Геология и петрология Поросозерского гранитоидного массива, Кольский полуостров тема диссертации и автореферата по ВАК 25.00.04, кандидат геолого-минералогических наук Петровский, Михаил Николаевич

Диссертация и автореферат на тему «Геология и петрология Поросозерского гранитоидного массива, Кольский полуостров». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 138777
Год: 
2002
Автор научной работы: 
Петровский, Михаил Николаевич
Ученая cтепень: 
кандидат геолого-минералогических наук
Место защиты диссертации: 
Апатиты
Код cпециальности ВАК: 
25.00.04
Специальность: 
Петрология, вулканология
Количество cтраниц: 
145

Оглавление диссертации кандидат геолого-минералогических наук Петровский, Михаил Николаевич

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ

ГЛАВА 2. ГЕОЛОГИЯ РАЙОНА

ГЛАВА 3. ГЕОЛОГИЯ И ГЕОХРОНОЛОГИЯ

ПОРОСОЗЕРСКОГО МАССИВА

3.1. Геология главных фаз массива

3.2. Геология жильных образований

3.3. Геохронология пород Поросозерского массива

3.4. Краткие выводы

ГЛАВА 4. ПЕТРОГРАФИЯ И МИНЕРАЛОГИЯ ПОРОД

ПОРОСОЗЕРСКОГО МАССИВА

ГЛАВА 5. ПЕТРОГЕОХИМИЯ ПОРОД ПОРОСОЗЕРСКОГО

МАССИВА

5.1. Петрохимическая классификация и распределение петрогенных элементов

5.2. Геохимия элементов-примесей

5.3. Выводы

ГЛАВА 6. ПЕТРОЛОГИЯ

6.1. Оценка Р-Т параметров кристаллизации пород

Поросозерского массива

6.2. Физико-химический анализ образования пород

Поросозерского массива

6.3. Возможный источник магмы и реконструкция геодинамических условий формирования магматической серии Поросозерского массива по петрохимическим данным 6.4. Краткие выводы

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Геология и петрология Поросозерского гранитоидного массива, Кольский полуостров"

1. Объект исследований.

Объектом исследований является Поросозерский гранитоидный массив, приуроченный к шовной зоне Колмозеро-Воронья (Кольский полуостров). Основное внимание в работе было уделено изучению геологического строения, минерального и химического составов пород Поросозерского массива.

2. Актуальность исследования.

Одним из важных моментов изучения эволюции земной коры в раннем докембрии является восстановление истории формирования сутурных зон, разделяющих крупные области континентальной коры. На их примере существует возможность реконструкции тектонических режимов ранних стадий развития Земли, познания состава и эволюции докембрийской протокоры и верхней мантии. К таким сутурным зонам относится и архейская шовная зона Колмозеро-Воронья (ЗКВ). В течение многих лет она привлекала к себе внимание как рудоконтролирующая структура, в которой размещены перспективные рудные узлы с редкометалльной, медно-молибденовой и благороднометалльной специализацией. Без расшифровки геологической эволюции этой структуры невозможно реконструировать геодинамические обстановки, существовавшие на северо-востоке Балтийского щита в позднем архее. В геологической истории ЗКВ реперньш образованием, маркирующим завершение в ней тектоно-магматической активности, и "сшивающим" ее в единый кратонный блок с Центрально-Кольским и Мурманским террейнами, может служить колмозерский габбро-гранитоидный комплекс. В состав этого комплекса входит и Поросозерский массив, занимающий ключевую позицию в структуре региона, располагаясь в области сочленения зоны Колмозеро-Воронья с Центрально-Кольским блоком. В то же время Поросозерский массив может являться петротипом колмозерского интрузивного комплекса из-за его хорошей обнаженности.

3. Цели и задачи работы.

Главной целью работы являлось изучение внутреннего строения

Поросозерского массива, последовательности формирования и петрологогеохимических характеристик слагающих его пород, а также уточнение формационной принадлежности магматического комплекса. Для достижения поставленной цели в ходе работы было необходимо решить ряд следующих задач: выявить внутреннюю структуру и объемную форму массива; реконструировать последовательность становления интрузивных тел; изучить петрографические и петрогехимические особенности пород, слагающих массив; изучить состав породообразующих и акцессорных минералов и провести парагенетический анализ минеральных ассоциаций породных серий; определить физико-химические условия петрогенезиса гранитоидов Поросозерского массива и выявить тренды геохимической эволюции интрузивно-магматической системы и ассоциированных с ней флюидно-гидротермальных ореолов; определить возрастные соотношения интрузивных и тектоно-метаморфических событий в зоне сочленения ЗКВ с Центрально-Кольским и Кейвским блоками; осуществить сравнительный анализ Поросозерского интрузивного комплекса с формационными гомологами из других тектонических регионов.

4. Научная новизна.

В результате изучения установлено, что Поросозерский массив является не монофазным плутоном, а четырехфазным дифференцированным интрузивом, сложенным гомодромной серией от габбродиоритов до лейкогранитов и пегматитов и осложненный наличием впервые установленных в архейских формациях Кольского полуострова лампрофиров.

Впервые определен изотопно-геохимическими методами возраст фаз Поросозерского массива и показано, что разрыв во времени между формированием пород 1-й фазы и внедрением Ш-й фазы составляет 50 млн. лет (абсолютный возраст: гранодиоритов 1-й фазы 2733 ± 6 млн. лет; одинитов Ш-й фазы 2680 ± 10 млн. лет). Современными высокоточными аналитическими методами определен состав породообразующих и акцессорных минералов массива. В минеральных ассоциациях пород массива установлено два генетически различных парагенезиса: первичномагматический и метаморфический. Установлено, что Поросозерский массив относится к гранитоидным интрузиям тоналит - гранодиоритовой формации. Показано, что формирование массива происходило в результате внутрикамерной дифференциации исходного андезитового расплава. На основании вариаций химического состава показано отличие пород Поросозерского массива от метавулканитов зоны Колмозеро-Воронья, раннее объединявшихся отдельными исследователями, в единую генетически связанную вулканоплутоническую ассоциацию.

5. Практическая значимость работы.

Проведенные исследования позволили существенно пересмотреть представления о магматической эволюции зоны Колмозеро-Воронья и строении колмозерского интрузивного комплекса. Полученные автором геологические, минералогические, петрографические и геохимические данные могут быть использованы (и используются) при геологическом картировании и поисках месторождений полезных ископаемых в пределах зоны Колмозеро-Воронья.

6. Основные защищаемые положения.

1. Поросозерский массив является полифазным плутоном, сформировавшимся из исходной андезитовой магмы в период 2.73 - 2.68 млрд. лет. 1-я фаза представлена дифференцированной породной серией габбродиорит - кварцевый монцодиорит -гранодиорит - гранит. П-я фаза представлена лейкогранитами, аплитами и плагиогранитами. III-я фаза - известково-щелочными лампрофирами, IV-я -пегматитами.

2. Минеральные ассоциации гранитоидов состоят из комбинации двух разновременных минеральных парагенезисов: магматического и метаморфического. Формирование магматической ассоциации происходило при Т = 690 - 750° СиР Н20 = 2.5 - 3.0 кбар. Метаморфический парагенезис отвечает преобразованиям пород массива в условиях эпидот-амфиболитовой фации метаморфизма при Т = 440 - 450° С и Р = 3 кбар.

3. Поросозерский гранитоидный массив по соотношению с вмещающими породами рамы, структуре плутона, петрографическим и петрохимическим чертам сходен с позднеорогенными магматическими сериями тоналит - гранодиоритовой формации активных континентальных окраин.

7. Фактический материал и методы исследования.

Основу работы составили геологические материалы, собранные автором в ходе полевых работ 1998 и 1999 гг., в рамках тематических исследований Геологического института КНЦ РАН. В ходе полевых работ было изучено около 400 обнажений и отобрано более 300 проб. В камеральных условиях автором было просмотрено и описано 350 шлифов и 10 аншлифов. В аналитических лабораториях Геологического института КНЦ РАН по материалам автора выполнены следующие виды работ: 40 полных силикатных анализов пород; 40 количественных спектральных анализов на элементы-примеси; 40 определений Бг, Ъх, Юз, У, №>, и и ТЬ, выполненных рентгенофлюоресцентным методом; 16 определений Аи атомно-абсорбционным методом; 104 анализа породообразующих и акцессорных минералов на микроанализаторе "Сатеса"; анализ 8 фракций цирконов и-РЬ методом на масс-спектрометре МИ 1201-Т.

8. Апробация работы.

Результаты исследований были представлены в стендовой форме на: XXXIII Тектоническом совещании (Москва, 2000), Молодежных конференциях, посвященных памяти К.О. Кратца (Петрозаводск, 2000; Санкт-Петербург, 2001), Втором Всероссийском петрографическом совещании (Сыктывкар, 2000), III I

Всероссийском совещании "Общие вопросы расчленения докембрия" и XIX Всероссийской молодежной конференции " Строение литосферы и геодинамика" (Иркутск, 2001). Полученные материалы использованы при составлении отчета по НИР ГИ КНЦ РАН № 4-98-3623 "Зона Колмозеро - Воронья: геология, металлогения, геохронология и геодинамическая модель развития". По теме диссертации опубликовано 9 работ.

9. Благодарности.

Автор считает своим долгом выразить искреннюю благодарность своим научным руководителям к.г.-м.н. А.Н. Виноградову и к.г.-м.н. Б.В. Гавриленко, а также директору Геологического института КНЦ РАН академику РАН, профессору Ф.П. Митрофанову за поддержку, внимание и ценные советы по методологии исследований и интерпритации собранных материалов.

Работа не могла быть осуществлена без действенной помощи сотрудников вспомогательных лабораторий Геологического института КНЦ РАН: Л.И. Коваль, Л.И. Константиновой, Н.М. Кудряшова, О.Г. Лехановой, М.Ф. Лялиной, Я.А. Пахомовского, Л.И. Полежаевой, В.Е. Рявкина, Л.В. Филипычевой.

При проведении работ автор пользовался консультациями и советами: А.А. Арзамасцева, В.В. Балаганского, Ю.А. Балашова, Т.Б. Баяновой, В.Р. Ветрина, М.И. Дубровского, В.В. Гордиенко, И.В. Никитина, Л.С. Петровской, В.И. Пожиленко.

Всем, кто содействовал выполнению данной работы, автор искренне признателен.

Заключение диссертации по теме "Петрология, вулканология", Петровский, Михаил Николаевич

Основные результаты проведенного комплексного изучения геологического строения, петрографии, минералогии и геохимии пород Поросозерского массива могут быть сведены к следующему.

Согласно петрографической и петрохимической классификациям, массив сложен породами единой «длинной» гомодромной калий-натровой известково-щелочной серии: габбродиорит - кварцевый монцодиорит - гранодиорит - гранит -лейкогранит. Интрузивная камера имела гарполитообразную форму и состояла из двух субкамер, за счет которых автономно сформировались западная и восточная ветвь Поросозерского массива. В становлении плутона отчетливо выделяются четыре этапа (схему эволюции интрузивно-магматической системы Поросозерского массива см. на рис. 46).

На первом этапе внедрилась основная (порядка 80%) порция родоначальной магмы, отвечающей по составу андезиту, из которой в ходе внутрикамерной дифференциации путем фракционирования амфибола и плагиоклаза и кристаллизации интеркумулусного остаточного расплава сформировалась породная серия связанных взаимопереходами габбродиоритов, кварцевых монцодиоритов, гранодиоритов и микроклин-плагиоклазовых гранитов. Структура серии осложняется внедрением синплутонических даек кварцевых диоритов и гранодиоритов. Возраст кристаллизации пород первой интрузивной серии оценивается в 2733 ± 6 млн. лет (Кудряшов и др., 2000а и 20006).

Во второй этап из внутрикорового промежуточного очага, в область сочленения двух субкамер, интрудировала порция остаточного расплава, за счет которой сформировалась дополнительная интрузия лейкогранитов, сшившая автономные субплутоны первого этапа в единый массив. Одновременно с этим событием в остывшие интрузивы первой фазы, внедрились жильные тела плагиогранитов и аплитов. Геохронологические датировки пород второго этапа пока не выполнены.

К третьему этапу приурочены инъекции в камеру плутона лампрофировых расплавов из глубинных частей питающей магматической системы. Из этих высокодифференцированных магм сформировались дайки породной серии одинит

Верхняя камера Поросозерского массива

1 фаза

Промежуточная камера

Область генерации андезитовой магмы

Рис. 46. Эволюция интрузивно-магматической системы Поросозерского массива. спессартит - вогезит с возрастом 2680 ±10 млн. лет (Кудряшов, Петровский, 2000). На заключительном, четвертом этапе за счет остаточных расплавов, внутри верхней камеры, были образованы жилы пегматитов завершившие становление Поросозерской интрузивно-магматической системе. Из полученных и-РЬ датировок вытекает, что активные процессы в Поросозерской интрузивно-магматической системе продолжалась около 50 млн. лет: нижний предел ее возраста маркирован возрастом пород первого этапа, а верхний предел ограничивается возрастом щелочных гранитов Западно-Кейвского массива - 2674 ± 6 млн. лет (Митрофанов и др., 2000).

Формирование массива происходило в условиях мезоабисальной фации глубинности, после регионального метаморфизма пород комплекса Колмозеро-Воронья в режиме амфиболитовой фации. Контактовый метаморфизм, связанный с внедрением гранитоидов Поросозерского комплекса, накладывается на региональный метаморфизм вмещающих пород, а ориентировка магматического биотита дискордантна по отношению к ориентировке метаморфического биотита во вмещающих породах и их ксенолитах. Гранитоидные апофизы массива секут бластомилониты по породам ЗКВ. Внутри массива отчетливо выражена гнейсовидность по магматическому биотиту, субсогласная контактам массива, что можно рассматривать как свидетельство формирования интрузива в условиях высокой тектонической активности рамы. Поросозерский массив моложе палингенно-метасоматических гранитов ЦКБ, а не древнее, как это принималось ранее (Гранитоидные., 1978): породы массива прорывают плагиогранитогнейсы ЦКБ, уже испытавшие калиевый метасоматоз. Следовательно, Поросозерский интрузивный комплекс внедрялся в уже сформировавшуюся континентальную кору, а сама зона Колмозеро-Воронья в то время уже являлась консолидированной шовной структурой.

Для пород Поросозерского массива характерно наличие магматической и метаморфической генераций минералов. Магматическая генерация представлена следующими парагенезисом: в породах 1-й фазы и синплутонических им жильных образованиях Пл! + Амф1 + Би! + Кв! ± Мкл + Алн + Эпдь в породах 2-й фазы и комплементарных им жильных образованиях Пл1 + Мкл + Кв1+ Би ± Амф + Алн + ЭпД[. Метаморфическая генерация четко выделяется только в породах первой фазы и представлена парагенезисом Пл2 + Амф2 + Би2 + Кв2 + Эпд2.

В магматическом парагенезисе амфибол соответствует магнезиогастингситу с железистостью f = 48 - 56 %. Характерно увеличение железистости амфибола от основных пород к более кислым разновидностям. Магматический биотит представлен мероксеном флогопит-аннитового ряда с железистостью f = 35 - 43 %. Железистость биотита по породам серии близка, т.е., не наблюдается явного изменения железистости от более основных к более кислым разновидностям (табл. 7). В плагиоклазе содержание анортитовой составляющей изменяется от АП47.51 в габбродиоритах до Ап2о-2з в лейкогранитах. Для микроклина характерно изменение содержания альбитовой компоненты от АЬ36 в монцодиоритах до АЬ26 в лейкогранитах и Abi5.i6 в жильных аплитах и плагиогранитах, что говорит о постепенном снижении температуры и росте давления флюида (Iiyama, 1966; Seck, 1971 и 1971а) при кристаллизации пород Поросозерского массива. Кристаллизация пород 1-й фазы происходила при температуре 690 - 750° С и высоком общем и водном давлении Рн2о ~ Р = 4.5 - 5.0 кбар; 2-й фазы - при температуре 650 - 680° С и давлении воды Рн2о уел = 7.5 - 10 кбар, а Рн2о ист = 2.9 - 4 кбар; лампрофиров при температуре 670 - 720° С и давлении Р ~ 6.5 кбар.

В метаморфическом парагенезисе амфибол соответствует магнезиальной роговой обманкой с железистостью f = 34 - 36 %. Биотит представлен мероксеном истонит-сидерофиллитового ряда с железистостью f = 52 - 58 %. Состав метаморфического плагиоклаза близок во всех разностях пород и соответствует Ап22 27. Метаморфические преобразования пород массива протекали в условиях эпидот-амфиболитовой фации метаморфизма при температуре Т = 440 - 450° С и давлении Р ~ 3 кбар. .

Закономерные изменения химизма минералов от основных пород к кислым породам и закономерности распределения петрогенных элементов и элементов-примесей подтверждают единую генетическую природу дифференцированной серии Поросозерского массива и говорят о том, что ведущую роль при образовании породной серии играла фракционная кристаллизация магмы. Исходный расплав по составу отвечал андезиту, а дифференциация развивалась по известково-щелочному "боуэновскому" типу путем фракционирования Fe-Mg силикатов и плагиоклаза, что подтверждается: снижением содержания "Л, Бе, М§, Мп, Са, Со, Сг, V, Zn одновременно с ростом содержания 81, К, Шэ, РЬ в направлении от основных к кислым дифференциатам; порядком кристаллизации минералов, определенным при петрографическом изучении пород, и закономерным изменение их химизма: ростом железистости темноцветных минералов, снижением анортитовой компоненты в плагиоклазах и др., в направлении от габбродиоритов к лейкогранитам; анализом теоретического тренда кристаллизации исходного расплава.

Выявлено сходство Поросозерского массива по ряду присущих ему минералого-петрографических и петрогеохимических характеристик с орогенными магматическими сериями тоналит - гранодиоритовой формации архея и фанерозоя, образование которых определяется процессами мантийно-корового взаимодействия в надсубдукционных условиях, в пределах активных континентальных окраин.

Новая трактовка формационного типа Поросозерского массива требует и соответствующего пересмотра его металлогенической специализации. Ранее предполагалось, что габбро-гранитоидные массивы колмозерского комплекса могут быть связанны пегматиты с ЬьСб минерализация. Детальное изучение геохимической эволюции Поросозерской интрузивно-магматической системы не выявило признаков накопления в конечных дифференциатах редких щелочей, а также летучих Б и С1, являющихся главными агентами мобилизации и концентрации рудного вещества в редкометальных пегматитах (Таусон, 1977; Гордиенко, 1970). Более того, в Поросозерском массиве наблюдается снижение содержания Б и С1 от начальных дифференциатов серии к конечным, что дает основание считать его бесперспективным в отношении редкометальных пегматитов.

С другой стороны в тектонических районах Урала и Анд с формационными гомологами Поросозерского массива связано промышленное золотое оруденение (Бородина, 1969; Митчелл, Гарсон, 1984; Таусон, 1977 и др.), что позволяет предположить развитие золоторудной минерализации в над интрузивном ареоле Поросозерского плутона. Благоприятным условием для Au-Ag оруденения служило возрастание водного давления от основных к кислым разновидностям пород, что должно было приводить к накоплению благородных металлов на постмагматическом этапе становления плутона. Эти предположения подтверждаются присутствием повышенных фоновых содержаний Ag и Au в пегматитах Поросозерского массива: золота до 0.05 г/т, а серебра до 20 г/т. Все это позволяет считать, что Поросозерский массив имеет металлогеническую специализацию на благородные металлы.

На основании полученных автором данных и анализа материалов предшествующих исследователей предполагается следующая последовательность геологических процессов в зоне сочленения ЗКВ, Мурманского, Центрально-Кольского и Кейвского блоков.

В интервале 2.90 - 2.78 млрд. лет ЗКВ и прилегающая часть МБ развивались в режиме островной дуги. Породные формации представлены: океаническими ультраосновными - основными метавулканитами полмостундровской, островодужными основными — средними — кислыми метавулканитами вороньетундровской и островодужными метаосадками червуртской свит (Гавриленко и др., 2002; Минц и др., 1996; Никитин, 1977 и 1986; Зозуля, 2001). Накопление вещественных комплексов завершилось на рубеже 2.8 млрд. лет (возраст внедрения кварцевых порфиров 2828 ± 8 млн. лет (Кудряшов и др., 2000а)). Затем произошло причленение островной дуги ЗКВ к окраине Мурманского микроконтинента и аккреция Мурманского и Центрально-Кольского микроконтинентов, сопровождавшиеся тектонометаморфической переработкой вещественных комплексов в условиях андалузит-силлиманитовой субфации амфиболитовой фации метаморфизма. Одновременно с этим в Мурманском и Центрально-Кольском микроконтинентах был проявлен палингенез и калиевый метасоматоз, в результате которого образовались плагиомикроклиновые мигматит-граниты с возрастом 2780 млн. лет (Пушкарев, 1990). Как уже отмечалось в главе 2, преобразования пород МБ и ЦКБ изофациальны метаморфическим преобразованиям пород ЗКВ (Минц и др., 1996).

В результате этих событий, на рубеже 2.78 - 2.73 млрд. лет, произошла смена геодинамического режима и образование аккреционного составного террейна ЦКБ -ЗКВ - МБ. Дальнейшая эволюция этого террейна происходила в режиме активной окраины континента. Зона перехода океан - континент располагалась вдоль южной границы Мурманского и восточной границы Центрально-Кольского блоков (рис. 47).

Рис. 47. Схема положения предполагаемой активной континентальной палеоокраины на момент внедрения Поросозерского массива.

Архейские блоки: ББ - Беломорский блок, ИБ - блок Инари, КБ - Кейвский блок, МБ - Мурманский блок, СОБ - Сосновский блок, СБ - Стрельненский блок, ТБ - Терский блок, ЦКБ - Центрально-Кольский блок, ЗКВ - зона Колмозеро-Воронья.

Массивы колмозерского комплекса: КМ - Колмозерский массив, Поросозерский массив.

Раннепротерозойские пояса: ИВЗ - Имандра-Варзугская зона, КЗ -Колвицкая зона, ЛПГ - Лапландский гранулитовый пояс, ПКЗ - Пана-Куолаярвинская зона, УПЗ - Усть-Понойская зона.

1 - палеозойские нефелиновые сиениты; 2 - рифейский осадочный чехол; 3 -палеопро'терозойские супракрустальные породы; 4 - массивы щелочных гранитов; 5 -гранитоидные массивы колмозерского комплекса; 6 - граница предполагаемой активной континентальной палеоокраины; 7 - границы стратиграфические и интрузивные.

Эту смену геодинамического режима маркирует формирование массивов колмозерского комплекса, и в частности Поросозерского массива с возрастом 2.68 -2.73 млрд. лет (Кудряшов, Петровский, 2000; Кудряшов и др., 2000а), интрудирующих уже метаморфизованные вмещающие породы.

После становления колмозерского комплекса происходит причленение к Мурманскому и Центрально-Кольскому микроконтинентам Кейвского микроконтинента и сшивание их в единый кратон массивами щелочных гранитов. Это подтверждается отсутствием интрузивного воздействия гранитоидов колмозерского комплекса на метаморфический комплекс Кейвского блока, а также более молодым возрастом щелочных гранитов - 2.67 млрд. лет (Митрофанов и др., 2000), прорывающих породы ЗКВ, ЦКБ, МБ и гранитоиды Поросозерского массива.

136

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Список литературы диссертационного исследования кандидат геолого-минералогических наук Петровский, Михаил Николаевич, 2002 год

1. Батиева И.Д., Бельков И.В. Гранитоидные формации Кольского п-ова. Очерки по петрологии, минералогии и металлогении гранитов Кольского п-ова, Л., Наука, 1968. С. 5-143.

2. Ветрин В.Р. Гранитоиды Мурманского блока. Апатиты, изд-во КФАН СССР, 1984.123 с.

3. Гавриленко Б.В. Геохимия золота в метаморфических и магматических комплексах Северо-Востока Балтийского щита. Апатиты, изд-во КФАН СССР. 1982. 144 с.

4. Гавриленко Б.В., Никитин И.В., Зозуля Д.Р., Кудряшов Н.М., Петровский М.Н., и др. Геология, тектоника, возраст и металлогения архейской шовной зоны Колмозеро-Воронья, Кольский регион. Вестник МГТУ, 2002, т.5, № 1. С. 43 -60.

5. Гафаров P.A. Строение докембрийского фундамента севера Русской платформы. М., Изд-во АН СССР, 1963. 212 с!

6. Геология и геохимия метаморфических комплексов раннего докембрия Кольского п-ова. Л.: Наука, 1980. 240 с.

7. Геология и петрология архейского гранитно-зеленокаменного комплекса Центральной Карелии. Л.: Наука, 1978. 264 с.

8. Геология СССР, том XXVII, Мурманская область ч. 1, под редакцией Л.Я. Харитонова. Госгеолтехиздат. М.: 1958. 714 с.

9. Глебовицкий В.А. Тектоника и региональный метаморфизм раннего докембрия восточной части Балтийского щита. Региональная геология и металлогения, №1, 1993. С. 7-24.

10. Гордиенко В.В, Минералогия, геохимия и генезис сподуменовых пегматитов. Л.: Недра, 1970. 240 с.

11. Граниты Кольского п-ова и Карелии. Тр. ЛАГЕД АН СССР, вып. 15. М.-Л.: 1963. 337 с.

12. Гранитоидные формации докембрия северо-восточной части Балтийского щита. Л.: Наука, 1978. 264 с.

13. Даркшевич О.Я., Шлайфилтейн Б. А., Антонюк Е.С. Новые данные по позднеархейскому магматизму шовных зон Кольского п-ова. Геология докембрия Кольского п-ова, Апатиты, 1984. С. 40 - 57.

14. Дир У.А., Хауи P.A., Зусман Дж. Породообразующие минералы, т.2. Цепочечные . силикаты. М.: "Мир", 1965. 405 с.

15. Дир У.А., Хауи P.A., Зусман Дж. Породообразующие минералы, т.З. Листоватые силикаты. М.: "Мир", 1966. 315 с.

16. Дир У.А., Хауи P.A., Зусман Дж. Породообразующие минералы, т.4. Каркасные силикаты. М.: "Мир", 1966. 481 с.

17. Дир У.А., Хауи P.A., Зусман Дж. Породообразующие минералы, т.5. Несиликатные минералы. М.: "Мир", 1966. 406 с.

18. Дубровский М.И. Гранитные системы и граниты. Л.: Наука, 1984. 352 с.

19. Дубровский М.И. Парагенетический анализ минеральных ассоциаций гранитоидов. JL: Наука, 1987. 256 с.

20. Дубровский М.И. Тренды дифференциации оливиннормативных магм нормальной щелочности и соответствующие им породные серии. Апатиты: изд. Кольского научного центра РАН, 1998. 336 с.

21. Заварицкий А.Н. Изверженные горные породы. М.: изд. АН СССР, 1961. 479 с.

22. Зинькова Е.А. Геохимия, история формирования и петрогенезис Верхнеисетского гранитоидного батолита, Средний Урал. Автореф. дис. к.г.-м.н., Екатеринбург, 1997.23 с.

23. Зозуля Д.Р. Геодинамические обстановки формирования средне-кислых метавулканитов и щелочных гранитов Кейвско-Колмозерского района. -Геология и геоэкология Фенноскандинавского щита, Восточно-Европейской платформы и их обрамления. СПб., 2001. С. 44 46.

24. ЙодерГ.С. ТиллиК.Э. Происхождение базальтовых магм. М.: Мир, 1965. 246 с.

25. Козлов М.Т. Разрывная тектоника северо-восточной части Балтийского щита. Л.: Наука, 1979. 140 с.

26. Кропоткин П.Н., Валаев Б.М., Гафаров P.A., и др. Глубинная тектоника древнейших платформ Северного полушария. М.: Недра, 1971. 390 с.

27. Кузнецов Ю.А. Главные типы магматических формаций. М.: Недра, 1964. 387 с.

28. Лобач-Жученко С.Б., Бибикова Е.В., Левченко O.A., Пушкарев Ю.Д. Геохронология восточной части Балтийского щита. Методы изотопной геологии и геохронологическая шкала. М.: Наука, 1986. С. 77 - 134.

29. Лобач-Жученко С.Б., Бибикова Е.В., Другова Г.М. и др. Архейский магматизм района оз. Нотозера северо-западного Беломорья: изотопная геохронология и петрология. Петрология, т.З, № 6, 1995. С. 593 - 621.

30. Лобач-Жученко С.Б., Чекулаев В.П., Арестова H.A. и др. Архейские террейны Карелии: их геологическое и изотопно-геохимическое обоснование. -Геотектоника, 2000, № 6. С. 26 42.

31. Лунева О.И. Докембрийские конгломераты Кольского полуострова. М.: 1977. 224 с.

32. Магматические формации док£мбрия северо-восточной части Балтийского щита. JL: Наука, 1985. 176 с.

33. Магматические горные породы, т. 1. Классификация, номенклатура, петрография. Части 1 и 2. М.: Наука, 1983. 267 и 768 с.

34. Магматические горные породы, т. 3. Основные породы. М.: Наука,1985. 487 с.

35. Магматические горные породы, т. 4. Кислые и средние породы. М.: Наука,1986. 374 с.

36. Магматические горные породы, т. 6. Эволюция магматизма в истории Земли. М.: Наука, 1987. 438 с.

37. Минц М.В. Архейская тектоника миниплит. Геотектоника, 1998, № 6. С. 3 - 22.

38. Минц М.В., Глазнев В.Н., Конилов А.Н. и др. Ранний докембрий северо-востока Балтийского щита: палеогеодинамика, строение и эволюция континентальной коры. (Тр. ГИН; вып. 503). М.: Научный мир, 1996. 276 с.

39. Митрофанов Ф.П., Зозуля Д.Р., Баянова Т.Б., Левкович Н.В. Древнейший в мире анорогенный щелочно-гранитный магматизм в Кейвской структуре Балтийского щита. ДАН, 2000, т. 374, №2. С. 238 - 241.

40. Митчелл А., Гарсон М. Глобальная тектоническая позиция минеральных месторождений. М.: Мир, 1984. 496 с.

41. Никитин И.В. Олистостромы докембрийской зоны Колмозеро-Воронья. Литология и геохимия раннего докембрия. Апатиты, 1977. С. 49 - 55.

42. Никитин ИВ. Особенности тектонического формирования зоны Колмозеро-Воронья. Тектоника и глубинное строение северо-восточной части Балтийского щита. Апатиты, 1978. С. 44 - 52.

43. Никитин И.В. Тектоника зоны Колмозеро-Воронья в свете концепции горизонтальных движений. Региональная тектоника раннего докембрия СССР. Л.: Наука, 1980. С. 104 - 111.

44. Никитин И.В. Строение и особенности формирования структурно-вещественных комплексов шовной зоны Колмозеро-Воронья. Автореф. дисс. к.г.-м.н. М.: МГУ, 1986. 18 с.

45. Номенклатура амфиболов:, доклад подкомитета по амфиболам комиссии по новым минералам и названиям минералов Международной Минералогической Ассоциации (КНМНМ ММА). ЗВМО, № 6, 1997. С. 82 - 102.

46. Овчинников Г.В., Яковлева С.З., Кутявин Э.Н. и-РЬ системы гнейсов района оз. Лице (зоны Колмозеро-Воронья, Кольский п-ов). Современные данные изотопной геохимии и космохимии. Л., 1985. С. 71 - 81.

47. Орогенный гранитоидный магматизм Урала. Г.Б. Ферштатер, Н.С. Бородина, М.С. Рапопорт и др. Миасс, 1994. 250 с.

48. Петровский М.Н., Виноградов А.Н. Геология позднеархейского Поросозерского массива гранитоидов (Кольский полуостров). Вестник МГТУ, 2002, т.5, № 1. С. 91 -98.

49. Петрографический кодекс. Магматические и .метаморфические образования. СПб,:

50. Изд. ВСЕГЕИ, 1995. 128 с. Петрография и петрология магматических, метаморфических и метасоматических горных пород. // Под ред. B.C. Попова и О.А. Богатикова. М.: Логос, 2001. 768 с.

51. Петрология верхней мантии. М.: Мир, 1968. 335 с.

52. Петрология и геохимия магматических формаций Памира и Гиссаро-Алая. // Под ред.

53. Р.Б. Баратова. Душанбе, Дониш, 1978. 343 с. Половинкина Ю. Ир. Структуры и текстуры изверженных и метаморфических горных пород. Часть 1. Словарь терминов. М.: Недра, 1966. 240 с.

54. Половинкша Ю. Ир. Структуры и текстуры изверженных и метаморфических горных пород. Часть 2, т. 1. Изверженные породы. М.: Недра, 1966. 424 с.

55. Половинкша Ю. Ир. Структуры и текстуры изверженных и метаморфических горных пород. Часть 2, т. 2. Метаморфические породы. М.: Недра, 1966. 272 с.

56. Пономарева А.Н., Налетов Б.Ф. Минеральный состав гранитоидов в связи с их химизмом. Новосибирск, Наука, 1979.181 с.

57. Прияткина JI.A. Стратиграфическое положение поросозерской метаморфической толщи. Тр. ЛАГЕД АН СССР, вып. 11.- M.-JL: 1960 с.

58. Пушкарев Ю.Д. Мегациклы в эволюции системы кора мантия. Л.: Наука, 1990. 210 с.

59. Радченко А.Т., Балаганский В.В., Басалаев A.A. и др. Объяснительная записка к геологической карте северо-восточной части Балтийского щита масштаба 1:500 000. Апатиты, 1994. 95 с.

60. Рингвуд А.Е. Состав и петрология мантии Земли. М.: Недра, 1981.584 с.

61. Рудно-метаморфические системы раннего докембрия (северо-восточная часть Балтийского щита). -В.П. Петров, O.A. Беляев, З.М. Волошина и др., Апатиты, • 1996.134 с.

62. Рябчиков И.Д., Богатиков O.A., Бабанский АД. Физико-химические проблемы происхождения щелочноземельных магм. Известия АН СССР. Сер. геол., 1978, №9. С. 5- 18.

63. Смирнов В.Н., Зинькова Е.А. Магматический эпидот в гранитоидах Верхнеисетского массива. ДАН, 1993, т. 329, № 3. С. 332 - 334.

64. Смолькин В.Ф. Коматиитовый и пикритовуй магматизм раннего докембрия

65. Балтийского щита. СПб., Наука, 1992. 272 с.

66. Таусон JJ.B. Геохимия редких элементов в гранитоидах. М.; изд. АН СССР, 1961. 231 с.

67. Таусон JI.B. Геохимические типы и потенциальная рудоносность гранитоидов. М.: Наука, 1977. 280 с.

68. Трегер В.Е. Оптические определения породообразующих минералов. М.: Недра, 1968. 200 с.

69. Трондьемиты, дациты и связанные с ними породы. М.: Мир, 1983. 488 с.

70. Ферштатер Г.Б., Бородина Н. С. Петрология магматических гранитоидов (на примере Урала). М.: Наука, 1975. 287 с.

71. Ферштатер Г.Б. Петрология главных интрузивных ассоциаций. М.: Наука, 1987, 232с.

72. Ферштатер Г.Б. Эмпирический плагиоклаз роговообманковый барометр. -Геохимия. 1990. № 3. С. 328 - 335.

73. Цветков А.А. Магматизм Алеутской островной дуги и проблемы петрогенезиса островодужных пород. Изв. АН СССР, сер. геол., 1983, № 4. С. 3 - 19.

74. Шардакова Г.Ю., Зинъкова Е.А. Распределение РЗЭ в породах и минералах гранитоидов в субширотном разрезе Среднего Урала. Ежегодник - 1996 / Института геологии и геохимии УрО РАН, Екатеринбург, 1997. С. 143 - 147.

75. Шинкарев Н.Ф., Иваников В.В. Физико-химическая петрология изверженных пород. Л.: Недра, 1983.271 с.

76. Щелочные граниты Кольского полуострова. М.: изд. АН СССР, 1958. 373 с.

77. Эволюция изверженных пород. М.: Мир, 1983. 528 с.

78. Эндогенные режимы метаморфизма раннего докембрия (северо-восточная часть Балтийского щита). Л.: Наука, 1990. 184 с.

79. Эндогенные режимы и эволюция магматизма в раннем докембрии (на примере северо-восточной части Балтийского щита). СПб.: Наука, 1992. 198 с.

80. Barnes C.G., Barnes M.A., Kistler R.W. Petrology of the Caribou Mountain pluton, Klamanth Mountains, California. J. Petrology. 1992. V. 33. № 1. P. 95 - 124.

81. Blundy J.D. & Holland J.B. Calcie amphibole equilibria and a new amphibole-plagioclase geothermometr. Contrib. Mineral. Petrol. 1990. V. 104. № 2. P. 208 - 224.

82. Condie K.S. Archean magmatism and crustal thichening. Geol. Soc. Amer. Bull. 1973. V. 84. №9. P. 2981 -2991.

83. Daves R., Evans B. Mineralogy and geothermobarometry of magmatic epidot-bearing dikes, Front Range, Colorado. Bull. Geolog. Soc. Amer., 1991, v. 103, № 8. P. 1017 -1031.

84. Dickinson W.R., Hatherton T. Andesitic volcanism and seismicity around the Pacific. -Seience. 1967. V. 157. №3790.

85. Dorais M.J., Whitney J.A., Roden M.F. Origin of mafic enclaves in the Dinkey Creek pluton, Central Sierra Nevada batholith, California. J. Petrology. 1990. V. 31. № 4. P. 853 - 881.

86. Ebadi A., Johannes W. Beginning of melting and composition of first melts in the system

87. Naney M. Phases equilibria of rockforming ferromagnesian silicates in granitic systems. -Amer. J. Science. 1983, v. 283, № 10. P. 993 1033.

88. O'Connor J.T, A classification for quartz-rich igneous rocks based on feldspar ratios. -Geol. Survey Research. 1965. P. B79 B84.

89. Osborn E.F. Role of oxygen pressure in the crystallization and differentiation of basaltic magma. Amer. J. Sci., 1959, V. 257. P. 609 - 647.

90. Osborn E.F., Rawson S.A. Experimental studies of magnetite in calc-alkaline rocks. Cam. Inst. Wash. Yearbook, 1980. P. 281 - 285.

91. Pearce J,A., Harris N.B., Tindle A.G. Trace element discrimination diagrams for the tectonic interpretation of granitic rocks. J. Petrology. 1984. V. 25. № 4. P. 956 -983.

92. Seek H.A. Alkali feldspar liquid - vapor relationships at pressure of 5 and 10 kbar. -Neues Jahrb. Miner. Abhandl. 1971, Bd. 115, № 2. S. 140 - 154.

93. Seek H.A. Der Einfluss des Drucks auf die zusammensetrung koexistierender alkali feldspate und plagioklase im system NaAlSi03C>8 KAlSi308 - H20. - Contrib. Mineral. Petrol. 1971a, v. 31, № 1. P. 67 - 86.

94. Zen E., Hammarstron J. Magmatic epidote and its petrologic significance. Geology. 1984, v. 12, №9. P. 515-518.

95. Zozulya D.R., Baynova T.B. Discrimination between plume and plate tectonics in late Archaean of The Keivy A-granite complex. EUG 10 28th March - 1st April 1999, Strasbourg. P. 145.pQCc:ir"' T" q1. ГОСУДА* .HAF1 БИБЛЬи^КА1. ГО 16ЧЪ о - Ob

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 138777