживается на примере перехода от раннеавангардистской культуры к культуре середины 20-х - конца 50-х гг. XX в., которая, в свою очередь, распадается на субкультуры тоталитаризма и позднего авангарда. В диссертации используется стадиальный подход к истории философии: если брать «синхронный» срез антропологических идей рассматриваемой эпохи, то в один ряд придется ставить представителей разных диахронических систем. Между тем, кажется недопустимым сопоставлять, к примеру, X. Плесснера с П. А. Флоренским или Н. А. Бердяевым только потому, что они написали что-либо в одном и том же году: если Флоренский и Бердяев принадлежат парадигме 10-х гг., то Плесснер - «человек тридцатых», и именно мыслители этой последней формации служат объектом исследования.

Необходимо различать между авторами одного поколения, начинающими новую парадигму, и их, так сказать, мнимыми современниками, продолжающими рассуждать в духе предыдущей эпохи. Радикализация образа человека начинается во второй половине 1920-х гг., когда происходит сдвиг в т.н. постсимволистской парадигме. В результате этого сдвига происходят изменения в континентальном культурном пространстве Европы: с одной стороны, возникает «вторая волна» авангарда, а с другой, - зарождаются тоталитарные эстетика и философия. Названный процесс продолжается с некоторыми вариациями вплоть до конца 1950-х гг., сменяясь постмодернистской парадигмой в 1960-е гг.

В качестве аппарата для анализа диахронических аспектов радикальной антропологии мной выбрана концепция постсимволизма, разработанная И. П.Смирновым и др. В соответствии с этой концепцией, я рассматриваю постсимволизм как отдельный мегапериод, внутри которого дифференцируются, в частности, такие подсистемы, как ранний авангард, поздний авангард и тоталитарная социокультура (в том числе и художественная). Ранний и поздний авангард условно именуются в диссертационном исследовании, соответственно, авангардом 1 (1910 — 1920-е гг.) и авангардом 2 (с середины 1920-х по конец 1950-х гг.). Ранее понятие постсимволизма применялось в основном к художественной прозе и к поэзии, но в данной работе ставится задача распространить его на все культурное пространство, включая дискурс философской антропологии19. В исследовании утверждается, что во второй половине 1920-х гг. произошел сдвиг в постсимволистской парадигме, в результате чего возникла

19 Последние дискуссии на тему о границах постсимволизма см. в сборнике: Постсимволизм как явление культуры. Вып. 4. Материалы международной научной конференции. Москва, 5-7 марта 2003 г. / Отв. ред. И.А.Есаулов. - М., 2003. вторая волна» авангарда, с одной стороны, а с другой - зародились тоталитарные эстетика и философия. Так как именно во второй половине 1920-х гг. начинается радикализация образа человека, это время принято за точку отсчета для предпринятых анализов.

Научная новизна исследования состоит в следующем: философская антропология рассматривается здесь не отдельно, а в контексте других дискурсов и медиальных средств; впервые сравниваются между собой антропологические теории, получившие распространение в России, Германии и Франции середины 20-х - конца 50-х гг. XX в.; выявляется антропологическая составляющая в произведениях авторов, не называвших себя антропологами, но тем не менее занимавшихся проблемой человека вплотную. Таковы тексты Ж. Батая, Р. Кайуа, М. Лейриса, А. Кожева, С. М. Эйзенштейна, И. И. Иоффе, М. М. Бахтина и др.; предлагается философско-антропологический анализ произведений литературы и кино, подтверждающий наличие единой антропологической парадигмы середины 20-х - конца 50-х гг. XX в.; дается новое толкование таких ключевых понятий, необходимых для концептуализации эпохи, как «трансгрессия», «радикальность», «экстремальность», «тотальность».

Научно-практическая значимость диссертации заключается в том, что ее результаты могут быть использованы при разработке учебных курсов по философии, философской антропологии и культурологии, а также такой, неразвитой пока в России, дисциплины, как медиальные исследования. На материале данной работы в рамках международного проекта «Инновационные технологии» (Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена) был разработан спецкурс «Философско-антропологические подходы М. Бахтина и X. Плесснера» (2007). В рамках проекта «Методология гуманитарного знания: компаративистика и риторика» (Российский государственный гуманитарный университет) был разработан спецкурс «Жизнь in extremis: радикальный образ человека в литературе и кино 1920^40-х гг (Россия, Германия, Франция)» (2007).

Основные результаты исследования отражены в следующих положениях, выносимых на защиту:

1. Любая антропологическая теория радикальна, ибо смотрит в «корень» философии, демонстрируя познание мира через человека. Особенность антропологии середины 20-х - конца 50-х гг. XX в. в том, что она не только сама радикальна, но и свой предмет понимает как радикальный, определяя человека через его Другое. В рассматриваемый период человек сосуществует со своей противоположностью, разыгрывая из себя Другого, существуя в эксцентрической позиции, пребывая в утопическом местоположении (X. Плесснер), оказываясь в чрезвычайной ситуации (К. Шмитт) или экстатически «выходя-из-себя» (С.М. Эйзенштейн).

2. Главный прием т.н. «радикальной антропологии» - получение образа человека посредством негации — наследовал приему негативной теологии. Секуляризованная апофатика, ставшая инструментом антропологии, способствовала формированию нового образа человека «без свойств». «Радикализованная» антропология превращается в (квази)мистическое учение, ставящее трансгрессирующего человека на место (отсутствующей) трансцендентности (Ж. Батай).

3. Ключевой категорией при этом служило «сакральное», претендовавшее на статус всеобъяснения и функционировавшее как понятие-джокер, объединяя в себе крайние проявления человеческого: «святость» и «проклятость», «чистоту» и «грязь», «возвышенность» и «ничтожность». Для авангарда 2 и для тоталитарной культуры характерна мысль о «втором начале» (ресакрализации), возникшая как реакция на предпринятые в авангарде 1 попытки начать заново всю историю. Когда во главу угла социокультуры выдвигается «второе начало», сакральное обретает качество воспроизводимости, становится всегдашним - универсальным (Р. Кайуа, М. М. Бахтин).

4. Важную роль в формировании радикального образа человека играл феномен экстремальной трансгрессии как пребывания на границе между жизнью и смертью. Абсолютизация такого переходного состояния разрушает предпосылки самосохранения. Предельная трансгрессивность может принимать как созидательные, так и деструктивные формы. Отличие дискурса о человеке середины 1920-х - конца 50-х гг. XX в. от человековедения остальных эпох состоит в том, что он снимает границу между экстремальным и повседневным, конструируя такую форму существования, в которой человек мог бы ежеминутно делать ощутимым собственное Другое.

5. Развитие человечества концептуализуется в антропологических сочинениях в форме скрытой нарративизации предмета, которая приписывает сюжетность историческому порядку. Специфика нарратива в антропологии рассматриваемой эпохи заключена в неразличении «Dichtung» и «Wahrheit», в выдава-нии фикционального за реальное (X. Плесснер, К. Шмитт).

6. Трансгрессивность радикально-антропологического дискурса, проникающего за пределы вербального текста и оккупирующего область визуального, приводит к тому, что с середины 20-х по конец 30-х гг. XX в. зарождается «интермедиальная» антропология, ориентированная, прежде всего, на кинематограф, в котором фильм понимается не просто как акт эстетического мышления, но как философия нового человека (И. И. Иоффе). Подобная интермедиальная антропология отражает основные черты антропологического дискурса своего времени, рассматривая в новом ракурсе проблемы сакрального и трансгрессивного (С. М. Эйзенштейн).

7. Повышенное внимание культурной парадигмы середины 20-х — конца 50-х гг. XX в. к человеку обусловливало тот факт, что трансгрессивность распространялась на половую специфику. Женщин-антропологов интересуют те же проблемы, что и философов-мужчин, но при этом женщины представляют собой другое в «патриархальной» культуре, и эта инаковость часто была связана со стратегией «подрыва» чужой дискурсивности: в своих сочинениях мыс-лительницы не просто осуществляли интеллектуальный мимезис и «разыгрывали» философско-антропологические понятия, как бы витавшие в культурной атмосфере, но и деконструировали их (X. Арендт, С. Вейль, Э. Штайн).

Апробация исследования. Материалы работы использовались автором в течение ряда лет для чтения спецкурсов и проведения семинаров в РГПУ им. А. И. Герцена, в университетах Тюбингена и Констанца (Германия). Разные части диссертационного исследования обсуждались на коллоквиумах в университетах Тюбингена, Констанца и Санкт-Петербургского государственного университета. Основные положения диссертации в виде докладов были представлены на научных конференциях, в частности, на международной научной конференции «Дар и жертва» (2004, Ольденбург, Германия); международной конференции «Яе18еп(еп-Ке1зегои1еп» (2005, Констанц, Германия); международной конференции «Медиальная динамика и история русской культуры XVIII - XX вв.» (2005, Констанц, Германия); международной конференции «Документа-лизм и письмо в изгнании» (2006, Прага, Чехия); международной конференции «Начало и архив» (2006, Констанц, Германия); международной конференции «1960-е годы как социокультурный феномен» (2006, РГГУ, Москва); межвузовской конференции «Философская традиция как понятие и предмет историко-философской науки» (2006, РГГУ, Москва); международной конференции «Репрезентации животных в русской культуре» (2007, Лозанна, Швейцария); международной конференции «Немое или звучащее. Кризис и новое самоопределение киноискусства в 1930-е гг.» (2007, Констанц, Германия); международной конференции «Проблемы нарратологии и опыт формализма/структурализма» (2007, СПбГУ, Пушкинские Горы); международной конференции «Русский авангард и идеология» (2007, Белград, Сербия); международной конференции «Апокалипсис, начало, исключение, повседневность. Нарративы о войне XX -XXI вв.» (2008, Констанц, Германия); международной конференции «Соседство» (2008, Тюбинген, Германия); международной конференции «Медиальный синтез и русская философия» (2008, Тюбинген, Германия, совместно с РГПУ им. А.И. Герцена). Результаты исследования представлены в 26 научных публикациях, в том числе в монографии «Эволюция антропологических идей в европейской культуре второй половины 1920-30-х гг. (Россия, Германия, Франция)» (СПб., 2008, 21,5 п.л.). Ряд смежных тем обсуждается в первой монографии автора «Anima laborans. Писатель и труд в России 1920-30-х гг.» (СПб., 2005, 18,1 п.л.).

Структура диссертации определена поставленными задачами и порядком их решения. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и списка литературы. Объем диссертации составляет 400 страниц основного текста, библиография включает 592 наименование, в том числе 294 на английском, немецком и французском языках.

Заключение диссертации по теме "Философские науки -- Метафизика. Онтология -- Философская антропология (философия человека)", Григорьева, Надежда Яковлевна

Результаты исследования можно обобщить в форме следующих выводов:

Во второй половине 1920-х - 1950-х гг. происходит радикализация образа человека, определившая эволюцию не только философской антропологии, но и других дискурсов и медиа. Этот процесс был в высшей степени характерен для культурных пространств России, Германии и Франции.

Радикальная антропология часто реализовывалась в рамках т.н. «негативной антропологии», которая развивалась в «континентальной» философии, начиная с конца 1920-х гг. Отличительный признак «отрицательной» теории человека состоял в том, что он определялся в ней ex negativo. При этом негативной антропологии второй половины 1920-х - 1950-х гг. было свойственно «утверждающее отрицание» — отрицание, которое не зачеркивает свой предмет, а придает ему негативный модус существования, определяет его экзистенцию через отрицательную эссенцию. Эту особенность демонстрируют учения о человеке X. Плесснера, Г. Андерса, Ж. Батая, А. Камю и др.

- Негативная антропология наследовала — mutatis mutandis — приему негативной теологии, строившей образ Бога на основе последовательного отрицания его атрибутов и обозначений. Рецепция негативно-теологической модели способствовала проявлению (квази)мистицизма в радикальных антропологических дискурсах рассматриваемой эпохи. Во многих из них обнаруживаются следы своего рода «мистической антропологии», конституирующую роль в которой играет понятие «священного».

- Для радикального образа человека второй половины 1920-х - 1950-х гг. характерна «экстремальная трансгрессия»: пребывание на границе между жизнью и смертью, стремление «на край возможного». Трансгрессивность субъекта достигает крайней степени в концепции Р. Кайуа, описывающего биологическую среду, в рамках которой человек лишен специфического статуса и тяготеет к мимикрии, к растворению в безличном Другом.

Особую роль в радикальной антропологии рассматриваемого периода играет дискурс «видимого человека». Категория зрелища формирует человековедение эпохи в самых разных аспектах: с одной стороны, смех, праздник, театр, ритуальное действо, карнавал оказываются в центре антропологических построений Р. Кайуа, Й. Хёйзинги, К. Кереньи, X. Плесснера, M. М. Бахтина. С другой стороны, под влиянием кинематографа возникает «интермедиальная» антропология, представленная в концепциях И. И. Иоффе, В. Беньямина, С. М. Эйзенштейна.

- В системе идей этого времени человек выступает как действующее лицо некоего большого повествования. Специфика этого антропологического нарратива состоит в том, что процесс фикционализации становится диалектичным и фикция сливается с сущностью.

-В конце 1920-хгг. теряет свою актуальность «женский вопрос», поставленный во второй половине XIX в.: общее внимание переключается на проблему человека вообще. При этом «женский» антропологический дискурс сохраняет определенную специфику, так или иначе сопротивляясь категории тотальности, господствовавшей в рассматриваемую эпоху.

В заключение следует отметить, что при всем обилии избранного материала, ряд имен, а также многие темы, проблемы и идейные области философской антропологии 1920-50-х гг. остались пока необсужденными. Расширяя анализируемый материал за пределы континентальной социокультуры, следовало бы обратиться и к англо-американской мысли этого периода, в частности, к JI. Мэмфорду и таким его трудам, как «Техника и цивилизация» (Technics and Civilisation, 1934) и «Состояние человека» (The Condition of Man, 1944). Некоторые авторы хотя и упомянуты в тексте диссертации, но заслуживают более подробного специального исследования: к примеру, немецкий антрополог Э. Ротакер. Монографическое изучение индивидуальных философских систем вступило бы, однако, в противоречие с обобщающим пафосом диссертации. В работе ничего не говорится о тоталитарно-официозных учениях: меня интересовало не то, как себя легитимировал тоталитаризм, а в какие формы вылилось развитие учений о человеке. Писать о философской антропологии, претендовавшей на статус государственной науки - важная задача, но еще более важно учесть, что эпоха середины 1920-х — 1950-х гг. дала миру множество ученых, без которых невозможно представить современность и которых вовсе нельзя считать чистыми апологетами нацизма или сталинизма. Целью работы было исследовать не то, что стало государственной доктриной и, следовательно, ходячим мнением (доксой), а оригинальные концепции самостоятельных мыслителей: Э. Юнгера, X. Плесснера, К. Шмитта и др.

Не вызывает сомнения тот факт, что антропология часто пересекается с другими гуманитарными науками: в той мере, в какой психология или социология не ограничиваются решением своих специальных проблем, эти дисциплины также ставят вопрос о человеке как таковом. Если иметь в виду психологию, то можно было бы взять в советском контексте для рассмотрения работы последователей Л. Выготского (А. Р. Лурия); на французском материале антропологический интерес представляет психоанализ Ж. Лакана, на немецком - гештальт-психология К. Левина, на американском - развитие бихейвиоризма в 1930-е гг. Сопоставление всех этих концепций - дело будущего.

Мультимедиальность антропологического проекта, который развивался со второй половины 1920-х по конец 1950-х гг., требует изучения не только кино и литературы, но и других искусств: в частности, необходим тщательный антропологический анализ архитектуры и живописи449. Хотя об архитектуре тоталитаризма уже было немало написано, изучение зодчества в антропологическом аспекте может открыть человековедению новые горизонты. В перспективе подробная разработка поставленной проблемы, учитывающая анализ радикального образа человека на разных континентах и в разных видах искусства, могла бы потребовать целой серии монографий.

449 В частности, можно было бы сравнить образ человека в работах советских художников-станковистов (ОСТ) и немецких живописцев, принадлежащих к течению «Новая вещественность».

Заключение

В процессе исследования антропологической парадигмы середины 20-х — конца 50-х гг. XX в., я проделала работу по реконструкции основополагающих понятий радикального человековедения этого периода. Был очерчен круг проблем, связанных с радикализацией образа человека в философской антропологии, в эстетических теориях и в искусстве данной эпохи.

Та концептуализация философской антропологии середины 1920-х - конца 1950-х гг., которая была предпринята выше, конечно же, могла бы стать более рельефной и более точной, если бы вместе с тем были исследованы и предшествовавшие ей учения о человеке, которые она сменила и трансформировала. Но подобное углубление в историю философской антропологии не выполнимо в рамках работы, заведомо ограниченной по объему. Создание поэтапной и детальной истории антропологических идей, охватывающей все XX столетие, -дело будущего. Эта история будет обязана учесть, что радикальные взгляды на человека, сложившиеся в эпоху позднего авангарда и тоталитаризма, потеряли то метафизическое измерение, которое было существенно для антропологически ориентированных мыслителей - современников декаданса и символизма (в России, например, для Бердяева и Флоренского). Вместе с тем эпоха середины 1920-х - конца 1950-х гг. оставила позади себя и антропоутопии раннего авангарда, вынашивавшие надежду на скачок от исторического человека к небывалому прежде существу, как бы ни планировался при этом homo novus - как биологически перерожденная особь, как коллективный субъект, как продукт технологического прогресса и т.п. Утопии середины 1920-х - конца 1950-х гг. историзуются (бахтинский карнавал принадлежит прошлому), в отличие от утопий предшествующего десятилетия. Между двумя мировыми войнами вызревает представление о том, что человека нельзя помыслить вне его историзма (пусть и толкуемого разными исследователями далеко несходно). Homo historicus не только созидает — он и теряет то, что отбрасывается в прошлое. Негативизм в подходе к человеку, характеризующий философскую антропологию середины 1920-50-х гг., неотъемлем от ее историзованности.

Период негативного радикализма в антропологии продолжался вплоть до конца 1950-х гг. и угас с приходом т.н. постмодернизма, принесшего с собой идею смерти субъекта. Среди постмодернистов понятие «человека» стало неактуальным, уступив место (деконструируемому) тексту. Попытка возродить антропологическое мышление, наблюдаемая в наши дни на новом, трансдисциплинарном уровне, и породила данное диссертационное исследование, восходящее к истокам радикального понимания человека - к середине 1920-х - концу 1950-х гг.

Обсуждая актуализацию исторического мышления о человеке с середины 1920-х по конец 1950-х гг., я сопоставила два исторических подхода к проблеме человека: историзацию утопии у X. Плесснера и утопизацию истории у М. Бахтина. На примере русского авангардистского и позднеавангардистского романа исследовано понятие «экстремальной трансгрессии», которое я определила как пребывание человека на границе между жизнью и смертью. На основе анализа текстов Э. Юнгера, К. Шмитта и В. Проппа выявлены закономерности в нарра-тивизации антропологического дискурса рассматриваемой эпохи.

Реконструируя антропологические подходы, имеющие дело с «видимым человеком», я провела компаративистский анализ таких антропологических категорий, как «смех», «карнавал», «театральность», «мимикрия», «игра», «праздник». В качестве материала были привлечены работы X. Плесснера, М. Бахтина, Р. Кайуа и др. Исследуя роль «зрелища» в радикальной антропологии, я провела сравнительный анализ «эксцентричности» у Плесснера и Бахтина, наметив тем самым два полюса в свойственной их эпохе концептуализации человека. Карнавальный человек у Бахтина - это субъект скандала, нарушающий все общепринятые нормы поведения и разрушающий все границы; вразрез с этим, человек-актер Плесснера - тот, кто избегает смешного, серьезно исполняет свою роль в обществе, отказывается от себя в пользу театральной маски, стремится не к скандалу, но к тактичности, к формированию «этоса грации».

Рассматривая проблему медиализации и «кинофикации» образа человека, я пришла к выводу, что т.н. «интермедиальную антропологию» можно реконструировать в текстах В. Беньямина, С. М. Эйзенштейна и И. И. Иоффе. При этом образ человека, получаемый в результате синтеза различных медиальных средств в звуковом кино, существенно отличается от театрального «человека-актера», что подчеркивал и X. Плесснер в статье «К антропологии актера». Двойственность «актера», представляющего вместо себя Другого, ослабляется в искусстве кинематографа, и на смену исполнителю роли приходит тот, кто не «играет», а «трудится», репрезентирует не только Другого, но и самого себя: в этом пункте сходятся самые разные мыслители эпохи - как И. И. Иоффе, так и В. Беньямин, как X. Плесснер, так и В. И. Пудовкин.

Изучив дискурс сакрального в радикальной антропологии середины 1920-х - 1950-х гг., я обнаружила его проявления как у французских радикальных мыслителей, участников Коллежа Социологии (Ж. Батай, М. Лейрис, Р. Кайуа), так и у советских авангардистских поэтов и философов, членов группы «чина-ри». Было показано, что категория сакрального и (квази)мистика выполняли конституирующую функцию в советском кинематографе А. И. Медведкина, С. М. Эйзенштейна, Дзиги Вертова. Общей чертой (квази)мистического человековедения в данной парадигме оказывается его апофатичность. В рассмотренных текстах важную роль играет ситуация мистической трагедии: поражение мистика (Батая, Эйзенштейна, Хайдеггера, Платонова, Хармса и др.), столкнувшегося с отсутствием трансцендентного.

Сопоставив стратегии человековедения у мыслительниц рассматриваемого периода, я выяснила, что женщины-философы, философствуя в духе своего времени и «впитывая» понятия, витавшие в интеллектуальной атмосфере, подрывали при этом господствующие дискурсы «мужской» философии. Так, на примере сочинений X. Арендт был продемонстрирован «подрыв» дискурса «тотальности» в антропологии. С. де Бовуар, С. Вейль и Э. Штайн понимали суб-версивно т.н. «негативную антропологию». В книге Бовуар «Второй пол» женщина описывается как некое недостаточное существо, не могущее называться человеком — тем самым, на женщину проецируются представления негативной антропологии 1930-40-х гг., определявшей свой предмет при помощи минус-признаков. Однако пафос книги состоит в том, чтобы обрисовать перспективы возможной гармонии человечества со «снятыми» тендерными различиями.

Список литературы диссертационного исследования доктор философских наук Григорьева, Надежда Яковлевна, 2009 год

1. Адорно Т. Негативная диалектика. - М.: Научный мир, 2003. - 374 с.

2. Аксютин Ю. Хрущевская «оттепель» и общественные настроения в СССР в 1953-1964 гг. М.: РОССПЭН, 2004. - 486 с.

3. Арватов Б. Искусство и производство М.: Пролеткульт, 1926 — 132 с.

4. Арватов Б. Социологическая поэтика. — М.: Федерация, 1928. 171 с.

5. Арендт X. Vita activa, или О деятельной жизни / Пер. с нем. и англ. В. Бибихина. СПб.: Алетейя, 2000. - 437 с.

6. Артемьева Т.В. От славного прошлого к светлому будущему: Философия истории и утопия в России эпохи Просвещения. СПб.: Алетейя, 2005. -496 с.

7. Батай Ж. Внутренний опыт / Пер. с франц. С. Фокина. — СПб.: Аксиома, Мифрил, 1997.-336 с.

8. Батай Ж. Ненависть к поэзии: Романы и повести / Пер. с франц. Е. Галь-цовой. Сост. С. Зенкин. -М.: Ладомир, 1999. 614 с.

9. Батай Ж. Теория религии. Литература и Зло / Пер. с фр. Ж. Гайковой, Г. Михалковича. Минск: Современный литератор, 2000.-352 с.

10. Батай Ж. Проклятая доля / Пер. с фр. М.: Издательство «Гнозис», издательство «Логос», 2003. — 208 с.

11. Батай Ж. Влечение и отвращение II. Социальная структура // Коллеж социологии. / Сост. Д. Олье / Пер. с франц. Ю. Бессоновой, И. Вдовиной, Н. Вдовиной, М. Володина. СПб.: Наука, 2004. - С. 101-115.

12. Батай Ж. Коллеж социологии // Коллеж социологии / Сост. Д. Олье. -СПб.: Наука, 2004. С. 519-529. (2004b)

13. Батай Ж., Пеньо К. (Лаура). Сакральное / Пер. с франц. Тверь: Митин журнал, Kolonna Publications, 2004. - 199 с.

14. Батай Ж. Суверенность / Пер. с франц. Т. А. Левиной, О. Е. Ивановой // Батай Ж. Проклятая часть: Сакральная социология / Пер. с франц. / Сост. С. Н. Зенкин. -М.: Ладомир, 2006. С. 313^90.

15. Бахтин М.М. Автор и герой в эстетической деятельности. В: Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1986. - С. 9—192.

16. Бахтин М.М. К философии поступка // Философия и социология науки и техники. Ежегодник 1984-1985. -М.: Наука, 1986.-С. 82-160.

17. Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса М.: Художественная литература, 1965.- 528 с.

18. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. — М.: Художественная литература, 1975. — 504 с.

19. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. М.: Советская Россия, 1979.-320 с.

20. Бахтин М.М. (Канаев И.И.). Современный витализм // Бахтин под маской. -Вып. 5(1) -М.: Лабиринт, 1996. С. 102-126.

21. Бахтин М.М. Собр. соч. Т. 5. - Работы 1940-х - начала 1960-х гг. -М.: Русские словари, 1997. - 732 с.

22. Бахтин М.М. Собр. соч. — Т. 2. Проблемы творчества Достоевского. Статьи о Толстом. Записи курса лекций по истории русской литературы. - М.: Русские словари, 2000. - 800 с.

23. Бахтин М.М. Марксизм и философия языка // Бахтин М. Тетралогия. М., 1998. С. 298^156.

24. Бахтин М.М. Собр. соч. Т. 1. - Философская эстетика 1920-х гг. — М.: Русские словари, Языки славянской культуры, 2003. - 960 с.

25. Бёме Я. С1ш81:озорЫа, или Путь ко Христу / Пер. с нем. СПб.: А-са<1, 1994.-223 с.

26. Бергсон А. Смех / Пер. с франц. И. Гольденберга // Бергсон А. Собр. соч. Т. 5. - СПб.: М.И. Семенов, 1914. - С. 96-206.

27. Бергсон А. Творческая эволюция. Материя и память / Пер. с фр. -Минск: Харвест, 1999. 1408 с.

28. Бибихин B.B. Слово и событие. М.: Эдиториал УРСС, 2001. 277 с.

29. Библер B.C. Михаил Михайлович Бахтин, или Поэтика культуры. М.: Прогресс, Гнозис: 1991. 169 с.

30. Бовуар С. де. Второй пол. / Пер. с франц. А. Сабашниковой, И. Малаховой, Е. Орловой. М.: Прогресс, СПб.: Алетейя, 1997. - 832 с.

31. Бовуар С. де. Надо ли жечь Сада? // Эрос. Сборник. - М., 1991. - С. 216-243.

32. Богомолов H.A. Русская литература начала XX в. и оккультизм. М.: Новое литературное обозрение, 1999. — 551 с.

33. Бодрийяр Ж. Общество потребления. М.: Республика, Культурная революция, 2006. - 272 с.

34. Бонецкая Н.К. Бахтин глазами метафизика // Диалог. Карнавал. Хронотоп. 1998. - № 1. - С. 103-155.

35. Бремон К. Логика повествовательных возможностей // Семиотика и иску сствометрия.-М.: Мир, 1972.-С. 108-135.

36. Бруно Д. О героическом энтузиазме / Пер. с итал. Киев: Новый Акрополь, 1996.-288 с.

37. Бруно Д. О бесконечности, вселенной и мирах / Пер. с итал. А. Рубина. М.: Соцэкгиз, 1936. - 256 с.

38. Бубер М. Проблема человека // Бубер М. Два образа веры. М.: Республика, 1995.-С. 157-231.

39. Булгаков С. Н. Героизм и подвижничество. М.: Русская книга, 1992. — 525 с.

40. Булгаков С.Н. Свет невечерний: Созерцания и умозрения. — М.: Республика, 1994.-415 с.

41. Булгакова О. Фабрика жестов. М.: Новое литературное обозрение, 2005.-303 с.

42. Вагинов К. К. Козлиная песнь. Труды и дни Свистонова. Бамбочада. -М.: Художественная литература, 1989. -477 с.

43. Вайль П., Генис А. 60-е. Мир советского человека. М.: Новое литературное обозрение, 2001. - 368 с.

44. Вайскопф М. Морфология страха // Новое литературное обозрение. -1997.-№24.-С. 53-58.

45. Валиева Ю.М. Игра в бессмыслицу // Русская литература. 2005. - № 4.-С. 53-65.

46. Валиева Ю. Игра в бессмыслицу: Поэтический мир Александра Введенского. СПб.: Дмитрий Буланин, 2007. - 280 с.

47. Введенский А. Полное собр. соч. в 2 т. / Под ред. М. Мейлаха. — Ann Arbor: Ardis, 1980, 1984.-381 с.

48. Вейль С. Илиада, или поэма о силе // Новый мир. 1990. - № 6. - С. 248-260.

49. Вейль С. Укоренение. Письмо клирику. Киев.: Дух и литера, 2000. -350 с.

50. Вейсман Е. Ошибки «Бежина луга» // О фильме «Бежин луг» С. Эйзенштейна. Против формализма в киноискусстве. М.; JL: Искусство, 1937. — 62 с.

51. Вертов Дзига. Статьи, дневники, замыслы. М.: Искусство, 1966. - 320 с.

52. Вертов Дзига. Из наследия. Т. 1. - Драматургические опыты - М.: Эйзенштейн-центр, 2004. - 536 с.

53. Веселовский А.Н. Историческая поэтика JL: Гослитиздат, 1940 - 648 с.

54. Волошинов В.Н. Марксизм и философия языка- JL: Прибой, 1929188 с.

55. Волошинов В.Н. Бахтин М. М. Фрейдизм. New York: Chalidze Publ., 1983.-280 с.

56. Волошинов В. H. Бахтин М. М. Слово в жизни и слово в поэзии // Бахтин под маской. Вып. 5.1. - М.: Лабиринт, 1996. - С. 60-88. (Бахтин 1996b)

57. Вульф К. Антропология: История, культура, философия / Пер., послесл. и комм. Г. Хайдаровой. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2008.

58. Вышеславцев Б.П. Вечное в русской философии. Нью-Йорк: Издательство имени Чехова, 1955г. - 297 с.

59. Вьюгин В. Ю. Андрей Платонов: поэтика загадки (Очерк становления и эволюции стиля). СПб.: Издательство РХГИ, 2004. - 440 с.

60. Гальцова Е. На грани сюрреализма. Франко-русские литературные встречи: Жорж Батай, Ирина Одоевцева и Георгий Иванов // Сюрреализм и авангард / Материалы российско-французского коллоквиума / Институт мировой литературы. -М.: ГИТИС, 1999. С. 105-126.

61. Гастев А.К. Как надо работать. Как изобретать. — М.: Центр, ин-т труда, 1922.

62. Гегель Г.В.Ф. Феноменология Духа / Пер. Г. Шпета. СПб.: Наука, 1999.-444 с.

63. Геллер М.Я. Андрей Платонов в поисках счастья. Paris: Ymca-Press, 1982.-404 с.

64. Герасимова А., Никитаев А. Хармс и «Голем» //Театр. 1991. - № 11.-С. 36-50.

65. Герасимова Е.Е. Жорж Батай и проблематика трансгрессии: Автореф. дис. канд. филос. наук. РАН. Ин-т философии. М., 2000. - 14 с.

66. Гинзбург Л.Я. Литература в поисках реальности. Статьи, эссе, заметки. -Ленинград: Советский писатель, 1987. 399 с.

67. Гинзбург Л.Я. Работы довоенного времени / Вступ. статья С. Савицкого. СПб.: Петрополис, 2007. - 628 с.

68. Гиппиус 3. Черты любви // Альманах «Круг». Париж, 1938. - С. 139-149.

69. Госплан литературы. М.; Л.: Круг, 1925.

70. Греймас А.-Ж. Размышления об актантных моделях / Пер. с франц.

71. Г. К. Косикова // Вестник Московского университета. 1996. — Сер. 9. - Филология. -№ 1.-С. 118-135.

72. Григорьева Н.Я. Anima laborans. Писатель и труд в России 1920-30-х гг. СПб.: Алетейя, 2005. - 294 с.

73. Григорьева Н.Я. Историческая антропология: подходы Плесснера и Бахтина // Философская традиция как понятие и предмет историко-философской науки: материалы межвузовской конференции. / Москва, 5-6 декабря 2006 г. М., 2006. - С. 23-32.

74. Григорьева Н.Я. Репрезентация труда в советских фильмах конца 1920 -1930-х гг. // Советская власть и медиа / Под ред. X. Гюнтера, С. Хэнсген. -СПб., 2006. С. 464-481. (Григорьева, 2006с)

75. Григорьева Н.Я. Интермедиальная теория Иеремея Иоффе // Иоффе И. Избранное: 1920-30-е гг. / Под ред. Н. Григорьевой, М. Кагана, И. Смирнова. -СПб.: Петрополис, 2006. С. 485-518.

76. Григорьева Н.Я. Мистическая антропология авангарда-2: Обэриу и французский (пара)сюрреализм. Часть 1 // Филологический журнал. 2006. - № 2(3).-С. 115-136.

77. Григорьева Н.Я. Маршруты существования у Мартина Хайдеггера и Андрея Платонова // Die Welt der Slaven.- 2007.- LH.- Heft 2.- S. 261-280.

78. Григорьева Н.Я. Мистическая антропология авангарда-2: Обэриу и французский (пара)сюрреализм. Часть 2 // Филологический журнал. — 2007. № 1(4).-С. 84-97.

79. Гроб Т., Жаккар Ж.-Ф. Хармс переводчик или поэт барокко? //Шестые тыняновские чтения. - Рига; Москва, 1992. - С. 31^4.

80. Губин В.Д. Проблема «живого» человека // Miscellanea humanitaria philosophiae. Очерки по философии и культуре / К 60-летию профессора Ю. Н. Солонина / Серия «Мыслители».- Выпуск 5 СПб., 2001 - С. 40-47.

81. Губин В.Д., Некрасова E.H. Философская антропология. М.: Per Se; СПб.: Университетская книга, 2000. - 240 с.

82. Гуревич П. Проблема Другого в философской антропологии М.М. Бахтина // М. М. Бахтин как философ. М.: Наука, 1992. - С. 83-96.

83. Гуссерль Э. Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии. Т. 1: Общее введение в чистую феноменологию / Михайлов A.B. (пер. с нем.). Куренной В. (вступ. ст.). М.: Дом интеллект, книги, 1999. - 336 с.

84. Гюисманс Ж.К. Там, внизу, или Бездна / Пер. с фр. М.: Информ. изд. фирма «Мистер Икс», 1993. - 350 с.

85. Дебор Г. Общество спектакля / Пер. с фр. С. Офертас и М. Якубович / Ред. Б. Скуратов. М.: Логос, 2000. - 184 с.

86. Деринг-Смирнова И. Р., Смирнов И. П. Очерки по исторической типологии культуры. Salzburg: NRL Almanach, Institut für Slawistik der Universität Salzburg, 1982.-166 c.

87. Деррида Ж. О грамматологии / Пер. с фр. и вст. ст. Н. Автономовой. -М.: Ad Marginem, 2000. 520 с.

88. Деррида Ж. Письмо и различие / Пер. с франц. под ред. В. Лапицкого. -СПб.: Академический проект, 2000. 430 с.

89. Дидро Д. Парадокс об актере / Пер. с франц. Р. И. Линцер // Дидро Д. Собрание сочинений: В 10 т. Т. 5. - М.; Л.: Academia, 1936. - С. 567-636.

90. Дильтей В. Наброски к критике исторического разума // Вопросы философии. 1988.-№ 4. - С. 135-152.

91. Дионисий Ареопагит. Таинственное Богословие. Послание к Тимофею // История средневековой философии в двух частях. — Ч. 1. — Минск: ЕГУ, 2002.-С. 392-396.

92. Дионисий Ареопагит. О небесной иерархии // История средневековой философии в двух частях. — Ч. 1. — Минск: ЕГУ, 2002. — С. 441-457. (Дионисий Ареопагит 2002а)

93. Доброклонский М.В. И.И. Иоффе // Вестник Ленинградского университета. 1947. - № 8. - С. 119-120.

94. Домаль Р. Гора Аналог. Роман об альпинистских приключениях, неевклидовых и символически достоверных / Пер. с франц. Т. Ворсановой. М.: Энигма, 1996.-175 с.

95. Доносо Кортес X. Сочинения / Пер. с исп. А. П. Шурбелева. СПб.: Владимир Даль, 2006. - 634 с.

96. Друбек-Майер Н. Россия — «пустота в кишках» мира. «Счастливая Москва» (1932—1936 гг.) А. Платонова как аллегория // Новое литературное обозрение. 1994. -№ 9. - С. 251-267.

97. Друзин В. Формально-социологический метод Б. Арватова // На литературном посту. 1929. - № 16. - С. 40-48.

98. Друскин Я.С. Вестники и их разговоры // Логос.-№ 4 1993 - С. 91-101.

99. Евреинов H.H. Азазел и Дионис. О происхождении сцены в связи с зачатками драмы у семитов. Л.: Academia, 1924. - 204 с.

100. Евреинов H.H. Демон театральности. М.; СПб.: Летний сад, 2002. -536 с.

101. Евреинов H.H. Происхождение драмы. Первобытная трагедия и роль козла в истории ее возникновения. Петербург: Петрополис, 1921. - 58 с.

102. Евреинов H.H. Театр у животных. (О смысле театральности с биологической точки зрения) // Евреинов Н. Оригинал о портретистах. М.: Совпадение, 2005. - С. 263-315.

103. Жаккар Ж.-Ф. Даниил Хармс и конец русского авангарда / Пер. с франц. Ф.А. Перовской. СПб.: Академический проект, 1995.-471 с.

104. Женегг Ж. Вымысел и слог / Пер. с франц. И. Стаф // Ж. Женетт. Фигуры. Т. 2. - Фигуры III. - М.: Издательство им. Сабашниковых, 1998. - С. 342-451.

105. Жирар Р. Насилие и священное / Пер. с франц. Г. Дашевского. М.: Новое литературное обозрение, 2000. -400 с.

106. Заболоцкий Н. Огонь, мерцающий в сосуде. М.: Педагогика-пресс, 1995. - 944 с.

107. Зейфрид Т. Смрадные радости марксизма: Заметки о Платонове и Ба-тае // Новое литературное обозрение. 1998. - № 32. - С. 48-60.

108. Зенкин С.Н. Блудопоклонническая проза Жоржа Батая // Батай Ж. Ненависть к поэзии. М.: Ладомир, 1999. С. 7—50.

109. Зенкин С. Роже Кайуа сюрреалист в науке // Кайуа Р. Миф и человек. Человек и сакральное / Пер. с франц. С. Зенкина. - М.: ОГИ, 2003. - С. 7-35.

110. Зенкин С. Сартр и сакральное // Новое литературное обозрение. -2005. № 76. - С. 89-99.

111. Иванов В. В. Очерки по истории семиотики в СССР. М.: Наука, 1976. -303 с.

112. Иванов В. В. Анкета ДЕСХ // Диалог. Карнавал. Хронотоп. 1997. - № 1.-С. 6.

113. Иванов В. В. Значение идей М. М. Бахтина о знаке, высказывании и диалоге для современной семиотики (1970-1973) // Михаил Бахтин: Pro et contra. СПб.: Издательство РХГИ, 2001. - С. 266-311.

114. Иванов Г. Распад атома // Иванов Г. Собр. соч.: В 3 т. Т. 2. - Проза. М.: Согласие, 1994. - С. 5-34.

115. Изволов Н. Александр Медведкин и традиции русского кино // Киноведческие записки. 2000. - № 49. - С. 21-29.

116. Ильф И., Петров Е. Золотой теленок. Роман. С комментариями Ю.Щеглова. -М.: Панорама, 1995. 624 с.

117. Иоффе И. И. Кризис современного искусства. Литература, живопись, музыка. Л.: Прибой, 1925. - 64 с.

118. Иоффе И. И. Культура и стиль. Система и принципы социологии искусств. Л.: Прибой, 1927. - 366 с.

119. Иоффе И. И. Новый стиль изобразительных искусств. M.; JL: Изо-гиз, 1932,- 156 с.

120. Иоффе И. И. Синтетическая история искусств. Введение в историю художественного мышления. Л.: Ленизогиз, 1933. - 568 с.

121. Иоффе И. И. Синтетическое изучение искусства и звуковое кино. Л.: Гос. муз. науч.-иссл. институт, 1937.-412 с.

122. Иоффе И. И. Мистерия и опера. (Немецкое искусство XVI-XVIII вв.) Л.: Гос. муз. науч.-иссл. институт, 1937.-234 с. (1937b)

123. Иоффе И. И. Музыка советского кино. Основы музыкальной драматургии. -Л.: Гос. муз. науч.-иссл. институт, 1938. — 168 с.

124. Иоффе И. И. Избранное: 1920-30-е гг. СПб.: Петрополис, 2006. - 520 с.

125. Исупов К. Г. Апофатика M. М. Бахтина // Диалог. Карнавал. Хронотоп,- 1997.- № 3. С. 19-31.

126. Йенсен П. А. Ирония и диалог: дилемма Бахтина? К постановке вопроса // Gedächtnis und Phantasma / Festschrift fur Renate Lachmann / Hg. von S. Frank, E. Greber, S. Schahadat, I. Smirnov. München: Sagner, 2001. - C. 253-274.

127. Йосихара M. Об отношении между странником и инженером в повестях «Эфирный тракт» и «Котлован» // «Страна философов» Андрея Платонова: проблемы творчества. Вып. 2. — М., 1995. - С. 198-207.

128. Каган М. С. Морфология искусства. Л.: Искусство, 1972. - 440 с.

129. Каган М. С. О времени и о себе. СПб.: Петрополис, 1998. - 156 с.

130. КайуаР. Миф и человек. Человек и сакральное / Пер. с франц. С. Зен-кина. М.: ОГИ, 2003. - 296 с.

131. КайуаР. Игры и люди. Статьи и эссе по социологии культуры / Сост., пер. с франц. и вступ. ст. С. Н. Зенкина. М.: ОГИ, 2007. - 304 с.

132. Камю А. Бунтующий человек. Философия. Политика. Искусство: Пер. с фр. М.: Политиздат, 1990. - 415 с.

133. Кандинский B.B. О сценической композиции // Изобразительное искусство. 1919.-№ 1.-С. 39^19.

134. Карасев JI.B. Движение по склону (Пустота и вещество в мире А. Платонова) // «Страна философов» Андрея Платонова: проблемы творчества. -Вып. 2.-М., 1995.-С. 5-39.

135. Каспэ И.М. Ориентация на пересеченной местности: странная проза Бориса Поплавского // Новое литературное обозрение. 2001. - № 47. - С. 187-202.

136. Кацман Г.Н. Интервью // Введенский А. Полное собр. соч. Т. 2. / Подготовка текста, сост. и прим. М. Мейлаха. - Ann Arbor: Ardis, 1984. - С. 233-235.

137. Кобылин И.И. Феномен тоталитаризма в контексте европейской культуры. Дис. .канд. филос. наук. Нижний Новгород, 2002. - 225 с.

138. Ковалинский М. И. Жизнь Григория Сковороды // Сковорода Г.С. Сочинения. Минск: Современный литератор, 1999. - С. 642-699.

139. Кожев А. Идея смерти в философии Гегеля / Пер. с франц. — М.: Издательство «Логос», издательство «Прогресс-Традиция», 1998. -208 с.

140. Коллонтай А. Кому нужна война? Пб.: Прибой, 1917. - 30 с.

141. Кольцов Н.К. Омоложение организма по методу Штейнаха. Пб.: Время, 1922 - 39 с.

142. Корольков A.A. Духовная антропология. СПб.: Издательский дом СПбГУ, 2005.-324 с.

143. Косиков Г.К. От «вненаходимости» к «бунту». Анкета «ДКХ» // Диалог. Карнавал. Хронотоп. 1997. - № 1. - С. 8-19.

144. Лангерак Т. Андрей Платонов: Материалы для биографии 1899-1929 гг. Амстердам: Pegasus, 1995. - 274 с.

145. Леви-Брюль Л. Сверхъестественное в первобытном мышлении / Пер. с франц. М.: Педагогика-пресс, 1994. — 602 с.

146. Левинас Э. Избранное: Тотальность и бесконечное / Пер. И. С. Вдови-ной, Б. В. Дубина. М.; СПб.: Культурная инициатива: Университетская книга, 2000.-416 с.

147. Лейрис М. Возраст мужчины / Пер. с фр. O.E. Волчек и С.Л. Фокина. -СПб.: Наука, 2002. 256 с.

148. Лейрис М. Сакральное в повседневной жизни // Коллеж социологии / Сост. Д. Олье. СПб.: Наука, 2004. - 588 с. - С. 75-84.

149. Липавский Л. Исследование ужаса. M.: Ad Marginem, 2005. - 447 с.

150. Лихачев Д. С., Панченко A.M., Понырко Н.В. Смех в Древней Руси. -Л.: Наука, 1984.-296 с.

151. Лихачев Д.С. Воспоминания. СПб.: Logos, 1995. 517 с.

152. Логинов A.B. Философская антропология А.Гелена: Автореф. дис. канд. филос. наук / Рос. гос. гуманит. ун-т. М., 2001. - 24 с.

153. Лосев Л.В. Собранное: Стихи. Проза. Екатеринбург: У-Фактория, 2000. - 623 с.

154. Лосский В.Н. По образу и подобию / Пер. с франц. В.А.Рещиковой. М.: Издание Свято-Владимирского Братства, 1995. цит. по: http://www.gumer.info/bogoslovBuks/bogoslov/Losskyindex.php

155. Лотман Ю.М. Игра как семиотическая проблема и ее отношение к природе искусства// Программа и тезисы докладов в летней школе по вторичным моделирующим системам, 19-29 авг. 1964 г.-Тарту, 1964-С. 32-33.

156. Лотман Ю.М. Тезисы к проблеме «Искусство в ряду моделирующих систем» // Учен. зап. Тарт. гос. ун-та. 1967. Вып. 198. - С. 130-145. (Труды по знаковым системам. Т. 3.).

157. Лотман Ю.М. О.М. Фрейденберг как исследователь культуры // Труды по знаковым системам. 1973 — № 6. - С. 482-486.

158. Лукач Д. История и классовое сознание / Пер. с нем. / Перевод, предисловие С.Н. Земляного. -М.: Логос-Альтера, 2003. -416 с.

159. Луллий Р. Книга о Любящем и Возлюбленном / Пер. В. Багно // Антология средневековой мысли. — Т. 2. — СПб.: Издательство РХГИ, 2002. С. 200-238.

160. Магун А. Отрицательная революция. К деконструкции политического субъекта. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2008.-416 с.

161. Максимов В.И. Философия театра Николая Евреинова // Евреинов H.H. Демон театральности-М.; СПб.: Летний сад, 2002 -С. 5-28.

162. Мейстер Экхарт. Проповеди и рассуждения / Пер. со средне-верхненемецкого и вступ. статья М. В. Сабашниковой. М.: Мусагет, 1912. -189 с.

163. Майстер Экхарт. Блаженны нищие духом // Антология средневековой мысли. СПб.: Издательство РХГИ, 2002. - С. 396-401.

164. Марков Б.В. Философская антропология: очерки истории и теории. -СПб.: Издательство «Лань», 1997.

165. Маркс К. К критике гегелевской философии права. Введение // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Изд. 2. Т. 1. М.: Госполитиздат, 1954.

166. Марр Н.Я. Яфетидология- Жуковский; М.: Кучково поле, 2002 480 с.

167. Матутите К.П. Философская антропология Гельмута Плесснера: Ав-тореф. дис. канд. филос. наук / Рос. акад. наук, Ин-т философии. М., 2001. -32 с.

168. Махлин В. Невидимый миру смех. Карнавальная анатомия нового средневековья // Бахтинский сборник-Ii. М., 1991. - С. 156-211.

169. Медведкин А. И. 294 дня на колесах // Из истории кино. Вып. 10. -М.: Изд-во Академии Наук СССР, 1977.

170. Медведкин А. И. Что такое кинопоезд? // Из истории кино. Вып. 11.-М.: Изд-во Академии Наук СССР, 1985.

171. Медведкин А. И. Переписка А. Медведкина и Криса Маркера // Киноведческие записки. 2000. - № 49. - С. 30-82.

172. Мейлах М. Предисловие к Собр. соч. А. Введенского // Введенский А. Собр. соч.: В 2 т. Т. 1. - Анн Арбор: Ардис, 1980. - С. ix-xxvii.

173. Мелетинский Е.М. Структурно-типологическое изучение сказки // Пропп В.Я. Морфология сказки. М.: Наука, 1969. - 168 с. - С. 134-166.

174. Михайловский A.B. Вопрос о технике. Критика эпохи у Эрнста Юнге-ра и Мартина Хайдеггера: Автореф. дис. канд. филос. наук / Рос. гос. гуманит. ун-т.-М., 2001.

175. Муравьев В.Н. Овладение временем как основная задача организации труда. -М.: изд. авт., 1924 127 с.

176. Набоков В.В. Подвиг // Набоков В. Собр. соч. русского периода: В 5 т.- Т. 3. СПб.: Симпозиум, 2000. - 848 с. - С. 94-249.

177. Нанси Ж.-Л. Бытие единичное и множественное. Минск: Изд-ль Логвинов И.П., 2004. - 272 с.

178. Неретина С.С. Абеляр и особенности средневекового философствования // Абеляр П. Тео-логические трактаты / Пер. с лат., вступ. ст., сост. Неретиной С.С. -М.: Прогресс, Гнозис, 1995. С. 5-49.

179. Неретина С.С. Возможности понимания // Антология средневековой мысли. Теология и философия европейского Средневековья. В двух томах. Т. 1.- СПб.: РХГИ, 2001.-С. 5-18.

180. Нестерова П. Советская авиация как параллельный метрополитен // Место печати. 1992. - № 1. - С. 75-77.

181. Николай Кузанский. Берилл // Сочинения: В 2 т.- Т. 2,- М.: Мысль, 1980.- С. 97-134.

182. Николай Кузанский. Об ученом незнании / Пер. с лат. С. Лопашова. — СПб.: Азбука, 2001. 307 с.

183. Обатнин Г. Иванов-мистик. Оккультные мотивы в поэзии и прозе Вячеслава Иванова (1907-1919). М.: Новое литературное обозрение, 2000. - 240 с.

184. Окен Л. Учебник натурфилософии. 1-я часть. Матэзис / Пер. с нем. А. Круглова // Герметизм, магия, натурфилософия в европейской культуре XIII-XIX вв. / Под ред. И.Т. Касавина. М.: Канон+, 1999. - С. 588-633.

185. Олейников А. Теория наррации О. М. Фрейденберг и современная нарратология: попытка сравнительного анализа. 2000 // http://kogni.narod.ru/freiden.htm.

186. Олье Д. (сост.) Коллеж социологии / Пер. с франц. Ю. Б. Бессоновой, И. С. Вдовиной, Н. В. Вдовиной, В. М. Володина. СПб.: Наука, 2004. - 588 с.

187. Острецов А. Вульгарный материализм под знаком марксизма. (По поводу книги И. Иоффе «Культура и стиль») // На литературном посту. -1928. -№24.-С. 46-50.

188. Охитович М. Не город, а новый тип расселения // Города социализма и социалистическая реконструкция быта. М.: Работник просвещения, 1930. -С. 153-155.

189. Св. Григорий Палама. Триады в защиту священнобезмолвствующих. — СПб.: Наука, 2004. 384 с.

190. Памятники литературы Древней Руси. XIII в. / Сост. Д. С. Лихачев и Л. А. Дмитриев-М.: Художественная литература, 1981. — 616 с.

191. Паньков H.A. M. М. Бахтин: ранняя версия концепции карнавала // Вопросы литературы. 1997. - № 5. - С. 87-122.

192. Паперный В. Культура Два. М.: Новое литературное обозрение, 1996.-384 с.

193. Пастернак Б.Л. Переписка с Ольгой Фрейденберг. New York: Harcourt Brace Jovanovich, 1981. - 377 с.

194. Пастернак Б.Л. Морской мятеж // Пастернак Б.Л. Избранное: В 2-х тт. Т. 1. Стихотворения и поэмы / Вступ. статья Д.С. Лихачева; Сост., подгот. Текста и коммент. Е.В. Пастернак и Е.Б. Пастернака. М.: Художественная литература, 1985. - 623 с. - С. 219.

195. Пильняк Б.А. Иван Москва // Пильняк Б. Целая жизнь. Минск: Мас-тацкая лггаратура, 1988. - 683 с. - С. 529-580.

196. Платонов А. Джан // Платонов А. Котлован: Избранная проза. М.: Книжная палата, 1988. - 320 с. - С. 156-240.

197. Платонов А. Чевенгур. М.: Художественная литература, 1988. - 413 с. (Платонов, 1988а)

198. Платонов А. Счастливая Москва//Новый мир- 1991.-№9.-С. 9-76.

199. Платонов А. Котлован. Текст, материалы творческой истории. СПб.: Наука, 2000.-380 с.

200. Плеснер X. Ступени органического и человек: Введение в философскую антропологию / Пер. с нем. А. Гаджикурбанова. М.: РОССПЭН, 2004. -368 с.

201. Плесснер X. О некоторых мотивах философской антропологии // Культурология. 2000. - № 4. - С. 153-168.

202. Подорога В.А. Мимесис. Материалы по аналитической антропологии литературы. Том I. Н.Гоголь. Ф.Достоевский. М.: Культурная революция, Логос, Г^ОБ-а^ега, 2006. - 688 с.

203. Поплавский Б. Аполлон Безобразов // Поплавский Б. Собр. соч.: В 3 т. Т. 2. Аполлон Безобразов. Домой с небес. - М.: Согласие, 2000. - 464 с. - С. 5-226.

204. Попова И. «Рабле» в 40-е гг. // Бахтинский сборник. Вып. 5. - М.: Языки славянской культуры, 2004. - С. 581-589.

205. Постсимволизм как явление культуры. — Вып. 4. Материалы международной научной конференции. Москва, 5-7 марта 2003 г. / Отв. ред. И.А.Есаулов. - М., 2003. - 96 с.

206. Пропп В. Я. Морфология сказки. М.: Наука, 1969. - 168 с.

207. Пропп В. Я. Исторические корни волшебной сказки. — Л.: Издательство Ленинградского государственного ордена Ленина университета, 1946.-340 с.

208. Пудовкин В.И. Собрание сочинений: В 3 т. — Т. 1. — М.: Искусство, 1974.-448 с.

209. Рабинович В.Л. Алхимия как феномен средневековой культуры. М.: Наука 1979.-392 с.

210. Россомахин A. «REAL» Хармса. СПб.: Издательство «Красный матрос», 2005. - 64 с.

211. Рыклин М.К. Террорологики. Тарту; М.: Эйдос, 1992. - 223 с.

212. Рыклин М.К. Пространства ликования. Тоталитаризм и различие. -М.: Логос, 2002. 280 с.

213. Савчук В.В. Кровь и культура. СПб.: Издательство СПбГУ, 1995 180 с.

214. Селин Л.Ф. Путешествие на край ночи. М.: Фолио, Феникс, 1999. -496 с.

215. Семенова С.Г. ««Героизм откровенности.» (проза Б. Поплавского)» // Семенова С. Г. Русская поэзия и проза 1920 1930-х годов. Поэтика - Видение мира - Философия. - М.: ИМЛИ РАН, «Наследие», 2001. - С. 571-588.

216. Семенова С.Г. Два полюса русского экзистенциального сознания: Проза Георгия Иванова и Владимира Набокова-Сирина // Новый мир. 1999. -№9.-С. 183-205.

217. Сковорода Г. С. Сочинения. — Минск: Современный литератор, 1999.-703 с.

218. Смирнов И. П. Художественный смысл и эволюция поэтических систем. -М.: Наука, 1977.-204 с.

219. Смирнов И.П. Бытие и творчество. Marburg: Blaue Hörner Verlag, 1989.- 106 с.

220. Смирнов И.П. Психодиахронологика. Психоистория русской литературы от романтизма до наших дней. — М.: Новое литературное обозрение, 1994. -351 с.

221. Смирнов И.П. Homo homini philosophus.- СПб.: Алетейя, 1999. 284 с.

222. Смирнов И.П. Свидетельства и догадки. СПб.: АО «Журнал «Звезда»», 1999. - 128 с. (Смирнов, 1999b)

223. Смирнов И.П. Новый историзм как момент истории // Смирнов И. Ме-гаистория. -М.: Аграф, 2000. С. 487-527.

224. Смирнов И.П. Художественный смысл и эволюция поэтических систем // Смысл как таковой. СПб.: Академический проект, 2001. - 352 с. - С. 15-224.

225. Смирнов И.П. Социософия революции. СПб.: Алетейя, 2004. - 370 с.

226. Смирнов И.П. Режиссер собственной персоной. Сталинизм и звуковое кино // Звезда. 2005. - № 12. - С. 190-195.

227. Смирнов И.П. Генезис. Очерки по культурной начинательности. -СПб.: Алетейя, 2006. 288 с.

228. Смирнов И.П. Creatio negationis. Беседа Анатолия Корчинского и Игоря Смирнова. 2007 //http://www.antropolog.ru/doc/persons/smirnovigor/smirnovigor8.

229. Смирнов И.П. Человек и его субституты в советском киноискусстве 1920-40-х гг! (в печати). (Смирнов, 2007с)

230. Смирнов И.П. Изнанка чуда (в печати). (Смирнов, 2008)

231. Смирнов С.А Культурный возраст человека. Философское введение в психологию развития. Монография / 2-ое издание. Новосибирск: Сибирское университетское издательство, 2004.

232. Сюриа M. Жорж Батай, или Работа смерти. Глава «В нас все взывает к опустошению смертью» / Пер. с франц. Е. Гальцовой // Иностранная литература. 2000. - №4.-С. 164-177.

233. Татищев Н. О Поплавском // Борис Поплавский в оценках и воспоминаниях современников. СПб.: Logos, Дюссельдорф: Голубой всадник, 1993. -184 с.-С. 92-100.

234. Св. Тереза Авильская. Размышления на Песнь Песней // Символ. № 14.-Париж, 1985.

235. Токарев Д. В. Даниил Хармс и Густав Майринк // Русская литература. -2005.-№4.-С. 35-52.

236. Толстая-Сегал Е. Натурфилософские темы в творчестве Платонова 20 30-х гг. // Slavica Hierosolymitana. - 1979. - Vol. IV. - С. 223-256.

237. Троцкий JI. Д. Водка, церковь и кинематограф (1922) // http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotl914.htm

238. Троцкий Л.Д. Литература и революция. М.: Красная новь, 1923. -393 с.

239. Трубачев С.А. Философская антропология М. Ландмана: автореф. дис. канд. филос. наук Рос. гос. гуманитар, ун-т. М., 2006. - 25 с.

240. Тынянов Ю.Н. Литературное сегодня // Тынянов Ю.Н. Поэтика. История литературы. Кино / Издание подготовили Тодес Е.А., Чудаков А.П., Чуда-кова М.О. М.: Наука, 1977. 575 с. - С. 150-166.

241. Уайт X. Метаистория / Пер. с англ. Екатеринбург: Изд-во.Урал. унта, 2002. - 528 с.

242. Флоренский П.А. Столп и утверждение истины. М.: Путь, 1914. -812 с.

243. Фокин С.Л. Философ-вне-себя. Жорж Батай. СПб., Изд-во Олега Абышко, 1998.-316 с.

244. Фрейденберг О. М. Образ и понятие // Фрейденберг О. М. Миф и литература древности. -М.: Наука, 1978. -605 с. С. 173-487.

245. Фрейденберг О.М. Методология одного мотива // Труды по знаковым системам. 1987. -№20. -С. 120-130.

246. Фрейденберг О.М. Три сюжета или семантика одного // Язык и литература. 1930. - V. - С. 33-60.

247. Фрейденберг О.М. Евангелие один из видов греческого романа // Атеист.-1930.-№59.-С. 129-147.

248. Фрейденберг О.М. Терсит // Яфетический сборник. 1930. - № VI. -С. 231-253.

249. Фрейденберг О.М. Поэтика сюжета и жанра. М.: Лабиринт, 1997. -448 с.

250. Фрейденберг О.М. Будет ли московский Нюрнберг? (Из записок 19461948) / Публ.Ю.М.Коган // Синтаксис. 1986. - Т. 16. - С. 149-163.

251. Фрейденберг О.М. Осада человека // Минувшее. Исторический альманах. М.: Прогресс-Феникс, 1991. - Вып. 3. - С. 7-44.

252. Фриче В. М. Социология искусства. -М.: Гос. изд., 1926. -210 с.

253. Фриче В. М. К вопросу о повествовательных жанрах пролетлитерату-ры // Печать и революция. 1929. - № 9.

254. Фриче В. М. Проблемы искусствоведения. М.; Л.: Госуд. изд-во, 1930.- 179 с.

255. Фрэзер Дж. Золотая ветвь / Пер. с англ. М. Рыклина. М., 2003.

256. Хайдеггер М. Бытие и время / Пер. с нем. В. Бибихина. СПб.: Наука, 2002.-451 с.

257. Хайдеггер М. Разъяснения к поэзии Гельдерлина / Пер. с нем. Г. Нот-кина. СПб.: Академический проект, 2003. - 320 с.

258. Шмитт К. Диктатура: от истоков современной идеи суверенитета до пролетарской классовой борьбы / Пер. с нем. Ю.Ю. Коринца; под ред. Д.В. Скляднева. СПб.: Наука, 2005. - 326 с.

259. Шмитт К. Политическая теология. М:. Канон-Пресс-Ц, 2000. - 336 с.

260. Шукшин В.М. Рассказы. М.: Художественная литература, 1979. -383 с.

261. Эйзенштейн С.М. Иван Грозный-М.: Госкиноиздат, 1944 190 с.

262. Эйзенштейн С.М. Пафос // Собр. соч.: В 6 т. Т. 3. - М.: Искусство, 1964.-672 с.-С. 72-234.

263. Эйзенштейн С.М. Стяжатели. // Собр. соч.: В 6 т. Т. 5. - М.: Искусство, 1968.-С. 231-236.

264. Эйхенбаум Б.М. Сквозь литературу / Сборник статей. JL: Academia, 1924.-280 с.

265. Эйхенбаум Б.М. О прозе. Сб. статей. Л.: Художественная литература, 1969.-503 с.

266. Элиаде М. Ностальгия по истокам. М.: Институт общегуманитарных исследований, 2006. - 216 с.

267. Эмерсон К. Американская философия в свете изучения Бахтина (William James, George Herbert Mead, John Dewey и Михаил Бахтин по поводу философии поступка) // Диалог. Карнавал. Хронотоп. 1993. - № 2-3. - С. 5-18.

268. Эрдман Н.Р. Пьесы; Интермедии. М.: Искусство, 1990. - 522 с.

269. Юнгер Э. Рабочий. Господство и гештальт. Тотальная мобилизацияю О боли. Пер. с нем. A.B. Михайловского под ред. Д.В. Скляднева. - СПб.: Наука, 2000. - 539 с.

270. Яблоков Е. Счастье и несчастье Москвы (московские сюжеты у А. Платонова и Б. Пильняка) // «Страна философов» Андрея Платонова: проблемы творчества Вып. 2. -М.: Наследие, 1995. - С. 221-239.

271. Ямпольский М.Б. Беспамятство как исток (читая Хармса). М.: Новое литературное обозрение, 1998. - 384 с.

272. Ямпольский М.Б. Физиология символического. Кн. 1. Возвращение Левиафана: Политическая теология, репрезентация власти и конец Старого режима. М.: Новое литературное обозрение, 2004. - 807 с.

273. Ясперс К. Смысл и назначение истории / Пер. с нем. М.И. Левиной; Вступ. ст. П.П.Гайденко. 2-е изд. М.: Республика, 1994. - 528 с.

274. Яусс Г.-Р. К проблеме диалогического понимания // Вопросы философии. 1994. - № 12. - С. 97-106.

275. Список литературы на иностранных языках:

276. Adorno Th. Negative Dialektik. Frankfurt a.M.: Surhkamp, 1966. 406 S.

277. Adorno Th., Horkheimer M. Dialektik der Aufklärung. Amsterdam: Querido Verlag, 1947. 311 S.

278. Agamben G. Ausnahmezustand / Aus dem Ital. von U. Müller-Schöll. Frankfurt a. M.: Suhrkamp, 2004. 113 S.

279. Agamben G. Homo sacer. Die souveräne Macht und das nackte Leben / Aus dem Italienischen von H. Thüring. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 2002.-211 S.

280. Agamben G. Profanierungen. Aus dem Italienischen von M. Schneider. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 2005. 95 S.

281. Alsberg P. Der Ausbruch aus dem Gefängnis: zu den Entstehungsbedingungen des Menschen. Gießen: „Focus-Verlag", 1975.

282. Anders G. Die Antiquirtheit des Menschen. Bd. I. Über die Seele im Zeitalter der zweiten industriellen Revolution. München: Verlag C.H. Beck, 2002. (1. Auflage 1956)-353 S.

283. Arendt H. The Origins of Totalitarianism. New York: Harcourt, Brace, 1951.-477 p.

284. Arendt H. Eichmann in Jerusalem. München, Zürich: Piper, 2007. 434 S.

285. Arendt H. Was ist Politik? Fragmente aus dem Nachlaß. München: Piper, 1993.-238 S.

286. Asiäin M. Sinn als Ausdruck des Lebendigen. Medialität des Subjekts -Richard Hönigswald, Maurice Merleau-Ponty und Helmuth Plessner. Würzburg: Königshausen & Neumann, 2006 379 S.

287. Aufschnaiter B., Brötz D. 2005. „Herr und Knecht. Zur Philosophie und Theorie des Romans bei Georg Lukäcs und Michail Bachtin" // http://www.kakanien.ac.at/rez/BAufschnaiter DBroetzl.pdf

288. Bachmann-Medick D. (Hg.). Kultur als Text. Die anthropologische Wende der Literaturwissenschaft. Frankfurt a. M.: Fischer-Taschenbuch-Verl., 1996.-302 S.

289. Baläzs B. Schriften zum Film. «Der sichtbare Mensch»: Kritiken u. Aufsätze 1922- 1926. München: Hanser, 1982.-428 S.

290. Balâzs B. Schriften zum Film. Bd. 2. Der Geist des Films. München: Hanser, 1984.-374 S.

291. Baläzs B. Der sichtbare Mensch oder die Kultur des Films. Frankfurt a M.: Suhrkamp, 2001.- 177 S.

292. Baldwin J. M. Mental Development in the Child and the Race // Psychological review. 3. - 1896. -P. 201-211.

293. Bataille G. La mutilation sacrificielle et l'oreille coupée de Vincent Van Gogh //Bataille G. Œuvres complètes. Vol. I. Paris: Gallimard, 1970. P. 258-271.

294. Bataille G. Le gros orteil // Œuvres complètes. Vol. I. Premiers écrits: 1922-1940. Paris: Gallimard, 1970. P. 200-204.

295. Bataille G. Œuvres complètes. T. V. Paris: Gallimard, 1973. 583 p.

296. Bataille G. Œuvres complètes. T. VII. Paris: Gallimard, 1976. 618 p.

297. Bataille G. La souveraineté // Œuvres complètes. Vol. VIII. Paris: Gallimard, 1976. P. 243^56. (Bataille, 1976b)

298. Bataille G. Die psychologische Struktur des Faschismus. Die Souveränität. Aus dem Franz. von R. Bischof, E. Lenk, X. Rajewsky. München: Matthes und Seitz, 1978.-119 S.

299. Bataille G. Die Souveränität // Bataille G. Die psychologische Struktur des Faschismus. Die Souveränität. Aus dem Franz. von R. Bischof u.a. München, 1978. P. 45-86. (Bataille, 1978b)

300. Baumgarten A.G. Metaphysica. Hildesheim: Georg Olms Verlagsbuchchndlung, 1963 (Nachdruck der Ausgabe Halle 1779).-432 S.

301. Benjamin W. Das Kunstwerk im Zeitalter seiner technischen Reproduzierbarkeit. Frankfurt a. M.: Suhrkamp, 1979.

302. Benjamin W. Geschichtsphilosophische Thesen // Illuminationen. Ausgewählte Schriften. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 1969. S. 268-279.

303. Bergson H. Le rire: essai sur la signification du comique. Paris: PUF, 1983. 157 p.

304. Bickel C. Ferdinand Tönnies und Helmuth Plessner // Plessners «Grenzen der Gemeinschaft» / Hg. von W. Eßbach, J. Fischer, H. Lethen. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 2002. S. 183-195.

305. Bochow J. Vom Gottmenschentum zum Neuen Menschen. Subjekt und Religiosität im russischen Film der zwanziger Jahre. Trier: Wissenschaftlicher Verlag Trier, 1997.-208 S.

306. Bödeker H.E. Strukturen der deutschen Frühaufklärung (1680-1720). Thesen // Strukturen der deutschen Frühaufklärung. 1680-1720 / Hg. von H.E. Bödeker. Göttingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 2008. S. 9-20.

307. Böhme J. Aurora oder Morgenröte im Aufgang / Hg. von G. Wehr. Frankfurt a. M., 1992. (Böhme, 1992a)

308. Böhme J. Christosophia. Ein christlicher Einweihungsweg / Hg. von G. Wehr. Frankfurt a. M., 1992. (Böhme, 1992b)

309. Böhme G. Anthropologie in pragmatischer Hinsicht. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 1985.-289 S.

310. Böhme G. Leibsein als Aufgabe. Leibphilosophie in pragmatischer Hinsicht. Zug: Die Graue Edition, 2003. 402 S.

311. Bohn A. Film und Macht. Zur Kunsttheorie Sergej M. Eisensteins 19301948. München: Diskurs-Film-Verlag, Schaudig und Ledig, 2003.-434 S.

312. Bollnow O.F. Neue Geborgenheit. Das Problem einer Überwindung des Existentialismus. 2. Aufl. Stuttgart: Kohlhammer, 1960. 247 S.

313. Breuer S. Adorno's Anthropology // Telos. A Quarterly Journal of Critical Thought. Nr. 64. - Summer 1985. - PP. 15-32.

314. Buber M. Ekstatische Konfessionen / Gesammelt von M. Buber. Berlin: Schocken Verlag, 1933.-203 S.

315. Buber M. Die Verwirklichung des Menschen. Zur Anthropologie Martin Heideggers // Philosophia. Vol. 3. - MCMXXXVHI (1938). Fase. 1-4. - S. 289-308.

316. Bulgakowa O. Ton und Bild. Das Kino als Synkretismus-Utopie // Die Musen der Macht. Medien in der sowjetischen Kultur der 20er und 30er Jahre / Hg. von J. Murasov, G. Witte. München: Fink, 2003. S. 173-186.

317. Butler J. Performative Acts and Gender Constitution. An Essay in Phenomenology and Feminist Theory //. Performing Feminisms / Ed. by Sue Ellen Case. Baltimore: Johns Hopkins Univ. Press, 1990. P. 270-282.

318. Cabaud J. Simone Weil. Die Logik der Liebe. Von dem Franz. von F.M. Marbach. Freiburg / München: Alber, 1968. 422 S.

319. Caillois R. L'Homme et le Sacré. Paris: Gallimard, 1950. 246 p.

320. Caillois R. Man, Play and Games. New York: Free Press of Glencoe, 1961. -208 p.

321. Campan V. L'Écoute filmique. Écho du son en image. Saint-Denis: Presses Univ. de Vincennes, 1999. 156 p.

322. Cancik H. (Hg.) Rausch, Ekstase, Mystik. Grenzformen religiöser Erfahrung. Düsseldorf: Patmos Verlag, 1978. 184 S.

323. Chion M. La voix au cinéma. Paris: Ed. de l'Etoile, 1982. 141 P.

324. Clark K. Utopian Anthropology as a Context for Stalinist Literature // Stalinism. Essays in Historical Interpretation / Ed. by R. C. Tucker New York: Norton, 1977.

325. Clifford J. The Predicament of Culture: Twentieth-centuiy Ethnography, Literature and Art. Cambridge, Mass.: Harvard Univ. Pr., 1988. 381 p.

326. Courtine-Denamy S. Three women in dark times. Edith Stein, Hannah Arendt, Simone Weil; or amor fati, amor mundi / Transi, from the French by G. M. Goshgarian. Ithaca u.a.: Cornell University Press, 2000.-272 p.

327. Dandieu A., Rougement de D. L'acte comme point de départ // Recherches Philosophiques. VI. - 1936-1937. - P. 55-64.

328. Daumal R. L'Évidence absurde. Essais et Notes, I (1926-1934). Paris: Gallimard, 1972. 286 p.353. de Man, P. Allegorien des Lesens / Aus d. Amerikan. von W. Hamacher und P. Krumme / Mit e. Einl. von W. Hamacher. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 1988. -232 S.

329. Decher F. / Henningfeld J. Die anthropologische Wende in der Philosophie des 19. Jahrhunderts // Philosophische Anthropologie im 19. Jarhundert / Hg. von F. Decher, J. Henningfeld. Würzburg: Königshausen & Neumann, 1992. S. 11-20.

330. Deleuze G., Guattari F. Tausend Plateaus: Kapitalismus und Schizophrenie / Aus dem Franz. übers, von G. Ricke und R. Voullié. Berlin: Merve-Verlag, 1997. -716 S.

331. Derrida J. Wie nicht sprechen. Verneinungen / Aus dem Franz. von H.-D. Gondek. Wien: Ed. Passagen, 1989. 135 S.

332. Derrida J. L'écriture et la différence. Paris: Ed. du Seuil, 1967. 435 p.

333. Derrida J. Vom Geist. Heidegger und die Frage / Übers, von Alexander Garcia Düttman. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 1988. 158 S.

334. Derrida J. Mémoires 1. Für Paul de Man. Wien: Passagen-Verl., 1988. -220 S.

335. Derrida J. Mémoires 2. Wie Meeresrauschen auf dem Grund einer Muschel. : Paul de Mans Krieg. Wien: Passagen-Verl., 1988. 125 S.

336. Dürkheim E. Die elementaren Formen des religiösen Lebens / Aus dem Franz. von L. Schmidts. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 1981.-604 S.

337. Eliade M. The Quest. History and Meaning in Religion. Chicago and London: Univ. of Chicago Pr., 1984. 180 p.

338. Eliade M. Das Heilige und das Profane. Vom Wesen des Religiösen. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 1985.

339. Elias N. Über den Prozeß der Zivilisation. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 1997.

340. Emerson C. The First Hundred Years of Mikhail Bakhtin. Princeton: Princeton University Press, 1997. 293 p.

341. Erdmann E. Unähnliche Ähnlichkeit. Die Onto-Poetik des ukrainischen Phylosophen Hryhorij Skovoroda (1722-1794). Köln: Böhlau, 2005. 740 S.

342. Fabian J. Time and the other: How anthropology makes its object. New York: Columbia Univ. pr., 1983.-205 p.

343. Faye J. P. Theorie der Erzählung. Einfuhrung in die „totalitären Sprachen" / Übers, von J. Hoch. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 1977. 189 S.

344. Felgine O. Roger Caillois: biographie. Paris: Stock, 1994. 467 p.

345. Feuerbach L. Das Wesen des Christentums. Mit dem Nachwort von K. Löwith. Stuttgart, 1969.

346. Fietz L. Fragmentarisches Exisitieren. Wandlungen des Mythos von der verlorenen Ganzheit in der Geschichte philosophischer, theologischer und literarischer Menschenbilder. Tübingen: Niemeyer, 1994. - 304 S.

347. Fischer L. Enthusiasm. From Kino-Eye to Radio-Eye // Film Quarterly. -1978.-№ 2.-P. 25-34.

348. Fischer J. Exzentrische Positionalität. Plessners Grundkategorie der Philosophischen Anthropologie // Deutsche Zeitschrift für Philosophie. 2000. - Bd. 48.-Heft 2,-S. 265-288.

349. Florek Z. Der mystische Läuterungsprozess ein Weg in die Freiheit. Tiefenphänomenologie des Leidens nach Edith Stein. Stuttgart: Kohlhammer, 2004. -202 S.

350. Flückiger B. Sound Design. Die virtuelle Klangwelt des Films. Marburg: Schüren, 2001. 517 S.

351. Foucault M. Vorrede zur Überschreitung / Dits et Ecrits. Schriften. Bd. 1. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 2001. S. 320-342.

352. Fraisse S. "La Représentation de Simone Weil dans Le Bleu du ciel de Georges Bataille" // Cahiers Simone Weil. Juin 1982. - V. 2. - P. 81-95.

353. Frank S. Der Diskurs des Erhabenen bei Gogol' und die longinsche Tradition. München: Fink, 1999. 455 S.

354. Freise M. Michail Bachtins philosophische Ästhetik der Literatur. Frankfurt a. M.; Berlin; Bern; Wien: Lang, 1993. 308 S.

355. Gardiner M. Bakhtin's Carnival: Utopia as Critique // Bakhtin: Carnival and Other Subjects/Ed. by David Shepherd. Amsterdam: Rodopi, 1993. -P. 20^7.

356. Gebsattel V. E. v. Der Einzelne und der Zuschauer // Prolegomena einer medizinischen Anthropologie. Berlin; Göttingen; Heidelberg: Springer, 1954.-414 S.

357. Gehlen A. Die Seele im technischen Zeitalter. Sozialpsychologische Probleme in der industriellen Gesellschaft. Hamburg: Rowohlt, 1957. 131 S.

358. Gehlen A. Der Mensch. Seine Natur und seine Stellung in der Welt. Wiesbaden: AULA-Verlag, 1986.-410 S.

359. Gehlen A. Moral und Hypermoral. Eine pluralistische Ethik. Wiesbaden: AULA-Verlag, 1986. 192 S. (Gehlen 1986a)

360. Gehlen A. Urmensch und Spätkultur. Philosophische Ergebnisse und Aussagen. Wiesbaden: AULA-Verlag, 1986.-271 S. (Gehlen 1986b)

361. Gehlen A. Der Mensch. Seine Natur und seine Stellung in der Welt. Textkritische Edition unter Einbeziehung des gesamten Textes der 1. Auflage von 1940. Teilbd. 2. Gesamtausgabe, Bd. 3.2. Frankfurt a.M.: Vittorio Klostermann, 1993.-S. 483-1020.

362. Geras N. Discourses of Extremity. Radical Ethics and Post-Marxist Extravagances. London; New York: Verso, 1990. 171 P.

363. Gerl H.-B. Einleitung // Stein E. Briefe an Roman Ingarden. 1917-1938. Freiburg, Basel, Wien: Herder, 1991.

364. Girard R. Das Heilige und die Gewalt. Frankfurt a.M.: Fischer, 1994. 4831. S.

365. Goffman E. The Presentation of Self in Everyday Life. New York: Doubleday, 1959.-259 P.

366. Gorz A. Métamorphoses du travail. Quête du sens. Critique de la raison économique. Paris: Galilée, 1988. 302 P.

367. Greenblatt S. Mutilation and Meaning // The Body in Parts. Fantasies of Corporeality in Early Modern Europe / Ed. by D. Hillman and C. Mazzio. New York; London: Routledge, 1997. 344 S.

368. Greimas A.-J. Strukturale Semantik. Methodologische Untersuchungen / Aus dem Franz. von J. Ihwe. Braunschweig: Vieweg, 1971.-241 S.

369. Groethuysen B. Philosophsiche Anthropologie // Mensch und Charakter. München und Berlin: Druck und Verlag von R. Oldenbourg, 1931. — S. 3-207.

370. Groos K. Das Spiel als Katharsis // Das Spiel. Zwei Vorträge. Jena: G. Fischer, 1922.-37 S.

371. Groos K. The Play of Animals / Trans, by E. Baldwin. New York: Arno Pr., 1976.-341 P.

372. Groys B. The Problem of Soviet Ideological Practice // Studies in Soviet Thought. 1987. -№ 33. - P. 191-208.

373. Groys B. Gesamtkunstwerk Stalin. Die gespaltene Kultur in der Sowjetunion München: Hanser, 1988. 135 S.

374. Groys B. Grausamer Karneval: Michail Bachtins «ästhetische Rechtfertigung» des Stalinismus // Frankfurter Allgemeiner Zeitung. 1989. - Juni. 21 (N 140).- S.3.

375. Groys B., Hagemeister M. (Hg.). Die neue Menschheit. Biopolitische Utopien in Russland zu Beginn des 20. Jahrhunderts. Frankfurt a.M.: Surkamp, 2005. -688 S.

376. Günther H. Der sozialistische Übermensch. M. Gor'kij und der sowjetische Heldenmythos. Stuttgart; Weimar: Metzler, 1993.-239 S.

377. Guy au J.-M. Die Kunst als soziologisches Phänomen / Aus dem Franz. von A. Silbermann. Berlin: Spiess, 1987. 193 S.

378. Habermas J. Zwischen Erotismus und Allgemeiner Ökonomie: Bataille // Der philosophische Diskurs der Moderne: Zwölf Vorlesungen. Frankfurt a. M.: Suhrkamp, 1985. S. 248-278.

379. Hammond P. L'Âge d'or. London: BFI Publishing, 1997. 76 P.

380. Hausenstein W. Der nackte Mensch in der Kunst aller Zeiten und Völker. München: Piper, 1913. 674 S.

381. Hegel G.W.F. Phänomenologie des Geistes. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 1973.-621 S.

382. Heidegger M. Sein und Zeit. Tübingen: Max Niemeyer Verlag, 1957. 437 S.

383. Heidegger M. Die Technik und die Kehre. Tübingen: Neske, 1962. 47 S.

384. Heidegger M. Erläuterungen zu Hölderlins Dichtung. Frankfurt a.M.: Klostermann, 1963. 144 S.

385. Heidegger M. Anmerkungen zu Karl Jaspers «Psychologie der Weltanschauungen» (1919/21) // Gesamtausgabe. Bd 9. Wegmarken. Frankfurt a.M.: Klostermann, 1976. S. 1-45.

386. Heidegger M. Gesamtausgabe. Bd. 5. Holzwege. Frankfurt a.M.: Klostermann, 1977. 382 S.

387. Heidegger M. Die Kategorien und Bedeutungslehre des Duns Skotus // Gesamtausgabe. Bd. 1. Frühe Schriften. Frankfurt a.M., 1978. S. 189-411.

388. Heidegger M. Schöpferische Landschaft: Warum bleiben wir in der Provinz? (1933) //Denkerfahrungen. Frankfurt a.M.: Klostermann, 1983. S. 9-15.

389. Heidegger M. Die Selbstbehauptung der deutschen Universität. Rede, gehalten bei der feierlichen Übernahme des Rektorats der Universität Freiburg i. Br. am 27. 5. 1933. Frankfurt a.M.: Klostermann, 1983. 43 S. (Heidegger, 1983a)

390. Heidegger M. Beiträge zur Philosophie (Vom Ereigenis) (1936-1939) // Gesamtausgabe. Bd. 65. Frankfurt a.M., 1989. 521 S.

391. Heidegger M. Äyxißaairi. Ein Gespräch selbstdritt auf einem Feldweg zwischen einem Forscher, einem Gelehrten und einem Weisen // Heidegger M. Gesamtausgabe. Bd. 77. Feldweg-Gespräche, Frankfurt a.M., 1995. S. 1-160.

392. Helting H. Heidegger und Meister Eckehart: vorbereitende Überlegungen zu ihrem Gottesdenken. Berlin: Duncker und Humblot, 1997. 81 S.

393. Hengstenberg H.-E. Philosophische Anthropologie. Stuttgart u.a.: W. Kohlhammer Verlag, 1966. 396 S.

394. Herrmann W.-F. Wege ins Ereignis. Zu Heideggers «Beiträgen zur Philosophie». Frankfurt a.M.: Klostermann, 1994. 409 S.

395. Hersch J. Die Illusion. Der Weg der Philosophie. München: Lehnen, 1956. -130 S.

396. Hertz R. La prééminence de la main droite. Etude sur la polarité religiuese // Hertz R. Sociologie religieuse et folklore. Paris: Pr. Univ. de France, 1970. 205 P.

397. Hildegard von Bingen. Der Mensch in der Verantwortung. Das Buch der Lebensverdienste / Übers, und erläutert von H. Schipperges. Salzburg: Otto Müller Verlag, 1972.-310 S.

398. Hollier D. Le Collège de Sociologie. 1937-1939. Textes de Georges Bataille, Roger Caillois. etc. présentés par D. Hollier. Paris: Gallimard, 1995. 911 p.

399. Hollier D. La prise de la Concorde. Essais sur Georges Bataille. Paris: Gallimard, 1974.-312 p.

400. Hörisch J. Benjamin entre Bataille et Sohn-Rethel. Théorie de la dépense et dépense de la théorie // Walter Benjamin et Paris / Wissman Heinz (ed.). New York: Cerf, 1986.

401. Hudson W. H. The Naturalist in La Plata (1895). New York: AMS Press, 1968.-392 p.

402. Hume D. Essays, moral, political, and literary. Bristol: Thoemmes Press, 2002 // http://www.english.upenn.edu/~mgamer/Etexts/hume.superstition.html

403. Hussey A. The Inner Scar. The Mysticism of Georges Bataille. Amsterdam: Rodopi, 2000.- 198 p.

404. Husserl E. Die Krisis des europäischen Menschentums und die Philosophie // Husserliana. Bd. 6. Die Krisis der europäischen Wissenschaften und die transzendentale Phänomenologie / 2 Aufl. Nijhoff, 1976. S. 314-348.

405. Ignatow A. Heidegger und die philosophische Anthropologie. Eine Untersuchung über die anthropologische Dimension des Heideggerschen Denkens. Königstein/Ts.: Forum Academicum in d. Verlagsgruppe Athenaeum, Hain, Scriptor, Hanstein, 1979.-325 S.

406. Inghdal K. Andrej Platonov's Revolutionary Utopia. A Gnostic Reading // Wiener Slawistischer Almanach, 2000. Bd. 46. - S. 17-43.

407. James W. The Varieties of Religious Experience. A Study in Human Nature. The Gifford Lectures on Natural Religion Delivered at Edinburgh in 1901— 1902. New York: The Modern Library, 1929. 526 p.

408. Jaspers K. Die geistige Situation der Zeit. 6. Abdr. d. 5. Aufl. Berlin: de Gryter: 1965.

409. Jauss H.-R. Zum Problem des dialogischen Verstehens // Dialogizität. Symposium, Fachbereich Literaturwiss. d. Univ. Konstanz, 8. 11.7.1980. / Hg. von R. Lachmann. München: Fink, 1982. - S. 11-24.

410. Jünger E. Über den Schmerz // Werke. Bd 5. Essays I. Betrachtungen zur Zeit. Stuttgart: Klett, 1960. S. 151-198.

411. Jünger E. Der Arbeiter. Herrschaft und Gestalt. Stuttgart: Klett-Cotta, 1982. -322 S.

412. Kabanov A. Ol'ga Michajlovna Freidenberg (1890-1955). Eine sowjetische Wissenschaftlerin zwischen Kanon und Freiheit. Wiesbaden: Harrassowitz, 2002.-417 S.

413. Kandinsky W. Über das Theater / Hg. von J. Boissel. Köln: Dumont, 1998. -339 S.

414. Kant I. Anthropologie in pragmatischer Hinsicht. Hamburg: Meiner, 2000.-328 S.

415. Kant I. Versuch den Begriff der negativen Größen in die Weltweisheit einzuführen // Werke in zwölf Bänden. Bd. 2. Frankfurt a. M., 1977.

416. Kerenyi K. Die antike Religion. Düsseldorf; Köln: Diederichs, 1952. -261 S.

417. Kierkegaard S. Über den Begriff der Ironie. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 1976.-364 S.

418. Keynes J. M. The General Theory of Employment, Interest and Money. London: Macmillan, 1936.-403 p.

419. Klages L. Geist als exzentrischen Ort der Seele // Vom Wesen des Bewusstseins. Aus einer lebenswissenschaftlichen Vorlesung. Leipzig: Barth, 1921. -94 S.

420. Kleist H. v. Sämtliche Werke und Briefe. Bd. 3. Erzählungen, Anekdoten, Gedichte, Schriften. Frankfurt a.M.: Dt. Klassiker-Verl., 1990.

421. Korta T. Geschichte als Projekt und Projektion. Walter Benjamin und Siegfried Kracauer zur Krise des modernen Denkens. Frankfurt am Main; Berlin; Bern; Bruxelles; New York; Oxford; Wien: Lang, 2001 198 S.

422. Koselleck R. Vergangene Zukunft. Zur Semantik geschichtlicher Zeiten. Frankfurt a. M.: Suhrkamp, 1989. 389 S.

423. Krakauer S. Die Angestellten. Aus dem neuesten Deutschland. Frankfurt a.M.: Frankfurter Societät-Druckerei G.M.B.H., 1930. 149 S.

424. Krakauer S. Ornament der Masse. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 1963. 331 S.

425. Krakauer S. Theorie des Films. Die Erretung der äußeren Wirklichkeit (1960). Frankfurt a. M.: Suhrkamp, 1985. 454 S.

426. Kramme R. Helmuth Plessner und Carl Schmitt: eine historische Fallstudie zum Verhältnis von Anthropologie und Politik in der deutschen Philosophie der zwanziger Jahre. Berlin: Duncker u. Humblot, 1989 240 S.

427. Krüger H.-P. Das Spiel zwischen Leibsein und Körperhaben. Helmuth Plessners Philosophische Anthropologie // Deutsche Zeitschrift für Philosophie, 2000. Bd. 48. - 2. - S. 289-317.

428. Kuhlmann A. Souverän im Ausdruck. Helmuth Plessner und die «Neue Anthropologie» // Merkur. 1991. - H. 8. August. - S. 691-702.

429. Kunnas T. Nietzsches Lachen. Eine Studie über das Komische in Nietzsches Werken. München: Flade, 1982. 166 S.

430. Küenzlen G. Der Neue Mensch. Eine Untersuchung zur säkularen Religionsgeschichte der Moderne. München: Fink, 1994. 292 S.

431. Kyrk H. A Theory of consumption. London, 1923.

432. Lachmann R. Bachtin und das Konzept der Karneval skultur // Bachtin M. Rabelais und seine Welt: Volkskultur als Gegenkultur. Übers, von G. Leupold. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 1987. S. 7-48.

433. Lachmann R. Die karnevaleske Schreibweise: Dostojevskijs Gegenfeste // Gedächtnis und Literatur. Intertextualität in der russischen Moderne. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 1990. S. 254-279.

434. Lachmann R. Erzählte Phantastik. Zu Phantasiegeschichte und Semantik phantastischer Texte. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 2002. 501 S.

435. Lacoue-Labarthe Ph. Die Fiktion des Politischen: Heidegger, die Kunst und die Politik / Aus dem Franz. von Th. Schestag. Stuttgart: Ed. Patricia Schwarz, 1990. -229 S.

436. Landmann M. Fundamental-Anthropologie. Bonn: Bouvier, 1979. 307 S.

437. Landmann M. Philosophische Anthropologie: menschliche Selbstdeutung in der Geschichte und Gegenwart. Berlin: de Gruyter, 1976. 225 S.

438. Laure. Écrits, fragments, lettres / Texte établi par J. Peignot et le collectif Change. Paris: Société nouvelle des Éditions Pauvert, 1979. 317 p.

439. Хан-Магомедов С. Архитектура советского авангарда. В 2-х кн. Кн.

440. Проблемы формообразования. Мастера и течения. М.: Стройиздат, 1996. -708 с.

441. Хармс Д. Полет в небеса. Л.: Советский писатель, 1988. — 560 с.

442. Хармс Д. Горло бредит бритвою. Случаи, рассказы, дневниковые записи.-М.: Глагол, 1991.-239 с.

443. Хармс Д. Меня называют капуцином: Некоторые произведения Даниила Ивановича Хармса. М.: Каравенто, Пикмент, 1993. 352 с.

444. Хармс Д. О явлениях и существованиях. СПб.: Азбука, 2000. - 380 с.

445. Хармс Д. Полное собр. соч.: В 5 т. СПб., 1997-2002.

446. Хейзинга И. Homo ludens. В тени завтрашнего дня / перевод с нидерландского. — М.: ООО «Издательство ACT», 2004. 539 с.

447. Хлебников Велимир. Творения. М.: Советский писатель, 1986. - 736 с.

448. Хмельницкий Д.С. Архитектура Сталина. Психология и стиль. М.: Прогресс-Традиция, 2007. - 560 с.

449. Ходасевич В. Распад атома // Собр. соч.: В 4 т. Т. 2. - М., 1996.

450. Хэнсген С. «AUDIO-VISION». О теории и практике раннего советского звукового кино на грани 1930-х гг. // Советская власть и медиа / Под ред. X. Гюнтера и С. Хэнсген. СПб.: Академический проект, 2006. - 622 с. - С. 350364.

451. Циолковский К. Монизм Вселенной // Русский космизм: Антология философской мысли. Сост. С.Г. Семеновой, А.Г. Гачевой. М.: Педагогика-Пресс, 1993.-368 с.

452. Чечулин А. В. Негативная антропология. СПб: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 1999. - 159 с.

453. Шефтсбери. Письмо об энтузиазме Милорду******// Шефтсбери. Эстетические опыты / Сост., пер., коммент. Ал. В. Михайлова. М.: Искусство, 1975. - 543 с.

454. Шиллер Ф. Письма об эстетическом воспитании // Собр. соч.: В 7 т.-Т. 6.-М., 1955.

455. Le Goff J. Das Lachen im Mittelalter. Aus dem Franz. von J. Grube. Stuttgart: Klett-Cotta, 2004. 128 S.

456. Leiris M. Miroir de la tauromachie précédé de tauromachies. Paris.: Fata Morgana, 1981.-72 p.

457. Lethen H. Verhaltens lehren der Kälte. Lebensversuche zwischen den Kriegen. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 1994. 300 S.

458. Liessmann K.-P. Günther Anders. Philosophieren im Zeitalter der technologischen Revolutionen. München: Beck, 2002. -208 S.

459. Lorenz K. Einfuhrung in die philosophische Anthropologie. Darmstadt: Wiss. Buchges. 1990. 153 S.

460. Lossky V. Théologie négative et connaissance de dieu chez maitre Eckhart. Paris: Vrin, 1960.-450 p.

461. Löwith K. Weltgeschichte und Heilsgeschehen: die theologischen Voraussetzungen der Geschichtsphilosophie. Stuttgart: Kohlhammer, 1953.-231 S.

462. Ludendorff M. Triumph der Unsterblichkeitswillen. München: Ludendorff Verlag G.m.b.h., 1933. 422 S.

463. Lukâcs G. Aristokratische und demokratische Weltanschauung // Schriften zur Ideologie und Politik. Darmstadt: Luchterhand, 1973. S. 404^133.

464. Lukâcs G. Die Theorie des Romans: ein geschichtsphilosophischer Versuch über die Formen der großen Epik. 4. Aufl. d. Textes d. 1. Aufl. 1920. Darmstadt u.a.: Luchterhand, 1977. - 146 S.

465. Luxemburg R. Zur russischen Revolution. (1918/1922) // http://www.marxists.org/deutsch/archiv/luxemburg/1918/russrev/index.htm.

466. Lyotard J.-F. Randbemerkungen zu den Erzählungen // Postmoderne und Dekonstruktion. Texte französischer Philosophen der Gegenwart / Hg. von P. Engelmann. Stuttgart: Reclam, 1990. S. 49-54.

467. Makropoulos M. Modernität als ontologischer Ausnahmezustand: Walter Benjamins Theorie der Moderne. München: Fink, 1989. 165 S.

468. Marcuse H. One-Dimensional Man. Studies in the Ideology of Advanced Industrial Society. Boston: Beacon, 1964. -260 p.

469. Marquard O. Zur Geschichte des philosophischen Begriffs „Anthropologie" seit dem Ende des achtzehnten Jahrhunderts // Schwiereigkeiten mit der Geschichtsphilosophie. Aufsätze. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 1982. S. 122-144.

470. Marquard O. Individuum und Gewaltenteilung: philosophische Studien. Stuttgart: Reclam, 2004. 172 S.

471. Marx K. Zur Kritik der Hegeischen Rechtsphilosophie. Einleitung // Marx K., Engels F. Werke (MEW). Bd. I. Berlin (DDR), 1972.

472. Mattheus B. Georges Bataille: eine Thanatographie. Bd. 1. München: Matthes & Seitz, 1984.-463 S.

473. Mead G.H. Mind, Self and Society from the Standpoint of a Social Behaviorist. Chicago: Univ. of Chicago Press, 1934.

474. Mehring R. Pathetisches Denken. Carl Schmitts Denkweg am Leitfaden Hegels: Katholische Grundstellung und antimarxistische Hegelstrategie. Berlin: Duncker &. Humblot, 1989. 250 S.

475. Meister Eckhart. Das Buch der göttlichen Tröstung / Übers, von J. Quint. Frankfurt a.M.: Im Insel Verlag, 1961. 69 S.

476. Meister Eckhart. Werke I, II / Hg. von N. Largier. Frankfurt a. M., 1993.

477. Merleau-Ponty M. Phénoménologie de la perception. Paris: Gallimard, 1945.-531 p.

478. Mertens M. Bunuel, Bachtin und der karnevaleske Film. Weimar: VDG, 1999.-268 S.

479. Metz C. Aural Objects // Film Sound: Theory and Practice. New York: Columbia Univ. Pr., 1985.

480. Mihailovic A. Corporeal words: Mikhail Bakhtin's theology of discourse. Evanston, 111.: Northwestern Univ. Press., 1997. 291 p.

481. Müller C. Vom Stummfilm zum Tonfilm. München: Fink, 2003. 418 S.

482. Müller W. Die Aufklärung. München: Oldenbourg, 2002. 146 S.

483. Naiman E. Sex in public: the incarnation of early Soviet ideology. Princeton: Princeton Univ. Press, 1997. 307 p.

484. Nielsen G. Looking Back on the Subject: Mead and Bakhtin on Reflexivity and the Political // Materialising Bakhtin. The Bakhtin Circle and Social Theorie / Ed. by C. Brandist, G. Tihanov. Basingstoke u.a.: Palgrave, 2000. P. 142-163.

485. Nietzsche F. Werke in zwei Bänden. Bd. I. Darmstadt: Wiss. Buchgesellschaft, 1973. 809 S.

486. Nikolaus von Cues. Von Gottes Sehen. Aus dem Lat. von E. Bohnenstaedt. Leipzig: Meiner, 1944. 239 S.

487. Nye A. Philosophia. The thought of Rosa Luxemburg, Simone Weil, and Hannah Arendt. New York; London: Routledge, 1994. 280 p.

488. Orth E.W. Philosophische Anthropologie als Erste Philosophie. Ein Vergleich zwischen Ernst Cassirer und Helmuth Plessner// Dilthey-Jahrbuch für Philosophie und Geschichte der Geisteswissenschaften.- 1990/91- № 7.- S. 250-274.

489. Otto A. Der Skandal in Dostoevkijs Poetik. Am Beispiel des Romans «Die Dämonen», Frankfurt a.M. u.a.: Lang, 2000. 342 S.

490. Otto R. Das Heilige: über das Irrationale in der Idee des Göttlichen und sein Verhältnis zum Rationalen. München: Beck, 1936. 229 S.

491. Petersen J. Die Geschichte des Totalitarismusbegriffs in Italien // Totalitarismus und politische Religionen. Konzepte des Diktaturvergleichs. Bd. 1 / Hg. von H. Maier H. Padeborn, München, Wien, Zürich: Schöningh, 1996. S. 15-35.

492. Petrement S. La vie de Simone Weil / Vol. I. Paris: Fayard, 1973. 446 p.

493. Pitkin W. The Consumer. New York, 1932.

494. Plessner H. Untersuchungen über die Physiologie der Seesterne. I. Mitteilung: Der Lichtsinn. Mit 7 Abb. im Text // Zoologische Jahrbücher (Abt. für allgemeine Zoologie und Physiologie der Tiere). -1913.-№33.-S. 361-386.

495. Pleßner H. Die Stufen des Organischen und der Mensch. Einleitung in die philosophische Anthropologie. Berlin und Leipzig: de Gruyter, 1928. 346 S.

496. Plessner H. Die verspätete Nation. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 1982. 310 S.

497. Plessner H. Ausdruck und menschliche Natur // Gesammelte Schriften. Bd. VIL Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 2003. 495 S.

498. Plessner H. Grenzen der Gemeinschaft. Eine Kritik des sozialen Radikalismus (1924) // Gesammelte Schriften. Bd. V. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 2003. S. 7-135. (Plessner, 2003a)

499. Plessner H. Die Deutung des mimischen Ausdrucks. Ein Beitrag zur Lehre vom Bewusstsein des anderen Ichs (1925) // Gesammelte Schriften. Bd. VIL Frankfurt a.M., 2003. S. 67-131. (Plessner, 2003b)

500. Plessner H. Lachen und Weinen. Eine Untersuchung der Grenzen menschlichen Verhaltens (1941) // Gesammelte Schriften. Bd. VII. Frankfurt a.M., 2003. (Plessner, 2003c)

501. Plessner H. Macht und menschliche Natur // Gesammelte Schriften. Bd. V. Frankfurt a.M., 2003. S. 135-234. (Plessner, 2003d)

502. Plessner H. Zur Anthropologie des Schauspielers (1948) // Gesammelte Schriften. Bd. VII. Frankfurt a.M., 2003. S. 399^19. (Plessner, 2003e)

503. Portmann A. Zoologie und das neue Bild des Menschen. Biologische Fragmente zu einer Lehre vom Menschen. Reinbek b. Hamburg: Rowohlt, 1956. — 144 S.

504. Przyvara E. Edith Stein und Simone Weil Zwei philosophische GrundMotive // Edith Stein - ein grosse Glaubenszeugin / Hg. von W. Herbstrith. Mainz: Matthias-Grünewald Verl., 1993. - S. 231-254.

505. Pudowkin W. Filmregie und Filmmanuskript. Berlin, 1928.

506. Rathenau W. Zur Kritik der Zeit. Berlin: S. Fischer, 1912. 260 S.

507. Rehberg K.-S. Verwandte Antipoden. Helmuth Plessner und Arnold Gehlen eine Portraitskizze // Was ist der Mensch? Menschenbilder im Wandel / Hg. von H. Pfusterschmid-Hardenstein. Wien, 1994. - S. 122-138.

508. Reich H. Der Mimus. Berlin: Weidmann, 1903. 900 S.

509. Richman M. Sacred Revolutions. Dürkheim and the Collège de Sociologie. Minneapolis: University of Minnesota Press, 2002. 248 p.

510. Rickman H.P. Is Philosophic Anthropology Possible? // Metaphilosophy. -January 1985.-Vol. 16.-No. 1.-P. 29-46.

511. Rifkin J. The End of Work: The Decline of the Global Labour Force and the Dawn of the Post-Market Era. New York: Putnam, 1995. 350 p.

512. Ritter J. Über den Sinn und die Grenze der Lehre vom Menschen // Subjektivität. Sechs Aufsätze. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 1974. S. 36-61.

513. Roberts G. The Last Soviet Avant-Garde: OBERIU Fact, Fiction, Metafïction. Cambridge: Cambridge University Press, 1997. - 274 p.

514. Röcke W., Velten H. R. Lachgemeinschaften. Kulturelle Inszenierungen und soziale Wirkungen von Gelächter im Mittelalter und in der Frühen Neuzeit / Hg. von W. Röcke und H. R. Velten. Berlin: de Gruyter, 2005. 392 S.

515. Roud R. SLON // Sight and Sound. 1973. - V. 42. - № 2. - Spring. - P. 82-83.

516. Roudinesco E. Jacques Lacan: Bericht über ein Leben, Geschichte eines Denksystems / Aus dem Französischen von H.-D. Gondek. Frankfurt a. M.: Fischer Taschenbuch Verlag, 1999. 829 S.

517. Rügemer W. Philosophische Antheopologie und Epochenkrise. Studie über den Zusammenhang von allgemeiner Krise des Kapitalismus und anthropologischer Grundlegung der Philosophie am Beispiel Arnold Gehlens. Köln: Pahl-Rugenstein, 1979.-221 S.

518. Rullmann M. Philosophinnen. Von der Antike bis zur Aufklärung. Zürich: Ed. Ebersbach im eFeF-Verl., 1993.

519. Rüssel B. Mystik und Logik. Philosophische Essays. Aus dem Englischen von E. Heinzel. Wien, 1952.

520. Safranski R. Ein Meister aus Deutschland: Heidegger und seine Zeit. München: Hanser, 1994. 573 S.

521. Sartre J.-P. Un noveau mystique // Sarte J.-P. Situations 1. Paris: Gallimard, 1947.-P. 143-189.

522. Scarry E. The body in pain: the making and unmaking of the world. New York: Oxford Univ. Pr., 1985. 385 p.

523. Schahadat Sch. Das Leben zur Kunst machen. Lebenskunst in Russland vom 16. bis zum 20. Jahrhundert. München: Fink, 2004. 492 S.

524. Schahadat Sch. Extremer Alltag. Russische Kriegstagebücher im 20. Jahrhundert (Gippius, Bunin, Ginzburg, Lichacev) // Plurale. Zeitschrift für Denkversionen. 2008. - Heft 7. Alltag. - S. 181-212.

525. Scheler M. Wesen und Formen der Sympathie. Der "Phänomenologie der Sympathiegefuhle" 3. Aufl. Bonn: Cohen, 1926.

526. Scheler M. Die Stellung des Menschen im Kosmos. Darmstadt: Otto Reichl Verlag, 1928.- 114 S.

527. Scheler M. Schriften zur Anthropologie. Stuttgart: Reclam, 1994.-315 S.

528. Schlegel F. Literarische Notizen. Frankfurt a.M.: Ullstein, 1980. 352 S.

529. Schlegel F. Schriften und Fragmente / Hg. von E. Behler. Stuttgart: Kroener, 1956.-396 S.

530. Schmitt C. Der Begriff des Politischen. Berlin: Duncker & Humblot, 1996. 124 S.

531. Schöpf A. Die Verkürzungen der Frage nach den Menschen. Zur Anthropologiekritik der Gegenwart // Salzburger Jahrbuch für Philosophie. -1978/79.-XXIII/XXIV.

532. Schüßler K. Helmuth Plessner. Eine intellektuelle Biographie. Berlin; Wien: Philo, 2000. 298 S.

533. Schütte U. Die Poetik des Extremen. Ausschreitungen einer Sprache des Radikalen. Göttingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 2006. 449 S.

534. Seifrid Th. Andrei Platonov. Uncertainties of Spirit. Cambridge: Cambridge University Press, 1992. — 273 p.

535. Seitz J.S. Hannah Arendts Kritik der politisch-philosophischen Tradition. München: Utz, 2002. 389 S.

536. Simmel G. Zur Philosophie des Schauspielers // Aufsätze und Abhandlungen. 1901-1908. Bd. II (Gesamtausgabe. Bd. 8). Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 1993. S. 424^132.

537. Sloterdijk P. Kritik der zynischen Vernunft. Bd. 1,2. Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 1983.

538. Sonnemann U. Negative Anthropologie. Versuch einer Sabotage des Schicksals. Reinbek bei Hamburg: Rowohlt, 1969. 379 S.

539. Spengler O. Der Untergang des Abendlandes. Bd. 1. Gestalt und Wirklichkeit. München: Beck, 1920. 615 S.

540. Stahlhut M. Schauspieler ihrer selbst. Das Performative, Sartre, Plessner. Wien: Passagen Verlag, 2005. 168 S.

541. Stein E. Kreuzeswissenschaft. Studie über Joannes a Cruce // Edith Steins Werke. Bd. 1. Louvain: Nauwelaerts, 1954. 300 S.

542. Stein E. Briefe an Roman Ingarden: 1917 1938. Louvain: Nauwelaerts, 1991.-247 S.

543. Stein E. Der Aufbau der menschlichen Person. Louvain: Nauwelaerts, 1994.-200 S.

544. Stein E. Was ist der Mensch? Eine theologische Anthropologie. In: Edith Steins Werke. Bd. XVII. Louvain: Nauwelaerts, 1994.-223 S.

545. Stern G. Une interprétation de l'a posteriori // Recherches Philosophiques. 1934-1935. - IV. - P. 65-80.

546. Stern G. Pathologie de la liberté // Recherches Philosophiques. 1936-1937.-VI.-P. 22-54.

547. Stites R. Revolutionary Dreams. Utopian Vision and Experimental Life in the Russian Revolution. New York; Oxford: Oxford University Press, 1989. 307 p.

548. Stites R. The Women's Liberation Movement in Russia: Feminism, Nihilism, and Bolshevism 1860-1930. Princeton: Princeton University Press, 1991.

549. Surya M. George Bataille: An Intellectual Biography / Translated from French by K. Fijalkowski and M. Richardson. London: Verso, 2002. 588 p.

550. Taylor R. Alexander Medvedkin: The Train Has Stopped. // Sight and Sound. 1989.-V. 58.-№3.-Summer.-P. 151.

551. Tihanov G. The Master and the Slave. Lukács, Bakhtin, and the Ideas of Their Time. Oxford: Clarendon Press, 2000. — 327 p.

552. Thies Ch. Die Krise des Individuums: zur Kritik der Moderne bei Adorno und Gehlen. Reinbek bei Hamburg: Rowohlt, 1997 317 S.

553. Todorov Tz. Mikhail Bakhtine: Le principe dialogique. Paris: Éd. du Seuil, 1981.-315p.

554. Tönnies F. Gemeinschaft und Gesellschaft. Abhandlung des Communismus und des Socialismus als empiririscher Kulturformen. Leipzig: Fues, 1887. 294 S.

555. Tönnies F. Rezension von Grenzen der Gemeinschaft // Plessners «Grenzen der Gemeinschaft» / Hg. von W. Eßbach, J. Fischer, H. Lethen. Frankfurt a. M., 2002. S. 353-356.

556. Tschizevskij D. Skovoroda. Dichter, Denker, Mystiker. München: Fink, 1974. -233 S.

557. Turits M. Mimicry and movement: fascism, politics and culture in Italy and Germany, 1909-1945. Ann Arbor, 2003. 303 p.

558. Turner V. From Ritual to Theatre: The Human Seriousness of Play. New York: Performing Arts Journal Publ., 1982. 127 P.

559. Vaihinger H. Die Philosophie des Als Ob. System der theoretischen, praktischen und religiösen Fiktionen der Menschheit auf Grund eines idealistischen Positivismus. Mit einem Anhang über Kant und Nietzsche. Aalen: Scientia, 1986. 804 S.

560. Die Vorsokratiker I. Auswahl der Fragmente, Übersetzung und Erläuterungen von Jaap Mansfeld. Stuttgart, 1983.

561. Wagner R. Kunst und Revolution. In: Wagner R. Dichtungen und Schriften. Bd. 5. Frühe Prosa und Revolutionstraktate. Frankfurt a.M.: Insel Verlag, 1983.-310 S.

562. Wagner-Egelhaaf M. Mystik der Moderne. Die visionäre Ästhetik der deutschen Literatur im 20. Jahrhundert. Stuttgart: Metzler, 1989. 335 S.

563. Warnock M. Women Philosophers. London: Dent; 1996. 301 p.

564. Weil S. Das Unglück und die Gottesliebe. Mit e. Einf. von T. S. Eliot. Aus dem Franz. von F. Kemp. München: Kösel-Verl., 1953. -253 S.

565. Weil S. Formative writings: 1929-1941. Ed. and transi, by D. Tuck McFarland. Amherst: Univ. of Mass. Pr., 1987. 289 p.

566. Weil S. Oeuvres complètes. Vol. 2. L'expérience ouvrière et l'adieu à la révolution: Juillet 1934 Juin 1937. Paris: Gallimard, 1991.-643 p.

567. Weil S. Oeuvres complètes. T. 6. Cahiers; 1. Paris: Gallimard, 1994. 570 p.

568. Weil S. Oeuvres complètes. T. 6. Cahiers; 2. (Septembre 1941 février 1942). Paris: Gallimard, 1997. - 721 p.

569. Weil S. Oeuvres. Éd. établie sous la dir. de Florence de Lussy. Paris: Gallimard, 1999,- 1275 P.

570. Weil S. Fabriktagebuch und andere Schriften zum Industriesystem. Aus d. Franz. u. mit e. Einl. vers, von H. Abosch. Frankfurt a.M.: Suhrkamp,1978.

571. Weingrad M. The College of Sociology and the Institute of Social Research // New German Critique. Fall 2001. - № 84. - P. 129—161.

572. Weiss A. Aesthetics of Excess. Albany: State University of New York Press, 1989.-211 p.

573. Wesley J. Sermons on several occasions. London: Epworth Press, 1964.

574. Wicki-Vogt M. Simone Weil, Eine Logik des Absurden. Bern; Stuttgart: Haupt, 1983.-258 S.

575. Wimmer R. Vier jüdische Philosophinnen. Rosa Luxemburg, Simone Weil, Edith Stein, Hannah Arendt. Tübingen: Attempto-Verl., 1990. 308 S.

576. Withers C.W.J. Placing the Enlightment: thinking geographically about the age of reason. Chicago: The Univ. of Chicago Press, 2007.1. Список иллюстраций:

577. Илл. 1. Хидекель Л. Город на опорах. Перспектива. 1925-1928.

578. Илл. 2. Крутиков Г. Летающий город. Общий вид. 1928.

579. Илл. 3. Крутиков Г. Кабина как универсальное средство передвижения в «Летающем городе». Общий вид. 1928.

580. Илл. 4. Йозефович И. Летающий Дом Конгрессов. 1929.

581. Илл. 5. Калмыков В. Город-кольцо «Сатурний». 1929.

582. Илл. 6. Проект Дворца Советов. Вариант 1934 г. / Архитекторы Иофан Б. М., Гельфрейх В. Г., Щуко В. А. и др.

583. Илл. 7. «План Аменхотепа» (рисунок Д. И. Хармса к поэме «Лапа»),

584. Илл. 8. Обложка журнала «Ацефал» (художник А. Массон).

585. Илл. 9. Бригада кинопоезда А. И. Медведкина.

586. Илл. 10. Кадр из фильма А. И. Медведкина «Чудесница»: колхозная «тавромахия».

587. Илл. 11. Гравюра Франсиско де Гойи из цикла «Тавромахия».

588. Илл. 12. Кадр из фильма А. И. Медведкина «Чудесница»: вынос из хлева чудесно рожденного теленка.

589. Илл. 13. Кадр из фильма А. И. Медведкина «Чудесница»: «чудесная» проволока 1.

590. Илл. 14. Кадр из фильма А. И. Медведкина «Чудесница»: «чудесная» проволока 2.

591. Илл. 15. Плакат к советской выставке 1929 г. в Цюрихе (художник Эль Ли-сицкий).

592. Илл. 16. Кадр из фильма Дзиги Вертова «Энтузиазм»: секретарь партийной ячейки на Луганщине.

593. Илл. 17. Кадр из фильма Дзиги Вертова «Энтузиазм»: ударница шахты № 9 Снежнянского района на Луганщине.

594. Илл. 18. Кадр из фильма Дзиги Вертова «Энтузиазм»: «богоподобный» шахтер.

595. Илл. 19. Кадр из фильма Дзиги Вертова «Одиннадцатый»: изображение «звонящего» колокола.

596. Илл. 20. Кадр из фильма Дзиги Вертова «Одиннадцатый»: изображение «гудящего» рупора.

597. Илл. 21. Кадр из фильма Дзиги Вертова «Одиннадцатый»: изображение взрыва.

598. Илл. 22. Кадр из фильма Дзиги Вертова «Одиннадцатый»: рабочий-титан.

599. Илл. 23. Кадр из фильма Дзиги Вертова «Одиннадцатый»: человеческая голова на фоне неба.

600. Илл. 24. Кадр из фильма Дзиги Вертова «Одиннадцатый»: пограничный пост на фоне неба.

601. Илл. 25. Кадр из фильма С. М. Эйзенштейна «Генеральная линия»: экстаз крестьянки в ожидании дождя.

602. Илл. 26. Кадр из фильма С. М. Эйзенштейна «Генеральная линия»: «религиозное» разочарование крестьянки.

603. Илл. 27. Кадр из фильма С. М. Эйзенштейна «Генеральная линия»: тревожное ожидание Марфы Лапкиной.

604. Илл. 28. Кадр из фильма С. М. Эйзенштейна «Генеральная линия»: экстатическое ликование Марфы Лапкиной.

605. Илл. 29. Кадр из фильма С. М. Эйзенштейна «Генеральная линия»: сепаратор, возгорающийся «внутренним светом».

606. Илл. 30. Кадр из фильма С. М. Эйзенштейна «Иван Грозный»: золотой дождь.

607. Илл. 31. Кадр из фильма С. М. Эйзенштейна «Иван Грозный»: воины кидают медные деньги на блюдо.

608. Илл. 32. Кадр из фильма С. М. Эйзенштейна «Иван Грозный»: восхищение Анастасии.

609. Илл. 33. Кадр из фильма С. М. Эйзенштейна «Иван Грозный»: восхищение Курбского.

610. Илл. 34. Кадр из фильма С. М. Эйзенштейна «Иван Грозный»: восхищение Колычева.

611. Илл. 35. Кадр из фильма С. М. Эйзенштейна «Иван Грозный»: икона богоматери с младенцем.

612. Илл. 36. Кадр из фильма С. М. Эйзенштейна «Иван Грозный»: больная Анастасия.

613. Илл. 37. Кадр из фильма С. М. Эйзенштейна «Иван Грозный»: Анастасия в гробу.

614. Илл. 38. Кадр из фильма С. М. Эйзенштейна «Иван Грозный»: Иван выходит из шатра 1.

615. Илл. 39. Кадр из фильма С. М. Эйзенштейна «Иван Грозный»: Иван выходит из шатра 2.

616. Илл. 40. Кадр из фильма С. М. Эйзенштейна «Иван Грозный»: Иван на фоне «небесного знамения».

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 368873