История крестьянства Башкортостана, 1917-1940 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, доктор исторических наук Давлетшин, Рафаэль Ахметгареевич

Диссертация и автореферат на тему «История крестьянства Башкортостана, 1917-1940 гг.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 85550
Год: 
2000
Автор научной работы: 
Давлетшин, Рафаэль Ахметгареевич
Ученая cтепень: 
доктор исторических наук
Место защиты диссертации: 
Уфа
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
442

Оглавление диссертации доктор исторических наук Давлетшин, Рафаэль Ахметгареевич

Введение.

Г л а в а I. КРЕСТЬЯНСТВО БАШКОРТОСТАНА В ГОДЫ "ВОЕННОГО КОММУНИЗМА"

§ 1. Октябрьская революция и ее социально-экономические последствия в деревне.

§2. Продразверстка. Повинности крестьян.

§3. Крестьянское повстанческое движение.

§4. Голод 1921-1922 годов.

Г л а в а II. ДЕРЕВНЯ В ПЕРИОД ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ

§ 1. Земельный вопрос.

§2. Переход к новой экономической политике.

§3. Мероприятия по восстановлению сельского хозяйства

§4. Социально-экономические отношения в деревне.

Глава III. ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ И КУЛЬТУРНАЯ ЖИЗНЬ ДЕРЕВНИ В 20-Е ГОДЫ

§1. Крестьянство и общественно-политические организации.

§2. Политико-просветительная работа. Школьное образование.

§3. Обострение политической обстановки в деревне в 1928 году.

Г л а в а IV. КООПЕРАТИВНО-КОЛХОЗНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО ДО НАЧАЛА МАССОВОЙ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ.

§1. Политика государства в области обобществления сельскохозяйственного производства.

§2. Развитие сельскохозяйственной кооперации.

§3. Колхозы Башкортостана в 20-е годы.

Г л а в а V. СТАНОВЛЕНИЕ КОЛХОЗНОГО СТРОЯ

§1. Коллективизация крестьянских хозяйств.

§2. Ликвидация "кулачества".

§3 Управление сельскохозяйственными артелями. Общественное производство колхозов.

§4. Заготовки сельскохозяйственных продуктов: формы и методы.

§5. Материальное положение колхозников.

Г л а в а VI. СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ И КУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ ДЕРЕВНИ В 30-е ГОДЫ

§1. Политическая обстановка.

§2. Культурное строительство: трудности, успехи и противоречия.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "История крестьянства Башкортостана, 1917-1940 гг."

В истории Башкортостана особое место принадлежит крестьянству. Вплоть до начала 70-х годов оно составляло большинство населения. История крестьянства - это история не только нынешних крестьян. Это история большей части населения республики, которую полезно знать не только тем, для кого она является родословной, но и всем, кто хочет понять социально-экономическое развитие Башкортостана в прошлом, настоящем и будущем. Актуальность данной проблемы определяется также потребностями критического и объективного подхода к переосмыслению сущности аграрных преобразований, осуществленных после Октябрьской революции, и их социально-экономических последствий. Известно, что аграрный вопрос всегда был и остается самым острым и сложным. Ошибки при разработке и реализации аграрной политики, отрыв ее от реалий жизни, социальных и экономических условий того или иного региона, особенностей уклада жизни различных народов, навязывание нежизненных организационных структур производства дорого обходились обществу. Чтобы не повторить этих ошибок и выработать правильные пути выхода из кризиса, в котором оказалось сельское хозяйство страны и республики, необходим научный анализ политики большевистской партии и советского государства по отношению к .сресть-янству и в области аграрных отношений.

Исторической наукой проделана огромная работа по изучению истории крестьянства и сельского хозяйства страны в целом, ее отдельных регионов. Накоплен большой фактический материал. Созданы обобщающие труды. В последние годы активизировались исследования истории российской деревни в рамках набирающей силы новой научной дисциплины - крестьяноведения. Свидетельством тому являются работа теоретического семинара "Современные концепции аграрного развития"1 с участием зарубежных ученых, проведение симпозиумов по аграрной истории Восточной Европы, проведение международных йаучных конференций2, выход первого V

1 См.: Отечественная история. 1992. №5; 1993. №2,6; 1994. №2,4,5,6; 1995. №2,4; 1997. №2; 1998. №6.

Формы сельскохозяйственного производства и государственное регулирование: XXIV сессия симпозиума по аграрной истории Восточной Европы: Тезисы докладов и сообщений. М.,1994; Менталитет и аграрное развитие России (Х1Х-ХХ вв.): Материа4 ежегодника по крестьяноведению1 и т.д.

Изучение социально-экономической истории крестьянства советского периода началось еще в 20-е годы. До сих пор сохранили научное значение работы ряда советских исследователей первого поколения: А.М.Большакова, П.Я.Лежнева-Финь-ковского, М.И.Кубанина, И.А.Конюкова, С.Г.Струмилина, А.И.Хрящевой, Я.А.Яковлева и др. В них раскрывается сущность аграрной революции, содержится анализ производительных сил сельского хозяйства в восстановительный период, показан быт крестьянства2. Авторы создали правдивую картину жизни нэповской деревни, полную противоречий. Эти работы представляют ценность и для восстановления экономических и социальных процессов, происходивших в деревне Башкортостана . Однако в дальнейшем исследование этой проблемы было приостановлено. Это было связано с началом массовой коллективизации, когда основное внимание историков и экономистов переключилось на освещение перехода крестьянства на путь коллективного ведения хозяйства.

С середины 50-х годов возобновилось изучение конкретных социально-экономических процессов, происходивших в доколхозной деревне. Основным направлением являлось исследование социальной структуры крестьянства и социальных отношений в деревне. С тех пор издана обширная литература, анализу которой посвящен ряд специальных историографических исследований и разделы в обобщаюо щих трудах . Это освобождает нас от необходимости подробного анализа этих работ и сосредоточить основное внимание на тех трудах, которые вышли в конце 80-х - 90лы международной научной конференции. 14-15 июня 1994 г. М.,1996; Аграрный рынок в историческом развитии. Екатеринбург, 1996 и др.

1 Крестьяноведение: Теория. История. Современность: Ежегодник. М.,1996.

2 Большаков A.M. Советская деревня (1917-1925 гг.): Экономика и быт. JI.,1925; Вайнштейн А.Л. Обложение и платежи крестьянства в довоенное и революционное время: (Опыт статистического исследования). М.,1924; Лежнев-Финьковский П.Я. Экономическая политика в деревне. Л., 1925; Кубанин М. Классовая сущность процесса дробления крестьянских хозяйств. М.,1929; Струмилин С.Г. На хозяйственном фронте. 1921-1925: Сб.ст. М.;Л.,1925; Хрящева А.И. Группы и классы в крестьянстве. 2-е изд. М.,1926; Яковлев Я. Наша деревня: Новое в старом и старое в новом. М.,1925 и др.

Очерки по историографии советского общества. М.,1965; Погудин В.И. Путь советского крестьянства к социализму: Историографический очерк. М.,1975; Изучение отечественной истории в СССР между XXV и XXVI съездами КПСС. М.,1982; Очерки истории исторической науки в СССР. T.V. М.,1985; Исторические исследования в России: Тенденции последних лет. М., 1996 и др. 5 е годы. Однако при этом необходимо особо отметить выход в 1986 году первой книги многотомной "Истории советского крестьянства". В этой фундаментальной работе рассматривается история крестьянства в первое десятилетие советской власти. С привлечением широкого круга литературы и на огромном фактическом материале освещен блок таких вопросов, как аграрно-крестьянский вопрос накануне Октября, крестьянство в период Октябрьской революции и гражданской войны, аграрная политика государства, восстановление крестьянского хозяйства, социально-экономические сдвиги в деревне, общественно-политическая жизнь и культурное строительство, развитие кооперации и колхозов и др.

Демократизация советского общества позволила историкам приступить к более углубленному и всестороннему исследованию многих проблем, касающихся аграрной политики большевиков и истории крестьянства. Появились работы, в которых предпринята попытка объективного анализа позиции большевиков по аграрному вопросу в ходе и после революции1. Т.В.Осипова отмечает, что первые аграрные законы Советской власти - Декрет о земле и закон "О социализации земли" - явились симбиозом двух утопий: бедняцко-середняцкой массы с ее стремлением к уравнительному землепользованию и коммунистической идеей отрыва крестьянства от собственности и создания крупного общественного производства в сельском хозяйстве2. В.Б.Жиромская считает, что закон "О социализации земли", соответствуя идее об уравнительном распределении земли, несмотря на свою антифеодальную направленность, был для первой четверти XX в. регрессивным, поскольку способствовал натурализации крестьянского хозяйства, нарушал рыночные связи, так как обеспечивал о распределение земли по едокам, а не по инвентарю . В.Сироткин полагает, что закон "О социализации земли" означал фактическую отмену Декрета о земле, а закон "О социалистическом землеустройстве и о мерах перехода к социалистическому земледелию" (февраль 1919 г.) "стал через 10 лет юридической основой сталинской "сплош

1 Данилов В.П. Октябрь и аграрная политика партии //Коммунист. 1987. №16; Октябрьская революция. Народ: ее творец или заложник? М., 1,992; Кабанов В В. Пути и бездорожье аграрного развития России в XX веке //Вопросы истории. 1993. №2; Жиромская В.Б. После революционных бурь: население России в середине 20-х годов. М.Д996 и др.

2 Октябрьская революция. Народ: ее творец или заложник? С.200.

3 Жиромская В.Б. Указ. соч. С.34. 6 ной коллективизации."1.

Историческая наука накопила большой опыт в исследовании периода "военного коммунизма". Работы по данной проблеме были уже предметом специального историографического анализа . Однако для многих трудов характерной являлось стремление навязать читателю канонические стереотипы, содержащиеся в "Кратком курсе истории ВКП(б)". Лишь с конца 50-х годов историки получили возможность заняться комплексным изучением политики большевиков в период "военного коммунизма". С тех пор вышло большое число специальных, обобщающих работ, посвященных рассмотрению политической системы Советского государства, партийного руководства народным хозяйством, военных, экономических, идеологических и других мероприятий правящей партии в годы гражданской войны.

В 60-х - первой половине 80-х годов историки начали исследовать идейно-теоретические аспекты проблемы. Между ними выявились значительные расхождения в трактовке ленинского наследия о периоде "военного коммунизма", причинах зарождения чрезвычайных мероприятий, воздействия этой системы на идейно-политическое состояние, социально-классовую структуру общества.

И.Б.Берхин, В.И.Биллик, Ю.С.Папков и некоторые другие авторы видят в "военном коммунизме" систему мер, которая была направлена на непосредственный переход к социализму . Е.Н.Городецкий, Е.Г.Гимпельсон, И.И.Каторгин и еще ряд ученых не согласны с этим. Они признают вынужденность "военного коммунизма", порожденного войной и разрухой4.

1 Сироткин В. Судьба идеи //Диалог. 1990.№2. С.9-10.

Гимпельсон Е.Г. "Военный коммунизм": Политика, практика, идеология. М.,1978; Черник В.В. Военный коммунизм и новая экономическая политика в советской историографии и концепции Э.Х.Карра //Проблемы отечественной истории. 4.2. М.,1973; Спирин Л.М., Литвин А.Л. На защите революции. В.И.Ленин, РКП(б) в годы гражданской войны: Историографический очерк. Л., 1985; Лызлов В.Е. Критика буржуазной историографии первых экономических мероприятий Советской власти. М., 1987.

Биллик В.И. В.И.Ленин о сущности и периодизации советской экономической политики в 1917-1921 гг. и о повороте к нэпу //Исторические записки. 1969. Т.80. С. 139150; Папков Ю.С. В.И.Ленин о сущности политики "военного коммунизма". М.,1975; Берхин И.Б. Вопросы истории периода гражданской войны (1918-1920 гг.) в сочинениях В.И.Ленина. М.,1981 и др.

4 Городецкий E.H. Ленин - основоположник советской исторической науки. М.Д970; Каторгин И.И. Исторический опыт КПСС по осуществлению новой экономической политики (1921-1925 гг.). М.,1971; Гимпельсон Е.Г. "Военный коммунизм": Политика, практика, идеология. М.,1979 и др. 7

Во второй половине 80-х - 90-х годы наметилась тенденция существенно углубить характеристику "военного коммунизма": нашли освещение вопросы теории и идеологии, функционирования крестьянских хозяйств, экономические и социально-демографические изменения в крестьянстве, причины крестьянских выступлений и голода 1921-1922 гг. и т. д1.

В книге "Власть и реформы", на наш взгляд, правильно подчеркивается, что политика "военного коммунизма" формировалась под влиянием ряда факторов: российской традиции активного вмешательства государства в управление экономикой, чрезвычайных условий гражданской войны и утопических коммунистических идей правящей партии. "Военный коммунизм", - отмечается в работе, - в наименьшей степени можно рассматривать как цельную экономическую программу или продуманную экономическую политику: он выглядел скорее как набор поспешных и чрезвычайных мер"2

Рассматривая причины голода, В.В.Кабанов выдвинул концепцию о том, что он был вызван не столько неурожаем, сколько последствиями продразверстки. Важным представляется также его оценка крестьянских выступлений. По его мнению, они яво лялись не "кулацкими мятежами", а крестьянскими восстаниями . Такого же мнения придерживаются авторы книги "Наше Отечество: опыт политической истории" (М.,1991). Выводы, содержащиеся в названных работах о причинах голода и характере крестьянских выступлений, полностью подтверждаются на материалах Башкортостана.

Не обошли вниманием сложный и насыщенный политическими событиями период "военного коммунизма" зарубежные ученые. Для большинства англоязычных исследователей, как и для их советских коллег, было характерно выделение двух основных причин, объясняющих проведение политики "военного коммунизма". Одни

1 Кабанов В.В. Крестьянское хозяйство в условиях "военного коммунизма". М.,1988; Дмитренко В.П. Политика "военного коммунизма": Проблемы и опыт //Вопросы истории КПСС. 1990. №1. С.71-86; Суворова JI.H. За фасадом "военного коммунизма": Политическая власть и рыночная экономика //Отечественная история. 1993. №4. С.48-59; Судьбы российского крестьянства. М.,1996. С.90-94; Куренышев A.A. Крестьянство России в период войны и революции 1917-1920 гг. (Историографические аспекты). //Вопросы истории. 1999. №4-5. С. 148-155 и др.

2 Власть и реформы: От самодержавной к советской России. СПб., 1996. С.763.

3 Кабанов В.В. Пути и бездорожье аграрного развития России в XX веке //Вопросы истории. 1993.№2. С.39. 8 считали, что большевистское руководство сознательно воплощало в жизнь разработанные еще до революции свои теоретические замыслы. Другие делали вывод о том, что "военный коммунизм" - это порождение войны и разрухи. Во многом выбор той или иной концепции зависел от идейно-политических взглядов, симпатий, личного отношения авторов к советской действительности.

Переломной вехой в англоязычной историографии явилось начало 50-х годов, которое знаменовалось появлением новой школы во главе с Э. Карром. Образ мышления этого ученого оказал существенное влияние на изучение советской истории на Западе. Свои выводы он, в отличие от других, строил не только на анализе идейно-политической платформы большевиков, но и путем сопоставления ее с действительностью, определял соответствие задуманного и реализованного. Следует заметить, что труды английского специалиста по истории России в течение многих лет являлись объектом острой критики со стороны советских исследователей. Однако он оказался очень близок к большому числу советских историков, которые придерживаются точки зрения о вынужденном характере военно-коммунистических мероприятий. Э. Kapp считал, что "военный коммунизм" - это "продукт чрезвычайных обстоятельств, не имевших достаточно солидной социальной и экономической базы, чтобы обеспечить свое полное выживание"1.

В известной степени данного взгляда придерживается американский историк С.Коэн, написавший прекрасную книгу о политической деятельности Н.И.Бухарина. Он отмечает, что "военный коммунизм" возник "в ответ на возникшую опасную ситуацию" . Его соотечественник Л.Фишер придерживается противоположного мнения. j

В исследовании, посвященном жизни В.И.Ленина, он пишет, что политика "военного коммунизма" была фантастической, бесплодной и роковой авантюрой, плодом велио кой иллюзии"

Немецкий ученый М.Рейман правильно указывает, что "военный коммунизм" нельзя понять без учета того, что теоретические представления о социализме играли в тот период уникальную роль - они заменяли господствовавшему слою профессиональные знания, опыт и навыки и в качестве таковых использовались в государствен

1 Kapp Э. История Советской России. Кн.1. Большевистская революция 1917-1923. Т. 1. М.,1990. С.612.

2 КоэнС. Бухарин: Политическая биография. 1883-1938. М., 1988. С.108.

3 Фишер Луис. Жизнь Ленина //Неман. 1991. № 6. С. 134. 9 ном строительстве. Он же отмечает, что отказ от политики "военного коммунизма" не был простым следствием ленинской прозорливости, он был результатом быстро нараставшей волны крестьянских волнений, срыва снабжения обеих столиц, остановки промышленности в Петрограде, а затем восстания в Кронштадте1.

С началом экономических реформ в СССР резко возрос интерес обществоведов к изучению новой экономической политики. В мае 1988 г. состоялась беседа "за круглым столом" в редакции журнала "Вопросы истории", посвященная 20-м годам . Появилось большое число публицистических статей, исследований экономистов и историков . В них рассматриваются история введения, временные рамки, становление и трансформация нэпа, причины его гибели, соотношение политики и экономики в этот период, альтернативные пути развития СССР, опыт и уроки новой экономической политики и т.д. Анализируя истоки нэпа, С.Павлюченков отмечает, что Л.Д.Троцкий не был первым, кому пришла в голову мысль о нэпе, что вопросы отношений с крестьянством волновали многих членов партии и они писали письма, докладные записки в ЦК РКЛ(б), содержащие критику военно-коммунистической системы. Автор пишет о том, что в январе 1920 г. III Всероссийский съезд Советов народного хозяйства принял предложение Ю.Ларина (М.А.Лурье) упразднить продразверстку, установить натуральный налог в два раза ниже разверстки, а все остальное получать от крестьян путем свободного обмена4.

В.В.Кабанов обосновал идею о вынужденном характере новой экономической

1 Рейман М. Заметки по проблеме сталинизма в историографии //Россия XIX-XX вв.: Взгляд зарубежных историков. М.,1996. С.232.

2 Советский Союз в 20-е годы //Вопросы истории. 1988.№ 9.

3 Нэп: Суть. Опыт. Уроки. //Старницы истории СССР: Факты. Проблемы. Уроки. М.,1988; Данилов В.П., Дмитренко В.П., Лельчук B.C. Нэп и его судьба //Историки спорят: 13 бесед. М.,1988; Ханин Г.И. Почему и когда погиб нэп //ЭКО. 1989.№10; Борисов Ю.С. Эти трудные 20-30-е годы //Страницы истории советского общества: Факты, проблемы, люди. М.,1989; Горинов М.М. Советская страна в конце 20-х - начале 30-х годов //Вопросы истории. 1990. №11; История Отечества: Люди, идеи, решения: Очерки истории Советского государства. М.,1991; Трудные вопросы истории: Поиски. Размышления. Новый взгляд на события и факты. М.,1991; Быстрова И.В. Государство и экономика в 20-е годы: Борьба идей и реальность //Отечественная история. 1993. №3; Гимпельсон Е.Г. Политическая система и нэп: Неадекватность реформ //Там же. №2; Нэп: Приобретения и потери. М.,1994 и др.

4 Павлюченков С. С чего начинался нэп? //Трудные вопросы истории: Поиски. Размышления. Новый взгляд на события и факты. С.49-51.

10 политики, к которой перешли эмпирически под давлением крестьянских восстании . Рассматривая вопрос о совместимости политической системы и нэп,

A.К.Соколов замечает, что реформы коснулись политической сферы менее всего, влияние идеологии оказалось здесь значительно сильнее, чем в других областях. В то же время очень часто экономическая целесообразность приносилась в жертву политическим целям. Так, политика под держки бедноты шла вразрез с логикой нэпа .

Изучая успехи и неудачи нэпа, его положительные и отрицательные стороны применительно к крестьянству, исследователи пришли к выводу о том, что нэп не мог разрешить такие коренные проблемы, как повышение товарности крестьянских хозяйств, интенсификации сельскохозяйственного производства.

Особое внимание уделяется причинам гибели нэпа. Ряд ученых связывают ее с обострением внутренних противоречий нэпа3. Так, экономист Г.И.Ханин указывает, что принятый в конце 20-х годов курс был следствием не только авторитарных наклонностей значительной части руководства, поэтому гибель нэпа и победу административной системы невозможно было предотвратить4. Еще на одну причину гибели нэпа указывает крупный специалист по этому периоду Ю.А.Поляков: "Нарушение уравнительной бедности в годы нэпа стало одним из его существенных противоречий, вызвало недовольство многих рабочих, служащих, низших слоев крестьянства и соответственно облегчило свертывание нэпа5.

Среди публицистов и ряда обществоведов преобладает мнение, что новая экономическая политика обеспечила крупные достижения в народном хозяйстве6.

B.Селюнин утверждает, что за 4-5 лет был достигнут довоенный уровень в промышленности и сельском хозяйстве, а в 1928 г. он был превзойден в индустрии на 32, в аг

1 Кабанов В.В. Пути и бездорожье аграрного развития России в XX веке //Вопросы истории. 1993. №1. С.39.

2 Соколов А.К. Политическая система и нэп //Нэп: Приобретения и потери. М.,1994.

C.60.

Бордюгов Г.А., Козлов В.А. Поворот 1929 года и альтернатива Бухарина //Вопросы, истории КПСС. 1988. №8; Бокарев Ю.П. Социалистическая промышленность и мелкое крестьянское хозяйство в СССР в 20-е годы. М.,1989; Ханин Г.И. Почему и когда погиб нэп и др. ».

4 Ханин Г.И. Указ. соч. С.79.

5 Гражданская война в России: Перекресток мнений. М.,1992. С.282.

6 Селюнин В. Истоки .//Новый мир. 1988. №5; Шмелев Г.И. Не сметь командовать! //Октябрь. 1988. №2; Дмитренко В.П., Есаков В.Д., Шестаков В.А. История Отечества: XX век. М., 1995 и др.

11 рарном секторе - на 24 проц.1. В то же время отдельные экономисты и историки доказывают, что нэп обернулся провалом. По подсчетам Г.И.Ханина, в 1928 г. национальный доход СССР был на 12-15 проц. ниже уровня 1913 г., а душевое производство уменьшилось на 17-20 проц2. М.М.Горинов и С.В.Цакунов пишут, что "восстановление народного хозяйства не завершилось не только в 1925, но и в 1928 г .

Важные наблюдения и выводы, касающиеся социально-экономических процессов, происходивших в 20-е годы, содержатся в трудах русских социологов, экономистов и публицистов, эмигрировавших за границу. Многие из этих работ были написаны по свежим следам, но у нас начали публиковаться лишь с конца 80-х годов. По сравнению со своими советскими коллегами у них было весьма существенное преимущество - им не надо было угождать кому-либо и идти против научной совести. Они первыми раскрыли природу советской социально-экономической системы, раньше других увидели ее недостатки, исключающую индивидуальную инициативу и хозяйственную свободу, выявили причины введения и сущность нэпа, неизбежность его краха, увидели недостатки кооперации. Социолог П.А.Сорокин, например, указывал, что нэп явился следствием антикоммунистического движения крестьянских масс4. Экономист Б.Д.Бруцкус считал, что нэп не является методом строительства социализма, а означает возврат к капитализму и здравому смыслу, что своими успехами нэп обязан частному сектору и/становление хозяйства России произошло не благодаря социалистической организации экономики, а вопреки ей. Он пришел к общему выводу о разлагающем влиянии принципов социализма на экономическую жизнь общества5. А.Югов отмечал, что аграрная политика советской власти была утопической и противоречивой, в ней имели место две тенденции: первая — содействие подъему крестьянских хозяйств, вторая - боязнь зажиточного крестьянина, который может погубить социализм, отсюда - стремление к скорейшему установлению социалистическо

1 Селюнин В.Указ.соч. С.171.

2 Ханин Г.И. Указ. соч. С.68-72.

История Отечества: Люди, идеи, решения. М.,1991.С. 151. *

4 Сорокин П.А. Россия после нэпа: (К 5-летнему юбилею Октябрьской революции) //Вестник Российской Академии Наук. 1992. №3. С.75.

5 Бруцкус Б.Д. Социалистическое хозяйство: Теоретические мысли по поводу русского опыта //Новый мир. 1990. №8. С.213; Он же. Народное хозяйство Советской России, его природа и его судьбы //Вопросы экономики. 1991. №10. С. 142-145.

12' го земледелия1.

Среди зарубежных историков нет единой точки зрения на новую экономическую политику. Одни полагают, что это была временная мера, так и не сумевшая обеспечить свободное функционирование рынка. Другие считают, что нэп был нестабильным по самой своей природе. Так, английский ученый Э.Карр исходил из латентной несовместимости принципов нэпа и плановой экономики. Американский историк А.Улам выдвинул тезис об изначальной обреченности нэпа, которому большевики вынесли смертный приговор с первых шагов его существования. Третья группа исследователей отвергает обе эти точки зрения2. По мнению английского историка Р.Девиса, при продолжении новой экономической политики можно было обеспечить умеренные темпы развития как сельского хозяйства, так и промышленности3. Немецкий ученый Ш. Мер ль пришел к такому же выводу. Он считает, что нэп заключал в себе возможность успешного решения всего комплекса социально-экономических проблем, в том числе создания в сельском хозяйстве средств для финансирования индустриализации4. Главный положительный урок нэпа состоит в том, считает американский исследователь П.Грегори, что он доказал преимущество смешанной, многоукладной экономики перед единой государственной формой народного хозяйства5.

В судьбах всех народов России особое место занимает коллективизация крестьянских хозяйств, коренным образом изменившая условия труда и быта крестьян, их социальный статус, нравственные устои, вековые традиции. Поэтому интерес к этой проблеме всегда был велик у историков-аграрников. Ими проделана огромная работа по ее исследованию. Опубликованы сотни сборников документов, монографий и коллективных трудов, материалы всесоюзных и региональных конференций, сессий симпозиума по изучению проблем аграрной истории, тысячи статей и очерков, множество научно-популярных брошюр. Итоги большой работы историков обстоятельно рассмотрены в специальных монографиях и статьях по историографии, что освобождает нас от анализа этих трудов. Вместе с тем необходимо указать на ряд крупных недос

1 Нэп: Взгляд со стороны. М.,1991. С.203.

2 Девис Р.У.,Гатрелл П. От царизма к нэпу //Вопросы истории. 1992. № 8-9. С.40; Россия Х1Х-ХХ вв.: Взгляд зарубежных историков. С.207.

3 Девис Р.У. Нэп и современность //Отечественная история. 1995. № 3. С. 102.

4 Современные концепции аграрного развития // Отечественная история. 1995. № 3. С. 102.

5 Нэп: Кризисы, которых не было //Знание - сила. 1990. № 10. С. 85.

13 татков, характерных для большинства работ, вышедших до второй половины 1980-х годов.

В них господствовал тезис о том, что мелкотоварное крестьянское хозяйство к концу 20-х годов исчерпало себя, а поэтому будто бы возникла объективная необходимость перехода к сплошной коллективизации. При этом подчеркивалось, что к этому времени в стране имелись необходимые социально-экономические, материально-технические предпосылки для социалистического переустройства сельского хозяйства. Долгие годы существовали стереотипы сталинской идеологии - представления о сплошной коллективизации как "второй революции" на пути к социализму, осуществление ленинских идей о кооперации, добровольном характере коллективизации.

Однако факты говорят о том, что возможности развития крестьянских хозяйств на основе нэпа были далеко не исчерпаны, а возникшие негативные тенденции в развитии сельского хозяйства были связаны прежде всего с политикой ограничения предприимчивости крестьян, применением чрезвычайных мер и усилением администрирования. Деревня имела перспективу развития в направлении фермерства, как полагал А.В.Чаянов, но эта возможность осталась нереализованной. По вопросу о предпосылках для перехода к массовой коллективизации необходимо отметить, что в конце 20-х годов условий для этого не было. Крестьянство не было готово психологически, промышленность не могла обеспечить колхозы техникой в необходимом количестве, отсутствовали подготовленные кадры руководителей и специалистов.

В соответствии с оценкой, данной в "Кратком курсе истории ВКП(б)", сплошная коллективизация долгое время рассматривалась как революция сверху, поддержанная крестьянством снизу. Она, действительно, была проведена сверху по инициативе И.В.Сталина, но поддержки со стороны всего крестьянства не имела. В наши дни насильственный характер коллективизации сомнений не вызывает. Именно поэтому она вызвала сильное недовольство в деревне, переросшее в массовые волнения и выступления, которые в советской литературе квалифицировались как кулацкие, контрреволюционные. Многие исследователи утверждали, что с переходом к сплошной коллективизации кулачество стало на путь развязывания гражданской войны, объявило войну колхозам, Советской власти и т.д. Они всячески оправдывали репрессивные меры против кулаков и их семей.

Разрушение сталинской концепции коллективизации началось после XX съезда, а во второй половине 80-х годов произошла окончательная ломка старой трактовки коллективизации. Она характеризовалась прежде всего стремлением к правдивому освещению этого процесса. Историки освобождались от старых стереотипов, догм, ложных оценок. Начала складываться новая концепция истории коллективизации как насильственного преобразования мелкого крестьянского хозяйства.

Публикации историков-аграрников, в которых содержался новый взгляд на коллективизацию, основанный на критическом анализе источникового и историографического материала с позиций исторической истины и объективности, начали появляться в основном с 1988 г1. В том году редакция журнала "История СССР" организовала дискуссию по этой проблеме, в которой приняли участие ведущие ученые, занимающиеся историей аграрных преобразований в СССР в 20-30-х годах . Они высказали полное единодушие в необходимости критического переосмысления событий, предшествовавших и прямо связанных с коллективизацией крестьянских хозяйств, выработки новой концепции истории коллективизации.

Несмотря на имеющиеся трудности, обществоведы проделали значительную работу по объективному освещению истоков, сущности и последствий коллективизации. Началась разработка других аспектов проблемы, находившихся ранее под запретом. Все это происходит на основе изучения новых фактических данных, более глубокого анализа источников. Пересматриваются многие ранее господствовавшие точки зрения, ставятся новые проблемы.

К настоящему времени в оценке коллективизации наметились три позиции: консервативная, объективная и реформаторская (радикальная). Сторонники первой точки зрения оправдывают насильственную коллективизацию с помощью старых аргументов: сильная отсталость деревни, которую необходимо было преодолеть героическими усилиями, бесперспективность повышения товарности мелких хозяйств и т.д. К этой группе ученых относятся многие историки и экономисты прошлых поколений. Они придерживаются взгляда, что при строительстве социализма неизбежны челове-" ческие жертвы3.

1 Правда. 1988. 16 сент.

2 История СССР. 1989. №3.

Бойко И., Иванов В., Сутырин С. Дискуссионные вопросы коллективизации в СССР //Экономические науки. 1990. №6; Бордюгов Г.А., Козлов В.А. Поворот 1929 г. и аль

15

Вторая точка зрения представлена учеными, которые нацелены на поиски истины. Они считают, что правильным было бы добровольное объединение крестьян в производственные кооперативы, решительно осуждают насильственную и форсированную коллективизацию и человеческие жертвы1. В большинстве своем они сходятся на том, что между 1927 и 1929 годами имелась альтернатива коллективизации, не угрожающая строительству социализма.

Третьей позиции придерживаются публицисты, писатели и экономисты, которые ведут острую критику коллективизации2. Сегодняшние трудности в сельском хозяйстве они напрямую выводят из коллективизации, связывают решение продовольственной проблемы с установлением частной собственности на землю, приватизацией средств производства, с возрождением настоящего хозяина на земле, истребленного в результате коллективизации. Их идеал -фермерские хозяйства.

Значительное место в трудах историков занимает проблема раскулачивания. Наиболее полно в последние годы она исследована В.П.Даниловым, И.Е.Зелениным, Н.А.Ивницким3.В их работах раскрывается механизм раскулачивания, противодейсттернатива Бухарина //Вопросы истории КПСС. 1988. №8; Они же. Время трудных вопросв //Правда. 1988. 3 окт.; Рогалина H.JT. Коллективизация: Уроки пройденного пути. М., 1989 и др.

1 Данилов В. Коллективизация: Как это было //Страницы истории КПСС: Факты. Проблемы. Уроки. М.,1988; Он же. Коллективизация сельского хозяйства в СССР //История СССР. 1990. №5; Ивницкий H.A. Коллективизация сельского хозяйства: Опыт, уроки, выводы. М.,1988; Он же. Коллективизация и раскулачивание (начало 30-х годов): Учебное пособие для вузовских факультативных занятий и школьных уроков. М.,1996; Борисов Ю.С. Производственные кадры деревни. 1917-1941: Цивилизованные хозяйственники или "винтики" государственной машины? М.,1991; Во-лобуев О.В., Кулешов C.B. Очищение: История и перестройка. М.,1989; Зеленин И.Е. О некоторых "белых пятнах" завершающего этапа коллективизации //История СССР.

1989. №2; Он же. Крестьянство и власть в СССР после "революции сверху" //Вопросы истории. 1996. №7; Тепцов Н.В. Аграрная политика: На крутых поворотах 20-30-х годов. М.,1990; Староверов В.И. Раскрестьянивание: Историко-социологический очерк процесса //Крестьянство в изменяющихся условиях перестройки советского общества. М.,1991; Мошков Ю.А. Коллективизация и сельскохозяйственное производство в СССР в 30-е годы //Вестник Московского ун-та. Серия 8. История. 1997. №3 и др.

2 Шмелев Г.И. "Не сметь командовать!" //Октябрь. 1988. №2; Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия: Политический портрет И.В.Сталина. Кн.1. 4.2. М.,1989; Тихонов В. У Истоков //Погружение в трясину: (Анатомия застоя). М.,1991 и др.

3 Данилов В.П. Коллективизация сельского хозяйства в СССР //История СССР.

1990.№5; Ивницкий H.A. Коллективизация и раскулачивание (начало 30-х годов); Зеленин И.Е. Осуществление политики "ликвидации кулачества как класса" (осень 1930-1932 г.) //История СССР. 1990. №6.

16 вие ему со стороны крестьянства, его конечные результаты. Труды названных авторов позволяют также получить представление о масштабах этой акции.

Они отмечают, что насильственная коллективизация вызвала "массовое недовольство и открытые протесты крестьян, вплоть до антисоветских вооруженных выступлений"1. Н.А.Ивницкий оценивает политику партии по отношению к крестьянству как главный и определяющий фактор обострения классовой борьбы в деревне, что поставило страну на грань гражданской войны2.

В литературе приводятся разные цифры раскулаченных хозяйств. И.Е.Зеленин, например, считает, что было ликвидировано 1,1-1,2 млн. хозяйств (5,5-6 млн. человек)3. В.П.Данилов называет цифру - более 1 млн. хозяйств (примерно 4-5% крестьянских хозяйств)4. В.А.Тихонов пишет, что в ходе раскулачивания исчезли с лица земли 2,7 млн. крестьянских хозяйств - более 10% общего их числа5.Н.Михайлов и Н.В.Тепцов увеличивают цифру пострадавших крестьян и членов их семей до 20 млн, а долю раскулаченных хозяйств - до 12-16%б.Думается, что каждая из приводимых цифр заслуживает внимания. Однако это требует дальнейших исследований.

Одним из сложных, вызывающих жаркие споры, остается вопрос о кулаке в до-колхозной дерене. Во время дискуссии в редакции журнала "История СССР", о которой говорилось выше, В.А.Тихонов отрицал наличие кулачества накануне коллективизации. Он считает, что лозунг "ликвидация кулачества как класса" являлся надуманным и был выдвинут в целях уничтожения не кулака, а крестьянства7. Полностью разделяя выводы В.А.Тихонова о крайней опасности расширительной трактовки понятия "кулак" и распространения его на середняка, нельзя в то же время согласиться со столь упрощенным толкованием реалий деревни двадцатых годов. Почти в каждом селе были крестьяне, которые богатели за счет торговли, сдачи в аренду инвентаря, лошади, выдачи в ссуду хлеба за отработку или под высокие проценты. Вопрос о том, кого можно считать кулаком, волновал не только руководство партии и страны, но и само крестьянство. Споры вокруг определения кулака шли постоянно. Поэтому мы

1 Данилов В. Коллективизация: Как это было //Страницы истории КПСС. С.236.

2 Ивницкий H.A. Коллективизация и раскулачивание (начало 3Q-x годов). С. 151.

3 История СССР. 1990. №6. С.44.

4 Там же. №5. С.25.

5 Погружение в трясину: (Анатомия застоя). С.68.

6 Родина. 1989. №8. С.35.

7 История СССР. 1989. №3. С.28-29.

17 полностью солидарны с мнением В.П.Данилова, что кулаки были, однако кулачество не являлось самостоятельным общественным классом, а было лишь социальным слоем, полностью не оторвавшимся от крестьянства.

Характеристика литературы о кулачестве, вышедшей до начала 90-х годов, содержится в работе Н.Л.Рогалиной1, поэтому мы остановимся лишь на трудах последних лет. А.Солопов исследовал историю поиска определения кулака в 1924-1925 гг. Он отмечает, что в 1924 и в последующие годы основным показателем для определения кулачества оставался имущественный фактор, что партийные и советские органы так и не сумели выработать объективные критерии для определения кулацких хозяйств. А.Солопов справедливо подчеркивает, что "размытость критерия капиталистической эксплуатации в сельском хозяйстве страны создавала предпосылки для разного рода политических инсинуаций, превращающих образ "кулака" в массовую политическую категорию, которая конкретизируется, когда этого требует политичео ский момент, в образе злейшего врага социализма и Советской власти" .

Проблемы коллективизации и ликвидации кулачества нашли свое освещение в обобщающих трудах западных авторов, посвященных политической, социальной и экономической истории СССР. Отдельные из них изданы на русском языке и известны широкому кругу читателей3.

Появились специальные работы по коллективизации. Английский историк Р.У.Дэвис запечатлел крах рыночных отношений между крестьянством и промышленностью, установленных в период нэпа, в монографии "Социалистическое наступление: Коллективизация советского сельского хозяйства. 1929-1930" (Лондон, 1980. На англ. яз.). Он также исследовал влияние политики на крестьянское общество. Р.У.Дэвис подчеркивает, что аграрная политика определялась малообразованными людьми, не разбиравшимися в сельском хозяйстве, и что на их мировоззрение оказали влияние воспоминания о классовой борьбе и насильственном изъятии зерна в годы

1 Рогалина Н.Л. Советская доколхозная деревня на переломе. М.,1990.

2 Солопов А. Кого считали кулаком в 1924-1925 годах? //Трудные вопросы истории. Поиски. Размышления. Новый взгляд на события и факты. С. 100.

3 Боффа Д. История Советского Союза. Т.1. М.,1990; Верт Н. История Советского государства. 1990-1991. 2-е изд., испр. М.,1994; Конквест Р. Жатва скорби //Вопросы истории. 1990. №1,4; Коэн С. Бухарин: Политическая биография. 1888-1938.; Такер Р. Сталин: Путь к власти. 1879-1929: История и личность. М., 1991 и др.

18 гражданской войны1.

Другой английский исследователь М.Левин опубликовал работу "Русские крестьяне и советская власть" (Лондон, 1985. На англ. яз.), в которой проанализировал истоки коллективизации. Позднее он написал ряд статей о советском обществе и государстве в межвоенные годы, в которых затронул вопросы аграрной политики в 2030-е годы, уделив особое внимание проблеме кулацкого слоя в деревне. Он подчеркио 2 вает, что большевистская партия не понимала сути социальных реалий в деревне . На заседании теоретического семинара "Современные концепции аграрного развития" (декабрь 1993 г.) он высказал мысль о том, что правомерно говорить не о "коллективизации", а об "этатизации" сельского хозяйства и крестьянства, и создании своего рода системы принудительного труда для крестьян3.

Американский экономист Джеймс Миллар в 1990 г. выпустил книгу "Советский экономический эксперимент" (на англ. яз.). В ней он доказывает, что результаты коллективизации были отрицательными. "В экономическом смысле, - пишет Д.Миллар, - никто не выиграл от коллективизации, включая и тех, кто боролся за быстрое индустриальное развитие"4.

Аргументы Д.Миллара подвергли серьезной критике другие западные ученые, в их числе Ален Ноув и Марк Гаррисон. Все они сходятся на том, что хотя коллективизация была разорительной, неэффективной и бесчеловечной, она дала возможность государству увеличить поставки хлеба в города и способствовала приросту там рабочей силы5.

Изучение истории крестьянства Башкортостана послеоктябрьского периода началось уже в 20-е годы. Появившиеся тогда статьи, краткие очерки, равно как последующие работы конца 20-х годов, носили популярный характер и ставили своей целью подведение итогов социалистического строительства, осмысление происходящих

1 Эктон Э., Гэтрелл П. Глазами британцев: Современная историография России и Советского Союза //Россия Х1Х-ХХ вв.: Взгляд зарубежных историков. М.,1996. С.44.

2 Эктон Э., Гэтрелл П. Указ. соч. //Россия Х1Х-ХХ вв: Взгляд зарубежных историков. С.44.

Отечественная история. 1994. №4,5. С.59.

4 Цит.по: Дроздов В. Джеймс Миллар об истории советской экономики //Вопросы экономики. 1993. №1. С.72.

5 Дэвис Р.У. Великобритания и Соединенные Штаты: Анализ развития советской экономики в межвоенный период //Россия Х1Х-ХХ вв.: Взгляд зарубежных историков. С.209.

19 в деревне социальных и экономических процессов, определения перспектив развития, выработку рекомендаций для дальнейшей практической работы. В них были предприняты первые попытки подвести итоги аграрным преобразованиям, рассмотреть земельные отношения, возникновение первых коллективных хозяйств, деятельность сельскохозяйственной кооперации и т.д1. Эти вопросы освещались в общем плане и отличались, как правило, фрагментарностью и незавершенностью. Однако их авторы использовали материалы переписей и специальных обследований, статистические данные текущего учета, личные наблюдения, что делает их важным источником для современного исследователя.

Интересные сведения содержались в сборниках статей, брошюрах, выходивших к юбилейным датам и написанных экономистами, руководящими Нартийньши и советскими работниками. Первый такой сборник увидел свет в 1927 г. и представлял собой отчет об успехах в экономике и культуре республики за десять лет советской власти. Вслед за этим вышло еще несколько подобных работ . Для них было характерно объективное освещение социально-экономических и культурных преобразований в деревне на богатом фактическом материале.

В 30-е годы историческая наука приобретает утилитарный характер, начинает отражать идеологические установки партийного руководства. Поэтому в статьях, очерках, воспоминаниях, вышедших в этот период, многие проблемы, относящиеся ко времени "военного коммунизма" и нэпа, были рассмотрены бегло и схематично . Практически у всех авторов прослеживалась тенденция все протекавшие тогда процессы уложить в заданные рамки. Обо всем, что не вписывалось в заранее определен

1 Юрин П. Земельный вопрос в Башкирской республике //Серп и молот. 1920. №5; Евлампиев А. Что дала Октябрьская революция крестьянству в земельном вопросе //Уфимский Октябрьский сборник. №1. Уфа, 1920. С. 150-170; Лукницкий Б. Работа сельхозколлективов Уфимского губернского совета //Там же. С.43-47; Байраков М. Башкирская кооперация //Хозяйство Башкирии. 1927-1928. №1-1. С.51-63; Диман-штейн С. Башкирия в 1918-1920 гг. //Пролетарская революция. 1928. №5. С. 15-20;. Фуртичев И. Кооперирование населения системой с.-х кооперации БАССР //Хозяйство Башкирии. 1929. №1-3. С. 120-128 и др.

2 Десять лет. Советская Башкирия к 10-й годовщине Октябрьской революции. Уфа,1927. С.73-98; Десять лет Советской Башкирии. 1919-1929. Уфа, 1929. С. 19-148; 15 лет Советской Башкирии. Уфа, 1934. С. 150-189.

3 Самойлов Ф. Малая Башкирия в 1918-1920 гг. М.,1933. С.17-80; Кулацкие восстания в Башкирии в 1918 году. Уфа, 1933. С. 1-79; Дубинский И.М. Советская Башкирия. М.,1940. С.3-31 и др.

20 ные схемы, умалчивалось, объективный анализ событий подменялся лишь констатацией достигнутых успехов. На содержании работ этого периода отрицательно сказались догматизм, начетничество, получившие широкое распространение в общественных науках. Крестьянские выступления 1918-1921 гг. получили трактовку как "кулацкие" или "кулацко-эсеровские" мятежи.

В конце 40-х -50-е годы к исследованию отдельных аспектов истории крестьянства и социально-экономических изменений в деревне Башкортостана послеоктябрьского периода приступили историки1. Прежде всего были изучены осуществление в крае Декрета о земле, а также "Основного закона о социализации земли", этапы и содержание аграрных преобразований, в ходе которых было ликвидировано помещичье землевладение, деятельность крестьянских земельных комитетов, возникновение первых коллективных хозяйств, помощь Советского правительства трудящимся Башкортостана после окончания гражданской войны. Однако аграрные преобразования были исследованы лишь в политическом плане, оценки же правовых, социально-экономических и других аспектов, выявление причин последующих земельных переделов отсутствовали. В трудах по зарождению и развитию социалистического уклада в деревне оптимистические оценки затушевывали потребительский характер первых коллективных хозяйств, их неспособность к самостоятельному выживанию. Преувеличивалась роль органов "Башкирпомощи" и "Башпомгола", созданных для оказания помощи трудящимся Башкортостана, правительства РСФСР. Тяжелое экономическое положение республики после гражданской войны объяснялось лишь действиями белогвардейцев, в то же время умалчивалось об уроне, нанесенном населению действиями Красной Армии. Не были раскрыты в полном объеме причины голода 19211922 гг.

В фундаментальной монографии Р.М.Раимова, в которой исследуется образование Б АССР. наряду с освещением основной проблемы автор уделил большое внимание разрешению аграрного вопроса в крае. В работе на основе богатого фактического материала рассматриваются аграрные отношения в Уфимской и Оренбургской губер

1 Раимов P.M. Помощь Советского правительства пострадавшим от белогвардейцев районам Башкирии в 1919-1920 гг. //Изв. АН СССР. Серия ист. и филос. T.VI. 1949. №6; Он же. Аграрная революция в Башкирии (1917-1923 гг.) //Исторические записки. 1950. №32; Шнейдер Д.М. Осуществление ленинского декрета о земле в Башкирии (1917-1918 гг.) //Учен. зап. Баш. ун-та. Уфа, 1957. Вып.1. Серия ист. наук и др.

21 ниях накануне Октябрьской революции, осуществление Декрета о земле, земельная политика Башкирского правительства, состояние сельского хозяйства края после окончания гражданской войны, восстановление производительных сил деревни на основе новой экономической политики и т. д1.

Естественно, что этот труд не свободен от догматизма, схематизма и искажений в освещении того или иного вопроса. Так, автор ошибочно утверждает, что Декрет о земле был встречен с огромным удовлетворением башкирским крестьянством2. Аграрная политика Башкирского правительства, направленная на защиту интересов башкирского крестьянства, расценивается как "антинародная, контрреволюционная", что не соответствует действительности3. Разгром помещичьих имений крестьянами Р.М.Раимов называет "кулацкими разгромами"4 и т.д. Главным же недостатком этого труда является то, что он написан в духе "Краткого курса истории ВКП(б)". Многие свои теоретические положения автор подкрепляет ссыпками на высказывания И.В.Сталина.

Следует особо отметить, что в исследованиях этого периода отсекались целые пласты исторической реальности, не поддающиеся втискиванию в рамки единой теоретической схемы. В тени или совсем неисследованными остались такие важные проблемы, как место и роль аграрного вопроса в национальном движении, участие крестьянства в гражданской войне, в частности в башкирском национально-освободительном движении, аграрная программа и земельная политика Башкирского правительства, особенности политики "военного коммунизма" в крае, крестьянское повстанческое движение, повинности крестьян и др.

Решения XX съезда КПСС несколько ослабили идеологический пресс в исторической науке и привели к активизации научных исследований по истории Башкортостана. Были изданы очерки по истории республики, документальные сборники, в которых значительное место заняли вопросы аграрной истории края5. В них отдельные

1 Раимов P.M. Образование Башкирской Автономной Советской Социалистической Республики. М.,1952. С.35-55; 113-122; 355-367; 410-424.

2 Раимов P.M. Указ. соч. С. 113.

3 Там же. С. 146.

4 Там же. С. 113

5 Советская Башкирия: Исторические очерки. Уфа, 1957. С. 122-130; Подготовка и проведение Великой Октябрьской социалистической революции в Башкирии (февраль 1917 - июнь 1918 г.): Сб. документов и материалов. Уфа, 1957. С.374-401; Обра

22

разделы содержали сюжеты об аграрных преобразованиях, социально-экономических изменениях в деревне после Октябрьской революции.

Наибольший интерес у историков вызывали вопросы, связанные с восстановлением производительных сил деревни на основе нэпа: аграрная политика коммунистической партии и советского государства в 20-е годы, замена продразверстки продналогом, урегулирование крестьянского землепользования, помощь государства деревне, становление сельскохозяйственной кооперации, социальные сдвиги в крестьянстве и т.д1. На основе материалов статистических учетов были выявлены особенности экономического развития деревни. Крестьянское хозяйство края после гражданской войны переживало более глубокий упадок, чем в других регионах страны. Это явилось результатом огромного ущерба, нанесенного экономике края военными действиями, реквизициями хлеба, скота, лошадей, мобилизациями в Красную и Белую армии, голодом 1921-1922 гг. Несмотря на высокие темпы начавшегося вскоре подъема производительных сил деревни, до начала массовой коллективизации довоенный уровень производства не был достигнут.

Показаны особенности в соотношении социальных групп внутри крестьянства. Важнейшая из них состояла в сравнительной многочисленности деревенской бедноты в районах с преимущественно башкирским населением, несмотря на относительно хорошую обеспеченность крестьян землей. Однако причины этого положения не раскрыты. Обычно ссылаются на хозяйственную отсталость башкирских крестьян, особенно в горно-лесных районах. Однако каковы глубинные причины этого явления, зование Башкирской Автономной Советской Социалистической Республики: Сб. документов и материалов. Уфа, 1959. С.661-682; Резолюции областных конференций Башкирской партийной организации и пленумов обкома КПСС (1917-1940 гг.). Уфа,1959. С96-97;227,302,390-392,480,561; Очерки по истории Башкирской АССР. Т.2. Уфа,1966. С.74-81,189-202,210-221,250-256,264-278,290-299,320-326,338-344; Очерки истории Башкирской организации КПСС. Уфа, 1973. С.290-297 и др.

Гужвенко Г.И. Борьба трудящихся Башкирской АССР за восстановление народного « хозяйства (1920-1928 гг.): Автореф. дис. . канд.ист.наук. Уфа, 1964. СЗ-21; Байназа-ров У.Х. Башкирская партийная организация в борьбе за восстановление и развитие народного хозяйства на основе новой экономической политика (1921-1925 гг.): Автореф. дис. . канд.ист.наук. Уфа, 1970. С.5-15; Манапов Р.Н. Урегулирование крестьянского землепользования в Башкирии в восстановительный период (1921-1927 гг.) //Страницы истории Башкирии. Уфа, 1974. С. 160-172; Он же. Восстановление сельского хозяйства и социально-экономическое развитие деревни Башкирии (1921-1927 гг.): Автореф. дис. . канд.ист.наук. Уфа, 1976. С.4-19 и др.

23 его связь с уровнем овладения башкирами культурой земледелия, обеспеченностью средствами производства - эти вопросы ждут своего исследователя.

Не нашли полного отражения также общественно-политическая и культурная жизнь деревни, жизненный уровень и быт крестьян. При освещении общественно-политической жизни вместо анализа общественного сознания и социального действия крестьянства рассматривались в основном деятельность различных общественных и политических объединений: партийных и комсомольских организаций, советов, добровольных обществ и т.д.

Качественно новый этап в изучении истории крестьянства и сельского хозяйства в восстановительный период наметился в начале 90-х годов. Он характеризуется деи-деологизацией, деполитизацией исследований, введением в научный оборот новых, во многом ранее недоступных источников, использованием работ зарубежных авторов, изменениями в оценках и выводах, стремлением к объективному освещению исторических явлений и событий и раскрытию их глубинных причин. Меняется тональность работ. Они избавляются от вульгаризованного классового подхода, грубого атеизма, усеченного патриотизма и скрытого антидемократизма.

Появились статьи, монографии, защищены диссертации, в которых на основе привлечения ранее неиспользованных документов дается объективная оценка крестьянскому повстанческому движению 1918-1921 гг., анализируется экономическое положение республики в годы "военного коммунизма", социально-политическое развитие деревни, аграрная политика советского государства, колхозное движение и т.д1.

1 Зарипова Р.К. Деревня Башкирии: Социально-политическое развитие (1921-1928 гг.): Автореф. дис. . канд.ист.наук. Казань, 1990. С.5-18; Она же. Социальное расслоение крестьянства Башкортостана в годы нэпа (теоретические аспекты) //Республика Башкортостан в XX веке. Теория. Методология. Историография. Уфа, 1998. С.70-83; Кулыпарипов М.М. Восстание "Черный орел" в Башкирии //Актуальные проблемы социально-политической истории советского общества: Вопросы источниковедения и историографии. Уфа, 1991. С.44-53; Давлетшин Р. Крестьянское повстанческое движение в Башкортостане в 1918-1921 гг. //Тулпар. 1994. №3. С.9-13; Он же. Политика Советского государства в области обобществления сельскохозяйственного производства в 1918-1928 гг.: Препринт. Уфа, 1994. С. 1-22; Он же. Колхозы Башкортостана в 20-е годы: Препринт. Уфа, 1995. Q1-14; Хазиев P.A. Экономическое развитие периода гражданской войны в Башкортостане. Уфа, 1994. С.46-113; Лукманов Х.Х. Государственная политика землеустройства в Башкортостане в 20-е годы //От П.А.Столыпина до Б.Н.Ельцина: Аграрный вопрос в России и Башкортостане. Уфа, 1998. С.35-37; Гарипов М. Крестьянские восстания в Башкортостане в 1918-1921 гг. //Ватандаш. 1999. №3. С. 162-169 и др.

24

В историографии по коллективизации крестьянских хозяйств Башкортостана можно выделить несколько периодов. Первые публикации появились еще в конце 20-х годов. Это были в основном небольшие статьи, печатавшиеся в местных журналах "Хозяйство Башкирии" (впоследствии "Социалистическое хозяйство Башкирии"), "Путь Ленина", сборниках, выходивших к юбилейным датам1. Авторами этих работ являлись экономисты, советские и хозяйственные работники - участники колхозного строительства. Они писали об очень свежих событиях, о которых знали хорошо. Статьи носили ярко выраженный пропагандистский и агитационный характер и были призваны доказать правильность избранного пути.

Первые исторические исследования, посвященные созданию колхозного строя в Башкортостане, появились лишь в начале 50-х годов . Они были написаны в то время, когда давно уже историческая наука была лишена своих аналитических и прогностических функций и превращена в служанку идеологии и политики. В этих работах главное внимание уделялось показу роли ЦК ВКП(б), И.В.Сталина, местных партийных организаций в проведении сплошной коллективизации и организационно-хозяйственном укреплении колхозов в 30-е годы. В них подробно рассказывалось о роли райкомов и политотделов МТС в укреплении партийных организаций на селе, подборе руководящих кадров, организации коллективного труда и становлении общественного хозяйства колхозов.

Содержание этих работ отражало не действительный ход и результаты коллективизации, а ее трактовку сталинским руководством. Их авторы в основном ориентировались на интерпретацию положений, содержащихся в партийных документах того периода. На них большое влияние оказали теоретические догмы, заложенные в "Кратком курсе истории ВКП(б)". Поэтому многие из выводов являлись не результатом глубокого изучения всех доступных в то время источников, а исходили из заранее

1 Мухсинов З.М. Колхозное строительство в Башкирии //Хозяйство Башкирии. 1928. №3. С.5-11; Десять лет: Советская Башкирия к 10-й годовщине Октябрьской революции. С.89-90,115-118; Десять лет Советской Башкирии. 1919-1929. С.76-94 и др.

2 Гибадуллин Б.Г. Роль политотделов МТС в организационном и политическом укреплении колхозов Башкирии (1933-1934 гг.): Автореф. дис. . канд.ист.наук. М.,1950, С.4-15; Китабов К.Г. Большевики Башкирии в борьбе за коллективизацию сельского хозяйства в годы первой сталинской пятилетки (1928-1932 гг.): Автореф. дис. . канд.ист.наук. Л.,1950. С.5-17; Янгиров М.Я. Роль политотделов МТС в организационно-хозяйственном укреплении колхозов в 1932-1934 гг. Уфа,1953. С.4-17

25 определенных схем, существовавших догм. Аргументацией многих положений служили цитаты из сталинских работ. Насильственная коллективизация трактовалась ими как добровольное объединение крестьян в колхозы.

Характерной чертой для этих работ была иллюстративность. Многие общие положения подкреплялись отдельными местными примерами, без выяснения их типичности, сопоставления с другими источниками и без привлечения всей совокупности фактов и без критической оценки источников. Результатом иллюстративного метода было механическое перенесение в условия Башкортостана ряда положений, правильных лишь в отношении к стране в целом. Например, "издержки", допущенные при коллективизации, объяснялись лишь как результат сопротивления классового врага, действий троцкистов, "правых уклонистов". Авторы чрезмерно преувеличивали роль политотделов в укреплении экономики колхозов. Они обошли молчанием отрицательные стороны в их деятельности, не сумели правильно объяснить причины ликвидации этих чрезвычайных органов.

В то же время эти работы имели и положительные черты. Они базировались на архивных источниках, содержали некоторые научные выводы и обобщения. Наряду с показом общих закономерностей авторы выявили особенности развития сельского хозяйства и крестьянства Башкортостана накануне коллективизации, отличие процесса создания колхозов от других регионов и страны в целом, специфические трудности, характерные для республики.

Новый рубеж в историографии отчетливо определился после XX съезда КПСС, решения которого нацелили историков на критическое переосмысление сложившихся представлений, углубленную творческую разработку теоретических и конкретно-исторических проблем истории советского общества. Возникли более благоприятные условия для углубленной разработки истории Башкортостана. Начинается переход к новому, более высокому этапу историографии колхозного строительства.

Первая попытка научного анализа комплекса вопросов, связанных с созданием колхозов в республике, была предпринята в 1957 г1. В разделе "Победа колхозного строя в Башкирии" на основе привлечения широкого круга источников показаны социальная дифференциация в доколхозной деревне, развитие различных форм коллективных хозяйств в 20-е годы, роль коммунистической партии как руководителя и ор

1 Советская Башкирия: Исторические очерки.

26 ганизатора массового колхозного движения, классовая борьба в деревне и ликвидация кулачества как класса, рост технической оснащенности сельского хозяйства, упрочение колхозного строя, производственная активность крестьянства, отдельные достижения в земледелии и животноводстве и т.д. Авторы подчеркнули одну особенность, заключающуюся в высоких темпах обобществления крестьянских хозяйств в восточных районах республики с преимущественно башкирским населением, и попытались дать ей объяснение. Рассмотрены вопросы, связанные с осуществлением культурной революции в деревне: ликвидация неграмотности крестьянства, повышение его культурного уровня1.

Однако очерки не были свободны от многих недостатков, характерных для предыдущих работ. В них повторялась официальная версия коллективизации и раскулачивания. Поэтому многие архивные документы сознательно были игнорированы авторами. Не были преодолены схематизм, догматизм, декларативность, искажение фактов в угоду существовавшим канонам. Как и прежде, насильственная коллективизация преподносилась как добровольное движение крестьянских масс, утверждалось, что к середине 1929 г. возникли все необходимые условия для поворота крестьянства в сторону колхозов. Вывод об эффективности колхозного производства был сделан на основе отрывочных, не заслуживающих доверия данных2.

В первой половине 60-х годов появляются отдельные статьи в сборниках научных трудов, защищаются кандидатские диссертации, раскрывающие роль Башкирской партийной организации в организационно-хозяйственном укреплении колхозов, упрочении производственно-технических, политических и культурных связей рабочео го класса республики с колхозным крестьянством . В них правильно отмечается, что политотделы МТС, желая укрепить колхозы, в своей практической деятельности до

1 Советская Башкирия: Исторические очерки. С. 195-253; 254-281

2 Там же. С.204-205; 209-211; 233-250.

Стрельцов А.Я. Организационно-хозяйственное укрепление колхозов и завершение коллективизации сельского хозяйства Башкирии во второй пятилетке //Из истории крестьянства и аграрных отношений на Урале: (Материалы научной конференции). Свердловск, 1963. С15-27; Он же. Деятельность КПСС по дальнейшему укреплению союза рабочего класса и колхозного крестьянства в годы второй пятилетки (1933-1937 гг.): (На материалах Башкирской АССР): Автореф. дис. . канд.ист.наук. Л., 1965. С.4-20; Он же. Деятельность парторганизации Башкирии во второй пятилетке по упрочению союза рабочего класса и крестьянства на основе укрепления колхозного строя //Учен. зап. Баш. ун-та. Уфа, 1966. Вып.22. Сер. обществ, наук . С.26-35 и др.

27 пустили много ошибок. Все недостатки в колхозах они сводили только к действиям неопытных руководителей, нарушения трудовой дисциплины они квалифицировали как враждебную деятельность. Имелись случаи массового исключения из колхозов за незначительные проступки.

Однако в этих публикациях утверждается, вопреки очевидным фактам, что в годы становления колхозного строя происходило укрепление союза рабочего класса и колхозного крестьянства. Архивные документы говорят о том, что именно в этот период город нещадно эксплуатировал деревню.

Заметным явлением в историографии коллективизации крестьянских хозяйств стал выход второго тома "Очерков по истории Башкирской АССР". В ходе подготовки этого обобщающего труда авторский коллектив проделал большую работу по изучению архивных и других источников и их анализу, освещению многих ранее не исследованных проблем, переосмыслению отдельных фактов и явлений. В соответствующих разделах исследованы процессы непосредственного объединения крестьян в колхозы, методы коллективизации, классовая борьба в деревне и ликвидация кулачества как класса, организационно-хозяйственное укрепление колхозов, их производственные успехи и т.д. С точки зрения полноты и научности освещения отдельных вопросов "Очерки" явились значительным шагом в изучении данной проблемы. Авторы ввели в научный оборот широкий круг новых источников, объяснили особенности коллективизации в республике, впервые в историографии попытались определить число кулацких хозяйств и показать дальнейшую судьбу раскулаченных'. Этот труд в определенной мере стал базой для дальнейшего более углубленного изучения истории Башкортостана.

Вместе с тем в "Очерках" коллективизация крестьянских хозяйств и раскулачивание излагались по старой схеме. Насилие по отношению к крестьянству, произвол местных партийных и государственных органов, руководителей и коммунистов трактовались лишь как отдельные нарушения ленинских принципов кооперирования, перегибы и администрирование. Высокие темпы коллективизации авторы объяснили' лишь стремлением бедняцко-середняцких масс добиться путем объединения в колхо

1 Очерки по истории Башкирской АССР. Т.2. С.264-278; 290-295; 320-326; 3380344 385-391.

28 зы улучшения своей жизни, что не в полной мере соответствовало действительности1.

В дальнейшем исследование проблемы коллективизации крестьянских хозяйств в Башкортостане приобрело односторонний характер. В основном изучалась деятельность областной партийной организации по подготовке предпосылок массового колхозного движения и осуществлению сплошной коллективизации сельского хозяйства, организационно-хозяйственному укреплению колхозов, техническому перевооружению села2. Это было связано с расширением подготовки научно-педагогических кадров по истории КПСС, вызванное увеличением числа вузов в республике.

Содержание этих работ, их идейную базу, методологию, круг источников диктовала политика, а не интересы науки. В тех условиях, когда общественные науки находились под жестким партийным контролем, историки партии не могли ставить и исследовать проблемы, выходящие за пределы устоявшихся стереотипов. Их волновала не столько сама проблема коллективизации и дальнейшая судьба крестьянства, сколько они стремились, оперируя новыми примерами, подкрепить существовавшие догмы и мифы. Как и исследователи предыдущих лет, они придерживались старых однолинейных схем, пытались совместить изучение истории коллективизации с пропагандой проводимой КПСС аграрной политики. Историко-партийная наука, по сути дела, игнорировала реальные политические процессы, происходившие в прошлом в стране и в самой партии. Метод изложения - решения съезда и их выполнение народными массами под руководством партийных организаций - создавал иллюзию воплощения всего того, что было задумано. Поэтому эти работы не внесли существенного вклада в историографию.

70-80-е годы характеризовались расширением проблематики исследований, появлением коллективных трудов, монографий, историографических статей, в которых нашли более глубокое освещение традиционные для башкирской историографии ас

1 Очерки по истории Башкирской АССР. Т.2. С.270, 272-276.

2 Бикбаев P.A. Подготовка предпосылок коллективизации сельского хозяйства Башкирии //Из истории партийных организаций Урала: Сб. статей. Свердловск, 1966. С.27-30; Он же. Башкирская партийная организация в борьбе за подготовку и осуществление сплошной коллективизации сельского хозяйства (1928-1932 гг.): Автореф. дис. . канд.ист.наук. Свердловск, 1968. С.4-20; Илишев Г.Ш. Укрепление колхозного строя в Башкирии в годы предвоенных пятилеток //Блокнот агитатора (орган Башкирского обкома КПСС). 1966. №22. С.8-12; Он же. Деятельность Башкирской партийной организации по укреплению колхозного строя в период предвоенных пятилеток (1933-1940 гг.): Автореф. дис. . канд.ист.наук. Ростов-на-Дону, 1969. С.4-21 и др.

29 пекты проблемы, развитие кооперативного движения накануне коллективизации, ошибки, допущенные Башкирским обкомом ВКП(б) и местными партийными и советскими органами, борьба за их преодоление и т.д1.

Однако авторы этих работ не смогли освободиться от недостатков, характерных для предыдущих исследователей. Как и историки страны, они декларировали, что к концу 20-х годов в республике были созданы необходимые социально-экономические предпосылки для перехода к сплошной коллективизации, преувеличивали роль кооперации в подготовке крестьянских масс к переходу на путь коллективного хозяйствования. Решения XV съезда ВКП(б) однозначно оценивались ими как "курс на коллективизацию" и таким образом истинная их суть смешивалась со сталинской интерпретацией более позднего периода. В этих трудах сохранился один из основных идеологических мифов - утверждение о добровольном характере объединения крестьян в колхозы. В духе "Краткого курса" коллективизация трактовалась как революционный переворот, обусловленный всем ходом социально-экономического развития страны, а 1929 г. был назван годом "великого перелома". В ряду распространенных постулатов, нашедших место в указанных работах, были утверждения о том, что мелкотоварное сельскохозяйственное производство к концу 20-х годов исчерпало себя, а потому будто бы возникла объективная необходимость перехода к сплошной коллективизации, о безусловном превосходстве крупных хозяйств над мелкими, о повышении жизненного уровня крестьянства в 30-е годы и т.п. Авторы преувеличивали роль двадцатипятитысячников, партийных организаций, политотделов МТС в создании и укреплении колхозов, идеализировали коллективные формы ведения сельского хозяйства. В то же время такие важные аспекты проблемы, как количество раскулачен

1 Саяхов Ф.Л. Осуществление ленинского плана построения социализма в Башкирии (1926-1937 гг.). Уфа,1972. С.62-100; Очерки истории Башкирской организации КПСС. С.354-367; Бармина З.В. Историография аграрных преобразований и колхозного строительства в Башкирской АССР (1917-1973 гг.) //Очерки советской историографии Башкирской АССР. Уфа, 1975. С.31-46; Бикбаев P.A. К изучению исторического опыта КПСС по социалистическому преобразованию сельского хозяйства в автономных республиках РСФСР: (Исторический обзор) //Руководство Коммунистической партии строительством социализма в Башкирской АССР (1917-1937 гг.): Межвузовский сборник научных трудов. Уфа, 1975. С.74-82; Он же. Башкирская партийная организация в борьбе за подготовку и осуществление сплошной коллективизации сельского хозяйства (1928-1932). Изд-во Саратовского ун-та, 1987. С. 14-65; Осуществление ленинской аграрной политики в Советской Башкирии (1917-1980 гг.: Межвузовский научный сборник. Уфа, 1987. С.6-20; 58-64 и др.

30 ных и их дальнейшая судьба, кризис животноводства и его последствия, формы и методы заготовок сельскохозяйственных продуктов, налоговая политика государства в деревне, репрессии против колхозников, общественное сознание различных социальных слоев и другие не привлекали внимание башкирских исследователей. Эти же недостатки были присущи всей советской историографии.

Однако нельзя их строго судить за это. Необходимо учитывать, во-первых, что они творили в то время, когда роль общественных наук сводилась по существу к апологии аграрной политики КПСС и советского государства и тех идей, на которых она основывалась. Глубокое научно-аналитическое осмысление процесса обобществления крестьянских хозяйств могло привести к открытию нежелательных явлений, а это было небезопасным делом, означавшим иногда и социальную смерть. К этому следует добавить, что поиски истины могли привести к разрушению существующей идеологии. Как справедливо отмечают О.В.Волобуев и С.В.Кулешов, историки стали первыми жертвами администрирования в науке, жертвами системы информационных фильтров. "Закрытость архивов, бдительный надзор за тем, как бы из архивохранилищ не была извлечена и, не дай бог, опубликована неприятная правда, - пишут они, - обезвоживала ниву исторического поиска"1. Во-вторых, историки Башкортостана, как и других регионов, могли опубликовать свои работы лишь с одобрения центральных ведомств, головных академических институтов.

Вместе с тем было бы ошибкой недооценивать значение этих исследований для объективного освещения истории республики. В наиболее фундаментальных трудах собран и обобщен, осмыслен огромный и ценный фактический материал, отдельные аспекты проблемы разработаны на высоком научном уровне, сделаны важные выводы, представляющие несомненный интерес для современных исследователей.

Новый подход к изучению коллективизации наметился в 90-е годы. В 1993 г. вышла работа автора данного исследования.2 На основе привлечения новых документов, многие из которых раньше были недоступны исследователям, а некоторые сознательно ими игнорировались, новых публикаций обществоведов, воспоминаний очевидцев мы попытались восстановить реальные процессы, происходившие в деревне в

1 Волобуев О.В., Кулешов C.B. Указ. соч. С.255.

2 Давлетшин P.A. "Великий перелом" и трагедия крестьянства Башкортостана. Уфа, 1993.

31

30-е годы и получившие название "сплошной коллективизации" и "ликвидации кулачества как класса", их социально-экономические последствия. В книге основное внимание уделено анализу тех процессов, которые раньше не рассматривались исследователями или трактовались ими искаженно. Впервые в историографии освещены заготовительная, налоговая политика государства в деревне, материальное положение колхозников, действие механизма репрессий против крестьянства, судьба раскулаченных и т. д1.

Заметным явлением в историографии стал выход учебных пособий по истории Башкортостана, о которых говорилось выше. В них история республики освещена объективно, без прежних односторонних ложных оценок. Авторы уделили большое внимание восстановлению производительных сил на основе новой экономической политики, коллективизации крестьянских хозяйств и раскулачиванию, общественно-политической и культурной жизни республики. Б.Х.Юлдашбаев справедливо отмечает, что коллективизация "явилась глубоко ошибочным, роковым для деревни и сельского хозяйства, мероприятием правящей партии большевиков, сталинского ее рукол водства и местных его пособников" .

Сделаны первые шаги по изучению политических репрессий в 30-е годы3. Вышли сборники документальных очерков о судьбе отдельных партийных , советских и комсомольских работников, деятелей литературы и искусства, начато издание Книги памяти жертв политических репрессий4. Однако нет еще специального исследования по этой актуальной проблеме. Историкам республики совместно с органами Федеральной службы безопасности и Министерства внутренних дел предстоит определить точное число пострадавших, их социальный и национальный состав, раскрыть в полном объеме общественно-политическую атмосферу того времени.

Проделана значительная работа по исследованию культурного строительства, в

1 Давлетшин Р. А. "Великий перелом" и трагедия крестьянства Башкортостана. С. 100153.

Юлдашбаев Б.Х. Новейшая история Башкортостана. С. 116.

3 Яндурин Д.Х. Трагический 1937 год //Материалы научной конференции, посвященной 40-летию Башкирского государственного университета: Май 1997 г. Уфа, 1997; Ахмерова Ф. По кровавым следам репрессий //Ватандаш. 1997. №8 и множество газетных статей.

4 Возвращенные имена. Уфа, 1991; Трудный путь к правде. Уфа, 1997; Книга памяти жертв политических репрессий Республики Башкортостан. Т.1. Уфа, 1997.

32 особенности развития школьного образования. Первыми исследователями истории советской школы были руководящие работники органов народного образования. Особое место занимают работы наркомов просвещения республики Р.В.Абубакирова, А.К.Адигамова, С.С.Зайнашева, М.Ш.Хасанова и др1. Доклады, брошюры, статьи этих авторов можно рассматривать как исследования и одновременно как исторический источник. Они содержат богатый фактический материал, сведения о тенденциях и перспективах развития просвещения, проблемах и трудностях новой системы образования и т.д. Однако руководители просвещения редко выходили за рамки официальных позиций по вопросам образования, не могли в полной мере критически оценить современные для них явления в школьной жизни.

Среди исследователей 30-х годов выделяется работа Ш.С.Абзанова. Автор попытался провести сопоставительный анализ дореволюционной и советской системы образования. При этом первая оценивается негативно, а вторая чрезмерно восхваляет-ся2.

В юбилейных сборниках, вышедших в 20-30-е годы, о которых говорилось выше, наряду с другими проблемами рассматриваются вопросы народного образования, культурно-просветительной работы на селе и т.д. Специфическими чертами этих изданий являются обилие фактического материала, выпячивание культурной отсталости населения до революции и чрезмерное восхваление достигнутых за годы советской власти успехов. Однако они ценны тем, что содержат много сведений, которых нет в архивах.

Первым обобщающим исследованием развития школьного образования стала монография А.К.Рашитова "Начальная школа в Башкирии за XX лет". Автором критически проанализированы цели, характер различных учебных программ, применявшихся в школах в 20-30-е годы. Развитие сети начальных школ автор правильно рассматривает как плановое и отвечающее потребностям социально-экономического раз

1 Адигамов А.К. Проблема всеобщего начального обучения в Башкирии //Хозяйство Башкирии. 1927. №1-2; Абубакиров Р.В. Культурное строительство Башкирии к XV годовщине Октября //Социалистическое хозяйство Башкирии. 1932. №7-9; Зайнашев С.С. Народное образование за 25 лет //Народное образование и здравоохранение. Уфа,1944; Хасанов М.Ш. Культурное строительство Башкирской АССР за XX лет //XX лет БАССР (1919-1939). Уфа, 1939.

2 Абзанов Ш.С.К вопросу о народном образовании в Башкирии. Уфа, 1935. С.8-12; 2533.

33 вития республики1.

В 50-е годы появляются первые научные труды по истории культуры и разделы в обобщающих работах. В них показано развитие сети очагов культуры и их деятельность, введение всеобщего начального обучения, мероприятия по ликвидации неграмотности и т.д2.

Значительным событием в историографии культурного строительства стало издание "Очерков по истории Башкирской АССР", охватывающих советский период, и "Очерков истории Башкирской организации КПСС", сборника документов и материалов по культурному строительству. В них показаны партийно-государственная политика в области культуры, деятельность культпросветучреждений, революционный дух эпохи, стремление масс к знаниям и т.д. Из крупных монографических работ следует назвать книгу Ф.Л.Саяхова, в которой "культурная революция" исследуется в общем контексте "социалистичеких преобразований". В ней подробно освещены организация школьного образования, развитие культурно-просветительской работы, ее влияние на общественно-политическую жизнь села в годы довоенных пятилеток3.

Были изданы книги министров просвещения республики С.Р.Алибаева и Ф.Х.Мустафиной, в которых история народного образования освещается в широких хронологических рамках. Авторы попытались проследить основные тенденции развития общеобразовательной школы в различные периоды, выявить характерные черты и особенности советской школьной системы4.

В конце 60-х - начале 80-х годов ряд исследований было посвящено деятельности партийных организаций по руководству народным образованием, появляются ра

1 Рашитов А.К. Начальная школа в Башкирии за XX лет. Уфа, 1941. С.8-76.

2 Савельева А.Ш. Кулмурное развитие Башкирии за годы первых сталинских пятилеток (1928-1949) гг.); Автореф. дис. . канд.ист.наук. М.,1951; Тимашев Н.Г. партийные организации Башкирии в борьбе за подъем культурного уровня трудящихся республики в годы второй пятилетки (1933-1937гг.): Автореф. дис. . канд.ист.наук. М.,1958; Советская Башкирия: Исторические очерки и др.

3 Саяхов Ф.Л. Осуществление ленинского плана построения социализма в Башкирии. С. 124-201.

4 Алибаев С.Р. Школы Башкирской АССР: (Прошлое, настоящее и пути дальнейшего развития). Уфа, 1966; Мустафина Ф.Х. Народное образование в Башкирской АССР. Уфа, 1960; Она же. Расцвет народного образования в Башкирской АССР. Уфа, 1968; Она же. Развитие всеобщего среднего образования Башкирской АССР (1917-1978). Уфа, 1979.

34 боты, написанные в историко-педагогическом плане1.

Наименее исследованными до сих пор остаются содержание и формы культурно-просветительской работы. Как правило, в литературе культпросветработа рассматривается наряду с другими аспектами культурного строительства и ее освещение носит фрагментарный характер.

В целом для литературы 20-80-х годов характерно стремление создать иллюзию мнимого благополучия в области культуры, отсутствие объективного анализа культурных процессов. Многие публикации чрезмерно идеологизированы, носят пропагандистский характер. В большинстве работ слишком много внимания уделялось количественной стороне культурного строительства. Для многих трудов было характерно противопоставление и заведомо односторонняя оценка культурного уровня населения в дореволюционный и советский периоды. Отдельные исследования носили описательный характер, страдали иллюстративностью и схематизмом. Недостаточное внимание уделялось теоретическим аспектам проблемы, связи культуры с политикой и экономикой на различных этапах развития общества.

В последние годы существенно меняются проблематика и направленность исследований, постепенно расширяется их источниковая база, развитие культуры изучается более объективно2. В ряде современных исторических исследований содержится критика большевистской культурной политики, игнорировавшей духовно

1 Шункаров A.B. Деятельность Башкирской партийной организации по созданию учительских кадров. 1919-1927 гг. //Учен. зап. /Уральский ун-т. им. А.М.Горького, 1968. №77. Серия ист. наук. С.55-63; Он же. Руководство Башкирской партийной организации созданием и развитием советской общеобразовательной школы (1917-1927 гг.): Автореф. дис. . канд.ист.наук. Свердловск, 1974; Янборисов М.Х. Из истории партийного руководства активностью масс по осуществлению всеобщего начального обучения в Башкирии (1926-1932 гг.) //Коммунистическая партия Советского Союза -организатор подъема творческой активности масс: Сб. трудов. М.,1978. С. 112-122; Лукманов Х.Х. Осуществление всеобщего начального образования в Башкирии (19171927 гг.): Автореф. дис. . канд. пед. наук. М.,1974 и др.

2 Гибадуллина Л.Г. Некоторые моменты культурно-образовательных процессов среди народов Башкортостана //Россия и Восток: Проблемы взаимодействия. Челябинск, 1995; Сулейманова Л.Ш. Национальные учебные заведения Башкортостана в

1917-1941 гг. Дис.канд.ист.наук. Уфа,1995; Баишев И.Н. К истории организации школьного образования в Уфимской губернии в 1917-1922 гг. //Башкортостан в годы испытаний: Сб. науч. тр. Уфа, 1995; Он же. Развитие школьного образования и особенности его реформирования в Башкортостане в 1917-1930 гг.: Автореф. дис. . канд. ист. наук. Уфа, 1997 и др.

35 нравственные ценности предшествующих поколений, наблюдается стремление показать пагубность воздействия упрощенных идеологических догм на социально-культурную сферу1. Предпринята первая попытка историографического анализа трудов по истории культуры2 Однако до сих пор медленно преодолевается прежний отраслевой подход, состоявший в простом суммировании очерков по истории отдельных видов культурной деятельности: народного образования, культурно-просветительской работы и пр.

Итак, проделана значительная работа по исследованию социально-экономической и культурной жизни крестьянства республики в 20-30-е годы. Имеющиеся труды являются хорошей основой для дальнейшей более углубленной разработки социально-экономических, общественно-политических и других проблем деревни Башкортостана.

Однако история крестьянства и сельского хозяйства Башкортостана изучена далеко неравномерно как по отдельным периодам, так и в отношении различных аспектов его жизни и деятельности? недостаточно исследованы причины крестьянских выступлений в 1918-1921 гг., голода 1921-1922 гг. Мало работ об общественно-политической жизни деревни в 20-30-е годы. В работах, посвященных производственной деятельности колхозов, рассматриваются в основном расширение их материально-технической базы и организационно-хозяйственное укрепление и мало внимания уделяется общественному производству. Сохраняется сильное отставание в изучение комплекса вопросов, связанных с мировоззрением, культурой и бытом, материальным положением и духовным обликом крестьянства.

Диссертация написана в значительной степени на основе архивных документов, которые извлечены автором из Центрального государственного исторического архива Республики Башкортостан (ЦГИА РБ), Центрального государственного архива общественных объединений Республики Башкортостан (ЦГАОО РБ), Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории (РЦХИДНИ).

В РЦХИДНИ из фонда 5 (секретариат председателя СНК РСФСР и СТО

1 Зиязетдинов P.M. Роль учреждений культуры в общественно-политической жизни Бащкортостана //Страницы истории Башкортостана XX века. Уфа, 1998. С. 172.

2 История культуры Башкортостана. Вып.8. Историография культуры. Уфа, 1996.

36

В.И.Ленина) впервые использованы докладные записки руководителей Башкирского правительства на имя В.И.Ленина, Г.Е.Зиновьева, И.В.Сталина, из фонда 17 (ЦК РКП(б)) - копии писем рядовых коммунистов из башкир в Башкирский обком РКП(б), Наркомпрод РСФСР. Они позволили понять сложную политическую обстановку в республике в 1919-1921 гг., представить состояние сельского хозяйства и материального положения населения глазами руководителей и рядовых тружеников, причины и масштабы голода, охватившего Башкортостан в 1921-1922 гг1. В фонде 631 (Колхозцентр СССР и РСФСР) отложились информационные сводки по письмам и корреспонденциям в газету "Социалистическое земледелие" за 1930-1931 гг., подготовленные Колхозцентром РСФСР для работников ЦК РКП(б). В них нашли яркое отражение насильственные методы коллективизации в республике, отрицательное отношение крестьянства к колхозам, политическая обстановка в деревне и т.д2. Эти документы вводятся в научный оборот впервые.

Большой интерес представляют документы, хранящиеся в ЦГИА РБ. Прежде всего это материалы, хранящиеся в фондах 394 и 933, где содержится переписка центрального государственного аппарата с Уфимской губернией и Башкирской республикой, директивные указания ВЦИК>ЦИК СССР, СНК СССР и РСФСР, СТО, Нар-компрода, Наркомзема и других общероссийских и общесоюзных наркоматов, протоколы заседаний Башревкома, стенограммы съездов советов, отчеты уездных, кантонных и волостных органов исполнительной власти и т.д. Комплексное использование этих источников дает возможность выявить общие и специфические принципы управления сельским хозяйством края, определить отличительные черты функционирования военно-коммунистической системы в регионе, особенности перехода к нэпу и процесса восстановления производительных сил деревни, создания колхозного строя и т.д.

В фонде 394 (ЦИК Советов БАССР) имеются решения Всебашкирских съездов советов, сессий ЦИК, руководящие указания и инструкции вышестоящих советских органов, различных наркоматов, копии постановлений кантонных, волостных, районных и сельских исполкомов, групп бедноты, сельских сходов, общих собраний кол

1 РЦХИДНИ. Ф.5. Оп. 1.Д.2914; Ф.17. Оп.65. Д.311,312,250

2 Там же. Ф.631. Оп.5. Д.7,51,53,54.

37 хозников. Здесь же находятся документы по земельному и продовольственному вопросам, налоговой политике государства в деревне, организации помощи голодающим, восстановлению сельского хозяйства, созданию колхозов, раскулачиванию. Они дают возможность проследить аграрную политику государства в специфических условиях Башкортостана. Отложились документы, раскрывающие государственно-религиозные отношения: жалобы служителей культа и верующих в Центральное духовное управление мусульман и ВЦИК на незаконные репрессии, обложение налогами и т.д1.

В фонде 933 (СНК БАССР) отложились документы о состоянии крестьянских хозяйств в 1919-1921 гг., борьбе с голодом, восстановлению экономики деревни, о ходе коллективизации и раскулачивании, сводки представителя ОГПУ по Башкортостану о политической обстановке на селе, быте и труде спецпоселенцев. Большой интерес представляют письма крестьян И.В.Сталину о неправильном их раскулачивании, записки руководителей райкомов и райсполкомов о состоянии экономики колхозов и материальном положении колхозников, голоде 1933 г. Имеются телеграммы И.В.Сталина и В.М.Молотова о сроках хлебосдачи и репрессивных мерах при их невыполнении, следственные материалы по расследованию саботажа хлебозаготовок на Украине, которые были грозным предупреждением, сильно подействовавшим на местных руководителей и ставшими своего рода инструкцией по применению репрессивных мер. Здесь же находятся документы об отдельных фактах сопротивления колхозников хлебозаготовкам и репрессивных мерах по отношению к ним, докладные записки руководителей обкома ВКП(б) и СНК БАССР на имя И.В.Сталина и М.В.Молотова о голоде в Белокатайском, Аргаяшском, Кунашакском, Зианчурин-ском, Мечетлинском районах в 1933 г2.

Значительное число документов извлечено и использовано из так называемого фонда специального хранения (спецхран), куда до недавнего времени доступ исследователям был закрыт. В нем находятся секретная переписка СНК республики с орга- < нами ГПУ-ОГПУ, информационные сводки последних о политическом состоянии деревни, методах коллективизации и раскулачивания, социально-экономическая харак

1 ЦГИА РБ. Ф.394. Оп.1. Д.ЗЗО; Оп.5.Д. 1,55,64; Оп.12. ч.1.Д.7655.

2 ЦГИА РБ. Ф.933. Оп.1.Д.74,412,498,677,683; Оп.5.Д.38; 0п.8.д.4,34,35,38,44,49,50. 51,70,81,777.

38 теристика на раскулаченных и их списки, состоянии спецпоселков и условиях жизни спецпереселенцев, бандитизме в начале 30-х годов. Большое число документов отложилось о методах хлебозаготовок и попытках крестьян противостоять изъятию колхозного хлеба1. Данные документы также впервые вводятся в научный оборот.

В фонде 164 (Министерство сельского хозяйства БАССР) сосредоточен огромный по объему материал , охватывающий весь исследуемый период и касающийся состояния сельского хозяйства в целом. Это потребовало тщательного отбора наиболее важных и достоверных документов. Нами были использованы отчеты и докладные записки Наркомзема, Министерства в вышестоящие органы о состоянии сельского хозяйства, аналитические обзоры, статистические материалы о посевных площадях и урожайности сельскохозяйственных культур, заготовках продуктов земледелия и животноводства, данные о колхозно-совхозном строительстве, национальном составе и экономическом положении колхозов, об организации и оплате труда в коллективных хозяйствах и т.д. Большую ценность представляют годовые отчеты колхозов, которые наиболее полно отражают производственную и финансовую деятельность хозяйств. Они содержат сведения о материально-технической базе, валовом доходе, объемах сдачи государству продуктов сельского хозяйства, об участии колхозников в общественном производстве и т.д2. Однако в этом фонде отсутствуют данные о валовых сборах сельскохозяйственных культур и производстве продуктов животноводства.

В фонде Наркомата финансов (387) отложились документы о числе кулацких хозяйств, размерах индивидуального обложения крестьянских хозяйств, данные о наЛ логах и сборах и т.д .

Фонд Башкирского республиканского управления статистики (472) содержит данные о сельскохозяйственном производстве, экономике колхозов и совхозов, численности сельского населения, классовом составе и расслоении деревни и т.д. Итоги Всероссийской сельскохозяйственной переписи 1920 г., находящиеся в фонде, дали возможность установить имущественное положение крестьянства по волостям в целом и каждого отдельного хозяйства: их обеспеченность землей, сельскохозяйствен ЦГИА РБ. Ф.394. Оп. 12.Д.7650; Ф.933.0п.8.Д.7,19,4,50,51; Ф.1252.0п.3.д.309

2 Там же. Ф. 164. Оп. 1.Д.27,97,206; Оп.З.Д. 174,580; Оп.4.Д. 132,409,418,443.

3 Там же. Ф.387. Оп.2.Д964,1277,1333.

39 ным инвентарем, скотом, тягловой силой. Они содержат также сведения о размерах посевов, найме рабочей силы, составе семьи и т .д. Исключительную ценность имеют данные, полученные в результате выборочного обследования сельскохозяйственных коллективов, проведенного ЦСУ БАССР совместно с Наркоматом земледелия республики в 1925 г. В ходе обследования заполнялись опросные листы, содержащие 17 вопросов. Выяснялось время возникновения, форма объединения (коммуна, артель, товарищество), род деятельности, степень обобществления средств производства, организация и оплата труда, национальный состав членов, причины распада коллектива и т.д. Хотя сохранилось всего 108 опросных листов по Бирскому, Белебеевскому, Зи-лаирскому и Месягутовскому кантонам, тщательность и детальность разработки придают им большую значимость. К этой группе документов примыкают материалы обследований сельскохозяйственных кооперативов, проведенных ЦСУ РСФСР в начале 1923 и летом 1929 г. Эти данные дали возможность сделать вывод о том, что к концу 20-х годов основная масса крестьянства республики не была готова переходить к коллективным формам хозяйствования ни материально, ни психологически.

Большой интерес представляют также итоги гнездового обследования социального состава деревни, проведенного в 1927 г. Анализ экономической мощи около 14 тыс. крестьянских хозяйств показал, что доля сельских пролетариев составляет 3,8%, полупролетариев - 16, бедняков - 14,2, середняков - 53,5, зажиточных - 9,8 и кулаков -2,7%1.

В фонде Наркомата рабоче-крестьянской инспекции БАССР (108) содержатся материалы проверок деятельности Наркоматов земледелия, продовольствия, кантон-ных земельных управлений, обследований сельскохозяйственной кооперации в целом, отдельных коммун, сельскохозяйственных артелей, товариществ по совместной обработке земли и т.д. Они дают возможность установить состояние сельского хозяйства, земельных отношений, продовольственного дела, зарождение и развитие коллективных хозяйств, недостатки в их производственной деятельности. В них содержатся также интересные предложения по улучшению работы этих органов и объединений. Здесь имеются также материалы обследований сельскохозяйственной коопеV рации, проверок хода и практики коллективизации, колхозного строительства, выводы правительственной комиссии РСФСР о советском, хозяйственном и культурном

1 ЦГИА РБ. Ф.472. Оп.1. Д.936. Л.88 об.

40 строительстве в Башкортостане и т.д1.

Документы по продовольственному делу отложились в фондах Наркомата продовольствия Б АССР (98): циркуляры Наркомпрода РСФСР и БАССР, протоколы заседаний коллегии Башнаркомпрода, материалы о деятельности продовольственных и заградительных отрядов, стенограммы продовольственных совещаний, инструкции по взиманию продналога, порядок обложения сельскохозяйственным налогом и его размеры и др. Они позволяют установить методы работы продовольственных органов, продотрядов и продагитов, особенности проведения продразверстки и взимания продналога в крае2.

В Фонде Наркомата внутренних дел БАССР (1252) имеются докладные записки некоторых волостных земельных и продовольственных отделов, материалы об организации машинных товариществ, земледельческих артелей и т.д. Большой интерес представляют сводки ГПУ о политическом положении в Уфимской губернии и Башкирской республике в 1920-1924 гг., настроениях крестьян, материалы о борьбе с бандитизмом, деятельности религиозных общин, секретная инструкция о выселении и расселении кулаков . Эти документы используются впервые.

Документы фонда 46 (Уполномоченный Наркомата заготовок СССР по БАССР) позволили выяснить объем сдачи хлеба государству, натуральный оплаты за работы МТС, формы противодействия руководителей районов и колхозов хлебозаготовкам и т .д. Документы показывают, что при заготовках широко применялись репрессивные меры против тех, кто выступал с критикой завышенных планов заготовок и ставил под сомнение реальность их выполнения4.

В фонде 1412 (Управление исправительно-трудовых лагерей и колоний Наркомата внутренних дел БАССР) наибольший интерес представляют социально-экономические характеристики на раскулаченных крестьян. В них содержится информация об образовании, социальном статусе, партийности, службе в Красной или Белой армии, имущественном положении раскулаченного до революции, в 1927-1930 гг. и т.д. Последние данные позволяют сделать вывод о том, что после 1917 г. проис

1 ЦГИА РБ. Ф.108. Оп.2.Д.306,448,560,593,696,704,705,777,779,900

2 Там же. Ф.98. Оп.1.Д.241,267,544,671.

3 Там же. Ф. 1252. Оп.1.Д. 162,230; Оп.2.Д.59; Оп.З.Д.546.

4 Там же. Ф.46. Оп.1.Д. 163,238.

ТОО *

41 , ходила экономическая деградация зажиточных крестьянских хозяйств. В этом же фонде имеются решения райсиолкомов о выселении кулацких хозяйств, список спецпоселенцев, бежавших из других областей и краев, данные о местонахождении спецпоселков в Башкортостане, материальном положении и бытовых условиях раскулаченных. Материалы фонда позволили установить районы СССР, куда ссылались раскулаченные из Башкортостана крестьяне.

Из фонда 1419 (Прокуратура БАССР) нами извлечены циркуляры, инструктивные письма, телеграммы прокурора республики районным прокурорам по вопросам сдачи государству хлеба и других продуктов, борьбы с хищениями в колхозах, постановления оперативных совещаний в прокуратуре и др1. В текущем делопроизводстве Прокуратуры Республики Башкортостан просмотрены отдельные заявления родственников репрессированных в 30-е годы крестьян, материалы об их реабилитации2.

Использованы документы из фондов отдельных кантонных исполнительных комитетов за 1919-1929 гг. В фонде 765 (исполком Кудейского кантонного совета) отложились постановления, протоколы заседаний кантонного ревкома, его земельного отдела, экономического совещания, приказы и распоряжения кантисполкома за 19211922 гг. Эти документы позволили установить, что между ревкомом и партийной организацией кантона шла острая борьба за власть. Дело дошло до открытого вооруженного выступления милиционеров и солдат местного гарнизона во главе с председателем ревкома против коммунистов. Эти обстоятельства, естественно, мешали проведению восстановительных работ в кантоне, борьбе с голодом3.

Документы фонда 844 (исполком Зилаирского кантонного совета) содержат данные о национальном составе населения, его занятиях, масштабах голода и мерах борьбы с ним, о деятельности волостных исполкомов и сельсоветов, времени возникновения первых сельскохозяйственных кооперативов и т.д. Имеются материалы о перевыборах советов, лишении избирательных прав граждан (заявления, анкеты, личные дела). Есть сведения о состоянии сельского хозяйства в кантоне4.

В фонде 1241 (исполком Кипчак-Джитировского кантонного совета) сосредоточены доклады и отчеты о деятельности кантисполкома, протоколы заседаний его пре

1 ЦГИАРБ. Ф. 1419. Оп.2.Д.59,77,79,82.

2 Текущее делопроизводство Прокуратуры РБ. Д. 13-374-90.

3 ЦГИАРБ. Ф.765. Оп.1.Д. 1,6,21,76.

4 Там же. Ф.844. Оп.1.Д.1,2,7,Ю,11.

42 зидиума, экономических совещаний. Они позволили представить масштабы разрухи в кантоне, мероприятия по восстановлению крестьянского хозяйства, отношение населения к большевистскому правительству и его продовольственной и налоговой политике1.

Изучены фонды 1099 (исполком Зианчуринского районного совета депутатов трудящихся), 1101 (исполком Аургазинского райсовета), 1105 (исполком Кушнарен-ковского райсовета), 1726 (исполком Мечетлинского райсовета), 2223 (исполком Хайбуллинского райсовета), 2637 (исполком Илишевского райсовета) за1930-1940 гг. Документы этих фондов по своему характеру однотипны. Это - протоколы сессий и пленумов райсовета, заседаний исполкома и материалы к ним, отчеты, докладные записки; справки о работе исполкомов, представляемые в Башкирский обком ВКП(б) и Совет Министров республики2.

Исключение составляет фонд Кушнаренковского райсовета и его исполкома. В нем сосредоточен большой массив документов по раскулачиванию и выселению "кулаков". Они позволили прийти к выводу о том, что очень часто под категорию "кулак" подпадали крестьяне среднего достатка и даже бедняки, для которых был изобретен специальный унизительный термин "подкулачник". Кулак был понятием не экономическим, а политическим3.

Большое число документов извлечено из фондов ЦГАОО РБ. Наиболее крупным является фонд 122 - Башкирского обкома РКП(б) - ВКП(б). Из этого фонда автором использованы стенограммы партийных конференций и пленумов, протоколы заседаний бюро и секретариата обкома партии, различных партийных совещаний, отчеты областного комитета в ЦК ВКП(б), докладные записки руководителей Башкирской партийной организации на имя И.В.Сталина и В.М.Молотова, материалы проверок деятельности канткомов, райкомов и волкомов, сельских первичных организаций партии, их информационные сводки и отчеты в обком, записки уполномоченных по проведению различных кампаний и т.д. Акты обследований волостных парторганизаций, сельских ячеек дают возможность выяснить методы и содержание их деятельно

1 ЦГИАРБ. Ф. 1241. Оп.1.Д. 1,2,5,9,11.

2 Там же. Ф. 1099. Оп.2.Д.1; Ф.1101.0п.1.Д.За,4,5,6ДЗ; Ф.1Ю5.0п.1.Д.1,1,3,6,17; Ф. 1726.0п.2.Д. 1,1,3,4,5,6,14; Ф.2223.0п.1. Д.1-10,11,12; Ф.2637. Оп.1.Д.1-12.

3 Там же. Ф. 1105. Оп.1.Д. 1-5,6,17,28,29,42.

43 сти, политическую жизнь деревни, отношение членов партии к колхозам, определить характер работы делегатских собраний, групп бедноты, взаимоотношения коммунистов с различными слоями крестьянства, ход перевыборов в Советы, общественную жизнь деревни и т.д.

Ценность для исследования темы представляют документы, касающиеся коллективизации крестьянских хозяйств и ликвидации кулачества: колхозное движение в 20-е годы, планы, методы и ход коллективизации, раскулачивания и выселения кулацких хозяйств, инструкция о порядке раскулачивания и выселения, переписка по этим вопросам с ЦК ВКП(б) и др.

Важное значение для понимания экономического состояния колхозов, материального положения крестьян, политической обстановки в деревне имеет переписка секретаря Башкирского обкома с ЦК ВКПб) и СНК СССР1.

Большое число документов по исследуемой проблеме выявлено в фондах 1 (Уфимский губком РКП(б) и 22 (Башкирский обком РКП(б)). В фонде 1 отложились стенограммы губернских, уездных партийных конференций, пленумов и президиума губкома и уездных комитетов, отчеты губернского комитета в ЦК РКП(б), материалы по борьбе с крестьянскими выступлениями, сводки ОГПУ о политическом и экономическом положении губернии в 1922 г. Большой интерес представляет информация политического секретаря Башкирского обкома РКП(б) А.А.Биишева (ноябрь 1921 г.) на имя В.И.Ленина, И.В.Сталина, в которой сделан анализ политической и экономической ситуации в республике, раскрыты причины упадка крестьянского хозяйства башкир и голода, рассмотрены ошибки при проведении национальной и земельной политики в Башкортостане, отношение коренного населения к коммунистической партии и рядовым коммунистам и т.д2. Она вводится в научный оборот впервые.

Из фонда 22 использованы материалы Всебашкирских и кантонных партийных конференций, протоколы заседаний президиума и секретариата обкома, отдельных канткомов, доклады наркоматов, канткомов, документы о голоде, чистке партии, о работе Наркомата продовольствия и кантонных продовольственных комитетов, ин

1 ЦГАОО РБ. Ф. 122. Оп.2.Д. 13,134,777; Оп.4.Д.98,; Оп.5.Д.165,173; Оп.7. Д. 1,7,101; Оп.8. Д.3,4,6,11,56,107,111,427,428; Оп.9,Д. 15,16,22,24; Оп.Ю. Д.6,60,66; Оп.11, Д. 196,; Оп. 17. Д.20.

2 Та м же. Ф. 1. Оп. 1.Д. 103,117,150,257.

44 формации ОГПУ о борьбе с бандитизмом, настроениях населения в связи с голодом и т.д1.

Документы этих двух фондов позволили представить политическое и экономическое положение в Башкирской республике и Уфимской губернии в 1919-1922 гг., выявить масштабы разрухи, голода, бандитизма после окончания гражданской войны, установить стиль работы партийных органов, определить размеры заготовок продовольствия и методы работы продовольственных органов и продотрядов, состояние земельных отношений и землепользования и т.д. Особого внимания заслуживают документы, содержащие информацию о причинах недовольства крестьян и формах антибольшевистских крестьянских выступлений.

Изучены фонды отдельных канткомов и волкомов РКП(б). В них отложились стенограммы кантонных, районных и волостных партийных конференций, пленумов, протоколы заседаний президиумов канткомов и волкомов, бюро райкомов, партийных собраний отдельных сельских ячеек, информационные сводки волкомов в кант-комы, а последних - в обком партии, отчеты женотделов канткомов и волкомов, отчеты деревенских ячеек, материалы по чистке партии, протоколы собраний бедноты и женских собраний, материалы проверок деревенских партячеек инстукторами волкомов и др. Они позволили выявить методы руководства партийных комитетов сельским хозяйством, работой Советов, общественных организаций, их роль в производственной и общественной жизни села, степень влияния на крестьянские массы, состояние самих партийных организаций, моральный облик коммунистов и т.д. Особое внимание привлекают ежеквартальные информационные отчеты волкомов и канткомов партии, в которых наряду с другими вопросами показаны политическая обстановка в деревнях, отношение крестьян к коммунистам, правительству, его земельной и налоговой политике, информационные сводки ОГПУ о политическом состоянии кантонов. Большой интерес вызывают сохранившиеся протоколы делегатских собраний, кантонных комиссий по чистке советского аппарата, волостных беспартийных крестьянских конференций2.

1 ЦГИА РБ. Ф.22. 0п.4.д.29,40,109; Оп.5.Д. 17,21; Оп.7. Д.49.

2 Там же. Ф.35. Оп.1.Д.1-6; Ф.70. Оп.1. Д.1,4,12,13,16,101; Ф.144. Оп.1. Д.2,61,88,109 187,207.

45

В фондах райкомов ВКП(б) сосредоточены материалы районных партийных конференций и пленумов, протоколы заседаний бюро и секретариата, собраний первичных парторганизаций, акты обследований партячеек, документы, раскрывающие методы коллективизации и раскулачивания, состояние экономики колхозов и совхозов, материалы районных съездов колхозников-ударников и т.д. Здесь же имеются донесения, докладные записки, информации политических отделов МТС и совхозов о настроениях сельского населения.

Ценные документы и материалы сосредоточены в фонде 1832 (Истпарт Башкирского обкома ВКП(б): постановления I Всероссийского аграрного съезда, земельная программа, принятая первым башкирским съездом, основные положения о землепользовании, изданные Временным правительством, приказы Комитета по борьбе с дезертирством и др. Здесь же имеется большой массив материалов о крестьянских выступлениях в разных волостях губернии, в особенности о восстании "Черный орел". В основном это рукописи воспоминаний очевидцев, участников движения, протоколы чрезвычайных следственных комиссий, созданных после подавления крестьянских восстаний и т.д. Несомненный интерес представляет рукопись книги Г.И.Гужвенко "Кулацко-эсеровские восстания в Башкирии и их разгром" (объем 218 е.). Однако к этой рукописи нужно подходить с большой осторожностью. Она подготовлена в то время, когда все крестьянские выступления, вызванные продразверсткой и другими повинностями, трактовались историками по стереотипам "Краткого курса истории ВЬСП(б)" как "кулацкие" или "кулацко-эсеровские"1.

В научном архиве Уфимского научного центра РАН отложились материалы, собранные сотрудниками Института истории, языка и литературы. В них содержатся сведения о голоде 1921-1922 гг., об урегулировании земельных отношений между башкирскими и русскими крестьянами, материальном положении крестьян отдельных кантонов. Они позволили сделать следующие выводы: в результате аграрной революции башкирские крестьяне потеряли значительную часть своих земельных наделов, которые перешли в руки зажиточных русских и татарских крестьян; от голода больше всех пострадало башкирское население горно-лесных кантонов, занимавшееся скотоводством и лесными промыслами; одной из причин массового вымирания коренного

1 ЦГИА РБ. Ф.1832. Оп.4.Д. 11,311,7331

46 населения горно-лесных районов во время голода явилась национализация лесов, осуществленная летом 1918 г., которая лишила население возможности заниматься промыслами1.

Таким образом, в архивах сосредоточен богатый и разнообразный документальный материал, который явился фактической основой для раскрытия истории крестьянства и сельского хозяйства Башкортостана в послереволюционный период. Нами использованы документы, извлеченные из 5 архивов и 38 фондов. Они позволили дать обстоятельную характеристику социально-экономического положения крестьянства Башкортостана после Октябрьской революции, во время гражданской войны и в восстановительный период, осветить ход и методы коллективизации, раскрыть общественно-политическую и культурную жизнь деревни и т.д.

Наряду с архивными привлечен большой круг разнообразных опубликованных источников. Широко использовались материалы органов статистики2. Следует подчеркнуть, что к архивным и статистическим данным автор подходил с большой осторожностью, понимая, что в 30-е годы в угоду политической конъюнктуре отдельные факты сознательно искажались, стремился сопоставлять данные из различных источников. Предпочтение отдавалось тем фактам и цифрам , которые являются наиболее Достоверными и типичными.

Для понимания политической и экономической ситуации в стране, замыслов руководства и результатов их претворения большое значение имеют труды В.И.Ленина, И.В.Сталина, Н.И.Бухарина, М.И.Калинина, В.М.Молотова, А.И.Рыкова, которые осуществляли политическое руководство обществом, определяли экономическую стратегию развития страны, постановления высших, а также республиканских партийных и государственных органов.

Среди используемого массива документов особое место занимают решения

1 Научный архив УНЦ РАН. Ф.З. Оп.12.Д.144,152.

Народное хозяйство Союза ССР в цифрах: Краткий справочник. М.,1924; Сдвиги в сельском хозяйстве СССР между XV и XVI партийными съездами. М.,1930; Социалистическое строительство СССР: Стат. ежегодник. М.,1934; Социалистическое сельское хозяйство СССР: Стат. сб. М.;Л.,1939; Социалистическое строительство Башкирии за пятнадцать лет: Экономико-статитстический справочник. М.,1934; Культурное строительство Башкирии за 15 лет. Уфа, 1934; Башкирская АССР: Население: Данные Всесоюзной переписи населения 1039 г. Уфа, 1941; Народное хозяйство Башкирской АССР: Стат. сб. Уфа, 1969 и др.

47 высших партийных и государственных органов. Анализ многочисленных постановлений съездов коммунистической партии, пленумов ее ЦК, заседаний Политбюро, ВЦИК, и ЦИК СССР, СНК СССР и РСФСР, законов, нормативных актов, принятых различными наркоматами, а также местные варианты решения тех или иных вопросов дают наглядное представление об эволюции аграрной политики, изменении отношения партии и правительства к крестьянству в различные периоды истории страны. Большинство этих документов опубликовано1.

Большой фактический материал почерпнут из стенографических отчетов съездов коммунистической партии и областных партийных конференций, материалов к отчетам и отчетов областного комитета ВКП(б), материалов к отчетам правительства БАССР съездам советов2. Так, тщательное изучение стенографического отчета XV съезда ВКП(б) позволило установить, что в выступлениях делегатов и решениях съезда речь шла о развитии всех форм кооперации на селе на добровольной основе, а не

1 Назовем лишь некоторые из них: Декреты Советской власти.Т. 1-12. М.,1957-1986; Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 1-2. М.,1967; KTICC в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 9-е изд. Т. 1-7. М., 1983-1985; Аграрная политика Советской власти (1917-1918 гг.): Документы и материалы. М.,1954; Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. Т.1. М.,1957; Контрольные цифры пятилетнего плана народного хозяйства и социально-культурного строительства РСФСР (1928/29 - 1932/33 гг.). Т.1. М.,1929; Собрание законов и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства СССР; Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства РСФСР; Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства БАССР и др.

2 Девятый съезд Российской коммунистической партии: Стеногр. отчет. Б.м.,1920; Десятый съезд РКП(б): Стеногр.отчет. М.,1963; Одиннадцатый съезд РКП(б). Март-апрель 1922 г. Партиздат, 1936; Двенадцатый съезд Российской Коммунистической партии (большевиков): Стеногр. отчет. М.,1923; Тринадцатый съезд РКП(б): Стеногр. отчет М.,1963; XIV съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б): Стеногр. отчет 3-е изд. М.;Л.,1926; XV съезд ВКП(б): Стеногр. отчет. М.;Л.,1928; XVI съезд ВКП(б): Стеногр. отчет М.,1935; XVII съезд ВКП(б): Стеногр. отчет М.,1934; XVIII съезд ВКП(б): Стеногр. отчет Л., 1939; Х-я Башкирская областная конференция ВКП(б). 3-8 декабря 1925 года. Уфа, 1926; XI областная Башкирская конференция ВКП(б): Стеногр. отчет. Уфа, 1927; Отчет Башкирского областного комитета ВКП(б). Январь-октябрь 1927 года: К XII Областной партконференции. Уфа, 1927; Отчет Башкирского областного комитета ВКП(б) к XIII областной партконференции (за периол работы с декабря 1927 г. по декабрь 1928 г.). Уфа, 1929; Материалу к отчету Башобкома ВКП(б) XIV облпартконференции. Уфа, 1930; Материалы к отчету Башобкома ВКП(б) XVI облпартконференции. Уфа, 1934; Материалы к отчету правительства БАССР VIII съезду Советов Башкирии. Уфа, 1934; Резолюции областных конференций башкирской партийной организации и пленумов обкома КПСС (1917-1940 гг.). Уфа, 1959 и др.

48 только об организации колхозов и совхозов, как это было принято считать до недавнего времени. Анализ материалов съездов позволяет также сделать вывод о том, что в своей практической деятельности руководство ВКП(б) и страны игнорировало решения партийных форумов.

Отчеты Башкирского обкома ВКП(б) к областным партийным конференциям и материалы к ним, стенограммы и резолюции самих конференций содержат данные о количественном и качественном составе республиканской партийной и комсомольской организаций, местных советов, методах их работы и недостатках. В них также имеется богатый фактический материал, касающийся политического и экономического положения деревни в 20-30-е годы, землепользования, коллективизации и укрепления колхозного строя, состояния производительных сил и т.д.

Ценным источником по изучаемой проблеме является сборник документов и материалов "Коллективизация сельского хозяйства Башкирской АССР (1927-1937 гг.)". В нем нашли отражение деятельность волкомов партии, партийных ячеек, коммунистов в деревне, работа групп бедноты, характер перегибов и ошибок при проведении коллективизации и попытки их исправления, возникновение и становление колхозного строя, ликвидация кулачества, создание МТС, совхозов и политотделов и т.д. Однако для сборника характерны те же недостатки, которые имелись в историографии по коллективизации, о чем говорилось выше. Документы подобраны по заранее заданной схеме и тенденциозно. В то же время в сборник не включены многие архивные материалы, рисующие истинную картину в деревне в 30-е годы.

Автором широко использовалась периодическая печать: журналы "Пролетарская революция" (1925-1927 гг.), "Известия ЦК КПСС" (1989-1999 гг.), "Известия Башкирского обкома РКП(б)" (1922г.), "Коммунист" (1985-1990 гг.), "История СССР - Отечественная история" (1981-1999 гг.), "Вопросы истории" (1982-1999 гг.), "Вопросы истории КПСС" (1982-1990 гг.), "Наука и религия" (1990-1993 гг.), "Диалог" (19851989 гг.), "Октябрь" (1989 г.), "Новый мир" (1991-1992 гг.), "Знамя" (1986-1989 гг.), "Социологические исследования" (1985-1998 гг.), "Власть Советов" (1928 г.), "Путь Ленина" (1925-1939 гг.), "Хозяйство Башкирии" (1928-1935 гг.); газеты "Известия" (1989 г.), "Правда" (1925-1939 гг.), "Сельская жизнь" (1989-1991 гг.), "Вперед" (19171918 гг.), "Известия Башкортостана" (1996-1999 гг.), "Красная Башкирия" (1927-1940 гг.), "Советская Башкирия" (1996-1999 гг.), "Башкортостан" (1996-1998 гг.) и др. Они

49 дали дополнительный фактический материал для освещения деятельности центральных и местных органов советской власти, ЦК, обкома, канткомов, райкомов и волко-мов ВКП(б), выяснения состояния сельского хозяйства, культуры, общественной жизни села, хода коллективизации , производственной жизни колхозов и т.д.

Использованные документы можно классифицировать следующим образом:

- партийные документы (ЦК РКП(б)-ВКП(б), Башкирского обкома, канткомов РКП(б) и райкомов ВКП(б), документы центральных органов государственной власти и управления (ВЦИК, ЦИК СССР, СНК РСФСР и СССР, Колхозцентра СССР, Народного комиссариата земледелия - Министерства сельского хозяйства СССР);

- опубликованные сборники документов и материалов;

- статистические материалы;

- документы текущего делопроизводства;

- периодическая печать;

- воспоминания, собранные автором.

Целью данной диссертации является - воссоздание объективной истории многонационального крестьянства Башкортостана в тесной связи с аграрными преобразованиями и состоянием производительных сил деревни. Для достижения этой цели автор ставил перед собой задачу осветить следующие вопросы:

- отношение крестьян различных национальностей к Октябрьской революции и аграрной программе и практике большевиков;

- социально-экономические последствия аграрной революции в деревне;

- борьба крестьянства за выживание в годы гражданской войны, "военного коммунизма" и голода;

- созидательный труд крестьянства в восстановительный период;

- социально-экономические изменения в деревне в 20-е годы;

- кооперативно-колхозное строительство;

- коллективизация крестьянских хозяйств и "ликвидация кулачества как класса";

- общественное производство колхозов;

- установление командно-централистского метода управления сельским хозяйством;

- общественное производство колхозов;

- материальное положение крестьянства;

50

- общественно-политическая и культурная жизнь села.

Научная новизна работы заключается в том, что впервые исследуется история многонационального крестьянства Башкортостана в тесной взаимосвязи с аграрными преобразованиями в постреволюционное время. На материалах крупнейшей сельскохозяйственной республики России автор впервые переосмысливает аграрную политику и историю аграрных отношений в свете новейших теоретических, методологических, историографических и источниковедческих материалов. Выявлены отношения крестьян различных национальностей и социальных групп к Октябрьской революции и аграрной политике большевиков, политические, экономические и социальные последствия аграрных преобразований, особенности проявления политики "военного коммунизма" и нэпа в крае, причины и характер крестьянских восстаний, причины голода. Показаны трудности и специфика восстановительного периода в республике, формы коллективных хозяйств и их экономическая эффективность в 20-е годы, методы и особенности коллективизации, определено количество раскулаченных хозяйств. Проанализированы эффективность производства в колхозах, заготовительная и налоговая политика государства и ее влияние на материальное положение крестьян, общественно-политическая жизнь деревни.

Научная и практическая значимость диссертации состоит в том, что она существенно заполняет пробелы в истории республики и поэтому ее можно будет использовать при написании многотомной истории Башкортостана, специального труда по крестьянству, Башкирской энциклопедии, истории деревень. Работа станет подспорьем при чтении вузовского курса по истории Башкортостана и спецкурсов. Материалы диссертации смогут использовать преподаватели школ, гимназий, техникумов, колледжей и лицеев. Знание исторического опыта аграрных преобразований поможет практикам при дальнейшем реформировании аграрного сектора.

Хронологические рамки исследования охватывают 1917-1940 гг., которые являются наиболее сложными и трагическими в судьбе крестьянства страны и республики. Выбор нижней временной границы связан с Октябрьской революцией, которая привела к коренным преобразованиям в аграрных отношениях. Исследование заканчивается 1940 г., когда полностью завершилась коллективизация крестьянских хозяйств (вне колхозов оставалось лишь 0,4% хозяйств) и упрочился колхозный строй.

51

Учитывая большой отрезок времени, автор условно делит рассматриваемые годы на следующие периоды.

Первый период (1917-1922 гг.) характеризуется борьбой крестьянства за выживание. После Октябрьской революции установились новые земельные отношения. Крестьянство было избавлено от феодальных пут землепользования. Став хозяином земли, крестьянин был кровно заинтересован в подъеме своего хозяйства, производительности труда. Все это создавало благоприятные предпосылки для развития сельского хозяйства, роста благосостояния крестьян. Однако начавшаяся гражданская война, политика "военного коммунизма", голод подорвали производительные силы деревни. Результатом всего этого стало резкое сокращение сельскохозяйственного производства, убыль сельского населения Башкортостана на 762 тыс. человек, или более чем на 26%. Особенно большие людские потери наблюдались в кантонах, где преобладало башкирское население: в Месягутовском - на 37,2%, Тамьян-Катайском - на 35%.! Тысячи крестьянских хозяйств были разорены в ходе военных действий. Только в голодные годы исчезли с лица земли 82,9 тыс. хозяйств (16,5%).2

Второй период (1923-1928 гг.) был временем созидательного труда крестьянства по восстановлению своего хозяйства. Однако процесс восстановления не был завершен к началу массовой коллективизации.

Третий период (1929-1932 гг.) - это время массовой принудительной коллективизации крестьянских хозяйств и ликвидации "кулачества".

Четвертый период (1933-1940 гг.) является временем укрепления колхозного строя и полного завершения коллективизации. В эти годы почти все оставшиеся единоличные хозяйства вынуждены были вступить в колхозы.

При написании работы автор попытался интегрировать самые различные методологические подходы, чтобы получить объективную картину социально-экономического развития деревни, аграрных преобразований и их последствий. Дело в том, что монополия прежней, достаточно стройной методологической системы привела к выработке одномерной, деформированной структуры исторического сознания. Новые крайности, простая замена знаков, по существу производят в измененном виде

V. ту же систему. В этой связи напрашиваются два вывода. Во-первых, недостаточна од

1 Хозяйство Башкирии. 1929. №2-3. С. 52-53. Подсчитано автором.

Башкирская центральная комиссия по борьбе с последствиями голода. Б.м.и г. С.5-6

52 на универсальная методология. Во-вторых, выявившие свои недостатки прежние методологические принципы должны быть преодолены, но не отброшены. Публикации отечественных и зарубежных историков демонстрируют плодотворность самых разных подходов при анализе исторического процесса.

Использовались такие специальные методы познания, как проблемно-хронологический, историко-сравнительный, системный, структурный, факторный и т.д. Системный подход позволил изучать процессы, протекавшие в экономической, социально-политической и духовной сферах жизни деревни Башкортостана в 20-30-е годы. Главную роль автор отвел историко-социологическому методу изучения социально-экономической подсистемы общества на региональном уровне, который существенно расширяет наши представления о социальной действительности и общих тенденциях общественно-исторического процесса. Системный подход позволил изучить процессы, протекавшие в экономической, социальной и духовной сферах жизни деревни Башкортостана в послереволюционные годы. При этом учитывались общая обстановка в стране и крае, субъективные факторы, влиявшие на эволюцию аграрных отношений. Все рассматриваемые проблемы изучались в развитии. Сопоставление с общесоюзными явлениями позволило установить особенности регионального развития деревни.

При написании учитывались специфические особенности края: Башкортостан был ареной ожесточенной борьбы между воюющими сторонами в период гражданской войны; он был разделен на Башкирскую республику и Уфимскую губернию; их политическое положение после окончания гражданской войны было сложным; сильны были противоречия между крестьянами различных национальностей из-за земли; в 1921-1922 гг. республика пережила невиданный голод. Все эти факторы наложили отпечаток на экономические и социальные процессы в деревне.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Давлетшин, Рафаэль Ахметгареевич

Выводы XVI конференции ВКП(б) (апрель 1929 г.) о том, что отказ "правых" от перевода сельского хозяйства на базу крупного производства партия рассматривает как прямой переход на позицию кулачества, как отход от генеральной линии ВКП(б), оказали решающее влияние на мышление работников партийного аппарата сверху донизу и рядовых коммунистов. С этого времени боязнь быть обвиненным в "правом уклоне" стала определяющей в поведении ответственных партийных, советских и хозяйственных работников. Представляется, что именно этим можно объяснить усиление внимания на местах организации колхозов и форсирование этого процесса.

В ноябре 1929 г. берется курс на сплошную коллективизацию. Выбор этого пути определялся сложным взаимодействием доктринальных и экономических факторов. Задачей коллективизации, зафиксированной в партийно-государственных документах того времени, являлось осуществление "социалистических преобразований в деревне". Но это находилось в вопиющем противоречии с варварскими методами и сжатыми сроками ее проведения. Методы и сроки коллективизации во многом объясняет ее вторая цель, о которой говорилось меньше: финансирование индустриализации и бесперебойное обеспечение быстрорастущего городского населения продуктами питания.

В ноябре 1929 г. И.В.Сталин без достаточных на то оснований провозгласил, что в колхозы пошли основные, середняцкие массы крестьянства, что в социалистическом преобразовании сельского хозяйства уже одержана решающая победа. В действительности дело обстояло совсем иначе. Даже в важнейших зерновых районах перелом в сознании большинства крестьянства не только не совершился, но ^даже и не обозначился. Фактически это был призыв немедленно приступить к массовой коллективизации. Нэп в этих условиях не был нужен и И.В.Сталин предложил эту политику "отбросить к черту".

410

Впервые вопрос о сплошной коллективизации в Башкортостане был поставлен на заседании бюро обкома ВКП(б) 15 августа 1929 г. С этого времени стало проявляться стремление начать сплошную коллективизацию в масштабе целых волостей. Согласно постановлению ЦК ВКП(б) от 5 января 1930 г. БАССР должна была завершить коллективизацию к весне 1932 г. Однако партийно-советское руководство республики восприняло коллективизацию как очередную кампанию, которую нужно скорее провести и отрапортовать. Поэтому сроки ее были сокращены на год. На местах началось соревнование по организации колхозов. Эта гонка осуществлялась без ясного представления о форме создаваемого хозяйства. К организации колхозов были привлечены горожане (партийно-хозяйственный актив, студенты, рабочие и др.), плохо знакомые с деревенской жизнью, ее экономикой, психологией, традициями крестьян. Руководили ходом коллективизации районные "тройки" - чрезвычайные органы власти, в которые входили представители исполкомов районных советов, райкомов партии, ОГПУ, В качестве актива выступали сельские коммунисты и комсомольцы, беднота. Ударной силой были уполномоченные.

Необходимо особо отметить, что башкирское крестьянство вступало в колхозы более активно, чем крестьяне других национальностей. Это объяснялось рядом причин. К моменту коллективизации ударный вес бедноты среди башкирского крестьянства был значительно выше по сравнению с русским и татарским крестьянством. Башкирская беднота надеялась на лучшую жизнь в колхозе, поэтому она проявляла меньше колебаний. У башкир более сильными были общинные традиции. Сказалась также усиленная государственная помощь коренному населению в 20-е годы.

Высокий темп коллективизации поддерживался угрозами и репрессиями. Крестьяне принуждались к вступлению в колхоз под угрозой лишения избирательных прав, ареста, ссылки, конфискации имущества и т.д. Административный произвол и принуждение приняли массовый характер.

Составной частью коллективизации являлось раскулачивание. В ходе его была ликвидирована наиболее трудолюбивая, опытная и предприимчивая часть крестьянства. Десятки тысяч крестьянских семей изгонялись из деревень. По существу, коллективизация и раскулачивание стали своеобразной формой гражданской войны.

411

В результате коллективизации возник новый тип хозяйства. Формально колхоз считался кооперативом по таким признакам, как выборность руководящих органов, созыв общих собраний для решения вопросов внутренней жизни, обладание коллективной собственностью и т.д. Однако фактически он являлся полугосударственным объединением. На колхозы были распространены принципы хозяйствования, которые ранее утвердились в государственном секторе.

Создание колхозов и совхозов в корне изменили условия и характер развития сельского хозяйства. Оно превратилось в отрасль с высокой концентрацией орудий и средств производства. Сельское хозяйство становилось на путь механизации и электрификации. Наиболее быстрыми темпами рос парк тракторов. Появились комбайны и грузовые автомобили, которых раньше не знала деревня. Сельское хозяйство становилось многоотраслевым. Открывались широкие возможности для развития производства на основе единства науки и передового опыта, для подъема материального и культурного уровня колхозного крестьянства. Однако эти объективные возможности не превратились в реальность - не привели к заметному росту выпуска продукции и благосостояния сельских тружеников.

Важнейшие средства производства - практически вся техника, а также квалифицированные кадры были сосредоточены в государственных машинно-тракторных станциях, обрабатывавших колхозные поля за натуральную оплату, размеры которой устанавливались сверху. Это, конечно, ускоряло процесс технической реконструкции сельского хозяйства, но вместе с тем создавало основу для неэквивалентного обмена между колхозами и государством и для утверждения командно-мобилизационной системы в деревне.

К концу 30-х годов командно-централистская система управления сельским хозяйством утвердилась окончательно. Характерными ее чертами являлись недооценка товарно-денежных отношений, жесткая централизация, всеохватывающее планирование из единого центра, командный метод управления, внеэкономическое принуждение в сочетании с социально-политической демагогией. Произвольное распоряжение произведенной колхозами продукцией на основе обязательных поставок, натуралвной оплаты за услуги МТС, прямое командование и грубое вмешательство во внутриколхозные дела привели, в конечном счете, к катастрофическому снижению ответственности руководителей и ря

412 довых колхозников за результаты труда. Управление сложным сельскохозяйственным производством начало осуществляться без учета местных природно-климатических условий и мнения самих крестьян с помощью планов и директив. Все это не позволяло хозяйствам проявлять инициативу и самостоятельность. Колхозы в свою очередь поглощали индивидуальность своих членов, не давали простора для проявления инициативы. Формировался новый тип земледельца, отчужденного от земли и результатов своего труда и потерявшего право распоряжаться собой.

Спешно и принудительно проведенная коллективизация породила социально-экономический кризис деревни, который приобрел затяжной характер. Произошел резкий упадок животноводства. Этой отрасли сельской экономики был нанесен больший, чем в годы мировой и гражданской войн и засухи 1921 г., урон. При этом больше всех пострадало башкирское население, традиционно занимавшееся скотоводством. Поголовье лошадей, овец и коз не удалось восстановить уже никогда. По численности крупного рогатого скота уровень 1929 г. был достигнут лишь в 1962 г. Не была решена зерновая проблема. С конца 20-х годов зерновое хозяйство республики, как и страны в целом, вступило в полосу длительного застоя. Несмотря на рост посевных площадей, валовые сборы зерна в предвоенные годы выросли незначительно, так как урожайность зерновых оставалась на дореволюционном уровне. В то же время их товарность значительно возросла.

Коллективизация крестьянских хозяйств была осуществлена не в интересах сельских тружеников. Проведение ее с политической точки зрения объясняется тем, что высшее партийное и государственное руководство не могло чувствовать себя спокойно, пока сохранялось крестьянство, в хозяйственном отношении почти неподконтрольное ему и потенциально враждебное. В экономическом плане колхозы понадобились как источник получения сельхозпродуктов и средств для осуществления амбициозных планов быстрого подъема промышленности и наращивания военного потенциала. Главным итогом насильственной коллективизации и ликвидации "кулачества" явилось уничтожение крестьянства как класса экономически самостоятельных мелких собственников и превращение их в бесправных работников, фактически в государственных крепостных. Введение паспортов для всего населения страны, кроме колхозников, лишило их возможности

413 свободного перемещения. На деле это означало юридическое прикрепление крестьян к колхозам. Применение в деревне внеэкономического принуждения привело в итоге к фактическому восстановлению прежних феодальных форм производственных отношений. Тяжелый, но свободный крестьянский труд стал подневольным. Он перестал носить творческий характер, не способствовал нравственному развитию личности. Ослабла связь между результатами труда и его вознаграждением. Все это порождало у крестьянина пессимизм и равнодушие. Постепенно тип работника-хозяина стал редчайшим явлением, а потом и вовсе исчез. На смену ему пришел бездушный недисциплинированный исполнитель. Конечным итогом всего это явилось падение престижа сельскохозяйственного труда, бегство крестьян от земли, запустение деревень.

Равенство в нищете - вот что получил крестьянин в колхозе. Однако власти не считались с бедственным положением крестьян и с невиданной жестокостью взыскивали налоги и многочисленные подати, значительно превышавшие платежеспособность сельских тружеников.

Составной частью раскрестьянивания деревни стало создание совхозов, которые являлись государственными предприятиями. Здесь особенно ярко проявлялся командный метод управления производством. Рабочие совхозов ежемесячно получали зарплату независимо от объема произведенной продукции. Поэтому они мало были привязаны к земле, которую они обрабатывали, и не заботились о том, чтобы поддерживать ее плодородие.

В 30-е годы происходила ликвидация многих народных традиционных занятий и промыслов и унификация форм хозяйствования. Был нарушен традиционный жизненный уклад деревни: вековые нравственные и психологические устои крестьян, их привязанность к земле, коню, родине предков. Забывалась трудовая этика деревни, основанная на трудолюбии, бережливости, общинности, семейности. Ослабла органическая взаимосвязь между природой и человеком. Закрывались и разрушались мечети и церкви, ежи-гались и выбрасывались иконы и священные книги, осмеивались и запрещались религиозные обряды и праздники, народные обычаи, осквернялись мусульманские и христиан ские святыни. Жизнь' жестоко отомстила за это безнравственностью, цинизмом общества, которое мы наблюдаем сегодня.

414

Великий перелом" сопровождался массовыми репрессиями против крестьян, вся "вина" которых состояла в том, что они стремились больше производить продуктов и лучше жить. Ничем не оправданная жестокость вытеснила гуманистические начала из общественной жизни, предопределила значение личности в обществе как "винтика", подчиненного верховному вождю. Террор продолжался и после завершения коллективизации и привел к тому, что отказ от всякой самостоятельности, слепое подчинение любым указаниям, иногда абсурдным, перестраховка, боязнь брать на себя ответственность стали чертами повседневного поведения. Более того, постоянное присутствие страха, навязчивое идеологическое воспитание в духе непримиримости к "врагам народа" способствовали росту политической подлости. Одним из отрицательных результатов массовых репрессий, сопровождаемых политической демагогией, явилась селекция людей особой разновидности - конформистов, для которых решающий критерий добра и зла, истины и лжи - позиция вождя, начальника.

Разорение деревни, голод, административный диктат, репрессии компенсировались нарастающим потоком лжи на страницах газет и журналов, в передачах по радио, ставших послушным рупором партийно-государственного бюрократического аппарата, появлением кинофильмов, песен, полных энтузиазма и бодрости.

В свое время марксистская теория вынесла крестьянству суровый приговор: поскольку мелкотоварное хозяйство рождает капитализм ежедневно и в массовом масштабе, оно должно быть ликвидировано. В противном случае капитализм опрокинет социализм. Однако теоретики ошиблись. История не подтвердила их предсказания. В странах, где кулака не уничтожили как класс, применение наемного труда в сельском хозяйстве не получило большого размаха. Технический прогресс, который должен был привести к развитию капитализма в отрасли, наоборот, способствовал росту производительности труда крестьянской семьи и ограничению применения наемного труда. Семейные фермы, базирующиеся в основном на труде членов семьи, и кооперативы оказались самыми эффективными формами организации сельскохозяйственного производства.

В 30-е годы происходит дальнейшее обострение политической ситуации в деревне, связанной с принудительной и форсированной коллективизацией и нагнетанием борьбы с "кулачеством", растущим налогообложением единоличных крестьянских хозяйств,

415 чистками" партии, советских органов, колхозов, деятельностью политотделов МТС и совхозов. Это привело, в конечном итоге, к расколу деревни на два враждующих лагеря. В одном лагере находились коммунисты, комсомольцы, члены местных советов, беспартийные активисты из числа бедняков и батраков, в другом - кулаки, зажиточные и середняки. Это являлось продолжением гражданской войны, которая происходила в 1918 г. На стороне первого лагеря была вся мощь государственного аппарата, карательных органов.

Противоречивые процессы в общественной жизни села влияли на социальную активность крестьянства. С одной стороны, увеличивались представители крестьянства в партии, советах и других институтах, с другой - реальное влияние их на деятельность этих институтов, на решение социально-экономических проблем заметно не росло. Глубинные причины этого противоречия заключались в общественном устройстве.

Первое, что сковывало активность колхозников, - это отчужденность их от собственности и возможности распоряжаться результатами своего труда, т.е. отсутствие главных факторов, стимулирующих инициативу и активность. Во-вторых, власть на деле находилась в руках партийно-государственного аппарата, крепко связанного корпоративными интересами. В-третьих, отставание социальной сферы, нерешенность целого комплекса социальных проблем снижали общественную активность крестьян.

В 1936 г. была принята новая Конституция СССР, а затем Конституции РСФСР и БАССР, положения которых, определяющие права и свободы граждан, возвестили миру о существовании совершенной демократии. Но это оказалось в вопиющем противоречии с беззаконием и массовым террором.

Одновременно с этим в деревне происходили и другие процессы. Наблюдался заметный рост культурного уровня сельского населения. Наиболее крупные успехи были достигнуты в ликвидации неграмотности взрослого населения, создании производственно-технических кадров колхозов, совхозов и МТС, развитии школьного образования.

Главным итогом развития общего образования явилось оформление единой государственной сети начального и среднего образования. Школа эволюционизировала в сторону единообразия. Постепенное вытеснение всех альтернативньрс форм обучения было обусловлено складывавшейся командно-централистской системой, подчинявшей своему контролю все социальные сферы, включая просвещение. Главные компоненты дорево

416 люционной воспитательной среды - семья, религия, традиции - постепенно сменялись совершенно иными формами воспитания, связанными с привитием детям государственной марксистско-ленинской идеологии. В то же время обучение и воспитание детей носили утилитарный характер, т.е. были подчинены общегосударственным экономическим задачам.

В целом развитие культуры происходило вширь. Качественные показатели подменялись количественными. На культурные процессы отрицательное влияние оказывала политика руководства страны и республики, отрицавшая духовные ценности предшествующих поколений, а также господство упрощенных идеологических догм и постулатов.

До коллективизации национальные регионы СССР существенно отличались друг от друга системой доминирующих социальных отношений. В 30-е годы в процессе становления колхозно-совхозного строя эта система повсюду в стране была сведена к единому основанию и в крупномасштабном измерении социальное развитие деревни получило одно общее направление.

Сегодня, когда идет поиск новых путей социально-экономического развития страны, снова все общество волнует вопрос крестьянский, вопрос о земле и ее будущих хозяевах. Уроки прошлого учат, что способы землепользования должны выбирать сами земледельцы и одна форма собственности и хозяйствования на земле не должна противопоставляться другим. Именно свобода выбора является основой личной свободы людей, фундаментом раскрытия творческого потенциала личности. Поэтому необходимо одновременно развивать различные формы землепользования и хозяйствования, предоставив им равные возможности. Человек должен стать подлинным хозяином на земле, чтобы без всяких директив и ограничений принимать самостоятельные решения, отвечать за результаты своей деятельности.

Начиная с 1991 г. в республике осуществляются структурные преобразования в аграрном секторе, перераспределение земли, реорганизация отдельных колхозов и совхозов. К началу 1999 г. 408 предприятия преобразованы в новые организационно-правовые формы',ассоциации крестьянских хозяйств, союзы сельскохозяйственных кооперативов, народные хозяйства, . коллективно-долевые предприятия и др. Функционирует 3443.

417 фермерских хозяйства1. Средний размер фермерского участка составляет 26 га. В структуре валовой продукции доля фермерских хозяйств остается незначительной: в 1997 г. ими произведено 1,9 проц. общего объема зерна, около 1 проц. Подсолнечника и сахарной свеклы: 0,3-1,3 проц. картофеля и овощей, 0,4 проц. мяса и молока . Вплоть до 1998 г. наблюдалось сокращение фермерских хозяйств. Все это свидетельствует о том, что фермерская модель хозяйствования не приживается в республике. Традиционные формы хозяйствования сохранили 575 колхозов и совхозов3, которые и в ближайшей перспективе останутся основными производителями товарной продукции.

Следует особо отметить следующее. Колхозная система является сложной для понимания. С одной стороны ясно, что она создавалась как подневольная, нацеленная главным образом на выжимание продукта крестьянского труда. Но, с другой стороны, в ней были и положительные черты (экономически крепкие хозяйства и колхозы-миллионеры), которые заставляют воздержаться от полного и безоговорочного осуждения. Функции колхозов не ограничивались лишь сферой производства. Они были и общественными организациями крестьян, которые сплачивали их в одно целое в социально-политическом отношении. Поэтому коллективные формы хозяйствования ныне защищаются самими крестьянами от безответственных попыток бюрократической олигархии разрушить колхозы и заменить их псевдофермерскими хозяйствами.

В настоящее время одной из острейших экономических и политических проблем является вопрос о земле. Противостояние сторонников неограниченной купли-продажи земли и их противников достигло своего апогея. В Башкортостане иное положение. В референдуме, проведенном в 1996 г., 86 проц. голосовавших высказались против неограниченной купли-продажи земли4. В то же время в собственность граждан передаются земли для ведения личного подсобного хозяйства, садоводства, огородничества, животноводства, индивидуального жилищного и гаражного строительства. Собственники этих земельных участков имеют право их продать, передать по наследству и т.д.

1 Известия Башкортостана. 1999; 12 февр

2 Там же. 1999. 10 февр.

3 Та же. 1999. 12 февр.

4 Советская Башкирия. 1996. 12 апр.

418

Можно с полным основанием утверждать, что изучение и применение на практике исторического опыта хозяйствования на селе является таким же эффективным и осязаемым материальным фактором возрождения сельского хозяйства, как, скажем, развитие его технической базы. В этом заключаются поистине бесценные уроки прошлого.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Октябрьская революция совершилась в стране с преобладающим крестьянским населением. Вопрос о судьбах крестьянства, об удовлетворении его нужд и стремлений имел поэтому первостепенное значение. Однако большевики не имели тщательно разработанной собственной аграрной программы. Они лишь свято верили в преимущество крупномасштабного коллективного производства на национализированной земле.

Сразу же после захвата власти большевистские лидеры объявили крестьянам, что вся земля отныне является народным достоянием. Были определены новые принципы землевладения и землепользования: частная собственность на землю отменялась, запрещались продажа, аренда и залог земли. Вся земля переходила в исключительную собственность государства. Это означало, что право неограниченного распоряжения землей, регулирование земельных и социально-экономических отношений в деревне принадлежит государству. Это должно было служить усилению власти большевиков и предпосылкой для организации коллективных хозяйств.

Октябрьские события стали сигналом для начала самостоятельной аграрно-крестьянской революции. В Уфимской губернии в результате ликвидации помещичьего, удельного, церковного и крупного частного землевладения более 3 млн.дес. земли перешло в распоряжение земельных органов1. Исчез класс помещиков, сильно пострадали крупные кулацкие хозяйства, производящие значительную часть товарного хлеба.

Уравнительный раздел земли коснулся не только нетрудовых владений, но и земель крестьян, т.е. был произведен так называемой "черный передел", когда все надельные, конфискованные, арендованные земли объединялись в единый фонд, который затем делился между крестьянами. Он носил стихийный и беспорядочный характер. В результате уравнительного распределения земли крестьяне Уфимской губернии получили прирост земли в среднем на двор по 1,4 дес.2. Как видно, наделы крестьян увеличились не

1 Очерки по истории Башкирской АССР. Т.2. С.75.

2 Раимов P.M. Указ.соч. С. 122.

403 столь значительно, как ожидалось. О* передела земли выиграли малоземельные и безземельные крестьяне небашкирской национальности. Многие башкирские крестьяне, особенно горно-лесных районов, потеряли часть своей земли, которую они сдавали в аренДУВ результате аграрной революции крестьяне не стали ни собственниками, ни арендаторами земли, а оказались лишь ее пользователями. Таким образом, Декрет о земле по части удовлетворения крестьянских нужд на землю не был претворен в жизнь. В то же время запутанность земельных отношений возросла, что вело к усилению вражды между башкирами и крестьянами других национальностей.

Приход к власти большевиков вызвал гражданскую войну, которая охватила почти всю территорию Башкортостана. В ходе военных действий крестьянским хозяйствам был нанесен огромный ущерб: многие из них были разорены, поля заброшены, лошади конфискованы воюющими сторонами, дееспособные мужчины мобилизованы в Красную и Белую армии. Многочисленные повинности отвлекали крестьян от сельскохозяйственных работ.

В период военно-коммунистического экспериментирования советская власть попыталась осуществить на практике быстрый переход к социализму в деревне, организуя и поддерживая коммуны, артели и различные товарищества, но потерпела неудачу. При этом были преданы забвению интересы индивидуальных крестьянских хозяйств. В эти годы политика в области обобществления производства носила в большей мере социальный характер, в меньшей - экономический. Ее классовая сущность была очевидной и ярко выраженной. Но самой характерной ее чертой была утопичность. Коммуны имели скорее политическое, чем экономическое значение. Крах политики "военного коммунизма" означал, что большевики не нашли экономические рычаги подъема сельского хозяйства, сочетающие интересы непосредственных производителей с интересами всего общества.

Продовольственная разверстка привела к натурализации крестьянских хозяйств, сокращению посевных площадей, поголовья скота и падению сельскохозяйственного производства, обнищанию деревни. Она послужила причиной массового антикоммунистического повстанческого движения и бандитизма. В борьбе против большевиков прини

404 мали участие как башкирские, так и крестьяне других национальностей. Стало очевидным, что только один путь ведет к преодолению возникшего политического и экономического кризиса: отказ от принципов "военного коммунизма" и переход к нормальной экономической политике.

После окончания гражданской войны в крае разразился небывалый голод. Причинами его явились не только засуха и недород, но и продовольственная политика Советского правительства, недооценка масштабов бедствия со стороны центральных учреждений, нерасторопность местных властей. В результате голода население Башкирской республики и Уфимской губернии сократилось на 22 проц.1. Особенно большие потери понесло коренное население.

Переход к новой экономической политике происходил в Башкортостане болезненно и длительно в связи с тяжелой экономической и политической ситуацией. В области аграрных отношений нэп означал признание неизбежности сохранения на длительный период мелкого индивидуального крестьянского хозяйства как преобладающей формы. Поэтому государство, заинтересованное в получении сельскохозяйственных продуктов, оказывало крестьянству помощь в восстановлении его хозяйства, особенно бедняцким слоям деревни. Им предоставлялись семена, кредиты для приобретения сельскохозяйственных орудий, рабочего скота, проводились землеустроительные работы, организовывалось агрономическое обслуживание и т.д. Большая помощь оказывалась башкирским крестьянам горно-лесных и горно-степных районов, что ускорило переход их к земледелию. В то же время государство ограничивало рост кулацких и зажиточных хозяйств через налоговую систему и другие рычаги.

Используя материальный интерес, созданный новой экономической политикой, помощь государства, крестьяне в тяжелых условиях стремились расширить посевы, обзавестись скотом, инвентарем и поднять свое хозяйство. Сравнительно быстрый подъем сельскохозяйственного производства наблюдался до 1926 г. В 1926-1927 гг. произошло снижение валовой продукции сельского хозяйства. В 1922-1928 гг. значительно выросли посевные площади, особенно под зерновыми культурами. Однако до начала массовой

1 Хозяйство Башкирии. 1928. № 1-2. С.46.

405 коллективизации размеры посевных площадей зерновых культур не достигли довоенного уровня. Площади под картофелем превысили довоенный уровень. Это объяснялось тем, что население, пережившее голод, стремилось обезопасить себя на случай нового бедствия. Не был достигнут уровень 1913 г. по объему валовой и товарной продукции растениеводства. Определенные успехи имелись в животноводстве. В 1928 г. был достигнут уровень 1917 г. по количеству крупного рогатого скота, в 1929 г. - по количеству овец. Однако эта отрасль в целом не достигла уровня 1913 г. Все это свидетельствует о том, что восстановление сельского хозяйства республики, в отличие от страны, к началу массовой коллективизации не было завершено. Это объяснялось тяжелыми последствиями войн и голода, сильным обнищанием деревни, противоречиями нэпа. Последний имел рыночно-административный характер, а основным его противоречием являлся неэквивалентный обмен между городом и деревней.

Основной тенденцией в социальном развитии деревни в 20-е годы являлось осеред-нячивание крестьянства, т.е. рост его средних слоев. Этот процесс происходил быстрее, чем в целом по стране. Это объяснялось тем, что, во-первых, удельный вес бедноты в республике всегда был очень высок, во-вторых, помощь государства бедноте была более значительной. Середняки составляли основную массу крестьянства, им принадлежала большая часть средств производства, они были главными производителями и продавцами хлеба и продуктов животноводства. Происходил незначительный рост кулачества и зажиточных слоев. В силу многих ограничительных мер количество кулаков не достигло дореволюционного уровня. Они были лишены перспективы: дойдя до определенного уровня доходности, эти хозяйства попадали под мощный налоговый, идеологический и административный пресс.

В деревне все отчетливее проявлялись интересы различных групп крестьянства. Беднота требовала от государства поддержки и защиты, кулаки и зажиточные - разрешения свободной торговли хлебом, простора для хозяйственной инициативы, предпринимательства, отказа от проведения классовой линии и т.д. Отсутствие (фактический запрет) самостоятельных крестьянских партий и организаций не позволяло оформить эти требования в развернутые политические программы. Не имея возможности выразить демократическими средствами свои интересы, крестьяне наглядно демонстрировали их созна

406 тельным сдерживанием развития своего хозяйства. Это обстоятельство наложило свой отпечаток на общественно-политическую жизнь деревни. Характерной ее чертой являлась острая борьба между коммунистами, комсомольцами, беднотой, с одной стороны, кулаками, зажиточными и частью середняков - с другой, при перевыборах в местные советы, особенно при составлении списков избирателей.

Особенность общественной жизни 20-х годов заключалась в том, что община все еще играла значительную роль в жизни деревни. Не имея политических прав "де-юре", община имела силу "де-факто". Опираясь на свой бюджет, окрепший в годы нэпа, на вековые традиции, по которым сход воспринимался крестьянами как основной распорядительный орган, на предоставленные ему юридические права в решении земельных и хозяйственных дел, земельное общество через сход и своих уполномоченных не только противопоставляло себя сельсовету, но часто и подчиняло его. В деревне существовало своеобразное "двоевластие". На сходах, как правило, преобладали середняки, зажиточные и кулаки, в т.ч. и лишенные избирательных прав. Отстраненные от активной политической жизни, они через земельные общества стремились влиять на экономические и политические процессы в деревне: оказывали противодействие партийно-правительственной политике, различным хозяйственным кампаниям, особенно насильственным методам при хлебозаготовках.

Отношение крестьянства к советской власти менялось в зависимости от проводимой последней политики. Если власть действовала в интересах крестьянства, то оно относилось к ней спокойно. Но стоило правительству нарушить баланс интересов, тут же возникала напряженность в деревне, нарастало недоверие к власти.

Значительное развитие в 20-е годы получила сельскохозяйственная кооперация. Она развивалась в трех формах: кредитных товариществ, универсальных объединений и коллективных хозяйств. Политическая линия государства в этой области была направлена на то, чтобы максимальными преимуществами в кооперации пользовалась деревенская беднота. Это делалось в целях привлечения ее на свою сторону. Кооперация являлась хозяйственной организацией, способной на саморазвитие. Однако огосударствление кооперации, начатое в годы "военного коммунизма", после короткой паузы вновь усили

407 лось. С 1927 г. кооперация использовалась в основном для "социалистического преобразования деревни".

Сложным было становление коллективных хозяйств. В Башкортостане до 1927 г. наиболее распространенной их формой была сельскохозяйственная артель. Колхозное движение вплоть до перехода к массовой коллективизации было отмечено постепенной сменой более сложных форм менее сложными, переходом от коммуны к артели, от артели к тозу. Рост колхозов носил в тот период объективный характер. Крестьяне объединялись в коллективы добровольно на основе экономической заинтересованности. По социальному составу они являлись бедняцко-середняцкими. Однако колхозы характеризовались неустойчивостью. Это выражалось в текучести состава и частом распаде коллективов. Многие крестьяне не выдерживали длительного пребывания в колхозах. Веками сложившаяся привычка индивидуального хозяйствования брала верх и коллективы распадались. Очень часто колхозы создавались лишь для получения семян, кредитов от государства, приобретения инвентаря, а потом самораспускались.

В первое время в колхозы объединялись в основном русские крестьяне в целях получения наилучших земель, в т.ч. и башкирских. Поэтому вначале башкиры относились к колхозам крайне враждебно, видя в них новую форму отчуждения своих земель. С начала 30-х годов с прекращением захватов отношение коренного населения к колхозам улучшилось.

Колхозы были лучше обеспечены землей, сложными сельскохозяйственными машинами и орудиями по сравнению с единоличными крестьянскими хозяйствами. Соотношение общественного и индивидуального хозяйства не было одинаковым не только в различных формах колхозов, но и в различных отраслях производства. В артелях общественное хозяйство преобладало в земледельческой отрасли, но занимало второстепенную роль в животноводстве. В тозах коллективное земледелие занимало подчиненное место по отношению к индивидуальному, а общественное животноводство отсутствовало.

В сельскохозяйственном производстве колхозы не имели существенного значения. По доходности, урожайности зерновых культур, продуктивности животноводства они не являлись примером для единоличников. Для них была характерна нерациональная орга

408 низация производства и оплаты труда своих членов, низкая культура земледелия, иждивенческие настроения и т.д. Однако по товарности продукции они значительно превосходили индивидуальные хозяйства.

Опыт колхозного строительства 20-х годов не давал однозначного ответа на вопрос, какая форма объединения лучше. Многие практики полагали, что основными формами кооперации останутся те, которые, не разрушая индивидуального характера каждого отдельного хозяйства, объединят их на основе кооперирования процессов обмена - снабжения и сбыта. Им представлялось, что социалистическое преобразование сельского хозяйства будет происходить в виде постепенного перехода от низшей к более высокой стадии обобществления. Однако с конца 20-х годов естественное, идущее снизу кооперативное движение начало сворачиваться, а затем подверглось грубому слому.

В 20-е годы роль первичных партийных организаций, коммунистов в деревне была невелика ввиду их малочисленности и низкого уровня грамотности и политической культуры. Большим влиянием на крестьян пользовались местные советы, комсомольцы. Политическая активность крестьянства возрастала в период избирательных кампаний в советы.

В этот период проводилась большая работа по ликвидации неграмотности взрослого населения. Была перестроена система школьного образования, которая сопровождалась небывалым до тех пор радикализмом и экспериментаторством. Преемственность в развитии образования была нарушена. Ликвидация прежнего административного аппарата и вытеснение значительной части старых управленческих и педагогических кадров нарушили естественное развитие всей общеобразовательной системы. Были утеряны многие традиции дореволюционного просвещения.

Основным очагом культурно-просветительной работы на селе являлись избы-читальни, красные уголки и библиотеки. Однако из-за своей малочисленности, слабой материальной базы и нехватки кадров они не удовлетворяли духовные запросы населения.

До недавнего времени было принято считать, что курс на организацию колхозов (сельскохозяйственных артелей) провозгласил XV съезд ВКП(б). Однако в выступлениях делегатов и решениях съезда речь шла о развитии всех форм кооперации на доброволь

409 ной основе. Вскоре И.В.Сталин и его сторонники начали отходить от его решений. Еще в начале 1928 г. у И.В.Сталина созрела идея создания колхозно-совхозной системы. Это связывалось у него не с коренной задачей социалистического преобразования деревни, а с заготовками хлеба. Политика развития всех форм кооперации трансформировалась в "курс на коллективизацию", т.е. на организацию сельскохозяйственных артелей (колхозов). Эта единственная форма объединения была навязана крестьянству сверху без учета его мнения и интересов.

Список литературы диссертационного исследования доктор исторических наук Давлетшин, Рафаэль Ахметгареевич, 2000 год

1. Абрамов Б.А. О работе комиссии Политбюро ЦК ВКП(б) по вопросам сплошной коллективизации // Вопросы истории КПСС. - 1964. - № 1. С.32-46.

2. Аграрно-крестьянский вопрос в России (1917-1995 гг.). Спб., 1996. - 485 с.

3. Алексеева Г.Д., Маньшин A.B. Партия социалистов-революционеров после Октября 1917 года // Вопросы истории. 1932. - № 6-7. С. 179-185.

4. Аминев З.А. Октябрьская социалистическая революция и гражданская война в Башкирии (1917-1919 гг.). Уфа: Башкнигоиздат, 1966. - 483 с.

5. Анненков Б.Н., Карелин Ю.Д. Кредитная кооперация в России объективная необходимость, пути возрождения // Деньги и кредит. - 1992. - № 11. С.38-44.

6. Арутюнян Ю.В. Советское крестьянство в годы Великой Отечественной войны. 2-е изд., доп. М.: Наука, 1970. - 466 с.

7. Атнагулов С. Башкирия. M.;JI.; Госиздат, 1925. - 122 с.

8. Ахмадиев Т.Х. Материалы Всероссийской сельскохозяйственной и поземельной переписи 1917 г. по Башкирии // Южноуральский археографический сборник. Уфа, 1973. - вып. 1. - С.47-53.

9. Баевский Д.А. Очерки по истории хозяйственного строительства периода гражданской войны. М.: Изд-во АН СССР, 1957. - 447 с.

10. Баишев И.Н. Развитие школьного образования и особенности его реформирования в Башкортостане в 1917-1930 гг.: Автореф. дис. . канд.ист.наук. Уфа, 1997. 22 с.

11. Байраков М. Башкирская кооперация: (К 10-летию Октябрьской революции) // Xo-s зяйство Башкирии. 1927-1928. - № 1-2. - С.51-63.

12. Байков A.M. Развитие скотоводства в Башкирии. Уфа:^Башкнигоиздат, 1967. -205 с.428

13. Башкирская республика // Итоги борьбы с голодом в 1921-1922 гг.: Сб.статей и отчетов. М., 1922. - С. 183-196.

14. Башкортостан: Краткая энциклопедия. Уфа: Башкирская энциклопедия, 1996. -672 с.

15. Башкортостан в первой половине XX века: Малоизвестные страницы истории. Сб. науч.тр. Уфа: Изд-во "Восточный ун-т, 1997. 119 с.

16. Берхин И.Б. Вопросы истории периода гражданской войны (1918-1920 гг.) в сочинениях В.И.Ленина. М.: Наука, 1981 - 368 с.

17. Бикбаев P.A. Башкирская партийная организация в борьбе за подготовку и осуществление сплошной коллективизации сельского хозяйства (1928-1932). Изд-во Саратовского ун-та, 1987. - 104 с.

18. Биллик В.И. В.И.Ленин о сущности и периодизации советской экономической политики в 1917-1921 гг. и о повороте к нэпу / Исторические записки. 1969. - Т.80. -С. 139-150.

19. Большаков А.М. Советская деревня (1917-1925 гг.): Экономика и быт. Л.: Прибой, 1925. -217 с.

20. Бордюгов Г.А., Козлов В.А. Поворот 1929 года и альтернатива Бухарина // Вопросы истории КПСС. 1988. - № 8. - С. 15-33.

21. Борисов Ю.С. Производственные кадры деревни. 1917-1941: Цивилизованные хозяйственники или "винтики" государственной машины? М.: Наука, 1991. - 227 с.

22. Боффа Д. История Советского Союза (Пер. с итал.). М.:Междунар. отношения, 1990. - Т. 1. -632 с.

23. Бруцкус Б.Д. Социалистическое хозяйство: Теоретические мысли по поводу русского опыта // Новый мир. 1990. - № 8. - С. 174-212.

24. Он же. Народное хозяйство Советской России, его природа, его судьбы // Вопросы экономики. 1991. - № 10. - С. 140-146.

25. Бухарин Н. и Преображенский Е. Азбука коммунизма: Популярное объяснение Программы Российской Коммунистической партии большевиков. Уфа, 1920. - 296 с.

26. Бухарин Н.И. Избранные произведения. М.: Экономика, 1990. - 542 с.429

27. Быкин Я. За большевистское выполнение решений Пленума ЦК ВКП(б) // Путь Ленина. 1934. - № 8. - С.6-10.

28. Ваганов Ф.м. Правый уклон в ВКП(б) и его разгром (1928-1930 гг.). 2-е изд., доп. и перераб. - М.: Политиздат, 1977. - 328 с.

29. Вайнштейн А.Л. Обложение и платежи крестьян в довоенное и революционное время: (Опыт статистического исследования) . М., 1924. - 235 с.

30. Верт Н. История Советского государства. 1900-1991 (Пер. с фр.) 2-е изд., испр. -М.: Прогресс-Академия, 1995. - 544 с.

31. Виноградов А. Крестьянское хозяйство Башкирии: (Материалы о расслоении крестьянства 1920-1924 гг.) // На аграрном фронте. 1925. - № 1. - С. 134-144.

32. Власть и реформы: От самодержавной к Советской России. Спб., 1996. - 801 с.

33. Волобуев П.В. Выбор путей общественного развития: Теория, история, современность. М.: Политиздат, 1987. - 317 с.

34. Волобуев О.В., Кулешев C.B. Очищение: История и перестройка. М., АПН, 1989. - 288 с.

35. Вопросы истории Башкирии (Советский период). Уфа, 1972 - Вып.1. - 228 с.

36. Воробьев П. Социалистическая реконструкция сельского хозяйства // 15 лет Советской Башкирии (1919-1934 гг.). Уфа: Изд. БЦИК, 1934. - С. 150-184.

37. Воробьев П., Хамидуллин Г. Социалистическое сельское хозяйство Башкирской АССР за 20 лет. Уфа: Башгосиздат, 1937. - 19 с.

38. Воробьев П.Г. Развитие животноводства Башкирии. Уфа: Башкнигоиздат, 1962. -96 с.

39. Воробьев Н.И., Хисамутдинов Г.М., Юсупов Г.В. Историко-этнографические исследования населения северо-западных районов Башкирии // Советская этнография. -1962. -№ 6. С. 125-132.

40. Вылцан М.А. Последние единоличники: Источниковая база, историография // Кооперативный план: Иллюзии и действительность. М., 1995. - С.72-90.

41. Гаврилов М.Г. Хозяйственные итоги // Хозяйство Башкирии. 1928. - № 1-2. -С.5-32.430

42. Гайсина Р., Маннанов М. Из истории книги и библиотечного дела в Башкортостане // Ватандаш. 1997. - № 3. - С.61-74.

43. Танеев Р. Советы Башкирии в 1919-1920 годах. Уфа: Башкнигоиздат, 1961. 124 с.

44. Гибадуллин Б.Г. Роль политотделов МТС в организационном и политическом укреплении колхозов Башкирии (1933-1934 гг.): Автореф. дис. . канд.ист.наук. М., 1950. - 19 с.

45. Гимпельсон Е.Г. "Военный коммунизм": Политика, практика, идеология. М.: Мысль, 1973. - 296 с.

46. Он же. Политическая система и нэп: Неадекватность реформ // Отечественная история. 1993. - № 2. - С.29-43.

47. Голанд Ю. Как свернули нэп // Знамя. -1988. № 10. - С. 166-184.

48. Голинков Д.Л. Крушение антисоветского подполья в СССР (1917-192 гг.). М.: Политиздат, 1975. - 703 с.

49. Гордон Л.А., Клопов Э.В. Что это было? Размышления о предпосылках и итогах того, что случилось с нами в 30-40-е годы. М.: Политиздат, 1989. - 319 с.

50. Горинов М.М. Советская страна в конце 20-х начале 30-х годов // Вопросы истории. - 1990. -№ 11. - С.31-47.

51. Гражданская война в России: Перекресток мнений, М.: Наука, 1994. - 377 с.

52. Горький М. Несвоевременные мысли // Литературное обозрение. 1988. - № 12. -С.85-98.

53. Гужвенко Г.И. Народное хозяйство Башкирии в период перехода к нэпу // Социалистическое хозяйство Башкирии. 1940. - № 11-12. - С. 16-28.

54. Гумеров Г.Х. Борьба трудящихся Башкирской АССР за восстановление народного хозяйства (1920-1928 гг.): Автореф.дис. . канд.ист.наук. Уфа, 1964. - 20 с.

55. Давлетбаев Б.С. Большая Ока: История села. Уфа, 1992. - 192 с.

56. Давыдов М.И. Борьба за хлеб: Продовольственная политика Коммунистической партии и Советского государства в годы гражданской войны (1917-1920). М.: Мысль, 1971.-221 с.

57. Данилов В.П. Советская доколхозная деревня: Население, землепользование, хозяйство. М.: Наука, 1977. - 315 с.431

58. Он же. Коллективизация: Как это было // Страницы истории КПСС: Факты. Проблемы. Уроки. М.: Высш. школа, 1988. - С.315-346.

59. Он же. Коллективизация // Переписка на исторические темы. М.: Политиздат, 1989. - С.355-400.

60. Он же. Каковы современные оценки коллективизации сельского хозяйства в нашей стране? // Историки отвечают на вопросы. М.: Моск. рабочий, 1989. - С. 106-124.

61. Данилов В.П., Ильин А., Тепцов Н. Коллективизация: Как это было // Урок дает история. М.: Политиздат, 1989. - С.138-182.

62. XX лет Башкирской Автономной Советской Социалистической Республики (1919-1939 гг.). Уфа: Башкнигоиздат, 1939. - 217 с.

63. Дмитренко В.П. Советская экономическая политика в первые годы пролетарской диктатуры: проблемы регулирования рыночных отношений. М.: Наука, 1986. - 254 с.

64. Он же. Политика "военного коммунизма": Проблемы и опыт // Вопросы истории КПСС. 1990. - № 2. - С.71-86.

65. Он же. Четыре измерения нэпа // Там же. 1991. - № 3. - С. 17-28.

66. Дэвис Р.У. Нэп и современность // Коммунист. 1990. - № 8. - С.73-77.

67. Дэвис Р.У., Гатрелл П. От царизма к нэпу // Вопросы истории. 1992. - №8-9. -С.30-51.

68. Егоров A.B. К вопросу об эвакуации большевиков из Уфы в июле 1918 года // Башкирский край Уфа, 1993. - Вып.З. - 210 с.

69. Ефимкин А.П. Дважды реабилитированные: Н.Д.Кондратьев, Л.Н.Юровский. -М.: Финансы и статистика. 1991. 222 с.

70. Евлампиев А. Что дала Октябрьская революция крестьянству в земельном вопросе // Уфимский Октябрьский сборник. Уфа, 1920. - С. 150-170.

71. Жиромская В.Б. После революционных бурь: Население России в первой половине 20-х годов. М.: Наука, 1996. - 157 с.

72. Залесский М.Я. Налоговая политика Советского государства в деревне. М., 1940. - 157 с.

73. Зарипова Р.К. Деревня Башкирии: Социально-политическое развитие: Авто-реф.дис. . канд.ист.наук. Казань, 1990. - 18 с.432

74. Захаров Ф. Сельско-хозяйственный рынок Башкирии // Хозяйство Башкирии. -1929. -№ Ю-12. С.95-104.

75. Земсков В.Н. "Кулацкая ссылка" в 30-е годы // Социологические исследования. -1991.-№ 10.-С.3-17.

76. Зеленин И.Е. О некоторых "белых пятнах" завершающего этапа коллективизации // История СССР. 1989. № 2. - С.3-19.

77. Он же. Осуществление политики "ликвидации кулачества как класса" (осень 1930 1932 гг.) // Там же. - 1990. - № 6. - С.31-49.

78. Он же. Крестьянство и власть в СССР после "революции сверху" // Вопросы истории. 1996. - № 7. - С. 14-31.

79. Иванов Е.П. Политическая жизнь деревни и община накануне коллективизации (1926-1929 гг.) // XXVI съезд КПСС и проблемы аграрной истории СССР. Уфа: Баш-книгоиздат, 1984. - С. 115-123.

80. Ивницкий H.A. Классовая борьба в деревне и ликвидация кулачества как класса (1929-1932 гг.). М.: Наука, 1972. - 360 с.

81. Он же. Коллективизация сельского хозяйства: Опыт, уроки, выводы. М.: Наука, 1988. - 385 с.

82. Изгоев A.C. Рожденное в революционной смуте (1917-1932). Париж, 1933. - 98 с.

83. Изучение отечественной истории в СССР между XXV и XXVI съехдами КПСС. -М.: Наука, 1982. -600 с.

84. Илишев Г.Ш. Деятельность Башкирской партийной организации по укреплению колхозного строя в период предвоенных пятилеток (1933-1940 гг.): Автореф.дис. . канд.ист.наук. Ростов-на-Дону, 1969. - 23 с.

85. Иогансен В. Финансирование сельского хозяйства Башреспублики (1926-27 -1928-29 гг.).// Хозяйство Башкирии. 1929. № 10-12. - С.46-93.

86. Историки спорят: 13 бесед. М.: Политиздат, 1988. - 510 с.

87. Исторические исследования в России: Тенденции последних лет. М.: Наука, 1996.-493 с.

88. История Башкортостана (1917-1990-е гг). Уфа: Изд. Баш.гос.ун-та, 1997. - 276 с.433

89. История Коммунистической партии Советского Союза. М.: Политиздат, 1970. -Т.4. - Кн. 1.- 663 с.

90. История Отечества: Люди, идеи, решения: Очерки истории Советского государства. М.: Политиздат, 1991. - 366 с.

91. История России: XX век. М.: Изд-во ACT, 1996. - 579 с.

92. История советского крестьянства. М.: Наука, 1986-1987. - Т.1. - 455 е.; Т.2. - 448 с.;Т.З. -447 с.

93. История социалистической экономики СССР. М.: Экономика, 1977. - Т.З. - 535 с.

94. Кабанов В.В. Крестьянское хозяйство в условиях "военного коммунизма". М.: Наука, 1988. - 304 с.

95. Он же. Пути и бездорожье аграрного развития России в XX веке // Вопросы истории. 1933. - № 2. - С.34-46.

96. Он же. Судьбы кооперации в Советской России: Проблемы, историография // Кооперативный план: Иллюзии и действительность. М., 1995. - С.6-33.

97. Он же. Кооперация. Революция. Социализм. М.: Наука, 1996. - 206 с.

98. Калинин М., Каменев Л., Куйбышев В., Андреев А. Речи о кооперации. М.: Изд. Центросоюза, 1925. - 63 с.

99. Kapp Э. История Советской России. Кн. 1. - Т. 1 и 2: Большевистская революция 1917-19237 - М.: Прогресс, 1990. - 784 с.

100. Он же. Русская революция от Ленина до Сталина: 1917-1929. М.: Интер-Версо, 1990. - 206 с.

101. Касимов С.Ф. Автономия Башкортостана: Становление государственности башкирского народа (1917-1925 гг.). Уфа: Китап, 1997. - 352 с.

102. Клямкин И. Какая улица ведет к храму // Новый мир. 1987. - № 11. - С. 150-188.

103. Коллективизация: Истоки, сущность, последствия / Беседа за "круглым столом" // История СССР. 1989. - № 3. № С.3-62.

104. Кондратьев Н.Д. К вопросу об особенностях условий развития сельского хозяйства СССР и их значение //Известия ЦК КПСС. 1989. - № 7. - Q. 187-210,

105. Коэн С. Бухарин: Политическая биография. 1888-1938. М.: Прогресс, 1988. -574 с.434

106. Кронрод Я.А. Очерки социально-экономического развития XX века. М.: Наука, 1992. - 238 с.108. "Круглый стол": Советский Союз в 20-е годы // Вопросы истории. 1988. - № 9. -С.3-58.

107. Кубанин М. Классовая сущность процесса дробления крестьянских хозяйств. -М„ 1929. 257 с.

108. Кузбеков Ф.Т. История культуры башкир. Уфа: Китап, 1997. 128 с.

109. Кукушкин Ю.С. Сельские Советы и классовая борьба в деревне (1921-1932 гг.). -Изд-во МГУ, 1968. 294 с.

110. Кулыпарипов М.М. Восстание "Черный орел" в Башкирии // Актуальные проблемы социально-политической истории советского общества: Вопросы источниковедения и историографии. Уфа, 1991. - С.44-53.

111. Лайдин А. Продовольственная работа в Уфимской губернии // Серп и Молот. -1921. -№2. -С.37-46.

112. Лацис О. Перелом // Суровая драма народа: Ученые и публицисты о природе сталинизма. М.: Политиздат, 1989. - С. 107-174.

113. Лежнев-Финьковский П.Я. Экономическая политика в деревне. Л: Прибой, 1925. - 198 с.

114. Ленин В.И. Второй Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов 25-26 октября (7-8 ноября) 1917 г. // Полн.собр. соч. Т.35. - С.7-29.

115. Он же. Пролетарская революция и ренегат Каутский // Там же. Т.37. -С.235-338.

116. Он же. Речь на III съезде рабочей кооперации 9 декабря 1918 г. //Там же. С.342-351.

117. Он же. Речь на I Всероссийском съезде земельных отделов, комитетов бедноты и коммун 11 декабря 1918 г. // Там же. С.352-364.

118. Он же. VIII съезд РКП(б) 18-23 марта 1919 г.: Доклад о работе в деревне 23 марта // Там же. Т.38. - С. 187-205.

119. Он же. Речь на I съезде земледельческих коммун и сельскохозяйственных артелей 4 декабря 1919 г. // Там же. Т.39. - С.372-382.435

120. Он же. Заключительное слово на совещании председателей уездных, волостных и сельских исполнительных комитетов Московской губернии 15 октября 1920 г. // Там же. Т.41. - С.362-366.

121. Он же. X съезд РКП(б) 8-16 марта 1921 г.: Отчет о политической деятельности ЦК РКП(б) 8 марта // Там же. Т.43. - С.7-33.

122. Он же. О кооперации // Там же. Т.45. - С.369-377.

123. Лукманова X X. Состояние начального образования в Башкортостане до Октябрьской революции // История образования в Южно-Уральском регионе Башкортостана: / Историко-социальный аспект). Уфа, 1886. - С. 10-15.

124. Лукницкий Б. Работа сельхозколлективов Уфимского губернского Совета // Уфимский Октябрьский сборник. Уфа, 1920. - С.43-47.

125. Малафеев А.Н. История ценообразования в СССР (1917-1968 гг.). М.: Мысль, 1964.-439 с.

126. Манапов Р.Н. Помощь Советского государства в восстановлении сельского хозяйства Башкирской АССР (1922-1927 гг.) // Вопросы истории Башкирии. Уфа, 1972. -Вып.2. - С.43-58.

127. Он же. Статистические источники о дроблении крестьянских хозяйств в Башкирии в 1921-1922 гг. // Южноуральский археографический сборник. Уфа, 1973. - Вып.1. -С.221-225.

128. Он же. Урегулирование крестьянского землепользования в Башкирии в восстановительный период (1921-1927 гг.) //Страницы истории Башкирии. -Уфа, 1974. -С.25-38.

129. Он же. Восстановление сельского хозяйства и социально-экономическое развитие деревни Башкирии (1921-1927 гг.): Автореф. дис. . канд.ист.наук. М., 1976. - 21 с.

130. Мартьяхин Г.Л. Очерки истории налогов с населения в СССР. М.: Финансы и статистика, 1964. - 251 с.

131. Менталитет и аграрное развитие России (Х1Х-ХХ вв.): Материалы международ-^ ной конференции: Москва, 14-15 июня 1994 г. М.: РОССПЭН, 1995. - 440 с.

132. Молотов В. Политика партии в деревне. М., 1927. - 46 с,

133. Он же. О колхозном движении. М.;Л., 1930. - 37 с.436

134. Мордвинцев Г.В. Колхозное строительство в Башкирской АССР в 1921-1929 гг. //Социалистическое преобразование сельского хозяйства: Формирование аграрно-про-мышленного комплекса на Урале // Информационные материалы. Свердловск, 1988. -С.28-33.

135. Мотревич В.П. Сельское хозяйство Урала в показателях статистики (1941-1950 гг.). Екатеринбург: Наука. Урал, отделение, 1993. - 306 с.

136. Мошков Ю.А. Зерновая проблема в годы сплошной коллективизации сельского хозяйства СССР (1929-1932 гг.). М.: Изд-во МГУ, 1966. - 215 с.

137. Он же. Коллективизация и сельскохозяйственное производство в СССР в 30-е годы // Вестник Моск. ун-та. Сер.8. - История. - 1997. - № 3. - С.46-75.

138. Мухсинов З.М. Колхозное строительство Башкирии // Хозяйство Башкирии. -1928.-№3.-С.5-11.

139. Наше общество: Опыт политической истории. М.: Терра, 1991. - Т.2. - 620 с.

140. Наконов А. Предмет исследований. Труд земледельца // Наука и жизнь. - 1988. -№5. -С.10-15.

141. Носова Н.П. Управлять или командовать?: Государство и крестьянство Советской России (1917-1929). М.: Изд-во МГУ, 1993. - 347 с.

142. Нэп: Взгляд со стороны: Сб. М.: Наука, 1991. - 312 с.

143. Нэп: Кризисы, которых не было // Знание сила. - 1990. - № 10. - С.83-86.

144. Нэп: Приобретения и потери: Сб.ст. М.: Наука, 1994. - 217 с.

145. Октябрьская революция и рождение Советской Башкирии: Сб.ст. Уфа, 1959. -255 с.

146. Октябрь и советское крестьянство: 1917-1927 гг. М.: Наука, 1977. - 295 с.

147. Октябрьская революция. Народ: ее творец или заложник? М.: Наука, 1992. - 431с.

148. Опыт работы среди бедноты в Башкирии и ближайшие задачи. Уфа: Изд. Ба-шобкома ВКП(б), Б.г. - 36 с.

149. Осоргин М.А. Времена: Автобиографическое повестование; Романы. М.: Современник, 1989. - 622 с.437

150. Осуществление ленинской аграрной политики партии в Советской Башкирии (1917-1980-е годы): Межвуз.науч.сб. Уфа: Изд. Башк.ун-та, 1987. - 160 с.153; Очерки истории Башкирской организации КПСС. Уфа:Башкнигоиздат, 1973. -728 с.

151. Очерки по истории Башкирской АССР. Уфа:Башкнигоиздат,1959. - Т.1. - 4.2. -539 с.

152. Очерки по истории Башкирской АССР (Советский период). Уфа: Башкнигоиз-дат, 1966. - Т.П. - 644 с.

153. Очерки по историографии советского общества. М.: Наука, 1965. - 473 с.

154. Павлова И.В. Нэп. Жизнь после смерти // ЭКО 1991. - № 12. - С. 15-21.

155. Пайпс Р. Россия при большевиках /Авториз.пер. с англ. М.РОССПЭН, 1997. -672 с.

156. Погудин В.И. Путь советского крестьянства к социализму: Историографический очерк. М.: Мысль, 1975. - 276 с.

157. Поляков Ю.А. Переход к нэпу и совесткое крестьянство. М.: Наука, 1967. - 511с.

158. Он же. Новая экономическая политика: Разработка и осуществление. М.: Политиздат, 1982. - 240 с.

159. Поцелуев В.А. История России XX столетия: Основные проблемы: Учебное пособие для вузов. М.: Владос, 1997. - 512 с.

160. Пришвин М. 1930 год // Октябрь. 1989. - № 7. - С. 140-153.164. 15 лет Советской Башкирии.: Сб.ст. Уфа, 1934. - 285 с.

161. Раимов P.M. Образование Башкирской Автономной Советской Социалистической Республики. М.: Изд-во АН СССР, 1952. - 524 с.

162. Рейман М. Перестройка и изучение советской истории // Вопросы истории. -1989.-№ 12.-С. 145-158.

163. Республика Башкортостан в XX веке. Теория. Методология. Историография. Сб. науч. тр. -Уфа: Изд-во "Восточный ун-т", 1998. -231 с. *

164. Рогалина H.JI. Коллективизация: Уроки пройденного пути. М.: Изд-во МГУ, 1989. - 224 с.438

165. Она же. Советская доколхозная деревня на переломе. М.: Изд-во МГУ, 1990. -243 с.

166. Россия в XX веке: Историки мира спорят. М.: Наука, 1994. - 752 с.

167. Россия XIX-XX в.: Взгляд зарубежных историков. М.: Наука, 1996. - 254 с.

168. Россия в XX веке: Судьбы исторической науки. М.: Наука, 1996. - 720 с.

169. Рост товарной продукции и денежных доходов в колхозах. Уфа: Башкнигоиз-дат, 1958. - 185 с.

170. Рыков А.И. Избранные произведения. М.: Политиздат, 1990. - 263 с.

171. Савельева А.Ш. культурное развитие Башкирии за годы сталинских пятилеток (1928-1949 гг.): Автореф.дис. . канд.ист.наук. М., 1951. - 21 с.

172. Сайранов Х.С. Упрочение Советской власти в Башкирии (1919-1922 гг.). Уфа: Башкнигоиздат, 1957. - 143 с.

173. Он же. Культурные преобразования в Башкирии в период социалистического строительства (1917-1958 гг.) // Социально-экономические и культурные преобразования в Башкирской АССР. Уфа, 1979. - С.34-52.

174. Самойлов Ф. Малая Башкирия в 1918-1920 гг.: Из истории первого опыта советской национальной политики. М.: Старый большевик, 1933. - 97 с.

175. Саяхов Ф.Л. Осуществление ленинского плана построения социализма в Башкирии (1926-1937 гг.). Уфа: Башкнигоиздат, 1972. - 240 с.

176. Сахаутдинов Б. Специфические районы Башкирии // Хозяйство Башкирии. -1928. -№ 1-2. -С.33-50.

177. СелюнинВ. Истоки//Новый мир. 1988. - № 5. - С.162-189.

178. Серова Е.В. Сельскохозяйственная кооперация в СССР. М.: Агропромиздат, 1991. - 161 с.

179. Сборник статей и ответов по продделу в М.Башкирии. Стерлитамак, 1921. -57 с.

180. Свидерский А.И. С.-х. политика за 10 лет // Пути сельского хозяйства. 1927. -№ 10. - С. 15-27.

181. Советская Башкирия: Исторические очерки. Уфа: Башкнигоиздат, 1957. - 372 с.

182. Советская историография / Рос.гос.гуманит.ун-т. М., 1996. - 591 с.439

183. Современные концепции аграрного развития // Отечественная история. 1995. -№ 3. - С.5-27.

184. Сорокин П. А. Россия после нэпа: (К 5-летнему юбилею Октябрьской революции) // Вестник Российской Академии наук. 1992. - № 2. - С. 127-136; № 3. - С.71-85.

185. Софинов П.Г. Очерки истории ВЧК. М.: Политиздат, 1960. - 247 с.

186. Спирин JI.M., Литвин А.Л. На защите революции: В.И.Ленин, РКП(б) в годы гражданской войны: Историографический очерк. Л., 1985. - 264 с.

187. Сталин И.В. О хлебозаготовках и перспективах развития сельского хозяйства // Соч. Т.П. - С. 1-9.

188. Он же. О работах апрельского объединенного пленума ЦК и ЦКК: Доклад на собрании актива московской организации ВКП(б) 13 апреля 1928 г. // Там же. С.27-64.

189. Он же. На хлебном фронте: Из беседы со студентами Института красной профессуры, Комакадемии и Свердловского университета 28 мая 1928 г. // Там же. С.81-97.

190. Он же. Год великого перелома: К XII годовщине Октября // Там же. Т. 12. -С.118-135.

191. Он же. Головокружение от успехов: К вопросам колхозного движения // Там же. С. 191-199.

192. Он же. Объединенный пленум ЦК и ЦКК ВКП(б) 7-12 января 1933 г. // Там же. -Т. 13.-С. 159-233.

193. Он же. Речь на Первом Всесоюзном съезде колхозников-ударников 19 февраля 1933 г. // Там же. С.236-256.

194. Страницы истории КПСС: Факты. Проблемы. Уроки. -М.:Высшая школа, 1988. -704 с.

195. Страницы истории советского общества: Факты, проблемы, люди. М.: Политиздат, 1989. -i447 с.

196. Суворова Л.Н. За фасадом "военного коммунизма": Политическая власть и ры-^ ночная экономика // Отечественная история. 1993. - № 4. - С.48-59.

197. Султан-Галиев Мирсаид. Статьи, выступления, документы. Казань: Татарское книжное изд-во, 1992. - 518 с.440

198. Такер Роберт. Сталин: Путь к власти. 1879-1929: История и личность. М.: Прогресс, 1991. -479 с.

199. Таранин А.Б., Угроватов А.П. Дума о кулаке: Кулачество в общественном сознании и политике 20-х годов // ЭКО. 1997. - № 1. - С. 186-197.

200. Теодорович И. Восемь лет нашей крестьянской политики // Пути сельского хозяйства. 1925. - № 5. - С. 10-17.

201. Тепцов Н.В. Аграрная политика: На крутых поворотах 20-30-х годов. М.: Знание, 1990. - 64 с.

202. Типеев Ш. Основные этапы в истории национального движения башкир в Советской Башкирии: К истории национального движения в Советской Башкирии (1917-1929 гг.). Уфа: Башгосиздат, 1929. - 185 с.

203. Он же. Очерки по истории Башкирии. Уфа: Башгосиздат, 1930. - 222 с.

204. Тихонов В. У истоков // Погружение в трясину: (Анатомия застоя): Сб. М.: Прогресс, 1991.-С.76-85.

205. Тоган Заки Валиди. Воспоминания. Уфа: Китап, 1994. - Кн.1. - 400 с.

206. Тридцать лет Советской Башкирии: Материалы по истории Башкирской АССР. -Уфа: Башгосиздат, 1949. 217 с.

207. Трудные вопросы истории: Поиски. Размышления. Новый взгляд на события и факты. М.: Политиздат, 1991. - 272 с.

208. Усманов Х.Ф. Развитие капитализма в сельском хозяйстве Башкирии в пореформенный период: 60-90-е годы XIX в. М.: Наука, 1981. - 370 с.

209. Фабрикант А.О. Советская сельско-хозяйственная политика и агропомощь // Пути сельского хозяйства. 1926. - № 8-9. - С. 15-21.

210. Фуртичев И. Кооперирование населения системой с.-х. кооперации БАССР // Хозяйство Башкирии. 1929. - № 2-3. - С. 120-128.441

211. Он же. Настоящее башкирского сельского хозяйства и его ближайшие перспективы// Хозяйство Башкирии. 1930. - № 10-12. - С. 116-129.

212. Хазиев P.A. Экономическое развитие периода гражданской войны в Башкортостане: Учебное пособие. Уфа, 199. - 135 с.

213. Худайбердин Ш. На ветрах революции: Публицистика, воспоминания, художественные произведения. Уфа: Башкнигоиздат, 1986. - 236 с.

214. Хамидуллин Г. Выполнить сталинский устав сельхозартели // Путь Ленина. -1936.-№4-5.-С.45-48.

215. Он же. Сельское хозяйство Башкирии за 25 лет. Уфа: Башгосиздат, 1944. - 32 с.

216. Ханин Г.И. Почему и когда погиб нэп // ЭКО. 1989. - № 10. - С.66-83.

217. Чаянов A.B. Избранные труды. М.: Финансы и статистика, 1991. - 431 с.

218. Чекисты Башкирии: Очерки, статьи, воспоминания. -Уфа:Башкнигоиздат, 1967. -192 с.

219. Чемерис В.П. Из истории создания первых сельскохозяйственных коммун и артелей в Уфимской губернии в 1918 г. // Октябрьская революция и рождение Советской Башкирии: Сб.ст. Уфа, 1959. - С.97-115.

220. Черник В.В. Военный коммунизм и новая экономическая политика в советской историографии и концепции Э.Х.Карра // Проблемы отечественной истории. М., 1973. -4.2. - 181 с.

221. Чернов М.А. Крестьянство и хлебозаготовки. М., 1929. - 57 с.

222. Шалимов С. Экономика и финансы Башкирской АССР: Финансово-экономический обзор за 1923/4 и 1926/7 гг. Уфа: Башкнига, 1927. - 118 с.

223. Шмелев Г.И. Не сметь командовать! // Октябрь. 1988. - № 2. - С.3-26.

224. Шнейдер Д.М. Аграрные преобразования в Башкирии в 1919-1922 гг. // Из истории Башкирской АССР: Сб.ст. Уфа, 1959. - С.68-94.

225. Он же. Аграрные преобразования и социалистическое землеустройство в Башки-' рии (1919-1929 гг.) // Из истории Советской Башкирии. Уфа, 1969. - С.29-55.

226. Он же. Борьба за проведение аграрной политики Советской власти в Башкирии в период 1917-1922 гг.: (По материалам Уфимской губернии): Автореф.дис. . канд.ист.наук. Пермь, 1959. - 20 с.

227. Эктон Э., Гэтрелл П. Глазами британцев: Современная историография России и Советского Союза // Россия XIX-XX вв.: Взгляд зарубежных историков. М.: Наука, 1996. - 456 с.

228. Юлдашбаев A.M. Социально-экономическое расслоение многонационального крестьянства Башкирии при капитализме // Вопросы истории. 1984. - № 5. - С.44-54.

229. Юлдашбаев Б.Х. История формирования башкирской нации (дооктябрьский период). Уфа, 1972. - 336 с.

230. Он же. Национальный вопрос в Башкирии накануне и в период Октябрьской революции. Уфа, 1984. - 80 с.

231. Он же. Новейшая история Башкортостана. Уфа: Китап, 1995. - 288 с.

232. Он же. "Красногвардейская атака" на хозяйственную свободу и достояние сельского труженика// Сов.Башкирия. 1998. - 16 янв.

233. Юрин П. Земельный вопрос в Башкирской республике // Серп и Молот. 1925. -№ 5. - С.3-5.

234. Яковлев Я. Наша деревня: Новое в старом и старое в новом. М.: Госиздат, 1925. -311с.

235. Он же. Деятельность Башкирской партийной организации по руководству народным образованием (1926-1937 гг.): Автореф.дис. . канд.ист.наук. М., 1980. - 16 с.

236. Янгиров М.Я. Роль политотделов МТС в организационно-хозяйственном укреплении колхозов в 1932-1934 гг. Уфа: Башкнигоиздат, 1953. - 72 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 85550