Национально-территориальная автономия в Китайской Народной Республике тема диссертации и автореферата по ВАК 12.00.02, кандидат юридических наук Чжэн, Кай (Zheng Kai)

Диссертация и автореферат на тему «Национально-территориальная автономия в Китайской Народной Республике». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 395332
Год: 
2009
Автор научной работы: 
Чжэн, Кай (Zheng Kai)
Ученая cтепень: 
кандидат юридических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
12.00.02
Специальность: 
Конституционное право; муниципальное право
Количество cтраниц: 
186

Оглавление диссертации кандидат юридических наук Чжэн, Кай (Zheng Kai)

Введение.

Глава 1. Теоретические основы принципы национально-территориальной автономии

1.1 .Понятие автономии в конституционном праве

1.2.Основные начала создания национально-территориальной автономии

1.2.1 .Политические истоки

1.2.2.Национально-территориальная автономия в КНР как форма решения национального вопроса в Китае

1.2.3. Принципы национально-территориальной автономии в КНР

1.2.4 Основные характеристики национально-территориальной автономии в КНР

1.2.5 Задачи национально-территориальной автономии в КНР

1.3. Политический, правовой и административный статус национально-территориальной автономии

Глава 2. История и. современное положение национально-территориальной автономии в КНР

2.1 Исторические и иные объективные предпосылки национально-территориальной автономии в Китае.

2.2 Особенности создания и утверждения статуса отдельных национально-территориальных автономных образований.

2.2.1.Автономный район Внутренняя Монголия

2.2.2.Синьцзян-Уйгурский (мусульманский) автономный район

2.2.3.Гуанси-Чжуанский автономный район

2.2.4.Нинся-Хуэйский (мусульманский) автономный район

2.2.5.Тибетский автономный район (ТАР)

2.3 Современное социально-экономическое положение автономных районов КНР как результат осуществления' национально-территориальной автономии. в КНР.

2.3.1 Развитие экономики

2.3.2 Повышение жизненного уровня населения

2.3.3.Развитие инфраструктуры

2.3.4 Охрана и развитие традиционной культуры

2.3.5 Повышение уровня народного образования

2.3.6.Развитие сферы здравоохранения

2.3.7. Развитие внешней торговли и туризма

Глава 3. Правовые основы национально-территориальной автономии в КНР: источники и практика реализации их норм

3.1 Конституция.

3.2 Закон о национально-территориальной автономии: правовые установления и практика реализации.

3.2.1. Общая характеристика Закона и закрепленные в нем принципы национально-территориальной автономии

3.2.2. Образование национально-территориальной автономии и система ее органов

3.2.3. Компетенция органов самоуправления национально-территориальной автономии

3.2.3.1. Законодательная компетенция

3.2.3.2. Компетенция в сфере хозяйственной деятельности

3.2.3.3. Компетенция в сфере внешней торговли и международных экономических связей

3.2.3.4. Компетенция в сфере охраны окружающей среды

3.2.3.5. Компетенция в сфере финансовой деятельности

3.2.3.6. Компетенция в сфере образования, культуры и науки

3.2.3.7. Компетенция в сфере здравоохранения

3.2.3.8. Компетенция в сфере обеспечения равноправия граждан и взаимоотношений между различными национальностями

3.2.4. Гарантии национально-территориальной автономии Выводы

3.3. Законы КНР, участвующие в регулировании статуса национально-территориальной автономии.

3.4. Законотворчество национально-территориальной автономии.

3.5. Действие обычного права на территориях национально-территориальной автономии.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Национально-территориальная автономия в Китайской Народной Республике"

Актуальность темы. Китай уже три тысячелетия существует как единое многонациональное государство. Созданная в 1949 году Китайская Народная Республика с самого начала своего существования выработала принципы решения национального вопроса. Еще в начале 30-х годов XX в. Коммунистическая партия Китая отказалась от широко понимаемой идеи национального самоопределения, уточнив в Общей программе Конституции, что национальные меньшинства имеют лишь право создать свои национально-территориальные автономии. В решениях по данному вопросу было четко установлено, что в рамках советской китайской республики создаются автономные районы1.

Суть и политическое предназначение национально-территориальной автономии впервые раскрыл Мао Цзэ-дун в 1937 году в своем выступлении на 6-м расширенном пленуме ЦК КПК 6-го созыва, выделив основные ее цели, направления и характеристики. Во-первых, исходя из общей задачи сопротивления Японии, нужно обещать монголам, дунганам, тибетцам, мяо, я, и, фань - всем национальностям - равные права с ханьцами, предоставив им право самим управлять собственными делами и одновременно сохранять совместное с ханьцами единое государство. Во-вторых, в районах совместного проживания ханьцев и национальных меньшинств местные правительства должны организовывать из числа лиц, принадлежащих к местным национальным меньшинствам, комитеты, являющиеся частью провинциальных и уездных правительств, управляющие относящимися к их компетенции делами и регулирующие межнациональные отношения; в комитеты уездных и провинциальных правительств должны входить их представители. В-третьих, необходимо уважать культуру, религию, обычаи национальных меньшинств, не допускать насильственного внедрения китайской культуры и китайского языка, оказывать помощь в развитии

См.:Сборннк документов по национальному вопросу. Пекин: Китайское национальное издательство. 2005.(Ai't1 V0$) С. 123,166,170. культуры и образования, поддержании национальной письменности и языка. В-четвертых, пресекать еще сохраняющийся великоханьский шовинизм и одновременно не допускать любые действия, направленные на оскорбление и легковесное отношение к языку и письменности национальных меньшинств2.

В дальнейшем политические и правовые решения, через которые проводилась политика КНР, исходили из того, что с учетом особенностей и реальной практики Китай может существовать только в форме унитарного государства, использующего национально-территориальную автономию как способ решения национального вопроса.

Насколько успешно решается национальный вопрос во многом зависит от правильного функционирования системы национально-территориальной автономии, являющейся одним из основных институтов политической системы и принципом государственной политики * Китайской Народной Республики. Невнимание к национально-территориальным автономиям приводит к росту сепаратистских проявлений и межнациональным конфликтам. В свою очередь, обострение национальных проблем серьезно влияет на единство и развитие государства. Горький опыт распада СССР и других социалистических федераций доказывает это.

События лета 2008 и 2009 годов соответственно в Тибете и Синьцзян-Уйгурском автономном районе в большей мере предопределяют актуальность темы диссертации и ставят новые задачи, связанные с совершенствованием национально-территориальной автономии в Китае, перед наукой и китайской политической практикой.

Важным аспектом национально-территориальной автономии в Китае являются защита национальной самобытности, сохранение особенностей культуры и быта населения, предоставление ему возможности участвовать в управлении государством и общественными делами. Данная проблема актуальна не только для Китайской Народной Республики, но и для всего современного мира, вступившего в фазу глобализации. Современной

2 Мао Цзэ-дун. Сочинения Пекин: Народное издательство. 2001. Т.г.^^^таЖ) С 29 цивилизации необходимо сохранять культурное многообразие, как необходимое условие ее дальнейшего развития.

Национально-территориальная автономия в Китае играет огромную роль в укреплении межнациональных отношений, основанных на равноправии, сплоченности и взаимной помощи, сохранении единства государства и содействии прогрессу национальных меньшинств. Однако сегодня она еще не является совершенной. Серьезно отстает от современных требований и ее правовое оформление. Система действующих законодательных актов о национально-территориальной автономии различного уровня нуждается в развитии, связанном как с количественным ее пополнением, так и с содержательным обновлением. Существует проблема несоответствия некоторых положений законов Конституции КНР. Закон о национально-территориальной автономии нуждается в конкретизации, чтобы быть эффективно действующим. Местное законодательство должно отражать особенности конкретных автономных образований и учитывать интересы национальных меньшинств, создавших ту или иную автономную единицу. В данной диссертации предпринята попытка предложить решение обозначенных проблем.

Степень научной разработанности проблемы

В российской науке конституционного права проблемы автономии освещаются либо в историческом плане с обращением к советскому опыту создания и функционирования автономных образований (Д.Л. Златопольский, О.И. Чистяков, К.Д. Коркмасова и др.), либо в теории автономии (О.Е. Кутафин, Т.Я. Хабриева и др.), либо применительно к практике использования политического и правового института автономии в зарубежных странах в связи с проблемами регионализации и реализации права народов на самоопределение (А.С. Автономов, Т.А. Васильева, С.И. Коданева и др.). О национально-территориальной автономии в КНР написано лишь в учебниках и учебных пособиях по конституционному праву зарубежных стран в очень ограниченном объеме и для целей общего ознакомления с этим вопросом в связи с: изучением основ конституционного права» КНР (Алебастрова И.А. Конституционное право зарубежных стран: Учебное: пособие. М., 2009; Конституционное (государственное) • право- зарубежных стран. Особенная часть:;Учебник/Рук. авт. колл. и отв. ред. Б.А. Страшун.г'3-е изд., М., 2008; Чиркин В!Е. Конституционное право зарубежных стран: Учебник. — 4-е изд., М., 2006; Конституционное право зарубежных стран: Учебник/Под общ. ред. М.В. Баглая,. Ю.И. Лейбо, JT.M: Энтина; М., 2009; Конституционное: право зарубежных стран / Колл. авторов: Василевич F.A., Виноградов В.А., Лучин BiOi, Шаповал Bt-Mi,. М(, 2009 и др.): .Ни монографических, ни диссертационных исследований'данного вопроса в;России?не.проводилось.:

В; китайской юридической литературе также; нет глубоких и всесторонних исследований института автономии;. Некоторые- вопросы, связанные: с этой проблемой, затрагивались в работах Чжан Пцзю, Чжуо Энлан, Чжоу С-ин, Ли Вэйхан и Ли Шин. .

Таким образом, тема о национально-территориальной: автономии в КНР представляется малоисследованной-и в российской, и китайской литературе.

Правовошосновоййисследованияшослужили законодательные акты^КНР, которые; кроме Конституции КНР, не переведены на русский язык. Что касается местного законотворчества, то« нахождение составляющих его актов, представляло значительную трудность для автора. Вместе с: тем анализ и обобщение целого ряда таких актов были проведены в диссертации.

Эмпирическош основой послужили многочисленные статистические сведения, иллюстрирующие реализацию законодательных, положений в практике функционирования автономии в Китае.

Объектом настоящего исследования являются содержащиеся в различных источниках нормы, закрёпляющие статус национально-территориальной автономии в КНР, результаты их реализации, отраженные статистических данных, а также партийные и государственные документы, труды ученых по вопросам автономий в Китае и других странах.

Предметом исследования стало выявление общих закономерностей зарождения идеи национально-территориальной автономии, создания и развития института автономии в Китае, практики его воплощения. Основное внимание уделено раскрытию роли названного института в решении национального вопроса, укреплении единства страны и признании и поддержании многообразия культур, удовлетворении интересов национальных меньшинств.

Цель и задачи исследования. Целью настоящей работы является исследование системы национально-территориальной автономии в Китае как особого института территориального устройства и политической системы КНР, предназначенного для предоставления и реализации прав национальных меньшинств и решения национального вопроса.

В соответствии с постановленной целью выдвигаются следующие задачи: определить понятие национально-территориальной автономии, обратив его к политической и правовой ситуации в Китае; рассмотреть основные этапы развития национально-территориальной автономии в КНР; раскрыть статус национально-территориальной автономии, выявив его основные элементы: принципы, порядок создания, систему органов, осуществляющих автономию, компетенцию, гарантии; представить систему правовых источников, составляющих институт автономии и оценить конкретные правовые акты с точки зрения полноты их содержания; показать, как реализуются нормы, закрепляющие возможности и гарантии национально-территориальной автономии; проанализировать и обобщить местное законотворчество автономных образований, дав ему количественные и качественные характеристики;

Остановиться на вопросе о возможностях и пределах применения обычного права в некоторых национальных автономиях.

Методологическая основа исследования. Диалектический метод как всеобщий метод познания использовался для достижения целей и решения задач, стоящих перед автором диссертации.

В ходе исследования применялись общенаучные методы, включающие методы формальной логики - анализ, синтез, индукция, дедукция.

Использовались также частнонаучные приемы исследования -сравнительно-правовой, исторический, формально-юридический, статистический и другие, позволившие провести всестороннее, глубокое исследование проблемы национально-территориальной автономии в Китае.

Во многом политическая окраска проблемы национально-территориальной автономии предопределила необходимость использования в диссертации политологических приемов исследования и оценок результатов реализации норм, закрепляющих соответствующий институт.

Теоретическую основу исследования составили концепции и теоретические разработки, содержащиеся в работах российских, китайских и иных зарубежных ученых, посвященных теории национального вопроса, а также национально-территориальной автономии как формы его решения. Научная новизна диссертации заключается в следующем: выявлены особенности национально-территориальной автономии в КНР, описаны основные этапы ее становления и развития, в том числе касающиеся отдельных автономных районов; в научный оборот введены законодательные акты и иные правовые источники, ранее не переводившиеся на русский язык с китайского, прежде всего Закон КНР «О национально-территориальной автономии» 1984 г. с последующими изменениями, переведенный текст которого включен в диссертацию как приложение; собраны, обобщены и проанализированы сведения о местных законодательных актах отдельных автономий; приведены конкретные примеры применения обычного права; посредством статистических данных представлена картина развития национально-территориальной автономии в Китае, свидетельствующая о действенности этого способа решения национального вопроса, сохранения национального и культурного многообразия и обеспечения социально-экономического развития отсталых регионов.

Положения, выносимые на защиту. Результатом проведенного исследования стали следующие содержащие элементы новизны положения, которые выдвигаются на защиту:

1. Исторически и практически доказано, что использование в Китае национально-территориальной автономии как способа и формы решения национального' вопроса играет огромную роль в укреплении межнациональных отношений. Учитывая целый комплекс предопределивших данную форму автономии политических и экономических факторов, утверждается, что она способствует государственному единству, поддержанию общей стабильности, а также проявлению национальной самобытности и солидарности, развитию как всей страны в целом, так и отдельных национально-территориальных образований.

2. В основу национально-территориальной автономии в КНР положены не только национальный, но и территориальный факторы. Национальный фактор заключаются в том, что национальные меньшинства самостоятельно управляют своими делами. Территориальный фактор означает, что автономия предоставляется компактно проживающим национальным меньшинствам.

Осуществление национально-территориальной автономии в КНР способствует экономическому и социальному развитию национальных меньшинств. Преимущество осуществления национально-территориальной автономии в КНР проявляется в экономическом развитии данных автономий и повышении жизненного уровня народностей, их создавших. Осуществление национально-территориальной автономии в КНР способствует процветанию всех национальностей, но не гарантирует полного решения национального вопроса, а только создает условия для этого.

3. Национально-территориальная автономия осуществляется в то же время и под единым руководством государства, что обеспечивается включением органов автономных образований в общую систему государственных органов, и самостоятельно национальными меньшинствами, компактно проживающими на соответствующей территории. Такая самостоятельность достигается путем придания органам национально-территориальных образований характера органов самоуправления.

4. В КНР сложилась определенная система правового регулирования национально-территориальной автономии. В этой системе особую роль играет Конституция КНР и Закон КНР, специально посвященный национально-территориальной автономии, а также принимаемые органами самих автономных образований законодательные акты, закрепляющие статус конкретного автономного образования. Дальнейшая конкретизация положений этих актов общего регулирования осуществляется в общегосударственных и местных законах3 и иных нормативных актах, затрагивающих положение автономных образований в определенных сферах и в различном объеме.

5. Закон КНР «О национально-территориальной автономии» 1984 года с последующими изменениями, хотя и играет важную роль в установлении статуса такой автономии, далек от совершенства. В нем есть некоторые противоречия с нормами Конституции и Закона КНР о правотворчестве. Так им расширен круг органов, осуществляющих контроль за местным законотворчеством путем утверждения местных актов. Многие положения анализируемого Закона формулируются в виде общих принципов без конкретизации. В силу этого затрудняется реализация его норм применительно к местным условиям национально-территориальной автономии.

6. Значительный интерес представляет местный уровень правового регулирования национально-территориальной автономии. Составляющие его нормативные акты отражают и продолжают общегосударственные правовые

3 Термин «местный закон» в определенной мере условный, поскольку в Китае автономия имеет форму административной автономии. По сути речь идет о широком подходе к понятию «закон». Это тем более объяснимо, если иметь в виду, что в китайском языке нет особого иероглифа, обозначающего понятие «закон» и отличающего его от других нормативных актов. установления. Через них реализуется компетенция, принадлежащая автономным образованиям. Анализ таких актов позволил автору сформулировать некоторые оценочные суждения.

Одной из проблем, характерных для законотворчества национально-территориальных автономий является невысокая активность законодательной деятельности органов этих автономий. Акты и административные правила, исходящие от вышестоящих государственных органов, во многом заменяют местные законы национально-территориальных образований, которые просто исполняют их, не принимая собственных законодательных актов, даже в тех случаях, когда реальность требует учета особенностей автономий.

Другая проблема состоит в низком качестве законодательства. Во-первых, 133 местных статусных закона, действующие на территории определенных автономных единиц, по содержанию ■ и форме повторили соответствующие положения Конституции и Закона о национально-территориальной автономии. Во-вторых, кроме указанных 133-х местных статусных законов имеются 384 местных законодательных акта, принятых специально для учета интересов национальных меньшинств. Это слишком мало для реализации автономией своей основной функции. Например, в автономном районе Внутренняя Монголия из 227 законов лишь 9 связаны с основной задачей национально-территориальной автономии. В-третьих, все приведенные 384 закона были приняты представительными органами соответствующих автономных образований - Собраниями народных представителей. Учитывая, что по закону СНП заседает каждый год один раз в течение примерно недели, понятно, что это слишком короткий срок для обсуждения проекта закона. В-четвертых, несмотря на быстрое экономическое развитие национально-территориальных автономий, только 2 из 384 местных законов касаются экономики соответствующей автономии. Этого явно недостаточно.

7. В некоторых национально-территориальных автономиях традиционно еще значительное влияние имеет обычное право. В сфере действия уголовного права это препятствует утверждению правового порядка в соответствующих автономиях. Вместе с тем в условиях развития экономических отношений применение таких обычаев позволит просто и быстро, без материальных затрат решать дела, не относящиеся к числу тяжких преступлений и серьезных правонарушений. Обязательным условием применения обычного права должен быть контроль государственных органов за процедурой рассмотрения'соответствующих дел.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. Положения и выводы диссертации могут быть использованы для подготовки монографий, иных публикаций, дальнейшего развития теории автономии, построения моделей правовой основы национально-территориальной автономии в КНР.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что обобщенный в ней опыт правового регулирования национально-территориальной автономии и практики реализации правовых актов о ней может быть учтен другими странами в соответствии с их реалиями при решении национального вопроса, проблем политико-территориального устройства, прав национальных меньшинств и т.п.

Обобщения, выводы, предложения могут быть использованы в деятельности органов самоуправления национально-территориальной автономии в КНР.

Материалы исследования могут быть полезны для преподавания в юридических вузах общих и специальных курсов, по конституционному праву КНР, или специально посвященных национально-территориальной автономии в Китае.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации апробированы в докладе на конференции иностранных учащихся МГУ «Изменения Конституции КНР: поправки 2004 года» (2007) и в двух статьях, опубликованных в журнале «Конституционное и муниципальное право» («Национально-территориальная автономия в КНР: законодательное регулирование» и «Национально-территориальная автономия в КНР как гарантия прав и свобод человека»). Диссертация обсуждена на заседании кафедры.

Структура работы состоит из введения, трех глав, заключения, приложения и библиографического списка.

Заключение диссертации по теме "Конституционное право; муниципальное право", Чжэн, Кай (Zheng Kai)

Выводы

Закон КНР о национально-территориальной автономии 1984 года с последующими изменениями занимает особое место в системе правового закрепления положения национально-территориальной автономии в КНР. Он устанавливает статус такой автономии в целом, определяя принципы, на которых она основана, организационные начала ее осуществления через систему органов самоуправления; наделенных самостоятельной компетенцией

93 Вестник Департамента вузов Минобразования. Пекин: Образовательное издательство. 2008.(Й77 С

22-24. и включающихся в выполнение государственных функций, а также гарантии прав автономии, позволяющие достичь цели и решить задачи, ради которых она была создана и существует сегодня в КНР.

Давая общую оценку Закону о национально-территориальной автономии, следует констатировать, что он далек от совершенства. Вот один из примеров, доказывающих это. Сравнивая данный Закон с Конституцией и Законом о правотворчестве, можно заметить некоторое противоречие. В статье 116 Конституции КНР установлено, что местное законодательство, принятое автономным округом и автономным уездом, вступает в силу после утверждения местными постоянными комитетами СНП провинций и автономных районов и доводятся до сведения Постоянного комитета ВСНП. В тоже время в статье 19 Закона КНР "О национально-территориальной автономии" установлено, что местное законодательство, принятое автономным округом и автономным уездом, вступают в силу после утверждения постоянным комитетом СНП провинции, автономных районов или города центрального подчинения и доводятся до сведения Постоянного комитета ВСНП и Государственного совета. Таким образом в Законе о национально-территориальной автономии расширен круг органов, осуществляющих контроль за местным законотворчеством, принимающих участие в утверждение местных акты. Очевидно, что в этой части Закон о национально-территориальной автономии не соответствует Конституции.

Многие положения Закона о национально-территориальной автономии формулируются в виде общих принципов без конкретизации. В силу этого затрудняется реализация закона применительно к местным условиям национально-территориальной автономии. В статье 73 закреплено, что Государственный совет и соответствующие государственные и местные органы должны разрабатывать административные акты, проводить конкретные мероприятия и создавать условия для того, чтобы исполнять данный закон.

3.3. Законы КНР, участвующие в регулировании статуса национально-территориальной автономии

Кроме общего Закона КНР, устанавливающего статус национально-территориальной автономии в Китае в целом, вопросы, касающиеся этого института, включены и в другие законы КНР, конкретизирующие общий Закон в том или ином направлении.

В настоящее время Закон о законотворчестве, принятый на 3-ей сессии ВСНП девятого созыва 15 марта 2000 года, Закон о браке, принятый на 3-ом заседании ВСНП пятого созыва 10 сентября 1980 года, Закон о труде, принятый на 8-ом заседании ПК ВСНП восьмого созыва 5 июля 1994 года, и другие законы входят некоторые статьи, касающиеся национально-территориальной автономии. Они конкретизируют в своей сфере право национальных меньшинств.

В Законе КНР "О правотворчестве99" предусмотрено, что в местном законодательстве разрешается с учетом национальных особенностей'изменять нормы общегосударственных законов и административных правил. Если в соответствии с названным законом в нормы законов, административные правила и другие нормативные акты общегосударственного уровня внесены изменения, учитывающие местные условия, то эти изменения действует на территории соответствующей автономии".

В Закон КНР о выборах100 включены нормы, определяющие количество делегатов местных собраний народных представителей. Количество делегатов СНП автономных районов составляет 350 человек. Каждые 150 тысяч человек, проживающие в соответствующем автономном районе, могут быть представлены еще одним делегатом, но общее количество делегатов СНП этого уровня не должно превышать одной тысячи. Исходная норма делегатов СНП в автономных округах определена в 240 человек. Каждые 25 тысяч человек могут быть представлены еще одним делегатом, но общее число

99 См Современное законодательство Китайской Народной Республики /Сборннк нормативных аетоп// Составитель, редактор и автор предисловия Л. М. Гудошннков. M.: ИКД "Зсрцапо-М", 2004. С.69 '00 См. Там же. С.78-95 делегатов СНП округа не может превышать 650. Тот же порядок представительства распространяется и на автономные округа. Здесь установленная Законом численность делегатов СНП равняется 120. На каждые 5 тысяч человек можно прибавить одного делегата, при этом общее число делегатов СНП автономного уезда с населением более 1 миллиона 650 тысяч человек не должно превышать 450, а для автономного уезда с населением менее 50 тысяч человек не должна превышать 120. Базовая норма делегатов автономной волости - 40. Каждые 1500 человек, проживающих в автономной волости, позволяет увеличить количество делегатов на одного человека, при этом общее количество делегатов СНП автономной волости с населением 90 тысяч не должно превышать 100, для автономной волости с населением более 130 тысяч — 130 делегатов. Для автономной волости с населением менее двух тысяч число делегатов может быть менее 40 делегатов.

Далее в Законе о выборах установлено, что для автономных районов и провинций с компактным проживанием значительного количества лиц, относящихся к национальным меньшинствам, после утверждения Постоянного комитета ВСНП норма делегатов может быть увеличена еще на 5%. Для автономных уездов и автономных волостей это же правило действует после утверждения органами соответствующей провинции или автономного района или города центрального подчинения.

В рассматриваемом Законе определено, что конкретное число делегатов в собраниях народных представителей автономных районов утверждает Постоянный комитет ВСНП в соответствии с данным законом, а конкретное количество делегатов СНП автономных округов определяется постоянным комитетом народных представителей соответствующих провинций или автономных районов или города центрального подчинения, о чем докладывается Постоянному комитету ВСНП для сведения. Конкретные нормы для СНП автономных волостей утверждают соответствующие органы автономных уездов, о чем докладывается соответствующему вышестоящему постоянному комитету народных представителей для сведения.

Делегаты ВСНП должны избираться от национальных меньшинств всей страны, а от особо малочисленных национальностей должен избираться, по крайне мере, один делегат.

Например, среди делегатов ВСНП всех созывов, начиная с 1-го созыва, доля депутатов из нацменьшинств всегда превышала долю населения нацменьшинств в общей численности населения всей страны. Так, на ВСНП 10-го созыва были избраны 415 депутатов-представителей нацменьшинств, которые составили 13,91% от общего числа депутатов, что на 5,5 % превысило долю населения нацменьшинств в общей численности граждан Китая. Каждая национальность представлена депутатами ВСНП, а каждаят национальность, имеющая численность свыше миллиона человек, представлена членами ПК ВСНП.

Исторически пост заместителя председателя ВСНП занимали тибетцы: Далай XIV, Панчен X, Нгапод Нгаван Дзигмед, Папхала Гэлэг Намгял и Жэди. В настоящее время 29 представителей от Тибета — лиц тибетской национальности (и других национальных меньшинств, проживающих в! Тибете) состоят членами и постоянными членами Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая (НПКСК). Из них Нгапод Нгаван Дзигмед и Папхала Гэлэг Намгял занимают посты заместителей председателя НПКСК.

В 2005 году в прямых выборах делегатов Собраний народных представителей на уровне уезда приняли участие 93,09 процента избирателей ТАР. Свыше 80 процентов избранных делегатов СНП на уровне автономного У района-и города - тибетцы и представители других нацменьшинств Тибета.

S.

В «Законе КНР об обязательном образовании»101, принятом на 4-ом заседании ВСНП шестого созыва 12 апреля 1986 года, и «Законе КНР об образовании»102, принятом 30 августа 1995 года, четко установлен запрет I использования религии как препятствия получению обязательного образования. Поскольку религиозная принадлежность часто отличает

101 См. Указ Председателя КНР № 38. Народная газета. 13 апреля 1986 года. (ФФАКЙ^ПИЖ 38 AKiRffi)

102 См Народная газета. 1 сентября 1995 года. (АК;04Ц) национальные . меньшинства, . эта проблема затрагивает статус национально-территориальной автономии и права граждан, проживающих в автономных образованиях.

В названных законах есть немало других, более конкретных положений, запрещающих религии, вмешиваться в дела образования. Например,, запрещается религиозная пропаганда среди учащихся обычных школ: и распространение в; них религиозных идей; нельзя принуждать учащихся становиться верующими; нельзя прерывать уроки с целью ведения групповой религиозной деятельности; нельзя в школах проводить занятия или читать лекции - по религии; нельзя по религиозным причинам нарушать установленный школьный: учебный распорядок и т.д. Вместе с тем религиозные ррганизации могут в соответствии с собственными потребностями и с разрешения Центрального правительства или местных народных правительств открывать религиозные институты или- курсы (центры) для подготовки священнослужителей. Религиозные школы являются главными, учреждениями, где детям-мусульманам-дают религиозные знания;

В Законе КНР о браке 103 кроме проблемы: брачного возраста, по-особенному решаемой в некоторых автономных образованиях, о чем будет сказано далее, еще имеются-нормы, запрещающие религии вмешиваться в; брак. Например, раньше до свадьбы у уйгуров была обязательной церемония-освидетельствования; бракосочетания, состоящая в том, что приглашался священнослужитель, который перед добрачной парой зачитывал "ника" (слово освидетельствования) и спрашивал, желают ли обе стороны сочетаться браком или нет. Положительный ответ и служил свидетельством бракосочетания по исламским законам. Затем данная церемония вошла в число обычаев и сохранилась до сих пор. В принципе это не: противоречит государственным законам. Вместе с тем Законом КНР о браке добрачные пары обязуются, выполнить определенные требования: лично явиться в ЗАГС, оформить документы и получить свидетельство о браке, после чего брачные отношения

103 См. Народная газета. И сентября 1980 года. Закон о браке КНР был принят на 3-ом заседании ВСНП пятого созыва 10 сентября 1980 года. (Л КЭШ) . ■ считаются-юридически оформленными. Поэтому перед религиозной брачной церемонией священнослужитель обязан потребовать предъявления государственного свидетельства о браке. Только после этого он может освидетельствовать брак по исламским законам и зачитать "ника". Однако некоторые считают, что достаточно лишь прочтение «ника», а государственная регистрация—это лишнее, более того, они считают непозволительным прочтение "ника" новобрачным, уже получившим до этого государственное свидетельство о браке. Это не что иное как вмешательство в исполнение Закона КНР о браке, которое приводит к таким негативным общественным явлениям, как преждевременные браки и многоженство.

Статьи Закона о труде, касающиеся рабочего времени, праздников, минимальной зарплаты и отпусков5 и рассчитанные на их действие в национально-территориальных автономиях, могут отличаться- от общегосударственных норм. Например, в Законе о труде установлен 8-ми часовой рабочий день, тогда как в национально-территориальных автономиях он может быть 6-ти часовым. Это объясняется • тем, что в соответствующих регионах особенности климата не позволяют без ущерба здоровью длительно трудиться.

3.4. Законотворчество национально-территориальной автономии

Законотворчество национально-территориальной автономии - это общее наименование деятельности органов самоуправления автономных образований, осуществляемой в соответствии с законами КНР, направленной на конкретизацию статуса автономии и регулирование различных сфер общественной жизни, связанных с реализацией компетенции названных органов. Принимаемые в результате такой деятельности акты имеют силу на территории соответствующей национальной автономии. Это местный уровень законотворчества в КНР.

Можно выделить три группы местных законодательных актов: 1). местные законы о национально-территориальной автономии, 2). обычное законодательство и 3). местные законы, принятые специально для учета интересов национальных меньшинств. Разница между ними заключается в следующем.

Во-первых, только органы соответствующей национально-территориальной автономии имеют право принимать действующие на территории соответствующей национально-территориальной автономии местные законы о своем статусе (статусные законы), своего рода учредительные акты, обычное местное законодательство, регулирующее отношения в различных сферах осуществления национально-территориальной автономии, а также законы, специально учитывающие интересы национальных меньшинств.

Во-вторых, обычное местное законодательство, предусмотрено 63-ей статьей Закона о законотворчестве, а местные законы о статусе национально-территориальных автономных образований и законы, специально учитывающие интересы национальных меньшинств, действующие на соответствующей национально-территориальной автономии, принимаются в соответствии со 66-ой статьей Закона о законотворчестве и 19-ой статьей Закона о национально-территориальной автономии.

В-третьих, субъекты принятия названных трех видов законов различаются. Обычное местное законодательство может приниматься либо Собранием народных представителей (СНП) соответствующего автономного образования, либо Постоянным комитетом СНП. Что касается местного закона о статусе конкретной национально-территориальной автономии и местных законов, специально учитывающих интерес национальных меньшинств, то они могут приниматься только самим представительным органом автономного образования - СНП, чем подчеркивается значимость названных видов законов

В-четвертых, выделенные виды местных законов отличаются порядком их вступления в силу. Местные статусные законы и законы, специально учитывающие интересы национальных меньшинств, действующие на территории автономных районов; вступают в силу после их утверждения Постоянным комитетом Всекитайского собрания народных представителей;

Местные статусные законы о национально-территориальной автономии конкретных автономных единиц и местные законы, специально учитывающие интересы национальных меньшинств; действующие на территории автономных округов и автономных уездов, вступают в силу после их утверждения постоянным комитетом Собрания; народных представителей провинции или автономного района и доводятся до сведения Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей и Государственного совета. Что касается местных законов, действующих в провинции, то они вступают в силу, только после утверждения СНП соответствующей провинции. Порядок принятия обычных местных законов; действующих в городе, такой же как и порядок принятия этого вида законов в автономных округах и автономных уездах. .

В-пятых, отличается предмет регулирования названных видов законов. Обычные местные законы регулируют общественные отношения, связанные общими вопросами местного значения, а местные законы о статусе соответствующих автономных единиц и местные законы, специально предназначенные для учета интересов национальных;, меньшинств, действующие на территории соответствующей автономного образования, регулируют сферу национальных отношений.

В-шестых,-в отличие от обычных законов статусные законы и, законы, учитывающие специальные интересы национальных меньшинств, действуют не только на территории соответствующей автономной единицы, но могут применяться и на других территориях, если регулируемые ими отношения затрагивают интересы той или иной национальности или отличающейся особенностями группы'людей.

Главные отличия законотворчества органов национально-территориальной автономии состоят в следующем.

Во-первых, оно касается определенных районов, осуществляется на территориях национальной автономии. Все национально-территориальные автономии имеют право на законотворчество, тогда как не все обычные административно-территориальные единицы располагают таким правом. Законы, ставшие результатом реализации законотворческих прав органами национальных автономий, исполняются на территориях национальной автономии.

Во-вторых, законотворчество национально-территориальных автономий имеет особые субъекты, представляющие собой определенные Конституцией, Законом об организации местных собраний народных представителей и местных народных правительств и Законом о законодательстве органы национальной автономии. Под органами национальной автономии имеются в виду СНП и правительства автономных районов, автономных округов и автономных уездов.

В-третьих, законотворчество территорий национальной автономии имеет особо установленные формы проявления. Оно ограничивается разработкой и изменением своих местных законов о национально-территориальной автономии конкретных автономных единиц (статусных законов) и местные законы, учитывающие специальные интересы национальных меньшинств, действующие на соответствующей территории автономии. Помимо того, некоторые территории национальной автономии, как например, автономные районы и города, в которых располагаются правительства автономных районов, также могут разработать местные нормативные положения, правила и распорядки местных правительств.

В-четвертых, право национально-территориальной автономии принимать законы есть особо установленное законотворческое право. Оно относится к сфере прав национальной автономии, и одновременно является весьма важным правом, обеспечивающим эффективное реализацию других прав автономии.

Законотворчество; национальной автономии осуществляется в более широкой сфере, чем сфера нормативного регулирования в обычных административно-территориальных единицах. Значительный; круг вопросов, которые в автономиях решаются путем принятия местных законов, не могут регулироваться актами органов обычных административно-территориальных единиц.

В-пятых, при; разработке местных законов о конкретном национально-территориальном образовании (статусного закона) и местных законов, учитывающих специальный интерес национальных меньшинств; действующих на; территории соответствующей автономии, СНП национальной автономии должны исходить, из политических, экономических и культурных особенностей национальности, создавшей соответствующую . автономию;.

Представление. о результатах законотворческой^ деятельности органов самоуправления: национально-территориальной автономии дают следующие данные о количестве и. содержании принятых этими органами; законодательных актов;

До 2003 года всеми национально-территориальными автономиями было принято 517 местных законов, в том числе 133 из них являются местными законами о национально-территориальной автономии? соответствующей автономной единицы, действующими только на территории данной; автономного образования. Каждая автономная единица, устанавливает только один свой местный закон о национально-территориальной автономии: Все такие законы конкретизировали Закон о национально-территориальной автономии в соответствии с местными реалиями. Но/ на деле они? просто повторили этот Закон, а, следовательно, не выполнили свою функцию. По моему мнению,, причина этого заключается в том, что почти все они были, приняты в период жесткой плановой экономики,, а местные законодатели не имели достаточной подготовки для создания собственного закона автономного образования о своем статусе104.

Остальные 384 местных закона, принятых для учета специальных интересов национальных меньшинств, по содержанию касаются почти 20 сфер жизни национальных меньшинств. Это законы о языке, об образовании, о планировании деторождения, о финасовой поддержке негосударственного предприятия, о туризме, полезных ископаемых, об обеспечении прав крестьян и несовершеннолетних, о ведении документов, питании национальных меньшинств, наркотиках, экономическом развитии, сельском хозяйстве, гидротехническом сооружении, городском планировании и землепользовании, развитии науки и техники, законотворчестве и об общественном порядке.

Например, 20 августа 2008- года в Нинся-Хуэйском автономном районе специально принят Закон о мусульманских продуктах питания с целью обеспечения производства и безопасности таких продуктов. Ежегодно проводится проверка соблюдения названного Закона. В нем записано, что для развития экономики Нинся-Хуэйского автономного района правительство приняло решение о развитии индустрии мусульманских продуктов питания. В развитых экономических городах Иньчуань и Учжун были выделены участки земли для производства мусульманских продуктов питания. Ежегодно проводятся международные фестивали мусульманских продуктов питания и товаров в целях поддержания развития мусульманской индустрии.

Другой пример дает Тибетский автономный район. Согласно Конституции КНР органы самоуправления ТАР, наряду с функциями властных органов, провинциального уровня, выполняют роль органов самоуправления, проводя в- жизнь государственные законы и политику, учитывающую реальную обстановку в своем районе. Собрание народных представителей ТАР полномочно вырабатывать законоположения, совпадающие с результатами законодательной деятельности других провинций Китая, а также полномочно вырабатывать своды законоположений и отдельные законоположения автономного характера, базирующиеся на специфике

104 Исследование законодательства национально-территориальной автономии в КНР. Пекин: Народное издательство, 2007, Пекин, (Ф Я Й&ЕЙ Й йййШЯС). С 209. политического, экономического и культурного состояния своего района: По статистике, начиная с 1965 года, СНП ТАР и его Постоянный комитет разработали 220 нормативных актов, в том числе 8 местных законов, принятых специально для учета интересов национальных меньшинств, содержание которых касается всех сторон жизни: политики, экономики, культуры, просвещения и прочные. Анализ проведен автором на основе изучения ряда источников. К их числу относятся, например, следующие акты: "Положение об охране культурных памятников ТАР", "Положенея об охране окружающей среды ТАР", "Положение о мерах по регулированию восхождения иностранцев на горные вершины ТАР", "Положение о работе с письмами и жалобами населения ТАР", "Постановление об изучении, использовании и развитии тибетского языка и письменности", "Постановление о поддержании единства родины, усилении национального сплочения и мерах, направленных против раскольнических действий", "Постановление о строгом пресечении незаконных и преступных действий, состоящих в денежной компенсации за человеческую жизнь" и др.105.

В 1987 и 1988 годах органы ТАР обнародовали "Некоторые положения об изучении, использовании и развитии тибетского языка и письменности" и детальные правила о реализации этого акта. В 2002 году он был принят и издан в новой редакции в нескольно измененным названием - "Постановление об изучении, использовании и развитии тибетского языка и письменности". Эти документы предусматривают равное наряду с китайским' языком использование в ТАР тибетского языка, причем главным языком провозглашен тибетский, таким образом, дело изучения, использования и развития тибетского языка было поставлено на правовую основу.

В Тибетском автономном районе согласно закону о труде еженедельное рабочее время составляет 35 часов, что на 5 часов короче, чем в других районах Китая. Кроме общенациональных праздников и выходных дней жители ТАР имеют право на отдых в дни Нового года по тибетскому los См Сборники документов и правовых актов в автономном районе Тибета. Пекин: Национальное издательство. 2007.

С 78-92. календарю, праздника "Сюэдунь" и других традиционных тибетских праздники.

В Синьцзя-уйгурском автономном районе в 1951 году Политический совет издал "Указ об обращениях, наименованиях местностей, памятниках и мемориальных досках, имеющих пренебрежительный или оскорбительный характер по отношению к национальным меньшинствам". Указ устанавливал, что необходимо запретить такого рода оскорбительные обращения, изменить оставленные историей соответствующие наименования местностей, убрать соответствующие памятники и мемориальные доски.

В 1988 году правительство автономного района СУАР обнародовало Постановление о временных мерах по управлению в области использования языков национальностей СУАР. В нем закреплено, что национальные меньшинства во время выборов и подачи жалобы пользуются правом использовать родной язык и письменность.

В информационных программах, изданиях, радиопередачах, кино и телепередачах широко используются языки и письменность различных национальностей. Народная радиостанция Синьцзяна ведет передачи на 5 языках: уйгурском, китайском, казахском, монгольском и киргизском. Телевидение Синьцзяна имеет три программы на уйгурском, китайском и казахском языках, на родном языке уйгуров, ханьцев, казахов, киргизов, монголов и сиботян издаются газеты, журналы и книги.

На основе государственной политики о плановой рождаемости и в соответствии с собственными реалиями Собрание народных представителей СУАР разработало Временное постановление СУАР о плановой рождаемости среди национальных меньшинств, которое предоставляет послабления в политике деторождения для лиц, относящихся к национальным меньшинствам. Таким образом был гарантирован рост населения национальных меньшинств. В результате этих мер темпы естественного роста национальных меньшинств в Синьцзяне превышают темпы естественного роста местного ханьского населения. В 2001 году естественный рост населения национальных меньшинств составлял 13,04%, ханьцев 8,25%. В 1953 году, когда проводилась первая перепись населения, национальные меньшинства Синьцзяна насчитывали 4,54 млн. человек, в 2000 году по итогам пятой переписи населения национальные меньшинства в Синьцзяне составляли уже 10,9696 млн. человек. ^

На основе Конституции и законов правительство Синьцзян-Уйгурского автономного района разработало и обнародовало Временные правила управления местами для отправления культов в СУАР и другие законоположения. Верующие совершают свои религиозные обряды и проводят культовые церемонии в ходе религиозных мероприятий, не противоречащих закону.

Правительство СУАР на основе государственного решения об осуществлении некоторых политических мер по масштабному освоению западных районов разработало и обнародовало предложения СУАР по решению соответствующих вопросов льготной налоговой политики и выдвинуло десять конкретных установок льготной налоговой политики в интересах привлечения капиталовложений внутренних и зарубежных предприятий и крестьян и скотоводов в социальную инфраструктуру, в охрану окружающей среды, в преимущественные и специфические отрасли производства, в производство на базе высокой науки и новейшей технологии.

В принятых в 1996 году документе о мерах, предпринимаемых в Синьцзян-Уйгурском автономном районе по реализации Закона об охране прав и интересов потребителей КНР было предложено дополнительно установить, что на упаковке и сопровождающих выпускаемый и сбываемый на территории СУАР товар документах, должны быть надписи на китайском и национальным языках. С разрешения управления по национальным делам правительств автономных образований выше автономного уезда товары могут быть обозначены словом или знаком «Цинчжэнь», то есть «Мусульманское».

В 1992 году в акте о мерах по плановому деторождению в СУАР было сказано, что живущие в городе супруги ханьской национальности могут иметь только одного ребенка. Вместе с тем супруги, принадлежащие к национальным меньшинствам, могут иметь двух детей. Семья скотоводов ханьской национальности может иметь одного ребенка или двух детей, а супруги-скотоводы из национальным меньшинств могут иметь троих, а некоторые категории семей, при наличии определенных, предусмотренных законом условий, и четырех детей.

С 1979 года, когда было образовано Собрание народных представителей Сяньцзян-Уйгурского автономного района, по январь 2003 года Постоянным комитетом СНП этой автономии были приняты и проведены в жизнь 267, местных законов, резолюций и решений, имеющих силу закона. 145 из них были приняты только за период с 1979 по 1995 год. Эти законы, резолюции и решения относятся к различным сферам государственной и общественной жизни. Так, они касались совершенствования законодательной системы, экономического строительства, использования природных ресурсов, экологической защиты, науки и техники, образования и культуры, здравоохранения, общественной безопасности, социального обеспечения, вероисповедания. В числе таких актов можно назвать, например, решение о совершенствовании законодательной системы (Правительство СУАР, 2001), правила об управлении рынками в СУАР (Правительство СУАР, 2001), положение об использовании степи СУАР (ПК СНП СУАР, 1986), акт об охране окружающей среды в СУАР (СНП СУАР, 1987), положение об использовании природной воды (СНП СУАР, 1994), акт о налогоснабжении СУАР (СНП СУАР, 1998), положение о медицинском обслуживании СУАР (СНП СУАР, 2003).106

В Сяньцзян-Уйгурском автономном районе корректировались общегосударственные законы, поскольку они не в полной мере отвечали местным условиям. Предлагаемые изменения в такие законы учитывали национальные особенности и традиции, конкретные условия жизни

106 Сииьцзян - китайская земля: прошлое и настоящее.Народное издательство Синьцзяна. 2006 г. (ЦгШЙГОзЬ-ЦЩЭД) С 200-202 населения Сяньцзяна. Например; в Законе КНР о браке определен минимальный возраст, позволяющий китайским гражданам заключать брак, 22 года для мужчин и 20 лет для женщин. Однако старинным обычаем национальных меньшинств Синьцзяна является вступление в брак в более раннем возрасте. Поэтому для населения этого автономного района было неприемлемо следовать норме общегосударственного закона о браке,

1П7 серьезно повышающей брачный возраст. На третьем пленуме СНП СУАР пятого созыва, состоявшемся в 1980 году, было принято Дополнительное положение Синьцзян-Уйгурского автономного района по исполнению Закона о браке КНР, где устанавливалось, что минимальный брачный возраст граждан из национальных меньшинств Синьцзяна составляет 20 лет для мужского года и 18 лет для женского пола.

Другой пример касается Тибетского автономного района. Как уже отмечалось, в ТАР при проведении в жизнь общегосударственного нормативного акта о всенародных праздниках органы самоуправления ТАР, взяв указанный список праздников за основу, прибавили к нему «Тибетский Новый год», «праздник Сюедунь» и некоторые другие специфические-тибетские традиционные праздники. Кроме того, исходя из природно-климатических особенностей Тибета, органы ТАР постановили соблюдать в своем районе 35-часовую рабочую неделю, что на 5 часов меньше закрепленной в трудовом кодексе КНР нормы рабочей недели.

Имеются у законодательных органов ТАР также полномочия с учетом местных условий разрабатывать свои, отличные от всекитайских, законодательные положения и дополняющие общегосударственные установления правила. Например, в 1981 году Постоянный комитет СНП ТАР принял свой, тибетский, вариант Закона о браке. Этот вариант допускает вступление в брак лиц мужского и женского пола в возрасте на 2 года моложе по сравнению с возрастом, установленным Законом КНР о браке. Более того, тибетские законы допускают сохранение семей, в которых одна жена имеет

107 Статистические данные свидетельствуют, что почти половина женщин национальных меньшинств Синьцзяна первый раз выходит замуж в возрасте ниже 20 лет. несколько мужей или один муж имеет несколько жен, при условии, что такие семьи сложились до момента обнародования тибетского Закона о браке и отсутствии у членов такой семьи требования изменить статус. Такой подход к всекитайским законам, позволяющий Тибету вносить изменения и дополнения, эффективно гарантировать особые интересы,тибетцев.

Законотворчество национально-территориальной автономии является необходимостью и отражением реалий Китая. Оно занимает свое неотъемлемое место и играет важную роль в системе китайского-законодательства. Китай это унитарная и многонациональная страна. Развитие национальностей в политике, экономике, культуре и во многих других отношениях весьма неравномерно. Осуществление национально-территориальной автономии и защита интересов всех национальных меньшинств является основополагающим, направлением в политике страны. Законодательство национально-территориальной автономии означает нормотворчество мест, где компактно проживают национальные меньшинства. Формирование системы законотворчества автономий способствует реализации и защите интересов всех национальных меньшинств и совместному процветанию всех национальностей.

Одной из проблем законотворчества национально-территориальных автономий является невысокая активность законодательной деятельности органов этих автономий. Акты и административные правила, исходящие от вышестоящих государственных органов, во многом заменяют местные законы национально-территориальных образований. Вместе с тем, если просто исполнять акты вышестоящих органов, не принимая собственных законодательных актов, не будут учтены особенности, учет которых требует реальность автономий.

Другая проблема состоит в качественной оценке законодательства, принятого органами национально-территориальных образований и призванного отразить специфику автономий.

Во-первых, 133 местных статусных закона108, действующих на территории определенных: автономных единиц, по содержанию и форме повторили соответствующие положения Конституции и Закон о национально-территориальной: автономии. Большинство; из числа таких законов состоит из введения и семи разделов. Так, Закон о национально-территориальной автономии автономного уезда Тианзу в провинции Ганьсу повторил Конституцию и Закон о национально-территориальной автономии; кроме включения нормы о своем празднике.

Во-вторых, кроме указанных 133 местных статусных законов имеются 384 'местных законодательных акта, принятых специально для. учета интересов национальных меньшинств: Это слишком мало для реализации, автономией своей основной .функции. Например; в автономном; районе Внутренняя Монголия с 1980 года до 2001 год было принято всего 227 местных законодательных актов,, из них: один местный статусный закон: и 8 местных законов, специально учитывающих интересы: национальных меньшинств. Таким образом, из227 законов; этой автономии! лишь 9 связаны с основной задачей национально-территориальной автономии.

В-третьих, все приведенные 384 закона были приняты представительными органами соответствующих автономных образований -Собраниями народных представителей. Вместе с тем по закону СНП заседает каждый; год один раз в течение примерно недели. Понятно; что это слишком короткое время для обсуждения проекта закона.

В-четвертых, в ситуации быстрого экономического развития, в которой находятся национально-территориальные автономии только 2 из 384 местных законов касаются экономики соответствующей автономии.

3.5 Действие обычного права: на " территориях национально-территориальной автономии ,

10S

Здесь цифры по местному законодательству автономий приводятся на основании подсчета, произведенного автором.

Обычное право существует давно и распространено в национально-территориальных автономиях. До образования КНР в некоторых регионах, в которых затем были образованы национально-территориальные автономии, судили по обычному праву. Его действие частично продолжается и сейчас.

Приведем пример обращения к обычному праву в автономном уезде ЦзинБин в провинции Юньнань. Первое дело заключалось в том, что в 2001 году гражданин А. украл вола, принадлежащего гражданину Б. По обычному праву гражданин А требовал компенсацию в пять тысяч юаней и физическое наказание виновного, состоящего в телесном наказании гражданина Б. Через специального посредника, называемого в автономной волости Бин Маочжун, граждан Б. заплатил шесть тысяч и устроил банкет после согласия гражданина А.

Если это дело рассматривали бы в суде, то в соответствии с законом компенсация составила бы двести юаней. Кроме того по уголовному закону в . случае кражи дорогих вещей суд приговаривает к лишению свободы. Поэтому такие дела часто решаются по нормам обычного права.

Второе дело состояло в том, что мужчина В. и женщина Г. заключили брак по обычаю, принятому в данной местности: не зарегистрировали свой брак в установленном законом порядке. Женщина Г не работала. В 1998 году они развелись. По правилам обычного права женщина Г. получила большую часть семейной собственности. Вместе с тем по Закону о браке отношение В. и Г. считается незаконным сожительством, а брак недействительным. В результате женщина Г. не может получить собственность мужчины В.

Местное население считает, что подобные дела лучше решать по обычному праву. В результате применения обычая решение не только обеспечит справедливость и общественный порядок, но и сэкономить расходы на суд. Это доказывает третье дело, которое предлагается рассмотреть.

Женщина Д. и мужчина Е. вступили в брак по обычаю, не зарегистрировав брак в государственном органе. В 1999 году женщина Д. хотела развести через суд. Суд постановил, что этот брак недействителен, а отношения Д. и Е. являются незаконным сожительством. Мужчина Е. не согласится с решением суда, оспорил его, заплатив судебных издержки в размере всех своих сбережений. Из этого дела также следует, что в определенных случаях лучше прибегать к обычному праву.

Таким образом, обычное право является важным дополнением права государственного, а двухполярная правовая система позволяет учитывать местные особенности в национально-территориальных автономиях.

Обычное право действует в уголовных делах. Пример четвертого дела это доказывает. В 2000 году мужчина Ж. изнасиловал женщину 3. По обычному праву предусмотрено наказание в виде выплаты потерпевшей 4 тысяч. По прошествии трех месяцев Ж украл вола, принадлежащего 3. Милиция арестовала Ж. и ему было предъявлено обвинение не только в краже, но и в . изнасиловании. По данному примеру можно сделать вывод: обычное право равнодушно к факту насилия и похищения женщины. Хотя обычное право часто помогает разрешить спор, но обращение к нему может серьезно нарушить права женщины.

Пятое дело также уголовное. В 1989 году гражданин И. в споре убил гражданина К. В результате посредничества Маочжун109 в решении дела об убийстве К. по нормам обычного права гражданин И. заплатил компенсацию в размере 121 барана, 16 волов, 1 коня и 4 тысячи юань. Вместе с тем через год суд приговорил И. к смертной казни. Таким образом, из четвертого и пятого дела можно сделать вывод, что обычное право, применяемое в соответствии с традицией в некоторых национально-территориальных автономиях, еще имеет значительное влияние. Но в сфере решения уголовных дел оно противоречит и вредит утверждению правового порядка в соответствующих автономиях. Вместе с тем нормы обычного права в условиях развития экономических отношений могут и помогать просто решать дела, не относящиеся к числу тяжких преступлений.

109 Маосжун это почетное звание чаловска, который как посредник справедливо судит людей в данной местности.

Для процедур, в которых используются нормы и права государственного, и права обычного, предлагается следующая процессуальная схема.

На мой взгляд, такая процессуальная схема позволит использовать по некоторым спорам обычное право. Однако необходимо установить контроль государственных органов за их рассмотрением. В ряде случаев следует признать недопустимость применения норм обычного права. В частности, это касается уголовных преступлений.

Заключение

Подводя итог проведенному исследованию, можно сформулировать следующие выводы:

1. Национально-территориальная автономия является одним из основных институтов политической системы. Автономия в КНР осуществляется одновременно и под единым руководством государства, и при признании самоуправления национальных меньшинств, проживающих в соответствующей национально-территориальной автономии.

2. Исторически и практически подтверждено, что создание, в Китае национально-территориальных автономий играет огромную ' роль в укреплении межнациональных отношений, основанных на равноправии, сплоченности и взаимной помощи, сохранении единства государства и содействии прогрессу национальных меньшинств.

3. Национально-территориальная- автономия в КНР соединяет национальный и территориальный признаки как факторы, обусловившие ее создание. Национальный фактор заключаются в том, что именно этническая общность людей, отличающихся' особенностями языка, быта, культурных и хозяйственных традиций и т.п., в рамках такой автономии получила право самостоятельно управлять своими делами. Территориальный фактор означает, что автономия предоставляется компактно проживающим на определенной территории национальным меньшинствам.

4. Национально-территориальная автономия в КНР, учитывая целый комплекс политических и экономических факторов, способствует государственному единству, общей стабильности, а также проявлению национальной самобытности, солидарности, развитию всей страны и отдельным национально-территориальным автономиям.

5. Осуществление национально-территориальной автономии в КНР способствует экономическому и социальному развитию национальных меньшинств. Преимущество осуществления национально-территориальной автономии в КНР проявляется в экономическом развитии соответствующих территорий и повышении жизненного уровня народностей, их создавших. Осуществление национально-территориальной автономии в КНР способствует процветанию всех национальностей, но не гарантирует полного решения национального вопроса, а только создает условия для этого.

6. Конституция, Закон о национально-территориальной автономии и ряд других правовых актов создают юридическую основу национально-территориальной автономии. Они обеспечивают нормативное правовое регулирование автономии и составляют основу для установления статуса последней.

7. Закон КНР "О национально-территориальной автономии" является важным достижением в сфере правового регулирования положения национальных меньшинств. Исполнение данного Закона будет способствовать сохранению социальной и политической стабильности.

Закон КНР "О национально-территориальной автономии" наиболее всестороннее и подробно раскрывает статус такой автономии, исходя из заложенных в Конституции положений и учитывая политические, экономические, культурные и общественные аспекты. Данный Закон регулирует взаимоотношения между Центральным государственными органами КНР' и органами национально-территориальной автономий. В нем закрепляется статус национально-территориальных образований, в частности, требования к их созданию, система органов самоуправления, их компетенция, особенности действия органов народного суда и народной прокуратуры на территориях национальной автономии, регулируются отношения между людьми разных национальностей, проживающих на территориях национальной автономии, устанавливаются обязанности органов центральной власти по отношению к автономии.

8. Сегодня национально-территориальная автономия еще не является совершенной. Процесс формирования ее правовой базы также находится в начале своего развития и предполагает решение многих правовых проблем, продиктованных требованиями времени и политической ситуации в КНР.

Ориентирами при этом должны быть такие ценности, как единство и территориальная целостность Китая и права национальных меньшинств. Последовательный учет названных ценностей и правильное их соотношение, найденное в том числе с помощью закона, позволят эффективно и справедливо использовать институт национально-территориальной автономии в КНР и предоставить положительный опыт для других стран, сталкивающихся с такими же проблемами.

Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Чжэн, Кай (Zheng Kai), 2009 год

1. Нормативные правовые источники

2. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // «Российская газета». 21.01.2009

3. Конституция Китайской Народной Республики (принята на 5-ой сессии Всекитайского собрания народных представителей пятого созыва 4.12.1982. поправки в ее вносились тем же органом на ежегодных сессиях в 1988, 1993 и 1999.) // «Народная газета». 20.03.

4. Закон Китайской Народной Республики о правотворчестве (принят на 3-ой сессии Всекитайского собрания народных представителей девятого созыва1503.2000.) // «Народная газета». 16.03.2000.(4^X^5^

5. Закон Китайской Народной Республики о выборах (принят на 12-ом заседании Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей восьмого созыва 28.02.1995 с изменениями 27.10.2004) // «Народная газета». 28.10.2004.(Ф^Лй^^П|1й^^)

6. Закон Китайской Народной Республики о национально-территориальной автономии (принят на 2-й сессии ВСНП шестого созыва 31.05.1984 с изменениями 28.02.2001.) // «Народная газета». 29.02.2001.(Ф^Л^Ш

7. Закон Китайской Народной Республики о браке (принят на 5-й сессии ВСНП третьего созыва 10.09.1980 с изменениями 28.04.2001.) // «Народная газета». 29.04.2001 .(Ф ФА й^П ffl£i£Sv£)

8. Закон Китайской Народной Республики об обязательном образовании (принят на 6-й сессии ВСНП четвертого созыва 12.04.1986 с изменениями2804.2001.) // «Народная газета». 29.04.2001.(ФФЛ^^ПШ^МШё)

9. Закон Китайской Народной Республики о труде (принят на 8-ом заседании

10. ПК ВСНП восьмого созыва 5 июля ,1994 года).// «Народная газета».

11. Закон об организации местных собраний народных представителей и местных народных правительств КНР (принят на 22-ом заседании ПК ВСНП восьмого созыва 29 октября 1996 года) //Сборник кодексов КНР.2008. (Ф^ЛйдапИЮЛ^-^^^Ш^)

12. Уголовный закон КНР (принят на втором заседании ВСНП пятого созыва 1 июня 1979 года) //Сборник кодексов КНР. Пекин. 2008. (ФФЛРз^П ШУ

13. Уголовно-процессуальный закон КНР (принят на 4-ой сессии ВСНП восьмого созыва 17 марта 1996 года) //Сборник кодексов КНР. Пекин. 2008.ф ^л шт т эти шт^т

14. Закон КНР о воинской обязанности (принят на втором заседании ВСНП шестого созыва 31 мая 1984) //Сборник кодексов КНР. Пекин. 2008. (Ф-й1. А&ЯШЯШ)

15. Лесной закон КНР (принят на 2-ом заседании ПК ВСНП шестого созыва 28 апреля 1998 года) //Сборник кодексов КНР. Пекин. 2008. (Ф^А^^М

16. Степной закон (принят на 31-ом заседании ВСНП девятого созыва 28 декабря 2002 года) //Сборник кодексов КНР. Пекин.2008. (Ф^ЙЛ^^ШН

17. Акт Найси тибетского округа о национально-территориальной автономии (принят на 8-й сессии Собрания народных представителей Найситибетского»округа второго созыва 05.06.1987 с изменениями 28.08.1992.) // «Народная газета». 29.08.1992.(ШШ£ Ё Й

18. Некоторые акты о защите законных интересов женщин и детей СУАР (приняты 19 августа 1985 Правительством СУАР) // Правовые акты в. национально-территориальных автономиях. Пекин: Национальное издательство. 2006.(Ф Ш ШШШ Ё

19. Акт о контроле защиты окружающей среды ТАР (принят в 1986 году Правительством ТАР)// Правовые акты в национально-территориальных автономиях. Пекин: Национальное издательство; 2006.(4'Ш ЙЙ^Е^ Ш fnттсш)

20. Акт о применении контрольных мер в строительстве объектов защиты окружающей среды ТАР (принят в 1997 году Правительством ТАР) // Правовые акты в национально-территориальных автономиях. Пекин: Национальное издательство. 2006;(Ф И ЕШЕШ УпШ$7Ш)

21. Акт о применении^ мер по вниманию штрафных санкций за сброс загрязняющих веществ (принят в 2001 году Правительством ТАР) // Правовые акты в национально-территориальных автономиях. Пекин: Национальное издательство. 2006.(Ф Ш ЕШЕ^ Ё

22. Акт ТАР о защите природы» (принят в 1996 году СНП ТАР) // Правовыеакты в национально-территориальных автономиях. Пекин: Национальноеиздательство. 2006.(Ф Щ ШШШ Ё

23. Акт о применении мер по комплексному преобразованию окружающей среды городов и поселков ТАР (принят в 2002 году СНП ТАР) // Правовые акты в национально-территориальных автономиях. Пекин: Национальноеиздательство. 2006.(4' Ш1Ш1Ш g ^ШуШ)

24. Акт об использовании степи СУАР (принят 1986 году ПК СНП) //Синьцзян- китайская земля: прошлое и настоящее:Народное издательство Синьцзяна.2006.

25. Акт об охране окружающей среды СУАР (принят в 1987 году СНП) //Синьцзян китайская земля: прошлое и настоящее. Народное издательство Синьцзяна. 2006 г.

26. Акт об использовании природной воды (принят в 1994 году СНП) //Синьцзян китайская земля: прошлое и настоящее. М: Народное издательство Синьцзяна. 2006.

27. Правила об управлении рынком СУАР (приняты в 2001 году Правительством СУАР) //Синьцзян китайская земля: прошлое и настоящее. М: Народное издательство Синьцзяна. 2006. (;$тШЁ1 ffi^i-ЩШщ

28. Акт о налога снабжении СУАР (принят в 1998 году СНП СУАР) //Синьцзян- китайская земля: прошлое и настоящее. Народное издательство Синьцзяна. 2006.

29. Акт о медицинском обслуживании СУАР (принят в 2003 году СНП СУАР) //Синьцзян китайская земля: прошлое и настоящее. Народное издательство Синьцзяна. 2006.

30. Решение о совершенствовании законодательной системы (принято в 2001 году Правительством СУАР) //Синьцзян китайская земля: прошлое и настоящее. Народное издательство Синьцзяна. 2006. (^Шб^Ш^-^ЭД^)

31. Акт о работе представителей национальных меньшинств в городах (принят в 1990 году) //Правовые сборники национально-территориальных автономий КНР. Пекин: народное издательство. 2006.(Ш^^Ш^Ш^Х^Лшт

32. Акт об административной работе в национальных волостях (принят в 1986 году) //Правовые сборники национально-территориальных автономий КНР.

33. Пекин: народное издательство. 200б.^Ш^^Ш^Ш^кШ)1. Специальная литература

34. Абдулатииов Р.Г. Россия на пороге XXI века. Состояние и перспективы федеративного устройства. М., 1996.

35. Авакьян С.А. Конституционное право России: Учебное пособие. В 2 т. М.: Юристь, 2007.

36. Алебастрова И.А. Конституционное право зарубежных стран. М., 2009.

37. Белая книга о национально-территориальной автономии КНР. Пекин. 2005.

38. Богданова Н.А. Система наука конституционного права. М., 2001.

39. Богданова Н.А. Конституционно-правовое регулирование национальных отношений // Национальный вопрос и государственное строительство: проблемы России и опыт зарубежных стран. М.,2001.

40. Богданова Н.А. Автономия: идеи и практика (размышления по поводу книги О.Е. Кутафина "Российская автономия"М.: ТК Велби, Изд-во Проспект. 2006) //Конституционное и муниципальное право. 2006. №9.

41. Богословский В. А., Москалев А. А. Национальный вопрос в Китае (1911-1949). М., 1984.

42. Булдакова В.Г. Национальная политика КНР в отношении малочисленных народов// Россия и АТР. №4. М., 2006.

43. Ю.Вестник Департамета вуза Минобразования. Пекин. 2008.(^WпРMl1. Ш)

44. П.Виноградов В.А. Ответственность в механихме охраны конституционного строя. М., 2005.

45. Глотов С.А. Конституционно-правовые проблемы сотрудничества России и Совета Европы в области прав человека. Саратов, М., 1999.

46. Государство, право и межнациональные отношения в странах западной демократии. М., 1993.

47. Го Чжэнлинь. Модернизация Тибета в КНР: теория, практика и политика.1. Пекин.

48. Дикарев А.Д. Демографические проблемы национальных меньшинств Китайской Народной Республики. М., 1996.

49. Дробижева JI.M. Интеллигенция и национализм// Этничность и власть. М.,2003.

50. Дурденевский В.И. Автономная республика в системе Союза ССР. М., 2001.

51. Исаев М.А. Механизм государственной власти в странах Скандинавии. М.,2004.

52. Китай 2003. Пекин. 2003.(Ф И 2003)

53. Китай 2005. Пекин. 2005.(ф Ш 2005)

54. Китайская статистика 2006. М., 2006.(Ф 0Ш+ 2006)

55. Коданева С.И. Британский регионализм: конституционная реформа. 2004.

56. Конституция Российской Федерации: энциклопедический словарь. М., 1995.

57. Конституции зарубежных государств: Великобритания, Франция, Германия, Италия, Европейский союз, Соединен. Штаты Америки, Япония, Индия: учеб. пособие. М.,2007.

58. Конституции государств Европы. В 3 т. Окунькова Л.А. М., 2001.

59. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Общая часть: Учебник для вузов/ Рук. авт. колл. и отв. ред. д.ю.н., проф. Б.А.Страшун. М.,2005.

60. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Особеннаячасть:- Учебнике'для- вузов// Еук:. авт.*. колл.; ш отвг. ред: дло.н., проф:; Б.А.Страшун. М., 2008. .

61. З ККутафин OlE. Предмет конституционногошрава: Mi, 2001. 32!.Кутафин 0;Е.Российская автономия:.М!, 2006У 33:.Могунова М А. Государственное право Финляндии. 2005.

62. Лазарева М:С. Национальный вопрос в странах Востока. Сборник: статей. ' М., 1982. ' .

63. Лазарева Т.В. Развитие законодательной базы; районной национальной автономии'в Китае:. М: Ироблемы Дальнего;ВЬстока, №5, 2007.

64. Ли Вэйхань. Вопросы по: теории; нации и национальную политику. Пекин:

65. Ли. далун. Национальности* и национальная* политика в Китае. Пекин. 1989.(.ф Ш 6

66. Обзор Яньци-Хуэйского автономного уезда. Пекин. 1986. 111 Уд-Ж:.•;'■■ ;•':''■■■■ "■ ■ ■'• V-1--'-^: ■' :48.0бследование законодательства национально-территориальной автономиишктжкга^гооуг.сФШ.й^Ш-.ёШй^зЁ)• 184

67. Пань Чжитинь. Самоуправление нации или сепаратизм нации. Пекин. 2004.1. РШЙЙЗ^БШНЙ)

68. Праваменьшинств//Права человека: изложение фактов. Пекин. 1992.1. ШШШШ)

69. Правовые сборники национально-территориальных автономий КНР.1 Пекин.2006. (Ф и штш i шщтжт)

70. Пятидесятилетняя национально-территориальная автономия, Хух-Хото. Пекин. 1997. (ШЖ^ g ^ 50 Щ

71. Сборник Дэн Сяопин. Пекин. 1999. (ЯМ^Жй)

72. Сборник документов по национальному вопросу. Пекин; 2005.

73. Сборник документов ВСНП. Народное издательство. 2008-г. ( 4=: И A

74. Сборник трудов Иркутского государственного университета: Ml, 1929.

75. Сборник статистики. Тибета: Пекин. 2005. (ЩШШМ'Ж^Ш)>

76. Синьцзянский комитет истории КПК и Партийная школа, «Хроника важных событий истории КПК в Синьцзяне», 2'ч., Урумчи, Пекин. 1993.шт^ш^шш)

77. Синьцзян-уйгурский автономный район КНР. Пекин. 2006. (ФИЙ^^гШЙ1. ШШШ)

78. Синьцзян, китайская земля: прошлое и настоящее. 2006. (ФШ^гШ:^^.-^жт

79. Система автономий как модель укрепления институтов. Испанский опыт для России. М., 2003.

80. Современное законодательство Китайской Народной Республики /Сборник нормативных актов// Составитель, редактор и автор предисловия JI. М. Гудошников. М.: ИКД "Зерцало-М", 2004.

81. Сталин И.В. Цит. по работе: Кутафин О.Е. Российская автономия. М: ТК1. Велби. М., 2006.

82. Статистика национальностей КНР, М.: Государственное статистическое бюро КНР. 1996. (Ф Ш ШШт\-)

83. Сунь Сунбинь. Мероприятия по развитию образования среди орочонов//Национальная газета, №6. 1999. (fPffe^A^W^MisJfi)

84. Тавадов Т.Г. Национальная политика (этнополитика)// Политическая энциклопедия. Т 2. М., 1999.

85. Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности в России. М., 1997.

86. Тишков В.А. Реквием по этносу. М., 2003.

87. Хабриева Т.Я. Национально-культурная автономия: современные проблемы правового регулирования. //Журнал российского права. 2002.№ 2.

88. Хабриева Т.Я. Правовые и организационные основы национально-культурной автономии в РФ //Журнал российского права. 2003. № 7.

89. Чжан Ецзю. История национально-территориальной автономии КНР.

90. Национальное издательство. (ФШ^Ш^ЁУп^*!, ШШ, §ШШШ±)2005.

91. Чжуо Энлан. Сборник единого фронта. Пекин. 1984. (Ш—ШШ) 73.Чжоу Син. Изучение развития национальных районов в Китае. Пекин.

92. Чистяков О.И. Становление «Российской Федерации» (1917 1922) М,

93. Чхиквадзе В.М. Национальные отношения и государство в современный период/ Отв. ред. М., 1972.

94. Яковлев А.Г. Решение национального вопроса в КНР. М., 1959.

95. Ян. Синьюй. Обзор поправки к Конституции КНР./ Конституция как символ эпохи. //Под ред. проф. С.А.Авакьяна. т 2. М: Изд-во. МГУ. 2004.2001 .(ф Ш Ш ШШШШЯ)2003.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 395332