Иностранный язык как индикатор дифференциации студентов российских технических вузов тема диссертации и автореферата по ВАК 22.00.04, кандидат социологических наук Олейничева, Елена Борисовна

Диссертация и автореферат на тему «Иностранный язык как индикатор дифференциации студентов российских технических вузов». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 159513
Год: 
2003
Автор научной работы: 
Олейничева, Елена Борисовна
Ученая cтепень: 
кандидат социологических наук
Место защиты диссертации: 
Новочеркасск
Код cпециальности ВАК: 
22.00.04
Специальность: 
Социальная структура, социальные институты и процессы
Количество cтраниц: 
155

Оглавление диссертации кандидат социологических наук Олейничева, Елена Борисовна

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК В СИСТЕМЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ: ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛИГЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ

1.1 Парадигма высшего образования: цели языкового обучения в академической и технической высшей школе

1.2 Мультикультурализм и его влияние на изменение статуса иностранного языка в образовательной системе

1.3 Иностранный язык в образовательной концепции информационного общества и его стратификационное воздействие

ГЛАВА 2. ОБУЧЕНИЕ ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ В СИСТЕМЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ В ВУЗЕ:

ДИФФЕРЕНЦИРУЮЩИЕ АСПЕКТЫ

2.1 Образовательная политика и стратегии билингвизации студентов в советский и постсоветский периоды

2.2 Иностранный язык в системе ценностных ориентаций студенчества: уровень социального престижа

2.3 Иностранный язык в достиженческой социальной культуре студенческой молодежи: прагматический аспект

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Иностранный язык как индикатор дифференциации студентов российских технических вузов"

Актуальность темы исследования. Тема социальной стратификации является одной из основных проблематик современной отечественной и зарубежной социологии. Развитие экономики и информационного сектора производства, процессы глобализации и расширение границ социального риска придают этой теме особую актуальность: в классической трехмерной системе социетальной иерархии появляются все новые факторы и индикаторы тонких, но в то же время глубоко укорененных статусных различий. Неравенство начинает проявляться как система социальных номинаций, преимуществ, различий в адаптивных стратегиях. Подобные изменения касаются в первую очередь молодежи и студенчества, как поколения, стоящего в авангарде самоопределения, разнообразные модели социального и профессионального становления которых обусловлены дифференцирующими факторами в молодежной среде. Эта тематика становится особенно значимой для практического и теоретического дискурсов в условиях трансформации современной России, испытывающей на себе влияние как глобальных перемен в мире, так и собственных внутренних противоречий развития.

Обращает на себя внимание тот факт, что сегодняшние выпускники технических вузов находятся в зоне двойного социального риска. Подобное положение, во-первых, обусловлено непосредственной связью со статусными характеристиками студенчества, мотивации и стиль жизни которого в значительной степени определяются его «аутсайдерским», маргинализированным положением в социальной структуре общества. Во-вторых, определяется общими социально-экономическими условиями России, падением престижа квалифицированного инженерного труда и неопределенностью профессионального будущего инженеров. Условия непредсказуемости и возрастающего риска выдвигают на первый план проблему недостаточности получаемого образования и поиска комплементарных способов успешного интегрирования в социальную структуру общества, реальных возможностей их достижения и последующих социальных перспектив прохождения через определенные каналы мобильности. Российские и зарубежные социологи Ю.Хабермас, Т.Парсонс, О.И.Шкаратан, В.В.Радаев, Ю.А.Зубок характеризуют студенчество с позиций производства интеллектуального, символического капитала. Владение иностранным языком тем самым может определяться в терминах компенсаторного образовательного, профессионального и, следовательно, социального потенциала самореализации личности и способствовать дифференциации студентов по реальным возможностям его накопления.

Глобализация современного мира и стертость социокультурных границ, когда мир становится близким и резонансным человеку независимо от места жительства и места рождения актуализируют еще один аспект иностранного языка - коммуникационный. Для молодых людей иноязычная компетентность приобретает значимость как способ включения в процессы обмена информацией и интернализации достижений культуры и техники, что существенно влияет на культурный и образовательный уровень, ценностные ориентации личности. Иноязычная компетентность приобретает особую функциональную нагрузку как вид знаний, способствующих личностной самореализации в условиях современного социума, что тесно сопряжено с процессами профессиональной социализации и индивидуализации жизненных стилей.

Другой аспект значимости данной темы обусловлен традиционным трактованием статуса иностранных языков. В общественном сознании владение иностранным языком всегда было связано с определенным социальным статусом, накладывало отпечаток на аскриптивные и приписываемые статусные характеристики. Люди, владеющие иностранными языками, стереотипно воспринимались как ученые, интеллектуалы, культурная и духовная элита общества. Подобное культурно-интеллектуальное «возвышение» билингвов, трилингвов и полиглотов на субъективном уровне сохраняется и сегодня, что выдвигает необходимость рассматривать иноязычную компетентность как показатель социального расслоения общества по критериям престижа.

Дополнительная значимость данного исследования подчеркивается неординарностью для сферы социологического знания самой этой проблемы: исследования иноязычной компетентности как показателя статусных различий индивидов в обществе. Тем не менее, в классической и современной социологии при анализе стратификации и дифференциации в целом характеристика структурных параметров и индикаторов социальных позиций предполагает имплицитную значимость языкового, а значит, и социального превосходства статуса. Задача данной диссертации тем самым состоит в том, чтобы представить обобщенный и систематизированный взгляд на иноязычную компетентность как показатель социальных различий индивидов, а именно студенческой молодежи технических вузов.

Степень разработанности проблемы. В социологическом анализе данной проблемы можно выделить две основные тенденции: во-первых, интеграцию с социально-педагогическим подходом, подчинение интересам академического образования. Этот теоретический аспект наиболее полно представлен в работах классиков социологической мысли Э.Дюркгейма, К.Манхейма, Э.Гидценса. Во-вторых, тематика данного исследования тесно сопряжена со структурно-функциональным подходом (Г.Спенсер, Т.Парсонс, М.Вебер, А.Турен), рассматривающим дифференциацию как результат деятельности индивидов и акцентирующим внимание на том, что ценности достижения оптимально обеспечивают возможность адаптации к динамично развивающемуся обществу.

Социально-педагогический подход подчеркивает корпоративный дух образования, рассматривает иностранный язык как нормообразующий и социализаторский механизм. В социально-педагогическом подходе нашли отражение статус иностранного языка как показателя независимости и творческого подхода, с иностранным языком связывается повышение профессиональной компетентности и инновационное™.

Функциональный подход ориентирует исследователя на социальную мобильность: в функциональной парадигме владение иностранным языком определяется жизненной стратегией личности или группы. В работах российских исследователей Л.Е.Петровой, С.Я.Рубиной, Ю.Р. Вишневского выражен социокультурный аспект иностранного языка в высшей школе.

В 60-80-е гг. были опубликованы исследования В.Н.Шубкина, Д.Л.Константиновского, Ф.Р.Филипова, В.Т.Лисовского, в которых был проанализирован процесс становления молодого специалиста в соотнесенности с профессиональным фактором, исследована динамика социальной интеграции студенчества, социальных и профессиональных ориентаций.

В рамках социологии образования 90-х гг. проблема преподавания иностранного языка, выявление его статусных позиций в высшей школе представлены в работах О.И. Карпухина, Л.Н. Когана, Б.А. Ручкина, Г.А. Китайгородской, С.Г.Тер-Минасовой. Иностранный язык в концепции элитарного высшего технического образования освещен И.В.Захаровым, Е.С.Ляхович, Н.В.Карловым, Н.Н.Кудрявцевым, В.Тарасовой.

Анчарская В., Леденева Л.И., В.П.Конецкая разрабатывают проблему культуры «актуальности», ее влияние на процесс образования, иностранный язык интерпретируется в терминах «пользы» и «моды», выявляется роль иностранного языка в определении социально-профессиональных и социально-престижных позиций студенчества.

Исследования В.И.Чупрова, Ю.А.Зубок, И.В.Мостовой ориентированы на анализ дифференциации в студенческой среде, корреляций степени овладения иностранным языком с позициями в системах властных отношений, сфере социальной дистрибуции, образовательной системе. Взгляды О.И.Шкаратан, В.В.Радаева легли в основу утверждения устойчивой взаимосвязи между языком как знаковой системой и структурными характеристиками общества. При этом статус рассматривается как

разделяемое большинством устойчивое мнение о ценности той или иной социальной позиции, ее функциональной роли (И.В.Мостовая).

Статус иностранных языков как фактор консолидации и стабилизации приобретает особое значение в контексте расширяющихся социокоммуникативных процессов в мире (Е.Ю.Литвиненко). На основе концепции стратификации П.Сорокина выводится взаимозависимость социальной стабильности и лингвизации студенчества.

Л.А.Беляева, О.Н.Дудченко, А.В.Мытиль, Н.И.Дряхлов, О.В. Бондаренко, В.А. Чуланов, Л.И. Щербакова определили изменение ценностей как процесс адаптации индивидов на уровне групповой деятельности к новым социальным институтам и процессам. М. Вебер в концепции социологии понимания разрабатывает понятие рационализации, что является методологической основой исследования социально-ценностных трансформаций в поведении студенчества. Отношение к иностранному языку как образовательной ценности является характеристикой пролонгированного сознания, действующего по принципу социальной эффективности. В исследованиях Е.Ю.Литвиненко, Н.Б.Мечковской, В.М.Алпатова владение иностранным языком связывается с социальной идентификацией личности. Иностранный язык оценивается с позиции идентификационных предпочтений: раскрывается его влияние на социальное настроение студенчества.

Перспективной представляется концепция иностранного языка в свете теории символического капитала П. Бурдье, что находит отражение в работах Ж.Т.Тощенко, Н.Е.Тихоновой, Л.А. Беляевой, В.А.Прохода, И.И.Шурыгиной, А.И. Зимина, З.Т. Голенковой, которые заостряют внимание на таких аспектах как необходимость анализа связи выбора профессии с его образовательной ориентацией и влияние знания иностранного языка на самостоятельный социальный и нравственный выбор студента.

Однако, как уже отмечалось выше, тематика данного диссертационного исследования достаточно нова для области социологического знания, поэтому наблюдается определенный недостаток в работах, посвященных рассмотрению роли иностранного языка в отображении социальных различий в обществе и среди студенчества как его составной части. До сих пор не представлено исследований системы языкового обучения в российской образовательной концепции с точки зрения ее социальной динамики с ориентацией на выяснение логики изменения ее социальных функций и соотношения с логикой развития советского общества. Эти проблемы требуют специального анализа в условиях реформирования высшей школы, так как инновации в образовании должны учитывать изменение статуса образовательных дисциплин и образовательных ценностей студенчества.

Целью исследования является анализ позиций иностранного языка в высшей технической школе и его влияние на процессы социальной мобильности, адаптации и дифференциации студенческой молодежи. Реализация поставленной цели предполагает решение следующих задач: выявить статус иностранного языка и цели языкового обучения в парадигме академического и технического высшего образования; исследовать влияние концепции мультикультурализма на культурно-языковые ориентации в обществе и трансформацию образовательной системы высшей школы; охарактеризовать иностранный язык как коммуникатор социальных инноваций в концепции информационного общества; проанализировать «стабилизирующие» эффекты иностранного языка в условиях эгалитарной образовательной политики советского периода; выявить функциональные изменения иностранного языка в процессе дифференциации студенческой молодежи в высшей школе и охарактеризовать его как «товар» престижного потребления; показать влияние иностранного языка на формирование достиженческой культуры студентов.

Объектом исследования является процесс социальной дифференциации студенчества российских технических вузов в процессе профессиональной социализации.

Предметом исследования выступают дифференцирующие аспекты владения иностранным языком, их стратификационный потенциал и роль в отображении различий социального и профессионального будущего инженеров.

Теоретико-методологической основой исследования выступает концепция образования К. Манхейма, который рассматривает образование как процесс социальной интеграции личности в контексте группового взаимодействия. Операциональное значение придается функциональной парадигме образования Т. Парсонса и теории социальной стратификации П. Сорокина. Дополнительные познавательные процедуры основаны на положениях социологии понимания М. Вебера и многомерном анализе социальной стратификации (В.В.Радаев, О.И.Шкартан, И.В.Мостовая). Автор использовал так же ряд самостоятельно переведенных работ современных английских, немецких и американских авторов по социальной проблематике статуса иностранного языка. В работе нашли отражение принципы интегративности и комплементарности социологического исследования.

Фактологической основой работы являются материалы государственной статистики, результаты вторичной обработки данных социологических исследований, проведенных учеными ЦСИ МГУ им. М.В.Ломоносова, ВЦИОМ, НИИ ВШ, НИИКСИ при Санкт-Петербургском Государственном Университете, центров социологических исследований гг. Москвы, Читы, Томска, Ростова-на-Дону в 1998-2001гг., посвященные исследованию мотивационных, ценностных ориентаций молодых людей в процессе социализации и при построении профессиональной карьеры, а так же данные авторского социологического исследования, проведенного среди студентов Южно-Российского Государственного Технического Университета (НПИ) в 2002г.

Гипотезой исследования послужил, во-первых, предполагаемый профессионально-трудовой интерес молодежи к иностранному языку, проявляющийся как уверенность молодых людей в том, что иноязычная компетентность будет частью их реального процесса труда и профессионального совершенствования. Во-вторых, определенная заинтересованность студенчества технических вузов во владении иностранным языком как возможности будущего материального благополучия и самоутверждения. И как следствие этого, социально-статусная значимость иностранного языка, заключающаяся в осознании социального признания и социального положения зависящим от уровня культурно-образовательной компетентности и творческой инициативы. Тем самым вероятно, что владение иностранным языком как ценностно-мотивационный ориентир образовательных устремлений студентов технических вузов выполняет дифференцирующую функцию в процессе социализации и будущего профессионального становления.

Научная новизна исследования определяется совокупностью полученных результатов, раскрывающих роль владения иностранным языком в процессе дифференциации студентов.

Содержательно приращение научного знания состоит в следующем:

- в работе проанализирована роль парадигмы академического образования в формировании позиции суверенности и критической рациональности, что обусловливает интеллектуально-корпоративные установки субъекта образовательного процесса в овладении иностранным языком;

- конкретизирована роль иностранного языка как критерия профессионализма в концепции высшего технического образования, артикулирующей необходимость приращения научно-технологического знания; выявлено, что концепция мультикультурализма обусловливает процесс изменения функций иностранного языка, интеграции образовательного потенциала личности в общество через рационализацию и специализацию профессионального знания; проанализировано знание иностранного языка как символического капитала на уровне децентрализации и гуманитаризации системы образования, усиления социальных рисков при кризисе инженерной профессии и индивидуализации социальных и культурных различий; определено, что статус иностранного языка в советской высшей школе испытывал влияние политико-идеологических институций и был связан с интеграцией молодежи в общество «социальной однородности»; выявлено, что иностранный язык на уровне имитации, ассимиляции или рецепции зарубежных «достиженческих» моделей деятельности и поведения способствует изменению ценностных предпочтений студенчества и выработки повышенного уровня притязаний и идентификационной стратегии.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Знание иностранного языка в системе академического образования предполагает приобретение индивидом статусного соответствия и трактуется в терминах сословной конвенциональное™. Вследствие дифференциации высшего образования и его перехода к эталону профессионализма иноязычная компетентность превращается в компонент элитного инженерного образования, детерминируя возможности доступа к мировым научно-технологическим достижениям и способствуя развитию плюрализма в мышлении как необходимого элемента инновационной деятельности будущих инженеров.

2. Концепция мультикультурализма формирует отношение к иностранному языку как инструменту рационализации и исчислению эффективности в будущей работе. Владение иностранным языком детерминирует возможности включения инженеров в международный менеджмент и интеграции в управленческую корпорацию. Мультикультурализм обеспечивает равенство социокультурных позиций и исходит из перемены функций иностранного языка, то есть стремления к изменению социальной идентичности различных социальных и культурных норм.

3. В условиях информационного общества возрастает знание иностранного языка субъектом образовательного процесса как «стартовой площадки» для социальных инноваций. Иностранный язык интерпретируется как способ скорейшей интеграции в систему сетевых структур и маркирует комплементарные возможности доступа к базам данных, что ориентирует на качество жизни, повышение стандарта совершенствования личности. Информационная модель развития общества символизирует децентрализацию образования: альтернативность форм обучения становится основным стимулом диверсификации профессиональных предпочтений, а владение иностранным языком - «ключом» к их осуществлению, что способствует дифференциации возможностей профессиональной социализации и жизненных биографий.

4. Языковое обучение в советской школе было обусловлено целями бесконфликтной интеграции в общество. Знание иностранного языка актуализировалось на уровне социальной лояльности, что исключало «инаковость» и трактовалось как культурно-образовательное соответствие приписываемому статусу «советского инженера». Иностранный язык был обращен к установкам эгалитаризма, так как преподавание этой дисциплины предусматривает приобщение к духовным и культурным ценностям других культур. Владение иностранным языком характеризовалось раздвоенностью ориентаций на интегрирование в единую социальную общность и выражение инакомыслия в углубленном знании и подражании языковым нормам, чтобы подчеркнуть непохожесть и высокие социальные ожидания.

5. В современных российских технических вузах стремление студентов к овладению иностранным языком имеет выраженный дифференцирующий аспект. Иноязычная компетентность выступает в качестве субъективно признаваемой номинации в сознании студенчества.

Престижное выделение в студенческой среде состоит не только в соответствии интеллектуальному цензу в целом, но в наличии внешних, поверхностных маркеров знаний иностранного языка. Использование иноязычных фраз, нецензурных выражений и отдельных слов на уровне смешения родного и иностранного языка составляет основу молодежного социолекта, использование которого продиктовано примитивными соображениями моды и престижа. Статусное соответствие владения иностранным языком связано с интенсификацией языкового обучения студентами из материально-обеспеченных слоев населения, что, однако, прямо не коррелирует с имущественным расслоением.

6. В условиях становления рыночной системы знание и обучение иностранному языку становится одним из условий успешной профессиональной социализации, что выражается в отношении к иностранному языку как инструменту восходящей мобильности. Дифференциация происходит на уровне социального самочувствия: владение иностранным языком резко обозначает прагматический дискурс и обретает характер социокультурного аспекта профессионализма в сознании молодежи. Владение иностранным языком образует стратификационный ориентир стратегии успеха при будущем профессиональном становлении. Студенты, владеющие иностранным языком, демонстрируют более высокий уровень карьерных ожиданий, более широкие перспективные ориентации.

Практическая значимость исследования определяется тем, что в работе изучен, теоретически систематизирован и обобщен социологический аспект иностранного языка, оказывающий определенное влияние на объем и степень совершающейся в обществе мобильности и индицирующий социальные различия его носителей. Научно-теоретическая часть работы окажется полезной для стимулирования трансформаций в системе высшего технического образования и разработке концепции образовательного стандарта высшей технической школы. Выводы диссертационного исследования имеют существенное значение для оптимизации процессов интеграции инженеров в рынок труда и повышения социального статуса * инженера. Результаты прикладного исследования и отдельные материалы могут быть эффективно использованы при разработке спецкурсов по общей социологии, социологии молодежи и образования, а так же при разработке образовательных программ языкового обучения в техническом вузе.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования докладывались на двух региональных научно-методических конференциях по проблемам и перспективам образовательного процесса в XXI веке (Новочеркасск, апрель, октябрь 2000), международной научно* методической конференции (Воронеж, 2000), ежегодной научно-теоретической конференции памяти А.Ф.Лосева (Ростов-на-Дону, 2001), представлены статьи в сборники научных статей и трудов (Ростов-на-Дону, 2002), а так же статьи в приложении к научному и общественно-теоретическому журналу «Научная мысль Кавказа» (Ростов-на-Дону, 2003). Основные концептуальные идеи исследования изложены в 8 публикациях общим объемом 5,3 п.л.

Структура работы. Структура диссертационного исследования определяется задачами исследования и включает введение, две главы по три параграфа каждая, заключение, список литературы, состоящий из 175 источников, в том числе 26 на иностранном языке, 11 таблиц, 9 рисунков и два приложения.

Заключение диссертации по теме "Социальная структура, социальные институты и процессы", Олейничева, Елена Борисовна

Выводы

Очевидно, что, рассматривая иноязычную компетентность в качестве одной из составляющих целевой модели успеха на рынке труда, мы говорим о ней как о реальной предпосылке социального расслоения студенческой молодежи при профессиональном становлении. Владение иностранным языком становится одним из типов номинальных структурационных параметров, так как характеризует различия поведенческих ориентаций, ожиданий и адаптивных стратегий студенчества. В условиях жесткой конкуренции среди выпускников технического вуза иноязычная компетентность приобретает особую значимость, так как обеспечивает более выигрышные позиции по сравнению с другими претендентами на современном рынке труда. Владение иностранным языком рассматривается, таким образом, как ресурс отложенного социального роста с ориентацией на международный рынок труда и иностранный сектор производства России. Однако стремление овладеть иностранным языком является не только своеобразной «фьючерсной» сделкой студентов о будущей профессиональной карьере. Уже на данном этапе их жизни иноязычная компетентность ассоциируется с принадлежностью к определенному социальному слою, основанной либо на интеллектуальном, либо материальном соответствии. Иначе говоря, достижение иноязычной компетентности молодежью может иметь разные цели: «прагматическую» -достижение большей конкурентоспособности и, соответственно, последующее успешное трудоустройство, «информационную» - расширение доступа к информационным ресурсам, «развивающую» - возможность повысить свой общий образовательный уровень и «престижную» - за счет повышения образовательного уровня повысить свой социальный статус. Тем самым, владение иностранным языком влечет за собой неминуемые различия в стремлениях, адаптивных стратегиях, шансах и возможностях как для последующего, так и нынешнего социального и профессионального самоопределения студентов.

На первый взгляд такой подход перечеркивает понятие вертикальной стратификации, ограничивая различия только лишь горизонтальной дифференциацией. Однако возможность выбора и освоения дополнительных знаний и навыков как предпосылок будущего социального роста - то несомненное благо, которое само свидетельствует об определенной зависимости от материальных условий жизни. Как показывает наше исследование такая статусная характеристика как доход занимает отнюдь не нейтральную позицию в вопросах развития языковой компетентности, и поскольку, в условиях современной России материальное благополучие доступно далеко не всем, то и дифференциация по социальным ориентациям, ожиданиям и адаптивным стратегиям может происходить только на определенных ступенях все еще вертикальной в своей основе социальной структуры.

116

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате обобщений и систематизации теоретического материала, вторичной обработки данных социологических исследований и авторских изысканий можно сделать следующие выводы.

Социальное пространство современных обществ становится более многомерным и в системе социальной иерархии появляются все новые параметры и координаты социальных групп. Одним из ярких примеров подобных изменений могут служить процессы дифференциации студенческой молодежи, которые проявляются в условиях современного общества более весомо и зримо, чем интегрирующие. В период обучения в вузе происходит расслоение студентов, связанное с собственной активностью в учебной, досуговой деятельности, адаптивными стратегиями, профессиональными ожиданиями. Изучение этой дифференциации важно потому, что ее структура отчасти определяет будущий социальный статус специалистов и является прообразом распределения в социальной структуре группы населения с высшим образованием (в данном исследовании техническим) и дополнительными квалификациями (владением иностранными языками).

Взаимосвязь, существующая между системами классификации и структурой образовательной системы, отмечалась социологами давно. И хотя расслоение по критериям образования и знания является далеко не первым среди ряда равнозначных измерений стратификации, а образовательный и квалификационный уровень имеют значение лишь при определенных условиях, способствующих занятию высоких статусных позиций и восходящей социальной мобильности, существует одна область знания, которая помимо общей образованности несет коннотации еще двух стратообразующих признаков - престижа и богатства. Столь уникальным потенциалом обладает статус иностранного языка и статус его носителей. Традиционно сложилось так, что статусные характеристики не нейтральны в развитии языковых компетенций, а последние, в свою очередь, способны повлиять на статус их обладателя. Современные зарубежные и отечественные социологи П.Бурдье, В.В. Радаев, О.И Шкаратан., И.В.Мостовая характеризуют подобное явление как результат устойчивой взаимосвязи между языком как знаковой системой и структурными характеристиками общества. Владение иностранным языком тем самым является не столько независимым измерением социальной стратификации и дифференциации, как уровень образования, например, сколько индикатором одного или нескольких из этих измерений, а именно престижа, материального и образовательного уровней.

В ходе нашего исследования мы пришли к выводу, что статус иностранного языка и его носителей определяется в первую очередь задачами и потребностями общества, в котором формируются цели языкового обучения как составляющая образовательной системы в целом. Так, в системе академического образования, обучение иностранному языку поддерживало принцип социальной иерархии и трактовалось как «просветительский» стандарт, направленный на воспроизводство культурной элиты. Традиционное обучение иностранным языкам в академической высшей школе играло определенную роль в становлении социальной и культурной идентичности высшего класса и служило барьером для получения образования представителями низших слоев общества.

Интеллектуальный и культурный элитаризм изучения иностранных языков был значительно нивелирован в ходе дифференциации образования и возникновения технических университетов. И хотя языковое обучение продолжало рассматриваться как средство распространения интеллектуальной культуры привилегированного меньшинства, в обучении инженеров оно стало оцениваться и с обучающей, и с функциональной точки зрения. Благодаря своей специфике как предмета изучения, иностранный язык способствует развитию недогматического, инновационного мышления, что имеет особую значимость при обучении будущих инженеров -проводников научно-технического прогресса. Что касается функциональной стороны использования иностранного языка, то она предопределяется его социальной значимостью как средства коммуникации при обмене технологической информацией и расширении профессионального кругозора. При этом знание иностранных языков соответствует эталонности профессионализма и входит в характеристику элитного инженерного образования как критерий престижной принадлежности к инженерам высокого класса, приписывая им определенный профессиональный, культурный и социальный элитаризм.

Однако многообразный характер статуса иностранного языка и цели языкового обучения зависят не только от типа образовательной системы, изменение их функциональной роли легко прослеживается даже в рамках одного лишь технического образования благодаря социальной динамике современных обществ. В связи с бумом информационных технологий и межкультурного взаимодействия резко интенсифицировалась глобализация всех сфер жизни, а владение иностранным языком стало одним из необходимых условий диалога и обмена информацией различных групп людей. Преломление мультикультурализма в системе высшего технического образования определяет современную тенденцию дифференциации: индивид теперь оценивается по степени владения «глобальным» языком общения -английским, что стимулирует стремление приращения эффективности высшего образования. Владение иностранным языком обозначает новый этап в профессиональной социализации инженера - выход на международные рынки труда, что способствует плюрализации инженерной профессии и ее современной трактовке в контексте международного сотрудничества.

Информационная революция, «бушующая» во всем мире, включает в орбиту информационных коммуникаций и Россию. Образовательная система в информационном обществе приобретает характер доступности и полифункциональности. Знание иностранного языка, в большей мере английского, маркирует комплементарные возможности включения в информационные потоки, не только расширяя диапазон образовательных устремлений студенчества, но и ускоряя процесс их интеграции в профессиональную сферу. В данном контексте иноязычная компетентность предполагает адаптирование не столько к виртуальному миру коммуникаций, сколько ко все возрастающим социальным рискам, так как объем использования информации позволяет купировать риски и преобразовывать их в шансы успеха. Владение иностранным языком тем самым образовывает стратификационный ориентир стратегии успеха и индицирует дифференциацию молодежи на «перспективных» и «бесперспективных».

Статус иностранного языка, таким образом, полифунционален в образовательном контексте, а вектор языкового обучения меняется в зависимости от модели профессиональной социализации, существующей в обществе. Поэтому рассмотрение системы обучения иностранному языку в российской образовательной концепции мы провели с точки зрения ее социальной динамики и соотношения с логикой развития советского и постсоветского общества. Данный экскурс позволил нам более точно определить истоки языковых ожиданий и предпочтений студенчества на современном этапе развития нашего общества.

Советский период развития России предопределил специфику языкового обучения и социально-культурный статус носителей иностранного языка. Форсмажорное построение общества тотальной грамотности и социальной однородности предопределило появление особых типов рациональности изучения иностранных языков. Цель обучения иностранным языкам в образовательной системе сводилась к подведению населения под общий знаменатель всесторонне образованных людей. Иностранные языки не играли никакой роли для становления профессиональной карьеры, однако, именно этот факт способствовал накоплению их символического, номинального капитала. Традиционно рассматриваемые как элемент престижного образования, иностранные языки сохранили функцию причисления их носителей к элитарной части общества и в советской России. Более того, владение иностранным языком сыграло особую роль в становлении статуса «советского инженера» и трактовалось как культурно-образовательное соответствие столь высокому званию.

Распад СССР, смена идеологии и расширяющиеся международные связи страны способствовали становлению культуры делового успеха, сочетающей западные образцы самоутверждения с наследием советской традиции. Этот процесс сопровождался утилитаризацией образовательных навыков вообще, знаний иностранного языка в частности, что было обусловлено общими ценностными ориентациями и устремлениями студенческой молодежи, чутко реагирующей на общественные трансформации. Вследствие отсутствия у студентов иммунитета к радикальным изменениям целесообразно называть их группой социального риска, важнейшей задачей которой являются не только адаптация к образовательному процессу, но и поиск способов успешного интегрирования в профессиональную сферу после окончания вуза. При этом следует учитывать, что у студентов технических вузов, выбравших малоперспективную профессию инженера, степень риска возрастает вдвойне, что порождает стремление к «ресурсным» накоплениям, обеспечивающим конкурентоспособность в жестких условиях современного рынка труда. Изучение иностранных языков или уже определенный уровень владения ими как одна из дополнительных возможностей успешного профессионального страта тем самым служит индикатором индивидуально-инициативной модели вписывания в рыночную экономику. 46% респондентов отметили необходимость знания иностранного языка для будущей профессиональной карьеры, 47,4% отметили его желательность (см. Прил. 2 табл. 14). Подобное явление объясняется определенными критериями профессионализма, сформировавшимися в сознании молодежи. Каждый третий считает, что высококвалифицированный специалист должен обладать знаниями компьютера и иностранных языков, 25% респондентов причисляют человека, обладающего иноязычной компетенцией помимо основной специальности к сонму профессионалов (см. Пар. 2.3 табл.8). Преобладание в достижительных установках ориентации на изучение иностранных языков отличает более инициативных, прагматичных студентов, способных предложить свою будущую высокую квалификацию в качестве дивиденда занятия определенной статусной позиции (см. Пар.2.3 табл. 10,11). На эмпирическом уровне это проявилось не только в оценке профессионализма, но и в большей информационной осведомленности, зафиксированной такими видами деятельности как общение и получение информации в интернете, общение с представителями иноязычных культур, чтение прессы и литературы (см. Пар.2.3 табл. 9). Значительное место, отводимое иностранному языку в будущей профессиональной деятельности было продемонстрировано в нашем исследовании намерением практически каждого десятого студента защищать диплом на иностранном языке (см. Пар. 2.3 табл.5). Более того, перспективная стратегия с ориентацией на владение иностранным языком способна расширить границы трудоустройства до глобальных масштабов. Каждый пятый студент питает надежды на трудоустройство за рубежом, при этом интенции покинуть родную страну возрастают у тех, кто владеет иностранным языком функционально (К=0,5).

Однако, установка достижения, индикатором которой служит владение иностранным языком, не только способна влиять на стратификационную позицию, но и зависеть от нее. Наше исследование подтверждает, что изучение иностранного языка ассоциируется у студентов с определенным материальным уровнем (33,6%), коэффициент корреляции равен 0,48. Однако прямой корреляции между уровнем доходов и степенью владения иностранным языком эмпирические данные не подтверждают (К=0,38). В дополнение к материальному фактору, иноязычная компетентность обладает определенным элитаризмом в сознании молодежи, которая вне зависимости от рейтинга общей социальной позиции может давать преимущества и перспективы при продвижении через каналы мобильности. При этом престижное выделение в студенческой среде состоит не только в соответствии интеллектуальному цензу в целом, но и в наличии внешних, поверхностных маркеров знаний иностранного языка. Так называемая глокализация иностранных языков на уровне смешения родного и неродного языка позволила нам говорить о появлении молодежного социолекта, использование которого диктуется примитивными соображениями престижа, иными словами, модой.

Индивидуальная оценка статуса иностранного языка и его носителей тем самым определяет мотивацию изучения иностранных языков. Достижение иноязычной компетентности студентами может иметь следующие цели: прагматическую - достижение большей конкурентоспособности и последующее успешное трудоустройство (60%), информационную - расширение доступа к информационным ресурсам (35%), развивающую - возможность повысить свой образовательный уровень (26,6%), престижную - за счет повышения образовательного уровня повысить свой социальный статус (10,8%).

Следовательно, в системе координат престиж-доход-успех владение иностранным языком индицирует и статусную позицию индивидов, будучи зависимым от материальных условий жизни, и, являясь одним из элементов перспективной стратегии на современном рынке труда, способствует становлению поведенческих приоритетов достижения профессионального и социального успеха. Тем самым иноязычная компетентность дифференцирует студентов по критериям профессиональных и социальных ориентаций и адаптивных стратегий. Владение иностранным языком, таким образом, эксплицитно отображает основополагающие социальные различия индивидов в обществе и через них, несомненно, вносит свой вклад в их символическое укрепление.

Список литературы диссертационного исследования кандидат социологических наук Олейничева, Елена Борисовна, 2003 год

1. Аберкромби Н., Хилл С., Тернер Б.С, Социологический словарь. -М.: ОАО «Изд-во «Экономика», 2000. 428 с.

2. Алпатов В.М. 150 языков и политика. 1917-2000. Социолингвистические проблемы СССР и постсоветского пространства М.: КрафтН-, Институт востоковедения РАН, 2000. -224 с.

3. Американская социология. Перспективы, проблемы, методы / Пер. с анг. В.В.Воронина, Е.В.Зиньковского. М.: Изд-во «Прогресс», 1972.-393 с.

4. Андерсон Б. Воображаемые сообщества. М.: Канон-Пресс-Ц, 2001.-286 с.

5. Анчарская В. А нужен ли России молодой специалист? // Alma Mater. Вестник высшей школы. 2001. - №5. - с. 35-37.

6. Асп Э. Введение в социологию. Спб.: Алетейя, 2000. - 248 с.

7. Ахтямова Г.Р. Социальная дифференциация общества и интересов // Социологические исследования. 1997. - №8.- с. 60-66.

8. Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну / Пер. с нем. В.Седельника и Н.Федоровой. М.: Прогресс-Традиция, 2000. - 384 с.

9. Беликов В.И., Крысин Л.П. Социолингвистика М.: Российский государственный гуманитарный Университет, 2001. - 439 с.

10. Беляева Л.А. Социальная стратификация и средний класс в России: 10 лет постсовесткого развития. М.: Academia, 2001. - 183 с.

11. Беляева Л.А. Стратегии выживания, адаптации, преуспевания // Социологические исследования. 2001. - №6.- с. 44-53.

12. Болотин И.С., Козлова О.Н. Социология и образование // Социологические исследования. 1997. - №3.- с. 93-104.

13. Большой толковый социологический словарь (Collins). Том 1,2: Пер. с анг. М.: Вече, ACT, 1999. - 544 е., 528 с.

14. Бондалетов В.Д. Социальная лингвистика М.: Просвещение, 1987.- 160 с.

15. Бондаренко О.В. Ценностный мир россиян: аксиология самобытного общественного развития. Ростов н/Д.: Изд-во СКНЦ ВШ, 1998.-200 с.

16. Бурдье П. Социология политики / Пер. с фр. М.: Socio-Logos, 1993.-333 с.

17. Бурдье П. Система образования и мышления // Высшее образование в России. 1997. - №2.- с. 119-126.

18. Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990. - 808 с.

19. Вебер М. Основные понятия стратификации // Социологические исследования. 1994. - №5.- с. 147-156.

20. Вишневский Ю.Р., Рубина Л.Я. Социальный облик студенчества 90-х годов // Социологические исследования. 1997. - №10.- с. 5669.

21. Вишневский Ю.Р., Шапко В.Т. Студент 90-х социокультурная динамика // Социологические исследования. - 2000. - №12.- с. 56-63.

22. Виштак О.В. Мотивационные предпочтения абитуриентов и студентов // Социологические исследования. 2003. - №2.- с. 135139.

23. Волков Ю.Г., Добреньков В.И., Кадария Ф.Д., Савченко И.П., Шаповалов В.А. Социология молодежи: Учебное пособие / Под ред. проф. Ю.Г. Волкова. Ростов н/Д.: Феникс, 2001. - 576 с.

24. Гарькин В.П., Столярова И.Е. Динамика учебно-познавательной активности студентов // Социологические исследования. 2000. -№12.-с. 70-75.

25. Герман К. Политические перепутья при движении к глобальному информационному обществу // Социологические исследования.1998. №2,- е.

26. Гидденс Э. Социология М., 1999.

27. Гидденс Э. Стратификация и классовая структура // Социологические исследования. 1992. - №9.- с. 112-123. - №11. -с. 107-120.

28. Голенкова З.Т. Динамика социоструктурной трансформации в России // Социологические исследования. 1998. - №10.- с. 77-84.

29. Гончарова Н.В. О рынке труда выпускников вузов // Социологические исследования. 1997. - №3.- с. 105-112.

30. Гребениченко Д., Гребениченко С. Потребительские настроения: долговая дорога в Россию // Социологические исследования. 1998. - №2.- с.

31. Гуманитарные науки в контексте социалистической культуры. Межвузовский сборник науч. трудов. Новосибирск, 1984. - 163 с.

32. Дарендорф Р. Тропы из утопии / Пер. с нем. Б.М.Скуратова, B.JI. Близнекова. М.: Праксис, 2002. - 536 с.

33. Денисова Г.С., Радовель М.Р., Чеботарев Ю.А., Шогенов Р.Х. Молодежь Северного Кавказа: общее и особенное в профессиональной ориентации // Социологические исследования.1999. №5.- с. 62-69.

34. Дидковская Я.В. Динамика профессионального самоопределения студентов // Социологические исследования. 2001. - №7.- с. 132136.

35. Долбаев B.JI. Власть и коммуникации в организациях // Социологические исследования. 1995. - №6.- с. 145-147.

36. Долженко О. Очерки по философии образования. Учебное пособие. М.: Промо-Медиа, 1995. - 240 с.

37. Дудина О.М., Ратникова М.А. Профессиональная мобильность: кто и как принимает решение сменить профессию // Социологические исследования. 1997. - №11.- с. 48-54.

38. Дудченко О.Н., Мытиль А.В. Социальная идентификация и адаптация личности // Социологические исследования. 1995. -№6.- с. 110-120.

39. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Методы социологии / Пер. с фр. и послесловие А.Б.Гофмана. М.: Наука, 1991.- 576 с.

40. Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение / Пер. с фр. А.Б.Гофмана. М.: Канон, 1995. - 352 с.

41. Емельянова А.С. Социокультурный статус интеллигенции. Автореф. дис. на соиск. уч. ст. канд. фил. наук. Ростов н/Д., 2001. -27 с.

42. Ерасов Б.С. Социальная культурология: учебник для ст-ов высш. уч. завед-ий. М.: Аспект Пресс, 2000. - 591 с.

43. Еровенко В., Михайлова Н. Рационализм в современном познании // Высшее образование в России. 2000. - №6. - с.79-84.

44. Загрязкина Т.Ю. Вы изучаете иностранный язык? Почему? // Вестник МГУ. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 1998. - №2. - с.20-24.

45. Захаров И.В., Ляхович Е.С. Миссия университетов в европейской культуре М.: Фонд «Новое тысячелетие», 1994. - 240 с.

46. Зборовский Г.Е. Образование: научные подходы к исследованию // Социологические исследования. 2000. - №6.- с. 23-29.

47. Зборовский Г.Е., Шуклина Е.А. Самообразование как социологическая проблема // Социологические исследования. -1997.-№10.- с. 78-87.

48. Здравомыслова О. Молодежь постсоветской эпохи: взрыв социальных ожиданий // Семья и школа. 1997. - №8. - с. 20-22.

49. Зимин А.И. Социология образования: вопросы остаются // Социологические исследования. 1994. - №3.- с. 102-108.

50. Зиммель Г. Избранное. Том 2. Созерцание жизни. М.: Юрист, 1996.-607 с.

51. Зиновкина М., Хохлов Н. Технология формирования инженера-творца // Высшее образование в России. 1995. - №3.- с. 45-54.

52. Зиятдинова Ф.Г. Социальные проблемы образования М., 1999. -285 с.

53. Зубков В.И. Риск как предмет социологического анализа // Социологические исследования. 1999. - №4.- с. 3-9.

54. Зубок Ю.А. Риск в социальном развитии молодежи // Социально-гуманитарные знания. 2003. - №1. - с. 147-162.

55. Иноземцев B.J1. Пределы «догоняющего» развития/ В.Л.Иноземцев. М.: ЗАО «Изд-во «экономика», 2000. - 295 с.

56. Ионин Л.Г. Социология культуры: путь в новое тысячелетие. М,: «Логос», 2000.-430 с.

57. Ионин Л.Г. Социальная структура и культура // Социологические исследования. 1996. - №2. - с. 3-13. - №3.- с. 31-43.

58. Искандаров О. Иноязычная профессиональная компетентность // Высшее образование в России. 1999. - №6.- с. 53-54.

59. Карабущенко П. Либерализация элитарного образования // Alma Mater. Вестник высшей школы. 2000. - №10. - с. 10-12.

60. Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. М.: Эксмо-Пресс, 2002. - 832с.

61. Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация. Книга вторая. От Великой победы до наших дней. М.: Изд-во Эксмо-Пресс, 2002. -768 с.

62. Карлов Н.В., Кудрявцев Н.Н. К истории элитного инженерного образования // Вестник российской академии наук. 2000. - т.70.-№7.-с.579-588.

63. Кармадонов О.А. Классический университет в сегодняшней России: блеск и нищета классицизма // Социально-гуманитарные знания. 2003. - №1. - с. 48-62.

64. Карпухин О., Макаревич Э. Формирование масс: природа общественных связей и технологии «паблик рилейшнз»: Опыт историко-социолог. исследования. Калиниград: ФГУИПП Янтар. сказ, 2001.-547 с.

65. Карпухин О.И. Молодежь России: особенности социализации и самоопределения // Социологические исследования. 2000. - №3.- с. 124-128.

66. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М.: ГУВШЭ, 2000. - 608 с.

67. Китайгородская Г.А. Новые подходы к обучению иностранного языка // Вестник МГУ. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 1998. - №1. - с.32-40.

68. Козловски П. Общество и государство: неизбежный дуализм: Пер. с нем. М.: Республика, 1998. - 368 с.

69. Комарова А.И. Язык для специальных целей: содержание понятия // Вестник МГУ. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 1998. - №1. - с.70-82.

70. Комлева В.В. Престиж как явление духовной жизни общества // Социально-гуманитарные знания. 2000. - №6. - с. 280-295.

71. Конецкая В.П. Социология коммуникации. М.: Международный университет бизнеса и управления, 1997. - 304 с.

72. Константиновский Д.Л. Динамика неравенства: российская молодежь в меняющемся обществе: ориентации и пути в сфере образования (от 1960-х гг. к 2000-му) / Под ред. В.Н.Шубкина. М.: Эдиториал УРСС, 1999. - 344 с.

73. Константиновский Д.Л., Шубкин В.Н. Молодежь и образование. Методические вопросы и опыт социального прогнозирования наматериалах социологических обследований в Новосибирской обл. -М.: Изд-во «Наука», 1977. 159 с.

74. Костюк В.Н. Информация как социальный и экономический ресурс. М.: ИЧП «Изд-во Магистр», 1997. - 48 с.

75. Кристал Д. Английский язык как глобальный / Пер. с анг. М.: Изд-во «Весь мир», 2001. - 240 с.

76. Крыштановская О.В. Инженеры: Становление и развитие профессиональной группы М.: Наука, 1989. - 144 с.

77. Культурные миры молодых россиян: три жизненные ситуации. -М.: Изд-во МГУ, 2000. 224 с.

78. Леденева Л.И. Эмиграционные настроения среди студенчества // Высшее образование в России. 1993. - №4,- с. 68-76.

79. Леденева Л.И., Тюрюканова Е.В. Российские студенты за рубежом // Проблемы прогнозирования. 1999. - №4. - с. 136-146.

80. Лиотар Ж.-Ф. Состояние постмодерна / Пер. с фр. Н.А.Шматко. -М.: Институт экспериментальной социологии; СПб: Алетейя, 1998. -160 с.

81. Лисовский В.Т. Советское студенчество: Социологические очерки: науч.-попул. М.: Высшая школа, 1990. - 304 с.

82. Литвиненко Е.Ю. Современный билингвизм как доминанта мультикультурной модели социализации. Дис. на соиск. уч. ст. докт. соц. наук. Ростов н/Д., 2000. - 250 с.

83. Литвиненко Е.Ю. Современный билингвизм: проблемы институционализации. Дис. на соиск. уч. ст. канд. соц. наук. -Ростов н/Д, 1997. 157 с.

84. Лошакова Н.А. Региональный вуз и рынок труда: проблемы адаптации // Социологические исследования. 2003. - №2.- с. 68-72.

85. Манхейм К. Диагноз нашего времени. М.: Юрист, 1994. - 700 с.

86. Манхейм К. Избранное: Социология культуры. М., СПб.: Университетская книга, 2000. - 501 с.

87. Маркузе Г. Одномерный человек. М.: "REFL- book", 1994. - 368 с.

88. Майзель И.А. Элита как социологическая категория // Интеллектуальная элита С.-Петербурга, 4.1. СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та экономики и финансов, 1993. - с. 6-12.

89. Маргарет Р.Дж., Браугарт М. Советская и американская молодежь: сравнительный взгляд // Политические исследования. 1991. - №4. -с. 160-167.

90. Мертон Р.К. Социальная структура и аномия // Социологические исследования. 1992. - №3.- с. 104-115.

91. Мечковская Н.Б. Социальная лингвистика. М.: Аспект Пресс, 1996.-207 с.

92. Миллс Ч. Социологическое воображение / Пер. с анг. О.А.Оберемко. Под общ. ред. Г.С.Батыгина. М.: Издательский дом «Стратегия», 1998. - 264 с.

93. Мкртчян Г.М., Чистяков И.М. Молодежь на рынке труда // Социологические исследования. 2000. - №12. - с. 42-50.

94. Многоязычие как элемент культурного наследия. Материалы межд. конф-и. Ростов н/Д.: Изд-во ООО «ЦВВР», 2001. - 283 с.

95. Мостовая И.В. Социальное расслоение: символический мир метаигры М.: Механик, 1996. - 208 с.

96. Нысанбаев А., Курганская В. Философия и образование: поиск согласия // Высшее образование в России. 2001. - №1.- с. 39-52.

97. Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / Под ред. В.Л.Иноземцева. М.: Academia, 1999. - 640 с.

98. Образование и XXI век: информационные и коммуникационные технологии. М.: Наука, 1999. - 191 с.

99. Орехов A.M. Интеллигенция, интеллектуалы, интеллектуальная стоимость // Социально-гуманитарные знания. 2000. - №3. - с. 267282.

100. Ору С. История. Эпистемология. Язык.: Пер. с фр./ Общ. ред., вступ. ст. и коммент. Н.Ю. Бокадоровой. М.: ОАО ИГ «Прогресс», 2000. - 408 с.

101. Павловский В.В. Социология молодежи и ювенология // Социологические исследования. 1999. - №5.- с. 46-52.

102. Парсонс Т. Система современных обществ / Пер. с анг. Л.А.Седова и А.Д.Ковалева. М.: Аспект-пресс, 1997. - 270 с.

103. Петрова J1.E. Социальное самочувствие молодежи // Социологические исследования. 2000. - №12.- с. 50-55.

104. Попова И.П. Новые маргинальные группы в российском обществе (теоретические аспекты исследования) // Социологические исследования. 1999. - №7.- с. 62-72.

105. Прохода В.А. Государственная и частная школы: различия между учащимися // Социологические исследования. 2000. - №12.- с. 119121.

106. Радаев В.В., Шкаратан О.И. Социальная стратификация. М.: «Наука», 1995.-240 с.

107. Рукавишников В.О, Социологические аспекты модернизации России и других посткоммунистических обществ // Социологические исследования. 1995. - №1.- с. 34-46.

108. Ручкин Б.А., Родионов В.А., Пыжиков А.В. Молодежь как стратегический ресурс развития российского общества // Социально-гуманитарные знания. 2000. - №1. - с. 146-166.

109. Селигмен А. Проблема доверия: Пер. с анг. И.И.Мюрберг, Л.В.Соболевой. М.: Идея-Пресс, 2002. - 256 с.

110. Семененко И.С. Глобализация и социокультурная динамика: личность, общество, культура // Политические исследования. 2003. - №1. - с.5-24.

111. Сенаторова H. Дополнительные квалификации в аспекте гуманизации // Высшее образование в России. 2002. - №6. - с. 816.

112. Серегина И.И. Профессиональная карьера // Социологические исследования. 1999. - №4.- с. 78-82.

113. Сиверцева H.JI. Высшая школа России: особенности послереволюционной реформы // Социологические исследования. -1994. -№3.-с. 70-75.

114. Сиволапов А.В. К новой модели обучения: социокультурный подход // Социологические исследования. 1994. - №3.- с. 88-92.

115. Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М. 1992. - 542 с.

116. Социалистический образ жизни: единство и дифференциация. Тезисы докладов республиканской науч. конф-и.- Таллин, 1987. -131 с.

117. Социология: Учебник / Отв. ред. П.Д. Павленок. М.: Издательско-книготорговый центр «Маркетинг», 2002. - 1036 с.

118. Социальная структура советского общества и система образования / Материалы Всесоюзной науч. конференции «Развитие социальной структуры советского общества. -М., 1981.

119. Социальное расслоение и социальная мобильность. М.: Наука, 1999.- 191 с.

120. Сусименко Е.В. Билингвальные стратегии в профессиональной социализации российского студенчества. Дис. на соиск. уч. ст. канд. соц. наук. Новочеркасск, 2003. - 152 с.

121. Степанова O.K. Понятие «интеллигенция»: судьба в символическом пространстве и во времени // Социологические исследования. 2003. - №2.- с. 46-53.

122. Тарасова В. Гуманитарная и социально-экономическая подготовка инженеров в России // Alma Mater. Вестник высшей школы. 2002. - №11. - с. 36-40.

123. Тер-Минасова С.Г. О задачах и проблемах факультета иностранных языков МГУ // Вестник МГУ. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 1998. - №1. - с.22-26.

124. Тер-Минасова С.Г. Изучение иностранных языков и культур на университетском уровне // Вестник МГУ. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 1998. - №2. - с.7-20.

125. Тихонова Н.Е. Факторы социальной стратификации в условиях перехода к рыночной экономике. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1999. - 320 с.

126. Томпсон Дж.Л., Пристли Дж. Социология: вводный курс / Пер. с анг. М.: ООО «Фирма «Изд-во ACT», Львов: «Инициатива», 1998. -496 с.

127. Тоффлер А. Футурошок. СПб.: Лань, 1997. - 464 с.

128. Тощенко Ж.Т. Метаморфозы общественного сознания // Социологические исследования. 2001. - №6.- с. 3-16.

129. Тощенко Ж.Т. Социология: пути научной трансформации // Социологические исследования. 1999. - №7.- с. 3-16.

130. Труд и занятость в России (статистический сборник). М., 1999.

131. Турен А. Возвращение человека действующего. Очерк социологии. М.: Научный мир, 1998. - 204 с.

132. Филиппов В. Высшая школа перед вызовами XXI века // Высшее образование в России. 2001. - №1. - с. 5-15.

133. Филиппов Ф.Р. Социология образования в СССР: современное состояние и актуальные проблемы // Социологические исследования в СССР: сб. аналитических обзоров. М., 1978. - с. 138-155.

134. Форрат Н. Толерантность современной молодежи: исследование томских студентов // Вестник Евразии. 2002. - №3 (18). - с. 28-51.

135. Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие: Пер. с нем. под ред. Д.В.Скляднева. СПб.: «Наука», 2000. - 380 с.

136. Хальбвакс М. Социальные классы и морфология. СПб.: Алетейя, 2000. - 509 с.

137. Хобсбаум Э. Век революции. Ростов н/Д.: Феникс, 1999. - 480 с.

138. Хобсбаум Э. Век капитала. Ростов н/Д.: Феникс, 1999. - 480 с.

139. Чеботарев Ю.А. Молодежь в современном обществе: условия профессионального становления. Туапсе, 1998. - 46 с.

140. Чупров В.И., Зубок Ю.А. Молодежь в общественном воспроизводстве: проблемы и перспективы М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2000.- 116 с.

141. Чупров В.И., Черныш М.Ф. Мотивационная сфера сознания молодежи: состояние и тенденции развития. М., 1993.- 98 с.

142. Шереги Ф. Социология образования: прикладные исследования. М.: Academia, 2001. - 464 с.

143. Шестоперова Л. Языковая профессиональная подготовка в техническом вузе // Высшее образование в России. 1995. - №3. - с. 103-109.

144. Шурыгина И.И. Жизненные стратегии подростков // Социологические исследования. 1999. - №5.- с. 52-62.

145. Этика успеха: вестник исследователей, консультантов и ЛПР. Вып. 10. Тюмень-Москва: Центр прикладной этики, 1997. - 227 с.

146. Эфендиев А.Г., Дудина О.М. Московское студенчество в период реформирования // Социологические исследования. 1997. - №9.- с. 41-56.

147. Юпитов А.В., Зотов А.А. Исследование ситуации профессионального самоопределения студентов // Социологические исследования. 1997. - №3.- с. 84-92.

148. Ядов В.А. Стратегия социологического исследования. М., 1999. -595 с.

149. Язык в развитом социалистическом обществе. Социолингвистические проблемы функционирования системы массовой коммуникации в СССР. М.: Изд-во «Наука», 1983. -256 с.

150. Barnett R. Realising the University in an Age of Supercomplexity. Buckingham: Open University press and Society for Research into Higher Education. 2000. - 200 pp.

151. Bialistok E. Acquisition of Literacy in Bilingual Children: A Framework for Research / Language Learning. A Journal of Research in Language Studies Vol.52 No. 1. 2002. - 159-199.

152. Bottomore T.B. Elites and Society. Penguin Books, 1993.

153. Braun G., Hillerbrand K. Multikulturelle Gesellschaft in Deutschland: Verlag Ferdinand Schoenig, 1994. s. 228.

154. Diegritz Th., Fuerst C. Sprachliches Handeln in Natuerlichen Gespraechsituationen / Wirkendes Wort Deutsche Sprache und Literatur in Forschung und Lehre 49. Heft 2. -1999. - s. 281-303.

155. DiPrete Th. A., Grusky D.B. Structure and Trend in the Process of Stratification for American Men and Women / American Journal of Sociology Vol. 96 No. 1.- 1990.-p. 107-143.

156. Dixon R.M.W. The Rise and Fall of Languages. Cambridge and New York: Cambridge University Press, 1997. pp. 169.

157. Edwards J. Multilingualism. London-New York, 1994.

158. Eggington W., Wren H. Language Policy: Dominant English, Pluralist Challenges. Canberra, Australia: John Benjamins / Language Australia, 1997.-pp. 170.

159. Gerber Th.P. Structural Change and Post-Socialist Stratification: Labor Market Transitions in Contemporary Russia / American Sociological Review Vol. 67 No. 5. 2002. - p. 629-660.

160. Harris D.R., Sim J.J. Who is Multiracial? Assessing the Complexity of Lived Race / American Sociological Review Vol. 67 No. 4. 2002. -p. 614-627.

161. Jacobs R.A. The Role of Foreign languages at the University / The Modern language Journal Vol.86 No.2. 2002. - p. 251-253.

162. Kaube J. Arbeit, Verschuldung, Spekulation / Neue Rundschau 112. — Heft l.-s. 11-23.

163. La Belle Th. J., Ward Ch.R. Ethnic Studies and Multiculturalism / State University of New York Press, 1996. pp. 157.

164. Lariviere R.W. Language Curricula in Universities: What and How / The Modern language Journal Vol.86 No.2. 2002. - p. 244-246.

165. Markee N. Language in Development: Questions of Theory, Questions of Practice / TESOL Quarterly Vol. 36 No. 2. 2002. - p. 265-275.

166. Master P. Positive and Negative Aspects of the Dominance of English / TESOL Quarterly Vol. 32 No. 4. 1998. - p. 716-727.

167. Murray D.E. Protean Communication: The Language of Computer-Mediated Communication / TESOL Quarterly Vol. 34 No. 3. 2000. - p. 397-423.

168. Nelson G.L. Categorising, Classifying, Labeling: A Fundamental Cognitive Process / TESOL Quarterly Vol. 32 No. 4. 1998. - p. 727732.

169. Ovando C.J. Politics and Pedagogy: The Case of Bilingual Education / Harvard Educational Review Vol. 60 No. 3. 1990. - p. 341-355.

170. Pakir A. Connecting with English in the Context of Internationalisation / TESOL Quarterly Vol. 33 No. 1. 1999. - p. 103114.

171. Parsons T. Piatt G.M. Considerations on American Academic Systems //Minerva. Vol. VI, 1968.

172. Phillipson R., Skutnabb-Kangas. English Only Worldwide or Language Ecology?/ TESOL Quarterly Vol. 30 No. 1. 1996. - p.55-61.

173. Rowland S. Overcoming Fragmentation in Professional Life: The Challenge for Academic Development / Higher Education Quarterly Vol. 56 No. 1.-2002.-p. 52-65

174. Solga H. Stigmatisation by Negative Selection: Explaining Less-Educated People's Decreasing Employment Opportunities / European Sociological Review Vol. 18 No. 2. 2002. - p. 159-179.

175. Wilhelm D. Global Communications and Political Power / Transaction Publishers: New Brunswick (U.S.A.) and London (U.K.). -1990.-pp. 172.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 159513