Междукняжеская борьба в Северо-Восточной Руси, середина XIII - первая четверть XIV веков тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Суэтин, Алексей Владимирович

Диссертация и автореферат на тему «Междукняжеская борьба в Северо-Восточной Руси, середина XIII - первая четверть XIV веков». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 71521
Год: 
1999
Автор научной работы: 
Суэтин, Алексей Владимирович
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Тюмень
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
200

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Суэтин, Алексей Владимирович

Введение.

Глава 1. Междукняжеские отношения в 1238-1263 годах.

Глава 2. Борьба наследников Александра Невского за политическое главенство в Северо-Восточной

Руси.

2.1. Ослабление великокняжеской власти в 1263-1283 годах.

2.2. Междукняжеская борьба в 1284-1301 годах

Глава 3. Москва и Тверь в конце XIII - первой четверти XIV веков.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Междукняжеская борьба в Северо-Восточной Руси, середина XIII - первая четверть XIV веков"

Процесс образования Русского централизованного государства является одной из наиболее интересных страниц отечественной истории, всегда привлекавшей к себе внимание исследователей. Его начальным этапом была консолидация разрозненных северовосточных русских земель вокруг Москвы, что создало условия для освобождения от татаро-монгольского ига, восстановления государственной независимости и роста национального самосознания.

Традиционно начало объединительного процесса связывают с «возвышением Москвы» в первой половине XIV в. Экономические и социальные условия формирования единого русского государства достаточно подробно рассмотрены во многих работах1, чего нельзя сказать о политической стороне этого вопроса. Усилия исследователей в основном были направлены на изучение деятельности Ивана Калиты и его наследников. События политической истории Северо-Восточной Руси более раннего времени обычно рассматривались лишь в общих работах по истории России. Трудно не согласиться с высказыванием академика М. Н. Тихомирова о том, что «в глазах позднейшего потомства имя Калиты вытеснило имена его предшественников».2

Такое положение дел во многом объясняется тем, что середина XIII - первая четверть XIV вв. являются переходным периодом, которые очень часто бывают обделены вниманием историков. Это было время, когда шло отмирание старых представлений о государственности, верховной власти, междукняжеских отношениях;

1 См. напр.: Черепнин Л. В. Образование Русского централизованного государства в ХМ-ХУ веках. Очерки социально-экономической и политической истории Руси. М., 1960.

2 Тихомиров М. Н. Средневековая Москва в Х\У-ХУ веках. М., 1957. С. 165. имела место перестановка политических сил: такие старые центры, как Ростов, Владимир, Суздаль, теряли свое влияние, на смену им приходили новые. Происходило складывание новых территориальных баз, вокруг которых начиналось объединение русских земель. Следствием появления новых политических сил, крупнейшими из которых были Москва и Тверь, являлась, с одной стороны, их борьба со старыми княжествами за политическую независимость, с другой - соперничество этих новых центров между собой за главенство в Северо-Восточной Руси, а по большому счету и за то, кто возглавит объединительное движение и станет столицей единого государства.

Большое влияние на политическое развитие СевероВосточной Руси середины XIII - первой четверти XIV вв. оказывало татаро-монгольское иго. Именно наличие такой мощной политической силы, как Золотая Орда, определяло специфику междукняжеской борьбы в это время. Между тем вопрос о воздействии татаро-монголов на исторические судьбы России до сих пор остается дискуссионным. В научной литературе существуют совершенно противоположные точки зрения по данной проблеме: от полного отрицания какого-либо серьезного воздействия татаро-монгольского ига на развитие Руси до признания его мощнейшим фактором, оказавшим большое влияние на все сферы общественной жизни. Роль Орды в складывании единого русского государства тоже, в свою очередь, оценивается с совершенно противоположных позиций. Одни историки считают, что татаро-монголы способствовали объединению Руси и создали необходимые условия для складывания новой государственности; другие полагают, что воздействие Орды носило деструктивный характер и препятствовало консолидации русских земель.1 Существование столь противоречивых оценок во многом объясняется недостаточной изученностью конкретно-исторического материала по политической истории СевероВосточной Руси. Особенно это касается периода 1238-1327 гг., который по праву можно назвать «темными десятилетиями» русской истории.

Таким образом, существует потребность более полного изучения междукняжеской борьбы в Северо-Восточной Руси середины XIII - первой четверти XIV вв. Это поможет глубже понять процесс консолидации раздробленных русских княжеств в единое национальное государство, полнее осмыслить влияние татаро-монгольского ига на российскую историю.

В отечественной исторической литературе междукняжеская борьба середины XIII - первой четверти XIV вв. оценивалась по-разному. Впервые она подробно была описана В. Н. Татищевым.2 Но его труд носит чисто описательный характер и почти не содержит оценки излагаемых событий. В работе содержится очень много уникальных сведений неизвестного происхождения, которые широко использовались дореволюционными историками, а также Дж. Феннелом. Однако С. Л. Пештич настаивает на соблюдении большой осторожности при использовании подобных неподтвержденных известий, так как существует высокая вероятность того, что они являются вымыслом автора.3

Н. М. Карамзин, в отличие от В. Н. Татищева, не просто описывал исторические события середины XIII - первой четверти XIV

1 Подробнее о различных оценках влияния Орды на историческое развитие Северо-Восточной Руси ХШ-Х1\/ вв. см.: Каргалов В. В. Внешнеполитические факторы развития феодальной Руси. Феодальная Русь и кочевники. М., 1967. С. 218-255.

2 Татищев В. Н. История Российская. М.; Л., 1964. Т. 5.

3 Пештич С. Л. Русская историография XVIII века. Л., 1961. Ч. 1. С. 261-265. вв., но и давал их всестороннюю оценку. Он видел причину междукняжеской борьбы в личных качествах русских князей, в их неуступчивости, жестокости, честолюбии, презрении к «святейшим законам человеческим».1 Историк признавал значительную роль в этой борьбе политики Золотой Орды, которая, по его мнению, способствовала прекращению княжеских усобиц и усилению власти великого князя. Он писал, что «князья, смиренно пресмыкаясь в Орде, возвращались оттуда грозными властителями, ибо повелевали именем царя верховного», и далее добавлял: «Москва обязана величием своим ханам».2 Такой же точки зрения придерживался Д. И. Иловайский.3

С. М. Соловьев, в отличие от Н. М. Карамзина, видел в междукняжеской борьбе середины XIII - первой четверти XIV вв. определенную закономерность: борьбу силы против родового порядка княжеского старшинства. Историк считал, что в тот период князья больше не рассматривали Русь как общее родовое владение потомков Рюрика, а стремились прежде всего усилить свои собственные уделы за счет соседей, что вызывало противоборство и разжигало междукняжескую борьбу.4 Влияния Орды на историческое развитие России С. М. Соловьев не признавал. Он считал, что вмешательство хана в дела Северо-Восточной Руси ограничивалось сбором дани и формальным утверждением князей на их уделах. Исследователь отмечал, что князья нередко использовали ордынское войско для борьбы со своими соперниками, также как раньше они

1 Карамзин Н. М. История Государства Российского. Калуга, 1993. Кн. 2. С. 148-149.

2 Там же. С. 153.

3 Иловайский Д. И. История России. Становление Руси (Периоды Киевский и Владимирский). М., 1996. С. 541-575; Его же. История России. Собиратели Руси. М., 1996. С. 5-23.

4 Соловьев С. М. Сочинения. В 18-ти кн. М., 1988. Кн. 2. С. 186, 209, 234, 442444, 476-477. употребляли с этой целью половцев. Но татарские набеги не могли существенно изменить политическую ситуацию на Руси.1 Взгляды С. М. Соловьева полностью разделяли В. С. Борзаковский, С. Ф. Платонов и А. В. Экземплярский.2

Противоположной точки зрения по вопросу о воздействии Орды на междукняжеские отношения придерживался Н. И. Костомаров, который полагал, что русские князья полностью зависели от ханов: «Кто приходился по нраву властителю, того он, не стесняясь ничем, мог назначить великим князем». Междукняжескую борьбу Н. И. Костомаров, как и Н. М. Карамзин, склонен был объяснять личными качествами русских князей и татарских ханов.3

В. О. Ключевский, имея во многом схожие взгляды с С. М. Соловьевым, стремился объяснять междукняжескую борьбу середины XIII - первой четверти XIV вв. объективными факторами. Причину этой борьбы он видел в существовании удельно-княжеской системы, сущность которой состояла в том, что вся земля находилась не в общем владении великокняжеской семьи, а была разделена на уделы, которые находились в личной собственности отдельных князей и передавались от отца к сыну. Это, по мнению В. О. Ключевского, вело к взаимному отчуждению князей и к их борьбе между собой. Татаро-монгольская власть, как считал историк, носила положительный характер, так как способствовала прекращению усобиц.4

1 Соловьев С. М. Указ. соч. Кн. 1. С. 54; Кн. 2. С. 488-492.

2 Борзаковский В. С. История Тверского княжества. СПб., 1876. С. 3-12; Платонов С. Ф. Лекции по русской истории. М., 1993. С. 135-147, 167-170; Экземплярский А. В. Великие и удельные князья Северо-Восточной Руси в татарский период с 1238 по 1505 г. М., 1998. С. 3.

3 Костомаров Н. И. Начало единодержавия в Древней Руси // Исторические монографии и исследования Н. Костомарова. СПб., 1872. Т. 12. С. 69-76

4 Ключевский В. О. Сочинения в 9-ти т. М., 1987. Т. 1. С. 335-345.

А. Е. Пресняков признавал влияние как внутренних, так и внешних факторов на междукняжеские отношения. Ученый считал, что политическое развитие Северо-Восточной Руси протекало, в основном, под действием внутренних сил, однако татарская власть была очень мощным дополнительным фактором, который,оказывал существенное влияние на исход политических событий. Хан при необходимости активно вмешивался в междукняжеские отношения. В то же время и сами князья часто использовали силу и возможности ордынской власти для борьбы со своими соперниками. Это делало обстановку в Северо-Восточной Руси неустойчивой, способствовало разжиганию смут и раздоров.1

М. Н. Покровский считал междукняжескую борьбу на Руси лишь внешней стороной дела. По его мнению, за спинами князей стояли боярские группировки, которые воевали друг с другом за территории, выгодные торговые пути или просто ради военной добычи. Самих князей историк оценивал как совершенно ничтожных, беспринципных личностей, думающих лишь об обогащении. Подобно многим своим современникам, М. Н. Покровский не придавал большого значения татаро-монгольскому игу и не считал необходимым выделять Х1П-Х1\/ вв. как какой-то отдельный период в истории России. По его мнению, характер междукняжеских отношений оставался в то время таким же, что и в Х-ХИ вв.2

Представители евразийской школы Н. С. Трубецкой, Э. Хара-Даван, П. И. Савицкий и другие рассматривали историю СевероВосточной Руси середины XIII - первой четверти XIV вв. как часть истории Монгольской империи.3 Крупнейший представитель этого

1 Пресняков А. Е. Образование Великорусского государства. Пг., 1918. С. 6576.

2 Покровский М. Н. Избранные произведения. М., 1966. Кн. 1. С. 207-222.

3 См. напр.: Трубецкой Н. С. Евразийство: опыт систематического изложения II Пути Евразии: русская интеллигенция и судьбы России. М., 1992. С. 381; направления Г. В. Вернадский считал, что междукняжеские отношения в то время определялись ханами и строились в соответствии с монгольскими представлениями о взаимоотношениях между владельцами улусов. Правители Орды с пониманием относились к стремлению князей обеспечить себе наследственные права на свои уделы, но в то же время требовали от них строгого подчинения великому князю, как сюзерену. Междукняжескую борьбу историк объяснял стремлением князей увеличить свои уделы. С этой целью они стремились заручиться покровительством при ханском дворе. Другой причиной конфликтов он считал неурядицы в Орде, которые вызывали неразбериху в русских делах, что создавало условия для разжигания междукняжеских противоречий.1

В советской историографии междукняжеская борьба в СевероВосточной Руси середины XIII - первой четверти XIV вв. рассматривалась в соответствии с марксистской концепцией общественно-экономических формаций. Причиной междукняжеских конфликтов считалось отсутствие экономических связей между отдельными районами Руси, вследствие чего она распалась на множество самостоятельных полугосударств, власть в которых принадлежала местной феодальной верхушке. Князья-феодалы вели непрерывную борьбу друг с другом «за землю, за крестьян, за ренту».2 Большая роль в разжигании междукняжеских противоречий отводилась Орде, политика которой, по мнению советских историков, была направлена на то, чтобы помешать политическому объединению Руси и созданию сильной центральной государственной вла

Савицкий П. Н. Геополитические заметки по русской истории // Вопросы истории. 1993. № 11-12. С. 120-139; Его же. Степь и оседлость // Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. М., 1993. С. 124-125.

1 Вернадский Г. В. Монголы и Русь. Тверь; М., 1997. С. 148-207.

2 Очерки истории СССР. Период феодализма 1Х-Х\/ вв. В 2-х ч. М., 1953. Ч. 1. С. 10-11, 16. сти. Татаро-монголы стремились к сохранению феодальной раздробленности, поддерживали и разжигали распри между князьями отдельных феодальных центров Северо-Восточной Руси, ослабляя их политические силы.1

Специальных исследований по междукняжеской борьбе в Северо-Восточной Руси в изучаемый период в советской исторической литературе нет. Она затрагивалась либо в монографиях, посвященных ордынской политике на Руси и борьбе русского народа за независимость, либо в работах о возникновении единого русского государства. Первым научным трудом, посвященным русско-ордынским отношениям, была работа А. Н. Насонова «Монголы и Русь. История татарской политики на Руси».2 Основные положения теории, разработанной автором в этой книге, были приняты другими исследователями и стали господствующими в советской историографии. Они базировались на известном высказывании К. Маркса о том, что татары стремились «обуздывать одних русских князей при помощи других, разжигать их усобицы, приводить их силы в равновесие и не давать усилиться ни одному из них».3 Русские князья изображаются здесь полностью зависимыми от ханов и всегда готовыми к сотрудничеству с ними ради сохранения своей феодальной власти. Таким образом, одной из главных причин междукняжеской борьбы А. Н. Насоновым признается политика Орды, направленная на ослабление князей, с целью создания благоприятных условий для своего господства.

Взгляды А. Н. Насонова получили дальнейшее развитие в исследованиях В. Т. Пашуто, который, полностью принимая основные

1 Очерки истории СССР. С. 16.

2 Насонов А. Н. Монголы и Русь. История татарской политики на Руси. М., 1940.

3 Маркс К. Разоблачения дипломатической истории XVIII века // Вопросы истории. 1989. № 4. С. 6. выводы своего коллеги, резко противопоставлял политику князей, пресмыкавшихся перед татарами, позиции простого народа, который вел непримиримую борьбу с завоевателями.1 Такой подход стал господствующим в советской историографии и нашел отражение в работах И. У. Будовница, В. В. Каргалова, Л. В. Черепнина, В. Л. Егорова.2 Особенно ярко он прослеживается у И. Б. Грекова, в исследованиях которого теория А. Н. Насонова приобрела характер упрощенной и противоречащей многим фактам схемы. Русские князья изображаются в ней простыми марионетками в руках ханов, не обладающими никакой самостоятельной политической волей, а за любыми историческими событиями историк готов видеть происки ордынских дипломатов.3

Политическое развитие Северо-Восточной Руси середины XIII - первой четверти XIV вв. получило освещение в работах В. В. Мавродина, Л. В. Черепнина, А. М. Сахарова, посвященных проблеме образования единого Русского государства.4 Но междукняжеская борьба в них отражена в виде беглого очерка, глубокий

1 Пашуто В. Т. Установление татаро-монгольского ига на Руси и борьба русского народа за независимость в XIII в.// Очерки истории СССР. С. 858886; Его же. Героическая борьба русского народа за независимость (XIII в.). М., 1956. С. 205-251.

2 Будовниц И. У. Общественно-политическая мысль Древней Руси (Х1-ХМ вв.). М., 1960. С. 301-320; Каргалов В. В. Указ. соч. С. 133-163; Черепнин Л. В. Монголо-татары на Руси (XIII в.) // Татаро-монголы в. Азии и Европе. М., 1977. С. 186-209; Егоров В. Л. Историческая география Золотой Орды в XIII-XIV вв. М., 1985. С. 201-202.

3 Греков И. Б. Очерки по истории международных отношений Восточной Европы ХМОМ вв. М., 1963. С. 22-38; Его же. Восточная Европа и упадок Золотой Орды. М., 1975. С. 22-38; Его же. О характере ордыно-русских отношений второй половины XIII - начала XIV в. // Древности славян и Руси. М., 1988. С. 125-133.

4 Мавродин В. В. Образование единого русского государства. Л., 1951. С. 7190;; Черепнин Л. В. Начало объединения русских земель вокруг Москвы. Усиление Московского княжества в конце XIII - первой половине XIV в. II Очерки истории СССР. Ч. 2. С. 191-210; Его же. Образование русского централизованного государства. М., 1960. С. 455-475; Сахаров А. М. Образование и развитие Российского государства в Х^-ХУИ веках. М., 1969. С. 17-25. анализ текста источников почти не проводился. Особенно это касается середины XIII в., которая часто вообще не удостаивалась внимания исследователей: Основным содержанием политической истории Северо-Восточной Руси в данный период авторы считают упадок великого княжества Владимирского и подъем новых территориальных центров - Москвы и Твери, начавших борьбу за политическое господство сначала со старыми княжествами - Ростовским, Ярославским, Городецким, а потом между собою. Борьба эта носила характер типичной феодальной усобицы, но по своему объективному содержанию она была начальным этапом образования единого государства, так как в ней решался вопрос о том политическом центре, который возглавит в дальнейшем объединительный процесс.

Многие эпизоды междукняжеской борьбы середины XIII - первой четверти XIV вв. исследовал в своих работах В. А. Кучкин. В статье «Роль Москвы в политическом развитии Северо-Восточной Руси конца XIII в. он подробно рассмотрел политические события последнего десятилетия XIII в.1 Некоторые проблемы, связанные с борьбой Москвы и Твери в первой четверти XIV в. затронуты В. А. Кучкиным в монографии, посвященной историко-текстологическому исследованию «Повести о Михаиле Тверском» - важного исторического памятника, рассказывающего о жизни тверского князя Михаила Ярославича.2 Некоторые эпизоды междукняжеской борьбы, связанные с территориальными изменениями в Северо-Восточной Руси, рассмотрены автором в работе о формировании государствен

1 Кучкин В. А. Роль Москвы в политическом развитии Северо-Восточной Руси конца XIII в. // Новое о прошлом нашей страны. Памяти академика М. Н. Тихомирова. М., 1967. С. 53-64.

2 Кучкин В. А. Повести о Михаиле Тверском. Ист. - текстол. исследование. М., 1974. ной территории в этом регионе.1 Политическая деятельность первого московского князя Даниила Александровича изучена историком в специальной статье, посвященной этому историческому деятелю.2 Все работы В. А. Кучкина не выходят за рамки советской историографии, и его теоретические установки соответствуют взглядам большинства советских историков.

В конце 80-х годов в отечественной историографии начался отход от марксистско-ленинских установок, и появились исследования, рассматривающие политическую историю Северо-Восточной Руси середины XIII - первой четверти XIV вв. с иных теоретических позиций. Прежде всего, это работы Л. Н. Гумилева. В соответствии со своей теорией пассионарности историк рассматривал междукняжескую борьбу в данный период не как проявление феодальной раздробленности, вызванной господством натурального хозяйства, а как следствие вступления древнерусского суперэтноса -в стадию обскурации, которая характеризуется утратой чувства национального единства, господством личных корыстных интересов, всеобщим падением нравов. По иному оценивал Л. Н. Гумилев и влияние Орды на политическое развитие русских земель. Он считал, что татаро-монгольского ига как такового не было, а отношения между ханами и князьями носили характер равноправного сотрудничества, а не господства и подчинения. Вхождение Северо-Восточной Руси в состав Золотой Орды способствовало ослаблению междукняжеских усобиц, позволило сохранить остатки государственности и создало условия для формирования нового великорусского этно

1 Кучкин В. А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в Х-Х\У вв. М., 1984.

2 Кучкин В. А. Первый московский князь Даниил Александрович // Отечественная история. 1995. № 1. С. 93-107.

3 Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 1989. С. 466-563.

В последние годы делаются попытки осмыслить политическую историю Северо-Восточной Руси середины XIII - первой четверти XIV вв. в рамках теории И. Я. Фроянова, который считает, что главными субъектами политической жизни Древней Руси были территориальные городские общины - города-государства.1 Среди историков, работающих в этом направлении, в первую очередь необходимо назвать Ю. В. Кривошеева. Исследователь полагает, что исход междукняжеской борьбы в Северо-Восточной Руси середины XIII -первой четверти XIV вв. определяли три политические силы: князья, татары и вече, выражавшее волю городских общин.2 В оценке воздействия Орды на политическое развитие Руси Ю. В. Кривошеее близок к Л. Н. Гумилеву, хотя его выводы более осторожны. Он считает, что князья находились в зависимом положении по отношению к правителям Золотой Орды. Но ханы воспринимали своих русских подданных как реальную политическую силу, и отношения между ними носили характер не только господства и подчинения, но очень часто и сотрудничества. Князья сами использовали власть хана для решения своих политических задач, в том числе и для борьбы со своими соперниками.3

Похожие взгляды имеет И. Б. Михайлова, которая полагает, что междукняжеская борьба, в частности, между московским и тверским князьями на рубеже ХШ-ХМ вв. была лишь внешним проявлением борьбы городских общин за политическое главенство в

1 Фроянов И. Я. Дворниченко А. Ю. Города-государства Древней Руси. П., 1988. С. 233-264.

2 Кривошеее Ю. В. О средневековой русской государственности (к постановке вопроса). СПб., 1995. С. 42-47. См. также: Кривошеев Ю. В. Становление Великорусской государственности // История России: народ и власть / Сост. Ю. А. Сандулова. СПб., 1997. С. 177-180.

3 Кривошеев Ю. В. О средневековой русской государственности. С. 27-39; Его же. Становление Великорусской государственности. С. 173-176.

Северо-Восточной Руси; князья действовали не в собственных интересах, а выражали волю стоявших за ними городов-государств.1

Среди последних работ, посвященных нашей теме, можно назвать статьи А. А. Горского, в которых подробно рассмотрена междукняжеская борьба на рубеже ХШ-Х1\/ вв.2

Политическая борьба в Северо-Восточной Руси середины XIII - первой четверти XIV вв. вызывала интерес и у зарубежных историков. Она изучалась в работах таких исследователей, как Дж. Феннел, Р. Пайпс, Э. Клюг.

Дж. Феннел рассматривает XIII в. как период глубочайшего политического кризиса в Северо-Восточной Руси, зпоху «хаоса разъединенности, раздробленности, слабосильных стремлений, военной неподготовленности и беспомощности». Главной причиной этого он считает господство удельного уклада, сохранение у князей устаревшего представления о Руси, как о родовом владении династии Рюриковичей, которое препятствовало формированию сильных вотчин с властью, передающейся от отца к сыну. Из-за того, что княжеская династия разрасталась, ее представители вынуждены были довольствоваться все более мелкими уделами, в которых они чувствовали себя лишь временными хозяевами. Поэтому все их усилия были направлены не на развитие своих земель, а на борьбу с князьями-сородичами с целью захватить удел побольше. Для Дж. Феннела характерна недооценка воздействия татаро-монгольского ига на политическое развитие Северо-Восточной Руси. Он считает, что междукняжеская борьба была в основном вы

1 Михайлова И. Б. Москва и Тверь в начале XIV в. II Мавродинские чтения. Материалы к докладам 10-12 октября 1994 г. Санкт-Петербург. СПб., 1994. С. 62-65.

2 Горский А. А. Москва, Тверь и Орда 1300-1339 гг. // Вопросы истории. 1995. № 4; Его же. Политическая борьба на Руси в конце XIII в. и отношения с Ордой II Отечественная история, 1996. № 3. С. 74-92. звана не политикой Орды, а личными качествами самих князей, их «преступным консерватизмом., нежеланием й неспособностью изменить устаревший, трещавший по швам порядок».1 По мнению Дж. Феннела, лишь с конца XIII в. в Северо-Восточной Руси начали формироваться сильные княжества-вотчины, где власть передавалась от отца к сыну, что позволяло их владельцам постепенно накапливать материальные и военные ресурсы, и вести борьбу за политическое главенство в регионе.2

Р. Пайпс близок к Дж. Феннелу как в понимании особенностей общественного строя Северо-Восточной Руси середины XIII - первой четверти XIV вв. (удельный уклад), так и в оценке личных качеств князей, которых он считает жестокими и беспринципными политиканами, думавших лишь о своих личных интересах. Для того, чтобы победить соперников они, как полагает историк, не гнушались никакими средствами, в том числе и низкопоклонством в Орде. Ханы использовали соперничество князей в своих целях и давали ярлыки тем, кто лучше других угождал им, кто обещал больше денег и гарантировал, что сможет держать в руках беспокойное население. По мнению Р. Пайпса, в процессе междукняжеской борьбы действовал некий естественный отбор, «при котором выживали самые беспринципные и безжалостные, прочие же шли ко дну».3

Многие эпизоды междукняжеской борьбы в Северо-Восточной Руси середины XIII - первой четверти XIV вв., связанные с историей Тверского княжества, исследовал Э. Клюг. Его книга отличается довольно необычным подходом. Автор считает, что все предшествующие историки рассматривали историю России с московской

1 Феннел Дж. Кризис средневековой Руси. 1200-1304. М., 1989. С. 208-211.

2 Fennel J. L. I. The Emergence of Moscow, 1304-1359. Berkeley; Los Angeles, 1968. P. 6-9.

3 Пайпс P. Россия при старом режиме. М., 1993. С. 70-87. точки зрения. Сам же он попытался изучить ее с позиции Твери, что позволило по-новому взглянуть на многие проблемы политического развития Северо-Восточной Руси.1

Проведенный историографический обзор показывает, что междукняжеская борьба в Северо-Восточной Руси середины XIII - первой четверти XIV вв. подробно изучалась лишь в трудах дореволюционных русских историков. В наши дни единственными работами, посвященными этой проблеме, являются монографии Дж. Феннела. Однако многие выводы автора выглядят недостаточно убедительными и не могут быть приняты без возражений. В то же время, за прошедший с начала века период было изучено большое количество материала, связанного с нашей темой, были подробно исследованы многие отдельные аспекты междукняжеской борьбы. Но общей работы, в которой были бы использованы все новейшие достижения по данному вопросу, нет. Это и стало причиной написания нашего труда.

Цель работы - исследовать междукняжескую борьбу в СевероВосточной Руси в период с 1238 по 1327 г.

В соответствии с целью исследования ставятся следующие задачи:

- определить особенности междукняжеской борьбы на различных отрезках изучаемого периода;

- выяснить цели участников междукняжеской борьбы;

- выявить методы и средства, которые использовали князья для борьбы со своими соперниками;

- изучить влияние Орды на междукняжескую борьбу на различных отрезках изучаемого периода;

- рассмотреть подъем Москвы и Твери и их роль в политическом развитии Северо-Восточной Руси в изучаемый период.

1 Клюг Э. Княжество Тверское (1247-1485 гг.). Тверь, 1994. С. 12-14.

Объектом исследования является Северо-Восточная Русь, т. е. территория с центром в Волго-Окском междуречье, которой владели в ХШ-Х1\/ вв. потомки Юрия Долгорукого.1 В изучаемый период на ней располагались в разное время великое княжество Владимирское, Ростовское, Суздальское, Ярославское, Переяславское, Тверское, Московское, Белозерское, Углицкое, Костромское, Городецкое, Стародубское, Юрьевское и Дмитрово-Галицкое княжества.2

Предметом исследования является междукняжеская борьба, под которой понимается: 1) борьба князей за великое княжение Владимирское3; 2) борьба удельных князей против великого князя за политическую самостоятельность; 3) борьба князей за право владения тем или иным княжеством или территорией.

Междукняжеская борьба в Северо-Восточной Руси середины XIII - первой четверти XIV вв. происходила в условиях татаро-монгольского ига, под которым подразумевается зависимость князей от ханов Золотой Орды, выражавшаяся в необходимости получать у хана разрешение (ярлык) на владение тем или иным княжеством, согласовывать с ним все политические действия, выполнять его волю, а также регулярно выплачивать дань (выход).

При проведении исследования применялся историкогенетическии метод, сущность которого заключается «в последова-% тельном раскрытии свойств, функций и изменений изучаемой ре

1 Кучкин В. А. Формирование. С. 3. Прим. 1.

2 Там же. С. 105-283.

3 Великое княжение Владимирское - традиционный государственный институт ХМ-Х\/ вв., дававший его владельцу право на политическое главенство в Северо-Восточной Руси, распоряжение ее боевыми силами, руководство в отношениях с соседними странами, а также владение территорией Владимирского княжества. Со времен Александра Невского его неотъемлемой частью считался Новгород (Пресняков А. Е. Указ. соч. С. 66; Янин В. Л. Новгородские посадники. М., 1962. С. 143.). Поэтому борьба за великое княжение Владимирское включала и борьбу за Новгород. альности в процессе ее исторического движения, что позволяет в наибольшей мере приблизиться к воспроизведению реальной истории объекта».1 По логической природе он является аналитически-индуктивным, а по форме выражения - описательным.2 В соответствии с данным методом, изучение предмета проводилось в хронологической последовательности, от единичного к особенному, а затем к общему и всеобщему.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1238 по 1327 г. Начальная дата связана с татаро-монгольским нашествием на Русь, которое оказало значительное влияние на различные сферы русского общества, в том числе и на характер междукняжеской борьбы. После 1238 г. произошло окончательное отделение Северо-Восточной Руси от Южной и Западной, а борьба князей за политическое главенство ограничилась пределами великого княжения Владимирского и Новгорода. Конечная дата связана с разгромом антитатарского восстания в Твери и получением Иваном Калитой ярлыка на великое княжение. После 1327 г. можно говорить о начале московского периода русской истории, так как политическое доминирование Москвы в Северо-Восточной Руси тогда стало явным, и междукняжеская борьба на некоторое время затухла.

В рамках изучаемого периода можно выделить несколько этапов. Первый охватывает отрезок времени от татаро-монгольского нашествия 1238г. до смерти Александра Невского в 1263 г. Он характеризуется относительной стабильностью политической ситуации в Северо-Восточной Руси, так как сильная великокняжеская власть, опиравшаяся на поддержку Орды, не позволяла вести ак

1 Ковальченко И. Д. Методы исторического исследования. М., 1987. С. 170172.

2 Там же. тивную борьбу за главенство в регионе. Второй этап длился с 1264 по 1304 гг. Он характеризуется значительным усилением междукняжеской борьбы. Двоевластие в Орде, а также ослабление авторитета великого князя, связанное с упадком Владимирского княжества, давали возможность удельным князьям активно бороться за свои интересы. К тому же, в это время происходил подъем новых территориальных центров, таких как Москва и Тверь, которые начали вытеснять старые княжества из политической жизни региона. Все это делало ситуацию в Северо-Восточной Руси очень напряженной и нестабильной. Третий этап (1304-1327 гг.) связан с борьбой Москвы и Твери за великое княжение Владимирское, в которой, по сути, решался вопрос о том, кто возглавит объединительный процесс в Северо-Восточной Руси и станет главой будущего единого государства. Противоборство закончилось победой Москвы в 1327 г., что сделало ее безусловным лидером в регионе. С 1327 г. начался московский период русской истории.

Рассматриваемый в работе период русской средневековой истории чрезвычайно беден письменными источниками. Около трех десятков грамот, несколько летописей, единичные послания и жизнеописания - это все, чем располагает современная наука для изучения столь интересного и важного этапа в истории нашей страны.

Наибольший интерес для нас представляют летописи, т. к. подавляющее большинство фактического материала по междукняжеской борьбе в Северо-Восточной Руси в данный период содержится именно в них. Характерной особенностью летописей является их тенденциозность, которая выражалась в преднамеренном сокрытии некоторых фактов или их искажении и определялась политическими взглядами составителей. Чтобы определить политическую направленность летописи, следует выяснить условия ее возникновения, для чего требуется выявить все входящие в нее своды с точным определением места, времени и условий их написания.

Почти все известные ныне летописи ведут свое происхождение от Свода 1305 г., который является основным источником по политической истории Северо-Восточной Руси середины XIII в. Данный свод представляет собой памятник великокняжеского летописания и посвящен основным событиям великого княжения Владимирского.1 Он был составлен на основе более раннего Свода 1282 г., который представляет собой владимирскую летописную традицию, но испытал сильное ростовское влияние.2 В центре внимания летописца - борьба за титул великого князя, съезды русских князей, крупные церковные события, поездки в Орду и стихийные бедствия, обрушившиеся на русские земли.3 К сожалению, Свод 1305 г. до нас не дошел, сохранился лишь список этого свода, составленный в 1377 г. монахом Лаврентием для Суздальско-Нижегородского князя Дмитрия Константиновича и известный как Лаврентьевская летопись.4 Особенностью этого памятника является его плохая сохранность, поэтому возможности использования Лаврентьевской летописи в работе ограничены.

Другим важным источником по истории Северо-Восточной Руси середины XIII - первой четверти XIV вв. является Новгородская первая летопись старшего извода, написанная примерно в 30-х годах XIV в. в Новгороде и, следовательно, отражающая новгородс

1 Приселков М. Д. История русского летописания XI-XV вв. Л., 1940. С. 94; Насонов А. Н. История русского летописания XI - начала XVIII века. Очерки и исследования. М., 1969. С. 192; Лурье Я. С. Общерусские летописи X[V-XV вв. Л., 1976. С. 20-26; Муравьева Л. Л. Летописание Северо-Восточной Руси ХШ^ века. М., 1983. С. 80.

2 Насонов А. Н. История русского летописания. С: 192-198; Лурье Я. С. Общерусские летописи. С. 20-26; Муравьева Л. Л. Летописание. С. 64-65.

3 Муравьева Л. Л. Летописание Северо-Восточной Руси XIII-XV века. М., 1983. С. 80.

4 Полное собрание русских летописей (далее - ПСРЛ). М., 1962. Т. 1. кую точку зрения на события политической жизни Руси.1 Особенностью этой летописи является то, что она не ограничивается описанием местных событий, а включает значительное количество общерусских известий. Это делает ее весьма ценной для исследователя.

Свод 1305 г. в составе Лаврентьевской летописи и Новгородская первая летопись старшего извода являются единственными летописными памятниками, современными событиям, которые рассматриваются в нашей работе. Сведений, которые содержатся в них, явно недостаточно для основательного исследования, поэтому необходимо привлечение более поздних источников. Таковыми являются летописные своды XV в. Все они восходят к различным летописным традициям, самыми заметными и устойчивыми из которых являются тверская, новгородская и московская. Эти традиции не существовали изолированно, а взаимодействовали друг с другом. Поэтому летописи XV в. представляют собой сложное переплетение московских, тверских, новгородских и других известий. Следует учитывать, что в XVI в. была проведена ревизия местных летописцев, при которой выбрасывались все сведения, неугодные московской власти.2

Историческим памятником, отразившим практически все существовавшие в XV в. летописные традиции, был Свод 1448 г., наиболее полно сохранившийся в составе Новгородской четвертой и Софийской первой летописей.3 Он включал в себя московские, новгородские, сузальско-ростовские, тверские, псковские и южнорусские известия. Основная его черта - компромисность, отсутствие

1 Новгородская первая летопись старшего и младшего извода. М.; П., 1950 (далее - НПЛ).

2 Лурье Я. С. Роль Твери в создании русского национального государства // Ученые записки ЛГУ. Серия исторических наук. Л., 1939. № 36. Вып. 3. С. 87.

3 ПСРЛ. Пг., 1915. Т. 4. Ч. 1. Вып. 1; СПб., 1851. Т. 5 пристрастия к какому-либо княжеству или земле, противоречивое объединение московской, тверской, суздальской, новгородской точек зрения1, что сильно затрудняет работу с ним и делает ненадежным источником. Почти все известия Свода 1448 г. содержатся и в других летописях, принадлежащих к различным традициям.

Самым ранним памятником московского летописания является Свод 1408 г., известный в литературе как Троицкая летопись. Этот источник является общерусским по содержанию, но с промосков-ской направленностью, хотя он и не отражает официальную московскую точку зрения. Это объясняется тем, что Троицкая летопись была написана в кругах, близких митрополиту Киприану, мнение которого не всегда совпадало с мнением московского князя.2 К сожалению, Троицкая летопись не сохранилась до наших дней, она погибла при пожаре Москвы в 1812 г. Но существует вполне удовлетворительная реконструкция этой летописи, сделанная М. Д. Приселковым.3 Наиболее полно официальная московская традиция представлена в Московском своде 1479 г.4, который был основой всего великокняжеского и царского летописания последующего времени.5

Памятником ростовского летописания является Суздальская летопись по Академическому списку.6 С 1237 по 1418 г. она содержит в себе краткую летопись, уделяющую особое внимание ростовским и суздальско-нижегородским князьям.7

1 Лурье Я. С. Общерусские летописи. С. 93-120.

2 Там же. С.46- 48; Муравьева Л. Л. Московское летописание второй половины XIV- начала XV века. М., 1991. С. 193-198.

3 Приселков М. Д. Троицкая летопись. Реконструкция текста. М.; Л., 1950.

4ПСРЛ. М.; Л., 1949. Т. 25.

5 Лурье Я. С. Общерусские летописи. С. 167; Его же. Две истории Руси XV в.: Ранние и поздние, независимые и официальные летописи об образовании Московского государства. СПб., 1994. С. 17.

6 ПСРЛ. М., 1962. Т. 1.

7 Лурье Я. С. Две истории Руси. С. 15.

Тверское летописание представлено двумя памятниками: Рогожским летописцем, написанным в 1412 г. и Тверским сборником, который был создан в 1534 г.1 и отражал официальную точку зрения тверских князей.2 Оба памятника в начальной своей части содержат ростовский летописный материал. Затем в Тверском сборнике с 1275 г., а в Рогожском летописце - с 1288 г. идет общая для них тверская летопись.3

Новгородская летописная традиция XIV-XV вв. отражена в Новгородской первой летописи младшего извода.

Наибольшее количество сведений о междукняжеской борьбе в Северо-Восточной Руси середины XIII - первой четверти XIV вв. содержится в Патриаршей или Никоновской летописи4; многие из них отсутствуют в других источниках. Никоновский свод был составлен в конце 20-х годов XVI в. при митрополичьей кафедре под непосредственным руководством митрополита Даниила.5 Он объединил все существовавшие до него летописные традиции и включает в себя сведения общерусского, московского, тверского, новгородского, ростовского, рязанского происхождения, которые очень трудно отделить друг от друга.6 К тому же он довольно сильно идеологизирован.7 Эти обстоятельства, а также позднее время написания памятника делают его не надежным источником. Тем не менее, Никоновский свод содержит материал, который имеет большое значение для нашего исследования, поэтому его сведе

1 ПСРЛ. М., 1965. Т. 15.

2 Лурье Я. С. Общерусские летописи. С. 53.

3Там же. С. 52; Лурье Я. С. Две истории Руси. С. 13-15.

4 ПСРЛ. М., 1965. Т. 9-10.

5 Клосс Б. М. Никоновский свод и русские летописи Х\/1-Х\/11 веков. М., 1980. С. 4.

6 Клосс Б. М. Указ. соч. С. 134-181.

7 Там же. С. 55-102. ния, в сочетании с их критическим анализом, широко использовались в работе.

Кроме летописей существуют и другие источники по интересующей нас теме. Значительный интерес представляют агиографические произведения, такие как «Житие Александра Невского» и «Повесть о Михаиле Тверском». Первая редакция Жития Александра Невского появилась в 1263-1265 гг., вскоре после смерти великого князя.1 Степень достоверности этого произведения очень велика, так как оно писалось современником знаменитого князя, «самовидцем возраста его».2 Многие сведения «Жития» подтверждаются другими источниками.

Повесть о Михаиле Тверском», рассказывающая об убийстве в Орде тверского князя Михаила Ярославича, сохранилась в более чем полутора десятках различных редакций, древнейшей из которых является так называемая Пространная редакция.3 Ценность "Повести" заключается в том, что она была написана очевидцем событий, лицом, приближенным к Михаилу Тверскому, и содержит значительное количество уникальных известий, которые не встречаются в летописях.

Некоторое значение для нашего исследования имеют договорные грамоты Новгорода с тверскими князьями.4 Хотя их сохранилось очень немного, но сведения, которые содержатся в них, весь

1 Житие Александра Невского. Первая редакция. 1280-е гг. II Князь Александр Невский и его эпоха. Исследования и материалы. СПб., 1995. Дата создания уточнена В. А. Кучкиным. (См.: Кучкин В. А. Монголо-татарское иго в освещении древнерусских книжников (XIII - первая четверть XIV в.) // Русская культура в условиях иноземных нашествий и войн. X - начало XX в. М., 1990. С. 15-69.)

2 Там же.

3 Кучкин В. А. Повести о Михаиле Тверском. С. 224.

4 Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.; П., 1949 (далее - ГВНП). ма существенны и являются важным дополнением к летописным известиям.

Для изучения междукняжеской борьбы в Северо-Восточной Руси середины XIII - первой четверти XIV вв. нами привлекались и иностранные источники. Немало важных сведений оставил посланник папы Иннокентия IV при дворе великого хана в Каракоруме Плано Карпини.1 В сочинении этого автора, следовавшего методике схоластической науки средневековья, очень велика систематическая часть, рассказывающая о географическом положении и государственном устройстве Монгольской империи, о странах и народах, входивших в ее состав, в том числе и о Руси. Факты, которые содержатся в книге, дают возможность лучше понять положение русских земель после нашествия, взаимоотношения князей с монгольскими ханами, что позволяет более точно оценить политическую ситуацию в Северо-Восточной Руси в середине XIII в.

1 Карпини Джиованни дель Плано. История Монгалов. Гильом де Рубрук. Путешествия в восточные страны. М., 1957 (далее - Карпини.).

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Суэтин, Алексей Владимирович

Заключение

Проведенное исследование позволяет по-новому взглянуть на многие проблемы, связанные с политическим развитием СевероВосточной Руси середины XIII - первой четверти XIV вв. В рассматриваемый период междукняжеская борьба имела специфические особенности, отличавшие ее от аналогичных явлений более раннего времени. Эти особенности обусловливались, прежде всего, существованием Золотой Орды, которая была очень мощным фактором политического развития Северо-Восточной Руси. Начиная с 1246 г. ни одно событие междукняжеской борьбы не обошлось без участия ханов. Анализ источников показывает четкую взаимосвязь между политической ситуацией в Орде и положением дел в Северо-Восточной Руси.

Основным методом, который использовали князья для борьбы со своими соперниками, было обращение за помощью к хану. Поддержка правителя Золотой Орды обеспечивала победу любому князю, независимо от его военного потенциала, материальных и человеческих ресурсов. Поэтому на первое место в междукняжеской борьбе выходили дипломатические средства, с помощью которых можно было повлиять на хана, склонить его на свою сторону, опорочить в его глазах князя-соперника. Другим методом, который особенно часто использовался удельными князьями в борьбе с обладателем владимирского стола, было заключение союза с Новгородом, что тоже достигалось чисто дипломатическими средствами. Новгородцы могли предоставить князю большие материальные и военные ресурсы. Но без поддержки Орды этот метод был неэффективен, так как помощи Новгорода было недостаточно для борьбы с татарским войском.

Уже в первые годы после возникновения Золотой Орды, русские князья начали налаживать связи с Батыем, получая ярлыки на свои княжества и обеспечивая себе его покровительство. Но положение дел осложнялось тем, что Золотая Орда тогда еще подчинялась центральному монгольскому правительству в Каракоруме. Отношения между этими двумя центрами власти были сложными. Батый относился враждебно к императору. Жертвой противоречий в Монгольской империи стал великий князь Ярослав Всеволодович.

После смерти Ярослава, в Северо-Восточной Руси началась борьба за великое княжение Владимирское. Победителем в ней стал Андрей Ярославич, который наиболее точно оценил политическую ситуацию и заручился поддержкой непосредственно в Каракоруме, в отличие от Александра Невского, сблизившегося с Батыем, и Святослава Всеволодовича, который вообще не поддерживал связи с татарами.

Став в 1249 г. великим князем, Андрей Ярославич уже в 1253 г. был свергнут со своего престола. Причиной этого было изменение политической ситуации в Монгольской империи, где правителем стал Мунке, давний друг Батыя, из-за чего тот получил возможность сделать великим князем своего ставленника Александра Невского. Проведенное исследование позволяет отказаться от широко распространенной точки зрения о существовании в СевероВосточной Руси конца 40 - начала 50-х годов антитатарской коалиции, возглавляемой Андреем Ярославичем.

В годы правления Александра Невского великокняжеская власть достигла значительной силы. Она опиралась не только на высокий авторитет Александра и его выдающиеся личностные качества, но и на силу ордынских ханов, которые поддерживали великого князя как своего представителя на Руси. Это не позволяло другим князьям эффективно бороться с ним. У них не было никаких шансов добиться в Орде владимирского стола и уж тем более завоевать его силой. Поэтому в годы правления Александра Невского не было ни одного случая междукняжеской борьбы.

После смерти Александра Ярославича в 1263 г. происходило значительное ослабление великокняжеской власти, связанное с упадком Владимирского княжества. Но поддержка Орды позволяла обладателям владимирского стола сохранять в неприкосновенности свои полномочия и успешно бороться с соперниками. Не в силах претендовать на великое княжение, удельные владетели пытались укрепиться в Новгороде, но и там они вынуждены были уступать, сталкиваясь с татарскими войсками, которые приводили великие князья.

Лишь в середине 70-х годов XIII в. в Северо-Восточной Руси появилась сила, способная реально бороться с великим князем. Возник союз княжеств, расположенных, в основном, в среднем течении Волги. Наиболее влиятельными его представителями были Андрей Городецкий, Федор Ярославский и Константин Ростовский. Они пользовались особым доверием в Золотой Орде. В 1282-1283 гг. названные князья с помощью татарского войска прогнали с вла-' димирского стола Дмитрия Александровича, уговорив хана Туда-Менгу передать великокняжеский ярлык Андрею Городецкому. Но Дмитрий воспользовался двоевластием в Орде и обратился за помощью к темнику Ногаю, который был в то время фактически независимым правителем, и обладал не меньшим влиянием, чем ханы Золотой Орды. Благодаря его поддержке, он без труда вернул себе великокняжеский стол и сохранял свою власть почти десять лет. Но в 1293 г. представители поволжской группировки воспользовались приходом к власти Тохты, стремившегося избавиться от Но-гая, и организовали грандиозное нашествие на Русь, получившее название «Дюденевой рати». Результатом было разорение земель, принадлежавших великому князю и его сторонникам. Однако своевременная помощь Ногая, приславшего войско по просьбе Михаила Тверского, позволила в значительной степени нейтрализовать политические последствия нашествия Дюденя. Дмитрий Александрович остался великим князем и потерял лишь Новгород. Только его внезапная смерть позволила Андрею Городецкому утвердиться во Владимире.

Таким образом, в начале 80-х годов устоявшаяся система взаимоотношений между князьями была нарушена. Если раньше правители Орды безусловно поддерживали великих князей, в качестве своих представителей, что создавало определенную стабильность на Руси и не оставляло удельным князьям никаких возможностей пошатнуть великокняжеские полномочия и добиться большей самостоятельности, то теперь ситуация изменилась. С одной стороны, правители Орды отказались на время от своей традиционной политики поддержки великих князей и стали возвышать князей поволжских. С другой, в Орде появился новый военно-политический центр, во главе которого стоял Ногай, из-за чего опора на сарайского хана уже не давала столь однозначного преимущества, так как появилась возможность противопоставить ей другую силу в лице Ногая. Это привело к резкому усилению конфронтации и обострению междукняжеской борьбы.

После смерти Дмитрия Александровича великим князем стал Андрей Городецкий, и преобладание в Северо-Восточной Руси получила поволжская группировка. Но их соперники Даниил Московский, Михаил Тверской и Иван Переяславский проявляли значительную активность. Они выдвинули Даниила в качестве своего претендента на великокняжеский престол и пытались отобрать у Андрея Александровича Новгород. В своей борьбе с великим князем Даниил Александрович, Михаил Ярославич и Иван Дмитриевич опирались на поддержку Ногая, в то время как Андрей со своими союзниками традиционно сохраняли связи с Тохтой.

Конфронтация на Руси была закономерным следствием борьбы между Тохтой и Ногаем, которая началась в 1293 г. и в 1297 г. переросла в военное противоборство. Лишь после поражения и гибели Ногая в 1301 г. в Северо-Восточной Руси установился мир, и враждующие группировки распались.

В конце XIII в. на арену политической борьбы выходят Москва и Тверь. Изученные нами факты позволяют согласиться с мнением большинства отечественных историков о том, что Тверь на рубеже Х1И-Х1\/ вв. стала самым сильным княжеством Северо-Восточной Руси. Михаил Тверской проводил активную и подчеркнуто независимую политику, при необходимости успешно противостоял и великому князю, и татаро-монголам, и тем более другим русским князьям. Большое значение имеет и тот факт, что политические притязания тверского князя опирались на прочную экономическую базу.

Что касается Москвы, то ее роль в политическом развитии Северо-Восточной Руси на рубеже XIII - XIV вв. в отечественной историографии оказалась явно завышенной. Результаты нашего исследования не позволяют говорить о значительной силе Московского княжества в данный период. Московские князья не имели возможности претендовать на особое место в политической системе Северо-Восточной Руси, поэтому они избрали тактику участия в выгодных союзах и использования благоприятной политической конъюнктуры. Благодаря этому они смогли добиться больших успехов, значительно увеличив территорию своего княжества

На основании полученных данных мы можем глубже понять ход борьбы Москвы и Твери, которая имела место в первой четверти XIV в. Благодаря значительному военному и экономическому потенциалу Твери Михаил Ярославич, получив в 1304 г. великое княжение, сумел сравнительно легко решить все свои политические задачи. Однако политика усиления великокняжеской власти, которую проводил Михаил с начала XIV в., привела к тому, что он оказался в политической изоляции. Его действия вызывали протест различных политических сил - удельных князей, церкви, жителей Новгорода и других городов. Борьбу против великого князя возглавил Юрий Московский. Он сумел добиться расположения хана Узбека, который, в отличие от своих предшественников, не ограничивался поддержкой великого князя в качестве своего представителя на Руси, а активно вмешивался в междукняжескую борьбу, отбирал ярлык у одного и передавал другому, более благонадежному, старался не допускать чрезмерного усиления великого князя. Причем благосклонность хана часто зависела от размеров дани, которую обещал выплачивать новый претендент на владимирский престол. В итоге тверской князь лишился владимирского стола и был казнен. Великим князем стал Юрий Московский. Но вскоре он скомпрометировал себя в глазах Узбека несвоевременной выплатой дани, в результате чего ярлык на Владимир опять перешел в руки тверских князей. Но восстание против Чолхана 1327 г. надолго лишило Тверь возможности добиться главенства в Северо-Восточной Руси. Иван Калита воспользовался благоприятной политической ситуацией для разгрома давнего соперника Москвы и возглавил карательную экспедицию, обеспечив себе авторитет в глазах хана и его поддержку на протяжении многих лет.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Суэтин, Алексей Владимирович, 1999 год

1. Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.; Л.: Изд-во Акад. наук СССР, 1949. 407 с.

2. Житие Александра Невского. Первая редакция. 1280-е годы // Князь Александр Невский и его эпоха. Исследования и материалы. СПб.: Дмитрий Буланин, 1995. С. 190-203.

3. Карпини Джиованни дель Плано. История Монгалов. Гильом де Рубрук. Путешествия в восточные страны. М.: Географиздат, 1957.270 с.

4. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.; Л.: Изд-во Акад. наук СССР, 1950. 642 с.

5. Полное собрание русских летописей. М.: Изд-во вост. лит-ры, 1962. Т. 1. Лаврентьевская и Суздальская летопись по Академическому списку. 578 с.

6. Полное собрание русских летописей . М.: Изд-во вост. лит-ры, 1962. Т. 2. Ипатьевская летопись. XVI + 938 + 87 с.

7. Полное собрание русских летописей. Пг., 1915. Т. 4. Ч. 1. Вып. 1. Новгородская четвертая летопись. 576 с.

8. Полное собрание русских летописей. СПб., 1851. Т. 5. Софийская первая летопись. 493 с.

9. Полное собрание русских летописей. М.: Наука, 1965. Т. 9-10. Патриаршая или Никоновская летопись. XI + 256 + 244 с.

10. Полное собрание русских летописей. М.: Наука, 1965. Т. 15. Рогожский летописец. Тверской сборник. VIII + 186 + VII + 504 с.

11. Полное собрание русских летописей. М.; Л.: Изд-во Акад. наук СССР, 1949. Т. 25. Московский летописный свод конца XV века. 464 с.

12. Полное собрание русских летописей. Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1982. Т. 37. Устюжские и вологодские летописи XVI-XVIII вв. 228 е.

13. Приселков М. Д. Троицкая летопись. Реконструкция текста. М.; Л.: Изд-во Акад. наук СССР, 1950. 515 с.1. Исследования

14. Борзаковский В. С. История Тверского княжества. СПб., 1876. 374 с.

15. Борисов Н. С. Русская церковь в политической борьбе Х1У-ХУ веков. М.: Изд-во МГУ, 1986. 205 с.

16. Будовниц И. У. Общественно-политическая мысль Древней Руси (Х\-Х\У вв.). М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1960. 488 с.

17. Вернадский Г. В. Монголы и Русь. Тверь: Леан; М.: Аграф, 1997. 478 с.

18. Веселовский Н. И. Заметки по истории Золотой Орды // Известия отделения русского языка и словесности имп. Академии наук. Пг., 1916. Т. 21. Вып. 1. С. 1-10.

19. Веселовский Н. И. Хан из темников Золотой Орды Ногай и его время // Записки Российской Академии наук по отделению исторических наук и филологии. Пг., 1922. Т. 13. № 6. С. 4-55.

20. Горский А. А. Москва, Тверь и Орда 1300-1339 гг // Вопросы истории. 1995. № 4. С. 34-46.

21. Горский А. А. Политическая борьба на Руси в конце XIII в. и отношения с Ордой // Отечественная история, 1996. № 3. С. 74-92.

22. Греков Б. Д. Якубовский А. Ю. Золотая Орда и ее падение. М.; Л.: Изд-во Акад. наук СССР, 1950. 478 с.

23. Греков И. Б. Очерки по истории международных отношений Восточной Европы Х1\/-Х\/1 вв. М.: Изд-во вост. лит-ры, 1963. 374 с.

24. Греков И. Б. Восточная Европа и упадок Золотой Орды ( на рубеже Х1У-ХУ вв.). М.: Наука, 1975. 519 с.

25. Греков И. Б. О характере ордыно-русских отношений второй половины XIII начала XIV в. // Древности славян и Руси. М.: Наука, 1988. С. 125-133.

26. Гумилев Л. Н. В поисках вымышленного царства. М.: Товарищество Клышников, Комаров и К0, 1992. 319 с.

27. Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. М.: Мысль, 1989. 764 с.

28. Егоров В. Л. Историческая география Золотой Орды в ХШ-Х1У вв. М.: Наука, 1985. 245 с.

29. Зимин А. А. Народные движения 20-х гг. XIV в. и ликвидация системы баскачества в Северо-Восточной Руси // Известия АН СССР, сер. истории и философии, Т. IX, № 1 (1952). С. 61-65.

30. Иловайский Д. И. История России. Становление Руси (Периоды Киевский и Владимирский). М.: Чарли, 1996. 736 с.

31. Иловайский Д. И. История России. Собиратели Руси. М.: Чарли, 1996. 544 с.

32. Карамзин Н. М. История государства Российского. Калуга: Золотая аллея, 1993. Кн. 1. 556 с.

33. Каргалов В. В. Внешнеполитические факторы развития феодальной Руси. Феодальная Русь и кочевники. М.: Высшая школа, 1967. 263 с.

34. Клосс Б. М. Никоновский свод и русские летописи Х\/1-Х\/11 веков. М.: Наука, 1980. 312 с.

35. Клюг Э. Княжество Тверское (1247-1485 гг.). Тверь, 1994. 432 с.

36. Ключевский В. О. Сочинения: В 9 т. М.: Мысль, 1987. Т. 1. 430 с.

37. Ковальченко И. Д. Методы исторического исследования. М.: Наука, 1987. 439 с.

38. Костомаров Н. И. Начало единодержавия в Древней Руси // Исторические монографии и исследования Н. Костомарова. СПб., 1872. Т. 12. С. 3-152.

39. Краткая история СССР. В 2-х ч. П.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1972.4.1.440 с.

40. Кривошеее Ю. В. О средневековой русской государственности ( к постановке вопроса). СПб., 1995. 96 с.

41. Кривошеее Ю. В. Становление Великорусской государственности // История России: народ и власть / Сост. Ю. А. Сандулова. СПб.: Лань, 1997. С. 167-202.

42. Кучкин В. А. Роль Москвы в политическом развитии СевероВосточной Руси конца XIII в. // Новое о прошлом нашей страны. Памяти академика М. Н. Тихомирова. М.: Наука, 1967. С. 53-64.

43. Кучкин В. А. Сказание о смерти митрополита Петра // Труды отдела древнерусской литературы. Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1962. Т. 18. С. 68-79.

44. Кучкин В. А. Повести о Михаиле Тверском. Ист.-текстол. исследование. М.: Наука, 1974. 291 с.

45. Кучкин В. А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в Х-Х1\/ вв. М.: Наука, 1984. 349 с.

46. Кучкин В. А. Монголо-татарское иго в освещении древнерусских книжников (XIII первая четверть XIV в.) // Русская культура в условиях иноземных нашествий и войн. X - начало XX в. М.: Институт истории СССР, 1990. Кн. 1. С. 15-69.

47. Кучкин В. А. Первый московский князь Даниил Александрович //Отечественная история. 1995. № 1. С. 93-107.

48. Лурье Я. С. Роль Твери в создании русского национального государства // Ученые записки ЛГУ. Серия исторических наук. 1939. № 36. Вып. 3. С. 84-96 с.

49. Лурье Я. С. Общерусские летописи XIV-XV вв. Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1976. 283 с.

50. Лурье Я. С. Две истории Руси XV в.: Ранние и поздние, независимые и официальные летописи об образовании Московского государства. СПб.: Дмитрий Буланин, 1994. 240 с.

51. Любавский М. К. Образование основной государственной территории великорусской народности. Л., 1929. 317 с.

52. Мавродин В. В. Образование единого русского государства. Л.: Изд-во ЛГУ, 1951. 327 с.

53. Маркс К. Разоблачения дипломатической истории XVIII века // Вопросы истории. 1989. № 1-4. С. 3-23, 3-16, 3-17, 3-19.

54. Михайлова И. Б. Москва и Тверь в начале XIV в. // Мавродинские чтения. Материалы к докладам 10-12 октября 1994 г. Санкт-Петербург. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 1994. С. 62-65.

55. Муравьева Л. Л. Летописание Северо-Восточной Руси конца XIII начала XV века. М.: Наука, 1983. 295 с.

56. Муравьева Л. Л. Московское летописание второй половины XIV начала XV века. М.: Наука, 1991. 224 с.

57. Насонов А. Н. Монголы и Русь: История татарской политики на Руси. М.; Л.: Изд-во Акад. наук СССР, 1940. 177 с.

58. Насонов А. Н. История русского летописания XI начала XVIII века. Очерки и исследования. М.: Наука, 1969. 555 с.

59. Очерки истории СССР. Период феодализма IX-XV вв. В 2-х ч. М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1953. Ч. 1-2. 984, 812 с.

60. Пайпс Р. Россия при старом режиме. М.: Независимая газета, 1993. 421 с.

61. Пашуто В. Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. М.: Изд-во Акад. наук, 1950. 331 с.

62. Пашуто В. Т. Героическая борьба русского народа за независимость (XIII в.). М.: Госполитиздат, 1956. 279 с.

63. Пештич С. Л. Русская историография XVIII века. Л.Издательство Ленинградского университета, 1961. Ч. 1. 275 с.

64. Платонов С. Ф. Лекции по русской истории. М.: Высшая школа, 1993. 736 с.

65. Покровский М. Н. Избранные произведения. М.: Мысль, 1966. Кн. 1. 725 с.

66. Пресняков А. Е. Образование Великорусского государства. Пг., 1918.458 с.

67. Рамм Б. Я. Папство и Русь в X-XV веках. М.; Л.: Изд-во Акад. наук СССР, 1959. 283 с.

68. Савицкий П. Н. Геополитические заметки по русской истории // Вопросы истории. 1993. № 11-12. С. 120-139.

69. Савицкий П. Н. Степь и оседлость // Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. М.: Наука, 1993. С. 123-130.

70. Сахаров А. М. Города Северо-Восточной Руси XIV-XV веков. М.: Изд-во МГУ, 1959. 236 с.

71. Сахаров А. М. Образование и развитие Российского государства в XIV-XVII вв. М.: Высшая школа, 1969. 224 с.

72. Соловьев С. М. Сочинения. В 18-ти кн. М.: Наука, 1988. Кн. 2. 765 с.

73. Станкевич Н. В. О причинах возвышения Москвы // Ученые записки МГУ, 1834. Т. 5. С. 7-19.

74. Татищев В. Н. История Российская. М.; Л.: Изд-во Акад. наук, 1964. Т. 5. 342 с.

75. Тихомиров М. Н. Древняя Москва в XII-XV веках. М.: Госполитиздат, 1947. 268 с.

76. Тихомиров М. Н. Средневековая Москва в XIV-XV веках. М.: Госполитиздат, 1957. 342 с.

77. Трубецкой Н. С. Евразийство: опыт систематического изложения // Пути Евразии: русская интеллигенция и судьбы России. М.: Русская книга, 1992. С. 347-415

78. Федоров-Давыдов Г. А. Общественный строй Золотой Орды. М.: Изд-во МГУ, 1973. 180 с.

79. Феннел Дж. Кризис средневековой Руси. 1200-1304. М.: Прогресс, 1989. 291 с.

80. Фроянов И. Я. Дворниченко А. Ю. Города-государства Древней Руси. Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1988. 269 с.

81. Черепнин Л. В. Русские феодальные архивы XIV-XV вв. М.; Л.: Изд-во Акад. наук СССР, 1948. Ч. 1. 472 с.

82. Черепнин Л. В. Образование Русского централизованного государства в XIV-XV веках. Очерки социально-экономической и политической истории Руси. М.: Соцэкгиз, 1960. 899 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 71521