Монастыри Мордовии как историко-культурный феномен тема диссертации и автореферата по ВАК 24.00.04, кандидат культурол. наук Бахмустов, Сергей Борисович

Диссертация и автореферат на тему «Монастыри Мордовии как историко-культурный феномен». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 121077
Год: 
2000
Автор научной работы: 
Бахмустов, Сергей Борисович
Ученая cтепень: 
кандидат культурол. наук
Место защиты диссертации: 
Саранск
Код cпециальности ВАК: 
24.00.04
Специальность: 
Прикладная культурология
Количество cтраниц: 
210

Оглавление диссертации кандидат культурол. наук Бахмустов, Сергей Борисович

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. Монастыри и монашествующие в историческом пространстве мордовского края.

1.1. Генезис монашества и монастырское устроение мордовского края.

1.1.1. Вопросы терминологии.

1.1.2. Генезис и развитие монастырей мордовского края.

1.2. Феномен старчества в контексте эпох.

1.2.1. Мессианизм старческого учительства.

1.2.2. Старец Феодор Ушаков.

1.2.3. Старец Феодор Угцаков как богослов-практик.

1.2.4. Крестьянская святость.

ГЛАВА 2. Монастыри мордовского края как памятники архитектуры.

2.1. Монастырь - «Небесный град».

2.2. Санаксарский Рождество-Богородицкий монастырь.

2.2.1. История ансамбля Санаксарского монастыря.

2.2.2. Филарет Былинин как творец.

2.3. Архитектурно-эстетическая эволюция монастырей конца XVIII - начала XX вв.

2.3.1. Краснослободский Спасо-Преображенский монастырь.

2.3.2. Саранский Петропавловский монастырь.

2.3.3. Архитектурные особенности поздних монастырей.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Монастыри Мордовии как историко-культурный феномен"

За последнее десятилетие в общественном сознании значительно вырос интерес к православным истокам культуры России. Как в столице, так и в провинции осмысливается эволюция народно-религиозных традиций, имевших следствием формирование как ортодоксальных канонов искусства, литературы, архитектуры, образования, просветительства, так и иноверия, вольнодумия, эстетического и этического субъективизма, культурной ассимиляции и аннигиляции. Вопрос о соответствии новой культуры глубинным историческим тенденциям оставался открытым на протяжении всего XIX века, остается он дискуссионным и сейчас. Именно поэтому возникло богоискательство в среде интеллигенции, выдвигавшей на рубеж неорелигионизма поэзию, музыку, живопись, философию и проповедовавшей боговдохновен-ность таланта. Духовные искания в среде интеллигенции имели аналог в сектантском инаковерии, пустившем корни в народной массе: по сути мы имеем два варианта отечественного протестантизма - вполне осознанный в образованной среде и полустихийный в необразованной. В начале XX столетия возникла ситуация, поставившая традиции, прежде всего в лице главного их носителя, Церкви, в положение объекта реформ. Виток истории повторился, но если первый вариант реформирования закончился возникновением Синода, подчинением Церкви государству по протестантской схеме, то второй вариант мог привести или к реставрации досинодального духа культуры, или к моральной гибели древнего благочестия и к расчистке места для формирования нового мировоззрения. Но получился средний вариант: Церковь восстановила патриаршество, то есть исконную византийскую схему взаимодействия с государством и народом, и в то же время стала жертвой политического радикализма, поставившего ее на грань выживания. Возникшую проблему идеологообразующей силы на некоторое время решил марксизм, породивший вульгарную социологизацию культуры, но полную победу не одержавший: по-прежнему многое в культуре определяли, во-первых, «пушкинское» наследие («золотой век»), во-вторых - рецидивы «серебряного века» и в-третьих - исторические достижения православной культуры, продолжавшие существовать в виде памятников литературы, архитектуры, живописи, декоративно-прикладного искусства.

Своеобразие последнего десятилетия XX века заключается в том, что наряду с реанимацией утраченного, потаенного, полускрытого наследия классической культуры XVIII- начала XX столетий произошло возрождение святоотеческой мысли, имеющей как внешнее, ритуальное, так и внутреннее, духовно-национальное, сакральное наполнение. Своеобразием эпохи является и то, что народ, интеллигенция, политические и общественные образования оказались не готовыми к восприятию именно сакральной составляющей Церкви, что вылилось, с одной стороны, в излишне формализованное отношение к ритуалу, с другой - в неоеретизм общества, отказывающего Церкви в духовном водительстве. Вульгарный атеизм исчерпал себя, научный - отстранен от процесса формирования общественного сознания, неофитство эпатирует общество неоглядной, неуемной и нетактичной апологетичностью, мало способствующей возрождению в народной среде подлинного интереса к духовному наследию предков.

Актуальность исследования. Представлена общая характеристика процесса, в русле которого мы будем излагать феномен монашества и монастырей на небольшой части России - в Мордовии. Географическая локализация нисколько не уменьшает и не сужает значимость темы, потому что монашество по определению не может дистанцироваться от общего состояния веры и общества в стране, так как религиозное поле в пределах одной конфессии автономизируется только для удобства управления, и не более того. Все, что происходило и происходит в приходах и монастырях региона, умещается в единый процесс вероустроения державы, руководимый Соборами и Патриархатом и базирующийся на святоотеческом наследии. В этом смысле проблемы мордовского Православия как соучастника культурно-этического устроения России вполне показательны и в историческом, и в культурологическом плане. Актуальность избранной темы обусловлена возросшим интересом общества к Православию в целом и к его роли в интеллектуальной, творческой, политической жизни современной Мордовии. Социологические исследования последних лет показывают, что уже более половины населения республики доверяют слову Церкви больше, чем средствам массовой информации и политическим институтам1. Однако информированность общества о состоянии Церкви в прошлом и настоящем по-прежнему остается недостаточной. Периодическая печать в лучшем случае романтизирует процесс во-церковления общества, в худшем - дезинформирует потребителей информации заведомо неверным или пристрастно истолкованным материалом. Научное осмысление данной проблемы носит скорее случайный, чем закономерный характер, поэтому до сих пор отсутствуют специальные труды, освещающие деятельность Церкви в Мордовии с позиций культуры и историзма. Нам представляется, что тема данного диссертационного сочинения вполне вписывается в процесс гуманитаризации общества и отвечает современным запросам культурной жизни Мордовии.

Степень разработанности проблемы. В процессе работы над диссертационным сочинением нами обобщены сведения и факты, накопленные преимущественно дореволюционной и в некоторой мере современной наукой. В историографическом плане самыми закрытыми районами Мордовии являются восточные, входившие некогда в состав Симбирской и Нижегородской епархий, тогда как благочиннические (церковно-уездные) округа Тамбовской и Пензенской епархий, влившиеся в состав Мордовии, отложились в значительном количестве документов и печатных трудов, накапливавшихся более ста лет. В процессе собирания материалов нам удалось найти сведения о сорока монастырях, когда-либо существовавших на землях бывших Саранского, Инсарского, Ардатовского, Краснослободского, Темниковского уездов и тех осколков прочих районов старой административной структуры, которые попали в состав новой автономии в результате реформы 1920-30-х годов. Важнейшими из этих материалов следует считать труды, оставленные священниками-краеведами второй половины XIX - начала XX века, много сделавшими для историко-статистического описания приходов, благочиний и монастырей и оставшиеся неизвестными для посоледующего научного процесса. Это наследие не потеряло своего значения до сих пор, более того, труды священников-писателей быстро актуализируются. Монастырская тема уже была в центре внимания зародившейся в середине XIX века региональной историографии. В связи с широкой просветительской деятельностью губернских периодических изданий, прежде всего епархиальной периодики, многие приходские священники плодотворно занимались изучением истории и этического состояния православных сообществ, в том числе и монастырей. Творческое наследие русского клира Мордовии до сих пор в полной мере не включено в арсенал науки; это серьезный пробел, тем более, что священники-краеведы пользовались документами, в массе своей погибшими в постреволюционную эпоху.

Самое серьезное внимание теме иноческого делания уделил профессор Пензенской семинарии А.Л.Хвощев, написавший в начале нашего века серию л статей об упраздненных монастырях епархии . Очерки, публиковавшиеся автором в епархиальном периодическом издании, в определенной мере суммировали ранние материалы о монастырях нашего края. Например, А.Л.Хвощевым были задействованы: большая статья священника А.И.Масловского «Саранский Петропавловский монастырь»3, статья И.Д.Ильченко «Краткое описание Краснослободского мужского Спасо-Преображенского монастыря»4, первая история Краснослободска, сочиненная иереем Иоанном Беляевым, а также целый ряд других его сочинений5, исторический очерк священника Н.Беренского «Знаменский женский общежительный монастырь»6 и множество публикаций с мест, написанных монахами и приходскими настоятелями для епархиальной и губернской газет, статистических сборников и печатных органов архивных комиссий. Во многом работы клириков определялись программой историко-статистического изучения приходов, сел, городов, монастырей и храмов, разработанной в последней четверти прошлого столетия представителями церковных научных кругов и местной интеллигенцией. Согласно этой программе, священникам вменялось в обязанность собирать архивные, этнографические и литературные памятники старины, обрабатывать их и передавать в губернский город на предмет опубликования.

В самом конце XIX века преподаватель Пензенской семинарии А.Е.Попов на основе клировых ведомостей, подаваемых ежегодно приходскими священниками и настоятелями монастырей, составил и напечатал в прибавлениях к епархиальным ведомостям за 1895 год первый реестр храмам и монашеским обителям губернии. В дополненном виде справочник вышел отдельным изданием в 1896 году7, и с тех пор эта книга остается единственным сводным каталогом всех православных святынь той части Мордовии, которая сложилась из уездов Пензенской губернии. Материалы справочного характера публиковались и в Тамбове. Из важнейших следует упомянуть сочинение соборного протоирея г.Тамбова Георгия Хитрова «Историко-статистическое описание Тамбовской епархии» и справочный труд секретаря Тамбовской консистории А.Е.Андриевского «Историко-статистическое описание Тамбовской епархии»8. Отчасти данные по нашему краю можно найти в крупных энциклопедиях и справочниках, выходивших с конца XVIII по начало XX века. Например, Санаксарский монастырь был отмечен уже первыми российскими энциклопедиями XVIII -XIX веков9; материалы, собранные с мест, периодически появлялись в статистических временниках Российской империи10, в обобщающих специализированных справочниках11. Лучшим из

10 них является книга «Православные обители России» , в которой, однако, отсутствуют сведения о самых поздних монастырях - Зиновском и Тепловском Саранского уезда, Свято-Ольгинском Инсарского уезда, Казанском Ключевском и Шейн-Майданском Ардатовского уезда. В сводном каталоге 1913 года, составленном выдающимся богословом С.В.Булгаковым, они уже были учтены13. Частично монастыри Присурья и Примокшанья попали и в «Полный православный богословский энциклопедический словарь», выходивший в 1910-х годах14.

Много усилий приложили к изучению бывшей восточной окраины Московского государства ученые Тамбова, на протяжении тридцати с лишним лет издававшие сборники «Известий Тамбовской ученой архивной комиссии»15 и обнародовавшие множество документов из истории монастырей Темникова, Краснослободска, Троицка. К лучшим публикациям такого рода относились сводная летопись «Материалы для истории, статистики и археологии города Темникова и его уезда XV1I-XVIII столетия» В. и Г. Холмогоровых и фундаментальный очерк председателя Тамбовской ученой архивной комиссии А.Н.Нарцова «Археологическая поездка по Темниковскому уезду»16. Из сочинений обобщающего характера особое место занимают статьи и книги И.И.Дубасова17, занимавшего в 1880-90-е годах должность директора Тамбовского Екатерининского учительского института; однако в науке он остался не столько как деятель на ниве народного просвещения, сколько как ученый-краевед, автор более 150 статей и фундаментального труда «Очерки из истории Тамбовского края» (выходили отдельными выпусками с 1883 по 1897 год). Из шести томов этого сочинения особенно важны для нашей темы второй и третий. Его дело, продолженное А.Н.Нарцевым, завершилось публикацией огромного числа документальных памятников, определивших непреходящее значение «Известий Тамбовской ученой архивной комиссии» для последующей исторической науки и краеведения.

Существуют также отдельные брошюры, содержащие описание Санак-сарского (1802, 1885 и 1888 годы), Чуфаровского (1905 и 1917 годы), Пай-гармского (1892 и 1912 годы) и других монастырей края. Изучению истории монашества бывшей Симбирской епархии, в том числе Алатырского и Арда-товского благочиний, много времени и сил отдал преподаватель Симбирской семинарии протоиерей Андрей Соловьев, опубликовавший очерки о Гуляев-ской, Промзинской, Старцеугловской, Карсунской и других пустынях XVII-XVIII веков18. Ценные материалы можно найти в трудах светских ученых — саранского уездного врача Г.П.Петерсона19 и петербургского археографа XIX лл века академика Н.В.Калачова , оставивших обширные описания древнего Инсара.

Однако ни одна работа дореволюционного времени не претендовала, во-первых, на полноту информации о монастырях, и во-вторых, все сочинения концентрировали внимание на сугубо исторических и отчасти на экономических аспектах проблемы и обходили молчанием культурную сторону монашеского делания, которая для старых ученых и их читателей была очевидной и не требовала разъяснений. При крайней скудости сохранившихся изобразительных материалов редкие словесные описания художественных богатств, накапливавшихся в обителях, приобрели в наше время исключительно важное значение, как, например, краткое описание собора и библиотеки Краснослободского Спасо-Преображенского монастыря, включенное Г.П.Петерсоном в свои записки паломника21. Фрагментарные сведения, разбросанные в разных источниках, никогда не выстраивались для читателя в целостную картину, так как труды первых ученых были ориентированы на строго очерченные региональными рамками читательские ареалы. Обмен информацией происходил случайно, преимущественно во время паломничеств, когда в села и города привозились купленные «на память» книги, гравюры, литографии. Более целенаправленный поиск литературы велся теми деятелями культуры, которые вошли в губернские и уездные статистические и археографические комитеты, но и здесь, если судить о научном аппарате работ, охват источников страдал лакунами. Тем не менее вслед за массовыми изданиями о Преподобном Серафиме Саровском в конце XIX - начале XX века в нашем крае появились издания о самом сокровенном и ценном в монастырском устроении - старчестве, в том числе в Москве и других городах были опубликованы агиографические сочинения о старцах Флегонте Островском, Марке Молчальнике, Игнатие Вершине, Иоанне Сезеновском, Иларио-не Троекуровском, Феофане Новоезерском, Феодоре Ушакове, Григорие Пайгармском и некоторых других подвижниках. К этим материалам примыкали биографические очерки (некрологи) о замечательных иноках и инокинях, публиковавшиеся в епархиальных ведомостях (о пайгармской настоятельнице Параскеве, кимляйской - Екатерине, краснослободской - Феофа-нии, ковыляевской - Фотинии, о саранском монахе Авеле, архимандрите Филарете, игумене Никоне, саровском первоначальнике Иоанне, краснослобод-ском подвижнике Герасиме и так далее). Но этот огромный в сумме материал так и не сложился в универсальное сочинение.

Советская историческая наука внесла свой вклад в изучение монастырской темы. Разумеется, речь шла о проблемах экономических, социально-политических, о предпринимательстве монахов, о формах и методах монастырского землевладения и так далее. Серьезные ученые, а их было немало, сумели удержаться от запрограммированных оценок монашества, культивировавшихся в плоской по форме и ангажированно-пропагандистской по содержанию официальной публицистике. Глубокие исследования в этой области принадлежат перу В.Б.Смирновой, на протяжении ряда лет изучавшей историю монастырского землевладения, В.П.Догаевой, опубликовавшей важные документальные данные о конфискации монастырского имущества в 1918 году, В.А.Юрченкова, подробно рассмотревшего хранящиеся в архиве ФСБ дела о преследовании монахов Саровской пустыни, В.И.Лаптуна, суммировавшего в специальной статье данные по истории саранских обителей, Н.В.Заварюхина, обнаружившего в архивах немало интересных фактов об иноческой жизни края, и многих других22. Архитектурные особенности некоторых монастырских комплексов нашли свое отражение в работе

•л-2

В.Б.Махаева и А.И.Меркулова . Среди современной специальной периодики выделяется журнал «Саранские епархиальные ведомости», часто публикующий сочинения светских ученых и публицистов. Наконец, и новейшая академическая наука обратила внимание на ключевые проблемы духовности, и в этом отношении следует вспомнить о целой серии кандидатских диссертационных работ, написанных и защищенных в Мордовском госуниверситете им. Н.П.Огарева, Мордовском пединституте им. М.Е.Евсевьева, НИИЯЛИЭ; темой исследований стали этноконфессиональные процессы, исихазм, философия храма, религиозное мировоззрение, церковное просветительство и образование (Л.А.Щипакина, Н.В.Шилов, А.А.Петрусевич, В.И.Лаптун, А.И.Белкин и др.24).

Историографические рамки, таким образом, очерчиваются достаточно ясно: дореволюционная история монашества представляется в развитии и обеспечена достаточным количеством фактического материала, тогда как разгон монастырей в 1930-е годы и судьбы монашества в годы преследования религии остаются мало проясненными ввиду дефицита материалов. Обнаружены документы об уничтожении только двух монастырей - Куриловского и Чуфаровского, а также частично - Знаменского, Пайгармского и Сайнинско-го. Официальная советская историография (учебники по истории Мордовской АССР, специальные сборники по аграрной истории региона, отдельные исследования) показывали монашество исключительно с отрицательной стороны и оперировали при этом данными о земельных конфликтах монастырей с разными владельцами, чаще всего с крестьянами, не делая при этом сноску на аналогичные конфликты тех же времен между крестьянами, помещиками, купцами, чиновниками и вообще всеми землевладельцами. В массе своей эти работы не использовались ввиду их чрезвычайной тенденциозности и идеологической заданности. Работ культурологического или искусствоведческого характера на монастырские темы не было вовсе, кроме статьи О.И.Брайцевой о Макаровском погосте , но в Мордовии эта работа получила известность только в узком кругу специалистов-архитекторов. Переоценка ценностей наметилась в 1960-е годы, с выходом в свет двух монографий профессора л/

И.Д.Воронина об истории Саранска и достопримечательностях Мордовии. Отличие книг И.Д.Воронина от предшествовавших трудов состояло в культивировании уважительного отношения к прошлому, к предкам, их вере и трудам. Практически началось разрушение отношения к народу как к массе, «распределенной» по полочкам классового общества; на первый план выходила личность, и не обязательно заметная: человек важен как носитель народной исторической памяти, а значит - и традиций, и не важно, на какой ступени общественной иерархии он находится. Заслуга И.Д.Воронина заключалась еще и в том, что он реанимировал сочинения священников-краеведов и ввел их статьи и книги в научный оборот наравне с трудами советских ученых. Дело продолжили другие краеведы, в том числе А.А.Чернухин, написавший книгу о Темникове и приметах его старинности. Но церковный компонент в региональной гуманитарной науке не выделялся в отдельную отрасль еше долго, и только на уровне непубликуемых материалов проблема изучения, консервации и реставрации культовых зданий была частично решена в процессе паспортизации церквей и монастырей как памятников истории и культуры в 1970-х годах . Этот комплекс документов имеет большой вес как единственный опыт профессионального рассмотрения всего сохранившегося зодческого наследия мордовского края ХУШ-Х1Х веков. На основе паспортизации возникло несколько инициатив реставрации памятников, прежде всего Макаровского погоста, Иоанно-Богословской церкви в Саранске и Санаксарского монастыря. Через оценку архитектурных особенностей культовых сооружений фактически ставился вопрос о вере как процессе культурологическом, культуротворческом. Вольно или невольно зодчество рассматривалось как исторически накопленный опыт человечества, выраженный в идеальных формах и обладающий множеством граней, имеющим не только религиозную окраску. А это уже прямой выход на признание культового зодчества как общенародного достояния.

Цель исследования. Обзор источников свидетельствует о том, что поставленная нами тема имеет, с одной стороны, историю развития, а с другой - не является очевидной по причинам разрыва традиции воцерковления, забвения творческого наследия целой плеяды самодеятельных, но ярких ученых, заложивших основы региональной гуманитарной науки. Отсюда проистекает и цель нашего исследования - выявление закономерности возникновения, развития, угасания и возрождения монастырей на территории Мордовии, формирования их архитектурно-эстетического облика, влияние лучших представителей монашества - старцев на этическое самочувствие народа.

Объектом исследования является комплекс документов исторического, агиографического и искусствоведческого характера, содержащий сведения о генезисе монастырей и монашества, характере локальных проявлений святости, в том числе «крестьянской», хронологии культового зодчества и его соответствии с общероссийскими традициями.

Предметом исследования является процесс «христоуподобления» отдельных представителей общества, природа сакрализации личностей подвижников, а также формы проявления монашеского мировоззрения в архитектуре и назидательной практике.

Задачи иследования вытекают из поставленной цели и складываются из нескольких составляющих:

- раскрыть теоретические параметры монашества и монастырского устроения;

- рассмотреть исторические источники и исследования с целью выявления наиболее общих закономерностей генезиса и эволюции монастырей и монашества в мордовском крае;

- проследить характерные черты старчества как высшего проявления «ангельского чина»;

- выявить влияние старчества на ментальность народа;

- уяснить процесс уподобления монастырей «Небесному граду» и влияние этого процесса на архитектурно-пространственные параметры обителей XVII - начала XX века.

Все названные позиции определяют структуру работы: первая глава посвящена выяснению эволюции монастырей от пустыней XVII века до крупных духовно-хозяйственных организаций в начале XX века, а также проявлениям старчества, в том числе «крестьянского», неформализованного. Вторая глава посвящена архитектурно-пространственному устройству монастырей мордовского края как высшему проявлению зодческой практики.

Методология работы опирается на конкретно-исторический метод и на принцип синергетики, позволяющих выстроить концепцию и на ее основе последовательно проводить в жизнь принятую точку зрения на прошлое и настоящее с привлечением достижений теории, фактов и источников, имеющих разновременное происхождение. Принцип герменевтики дает возможность осуществлять интерпретацию смыслов, заложенных в историческом факте и опредмеченных в образе, слове, предмете искуссства, в ключе исторической культурологии. Нам представилось важным осуществлять интеграционный подход к выявлению различных черт духовной и созидательной деятельности, особенности в части уяснения достоверности агиографических сочинений, являющихся, с одной стороны биографиями, отражавшими подлинный ход событий, а с другой - отражением идеализированного, эмоционального восприятия старцев народом, то есть героизацию и мифологизацию личности.

Источники исследования делятся на четыре группы:

- общетеоретические работы современных ученых, рассматривающих культурное строительство как многослойный процесс умственно-эмоционального и практического созидания прекрасного (в науке, искусстве, духовности, повседневности);

- сочинения дореволюционных исследователей, комплекс данных, накопленных епархиальной периодикой Х1Х-ХХ веков, опубликованных в справочных, научных трудах и в сборниках документов, изданный Российской археографической комиссией; современная агиографическая и краеведческая литература;

- данные, извлеченные из Центрального госархива Республики Мордовия (ЦГА РМ), архива Федеральной службы безопасности (ФСБ) по РМ, собрания документов паспортизации памятников архитектуры (Министерство культуры РМ), архива Саранской епархии, изобразительный материал, полученный из Мордовского республиканского объединенного краеведческого музея (МРОКМ), Пензенского краеведческого музея (ПКМ),

Рыбинского краеведческого музея, Инсарского и Ковылкинского районных краеведческих музеев и из частных коллекций;

- натурное обследование сохранившихся монастырских комплексов, проведенное автором в 1995-1999 годах.

Часть материалов вводится в научный оборот впервые.

Научная новизна исследования обусловливается комплексным характером изучения вопроса о монастырях и монашестве на территории современной Мордовии. Кроме того, впервые делается попытка рассмотреть судьбы подвижников и само подвижничество с точки зрения науки. Вводятся в научный оборот многие новые документы, в том числе изобразительные; актуализируется интерес общественности, прежде всего деятелей науки, культуры и просвещения, к феномену подвижничества как проявления духовной талантливости; выявляется значение монастырских комплексов как составной части общенародной культуры. На защиту выносятся следующие положения:

1. Монастыри являются важной частью культуры мордовского края;

2. Монастырские комплексы, как воплощение апокалиптической идеи «Небесного града», представляют собой памятники архитектурной мысли и культуры как местного, так и российского значения;

3. Старчество мордовского края является отражением общерусской традиции сакрализации «христоуподобления» уникальных личностей.

Практическая значимость исследования заключается в восполнении пробела в историографии региональной культуры, рассматривавшей духовную составную культурного устроения мордовского края как частное явление. Теоретическое значение исследования обозначается и благодаря введению в научный обиход нового материала, позволяющего взглянуть на феномен монашества с точки зрения гуманитаризации общества.

Результаты данного исследования могут быть использованы в преподавании краеведческо-культурологических дисциплин в учебных заведениях и в дальнейшем изучении культуры мордовского края.

Заключение диссертации по теме "Прикладная культурология", Бахмустов, Сергей Борисович

ВЫВОДЫ:

- Ансамбль Санаксарского монастыря является крупнейшим культурно-историческим достоянием народа Мордовии, ценным, уникальным произведением зодческого искусства XVIII - начала XIX веков. Установлено, что хронологически ансамбль создавался с 1764 по 1810 год и включал в себя собор с зимней и летней церквями, больничную, надвратную и кладбищенскую церкви, колокльню, пять жилых корпусов, трапезную, больницу, архиерейские палаты, три гостиницы, службные корпуса, хозяйственный двор. Утраченными оказались хозяйственные постройки, одна башня, кладбище, росписи стен. Собор, колокольня и северо-западная башня построены в стиле барокко, больничная церковь - в смешанном стиле, жилые корпуса и кладбищенская церковь - в стиле классицизма, остальные постройки эклектичны.

- Комплекс монастыря является объектом духовной культуры как земное воплощение идеи «Небесного града», как средоточие монашеского опыта духовного устроения края. Идеалистичность форм прослеживается на стадии планирования ансамбля, оболадающего строгими пропорциями и представляющего собой прямоугольник, вписанный в рельеф.

- Зодчий Филарет Былинин является ярким представителем русской культуры и зодческого мастерства XVIII века, личностью, совместившей в своем творчестве лучшие проявления нелестного монашества и светского ис

152 кусства. Реставрация объектов монастыря должна стать важнейшей государственной задачей, сопряженной с тщательным изучением творческого наследия мастера Филарета Былинина и с активной деятельностью монашества в деле нравственного воспитания народа.

- Краснослободский Спасо-Преображенский монастырь перестроен в стиле классицизм на рубеже ХУШ-Х1Х веков и представляет собой точное соответствие с идеей «горнего Иерусалима»: имеет в плане вид квадрата с собором посередине, периметр четко очерчен стенами и рядами корпусов. Сохранность ансамбля позволила поставить его на охрану как памятник истории и архитектуры. Утрачены: собор, два корпуса, кладбищенский комплекс, часть хозяйственных построек.

- Ансамбли поздних монастырей (вторая половина XIX века) представляют собой значительные отступления от традиций предшествующего столетия: они значительно превышают по площади как Санаксарскую, так и Крас-нослободскую обители; в их планировке соединялись вместе как собственно монашеские, так и экономико-призренческие части, а в арихитектурном отношении монастыри представляли собой памятники эклектики как в стиле основных построек, так и в организации пространства. Как памятники, монастырские ансамбли соответствуют культурно-эстетическому содержанию своего времени и являются знаковыми элементами современной культуры Мордовии.

153

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Изучая историю монастырей на территории Республики Мордовия и связанные с ними документы (опубликованные материалы, рукописные источники, агиографические сочинения), а также имеющийся изобразительный ряд и результаты натурного обследования, мы пришли к следующим выводам:

Монастырь есть сложное социокультурное явление, составляющее единство и противоположность с этико-эстетическими, идеологическими, политическими и экономическими представлениями разных эпох. С одной стороны, монастыри являлись продуктами своего времени, полноправными участниками экономико-политических общественных отношений, с другой -представляли собой альтернативу устанавливавшимся в мирской среде общинным и межличностным отношениям за счет отказа индивидов от своей воли ради формирования коллективной воли братства.

Рассматривая монастыри как фрагмент национальной культуры, мы определили два этапа генезиса и развития монашества в мордовском крае -до секуляризационных процессов XVIII века и после них. Установлено, что в первый период монастыри развивались по пустынному варианту, с уклоном к методе «нестяжательства» и зодческой сдержанности. Характерными чертами первоначальных монастырей были: экономическая нестабильность, бытовая скромность, архитектурная невыразительность, но - духовная стойкость насельников, иноческое мужество и упорство в достижении цели.

Нами признано, что массовая гибель пустыней в первой половине XVIII века была вызвана не деградацией иночества, а цененаправленной политикой правительства по ограничению прав монашества и ликвидации монастырей как самостоятельных идеологических сообществ и коллективных землевладельцев. Нами отмечено, что монашество мордовского края сумело преодолеть рубеж секуляризации благодаря гибкому реагированию на обстоятельства политико-экономического процесса - за счет прочных аскетических традиций (Краснослободский Спасо-Преображенский монастырь), в силу высокого авторитета духовного руководителя и наставника (Санаксар-ский Рождество-Богородицкий монастырь) или в результате слияния нескольких обителей в одну (Саранский Петропавловский монастырь).

Рассматривая качественное состояние провинциального монашества, следует отметить его склонность к противодействию обмирщения духовенства, активное неприятие им рационалистических теорий и нововведений эпохи русского Просвещения, верность святоотеческому наследию и традициям. В ходе борьбы монастырей за выживание сформировалось местное старчество, выразитель наиболее ярких монашеских традиций и проводник основополагающих этических норм православия в народ. На примере подвижников в диссертации было показано проявление содержания, специфики и границ «христоподобия» как в собственно монашеской среде (Герасим Краснослободский, Феодор Ушаков), так и в простонародной, выдвигавшей «крестьянских» старцев на уровень «житийных» образцов (Игнатий Вершин, Флегонт Островский). Нами предложено понимание старчества как художественного образа «богоподобия», идеализированного представления о бого-угодничестве, желаемого, но недоступного основной массе народа, живущего духовной жизнью эпизодически. Вопрос сакрализации старчества, таким образом, есть акт художественного соучастия народа в очищении этического пространства от «страстей». Одновременно наблюдается обобщение конкретного биографического материала в сторону характеристики добродетелей, его стандартизация под популярные сюжеты и формулы Миней, что следует расценивать как стихийное богословие масс, выраженное доступными им средствами письменной речи. Таковы стилевые особенности новейшей агиографической литературы - сочинений о старцах Герасиме Красносло-бодском и Вассиане Алатырском (XIX век), Игнатие Вершине и Флегонте Островском (начало XX века), новоканонизированных подвижниках старце Феодоре Санаксарском (Ушакове) и Флегонте Ичалковском (Кулакове) (конец XX века).

Нами рассмотрен также процесс реализации в архитектуре монастырей апокалиптической формулы обителей как «небесного града». Выявлено, что в раннем периоде монастырь как «град Иерусалим» понимался иносказательно, духовно, как внутреннее состояние братии, и мало отражался в зодчестве, ориентировавшемся на скитскую оранизацию общины и пространства, ею обживаемого. На примере Санаксарского, Краснослободского и Саранского монастырей установлено, что зодческая реорганизация обителей состоялась во второй половине XVIII - начале XIX века; в диссертатции были рассмотрены художественные особенности архитектурного комплекса этих монастырей и особенно метод выдающегося зодчего Филарета (Филиппа Ивановича Былинина). Нами показано, что иеромонах Филарет органично сочетал в своем творчестве аскетические идеалы монашества и современные ему стилевые особенности барокко и классицизма; что ему был чужд провинциализм мышления; что мастер Филарет обладал высоким художественным вкусом и чувством пространства; что он создал не просто архитектурный ансамбль, а историко-архитектурный ландшафт. Подчеркнуто, что традиционные композиционные решения ансамбля как крепости мастер решал в эстетическом ключе, для создания образа «цитадели духа».

Изучая развитие идеи «града Иерусалима» в последующем монастырском устроении, мы пришли к выводу, что строгая геометричность планировки монастырских комплексов в XIX веке подверглась переосмыслению и ревизии, последствием которых стала социологизация женских монастырей, придание им призренческого характера. Новый тип монастыря - «село», «городок» - не противоречил основополагающим принципам организации общин, четко делившихся на собственно монашескую и производные от нее призренческую и хозяйственную части, но заставлял пространственные задачи решать в расширительном смысле, как комплекс разноуровневых и разно-стилевых композиций, расположенных на широком рельефе. В этой связи нами проанализированы зодческие характеристики Пайгармского Параскево

156

Вознесенского монастыря, с наибольшей полнотой отразившие новые тенденции конструирования архитектурно-ландшафтных комплексов.

Реализуя исследовательскую цель объемного историко-культурологического анализа монастырей и монашества мордовского края, мы пришли к выводу, что монастыри как памятники истории и культуры необходимо рассматривать объемно, в совокупности всех проявлений как широкого социума, так и его локальной составляющей - монашества, реализовавшего себя и свой потенциал как в духовной деятельности, так и в творчестве (зодческом, художественном, литературном, предпринимательском).

157

Список литературы диссертационного исследования кандидат культурол. наук Бахмустов, Сергей Борисович, 2000 год

1. Авель, иеромонах. Общежительная Саровская пустынь и достопамятные иноки, в ней подвизавшиеся. - М., 1855. 285 с.

2. Агафон, иеромонах. Повесть об Иоанне, затворнике Старошайговском. -М., 1997. 32 с.

3. Акты исторические. Т.5. - СПб., 1842. С.330-334.

4. Акты исторические и юридические и древние царские грамоты Казанской и других соседственных губерний. /Сост. С.Мельников.- Казань, 1859. №153.

5. Алатырский Свято-Троицкий мужской монастырь-М., 1904. 48 с.

6. Амвросий, иеромонах. Из истории Сайнинского монастыря. //Сар.ЕВ, 1999, №1. С.29-31. ,

7. Амвросий, иеромонах. История Сайнинского монастыря. //Материалы конференции, посвященной 160-летию со дна рождения А.И.Масловского. -Саранск, 1999. С.49-53.

8. Андриевский А.Е. Историко-статистическое описание Тамбовской епархии. Тамбов, 1911. 896 с.

9. Аренкова Ю.И., Мехова Г.И. Донской монастырь. М., 1970. С.4-63. Ю.Аристов Н. Предания о местных святынях. //Древняя и новая Россия, 1875, №6. С.153-159.

10. Арсеньев К. Статистические очерки России СПб., 1848. 324 с.

11. Афанасий, игумен. Описание Арзамасской Высокогорской Вознесенской мужской пустыни СПб., 1862. 42 с.

12. Бакаев Е.И. Благотворительность и духовность. //Сар.ЕВ, 1994, №11-12. С.13-25.

13. Бакаев Е.И. Саровская пустынь (странички истории). //Сар.ЕВ, 1993, №79. С.33-38.

14. Бал дин В.И. Архитектура. // Троице-Сергиева лавра. М., 1968. С. 15-71.

15. Бахмустов С.Б., Лаптун В.И. Разорванное ожерелье. Саранск, 1991. 256 с.

16. Белоброва О.И. Иосиф 2-й. /Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып.З (XVII в.), ч.2. - СПб, 1993. С.105-106.

17. Беляев И., свящ. Город Краснослободск и его уезд до 1700 года. //ПЕВ, 1867, с.560-602, 626-629, 669-676. Перепечатка в журн.: Саранские епархиальные ведомости, 1995, №11-12. С.11-29.

18. Беляев И, свящ. Эпизоды из истории города Краснослободска и его уезда в XVIII столетии. //ПЕВ, 1868. №11. С.355-366; №12. С.419-432; №13. С.478-483.

19. Беляев И., свящ. Старец Герасим, подвижник Краснослободского Спасо-Преображенского монастыря. //ПЕВ, 1875, №1. С.13-25; №2. С.11-15; №3. С.1-9.

20. Беляев И., свящ. Игуменья Фотиния, настоятельница Краснослободского Успенского женского монастыря. //ПЕВ, 1875, №8. С.1-15.

21. Беляев И, свящ. Краснослободский Спасо-Преображенский монастырь. //ПЕВ, 1883, №1. С.12-22; №4. С.8-17.

22. Беляев И. , свящ. Пугачевский бунт в г.Краснослободске. //ПЕВ, 1879, №2. С. 13-21.

23. Бердяев H.A. Новое религиозное сознание и общественность. СПб, 1907. L с, 233 с.

24. Беренский Н. свящ. Знаменский женский общежительный монастырь. //ПЕВ, 1901, №3. С.73-81.

25. Библиография «Известий Тамбовской ученой архивной комиссии» за 1885-1905 гг. /ИТУАК, вып.50-Тамбов: 1905. Приложения. С. 1-28.

26. Биографический словарь замечательных деятелей и уроженцев Тамбовской губернии. //Прил. к кн.: ИТУАК, вып.ХЫ. Тамбов, 1897. С. 168-194.

27. Благотворительная деятельность саровцев во время голода 1774-1775 гг. //ИТУАК, вып.50. Тамбов, 1905. С.21-35.

28. Богданович JI.A. Макаровский погост: судьба во времени В указ. сб.: Российская провинция: история, культура, наука. - Саранск, 1998. С.307-310.

29. Богомолец (Петерсон Г.П.?). Один день в обители инока Герасима. //ПЕВ, 1890, №20. С.9-15; №21. С. 14-25.

30. Брайцева О.И. Творческий метод зодчих начала XVIII века (архитектурный комплекс в с.Макаровке). //Архитектурное наследие Т.21. Малоизученные проблемы архитектуры народов СССР - М., 1973. С.48-59.

31. Булгаков C.B. Русские монастыри в 1913 году. //Русские монастыри. Центральная часть России.-М., 1995. С.357-396.

32. Булгаков С.Н. Два града: Исследование о природе общественных идеалов. СПб., 1997. С.248-299.

33. Булыгин И.А. Крепостное хозяйство Пензенской губернии в последней трети XVIII века (на примере владений А.И.Полянского). Автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук - М., 1954. 20 с.

34. Булыгин М.Е. Вопрос о секуляризации церковных вотчин в правительственной политике 20-х начала 60-х годов XVIII в. /Церковь, общество и государство в феодальной России. - М., 1990. С.299-312.

35. Бурлуцкий Н. Параскево-Вознесенская женская община. //ПЕВ, 1882, №21. С.6-15; №22. С.7-12; №23. С.12-18.

36. Варсонофий, епископ Саранский и Мордовский. Соч. В 5 т., т.2. Саранск, 1997. 226 е.; т.З. - Саранск, 1997. 174 с.

37. Василенко Л.И. Краткий религиозно-философский словарь. — М., 1998. 254 с.

38. Вдовиченко М.В. Архитектура русских монастырей. //Русские монастыри. Центральная часть России. М., 1995. С. 12-17.

39. Воронин И.Д. Саранск. Историко-документальные очерки— Саранск, 1961.268 с.

40. Воронин И., Остроумов В., Челмакин И. Саранск столица Мордовской АССР.- Саранск, 1960. 39 с.

41. Воронин И.Д. Достопримечательности Мордовии. Саранск, 1967. 384 с.

42. Воронин И.Д. Из истории Санаксарского монастыря. //Памятники Отечества. Кн.2. - М., 1975.

43. Всеподданнейший доклад от учрежденной о церковных имениях комиссии. СПб., 1764. 112 с.

44. Всеобщая перепись населения Российской империи. Т.ХХХ: Пензенская губерния СПб., 1903. Табл.1,3, И.

45. Глушкова В.Г. Люди и монастыри. Воронеж, 1997.497 с.

46. Голубинский И., свящ. Участие монастырей в деле просвещения народа чрез церковно-приходские школы. //ПЕВ, 1890, № 11. С. 1 -12.

47. Города и села Мордовии.- Саранск, 1977.

48. Григорий, архимандрит. Краснослободский Спасо-Преображенский общежительный мужской монастырь: историко-статистическое описание. //ПЕВ, 1903, №19. С.782-800; №20. С.820-829; №21. С.849-869.

49. Громыко М.М. Мир русской деревни. М., 1991. 446 с.

50. Горчаков М. Монастырский приказ (1649-1725). СПб., 1868. 416 с.

51. Денисов Л.И. Православные монастыри Российской империи. М., 1908.

52. Десятни Пензенского края. IV. Атемарские десятни. СПб.: 1897 (в составе сб.: Русская историческая библиотека - Т. 17 - СПб.: 1898). 470 с.

53. Догаева В.П. Ликвидация монастырского землевладения в Пензенской губернии (1917-1918 г.) //Вопросы аграрной истории Среднего Поволжья (XVII начало XX в.).- Саранск: 1979. С.147-164.

54. Документы и материалы по истории Мордовской АССР. T.II.- Саранск, 1940.351 с.

55. Дубасов И.И. Очерки по истории Тамбовского края. В 6 вып. Вып.1. -М., 1883. 225 е.; вып.2. -М., 1883. 150 е.; вып. 3. -М., 1884. 160 с.

56. Дубасов И.И. Из Тамбовских былей. //Русский архив, 1900, кн.1, вып.2. С.421-433.

57. Дьяконов Н. Троицкий уезд в 70-х годах прошлого столетия. ИТУАК, вып.XXXIV. - Тамбов, 1892. С.34-49.

58. Евгений, архимандрит. Описание Вьясской пустыни. //Московские ведомости, 1850, №29.

59. Европейцев А. Вознесенский храм в Краснослободской Успенской женской обители. //ПЕВ, 1882, №18. С.21-25.

60. Еремина Т.С. Мир русских икон и монастырей. История предания. М., 1998.602 с.

61. Жалованная грамота Пурдошевскому монастырю 1621 г. В кн.: Акты исторические. - Т.2. - СПб., 1841. С. 119-124.

62. Живов В.М. Святость. Краткий словарь агиографических терминов. М., 1994.112 с.

63. Жизнь и подвиги схимонаха Марка Саровской пустыни. Одесса: 1913. 43 с.

64. Жизнеописание труженика, раба Божия Флегонта Островского- М.: 1915.16 с.

65. Жизнеописание и наставления старца иеромонаха Феодора (Ушакова), восстановителя и настоятеля Санаксарского монастыря Темников: 1992. 44 с.

66. Жизнеописание старца иеромонаха Феодора (Ушакова), восстановителя и настоятеля Санаксарского монастыря. //ТЕВ, 1886, №3. С.104-130; №4. С.З84-399; №16. С.651-664; №22. С.901-932.

67. Жизнеописание старца иеромонаха Феодора (Ушакова), восстановителя и настоятеля Санаксарского монастыря. Тамбов, 1886. 92 с.

68. Жизнеописание старца Феодора, Санаксарского монастыря строителя. -М., 1890.40 с.

69. Жизнеописание троекуровского затворника старца И.М.Фокина, основателя Богородицкого Иларионовского Троекуровского женского монастыря. М, 1888. 36 с.

70. Житие Преподобного отца нашего Феодора Санаксарского. -Санаксарский монастырь, 1999. 10 с.

71. Житие Преподобного и живоносного отца нашего Феодора Санаксарского. Санаксарский монастырь, 1999. 83 с.

72. Игумен Саранского Петропавловского монастыря Филарет. //ПЕВ, 1902, №21. С.877-879.

73. Игуменья Параскево-Вознесенского женского монастыря Параскева. //ПЕВ, 1895, №17. С.645-654.

74. Иконников A.B. Тысяча лет русской архитектуры: Развитие традиции. -М., 1990. 386 с.

75. Ильин И.А. Родина. Русская философия. Православная культура. М., 1992.157 с.

76. Ильин И.А. Основы христианской культуры. /Собр. соч. В 10 т., т. 1. М., 1996. С.285-330.

77. Ильин И.А. Сущность и своеобразие русской культуры. /Соб. соч. В 10 т. Т.6.-М., С.373-620.

78. Ильин М.А. Монастыри Московской Руси XVII века как оборонительные сооружения. //Исторический журнал, 1944, №7-8. С.75-81.

79. Ильченко И.Д. Краткое описание Краснослободского мужского Спасо-Преображенского монастыря. //Известия общества археологии, истории и этнографии. T.III. - Казань, 1884. С.335-339.

80. Инок Герасим, подвижник и настоятель Краснослободской Спасовой пустыни. //ПЕВ, 1890, №8. С.8-27.

81. Иннокентий (Просвиринин), архимандрит. Троице-Сергиева лавра. М., 1987. гл. 1. Страницы истории.

82. Инжеватов И.К. Топонимический словарь Мордовской АССР. Саранск, 1987.261 с.

83. Иосиф (Афанский). Изложение монашеского опыта. Троице-Сергиева лавра, 1998. 317 с.

84. Историко-археологическая карта Тамбовской губернии. ИТУАК, вып.50. -Тамбов, 1905. С.61-75.

85. История Мордовии в лицах. Биографический сборник. Саранск, 1997. 592 с.

86. История Мордовской АССР. Т.1. - Саранск, 1979. 319 с.

87. Историческое описание Сеноксарского монастыря. М., 1802. 28 с.

88. Исторический очерк Арзамасской Алексеевской женской общины М.: 1866. 46 с.

89. Кадомский М. Источник Паника близ бывшего города Кадома Тамбовской губернии Темниковского уезда (о построении молитвенного дома и об открытии крестным ходом). //Прибавления к ТЕВ, 1861, т. 1 (19), с.449-454.

90. Калачов Н.В. Заметки об Инсаре и его уезде. /Архив историко-юридических сведений, относящихся до России. Кн.2, 4.1. - СПб, 1855. С.37-95.

91. Карташов A.B. Очерки по истории русской церкви. В 2 т. - М, 1991. Т.1-704 е.; т.2-776 с.

92. Каталог памятников истории и культуры Мордовской АССР. Саранск: 1979. 128 с.

93. К вопросу о современной просветительской деятельности наших монастырей. //ПЕВ, 1907, №13. С.551-556.

94. Келейные записки Саровской пустыни отца строителя Ефрема. //ИТУАК, вып.ХЫХ. Тамбов, 1904. С.215-226.

95. Киево-Печерский патерик. Киев, 1903. 255 с.

96. Ключевский В.О. Монастыри в русской истории. //Русские монастыри. Центральная часть России. М, 1995. С. 18-26.

97. Ключевский В.О. Древнерусские жития как исторические источники. -М, 1998.494 с.

98. Кобяков И. Краткая историческая записка о бывшем Старо-Кадомском Троицком мужском монастыре (Темниковского уезда). //ТЕВ, 1899, с.1168-1175.

99. Комиссаренко А.И. Ликвидация церковной земельной собственности и русское общество (отношение духовенства, дворянства и крестьянства к секуляризационной реформе 1764 г.) /Церковь, общество и государство в феодальной России. М, 1990. С.313-334.

100. Красовский В.Э. Трехсотпятидесятилетие города Алатыря (краткий исторический очерк). Симбирск, 1902. 21 с.

101. Красовский В.Э. Алатырский Свято-Троицкий мужской монастырь Симбирской епархии (историко-археологическое описание). Симбирск, 1899. 18 с.

102. Красовский В.Э. Киево-Николаевский бывший Покровско-Ладинский Подгорский новодевичий монастырь Симбирской епархии (историко-археологическое описание). Симбирск, 1899. 22 с.

103. Краткие поучения старца Феодора, настоятеля Санаксарского монастыря. -М., 1847. 18 с.

104. Краткие поучения старца Феодора Санаксарского. //Старческие советы некоторых отечественных подвижников благочесстия XVIII-XIX веков. М., 1913. С.380-431.

105. Краткое жизнеописание Марии Петровны Протасьевой (схимонахини Марфы), настоятельницы Алексеевской общины-М.: 1867. 26 с.

106. Лаптун В.И. Монастыри Саранска. //Сар.ЕВ, 1992, №5.С.12-27.

107. Лаптун В.И. Развитие народного образования в Мордовии в конце XIX начале XX века: Диссертация на соискание степени кандидата исторических наук - Саранск, 1997, гл.1, ч.1. 32 с.

108. Леонид (Кавелин), иеромонах. Сказание о жизни и подвигах старца Оптиной пустыни иеросхимонаха Макария. М.,1861. 48 с.

109. Лик Православия. /Сост. Шевкунов Г.А., вст ст. Крупин В.Н. М., 1992.

110. Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря Нижегородской губернии Ардатовского уезда. /Сост. Чичагов Л.М. М.: 1896. 789 с.

111. Лихачев Д.С. О русском. /Избранные сочинения. В 3 т., т.2. Л., 1987. С.418-494.

112. Лосский В.Н. Мистическое богословие. Догматическое богословие. /Богословские труды. Вып 8. М., 1972. С.7-183.

113. Любимов А. К истории упраздненных монастырей Пензенской епархии. //ПЕВ, 1902, №23. С.908-917.

114. Макарий (Булгаков), митрополит. История русской церкви- Т.4, Ч.2.-М.: 1996.918 с.

115. Марискин И.С., Марискин О.И. Летопись Атяшевской земли. Саранск, 1998. С.460-472.

116. Марк (Лозинский), игумен. Духовная жизнь мирянина и монаха по творениям и писаниям епископа Игнатия Брянчанинова. /Богословские труды. Сб.6. -М., 1970. С.226-231.

117. Масловский А.И. Саранский Петропавловский монастырь. //ПЕВ, 1882, №13. С.8-15; №14. С.11-18.

118. Масловский А.И. Город Саранск (историко-статистическое описание). //ПЕВ, 1880, №18. С.10-18; №19. С.22-31.

119. Масловский А. Историческое описание Саранского Спасского собора-Пенза, 1887. 24 с.

120. Масловский А. Село Макаровка Саранского уезда. //ПЕВ, 1882, №24. С. 17-24.

121. Масловский А.И. Памяти иеромонаха Адриана. //ПЕВ, 1888, №4.

122. Материалы исторические и юридические района бывшего Приказа Казанского дворца. Т.VI. - Симбирск, 1912.

123. Материалы к истории рода дворян Анненковых. /Труды Пензенской ученой архивной комиссии. Вып.Ш. Пенза, 1905. С.151-185.

124. Махаев В.Б., Меркулов А.И. Архитектурная история мордовского края. Рузаевка, 1998.118 с.

125. Мешков Г.И. Пензенский Троицкий женский монастырь. /Сборник Пензенского губернского статистического комитета. Вып.1. - Пенза: 1893. С. 1-4 (нумерация статьи отдельная).

126. Митрохин Л.Н. Философия религии. М., 1993.416с.

127. Модест (Кожевников), архимандрит. Митрополит Арсений (Стадниц-кий) и его проповедническое наследие. Крупицы от бесконечности. /Вст. ст. епископа Варсонофия. Саранск, 1998.

128. Монашеское делание-М.: 1996. 208 с.

129. Монашество. /Настольная книга священнослужителя. М., 1988. С.532-558.

130. Монастыри в Российской империи. //Статистический временник Российской империи. Серия III, вып. 18. СПб., 1887.С.5-52.

131. Мордовский народ и край в периодической печати Поволжья XIX столетия. /Сост. Мишанин Ю.А. Саранск, 1997. 75 с.

132. Нарцов А. Археологическая поездка по Темниковскому уезду. ИТУАК, Bbin.XLVI. - Тамбов, 1902. С.1-53.

133. Невзоров Т. Игумения Екатерина, настоятельница Александро-Невского женского монастыря на Флегонтовой горе. //ПЕВ, 1909, №7. С.280-285.

134. Николаевский Чернеевский монастырь. //Северная Пчела, 1861, №107.

135. Никольский А. Описание рукописей, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего Синода.- Т.2, вып.2 СПб.: 1906. 513 с.

136. Овсянников Ю.М. Ново-Девичий монастырь. М., 1968. С.6-49.

137. Описание документов и дел архива Святейшего Правительствующего Синода. T.IX.- СПб., 1913. Док. №207; t.XIV.- СПб: 1910. Док. №5, 351. Прил.; Стлб.794-820; t.XVIII.- П., 1915. Прил.П. Стлб.825-968; прил.ХУТ Стлб.1211-1722; Прил.ХУШ.Стлб. 1979-1994.

138. Описание монастырей, в Российской империи находящихся. М., 1828.

139. Орлов Н.И. Материалы для истории Тамбовской губернии. ИТУАК, вып.ХЫХ. - Тамбов, 1904. 257 с.

140. Основатель Чуфаровского, Саранского уезда Пензенской губернии, и Майданского, Ардатовского уезда Симбирской губернии женских монастырей Игнатий Вершинин Пенза: 1917. 26 с.

141. Открытие училища для девиц при Краснослободском Успенском женском монастыре. //ПЕВ, 1872, №23. С.734-740.

142. Очерк жизни и деятельности княжны Надежды Даниловны Бибарсо-вой, основательницы Краснослободского Троицкого женского монастыря. //ПЕВ, 1897, №17. С.659-671; №18. С.700-714.

143. Очерки истории Мордовской АССР. Т. 1. - Саранск, 1955. 575 с.

144. О числе церквей, мужеских и женских монастырей в Тамбовской епархии.//ТЕВ, 1861, №1-8.

145. Паломничество учеников Бугро-Ключевской церковно-приходской школы в Пайгармский монастырь. //ПЕВ, 1901, №14. С.485-488.

146. Параскево-Вознесенский женский монастырь Пенза, 1892. 36 с.

147. Параскево-Вознесенский общежительный женский монастырь- Саранск, 1994. 40 с.

148. Параскево-Вознесенский женский монастырь в Пензенской епархии (основанный в 1865 году) и первоначальница его игуменья Параскева (18231895). В кн.: Русское православное женское монашество XVIII-XX вв. -Свято-Троицкая лавра, 1992. С. 139-142.

149. Пензенская епархия: Историко-статистическое описание. Пенза, 1907.118 с.

150. Петерсон Г.П. Спасо-Преображенский мужской монастырь. М., 1896. 22 с.

151. Петерсон Г.П. Странички старины-Саранск: 1993. 288 с.

152. Петерсон Г.П. Краткий очерк достопримечательностей г.Саранска и его уезда- Сборник Пензенского губернского статистического комитета (СПГСК).-Вып.1У.- Пенза: 1895. С.33-49.

153. Петерсон Г.П. Запустевшая обитель (по архивным материалам). /Пензенские губернские ведомости, 1891, №61-67.

154. Писарев Н. Домашний быт русских патриархов. M., 1904.

155. ПискаревП.И. Собрание материалов для истории западного края Тамбовской губернии и епархии. Тамбов, 1878. 217 с.

156. Подвижник Алатырского Свято-Троицкого монастыря схимонах Вас-сиан. //СЕВ, 1906, №14. С.429-444; №17. С.549-550.

157. Полное собрание исторических сведений о монастырях и церквях в России.-М., 1857.

158. Полный православный богословский энциклопедический словарь. В 2 т. - М.: Возрождение, 1992 (репринтное издание). Т.1 - 1.1120 стлб., т.2 -1121-2464 стлб.

159. Православные монастыри Российской империи. -М., 1908.

160. Преподобный Серафим Саровский, его наставления и пророчества. //Религия в СССР: ежемесячный бюллетень АПН, 1991, №9.

161. Прошин Г.Г. Черное воинство.-М.: Политиздат, 1988. 351 с.

162. Попов А. Церкви, причты и приходы Пензенской епархии. Пенза. 1896.270 с.

163. Поселянин Е. Старец иеромонах Феодор (Ушаков). //Русская церковь и русские подвижники XVIII века СПб.: 1905. С.261 -273.

164. Пфафродт Г.И. Жизнь, отданная борьбе. //Незабываемые годы Саранск, 1967.

165. Пырсикова И.Л. Монастыри Краснослободского уезда. //Российская провинция: история, культура, наука. Материалы II—1П Сафаргалиевских чтений. Саранск, 1998. С.311-315.

166. Розанов В.В. Темный лик. //Наука и религия, 1990, №4. С.40-41; №6. С.38-39; №7. С.476-48; №8. С.59-62.

167. Розанов В.В. Темный лик: Метафизика христианства. /Сочинения. Т.1. Религия и культура. М., 1990. С.369-582.

168. Розанов В.В. Русская церковь. /Религия. Философия. Культура. М., 1992. С.292-313.

169. Розанов В.В. Церковь «прежде почивших» и церковь живых. /Около церковных стен. М., 1995. С.357-365.

170. Романюк С.К. Москва. Утраты. М., 1992. 336 с.

171. Роспись монастырей Тамбовской епархии (1753 г.) /ИТУАК, вып.ХЫ. -Тамбов, 1897, отд.Ш.

172. Русские православные обители СПб., 1913. 720 с.

173. Санаксарская пустынь. /Новый и полный географический лексикон Российского государства. T.V. - СПб., 1777. С.20.

174. Санаксарский Богородицкий мужской заштатный монастырь. /Словарь географический Российского государства 4.5 (Р-С).- М, 1807. Стлб.607-617.

175. Санаксарский монастырь. Самара, 1999. 160 с.

176. Саровская пустынь М, 1849. 32 с.

177. Сацердотов М. Древнейшие учебные заведения Пензенского края. //ПЕВ, 1894, №7. С.304-354.

178. Сборник выписок из архивных бумаг о Петре Великом- М.: 1872. С.232-236.

179. Словарь исторический о бывших в России писателях духовного чина Греко-Российской церкви.- В 2 т. Т. 1. - СПб, 1827. 345 с. Т.2. - СПб, 1827. 333 с. (LXXVI с.)

180. Смирнов Е.В. История христианской церкви. Троице-Сергиева лавра, 1997. 456 с.

181. Смирнов П.П. Адмирал Ушаков. Саранск, 1989. 96 с.

182. Смирнова В.Б. Монастырское землевладение на территории Мордовии и борьба с ним крестьян в XVII-XVIII вв. //Социально-экономическое положение трудящихся Среднего Поволжья (дооктябрьский период).- Саранск, 1989. С.4-21.

183. Смирнова В.Б. Саровская пустынь и Бироновщина. //Сар.ЕВ, 1993, №12. С.13-17.

184. Смирнова В.Б. Саровская пустынь в годы Бироновщины. /Исторический Саров. М - Саров, 1993.

185. Смирнова В.Б. Возникновение и развитие землевладения Саровского монастыря в XVIII первой четверти XIX в. /Вопросы аграрной истории Среднего Поволжья (XVIII - начало XX в.). - Саранск, 1979. С.76-90.

186. Смолич И.К. Русское монашество: 988-1917. Жизнь и учение старцев.-М.: 1996. 786 с.

187. Соколова Н.В. Феодальные повинности крестьян Макарьевского Жел-товодского монастыря в последней четверти XVII в. //Социальноэкономическое положение трудящихся Среднего Поволжья (дооктябрьский период).- Саранск: 1989. С.21-28.

188. Соловьев А. Преображенская Старцеугловская пустынь. //СЕВ, 1909, №2. С.36-49.

189. Соловьев А. Преображенская Гуляевская пустынь. //СЕВ, 1909, №14. С.490-501.Спасо-Преображенский мужской монастырь. Краснослободск, 1994.24 с.

190. Старосивильский С. Вьясская Владимирско-Богородицкая заштатная мужская пустынь. //ПЕВ, 1887, №10. С.11-22; №11. С.11-21.

191. Строев П.М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви. СПб., 1877.990 с.

192. Субботин Н.И. Архимандрит Феофан, настоятель Кириллова Новоезерского монастыря. СПб., 1862. 72 с.

193. С юными паломниками в Пайгармский монастырь. Торжество 40-летия Пайгармской женской обители,- Саранск, 1909. 32 с.

194. Топоров В.Н. Святость и святые в руссской духовной культуре. Т.1. Первый век христианства на Руси. - М., 1995. 875 с.

195. Троицкий патерик. Троице-Сергиева лавра, 1996. 368 с.

196. Трубецкой Е. Два мира в древнерусской иконописи. /Философия русского религиозного искусства ХУ1-ХХ вв.: Сокровищница русской религиозно-философской мысли. Вып. 1. -М., 1993. С.220-246.

197. Участие монастырей во врачебной помощи населению и в деле народного образования. //ПЕВ, 1907, №10. С.409-457.

198. Федоров Б.Н. Кирилло-Белозерский монастырь. М., 1969. С.5-20.

199. Федотов Г.П. Святые Древней Руси (Х-ХУП ст.) М., 1990. 269 с.

200. Федотов Г.П. Стихи духовные. Русская народная вера по духовным стихам.-М., 1991.192 с.

201. Феофан Затворник. Внутренняя жизнь. М., 1893. 138 с.

202. Феофан Затворник. Напоминание всечестным инокиням о том, чего требует от них иночество. — Свято-Троице-Сергиева лавра, 1995. 79 с.

203. Флоренский П., свящ. Православие. /Сочинения. В 4 т. Т.1. М., 1994. С.638-662

204. Фриновский Я., свящ. Чуфаровский Троицкий общежительный монастырь Саранского уезда Пензенской губернии. М., 1905. 48 с.

205. Фриновский Я., свящ. Краснослободский Успенский женский монастырь Пензенской губернии. М., 1910. 32 с.

206. Хвощев АЛ. Несколько дополнительных замечаний к программе ис-торико-статистического описания церквей и приходов епархии о Пензенских монастырях, существующих и упраздненных. //ПЕВ, 1902, №12. С.489-505; №13. С.533-548; №14. С.593-605.

207. Хвощев A.JI. К истории упраздненных монастырей Пензенской епархии. //ПЕВ, 1903, №3. С.119-125; №4. С.147-161; №5. С.193-209; №6. С.233-247; №7-8. С.275-299; №9. С.337-351; №12. С.451-457.

208. Хитров Г., протоиерей. Историко-статистическое описание Тамбовской епархии. Тамбов, 1866. 340 с.

209. Христианство. Словарь. -М., 1994. 559 с.

210. Христианство. Энциклопедический словарь. В 3 т. Т.1. -М., 1993. 863 е.; т.2. -М., 1994. 855 е.; т.З. -М.,1995. 783 с.

211. Христофор, иеромонах. Краснослободского Спасо-Преображенского монастыря архимандрит Нифонт. //ПЕВ, 1873, №15. Прил.

212. Хронологическое собрание законов, указов Президиума Верховного Совета и постановления Правительства РСФСР. Т.4 . - М., 1958.

213. Холмогоровы В. и Г. Материалы для истории, статистики и археологии города Темникова и его уезда. Тамбов, 1890. 138 с.

214. Чванов И., Семенов Е., Байгушев О. К истории заселения русскими пригородов Саранска В кн.: Российская провинция: история, культура, наука. Материалы II-III Сафаргалиевских чтений. //Саранск, 1998. С.281-289.

215. Чернухин A.A. Темников. Саранск, 1973. 208 с.

216. Шилов Н. Этнокофессиональные процессы в Мордовии. Саранск, 1998. 88 с.

217. Шмырев Н.П. Троицк.- Саранск, 1982. 144 с.

218. Щегольков Н. Исторические сведения о городе Арзамасе. Арзамас, 1911.281 с.

219. Щекатов А.М. Саровская пустынь в описании современника Преподобного Серафима. //ИТУАК, вып.51. Тамбов, 1906. С. 1-4.

220. Щипакина Л.А. Монашество в культурном сознании русского православия. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук. Саранск, 1977. 16 с.

221. Энциклопедический словарь В 3 т., т.2 .- М., 1910(7).

222. Юрченков В.А. Зодчий. //Сар. ЕВ, 1991, спецвыпуск.

223. Юрченков В.А. Саровский монастырь: трудные 20-е годы. //Сар.ЕВ, 1993, №7-9. С.54-95.

224. Юрченков В.А. История монастырей в первое десятилетие диктатуры пролетариата. /Историческая наука и архивы. Н.-Новгород

225. Юрченков В.А. Надругательство. //Серафим Саровский. Саранск, 1998. С.136-144.1. РУКОПИСНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

226. Антония, игумения. История Куриловского Свято-Тихвинского монастыря. Архив ФСБ по РМ, д.2642.

227. Денискина А.Л. Краснослободский Спасо-Преображенский монастырь. Паспорт. Обмерочные чертежи. Фотофиксация. Министерство культуры РМ, отд. технадзора.

228. Клировые ведомости Санаксарского Рождество-Богородицкого монастыря. -Архив Саранской епархии, д. Санаксарского монастыря, 1995-1998.196

229. Клировые ведомости Чуфаровского Свято-Троицкого монастыря. -Архив Саранской епархии, д. Чуфаровского монастыря, 1997-1998.

230. Маврикия, игумения. История Чуфаровского Свято-Троицкого монастыря. Архив ФСБ по РМ, д.2642.

231. Ненилин А.Г., Атаулова В.Н., Климова Л.И. Часовня на могиле Ф.Ф.Ушакова в Санаксарском монастыре. Проект реставрации. Министерство культуры РМ.

232. Новик E.H., Сивкович Л.В. Санаксарский Рождество-Богородицкий монастырь. Историко-архитектурный паспорт (1973). Министерстве культуры РМ.

233. Семенова Т.М. (рук. проекта). Спасо-Преображенский монастырь. Обмерочные чертежи. Рекомендации к консервации. Проект. -Средневолжский филиал института "Спецпроектреставрация", Ульяновск.

234. Сведения о количестве действующих и бездействующих церквей по районам Мордовской АССР по состоянию на 10 апреля 1936 г. ЦГА РМ, ф.Р-175, оп. 1, д.225.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 121077