Корейская диаспора Краснодарского края: историко-культурные аспекты :XX в.-начало XXI в. тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Попова, Юлия Николаевна

Диссертация и автореферат на тему «Корейская диаспора Краснодарского края: историко-культурные аспекты :XX в.-начало XXI в.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 192965
Год: 
2004
Автор научной работы: 
Попова, Юлия Николаевна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Краснодар
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
228

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Попова, Юлия Николаевна

ВВЕДЕНИЕ.

Глава 1. РОССИЙСКИЕ КОРЕЙЦЫ: МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ ™

В КОНТЕКСТЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ.

1.1 .Корейские мигранты в Российской империи и СССР (общий обзор)

1.2.Формирование корейской диаспоры в Краснодарском крае.

Глава 2. КОРЕЙСКАЯ ДИАСПОРА КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ:

АДАПТАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ.

2.1. Культурная самоидентификация корейцев Краснодарского края.

2.2. Социальные связи и стратегия успеха.

2.3. Процессы аккультурации в корейской диаспоре.

Глава 3. СОЗДАНИЕ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ

ОРГАНИЗАЦИЙ КОРЕЙЦЕВ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ.

3.1. Корейские организации России (конец XX в. - начало XXI в.).

3.2. Национальные организации корейцев Краснодарского края.

3.3. Краснодарская краевая национально-культурная автономия корейцев 1999 - 2004 гг.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Корейская диаспора Краснодарского края: историко-культурные аспекты :XX в.-начало XXI в."

В современном мире международная миграция населения приобрела необычайно масштабный характер. Резкое изменение социально-экономической и политической ситуации на постсоветском пространстве вынудило граждан республик бывшего СССР покидать свои государства и устремляться на поиски новой жизни в инокультурные общества других стран. Миллионы мигрантов оказались в новых для себя условиях обитания, нередко в положении национальных меньшинств. Усилились миграционные потоки и внутри государств, в том числе в России. В связи с этим приобретает особую актуальность изучение проблем различных групп мигрантов, в том числе, этнических меньшинств и диаспор: причин и предпосылок их возникновения, особенностей формирования собственной идентичности, социально-экономической, политической и культурной адаптации к условиям доминирующего окружения, поддержания толерантности в межкультурных отношениях. В Краснодарском крае проблема межнациональных отношений стоит весьма остро. Это вызвано рядом факторов: приграничным положением региона, интенсивным наплывом иммигрантов из республик бывшего СССР, неординарной национальной политикой местных властей. Поэтому изучение новых, несвойственных для данного региона переселенческих групп, таких как корейцы, чрезвычайно актуально для современной исторической науки. Интерес к истории корейской диаспоры усиливается еще в связи с тем, что в 2004 г. торжественно отмечается 140-летие добровольного переселения корейцев в Россию.

Объектом исследования является корейская переселенческая группа Краснодарского края.

Предмет исследования - основные тенденции социально-экономического и культурного формирования и развития диаспоры корейцев Краснодарского края.

Хронологические рамки, заявленные в названии диссертационной работы, XX в. - начало XXI в., достаточно условны, поскольку исследуемые в диссертации процессы носили достаточно длительный характер и были тесно связаны с предшествующим периодом. Тенденции, развитие которых можно наблюдать в культуре современной корейской диаспоры Краснодарского края, берут свое начало с середины XIX в., времени заселения корейцами российского Дальнего Востока. Именно тогда, после переселения корейцев в Российскую империю и разрыва их связей с исторической родиной, начинаются мощные ассимиляционные и адаптационные процессы, которые сформировали современный облик корейской диаспоры России. Изучение истории корейцев Краснодарского края в отрыве от истории российских корейцев невозможно и бессмысленно. Это и обусловило некоторое расширение хронологических рамок исследования и написание первого параграфа диссертации, посвященной проблеме взаимоотношений корейцев и российской власти с середины XIX в. до 1937 г. В то же время, как невозможно изучение истории, назовем условно, местных корейцев вне контекста всероссийской (для определенного исторического этапа - всесоюзной) диаспоры, так же тщетна, на взгляд автора, попытка в рамках диссертационной работы проанализировать современную историю различных групп корейской диаспоры во всероссийском масштабе. Миграционные процессы постсоветского периода значительно изменили сложившуюся этническую карту России. И если ответ на вопрос о новых географических реалиях диаспоры может дать тщательный анализ результатов Всероссийской переписи населения 2002 г., то анализ особенностей различных групп корейцев - это проблема, требующая колоссальной полевой работы, на которую должны быть затрачены усилия не одного десятка человек, поддерживаемых значительной материальной базой. Иной подход приводит к чрезмерному раздуванию работы общими фразами и голословными заключениями.

В силу вышесказанного автор включает в настоящую диссертацию ряд параграфов, посвященных рассмотрению корейской диаспоры в целом, слегка расширяя хронологические и географические рамки, но ограничивается лишь действительно значимыми для раскрытия заявленной проблемы аспектами.

Верхняя граница исследования - начало XXI в. (хронологически исследование пролонгируется вплоть до 2004 г.) - характеризует современное положение изучаемого вопроса.

Географические рамки. Данная диссертационная работа базируется на материалах Краснодарского края. Современные географические границы Краснодарского края охватывают части территорий, занимаемых до революции 1917 г. Кубанской областью и Черноморской губернией. После революции эти две административные единицы были объединены в Кубано-Черноморскую область, которая в 1920 г. занимала территорию 105,5 тыс. квадратных километров. В 1924 г. был образован Северокавказский край с центром в Ростове-на-Дону, в 1934 г. он был разделен на Азово-Черноморский край с центром в Ростове-на-Дону и Северо-Кавказский с центром в Пятигорске. 13 сентября 1937 г. Азово-Черноморский край был разделен на Ростовскую область и Краснодарский край, который занимал территорию в 85 тыс. квадратных километров, включая Адыгейскую автономную область1. В 1991 г. Адыгейская автономная область вышла из состава края. Основной массив информации, воссозданный в работе, зиждется на материалах, имеющих непосредственное отношение к историко-культурным реалиям Краснодарского края в его современном административно - территориальном положении.

Степень изученности проблемы. При подготовке диссертационного сочинения автор использовал фактический и методологический материал, содержащийся в статьях и монографиях отечественных и зарубежных ученых. В последние годы значительно выросло число работ, посвященных истории, этнологии и культуре корейцев России, социально-экономическим и политическим аспектам формирования корейской диаспоры, адаптации корейских переселенческих групп на региональном и на страновом уровне. Условно всю использованную литературу можно разделить на пять групп. Характеристика основным работам по теме даетея по тематико-хронологическому принципу.

1. Обобщающие работы по истории корейцев в Российской империи и СССР.

Научные и публицистические труды российских авторов дают достаточно полную картину ранней истории корейцев в Российской империи. Они содержат сведения, касающиеся вопросов причин и предпосылок начала мигра Основные административно-территориальные преобразования на Кубани (1793-1985). Краснодар,1986. С.96 ции из Кореи, основных характеристик этапов и численности миграционных потоков, этнографических, социально-экономических и политико-правовых особенностей формирования корейской общины на территории Дальнего Востока в дореволюционный период. Первыми авторами, освещавшими интересующую нас корейскую тематику в своих трудах, были государственные деятели, военные чиновники, путешественники, публицисты. Разница в происхождении и положении в социальной иерархии, профессиональные пристрастия авторов наложили отпечаток на восприятие ими корейского вопроса и их выводы относительно истории и перспектив переселения корейцев в Российскую империю. Основной дискуссионной проблемой стал так называемый вопрос о «желтой угрозе» - пользе или вреде массового переселения корейцев в Российскую империю в конце XIX в. Среди авторов, отмечавших необходимость запрета миграции корейцев в пределы империи, а так же применения самых строгих мер для проживающих на Дальнем Востоке переселенцев следует назвать генерал-губернатора Приморского края П. Унтербергера. Еще до вступления в должность он говорил о «корейской опасности» для России, а постоянным эпитетом для обозначения корейцев у него стало выражение «желтые жиды»2. Положительные стороны корейского переселения на Дальний Восток для Российской империи в своих работах обозначали В. Граве, В. Песоцкий, Н. Прже

-а вальский . Отмечая необходимость русской колонизации Дальнего Востока, в то же время авторы признавали сложность осуществления данного процесса и в качестве наиболее приемлемой для государства альтернативы предлагали поддержать рядом мер корейскую миграцию в пределы империи. Написанные на основе собственных наблюдений, с привлечением разнообразного материала, в частности, статистического характера, эти работы могут служить источником по исследуемой теме.

В советской историографии уже были сделаны весьма значительные шаги по созданию обобщающих, больше аналитических, чем описательных иссле

2 Унтербергер П. Приморская область 1856-1898 гг. СПб.,1990; Унтербергер П. Приамурский край 1906-1910 гг. СПб., 1912.

3 Граве В.В. Китайцы, корейцы и японцы в Приамурье. Отчет уполномоченного министерства иностранных дел В.В. Граве. СПб., 1912; Песоцкий В.Д. Корейский вопрос в Приамурье. Отчет В. Д. Песоцкого. Хабаровск,1913; Пржевальский Н.М. Нерусское население южной части Приморскогокрая.2.Корейское население// Записки Императорского Русского Географического Общества, 1869; Его же. Путешествие в Уссурийском крае (1867 -1869). Владивосток 1879. дований, охватывающих всю историю корейцев в эмиграции. Одна из наиболее ранних работ такого плана принадлежит Ким Сын Хва4, который в 1965 г. написал «Очерки истории советских корейцев». В книге содержится интересный фактический материал, освящающий период истории «русских» корейцев со второй половины XIX в. до середины 30-х гг. XX в. Особое внимание уделяется общественно-политической жизни корейцев на Дальнем Востоке в 20-30 гг. XX в., участию корейцев в революционных событиях и в борьбе за укрепление Советской власти, хозяйственной деятельности, формам и методам культурно-просветительской работы среди корейцев СССР - национальным школам, театру и литературе. Несмотря на ряд недостатков, эта монография на долгие годы оставалась едва ли не единственной работой такого масштаба.

В конце 80-х - начале 90-х гг. XX в. большое место в отечественной историографии заняла тема народов, подвергшихся депортации. В научный оборот были введены ранее недоступные документы, среди которых особо следует отметить директивы Политбюро ЦК ВКП (б) о депортации корейцев, принятые 18 августа 1927 г., 25 февраля 1930 г. и 10 июля 1932 г. Это дало историкам возможность пересмотреть многие известные факты с новых позиций. Возможно, именно всеобщий всплеск интереса к национальным вопросам в начале 1990-х гг. стал катализатором для написания Б.Д. Кимом монографии5, посвященной истории советских корейцев, в которой были освещены наиболее важные аспекты социально-экономической, политической и культурной жизни корейцев в России в прошлом и настоящем. В работе содержится ценная информация о деятельности корейских национальных организаций по возрождению традиционной корейской культуры, созданию школ по изучению корейского языка. Несомненным достоинством данной работы, помимо научной достоверности и выдержанности суждений, является редкое для современной научной литературы качество - простота и легкость изложения материала, делающая вышеуказанное сочинение доступным для чтения, как специалистам, так и любителям истории.

4 Ким Сын Хва. Очерки истории советских корейцев. Алма-Ата, 1965.

5 Ким 6.Д. Ветры наших судеб: Советские корейцы. История и современность. Ташкент, 1991

Большой интерес представляют фундаментальные сочинения Б. Д. Пака6 и С. Г. Нама , отличающиеся богатым фактическим материалом. Внимание исследователей акцентируется на теме депортации 1937 г.: причинах и последствиях насильственного переселения корейцев. Ученые пытаются подойти к известным и открывшимся фактам, используя новые методологические подходы. В работах Б.Д. Пака особое внимание уделяется освоению корейцами в территориальном и хозяйственном планах российского Дальнего Востока, их участию в событиях октября 1917 г., в гражданской войне и борьбе против интервентов, участию корейцев в социалистическом строительстве на Дальнем Востоке, включая период кооперирования, создания колхозов и депортации. На основе богатого фактического материала автором рассматривается подготовка сталинским режимом акта о тотальном выселении корейцев с Дальневосточного края, проводимая втайне от корейской общины и ее лидеров. Б.Д. Пак на основе жестких фактов живописует трагическую картину взаимоотношений переселенцев с их новой родиной, которая, по его мнению, не только обманула их надежды на возвращение в Корею, но и не смогла стать надежным приютом, потерявшим свою отчизну изгнанникам. С.Г. Нам, рассматривая историю российских корейцев, акцентирует свое внимание на проблемах правового положения российских корейцев в период с начала заселения ими российского Дальнего Востока до 1925 г. С.Г. Нам анализирует проблему взаимоотношения корейской переселенческой группы с российским государством с точки зрения целесообразности применения последним жестких мер к отдельным группам населения для сохранения государственной целостности и выносит эту проблему за рамки обсуждения культа личности Сталина и его личностного влияния на судьбу отдельных народов нашей страны, представляя уже, казалось бы, из-вестныемоменты из истории диаспоры в ином ракурсе.

С точки зрения применения междисциплинарного подхода любопытной является монография JIo Ен Дона «Проблемы российских корейцев: истоки и перспективы решения»8. В ней автор правовед рассматривает историю корейs Пак Б Д. Корейцы Российской империи. Иркутск, 1994; Его же. Корейцы в Советской России (1917 - конец 30-х гг.). М.; Иркутск; СПб., 1995

7 Нам С.Г. Российские корейцы: история и культура (1860-1925 гг.). М.,1998.

8 Ло Ен Дон. Проблемы российских корейцев истоки и перспективы решения. М.1995 цев через призму российского и советского права. Тщательному анализу подвергаются не только документы, касающиеся причин выселения корейцев, но и меры российского законодательства по реабилитации корейцев в сравнении с аналогичными вопросами юридической практики США и Японии. Характерной особенностью данной работы можно полагать взвешенность суждений автора, лишенного пристрастности многих этнологов - выходцев из описываемой этнической или социальной среды. Более того, для российской научной литературы работа по сравнительной исторической юриспруденции сама по себе большая редкость, и хотя бы в силу этого она заслуживает особого внимания.

Сравнительному анализу корейских переселенческих групп России и США посвящен ряд статей Е.Н. Фаттаховой9. Её диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук10 освещает широкий спектр проблем, связанных с особенностями миграционных потоков корейских переселенцев в Российскую империю и США, национальной политики и миграционного законодательства принимающих стран, функционированием федеральных общественных объединений корейцев. В работе были освещены вопросы взаимоотношений различных поколений мигрантов с властями в России и США. Исследователем введен в научный оборот новый фактический материал переводного характера. Работа имеет ряд достоинств, среди которых особо следует отметить глубокий анализ законодательной базы, касающейся мер по регулированию миграции корейцев в Россию и США. Однако автор концентрирует основное внимание на начальном периоде корейского переселенческого движения, в то же время история российских корейцев после депортации 1937 г. отражена слабо. В диссертации по ряду проблем образуются большие лакуны. Помимо этого, практически отсутствуют данные о региональных особенностях корейских групп, как в России, так и в США. Тем не менее, работа выполнена на высоком уровне и достойна внимания специалистов в области социальных

9 Фатгахова Е.Н. Характерные черты и изменения в обрядах жизненного цикла у корейцев Юга России// Северный Кавказ в условиях глобализации: тезисы Всерос. науч.- практич. конф., Майкоп,2001.С.194 -197; Её же. Динамика численности и расселения корейцев в Российской империи// Голос минувшего. Краснодар, 2001. С.57-61; Её же. Основные направления деятельности корейских общественных организаций на территории России в XX веке//Грани: материалы науч. конф. ФИСМО. Краснодар, 2002 С.188-194; Её же. Причины формирования корейской диаспоры и ее адаптация в США/Л\лир Востока. Краснодар,2002. С.57-60; Её же. Деятельность американских и русских миссий в Корее в конце XIX - начале XX вв //Мир Востока. Краснодар, 2003 С 7681.

10 Фаттахова Е.Н. Корейские диаспоры в России и США: история, адаптация, интеграция (конец XIX в. - XX в.): Автореф. дис. кан. ист наук. Краснодар 2004. наук.

Одна из тенденций, наметившихся в современной как в отечественной, так и в зарубежной историографии, состоит в глобализации истории, в том числе собственно истории корейцев. В рамках этого направления была написана статья Ли Квангю «Корейская диаспора в мировом контексте»11, имевшая целью рассмотрение генезиса и особенностей развития групп иммигрантов из Кореи в России, Китае, США и Японии. Автором затрагиваются такие проблемы как история миграции, социально-экономическое и правовое положение корейцев в принимающих странах. Ли Квангю делает заключение об особенностях корейской диаспоры, характерных для её групп вне зависимости от черт принимающего общества. Трудолюбие в сочетании со стремлением к хорошему образованию, привязанность к своей традиционной культуре и индифферентность к культурам других этнических меньшинств, и, в связи с этим, ориентация только на доминантную культуру12 - вот те качества, которые преобладают в описании корейских эмигрантских групп. Эти выводы во многом облегчают понимание конкретных культурно-социальных аспектов существования именно корейской диаспоры и её отличие от переселенческих образований происходящих из иных стран.

Корейский исследователь Ли Ги-Беом в работе "Power and Education of

Oversea Koreans: a Case in the USSR" , затрагивает целый спектр проблем: причины и особенности различных этапов иммиграции корейцев в Россию, взаимоотношение диаспоры с российской государственностью, влияние внешнеполитических факторов на судьбу российских корейцев^ образование на государственном и родном языке как фактор изменения социально-политического статуса в иерархии принимающего общества и другие. Исследование корейского ученого Сим Хон Ёнга14 представляет собой попытку осмыслить историю корейской диаспоры в России в контексте национальной и культурной политики российского государства на разных этапах его существования. В целом эта ра Ли Квангю. Корейская диаспора в мировом контексте/йтнографическое обозрение (ЭО).1993г. № 3. С.27-39.

12 Там же. С. 38-39.

13 Lee Gi-Beom. Power and Education of Oversea Koreans a Case in the USSR// Dimanic Transformation Korea, NICa and Beyond. Seoul,1990

14 Сим Хон Ёнг. Корейский этнос в системе межнациональных отношений СССР; Автореф. дис. канд. ист. наук. М., 1998 г. бота выполнена в рамках методологических моделей, применяемых С.Г. Намом и Ло Ен Доном.

В плане сравнительно-исторического анализа большой интерес представляют изыскания, проводимые отечественными и зарубежными учеными и посвященные корейцам в Америке, Китае и Японии15. Исследователи Е.П. Севастьянов и Н.Е. Корсакова16 в своей книге дают характеристику различным стратегиям адаптации к принимающему обществу США выходцев из Кореи,

11

Китая и Японии. Работа X. К. Юрикова посвящена истории корейской диаспоры в Японии. Автор анализирует особенности этапов иммиграции, рассматривает социально-экономическое и политическое положение выходцев из Кореи в условиях дискриминационной национальной политики Японии, освещает малоизвестные факты депортации корейцев японскими властями. Работа интересна статистическими данными, отражающими социальную структуру корейской диаспоры в японском обществе.

Изучение этих произведений весьма значимо с точки зрения методологии исследования таких вопросов, как аккультурация групп мигрантов в принимающем обществе, межнациональные конфликты и этническая дискриминация, этническое предпринимательство и др.

2. Во вторую группу объединены монографии и статьи, посвященные отдельным вопросам социально-экономической, политической и культурной жизни корейцев России и стран ближнего и дальнего зарубежья.

Отечественная дореволюционная историография небогата специальными аналитическими узкотематическими исследованиями подобного плана18. В советской историографии намечается тенденция рассматривать историю народов с точки зрения их причастности к революционным событиям: корейцы в революционных событиях начала XX в., их участие в строительстве советского государства, антияпонская борьба корейцев19. На взгляд автора, чрезвычайно зна

15 Choy В. Y. Koreans in America. Chicago,1979; The Korean Diaspora: Historical and Social Studies of Korean Immigration and Assimilation in North America/ Ed. Kim Hyung-chan. Santa Barbara (Cal.): Oxford,1977; Kim W.Y. Koreans in America. Seoul,1971; Mitchel R. H. The Korean Minority in Japan. Berkeley - Los Ange-les.1967.

18 Севастьянов Е.П., Корсакова H.E. Позолоченное гетто: очерки о жизни в США эмигрантов из Китая, Кореи и Японии. М. 1983

17 Юриков Х.К. Корейцы в Японии/УРасы и народы. М.,1974. Вып.4. С. 206-229

18 Конрад Н.И. Очерки социальной организации и духовной культуры корейцев на рубеже XIX - XX вв. //Неопубликованные работы. Письма. М., 1996 С 17106.

18 Бабичев И. Коммунисты - вдохновители и организаторы участия китайских и корейских трудящихся в борьбе против интервентов и белогвардейцев на чимой представляется посвященная борьбе корейских интернационалистов ра

О П бота М.Т. Кима , которая являет собой любопытнейшие биографические записи, включающие не только «вехи героической борьбы», но и весьма ценные сведения о роде, семье, из которой происходил герой, его автобиографические записи. В некотором смысле эта работа предвосхитила весьма распространенные в социальных науках настоящего времени исследования в рамках так называемой устной истории.

Наиболее животрепещущей темой в корееведческой литературе последней четверти XX в. стал вопрос депортации корейцев. Долгое время эта тема была под запретом. Когда же идеологические запреты пали, так или иначе судьба депортированных народов стала затрагиваться всеми публицистами и

01 учеными, изучающими сталинскую национальную политику . В начале 1990-х гг. были опубликованы многие «закрытые» ранее документы. Большое количество документов было подготовлено к публикации Н.Ф. Бугаем. На взгляд автора, именно ему принадлежит приоритет в исследовании темы депортации и

00 реабилитации корейцев . Н.Ф. Бугай является автором нескольких монографий и более трехсот научных статей, целый ряд из которых посвящен депортации и реабилитации репрессированных народов. Наиболее значимой для написания настоящей диссертации стала монография «Социальная натурализация и этни

ЛЛ ческая мобилизация (Опыт корейцев России)» , опубликованная в 1998 г. В ней представлен итог многолетней архивной работы, проанализирован широкий круг вопросов, связанных с причинами и предпосылками миграции корейцев на территорию России, социально-экономическим и политическим формированием корейской диаспоры. Особое внимание в работе уделяется проблеме депортации корейцев. Глубокий анализ известных ранее документов и введение

Советском Дальнем Востоке: Автореф. дис. канд. ист. наук. М.,1960; Гайкин В. А. Корейское население Манчжурии в освободительной борьбе против империалистической агрессии Японии 1905 -1945 гг.: Автореф. дис. канд. ист. наук. М.,1982.

2(1 Ким М.Т. Корейские интернационалисты в борьбе за власть Советов на Дальнем Востоке (1918 -1922). М.,1979.

21 Сим Хон Ёнг. Историография проблемы депортации «русских» корейцев в 30 - 40-е годы в СССРЙНароды России: проблемы депортации и реабилитации. Майкоп, 1997. С. 168-187; Котов В.И. Депортационные процессы и этнодемографическая ситуация//Народы России: проблемы депортации и реабилитации. Майкоп, 1997.С.76 -100; Его же. Этнодемографическая ситуация в РСФСР в 60-80-е годыЮтечественная история. 1992. № 5. С.32 - 41.

22 Бугай Н.Ф. «Погружены в эшелоны и отправлены к местам поселений» J1. Берия - И. Сталину// История СССР. 1991. №1; Его же. Выселение советских корейцев с Дальнего Востока//Вопросы Истории.1994. №5. С. 141-148; Его же. За что переселяли народы//Советская Кубань, Краснодар, 1989.13 июля; Его же. К вопросу о депортации народов СССР в 30-40-х годах//История. 1989. №6; Его же. О выселении корейцев из Дальневосточного

Ш' края/Ютечественная история. 1992. №6. С. 140 -168; Его же. Л. Берия - И. Сталину «Согласно Вашему указанию. «//Корейская диаспора. 1997. №3; Его же. 40-50-е годы: последствия депортации народов (свидетельствуют архивы НКВД-МВД СССР)// История СССР. 1992. №1. С. 125-126.

23 Бугай Н.Ф. Социальная натурализация и этническая мобилизация (Опыт корейцев России)/Под ред. М.Н. Губогло. М.,1998. в оборот новых (в частности, чрезвычайно интересная «Справка «Корейская п% л колония в СССРО делает работу автора необычайно денной для исследователей, интересующихся не только историей и культурой российских корейцев, но и историей России в целом. В работе Н.Ф. Бугая «Российские корейцы и политика «солнечного тепла», посвященной истории корейской диаспоры в контексте российского законодательства о репрессированных и реабилитированных

О ^ народах, рассматривается целый спектр вопросов . Автором были затронуты социально-экономические характеристики современного положения корейцев в России, проанализированы проблемы межнационального общения, показаны основные тенденции развития российского законодательства по вопросу реабилитации корейцев, в частности, схемы финансового обеспечения разработанных законов. Н.Ф. Бугаем также были освещены деятельность национальных объединений корейцев в России и политика Южной Кореи по отношении к репатриации корейцев. Подводя итоги исследования, Н.Ф. Бугай отмечает, что, на его взгляд, «будут непременными повышение политической активности этноса, возрастающее представительство его в российской государственной сфере управления (включая регионы), экономике, культуре, окрепнут связи с другими л/Г народами, и прежде всего - с русским» .

П. М. Полян в работе, посвященной географии принудительных переселений народов в СССР, дает собственную трактовку используемых терминов, разделяя депортацию и добровольно-вынужденную миграцию . Принудительные миграции — это перемещения значительных масс людей, предпринятые государством по отношению к своим или чужим гражданам путем принуждения. Само принуждение может быть при этом прямым или косвенным. В первом случае речь вдет о насильственных миграциях, или депортациях, во втором - о добровольно-вынужденных миграциях, когда государство «влияет» на обстоятельства и факторы индивидуального принятия решения о переселении именно таким образом, каким оно, государство, хотело бы его видеть. Иными

2+ГАРФ. Ф Р - 9401. Оп.1 Д.2011. Л.254,;См.: Бугай Н.Ф. Социальная натурализация. С. 101 -102.

25 Бугай Н.Ф. Российские корейцы и политика «солнечного тепла». М., 2002. а Там же. С. 207.

Полян ГШ. Не по своей воле: История и география принудительных миграций в СССР. М.,2001. С.11. словами, в первом случае мы имеем дело с откровенно репрессивным (карательным) характером воздействия государства на гражданина (или иноподдан-ного), во втором - с целенаправленным административным давлением на его волеизъявление. Рассматривая особенности принудительного переселения корейцев, автор отмечает, что первые попытки насильственного переселения корейцев были осуществлены в СССР еще в конце 1920-х гг., когда основной причиной высылки стали экономические причины - нехватка сельхозугодий. Однако, по мнению автора, тотальная депортация корейцев в 1937 г. была вызвана зачистками границы в предвоенное время и была катализирована аналогичными действиями по отношению к корейцам Японских властей .

Немаловажной проблемой является постдепортационная история корейцев. Особенностью изучения данного вопроса является междисциплинарный подход: последствия переселения исследуются комплексом методов исторических, социологических, этнологических, языковедческих, правовых. Результатом такого подхода стали серьезные фундаментальные исследования Р.Ш. Джарылгасиновой29. В поле зрения автора находится весь спектр вопросов, связанных с социально-экономической деятельностью, бытом, традициями, социо-нормативными и межнациональными отношениями корейцев и принимающих народов. Исследования Р.Ш. Джарылгасиновой позволяют пролить свет на такие проблемы как изменение этнической идентичности группы переселенцев в инородном принимающем обществе. Сильной стороной сочинений Р.Ш. Джарылгасиновой можно считать редкое сочетание научности и живописности языка. Это не только делает работы доступными для восприятия обывательским сознанием, но и позволяет ученому, читающему творения исследовательницы, представлять всю колористику описываемых явлений, что является немаловажным условием для правильного осмысления предлагаемого материала. Помимо Р.Ш. Джарылгасиновой, любопытные исследования этнологического

28 Полян П.М. Не по своей воле. С.55,91.

29 Джарылгасинова Р.Ш. К вопросу о культурном сближении корейцев Узбекской ССР с соседними народами (традиционное и новое в хозяйстве и материальной культуре)// Советская этнография,1966. №5. С.З - 14;Её же. Культура и быт корейцев совхоза "Раушан" Кунградского района Каракалпакской АССР//Краткие известия Ин-та этнографии им. Миклухо-Маклая, М.,1960. 8ып.35. С .54-64; Её же. Из истории возникновения и бытования русских наименований корейских повелений на Дальнем Востоке (вторая половина XIX - начале XX в. //Ономастика Поволжья: Материалы VII конференции по ономастике Поволжья. М.,1997.С.64 -76; Её же. Основные тенденции этнических процессов у корейцев Средней Азии и Казахстана/йтнические процессы у национальных групп Средней Азии и Казахстана. М.,1980. С.43-73. плана проводили Ю.В. Ионова30, И. Югай31, М.М. Хан32. В частности, М.М. Хан на примере корейцев Казахстана, а И. Югай на материалах диаспоры Узбекистана разрабатывали проблемы языковых изменений и выявили на изучаемом материале этнодифференцирующие и этноинтегрирующие факторы существования корейцев, находящихся в инородном окружении. Результаты исследований показывают, что в среде корейцев происходят процессы ассимиляции и аккультурации, которые приводят к формированию этнических объединений с двойственным корейско-русским этническим самосознанием, в среде которых, помимо непосредственно корейских элементов, можно отметить наличие фрагментов культуры, свойственных для иноэтничного окружения переселенческих групп, которые воспринимаются как органическая часть традиционной жизни корейцев. Методика авторов, а так же теоретические выводы, сделанные на основе полевых материалов, позволили автору данного диссертационного сочинения глубже понять сущность происходящих культурно-исторических преобразований в среде корейцев Краснодарского края.

Из наиболее известных зарубежных авторов, разрабатывавших тему российских корейцев, следует отметить английского историка У. Коларза33 и американского ученого Дж. Стефана34, которые в своих исследованиях, посвященных историческому и социально-экономическому развитию российского Дальнего Востока, нарисовали достаточно полную картину жизни национальностей данного региона, и отразили, наряду с другими вопросами, проблему взаимоотношений российских властей и корейцев. Однако, следует отметить, что написаны вышеназванные работы на основе известных трудов российских авторов, по сути, вторичны, и потому имеют для настоящего диссертационного сочинения ограниченную ценность.

35 36

Произведения японца Кимура Хидесуке и Ким Ионг Иль посвящены рассмотрению демографических изменений у корейцев Средней Азии и Казах

35 Ионова Ю.В. У корейцев Средней Азии/Жраткие сообщения Ин-та этнофафии им. Миклухо-Маклая. М.,1963.Вып.38. С.23-35

31 Югай И. Развитие современных этноязыковых процессов в инонациональной среде (На материалах исследования городских корейцев УаССР): Автореф. дис. кан. ист. наук. М.,1982.

32 Хан М.М. Язык и этническое самосознание корейцев Казахстана/У Кунцкамера. Этнографические тетради. СПб.,1996.С.35-60. и Kolarz W. The People of Soviet Far East. N.Y.,1954.

34 Stephan, J. J. The Russian Far East a History. Stanford. 1994.

35 Kimura Hidesuke. Korean Minorities in Soviet Central Asia and Kazakhstan//Koreans in the Soviet Union. Honolulu, 1987.

36 Ким Йонг Иль. Особенности демографического развития корейского населения: Автореф. дис. кан. экон. наук. М.,1996. стана. Особенностью работ является богатые картографические и статистические материалы. Существенным аналитическим недостатком этих сочинений можно назвать их компиляционный характер, присущий и ранее названным иностранным авторам.

При разработке собственных методологических подходов к теме автор обращался к работам исследователей, специализирующихся по истории корейцев в Америке. Для зарубежных корееведческих изысканий характерно изучение предмета в рамках экономической антропологии: представители данного направления акцентируют свое внимание на вопросах, связанных с этническим

37 предпринимательством, особенностью развития корейского бизнеса и других .

3. В третью группу объединена литература, посвященная вопросам истории, социально-экономической жизни и способам адаптации мигрантов Краснодарского края.

На материалах Краснодарского края был проведено исследование М.В. Саввы, посвященное конфликтологическому анализу межэтнических отношений в крае . Автором были рассмотрены такие проблемы как факторы формирования этнического статуса и механизмы функционирования этнических стереотипов в конфликтных ситуациях. Ключевым понятием исследования является этнический статус, который понимается М.В. Саввой как «один из элементов сложной системы социокультурных факторов этнического конфликта. Он образует предысторию конфликта, так как этностатусные позиции во многом задают тип взаимодействия участников конфликта, его остроту и продолжительность ещё до того, как конфликт становится социальной реальностью» . В 1998 г. в соавторстве с Е. Крицким М.В. Саввой была проведена серьезная практическая работа, основанная на предложенной руководителем Сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов профессором В. Тишковым модели мониторинга40. Цель программы - сравни

37 Light I. Immigrant Entrepreneurs in America: Koreans in Los Angeles// Glazer, Nathan (ed.). Clamor at the Gates: the new American Immigration. San Francisco, 1985. Pp. 161-178;Bonacich E. Korean Immigrant Small Business in Los Angeles// Sourcebook on the New Immigration/ Ed. by Roy S. Biyce-Laporte, N.Y. 1978. P. 167 -184; Bonacich E., Jung Tae Hwan. A Portrait of Korean Small Business in Los Angeles// Korean in LosAngeles/ Ed. by Eui-Young Yu, Earl H. Phillips, and Eun Sik Yong. Los Angeles, 1982.

38 Савва М.В. Этнический статус (конфликтологический анализ социального феномена). Краснодар, 1997.

39 Там же. С. 6.

40 Крицкий Е., Савва М. Модель этнологического мониторинга. Краснодарский край. М.,1998. тельный анализ динамики конфликтных ситуаций для предупреждения их в будущем. Этническая ситуация в Краснодарском крае была проанализирована на основе интерактивной матрицы по нескольким параметрам, среди которых: среда и ресурсы, власть, государство и политика, экономика и социальная сфера, контакты и стереотипы. Несмотря на ряд недостатков, что, на наш взгляд, прежде всего, обусловлено в некоторой степени отсутствием в современной социологической науке единой терминологической системы, работа имеет большое значение для всех исследователей, чьи интересы лежат в сфере как конфликтологии, так и этнологии.

Особенностям истории и основным тенденциям миграций на Кубани, этническим и социально-экономическим характеристикам мигрантов, вопросам межэтнической напряженности посвящены работы О.В. Матвеева, В.Н. Ракаче-ва, Д.Н. Ракачева, Я.В. Ракачевой, В.И.Черного41. Авторы выделяют три этапа миграции в Краснодарский край в XX в. Они отмечают, что развитие мигрант-ских процессов на первом этапе миграции - 1920-1940-е гг. - происходило под влиянием таких значимых социальных факторов, как Гражданская война и установление Советской власти, насильственная коллективизация, расказачивание, раскулачивание, неурожай и голод 1932-1933 гг. Второй этап -19501980-е гг. - отмечен новыми изменениями в динамике численности и структуре населения, характере миграции. Значительное влияние на миграционную подвижность на этом этапе оказали процессы реабилитации народов. Третий этап, по мнению авторов, начинается с 1990-х гг. и характеризуется обвальной ми

42 грацией в Краснодарский край .

В монографии, посвященной зшодемографической ситуации в крае в XX в., В.Н. Ракачев отмечает высокий уровень урбанизации некоторых народов, в том числе и корейцев, 63,87% от общей численности в Краснодарском которых проживали в городах43, и указывает, что за период с 1979 г. по 1989 г. числен Матвеев О.В. Этнические миграции на Кубани: история и современность/ О.В. Матвеев, В.Н. Ракачев, Д.Н. Ракачев. Краснодар, 2003; Ракачев

В.Н.Черный В.И. Этносы и этнические группы Краснодарского края: формы культурной организации. Краснодар, 2001; Мигранты в Краснодарском крае: проблемы адаптации и формирования толерантной культуры/ В.Н. Петров, В.Н. Ракачев, Я.В. Ракачева, В.И. Черный. Краснодар, 2002. Матвеев О.В. Этнические миграции на Кубани. С.170-171.

Ракачев В.Н. Этнодемографичесше процессы на Кубани в XX в. Краснодар, 2002. С.76. ность корейцев увеличилась в крае на 83 Д%44. В книге, написанной выше указанным автором в соавторстве с Я.Н. Ракачевой45, при анализе роли средств массовой информации в деле поддержания межэтнической толерантности, приводятся сведения о частоте упоминания корейской тематики в местной прессе. Авторами было отмечено, что в статьях кубанских газет за период 1.01.2001 по 1.09.2003 было упомянуто 53 народа, проживающих как на территории Краснодарского края, так и за его пределами. По подсчетам авторов о корейцах речь шла в 7 статьях, для примера, русские стали героями 75 публикаций, а казаки -14846.

В работе В.Н. Петрова, посвященной миграции населения современной России, затрагиваются такие вопросы, как: социальный характер и содержание миграционных процессов, социальные функции миграции, стратегии в адаптации мигрантов, проблемы толерантности в принимающем обществе. В монографии содержаться данные социологического исследования уровня межкультурной толерантности в Краснодарском крае в конце XX в., проведенного группой социологов под руководством В.Н. Петрова. Группы респондентов, опрашиваемых в ходе исследования, делились на подгруппы со славянским, кавказским и среднеазиатским населением и которые, в свою очередь, подразделялись на местных жителей и приезжих. По итогам опроса видно, что, по мнению опрашиваемых, к их народу корейцы относятся либо дружелюбно (диапазон ответов 25% - 11,4% в различных группах респондентов), либо безразлично (22,4 % - 12,5%)47. В.Н. Петров, рассматривая проблему межэтнических взаимодействий мигрантов, пишет, что «этнические стереотипы, существующие в виде личных установок (мое представление о людях этой национальности) или социальногрупповых установок (распространенных схем поведения), установок, почерпнутых из опыта других людей, явно уступают по своей предпочтительности значению реализации собственных ценностей, мотивов

44 Ракачев В.Н. Этодемофафические процессы на Кубани. С.77.

45 Ракачев В.Н., Ракачева Я.В. Краснодарский край: этносоциальные и этонодемографические процессы (вторая половина 1980-х - начало 2000-х гг.), Краснодар, 2003.

Тамже.С.191 я Петров В.Н. Миграция населения и этнические мигранты в современной России. Краснодар, 2004. С. 204. до и интересов, значению рационализированной целесообразности» .

4. Литература, использованная автором в методологических целях, объединена в четвертую группу.

Изучение корейской диаспоры невозможно без определения сущности таких понятий как «диаспора», «этничность», «этническая идентичность» и других. Для постсоветской науки пересмотр терминов стал актуален в силу кризиса идеологии как в обществе в целом, так и в науке в частности. Проблема определения национальности стала чрезвычайно остро не только для ученых, но в первую очередь для рядовых граждан, для которых разрешение ее было вопросом не только благополучия, но подчас и вопросом жизни и смерти. Многочисленные этнические конфликты, гражданские войны, мощные миграционные течение - все это требует внимания современных ученых. Даже если не придавать столь большого значения этническим конфликтам, проблема терминологии остается насущной в силу того, что в мире, который стремиться к глобализации, достаточно быстро изменяются принципы солидаризации людей. Атомизация личности в современном обществе естественным образом трансформировала этническое самосознание, сместив акцент от его групповой формы к индивидуальному проявлению. Эти процессы требуют описания в сообразных явлению терминах. Если для исследователя середины XIX в. не было проблемы гомогенного культурного общества, то для современного ученого, прежде всего для этнолога, трудность состоит, прежде прочего в том, чтобы найти свой объект - «этнос» как понимали его ещё совсем недавно создатели советской теории этноса»49, и соотнести это понимание с феноменом диаспоры или транскультурных сообществ настоящее время в отечественной и зарубежной историографии ведется активная дискуссия по поводу дефиниций указанных терминов50.

С.А. Арутюнов в статье «Этничность - объективная реальность»51 пыта

48 Петров В.Н. Миграция населения С. 173.

Заринов И.Ю. Время искать общий язык (проблема интеграции различных этнических теорий и концепций)//ЭО., 2000. №2. С. 3.

50 См.: Конструирование этничнос™: Сборник статей./Под ред. В. Воронкова и И. Освальд. СПб.,1998.; Sheffer 6. A New Field of Study Modem Diasporas in international Politics // Modem Diasporas in International Politics.L.1986. P. 1-15; Арутюнов С,А. Диаспора - это процесс//ЭО. 2000. №2. С.74-79; Брубейкер Р. «Диаспоры катаклизма» в Центральной и Восточной Европе и их отношения с родинами/Диаспоры: независимый научный журнал. 2000. №3. С.6-32; Милитарёв А. О содержании термина «диаспора» (к разработке дефиниции)// Диаспоры. 1999. № 1. С.24 -33; Тишков В.А. Исторический феномен диаспо-ры.//ЭО. 2000. №2. С. 43 - 63; Engelking A. The Natsyas of the Grodno Region of Belarus a Reld Study//Nations and Nationalism 5(2), 1999. P. 175-206.

51 Арутюнов С.А. Этничность - объективная реальность (отклик на статью С.В. Чешко)//ЭО. 1995.№5. С.7-10. ется подвести почву под исследования современных этнологов, создавая информационную концепцию этноса: «в основе возникновения и самоподдержания этносов лежат сгустки коммуникационных, информационных связей. Они же, несомненно, лежат и в основе создания других общественных группировок

- религиозных, профессиональных, политических, спортивных, любительских и т.д. Однако все такие группировки основываются на сгустках тематически выборочных инфосвязей, и только этнос базируется на лишенной всякой выбо-рочности их всеобщей совокупности»52.

В рамках изучения индустриальных и постиндустриальных сообществ формируется иной принцип изучения этнического, оперирующий категорией «этничность». Норвежский ученый Фредерик Барт рассматривает этничность как систему, формирующуюся в сознании членов той или иной этнической группы, существующей в рамках этнических границ. Сами этнические группы

- социальные конструкты, не имеющие реальной культурно-исторической подоплеки, поскольку люди, принадлежащие к одной группе, которую прочие исследователи могли бы охарактеризовать как этнос, в действительности различны в жизненных обстоятельствах. Именно поэтому критическим моментом исследования следует считать не реальное культурное содержание социальной группы, а её «этническую границу», которая может рассматриваться одновременно и как пространственный фактор, и как своеобразная ментальная модель53.

Понятие «граница» в смысле культурной, этнокультурной, этнической, не всегда конкретизировалось, но принцип обсуждался во многих исследованиях. М. Бахтин писал, что «культура вся расположена на границах. и каждый культурный акт существенно живет на границах; в этом его серьезность и значительность; отвлеченный от границ, он теряет почву, становится пустым, заносчивым, вырождается и умирает»54. Не культурная отличительность вообще, а те её характеристики, которые используются как маркеры групповых границ, разделяют этнические общности.

52 Арутюнов СА. Этничность - объективная реальность . С.7.

53 Barth F. Introduction II Ethnic Groups and Boundaries: the Social Organization of Culture Difference/ Ed. by F. Barth. Oslo, 1969.

54 Бахтин M.M. Вопросы литературы и эстетики. М., 1975. С. 25

Результатом первого в России крупномасштабного этносоциологического исследования, специально посвященного этническим границам, стала книга авторского коллектива института этнологии и антропологии РАН под руководством Л.М. Дробижевой «Социальная и культурная дистанция. Опыт многонациональной России»55. Работа интересна как историографическим анализом современной ситуации в понимании термина «этническая граница» и социально-психологического компонента в гуманитарных науках, так и практическими материалами социологического исследования, проводившегося в 1997— 1998 гг. в республиках Татарстан, Тыва, Саха (Якутия) и г. Москва. В зону исследования попали такие проблемы, как политическая ситуация и социальный статус как факторы интеграции и дезинтеграции этнических обществ, идеология, язык, религиозность и историческая память в контексте межэтнических отношений и этническая граница в психологии людей. Авторы монографии приходят к выводу, что этническую идентичность можно рассматривать как важнейшую основу внутригруппового и межгруппового взаимодействия. Они отмечают, что этничность имеет ряд особенностей. Этничность связывает и соли-даризует на основе группового членства, что считается одним из ее главнейших свойств, что выделяется многими исследователями, начиная с Т. Парсонса. Р.Г.Абдулатипов определяет этничность прежде всего как «своеобразную форму консолидации людей для выполнения каких-то социальных и культурных задач»56. Она мифологична: её главная опора - миф об общей культуре, происхождении, истории. Чрезмерная этничность вызвана ростом национальной напряженности. Этничность обладает «двойным дном» - правила для внешнего пользования и внутренние принципы. Она переживается эмоционально. Достоинство, гордость, страхи присутствуют в межэтнических сравнениях57. В силу этих качеств этничность очень подвержена политическим изменениям.

По мнению Г.У. Солдатовой, этническое самосознание и этническая идентичность взаимосвязаны следующим образом: этническая идентичность, с одной стороны, уже, так как представляет собой когнитивно-мотивационное

55 Социальная и культурная дистанция: опыт многонациональной России. М.,1998.

56 Там же. С. 35.

57 Там же. С.36 - 37. ядро этнического самосознания, а с другой - шире, поскольку содержит в себе слой этнического бессознательного. Поэтому этническая идентичность должна рассматриваться и как главенствующая характеристика этнического самосознания, так и как его «изнанка» - бессознательное .

В. Воронков и И. Освальд предлагают собственную трактовку термина этничность. «Говоря об этничности, мы ведем речь о форме групповой - возникшей в результате приписывания себе и другим определенных черт - идентичности, характер которой не определяется «вещественными» культурными признаками, но в которой, однако, представление о различных широких общностях способствует формированию рамок для коллективных действий»59.

Рядом ученых проблемы этничности рассматриваются в рамках изучения диаспор. С 1999 г. в Москве в свет выходит специальный журнал «Диаспоры: независимый научный журнал», посвященной данной проблеме. Термин «диаспора» происходит от греческого слова «рассеяние», первоначально он применялся для описания форм и состояния многовекового существования еврейского народа вдали от исторической родины, среди чужих народов, религий и культур. В настоящее время диапазон понимания термина более широк: от признания диаспоры феноменом только еврейского народа60 до расширения этого понятия и отождествления его с транснациональной общностью, строящейся не по социальному или этническому, а по политическому принципу. Ю.И. Семе

61 62 нов и С.А. Арутюнов рассматривают диаспоры как периферийные проявления этносов или этносоциальных организмов.

Наиболее важной для написания данной работы стала трактовка диаспо= риальных процессов, предложенная В.А. Тишковым. Исходной дефиницией диаспоры, как полагает исследователь, является следующий постулат: «диаспора - это те, кто сам или их предки были рассеяны из особого «изначального» центра в другой или другие периферийные или зарубежные регионы. Обычно под «родиной» имеется в виду регион или страна, где сформировался историко

58 Солдатом Г.У. Психология межгруппавой напряженности. М., 1998.

59 Воронков В., Освальд И. Постсоветские этничности/Жонетруирование этничности. С. 12.

60 Милитарёв А. О содержании термина «диаспора» (к разработке дефиниции)// Диаспоры, М., 1999. №1. С.24 - 33.

81 Семенов Ю.И. Этнос, нация, диаспора //ЭО, 2000. №2. С.64 - 73. и Арутюнов С.А. Диаспора - это лроцесс.//ЭО, 2000. №2. С.74 - 79.

• культурный облик диаспорной группы и где продолжает жить основной, культурно схожий с ней массив. Это своего рода штатная ситуация, но и она при ближайшем рассмотрении оказывается сомнительной63. Рассматривая характеристики диаспоры, одной из главнейших В.А. Тишков полагает идеологию, основу которой составляет мысль о том, что члены диаспоры никогда не смогут быть полностью приняты обществом проживания. Согласно его определению, с которым склонен согласится автор настоящего исследования, диаспора, -«это культурно отличительная общность на основе представления об общей родине и выстраиваемых на этой основе коллективной связи, групповой солидарности и демонстрируемого отношения к родине. Если нет подобных характеристик, значит, нет и диаспоры. Другими словами, диаспора - это стиль жизненного поведения, а не жесткая демографическая и тем более этническая реальность, и тем самым это явление отличается от остальной рутинной миграции»64.

Однако практически все исследователи сходятся в одном: диаспоры образовались путем насильственной или добровольной миграции этнических групп за пределами своей исторической родины. Они живут в принимающих странах на положении меньшинств, сохраняя или реконструируя свою этническую или этнорелигиозную идентичность и общинную солидарность65.Помимо вышеназванных работ для написания данной диссертационной работы были использованы концептуальные сочинения П. Бурдье, рассматривавшего процесс формирования и механизма действия символической власти - власти творить вещи при помощи слов66, И. Гофмана, развивавшего теорию по

67 рождающей перспективы , Р. Редфилда и Р. Билза и др., писавших об аккультурации .

5. В пятую группу автором включены разноплановые сочинения спра

63Тишков В.А. Исторический феномен диаспоры//ЭО. 2000. №2. С.49

04Там же. С. 50.

65 Брубейкер Р. «Диаспоры катаклизма» в Центральной и Восточной Европе и их отношения с родинами// Диаспоры. 2000. №3. С.6-32.

06 См.: Бурдье П. Социальное пространство и символическая власть//Начала. Choses dites/Tlep. Н.А. Шматко. М., 1994. С. 181-207.

67 Гофман И. Представление себя другим в повседневной жизни/ Пер. с анг. А.Д. Ковалева. М., 2000.; См. так же:Тойе X. Концепция порождающей перспективы как основание норвежской социальной антропологии// Доклад на конференции «Социальные организации и обычное право». Краснодар, 24 - 26 августа 2000 г.

68 Redfield R., Lipton R, Herskovits M. Memorandum on the Study of Acculturation //American Anthropologist.V. XXXVIII, 1936, P. 149-152; Hallowell A.I. Sociopsy-chological Aspects of Acculturation IIR. Lipton (ed.) The Science of Man in the World Crisis. N.Y. 1945, P. 171-200; Herskovits M. Acculturation: The Study of Culture ф Contact. N.Y., 1938; Engelking A. The Natsyas or the Grodno Region of Belarus: a Field Study II Nations and Nationalism 5 (2), 1999, p. 175-206; Билэ P. Аккультурация// Антология исследований культуры. Т. 1. Интерпретация культуры. СПб:, 1997. С.348 -370. вочного характера, посвященные истории и культуре материнского этноса корейцев: очерки по истории, культуре, этнографии и религии современных южных и северных корейцев, дающие возможность восстановить культурный контекст формирования корейской общности в эмиграции и сравнить пути развития метропольной и диаспорной культуры69.

Справочные издания «Корея: краткие сведения» , «Добро пожаловать в республику Корея»71 или «Korea. A Historical and Cultural Dictionary»72 предоставляют исследователю наиболее существенную информацию о культуре корейцев в прошлом и настоящем, позволяя не только проследить развитие некоторых её элементов, но и оценить влияние на них инородных традиций, в частности японской и американской культуры. В то же время, многие элементы повседневной и ритуальной культуры российских корейцев было бы весьма затруднительно интерпретировать без рассмотрения их через призму шаманисти-ческого восприятия мира, присущего корейцам в древности, и без соотнесения их с аналогами у современных зарубежных корейцев .

В целом, степень изученности интересующей автора темы можно охарактеризовать следующим образом: несмотря на кажущееся разнообразие и многочисленность исследовании, посвященных корейской истории и культуре, имеется много белых пятен, одно из которых - рассмотрение корейской диаспоры как явления. Корейская диаспора СССР и постсоветского пространства изучена чрезвычайно слабо, при этом большая часть ученых акцентирует свое внимание на начальном периоде иммиграции корейцев в Россию и депортации. Сведения о современном положении корейцев в России и других странах, входивших в СССР, носят фрагментарный характер. Анализ сущности такого явления как диаспора в новом историческом контексте - задача, требующая внимания современных исследователей.

68 McCormik L. G. Korea since 1850. Melbourne, 1993; Lew Seung-kook. Confucianism and Korean Social Structure// Korean and Asian Religious Traditions/Ed. by

Yu Chai-shm. Toronto, 1977, P. 356-370;Гарусенко Т. Что подарить корейцу?// Дружба: газета Краснодарской краевой национально-культурной автономии корейцев. Краснодар, 1999. Nat; Корея: справочник. Сеул: Корейская служба информации для зарубежных стран, 1993; Ланьков А.Н. Современная свадьба в южнокорейском городе//ЭО„ 1997. №6. С.55-62; Kirn Doo-jung. Korea: Geographical Perspectives. Seoul, 1988; im Chae-hae. Meaning of Wafer in Korean Folk Religion. // Koreana. Vol. 10, No.3, autumn 1996; Jae-Un Kirn. The Koreans: their Mind and Behavior. Seoul, 1991, Covell A. C. Folk Art and Magic: Shamanism in Korea. Seoul, 1998;

70 Пан Хван Чжу. Корея: краткие сведения. Корея, Пхеньян, 1988.

71 Добро пожаловать в Республику Корея! Сеул, 1998.

72 Korea. A Historical and Cultural Dictionary/ Ed. by Pratt, К & Run, L. 1999.

73 См.: Волошина J1 M. Библиография Кореи 1917 -1970. М., 1981, Анализ российской исследовательской литературы по корейской тематике/Ким Сон Хан,.

Цели и задачи исследования.

Основной целью диссертационного исследования является комплексное изучение историко-культурных процессов в корейской переселенческой группе Краснодарского края в контексте российской истории и оценка места и роли корейской диаспоры в социально-экономическом и культурном развитии региона.

Поставленной цели подчинены следующие задачи: реконструировать историю миграции корейцев в Российскую империю: её причины, этапы, демографические особенности; выявить основные черты национальной политики по отношению к корейцам в дореволюционной России и СССР; исследовать историко-культурные факторы формирования корейской диаспоры Краснодарского края: время переселения, демографическую динамику; рассмотреть процессы социальной адаптации корейцев Кубани; изучить способы самоорганизации корейской диаспоры; проанализировать проблемы создания и функционирования национальных организаций корейцев Краснодарского края.

Методология и методика исследования.

Методологическую основу диссертации составили принципы историзма и объективности. Большое значение для работы имел системный подход: события и явления рассматривались как целостная совокупность элементов культуры. Основополагающий принцип данного труда, которым руководствовался автор, это междисциплинарный подход к изучаемому предмету. В связи с этим в работе использовались исторические, этнографические и социологические методы исследования. Из специально-исторических методов применялись исто-рико-генетический - изучение изменений предмета в процессе его исторического движения - и историко-сравнительный - сравнение явлений и событий с другими подобными, но отделенными от изучаемых пространством или временем, с целью раскрытия их сущности. Эти методы наиболее отвечали требо

Ким Хен Ми, Чон Ен Хи. Сеул, 1997; Корейцы Казахстана и Средней Азии в зарубежных исспедованиях/Сост. Г.Н. Ким. Алма-Ата, 1990. ваниям рассмотрения таких проблем, как национальная политика, проводимая по отношению к корейским переселенцам в России, а также вопросам создания и функционирования корейских организаций.

Социологические и этнографические методы в настоящее время не имеют жестких различий. Главные этнографические методы, элементы которых автор использовал в своем исследовании, - включенное наблюдение и глубинное интервью уже давно находятся на службе обеих наук. К сожалению, включенное наблюдение в настоящее время не имеет широкого поля применения.

Жизнь современного городского, впрочем, как и сельского, жителя, глубоко сегментирована, частноцентрирована и неупорядочена. Даже наиболее заинтересованные респонденты могут уделить исследователю лишь ограниченное время и внимание. И едва ли современный исследователь может себе позволить надолго отложить свои административные функции, преподавательскую деятельность и другие значимые, в том числе и для материального обеспечения научного проекта, дела, чтобы высвободить время, требуемое для включенного наблюдения. Так же верно и то, что многие жизненно важные сферы современной жизни просто закрыты для тщательного исследования данным методом в силу возросшего в обществе чувства приватности. Ни одна общественная (национальная организация) и частная корпорация (производственный коллектив) не будет в течение продолжительного периода времени терпеть праздного наблюдателя, не участвующего в их деятельности. Россияне научились ценить и активно защищать свою частную жизнь. В результате, ученый не имеет возможности участвовать как наблюдатель в жизни многих людей, которых он хочет понять. Эти два фактора, недостаток времени и уважение к частной жизни, воздвигают серьезные препятствия применению метода включенного наблюдения.

Однако это же делает метод глубинного интервью столь ценным для исследователя. Эта исследовательская стратегия позволяет изучать жизнь индивидуумов без нарушения их частной жизни или испытания их терпения. Этот метод дает доступ к культурным категориям и предположениям, в соответствии с которыми некая культура толкует мир; он дает то, что условно можно назвать взгляд на культуру изнутри». При этом по-особому ставится вопрос о выборке. Важнее работать дольше и с большей тщательностью с несколькими людьми, чем более поверхностно со многими (для решения многих узких исследовательских задач вполне достаточно восьми респондентов)74. Сведения, полученные у столь малой группы, ни в коей мере не могут экстраполироваться на всю генеральную совокупность, предлагая вместо этого возможность взглянуть на сложный характер, организацию и логику культуры. Количественные методы (в частности опрос и анкетирование) автор применял в случае, если требовалось обнаружить, насколько широко распространено данное явление.

Одна из разновидностей глубинного интервью - биографический метод15. Биографический метод охватывает способы измерения и оценки жизненно - исторических свидетельств, рассказанных или сообщенных сведениях о жизни с точки зрения тех, кто эту жизнь прожил. Наряду с этим в исследование включаются другие виды данных (результаты опросов, данные наблюдений, акты, семейно-исторические документы и прочее)76. В центре биографического исследования находится процесс включения индивида в социум и приобретаемый при этом человеком жизненный опыт. Ценность метода заключается не в репрезентативности, но в представлении вариативности типов социальных связей в исследуемых группах. В своем анализе полученного материала автор стремился не упустить два важных, на его взгляд, методологических момента. Первый заключался в том, что современные ценности респондента формируют его интерпретацию собственной истории77, второй - все антропологические исследования являются в свою очередь интерпретациями интерпретаций, а центральная задача исследователя - воссоздание ощущения данной ситуации78. Автор считает, что одной из основных методологических задач данного исследования должно стать восстановление объемного изображения современного су

74 McCracken G. The Long Interview/ Qualitative Research Methods, vol.13. Newbury Park, London, New Delhi. 1988.

75 См.: Фукс-Хайнритц В. Биографический метод.//Биографический метод: история, методология, практика /Под. ред. Е.Ю Мещеркиной, В.В. Семеновой. М.,1994. С.11-41, Хоффман А. Достоверность и надежность в устной истории// Биографический метод. С. 42-50; Берто Д., Малышева М. Культурная модель русских народных масс и вынужденный переход к рынку.// Биографический метод. С. 94-146.

75 Фукс-Хайнритц В. Биографический метод. С. 12

77 Lummis Т. Structure and Validity in Oral Evidence// The Oral History Reader / Ed. by R. Perks and A. Thomson. London.: N.Y., 1998. P. 273 - 283.

78 См.: Гирц К. С точки зрения туземца: о природе понимания в культурной антропологии// Девятко И Ф. Модели объяснения и логика социологического исследования. М., 1996. С. 89-108. ществования корейской диаспоры Краснодарского края. При этом автор полагает, что любой факт, в том числе сам факт существования преграды в исследовании, будь то негласное правило не предоставления информации «частным лицам», с которым так или иначе приходилось сталкиваться в своей работе ученым, занимающимся проблемами национальностей, или отказ информантов давать интервью, может быть интерпретирован и привлечен для более полного освещения изучаемого вопроса. Важным моментом в работе автора было сотрудничество не только с информантами, сознательно идущими на сотрудничество, но и с людьми, скептически настроенными к ученому, научному проекту и корейской диаспоре, а также к собственной принадлежности к корейской культуре.

Источниковой базой диссертационного исследования явились опубликованные и неопубликованные источники: законодательные документы, документы общественных организаций, статистические источники, периодическая печать, источники личного происхождения (устные мемораты, интервью, фотографии).

Законодательные документы явились важным источником при разработке таких проблем, как формирование корейской диаспоры в контексте национальной политики Российской империи, СССР и России; юридические основы создания и функционирования корейских общественных объединений. Среди наиболее значимых следует отметить Закон РСФСР «О реабилитации репрес

7Q сированных народов» от 26 апреля 1991 г., Закон РФ «Об общественных объединениях»80 от 19 мая 1995 г.; Закон РФ «О национально-культурной автономии»81 от 25 июня 1996 г., Закон Краснодарского края «О пребывании и жительстве на территории Краснодарского края»82 от 27 марта 2002 года. Комплекс источников, посвященных истории депортации корейцев, отражен в опубликованных сборниках документов, в частности в так называемых Белых книгах , где опубликованы документы, отражающие социально-экономическое

79 Ведомости Сборник Нормативных Документов Верховного Совета РФ. М., 1991. №18. Ст. 572.

Собрание законодательства РФ. М ,1995. №21. Ст. 1930.

81 Собрание законодательства РФ. М., 1996 г. №25. Ст. 2965.

02 Информационный бюллетень Законодательного Собрания Краснодарского края. Краснодар, 2002.№34.27 мая.

63 Белая книга о депортации корейского населения России в 30-40 гг. Кн.1. М., 1992; Белая книга о депортации корейского населения России в 30-40 гг. Кн.2. М., 1997. и политическое положение корейцев в СССР накануне депортации («Устав Союза корейцев, проживающих на территории СССР», утвержденный Дальневосточным Революционным Комитетом 4 октября 1924 г., доклад «Массовая работа Национальных советов исполкомов и участие нацменшинств в массовой работе смешанных советов исполкомов Владивостокского округа» и др.), постановления, меморандумы и шифрограммы, отражающие этапы подготовки и проведения депортации, в том числе «Постановление Совнаркома СССР и ЦК ВКП (б) от 21.08.1937 г. «О выселении корейского населения из приграничных районов Дальневосточного края») и т.д. Материалы о депортации корейцев -мартиролог, фотокопии архивно-следственных дел репрессированных корейцев, фотографии и личные письма осужденных по обвинению в шпионаже корейцев - представлены в сборниках документов из фондов Центрального архива ФСБ РФ84.

Важным источником информации по теме стали документы общественных организаций: официальные документы национально-культурных объединений корейцев Краснодарского края. Группа представлена уставами и протоколами заседаний национальных организаций корейцев. Она дает наиболее полное представление о целях и задачах изучаемых объединений, о социально-политических программах и путях их реализации, о течениях в идеологии организаций. Немаловажным является тот факт, что протоколы заседаний носят неформальный характер, а потому, помимо стандартной информации о времени, месте и повестке дня, содержат комментарии происходивших в ходе заседания событий, что позволяет рассмотреть поднятые проблемы «изнутри», глазами носителя другой культуры. Автор впервые вводит в научный оборот находящиеся в текущем архиве Краснодарской краевой национально-культурной автономии корейцев (далее - ККНКАК), протоколы заседаний Краснодарской краевой ассоциации российских корейцев (ККАРК) за 1996 г., протоколы заседаний Краснодарской городской корейской национально-культурной автономии (КГКНКА) и ККНКАК за 1998 -1999 гг. Сведения об основных направлем Корейцы -жертвы политических репрессий в СССР (1934- 1938).Кн.1. М., 2000; Корейцы -жертвы политических репрессий в СССР (1934-1938) Кн.2, М„ 2002. ниях деятельности корейских общественных организаций, методах работы и структурных особенностях организаций представлены также в уставах объединений корейцев; в частности, в материалах диссертации отражены ос о положения, содержащиеся в уставе ККНКАК и проекте устава Корейской национально-культурной автономии Южного федерального округа86.

Сведения о численности, знании языка, половозрастном составе, образовании и основных сферах занятости корейцев Краснодарского края содержатся в разнообразных статистических источниках. Источники, помогающие представить динамику численности и демографические особенности корейцев исследуемого региона, представлены материалами переписей населения: Первой Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г.87, Всесоюзных пе

88 89 90 реписеи населения 1926 гЛ 1979 тГ и 1989 г. и Всероссийской переписи населения 2002 г.91. Для освещения темы привлечены данные официальной государственной текущей статистики: статистические сборники и справки дали обширный фактический материал, тщательная обработка которого позволила

Q9 существенно обогатить общую картину жизни корейцев России . В качестве важной составляющей данной группы источников следует отметить отчеты комитетов по народному образованию о подготовке кадров для национальных школ, находящиеся на хранении в Государственном архиве Краснодарского (ГАКК). В тексте диссертации были использованы статистические материалы, содержащиеся в документах трех фондов ГАКК. Это: Р - 1246 - «ЦСУ СССР: Статистическое управление Краснодарского края. Краевое управление народно-хозяйственного учета Центрального управления народно-хозяйственного учета Госплана СССР. Сентябрь 1937 - 24 марта 1941 г. Управление статистики уполномоченного Госплана СССР по Краснодарскому краю ЦСУ Госплана

35 Устав ККНКАКУ/ Текущий архив ККНКАК (г. Краснодар),1999.

86 Устав Корейской национально-культурной автономии Южного федерального округа (npoeKr).http://knka-ufo.mail333.com/docs/ustav%20prj.htm. Дата обращения 10.02.2004.

87 Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г, Т. 68. Терская область.СПб.,1904.

89 Всесоюзная перепись населения 1926 г. Том. V. Крымская АССР, Северо-Кавказский край, Дагестанская АССР. М., 1928. 83 Население СССР: По данным Всесоюзной переписи населения 1979 г.М., 1980.

30 Предварительные итоги Всесоюзной переписи населения 1989 г.: национальный состав населения Краснодарского края/Яекущий архив Краснодарского краевого комитета государственной статистики. Краснодар, 1989.

010 некоторых итогах Всероссийской переписи населения 2002 г. http7/www.aks.ni/PEREPIS/isnitoqi.htm. Дата обращения 15 июня 2004 г.

02 Численность и миграция населения Краснодарского края в 1999 г.: Стат. бюллетень. Краснодар, 2000;Справка Краснодарского краевого комитета государственной статистики «О динамике численности корейцев в Краснодарском крае» № 16/1218 от 13.11.2001/Яекущий архив Краснодарского краевого комитета государственной статистики; Ответ Департамента по организационно-кадровой работе, взаимодействию с органами местного самоуправления и внутренней политике Администрации Краснодарского фая на запрос КГИАМЗ им. Е.Д. Фелицына № 11-03/557 от 31.07.01//Научный архив КГИАМЗ им. ЕД. Фелицына. Краснодар,2001.

СССР. 24 марта 1941 - 10 августа 1948 г.», опись 1, дело 985 «Краевые сводки по культурному строительству и народному образованию за 1953 г.» Количест

Q-3 во листов 140 . Фонд Р-889 «Краснодарский городской отдел народного образования». Опись 1. 1928-1940 гг. Дело 114 «Статистические сведения о национальном составе учащихся учебных заведений города Краснодара и переписка с ними о проведении украинизации 16 янв. 1931 - 29 сен. 1931»94. Фонд Р-365 «Кубано-Черноморский областной отдел народного образования (Исполнительного комитета Кубано-Черноморского областного Совета рабочих и крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов». Опись 1. 1920-1924 гг., дело 408 «Статистические сведения о количестве нерусских национальностей Ку-бано-Черноморской области и переписка с отдельскими отделами народного образования о представлении сведений в них. 10 окг. 1920 - 10 авг. 1922»95.

Дополнительные сведения о демографических характеристиках корейской диаспоры Краснодарского края на настоящем этапе ее развития можно почерпнуть в данных неофициальной переписи корейцев, проводимой национальными организациями корейцев Северо-Кавказского региона96.

Культурно-исторические аспекты существования диаспоры получили наиболее полное отражение в периодической печати. Для изучения данного аспекта наибольшую значимость имеет анализ материалов, содержащихся в газете «Дружба», издаваемой ККНКАК с сентября 1999 г. в г. Краснодаре, а также в изданиях, публикуемых другими корейскими национальными объединениями на русском языке: газетах «Корейская диаспора» (г. Москва), «Российские корейцы» (г. Москва), «Вондон» (г.Уссурийск), международном журнале «Коре Сарам» (г. Санкт-Петербург) и др. Из них можно получить сведения об особенно актуальных проблемах корейского меньшинства: о возрождении культуры, языка, о событиях в жизни корейцев в Краснодарском крае, в России и за рубежом, о деятельности государства и неправительственных организаций, влияющих на жизнь корейской диаспоры, о мероприятиях, проводимых

93 ГАКК Р -1246. Оп. 4. Д. 985. Л. 96 об.; ГАКК Р-1246 Оп. 4 Д. 985 Л. 97 об.

94 ГАКК Р - 889. Оп. 1.Д.114. Л.88;ГАКК Р- 889. Оп 1. Д.114. Л. 90; ГАКК Р- 889. Оп.1 Д.114. Л. 186; ГАКК Р - 889. Оп.1 Д. 114. Л. 145. ss ГАКК Ф. Р-365. Оп.1. Д.408. Л.51.

S6 Список корейцев - жителей п. Яблоновский - членов Корейской национально-культурной автономии республики Адыгея, 2000 (ксерокопия)//Личный архив автора; Реестр членов ККНКАК (2000 г.): электронная версия// Текущий архив ККНКАК (г. Краснодар), 2000.

ККНКАК и другими национально-культурными объединениями корейцев. Электронные версии некоторых корейских газет представлены в сети Интер

97 нет .

Источники личного происхождения: интервью, проводимые автором и зафиксированные на электронных носителях, беседы с информантами, фотографии событий, людей, артефактов; дневники полевых наблюдений, проводимых в Краснодарском крае в 1996 - 2004 гг. - все это существенно дополняет картину изучаемого явления, реконструируемую автором по иным источникам. В тексте настоящей диссертационной работы приведены фрагменты 25 биографических интервью и бесед, взятых автором у респондентов за период с 1996 по 2001 гг. в г. Краснодаре, г. Курганинске, г. Сочи, г. Адлере, пос. Лазаревском Краснодарского края, поселках Яблоновском, Энеме, Тахтамукае Республики Адыгея. В интервью, записанных на электронные носители или фиксированных в ходе беседы письменно, освещен широкий спектр вопросов: история корейских семей в России, причины и предпосылки переезда в Краснодарский край, особенности социальной, экономической и культурной адаптации к условиям инокультурного окружения, особенности межнациональных отношений, сохранность элементов традиционной соционормативной культуры корейцев, деятельность корейских национальных организаций и прочее. Воспоминания очевидцев и жертв политических репрессий, военных столкновений, рассказы корейцев, находившихся у истоков создания современных общественных организаций корейцев Краснодарского края проливают свет на события, которые имели важное значение для носителей корейской культуры.

Важной частью в работе автора стало знакомство и использование материалов, помещенных во всемирной сети Интернет, которая становится тради= ционным источником информации для современных социальных и исторических исследований. Их несомненным достоинством является оперативность. Кроме того, свобода слова в Интернете позволяет осветить наиболее острые проблемы, а глобальность компьютерной сети дает возможность привлечь ра

97 «Российские корейцы! (общероссийская газета) - www.korea.nm.ru: «Сеульский вестник» (корейская газета на русском языке, Сеул) www.vestnik.tripod.com. нее недоступные материалы, находящиеся в обороте у зарубежных ученых. Диссертантом использовались сведения, помещенные на страницах электронных версии СМИ, на корееведческих ресурсах98 и сайтах общественных организаций", а также официальных веб-страницах различных государственных учреждений, где содержатся сведения о наличии регистрации различных организаций, документы, освещающие основные тенденции развития федеральной и местной законодательной базы, касающейся вопросов миграции, межнацио

100 нальных отношении, развития толерантности и другие

Таким образом, несмотря на разноплановость содержания источников, в целом источниковая база достаточна для построения научной концепции. Вся совокупность доступных ранее и введенных в оборот источников служила для комплексного научного анализа культурно-исторических аспектов формирования корейской диаспоры Краснодарского края в XX - начале XXI вв.

Научная новизна исследования определяется тем, что впервые в историографии делается попытка проанализировать наиболее важные проблемы развития корейской диаспоры на территории Краснодарского края с использованием междисциплинарного подхода. Автором введены в научный оборот источники, которые ранее не изучались учеными. В ходе специального и комплексного исследования были:

• определены хронологические рамки и демографические характеристики начального этапа формирования корейской диаспоры России и особенности адаптации корейских переселенцев в контексте мировой истории в целом и национальной политики Российской империи и СССР в частности;

• реконструированы основные этапы миграции корейцев на территорию Краснодарского края и даны характеристики основным этапам переселенческого движения корейцев в исследуемый регион: 1920-е гг. - 1960-е гг. - период спорадического переселения корейцев на территорию края, миграция не носила массового характера; 1960-е гг. - 1980-е гг. - период экономической ми

88 Материалы о советских корейцах: www.fortunecitv.conn/meltinQpot/channpion/65/soviet k.htm: Сайт Корейской культурно-информационной службы в Москве: www.infokorea.ru: сайт «Восточный портал», www.oriental.ru. эа Сайт Корейской национально-культурной автономии Южного федерального округа РФ. www.knka-info.mail333.com; Официальный сайт Общероссийского объединения корейцев (00К). www.korvoin.ru.

100 Государственный комитет статистики России - www.gks.ru; Краснодарский краевой комитет статистики, www.kraistat.kuban.ru: Официальный сервер грации корейцев из внутренних регионов СССР; 1990-2000 гг. - период политической миграции корейцев;

• установлены основные причины миграции корейцев из стран ближнего зарубежья на территорию Краснодарского края в конце XX в. - начале XXI в. - социально-политический кризис и военные действия в государствах - республиках бывшего СССР;

• определены демографические характеристики современной корейской диаспоры Краснодарского края;

• сделаны выводы о том, что основные формы социально-экономической и культурной адаптации корейцев в инокультурном обществе и формирование этнической идентичности зависят от ряда факторов, среди которых: условия социализации, связь поколений, исторический опыт семьи;

• рассмотрены вопросы бытования корейских традиций и языка как этнодифференцирующих и этносохраняющих элементов культуры корейцев Краснодарского края;

• показаны механизмы построения мигрантами социальных связей, адаптации и интеграции в принимающее общество;

• освещены проблемы создания федеральных корейских общественных организаций: причины и предпосылки возникновения, основные направления и формы деятельности;

• рассмотрены хронология создания корейских национально-культурных организаций Краснодарского края, цели и задачи, тенденции развития объединений корейцев в контексте российской истории, поставлена проблема зависимости направленности деятельности объединения от личных характеристик главы организации;

• показаны основные направления деятельности корейских национально-культурных автономий в деле развития межкультурного диалога и толерантности в Северо-Кавказском регионе; изучены и введены в научный оборот новые источники, содержащиеся в текуадминистрации и городской думы г. Краснодара, http://med.krd.ru. щих архивах корейских национально-культурных организаций Краснодарского края, ГАКК и Краснодарском краевом комитете государственной статистики.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Формирование и развитие корейской диаспоры в России обусловлено следующими факторами: 1. социально-экономической и политической ситуацией в Корее в конце XIX в.; 2. природно-географическими и климатическими условия Дальневосточного края Российской империи, где складывалась корейская диаспора на начальном этапе миграции; 3. национальной политикой Российской империи и СССР по отношению к переселенцам из Кореи.

2. Складывание корейской диаспоры на территории Краснодарского края происходило в несколько этапов, отличавшихся друг от друга численностью, социально-экономическими и демографическими параметрами. 1920-е гг. - 1960-е гг. - период спорадического переселения корейцев на территорию края, миграция не носила массового характера; 1960-е гг. - 1980-е гг. - период экономической миграции корейцев из внутренних регионов СССР; 1990-е -2000-е гг. - период политической миграции корейцев.

3. Конструирование культурной и этнической идентичности обусловлено рядом факторов, среди которых: условия социализации, связь поколений, исторический опыт семьи и индивидуума.

4. Для современного поликультурного сообщества Краснодарского края характерна ситуация культурного фронтира, в условиях которого формируется двойственная корейско-русская идентичность корейцев исследуемого региона.

5. В последние годы XX в. - начале XXI в. в России наблюдается рост этнического самосознания российских корейцев, что сопровождается усилением интереса к корейскому языку и культуре, истории Кореи и корейской диаспоры.

6. Возникновение национально-культурных объединений корейцев обусловливается как ростом национального самосознания, так и политикой государства в сфере межнациональных отношений.

7. Корейские национально-культурные автономии Краснодарского края играют активную роль в поддержании толерантности на Северном Кавказе.

Теоретическая и практическая значимость данной работы определяется актуальностью темы и междисциплинарным подходом к разрешению поставленных в исследовании задач. Материалы диссертационного проекта могут представлять интерес для специалистов, чьё научное внимание приковано к кругу вопросов, связанных с историей России и Краснодарского края, с проблемами миграции, адаптации мигрантов в новой для них культурной среде, межкультурного взаимодействия, а также для лиц, занятых в сфере разработки и проведения политики в области межнациональных отношений в Краснодарском крае и РФ. Фактические материалы и теоретические выводы исследования могут быть использованы в практике учебной работы вузов при подготовке учебных пособий, в лекционных курсах, в специальных курсах по истории, социологии, этнологии, краеведению, в частности, по истории меньшинств и диаспор Краснодарского края.

Апробация результатов исследования была осуществлена на международных научных конференциях: в г. Ярославле «Россия и Восток: основные тенденции социально-экономического и политического развития» в 1998 г., в г. Краснодаре «Социальные организации и обычное право» (2000, 2001 гг.); и на ежегодных научных конференциях студентов, аспирантов и молодых ученых КубГУ (1997 - 2000 гг.) в г. Краснодаре. Полученные в ходе исследования результаты отражены в 5 публикациях общим объемом 2 п.л.101

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на совместном заседании кафедры истории древнего мира и средних веков и кафедры новой и новейшей отечественной истории и социологии Кубанского государственного университета.

Структура работы подчинена проблемно-хронологическому принципу.

101 Бахмет (Попова) Ю.Н. Корейская диаспора Краснодарского края/У Россия и Восток: основные тенденции социально-экономического и политического развития: Тезисы докладов к общероссийской научно-методической конференции. Ярославль, 1998. С. 104-105; - 0,2 п.л.;Её же. К проблеме организации национального общества корейцев в России (на примере Краснодарского края)//Социальная организация и обычное право: Материалы научной конференции 24-26 августа 2000 г. Краснодар, 2001. С.72-78; - 0,4 п.л.; Её же. Корейская семья в России (к вопросу о конструировании этничности)//Голос минувшего: Кубанский исторический журнал. Краснодар, 1999. № 1-2. С. 67-69; -0,5 п.л.; Её же. Из истории корейских культурно-национальных организаций в России в 90-е гг. XX векаЛГолос минувшего: Кубанский исторический журнал. Краснодар, 2000. №3-4. С.52-56; - 0,6 п.л.;Её же. Заселение корейцами российского Дальнего Востока (историография вопросам/УПроблемы всеобщей истории: Международный сборник научных и научно-методических трудов. Армавир, 2000. Вып.6. С. 153-157.-0,3 п.л.

В соответствии с целью и задачами диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Попова, Юлия Николаевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Комплексное исследование историко-культурных аспектов формирования корейской диаспоры Краснодарского края в контексте российской истории позволило сделать следующие выводы.

Особенностью условий формирования культуры корейцев в Российской империи была вырабатывание стереотипов идентичности в рамках жесткой и непоследовательной национальной политики, проводимой по отношению к ним с момента начала миграции, стимулированной социально-экономическим, политическими военным кризисом на исторической родине.

Историю переселения корейцев в Российскую империю можно условно разделить на два периода, характеризующиеся особыми хронологическими и социально-экономическими и политическими признаками. Первый период -1849 - 1863 гг. - экономическая миграция, вызванная социально-экономическим кризисом в Корее; второй - 1905 - 1910 гг. - политическая миграция, катализатором которой послужила аннексия Кореи Японией. Власти

Российской империи проводили политику ограничения потока корейских иммигрантов, поскольку рассматривали Дальневосточный регион как территорию, способную принять переселенцев из районов Центральных России и разрешить земельный кризис, имевший там место. К корейцам, приехавшим в Россию на постоянное место жительства, применялась политика активной ассимиляции. Кроме того, корейцы рассматривались как проводники враждебной Российской империи японской идеологии, в этой связи депортация

• и создание на землях русских корейцев буферной зоны с Японией в глазах российских чиновников была правомерной.

В этом смысле сталинский режим стал приемником стереотипов, сложившихся в имперских государственных службах в вопросах взаимоотношений с корейским меньшинством России.

После Октября 1917 г. корейцы приняли активное участие в создании нового государства. Результатом содействия большевистскими властями стало создание в 1927 г. на Дальнем Востоке Посьетского корейского национального района, просуществовавшего в течение десяти лет. Корейские иммигранты, видя в большевиках союзников в борьбе против Японии, сотрудничали с ними по многим вопросам. Но, несмотря на провозглашение права на предоставление гражданства для всех корейцев, проживающих в Советском государстве, лишь малая доля корейских иммигрантов получила соответствующий статус и права. Национальные распри между русским и корейским населением, сложности в координации действий центрального и местных комитетов, расположенных весьма далеко друг от друга на огромной территории, частые сбои в административной системе - все это привело к тому, что процесс предоставления советского гражданства корейцам затянулся. Определенные опасения у властей вызывал быстрый рост политического влияния корейцев на партийные органы. Наряду с политикой переселения, по отношению к мигрантам из Кореи советское правительство активно проводило коллективизацию. Создаваемые корейские колхозы становились не только экономической единицей нового строя, но приобретали значительный политический вес, будучи оплотом нового социалистического порядка, в противовес «кулакам», которые в большинстве своем были русскими по национальности. В рамках проекта благоустройства социально-культурной сферы жизни корейцев соблюдался относительный баланс между стремлением корейцев сохранить свои этнические особенности и практической необходимостью знания государственного языка страны, которая становилась для большинства прибывших в Россию корейцев новой родиной.

Масштабная депортация корейского населения с Дальнего Востока в республики Средней Азии и Казахстан, предпринятая сталинским режимом в 1937 г., стала не только политико-экономическим ударом по корейской общности, но привела к радикальным изменениям в процессе формирования этнических черт у общности, которую условно называют «русскими» или «российскими» корейцами: историческая связь с родиной предков была прервана, традиционные корейские верования, традиции, обычаи, язык были практически утрачены. Корейская общность приобретала черты общности «советской».

Процесс расселения корейцев по территории СССР происходил чрезвычайно медленно. Причинами данного явления послужили не только политика государства, препятствующая свободным внутренним миграциям, но и сельскохозяйственная специфика занятий основной части корейского населения, которой антагонистичны всякого рода инновации. Случаи приезда корейцев на постоянное место жительства в изучаемый регион до середины 60-х гг. XX в. единичны, и до этого времени на территории Краснодарского края проживала незначительная по численности группа корейцев.

Пересмотр национальной политики в период «оттепели» способствовал значительному изменению в демографии, началась активная миграция из региона Средней Азии и Казахстана, в том числе и на Северный Кавказ. Массовая миграция корейцев в Краснодарский край проходила двумя волнами: 1.) 1960-е гг. - 1980-е гг., когда корейское население Краснодарского края выросло почти в 6 раз и составило по переписи 1989 г. 1,8 тыс. чел. Это экономическая миграция, корейцы, практиковавшие систему подряда -кобончжи, приезжали на заработки на территорию Северного Кавказа. 2.) 1990-е гг. - 2000-е гг. Корейское население Кубани выросло почти в 2 раза и составило 3 тыс. чел. Этот период может характеризоваться как политическая миграция, вызванная социально-политическими катаклизмами в республиках Центральной Азии и Казахстана, которые ко времени распада Союза были местом сосредоточения основной части корейского населения.

Процесс формирования диаспоры есть складывание в условии национальной напряженности у некой группы людей, которых общественное мнение инородного окружения и этнические лидеры называют корейцами, эмоционально переживаемого мифа об общей культуре, происхождении, истории, закрепляемого через создание культурных границ, обособляющих, в том числе и экономически, от принимающего общества. Ключевой проблемой формирования корейской диаспоры является проблема конструирования этнической идентичности, находящимися «в рассеянии» в переделах России выходцами из Кореи и их потомками. Корейская диаспора Краснодарского края -многоплановое явление, она состоит из представителей разных поколений корейцев из различных регионов бывшего СССР. В связи с этим в этнической идентификации её членов наблюдается значительные отличия, определяемые неодинаковыми условиями их социализации.

Двойственная этническая идентификация, присущая местным корейцам, далеко не редкость, особенно в таком регионе как Краснодарский край, который по многим признаком молено определить как зону фронтира - зону контакта культур. В ситуации фронтира возникает активный диалог культур, в котором «корейцы» выступают не только как реципиенты сложившихся социальных отношений, но и как доноры. Самый типичный пример такого донорства - массовое распространение блюд корейской кухни, которые пользуются большим спросом у местного населения.

В период социально-экономических преобразований в СССР в 1990 гг. в корейском сообществе, как и в других пластах поликультурного социума, стало цениться наличие предпринимательских навыков и успешность в коммерции, которая существовала в сфере вненациональной. Знание законов рынка, наряду со знанием законов, работающих в других сферах жизни поликультурного сообщества Краснодарского края, общение «на ты» с обществом инородным способствовало не только успешной карьере вне, но и признанию полезности корейского мигранта как межкультурного медиатора внутри корейского сообщества. В то же время, эти факторы ценностного диалога с принимающим обществом способствовали изменению свойств, присущих культуре корейцев.

Корейцы Краснодарского края, находясь в иноэтничном окружении, адаптация и продвижение в котором возможны только при условии активного диалога с культурой доминирующего населения, не испытывая при этом внешнего давления со стороны как государственного законодательства, так и сложившихся в обществе этнических стереотипов, попадают в ситуацию, в которой коренным образом изменяется принцип построения внутри- и межгрупповых отношений. Общинные и семейные связи постепенно отходят на второй план, разрушаются. В связи ослаблением общинных связей сфера употребления родного языка сужается до семейного общения. Однако и в этой области корейский язык постепенно вытесняется русским. Всё большее значение предается не столько реалиям исторических судеб корейцев, сколько разнообразным конструктам, важное место среди которых занимает принцип «землячества», что, вероятно, имеет весьма архаичные корни. В настоящее время корейская семья претерпевает изменения: в частности, уменьшается количество детей в семье. Реалии сегодняшней жизни корейцев и, вероятно, существование в рамках российского законодательства, трансформируют институт семейно-брачных отношений.

В постперестроечное время, в связи с общим ростом национального самосознания граждан республик бывшего СССР, начинается процесс объединения корейцев в рамках национальных организаций, целью которых провозглашалось осуждение и отмена всех преступных законов и актов о репрессиях, а так же осуществление практических и действенных мер по исправлению последствий репрессивных действий сталинского тоталитарного режима. Одним из важных направлений в работе корейских организаций являлось налаживание связей с исторической родиной и корейцами, живущими в других странах СНГ и дальнего зарубежья.

Основной задачей создаваемых корейских национальных организаций, в том числе объединений корейцев Краснодарского края, на современном этапе развития является консолидация корейцев. В качестве самых мощных консолидирующих мотивов выдвигается тема национального культурного возрождения. Под национальным возрождением понимается в первую очередь возвращение в сферу обыденного употребления соционормативных стереотипов и языка. В качестве перспективы развития диаспоры её идеологами называется интеграция корейцев в российское общество на правах полноправного субъекта. Значительную роль в создании официальных организаций играет экономический фактор, а именно система государственных дотаций, которые рассматриваются корейскими идеологами как компенсация за ущерб, нанесенный корейской диаспоре в годы сталинского режима. Политический фактор отступает на второй план ввиду ряда причин, среди которых малочисленность и разобщенность корейской диаспоры. Внешнеполитическая ориентация корейских организаций (северокорейская или южнокорейская) оказывает большое влияние на решение проблем, касающихся существования корейской диаспоры в России, в том числе и вопроса о территориальной автономии корейцев в Российской Федерации.

Кроме внутренних противоречий, связанных с различиями в ориентации лидеров национальных организаций на Южную и Северную Корею, разобщающих корейскую диаспору, важным фактором, на взгляд автора, в формировании идеологии отношений между организациями и государством является отсутствие политического мифа, который можно условно назвать мифом об «исконной земле». Не может служить разрешением проблемы самоопределения корейцев перспектива миграции на историческую родину, по примеру немцев и евреев, из-за миграционных законов Южной Кореи, т.к., направленные на репатриацию южно-сахалинских корейцев, покинувших Корейский полуостров после 1945 г., они препятствуют возвращению основной части корейцев России на историческую родину. Кроме того, российские корейцы, в том числе корейцы Краснодарского края, отвечая на вопрос об их желании вернуться в Корею, подчеркивают, что рассматривают в качестве «исторической родины» российский Дальний Восток, откуда в 1937 г. были депортированы их предки, но не Корею, историческая связь с которой была прервана.

В 1990-е гг. в Краснодарском крае создаются национально-культурные организации корейцев, в качестве важнейших направлений деятельности которых заявляются работа с молодежью - ориентирование молодых людей в образовательной и трудовой сфере, консолидация корейцев, возрождение корейской культуры и языка. Практическая деятельность организации в условиях посредника между краевой властью с одной стороны и корейской диаспорой с другой преобразовала её цели и задачи. Из общественно-политического объединения корейцев Краснодарского края (как мыслилось основателям ассоциации), оно стало общественно-культурной организацией, чьи официально постулируемые функции не выходят за рамки содействия корейцам в изучении родного языка и обеспечении информационной помощи соотечественникам. В силу ряда причин, в числе которых и невозможность полномасштабной помощи корейским переселенцам из Казахстана и республик Центральной Азии, где проживают много родственных «местным» корейцам семей, и разочарование в целесообразности изучения родной культуры и языка, некоторая часть корейской диаспоры не поддерживает данные объединения.

Среди корейцев Краснодарского края, являющихся членами корейских национальных организаций, высок уровень лиц с высшим образованием. Корейцы Краснодарского края заняты в науке, культуре, образовании, медицине, юридической сфере, журналистике. В мае 1998 г. в г. Краснодаре была образована городская национально-культурная автономия корейцев, преобразованная в феврале 1999 г. в Краевую корейскую национально-культурную автономию. Она проводит работу по поддержанию и развитию национальных традиций и культуры, изучению родного языка, укреплению дружбы и сотрудничества со всеми народами, проживающими в крае.

Конечной целью деятельности Краснодарской краевой национально-культурной автономии корейцев этнические лидеры мыслят формирование общности корейцев, гармонично существующей в рамках российского многонационального государства.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Попова, Юлия Николаевна, 2004 год

1. ГАКК. Ф. Р 889. Оп.1. Д.114. Л.88 «Распоряжение Крайкомнаца по ГорО-НО о предоставлении сведений об обучающихся в городе Краснодаре националах».

2. ГАКК. Ф.Р 889. Оп.1. Д.114. Л. 145 «Ответ на запрос Крайкомнаца заведующего Педагогическим рабфаком».

3. ГАКК. Ф.Р 889. Оп.1. Д.114. Л. 90.«Сведениям о составе учащихся националов по учебным заведениям гор. Краснодара по сост. на 1/Х-31 г.»

4. ГАКК.Ф. Р 1246. Оп.1. Дело 985. Л. 97 об. «Сводном отчете по 43-м техникумам».

5. Предварительные итоги Всесоюзной переписи населения 1989 г. Национальный состав населения Краснодарского края// Текущий архив Краснодарского краевого комитета государственной статистики. Краснодар,!989.

6. Справка Краснодарского краевого комитета государственной статистики «О динамике численности корейцев в Краснодарском крае» № 16/1218 от13.11,2001//Текущий архив Краснодарского краевого комитета государственной статистики. Краснодар, 2001.

7. Расчетные данные о численности постоянного населения отдельных национальностей по состоянию на 1 января 2001. №11-12 от 10.05. 2001// Текущий архив Краснодарского краевого комитета государственной статистики Краснодар, 2001.

8. Устав Краснодарской краевой национально-культурной автономии корейцев (далее ККНКАК)//Текущий архив ККНКАК. Краснодар, 1999.

9. Протокол собрания Краснодарской краевой Ассоциации российских корейцев (далее ККАРК) №1 от 10.02.1996// Текущий архив ККНКАК. Краснодар, 1996.

10. Протокол собрания ККАРК №2 от 10.02.1996//Текущий архив ККНКАК. Краснодар, 1996.

11. Протокол собрания ККАРК №4 от 1.03. 1996 //Текущий архив ККНКАК. Краснодар, 1996.

12. Протокол собрания ККАРК №5 от 10.03.1996//Текущий архив ККНКАК. Краснодар, 1996.

13. Протокол собрания ККАРК №6 от 7.04.1996//Текущий архив ККНКАК. Краснодар, 1996.

14. Протокол собрания Краснодарской городской корейской национально-культурной автономии (КГКНКА) №1 от 21. 05.1998//Текущий архив ККНКАК. Краснодар, 1998.

15. Протокол собрания КГКНКА №3 от 7.02.1999// Текущий архив ККНКАК. Краснодар, 1999.

16. Протокол собрания КГКНКА №4 от 24.02.1999 // Текущий архив ККНКАК. Краснодар, 1999.21 .Протокол собрания ККНКАК № 1 от 12 .06. 1999// Текущий архив ККНКАК. Краснодар, 1999.

17. Протокол ККНКАК № 3 от 26.08. 1999// Текущий архив ККНКАК. Краснодар, 1999.23 .Реестр членов ККНКАК (2000 г.). Электронная версия// Текущий архив ККНКАК. Краснодар, 2000.

18. Список корейцев жителей п. Яблоновский - членов Корейской национально-культурной автономии республики Адыгея, 2000 г. (ксерокопия)// Личный архив автора.

19. Листовка корейской национально-культурной автономии в р. Адыгея// Архив автора.

20. План работы информационно-культурного центра республики Корея на май-декабрь 2000 г. (копия) // Архив автора.

21. Интервью. Ким Н.А. Запись октябрь 1996//Личный архив автора. Тетрадь по корейск. языку №2. Краснодар, 1996.

22. Интервью. Андрей К. 1939 г.р. Запись 28.02.98// Личный архив автора. Полевой дневник. Краснодар,1998.

23. Интервью. Владимир X. 1939 г.р. Запись 28.02.98//Архив автора. Кассета 9. Краснодар, 1998.

24. Интервью. Цой Син Хи (?) г.р. Запись 3.05.1998//Личный архив автора. Полевой дневник. Краснодар, 1998.

25. Интервью. Андрей К. 1939 г.р. Запись 27.05.98// Личный архив автора. Полевой дневник. Краснодар,1998.

26. Интервью. Муж. 1942 г.р. Запись 26.11.98// Личный архив автора. Полевой дневник. Сочи, 1998.

27. Интервью. Андрей К. 1976 г.р. Запись 20.12.98.// Личный архив автора. Кассета 19. Краснодар, 1998.

28. Интервью. Никифор К. 1947 г.р. Запись16.01.99// Личный архив автора. Кассета 21. Курганинск,1999.

29. Интервью. Ян-хиУ. 1917 г.р. Запись16.01.99// Личный архив автора. Кассета 21. Курганинск, 1999.

30. Интервью. Андрей К. 1976 г.р. Запись16.01.99// Личный архив автора. Кассета 22. Курганинск,1999.

31. Интервью. Венера П. 1953 г. р. Запись 16.01.99// Личный архив автора. Кассета 22. Курганинск, 1999.

32. Интервью. Никифор К. 1947 г.р. Запись 16.01.99// Личный архив автора. Кассета 22. Курганинск, 1999.

33. Интервью. Никифор К. 1947 г.р. Запись!6.01.99// Личный архив автора. Кассета 23. Курганинск, 1999.

34. Интервью. Олег К. 1945 г. р. Запись. 15.05.1999//Личный архив автора. Кассета 27. Краснодар,1999.

35. Интервью. Угай К.М. 1930 г.р. Запись 12.06.1999// Личный архив автора. Полевой дневник. Краснодар, 1999.

36. Интервью. Белла Т. 1939 г. р. Запись17.06.2000//Личный архив автора. Кассета 31.Красно дар, 2000.

37. Интервью. Элла Х.1950 г.р. Запись 17.06.2000// Личный архив автора. Кассета 31. Краснодар, 2000.

38. Интервью. Жен. (?) г.р. Запись 6.08.2000// Личный архив автора. Полевой дневник. Краснодар, 2000.

39. Интервью. Елена П. 1977 г.р. ЗаписьЮ.09.2000// Личный архив автора. Кассета 37. Краснодар,2000.

40. Интервью. Хан Э.К. 1940 г.р. Запись 6. 11. 2000// Личный архив автора. Полевой дневник. Красно дар,2000.

41. Интервью. Дмитрий X. 1977 г. р. Запись 12.11.2000//Личный архив автора. Полевой дневник. Краснодар, 2000.

42. Интервью. Ольга Л. 1978 г.р. Запись 12.11. 2000//Личный архив автора. Полевой дневник. Красно дар,2000.

43. Интервью. Елена. (?) г.р. Запись 6.02.2001//Личный архив автора. Полевой дневник. Краснодар, 2001.

44. Интервью. Ирина Л. (?) г. р. Запись 6.02.2001//Личный архив автора. Полевой дневник. Краснодар,2001.51.1Фнтервью. Владимир (?) г.р. Запись 17. 05. 2001// Личный архив автора. Полевой дневник. Краснодар,2001.

45. Интервью. Сим Л.М. 1951 г.р. Запись 25.07.2001//Личный архив автора. Полевой дневник. Краснодар, 2001.

46. Интервью. Хан В.И. Запись 27.11.2001//Личный архив автора. Полевой дневник. Краснодар, 2001.

47. Йнтервью. Лариса С. 1951 г.р. Запись 17.10.2002 // Личный архив автора. Кассета 44. Краснодар, 2002.

48. Интервью. Лариса С. 1951 г.р. Запись 17.10.2002 // Личный архив автора. Кассета 45. Краснодар, 2002.

49. Ь) Опубликованные материалы:1. Законодательные акты

50. Закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» от 26 апреля 1991 г.// Ведомости Сборник Нормативных Документов Верховного Совета РФ. М.,1991. №18. Ст. 572

51. Закон РФ «Об общественных объединениях» от 19 мая 1995 г.// Собрание законодательства РФ. М., 1995. №21. Ст. 1930.

52. Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Т. 68. Терская область.СПб.,1904.

53. Всесоюзная перепись населения 1926 г. Том. V Крымская АССР, СевероКавказский край, Дагестанская АССР. М., 1928.

54. Объяснительная записка к этнографической карте Сибири. Труды комиссии по изучению племенного состава населения СССР и сопредельных стран. Ленинград, 1929. Вып. 17.

55. Население СССР: По данным Всесоюзной переписи населения 1979 г.М., 1980. 9.Численность и миграция населения Краснодарского края в 1999 г. Статистический бюллетень. Краснодар, 2000.

56. Народное хозяйство СССР в 1980 г.: Стат. ежегодник/ ЦСУ. М.,1981.1..60 лет Краснодарскому краю (1937-1997):Юбилейный стат. сборник. Краснодар, 1997

57. Численность корейского населения в России по регионам // Корейская диаспора. 1997. №13. Периодическая печать

58. Ли О. Престиж нации//Жизнь национальностей. 1997. №2-3.

59. Ли О. Корейская диаспора России на современном этапе//Корейская диаспора. 1997.№1.

60. Хван Ю.С. Слово о сонсяниме // Корейская диаспора. 1998. № 6,7,8.

61. Москва слезам верит// Дружба: газета ККНКАК. Краснодар, 1999. № 1.

62. Пу В. Кореец человек с клеймом?// Дружба. Краснодар, 1999.№1.

63. Чу-сок созывает друзей// Дружба. Краснодар, 1999.№1.

64. Хан В. Вдали от родины предков мы должны быть вместе, жить одной большой семьей. //Дружба. Краснодар, 1999.№1.

65. Адресная помощь пришла из Москвы// Дружба. Краснодар, 1999. №2.

66. Год Дракона встретим пятого февраля// Дружба. Краснодар, 1999. №2.

67. Центр поддержит регионы//Дружба. Краснодар, 2000. №3.

68. Отправим Сашу на чемпионат // Дружба. Краснодар, 2000. №3.

69. Политика «Солнечного тепла» разрушит систему «Холодной войны»// Дружба. Краснодар, 2000. №3.

70. Праздник для дедушек и бабушек// Дружба. Краснодар, 2000. №3.

71. Север принял «оливковую ветвь», протянутую Югом// Дружба. Краснодар, 2000. №4.

72. Тен В. Строитель Автономии// Дружба. Краснодар, 2000. № 4.4. Сборники документов

73. Белая книга о депортации корейского населения России в 30 40 годах/Сост. Ли У Хё, Ким Ён Ун. Кн. 1.М.1992.

74. Белая книга о депортации корейского населения России в 30 40 годах/Сост. Ли У Хё, Ким Ён Ун. Кн. 2. М.,1997.

75. Корейцы жертвы политических репрессий в СССР (1934 - 1938).Кн.1. М., 2000.

76. Корейцы жертвы политических репрессий в СССР (1934 - 1938). Кн.2. М., 2002.

77. Национальный вопрос в программах и документах политических партий и объединений современной России. М.,1994.5. Отчеты гос. чиновников

78. Граве В.В. Китайцы, корейцы и японцы в Приамурье. Отчет уполномоченного министерства иностранных дел В.В. Граве. СПб., 1912.

79. Песоцкий В.Д. Корейский вопрос в Приамурье. Отчет В. Д. Песоцкого. Хабаровск, 1913с) Материалы, размещенные в сети Интернет:

80. Устав Корейской национально-культурной автономии Южного федерального округа (npoeKT).http://knka-ufo.mail333.com/docs/ustav%20prj.htm. Дата обращения 10.02.2004.

81. Программа достижений цели в работе КНКА ЮФО. http://knka-ufo.mail3 3 3 .com/docs/prg%20pri .htm.

82. Официальный сайт Общероссийского объединения корейцев (ООК). http ://www.korvoin.ru/docs/rf.html

83. Национальные объединения г. Краснодара. http://webcenter.ru/~cemes/CNK.htm.

84. Сервер администрации и городской Думы г. Краснодара. Национально-культурные объединения г. Краснодара.http://med.krd.ru/www/home.nsf/webdocs/1152C27FD15CE9E6C3256D7B00458097 .html.

85. Сайт молодежного движения корейцев Поколение.ги. htpp://pokolenie.utl.ru/st/low.htm

86. Сайт «Восточный портал», www.oriental.ru

87. Региональная общественная организация «Краснодарский правозащитный центр» «Мониторинг проявлений национализма, ксенофобии и нетерпимости в Краснодарском Kpae»//htpp://kpd.nvrs.ru/bib/nazi-02.html

88. Информационно-аналитический центр «Sova» «Nationalism and Xenophobia. Политический дискурс» htpp://xeno-sova-center.ru/213716E/24C2CF7/284E7D6 ?view=all

89. Сайт Корейской культурно-информационной службы в Москве: www.infokorea.ru

90. Сайт Краснодарского краевого комитета государственной статистики. www.kraistat.kuban.ru

91. Предварительные итоги Всероссийской переписи населения 2002 г. по Краснодарскому краю// Сайт Администрации Краснодарского края. http://admkrai.kubaji.ru/news/region/2003-l 9/9714/html Дата обращения 30 августа 2004.

92. Общероссийская газета «Российские корейцы», www.korea.nm.ru.

93. Корейская газета на русском языке «Сеульский вестник». www.vestnik.tripod.com.

94. С октября каждый россиянин может официально стать марсианином// Информационно-новостной портал Newsru.com.http://www.newsru.eom/russia/l 1 Sep2002/perepis.html. Дата обращения 17 августа 2004.

95. МРНКА выдвигает Олега Кима на пост председателя НС ФНКА// Официальный сайт газеты Ариран-пресс. http://www.arirang.ru/newsl9.htm Дата обращения 12 мая 2004.

96. Национальные объединения Краснодарского края поддерживают на выборах мэра Краснодара Никола Приза// Новости Краснодара и Краснодарского края -Мультипортал 21 век. http://www.mp21 .ru/kras/news/?newsid=2200 Дата обращения 23 мая 2004.

97. Краснодарская городская общественная организация «Центр понтийско-кавказских исследований». «Мониторинг дискурса межэтнических отношений, культивируемых в Краснодарском крае». htpp://history.kubsu.ru/centr дата обращения 5 марта 2004d) Видеоматериалы:

98. Интервью с Н. Кимом//АСОК. Видеофильм «Депортация».

99. Выступление Хан В.И. 1945 г.р. на ГТРК Кубань. Запись 22.08.2001//Личный архив автора. Видео-копия. Краснодар,2001.11. Использованная литератураа) Монографические работы и статьи на русском языке

100. Абашин С. Концепции этничности и экономические стратегии в среднеазиатском обществе// Этничность и экономика. С. 12-17.

101. Аносов С. Корейцы в Уссурийском крае. Хабаровск; Владивосток, 1928.

102. Арутюнов С.А. Диаспора- это процессЮО. 2000. №2. С.74-79.

103. Арутюнов С.А. Этничность объективная реальность (отклик на статью С.В. Чешко)//ЭО. 1995.№5. С.7-10.

104. Банникова Л.М. Маргинальность как социально-патологическая форма адаптации населения к меняющимся условиям жизни (к постановке проблемы). http://aomai.ab.ru/Books/Files/2000-02/l9/рар 19.html Дата обращения 18 марта 2001.

105. Бахмет (Попова) Ю.Н. Корейская диаспора Краснодарского края//Россия и Восток: основные тенденции социально-экономического и политического развития: Тезисы докладов к общероссийской научно-методической конференции. Ярославль, 1998. С. 104-105.

106. Бахмет (Попова) Ю.Н. К проблеме организации национального общества корейцев в России (на примере Краснодарского края)//Социальная организация и обычное право: Материалы научной конференции 24-26 августа 2000 г. Краснодар, 2001. С.72-78.

107. Бахмет (Попова) Ю.Н. Корейская семья в России (к вопросу о конструировании этничности)//Голос минувшего: Кубанский исторический журнал. Краснодар, 1999. №> 1-2. С. 67-69.

108. Бахмет (Попова) Ю.Н. Из истории корейских культурно-национальных организаций в России в 90-е гг. XX века//Голос минувшего: Кубанский исторический журнал. Краснодар, 2000. №3-4. С.52-56.

109. Ю.Бахмет (Попова) Ю.Н. Заселение корейцами российского Дальнего Востока (историография вопросам/Проблемы всеобщей истории: Международный сборник научных и научно-методических трудов. Армавир, 2000. Вып.6. С. 153157.

110. П.Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. М., 1975.

111. Берто Д., Малышева М. Культурная модель русских народных масс и вынужденный переход к рынку// Биографический метод. С. 94-146.

112. Билз Р. Аккультурация// Антология исследований культуры. Т. 1. Интерпретация культуры. СПб:, 1997. С.348 370.

113. Боук Б.М. Фронтир или Пограничье: роль зыбких границ в истории Донского казачества//Доклад наконференции «Социальные организации и обычное право». Краснодар, 24-26 августа 2000 г.

114. Бредникова О., Панченко О. Этичность «этнической экономики» и социальные сети мигрантов// Этничность и экономика/ Под ред. О. Бредниковой, В. Во-ронкова, Е. Чикадзе. Центр независимых социологических исследований. Труды. Вып.8. СПБ,2000. С. 47 54.

115. Брубейкер Р. «Диаспоры катаклизма» в Центральной и Восточной Европе и их отношения с родинами//Диаспоры: независимый научный журнал. 2000. №3. С.6-32.

116. Бугай Н.Ф. «Погружены в эшелоны и отправлены к местам поселений» JI. Берия И. Сталину// История СССР. 1991. №1.

117. Бугай Н.Ф. 40-50-е годы: последствия депортации народов (свидетельствуют архивы НКВД-МВД СССР)// История СССР. 1992. №1. С. 125-126.

118. Бугай Н.Ф. Выселение советских корейцев с Дальнего Востока//Вопросы Истории. 1994. №5. С. 141-148.

119. Бугай Н.Ф. За что переселяли народы//Советская Кубань, Краснодар, 1989. 13 июля.

120. Бугай Н.Ф. К вопросу о депортации народов СССР в 30-40-х годах//История. 1989. №6.

121. Бугай Н.Ф. JI. Берия И. Сталину «Согласно Вашему указанию. »//Корейская диаспора. 1997. №3.

122. Бугай Н.Ф. О выселении корейцев из Дальневосточного края/Ютечественная история. 1992. №6. С. 140 -168.

123. Бугай Н.Ф. Российские корейцы и политика «солнечного тепла». М., 2002.

124. Бугай Н.Ф. Социальная натурализация и этническая мобилизация (Опыт корейцев России)/Под ред. М.Н. Губогло. М.,1998.

125. Бурдье П. Начала. Choses dites/TIep. Н.А. Шматко. М., 1994. М., 1994.

126. Валитов В.Н. Социальные сети российских иммигрантов и коренных жителей. htpp .'//www.nir.ru/sj/sj/sj l-2-00valit.html Дата обращения 2 мая 2003.

127. Волкова Н.Г, Кабардино-Балкария: современные этнодемографические и этнокультурные процессы//Северный Кавказ: этнополитические и этнокультурные процессы в 20 в. М., 1996. С. 7-32.

128. Воронков В., Освальд И. Постсоветские этничности/ЯСонструирование этничности. СПб,1998. С. 6 36

129. Гарусенко Т. Корея на перекрестке эпох// Дружба. Краснодар, 1999.№1.

130. Гарусенко Т. Что подарить корейцу?// Дружба: газета Краснодарской краевой национально-культурной автономии корейцев. Краснодар, 1999. №1

131. Гирц К. С точки зрения туземца: о природе понимания в культурной антропологии// Девятко И.Ф. Модели объяснения и логика социологического исследования. М., 1996. С. 89-108

132. Государство и негосударственные некоммерческие организации: формы поддержки и сотрудничества//Институт экономики переходного периода.http://www.iet.ni/personal/shishkin/gosnegos/gosnagos -html. Дата обращения 19 декабря 2003 г.

133. Гофман И. Представление себя другим в повседневной жизни/ Пер. с анг. А.Д. Ковалева. М., 2000.

134. Губогло М. Тактика и стратегия национальной автономизадии и деавтономи-зации в посткоммунистической России // Национально-культурные автономии и объединения: антология / Сост. М.Н. Губогло, И.В. Нам. Т.1. М.Д995. С.21.

135. Джарылгасинова Р. Культура и быт корейцев совхоза «Раушан» Кунградско-го района Каракалпакской АССР// Краткие сообщения Ин-та этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. 1960. Вып. 35.С.61.

136. Джарылгасинова Р.Ш. Из истории возникновения и бытования русских наименований корейских повелений на Дальнем Востоке (вторая половина XIX -начале XX в. //Ономастика Поволжья: Материалы VII конференции по ономастике Поволжья. М.,1997.С.64 -76.

137. Джарылгасинова Р.Ш. К вопросу о культурном сближении корейцев Узбекской ССР с соседними народами (традиционное и новое в хозяйстве и материальной культуре)// Советская этнография, 1966. №5. С.З -14.

138. Джарылгасинова Р.Ш. Культура и быт корейцев совхоза "Раушан" Кунград-ского района Каракалпакской АССР// Краткие известия Ин-та этнографии им. Миклухо-Маклая, М.,1960. Вып.35. С.54-64.

139. Ионова Ю.В. У корейцев Средней Азии//Краткие сообщения Ин-та этнографии им. Миклухо-Маклая. М.,1963.Вып.38. С.23-35

140. Кабузана В.М. Как заселялся Дальний Восток. Хабаровск, 1976. С. 188.

141. Ким Б.Д. Ветры наших судеб: Советские корейцы. История и современность. Ташкент, 1991.

142. Ким Г.Н. Причины депортации корейцев.http://world.lib.ru/k/kimoi/d2rtf.shtml Дата обращения 23 февраля 2004 г.

143. Ким М.Т. Корейские интернационалисты в борьбе за власть Советов на Дальнем Востоке (1918 1922). М.,1979.

144. Ким Сын Хва. Очерки истории советских корейцев. Алма-Ата, 1965.

145. Конрад Н.И. Очерки социальной организации и духовной культуры корейцев на рубеже XIX XX вв. //Неопубликованные работы. Письма. М., 1996. С. 17106.

146. Котов В.И. Депортационные процессы и этнодемографическая ситуа-ция//Народы России: проблемы депортации и реабилитации. Майкоп, 1997.С.76 -100.

147. Котов В.И. Этнодемографическая ситуация в РСФСР в 60-80-е го-ды//Отечественная история. 1992. № 5. С.32 41.

148. Котовская М.Г., Шалыгина Н.В. Московские корейцы (тендерные аспекты адаптации)// Тендерные проблемы в общественных науках. Отв. ред. И.М. Семашко. М., 2001.С.237-252.

149. Красильников С. А. Советская система принудительного труда: некоторые черты и особенности формирования в конце 1920-х первой половине 1930-хгодов Jittp://gf.nsuTii^akiimshm/kTasilnikovl996.shtml. Дата обращения 10 января 2004.

150. Крицкий Е., Савва М. Модель этнологического мониторинга. Краснодарский край. М.Д998.

151. Ланьков А. Корейцы СНГ, или Необыкновенные приключения конфуцианцев в России. http://www.riiss.ru/politics/20020109-lan-pr.htinl Дата обращения 1 апреля 2004.

152. Ланьков А.Н. Корейцы СНГ: страницы истории. http://lankov.oriental.ru/d25.slitml. Дата обращения 23 мая 2004 г.

153. Ланьков А.Н. Современная свадьба в южнокорейском городе //ЭО. 1997. №6. С.55-62.

154. Ли Квангю. Корейская диаспора в мировом контексте//ЭО, 1993. №3. С.27-39

155. Ло Ен Дон. Проблемы российских корейцев истоки и перспективы решения. М.,1995.

156. Логинов М. Третья Корея//Коре. 1991. 14 декабря.

157. Матвеев О.В. Этнические миграции на Кубани: история и современность/ О.В. Матвеев, В.Н. Ракачев, Д.Н. Ракачев. Краснодар, 2003.

158. Мигранты в Краснодарском крае: проблемы адаптации и формирования толерантной культуры/ В.Н. Петров, В.Н. Ракачев, Я.В. Ракачева, В.И. Черный. Краснодар, 2002.

159. Милитарёв А. О содержании термина «диаспора» (к разработке дефиниции)// Диаспоры. 1999. № 1. С.24 -33.

160. Наивные заметки о Южной Корее. Азартны ли корейцы? http://sik.agava.ru/sk/005.html Дата обращения 11 мая 2002 г.

161. Нам С.Г. Корейский национальный район: (Пути поиска исследователя). М., 1991.

162. Нам С.Г. Российские корейцы: история и культура (1860-1925 гг.). М.,1998

163. Национальная политика России: история и современность. М.,1997. 67.0беремко О.А./Кириченко М.М. Вынужденные переселенцы на Кубани: институциональная перспектива управления. Краснодар,2001.

164. Осипов А.Г. Идеология "миграционной политики" как элемент конструирования этнической конфликтности (на примере Краснодарского и Ставропольского краев). Htpp://www.igpi.ru/info/people/osipov/krasnodarstavr.html#ftnl4.

165. Пак Б.Д. Корейцы в Советской России (1917 конец 30-х гг.). М.; Иркутск; СПб, 1995.

166. Пак Б.Д. Корейцы Российской империи. Иркутск, 1994.

167. Пак М.Н. Корея в середине XIX в.// Всемирная история: в 10-ти тт./ Под ред. Н.А. Смирнова. Т.6. М.,1959.

168. Пак М.Н. Об исторических судьбах советских корейцев.// Проблемы Дальнего Востока. М, 1991. №5.С 184-185.

169. Памяти Хо Ун Пэ (Хо Дина)//Корейская диаспора. 1997. №2.

170. Петров В.Н. Миграция населения и этнические мигранты в современной России. Краснодар, 2004.

171. Полян П.М. Не по своей воле: История и география принудительных миграций в СССР. М.,2001.

172. Пржевальский Н.М. Нерусское население южной части Приморского-края.2.Корейское население// Записки Императорского Русского Географического Общества, 1869.

173. Пржевальский Н.М. Путешествие в Уссурийском крае (1867 1869). Владивосток, 1879.

174. Ракачев В.Н. Этнодемографические процессы на Кубани в XX в. Краснодар, 2002.

175. Ракачев В.Н., РакачеваЯ.В. Краснодарский край: этносоциальные и этоно-демографические процессы (вторая половина 1980-х начало 2000-х гг.), Краснодар, 2003.

176. Ракачев В.Н., Черный В.И. Этносы и этнические группы Краснодарского края: формы культурной организации. Краснодар, 2001.

177. Рязанцев С.В. Этническое предпринимательство как форма адаптации мигрантов. http://ons. gffas.net/2000/5/07.htm дата обращения 16 мая 2001.

178. Савва М.В. Этнический статус (конфликтологический анализ социального феномена). Краснодар, 1997.

179. Севастьянов Е.П., Корсакова Н.Е. Позолоченное гетто: очерки о жизни в США эмигрантов из Китая, Кореи и Японии. М. 1983.

180. Семенов Ю.И. Этнос, нация, диаспора //ЭО, 2000. №2. С.64 73.

181. Сим JI. М. Корея времен династии Коре// Дружба. Краснодар,2000. №4.

182. Сим Л.М. На заре корейской истории.// Дружба. Краснодар, 1999. №2.

183. Сим Л.М. Российские корейцы: судьбы народа, судьба человека // Мир Востока: ежегодник фак-та востоковедения ИнЭП. Краснодар, 2003. С. 27-33.

184. Сим Хон Ёнг. Историография проблемы депортации «русских» корейцев в 30 40-е годы в СССР//Народы России: проблемы депортации и реабилитации. Майкоп, 1997. С. 168-187.

185. Сим Хон-Ёнг. К истории корейских общественных организаций в России в первой четверти XX века/Ютечественная история. 1998. №4. С.74-86.

186. Солдатова Г.У. Психология межгрупповой напряженности. М., 1998.

187. Социальная и культурная дистанция: опыт многонациональной России. М.,1998.

188. Тишков В.А. Исторический феномен диаспоры//ЭО. 2000. №2. С. 43-63.

189. Тойе X. Концепция порождающей перспективы как основание норвежской социальной антропологии// Доклад на конференции «Социальные организации и обычное право». Краснодар, 24 26 августа 2000 г.

190. Унтербергер П. Приамурский край 1906 -1910 гг. СПб., 1912.

191. Унтербергер П. Приморская область 1856 -1898 гг. СПб.,1990.

192. Фаттахова Е.Н. Деятельность американских и русских миссий в Корее в конце XIX начале XX вв.//Мир Востока. Краснодар, 2003. С.76-81.

193. Фаттахова Е.Н. Динамика численности и расселения корейцев в Российской империи// Голос минувшего. Краснодар, 2001. С.57-61.

194. Фаттахова Е.Н. Основные направления деятельности корейских общественных организаций на территории России в XX веке//Грани: материалы науч. конф. ФИСМО. Краснодар, 2002 С.188-194.

195. Фаттахова Е.Н. Причины формирования корейской диаспоры и ее адаптация в США//Мир Востока. Краснодар,2002. С.57-60.

196. Фаттахова Е.Н. Характерные черты и изменения в обрядах жизненного цикла у корейцев Юга России// Северный Кавказ в условиях глобализации: тезисы Всерос. науч.- практич. конф., Майкоп,2001.С. 194 -197.

197. Фукс-Хайнритц В. Биографический метод.//Биографический метод: история, методология, практика/Под. ред. Е.Ю. Мещеркиной, В.В. Семеновой. М.,1994. С.11-41

198. Хан М.М. Язык и этническое самосознание корейцев Казахстана// Кунц-камера. Этнографические тетради. СПб., 1996.С.35-60.

199. Хан Э. Университеты Матвея Кима// Дружба. Краснодар, 1999.№2.

200. Хобсбаум Э. Нации и национализм после 1780 г. СПб., 1998.

201. Хоффман А. Достоверность и надежность в устной истории// Биографический метод. С. 42-50.

202. Шибаев В.П. Этнический состав населения Европейской части Союза ССР. Л., 1930.

203. Этнические и региональные конфликты в Евразии: в 3 кн.: Кн. 1. Центральная Азия и Кавказ / Общ. ред. А. Малашенко, Б. Коппитерс, Д. Тренин. М.Д997.

204. Юриков Х.К. Корейцы в Японии//Расы и народы. М.,1974. Вып.4. С. 206229b)Работы на немецком языке

205. Arsenjew W.K. Russen und Chinesen in Ostsibirien. Berlin, 1926. P.23.c)Работы на английском языке

206. Adams Е.В. The Life of Koreans in Old Korea// Koreana. Vol. I/No. 1.1987. Pp. 15-23

207. Barth F. Introduction // Ethnic Groups and Boundaries: the Social Organization of Culture Difference/ Ed. by F. Barth. Oslo, 1969.

208. Bonacich E. Korean Immigrant Small Business in Los Angeles// Sourcebook on the New Immigration/ Ed. by Roy S. Bryce-Laporte, N.Y. 1978. P. 167 184.

209. Choy B. Y. Koreans in America. Chicago,1979.

210. Covell A. C. Folk Art and Magic: Shamanism in Korea. Seoul, 1998.

211. Engelking A. The Natsyas or the Grodno Region of Belarus: a Field Study // Nations and Nationalism 5 (2), 1999, p. 175-206.

212. Hallowell A.I. Sociopsychological Aspects of Acculturation // R. Lipton (ed.) The Science of Man in the World Crisis. N.Y. 1945, P. 171-200.

213. Herskovits M. Acculturation: The Study of Culture Contact. N.Y., 1938.

214. Im Chae-hae. Meaning of Water in Korean Folk Religion. // Koreana. Vol.10, No.3, Autumn 1996. P. 32 -39.

215. Jae-Un Kirn. The Koreans: their Mind and Behavior. Seoul, 1991.

216. Kim W.Y. Koreans in America. Seoul,1971.

217. Kimura Hidesuke. Korean Minorities in Soviet Central Asia and Kazakh-stan//Koreans in the Soviet Union. Honolulu, 1987

218. Kolarz W. The People of Soviet Far East. N.Y.,1954.

219. Lee Gi-Beom. Power and Education of Oversea Koreans a Case in the USSR// Dimanic Transformation Korea, NICa and Beyond. Seoul, 1990

220. Lew Seung-kook. Confucianism and Korean Social Structure// Korean and Asian Religious Traditions/Ed. by Yu Chai-shm. Toronto, 1977, P. 356-370.

221. Light I. Immigrant Entrepreneurs in America: Koreans in Los Angeles// Glazer, Nathan (ed.). Clamor at the Gates: the new American Immigration. San Francisco, 1985. Pp. 161-178.

222. Lummis T. Structure and Validity in Oral Evidence// The Oral History Reader / Ed. by R. Perks and A. Thomson. London.: N.Y., 1998. P. 273 283.

223. McCormik L. G. Korea since 1850. Melbourne, 1993.

224. McCracken G. The Long Interview/ Qualitative Research Methods, vol.13. Newbury Park, London, New Delhi. 1988.

225. Mitchel R. H. The Korean Minority in Japan. Berkeley Los Angeles,1967.

226. Redfield R., Lipton R., Herskovits M. Memorandum on the Study of Acculturation//American Anthropologist. V. XXX VIH, 1936, P. 149-152.

227. ShefFer G. A New Field of Study Modem Diasporas in International Politics // Modem Diasporas in International Politics.L.1986. P. 1-15.

228. Stephan J. J. The Russian Far East: a History. Stanford. 1994.

229. The Korean Diaspora: Historical and Social Studies of Korean Immigration and Assimilation in North America/ Ed. Kim Hyung-chan. Santa Barbara (Cal.): Oxford,1977d) Диссертационные исследования и авторефераты

230. Бабичев И. Коммунисты вдохновители и организаторы участия китайских и корейских трудящихся в борьбе против интервентов и белогвардейцев на Советском Дальнем Востоке: Автореф. дис. канд. ист. наук. М.,1960

231. Бэ Ын Гиёнг. Советские корейцы в 20 30-е годы XX в. Дис. канд. ист. наук. М.,1998.

232. Гайкин В. А. Корейское население Манчжурии в освободительной борьбе против империалистической агрессии Японии 1905 -1945 гг.: Автореф. дис. канд. ист. наук. М.,1982.о

233. Ким Ионг Иль. Особенности демографического развития корейского населения: Автореф. дис. кан. экон. наук. М.,1996.

234. Ким Сын Хва. Корейские крестьяне русского Дальнего Востока в конце XIX начале XX в.: Автореф. дис. кан. ист. наук. Алма-Ата, 1959.

235. Полян П.М. География принудительных миграций в СНГ: Дис. д-ра. геогр. наук. М.,1998.

236. Сим Хон Ёнг. Корейский этнос в системе межнациональных отношений СССР: Автореф. дис. канд. ист. наук. М., 1998 г.

237. Фатгахова Е.Н. Корейские диаспоры в России и США: история, адаптация, интеграция (конец XIX в. XX в.): Автореф. дис. кан. ист. наук. Краснодар, 2004.

238. Югай И. Развитие современных этноязыковых процессов в инонациональной среде (На материалах исследования городских корейцев УзССР): Автореф. дис. кан. ист. наук. М.,1982.

239. J) Справочная литература а,„ на русском языке

240. Анализ российской исследовательской литературы по корейской тематике/Ким Сон Хан, Ким Хен Ми, Чон Ен Хи. Сеул, 1997

241. Волошина Л.М. Библиография Кореи 1917 -1970. М., 1981.

242. Добро пожаловать в Республику Корея! Сеул, 1998.

243. Источниковедение: Теория. История. Метод. Источники российской истории: Учеб. Пособие/ И.Н. Данилевский, В.В. Кабанов, О.М. Медушевская, М.Ф. Румянцева. М., 1998. С. 622.

244. Корейцы Казахстана и Средней Азии в зарубежных исследованиях/Сост. Г.Н. Ким. Алма-Ата, 1990.

245. Корея: справочник. Сеул: Корейская служба информации для зарубежных стран, 1993

246. Ли Э. Корейцы. Корейское Агентство информации для зарубежных стран, 1989.

247. Материалы о советских корейцах: www.fortunecitv.com/meltingpot/champion/65/soviet k.htm

248. Народы и религии мира: энциклопедия./Под ред. В.А. Тишкова. М.,1998 .

249. Народы России: энциклопедия/ Гл. ред. В.А. Тишков. М., 1994.

250. Основные административно-территориальные преобразования на Кубани (1793-1985). Краснодар,1986

251. Пан Хван Чжу. Корея: краткие сведения. Корея, Пхеньян, 1988.

252. Сон Ен Чжон, ПакЕн Хэ, Ким Ён Ган. Очерк истории Кореи. Кн.1. Пхеньян,1992.2. на английском языке

253. Asian American Experience in the USA. A Chronological History: 1763-1992. http://www.askasia.org/image/maps/t000015. Дата обращения 4 апреля 1998 г.

254. Kirn Doo-jung. Korea: Geographical Perspectives. Seoul, 1988

255. Korea. A Historical and Cultural Dictionary/ Ed. by Pratt, K. & Run, L. 1999.

256. Korean immigration. Time Line. http://mathlab. sunysb. edu/ -gnewman/history .html. Дата обращения 7 октября 1999.

257. Устав Краснодарской краевой корейской национально-культурной автономии1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

258. Автономия независима в своей деятельности от государственных органов, предприятий, учреждений, организаций, общественных объединений. Пределы государственного контроля за деятельностью Автономии определяются действующим законодательством.

259. Автономия сотрудничает с государственными и общественными организациями, средствами массовой информации, гражданами, а также зарубежными партнерами по всем вопросам, связанным с ее уставной деятельностью.

260. Автономия самостоятельно распоряжается своим имуществом и средствами.

261. Автономия отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ей имуществом, на которое по законодательству может быть обращено взыскание.

262. Территория деятельности Автономии Краснодарский край. 1.10. Место нахождения руководящего органа - г. Краснодар.2. ЦЕЛИ АВТОНОМИИ

263. ЧЛЕНЫ АВТОНОМИИ. ИХ ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ.

264. Членами Автономии могут быть совершеннолетние граждане, разделяющие положения настоящего Устава и соблюдающие его основные принципы.

265. Прием в члены Автономии осуществляется на основании письменного заявления Правлением.

266. Исключению из Автономии подлежат члены, ведущие пропаганду, направленную на разжигание национальной розни, а также использующие членство в ней для извлечения выгоды и в корыстных целях.

267. Решения об исключении из членов Автономии принимается Правлением и может быть обжаловано на Общем собрании, решение которого является окончательным.

268. РУКОВОДЯЩИЕ ОРГАНЫ АВТОНОМИИ

269. В отсутствии Председателя его функции исполняет заместитель.

270. Руководители филиалов назначаются Правлением Автономии и действуют на основании ее доверенности.

271. СОБСТВЕННОСТЬ, ИСТОЧНИКИ ФОРМИРОВАНИЯ ИМУЩЕСТВА. УПРАВЛЕНИЕ1. ИМУЩЕСТВОМ

272. Автономия может иметь в собственности учреждения, издательства, средства массовой информации, создаваемые и приобретаемые за счет средств Автономии в соответствии с ее уставными целями. Собственность Автономии охраняется законом.

273. Для осуществления уставных целей и деятельности Автономии, ее некоммерческие учреждения и организации могут использовать помещения, переданные ей на условиях аренды.

274. Финансовые средства предоставляются Автономии для финансирования общественно значимых программ национально-культурного развития, для осуществления мероприятий в области культуры, образования и благотворительных мероприятий.

275. Собственником имущества является Автономия.

276. Доходы от издательской, предпринимательской, хозяйственной деятельности не перераспределяются между членами Автономии, а направляются на выполнение уставных целей.

277. ПРЕКРАЩЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АВТОНОМИИ

278. Деятельность Автономии может быть прекращена путем реорганизации и ликвидации.

279. Реорганизация осуществляется по решению Общего собрания.

280. Регистрация объединения, образованного в результате реорганизации, осуществляется в установленном законом порядке. Вопросы правопреемства решаются в соответствии со ст. 58, 59 ГК РФ.

281. Ликвидация осуществляется по решению Общего собрания, либо по решению суда.

282. Имущество, после расчета с кредиторами, направляется на уставные цели.

283. Постановление №1428-326 сс

284. Совета Народных Комиссаров Союза ССР и Центрального Комитета ВКП(б) 21 августа1937 г.

285. О выселении корейского населения из приграничных районов Дальневосточного края

286. Совет Народных Комиссаров Союза ССР и Центральный Комитет ВКП(б) постановляют:

287. В целях пресечения проникновения японского шпионажа в Дальневосточный край провести следующие мероприятия:

288. Выселение начать с Посьетского района и прилегающих к Гродеково районов.

289. К выселению приступить немедленно и закончить к 1-му января 1938 г.

290. Подлежащим переселению корейцам разрешить при переселении брать с собою имущество, хозяйственный инвентарь и живность.

291. Возместить переселяемым стоимость оставляемого ими движимого и недвижимого имущества и посевов.

292. Не чинить препятствий переселяемым корейцам к выезду, при желании, заграницу, допуская упрощенный порядок перехода границы.

293. Наркомвнуделу СССР принять меры против возможных эксцессов и беспорядков со стороны корейцев в связи с выселением.

294. Обязать Совнаркомы Казахской ССР и Узбекской ССР немедленно определить районы и пункты вселения и наметить мероприятия, обеспечивающие хозяйственное освоение на новых местах переселяемых, оказав им нужное содействие.

295. Обязать НКПС обеспечить своевременную подачу вагонов по заявкам Далькрайисполкома для перевозки переселяемых корейцев и их имущества из Дальневосточного края в Казахскую ССР и Узбекскую ССР.

296. Обязать Далькрайком ВКП(б) и Далькрайисполком в трехдневный срок сообщить количество подлежащих выселению хозяйств и человек.

297. О ходе выселения, количестве отправленных из районов переселения, количестве прибывающих в районы расселения и количестве выпущенных заграницу доносить десятидневками по телеграфу.

298. Увеличить количество пограничных войск на 3 тысячи человек для уплотнения охраны границы в районах, из которых переселяются корейцы.

299. Разрешить Наркомвнуделу СССР разместить пограничников в освобождаемых помещениях корейцев.1. Председатель Совета

300. Народных Комиссаров Союза ССР В. Молотов.1. Секретарь Центрального

301. Комитета ВКП(б) И. Сталин»1.

302. Источник: Белая книга. Белая книга о депортации корейского населения России в 30 -40 годах. /Сост. Ли У Хё3 Ким ЁнУн. Кн. l.M.,1992. 4.1. С.64 65.

303. Постановление Совета Народных Комиссаров №35 от 8 января 1945 г.

304. О правовом положении спецпереселенцев»

305. Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:

306. Спецпереселенцы пользуются всеми правами Граждан СССР, за исключением ограничений, предусмотренных настоящим Постановлением.

307. Все трудоспособные спецпереселенцы обязаны заниматься общественно полезным трудом.

308. В этих целях местные Советы депутатов трудящихся по согласованию с органами НКВД организуют трудовое устройство спецпереселенцев в сельском хозяйстве, в промышленных предприятиях, на стройках, в хозяйственно-кооперативных организациях и учреждениях.

309. За нарушение трудовой дисциплины спецпереселенцев привлекают к ответственности в соответствии с существующим законом.

310. Спецпереселенцы главы семей или лица, их заменяющие, обязаны в 3-дневний срок сообщить в спецкомендатуру НКВД о всех изменениях, происшедших в составе семьи (рождение ребенка, смерть члена семьи, побег и т.д.).

311. Спецпересленцы обязаны строго соблюдать установленный для них режим и общественный порядок в местах расселения и подчиняться всем распоряжениям спецкомендатур НКВД.

312. За нарушение режима и общественного порядка в местах расселения «< спецпереселенцы подвергаются административному взысканию в виде штрафа до 100 руб.или арест до 5 суток.1. Зам. Председателя

313. Совета Народных Комиссаров Союза ССР В. Молотов1. Управляющий делами

314. Совета Народных Комиссаров Союза ССР Я. Чадаев».1

315. Циг. По: Бугай Н.Ф.40-50-е годы: последствия депортации народов (свидетельствуют архивы НКВД-МВД СССР)// История СССР. 0; 1992. №1. С. 125-126

316. Представление о выраженности качеств в характере (средний балл по пятибалльной шкале) студенты, г. Краснодар, 43 чел.

317. Качества Местных корейцев Вашего народа1. Терпимость 4,2 4,02. Гордость 4,0 4,23. Честность 4,0 3,64. Взаимопомощь 4,6 3,95. Миролюбие 4,5 4,26. Независимость 4,0 4,27. Прямодушие 3,6 4,38. Уважение традиций 4,6 3,69. Открытость 3,9 4,5

318. Ю.Национальная терпимость 4,4 4,111 .Справедливость 4,2 4,112 .Гостеприимство 4,6 4,6

319. Стремление к власти 3,4 3,914. Сплоченность 4,7 3,615. Трудолюбие 4J 4,016. Доброта 4,3 4,617 .Воинственность 3,3 3,918 .Мужественность 4,0 4,7

320. Представление о выраженности качеств в характере (средний балл по пятибалльной шкале) русские г. Краснодар, 37 чел.

321. Качества Местных корейцев Вашего народа1. Терпимость 3,9 3,82. Гордость 3,8 3,53. Честность ЗД 3,54. Взаимопомощь 4,5 2,95. Миролюбие 4,2 4,26. Независимость 4,0 3,97. Прямодушие 2,9 3,98. Уважение традиций 4,6 3,29. Открытость 2,9 4,1

322. Национальная терпимость 4,0 3,711 .Справедливость 3,6 3,512. Гостеприимство 4,9 4,3

323. Стремление к власти 2,6 3,514. Сплоченность 4,4 2,815. Трудолюбие 4,7 3,516. Доброта 3,7 4,417 .Воинственность 2,6 2,518 .Мужественность 3,2 3,7

324. Представление о выраженности качеств в характере (средний балл по пятибалльной шкале ) адыгейцы, рес. Адыгея пос. Яблоновский, 54 чел.

325. Качества Местных корейцев Вашего народа1. Терпимость 4,8 4Д2. Гордость 4,0 4,43. Честность 4,4 3,794. Взаимопомощь 4,7 4,25. Миролюбие 4,9 4,56. Независимость 4,0 4,57. Прямодушие 4,1 3,98. Уважение традиций 4,9 4,29. Открытость 3,8 3,9

326. Ю.Национальная терпимость 4,7 4,411 .Справедливость 4,2 4,212. Гостеприимство 4,5 4,7

327. Стремление к власти 2,7 3,914. Сплоченность 4,5 4,015.Трудолюбие 4,9 4,416. Доброта 4,5 4,317 .Воинственность 2,9 3,518 .Мужественность 3,4 3,9

328. Фотснрафия. I.{ Фотографии любезно предоставлена Сим Ларисой Михайловной) Корейцы в традиционных костюмах. Ростов, 1971 г

329. Дедушка и бабушка К.М. У гай, которого считают первым корейцем, приехавшим в Краснодарский край в послевоенный период.

330. Фотография 2. Традиционное празднование 60-летнего юбилея у корейцев, г, Краснодар, 1995 г.с

331. Фотография 3. Делегация советских корейцев на земле Северной Кореи (АСОК), 1990 г. Угай КМ. Третий справа в нижнем ряду.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 192965