Формирование политико-культурного контекста постсоветской модернизации тема диссертации и автореферата по ВАК 23.00.01, доктор политических наук Зимин, Вячеслав Александрович

Диссертация и автореферат на тему «Формирование политико-культурного контекста постсоветской модернизации». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 487155
Год: 
2013
Автор научной работы: 
Зимин, Вячеслав Александрович
Ученая cтепень: 
доктор политических наук
Место защиты диссертации: 
Саратов
Код cпециальности ВАК: 
23.00.01
Специальность: 
Теория и философия политики, история и методология политической науки
Количество cтраниц: 
381

Оглавление диссертации доктор политических наук Зимин, Вячеслав Александрович

Введение.

Глава 1. Смена парадигмы исследования социокультурных основ политики в условиях глобализации.

1.1. Основные трактовки сущности и функциональности политической культуры.

1.2. Концепции мультикультурализма и противоречия глобализации.

Глава 2. Основные трактовки социокультурных оснований концепций модернизации.

2.1. Социокультурные аспекты теорий политической модернизации в зарубежной политологии.

2.2. Политико-культурный контекст политической модернизации в отечественной науке.

Глава 3. «Образ будущего» в российской политической культуре как фактор модернизации.

3.1. Функциональность образа будущего в структуре политической культуры.

3.2 «Образ будущего» в дореволюционной политической культуре.

3.3. «Образ будущего» в советской политической культуре.

3.4 «Образ будущего» в политической культуре современной России.

Глава 4. Основные институциональные константы развития политической культуры в современной России.

4.1. Логика гражданственности как константа эволюции политической культуры.

4.2. Фрагментированное общество как институциональная константа политической культуры.

4.3. Государство и политическая культура: диалектика взаимоотношений.

Глава 5. Идеологические основания политической культуры современной России.

5.1. Идеологическая переменная в политической культуре современной России.

5.2. «Синдром» идеологического наследия советской политической культуры.

5.3. Идеологическая функциональность структурирования политической культуры в современной России.

5.4. Перспективы интегративной идеологии в современной

России в контексте задач модернизации.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Формирование политико-культурного контекста постсоветской модернизации"

Для любой политической элиты, которая пытается осмысленно подойти к выбору и реализации стратегий модернизации социально-политической системы, и нынешняя российская элита здесь не является исключением, важно иметь представление о социокультурных основаниях приверженности большинства подданных или граждан этим стратегиям, или же о причинах их неприятия таковых. Обычно интеллектуальное сообщество наводит политические элиты на мысль о необходимости внимания к социокультурным основаниям модернизации и само предлагает различные теоретические интерпретации таких оснований. Одной из первых дискуссий по различным аспектам данной проблемы с определенной долей условности можно считать полемику между славянофилами и западниками. Впоследствии данный аспект постоянно имели в виду все представители радикальных направлений российской политической мысли, обосновывающие особыми социокультурными свойствами России свой вариант ее революционных преобразований. Такие же аргументы выдвигали и сторонники монархического правления, обосновывающие склонность русского народа к данной форме правления.

Продолжают «ломать копья» в научной и политической полемике и современные исследователи, публицисты и политики. В этой связи возникает ряд закономерных вопросов, требующих научного осмысления и аргументированного обоснования ответов.

Почему, например, одни и те же наличные социокультурные характеристики русского народа, о которых многократно упомянуто в отечественной научной литературе в самых разных контекстах, позволяют представителям различных общественно-политических течений, идеологий, научных школ, интерпретировать их не просто различно, а диаметрально 4 различно? Эти характеристики выдвигаются на роль решающего аргумента в обосновании склонности российского общества к движению в диаметрально противоположных направлениях, к демократии и авторитаризму, например, одновременно. Обусловлено ли это обстоятельство ошибочной информационной базой, неполнотой или недостоверностью знаний современных исследователей о реальных социокультурных характеристиках русского народа, или же здесь имеют место иные причины?

Можно ли, например, в противовес предыдущим соображениям, предположить, что причина коренится в дихотомичности самой политической культуры большинства населения нашей страны, содержащей в себе настолько противоречивые элементы, что акцент, который делают исследователи на отдельных из них, позволяет этим исследователям выводить обоснования самых антагонистических политических проектов для развития России в будущем?

Или же речь идет об ошибочности парадигмальных подходов, неверно истолковывающих наличные социокультурные характеристики русского народа?

Особенно наглядно данные вопросы возникают в ходе осмысления различных исследований модернизации в истории России и мировой истории. Они, во многом, определяют логику современного развития политической науки в России. Особенно в той ее части, предметное поле и методологии которой связаны с переосмыслением зарубежного опыта политологической рефлексии модернизационного опыта, а также с необходимостью включения в мировой массив политологического знания достижений отечественной политической мысли. В этом отношении проблема принципов и ракурсов, определяющих общую стилистику такой рефлексии, приобретает первостепенное значение.

Кроме этих вопросов, есть еще и не менее значимые вопросы, которые определяют актуальность проблемы свойств российской политической культуры и для политической практики. То, что российская политика 5 осуществляется без четких идеологических ориентиров (если исходить из классического» представления о свойствах и функциях идеологий в политике), это большая проблема. Движение социально-политической системы без заранее обозначенных политическими элитами и принятых массовым сознанием ориентиров, особенно если это демократическая социально-политическая система, и такая массивная, какой она сложилась в России, чревато вполне прогнозируемыми опасностями как для самой этой системы, так и для сопредельных с нею систем. На том же евразийском пространстве, например, к лидерству в котором Россия с относительным успехом пытается приблизиться уже не один десяток лет. Это проблема вдвойне, если учесть, что властвующими элитами в качестве основополагающей стратегии для политического развития страны заявлена системная (охватывающие все звенья политической, экономической, культурной и правовой систем) модернизация.

Здесь кратно возрастает степень рисков от неверно определенных тенденций в развитии политических процессов и некомпетентно принятых политических решений. Следовательно, должны возникать какие-то структуры и процессы, которые функционально замещали бы собой в политическом процессе ослабевающие и деформирующиеся идеологические мотивации, которые стабилизировали бы общую динамику социально-политической системы и направляли ее в прогрессивное русло. Сам опыт разработки европейской, североамериканской и российской политической наукой политико-культурной проблематики наводит на мысль, что разумнее всего и наиболее продуктивно вести поиск такого рода замещающих мотиваций именно в пространстве политической культуры. Она концентрирует в себе все, что, помимо идеологий,

Но в тесной связи с ними, наработал данный социум в плане осмысления политических реалий и в смысле понимания необходимости что-то в этих реалиях изменить. Возможно, четкие мотивации в нынешнем российском модернизационном процессе у участвующих в нем политических субъектов и есть, но чтобы их выявить и определить меру их функциональности, нужно, прежде всего, понять, какими тенденциями и противоречиями живет 6 современная политическая культура, насколько совершенен научный инструментарий политической науки для того, чтобы понять, как сегодня меняется политическая культура и как эти изменения могут в дальнейшем повлиять на реализацию наших надежд увидеть Россию сильным и демократическим политическим образованием.

Практической актуальностью обладает и вопрос о том, какое будущее для своей страны желают граждане вследствие политико-культурных ориентаций и идентичностей, которые им свойственны. По традиции, доставшейся современной политической науке от предшествующих этапов ее развития, исследователи склонны делать акцент на объективной стороне динамики политико-культурных процессов. Вместе с тем, к исследователям давно пришло понимание того, что именно область политико-культурных отношений является генератором того, что обозначают понятиями «политическая воля» и «воля к власти», и о крайней необходимости чего для успешной модернизации России не устают говорить СМИ. Возможно, сегодня не менее актуальной является задача разработки такого теоретического ракурса, который исходил бы из представления о возможности для человека политического самостоятельно, с использованием своего волевого ресурса сконструировать проект (или проекты, что для демократической социально-политической системы более естественно) будущего социально-политической системы. Настоящая диссертация посвящена изложению авторских взглядов на теоретические способы решения всех этих актуальных проблем

Степень научной изученности темы

Проблематика политической культуры давно заняла прочное место в научном дискурсе западной политической науки1. Многие работы стали ч

1 Almond G., Verba S. The Civil Culture: Political Attitudes and Democracy in five

Countries. Princeton, 1963; Алмонд Г., Верба С. Гражданская культура и стабильность демократии // Полис. 1992. № 4; Bauman Z. The Individualized Society. Cambridge, UK; Maiden, MA: Polity Press, 2001; Hall E. T. Understanding Cultural Differences: Germans, French and Americans. Yarmouth: Intercultural Press, 1990; Heunks F., Hikspoors F. Political Cultures

1960-1990 // Values in Western Societies. Ed by De Moor R. Tilburg : Tilburg University Press,

1995; Hofstede G. Cultures and organizations: Software of the Mind, McGraw-Hill. N. Y. : Hoft, 7 классикой, на основе которой рассматриваются типологии политических режимов, особенности функционирования демократических механизмов в условиях различных социокультурных систем, специфика переходов к демократии и многие другие. В особое направление оформилось изучение социокультурных особенностей формирования различных уровней идентичности и их влияние на социально-политическую стратификацию обществ и политические процессы в целом2.

Значимое место отводится в исследованиях процессам взаимодействия глобализации и политической культуры3. Несмотря на наличие различных трактовок последствий глобализации на политическую культуру традиционалистских стран, большинство исследователей более или менее осторожно разделяют оптимизм в отношении неизбежности гуманизации социокультурной составляющей мирового политического развития. Возможности нарастания цивилизационных конфликтов предполагается сдерживать и минимизировать с помощью усиления регулирующей роли мирового сообщества для их разрешения. Ключевая роль отводится различным

2005; Rosenbaum W. A. Political Culture. London : Nelson, 1975; Verba S. Conclusions: Comparative Political Culture // Pye L., Verba S. Political Culture and Political Development. Princeton, 1965

Bauman Z. Identity: Conversations with Benedetto Vecchi. Cambridge, UK; Maiden, MA: Polity Press, 2004; Braudel F. L'Identite La France. Espage et histoire. Paris, 1986; Connolly W. E. Identity/Difference: Democratic Negotiations of Political Paradox. Ithaka, L. 1991; Friedman J. Cultural Identity and Global Process. London; Thousand Oaks, Calif.: Sage Publications, 1994; Giddens A. Modernity and Self-Identity: Self and Society in the Late Modern Age. Stanford, Calif.: Stanford University Press, 1991; Huntington S.P. Clash of Civilizations and the Remaking of World Order. N. Y. : Simon & Schuster, 1996; Huntington S.P. Who are we? The Challenges to America's National Identity. N. Y. : Simon & Schuster, 2004; Smith A. D. The Formation of National Identity // Harris H. (ed.) Identity. Oxford, 1995;

3 Beyer P. Globalizing Systems, Global Cultural Model and Religion(s) // International Sociology. 2001. Vol. 13. No 1; Beyer P. Religion and Globalization. London, U. K. : Thousand Oaks, Calif.: Sage Publications, 1994; Culture, Globalization and the World-System. Contemporary Conditions for the Representation of Identity / Ed. by A.D. King. Binghamton: Dept. of Art and Art History, State University of New York at Binghamton, 1991; Friedman T. The Lexus and the Olive Tree. Understanding Globalization. N.Y. : Farrar, Straus, Giroux, 2000; Globalization and Identity: Dialectics of Flow and Closure / Ed. by B. Meyer, P. Geschiere. Oxford, UK; Maiden, MA: Blackwell Publishers, 1999; Waters M. Globalization. London; N. Y. : Routledge, 1995; вариантам политической и социально-экономической модернизации, основу которых должны составить либеральные ценности и принципы4.

Одним из направлений исследования социокультурных аспектов социально-политического развития сообществ в условиях глобализации является постмодернизм5. Его сторонники одними из первых подвергли сомнению однолинейное и строго детерминированное развитие мирового сообщества и обратили внимание на многофакторность и непредсказуемость политической жизни в различных странах.

В результате одним из ведущих научных направлений в изучении данной проблематики стал мультикультурализм6. Его сторонники акцентировали внимание на то, что процессы глобализации сопровождаются противоречивыми последствиями в культурной сфере различных стран. Наряду с тенденциями унификации и очевидно проявляются также тенденции укрепления социокультурных традиций и противодействия глобалистской универсализации. На основе таких подходов появились различные варианты модернизации стран третьего мира - от определенной апологетики цивилизаторской трактовки имперской модели7 и до плюрализма моделей перехода к демократии в зависимости от конкретно-исторических предпосылок отдельных стран8. Многие из этих работ переведены на русский язык9 и стали

4 Eisenstadt S. Modernization: Protest and Change. N. Y., 1966;

5 Cooper Robert. The post-modern state and the world order. Demos, 2002; Jameson F. Postmodernism or The Cultural Logic of Late Capitalism. Durham : Duke University Press, 1991.

6 Ажаева В. С. От ассимиляции к многокультурности // Российские исследования о Канаде. Canadian studies in Russia. Etudes Canadiennes en Russie. Труды РАИК. Вып. 1. M., 1997; Многоликая глобализация. Культурное разнообразие в современном мире / под ред. П. Бергера и С. Ханнингтона / пер. с англ. под ред. В. В. Сапова. М. : Аспект-Пресс, 2004; Тернборн Г. Мультикультуральные общества // Социологическое обозрение. 2001. Т. 1. № 1; Хабермас Ю. Религия, право и политика. Политическая справедливость в мультикультурном мир-обществе // Полис. 2010. № 2.

7 Ferguson Niall. Empire: The Rise and Demise of the British World Order and the Lessons for Global Power. N. Y. : Basic Books, 2003. Q

Блэк С. Динамика модернизации: очерки сравнительной истории. М., 1966; Мартинелли А. Глобальная модернизация. Переосмысливая проект современности. СПб., 2006; Растоу Д. А. Переходы к демократии: попытка динамической модели // Полис. 1996. № 5; Шмиттер Ф. Процесс демократического транзита и консолидации демократии // Полис. 1999. №3. доступными для ознакомления и включения в пространство научных дискуссий российских политологов, культурологов, социологов и других обществоведов.

Особое значение придают исследователи анализу информационного фактора эволюции политической культуры10. В рамках концепций постиндустриального информационного общества, их сторонники анализируют воздействие последствий информационной революции на политическую культуру граждан, на изменение характера мотивации их политического участия, на изменение социальной и социокультурной стратификации обществ, на изменение мировоззренческих и идеологических основ современного общественно-политического устройства.

О том насколько российские исследователи включены в обсуждение общемировых проблем социокультурного развития свидетельствуют, например, ставшие уже традиционными международные Лихачевские чтения в Санкт Петербурге, в которых принимают участие ведущие политологи и действующие политики самых различных стран; Издаваемые по результатам данной конференции сборники11 по проблемам мультикультурализма в

9 См., напр.,: Валлерстайн И. После либерализма / пер. с англ.; под ред. Б. Ю. Кагарлицкого. М. : Едиториал УРСС, 2003; Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма//Вебер М. Избранные произведения / пер. с нем. М., 1990. С. 61-272; Даль Р. Демократия и ее критики. М. : РОССПЭН, 2003; Инглхарт Р. Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющиеся общества // Полис. 1997. № 4. С. 6-32; Инглхарт Р., Вельцель К. Модернизация, культурные изменения и демократия: Последовательность человеческого развития М. : Новое издательство, 2011; Лейпхарт А. Демократия в многосоставных обществах. М., 1997; Хабермас Ю. Философский дискурс о модерне. М. : Прогресс, 2009; Хабермас Ю. Будущее человеческой природы / пер. с нем. М. : Издательство «Весь Мир», 2002; Хантингтон С. Политический порядок в меняющихся обществах. М. : Прогресс-Традиция, 2004; Хомский Н. Государство будущего. М. : Альпина нон-фикшн, 2012; и др.

10 Вирилио П. Информационная бомба: стратегия обмана / пер. с фр. М. : ИТДГК «Гнозис», Фонд «Прагматика культуры», 2002; Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М., 2000; Кастельс М. Галактика Интернет. М., 2003; Масуда И. Информационное общество как постиндустриальное общество. М., 1997; Нейсбит Д. Мегатренды. М., 2003; Стиглиц Дж. Прозрачность правительства // Право на свободу слова. Роль СМИ в экономическом развитии. М., 2005; Тоффлер Э. Третья волна. М., 2004; Тоффлер Э. Метаморфозы власти: знание, богатство и сила на пороге XXI века. М., 2003.

11 См.: Диалог культур в условиях глобализации. XXII международные Лихачевские научные чтения 17-18 мая 2012 года. СПб., 2012. современных условиях стали одним из важнейших источников для формирования теоретико-методологического основания данной работы.

Особенности политической культуры в постсоветской России стали предметом исследования многих российских ученых12. Основной акцент авторы делали на тех тенденциях, которые были характерны для ее эволюции в условиях резкого перехода от одной общественно-политической системы к другой. Важнейшее значение многие авторы придают роли идеологического фактора в данной эволюции13, подчеркивая те сложности, которые пришлось испытать большинству населения в условиях отказа от тотальной функциональности советской идеологии и перехода к идеологическому плюрализму и многопартийности. Несмотря на то, что большинство современных исследователей сходятся в оценке неизбежности проявлений «детской болезни» перехода к мировоззренческому и идеологическому плюрализму, как представляется, ряд негативных последствий данного периода можно было бы минимизировать. Без критической переоценки негативных

12

Баталов Э. Политическая культура России сквозь призму civic culture // Pro et Contra. Т. 7. 2002. № 3. Лето. С. 7-22; Баталов Э. Я. Советская политическая культура (к исследованию распадающейся парадигмы) // Баталов Э. Я. Политическое - «слишком человеческое». М. : Эдиториал УРСС, 2000; Дука А. В. Политическая культура - поиски тёоретических оснований. - М. 2004; Зевина О. Г., Макаренко Б. И. Об особенностях политической культуры современной России // Полис. 2010. № 3; Куимов В. А. Политическая культура российского общества: содержание и специфика : дис. .канд. филос. наук. Великий Новгород, 2000; Назаров М. М. Политическая культура современного российского общества (1991-1995 гг.) (проблемы социолог, исследования) : автореф. дис. . докт. полит, наук. М., 1997.

13 Андреев Э. М. Новое мировоззрение и новая идеология в социокультурном контексте трансформации российского общества // ПОИСК. Политика. Обществоведение. Искусство. Социология. Культура. // Научный сборник. Вып. № 13. М. : Серебряные нити, 2006. С. 39-56; Баранец Н., Веревкин А., Ершова О. Об идеологии и идеологизации науки // Власть. 2011. С. 126-129; Гаджиев К. Метаморфозы идеологии в условиях глобализации // Власть. 2011. № 11. С. 4-8; Головченко В. И. Партийно-идеологический фактор трансформации современной России : монография. Саратов : Издательский центр «Наука», 2009; Гудков Л. Социальный капитал и идеологические ориентации // Pro et Contra. 2012. Май - июнь. Т. 16; Идейно-символическое пространство постсоветской России: динамика, институциональная среда, акторы / под ред. О. Ю. Малиновой. М. : РАПН, 2011; Коваленко В. И., Костин А. И. Политические идеологии: история и современность // Вестник МГУ. Сер. 12. 1997. № 2; Мишанова Е. В. Проблема операционализации идеологического поля в контент-аналитических исследованиях // Полис. 2010. № 3; Мусихин Г. И. Идеология и власть // Полития. 2010. № 3-4; Фишман Л. Г. Слишком много эклектики // Политая. 2010. №2. последствий либерализации данной сферы (манипуляционные технологии, подрыв доверия ко многим демократическим ценностям и институтам, резкая фрагментация и социокультурный раскол российского общества, отсутствие четких представлений о стратегии политического и социально-экономического развития России) невозможно объективно оценить и сегодняшние модели политической модернизации, среди которых видное место продолжают занимать либерально ориентированные варианты.

Не случайно, что многие аспекты политической культуры стали исследовать в рамках мифологического ракурса14. На наш взгляд, взгляд апелляция к архетипам и мифологическим основаниям как отдельных политических программ, деятельности ведущих политических акторов, так и политики в целом, обусловлена кризисным состоянием российского социума в постсоветский период и рассогласованием в официальных стратегиях и тактике общественного развития и представлениях большинства населения о справедливом общественно-политическом устройстве. Последствиями такого рассогласования является редуцирование рациональных мотивов политического участия граждан и усиление мифологической их составляющей. В результате одной из проблем политической модернизации в современной России является отсутствие внятного, положительно воспринимаемого образа будущего15, который мог бы выполнить роль стратегического ориентира

14 Мифы и мифология в современной России. М., 2000; Лосев А. Ф. Диалектика мифа // Лосев А. Ф. Миф, число сущность. М. : Мысль, 1994; Лукин А. В., Лукин П. В. Мифы о российской политической культуре и российская история // Полис. 2009. № 1; Черносвитов П. Ю. Современная мифология и государственная идеология // Культурологические записки. Вып. 13. М. : ГИИ, 2011; Шестов Н. И. Политический миф теперь и прежде / под ред. проф. А. И. Демидова. Саратов : Изд-во Саратовск. универ-та, 2003.

15 Агафонов В., Ракитянский В. Россия в поисках будущего. М. : Издательская группа «Прогресс» - «Культура», 1993; Бессонова О. Э. Россия и Запад: образ будущего с позиции общей теории институциональных трансформаций // Общественные науки и современность. 2008. С. 86—99; Глебова И. И. Политическая культура России. Образы прошлого и настоящего. М. : Наука, 2006; Желтикова И. В., Гусев Д. В. Ожидание будущего: утопия, эсхатология, танатология : монография. Орел : Издательство ОГУ, 2011; Кара-Мурза С. Г. Образ будущего. URL: http://sg-karamurza.livejournal.com/9365.html (Дата обращения 7.08.2012); Луков А. В. «Картины мира» молодежи как результат культурной социализации в условиях становления глобальных систем коммуникации : дис. . канд. соц. наук. М. :

12 развития России в рамках правового поля независимо от исхода очередных выборов. Отсутствие такого образа в массовом сознании подкрепляет эсхатологическая позиция ведущих политических сил в современной России, чаще всего настроенной антагонистически по отношению друг к другу.

Формирование политико-культурного контекста политической модернизации во многом определяется состоянием гражданского общества16. Данная проблематика постоянно находится в центе внимания политологических исследований и представляет собой поле перманентных дискуссий о соотношении субъектности и функциональности государства и институтов гражданского общества в проведении политической модернизации в постсоветской России. Как представляется, имеет место две противоречивые трактовки абсолютизации особенностей российской политической культуры в контексте развития гражданского общества. Сторонники проведения либеральной модели модернизации считают их главным препятствием в решении данной задачи и расчет делают на постепенное изменение массового сознания россиян в результате целенаправленной политической социализации. Сторонники сохранения самобытности, напротив, акцент делают на необходимости адаптации самой модели модернизации, ее приспособления к специфическим социокультурным характеристикам российского населения. В рамках таких подходов рассматриваются и проблемы политического участия граждан17, которое оценивается как важнейшее и обязательное условие

Московский гуманитарный университет, 2007; Ослон А. Образ будущего в социальной реальности // Социальная реальность. Журнал социологических наблюдений и сообщений. 2006. № 11; Политическое будущее России: взгляд из региона. Серия «Научные доклады». Вып. 10. Саратов : Новый ветер, 2007; Россия XXI века: образ желаемого завтра. М. : Экон-Информ, 2010.

16 Андронова И. В. Политико-правовые и социокультурные условия становления гражданского общества в современной России / под ред. А. А. Вилкова. Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 2004; Концептуальная модель взаимодействия власти, гражданского общества и бизнеса в условиях российского региона / под ред. Г. Н. Комковой. Саратов : Изд-во «Саратовский источник», 2011; Левашов В. К. Гражданское общество и демократическое государство в России // Социс. 2006. № 1.

17

Петухов В. В. Гражданское участие в контексте политической модернизации России // Социс. 2012. № 1; Петухов В. В. Демократия участия в современной России (Потенциал и перспективы развития) // Общественные науки и современность. 2007. № 1. эффективной политической и социально-экономической модернизации современной России.

В отдельное самостоятельное направление можно выделить работы авторов, исследующих особенности менталитета и политической культуры населения в истории России, и соответственно как важнейшего фактора реформ и революций18. Внимание исследователей сосредоточено, прежде всего, на природе традиционалистской основы политической культуры России, выявлении причин ее специфических ценностных характеристик. Одним из ключевых аспектов данной проблематики вступает социокультурный раскол большинства российского населения и правящей элиты, который рассматривается как важнейший и постоянно действующий барьер политической модернизации в истории России. На наш взгляд, в современных условиях имеет место гораздо более сложная конфигурация социокультурных размежеваний российского общества, которая требует всестороннего научного изучения в контексте определения тенденций эволюции отдельных политико-культурных сегментов.

В 1990-е гг. проблемы перехода России к либеральной модели политического развития рассматривались в рамках транзитологии19. Как

1 о

Ахиезер А. С. Россия: критика исторического опыта (Социокультурная динамика России). Т. 1. От прошлого к будущему. Новосибирск : Сибирский хронограф, 1997; Бабашкин В. Крестьянский менталитет: наследие России царской в России коммунистической // Общественные науки. 1995. № 3. С. 99-110; Вызов Л. Г. Социокультурная трансформация российского общества и формирование неоконсервативной идентичности // Мир России. 2002. № 1; Гавров С. Н. Социокультурная традиция и модернизация российского общества. М. : МГУКИ, 2002; Готово ли российское общество к модернизации? / под ред. М. К. Горшкова, Р. Крумма, Н. Е. Тихоновой. М. : Издательство «Весь Мир», 2010; Гудков Л. Общество с ограниченной вменяемостью // Вестник общественного мнения. 2008. № 1. С. 8-32; Модернизация России: условия, предпосылки, шансы : сб. статей и материалов / под ред. В. Л. Иноземцева. М. : Центр исследований постиндустриального общества, 2009; Россия: социокультурные ограничения модернизации («круглый стол») // Общественные науки и современность. 2007. № 5; Соловьев А. И. Коммуникация и культура: противоречия поля политики // Полис. 2002. № 6; Тихонова Н. Е. Социокультурная модернизация в России (опыт эмпирического анализа) // Общественные науки и современность. 2008. № 2.

19 Капустин Б. Г. Конец транзитологии? О перспективном осмыслении первого посткоммунистического десятилетия // Полис. 2001. № 4; Мельвиль А. Демократические транзиты (теоретико-методологические и приходные аспекты). М., 1999; Мельвиль А. Ю.,

14 представляется в рамках данного направления, наиболее последовательно обосновывалась необходимость внедрения западной модернизационной модели по рецептам, нацеленным на насильственную ломку российской социокультурной матрицы с помощью активных организованных действий сторонников либеральной идеологии.

В 2000-е гг. приоритетным стало изучение причинной обусловленности особенностей российской модернизации20. Большое количество монографий, сборников, статей были посвящены трем ключевым проблемам: какая модель модернизации наиболее соответствует интересам и возможностям России; кто должен быть главным субъектом (субъектами) преобразований; каково соотношение приоритетов политической и экономической модернизации. Вокруг данных проблем до сих пор не утихают бурные дискуссии, которые особенно активизировались в условиях мирового финансового кризиса. Значительная часть работ посвящена ценностным основаниям российской модернизации 21, а также соотнесению проблем модернизации и

Стукал Д. К., Миронюк М. Г. Траектория режимных трансформаций и типы государственной самостоятельности // Полис. 2012. № 2.

20

Кива А. В. Многоликость российской модернизации // Общественные науки и современность. 2011. № 1; Козловский В. В. Модернизация: от равенства к свободе / под ред. А. И. Уткина, В. Г. Федотова. СПб., 1995; Красин Ю. Метаморфозы российской реформации. Политологические сюжеты. М. : ИС РАН, 2009; Мартьянов В. С. Один модерн, или множество? // Полис. 2010. № 6; Матюхин А. В. Теории и особенности политической модернизации в России Х1Х-ХХ1 вв. : автореф. дис. . док. полит, наук : 23.00.02. М., 2006; Модернизация России: условия, предпосылки, шансы : сборник статей и материалов. Вып. 12 / под ред. В. Л. Иноземцева. М. : Центр исследований постиндустриального общества, 2009; Никифорук В. П. Особенности политической модернизации общества в условиях мобилизационного типа развития : автореф. дис. .канд. полит, наук. М. : МГУ, 2001; Паин Э. А. Исторический бег по кругу // Общественные науки и современность. 2008. № 4; Панкратов С. А. Политическая модернизация России в контексте устойчивого развития (теоретический аспект) : автореф. дис. .док. полит, наук. Волгоград, 2006; Пантин В. И. Циклы и волны модернизации как феномен социального развития. М., 1997; Пивоваров Ю. С. О русских революциях: Послесловие // Труды по россиеведению. М., 2009. Вып. 1.

21 Багдасарян В. Э., Сулакшин С. С. Высшие ценности Российского государства. Серия «Политическая аксиология». М. : Научный эксперт, 2012; Баева Л. В. Ценности изменяющегося мира: Экзистенциальная аксиология истории : монография. Астрахань : Изд-во АГУ, 2004; Беляева Л. А. Динамика отношения россиян к социально-экономическим и политическим изменениям // Социс. 2011. № 10. С. 11-25; Вилков А. А. Либеральные ценности в массовом сознании россиян в постсоветский период // Новая Россия: власть, общество, управление в контексте либеральных ценностей. М., 2004. С. 157-165; Гринберг Р. С. Свобода и справедливость. Российские соблазны ложного выбора. М. :

15 демократизации22. К сожалению, многие позиции исследователей очевидно носят ангажированный характер, обусловленный политическими и идеологическими симпатиями и предпочтениями.

Одним из направлений модернизационных возможностей современной России является исследование ее имперского потенциала23. Для нашего исследования было важным изучение авторами социокультурных оснований и потенциальных возможностей для реализации имперской модели модернизации в современной России.

Большое место социокультурному контексту политической модернизации отводится также в работах о роли государства в ее проведении 24. Это одно из самых политизированных и ангажированных направлений, обуславливающее полярные позиции авторов, которые находят свое продолжение в дискуссиях о

Инфра-М, Магистр, 2012; Демидов А. И. Учение о политике: философские основания. М. : Изд-во НОРМА, 2001; Магун В. С., Руднев М. Г. Базовые ценности россиян в европейском контексте // Общественные науки и современность. 2010; Пантин В., Лапкин В. Ценностные ориентации россиян в 90-годы // Pro et contra. 1999. Т. 4. № 2; Рукавишников В. В. Социологические аспекты модернизации России и других посткоммунистических обществ //

Социс. 2010. № 1.

22

Бадовский Д. Модернизация и демократия // Демократия: перезагрузка смыслов. М. : Центр политической конъюнктуры России, 2010; Глинчикова А. А. Демократическая модернизация и национальная культура // Полис. 2010. № 6. С. 54-67; Дорофеев В. И. Политическая культура и модернизация современного российского общества // Проблемы политологии и политической истории. Вып. 7. Саратов : Изд-во Саратовск. госуниверситета, 1996; Модернизация сейчас, в условиях несвободы, в принципе нереализуема : дискуссия по докладу ИНСОР «Россия XXI века: образ желаемого завтра». URL: http://slon.ru/articals/257343/; Торкунов А. Российская модель демократии и современное глобальное управление // По дороге в будущее / А. В. Торкунов, ред.-сост. А. В. Мальгин, А. Л. Чечевишников. М. : Аспект Пресс, 2010; Ясин Е. Приживется ли демократия в России. М. : Новое издательство, 2005.

23 Ванюков Д. А., Кузнецов И. И., Самсонов Д. В. Имперские проекты. М. : Книжный Клуб Книговек, 2010; Гавров С. Н. Модернизация во имя империи. Социокультурные аспекты модернизационных процессов в России. М. : Едиториал УРСС, 2004; Паин Э. Между империей и нацией. Модернистский проект и его традиционалистская альтернатива в национальной политике России. М., 2003; Ткачёв С. В. Империя как современная полития : автореф. дис. .канд. полит, наук. Владивосток, 2005.

Ворожейкина Т. Е. Государство и общество в России: исчерпание государствоцентричной матрицы развития // Полис. 2002. № 4; Пляйс Я. А. Российская государственность на пути реформирования. М., 1999; Розов Н. С. Специфика «русской власти», ее ментальные структуры, ритуальные практики и институты // Полис. 2011. № 1; Смирнов С. Н. Российская бюрократия и ее роль в процессах модернизации // Мир России. 2009. № 4. стратегиях, приоритетах и социальных ресурсах модернизации в современной России25.

В отдельную группу можно выделить работы, посвященные синдрому советской политической культуры26. Советская история оставила неизгладимый след не только в виде экономических, научных и культурных достижений, но и в виде политико-культурных изменений, которые вошли в плоть и кровь представлений о социальной справедливости и в структуру базовых ценностей россиян.

Значительная часть работ по проблемам идентичности27 также посвящена социокультурному контексту политической модернизации в современной России. Для нас особенно важным является анализ корреляции идентификационных структур и ранжирование социально-политических ценностей, позволившие сформулировать авторскую методологию

25 Ахиезер А., Клямкин И., Яковенко И. История России: конец или новое начало? М. : Новое издательство, 2005; Галкин А. А. Власть, общество и политический процесс: российская модель // Полития. 2009. № 1 (52). С. 5-21; Европейский выбор или снова «особый путь»? / под общ. ред. И. М. Клямкина. М. : Фонд «Либеральная миссия», 2010; Кантор В. К. «Крушение кумиров», или Одоление соблазнов (становление философского пространства в России). М. : РОССПЭН. 2011; Ковалев В. А. Политические альтернативы в современной России : монография. Сыктывкар : Изд-во Сыктывкарского ун-та, 2010; Козин Н. Г. Россия. Что это? В поисках идентификационных сущностей. М. : Академический Проект; Альма Матер, 2012; Малинецкий Г. Г. Россия. Выбор будущего // Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование. Политология. Экономика. Право. 2009. Вып. № 3. Т. 2; Межуев Б., Демченко Н. Модернизация как посткризисная стратегия. Мнение экспертного сообщества. URL: http://www.intelros.ru/subject/kartabud/8685-modernizaciya-kak-postkxizisnaya-strategiya-rnnenie-yekspertnogo-soobshhestva.html (Дата обращения 10.10.2012 г.); Пантин В. И. Политическое самоопределение России в современном мире: основные факторы, тенденции, перспективы // Полис. 2007. № 5.

26 Бузгалин А. В. Почему СССР не хочет становиться прошлым? (Загадка «мутантного социализма») // Философские науки. 2012. № 1; Булдаков В. П. Красная смута. Природа и последствия революционного насилия. 2 изд., доп. М., 2010; Булдаков В. П., Марченя П. П., Разин С. Ю. «Народ и власть в российской смуте»: прошлое и настоящее системных кризисов в России // Вестник архивиста. 2010. № 3. С. 288-302; Вишневский А. Г. Серп и рубль: Консервативная модернизация в СССР. М. : ОГИ, 1998; Гудков JI. Д. Условия воспроизводства «советского человека» // Вестник общественного мнения: Данные. Анализ. Дискуссии. 2009. № 2 (100); Касамара В. В., Сорокина А. А. Постсоветская ностальгия в повседневном дискурсе россиян // Общественные науки и современность. 2011. № 6;

Левада Ю. А. Homo Post-Soveticus // Общественные науки и современность. 2000. № 6.

11

Кортунов С. В. Национальная идентичность: Постижение смыслов. М. : Аспект Пресс, 2009; Рубцов А. В. Российская идентичность и вызов модернизации. М. : Ин-т совр. Развития - Экон-Информ, 2009. исследования фрагментированной политической культуры как контекста политической модернизации в современной России.

Проведенный анализ имеющейся литературы позволил нам констатировать, что, несмотря на наличие большого количества работ, имеет место не просто разнообразие научных позиций по большинству обозначенных направлений, но, зачастую именно антагонистических, политизированных точек зрения. Кроме того, изменение политической ситуации в мире в результате последствий мирового экономического кризиса вновь активизировало дискуссии мирового научного сообщества о путях и способах продвижения различных стран по пути демократии и социального прогресса. Идеально-типические образцы политической модернизации в условиях глобализирующегося мира, которыми нередко руководствовались многие российские либеральные исследователи, подвергаются критике и определенному пересмотру. Т. е. тема политико-культурного контекста модернизации не просто не закрыта, она максимально актуализирована как внутренними, так и внешними обстоятельствами.

В этой связи, целью диссертации является разработка теоретического ракурса анализа политико-культурного контекста современной российской модернизации, основанного на выявлении, структурировании и сопоставлении традиционных и новых тенденций в политической теории, политической практике и в массовом сознании и позволяющего оценивать и прогнозировать политические риски фрагментации идейного и ценностного пространств модернизационной политики.

Задачи исследования

1. Осуществить анализ «классических» концепций «политической культуры» и проследить направления и характер их влияния на концептуализацию проблем модернизационной политики в современной науке;

2. На примере основных трактовок мультикультурализма в европейской и отечественной политической науке выявить основные тенденции формирования и развития идейного и социокультурного контекстов современной модернизации;

3. Рассмотреть основные динамические характеристики процесса концептуализации в отечественной и зарубежной науке проблемы контекстов модернизационного развития вообще, и политико-культурного контекста в частности;

4. Определить основные характеристики «образа будущего» в российской политической культуре и выявить тенденции их эволюции в качестве фактора модернизации;

5. Теоретически структурировать основные параметры функциональности «образа будущего» социально-политической системы как идеологического и научно-теоретического контекста модернизационной политики в России;

6. Выделить основные институциональные константы развития политической культуры в модернизирующейся России;

7. Структурировать логику развития гражданственности как одной из базовых констант эволюции политической культуры и ресурса политической модернизации;

8. Проанализировать диалектику интереса модернизирующегося государства к политической культуре в истории и в современной России;

9. Выделить фрагментационные тенденции в политико-культурных процессах, меру и риски их воздействия на теорию и практику модернизации;

10. Проследить связь между тенденциями к фрагментации структур личности, общества, государства в современную глобализационную эпоху и возрастанием неустойчивости ценностных и идейных границ политико-культурного контекста, в котором разворачивается российская модернизация, и предложить теоретические подходы к научной концептуализации такой связи;

11. Рассмотреть особенности советского социокультурного наследия как фактора фрагментации политико-культурных процессов в условиях модернизации

12. Концептуализировать проблему новых политических возможностей и новых рисков для современных институтов государственной власти, вытекающих из традиционного выполнения этими институтами функции конструирования и поддержания стабильности политико-культурного контекста модернизационного процесса;

13. Осуществить анализ современного состояния политических идеологий как одного из базовых элементов в структуре политико-культурного контекста модернизационной политики;

14. Рассмотреть основные перспективы складывания интегративной идеологии в условиях фрагментированного общества в качестве контекста эффективной модернизации.

Объектом исследования являются исторические и современные политологические, философские, культурологические, социологические концепции, содержащие в своей структуре различную информацию по теории и практике формирования и функционирования политико-культурных контекстов политики вообще, и модернизационной политики, в частности. Объектом исследования являются также факты современного участия российского государства, общества, отдельных граждан в конструировании политико-культурного контекста российской модернизации и его адаптации к условиям глобализации

Предметом исследования являются проблемы политологической концептуализации тех динамических характеристик политико-культурного контекста современной российской модернизации, формируемого наукой, социальной и государственной политической практикой, на основании которых является возможным прогнозирование тенденций развития модернизационного процесса.

Рабочая гипотеза

Для исследования современных состояний политической культуры видится продуктивным подход, основанный на представлении о ней как о фрагментирующейся реальности.

Большинство современных концепций политической культуры реализуют подход, основанный на представлении о культуре вообще и политической культуре, в частности, как консолидированной и консолидирующейся реальности.

К этим представлениям часто привязана и практическая политика. Типичными примерами могут быть советская стратегия формирования политической культуры строителя коммунизма в советском обществе, европейская политика мультикультурализма. Идея, что политическая культура стремится к консолидации и унификации укладывалась в русло либерального мессианизма. Отсюда — рассуждения о конце истории как политико-культурном состоянии современных обществ, вставших на путь либеральной демократии. Отсюда идея глобализации как конца истории растянутого в неопределенном времени. Историю создает разнообразие форм. Смыслов и процессов. В этом отношении глобализация как идея тождественна идее конца истории. Отсюда идея модернизации как процесса, который повсеместно должен привести институциональный дизайн обществ и их политическую культуру в «органическое состояние», позволяющее оптимизировать то управление этими обществами, которое осуществляют элиты. Если говорить о связи идеи прогресса политической культуры с идеей модернизации, то эта связь обусловлена именно представлением о политической культуре как консолидирующейся и стремящейся к структурному и смысловому единообразию (на основе общечеловеческих ценностей) реальности.

Так происходит потому, что большинство современных концепций, прямо или косвенно затрагивающих проблемы политической культуры, родились в последние два столетия, когда, действительно, в политикокультурных процессах наблюдались тенденции к выработке обществами в разных частях света культурных императивов на почве идей и ценностей, сформулированных в рамках Западного мира и поддержанных его цивилизационным опытом буржуазного развития. Они не случайно

разделились на консервативное, либеральное и социалистическое направления,

21 поскольку каждое из этих направлений намечало в исторической перспективе (причем намечало достаточно безаппеляционно) некую точку, в которой произойдет такая консолидация обществ на почве признание единого набора политических идей, ценностей и форм организации. Реформы и революции, приобретшие в последние два столетия невиданную прежде популярность, стали популярны именно в качестве инструментов эффективного достижения точек консолидации. Возникла даже идея консервативной революции. Новый импульс получила идея конституционного устройства политики и права, в соответствии с которой конституция выступает как инструмент консолидации политической культуры.

Этот процесс сопровождался востребованием той части идейного наследия древности, средневековья и нового времени, в которой на первый план выдвигались идеи общего политического будущего цивилизованных народов, идеи перехода обществ и государств к единой стилистике политических взаимодействий на почве общепризнанных (общечеловеческих) ценностей. В результате естественное стремление к идеалу, свойственное сознанию любого человека, пишущего о настоящем, полном противоречий, и о будущем, которое он хочет избавить от аналогичных противоречий, естественное стремление к тому, чтобы этот идеал разделило как можно больше людей, было перенесено на характеристики динамики политической культуры и стало основой современной методологии ее исследований.

Политическая история самих европейских стран демонстрирует сложную динамику политико-культурных процессов. От фрагментированного состояния до эпохи римского завоевания она развивалась в сторону консолидированного состояния в римскую эпоху. Затем, в эпоху великого переселения народов вновь обозначилась тенденция к фрагментации и возник тот ряд специфических «феодализмов», об основаниях соединения которых в одну формационную или цивилизационную модель до сих пор спорят исследователи. Затем начался процесс политико-культурной консолидации католической Европы, сменившийся в новое время религиозной и политической Реформацией,

22 сопровождавшейся политико-культурным расколом. На смену расколу пришла новая консолидация на почве уже ценностей буржуазной политики и буржуазной культуры. Именно последняя консолидация сопровождалась наиболее напряженной теоретической рефлексией, поскольку сам образ консолидированного будущего мира либеральной демократии столкнулся с внешними (со стороны собственных колоний, без которых он не мог развиваться) и внутренними (со стороны традиционализма и левого революционаризма) вызовами в форме альтернативных образов будущего, которые были реальной угрозой достигнутому консолидированному состоянию европейского мира.

Сегодня, вероятно, этот процесс фрагментации значительно ускорен глобализацией и многообразными модернизациями. Глобализации и модернизации, нацеливающие все процессы на приведение к единому стандарту, лишают цивилизационную систему внутренних стимулов к развитию и как бы перекашивают ее основные модели в сторону утраты своей специфической идентичности. Возникают компенсирующие тенденции в виде культурной фрагментации.

Под фрагментацией политической культуры мы понимает следующее.

Для консолидированных состояний политической культуры характерно простое и логичное соответствие формы смыслу, который ее наполняет. Эта простота позволяет самым разнородным социально-политическим системам быстро интегрироваться в единое политико-культурное пространство и создавать прорывы в развитии политической культуры в определенные эпохи. По мере того, как разные политические сообщества уточняют смысл, вложенный в признанные ими политические формы, адаптируют этот смысл к собственной потребности использования стандартных и общепризнанных форм, смысл начинает жить вполне самостоятельной жизнью. Иногда формы, что особенно заметно сегодня на примере арабского мира, формы либеральной демократии, наполняются смыслом, противоположным идее свободы, законности, равноправия. Возникает парадоксальная ситуация, когда именно

23 стандартизация институциональных форм политики открывает широкие возможности для наполнения их разным, часто альтернативным смыслом, соответствующим намерениям разных народов использовать специфику своей политической культуры в качестве ответов на модернизационные вызовы и в качестве аргумента в споре за место в будущем глобальном мире.

Методология исследования основывается на представлении, что по ходу политического процесса для отдельных его фаз естественным порядком и под воздействием внутренних и внешних политических, экономических, культурных и социально-психологических факторов формируется ряд основных контекстов политического, экономического и культурного свойства.

Каждый из этих контекстов формирует особую направленность политического процесса, определяет специфический выбор субъектами политики стратегии и тактики политического поведения и мышления. Вследствие этого, каждый такой контекст представляет собой самостоятельное предметное поле для гуманитарных наук вообще и для политической науки в особенности. Именно анализ всей совокупности внутренних и внешних условий, в которых осуществляется выбор политическими субъектами цели действия, ресурсов действия, принимаются политические решения, позволяет политической науке достичь того уровня объективности в своих оценках и прогнозах, который востребован сегодня обществом и государством.

Вместе с тем, при всей своей самостоятельной функциональности и самостоятельной значимости в качестве предмета политического исследования, все эти контексты вписываются в единый политико-культурный контекст, в общую парадигму политического процесса, рамки которой задают господствующие в данную эпоху идеи и ценности, мотивации и идентичности. Важный в любой фазе политического процесса, в период модернизации этот политико-культурный «контекст-контекстов» приобретает первостепенную значимость. Постольку, поскольку определяет, выражаясь словами известного отечественного философа 3. М. Оруджева «способ мышления эпохи»28.

То есть, идеи и ценности, мотивации и идентичности, заблуждения и научные знания, входящие в систему «политической культуры», превращают любую неполитическую или ограниченно-политическую человеческую и институциональную практику в «большую» политику со всеми вытекающими из этого мобилизационными стратегиями и «догоняющими» тактиками решения государственных и общественных задач. Они, таким образом, выступают в роли ведущих первоисточников и регуляторов, наполняющих смыслом все прочие, упомянутые выше, контексты политического процесса. Таким образом приобретает конкретный смысл для политической науки обобщенно философское определение Ф. Ницше политики, как культуры.

Настоящее исследование исходит именно из представления о том, что культура вообще, а особенно в политической своей части, определяет современную логику конфликтов модернизационных и антимодернизационных стратегий и тактик в России. В последние десятилетия отечественными специалистами много было сказано об определяющих свойствах российской культуры для судеб государства и общества. Проблема, однако, заключается в том, каким образом выявлять структуру этого влияния и определять его характер.

Это можно делать, как и делает это большинство исследователей, исходя из представления о «вечном» характере и «вечной» структуре идей и ценностей, мотиваций и идентификаций, заблуждений и представлений о будущем в политике. Таким образом можно придать фактору политической культуры тот «исконно определяющий вид», который хорошо работает в качестве методологического основания концептуализации при изучении отдельных отрезков политического процесса. Но такой подход перестает работать, как только исследователь ставит перед собой задачу непротиворечиво охарактеризовать «фазовый» переход социально-политической системы из

28 Оруджев 3. Способ мышления эпохи. М., 2004. одного качественного состояния в другое. То есть, охарактеризовать то, что обычно происходит с социально-политической системой при масштабной ее модернизации.

А можно изучать влияние политической культуры на политические процессы в обществах и государствах, находящихся в состоянии «фазового» перехода, или только мыслящих себя в таком состоянии, как мы это видим сегодня в России, конкретно. То есть, в ракурсе конкретных оценок, характеристик, расчетов и прогнозов, которые имеют научно-идейное и морально-ценностное подкрепление (в том числе, и в деятельности общественных и государственных институтов) и в состоянии такой подкрепленное™ формируют общий политико-культурный контекст всех политических и неполитических практик. Причем, контекст изначально подвижный, структурно сложный. Контекст, который нельзя свести к «вечным» идеям и ценностям уже потому, что в каждый момент его формирования и функционирования происходит критика этих «вечных» истин, их сверка с ресурсами, расчетами и решениями, находящимися в распоряжении основных политических субъектов. Именно в таком ракурсе, с точки зрения присутствия в нем начала критики как определяющего, системообразующего начала, имеет смысл сегодня исследовать состояние политико-культурного контекста Российской модернизации.

Возможно, такой теоретический ракурс поможет отечественной политической науке справиться с парадоксом, неразрешенность которого заметно тормозит ее методологический прогресс: получается так, что великие и абсолютные идеи и ценности, которые «вечно» определяли облик российской политической культуры и логику российского политического процесса, таковы, что для них либо не находится места в современном (все еще либеральном по своей внешней форме) политическом процессе, либо их присутствие в нем выглядит неорганичным и даже рискованным. Это касается, например, таких ценностей, как справедливость и сила государственной власти.

Многое в методологии политических исследований встает на свои места, если представить, что сама «вечность» некоторых ключевых для современной российской политики идей и ценностей есть, в сущности, результат непрерывной сверки и критики их функциональности с теми образами будущего, которые себе рисует массовое сознание, и с теми проектами политического и экономического будущего, которые массовому сознанию представляют наука и государственные институты, институты гражданского общества. На почве такой критики и переоценки ключевых ценностей возникают непрерывно расколы в политической культуре, которые дают стимул ее дальнейшему движению вперед в качестве контекста политического процесса. Эти теоретические посылы определили методологическую логику исследования в диссертации политико-культурного контекста современной российской модернизации.

Для реализации данной авторской теоретико-методологической концепции использовалась также совокупность традиционных научных методов, применяемых в политологии: системный, структурно-функциональный, компаративный, нормативный, аксиологический, исторический, институциональный, социологический. Их применение основывалось на использовании универсальных базовых научных принципов системности, объективности, диалектичности, историзма и конкретности.

Источники исследования

В основу диссертационного исследования легли труды ведущих зарубежных и отечественных исследователей по различным аспектам политической культуры и политической модернизации. Они позволили критически рассмотреть разнообразные точки зрения на роль политико-культурного контекста политической модернизации, выработать авторскую теоретико-методологическую позицию, определить свой собственный ракурс на проблему, дали большое количество эмпирического материала.

Кроме того, использовались официальные нормативно-правовые акты

России (Конституция Российской Федерации, законодательство, закрепляющее

27 функционирование основных политических институтов, политические права и свободы граждан, механизмы политической социализации, особенности взаимодействия власти и общества в постсоветской России). Важное значение имели официальные программы и заявления руководителей страны, определяющие стратегию политической модернизации, обуславливающие направленность и характер информационно-коммуникационного воздействия на массовое сознание и политическую культуру россиян.

Большое значение имели материалы различных соцопросов, проводимых ведущими социологическими центрами (Левада-Центр, ФОМ, ВЦИОМ, и др.). Для выявления ценностных характеристик политической культуры различных социальных групп использовались материалы количественных и качественных социологических исследований, проведенных на промышленных предприятиях Самарской, Саратовской, Ульяновской, Пензенской, Нижегородской областей, республик Татарстан и Чувашии в сентябре-декабре 2003 года при непосредственном участии автора (количество респондентов N=3718) .

Важное место в диссертационном исследовании заняли источники Интернет-ресурсов, которые позволили использовать материалы официальных сайтов правительственных структур, политических партий, исследовательских центров, российской и зарубежной периодической печати. Они позволили выявить ранжирование политико-культурных ценностей российского населения, определить характер мотивации политического участия российских граждан и их отношение к модернизации.

Исследование совокупности данных источников на основе использования научных методов и принципов, в рамках обоснованного авторского теоретико-методологического подхода, позволило реализовать рабочую гипотезу, выдержать единую логику системного анализа и адекватно решить поставленные научные цели и задачи диссертационной работы.

29 Подробные результаты этих исследований см.: Зимин В. А. Эволюция политической культуры в Российской Федерации. Самара : Изд-во Самарского государственного педагогического университета. 2009. 296 с.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем:

Даны новые интерпретации «классическим» концепциям политической культуры как контексту концептуализации проблем модернизационной политики в современной науке, позволяющие выделить моменты их неорганичности условиям современных глобальных процессов;

Обоснованы авторские оценки мультикультурализма на основе выявления основных тенденций эволюции этой политической стратегии в условиях глобализации, подразумевающие, что мультикультурализм, фактически, лишает модернизационную политику вариативности моделей прогресса;

На основе анализа основных характеристик «образа будущего» в политической культуре раскрыты его новые функциональные возможности и ограниченность в качестве идеологического и научно-теоретического элемента в той модели политической модернизации, которая реализуется в современной России.

Предложено использовать в качестве основания для построения теоретического ракурса анализа проблем российской модернизации принцип фрагментируемости политико-культурных практик и структур массового политического сознания, который дополняет представление, устоявшееся в современной науке, о доминировании тенденций к пространственной и структурной консолидации в развитии политической культуры.

В рамках нового ракурса, разработанного и обоснованного автором, проанализированы основные институциональные константы и переменные развития политической культуры в современной России и даны их оценки, вытекающие из их актуализации в условиях фрагментированного общества.

Логика эволюции гражданственности представлена в качестве базовой константы эволюции политической культуры и ресурса политической модернизации и сделан инновационный вывод о трех возможных вариантах ее динамики (консенсусный, конфликтный и уравновешенный), с обоснованием предпочтительности консенсусного варианта согласования традиционалистских

29 и модернистских ценностей в качестве мотивов участия российских граждан в политической модернизации.

По-новому представлена и обоснована в диссертации ситуация заинтересованности государственных институтов в России в развитии политико-культурных процессов в либеральном направлении. Ее определяющим началом является высокий уровень неопределенности представлений в элитах и в обществе о политическом и культурном будущем России за пределами либеральной парадигмы.

Выделены новые фрагментационные тенденции самодостаточности основными в политической-культуре российских элит и общества, которые объективно задают рамки для выбора основными субъектами российской политики стратегии и тактики поведения в модернизационном процессе. Суть их состоит в приобретении самодостаточности основными структурными элементами политико-культурного пространства (идеологиями, образами политического будущего и т. д.). В этом качестве фрагментационные тенденции могут и должны рассматриваться в качестве новых и устойчивых (в перспективе) констант модернизационного процесса.

Прослежены новые связи между тенденциями к фрагментации структур личности, общества, государства в современную эпоху и возрастанием неустойчивости ценностных и идейных границ политико-культурного контекста, в котором разворачивается российская модернизация. На этой основе предложен новый теоретический подход к научной концептуализации такой связи, суть которого состоит в предположении того, что общемировая динамика процесса глобализации будет характеризоваться не сведением политического развития к единой либеральной модели, а постепенным сужением ряда тех фрагментов политической культуры, на которые современные цивилизованные общества делают ставку в глобальной конкуренции за участие в политической жизни будущего. В пользу такого предположения говорит нынешний «религиозный ренессанс» во многих странах мира, не исключая и Россию.

Обоснованы новые оценки влияния социокультурного наследия советской эпохи на политическую модернизацию в условиях современного фрагментированного российского общества. Предложены новые аргументы в пользу того, что важнейшим фактором, влияющим на противоречивость восприятия базовых демократических ценностей (справедливости, равенства, соревновательности, частной собственности, прав и свобод личности) является «синдром советскости» современной российской политической культуры, который выступает своеобразной призмой для соотнесения ценностных приоритетов, пропагандируемых сегодня, с теми трактовками данных ценностей, которые имели место в советский период.

На основе принципов и подходов, представленных в диссертации, концептуализирована проблема новых политических возможностей и новых рисков для современных институтов государственной власти. Риски возникают в связи с выполнением этими институтами функции конструирования и поддержания стабильности политико-культурного контекста модернизационного процесса. В этой связи предложена новая аргументация той особой роли и ответственности государства, которая возникает у него в результате усилий по регулированию информационно-коммуникационного пространства.

Предложен новый ракурс анализа современного состояния политических идеологий, как базового элемента в структуре политико-культурного контекста модернизационной политики, в основание которого положено представление о большом потенциале, но фактической нереализованное™ интегративной функции современных идеологий.

Апробация результатов исследования. Основные положения, определяющие содержание диссертации, были опубликованы в 6 монографиях,

28 статьях в журналах из реестра ВАК, 67 статьях в научных сборниках и материалах конференций общим объемом 130,3 п. л., а также в 5 учебных пособиях (69,1 п. л.). Кроме того материалы диссертации были апробированы в

1999-2012 годах на 34 международных, 37 российских, 6 региональных, 5

31 межвузовских научных и научно-практических конференциях, в городах Москве, Санкт-Петербурге, Саратове, Самаре, Пензе, Тольятти, Уфе, Твери, Нижнекамске, Екатеринбурге, Сызрани, Балашове, Таганроге. Наиболее значимые среди них:

Международные конференции

Международная научно-практическая конференция «Власть, общество и бизнес в регионе: перспективы эффективного взаимодействия» (Саратов, Саратовский государственный университет, юридический факультет. 2-3 июля 2012 года); VIII Международная научно-практическая конференция «Экономика, социология и право: новые вызовы и перспективы» (Москва, Научно-информационный издательский центр «Институт стратегических исследований». 10-11 апреля 2012 года); I Международная научно-практическая конференция «Экономические и социальные науки: прошлое настоящее и будущее» ( Москва, Издательский Дом «Экономическая газета». 10 апреля 2012 года); Международная научно-практическая конференция «Наука и культура России». (Самара, Самарский государственный университет путей сообщения.25-27 мая 2009 года); Международная научная конференция «Трансформации: риск, кризис, адаптация» (г. Самара, Самарский научный центр Российской Академии Наук, Самарское культурологическое общество. 29-30 сентября 2008 года); I Международная научно-практическая конференция «Акмеология: развитие личности и профессионала». (Самара, Международная академия акмеологических наук, Министерство образования и науки Самарской области, Самарский государственный педагогический университет и др. 1-2 декабря 2005 года); Международная научная конференция «Социальные инновации в культурном процессе: стратегии развития и преобразования». (Самара, Самарский центр ЮНЕСКО, филиал Московского госуниверситета сервиса в г. Самаре и др. 4-5 декабря 2004 года); XI Международная научно-методическая конференция «Педагогический менеджмент и прогрессивные технологии в образовании». (Пенза,

Приволжский Дом Знаний. 18-19 июля 2004 года); Международная научно

32 практическая конференция «Вторые Ознобишинские чтения, посвященные 200летию Д. П. Ознобишина». (Инза-Самара, Самарский государственный педагогический университет, Ульяновский государственный университет и др.

14-15 мая 2004 г.); VI Международная научно-практическая конференция

Социальные процессы и молодежь: взгляд в будущее». (Самара, Самарский филиал Московского государственного педагогического университета, 27-28 апреля 2004 года); VI Международная научно-практическая конференция

Реальность этноса. Образование и национальная идея». (Санкт-Петербург,

Российский государственный педагогический университет имени А. И.

Герцена, 2-5 марта 2004 г.); III Международная научно-практическая конференция «Проблемы образования в современной России и на постсоветском пространстве». (Пенза, Приволжский Дом Знаний и др. 23 января 2004 года.); XII Международная научно-техническая конференция

Математические методы и информационные технологии в экономике, социологии и образовании». (Пенза, Приволжский Дом Знаний. 19-20 декабря

2003 года.); Международная научно-практическая конференция «Проблемы прикладной лингвистики». (Пенза, Приволжский Дом Знаний, Пензенский государственный университет. 18-19 декабря 2003 года.); Международная научно-практическая конференция «Международный, федеральный и региональный рынки труда: механизмы формирования и функционирования».

Пенза, Приволжский Дом Знаний, Пензенский государственный университет.

27 ноября 2003 года.); II Международная научно-практическая конференция

Инновационные процессы в управлении предприятиями и организациями».

Пенза, Приволжский Дом Знаний, Пензенский государственный университет.

19-20 декабря 2003 года.); Международная научно-практическая конференция

Теоретические и прикладные проблемы психологии». (Пенза, Приволжский

Дом Знаний, Министерство образования Пензенской области. 17-18 ноября 2003 года); Международная научно-практическая конференция «Основные направления повышения эффективности экономики, управления и качества подготовки специалистов». (Пенза, Приволжский Дом Знаний. 14-15 октября

33

2003 года.); Международная научная конференция «Этнопсихологические и социокультурные процессы в современном обществе». (Балашов, Институт социологии РАН, Балашовский филиал Саратовского госуниверситета. 18-20 сентября 2003 года.); III Международная научно-практическая конференция

Проблемы российской правовой системы. Инновационные процессы в образовании». (Таганрог, Таганрогский институт управления экономики. 10-13 сентября 2003 года.); Международная научно-практическая конференция

Социально-экономические проблемы развития предприятий и регионов».

Пенза, Пензенский государственный университет архитектуры и строительства. 23 июня 2003 года.); Международная научно-практическая конференция «Социально-экономические проблемы развития предприятий и регионов». (Пенза, Пензенский государственный университет архитектуры и строительства. 23 июня 2003 года.); Международная научно-методическая конференция «Педагогический менеджмент и прогрессивные технологии в образовании» (Пенза, Пензенский Дом Знаний. 6-7 июня 2003 года.);

Международный научный симпозиум «Перспективы развития регионов в условиях глобализации: экономика, менеджмент право». (Самара,

Администрация Самарской области, Самарская государственная экономическая академия и др. 22-23 мая 2003 года.); V Международная научно-практическая конференция «Реальность этноса. Этнонациональные аспекты модернизации образования». (Санкт-Петербург, Российский государственный педагогический университет имени А. И. Герцена. 18-21 марта 2003 года.); Международная научно-практическая конференция «Региональная система профессионального образования России: история, культурно-идеологические перспективы развития». (Пенза, Пензенский государственный педагогический университет,

Приволжский Дом Знаний. 30 января 2003 года.); Международная научнопрактическая конференция «Проблемы психического здоровья молодежи в XXI веке». (Пенза, Пензенский государственный педагогический университет. 15 января 2003 года.); IV Международная научно-практическая конференция

Педагогический процесс как культурная деятельность». (Самара, Департамент

34 науки и образования администрации Самарской области, Самарский научный центр Российской академии наук и др. 29 октября - 3 ноября 2002 года.); Международная научно-практическая конференция «Современные технологии в науке, образовании, культуре». (Самара, Самарская государственная экономическая академия. 21-22 марта 2002 года.); V Международная научно-методическая конференция «Университетское образование». (Пенза, Пензенский государственный педагогический университет, Приволжский Дом Знаний и др. Апрель 2002 года.); Международная научная конференция «Евразийство: историко-культурное наследие и перспективы развития». (Уфа, Башкирский государственный педагогический университет, Центр этнологических исследований РАН и др. 14-15 сентября 2000 года.); IV Международная научно-практическая конференция «Университетское образование». (Пенза, Администрация Пензенской области, Пензенский государственный педагогический университет. 11-12 апреля 2000 года); Международная научно-практическая конференция «Многоаспектность адаптации населения к изменяющемуся миру». (Пенза, Приволжский Дом Знаний, Пензенский государственный педагогический университет. 23-24 сентября 1999 года.);

Всероссийские научные конференции:

VI (Шестой) Всероссийский конгресс политологов «Россия в глобальном мире: институты и стратегии политического взаимодействия». (Москва. 22—24 ноября 2012 года.); X Российская научно-методическая конференция

Учебный, воспитательный и научный процессы в вузе». (Самара, Самарский институт Восточной экономико-юридической гуманитарной академии,

Самарское отделение Академии педагогических и социальных наук и др. 25 мая

2012 года.); VII Российская научно-методическая конференция «Учебный, воспитательный и научный процессы в вузе». (Самара, Самарский институт

Восточной экономико-юридической гуманитарной академии, Самарское отделение Международной Академии акмеологических наук и др. 22 апреля

2009 года.); Российская научная конференция «Акмеологические основы

35 инновационного развития человеческого ресурса». (Самара, Министерство образования и науки Самарской области, Российская академия государственной службы при Президенте РФ и др. 12 марта 2009 года.); VI Российская научнометодическая конференция «Учебный, воспитательный и научный процессы в вузе». (Самара, Самарское отделение Академии педагогических и социальных наук, Самарское региональное отделение Российской экологической академии и др. 18 апреля 2008 года.); V Российская научно-методическая конференция

Учебный, воспитательный и научный процессы в вузе». Самара, Самарский институт Восточной экономико-юридической гуманитарной академии,

Самарское отделение Академии педагогических и социальных наук и др. 15 марта 2007 года; IV Российская научно-методическая конференция «Учебный, воспитательный и научный процессы в вузе». Самара, Самарский институт

Восточной экономико-юридической гуманитарной академии и др. 14 апреля

2006 года; Российская научно-практическая конференция «Взаимоотношение культур и проблемы национальной идентичности». Уфа, Восточная экономикоюридическая гуманитарная академия. 14-15 декабря 2005 года.; III Российская научно-методическая конференция «Учебный, воспитательный и научный процессы в вузе». Самара, Самарский филиал Восточного института экономики, гуманитарных наук, управления и права. 15 апреля 2005 года.;

IV Всероссийская конференция по исторической психологии российского сознания. Самара, Самарский государственный педагогический университет и др. 1-2 июля 2004 года.; Российская научно-практическая конференция

Глобализация и национальные интересы России». Уфа, Восточный институт экономики, гуманитарных наук, управления и права, 19-21 мая 2004 года.;

II Всероссийская научно-практическая конференция «Этнодидактика народов

России: природосообразные модели, системы, технологии». Нижнекамск

Республики Татарстан, Поволжское отделение Российской академии образования, Академия наук Республики Татарстан и др. 28 апреля 2004 года;

Всероссийская научно-практическая конференция «Патриотическое и национальное воспитание: опыт, проблемы, перспективы». Тверь, Тверской

36 государственный университет. 26 апреля 2004 года.; Российская научнопрактическая конференция «Современный образовательный процесс: непрерывность, доступность, качество». Уфа, Восточный институт экономики, гуманитарных наук, управления и права. 1 апреля 2004 года.; II Российская научно-методическая конференция «Учебный, воспитательный и научный процессы в вузе». Самара, Самарский филиал Восточного института экономики, гуманитарных наук, управления и права. 2 апреля 2004 года.;

Всероссийская научно-практическая конференция «Особенности постсоветских трансформационных процессов». Пенза, Институт социально-политических исследований РАН, Пензенский государственный университет и др. 20 февраля

2004 года.; Российская научно-методическая конференция «Образование и наука». Самара, Самарский филиал Восточного института экономики, гуманитарных наук, управления и права. 6-7 февраля 2004 года.; Всероссийская научно-практическая конференция «Культура и власть». Пенза, Пензенский государственный педагогический университет. 21 декабря 2003 года.;

II Всероссийская научно-практическая конференция «Тенденции и противоречия российского права на современном этапе». Пенза, Пензенский государственный университет, Приволжский Дом Знаний и др. 25 декабря 2003 года.; VI Всероссийская научная конференция «Проектирование, обеспечение и контроль качества продукции и образовательных услуг». Сызрань, Самарский государственный технический университет, 27-28 ноября 2003 года.;

Всероссийская научно-практическая конференция «Современные проблемы управления персоналом организаций». Пенза, Приволжский Дом Знаний. 15 октября 2003 года; Всероссийская научно-практическая конференция

Мониторинг качества образования». Тверь, Тверской государственный университет. 2 июня 2003 года.; II Всероссийская научно-практическая конференция «Актуальные проблемы российского права на рубеже ХХ-ХХ1 веков». Пенза, Пензенский государственный педагогический университет. 21 мая 2003 года; I Всероссийская научно-практическая конференция

Этнодидактика народов России: практико-ориентированный подход к

37 обучению». Нижнекамск. 13-14 мая 2003 года.; I Российская научно-методическая конференция «Учебный, воспитательный и научный процессы в вузе». Самара, Самарский филиал Восточного института экономики, гуманитарных наук, управления и права. 28 марта 2003 года.; Российская научно-практическая конференция «Высшая школа в условиях модернизации образования в России». Уфа, Восточный институт экономики, гуманитарных наук, управления и права. 27 марта 2003 года.; Всероссийская научно-практическая конференция «Права человека. Реализация международных и внутрироссийских механизмов защиты прав человека». Пенза, Приволжский Дом Знаний и др. 21 января 2003 года.; Всероссийская научно-практическая конференция «Формирование, обучение и развитие управленческого персонала в высших учебных заведениях». Пенза, Пензенская государственная архитектурно-строительная академия. 15 января 2003 года.; Всероссийская научная конференция «Электоральные процессы в формировании политической власти в современной России: региональная практика». Саратов, Саратовский государственный университет имени Чернышевского. 23-25 декабря 2002 года.; Всероссийская научно-практическая конференция «Проблемы модернизации образования: региональный аспект». Пенза, Пензенский государственный университет. 22 сентября 2002 года.;

Российская научно-практическая конференция «Военная служба в

России: история, современное состояние и проблемы реформирования». Уфа,

Восточный институт экономики, гуманитарных наук, управления и права,

Академия военных наук РФ. 15-16 мая 2002 года.; Российская научнопрактическая конференция «Преподаватель вуза: условия и критерии эффективности работы». Уфа, Восточный институт экономики, гуманитарных наук, управления и права. 15 апреля 2002 года.; Всероссийская научнотехническая конференция «Технический вуз - наука, образование и производство в регионе». Тольятти, Тольяттинский государственный университет. 25 июня 2001 года.; Всероссийская научно-практическая конференция «Государственная политика в области образования: региональный

38 аспект». Пенза, Пензенский государственный университет. 19 мая 2001 года.; Российская научно-практическая конференция «Актуальные проблемы обеспечения безопасности личности, общества и государства в современных условиях». Уфа, Уфимский юридический институт, 26 апреля 2001 года.; Всероссийская научно-практическая конференция «Многоаспектность адаптации населения к изменяющемуся миру». Пенза, Приволжский Дом Знаний, Пензенский государственный университет. 24-25 мая 2000 года.; Всероссийская научно-методическая конференция «Системный подход к обеспечению качества высшего образования». Тольятти, Тольяттинский политехнический институт. 27-28 января 2000 года; и другие

Кроме того, диссертация была обсуждена на заседании кафедры политических наук юридического факультета Саратовского государственного университета имени Н. Г. Чернышевского в феврале 2013 года.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что полученные в ходе анализа выводы, обобщения и рекомендации могут быть использованы в деятельности государственных органов при разработке основных направлений политической и социально-экономической модернизации, в деятельности важнейших институтов политической социализации при подготовке программ воспитания подрастающего поколения.

Кроме того материалы, выводы, обобщения могут быть использованы в учебном процессе в ходе преподавания в вузах и общеобразовательных школах таких учебных курсов как политическая история России, обществознание, политология, культурология, политические идеологии.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав (14 параграфов), заключения и списка использованных источников и литературы.

Заключение диссертации по теме "Теория и философия политики, история и методология политической науки", Зимин, Вячеслав Александрович

Заключение

Большинство модернизаций в истории человечества, особенно тех, которые затрагивали основы политических систем, порядок государственной и общественной жизни, заканчивались масштабными изменениями в структуре и качестве политической культуры. В этом смысле можно говорить о том, что для модернизационного процесса политическая культура является не только важнейшей предпосылкой и контекстом осуществления, но и базовым индикатором его состояния. А в определенном смысле, она выступает и его стратегической целью: в любой модернизационной стратегии более или менее явно заложено намерение политических элит получить в результате всех перемен таких граждан, политическая лояльность которых обеспечивалась бы свойствами их политической культуры. Исследователю, анализирующему модернизационный процесс, наблюдение за динамикой политико-культурных изменений дает возможность определить нынешнее состояние этого процесса и спрогнозировать его вероятные перспективы.

Анализ, проведенный в диссертации, показал, что развитие политической науки за рубежом и в нашей стране идет, в основном, по линии создания все новых и новых теоретических ракурсов, позволяющих рассматривать модернизационные процессы через призму различных контекстов, в том числе, политико-культурных. Эта направленность научных исследований, как представляется, является сегодня сильным стимулом к общему прогрессу научного политического знания. Большинством исследователей политическая культура воспринимается как ключевой контекст, в котором модернизационные процессы развиваются и будут развиваться в определенном направлении в зависимости от выбранной модели развития и в зависимости от свойств

348 культуры участников этих процессов. Гораздо слабее представлено направление исследований политической культуры как того рубежа, на котором можно будет считать модернизационный процесс относительно свершившимся и результативным.

В диссертации выделен ряд принципиальных проблем, которые на данном этапе научного процесса затрудняют обществу и элитам осознание того, что представляет собой политическая культура в качестве контекста модернизации. Одна из самых важных проблем, на наш взгляд, заключена в том, что исторически политическая мысль в Европе и России пришла к определенному пониманию того, что собой представляет политическая культура как структурный элемент политики, и в новых условиях, определяемых модернизационными и глобализационными векторами политических и политико-культурных процессов, она ориентируется именно на эти устоявшиеся подходы. Как показал анализ тех концепций, на которые опирается современное научное видение политико-культурных процессов, главным их недостатком является то, что в большинстве своем они исходят из принципа линейности прогресса политико-культурных пространств и любые отступления от такой линейности рассматривают в качестве симптомов деградации и разрушения политических культур, таящих в себе угрозу не только для модернизации, но и для прогресса политической жизни в целом.

Для линейного восприятия процесса всегда важно, к какой точке этот процесс придет. Когда речь заходит о политико-культурном процессе, то укоренившаяся в современной науке линейность его восприятия выводит на передний план принципы, нормы и формы либерально-демократической политической культуры как той точки, в которой, по сути, развитие политической культуры, как это логично вытекает из всей современной научной и публицистической апологетики либеральных норм и принципов социального общежития и политического взаимодействия, должно остановиться. В значительной части изученных нами работ происходит идеализация достижений либеральной политической культуры в современном

349 мире, которая влечет за собой и крайне проблемную для всей современной политики идеализацию тех политических институтов и практик в ряде наиболее развитых в экономическом отношении стран мира, которые продуцируют либеральную политическую культуру. Главный, недостаток данного теоретического подхода, на наш взгляд, состоит в том, что он побуждает исследователя рассматривать в качестве отклонения от «нормы» то, что по условиям развития конкретного общества и конкретного государства представляет собой, скорее, именно «норму».

Тот, условно говоря, «нелинейный» ракурс, который предложен в настоящем диссертационном исследовании, обладает преимуществами и недостатками. Те и другие вытекают из самих базовых теоретических оснований этого ракурса. А именно, из представления о политической культуре, как процессе, в котором перманентно заложены и одновременно проявляют себя как потенциальные возможности к консолидации его структур, к максимальной внутренней органичности всех его элементов, так и к максимальной внутренней дезорганизации, следствием которой является фрагментация пространства политической культуры. При этом, отдельные фрагменты этого пространства имеют такой уровень самодостаточности, при котором исследователь из них, этих фрагментов, может сложить (как из кубиков) любые интерпретации состояний политико-культурного пространства, вплоть до взаимоисключающих вариантов. В отношении оценки современного состояния и будущего развития политического процесса в России это можно наблюдать очень часто.

В исследованиях по политической культуре современных российских элит и гражданского общества очень часто можно наблюдать ситуацию, когда одни исследователи превозносят достижения демократического политикокультурного процесса и делают заключение о том, что Россия продвинулась по пути демократизации так, как не продвинулось большинство стран на постсоветском пространстве. Другие исследователи критикуют демократические новации, считают их формальными, не изменяющими

350 глубинной сути российской цивилизации. При этом, заметим, те и другие оперируют одними и теми же характеристиками политической культуры, которые, как самодостаточные элементы, легко извлекаются из реально существующего контекста политического процесса в России и складываются в различные теоретические комбинации. Получается так, что в равной степени научно обоснованными выглядят определения российской политической культуры сегодня как ориентированной на модернизацию, и, в то же время, как глубоко традиционалистской и даже патриархальной. Как системы, в которой, с одной стороны, доминируют ценности демократического плана, и как системы, в которой, с другой стороны, все политическое развитие подчинено ценностям авторитаризма. На таком разбросе научных оценок невозможно построить логически целостное прогнозирование политико-культурных процессов и политических процессов вообще.

Эта ситуация в исследовательских практиках порождена фрагментацией предметного поля исследований, когда ключевые элементы политико-культурного пространства приобретают определенную самодостаточность. Самодостаточность, например, как это выявлено в диссертации, все более приобретает «образ будущего» России. В политико-культурных системах, развивающихся в направлении консолидации идей, ценностей, идентичностей, такая консолидация происходит как раз вокруг «образа будущего». В некоторых случаях, и здесь советский опыт достаточно показателен, такая консолидация всего политико-культурного пространства вокруг «образа будущего» получает идеологическое закрепление. Сегодня же «образ будущего» России в массовом сознании размыт. Он раздроблен на конкурирующие между собой (и в равной степени слабо подкрепленные научной и идеологической аргументацией) проекты, по большей части воспроизводящие либо прошлый отечественный, либо прошлый зарубежный опыт решения модернизационных задач.

Такая политико-культурная ситуация предполагает, что ее свойства должен определенным образом отражать и научный ракурс ее изучения.

351

Прежде всего, в направлении учета упомянутых фрагментационных тенденций. Во-вторых, с учетом того, что фрагментация пространства политической культуры, наблюдаемая сегодня, в сущности, не выходит за пределы этого пространства, обеспечивается сохраняющимися прежними связями элементов этого пространства и в определенный момент неизбежно перейдет в фазу новой консолидации. Симптомы такого перехода сегодня тоже можно наблюдать в российской политической жизни. Связаны они с активными поисками политическими элитами и обществом согласия по таким ключевым вопросам, которые определяют будущее страны и могут стать структурными элементами нового идеологического консенсуса субъектов российской политики (оборона, реиндустриализация, образование, электоральные практики, социальная политика, патриотические стратегии развития). Происходит перегруппировка структурных элементов внутри российского политико-культурного пространства, которое, вместе с тем, не утратило своей традиционной общей специфики и традиционной целостности.

Возможно, что та известная самодостаточность элементов политической культуры, их обособленность, о которой говорилось прежде, есть естественное состояние для системы политической культуры, находящейся в фазе перехода к новому вектору развития. Нечто подобное можно было наблюдать прежде, в том числе в 80-е - 90-е годы прошлого века, когда перегруппировка идей, ценностей, идентичностей внутри пространства советской политической культуры привела к быстрой последующей, хотя и относительно кратковременной, консолидации этих элементов вокруг образа либерального будущего «постсоветской» России. Этот образ на некоторое время сделал общество и политическую элиту единомышленниками и обеспечил переход всей российской социально-политической системы в начале нынешнего столетия в совершенно новое, так называемое «постсоветское», качество.

Преимущество ракурса, предлагаемого в диссертации, на наш взгляд, состоит как раз в том, что он позволяет научными средствами отследить этот достаточно растянутый в пространстве и времени и проявляющий себя в самых

352 противоречивых формах процесс перехода от относительно консолидированного состояния пространства политической культуры в советскую эпоху к его относительно фрагментированному состоянию сегодня. Появляется, таким образом, возможность вписать логику развития российского политико-культурного процесса в общий контекст тех изменений, переходов и трансформаций, которые происходят с политическими культурами большинства современных цивилизованных обществ под влиянием глобализации. В этом смысле исследования по проблемам глобализации, как представляется, создают определенный методологический фундамент для понимания всего, что сегодня происходит с отечественной политической культурой, именно как процесса, в целом, закономерного, а потому прогнозируемого и имеющего оптимистическую перспективу: трудно предположить, что в глобальном масштабе может произойти гибель политической культуры, что в одночасье человечество откажется от веками наработанного опыта понимания и видения политических реалий.

Теоретический ракурс, обоснованный в диссертации, имеет то преимущество, что позволяет выделить в пространстве политической культуры те области (как правило, связанные с различными социальными практиками, в том числе, с наукой), в которых эти процессы фрагментации зарождаются, набирают силу и темп, и те, в которых они проявляют себя пока еще недостаточно отчетливо. Данный ракурс, как это показано в диссертации, позволяет выделить и те области политико-культурного пространства, в которых, параллельно с фрагментацией, обнаруживают себя и тенденции к возврату пространства политической культуры в консолидированное состояние. Эти области зарождения фрагментационных и консолидационных тенденций в пространстве политической культуры выделены и охарактеризованы в диссертации. Именно так можно себе представить в деталях, как трансформации политико-культурного пространства сказываются на модернизационном процессе, придают этому процессу неоднозначность и сложную динамику.

Следует особо подчеркнуть ту роль, которую в этом отношении выполняет отечественная политическая наука в качестве генератора политических идей и инструмента изменения значимости политических ценностей и идентичностей в элитарном и массовом сознании. Дискуссии о природе и функциях политической культуры, длившиеся в европейской и российской науке несколько последних десятилетий, превратили политическое знание в тот самый вполне самостоятельный фрагмент политической культуры современных обществ, который способен выступать как в качестве катализатора фрагментационных процессов в политико-культурном пространстве, так и в качестве стимула к консолидации этого пространства. Выделен и ряд наиболее существенных рисков для политической практики, которые возникают в этих областях и требуют к себе особого внимания исследователей, институтов власти и гражданских институтов.

Слабое место теоретического ракурса, обоснованного в диссертации, состоит в том, что его использование требует от исследователя дополнительных усилий по изучению процессов, происходящих в пространствах, сопредельных с пространством политической культуры (в экономической, административной, правовой сферах и т. д.), с которыми он должен определенным образом соотнести свое понимание социокультурных процессов. Исследователь, в сущности, в этом случае должен параллельно отслеживать процессы фрагментации и консолидации по максимально широкому спектру социальных практик, из которых складывается модернизационный процесс.

Проявления политических идентичностей, политических идей и ценностных ориентаций массового и индивидуального сознаний в этих, формально обособленных от политической сферы, практиках в конкретный период времени и в конкретном месте, позволяют исследователю теоретически структурировать общее пространство политики и судить о том, в каком направлении меняется его качество. Если между этими практиками и внутри них существуют устойчивые связи, то, в принципе, имеется возможность проследить как консолидационные, так и фрагментационные тенденции в

354 развитии политико-культурного процесса так, как это было сделано в диссертации.

Соответственно, образуется исследовательский ракурс, позволяющий увидеть и понять, как и откуда в сознании людей возникают и связываются между собой моменты политического восприятия окружающего мира; как в представлении людей политикой становится вся их культура и как особенности этой культуры определяют общее лицо политики. Пока в современной России сохраняется относительная устойчивость и взаимосвязанность базовых социальных и государственных практик. Пока еще труд, администрирование, законотворчество, духовное развитие рассматриваются людьми в качестве непременных элементов повседневного существования любого нормального человека, будь он богат или беден, заинтересован в политике или безразличен к ней. До тех пор имеется возможность отслеживать фрагментационные тенденции в развитии политико-культурного процесса на уровне активизации противоречий в политических идентичностях субъектов, их ценностных ориентаций и идейных приверженностей и прогнозировать вероятные риски этой фрагментации, а также способы смягчения ее последствий для социума и государства.

Однако, все меняется, когда эта связь теряется. Когда, например,, как это с 90-х годов проявилось в культурном пространстве России, труд перестает быть обязательным атрибутом целостной и состоятельности личности, а состоятельность эта напрямую оценивается по доле присвоенного (неважно как» общественного продукта. Когда на смену приверженности человека принципам справедливости и его стремлению к образованию приходит установка: «Если ты такой умный, то почему не богатый?». Когда патриотизм престает быть целостной идентичностью личности и дополняет собой идеологически ориентированные либеральные, леворадикальные и консервативные идеологические идентичности граждан и элит. Когда, по сути, происходит не разобщение элементов политико-культурного пространства, не растяжение» связей между ними, позволяющее стороннему наблюдателю

355 воспринимать эти элементы как самодостаточные факторы политического процесса, а имеет место нарушение самой внутренней логики построения системы именно как системы культурных связей на почве определенного видения людьми политической реальности, окружающей их. В общем-то, при таких обстоятельствах говорить о «фрагментации» политической культуры и о возможностях прогнозирования рисков ее дальнейшего развития не имеет смысла: общественная жизнь происходит в то дополитическое состояние, когда ее движущим началом становятся уже не интересы властвования и подчинения, а интересы биологического выживания бывших «политических субъектов». Благо, что процесс такого разрушения политико-культурного пространства, начавшийся было в России в 90-е годы прошедшего столетия, с начала 2000-х годов приостановился. Если судить по тенденциям к постепенному восстановлению в сознании общества и элит понимания значимости связей между такими «опорными точками» политико-культурного пространства, как патриотизм, справедливость, гражданская ответственность, образованность и т. д., то, вероятно, можно говорить о том, что процесс этот пошел вспять. Результатом этого, как логично было бы предположить, и как это доказывается в диссертации, является то состояние фрагментированности российского политико-культурного пространства, в контексте которого разворачивается нынешняя российская модернизация со всеми ее внутренними противоречиями, вытекающими из факта такого состояния политико-культурного контекста.

В том, что распад не зашел дальше той черты, после которой возвратное движение стало бы объективно невозможным, следует, на наш взгляд, отдать должное тем самым «исконным» традициям политичности и культурности российских общества и государства, которые часто подвергаются критике отечественными политологами. Причем, политологами не только либеральной направленности. Как о том, что с трудом находит себе применение в условиях современного мира, живущего глобализацией и модернизациями экономики, политики и культуры, об «исконных» российских традициях, порой, с сожалением пишут и консервативно настроенные исследователи. В данном

356 случае следует отметить, что традиции эти нашли самое что ни на есть практическое приложение к отечественному политическому процессу, в очередной раз в отечественной истории выполнили функцию базового регулятора, в осмыслении которой отечественной политической науке уже недостаточно опираться на наследие политической мысли прошлого, а имеет смысл разрабатывать современную методологию анализа фактора политико-культурной традиционности в развитии политического процесса. В нынешнем своем научном видении фактора политико-культурных традиций отечественные политологи чаще всего исходят из понимания традиции как ресурса или механизма стабилизации социально-политической системы и поддержания такой стабильности на относительно длительном промежутке времени. Возможно, это могла бы быть методология, основанная как раз на представлении о том, что более важным (по крайней мере, в условиях современности) свойством политико-культурной традиции является ее способность оказывать тормозящее и регенерирующее воздействие на процессы распада социально-политических систем.

Возможно, что есть своя логика в поведении нынешней политической элиты России, которая в своих модернизационных теоретических научных разработках и идеологических проектах, некоторые из которых проанализированы в данной диссертации, делает ставку на традиции все же в заметной степени больше, чем на идейные и политические новации. За это нынешняя политическая элита подвергается критике со стороны различных общественных сил. Но, в данном случае, как представляется, политическая элита в современной России (возможно интуитивно больше, чем осознанно) берет на вооружение в практической политике именно то, что оказывает максимальное тормозящее воздействие на процессы распада политического пространства, которые в любой момент могут возобновиться без должного контроля за ними. Поэтому, как представляется, предлагаемый нами теоретический ракурс, при всех своих сложностях, вполне работоспособен и позволяет извлекать конкретные результаты из анализа политико-культурных процессов в современной России и мире.

Этот ракурс, что представляется немаловажным, позволяет включить в предметное поле и методологию современных научных исследований значительный пласт наработок мировой науки по проблемам политической культуры и модернизационных процессов. Он позволяет соотнести смысл высказываний крупных теоретиков прошлого с контекстом современных изменений в различных сферах общественной и государственной жизни и тем самым дифференцированно подойти к определению практической значимости этих высказываний в современных условиях.

Вероятно, в условиях, когда в политическом пространстве России наблюдается борьба модернизационных и антимодернизационных тенденций и весь политический процесс приобретает высокий уровень альтернативности и рискованности, говорить о достаточности использования для объяснения данной ситуации какой либо одной группы теоретических концепций, тяготеющих к какому-либо одному пониманию сути, функций, вектора развития политической культуры и сути модернизационного процесса, неправомерно. В лучшем случае в отношении концепций, создававшихся в эпоху, когда в развитии политической культуры во всем мире господствовали консолидационные тенденции и это отражалось в высокой социальной популярности и политической функциональности «классических» идеологий, можно вести речь об их использовании в качестве «точки отсчета» для создания новых теоретических ракурсов, в качестве предпосылки для понимания того, насколько современные научные представления о политической реальности расходятся со свойствами этой реальности.

В частности, исследование того, как в современной отечественной и зарубежной науке идет процесс концептуализации основных проблем модернизации, проведенное в настоящей диссертации, выявило характерную тенденцию: в то время, как модернизационные процессы меняют окружающий нас политический мир (и это непосредственным образом сказывается на

358 состоянии политических культур разных народов), ориентирует эти народы на поиски собственных «суверенных» вариантов цивилизационного развития, политическая теория продолжает ориентироваться на популяризацию либеральной парадигмы прогресса политической культуры, либеральные концепты модернизации, либеральные концепты политических идентичностей. Иначе говоря, большая часть того, что сегодня могло бы определить прогресс самой политической науки в силу господствующих в ней традиций остается вне поля зрения исследователей.

Прежде всего, из поля зрения исследователей практически выпала проблема «образа будущего». Точнее было бы сказать, что в последние два десятилетия эта проблема, что особенно заметно в России, из проблемы научной превратилась в проблему публицистическую. Стало доминировать чувственное восприятие этой проблемы, что не могло не сказаться на отношении массового сознания и самого научного сообщества в проблеме идеологических ориентаций нынешней российской модернизации. Отсутствие у российской модернизации сегодня ясно выраженных целей и смысла в контексте такой публицистической направленности исследований «образа будущего» стало восприниматься исследователями как само собой разумеющийся факт. В результате идейной опорой модернизации стали многочисленные и крайне противоречивые «проекты» политического будущего России, представляющие собой попытку на чувственном уровне синтезировать элементы прежних «классических» идеологий с откровенной политической эзотерикой и провиденциалистскими подходами к анализу политической реальности.

В том, что модернизационный процесс в современной России имеет такой политико-культурный контекст заключено, на наш взгляд, немало политических рисков. Главный состоит в том, что общество и элиты постепенно теряют интерес к реальной модернизации и в расхождении политической теории и политической практики находят полноценное основание такой своей индифферентности. Задача науки и видится в том, чтобы

359 актуализировать данную проблему и подвести под модернизационный проект адекватную текущим наличным ресурсам и возможностям, а также социокультурным особенностям, реалистичный план демократических преобразований России на основе понятного и положительно воспринимаемого большинством населения образа ее будущего.

Список литературы диссертационного исследования доктор политических наук Зимин, Вячеслав Александрович, 2013 год

1. Нормативные правовые акты

2. Всеобщая Декларация прав человека. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl conv/declarations/declhr.shtml. Дата обращения 12.10. 2012 г.

3. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод. URL: http://www.memo.ru/prawo/euro/eucnv.htm. Дата обращения 12. 10. 2012 г.

4. Декларация о критериях свободных и справедливых выборах (Принята единогласно на 154-й сессии Совета Межпарламентского Союза; Париж, 26 марта 1994 года). М. : Известия, 1994. 16 с.

5. Декларация принципов международного наблюдения за выборами от 27 октября 2005 г. // Вестник Центральной избирательной комиссии Российской Федерации. 2005. № 12.

6. Конституция РФ 1993 г. с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 N 6-ФКЗ и от 30.12.2008 N 7-ФКЗ // КонсультантПлюс.

7. Федеральный конституционный закон от 28 июня 2004 г. № 5-ФЗ «О референдуме Российской Федерации» (в ред. от 24.04.2008 № 1-ФКЗ) // КонсультантПлюс.

8. Федеральный закон от 28 августа 1995 г. № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (в ред. Федеральных законов от 21.07.2005 N 97-ФЗ) // КонсультантПлюс.

9. Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (ред. от 01.07.2011, с изм. от 05.12.2012 // КонсультантПлюс.

10. Федеральный закон от 11 июля 2001 г. № 95-ФЗ «О политических партиях» (ред. 01.12.2012) (с изм. и доп., вступившими в силу 01.01.2013) // Консультант Плюс.

11. Федеральный закон от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ «Об общественных объединениях» (ред. от 20.07.2012 № 121 ФЗ) // КонсультантПлюс.

12. Федеральный закон от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» (в ред. от 03.12.2012 № 238 ФЗ) // КонсультантПлюс.

13. Федеральный закон от 18 мая 2005 г. № 51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (в ред. от 02.05.2005 № 41 ФЗ) // КонсультантПлюс.

14. Федеральный закон от 10 января 2003 г. № 19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации» (в ред. от 02.05.2012) (с изм. и доп., вступившими в силу 01.01.2013) // КонсультантПлюс.

15. Федеральный закон от 6 октября 2003 г. N 131-Ф3 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (в ред. от 25.12.2012) (с изм. и доп., вступившими в силу 01.01.2013) // КонсультантПлюс.

16. Научные монографии и статьи

17. Авдиенко Д. А. Политические диспозиции как элемент политической культуры // Политическая культура России: история, современное состояние, тенденции, перспективы : сборник научных статей. СПб., 2001. С. 11-16.

18. Агафонов В., Ракитянский В. Россия в поисках будущего. М. : Издательская группа «Прогресс» «Культура», 1993. 304 с.

19. Ажаева В. С. От ассимиляции к многокультурности // Российские исследования о Канаде. Canadian studies in Russia. Etudes Canadiennes en Russie. Труды РАИК. Вып. 1. M., 1997. С. 10-22.

20. Акимов Ю. Г. Современное канадское общество. СПб. : Петрополис, 2000. 88 с.

21. Алексеев А. Б. Патриотизм и его влияние на политическое поведение народа России // Политическая культура России: история, современное состояние, тенденции, перспективы : сборник научных статей. СПб., 2001. С. 17-22.

22. Алмонд Г. и др. Сравнительная политология сегодня : мировой обзор. М., 2002.537 с.

23. Алмонд Г., Верба С. Гражданская культура и стабильность демократии // Полис. 1992. №4. С. 122-134

24. Альфред о Перес Браво. Мультикультурализм // Диалог культур в условиях глобализации. XXII международные Лихачевские научные чтения17-18 мая 2012 года. СПб., 2012. С.165-167.

25. Альянс цивилизаций. URL: http://www.un.org/ru/peace/alliance/ (Дата обращения 11.11.2012г.)

26. Андронова И. В. Политико-правовые и социокультурные условия становления гражданского общества в современной России / под ред. А. А. Вилкова. Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 2004. 300 с.

27. Аннинский Л. Внутри мифа. Патологии современного мифологизированного сознания // Мифы и мифология в современной России. М., 2000. С. 112-125.

28. Аузан А. Снова мимо. Почему в России в очередной раз откладывается модернизация // Новая газета. № 86 от 20 Ноября 2008. URL: http://www.novayagazeta.ru/data/2008/86/17.html

29. Афанасенко И. Д. Экономика и духовная программа России. СПб. : Изд-во «Третье тысячелетие», 2001. 416 с.

30. Ахиезер А. С. Россия: критика исторического опыта (Социокультурная динамика России). Т. 1. От прошлого к будущему. Новосибирск : Сибирский хронограф, 1997. 804 с.

31. Ахиезер А. С. Россия: Критика исторического опыта: в 2-х т. Т. I. М. : Филос. общество СССР, 1991. 318 е.; Т. II. М.: Филос. общество СССР, 1991. 377 с.

32. Ахиезер А., Клямкин И., Яковенко И. История России: конец или новое начало? М. : Новое издательство, 2005. 708 с

33. Ахиезер А., Клямкин И., Яковенко И. История России: конец или новое начало? М. : Новое издательство, 2005. URL: http://4plus5 .ru/ist/ahcontent.html.

34. Ашкеров А. Интеллектуалы и модернизация. М. : Издательство «Европа», 2010.48 с.

35. Бабашкин В. Крестьянский менталитет: наследие России царской в России коммунистической // Общественные науки. 1995. № 3. С. 99-110.

36. Багдасарян В. Э., Сулакшин С. С. Высшие ценности Российского государства. Серия «Политическая аксиология». М. : Научный эксперт, 2012. 624 с.

37. Бадовский Д. Модернизация и демократия // Демократия: перезагрузка смыслов. М. : Центр политической конъюнктуры России, 2010. 304 с.

38. Баева Л. В. Ценности изменяющегося мира: Экзистенциальная аксиология истории : монография. Астрахань: Изд-во АГУ, 2004. 277 с.

39. Бажанов Е. Сталин: ожившие мифы и отжившая реальность // Эхо планеты. 2010.18.

40. Бакштановский В. И., Согомонов Ю. В. Введение в политическую этику. Москва; Тюмень: ИПОС АН СССР, 1990. 182 с.

41. Баранец Н., Веревкин А., Ершова О. Об идеологии и идеологизации науки // Власть. 2011. № 6. С. 126-129.

42. Барзилов С., Новиков А., Чернышов А. Особенности развития политико-экономических процессов в российской провинции. М., 1997. 95 с.

43. Барышков В. П. Аксиология личностного бытия. М. : Логос, 2005. 192 с.

44. Баталов Э. Политическая культура России сквозь призму civic culture // Pro et Contra. Т. 7. 2002. № 3. Лето. С. 7-22.

45. Баталов Э. Я. Политическая культура современного американского общества. М., 1990. 256 с.

46. Баталов Э. Я. Советская политическая культура (к исследованию распадающейся парадигмы) // Баталов Э. Я. Политическое «слишком человеческое». М. : Эдиториал УРСС, 2000. 136 с.

47. Белинская Е. П. Кризис идентичности в условиях радикальных социальных изменений // Идентичность и организация в меняющемся мире : сборник научных трудов. М. : Изд-во ГУ-ВШЭ, 2008. С. 80-96 (265 е.).

48. Белковский С. А. Империя Владимира Путина. М., 2007. 269 с.

49. Беляева Л. А. Динамика отношения россиян к социально-экономическим и политическим изменениям // Социс. 2011. № 10. С. 11-25.

50. Бессонов Б. Власть и духовное развитие общества // Власть. 2011. № 2. С. 31-34.

51. Бессонова О. Э. Россия и Запад: образ будущего с позиции общей теории институциональных трансформаций // Общественные науки и современность. 2008. С. 86-99.

52. Блэк С. Динамика модернизации: очерки сравнительной истории. М. ,1966;

53. Богатырев К. А. Конституционные основы государственной идеологии и национальной идеи России // «Право и безопасность». 2010. № 2 (35). Июль. URL: http://dpr.ru/pravo/pravo 31 5.htm Дата обращения 24.10 2012 г.

54. Богомолов О. Т. Демократия и социально-экономический прогресс // Новая и новейшая история. 2011. № 1. С. 11-12.

55. Бондырева С. К. Колесов Д. В. Традиции: стабильность и преемственность в жизни общества. М. : Изд-во Московск. психолого-социального инс-та, 2004. 280 с.

56. Бузгалин А. В. Почему СССР не хочет становиться прошлым? (Загадка «мутантного социализма») // Философские науки. 2012. № 1. С. 42.

57. Булдаков В. П. Красная смута. Природа и последствия революционного насилия. 2 изд., доп. М., 2010. 967 с.

58. Булдаков В. П., Марченя П. П., Разин С. Ю. «Народ и власть в российской смуте»: прошлое и настоящее системных кризисов в России // Вестник архивиста. 2010. № 3. С. 288302.

59. Булдаков В. П., Марченя П. П., Разин С. Ю. Международный круглый стол «Народ и Власть в российской смуте». Ч. 5 // Власть. 2010. № 8. С. 9-13. URL: http://mvw.isras.ru/files/File/Vlast/2010/06/Krugl stol.pdf

60. Булдаков В. П., Марченя П. П., Разин С. Ю. Международный круглый стол «Народ и Власть в российской смуте». Ч. 6 // Власть. 2010. № 9. С. 16-21. URL: http://www.isras.ru/files/FileA^last/2010/09/Krugl stol.pdf

61. Бызов JI. Г. Социокультурная трансформация российского общества и формирование неоконсервативной идентичности // Мир России. 2002. № 1. С. 118.

62. Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире / пер. с англ. П. М. Кудюкина; под общ. ред. канд. полит, наук Б. Ю. Кагарлицкого. СПб. : Изд-во «Университетская книга», 2001. 416 с

63. Валлерстайн И. После либерализма / пер. с англ.; под ред. Б. Ю. Кагарлицкого. М. : Едиториал УРСС, 2003. 256 с.

64. Ванюков Д. А., Кузнецов И. И., Самсонов Д. В. Имперские проекты. М. : Книжный Клуб Книговек, 2010. 416 с.

65. Василенко И. А. Политическая глобалистика. М. : Логос, 2003. 360 с.

66. Вдовиченко Л. В. «Порядок» и «беспорядок» как ценность и антиценность в политическом дискурсе России и США // Политическая лингвистика. Екатеринбург, 2010. Вып. 3(33). С. 57-61.

67. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // Вебер М. Избранные произведения / пер. с нем. М., 1990. С. 61-272.

68. Верт И. История советского государства. 1990-1991 / пер. с фр. М. : Прогресс: Прогресс-Академия, 1992. С. 125-126.

69. Вестов Ф. А. Правовое государство, власть и личность: историко-политический и правовой аспекты. Саратов : Саратовский источник, 2010. 128 с.

70. Вилков А. А. Либеральные ценности в массовом сознании россиян в постсоветский период // Новая Россия: власть, общество, управление в контексте либеральных ценностей. М., 2004. С. 157-165.

71. Вилков А. А. Менталитет крестьянства и российский политический процесс. Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 1997. 160 с.

72. Вилков А. А. Политическое управление и гражданское общество в современной России // Известия Саратовского университета. Серия Социология. Политология. Вып. 4. Т. 10. 2010. С. 62-70.

73. Вилков А. А., Бобылев Б. В. Социокультурные основания политических конфликтов в России. Саратов : Изд-во Саратовск. госуниверситета, 2002. 164 с.

74. Вирилио П. Информационная бомба: стратегия обмана / пер. с фр. М. : ИТДГК «Гнозис», Фонд «Прагматика культуры», 2002. 192 с.

75. Витушкин Д. А. Книга Фридриха Ницше «Так говорил Заратустра». URL: http://wvvw.niet2sche.ru/look/xxc/etika/vitushkin/ 21 ноября 2012.

76. Вишневский А. Г. Серп и рубль: Консервативная модернизация в СССР. М. : ОГИ, 1998.432 с.

77. Владимирова М. А. Канадская самобытность и политика многокультурности // США-Канада: экономика, политика, культура. 2004. № 6. С. 45-56.

78. Владиславлев А. Забытый урок // Стратегия России. 2005. № 12 (24). С. 51-52.

79. Властная идейная трансформация: исторический опыт и типология : монография /

80. B. Э. Багдасарян, С. С. Сулакшин, под общ. ред. В. И. Якунина. М. : Научный эксперт, 2011. 344 с.

81. Власть, общество и бизнес в регионе: перспективы эффективного взаимодействия / под ред. Г. Н. Комковой. Саратов : Изд-во «Саратовский источник», 2012.

82. Воробьёв С. Гражданское общество и модернизация России // Власть. 2009. № 4.1. C. 18-21.

83. Ворожейкина Т. Е. Государство и общество в России: исчерпание государствоцентричной матрицы развития // Полис. 2002. № 4. С. 60.

84. Вятр Ежи Й. К вопросу о национальном единстве и культурном многообразии // Диалог культур в условиях глобализации. XXII международные Лихачевские научные чтения 17-18 мая 2012 года. СПб., 2012. С. 53-54.

85. Гаврилова М. В. Экспликация идеологических представлений политика: лингвокогнитивный подход // Полис. 2010. № 3. С. 80-89.

86. Гавров С. Н. Модернизация во имя империи. Социокультурные аспекты модернизационных процессов в России. М. : Едиториал УРСС, 2004. 352 с.

87. Гавров С. Н. Социокультурная традиция и модернизация российского общества. М. : МГУКИ, 2002. 146 с.

88. Гаджиев К. Метаморфозы идеологии в условиях глобализации // Власть. 2011. №11. С. 4-8.

89. Гаджиев К. С. Политическая наука. М. : Международные отношения, 1995. 400 с.

90. Гаджиев К. С. Размышления о политической культуре современной России // МЭМО. 1996. № 2. С. 26-39.

91. Галкин А. А. Власть, общество и политический процесс: российская модель // Полития. 2009. № 1 (52). С. 5-21.

92. Галкин А. Россия: динамика общественного сознания как фактор качественных перемен // Власть. 2012. № 4. С. 4-9.

93. Гатилов Г. М. Международные аспекты диалога культур в условиях глобализации // Диалог культур в условиях глобализации. XXII международные Лихачевские научные чтения 17-18 мая 2012 года. СПб., 2012. С. 58-61.

94. Геворкян А. Р. Национализм и космополитизм как две стороны либерализма // Философские науки. 2008. № 6. С. 53-76.

95. Гельдер И. Г. Идеи к философии истории человечества. М. : Наука, 1977. 705 с.

96. Гельман В. В чем виновата культура? // Slon.ru: веб-сайт. 2010. URL: http://slon.ru/blogs/gelman/post/442402.

97. Гельман В. Тупик авторитарной модернизации // Pro et Contra. 2009. Т. 13. № 5-6. сентябрь-декабрь.

98. Гельман В. Я. Возвращение Левиафана? Политика рецентрализации в современной России // Полис. 2006. № 2. С. 90- 09.

99. Герменчук В. В. Пространство власти и управления : монография / В. В. Герменчук. Мн., 2008.

100. Глебова И. И. Политическая культура России. Образы прошлого и настоящего. М. : Наука, 2006. 330 с.

101. Глинчикова А. А. Демократическая модернизация и национальная культура // Полис. 2010. №6. С. 54-67.

102. Гозман JI. К. Культ власти. Структура тоталитарного сознания // Осмыслить культ Сталина. М. : Прогресс, 1989. С. 351.

103. Гозман Л. Я., Шестопал Е.Б. Политическая психология. Ростов-н/Д. : Феникс, 1996.448 с.

104. Головин Н. А. Теоретико-методологические основы исследования политической социализации. СПб. : СПбГУ, 2004. 288 с.

105. Головченко В. И. Партийно-идеологический фактор трансформации современной России : монография. Саратов : Издательский центр «Наука», 2009. 237 с.

106. Голубь В. В. Политическое развитие транзитивных обществ // VI Всероссийский конгресс политологов «Россия в глобальном мире: институты и стратегии политического взаимодействия» : материалы. Москва, 22-24 ноября 2012 г. М., 2012. С. 129.

107. Горшков М. К. Российское общество в социологическом измерении // Социс. 2009. №3. С. 15-26.

108. Горшков М. К. Российское общество в условиях трансформации: мифы и реальность (социологический анализ). 1992-2002 гг. М. : РОССПЭН, 2003.

109. Горшков М. К. Социальные факторы модернизации российского общества с позиций социологической науки // Социс. 2010. № 12. С. 28—41.

110. Готово ли российское общество к модернизации? / под ред. М. К. Горшкова, Р. Крумма, Н. Е. Тихоновой. М. : Издательство «Весь Мир», 2010. 344 с.

111. Готово ли российское общество к модернизации? Круглый стол. // Общество и экономика. 2010. № 5. С. 105-172.

112. Гринберг Р. С. Свобода и справедливость. Российские соблазны ложного выбора. М. : Инфра-М, Магистр, 2012. 416 с.

113. Громыко А. А. Мультикультурализм в международных отношениях // Диалог культур в условиях глобализации. XXII международные Лихачевские научные чтения 17-18 мая 2012 года. СПб., 2012. С. 72-74.

114. Громыко М. М. Мир русской деревни. М., 1991. 269 с.

115. Гудков Л. Д. Условия воспроизводства «советского человека» // Вестник общественного мнения: Данные. Анализ. Дискуссии. 2009. № 2 (100). URL: http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2010/04/09/0000336866/vom2009.2x28100x298-37.pdf.

116. Гудков Л. Общество с ограниченной вменяемостью // Вестник общественного мнения. 2008. № 1. С. 8-32.

117. Гудков Л. Социальный капитал и идеологические ориентации // Pro et Contra. 2012. Май июнь. Т. 16. С. 27.

118. Гурьев А. Как закалялся агитпроп. М. : ООО «Научно-издательский центр «Академика», 2011. 432 с.

119. Даль Р. Демократия и ее критики. М. : РОССПЭН, 2003. 574 с.

120. Даль Р. О демократии // Антология мировой политической мысли. Т. 2. М., 1997.

121. Данилевский Н. Я. Россия и Европа. М. : Книга, 1991. С. 574.

122. Данилов М. В. Исследование российской многопартийности: традиции и инновации. Саратов, 2006. 169 с.

123. Двадцать лет реформ глазами россиян (Опыт многолетних социологических замеров). Аналитический доклад ИС РАН // Полис. 2011. № 6. С. 109-120.

124. Демидов А. И. Политическая деятельность. Философский анализ факторов детерминации. Саратов, 1987. 119 с.

125. Демидов А. И. Учение о политике: философские основания. М. : Изд-во НОРМА, 2001.288 с.

126. Демографическая модернизация России, 1900-2000 / под ред. А. Г. Вишневского. М. : Новое издательство, 2006. 608 с.

127. Демченко А. А. Из истории размежевания революционеров-демократов с либералами (Чернышевский и Кавелин) // Освободительное движение в России. Саратов, 1979. Вып. 9. С. 22-39.

128. Денисовский Г. М., Козырева Т. М. Политическая толерантности в реформируемом российском обществе второй половины 90-х годов. М., 2002. 112 с.

129. Джаспер Коппинг. Берегись, Люксембург: британцы вторгались в девять из каждых десяти стран мира. URL: http://www.inosmi.ru/europe/20121107/201875108.html (Дата обращения 7.11. 2012 г.)

130. Джоши М. М. Диалог культур в условиях глобализации // Диалог культур в условиях глобализации. XXII международные Лихачевские научные чтения 17-18 мая 2012 года. СПб., 2012. С. 76-79.

131. Диалог культур и партнерство цивилизаций: становление глобальной культуры : X Международные Лихачевские научные чтения, 13-14 мая 2010 г.: материалы. СПб. : СПбГУП, 2010. 572 с.

132. Динес В. А., Николаев А. Н. Регионы идут на выборы: Саратовская область // Власть. 1999. № 11. С. 29-32.

133. Долгов В. М. Идеологический фактор в электоральном процессе современной России // Власть. 2003. № 4. С. 6-8.

134. Долгов В. М., Дорофеев В. И., Данилов М. В., Митрохина Т. Н., Чекмарев Э. В. Студенческая молодежь в гражданском обществе. Саратов, СГУ, 2003. С. 164.

135. Дорофеев В. И. Политическая культура и модернизация современного российского общества // Проблемы политологии и политической истории. Вып. 7. Саратов : Изд-во Саратовск. госуниверситета, 1996.

136. Дорофеев В. И. Политическое лидерство: некоторые вопросы теории и практики // Проблемы политологии и политической истории. Саратов : Изд-во Саратовск. госуниверситета, 2002. Вып.11. С. 3-10.

137. Дубин Б. В. Традиция, культура, игра в социологии Юрия Левады // Общественные науки и современность. 2007. № 6. С. 31-38.

138. Дука A.B. Политическая культура поиски теоретических оснований. М., 2004.

139. Дуткевич П. Рынок, модернизация и демократия. Размышления о межцивилизационных отношениях // Диалог культур в условиях глобализации. XXII международные Лихачевские научные чтения 17-18 мая 2012 года. СПб., 2012. С. 81-87.

140. Дыльнов Г. В. Законодательная власть в правовом государстве. М., 1995. 285 с.

141. Европейский выбор или снова «особый путь»? / под общ. ред. И. М. Клямкина. М. : Фонд «Либеральная миссия», 2010. 448 с.

142. Ерасов Б. С. Социальная культурология : учебник для студентов высших учебных заведений. Изд. 3-е, доп. и перераб. М. : Аспект Пресс, 2000. 591 с.

143. Желтикова И. В. Место либеральной идеи в образе будущего России XIX века // Сергей Андреевич Муромцев председатель первой государственной думы: политик, ученый, педагог : сборник научных статей. Орел : ИД Орлик, 2010. 284 с.

144. Желтикова И. В., Гусев Д. В. Ожидание будущего: утопия, эсхатология, танатология : монография. Орел : Издательство ОГУ, 2011. 172 с.

145. Жирнов Н. К вопросу о возможности органичного сочетания идеологии и модернизации // Власть. 2011. № 5. С. 45-47.

146. Забельская Е. С. Правовое просвещение молодежи // Юнош. б-ки России: Информ. вестн. Вып. 1(20) / РГЮБ. М., 2002. С. 35-39.

147. Завалев А. Государство и модернизация российского общества // Власть. 2012. №3. С. 26-27.

148. Зевина О. Г., Макаренко Б. И. Об особенностях политической культуры современной России // Полис. 2010. № 3. С. 114-131.

149. Зюганов Г. А. Социалистическая модернизация путь к возрождению России». Доклад Г. А.Зюганова на V Пленуме ЦК КПРФ 3 апреля 2010 года. URL: http://kprf.ru/rus soc/77698.html. 03.04.2010 15:15

150. Идейно-символическое пространство постсоветской России: динамика, институциональная среда, акторы / под ред. О. Ю. Малиновой. М. : РАПН. 2011. 285 с.

151. Ильин В. В., Панарин А. С, АхиезерА. С. Реформы и контрреформы в России. М.: Изд-во МГУ, 1996. 400 с.

152. Ильин М. В. Слова и смыслы: опыт описания ключевых политических понятий. М. : РОССПЭН, 1997. 432 с.

153. Ильин М.В. Идеальная модель политической модернизации и пределы ее применимости. М., 2000.

154. Инглхарт Р. Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющиеся общества // Полис. 1997. №4. С. 6-32.

155. Инглхарт Р., Вельцель К. Модернизация, культурные изменения и демократия: Последовательность человеческого развития М.: Новое издательство, 2011.

156. Иноземцев В. JI. Что такое модернизация и готова ли к ней Россия // Модернизация России: условия, предпосылки, шансы : сб. статей и материалов / под ред. В. JI. Иноземцева. М. : Центр исследований постиндустриального общества, 2009. С. 7-82.

157. Камалов M. М. Демократическая политическая культура: американский опыт // Вестник Московск. у-та. Сер. 12. 1991. № 5. С. 73-78.

158. Кантор В. К. «Крушение кумиров», или Одоление соблазнов (становление философского пространства в России). М. : РОССПЭН. 2011. 608 с.

159. Кантор В. К. «Средь бурь гражданских и тревоги.». Борьба идей в русской литературе 40-70-х гг. XIX в. М. : РОССПЭН 1988. 304 с.

160. Капицын В. М. Права человека и механизмы их защиты. М. : ИКФ «ЭКМОС», 2003.288 с.

161. Капустин Б. Г. Конец транзитологии? О перспективном осмыслении первого посткоммунистического десятилетия // Полис. 2001. № 4. С. 6-26.

162. Капустин Б. Г. Современность как предмет политической теории. URL: http://shulentna.narod.ru/Polit/kapustin/sovremennost/03.html (Дата обращения 2 мая 2009 г.).

163. Кара-Мурза С. Г. Образ будущего. URL: http://sg-karamurza.liveiournal.com/ 9365.html. (Дата обращения 7.08.2012).

164. Карнаш Г. Ю. К вопросу о российском дискурсе справедливости // Плис. 2008. № 5. С.160-168.

165. Карозерс Т. Конец парадигмы транзита // Политическая наука. 2003. № 2.

166. Карозерс Т. Ошибка теории «поэтапной демократизации» // Pro et Contra. 2007. № 1. С. 85-102.

167. Касамара В. В., Сорокина А. А. Постсоветская ностальгия в повседневном дискурсе россиян // Общественные науки и современность. 2011. № 6. С. 18-31.

168. Каспэ С. И. Империя и модернизация: Общая модель и российская специфика. М.,2001.

169. Каспэ С. И. Империя и модернизация: Общая модель и российская специфика. М. : РОСПЭН, 2001.

170. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М., 2000.

171. Кастельс М. Галактика Интернет. М., 2003

172. Касьянов В. В. Государственная идеология в современной России // URL: http://dom-hors.ru/issue/fik/2011-3-4/kasyanov.pdf (Дата обращения 24.12. 2012 г.).

173. Кейзеров Н. М. Методологические аспекты критики буржуазных концепций политической культуры // Вопросы философии. 1982. № 1. С. 101.

174. Кива А. В. Многоликость российской модернизации // Общественные науки и современность. 2011. № 1. С. 50-51.

175. Кива А. В. Российские реформы в контексте мирового опыта: вопросы теории и политической практики. М. : Институт востоковедения РАН, 2006.

176. Китаев В. А. От фронды к охранительству. Из истории русской либеральной мысли 50-60-х гг. XIX в. М. : Мысль, 1972. 286 с.

177. Клямкин И. М. Постсоветская политическая система в России (возникновение, эволюция и перспективы трансформации) // Фонд «Либеральная миссия». 18.02.2002 -http://www.liberal.ru/article.asp? Num=52

178. Ковалев В. А. Политические альтернативы в современной России : монография. Сыктывкар : Изд-во Сыктывкарского ун-та, 2010. 204 с.

179. Коваленко В. И., Костин А. И. Политические идеологии: история и современность // Вестник МГУ. Сер. 12., 1997. № 2. С. 45-74.

180. Коваль Б. И., Ильин М. В. Власть versus политика// Полис. 1991. № 5. С. 152-163.

181. Коган Л. Н., Вишневский Ю. Р. Очерки теории социалистической культуры. Свердловск, 1972.

182. Козин Н. Г. Россия. Что это? В поисках идентификационных сущностей. М. : Академический Проект; Альма Матер, 2012. 527 с.

183. Козлов В. А., Хлевнюк О. В. Начинается с человека. Человеческий фактор в социалистическом строительстве: итоги и уроки 30-х гг. М., 1988. 251 с.

184. Козловский В. В. Модернизация: от равенства к свободе / под ред. А. И. Уткина, В. Г. Федотова. СПб., 1995. 280 с.

185. Комлева Н., Саймоне Г., Стровский Д. Идеологическая мощь геополитического актора: сущность, структура, российская практика // Власть. 2011. № 12. С. 122-125.

186. Концептуальная модель взаимодействия власти, гражданского общества и бизнеса в условиях российского региона / под ред. Г. Н. Комковой. Саратов : Изд-во «Саратовский источник», 2011. 189 с.

187. Кортунов С. В. Национальная идентичность: Постижение смыслов. М. : Аспект Пресс, 2009. 589 с.

188. Красильщиков В. А. Вдогонку за прошедшим веком: Развитие России в XX веке с точки зрения мировых модернизаций. М., 1998.

189. Красин Ю. Метаморфозы российской реформации. Политологические сюжеты. М. : ИС РАН, 2009. 496 с.

190. Кричевский Н. А., Гончаров С. Ф. Корпоративная социальная ответственность. М. : Дашков и Ко, 2006. 195с.

191. Куда идет Россия?. Власть, общество, личность. М., 2000;

192. Кузнецов И. И. Политические механизмы разделения властей в современной России. Саратов : Изд-во Саратовск. госуниверситета, 2010. 360 с.

193. Кульпин Э.С. Альтернативы российской модернизации или реставрация Мэйдзи по-русски // Полис. 2009. № 5.

194. Купина Н. А. Языковое строительство: от системы идеологем к системе культурем // Русский язык сегодня. М., 2000. С. 182-189.

195. Кургинян С. После капитализма // Россия XXI. 2011. С. 6-63.

196. Кутковец Т. И., Клямкин И. М. Русские идеи // Полис. 1997. № 2. С. 126-128.

197. Лавров С. В. Глобализация и диалог культур в условиях трансформации геополитического ландшафта // Диалог культур в условиях глобализации. XXII международные Лихачевские научные чтения17-18 мая 2012 года. СПб., 2012. С. 118-121.

198. Лапин Н. И. Как чувствуют себя, к чему стремятся граждане России // Социс. 2003. №6. С. 78-87.

199. Лапин Н. И. Тревожная стабилизация // Общественные науки и современность. 2007. №6. С. 39-53.

200. Лебедева H. М., Татарко А. Н. Культурные ценности россиян: динамика и следствие для экономического развития. М., 2009.

201. Левада Ю. A. Homo Post-Soveticus // Общественные науки и современность. 2000. № 6. С. 5-24.

202. Левашов В. К. Гражданское общество и демократическое государство в России // Социс. 2006. № 1. С. 6-20.

203. Левашов В.К. Россия на развилке социополитических траекторий развития // Мониторинг общественного мнения. 2011. № 3 (103). Июль-август.

204. Лейпхарт А. Демократия в многосоставных обществах. М., 1997. 287 с.

205. Ленин В. И. Удержат ли большевики государственную власть? // Полн. собр. соч. Изд. 5-е. М. : Изд-во полит, литературы, 1981.

206. Леонтович В. В. История либерализма в России. 1862-1914. М., 1995. С. 39-40.

207. Леонтьев М., Невзоров А. и др. Крепость «Россия». М. : Яуза. Эксмо. 2008. 320 с.

208. Лосев А. Ф. Диалектика мифа // Лосев А. Ф. Миф, число сущность. М. : Мысль, 1994. 920 с.

209. Лубский А. В. Государственность и нормативный тип личности в России // Гуманитарный ежегодник. Вып. 6. Ростов н/Д; М. : Изд-во «Социально-гуманитарные знания», 2007.

210. Лукин А. В., Лукин П. В. Мифы о российской политической культуре и российская история // Полис. 2009. № 1. С. 56-70.

211. Луков А. В. «Картины мира» молодежи как результат культурной социализации в условиях становления глобальных систем коммуникации : дис. . канд. соц. наук. М. : Московский гуманитарный университет, 2007. 144 с.

212. Магун B.C., Руднев М.Г. Базовые ценности россиян в европейском контексте // Общественные науки и современность. 2010. № 3. С. 5-22.

213. Малинецкий Г. Г. Россия. Выбор будущего // Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование. Политология. Экономика. Право. 2009. Вып. №3. Т. 2. С. 48-68.

214. Малинова О. Ю. Идеи как независимые переменные в политических исследованиях: в поисках адекватной методологии // Полис. 2010. № 3. С. 90-99.

215. Малышева Е. Г. Идеологема как лингвокогнитивный феномен: определение и классификация // Политическая лингвистика. 2009. № 4 (30). С. 32-40.

216. Малькевич А. А. Возможности использования прикладных аспектов теории поколений в исследовании политической социализации молодежи // Аспирантский вестник Поволжья. 2010. № 1-2. С. 222-226.

217. Малько А. В. Политическая и правовая жизнь России: актуальные проблемы. М., 2000. 256 с.

218. Мартинелли А. Глобальная модернизация. Переосмысливая проект современности. СПб., 2006;

219. Мартьянов В. С. Один модерн, или множество? // Полис. 2010. № 6. С. 47-48.

220. Масуда Й. «Информационное общество как постиндустриальное общество». М.,1997;

221. Матвеев Р. Ф. Аналитическая политология. Саратов, 2002. 308 с.

222. Матвеев Р. Ф. Теория политических процессов. Саратов, 1996. 31 с.

223. Матюхин А. В. Пути и теории политической модернизации в России: сравнительный, анализ консервативных и анархистских подходов. М. :УРАО, 2005. 204 с.

224. Медведев Д. А. 2009. Россия, вперед! URL: Ьир://президент.рф/пешз/5413.

225. Медушевский А. Н. К критике консервативной политической романтики в постсоветской России // Российская история. 2012. № 1. С. 3-15.

226. Межуев Б. В. Перспективы политической модернизации России // Полис. 2010. № 6. С. 6-22.

227. Межуев В. М. Маркс против марксизма. Статьи на непопулярную тему. М. : Культурная революция, 2007. 176 с.

228. Мельвиль А. Демократические транзиты (теоретико-методологические и приходные аспекты). М., 1999. 108 с.

229. Мельвиль А. Ю., Стукал Д. К. Миронюк М. Г. Траектория режимных трансформаций и типы государственной самостоятельности // Полис. 2012. № 2. С. 14.

230. Милюкова О., Федотов А. Этакратизм российского массового сознания // Власть. 2012. № 7. С. 10-15.

231. Миронов В. В. Диалог культур: глобализационные угрозы // Диалог культур в условиях глобализации. XXII международные Лихачевские научные чтения 17-18 мая 2012 года. СПб., 2012. С. 139-147.

232. Михеев В. А. Российская государственность в контексте социально-политической мысли России // Власть. 2012. № 2.

233. Мишанова Е. В. Проблема операционализации идеологического поля в контент-аналитических исследованиях // Полис. 2010. № 3. С. 69-79.

234. Многоликая глобализация. Культурное разнообразие в современном мире / под ред. П. Бергера и С. Ханнингтона / пер. с англ. под ред. В. В. Сапова. М. : Аспект-Пресс, 2004. 379 с.

235. Модернизация в России и конфликт ценностей. М. : ИФРАН, 1993. 250 с.

236. Модернизация России: условия, предпосылки, шансы. Сборник статей и материалов. Вып. 1 / под ред. В. Л. Иноземцева. М. : Центр исследований постиндустриального общества, 2009. 240 с.

237. Модернизация России: условия, предпосылки, шансы. Сборник статей и материалов. Вып. 2 / под ред. В. Л. Иноземцева. М. : Центр исследований постиндустриального общества, 2009. 272 с. URL: http://www.predvrn.rU/ld/0/54Modernization2.pdf.

238. Модернизация российского общества и государства и ее рефлексия в политической науке: материалы «круглого стола». Саратов : Саратовский государственный социально-экономический университет. 2009.

239. Модернизация сейчас, в условиях несвободы, в принципе нереализуема. Дискуссия по докладу ИНСОР «Россия XXI века: образ желаемого завтра». URL: http://slon.ru/articals/257343/.

240. Модернизация современного общества: проблемы, пути развития и перспективы: материалы I Международной научно-практической конференции. В 2 ч. Ч. 1. Ставрополь : Центр научного знания «Логос», 2011.

241. Молчанов С. Н. Европейское право и сохранение культурного наследия народов Европы // Cultívate Russia Web Magazine. 2003. № 2. URL: http://www.cultivate.ru/mag/issue2/EUculheritage.asp

242. Морозова Е. В. Региональная политическая культура / научн. ред. А. П. Зиновьев. Краснодар, 1998.

243. Мусихин Г. И. Популизм: структурная характеристика политики или «ущербная идеология»? // Полития. 2009. № 4 (55). С. 40-53.

244. Мусихин Г. И. Идеология и власть // Полития. 2010. № 3-4 (58-59). С. 25-39.

245. Мясников О. Г. Субъекты политики // Социально-политический журнал. 1993. № 5-6. С. 29.

246. Наумова Н.Ф. Рецидивирующая модернизация в России: беда, вина, ресурс человечества? М., 1999.

247. Нейсбит Д. Мегатренды. М., 2003.

248. Нечаев Д. Н. ФРГ: от «государства партий» к «государству общественных объединений»? // Полис. 2012. № 2.

249. Никифоров Я. А. Личность как основание социального изменения в дискурсе Н. Г. Чернышевского // Известия Саратовского университета. Серия Социология. Политология. 2011. Т. 11. Вып. 4. С. 3-4.

250. Николаев В. Г. Возрождение и развитие парсонсианства в 80-е годы XX века: Дж. Александер и Р. Мюнх. М. : Знание, 2005.

251. Нисневич Ю. Аудит политической системы посткоммунистической России. М.,2007

252. Нуреев Р. М., Латов Ю. В. Россия и Европа: эффект колеи (опыт институционального анализа экономического развития). Калининград : Изд-во РГУ имени И. Канта, 2010. 529 с.

253. О стратегии преображения России: идеалы и шансы. М. : Институт экономических стратегий, 2011. 88 с.

254. Оболонский А. В. Советский режим: механика властвования // Общественные науки и современность. 2010. № 3. С. 135-151.

255. Овчинникова Ю. В. Юношеские библиотеки и формирование молодежной политики // Юнош. Б-ки России: Информ. вестн. Вып. 2(29) / РГЮБ. М., 2004. С. 23-28.

256. Оруджев 3. Способ мышления эпохи. М., 2004. 399 с.

257. Ослон А. Образ будущего в социальной реальности // Социальная реальность. Журнал социологических наблюдений и сообщений. 2006. № 11. С. 4—7.

258. Павловский Г. Русский вопрос в российской политике. URL: http:// www.globalrus.ru/opinions/783477/.

259. Паин Э. А. Исторический бег по кругу // Общественные науки и современность. 2008. № 4. С. 5-20.

260. Паин Э. Между империей и нацией. Модернистский проект и его традиционалистская альтернатива в национальной политике России. М., 2003. 164 с.

261. Панарин А. С. Искушение глобализмом. М. : Изд-во Эксмо. 2003. 416 с.

262. Панарин А. С. Реванш истории: Российская стратегическая инициатива в XXI веке. М. : Логос, 1998. С. 110-111.

263. Панарин А. С., Ильин В. В. Философия политики. М. : Издательство МГУ, 1994.284 с.

264. Пантин В. И. Политическое самоопределение России в современном мире: основные факторы, тенденции, перспективы // Полис. 2007. № 5. С. 92-104.

265. Пантин В. И. Циклы и волны модернизации как феномен социального развития. М., 1997. 190 с.

266. Пантин В., Лапкин В. Ценностные ориентации россиян в 90-годы // Pro et contra. 1999. T. 4. №2. С. 144-160.

267. Пантин В. И. Волны и циклы социального развития: Цивилизационная динамика и процессы модернизации. М., 2004

268. Пантин В. И., Лапкин В. В. Волны политической модернизации в истории России. К обсуждению гипотезы // Полис. 1998. № 2.

269. Парсонс Т. Система современных обществ. М., 1998. 270 с.

270. Пастухов В. Б. Проект «Перестройка» : инсталляция мелкобуржуазной мечты // Общественные науки и современность. 2012. № 3. С. 50.

271. Пастухов В.Б. Темный век. (Посткоммунизм как «черная дыра» русской истории) // Полис. 2007. № 3. С. 24-38.

272. Пахман С. В. Обычное гражданское право в России. Т. 1-2. СПб., 1879. 410 с.

273. Петручак Л. А. Правовая культура и юридическое образование в контексте модернизации российского общества : монография. М. : Проспект, 2011. 224 с.

274. Петухов В. В. Гражданское участие в контексте политической модернизации России // Социс. 2012. № 1. С. 48-60.

275. Петухов В. В. Демократия участия в современной России (Потенциал и перспективы развития) // Общественные науки и современность. 2007. № 1. С. 73-90.

276. Пивоваров Ю. С. О русских революциях: Послесловие // Труды по россиеведению. М., 2009. Вып. 1. С. 21-67.

277. Пивоваров Ю. С. Очерки истории общественно-политической мысли XIX -первой трети XX столетия. М., 1997. С. 124-147.

278. Пивоваров Ю. С. Русская политика в ее историческом и культурном отношениях. М. : РОССПЭН, 2006. 168 с.

279. Пияшева Л. Реформа// Октябрь. 1991. № 1. С. 157-163.

280. Пляйс Я. А. Политическая наука современной России // Политическая наука. 2001. № 1. С. 68-88.

281. Пляйс Я. А. Российские политологи о теории и практике легитимности и легитимизации политической власти // Политическая наука. 2004. № 1. С. 100-118.

282. Пляйс Я. Л. Российская государственность на пути реформирования. M., 1999.315 с.

283. Побережников И. В. Переход от традиционного к индустриальному обществу. М.,2006;

284. Подберезкин А. Национальный человеческий капиталь. В 4 т. Т. 3. Идеология русского социализма. Кн. 2. Идеология русского социализма: и стратегия национального развития. М. : МГИМО-Университет, 2011. 848 с.

285. Политический процесс: основные аспекты и способы анализа / под ред. Е. Ю. Мелешкиной. М. : Издательский Дом «ИНФРА-М», Изд-во «Весь мир», 2001. 304 с.

286. Политическое будущее России: взгляд из региона. Серия «Научные доклады». Вып. 10. Саратов : Новый ветер, 2007. 372 с.

287. Поляков Л. В. Путь России в современность: модернизация как деархаизация. М.,1998.

288. Понеделков А. В., Старостин А. М. Современные российские элиты: особенности генезиса, взаимодействия и позиционирования во власти // Политическая наука. 2004. № 1. С. 119-138.

289. Поцелуев В. А. История России XX столетия: (Основные проблемы) : учеб. пособие для студентов вузов. М. : Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. 512 с.

290. Привалов А. О том, кто кому мешает. URL: http://wwvv.rus-obr.ru/ru-web/7961 (Дата обращения 10.10.2012 г.).

291. Приленский В. И. Опыт исследования мировоззрения ранних русских либералов. М. : ИНФРАН, 1994. 276 с.

292. Проблемы гражданства и идентичности в русском либеральном дискурсе XIX-XX века / Доклад А. А. Кара-Мурзы и дискуссия. URL: http://iph.ras.ru/page50241238.htm (Дата обращения 20.07. 2012 г.).

293. Проект Россия. Третья книга. Третье тысячелетие. М. : Эксмо, 2009. 448 с.

294. Путин В. В. Выступление на заседании Госовета 26 декабря 2006 г., посвященное состоянию национальной культуры в России // Российская газета. 2006. 27 декабря.

295. Путин В. В. О новом порядке формирования Совета Федерации // Российская газета. 2012. 28 июня.

296. Пышкина Н. Ю. Взаимодействие библиотек и НКО региона в целях формирования правового пространства для молодежи // Юнош. Б-ки России: Информ. вестн. Вып. 3(30) / РГЮБ. М., 2004. С. 85-94.

297. Pap А. Россия Европа, но не Запад // Диалог культур в условиях глобализации. XXII международные Лихачевские научные чтения 17-18 мая 2012 года. СПб., 2012. С. 177180.

298. Репинецкий С. А. Формирование идеологии российского либерализма в ходе обсуждения крестьянского вопроса публицистикой 1856-1860 годов. М.; Самара : Издательство СамНЦ РАН, 2010. 351 с.

299. Розов Н. С. Специфика «русской власти», ее ментальные структуры, ритуальные практики и институты // Полис. 2011. № 1. С. 29-41.

300. Россия XXI века: образ желаемого завтра. М. : Экон-Информ, 2010. 66 с.

301. Россия: социокультурные ограничения модернизации («круглый стол») // Общественные науки и современность. 2007. № 5. С. 87-102.

302. Россия: социокультурные ограничения модернизации. Круглый стол // Общественные науки и современность. 2007. № 5.

303. Рубцов А. В. Российская идентичность и вызов модернизации. М. : Ин-т совр. Развития Экон-Информ, 2009. 260 с.

304. Рукавишников В. В. Социологические аспекты модернизации России и других посткоммунистических обществ // Социс. 2010. № 1. С. 34^6.

305. Рукавишников В., Халман Л., Эстер П. Политические культуры и социальные изменения. Международные сравнения. М., 1998. 368 с.

306. Рябов А. «Самобытность» вместо модернизации: парадоксы российской политики в постстабилизационную эпоху. М.: Гендальф, 2005.

307. Савицкая Т. Е. Человек в культуре современного Запада. М., 1989.

308. Салмин А. М. Политическое развитие России и актуальные проблемы политологии // Полис. 1998. № 3. С. 220-230.

309. Сарайкина Д. Ю. Когнитивный аспект политического праздника // Вестник Томского государственного университета. Философия. Социология. Политология. 2010. №3(11). С. 24-33.

310. Сартори Дж. Вертикальная демократия // Полис. 1993. № 2. С. 80-89.

311. Сверкунова Н. В. Феномен Сибиряка // Социс. 1996. № 8. С. 90-94.

312. Седова Н. Н. Модернизация в контексте гражданского участия // Мониторинг общественного мнения. 2011. № 1 (101);

313. Секиринский С. С., Шелохаев В. В. Либерализм в России. Очерки истории (середина XIX начало XX века). М., 1995. С. 5-8, 25-26.

314. Сергеева А. С. Русские: стереотипы поведения, традиции, ментальность. М. : Флинта: Наука, 2005. 305 с.

315. Ситнова И. В. Ментальные ограничения институциональных изменений в современной России // Мониторинг общественного мнения. 2011. № 3 (103). Июль-август.

316. Слобожникова В. С. Политические идеалы мыслителей России 30^Ю-х годов XIX века. Саратов, 2000. 164 с.

317. Смирнов С. Н. Российская бюрократия и ее роль в процессах модернизации // Мир России. 2009. № 4. С. 115-139.

318. Согрин В. В. Реалии и утопии новой России // Отечественная история. 1995. № 3. С. 3-16.

319. Соловьев А. Апология модерна (к вопросу о характеристике российских трансформаций) // Власть. 2002. № 5. С. 15-21.

320. Соловьев А. И. Коммуникация и культура: противоречия поля политики // Полис. 2002. №6. С. 6-17.

321. Соловьев А. И. Культура власти современного российского общества. М. : Николь, 1992. 141 с.

322. Соловьев А. И. Политология. Политическая теория, политические технологии. М. : Аспект Пресс, 2000. 559 с.

323. Спенглер О. Российская кампания Наполеона: неизбежно ли падение диктаторов? URL: http://www.inosmi.ru/history/20120626/194087426.html (Дата обращения 7.11. 2012 г.).

324. Стивен Коэн. «Вопрос вопросов»: почему не стало Советского Союза? М. : АИРО-XXI; СПб. : Дмитрий Буланин, 2007. 200 с.

325. Стиглиц Дж. Прозрачность правительства // Право на свободу слова. Роль СМИ в экономическом развитии. М., 2005

326. Столбов М. Государственная модернизация или модернизация государства? 24 февраля 2011 г. Эл. ресурс. URL:http://www.mgimo.ru; Дата обращения 10.12. 2012 г.

327. Стрельник О. Н. Политическая идеология и мифология: конфликты на почве родства. URL: http://humanities.edu.ru/db/msg/46594.

328. Струве П. Б. Чичерин и его обращение к прошлому // Струве П. Б. На разные темы. (1893-1901) : сб. статей. СПб., 1902. С. 86-95.

329. Сурков В. Русская политическая культура. Взгляд из утопии. 2007. URL: http://www.kreml.0rg/0pini0ns/l 52681586.

330. Суровов С. Б. Политические системы и образовательная политика в современном мире. Саратов, 1999. 187 с.

331. Суровова О. В. Политическая социализация молодежи. Саратов : Изд-во Саратовск. госуниверситета, 2004. 176 с.

332. Теории политики / под ред. Б. А. Исаева. СПб. : Питер, 2008. 464 с.

333. Теория и политика инновационного развития и инновации в политике. Круглый стол журнала «Полис» и ИС РАН // Полис. 2010. № 2. С. 128-145.

334. Тернборн Г. Мультикультуральные общества // Социологическое обозрение. 2001. Т. 1. № 1. С. 50-67.

335. Тихонова Н. Е. Социокультурная модернизация в России (опыт эмпирического анализа) // Общественные науки и современность. 2008. № 2. С. 5-23.

336. Тихонова Н.Е. Социокультурная модернизация в России (Опыт эмпирического анализа) Статья 2 // Общественные науки и современность. 2008. № 3.

337. Тишков В. А. Культурная мозаика и этническая политика в России // Известия Академии педагогических и социальных наук. М., 2003. С. 9-28.

338. Тишков В. А. Что есть Россия (перспективы нациестроительства) // Вопросы философии. 1995. №2. С. 114-119.

339. Торкунов А. Российская модель демократии и современное глобальное управление // По дороге в будущее / А. В. Торкунов, ред.-сост. А. В. Мальгин, А. J1. Чечевишников. М. : Аспект Пресс, 2010. 476 с.

340. Тоффлер Э. Метаморфозы власти: знание, богатство и сила на пороге XXI века. М., 2003.

341. Тоффлер Э. Третья волна. М., 2004.

342. Уэбстер Ф. Теории информационного общества / пер. с англ. М. В. Арапова и Н. В. Малыхиной; под ред. Е. Л. Вартановой. М. : Аспект Пресс, 2004. 398 с.

343. Фарушкин M. X. Политическая культура общества // Социально-политические науки. 1991. №4. С. 103-112.

344. Фельдман Д. М. Терминология власти. Советские политические термины в историко-культурном контексте. М., 2006. 486 с.

345. Фишман JI. Г. Слишком много эклектики // Полития. 2010. № 2 (57). С. 145-154.

346. Фомин О. Н. Политические механизмы в зонах социальной конвергенции. Саратов, 2002. 192 с.

347. Фридрих Ницше. Так говорил Заратустра. Ч. 1. О новом кумире. URL: http://lib.ru/nicshe/2aratustra.txt with-big-pictures.html. 21 ноября 2012.

348. Фуку яма Ф. Сильное государство: Управление и мировой порядок в XXI веке. М: ACT: ACT МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2006. 220 с.

349. Хабермас Ю. Будущее человеческой природы / пер. с нем. М. : Издательство «Весь Мир», 2002. 144 с.

350. Хабермас Ю. Религия, право и политика. Политическая справедливость в мультикультурном мир-обществе // Полис. 2010. № 2. С. 7-21.

351. Хабермас Ю. Философский дискурс о модерне. М. : Весь мир, 2003. 416с.

352. Хабибуллин А. Г., Рахимов Р. А. Государственная идеология: к вопросу о правомерности категории // Государство и право. 1999. № 3. С. 11-20.

353. Хабибуллина А. Р. Этническое самосознание и этническая идентичность: общее и особенное // Научно-теоретический журнал Научные проблемы гуманитарных исследований. 2010. №3. С. 119-120.

354. Хантингтон С. Политический порядок в меняющихся обществах. М. : Прогресс-Традиция, 2004. 480 с.

355. Хомский Н. Государство будущего. М. : Альпина нон-фикшн, 2012. 104 с.

356. Хомяков М. Б. Брайан Бэрри: либеральный универсализм против мультикультурализма и национализма // Журнал социологии и социальной антропологии. 2007. T. X. №1.С. 74-100.

357. Ципко А. Размышления о природе и причинах краха постсоветского либерализма // Вестник аналитики. 2004. № 3 (17). С. 4-24.

358. Чанг Синсин. Культурный экспансионизм и культурный протекционизм в контексте глобализации // Диалог культур в условиях глобализации. XXII международные Лихачевские научные чтения 17-18 мая 2012 года. СПб., 2012. С. 228-229.

359. Чекмарев Э.В. Молодежь политический ресурс модернизации постсоветской России. Издательство Поволжской академии государственной службы имени П. А. Столыпина. Саратов. 2009. 244 с.

360. Чекмарев Э. В. Роль молодежи в политической модернизации региона. Издательство «Наука». Саратов, 2009. 155 с.

361. Черносвитов П. Ю. Современная мифология и государственная идеология // Культурологические записки. Вып. 13. М. : ГИИ, 2011. С. 86-118.

362. Чернышев А. Г. Регион как субъект политики. Саратов, 1999. 228 с.

363. Чернышов А. Г. Выборы в России выбор для России. М. : Глобулус, 2007. 232 с.

364. Чилкот Рональд X. Теории сравнительной политологии. В поисках парадигмы / пер. с англ. М. : ИНФРА-М; Изд-во «Весь мир», 2001. 559 с.

365. Чичерин Б. Н. Различные виды либерализма // Общественные науки и современность. 1993. № 3. С. 116-122.

366. Чичерин Б. Н. Что такое охранительные начала? // Несколько современных вопросов. М., 1862.

367. Чичерин Б. Н. Конституционный вопрос в России. URL: http://oldliberal.by.ru/source/ckv.html.

368. Чубайс И. Б. Советский социализм неисследованное. Опыт теоретического анализа // Мир России. 2005. № 4. С. 162-191.

369. Шакарянц С. Кого «умиротворяют» армянские военные в Афганистане, когда «Талибан» побеждает НАТО? URL: http://www.regnum.ru/news/polit/1590669.html (Дата обращения 8.11. 2012 г.).

370. Шарон П. Политическая система // Политология вчера и сегодня. Вып. 4. М.,1992.

371. Шаталин С. С. Переход к рынку. Концепция и программа. М. : Архангельское, 1990. 240 с.

372. Шелохаев В. В. Русский либерализм как историографическая и историософская проблема // Русский либерализм: исторические судьбы и перспективы : мат-лы международной научной конференции. М., 1999. 567 с.

373. Шестов Н. И. Отечественный политический процесс: социально-мифологическое измерение / под ред. А. И. Демидова. Саратов : Изд-во Сарат. госуниверситета, 2001.

374. Шестов Н. И. Политический миф теперь и прежде / под ред. проф. А. И. Демидова. Саратов : Изд-во Саратовск. универ-та, 2003. 422 с.

375. Шестопал Е. Б. Личность и политика. Критический очерк современных западных концепций политической социализации. М., 1988. 203 с.

376. Шестопал Е. Б. Политическая социализация и ресоциализация в современной России // Полития. 2005. № 4. С. 48-60.

377. Шестопал Е. Б. Психологический профиль российской политики 1990-х гг.: теоретические и прикладные проблемы политической психологии. М. : «РОССПЭН», 2000. 431 с.

378. Шойер Марк. Диалог культур в условиях глобализации // Диалог культур в условиях глобализации. XXII международные Лихачевские научные чтения 17-18 мая 2012 года. СПб., 2012. С. 243-244.

379. Шпенглер О. Закат Европы. Новосибирск, 1993. 592 с.

380. Штомпка П. Социология. Анализ современного общества. М., 2005.

381. Щеглов И. А. Проблемы теории политической социализации в современной политической науке: политико-идеологический аспект // Вестник МГОУ. Серия «История и политические науки». 2011. № 1. С. 138-142.

382. Эйдельман Н. Я. «Революция сверху» в России. М. : Книга, 1989. 176 с.

383. Ядов В. А. К вопросу о национальных особенностях модернизации российского общества // Мир России. 2010. № 3. С. 46-56.

384. Ядов В. А. К вопросу о национальных особенностях модернизации российского общества. Перепечатка с сайта Института социологии РАН // URL: http://www.civisbook.ru/files/File/0nazosoben.pdf ;

385. Ясин Е. Приживется ли демократия в России. М. : Новое издательство, 2005.384 с.

386. After Identity. A Reader in Law and Culture / Ed. by D. Danielsen, K. Engle. New York: Routledge, 1995.

387. Almond G., Verba S. The Civil Culture: Political Attitudes and Democracy in five Countries. Princeton, 1963.

388. Bauman Z. Identity: Conversations with Benedetto Vecchi. Cambridge, UK; Maiden, MA: Polity Press, 2004.

389. Bauman Z. The Individualized Society. Cambridge, UK; Maiden, MA: Polity Press,2001.

390. Beyer P. Globalizing Systems, Global Cultural Model and Religion(s) // International Sociology. 2001. Vol. 13. No 1.

391. Beyer P. Religion and Globalization. London, U. K. : Thousand Oaks, Calif.: Sage Publications, 1994.

392. Braudel F. L'Identite La France. Espage et histoire. Paris, 1986. 476 p.

393. Buldakov V. Die Oktoberrevolution in der russischen und Osteuropäischen Geschichte // Berliner Jahrbucher für Osteuropäischen Geschichte. 1994. Bd. 1. S. 53-58.

394. Buldakov V. Revolution or crisis of Empire? // Bulletin of the Aberdeen Centre for Soviet and East European Studies. 1993. № 4. P. 9-10.

395. Chubarov A. The fragile empire: a history of Imperial Russia. N.Y., 1999. 244 p.

396. Coleman J.S. Modernization (Political Aspect) // International Encyclopedia of the Social Sciences. Vol. 10. N.Y., 1968.

397. Connolly W.E. Identity/Difference: Democratic Negotiations of Political Paradox. Ithaka, L. 1991.

398. Cooper Robert. The post-modern state and the world order. Demos. 2002.

399. Culture, Globalization and the World-System. Contemporary Conditions for the Representation of Identity / Ed. by A.D. King. Binghamton: Dept. of Art and Art History, State University of New York at Binghamton, 1991.

400. Davies S. Popular Opinion in Stalin's Russia. Terror, Propaganda and Dissent, 1934— 1941. Cambridge, 1997.

401. Dissent in USSR: Politics, Ideology and People. London, 1976.

402. Eisenstadt S. Modernization: Protest and Change. N.Y., 1966. P. 1.

403. Erikson E. Identity: Youth and Crisis. N.Y.: W. W. Norton, 1974.

404. Etzioni A. Next. The Road to the Good Society. N. Y. : Basic Books, 2001.

405. Ferguson Niall. Empire: The Rise and Demise of the British World Order and the Lessons for Global Power. N. Y. : Basic Books. 2003.

406. Fitzpatrick Sh. Everyday Stalinism: ordinary life in extraordinary time. N.Y.: Oxford,1999.

407. Fitzpatrick Sh. Stalin's Peasants: The Resistance and Survival in the Russian Village after Collectivisation. NY-Oxford, 1994.

408. Friedman J. Cultural Identity and Global Process. London; Thousand Oaks, Calif.: Sage Publications, 1994.

409. Friedman T. The Lexus and the Olive Tree. Understanding Globalization. N.Y. : Farrar, Straus, Giroux, 2000.

410. Friedman T.L. The World is Flat. The Brief History of Twenty-first Century. N.Y. : Farrar, Straus and Giroux, 2006.

411. Giddens A. Modernity and Self-Identity: Self and Society in the Late Modern Age. Stanford, Calif.: Stanford University Press, 1991.

412. Globalization and Identity: Dialectics of Flow and Closure / Ed. by B. Meyer, P. Geschiere. Oxford, UK; Maiden, MA: Blackwell Publishers, 1999.

413. Hall E. T. The Silent Language. N.Y. : Doubleday, 1959. 270 p.

414. Hall E. T. Understanding Cultural Differences: Germans, French and Americans. Yarmouth: Intercultural Press, 1990.

415. Hall E. T. The Dance of Life: The Other Dimension of Time. N.Y. : Doubleday. 1983.

416. Heunks F., Hikspoors F. Political Cultures 1960-1990 // Values in Western Societies. Ed by De Moor R. Tilburg : Tilburg University Press, 1995/

417. Hofstede G. Culture's Consequences: International Differences in Work. Related Values. Beverly Hills, 1984.

418. Hofstede G. Cultures and organizations: Software of the Mind, McGraw-Hill. N. Y. : Hoft, 2005. 279 p.

419. Hofstede G. H. Cultures and organizations: software of the mind. N.Y. : McGraw-Hill,1997.

420. Huntington S. P. Political Development and Political Decay // World Politics. 1995. Vol. 17. №3. P. 12.

421. Huntington S.P. Clash of Civilizations and the Remaking of World Order. N.Y. : Simon & Schuster, 1996.

422. Huntington S.P. Who are we? The Challenges to America's National Identity. N.Y. : Simon & Schuster, 2004.

423. Jameson F. Postmodernism or The Cultural Logic of Late Capitalism. Durham: Duke University Press, 1991.

424. Joseph Nye Jr. Soft power: The Means to Success in World Politics. N.Y. : Public Affaires, 2004

425. Kluckhohn F. R., Strodtbeck F. L. Variations in Value Orientation. Evaston, IllinoisElmsford, N.Y. : Ron Peterson, 1961.

426. Les Lieux de mémoire. Paris, 1984. Vol. 1. 674 p.

427. Multiculturalism in Canada. URL: http://www.mta.ca/faculty/arts/canadianstudies/english/about/multi/index.htm#policy

428. Pilbeam A. Cross-cultural issues in international business // ESP / BESIG Russia. 1998.9.

429. Ritzer G.M. McDonaldization of Society. Thousand Oaks, Calif.: Pine Forge Press,2000.

430. Rosenbaum W. A. Political Culture. London : Nelson, 1975.

431. Schwartz S.N., Lehmann A., Roccas S. Multimethod Probes of Basic Human Values // Social Psychology and Culture Context: Essays in Honor of Harry C. Triandis / Ed. By J. Adamopolos, Y. Cashima. Newbury Park. CA: Sage Publication, 1999.

432. Sholte J.A. Can Globality Bring a Good Society? // Rethinking Globalization(s). From Corporate Transnational!sm to Local Interventions. N Y. : St. Martin's Press, 2000.

433. Smith A. D. The Formation of National Identity // Harris H. (ed.) Identity. Oxford,1995.

434. Trompenaars F., Hampden-Turner C. Riding the Waves of Cultures: Understanding Cultural Diversity in Business. London : Nicholas Brealey, 1997. 265 p.

435. Van der Horst B., Hall E. T. A Great Grandfather of NLP. URL: http://www.nlptrb.org/nlp/links.htm

436. Verba S. Conclusions: Comparative Political Culture//Pye L., Verba S. Political Culture and Political Development. Princeton, 1965

437. Volkema R. J. The Negotiation Toolkit: How to Get Exactly What You Want in Any Business. N.Y. : American Management Association (AMACOM), 1999.

438. Waters M. Globalization. London; N. Y. : Routledge, 1995.

439. Авторефераты диссертаций и диссертации

440. Аваков Ю. С. Глобальный имперский проект: политико-правовой анализ институционального транзита : автореф. дис. . канд. юрид. наук. Ростов-н/Д., 2009. 25 с.

441. Алешина Е. А. Политическая культура студенческой молодежи современного российского общества: состояние, тенденции, пути формирования: автореф. дис. . канд. полит, наук. М., 2006. 28 с.

442. Ахунов У. Р. Теоретические модели демократии в постсоветской России : автореф. дис. . канд. полит, наук. Уфа, 2012. 18 с.

443. Балакирева Н. Ю. Информационное пространство политики современной России : автореф. дис. . канд. полит, наук. Орел, 2005. 23 с.

444. Баранов К. И. Политическая традиция и модернизация в социально-политическом развитии России : автореф. дис. . канд. полит, наук. М., 2001. 21 с.

445. Барышков В. П. Аксиология личностного бытия: парадигма постсубстанциального миропонимания : автореф. дис. .докт. философ, наук. Саратов, 2002. 38 с.

446. Бирюлина Т. В. Мотивация и характер политического участия российской молодежи : автореф. дис. . канд. полит, наук. Саратов, 2008. 23 с.

447. Дымов Э. М. Идентичность молодежи России в контексте современных социокультурных процессов : автореф. дис. . канд. филос. наук. Нальчик, 2006.

448. Захаров С. Н. Политическое участие молодежи в условиях модернизации российского общества : автореф. дис. . канд. полит, наук. М., 2001. 23 с.

449. Ипполитова Н. В. Политическое становление российской молодежи в условиях транзитивности социума : дис. . канд. социол. наук. Саратов, 2004. 134 с.

450. Карданова К. С. Лингво-психологическое исследование реструктурации образа сознания ИМПЕРИЯ/ЕМРЖЕ : автореф. дис. . канд. филос. наук, 2006. 21 с.

451. Коннычев Д. В. Политическое участие. (На примере российского регионального избирательного процесса) : автореф. дис. . канд. полит, наук. Саратов, 2000. 25 с.

452. Крайнова Н. В. Политическая социализация молодежи в условиях модернизации политической системы России и реформирования ее институтов (конец XX начало XXI века): автореф. дис. . канд. полит, наук. Ярославль, 2006.

453. Куимов В. А. Политическая культура российского общества: содержание и специфика : дис. . канд. филос. наук. Великий Новгород, 2000. 157 с.

454. Леныпин В. П. Формирование массового сознания молодежи в современном обществе: социально-философский аспект исследования : автореф. дис. . д-ра филос. наук. М., 2004. 53 с.

455. Львова М. Ю. Структурная трансформация ценностных ориентаций молодежи в модернизирующемся российском социуме : автореф. дис. . канд. филос. наук. М., 2007. 24 с.

456. Матвеев В. Е. Концепт «империя» в современной научной литературе : автореф. дис. .канд. истор. наук. Томск, 2008. 27 с.

457. Матюхин А. В. Теории и особенности политической модернизации в России XIX-XXI вв. : автореф. дис. . док. полит, наук : 23.00.02. М., 2006.

458. Морозова Е. В. Региональная политическая культура : дис. .канд. полит, наук. Краснодар, 1998. 348 с.

459. Назаров М. М. Политическая культура современного российского общества (1991-1995 гг.) (проблемы социолог, исследования) : дис. . докт. полит, наук. М., 1997.

460. Недельский В. О. Анализ политического развития современной России : дис. .канд. полит.наук. М. : МГУ, 2000.

461. Никифорук В. П. Особенности политической модернизации общества в условиях мобилизационного типа развития : автореф. дис. . канд. полит, наук. М. : МГУ, 2001. 22 с.

462. Омельченко Е. Л. Идентичности и культурные практики российской молодежи на грани XX XXI веков : автореф. дис. . докт. социол. наук. М., 2004.

463. Панкратов С. А. Политическая модернизация России в контексте устойчивого развития (теоретический аспект) : автореф. дис. . д-ра. полит, наук. Волгоград, 2006.

464. Петручак Л. А. Правовая культура современной России: теоретико-правовое исследование : автореф. дис. . д-раюрид.наук. М., 2012. 44 с.

465. Пляйс Я. А. Политическая наука в современной России в контексте системной трансформации общества и государства : автореферат докторской диссертации в виде научного доклада. М., 2009.

466. Рахимова Л. А. Политическая социализация молодежи: механизмы и модели : автореф. дис. . канд. полит, наук. Уфа, 2006.

467. Руткаускайте М. В. Формирование политической идентичности современной российской молодежи в процессе политической социализации: факторы и агенты : автореф. дис. . канд. полит, наук. Пермь, 2012. 26 с.

468. Самсонова Е. А. Политические ценности российской молодежи в социально-политических условиях трансформаций 1990-х годов : автореф. дис. . канд. полит, наук. Саратов, 2008. 23 с.

469. Седых Т. Н. Учение о симфонической личности как концептуальное основание политической теории евразийства : автореф. дис. . канд. полит, наук. М., 2006. 22 с.

470. Суровова О. В. Политическая социализация российской молодежи в условиях трансформации общества : автореф. дис. . д-ра полит, наук. Саратов, 2006.

471. Тавашев В. А. Политическая субкультура : дис. . канд. филос. наук. Екатеринбург, 1996. 181 с.

472. Ткачёв С. В. Империя как современная полития : автореф. дис. .канд. полит, наук. Владивосток, 2005. 25 с.

473. Тыклюк Н. В. Проблемы обеспечения «прозрачности» и доступности власти в современной России : автореф. дис. . канд. полит, наук. Саратов, 2007. 24 с.

474. Уварова Н. Д. Политическое участие женщин : автореф. дис. . канд. полит, наук. Саратов, 1996. 16 с.

475. Усанова Е. М. Становление политической культуры современной молодежи : автореф. дис. . канд. социол. наук. Саратов, 2005.

476. Утяшев М. М. Политическое поведение в постсоциалистическом обществе (опыт регионального исследования): дис. . д-ра социолог, наук. М., 1995. 368 с.

477. Чекмарев Э. В. Роль молодежи в политической модернизации постсоветской России : автореф. дис. .д-раполит, наук. Саратов. 2009.

478. Шарапов И. Р. Федеральные программы регионального развития в системе политических взаимоотношений между Центром и регионами (на примере современной России) : автореф. дис. . канд. полит, наук. М., 2013. 26 с.

479. Шестов Н. И. Социально-политический миф (теоретико-методологические проблемы) : автореф. дис. . д-ра полит наук. Саратов, 2002. 42 с.

480. Шешукова Г. В. Политическая культура электората современного российского региона : дис. .д-раполит, наук. М., 1997. 289 с.

481. Шогенов Ш. X. Роль концепта «империя» в познании глобализующегося мира (социально-философский аспект темы): автореф. дис. .канд. филос. наук. М., 2007. 32 с.

482. Яковлева Е. И. Социально-аксиологический анализ глобализации : автореф. дис. . канд. филос. наук. Нижний Новгород, 2005. 19 с.

483. Яшкова Т. А. Воздействие глобальных трансформационных вызовов на процесс политической модернизации России : автореф. дисс. . д-ра полит, наук. М., 2007.1. Интернет-ресурсы:

484. Официальный сайт Президента Российской Федерации http://president.kremlin.ru

485. Официальный сайт Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. Режим доступа: http:// www.duma.ru/

486. Официальный сайт Совета Федерации http://council.gov.ru

487. Официальный сайт Конституционного Суда РФ http://www.ksrf.ru

488. Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в РФ http://ombudsman.gov.ru

489. Официальный сайт политической партии «Единая Россия». Режим доступа свободный: http://www.edinros.ru/

490. Официальный сайт Коммунистической партии Российской Федерации. Режим доступа: http://kprf.ru/

491. Официальный сайт Либерально-демократическая партия. Режим доступа: http://www.ldpr.ru/

492. Официальный сайт политическая партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ. Режим доступа: www.spravedlivo.ru/

493. Официальный сайт Политической партии «Яблоко». Режим доступа: http://www.yabloko.ru/

494. Официальный сайт Политической партии «Правое дело». Режим доступа: Мр^лу-ту.ргауоеёе^.ги/12. журнал «Вестник Центральной избирательной комиссии Российской Федерации» официальный печатный орган ЦИК России http://www.cikrf.ru/vestnik

495. Демократия, ру Сайт Института развития избирательных систем. 1Цр:/Л\^\у.с1етосгасу.ги

496. Фонд «Информатика для демократии» (Региональный общественный Фонд ЩДЕМ) http://www.indem.ru

497. Ассоциация некоммерческих организаций в защиту прав избирателей ГОЛОС»Ьир:/М\\лу.§о1оз.ог§

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 487155