Исторический генезис древнерусского государства :Теоретико-методологический аспект тема диссертации и автореферата по ВАК 12.00.01, доктор юридических наук Тимонин, Анатолий Николаевич

Диссертация и автореферат на тему «Исторический генезис древнерусского государства :Теоретико-методологический аспект». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 67132
Год: 
1997
Автор научной работы: 
Тимонин, Анатолий Николаевич
Ученая cтепень: 
доктор юридических наук
Место защиты диссертации: 
Санкт-Петербург
Код cпециальности ВАК: 
12.00.01
Специальность: 
Теория права и государства; история права и государства; история политических и правовых учений
Количество cтраниц: 
336

Оглавление диссертации доктор юридических наук Тимонин, Анатолий Николаевич

Введение

ГЛАВА I. ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГЕНЕТИЧЕСКОГО

§1. Генезис государства как предмет научного исследования

§2. Методологические проблемы общей теории происхождения государства

ГЛАВА II. ОСНОВНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ГОСУДАРСТ-ВООБРАЗОВАНИЯ У ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН. ОСОБЕННОСТИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА.

§1. Переход восточного славянства от первобытности к цивилизации

§2. Ранняя этнополитическая история руси

§3. Особенности возникновения Древнерусского государства

ГЛАВА III. ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

§1. Древнерусское государство IX - сер. XI вв.

§2. Общественно-политический строй Древней Руси

§3. Право в древнерусском обществе IX - начала XI вв.

ГОСУДАРСТВОВЕДЕНИЯ

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Исторический генезис древнерусского государства :Теоретико-методологический аспект"

Изучение генезиса государства - одна из самых актуальных задач мирового обществознания. К исследованию данной проблемы обращались мыслители древности, средневековья и нового времени. Не ослабевает внимание к ней и в наши дни. Главная причина этого - в научной значимости данной проблемы, в той роли, которую государство сыграло и продолжает играть во всех сферах общественной жизни различных народов.

В последние 15-20 лет в мировом обществознании заметно возрос исследовательский интерес к вопросам, связанным с генезисом государства. Только за рубежом за этот период было опубликовано не менее пяти сборников, посвященных этой проблеме1. Определенный прогресс в этом плане наблюдается и в нашей стране. Здесь также вышло в свет несколько подоб

1 The Early State /Ed. by H.J.M.Claessen and P.Skalnik. Hague, 1978; Origins of The State. The Antropology of Political Evolution /Ed. by R.Cohen and E.R.Service. Philadelphia, 1978; The Study of the State /Ed. by. H.J.M.Claessen and P.Skalnik. The Hague, 1981; Development and Decline. The Evolution of Sociopolitical Organsation /Ed. by H.J.M.Claessen, P.van de Velde and M.E.Smith. South Hadley, 1988; Early State Dynamics /Ed. by H.J.M.Claessen and P. van de Velde. Leiden, 1987; Early State Economics /Ed. by H.J.M.Claessen and P.van de Velde. New Brunswick, 1991. ных сборников2. Вопросы возникновения государства стали одной из центральных проблем в отечественном антиковедении, африканистике, медиевистике, номадоведении, синологии и этнографии.

На фоне успехов представителей указанных дисциплин, научные результаты, полученные учеными-юристами, выглядят пока более скромно. Надо прямо сказать, что в деле изучения происхождения государства не только существует, но и все более углубляется разрыв между теорией и историей государства и права, с одной стороны, и науками исторического профиля, с другой. Причин тут много: это и нехватка научных кадров, специализирующих в данной сфере; это и существование в прошлом своего рода «запретной зоны» на самостоятельные и творческие изыскания в области происхождения государства. Перечень подобных причин можно было бы продолжить. Но здесь важно отметить другое: застойные явления в рассматриваемой сфере юридической науки могут и должны быть преодолены путем теоретического осмысления данных других на

2 Становление классов и государства /Отв. ред. А.И.Першиц.

М., 1976; Исследования по общей этнографии /Отв. ред. Ю.В.Бромлей. М., 1979; Раннефеодальные государства на Балканах VI-XII вв. /Отв. ред. Г.Г.Литаврин. М., 1985; Архаическое общество: узловые проблемы социологии развития. Сб. научных трудов. 1-2 /Под. ред. А.В.Коротаева М., 1991; Ранние формы политической организации: от первобытности к государственности /Отв. ред. В.А.Попов. М., 1995. 4 ук, путем определения и разработки наиболее перспективных направлений юридико-теоретических исследований.

Развитие современного научного знания об историческом генезисе государства характеризуется постановкой широкого круга сложнейших проблем. Важное место среди них занимают вопросы теории и методологии происхождения государства. Выдвижение их на первый план обусловлено появлением нового эмпирического и теоретического знания, оформлением на стыке с юридической наукой новых этнографических субдисциплин, общей переориентацией понятийно-категориального аппарата многих концепций, научных направлений и даже общественных наук на «рельсы» цивилизационного подхода3, необходимостью совершенствования средств и методов теоретико-познавательного процесса, нарастающей тенденцией к са

3 Наиболее четко основы цивилизационного подхода сформулированы авторским коллективом во главе с JI.H. Боголюбовым, подготовившим учебное пособие для учащихся средних учебных заведений. Под цивилизацией здесь понимается качественная специфика (своеобразие материальной, духовной, социальной жизни) той или иной группы стран, народов на определенном этапе развития. См.: Основы современной цивилизации. М., 1992. С.40. Но гораздо полнее цивилизационный подход изложил А.Тойнби в своем классическом труде «Постижение истории». См.: Постижение истории: Пер. с англ./ Сост. Огурцов А.П.; Вступ. ст. Уколовой В.И.; Закл. ст. Рашковского Е.Б. М., 1991. мопознанию, анализу специфики и организации научного знания о происхождении государства.

Указанные проблемы не привлекли к себе должного внимания отечественной юридической науки. Этот пробел в определенной мере восполняют работы историков, этнографов, археологов, посвященные изучению различных сторон возникновения государства. Среди них можно отметить труды Ю.В.Андреева, Л.С.Васильева, Э.С.Годинер, А.Я.Гуревича, И.М.Дьяконова, В.П.Илюшечкина, Н.Н.Крадина,

Н.Б.Кочаковой, Г.А.Кошеленко, Л.Е.Куббеля, Ю.В.Павленко, А.И.Першица, Ю.И.Семенова, А.М.Хазанова, В.П.Яйленко и др. Однако исследования исторического профиля не могут полностью компенсировать недостатков в юридико-теоретическом изучении государствообразования. Главная причина заключается в том, что в исторических работах все еще неизжита научно-методологическая традиция, сформированная Ф.Энгельсом в своей известной работе «Происхождение семьи,частной собственности и государства». Суть ее заключается в совместной реализации двух форм исторического метода (абстрактно-теоретической - «истматовской» и конкретно-исторической), нацеленных на поиск казуально-генетических связей. Соединив казуально-генетический и структурно-функциональный подходы, исследователь получал возможность составить определенное представление о причинах и условиях возникновения государства, о структурных подразделениях государства и его функциях. Но собственно процесс образования государства оставался при этом, как правило, нераскрытым. Не б случайно в одной из самых известных работ, которая когда-либо была написана на эту тему отечественным историком, мы читаем: «Может показаться, что генезис государства - вопрос в науке, во всяком случае в марксистском обществоведении, давно и хорошо известный и в принципе решенный. Однако при углубленном подходе с учетом последних достижений науки эту проблему нельзя назвать простой и ясной. Напротив, чем глубже погружаешься в нее, тем более сложной и противоречивой она оказывается, тем больше усилий требует не только для своего окончательного решения (об этом пока нет и речи), но даже и для правильного её понимания, для проникновения в её суть»4. Подобные признания в исторической науке отнюдь не единичны. Одно из них было высказано известным специалистом в области медиевистики Е.В.Гутновой: «В советской медиевистике до начала 50-х годов проблемы истории государства по существу не разрабатывались. Внимание большинства её представителей было сосредоточено на проблемах экономической и социальной истории, отчасти классовой борьбы». Прошли годы и даже десятилетия. Произошли ли коренные изменения в этой области исторического познания? Отвечая на этот вопрос, Е.В. Гутнова пишет: «Постепенно изучение политической организации феодального общества стало занимать

4 Васильев JI.C. Проблемы генезиса китайского государства. М., 1983.С.3. особое хотя и довольно скромное место в советской медиевистике, которое она, впрочем, занимает и сегодня»5.

Как видно, среди широкого круга вопросов, изучаемых исторической наукой, проблеме генезиса государства уделялось значительно меньше внимания, нежели социально-экономическим проблемам. Система приоритетов, сложившаяся в исторической науке, оказывает свое влияние на содержание даже тех работ, которые были специально посвящены проблеме происхождения государства. Оно выразилось в том, что среди теоретически-значимых результатов, полученных отечественными историками, этнографами и археологами, абсолютно доминируют те, которые прямо связаны с экономической и социальной историей. Примером тому могут служить: «власть-собственность» и «государственный способ производства» Л.С.Васильева; «пути политогенеза» Л.Е.Куббеля; «эпоха клас-собразования», факторы и механизмы классобразования А.М.Хазанова; «экзополитарный способ производства» Н.Н.Крадина и т.п.

В связи с этим особую актуальность приобретают комплексные, юридико-теоретические исследования исторического генезиса государства.

5 Гутнова Е.В. Государство в структуре и эволюции феодального общества // Всеобщая история: дискуссии, новые подходы. Вып. 2. / Отв. ред. А.О.Чубарьян, В.В. Согрин. М., 1989. С.247, 249.

Основные цели и задачи исследования. Главной целью настоящего исследования является : формирование на стыке наук относительно единой системы этагенетических представлений (генетического государствоведения), осуществляемое на основе обобщающего историко-теоретического анализа различных концепций происхождения государства, созданных отечественными и зарубежными учеными; выявление эвристических возможностей генетического государствоведения на материале одного из исторических регионов - Древней Руси.

В соответствии с указанной целью в работе решались следующие основные задачи:

- краткий обзор современных теорий происхождения государства;

- выявление и преодоление устаревших, догматических положений, составляющих «генетический блок» общей теории государства;

- определение предмета генетического государствоведения;

- выделение институционного и генетического аспектов исследования (изучение возникновения и развития основных раннеполитических институтов, учреждений, структур);

- казуально-генетическое исследование комплекса основных вопросов, связанных с восточнославянским государствоге-незом;

- определение типологической принадлежности государственных форм, существовавших у восточных славян в ранне-средневековую эпоху;

- выявление стадийности этагенеза в Древней Руси, включая эволюцию государственного режима и государственного устройства.

Методологические и теоретические основы исследования. При написании диссертации автор руководствовался принципами политической антропологии, генетическим и цивилизаци-онным подходами, отдельными положениями обновленной формационной теории. Использовались общенаучные и частно-научные методы: проблемно-теоретический, системно-структурный, сравнительный и сравнительно-исторический, формально-логический, сочетание цивилизационного, институционального и функционального подходов, всемирно-исторического, регионального и индивидуального.

Исследование опирается на анализ трудов классиков политической антропологии - М. Фрида, Э.Сервиса, Р.Коэна, Х.Клэссена. В диссертации широко используются труды отечественных ученых-юристов, историков, этнографов и археологов.

Научная новизна исследования. Диссертация представляет собой первое комплексное монографическое исследование, посвященное теоретико-методологической разработке генетического государствоведения как одного из возможных историко-теоретических направлений познания всемирно-исторического генезиса государства вообще и Древнерусского в частности. Генетическое государствоведение представляет собой новое перспективное научное направление, возникшее на стыке теою рии и истории государства и права. В нем сделана попытка междисциплинарного синтеза достижений отечественной историографии и российского государствоведения с лучшими образцами американской и западноевропейской научной мысли. Существенно обогащена теоретико-методологическая база исследования, на основе которой выявляются конкретно-исторические особенности восточнославянского государство-генеза.

Автором впервые в юридической науке разработаны и выносятся на защиту следующие положения:

Предмет генетического государствоведения образует все многообразие процессов, путей и форм этагенеза, изучаемое в генетическом и институционном аспектах; исследование основных параметров собственно исторического генезиса государства (стадийности и вариативности государствогенеза; региональных и локальных форм государствообразования).

Этагенетическая категория «эпоха государствообразования» отражает не одну какую-либо линию генезиса государства (от «демократии военной» к демократии государственной), а множество путей и форм возникновения государственности (от «олигархии» к «олигархии», от «автократии» к «автократии» и т.п.).

Следует признать лишь фрагментом истории политической мысли учение Ф.Энгельса о «классической форме государствообразования». Комплексный, историко-теоретический анализ позволил выявить несоответствие основных параметров «классической формы возникновения государства» и классовости происхождения, «чистоты» процесса образования государства, и его конечного результата - демократической республики, возникающей непосредственно из родового строя, а также изученности всех существенных подробностей возникновения афинского государства), выведенных Энгельсом на древнеафинском историческом материале, фактам и теоретически значимым результатам, которые достигнуты современными авторами при изучении реальной истории Древней Греции. Так, анахронизмом является утверждение Ф.Энгельса о формировании демократического государства непосредственно из родового строя.

Понятие «раннее государство», можно определить как «надродственно»-территориальную, суверенную организацию публичной власти, которая официально представляет все циви-лизационно неразвитое общество и способствует его интеграции, преодолевая «первобытное наследие» во всех сферах общественно-политической жизни. Используя методы господства (террор, грабеж) и руководства (реципрокную идеологию), она обеспечивает привилегированное положение высших страт за счет налогов (первоначально в виде даней) и повинностей с низших социальных слоев (общин).

Социальный статус «руси» IX—X вв. определяется в качестве страта — сословия, высокие социальные позиции которой уже во второй половине IX в. зависели не столько от этнических, сколько от социальных и политических факторов; процесс «размывания» и без того ослабленных этнических признаков «руси», приводит к тому, что она принимает вид квазиобщины.

Развитие раннегосударственных форм в Новгородчине характеризуется стадийностью и дискретностью. Эти формы последовательно сменяли друг друга с необычайной быстротой: не успела в Новгороде созреть и укорениться монархия, как ей на смену приходит аристократическое правление, которое, в свою очередь, уступает место тирании Рюрика. Последняя также оказалась недолговечной и после смерти Рюрика была заменена ограниченной монархией.

Согласно обоснованному автором выводу о стимулиро-ванно-спонтанном происхождении Древнерусского государства самое крупное государство восточных славян возникло в результате не только новгородской экспансии, но и общественных (прежде всего интегративных) потребностей. Вековому давлению окружающей политической среды, представленной имперскими государствами (Византией и Хазарией), можно было противопоставить только свои собственные укрупненные социополитические структуры. Поиски адекватного «ответа» на «имперский вызов» породили потребность в региональной интеграции.

Все государственные образования, существовавшие у восточных славян в VIII—X вв., могут быть охарактеризованы как раннегосударственные. Они возникали и развивались в условиях господства особых кровнородственных отношений — иерархических кровных связей, которые принято именовать «надродственными». Главным признаком государства здесь,

13 как и повсюду, являлась публичная власть. Развитие верховной государственной власти на Руси характеризовалось не только растущим обособлением от простонародья непривилегированных общин), но и сближением со старшими городскими общинами. Незрелым, неартикулированным общественным отношениям соответствовало незрелое (раннее) состояние восточнославянской государственности. Большая часть восточнославянских вождеств в IX— Хвв. миновала в своем развитии стадию города-государства и совершила переход сразу к региональной державе; форма государственного устройства Руси IX—X вв. может быть определена как государство-гегемония, которое отличалось от города-государства не только своими значительно большими, нежели город и прилежащая к нему округа, размерами, не только более сложной многоступенчатой структурой, но и появлением относительно устойчивого политического ядра, которое строило свои отношения с окраинами на основе гегемонистских связей.

Практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы при разработке учебников и учебно-методических пособий по теории, истории государства и права, истории политических и правовых учений. Полученные в диссертации научные результаты могут быть использованы в процессе преподавания общей теории государства и права, истории государства и права, истории политических и правовых учений, а также государственного (конституционного) права.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась на кафедрах теории и истории государства и права Башкирского государственного университета и Санкт-Петербургского государственного университета. Положения и выводы диссертационного исследования получили практическую апробацию в выступлениях автора на межвузовских и республиканских научных, научно-практических конференциях: «Актуальные проблемы укрепления социалистической законности». Уфа, 15-16 октября 1987; «Правовые проблемы развития экономической самостоятельности предприятий (объединений) в новых условиях хозяйствования». Уфа, 14-16 сентября 1988; «Актуальные проблемы правовой реформы». Уфа, 5 июня 1995; опубликованы в монографии «Проблемы генезиса Древнерусского государства», в брошюре «Проблемы государственности в Евразии» и научных статьях автора.

Диссертация состоит из введения, трех глав и заключения.

Заключение диссертации по теме "Теория права и государства; история права и государства; история политических и правовых учений", Тимонин, Анатолий Николаевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Подводя основные итоги работы, необходимо отметить, что они могут быть сформулированы в следующих выводах.

1. Проблема происхождения государства настолько сложна и многогранна, что о ее монополизации какой-либо одной научной дисциплиной не может быть и речи. При ее изучении ученый имеет дело не только с отдельными процессами, путями и формами государствообразования, но и с обществом в целом и его различными подсистемами. Не случайно в ее изучении принимают участие представители самых разных общественных наук - философы, социологи, социо- и политоантропо-логи, этнографы, историки и юристы. В ходе предварительного анализа проблемы исторического генезиса государства стало ясно, что без использования исторических, этнографических и археологических данных невозможно сколько-нибудь продуктивное этагенетическое исследование локального, регионального или всемирно-исторического уровня. Поэтому характерной чертой всякого этагенетического исследования является комплексный подход, который может быть реализован как междисциплинарным коллективом, так и отдельным ученым. Но в этом случае исследователь должен обладать разносторонними познаниями во многих областях обществознания. Следовательно, и в том и в другом случае этагенетическое исследование приобретает междисциплинарный характер.

2. Потребность в комплексных трудах, направленных на обобщение данных наук исторического профиля, была осознана достаточно давно юридической наукой. В этой связи стоит вспомнить уже упоминавшиеся в диссертации работы

А.Б.Венгерова, который первым из ученых-юристов предпринял попытки синтеза положений юридической науки, истории, этнографии и археологии. Труды А.Б.Венгерова подготовили появление нового научного направления, но в тот период времени «в разработке концептуальных основ этого направления» были «сделаны лишь первые шаги»446. Ситуация изменилась только в самые последние годы, когда эмпирические и теоретические данные, накопленные историей, этнографией и археологией, достигли определенного уровня развития, когда с большим опозданием многие наши юристы-теоретики смогли познакомиться с работами социал- и политоантропологов. Именно в это время появилась реальная возможность для объединения этагенетических исследований в рамках одного научного направления - генетического государствоведения.

3. Своим возникновением генетическое государствоведение обязано более всего интеграции и дифференциации научных знаний. Образовавшись на стыке нескольких общественных наук, новое научное направление сохранило тесную связь с ними своим предметом. Тем не менее, речь идет именно о самостоятельном направлении познания возникновения и развития государства, обладающим собственным предметом и методом. В предмет генетического государствоведения включается все многообразие процессов, путей и форм государствообразования; все исторические формы ранних государств, изучаемые в генетическом и институционном аспектах. Новое научное направление нацелено прежде всего на исследование

446 См.: Туманов В.А. Предисловие // Карбонье Ж. Юридическая социология. М., 1986. собственно исторического генезиса государства. Отсюда проистекает и его название - генетическое государствоведение. В соответствии с новыми взглядами на возникновение и развитие государства, сформулированными на основе единства логического и исторического, генетическое государствоведение должно быть отнесено к числу комплексных обобщающих научных направлений. Оно учитывает новое теоретические знание, полученное социальной и политической антропологией. Речь идет о концепциях «вождества» и «раннего государства», разработанных Э.Сервисом, Р.Коэном, Х.Клэссеном, П.Скальником.

4. Поскольку многие понятия, отражающие процесс происхождения государства давно уже устарели, то возникла потребность в разработке новых этагенетических категорий. Среди них ведущая роль принадлежит категории «эпоха государст-вообразования», которая призвана заменить устаревшее понятие «военная демократия». Категория «эпоха государство-образования» - это подлинно универсальная категория. Она позволяет отразить не только какую-либо одну линию генезиса государства (от «демократии военной» к демократии государственной), но и многие другие пути и формы возникновения государственности (от «олигархии» к «олигархии», от «автократии» к «автократии» и т.п.)

Эпоха государствообразования» может быть либо непрерывным, поступательным процессом эволюции догосударст-венных структур в государственные, либо дискретным, прерывистым процессом, что наблюдалось гораздо чаще. При этом она могла быть как завершенной, так и незавершенной. «Эпоха государствообразования» отличается значительной гибкостью она способна коррелировать не только с вождествами, но и с более ранними догосударственными структурами - племенами.

Будучи категорией, непосредственно примыкающей к фундаментальным понятиям общей теории государства, «государство», «государственная власть» она позволяет сконцентрировать внимание на поиске и разработке тех абстракций, которые впоследствии могли бы образовать систему иерархически соподчиненных понятий. Среди последних вполне могут оказаться и такие понятия, как этапы, пути, формы государствообразования, а также «эпоха становления государства» и «эпоха этагенеза».

5. Новое теоретическое знание позволило вскрыть несостоятельность учения Ф.Энгельса о «классической форме государствообразования». В ходе комплексного, историко-теоретического анализа выяснилось, что основные параметры «классической формы возникновения государства», выведенные Энгельсом на древнеафинском историческом материале, не соответствуют ни фактам, ни тем теоретически значимым результатам, которые достигнуты современными авторами при изучении реальной истории Древней Греции. С позиций генетического государствоведения утверждение Ф.Энгельса о формировании демократического государства в Афинах непосредственно из первобытного общества выглядит полным анахронизмом.

6. Государство возникло в процессе длительной эволюции политических структур: племен, вождеств, ранних государств. Из всех переходных этапов на пути к зрелому государству нанес представляет феномен раннего государства.

Понятие раннего государства успевшее войти в исторические и этнографические учебники, до сих пор остается недостаточно разработанным в науках исторического профиля. Но, пожалуй, менее всего феномен раннего государства исследован в теории и истории государства и права. Поскольку и в той, и в другой науке отсутствует собственная дефиниция раннего государства, то налицо настоятельная необходимость восполнить образовавшийся пробел.

На наш взгляд, раннее государство - это «надрод-ственно»-территориальная, суверенная организация публичной власти, которая официально представляет все цивилизационно неразвитое общество и способствует его интеграции, преодолевая «первобытное наследие» во всех сферах общественно-политической жизни. Используя методы господства (террор, грабеж) и руководства (реципрокную идеологию), она обеспечивает привилегированное положение высших страт за счет налогов (первоначально в виде даней) и повинностей с низших социальных слоев (общин). В данной дефиниции обобщено все то положительное, что сказано по поводу раннего государства Х.Клэссеном, П.Скальником, Р.Коэном, Л.С.Васильевым, Л.Е.Куббелем. За отправную точку здесь приняты некоторые теоретические конструкции [общее понятие государства и понятие «незрелого» («неразвитого») государства], разработанные С.С.Алексеевым.

Как и в других определениях раннего государства в качестве главного признака здесь фигурирует публичная власть. Но между ними есть и различия. Отличительной чертой данной дефиниции является прежде всего то, что она сконструирована на основе синтеза нескольких подходов - цивилизационного, функционального и институционального.

7. В первые века русской истории наблюдалась активизация сложнейших социальных, этнических и политических процессов, которые порой были настолько тесно связаны между собой, что практически сливались в одно целое. Примером тому может служить феномен «руси» - высшего правящего слоя, стоявшего во главе славянских общин в IX-X вв. Источники свидетельствуют о том, что «руси» удалось обеспечить свой верховный контроль над стратегическими ресурсами восточнославянского региона. Совершенно очевидно, что контроль над ресурсами не может быть отождествлен ни с частнофеодаль-ной, ни с частнорабовладельческой собственностью. Не следует забывать и того, что основные занятия «руси» - это война, торговля, и сбор дани. Иначе говоря, экономическая мощь ва-ряго-русов была производная от выполняемых ими социальных функций, в том числе и общественно-должностных, которые они стремились монополизировать.

Кроме того, «русь» была имущественно дифференцированной общностью. Существование среди русов IX-X вв. имущественной дифференциации прямо засвидетельствовано Ибн-Фадланом. Поэтому отпадают всякие основания сближать «русь» с каким-либо общественным классом. Вместе с тем, высокое социальное положение «руси» не подлежит сомнению. Со временем социальные различия дополнились юридическими. Память о юридическом неравенстве «руси» и славян сохранила Русская Правда. В самой первой ее статье содержится перечень различных групп населения, среди которых «русин» стоит на первом месте, а «Словении» - на последнем. До появления Русской Правды юридическое неравенство «руси» и славян было установлено в обычном праве. Поскольку особые преимущества «руси» были зафиксированы юридически, то появляются основания для отождествления ее с ранним сословием. Однако в целях более точного определения роли и места «руси» в древнерусском обществе IX-X вв. необходимо обратить внимание на ее социальные характеристики. Они, пожалуй, не менее значимы, чем юридические. Учитывая то, что юридическая форма (юридический статус «руси») не поспевала за социальным содержанием (за ее социальным статусом), было бы точнее говорить о «руси» IX-X вв. как о страте-сословии.

8. Славянские общества Северо-Запада Руси смогли выработать собственные политические традиции и создать свои раннегосударственные структуры еще до прихода варягов. Раннегосударственное развитие приобрело здесь ярко выраженный дискретный характер. В Новгородчине государственные формы сменяли друг друга настолько часто и быстро, что об их существовании мы можем судить только по отдельным фрагментарным свидетельствам источников. Наименьшей продолжительностью существования отличались наиболее ранние государственные формы, которые сменяли друг друга с необычайной быстротой. Не успела в Новгороде созреть и укорениться раннемонархическая форма, как ей на смену пришла аристократическая, которая, в свою очередь, уступила свое место тирании Рюрика. Полностью исчерпав себя за годы правления Рюрика, тиранический режим оказался недолговечным и был заменен ограниченной монархией. Таким образом, правление Рюрика, с которым многие исследователи связывали возникновение первого восточнославянского государства, - это всего лишь этап в государственной истории Новгорода, которой известны и другие более ранние этапы.

9. Средневековые государства, возникшие в той или иной контактной зоне, принято относить к «вторичным государствам». В их появлении особенно велика была роль внешних факторов. Поэтому «вторичный государствогенез» рассматривается в качестве стимулированного. Применительно к историческому генезису Древнерусского государства этот вывод должен быть скорректирован. Учитывая роль спонтанных факторов (интегративных потребностей и интересов, социально-экономических и организационных предпосылок), следует говорить о стимулированно-спонтанном происхождении Древнерусского государства.

Известно, что новгородская экспансия на юг Руси не сводилась к одному лишь голому насилию. Она сопровождалась установлением договорных отношений с покоренным населением. Что же побуждало завоевателей и завоеванных заключать между собой договоры? Думается, что в основе договорного процесса находились интегративные потребности. Среди них мы должны выделить потребность в собственной региональной державе, способной соперничать с соседними государствами,

Как бы смутно, неполно осознавались региональные потребности, но в условиях многолетнего соседства восточного славянства с крупнейшими державами той эпохи - Хазарским каганатом и Византийской империей - они не могли не возникнуть. Самим фактом своего существования «великие державы» бросали «вызов» восточным славянам. «Имперский вызов» с необходимостью требовал от восточного славянства адекватного «ответа». Вековому давлению окружающей политической

309 среды, представленной крупными государствами, можно было противопоставить лишь свои собственные укрупненные социо-политические структуры. Поиски адекватного «ответа» породили потребность в региональной интеграции. Но история распорядилась таким образом, что восточнославянская интеграция смогла продвинуться на региональной уровень только в ходе экспансии исходящей первоначально из Новгорода, а потом -из Киева.

Рассмотренный материал свидетельствует о том, что Древнерусское государство являлось результатом, не только экспансии, но и общественных (прежде всего интегративных) потребностей.

10. Ни феодальных, ни рабовладельческих государственных образований на Руси IX - ХШ вв. не существовало. Здесь, как и во многих других переходных обществах, периодически возникали и распадались раннегосударственные структуры. Относительную устойчивость они приобрели только после политического объединения большей части восточного славянства вокруг Киева. Среди комплекса признаков, характерных для раннего государства, первостепенная роль принадлежала публичной власти. Древняя Русь не была исключением из этого общего правила.

Полный отрыв публичной власти от своих корней в народе возможен только в тех государствах, в которых устанавливается режим открытой террористической диктатуры. Поскольку в Древнерусском государстве IX-X вв. подобного режима не существовало, то в данном случае речь может идти о растущем обособлении публичной власти от простонародья (непривилегированных общин). По мере развития этого государства происходило сближение верховной государственной власти со старшими городскими общинами. Завершение этого процесса характеризуется подчинением княжеско-дружинного элемента общинно-городскому. Подвижность первого элемента (князья вместе со своими дружинами в XII-XIII вв. переходили из одной волости в другую) исключала его слияние со вторым. Поэтому взаимная обособленность двух элементов государственной жизни сохранилась на Руси даже в условиях растущей демократизации политического режима.

Известно, что раннесредневековая эпоха не могла сформировать зрелого и развитого государственного аппарата, и его незрелость приходилось компенсировать широким развитием личных контактов правителя с подвластным ему населением.

На Руси власть великих князей приобрела институционализированный и легитимный характер уже при князе Олеге, который тогда правил новгородским государством.

Опираясь на силу северного войска, Олег присваивает себе ту дань, которую северяне и радимичи ранее выплачивали другому государству - Хазарскому каганату. Несколько раньше в числе данников Олеговой руси оказались поляне и древляне. Хотя словены, кривичи и чудь были связаны с Олегом особыми союзническими отношениями, но и они не были избавлены от выплаты ему дани. «По устроенью отьню и дедню» помимо дани к князьям Рюриковичам поступали виры, продажи, дары.

Таким образом, публичная власть на Руси IX - сер. X вв. уже имела достаточно прочную финансовую основу в виде формирующейся системы налогов.

Гораздо сложнее дело обстоит с «третьим» признаком государства. Вопреки широко распространенному мнению основой государственной власти на Руси IX - X вв. служили не территориальные отношения, а надродственные связи.

11. Древнерусский материал свидетельствует о том, что большая часть вождеств того или иного исторического региона может миновать в своем развитии стадию города-государства и совершить переход сразу к региональной державе.

С момента утверждения Киева в роли матери городов русских он становится местом относительно постоянного пребывания княжеской династии Рюриковичей. По своей структуре их держава напоминала империю: в ней существовал привилегированный центр - Киев и подчиненные ему «Славинии». В каждой из них имелись свои собственные городские центры. Хотя лишь немногие старшие города Руси могли подобно Киеву претендовать на роль гегемона всего восточного славянства, низвести «Славинии» до роли единообразных административно-территориальных единиц - «провинций» Рюриковичам все же не удалось. Древнерусское государство так и не смогло развиться в настоящую империю - оно представляло собой нечто среднее между конфедерацией и ранней империей. В поисках более определенной характеристики следует обратить внимание на гегемонистский характер связей между политическим ядром этого государства и его окраинами, которые развивались при отсутствии жесткой централизации. С учетом данных критериев мы относим Древнерусское государство к государствам-гегемониям.

От городов-государств оно отличается не только значительно большими, нежели город и прилежащая к нему округа, размерами, не только более сложной, многоступенчатой структурой, но и появлением относительно устойчивого политического ядра.

Список литературы диссертационного исследования доктор юридических наук Тимонин, Анатолий Николаевич, 1997 год

1. Нормативные и документальные материалы.

2. Константин Багрянородный. Об управлении империей. Приложение //Развитие этнического самосознания славянских народов в эпоху раннего средневековья. М., 1982.

3. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов /Под ред. А.Н.Насонова. М., 1950.

4. Памятники русского права. Вып.1 /Под ред. С.В.Юшкова. М., 1952.

5. Памятники русского права. Вып.2 /Под ред. С.В.Юшкова. М., 1953.

6. Памятники истории Киевского государства IX-XII вв. Л., 1936.

7. Повесть временных лет. 4.1 /Под ред. В.П.Андриановой-Перетц. М., Л., 1950.

8. Полное собрание русских летописей. Т.IV, Пг., 1915.

9. Полное собрание русских летописей. Т.IX, X. М.,1965.

10. Прокопий Кесарийский. Война с готами. М., 1950.

11. Российское законодательство Х-ХХ веков: в 9-ти т. Т.1. Законодательство Древней Руси /Отв. ред. В.Л.Янин. М., 1984.

12. Российское законодательство Х-ХХ веков: в 9-ти т. Т.2. Законодательство периода образования и укрепления русского централизованного государства. /Отв. ред. А.Д.Горский. М., 1985.

13. Свод древнейших письменных известий о славянах. T.I. (I-VI вв.) /Отв. ред. Л.А.Гиндин, Г.Г.Литаврин. М., 1994.

14. Свод древнейших письменных известий о славянах. Т.2. (VII-IX вв.) Отв. ред. Г.Г.Литаврин. М., 1995.1.. Специальная литература, а) книги.

15. Аксаков К.С. Поли.собр.соч. T.l. М., 1889.

16. Алексеев С.С. Государство право. Начальный курс. М., 1993.

17. Андреев Ю.В. Раннегреческий полис (гомеровский период). Л., 1976.

18. Античная Греция. Т.1. Становление и развитие полиса. /Отв. ред. Е.С. Голубцова. М., 1983.

19. Барг М.А. Категории и методы исторической науки. М., 1984.

20. Барг М.А., Черняк Е.Б. Великие социальные революции XVII-XVIII веков. М., 1990.

21. Беляев И.Д. История Новгорода Великого от древнейших времен до падения. М., 1864.

22. Бенвенист Э. Словарь индоевропейских социальных терминов: Пер. и вступ. ст. Ю.С.Степанова. М., 1995.

23. Березкин Ю.Е. Инки. Исторический опыт империи. Л., 1991.

24. Блок М. Апология истории. М., 1986.

25. Бромлей Ю.В. Современные проблемы этнографии. М., 1981.

26. Васильев Л.С. История Востока. М., 1994. 2.26. Васильев Л.С. Проблемы генезиса китайского государства. М., 1983.

27. Васильевский В.Г. Труды: в 4-х т. Т.З. Пг., 1915.

28. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону. 1995.

29. Гальперин Г.Б., Королев А.И. Методологические и теоретические вопросы науки истории государства и права СССР. Л., 1974.

30. Гаркави А.Я. Сказания мусульманских писателей о славянах и русских. СП.б., 1870.

31. Гомер. Илиада /Пер. Н.И.Гнедича. Л., 1990.

32. Горемыкина В.И. К проблеме истории докапиталистических обществ (на материале Древней Руси). Минск, 1970.

33. Город в формационном развитии стран Востока /Отв. ред. Н.А.Симония. М., 1990.

34. Греков Б.Д. Борьба Руси за создание своего государства. М., Л., 1945.

35. Греков Б.Д. Киевская Русь. М., 1949.

36. Греков Б.Д. Киевская Русь. М., 1953.

37. Греков Б.Д. Избранные труды. Т.П. М., 1959.

38. Грушевский М.С. История Киевской земли. Киев, 1891.

39. Грюнебаум Г.Э. фон. Классический ислам. Очерки истории (600-1258). М., 1988.

40. Гуляев В.И. Древнейшие цивилизации Мезоамерики. М., 1972.

41. Данилова Л.В. Сельская община в средневековой Руси. М., 1994.

42. Древнерусские княжества X-XIII вв. /Отв. ред.1. Л.Г.Бескровный. М., 1975.

43. Дробышевский С.А. Политическая организация и право. Историческое место и начало эволюции. Красноярск, 1991.

44. Дубов И.В. Северо-Восточная Русь в эпоху раннего средневековья. JL, 1982.

45. Дьяконов М.А. Очерки общественного и государственного строя Древней Руси. М., JI., 1926.

46. Ермолаев И.Г., Кашафутдинов Р.Г. Правда русская. Казань, 1973.

47. Ершов Ю.Г. Человек. Социум. История (Социально-философские проблемы теории исторического процесса ). Свердловск, 1990.

48. Жуков Е.М. Очерки методологии истории. М., 1980.

49. Замалеев А.Ф. Зоц В.А. Мыслители Киевской Руси. Киев, 1981.

50. Затыркевич М.Д. О влиянии борьбы между народами и сословиями на образование строя русского государства в домонгольский период. М., 1874

51. Заходер Б.Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Т.П. М., 1967.

52. Илюшечкин В.П. Сословно-классовое общество в истории Китая. М., 1986.

53. Исаев И.А. История государства и права России. Курс лекций. М., 1994.

54. Исследования по общей этнографии / Отв. ред. Ю.В.Бромлей. М., 1979.

55. История государства и права зарубежных стран. 4.1 / Под ред. проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О.А. М., 1996.

56. История Древнего Востока. Зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации. 4.1. Месопотамия. /Под ред. И.М. Дьяконова. М., 1983.

57. История Древнего мира /кн.1/. Ранняя древность /Отв. ред. И.М.Дьяконов. М., 1982.

58. История первобытного общества. Эпоха классообразования. М., 1988.

59. Историческое и логическое в познании государства и права /Под ред. А.И.Королева. 1988.

60. Каленский В.Г. Государство как объект социологического анализа (очерки истории и методологии исследования) М., 1977.

61. Карамзин Н.М. История государства Российского. Тома I, П. М., 1993.

62. Кейзеров Н.М. Политическая и правовая культура (Методологические проблемы). М., 1983.

63. Керимов Д.А. Философские основания политико-правовых исследований. М., 1986.

64. Киселев Г.С. Хауса. Очерки этнической социальной и политической истории (до XIX столетия). М., 1981.

65. Киселев Г.С. Доколониальная Африка. Формирование классового общества. М., 1985.

66. Ключевский В.О. Боярская Дума Древней Руси. М.,1902.

67. Ключевский В.О. Соч.: в 8-ми т. T.l. М., 1987.

68. Ключевский В.О. Соч.: в 8-ми т. Т.6. М., 1989.

69. Ключевский В.О. Соч.: в 8-ми т. Т.7. М., 1989.

70. Ключевский В.О. Неопубликованные произведения. М., 1983.

71. Кобищанов Ю.М. Полюдье: явление отечественной и всемирной истории цивилизаций. М., 1995.

72. Ковалевский С.Т. Образование классового общества и государства в Швеции. М., 1977.

73. Королюк Б.Д. Славяне и восточные романцы в эпоху раннего средневековья. Политическая и этническая история. М., 1985.

74. Кочакова Н.Б. Рождение африканской цивилизации (Ифе, Ойо, Бенин, Дагомея). М., 1986.

75. Куббель JI.E. Очерки потестарно-политической этнографии. М., 1988.

76. Лебедев Г.С. Эпоха викингов в Северной Европе. Л.,1985.

77. Ломоносов М.В. Полн.собр.соч.: в 10-ти т. Т.6. М., Л., 1952.

78. Ляпушкин И.И. Славяне Восточной Европы накануне образования Древнерусского государства (VHI- первая половина IX в.). Историко-археологические очерки. Л., 1968.

79. Лукич Р. Методология права. М., 1981.

80. Мавродин В.В. Образование Древнерусского государства. Л., 1945.

81. Мавродин В.В. Образование Древнерусского государства и формирование древнерусской народности. М., 1971.

82. Максимейко Н.А. Опыт критического исследования Русской Правды. Вып.1. Харьков, 1914.

83. Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Исторические типы государства и права. М., 1971.

84. Марксистско-ленинское учение о государстве и праве. История развития и современность. М., 1977.319

85. Медушевский А.Н. История русской социологии. М.,

86. Миллер О. Илья Муромец и богатырство киевское. СПб., 1869.

87. Милюков П.Н. Главные течения русской исторической мысли. СПб., 1913.

88. Насонов А.Н. «Русская земля» и образование территории древнерусского государства. М., 1957.

89. Нейхардт А.А. Скифский рассказ Геродота в отечественной историографии. Л., 1982.

90. Неновски Н. Единство и взаимодействие государства и права. М., 1982.

91. Никифоров В.Н. Восток и всемирная история. М.,1977.

92. Новосельцев А.П., Пашуто В.Т., Черепнин Л.В., Шушарин В.Г., Щапов Я.Н. Древнерусское государство и его международное значение. М., 1965.

93. Новосельцев А.П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М., 1990.

94. Общая теория государства и права. Т.1. Л., 1968.

95. Общая теория государства и права. Т.2. Л., 1974. 2.95а. Основы современной цивилизации. Учебн. пос. длясредних учебн. завед./ Под ред. Боголюбова Л.Н. М., 1992.

96. Очерки истории СССР: период феодализма IX-XV вв. /Под ред. Б.Д.Грекова. 4.1. М., 1953.

97. Павленко Ю.В. Раннеклассовое общество (генезис ипути развития) Киев, 1989.

98. Пайпс Р. Россия при старом режиме. М., 1993.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 67132