Феномен бедности в социальной структуре современного российского общества тема диссертации и автореферата по ВАК 22.00.04, кандидат социологических наук Кильдюшева, Ольга Александровна

Диссертация и автореферат на тему «Феномен бедности в социальной структуре современного российского общества». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 211275
Год: 
2005
Автор научной работы: 
Кильдюшева, Ольга Александровна
Ученая cтепень: 
кандидат социологических наук
Место защиты диссертации: 
Саранск
Код cпециальности ВАК: 
22.00.04
Специальность: 
Социальная структура, социальные институты и процессы
Количество cтраниц: 
167

Оглавление диссертации кандидат социологических наук Кильдюшева, Ольга Александровна

ВВЕДЕНИЕ.

1. Факторы социальной стратификации и механизм их действия в новых экономических условиях.

1.1. Основные методологические подходы к проблеме стратификации.

1.2. Стратификация в постсоветской России.

2. Бедность как социально-экономическое явление.

2.1. Категория бедности в социологической теории.

2.2. Бедность в современном российском обществе и способы ее преодоления.

2.3. Формирование адаптивных стратегий поведения в новых социально-экономических условиях.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Феномен бедности в социальной структуре современного российского общества"

Актуальность темы исследования. Бедность - феномен социальной структуры любого современного общества. Она существовала и проявлялась в, той или иной степени на протяжении всей истории человечества. .

Еще П.А. Сорокин отмечал, что любая организованная группа всегда стратифицирована. «Не существовало и не существует ни одной постоянной социальной группы, которая была бы «плоской» и в которой все ее члены были бы равными. Общества без расслоения с реальным равенством их членов -миф, так никогда и не ставший реальностью за всю историю человечества. Формы и пропорции расслоения могут различаться, но суть его постоянна. Человечество должно усвоить простую истину: либо плоская пирамида всеобщего равенства и умеренной нищеты, либо преуспевающее общество с неизбежным неравенством. Третьего не дано [142, с. 307-308].

Но в условиях России бедность носит иное, отличное от других стран понимание и восприятие. Разница выражается и в отношении бедных к окружающим, и в отношении окружающих к бедным, и в степени распространенности бедности, и в уровне благосостояния всего общества.

Проследить бедность можно, начиная с момента образования Российского государства. Наиболее весомыми, исторически сложившимися предпосылками являются: закабаление крестьян крепостным правом, которое продлилось до 1861 г.; христианство (в России исповедуют в основном эту веру), которое учит быть смиренным, не противиться тому, что имеешь («На все воля Бога»), т.е. в своем роде это тоже культивирует бедность; постоянное нашествие завоевателей, в том числе монголо-татарское иго 1243 - 1480 гг., которое, как отмечают ученые, «отбросило» Россию в ее развитии на триста лет назад.

До 90-х гг. XX в. в России к числу бедных относились лица, имеющие определенные индивидуальные или семейные характеристики: преклонный возраст, плохое здоровье индивида, потеря кормильца, отсутствие супруга (у матерей-одиночек), многодетность. Некоторую роль играли территориальные различия в уровне жизни: неравенство в экономическом развитии регионов, а также города и села; низкая квалификация, хотя последняя не обязательно сопровождалась низкими доходами.

На протяжении последнего десятилетия в России происходит массовое обнищание населения, вызванное двумя факторами: 1) беспрецедентным спадом выпуска продукции и 2) столь же беспрецедентным расслоением общества. В отличие от прежних десятилетий, когда низший класс пополнялся главным образом представителями десоциализировавшихся слоев, сегодня его ряды растут за счет тех работников, которые не в состоянии найти себе адекватного места в современной структуре общественного производства. Проблема бедности затрагивает ныне слишком широкие круги общества, в том числе те, которые еще недавно были представлены квалифицированными рабочими и частью среднего класса.

В условиях переходной экономики доход стал одним из важнейших дифференцирующих факторов социальной стратификации российского общества. В стране сложилась ситуация, когда различие в доходах растет, и соответственно, увеличивается социальное неравенство. Все резче отделяются верхние страты от массовых слоев, происходит поляризация общественных структур -деление на бедных и богатых, на мало-, средне- и сверхобеспеченные слои.

Процессы, происходящие в России, влияют на дифференциацию территорий в зависимости от уровня доходов населения, позволяют говорить о «бедных» и «богатых» регионах.

Таким образом, в современных условиях по ряду причин одной из наиболее острых проблем большинство экспертов называют падение уровня жизни населения и широкое распространение бедности. Изучение социально-экономических основ бедности - одна из приоритетных задач при решении проблемы преодоления существующего социального кризиса российского общества. Однако нельзя выделить конкретные причины бедности как явления, можно лишь предугадать столь массовое и глобальное обнищание народа.

Множество исследователей данной проблемы по-своему трактуют ее проявления, и каждый по-разному видит прямые и косвенные причины, лежащие в таком неоднородном явлении, как бедность.

Сегодня ясно, что у бедности нет единой формы. Напротив, она представлена во множестве форм, специфических для разных социальных групп. Но какую бы из них она ни принимала, бедность воспринимается как крайняя точка, неприемлемая обществом по ряду морально-этических и экономических причин. Поэтому борьба с бедностью является составной частью официальной политики социального развития во всех странах.

Согласно ст. 7 Конституции РФ «Российская Федерация - это социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека» [75]. Поэтому Президент Российской Федерации В.В. Путин задачу преодоления бедности рассматривает как стратегическую задачу ближайшего десятилетия наряду с удвоением производства валового внутреннего продукта в стране.

Одним из последних законов, решающих задачу повышения материального состояния граждан, обеспечения экономической безопасности государства, является Федеральный закон от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (с изменениями от 29 ноября, 21, 29, 30 декабря 2004 г.).

По мнению специалистов, сложившая система льгот не могла служить надежной базой для дальнейшего экономического роста, поэтому данная реформа сама по себе экономически вполне обоснована и находит поддержку в экспертном сообществе.

Степень научной разработанности проблемы. В социологии бедность -одна из широко разработанных и продолжающих разрабатываться областей научного поиска. И в Европе, и в России интерес к данной проблеме возник в середине XIX в. В Европе в период с XVIII по первую половину XIX в. он выражался в двух подходах: социал-дарвинистском и социал-уравнительном. Представители первого (А. Смит, Т. Мальтус, Д. Рикардо, Ф. Гиддингс) полагали, что бедность - неизбежное следствие индустриального развития, и рассматривали ее через призму теории Ч. Дарвина о выживании сильнейших [155]. Представители другого направления, эгалитаристского (уравнительного) - Э. Реклю, К. Маркс, Ф. Энгельс — в неравенстве и бедности видели ненормальное положение дел, с которым необходимо бороться и проповедовали всеобщую уравнительность как принцип организации общественной жизни [29, 91, 92, 114].

Концепция абсолютной бедности была разработана во второй половине XIX в. Ч. Бутом и С. Раунтри, Ф. Ле Пле. За точку отсчета они брали возможность индивида удовлетворить свои основные потребности в еде, одежде и жилище [40, 180].

Основоположником концепции относительной бедности является П. Та-унсенд [170]. Он рассматривает бедность как относительную категорию и причисляет к бедным те семьи, чьи доходы существенно отстают от среднего достигнутого в обществе стандарта благосостояния и не позволяют достичь уровня и образа жизни, распространенных в обществе, в котором они живут.

С середины XX в. в трудах английских ученых Дж. Мака и С. Ленсли, а также группы экономистов и статистиков Лейденского университета в Нидерландах активно исследуется субъективный подход к определению и измерению бедности. Согласно данному подходу, исследование оценки явления самим населением способствует созданию более полной картины, обнаружению дополнительных граней этого явления [6].

В 50-х гг. XX в. американским социологом О. Льюисом была разработана концепция культуры бедности. Исследовав образ жизни бедных семей, он пришел к выводу, что низшие слои населения в условиях постоянной нужды вырабатывают собственные установки, ценности и устойчивые модели поведения, которые социально наследуются и способствуют постоянству бедности [114, 178].

Теоретико-методологические предпосылки комплексного изучения бедности через призму стратификации были сформулированы в работах К. Маркса, Ф. Энгельса [91, 92]. В марксистской концепции классов ключевую роль играют отношения, складывающиеся между людьми в процессе производства и обладающие двойной характеристикой: отношения эксплуатации, наличие антагонизма между угнетенными и угнетающими и стремление к поляризации на два основных социальных блока. В соответствии с данными социо-экономическими критериями Маркс выделяет три больших класса: наемные рабочие, капиталисты и земельные собственники [91, 92].

Классовая концепция М. Вебера вполне может быть рассмотрена как продолжающая логику анализа К. Маркса, но на другом уровне обобщения, в котором существенную роль играют уже индивидуальные различия. Вебер предложил несколько иные линии классового раздела: экономическое положение, престиж, власть [22, 23]. Иной подход к структуре общества был разработан П.А. Сорокиным. Он выделил более гибкую единицу анализа общественной структуры - страту [142, 143]. В 1950-60-е гг. были сформулированы основные положения функционалисте кой концепции социальной стратификации в трудах Т. Парсонса, К. Девиса, У. Мура, К. Шрега и др. [65, 114].

В России проблема бедности стала активно обсуждаться, начиная с 1990-х гг. В частности, в работах Н.В. Черниной [170], М.К. Можиной [95], И.А. Голо-сенко [38, 39], B.C. Тапилиной [156], B.C. Сычевой [154, 155] изучаются факторы, детерминирующие возникновение бедности в обществе. Е.З. Майминас [90], Н.М. Римашевская [126, 127], Ю.В. Завьялов [52], В.М. Воронков и Э.А. Фомин

25], дают объективные представления об уровне и качестве жизни бедных слоев населения, а также об их социальном самочувствии. Н.М. Римашевская [126, 127], Т.Ю. Богомолова и B.C. Тапилина [19] рассматривают источники формирования экономического неравенства. Социально-демографический «портрет» бедного населения определяется в работах С.Н. Быковой и В.П. Любина [21], Н.М. Римашевской [126, 127], Н.В. Черниной [170], ЛА. Беляевой [15, 16], Л.Т. Волч-ковой и В.Н. Мининой [24], Л.А. Гордона [40, 41]. С психологической точки зрения проблема бедности рассматривается в статье О. Здравомысловой и И. Шу-рыгиной [62], в которой выявляются механизмы защиты, позволяющие людям приспособиться к бедности, анализируется культура бедности, вырабатывающаяся в условиях постоянной нужды.

Из современных исследований проблемы бедности в России выделим работы Н.Е. Тихоновой [157-163], М.Н. Руткевича [131-134], Н.В. Черниной [170], С.С. Ярошенко [178, 179], которые дают комплексные характеристики бедности, ее проявления, в том числе пытаются обосновать причины социально-экономического кризиса в России. Экономические исследования С.В. Кадомцевой [69], М. Токсанбаевой [164], а также Л. Овчаровой [101-104] дают возможность провести линию между экономикой страны и уровнем обеспеченности населения.

Проблемам социального неравенства и социальной стратификации посвящены работы российских социологов В.И. Ильина [67, 68], Г.Г. Силласте [138], Р.В. Рыбкиной [135], Т.И. Заславской [53-60], О. Крыштановской [79], А.А. Галкина [27], З.Т. Голенковой, Е.Д. Игитханян [30-37], Н.Е. Тихоновой [157—163] и др. Исследованиям проблемы бедности и стратификации социума на региональном уровне посвящены работы А.И. Сухарева [150-153] и его школы. Направление, связанное с особенностями социальной защиты бедных категорий граждан, разрабатывает Л.И. Савинов [136]. Политико-территориальные особенности развития региональных систем исследует Д.В. Доленко [49-51]. Основные направления преодоления бедности рассмотрены в работах JT.A. Ивановой [64], Г.П. Кулешовой [80, 81], Н.Н. Азисовой [42] и др.

Цель и задачи исследования.

Основная цель исследования — анализ бедности как социально-экономического явления в условиях реструктуризации российского общества и основных механизмов ее преодоления.

В соответствии с поставленной целью в работе решаются следующие задачи:

1. Анализ основных теоретических направлений исследования социаль- ' ной структуры общества.

2. Выявление основных тенденций формирования стратификационной структуры в условиях трансформации российского общества, в том числе на региональном уровне.

3. Определение факторов, влияющих на процесс формирования социальной структуры российского общества.

4. Анализ понятия «бедность» как социологической категории и рассмотрение основных концептуальных подходов к ее определению.

5. Выявление основных причин бедности в современном российском обществе (микро- и макропричины) и обоснование механизмов, направленных на ее преодоление (микро- и макромеханизмы).

6. Исследование особенностей стратегий адаптивного поведения населения в новых социально-экономических условиях (активные адаптационные стратегии: позитивно-карьерный тип, позитивно-инструментальный тип поведения; пассивные адаптационные стратегии: реакции смирения, самоизоляции и позиция «мы не бедные, мы средние»).

Объект исследования. Бедность как социально-экономическое явление в условиях реструктуризации общества.

Предмет исследования. Основные механизмы преодоления бедности в трансформирующемся социуме (на региональном уровне).

Методологическая основа исследования. В основе диссертационного исследования лежат принципы системного подхода, в соответствии с которым бедность рассматривается через призму социальной стратификации в регионе.

Методологической основой исследования послужила совокупность трудов российских и зарубежных исследователей: С. Раунтри (абсолютная концепция бедности); П. Таунсенда (относительная концепция бедности); О. Льюиса (концепция субкультуры бедности); К. Маркса, Ф. Энгельса, М. Вебера (классовая теория), П. Сорокина, Т. Парсонса, JI. Уорнера (теория структурно-функционального анализа). Кроме того, материалом для теоретических выводов послужил анализ нормативно-правовых документов по вопросам социальной политики в целом и ее отдельных направлений в частности в отношении бедных людей.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

- выявлены особенности формирования социальной структуры современного российского общества, в том числе на региональном уровне;

- выделена типология факторов социальной стратификации применительно к российскому обществу;

- проанализированы главные причины бедности в современном российском обществе (микро- и макропричины) и установлены основные механизмы ее преодоления (микро- и макромеханизмы);

- обоснована концепция определения границ бедности посредством применения комплексной методики, включающей теории абсолютной, относительной и субъективной бедности;

- определены основные направления государственной социальной поддержки малообеспеченных слоев населения;

- выявлены стратегии адаптивного поведения населения в современных социально-экономических условиях (активные адаптационные стратегии: позитивно-карьерный тип, позитивно-инструментальный тип поведения; пассивные адаптационные стратегии: реакции смирения, самоизоляции и позиция «мы не бедные, мы средние»).

Практическая значимость исследования определяется возможностью корректировки действующего процесса реформирования системы социальной защиты бедных органами государственного управления. Материалы данного исследования формируют целостную концепцию измерения бедности и определения механизмов социальной поддержки бедных в условиях модернизации социально-экономических основ российского общества. Разработанная методологическая схема исследования бедности через призму социальной стратификации может быть использована в качестве одного из эффективных средств регулирования, функционирования и развития регионального социума.

Положения, выносимые на защиту.

1. Трансформация российского общества не только повлекла за собой изменение социальной структуры, но и остро поставила перед традиционными общностями вопросы об осознании индивидуальной и групповой социальной идентичности, месте в социальной иерархии, уровне сплоченности, системе ценностей. Основные тенденции трансформации социальной структуры современного российского общества - это углубление социального неравенства по всем показателям (экономическим, политическим, социальным) и маргинализация значительной части населения. Но, помимо общепринятых факторов стратификации (доход, власть, образование, престиж) значительную роль играет и такой фактор, как занятость в секторах и отраслях экономики.

2. Анализ основных показателей уровня жизни в Республике Мордовия свидетельствует о том, что ее социальная структура практически идентична социальной структуре российского общества. Однако существуют и отличия в структуре экономических страт. Так, к низшему слою в регионе относятся представители государственного сектора экономики: работники сельского хозяйства, культуры и искусства, здравоохранения, физической культуры, социального обеспечения, жилищно-коммунального хозяйства, преподаватели высших учебных заведений и средних школ (около 56,63 % населения). Нижний средний слой образуют работники науки и научного обслуживания, промышленности, торговли и общественного питания, строительства, транспорта, связи и органов управления (около 37,54 %). В верхний средний слой входят работники финансов, кредита, страхования и пенсионного обеспечения. К высшему слою относится малочисленный состав, включающий руководителей предприятий, директоров и др. (в сумме они составляют примерно 5,83 %).

3. При изучении причин бедности их можно разделить на две группы по степени общности: микро- и макропричины. Первые связаны с особенностями самого индивида, а вторые - с внешними условиями (природными явлениями или спецификой общественно-политического и экономического устройства общества). Большинство индивидов возлагают ответственность за бедность в стране на структурные факторы, т.е. видят причины бедности в несовершенстве социальной организации. Возрастает фаталистическое объяснение бедности: население все больше воспринимает бедность как неизбежную, предопределенную в пределах нашей страны форму жизни. Как структурное, так и фаталистическое объяснение причин бедности «освобождает» индивида от ответственности за свою экономическую неудачу, ослабляет мотивацию, делает бессмысленными всякие усилия.

4. В России при оценке уровня бедности используется концепция абсолютной бедности, не отражающая реального масштаба изучаемого феномена. Данные официальной статистики представляются заниженными по сравнению с данными, полученными с использованием относительного и субъективного подходов. Поэтому, по нашему мнению, наиболее эффективной является комбинированная методика исследования бедности, основанная на сочетании трех ее концепций (абсолютной, относительной и субъективной).

5. Основные механизмы социальной поддержки беднейших слоев населения также можно классифицировать по степени общности - на макро- и микромеханизмы. Макромеханизмы представляют собой совокупность мер государственного характера, направленных на преодоление бедности, и могут классифицироваться как глобальные. К ним относятся: а) выработка национальной стратегии сокращения бедности (формулировка долгосрочных и первоочередных задач; определение источников финансирования программ по борьбе с бедностью; выявление групп населения с наиболее высоким риском бедности и форм социальной поддержки; формирование адекватной законодательной среды); б) содействие созданию эффективного рынка труда (разработка активных программ занятости, повышение минимального уровня оплаты труда и легализация теневых доходов); в) изменение приоритетов социальной поддержки населения; г) реформирование системы социальных услуг.

6. Микромеханизмы - это совокупность поведенческих реакций людей на состояние бедности, носящих индивидуальный характер и являющихся локальными. Среди них можно выделить активную стратегию приспособления к бедности, представляющую собой реакцию на вновь открывающиеся возможности, и положительную сторону общественного вызова. Пассивная стратегия поведения характеризуется негативной реакцией на трансформацию прежних институтов, а также связанные с ними возможностями, и направлена на сохранение положения, достигнутого человеком в прежних социально-экономических условиях.

По данным социологических исследований, в новых социально-экономических условиях активные адаптационные стратегии поведения использует только третья часть бедных (позитивно-карьерный тип, позитивно-инструментальный тип поведения). Большинство же респондентов (60,1 %) относится к отрицательно настроенной части населения. Преобладающими в психологическом плане выступают реакции смирения, самоизоляции и позиция «мы не бедные, мы средние».

Эмпирическая база исследования. В основу работы лег анализ результатов следующих социологических исследований:

1. «Резервы гармонизации социальных отношений в Мордовии» (1995, 1999, 2002 гг.; объем выборки 2-2,5 тыс. чел.). Массовые опросы осуществлялись по квотно-территориальной выборке с учетом пола, возраста, национальности.

2. «Городская семья в начале третьего тысячелетия» (2003 г.; объем выборки - 386 семей). Очное стандартизированное интервью проводилось в г. Саранске по квотно-гнездовой выборке по методу В.И. Паниотто с учетом пола, возраста, национальности опрошенных.

3. «Бедность: методики определения» (2004 г.; объем выборки - 100 чел.). Было проведено очное стандартизированное интервью с применением метода наблюдения, включающего учет возраста, образования и материального . положения респондентов.

Техническое обеспечение исследования: количественный анализ данных осуществлялся с помощью специального пакета программ SPSS 11.0 (Statistical Package for Social Sciences), являющегося международным стандартом обработки социологической информации. Графическое и текстовое представление данных осуществлено с применением программных пакетов Microsoft Excel и Microsoft Word 2002.

Апробация исследования. Результаты исследования отражены в докладах и сообщениях автора на следующих научно-практических конференциях ученых, аспирантов и соискателей: «Потребительская кооперация: опыт и проблемы управления» (Саранск, апрель 2002 г.), «Борьба с бедностью - стратегия и социальная миссия потребительской кооперации на современном этапе» (Саранск, 16 апреля 2003 г.), «Глобальность развития и его детерминанты» (Саранск, 20-22 мая 2004 г.) и в ряде публикаций.

Диссертация обсуждена на кафедре социологии ГОУВПО «Мордовский государственный университет имени Н.П. Огарева» и рекомендована к защите.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, включающих два и три параграфа соответственно, заключения, списка литературы, ^ 1 рисунка и 22 таблиц.

Заключение диссертации по теме "Социальная структура, социальные институты и процессы", Кильдюшева, Ольга Александровна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Современное российское общество не отличается стабильностью и устойчивостью. Продолжаются радикальные изменения в отношениях собственности, распределении, общественной организации труда, в тенденциях и направлениях социальной мобильности. Трансформации, наблюдаемые на российском социальном пространстве, в большей или меньшей степени обусловлены тремя группами факторов: 1) глобализацией мирового пространства, интеграцией в сфере экономики, политики, образования, с одной стороны, и де-зинтеграционными процессами - с другой; 2) переходом от одной общественной системы к другой, основанной на рыночных отношениях и демократических институтах власти; Крушение прежнего порядка и радикальная деконструкция общественных основ делают трансформацию - как выход из нестабильного состояния - неизбежной; 3) своеобразным преломлением глобальных тенденций на российском социальном пространстве. Если рассматривать трансформацию как необходимый и неизбежный процесс, то очевидным становится отсутствие теоретически и практически обоснованной политики по социальной реконструкции России, в силу чего она происходит стихийно, непоследовательно, даже иррационально. Это подтверждают и исследования социальной структуры российского общества, проведенные в последние годы: они фиксируют ее крайнюю неустойчивость, аморфность, неопределенность. Новые формы социальной дезинтеграции и дифференциации возникают на макроуровне и на уровне социально-производственных структур. Образуется новая система отношений неравенства, интеграции-дезинтеграции в социальном пространстве. Меняются соотношения форм собственности, институты власти, исчезают одни группы и слои, возникают другие, дробятся третьи, изменяются социальная роль и статус четвертых и т.д.

В исследованиях социальной структуры просматриваются два основных подхода. Один развивается в рамках теории конфликта, второй - функционального анализа. Согласно теории конфликта, существование социальной структуры обусловлено господством одних общественных групп и эксплуатацией других, а общество следует понимать как борьбу (конфликт) за дефицитные ресурсы (пищу, землю, богатство и власть). Эта теория берет начало от трудов К. Маркса, который полагал, что главной детерминантой социального неравенства является частная собственность. В результате господства частной собственности формируются две общественные группы, которые обладают несопоставимо различающимися ценностями: одни (буржуазия) - средствами производства, а другие (пролетариат) - рабочей силой. Тем самым закладывается различие их места в общем укладе хозяйства и разная власть. Неравенство рождает эксплуатацию, т.е. возможность одних групп присваивать результаты труда других.

В рамках теории конфликта и классовой борьбы социальная структура понималась как сеть устойчивых и упорядоченных связей между элементами социальной системы, обусловленных отношением классов и других социальных групп, разделением труда, характером социальных институтов.

Второй подход к исследованию социального состава общества - функциональный - основывался именно на понятии «социальная стратификация». Согласно ему социальная стратификация является функциональной необходимостью. В любом обществе, тем более развитом, нужно разделение труда, чтобы выполнять всю необходимую работу и определять место, положение каждого человека. В соответствии с родом работы, образованием, особенностями психологии люди занимают различное положение, что приводит к образованию классов. Но каждый человек благодаря своим способностям и усилиям имеет возможность перемещаться в системе социальных ролей и позиций и достигнуть желаемого положения. Все это обеспечивает устойчивое, эффективное поступательное развитие общества «без рывков» и катаклизмов.

Рассматриваемое под углом зрения функциональной концепции общество классифицируется по ряду социальнодифференцирующих признаков на группы, а последние ранжируются в соответствии со сложившейся системой ценностей: выявляются «высшие», «средние» и «низшие» позиции по шкале социального престижа. Иными словами, социальная стратификация имеет четко выраженный вертикальный характер и в отличие от классовой теории использует наряду с формальными признаками неоднородности людей субъективные оценки.

С точки зрения функционального подхода основу социальной структуры современного российского общества составляют социальные слои, группы и классы советского общества - рабочий класс, крестьянство, интеллигенция (хотя изменились их социальная роль в обществе и количественные показатели). Вместе с тем появились и параллельно формируются новые социострук-турные образования: новая буржуазия и бюрократия, предприниматели, менеджеры, свободные профессионалы, «челноки», наемные работники в частном секторе, безработные, паразитические и криминальные элементы и др.

Существует много подходов к проблемам стратификации, но не все они подходят к анализу социальной структуры российского общества. По мнению современных социологов, его специфика заключается в том, что сдвиги в социальной сфере обусловлены прежде всего тем, что Россия переживает период, когда часть населения продолжает жить в «дореформном» времени. При этом одновременно возникают массовые социальные группы, адаптированные к реформам, происходит становление качественно нового массового типа социального субъекта, соответствующего по своим профессиональным и личным качествам требованиям, предъявляемым в рыночной экономике.

Основные тенденции трансформации социальной структуры современного российского общества - это углубление социального неравенства по всем показателям (экономическим, политическим, социальным) и маргинализация значительной части населения. При этом помимо общепринятых факторов стратификации (доход, власть, образование, престиж) значительную роль играет такой фактор, как занятость в секторе и отрасли экономики.

Социальная структура Республики Мордовия практически идентична социальной структуре российского общества. К низшему слою в Республике

Мордовия относятся представители государственного сектора экономики: работники сельского хозяйства, культуры и искусства, здравоохранения, физической культуры, социального обеспечения и жилищно-коммунального хозяйства, преподаватели высших учебных заведений и средних школ (56,63 %).

Нижний средний слой образуют работники науки и научного обслуживания, промышленности, торговли и общественного питания, строительства, транспорта, связи и органов управления (37,54 %).

В верхний средний слой входят работники финансов, кредита, страхования и пенсионного обеспечения. К высшему слою относится малочисленный состав, включающий руководителей предприятий, директоров и др. (5,83 %).

Таким образом, с точки зрения теории структурно-функционального анализа, любое общество всегда стратифицировано. По мнению П.А.Сорокина, общество без расслоения с реальным равенством членов - миф. Реальна либо плоская пирамида всеобщего равенства и умеренной нищеты, либо преуспевающее общество с неизбежным неравенством. Иного не дано.

Однако в условиях России бедность носит иное, отличное от других стран понимание и восприятие. Отличие выражается и в отношении бедных к окружающим, и в отношении окружающих к бедным, и в степени распространенности бедности, и в уровне благосостояния всего общества.

В мировой практике при оценке уровня бедности используются концепции абсолютной, относительной и субъективной бедности. Каждая из них имеет как преимущества, так и недостатки. В зависимости от выбора той или иной «системы координат» исследователи по-разному оценивают причины и масштабы бедности в российском обществе и меры борьбы с этим социальным злом. Большинство исследователей признают, что выбор концепции определяется в первую очередь возможностями государства, сложившейся в нем социальной, экономической, политической ситуацией, проводимой социальной политикой.

Проблема распространенности бедности рождает на свет гораздо больше непохожих друг на друга точек зрения. До сих пор нет ясного представления и единой методики измерения масштабов бедности. Это заложено разногласиями уже по поводу определения самого понятия «бедность». Минимум благ и услуг определяется как официально — государством, так и народом - через общественное мнение, поэтому различаются и результаты исследований, основанных на официальных данных и на опросах общественного мнения. Число бедных изменяется также при использовании разных методов измерения бедности, что свидетельствует о спорности любого метода. Поэтому наиболее эффективной является комбинированная методика исследования бедности, сочетающая все три концепции бедности.

В целом множественность определений бедности свидетельствует о том, что в российском обществе нет единого, принимаемого всеми отношения к данному явлению. Отношение к бедности зависит от социальной принадлежности индивида, от его материального положения, личностных качеств, места проживания и других признаков. Кроме того, бедность воспринимается гораздо более спокойно, когда оценивается как абстрактная проблема, чем тогда, когда она касается непосредственно оценивающего человека, его семьи, близких и друзей.

Отношение к бедности с точки зрения самооценки россиян приобретает важное значение в связи с широкомасштабностью бедности в России. Застойная бедность большей части населения порождает множество тревожных тенденций, таких, как привыкание к состоянию бедности, болезни бедности, апатия и деградация общества.

Для определения бедности ученые используют различные термины, описывающие ее с какой-либо определенной стороны. Вместе с тем бедность -сложное и многогранное явление, включающее в себя не только социально-экономические, духовные, но и политические аспекты. Мы попытались вывести свое определение бедности: «Бедность - это состояние, характеризуемое недостаточностью денежных и неденежных ресурсов для обеспечения определенного стандарта жизнедеятельности, а также особый образ и стиль жизни, передающиеся из поколения в поколение нормы поведения, стереотипы восприятия и психология, которые отражают финансовые возможности государства».

За период с января по сентябрь 2004 г. в России уровень бедности достиг 20,1 %. В Республике Мордовия доля лиц, живущих за порогом бедности, в 2004 г. составила 31,7 %. Таким образом, примерно каждый третий житель республики находился за порогом абсолютной бедности. Около 7 % населения Мордовии живет в нищете, имеет денежные доходы ниже стоимости минимального набора продуктов питания. Около 25 % населения нашей республике в 2004 г. находились в состоянии «нужды».

По приблизительным подсчетам, доля «необеспеченных» в 2004 г. составила около 30 % населения РМ.

Доля населения Мордовии, имеющего среднедушевые доходы ниже величины денежного дохода в среднем на душу населения, т.е. уровень относительной бедности (в этот процент входит и доля абсолютно бедных), в 2004 г. составил около 61,87 %.

Относительная бедность находится в тесной связи с социально-экономическим расслоением населения, так как реальное ощущение бедности зависит не только от уровня жизни, соответствующего абсолютным нормативам, но и от сравнений, которые делают человек или социальная группа относительно доходов и уровня жизни других людей, группы или своего положения в прошлом.

Социальный состав бедных в Мордовии представлен следующим образом: основная часть - работники бюджетной сферы (работники промышленных и сельскохозяйственных предприятий, инженерно-технические работники, государственные, муниципальные служащие), пенсионеры. В две третьих опрошенных домохозяйств нет безработных. Большая часть бедных имеют высшее, среднее профессиональное (колледж, техникум) и среднее образование.

Большинство бедного населения проживает в сельской местности.

Подавляющая часть бедного населения — это семейные люди с одним и двумя детьми.

Большинство бедных находятся в трудоспособном возрасте, в основном это женщины. Средний возраст бедного населения - 41 год.

Анализ социального состава бедных говорит об экономической бедности или бедности «сильных», когда полноценные (иногда талантливые) работники, которые обычно способны получать доход, дающий «нормальный» жизненный стандарт, попадают в ситуацию, в которой не могут своим средненормальным трудом обеспечить принятый в данное время и в данном обществе уровень благосостояния. С этой точки зрения бедность «сильных» можно обозначить как производственно-трудовую, подчеркивая тем самым ее непосредственную обусловленность кризисной ситуацией в экономике, когда работник не получает заработка обычного масштаба.

При изучении причин бедности можно выделить две группы: микропричины и макропричины. Первые связаны с особенностями самого индивида. Бедным свойствен целый ряд черт, парализующих их активность: низкое чувство возможного (низкая надежда), ожидание негативных результатов и пессимистический стиль поведения, неверие в справедливость, низкая самооценка личности, влияющая на уровень притязаний и мотивации. Неимущие сами не располагают ни личностными, ни социальными, ни материальными ресурсами для преодоления бедности.

Большинство и новых, и традиционно бедных находятся в депрессивном состоянии, ощущают себя несчастными, постоянно чувствуют усталость, им кажется, что они никому не нужны и отвергнуты обществом.

Макропричины связаны или с внешними условиями (природными явлениями), или со спецификой общественно-политического и экономического устройства общества. Большинство возлагают ответственность за бедность в стране на структурные факторы, т.е. видят причины бедности в несовершенстве социальной организации. Такое понимание истоков экономической депривации таит в себе недовольство распределительной системой и имеет латентную конфликтную перспективу.

Большая часть бедного населения причиной бедности считает низкую заработную плату, высокие цены на продукты, товары и услуги, а также высокие тарифы на квартплату и телефон. Таким образом, большинство опрошенных объясняют бедность действием структурных факторов или макропричинами. Действие других факторов значительно меньше. Алкоголизм, наркомания, лень, неприспособленность к жизни, нежелание менять привычный образ жизни занимаю самые низшие позиции.

В этой ситуации большое значение приобретают макромеханизмы преодоления бедности, представляющие собой основные направления государственной социальной поддержки малообеспеченных слоев населения. Они включают следующие приоритетные направления:

1. Выработка национальной стратегии сокращения бедности. В рамках этой стратегии необходимо сформулировать долгосрочные и первоочередные задачи; определить источники финансирования программ по борьбе с бедностью; выявить группы населения с наиболее высоким риском бедности и формы социальной поддержки; сформировать адекватную законодательную среду.

2. Содействие формированию эффективного рынка труда. В решении этой проблемы можно выделить три ключевые задачи: разработка активных программ занятости, повышение минимального уровня оплаты труда и легализация теневых доходов.

3. Изменение приоритетов социальной поддержки населения. До настоящего времени большинство социальных программ было направлено на поддержку отдельных привилегированных категорий населения, в результате чего большинство социальных льгот по сей день предоставляется небедным гражданам. Поэтому в условиях высокого уровня бедности и ограниченности финансовых ресурсов бедных нужно объединить в приоритетную группу участников социальных программ.

4. Реформа системы социальных услуг. Реализация намеченной стратегии реформирования системы социальных услуг повлечет за собой увеличение доли самих граждан в расходах. И если одновременно с ростом тарифов и стоимости услуг не увеличатся доходы населения, то доля семей, неспособных оплатить минимально необходимые услуги, возрастет.

Не менее важная роль отводится и применению микромеханизмов - совокупности поведенческих реакций людей на состояние бедности, носящих индивидуальный характер и являющихся локальными, направленных на формирование активного типа стратегий приспособления к бедности, представляющего собой реакцию на вновь открывающиеся возможности, на положительную сторону общего вызова.

По данным социологических исследований, в новых социально-экономических условиях активные адаптационные стратегии поведения (позитивно-карьерный тип, позитивно-инструментальный тип) использует только третья часть бедных. Большинство респондентов (60,1 %) представляют собой отрицательно настроенное население. Пассивная стратегия поведения представляет собой негативную реакцию на исчезновение прежних институтов, а также связанных с ними возможностей и направлена на сохранение положения и благосостояния, достигнутых в прежних социально-экономических условиях. Преобладающими из них в психологическом плане являются смирение, самоизоляция, отнесение себя к категории не бедных, а средних.

Интерес представляет дальнейший анализ социально-экономической ситуации в регионе и особенностей формирования адаптивных стратегий поведения населения с учетом реализации основных направлений государственной социальной политики преодоления бедности

Прогнозируя уровень бедности в Республике Мордовия и России, в целом, на наш взгляд, можно отметить следующие моменты: в связи с реформой системы социальных услуг и вступлением в силу закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральные законы „Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и „Общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации"» увеличится доля самих граждан в расходах. Если одновременно с ростом тарифов и стоимости услуг не увеличатся доходы населения, то доля семей с доходами ниже прожиточного минимума возрастет. Поэтому дальнейшие исследования по данной проблеме должны быть направлены на выявление динамики бедности и выработку основных направлений социальной политики по повышению уровня жизни населения.

Список литературы диссертационного исследования кандидат социологических наук Кильдюшева, Ольга Александровна, 2005 год

1. Российская Федерация. Законы. Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации: Федер. закон // Собр. законодательства РФ. 1995. - № 500. - Ст. 4872.

2. Российская Федерация. Законы. О прожиточном минимуме в Российской Федерации: Федер. закон // Собр. законодательства РФ. 1997. - № 143. -Ст. 4904.

3. Российская Федерация. Президент. Послание Президента Российской Федерации В.В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации. М., 2004. - 26 мая.

4. Аврамова, Е.М. Формирование среднего класса в России: определение, методология, количественные оценки / Е.М. Аврамова // Обществ, науки и современность. 2002. - № 1. - С. 17-24.

5. Адресная социальная помощь: Теория, практика, эксперимент / под ред. Н.М. Римашевской. М.: Ин-т соц.-экон. проблем народонаселения, 1999. -253 с.

6. Акопов, В. Национальная и региональная модели благосостояния / В. Акопов, Ю. Гаджиев // О-во и экономика. 2002. -№ 6. - С. 120-139.

7. Александрова, О.А. Российский средний класс: идейный контекст становления / О.А. Александрова // Обществ, науки и современность. 2002. - № 1 .С. 24-33.

8. Антология социальной работы: в 5 т. Т. 2 Феноменология социальной патологии / составитель М.В. Фирсов. — М.: Сварог, 1995. 400 с.

9. Арутюнян, Ю.В. О социальной структуре общества постсоветской России / Ю.В. Арутюнян // Социол. исследования. 2002. - № 9. - С. 29-40.

10. П.Балабанов, А.С. Социальное неравенство: факторы углубления де-привации / А.С. Балабанов, Е.С. Балабанова // Социол. исследования. 2003. - № 7. -С. 34-43.

11. Балабанова, Е.С. Социально-экономическая зависимость и социальный паразитизм: стратегии «негативной адаптации» / Е.С. Балабанова // Социол. исследования. 1999. - № 4. - С. 46-57.

12. Бахлов, И.В. Социальная защита пожилых людей в современной России: стратегия реформирования / И.В. Бахлов, Т.В. Еферина, Г.Я. Юдаков. -Саранск: Тип. «Крас. Окт.», 2001. 192 с.

13. Беляева, Б.С. Субкультура бедности: «за» и «против» / Б.С. Беляева // Социология и общество: тез. Первого Всерос. социол. конгресса «Общество и социология: новые реалии и новые идеи». СПб. - 2000. - С. 41.

14. Беляева, J1.A. «Новые» средние в России / JI.A. Беляева // Свободная мысль. 1998.-№ 7.-С. 30-31.

15. Беляева, JT.A. Стратегии выживания, адаптации, преуспевания / JI.A. Беляева // Социол. исследования. 2001. - № 6. - С. 44-53.

16. Биктимирова, 3.3. Прогноз уровня жизни населения РФ в 2001—2010 гг. / 3.3. Биктимирова // ЭКО. 2001. - № 7. - С. 56-67.

17. Бобков, В. Экономическое неравенство: российские тенденции на фоне мировых реалий / В. Бобков // О-во и экономика. 2003. - № 1. - С. 80-92.

18. Богомолова, Т.Ю. Экономическая стратификация населения России в 90-е гг. / Т.Ю. Богомолова, B.C. Тапилина // Социол. исследования. 2001. -№ 6. -С. 32-43.

19. Бондаренко, Н. Анализ субъективных оценок нормального дохода и прожиточного минимума / Н. Бондаренко // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2001. -№ 1. - С. 46-50.

20. Быкова, С.Н. Бедность по-русски и по-итальянски / С.Н. Быкова, В.П. Любил // Социол. исследования. 1993. -№ 2. -С. 132-138.

21. Вебер, М. Избранные произведения / М. Вебер. М.: Прогресс, 1990.804 с.

22. Вебер, М. Основные понятия стратификации / М. Вебер // Социол. исследования. 1994.-№5.-С. 147-156.

23. Волчкова, JI.T. Стратегии социологического исследования бедности / JI.T. Волчкова, В.Н. Минина // Социол. исследования. 1999. -№ 1. - С. 49-56.

24. Воронков, В.М. Типологические критерии бедности / В.М. Воронков, Э.А. Фомин // Социол. журн. 1995. - № 2. - С. 57-69.

25. Галаева, JI. Становление среднего класса в России на фоне мировых тенденций / JI. Галаева // О-во и экономика. 2002. - № 8/9. - С. 94-111.

26. Галкин, А.А. Тенденции изменения социальной структуры / А.А. Галкин //Социол. исследования. 1998.-№ 10.-С. 85-91.

27. Гидденс, Э. Социология / Э. Гидденс. М.: Эдиториал УРСС, 1999.704 с.

28. Гидденс, Э. Стратификация и классовая структура / Э. Гидденс // Социол. исследования. 1992. - № 9. - С. 115-116.

29. Голенкова, З.Т. Социальная стратификация городского населения / З.Т. Голенкова, Е.Д. Игитханян, И.В. Казаринова, Э.Г. Саровский // Социол. исследования. 1995.-№ 5.-С. 91-102.

30. Голенкова, З.Т. Социальная структура и стратификация / З.Т. Голенкова, Е.Д. Игитханян // Социология в России / под ред. В.А. Ядова. М., 1996. -С. 259-290.

31. Голенкова, З.Т. Средние слои в современной России (опыт, анализ, проблемы) / З.Т. Голенкова, Е.Д. Игитханян // Социол. исследования. 1998. - № 7. -С. 24-30

32. Голенкова, З.Т. Динамика социоструктурной трансформации в России / З.Т. Голенкова // Социол. исследования. 1998. - № 10. - С. 77-84.

33. Голенкова, З.Т. Процессы интеграции и дезинтеграции в социальной структуре российского общества / З.Т. Голенкова, Е.Д. Игитханян // Социол. исследования. 1999. - № 9. - С. 22-32.

34. Голенкова, З.Т. Социальное неравенство и социальная стратификация в российском обществе / З.Т. Голенкова// Социология и общество: тез. Первого Всерос. социол. конгресса «Общество и социология: новые реалии и новые идеи». СПб., 2000. С. 18-19.

35. Голенкова, З.Т. Безработные: особенности российского бытия / З.Т. Голенкова, Е.Д. Игитханян // Социол. исследования. 2001. - № 5. - С. 67-75.

36. Голенкова, З.Т. Тенденции изменения социальной структуры российского общества в период реформ / З.Т. Голенкова// О-во и экономика. — 2002. -№ 12.-С. 15-24.

37. Голосенко, И.А. Нищенство как социальная проблема / И.А. Голосен-ко // Социол. исследования. 1996. - № 7. - С. 27-28.

38. Голосенко, И.А. Нищенство в России (из истории дореволюционной социологии бедности) / И.А. Голосенко // Социол. исследования. 1996. - № 8. -С. 18-25.

39. Гордон, JI.A. Четыре рода бедности в современной России / JI.A. Гордон // Социол. журнал. 1994. - № 4. - С. 18-35.

40. Гордон, JI.A. Бедность, благополучие, противоречивость: материальная дифференциация в 1990-е гг. / JI.A. Гордон // Обществ, науки и современность. 2001.-№ 3. - С. 5-21.

41. Городская семья в начале третьего тысячелетия: социологический анализ / Мин-во труда и занятости населения РМ; Науч. центр соц.-экон. мониторинга РМ. Саранск: Тип. «Крас. Окт.», 2004. - 44 с.

42. Гусейнова, И. Социальная поддержка самым неимущим / И. Гусейнова // Соц. обеспечение. - 1997. - № 11. - С. 12-15.

43. Давыдова, Н.М. Депривационный подход в оценках бедности / Н.М. Давыдова // Социол. исследования. 2003. - № 6. - С. 88-96.

44. Даудрих, Н. Косвенное измерение денежных доходов: объективные доходы и их оценки в региональном разрезе / Н. Даудрих // Мониторинг общественного мнения: экономичекие и социальные перемены. 2000. - № 4. -С. 31-38.

45. Действия государства, направленные на сокращение масштабов бедности // О-во и экономика. 2002. - №3/4. - С. 265-297.

46. Динамика социальной структуры и трансформация общественного сознания (круглый стол) // Социол. исследования. 1998. - № 12. - С. 48-61.

47. Дмитриев, М.Э. Социальные реформы в России: итоги и ближайшие перспективы / М.Э. Дмитриев // Обществ, науки и современность. 1998. - № 5. -С. 5-9.

48. Доленко, Д.В. Политико-территориальная организация общества / Д.В. Доленко. Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 1997. - 124 с.

49. Доленко, Д.В. Политика и территориальные основы политического регионоведения / Д.В. Доленко. Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2000. - 264 с.

50. Доленко, Д.В. Геополитика в XXI веке / Д.В. Доленко. Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2004. - 140 с.

51. Завьялов, Ю.В. Бедность это болезнь / Ю.В. Завьялов // ЭКО. - 1998. -№ 12.-С. 160-171.

52. Заславская, Т.И. Бизнес-слой российского общества: сущность, структура, статус / Т.И. Заславская // Обществ, науки и современность. 1995. — № 1. -С. 17-32.

53. Заславская, Т.И. Социальный механизм трансформации российского общества / Т.И. Заславская // Социол. журн. 1995. - № 3. - С. 5-21.

54. Заславская, Т.И. Стратификация современного российского общества / Т.И. Заславская // Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. 1996. -№ 1. —С. 7-15.

55. Заславская, Т.И. Человек в реформируемом российском обществе / Т.И. Заславская // Рос. соц.-полит. вести. 1996. - № 1/2. - С. 27-32.

56. Заславская, Т.И. Социальная структура современного российского общества / Т.И. Заславская // Обществ, науки и современность. 1997. - № 2. -С. 18-24.

57. Заславская, Т.И. К вопросу о «среднем классе» российского общества / Т.И. Заславская, Р.Г. Громова // Мир России. 1998. - № 4. - С. 6.

58. Заславская, Т.И. О социальном механизме посткоммунистических преобразований в России / Т.И. Заславская // Социол. исследования. 2002. -№8.-С. 3-16.

59. Заславская, Т.И. О движущих силах трансформации российского общества / Т.И. Заславская // О-во и экономика. 2003. - № 6. - С. 65-84.

60. Здравомыслов, Г.А. Российский средний класс проблема границ и численность / Г.А. Здравомыслов // Социол. исследования. - 2001. — № 5. — С. 76-85.

61. Здравомыслова, О. Нормальные бедные / О. Здравомыслова, И. Шу-рыгина// Семья и школа. 1998. -№ 5. - С. 16-17.

62. Зинин, В.Г. Государственная политика сокращения бедности / В.Г. Зинин // Аналит. вестн. № 20 (213). М., 2003. С. 8-23.

63. Иванова, JT.A. Социальное партнерство: новый модус бытия / JI.A. Иванова, П.Н. Киричек. Саранск: Тип. «Крас. Окт.», 2002. - 196 с.

64. Иконникова, Н.К. Современные концепции социальной структуры и социальной стратификации (реферативный обзор) / Н.К. Иконникова // Личность. Культура. Общество. 2000. - Т. 2, № 3(4). - С. 276-284.

65. Ильин, В.В. Макросоциология / В.В. Ильин, Б.Ф. Кевбрин, В.А. Пи-сачкин. Саранск: Тип. «Крас. Окт.», 2004. - 304 с.

66. Ильин, В.И. Государство и социальная стратификация советского и постсоветского обществ. 1917-1996 гг.: Опыт конструктивистскоструктуралистского анализа / В.И. Ильин. Сыктывкар: Сыктывкар, ун-т, ИС РАН, 1996.-349 с.

67. Ильин, В.И. Основные контуры системы социальной стратификации общества / В.И. Ильин // Рубеж. 1991. - № 1. - С. 96-108.

68. Кадомцева, С.В. Роль социальных программ в сокращении бедности в России / С.В. Кадомцева // Вестн. Моск. ун-та. Сер. Экономика. - 1999. - № 5. -С. 42-57.

69. Капитонов, Э.Л. Социология XX века / Э.Л. Капитонов. Ростов н / Д: Феникс, 1996.-512 с.

70. Качество жизни стратегия XXI / редкол.: Л.А.Иванова (отв. ред.) и др.; Мин-во труда и занятости населения РМ - Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2002.- 124 с.

71. Кларк, С. Бедность в России / С. Кларк // ЭКО. 1998. - № Ю. -С. 105-118.

72. Кларк С. Бедность в России / С. Кларк // ЭКО. 1998. - № 11.-С. 125-137.

73. Кларк С. Бедность в России / С. Кларк // ЭКО. 1998. - № 12. -С. 148-159.

74. Конституция Российской Федерации (1993).- М.: Маркетинг, 2001.39 с.

75. Косалс, Л.Я. Социология перехода к рынку в России / Л.Я. Косалс, Р.В. Рывкина. М.: Эдиториал УРСС, 1998. - 230 с.

76. Косова, Л.Б. Субъективные оценки экономического благополучия и поддержки реформ / Л.Б. Косова, Т. Кларк // Социол. исследования. 1998. -№5.-С. 43-49.

77. Красильникова, М. Субъективные оценки уровня бедности в России / М. Красильникова // Мониторинг общественного мнения: экономичекие и социальные перемены. 2000. - № 6. - С. 40-46.

78. Крыштановская, О. Трансформация старой номенклатуры в новую российскую элиту / О. Крыштановская // Обществ, науки и современность. -1995.-№ 1,-С. 65-76.

79. Кулешова, Г.П. Динамика социального положения населения / Г.П. Кулешова // Резервы гармонизации социальных отношений в Мордовии: Вып. 4. -Саранск, 2004.-С. 18-25.

80. Кулешова, Г.П. Система социальной защиты населения в Республике Мордовия / Г.П. Кулешова. Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2004. - 200 с.

81. Култыгин, В.П. Исследования социальной структуры в переходных обществах: (Историко-методологический обзор) / В.П. Култыгин // Социол. исследования. 2002. -№ 4. - С. 121-129.

82. Курышова, JI.H. Ценностные ориентации бедных / JI.H. Курышова // Резервы гармонизации социальных отношений в Мордовии: Вып. 4. Саранск, 2004.-С. 96-103.

83. Лайкам, К. Анализ финансовых возможностей государства по повышению минимального размера оплаты труда до уровня прожиточного минимума / К. Лайкам // О-во и экономика. 2002. - № 7. - С. 49-60.

84. Лайкам, К. Краткосрочный прогноз дифференциации доходов населения / К. Лайкам // О-во и экономика. 2002. - № 8/9. - С. 68-77.

85. Лайкам, К. Государственные меры по регулированию дифференциации доходов населения и снижению уровня бедности / К. Лайкам // О-во и экономика. 2002. - № 12. - С. 30-49.

86. Логинов, А.В. Механизм реализации региональной социальной политики в условиях трансформации политической системы / А.В. Логинов. Саранск: Тип. ЧП Головиной В.В., 2003. - 104 с.

87. Люблинский, В. Феномен бедности на рубеже XXI века / В. Люблинский // Человек и труд. 2001. - № 5. - С. 33-36.

88. Майминас, Е.З. О социально-экономических особенностях развития России / Е.З. Майминас // Обществ, науки и современность. 1998. - № 3. -С. 15-31.

89. Маркс, К. Капитал: Критика политической экономии. Т. 1, кн. 1. Процесс производства капитала / К. Маркс // Маркс, К., Энгельс, Ф. Соч. - 2-е изд. — Т. 23.-908 с.

90. Маркс, К. Немецкая идеология / К. Маркс // Маркс, К., Энгельс, Ф. -Соч. 2-е изд. - Т. 3. - 647 с.

91. Мертон, Р. Социальная структура и аномия / Р. Мертон // Социол. исследования. 1992. - № 2. - С. 108-110.

92. Можина, М. Бедные: где проходит черта? / М. Можина // Свободная мысль. 1992.-№4.-С. 11-17.

93. Мостовая, И.В. Социальное расслоение: символический мир мета-игры / И.В. Мостовая М.: Механик, 1997. - 126 с.

94. Муздыбаев, К. Переживание бедности как социальной неудачи: атрибуция ответственности, стратегия совладания и индикаторы лишения / К. Муздыбаев // Социол. журн. 2001. -№ 1. - С. 5-32.

95. Наумова, Н.Ф. Жизненная стратегия человека в переходном обществе / Н.Ф. Наумова // Социол. журн. 1995. - № 2. - С. 5-22.

96. О развитии человеческого потенциала в Российской Федерации (материалы «Доклада о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации. Год 2000». Программа развития ООН. М., 2001) // О-во и экономика. -2001.-№ 4.-С. 193-214.

97. О развитии человеческого потенциала в Российской Федерации (материалы «Доклада о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации. Год 2001». Программа развития ООН. М., 2002) // О-во и экономика. -2002.-№6.-С. 188-207.

98. Овчарова, J1. Бедность и межсемейная солидарность в России в переходный период / JI. Овчарова, JI. Прокофьева // Мониторинг общественного мнения: экономичекие и социальные перемены. 2000. - № 4. - С. 23-31.

99. Овчарова, J1. Бедность: где порог? (Альтернативные оценки уровня малообеспеченности) / JI. Овчарова, Е. Турунцев, И. Корчагина // Вопр. экономики. 1998. - № 2. - С. 71-76.

100. Овчарова, JI.H. Бедность в России / JI.H. Овчарова // Мир России. -2001.-№ 1.-С. 171-178.

101. Овчарова, JI.H. Стратегия сокращения бедности / JI.H. Овчарова, М.А. Ищенко // Аналит. вестн. № 20 (213). М., 2003. С. 24-38.

102. Овчинников, В. Бедность не порог, но Китай от нее избавляется / В. Овчинников // Рос. газ. 2001.-4 мая. - С. 4.

103. Основные направления и приоритеты государственной социальной политики по повышению доходов и уровня жизни населения. М.: СОТЭКО, 2001.-25 с.

104. Основные направления преодоления бедности в Республике Мордовия: аналит. зап. Саранск, 2004. — 24 с. (Бюл. Науч. центра соц.-экон. мониторинга РМ. № 8(29)).

105. Пахомов, Ю. Стратегия рыночных трансформаций как фактор преодоления и смягчения поляризации общества / Ю. Пахомов // О-во и экономика. 2002. - № 12. - С. 25-29.

106. Подузов, А.А. Об измерении продолжительности бедности в.России / А.А. Подузов, Д.К. Кукушкин // Проблемы прогнозирования. 2002. - № 1. -С. 65-77.

107. Подшибякина, Н. Социальная дифференциация как фактор социальной нестабильности в обществе / Н. Подшибякина // О-во и экономика. 2002. -№ 12.-С. 94-98.

108. Полутон, С.В. Молодежь в системе социального воспроизводства: социол. анализ / С.В. Полутон. Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2000. - 220 с.

109. Попова, И.П. Новые маргинальные группы в российском обществе / И.П. Попова // Социол. исследования. 1999. - № 7 - С. 62-71.

110. Попова, М.Б. Социальная дифференциация и бедность населения / М.Б. Попова. — Петрозаводск: Изд-во Петрозавод. ун-та, 1998. 129 с.

111. Проблемы статистического измерения бедности // Семья в России. — 1998.-№ 5.-С. 15-29.

112. Программа социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2003-2005 годы) // ЭКО. 2003. - № 12. -С. 39-48.

113. Программа улучшения демографической ситуации в Республике Мордовия на 2001-2005 гг. Саранск: Тип. «Крас. Окт.», 2000. - 272 с.

114. Радаев, В.В. Власть и собственность / В.В. Радаев, О.И. Шкаратан // Социол. исследования. 1991. - № 1. - С. 50-61.

115. Радаев, В.В. Социальная стратификация / В.В. Радаев, О.И. Шкаратан. М.: Аспект-Пресс, 1996. - 318 с.

116. Ракитский, Б. Тенденции новой социальной дифференциации в России (гипотеза) / Б. Ракитский, Г. Ракитская // О-во и экономика. 2002. - № 12. -С. 134-146.

117. Резервы гармонизации социальных отношений в Мордовии. Вып. 2. Итоги анкет, опроса в 1995 г. / НИИ регионологии. — Саранск, 1996. — 268 с.

118. Резервы гармонизации социальных отношений в Мордовии. Вып. 3. Итоги анкет, опроса в 1999 г. / НИИ регионологии. Саранск, 2000. - 240 с.

119. Ржаницына, Л.С. Бедность в России: причины, особенности, пути уменьшения / Л.С. Ржаницына // Экономист. 2001. - № 4. - С. 71-77.

120. Ржаницына, JI.C. Вопросы теории и практики сокращения бедности / Л.С. Ржаницына // Аналит. вестн. № 20 (213). М., 2003. С. 39-56.

121. Римашевская, Н.М. Социальные последствия экономических трансформаций в России / Н.М. Римашевская // Социол. исследования. 1997. - № 6. -С. 55-65.

122. Римашевская, Н.М. Экономическая стратификация населения России / Н.М. Римашевская // О-во и экономика. 2002. - № 12. - С. 6-14.

123. Роик, В.Д. Проблемы бедности в бюджетном процессе / В.Д. Роик // Аналит. вестн. № 20 (213). М., 2003. С. 68-87.

124. Росенко, С.И. Современная социальная дифференциация: состояние и тенденции развития / С.И. Росенко // Социология и общество: тез. Первого Всерос. социол. конгресса «Общество и социология: новые реалии и новые идеи» СПб., 2000. - С. 19-20.

125. Российская экономика боится «социального фактора» или Приобретения и потери на пути рыночных реформ: пресс-релиз 18 января 1999 г. — 3 с.

126. Руткевич, М.Н. Трансформация социальной структуры российского общества / М.Н. Руткевич // Социол. исследования. 1997. - № 7. - С. 3-19.

127. Руткевич, М.Н. Процессы социальной деградации в российском обществе / М.Н. Руткевич // Социол. исследования. 1998. - № 6. — С. 3—12.

128. Руткевич, М.Н. О социальной структуре советского общества / М.Н. Рут-кевич // Социол. исследования. 1999. - № 4. - С. 19-28.

129. Руткевич, М.Н. Общество как система. Социологические очерки / М.Н. Руткевич. СПб.: Алетейя, 2001. - 444 с.

130. Рывкина, Р.В. Экономическая социология переходной России: Люди и реформы / Р.В. Рывкина. М.: Дело, 1998. - 432 с.

131. Савинов, Л.И. Социальная адаптация пожилых людей в современной России /Л.И. Савинов, Н.В. Герасимова Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2001.- 104 с.

132. Сидорова, Н.И. Налоговый потенциал в решении проблем бедности / Н.И. Сидорова // Социол. исследования. 2002. - № 10. - С. 72-78.

133. Силласте, Г.Г. Стратификация российского общества вызов времени. - М.: Обозреватель, 2000. - 10 с.

134. Смелзер, Н. Социология: пер. с англ. / Н. Смелзер. М.: Феникс, 1994.-688 с.

135. Современная западная социология: словарь. М.: Политиздат, 1990.432 с.

136. Сокращение масштабов бедности в Республике Мордовия: аналит. зап.- Саранск, 2003 24 с. (Бюл. Науч. центра соц.-экон. Мониторинга РМ № 7 (13)).

137. Сорокин, П.А. Человек. Цивилизация. Общество лет / П.А. Сорокин; общ. ред., сост. и предисл. А.Ю. Согомонова.: пер. с англ.. М.: Политиздат, 1992.-543 с.

138. Сорокин, П.А. Общедоступный учебник социологии. Статьи разных лет / П.А. Сорокин; Ин-т Социологии. М.: Наука, 1994. - 560 с.

139. Социальная стратификация современного российского общества: аналит. обозрение / отв. ред. Л.А. Беляева М.: Центр комплексных социологических исследований и маркетинга, 1995. - 152 с.

140. Социально-экономическое положение Республики Мордовия: стат. бюл. № 1(12).-Саранск: Госкомстат РМ, 2005.-92 с.

141. Социально-экономическое положение России: стат. сб. № 12. — М.: Федеральная служба государственной статистики, 2004. 413 с.

142. Социальное расслоение и социальная мобильность. М.: Наука, 1999.156 с.

143. Староверов, В.И. Трансформация социальной структуры и стратификации российского общества / В.И. Староверов // Социол. исследования. -1998.-№4.-С. 138-142.

144. Стратегические ориентиры социально-экономического развития Республики Мордовия // Стратегия развития региона: материалы междунар. науч.-практич. конференции. Саранск, 2002. - С. 36-37.

145. Сухарев, А.И. Основы регионологии: сб. ст. / А.И.Сухарев; НИИ ре-гионологии. Саранск, 1996. - 120 с.

146. Сухарев, А.И. Проблемы регионологии: сб.ст. / А.И. Сухарев; НИИ регионологии. Саранск, 2001. - 100 с.

147. Сухарев, А.И. Резервы гармонизации социальных отношений в условиях системных реформ в России / А.И. Сухарев // Российское общество и социология в XXI веке: социальные вызовы и альтернативы: в 2 т. М., 2003. - Т. 2. -С. 692-693.

148. Сычева, B.C. Обнищание «народных масс» России / B.C. Сычева // Социол. исследования. 1994. - № 3. - С. 66-69.

149. Сычева, B.C. Измерение уровня бедности: история вопроса / B.C. Сычева//Социол. исследования. 1996.-№3.-С. 141-149.

150. Тапилина, B.C. Представления о причинах бедности и богатства / B.C. Тапилина//Социол. журн. 1997.-№3.-С. 124-130.

151. Тихонова, Н.Е. Переходное общество России: критерии социального размежевания / Н.Е. Тихонова // Рос. соц.-полит. вестн. 1996. - № 1/2. - С. 7-12.

152. Тихонова, Н.Е. Динамика социальной стратификации в постсоветском обществе / Н.Е. Тихонова // Обществ, науки и современность. — 1997. -№ 5.-С. 5-14.

153. Тихонова, Н.Е. На пути к новой стратификации российского общества / Н.Е. Тихонова // Обществ, науки и современность. 1998. - № 3. - С. 24—3 7.

154. Тихонова, Н.Е. Самоидентификация россиян и ее динамика / Н.Е. Тихонова // Обществ, науки и современность. 1999. -№ 4. - С. 5-18.

155. Тихонова, Н.Е. Факторы социальной стратификации в условиях перехода к рыночной экономике / Н.Е. Тихонова. М.: РОССПЭН, 1999. - 320 с.

156. Тихонова, Н.Е. Социальная эксюпозия в российском обществе / Н.Е. Тихонова // О-во и экономика. 2002. - № 12. - С. 50-69.

157. Тихонова, Н.Е. Феномен городской бедности в современной России / Н.Е. Тихонова. М.: Летний сад, 2003. - 408 с.

158. Токсанбаева, М. Трудовые доходы и бедность / М. Токсанбаева // Вопр. экономики. 1998. - № 7. - С. 16-23.

159. Трансформация социальной структуры и стратификация российского общества / отв. ред. З.Т. Голенкова. М.: Ин-т социологии РАН, 1996. - 469 с.

160. Уровень жизни населения Республики Мордовия / Мин-во труда и занятости населения Республики Мордовия. Саранск, 2003. - 32 с.

161. Федотов, Ю.Д. Качество жизни в системе взаимодействия социальных групп / Ю.Д. Федотов // Социология гармонизации общественных отношений / под общ. ред. А.И. Сухарева. Саранск, 1997. - С. 87-90.

162. Федотовская, Т.А. Социальные аспекты проблемы бедности в современной России / Т.А. Федотовская // Аналит. вестн. № 20 (213). М., 2003. С. 57-67.

163. Холодковский, К.Г. Социальные корни идейно-политической дифференциации российского общества / К.Г. Холодковский // Полит, исследования. 1998.-№ 3.-С. 16-31.

164. Чернина, Н.В. Бедность как феномен российского общества / Н.В. Чер-нина // Социол. исследования. 1994. - № 3. - С. 56-59.

165. Шабанова, М.А. Массовые адаптационные стратегии и перспективы институциональных трансформаций / М.А. Шабанова // Мир России. 2001. -№ 3. - С. 78-104.

166. Штомпка, П. Культурная травма в посткоммунистическом обществе / П. Штомпка // Социол. исследования. 2001 - № 2. - С. 3-12.

167. Штомпка, П. Понятие социальной структуры: попытка обобщения / П. Штомпка // Социол. исследования. 2001. - № 9. - С. 3-13.

168. Штомпка, П. Социальное изменение как травма / П. Штомпка // Социол. исследования. -2001. -№ 1. С. 6-16.

169. Шурыгина, И. Что такое «культура бедности»: (социол. исследование) / И. Шурыгина // Семья и школа. 1998. - № 10. - С. 32-33.

170. Энциклопедический социологический словарь / РАН. Ин-т соц-полит. исследований. М., 1995. - 450 с.

171. Ярошенко, С.С. Синдром бедности / С.С. Ярошенко // Социол. журн. -1994. -№2. -С. 43-49.

172. Ярошенко, С.С. Теоретические модели бедности / С.С. Ярошенко // Рубеж. Альманах социологических исследований. 1996. - № 8/9. - С. 12-140.

173. Poverty, policy and food security in Southern Africa. L., - 1988. -Vol. 15.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 211275