Политический медиадискурс и легитимность власти тема диссертации и автореферата по ВАК 23.00.01, кандидат политических наук Воробьева, Юлия Игоревна

Диссертация и автореферат на тему «Политический медиадискурс и легитимность власти». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 471496
Год: 
2013
Автор научной работы: 
Воробьева, Юлия Игоревна
Ученая cтепень: 
кандидат политических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
23.00.01
Специальность: 
Теория и философия политики, история и методология политической науки
Количество cтраниц: 
151

Оглавление диссертации кандидат политических наук Воробьева, Юлия Игоревна

Введение

Глава 1. Политический медиадискурс: теоретико-методологический анализ

1.1. Политичий дув проце иитуционализации политичой науки: проблемы изучения и тенденции развития

1.2. Теоретико-методологичие ования ледования политичого медиаду

Глава 2. Легитимность политической власти: теоретико-методологическое исследование

2.1. Концептуальные и методологичие подходы в изучении феномена легитимни политичой вли

2.2. Коммуникативный подход в ледовании легитимни политичой вли

Глава 3. Легитимность власти в социоинформационном пространстве медиадискурса

3.1. Легитимнь вли в контеебъектно-объектного коммуникативного взаимодевия

3.2. Политичий медиадувстеме факторов легитимни политичой вли

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Политический медиадискурс и легитимность власти"

Актуальность темы диссертации

В современном мире информация становится одним из важнейших факторов, детерминирующих события политической жизни и влияющих на формирование политической реальности.

Процессы, происходящие на современном этапе развития общества, позволяют говорить о формировании единого общемирового информационно-коммуникационного пространства, которое становится средой для реализации политических действий и площадкой формирования общественного мнения. Стоит подчеркнуть, что доступ к источникам информации характеризуется неравномерностью, которая приводит к сосредоточению информационных потоков в руках ограниченного круга лиц. При этом борьба за приобретение и удержание политической власти получает иное звучание. Это связано с тем, что большинство политических действий реализуются в информационном пространстве посредством политической коммуникации.

В условиях информационной среды вопросы формирования представлений о политической власти приобретают особую актуальность. Сохранение высокого уровня доверия со стороны общества сегодня во многом зависит от умения власти использовать символические ресурсы. Обеспечение слаженной работы всей политической системы, выполнение задач беспрепятственной реализации политических решений находятся в зависимости от того, насколько власть носит легитимный или нелегитимный характер. Потенциал ранее выработанных методологий легитимации власти, основанных на убежденности граждан в правильности распределения властных полномочий и соответствии государственной структуры формально-правовым установлениям, вере в выдающиеся качества политического лидера, который наилучшим образом обеспечивает решение проблем, или в традиционные ценностные основания, в условиях глобального доступа к информации начинает снижаться. Институциональные изменения диктуют необходимость новых объяснительных схем, появляется актуальный запрос на выработку новых моделей взаимодействия власти и общества.

Изучение феномена легитимности власти и факторов, влияющих на изменение ее уровня в рамках информационного общества, требует глубокого осмысления на теоретическом уровне и представляется одной из актуальных проблем теории политики.

Вышеуказанные процессы определили направление настоящего исследования. В фокусе нашего внимания - проблемы легитимности власти и медиадискурса как фактора ее формирования.

Степень научной разработанности проблемы

Фундаментальной теоретической базой, заложившей основу для развития теории политического дискурса и медиадискурса, послужили работы П. Лазарсфельда, Г. Лассуэлла, К. Шеннона, У. Уивера1, А. Грамши, Л. Альтюссера, М.М. Бахтина2, а также П. Бурдье и Ю. Хабермаса3.

Актуализация лингвистической проблематики в работах, посвященных специфике социального познания, обозначила проблему символического характера общественных отношений. В этом направлении наиболее значимыми представляются труды Л. Витгенштейна, Ж.-Ф. Лиотара, Ф. де Соссюра, М. Фуко4.

1 Lazarsfeld P.F. On Social Research and its Language. - Chicago, 1993; Lasswell H. Propaganda Technique in the World War. - London, 1927; Шеннон К. Работы по теории информации и кибернетике. М.: Издательство иностранной литературы, 1963; Shannon К., Weaver W. The Mathematical Theory of Communication. Urbana, Univ. of Illinois Pr., 1949.

2 Грамши А. Тюремные тетради. Том 1. M.: Политиздат, 1991; Альтюссер JI. П. Идеология и идеологические аппараты государства (заметки для исследования) [Электронный ресурс] / пер. с фр. С. Б. Рындина // Неприкосновенный запас. 2011. № 3(77). URL: http://magazines.russ.ru/nz/2011/3/а13.html; Бахтин M. M. Фрейдизм. Формальный метод в литературоведении. Марксизм и философия языка. Статьи. М.: Лабиринт, 2000.

3 Бурдье П. Практический смысл / Пер. с фр.; общ. ред. и послесл. Н. А. Шматко.— М., 2001; Бурдье П. Социология политики. М., 1993; Pierre Bourdieu. Espace Social et Pouvoir Symbolique. In: P. Bourdieu. Choses Dites. Paris: Editions de Minuit, 1987 [Электронный ресурс] // Перевод с французского: В. И. Иванов. URL: http://www.hse.ru/data/157/314/1234/223Bourd.pdf; Хабермас Ю. Вовлечение другого. Очерки политической теории / Пер. с нем. 10. С. Медведева; под ред. Д. А. Скляднева. — М.: Наука, 2001; Хабермас 10. Моральное сознание и коммуникативное действие / пер. с нем. под ред. Д. В. Скляндева. Спб.: Наука, 2000.

4 Витгенштейн Л. Философские работы / Пер. с нем. М. С. Козловой и 10. А. Асеева. Ч. 1. М.,1994; Лиотар Ж.-Ф. Состояние постмодерна / Пер. с фр. Н. А. Шматко. М.,1998; Соссюр де Ф. Курс

Наиболее важную группу исследований, посвященных всестороннему изучению категории политического дискурса, составляют работы таких зарубежных авторов, как М. Фуко, Ш. Муфф, Э. Лаклау, Т. Ван Дейк, Я. Торфинг, С. Холл, М. Пешо, П. Чилтон, К. Шаффнер, М. В. Йоргенсен и Л. Дж. Филлипс, Н. Фэркло, Р. Водак, Г. Кресс, П. Серио, Н. Карпентье, Л. Ли, Я. Сервэ, а также отечественных исследователей - М. В. Ильина, Е. И. Шейгал, Ю. М. Лотмана, Н. Д. Арутюновой5.

Среди современных отечественных исследователей политического дискурса нельзя не упомянуть имена О. Ф. Русаковой, А. Д. Трахтенберг, Е. Г. Дьяковой, Е. В. Переверзева, Э. В. Будаева и А. П. Чудинова, А. В. Дмитриева, В. В. Латынова, А. Т. Хлопьева, В. И. Кравченко, К. В. Никитиной, А. Р. Тузикова, О. В. Александровой, В. И. Карасика, В. Е. Чернявской6. общей лингвистики / Ф.де Соссюр// Труды по языкознанию. — М.: Прогресс, 1977; Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. — М., 1977.

5 Фуко М. Археология знания. Киев: Ника-Центр, 1996; Фуко М. Воля к истине. По ту сторону знания, власти и сексуальности / Пер. с фр. С. Табачниковой под ред. А. Пузырея. М., 1996; Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы / Пер. с фр. В. Наумова под ред. И. Борисовой. М., 1999; Laclau Е., Mouffe Cli. Hegemony and Socialist Strategy London: Verso, 1985; Dijk T. A. van. Introduction: Discourse Analysis as a New Cross-Discipline // Handbook of Discourse Analysis. Vol. 1. Disciplines of Discourse. London.: Academic Press, 1985; Torfing J. (1999). New theories of discourse: Laclau, MoufTe, and Zizek. Oxford, 1999; Torfing, J. Discourse theory: Achievements, arguments, and challenges / In D. Howarth and J. Torfing (eds.) // Discourse Theory in European Politics: Identity, Policy and Governance. Basingstoke: Palgrave Macmillan, 2005; Hall S. The Work of Representation // Representation: Cultural Representations and Signifying Practices. L., Thousand Oaks, New Dehli: SAGE Publications, 1997; Chilton P. Analysing Political Discourse: Theory and Practice. London: Routledge, 2004; Chilton P. and C. Schaffner. Discourse and Politics. //Discourse Studies: A Multidisciplinary Introduction, vol. 2: Discourse as Social Intraction.London: Sage. 1997; Филлипс JI. Дж., Йоргенсен М. В. Дискурс-анализ. Теория и метод / пер. с англ. Харьков: Гуманитарный центр, 2004; Fairclough N. Language and Power. London: Longman, 1989; Wodak R. Critical Discourse Analysis / Discourse as Social Interaction. London: Sage Publications, 1997; Wodak R., Meyer M. Methods of critical discourse analysis // Teun A. Van Dijk Multidisciplinary CDA: a plea for diversity. London: Sage publications, 2001; Kress G. Ideological Structures in Discourse // Handbook of Discourse Analysis. Discourse Analysis in Society. London: Academic Press, 1985; Серио П. Анализ дискурса во Французской школе (дискурс и интердискурс) // Семиотика: Антология /Сост. Ю. С. Степанов. Изд. 2-е, испр. и доп. - М., 2001; Carpentier N., Servaes J., Lie R. Community Media: Muting the Democratic Media Discourse. - Continuum, vol. 17, № 1. 2003; Ильин M. В. Слова и смыслы. Опыт описания ключевых политических понятий. -М.,1997; Шейгал Е. И. Семиотика политического дискурса. М.: Гнозис, 2004; Лотман 10. М. Внутри мыслящих миров. Человек - текст - семиосфера - история. М.: Языки русской культуры, 1999; Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. М., 1999.

6 Русакова О.Ф. Современные теории дискурса. Опыт классификаций // Современные теории дискурса: мультидисциплинарный анализ. Екатеринбург: Дискурс-Пи, 2006; Трахтенберг А. Д. Возможен ли «демократический дискурс»? (к вопросу о дискурсивном анализе массовой коммуникации в современной политической науке). Предисловие к статье Н. Карпентье, Л. Ли, Я.

Основы для детального изучения медиадискурса были заложены рядом авторов, среди которых Г. Я. Солганик, Р. С. Гиляревский, В. Г. Костомаров, Я. Н. Засурский, Т. Г. Добросклонская, Б. В. Кривенко, А. Белл, М. Монтгомери и др. Их исследования дали толчок к развитию отдельного направления в языкознании - так называемой медиалингвистики (термин 7 впервые употреблен в одной из работ Т. Г. Добросклонской) .

Изучением феномена легитимности власти на протяжении многих лет занимались многие западные и отечественные исследователи. Здесь, в первую очередь, стоит отметить труды М. Вебера, Д. Истона8, а также представителей коммуникативной парадигмы власти, в чьих трудах проблема

Сервэ // Современные теории дискурса: мультидисциплинарный анализ. Екатеринбург: Дискурс-Пи, 2006; Дьякова Е. Г., Трахтенберг А. Д. Массовая коммуникация и проблема конструирования реальности: анализ основных теоретических подходов. Екатеринбург: УрО РАО, 1999; Переверзев Е. В. Критический дискурс-анализ: от теории к практике // Язык. Текст. Дискурс: научный альманах Ставропольского отделения PAJTK / Под ред. Г. Н. Манаенко. Вып. 7. Ставрополь, 2009; Будаев, Э. В. Метафора в политической коммуникации / Э. В. Будаев, А. П. Чудинов. - М., Наука, 2008; Будаев Э. В., Чудинов А. П. Методологические грани политической метафорологии // Политическая лингвистика. № 1(21). Екатеринбург, 2007; Слободяник Н. Б. Конструирование идентичности в политическом дискурсе: к вопросу о роли социального антагонизма (о концепции политического дискурса Лаклау и Муфф) // Политическая лингвистика. Екатеринбург, 2007; Дмитриев A.B., Латынов В.В. Массовая коммуникация: пределы политического влияния. М., 1999; Дмитриев A.B., Латынов В.В., Хлопьев А. Т. Неформальная политическая коммуникация. М.: СГУ, 1997; Кравченко В. И. Политическая культура как отражение политико-коммуникативной реальности общества / Сборник научных трудов «Актуальные проблемы теории коммуникации». Спб., 2004; Никитина К.В. Политический дискурс СМИ и его особенности, создающие предпосылки для манипуляции общественным сознанием // Управление общественными и экономическими системами. Орел, 2006; Тузиков А. Р. Масс-медиа: идеология видимая и невидимая // ПОЛИС: Политические исследования. Москва. 2002. № 5; Александрова О.В. Проблема дискурса в современной лингвистике // Когнитивно-прагматические аспекты лингвистических исследований: Сб. научн. тр. - Калининград, 1999; Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. - М.: Гнозис, 2004; Чернявская В.Е. Интертекстуапьное взаимодействие как основа научной коммуникации. СПб., 1999; Чернявская В.Е. Дискурс как объект лингвистических исследований // Текст и дискурс. Проблемы экономического дискурса. СПб., 2001.

7 Солганик Г. Я. К определению понятии «текст» и «медиатекст»/ Г. Я. Солганик // Вестник Московского ун-та. №2. 2005; Гиляревский Р. С. Текст как элемент информационной технологии / Р. С. Гиляревский // Вестник Моск. ун-та. № 2, 2005; Костомаров В. Г. Языковой вкус эпохи. Спб., 1999; Засурский Я. Н. Медиатекст в контексте конвергенции / Я. Н. Засурский // Вестник Московского ун-та. - 2005. - № 2; Добросклонская Т. Г. Вопросы изучения медиатекстов: Опыт исследования современной английской медиаречи. М.: УРСС Эдиториал, 2005; Кривенко Б. В. Язык массовой коммуникации. Лексико-семиотический аспект. Воронеж, 1993. Bell A. The Language of News Media. Oxford, Blackwell, 1991; Montgomery M. Introduction to Language and Society. London, 2008.

8Вебер M. Избранные произведения. M., Прогресс, 1990; Easton D. A. System Analysis of Political Life. N. Y., 1965. легитимности открывается с новой стороны: X. Арендт, Т. Парсонса, К. Дойча, Н. Лумана, Ю. Хабермаса, Р. Мюнха9.

В Советском Союзе исследование категории легитимности не получило должного развития, однако с 1990-х годов в среде отечественных ученых эта проблема оказывается в центре внимания. Концептуальный и методологический анализ феномена легитимности находится в фокусе исследований С. М. Елисеева, В. П. Макаренко, К. Ф. Завершинского, В. Г. Ледяева, А. Ю. Мамычева, А. С. Сухомлинова, Б. С. Щеглова, А. В. Сахарова, О. Ф. Шаброва, Р. П. Шпаковой и др.10

Работы отечественных и зарубежных авторов в совокупности дают достаточно ясную научную картину исследования феноменов политического дискурса и медиадискурса, а также легитимности власти, однако они практически не касаются синтеза этих политических категорий. Труды, устанавливающие корреляционную связь двух понятий, носят единичный характер. Так эмпирический анализ принятия и легитимации решений, включенности населения в подобные формы интеракций с властью, а также коммуникативные особенности протекания данных процессов в

9 Арендт X. О насилии // Мораль в политике. М., Изд-во МГУ, 2004; Парсонс Т. Система современных обществ. М., 1997; Дойч К. Нервы управления. Модель политической коммуникации и контроля. 1963; Хабермас Ю. Вовлечение другого. Очерки политической теории / Пер. с нем. Ю. С. Медведева; под ред. Д. А. Скляднева. — СПб.: Наука, 2001; Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие / пер. с нем. Д. В. Скляндева. Спб.: Наука, 2000; Habermas J. Hannah Arendt's Communications Concept of Power // Power / ed. by Steven Lukes. Oxford: Blackwell, 1986.

10 Легитимность и легитимация власти в Росс: сб. ст. / Редкол.: Елисеев С. М., Ланцов С. А. и др. Спб.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 1995; Елисеев С.М. Легитимность власти: Концепции и проблемы развития в посткоммунистическом обществе. СПб.: Изд-во «Полиграфстройсервис», 1996; Макаренко В. П. Русская власть (теоретико-социологические проблемы). Ростов-на-Дону: Феникс, 1998; Завершинский К. Ф. Легитимность: генезис, становление и развитие концепта // Полис. 2001. № 2; Завершинский К. Ф. Методологические и семантические векторы политической легитимности. В. Новгород: Издательство НовГУ, 2002; Ледяев В.Г. Власть: концептуальный анализ. М.: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2001; Мамычев А., Сухомлинов А., Щеглов Б. Уровни легитимности государственной власти и правового действия, Власть, 2009; Сахаров А. В. Легитимация власти: морфология ресурсного потенциала, Научный вестник Уральской Академии государственной службы, Выпуск № 2(3), 2008; Шабров О. Ф. Политическая власть, ее эффективность и легитимность, М., РАГС, 2002; Шпакова Р. П. Легитимность политической власти. // Макс Вебер, прочитанный сегодня: сб. статей. СПГУ, 1997. социологическом ключе рассматриваются отечественным исследователем А. А. Чупиной11.

Цель диссертационного исследования - раскрыть специфику политического медиадискурса как важнейшего фактора легитимации политической власти в условиях информационного общества. Задачи исследования

1. Исследовать феномен политического дискурса, являющегося основой политического медиадискурса; провести концептуальный анализ теоретико-методологических подходов к исследованию феномена политического дискурса, выявить его специфические черты и особенности, а также проблемы и тенденции изучения;

2. Рассмотреть феномен легитимности в контексте становления политической науки в целом и в контексте коммуникативного подхода к изучению власти в частности, выделить особенности его функционирования в условиях социоинформационного пространства;

3. Выявить теоретико-методологические основания политического медиадискурса и его роль в формировании легитимности политической власти; уточнить имеющиеся определения понятия «политический медиадискурс»;

4. Выделить основные свойства политического медиадискурса, обусловливающие формирование легитимности власти, охарактеризовать место политического медиадискурса в системе факторов легитимности власти.

15 Чупина А. А. Легитимация политических решений в коммуникативном дискурсе общества и власти. Автореферат дисс. .канд. соц. наук. Саратов, 2011; Чупина A.A. Параметры коммуникативного дискурса "общество-власть" в контексте принятия политических решений: результаты социологического исследования / A.A. Чупина // Вестник Евразийской академии административных наук. - 2011. - № 3 (16); Чупина A.A. Соотношение понятий "коммуникативный дискурс "общество-власть" и "политический дискурс" / A.A. Чупина // Вестник Поволжской академии государственной службы. - 2010. - № 4.

Методологическую основу диссертационного исследования составляет совокупность методов, позволяющих наиболее полно раскрыть теоретические основания взаимосвязи политического медиадискурса и легитимности политической власти.

В научной работе нашли применение исторический, системный, структурно-функциональный, сравнительный метод и диалектический подход. Также используются методы общенаучного характера: индукция и дедукция.

Научная новизна

Новизна диссертационного исследования отражена в следующих положениях:

1. Постановка проблемы исследования политического медиадискурса в системе факторов легитимации власти является новым аспектом теоретического осмысления взаимосвязи этих явлений в современных условиях. В результате проведенного анализа основных теоретических подходов современной политической науки предложено авторское определение понятия «политический медиадискурс».

2. На основе анализа значительного массива релевантных политологических источников доказано, что в рамках информационного общества политический медиадискурс становится одним из важнейших элементов в системе факторов легитимности власти.

3. Сформулированы основные характеристики политического медиадискурса, оказывающие влияние на изменение уровня легитимности власти, однако ранее не нашедшие отражения в отечественной политологической литературе.

4. Теоретически обосновано, что информационное общество предъявляет дополнительные требования к процессу легитимации власти. Факторы, ранее оказывавшие воздействие на повышение доверия и лояльности по отношению к власти, теперь могут работать более эффективно в связке с коммуникативной политикой государства, реализуемой в медиадискурсивной среде.

5. Феномен легитимности власти, в отличие от иных трактовок, представлен как конструкт, создаваемый в пространстве политического дискурса; тем самым теоретическая модель легитимности тесно связывается с дискурсивным полем.

Положения, выносимые на защиту

1. В современных условиях представляется продуктивным рассматривать политическую власть и соответствующие ей атрибуты (в частности, легитимность) в аспекте коммуникативного взаимодействия.

2. Поскольку в информационном обществе власть проявляет себя именно через медиапространство, политический медиадискурс становится одним из важнейших факторов, обеспечивающих легитимность власти.

3. Для решения задачи поддержания лояльности к существующему институциональному порядку требуется постоянное использование властными структурами символических ресурсов, роль которых выполняет политическая коммуникация, опосредованная пространством политического медиадискурса.

4. Основными свойствами политического медиадискурса, обусловливающими влияние процессов, протекающих в этой среде, на изменение уровня легитимности власти, являются интерактивный формат, неопределенность аудитории, референтность, высокая скорость распространения информации, оценочность.

5. Минимизация использования инструментов давления и принуждения в условиях информационного общества способствует повышению уровня легитимности власти. В контексте социоинформационного пространства негласное принятие «правил игры», а также текущего статусно-ролевого распределения наиболее эффективным образом достигается благодаря налаживанию горизонтальной и вертикальной коммуникации в режиме открытого равного диалога и публичной дискуссии.

6. Актуализация проблематики легитимности власти вызвана объективными процессами, происходящими в информационном обществе: технологическое развитие медиапространства приводит к увеличению возможностей широкого доступа к информации, в том числе к политическим фактам и различным точкам зрения на них. Часть этой информации может оказывать влияние на сознание легитимности/нелегитимности существующей власти.

Теоретическая и практическая значимость исследования

Теоретическая значимость настоящего исследования заключается, прежде всего, в том, что сформулированные в работе положения, идеи и выводы могут быть использованы в дальнейшем для развития теории политической коммуникации, теории политического дискурса и медиадискурса.

Определение понятия «политический медиадискурс», научный анализ категории легитимности и факторов, оказывающих влияние на одобрение политических решений и политическую поддержку, способны обогатить эту область исследования современными теоретико-методологическими подходами.

Положения и основные выводы диссертации могут быть использованы при подготовке лекций и семинаров по политологии, спецкурсов по философии политики, теории и истории политики, политической коммуникативистике и связям с общественностью. Также данное исследование может послужить практическим руководством для специалистов, работающих в пресс-службах органов государственной власти, и политических консультантов.

Апробация работы

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры философии политики и права философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова. Апробация результатов диссертационного исследования проведена также на российских научных конференциях, в том числе:

• Международный молодежный научный форум «ЛОМОНОСОВ-2010» (Москва, Россия) - 12-15 апреля 2010 года;

• Всероссийская научная конференция, посвященная 20-летию кафедры политологии Казанского (Приволжского) федерального университета: «Политика в изменяющемся мире: конфликты, решения, инновации» (г. Набережные Челны, Россия) - 29-30 июня 2010 года;

• Международная научная конференция «Изменение России: политические повестки и стратегии» и конференции РАПН (Москва, Россия) - 25-26 ноября 2010 года;

• «Павловские и Хессинские чтения» (Москва, Россия) - 29 октября 2010 года;

• Международный молодежный научный форум «Ломоносов-2011: связь времен и поколений» (Москва, Россия) - 11-15 апреля 2011 г.;

Структура работы

Рукопись диссертации состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии.

Заключение диссертации по теме "Теория и философия политики, история и методология политической науки", Воробьева, Юлия Игоревна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Детальный теоретико-методологический анализ политического дискурса, политического медиадискурса и феномена легитимности власти, осуществленный в данном исследовании, наглядно продемонстрировал наличие высокой степени корреляции между данными категориями, которая на глубинном уровне объясняется взаимозависимостью языковой практики и политических явлений.

Имеющиеся теоретические исследования политического дискурса позволяют выделить ключевые характеристики данного феномена, а также проследить его основные направления, тенденции развития и проблемные точки.

Наибольшее развитие получило направление критического дискурс-анализа, постмодернистские, конструкционистские, социальные и дескриптивные теории политического дискурса. Актуализация внимания к использованию структурами управления манипулятивных технологий обуславливает динамичность развития первого направления. Пристальный интерес к постмодернистской трактовке абсолютизации дискурса объясняется стремлением преодолеть навязанную сверху картину мира и дойти до истинной сути явлений, лежащих в основе языкового принуждения. В условиях сращивания мира политического с миром информационно-дискурсивного пространства ключевой тезис представителей конструкционистских теорий о фиксации значения посредством медиаинструментов также получает активное развитие. Наконец, социальные теории фиксируют свое внимание на одном из важнейших, на наш взгляд, моментов, сущность которого заключается в побуждении к налаживанию конструктивного взаимодействия и диалога в социальном пространстве.

Так или иначе, представители каждого теоретического вектора признают инструментальное применение политического дискурса и отмечают прагматическую направленность лингвистических конструкций. Связующим звеном учений разных школ служат представления о возрастающем влиянии информации на политические процессы, о реализации политических феноменов в дискурсивном пространстве, а также о том, что политическую власть следует рассматривать в ее коммуникативном аспекте.

Разнонаправленность точек зрения авторов отражается в вопросе о возможностях дискурсивного пространства и степени его влияния на формирование социальных практик.

Историко-методологическое исследование развития медиапространства от зарождения средств опосредованной коммуникации до точки бифуркации, которую обозначила информационно-технологическая революция, дает основание сделать вывод о восходящих тенденциях развития данных процессов, а также о функциональном усложнении медиадискурсивного пространства. Спектр мнений о роли медиасоставляющей в общественно-политических процессах на протяжении истории колебался от гипертрофированно значимой до минимально нивелированной.

Рост значимости информации, получаемой из медиапространства, актуализировал исследования языка с точки зрения его конструктивистских возможностей. Изучение языка идет по пути анализа его идеологической нагрузки, эмоциональных коннотаций, контекстных смыслов. Медиадискурс по сути конструирует картину мира, поэтому политическая борьба перемещается в символическую сферу, становясь борьбой за контроль над значением и смыслом политических феноменов, за возможностью интерпретировать то или иное политическое событие. Безусловно, контроль над словом превращается в контроль над принятием политических решений.

Повсеместная медиатизация пространства служит пусковым механизмом для старта следующих процессов: смещения информации о политической сфере в область дискурсивных практик, увеличения массового доступа к источникам информации, включения партиципаторных механизмов и вынужденное вовлечение индивида в политическую жизнь общества.

Медиадискурс, проникая в политическую сферу, в определенной степени вызывает изменение состояния политического пространства, которое выражается в появлении функционально совершенных форм для налаживания взаимодействия между властью и обществом. Площадки для взаимного диалога между субъектами и объектами власти дают шанс для озвучивания своей позиции и активного участия индивидов в политической жизни. Для институционально-управленческих структур такая ситуация дает, с одной стороны, возможность оперативного получения обратной связи с целью дальнейшего анализа и принятия политических решений, с другой, — предполагает повышенную ответственность со стороны властных объектов, а также требование постоянной поддержки взаимодействия с аудиторией. Изменение характера политического знания связано, прежде всего, с тем, что знание становится результатом социальных интеракций, а также смыслов, транслируемых медиаполем. Вопрос истинности социального факта обуславливается социокультурным контекстом, информационная среда становится генератором смыслов и значений, а информация, производимая в этом медиаполе, становится одной из версий реальности. Когнитивная деятельность индивидов оказывается встроенной в медиадискурсивное пространство, здесь формируются не только знания, но и мнения, установки, оценки. Это влечет за собой повышенный интерес и более активное вмешательство индивидов в политическую сферу, которая всегда была прерогативой узкой элитарной прослойки. «Участник» политического процесса становится его «соучастником».

В результате проведенного исследования автор выделяет следующие основные характеристики медиадискурсивного пространства, оказывающего влияние на политические процессы, в том числе на процесс легитимации: оценочность, интерактивный формат, неопределенность аудитории, референтность, высокая скорость распространения информации.

Методологический арсенал исследования возможностей медиадискурса идет по пути усложнения и систематизации с использованием лингвистических и коммуникативно-прагматических механизмов для анализа. Изучение медиадискурсивных практик показывает, что политическая информация, реализуемая в социоинформационном пространстве, направлена на обоснование и аргументацию в пользу определенных политических решений, феноменов. Другими словами, целью и назначением медиадискурса является легитимация действий власти.

Бесспорная актуальность феномена легитимности власти и заинтересованность политических акторов в прочности и стабильности государственных основ, в обосновании и одобрении политических решений, в добровольном выполнении гражданами своих обязанностей, породили обширный корпус работ, посвященных данному феномену. Изначальное восприятие власти как непосредственной данности облегчало обоснование притязаний на власть, закладывая в его основу религиозные практики или обусловленность традициями. Появление идеи о договорном характере отношений между властными структурами и обществом вывели легитимность из сферы данности в сферу обсуждения, договора или по-другому дискурса.

Теоретико-методологический анализ феномена легитимности власти четко продемонстрировал, что в каждую историческую эпоху основания так называемой «политической формулы», закреплявший некоторый статус институционально-ролевого распределения, претерпевали изменения. Диссертант полагает, что перестройка политического пространства, связанная с информационной революцией, нивелирует прежние основания, выдвигая на первый план информационные практики, реализуемые в пространстве медиадискурса.

Характеристики нынешнего медиадискурсивного пространства требуют постоянного присутствия в нем властных структур, что связано с двумя причинами: во-первых, коммуникация с аудиторией должна носить перманентный характер, во-вторых, лояльность власти и стабильность социума может быть обеспечена только при условии оперативной реакции на поступающие сигналы аудитории, и учета ее анализа при принятии политических решений.

С точки зрения теоретиков коммуникативного подхода к исследованию власти, только социальный консенсус, взаимодействие и диалог может служить ее основанием. Нынешняя характеристика общества как медиадискурсивного пространства закладывает основы для публично-переговорных практик и гражданского участия, необходимых для достижения согласия по поводу разделяемых ценностей. Только в этом случае будет выполняться обязательное условие стабильного функционирования власти - добровольность подчинения, которое предполагает осознание зависимости, а не саму зависимость.

Представители коммуникативных концепций власти настаивали на символическом характере властных отношений, которые призваны обосновывать проводимые решения, зафиксированные институциональные установления.

Таким образом, медиадискурс становится одним из важнейших фактором легитимности власти вне зависимости от подхода, которого мы будем придерживаться при трактовке оснований легитимности.

С одной стороны, за точку отсчета может быть принята консенсусная природа субъектно-объектного взаимодействия. В этом случае пространство медиадискурса становится эффективным полем для реализации публичного диалога в форме политического текста или политической речи, аргументации, согласования разнонаправленных интересов, достижения коллективных целей. Возможность трансляции смыслов предоставляет условия для перманентного поддержания такой коммуникации, которая становится условием стабильного функционирования отношений власти и подчинения.

С Другой стороны, мы можем принять за основу иерархическую картину властных отношений. Учитывая возможности медиадискурса как инструмента интерпретации политической реальности, воспроизводства смыслов социальных практик и конструирования событий мира политического, мы также признаем его в качестве решающего фактора легитимности власти как критерия обоснования и одобрения текущего институционального статус-кво.

В обоих случаях пространство медиадискурса располагает возможностями транслировать общепринятые субъективные нормы и ценности, лежащие в основании функционирования ментальных структур того или иного социума. Легитимность власти представляет собой лишь субъективную интерпретацию, зависящую от точки зрения. Помимо всего прочего, медиадискурс выполняет ряд функций, имеющих решающее значение при повышении уровня легитимности: когнитивную, прагматическую и интегративную.

При этом в работе было показано, что развитие субъектно-объектных властных отношений, при сохранении текущих тенденций активного проникновения информационного пространства в жизнь каждого обывателя, будет идти по пути развития двустороннего диалога, трансформации политического участия, преодоления асимметричного характера власти. Высокий потенциал легитимности власти может быть обусловлен высоким уровнем доверия, который в условиях широкого доступа к информационным ресурсам может быть обеспечен только с помощью публичного, открытого взаимодействия.

Список литературы диссертационного исследования кандидат политических наук Воробьева, Юлия Игоревна, 2013 год

1. Абрамов В. Н., Соловьев А. В. Информационное противоборство и неправительственные организации // Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки. 2008. № 2.

2. Аврутина Л.Г. Легитимация политической власти в России: анализ, проблемы, приоритеты: Автореферат дисс. .канд. полит, наук., М., 2001.

3. Андрушкевич И. Н. Теория легитимности в толковании испанского философа Ортеги-и-Гассета. // Кадетская перекличка. № 80. 2009. С. 23-38. 330 с.

4. Арендт X. Истоки тоталитаризма / Пер. с англ. Борисовой И. В. и др.; послесл. Давыдова Ю. Н.; под ред. Ковалевой М. С., Носова Д. М. М.: ЦентрКом, 1996.

5. Арендт X. О насилии // Мораль в политике. М., Изд-во МГУ, 2004.

6. Аристотель. Политика. Афинская полития. М., 1997.

7. Барбарук Ю. В. Легитимность и нормативность: несколько замечаний о природе парламентаризма // Парламентаризм в Магаданской области: материалы общественно-политических чтений. 22 апреля 2009 г. Магадан: изд-во СВГУ, 2009. С. 57 64.

8. Бахтин М. М. Фрейдизм. Формальный метод в литературоведении. Марксизм и философия языка. Статьи. М.: Лабиринт, 2000. 640 с.

9. Ю.Блакар Р. М. Язык как инструмент социальной власти // Язык и моделирование социального взаимодействия. М.: Прогресс, 1987.

10. П.Будаев Э. В., Чудинов А. П. Методологические грани политической метафорологии Электронный ресурс. // Политическая лингвистика.

11. Екатеринбург, 2007. №1(21). С. 22-31. URL: http://www.philology.ru/linguisticsl/budaev-chudinov-07.htm (дата обращения 10.03.2012).

12. Бодрийяр Ж. В тени молчаливого большинства, или Конец социального/ Ж. Бодрийяр Екатеринбург, 2000.

13. Бурдье П. Социальное пространство в генезис "классов" // Вопросы социологии. 1992. т.1. №1. С. 17—33.

14. М.Бурдье П. Социология политики. /Пер. с фр./ Сост., общ. ред. и предисл. Н. А. Шматко/ M.: Socio-Logos. M., 1993. 336 с.

15. Бурдье П. Структура, габитус, практика Электронный ресурс. // Журнал социологии и социальной антропологии. Том I. 1998. № 2 URL: http://www.jourssa.rU/1998/2/4bourd.html (дата обращения 9.04.2012).

16. Бюллер К. Теория языка. М.: Прогресс, 1993. 502 с.

17. Вебер М. Политика как призвание и профессия, М., 1990.

18. Витгенштейн JI. Логико-философский трактат. М.: Аст, 2010. 177 с.

19. Витгенштейн JI. Философские исследования // Витгенштейн JI. Философские работы. Часть 1. М.: Гнозис, 1994.

20. Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. М.: Наука, 1981.

21. Гарр Т. Р. Почему люди бунтуют. Изд-во Питер, 2005. 261 с.

22. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., Мысль, 1990.

23. Грачев M. Н. Политическая коммуникация // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Политология. - 1999. - № 1.

24. Грачев М.Н. Политические коммуникации и коммуникационное измерение политики. "Новая" Россия: политическое знание и политологическое образование: Материалы межвузовской научной конференции, 1-2 декабря 2000 г. Москва. 2000.

25. Грамши А. Тюремные тетради. Том 1. М.: Политиздат, 1991. 330 с.

26. Гречихин М. В. Современный русский медиадискурс: язык интолерантности // Гуманитарные исследования. Астрахань: Астраханский государственный университет, 2008. № 2. С. 26-29.

27. Гуссерль Э. Логические исследования. Пролегомены к чистой логике. М.: Академический проект, 2011. Т. 1. 256 с.

28. Дабосин П.С. «Критическая» теория общества и государства Ю. Хабермаса: методологический аспект: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. СПб., 2001.

29. Даль Р. Демократия и ее критики / Пер. с англ. под ред. Ильина М. В. М.: РОССПЭН, 2003.

30. Данте А. Монархия. М.: КАНОН-пресс-Ц, 1999.

31. Дейк Т. А. ван. Язык. Познание. Коммуникация. М.: Прогресс, 1989.

32. Дмитриев A.B., Латынов В.В. Массовая коммуникация: пределы политического влияния. М., 1999.

33. Добросклонская Т. Г. Медиалингвистика: системный подход к изучению языка СМИ: современная английская медиаречь / Добросклонская Т. Г. М.: Наука, 2008. 234 с.

34. Доган М. Легтимность режимов и кризис доверия // Социологические исследования, № 3, 1993. С. 86-98.

35. Доржиев Ж. Б. Философия права. Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2009. 128 с.

36. Замятин Д.Н. Власть пространства и пространство власти, М., 2004.

37. Зорькин В. Д. Теория права H. М. Коркунова/В. Д. Зорькин.//Правоведение. 1978. № 3.

38. Иванова С. В. Политический медиа-дискурс в фокусе лингвокультурологии // Политическая лингвистика. Вып. 1(24). Екатеринбург, 2008.

39. Кермонн Ж.-.Л, Шабо Ж.-Л. Легитимность // Полис, №5, 1993.

40. Кожемякин Е. А. Массовая коммуникация и медиадискурс: к методологии исследования // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. 2010. №2 (73). Вып. 11. С. 13-21.

41. Кожемякин Е. А. Дискурс-анализ массовой коммуникации. Электронный ресурс. Global media journal. Российское издание. URL: http://www.gmj.sfedu.ru/v2il/v2ilkozhemyakin.htm (дата обращения 10.12.2011).

42. Козлихин И. Ю. Политическое учение Никколо Макиавелли // Журнал "Правоведение". № 4. 1996. С. 152-161.

43. Кологривова И.В. «Политический язык как идеологический компонент политического процесса в современной России»: ): дисс. .канд. полит, наук. Воронеж, 2009.

44. Коркунов H. М. Лекции по общей теории права. 7-е изд. СПб., 1907.

45. Кравченко И. И. Власть и общество // Власть: Очерки современной буржуазной политической философии. M ., 1983.

46. Леонтьев А. А. Психолингвистическая проблематика массовой коммуникации // Психолингвистические проблемы массовой коммуникации, М., 1974.

47. Ледяев В.Г. Власть: концептуальный анализ. М.: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2001. 384 с.

48. Лиотар Ж.-Ф. Состояние постмодерна / Пер. с фр. Н.А.Шматко. М.: Институт экспериментальной социологии; СпБ.: Алетейя, 1998. 160 с.

49. Локк Д. Два трактата о правлении // Сочинения: В 3 т. Т. 3. М.: Мысль, 1988.

50. Лотман Ю. М. Внутри мыслящих миров. Человек-текст- семиосфера-история. М.: Языки русской культуры, 1999. 464 с.

51. Луман Н. Власть / Пер. с нем. А. Ю. Антоновского. М.: Праксис, 2001.

52. Лысак И. В. Общество как саморазвивающаяся система. Таганрог: Изд-воТТИЮФУ, 2008.112 с.

53. Макиавелли Н. Государь. Избранные сочинения. М.: ЭКСМО-Пресс, 2001. 656 с.

54. Мамычев А., Сухомлинов А., Щеглов Б. Уровни легитимности государственной власти и правового действия, Власть, 2009.

55. Марков Б.В. Философия и аргументация // Речевое общение и аргументация. Вып. 1. СПб.: Экополис и культура, 1993. С. 76-85.

56. Маркузе Г. Одномерный человек/ Г. Маркузе М., 2003.

57. Масловская Е.В. Традиции «критической теории» в современной западной социологии права, Социологические исследования, № 7, 2009.

58. Микрополитика. Субъективные аспекты политического процесса в России» // М., Современные тетради, 2004.

59. Миллс Ч. Социологическое воображение / Пер. с англ. О. А. Оберемко; под ред. Г. С. Батыгина. М.: Стратегия, 1998.

60. Моска Г. Правящий класс // Социс, 1994, № 10.

61. Муфф Ш. К агонистической модели демократии // Логос. №2(42). 2004.

62. Назарчук А. В. Общество как коммуникация в трудах Николаса Лумана //Вопросы философии. 2006. № 6. С. 156-173.

63. Назарчук A.B. Этика глобализирующегося общества. Тенденции и проблемы глобализации в свете социально-этической концепции К.-О. Апеля. М.:Директ-Медиа, 2002.

64. Нестерова Н.Г. Коммуникативно-прагматическая специфика спонтанного радиодискурса // Вестник Томского гос. ун-та. Серия Филология.-2009.-318.-С. 37-41.

65. Нестерова Н. Г. Современный медиадискурс: в поисках подхода к изучению Электронный ресурс. // Материалы конференции «Актуальные процессы в социальной и массовой коммуникации». ЯГПУ, 2008. URL: www.yspu.ru2008.

66. Никитина K.B. Политический дискурс СМИ и его особенности, создающие предпосылки для манипуляции общественным сознанием, Управление общественными и экономическими системами 2006 № 2.

67. Никитина К. В. Технологии речевой манипуляции в политическом дискурсе СМИ (на материале газет США): Автореферат дисс. . .канд. Филол. наук. Уфа, 2006

68. Ольшанский В. Д. Основы политической психологии. Екатеринбург, 2001.

69. Панарин И. Н. Технология информационной войны, М., «КСП+», 2003.

70. Парсонс Т. Понятие общества: компоненты и их взаимоотношения // THESIS. Весна 1993. Т. 1. Вып. 2.

71. Парсонс Т. Система современных обществ. М., 1997.

72. Политические коммуникации. Под ред. Соловьева А.И. М., 2004.

73. Политическая психология: Академический Проект. Деловая книга, 2001.

74. Полонский А. В. Сущность и язык публицистики. Белгород: Политерра, 2009. 238 с.

75. Попов В.А. Системно-теоретическая проблематика в социологии Т.Парсонса, Н. Лумана и Р.Мюнха. Автореф. .канд. соц. наук. М., 2008.

76. Посконин В. В., Балобанов Я. В. Категория «государственная власть» в современной социал-демократии. Вестник Удмуртского университета. 2007. №6. С. 31-40.

77. Прозоров В. В. Три рода современных СМИ: вопросы генеалогии // Русская словесность в контексте современных интеграционных процессов. Волгоград, 2005.

78. Реутов Е.В. Общество и власть. Кризис легитимности? // Социологические исследования. № 1. 2006. С.82-88.

79. Родин A.B. Коммуникационное пространство: морфология и трансформация. Электронный ресурс. URL: www.sarki.ru/stadium/publ/rodin.pdf (дата обращения 12.03.2012).

80. Романов P.M. Российский парламентаризм: генезис и организационное оформление // ПОЛИС: Политические исследования. 1998. - № 5

81. Русакова О. Ф., Максимов Д. А. Политическая дискурсология: предметное поле, теоретические подходы и структурная модель политического дискурса // Полис, 2006. № 4. С. 26-43.

82. Русакова О. Ф. Современные теории дискурса. Опыт классификаций // Современные теории дискурса: мультидисциплинарный анализ. Екатеринбург: Дискурс-Пи, 2006. С. 10-28.

83. Руссо Ж.-Ж. Трактаты М.: Наука, 1969.

84. Сахаров А. В. Легитимация власти: морфология ресурсного потенциала // Научный вестник Уральской Академии государственной службы:политология, экономика, социология, право. Выпуск № 2(3). 2008. С. 19-25.

85. Скиперских А. В. Дискурс легитимации власти: герментевтика, теоретические модели, механизмы функционирования / А. Скиперских. -Елец: ЕГУ, 2008.

86. Скиперских A.B. Легитимация и делегитимация постсоветских политических режимов: монография / A.B.Скиперских. Елец: ЕГУ им. И.А.Бунина, 2006. 142 с.

87. Слободяник Н. Б. Конструирование идентичности в политическом дискурсе: к вопросу о роли социального антагонизма (о концепции политического дискурса Э. Лаклау и Ш. Муфф) // Политическая лингвистика. Екатеринбург, 2007. №2(22). С. 60-67.

88. Соловьев А.И. Политология: Политическая теория. Политические технологии, М.: Аспект-Пресс, 2001.

89. Современные теории дискурса: мультидисциплинарный анализ / Серия «Дискурсология». Екатеринбург: Дискурс-Пи, 2006. 177 с.

90. Соссюр де Ф. Курс общей лингвистики (извлечения) / Звегинцев В.А. История языкознания XIX и XX веков в очерках и извлечениях. М.: Просвещение. 1964. 4.1. 466 с.

91. Стеценко Н. М. О соотношении понятий текст медиатекст -медиадискурс. Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского. Серия «Филология. Социальные коммуникации». Том 24(63). 2011. № 4. Часть 2. С. 372-378.

92. Стрежнева М.В. Политическая культура в различных интерпретациях: анализ специального понятия // Общественные науки и современность. Москва. 2002. № 5.

93. Сычева Е. В. К проблемам понимания термина «дискурс» // Молодой ученый. 2011. №3. Т.2. С. 42-46.

94. Теория политики: Учебное пособие // Под ред. Б. А. Исаева. СПб.: Питер, 2008. С. 464.

95. Ткаченко А.Е. Легитимация органов государственной власти субъектов Российской Федерации в постсоветский период (на примере Ставропольского края), Автореферат, Ставрополь, 2009.

96. Трошина К. В. Архетипический компонент как составляющая президентской риторики Барака Обамы // Политическая лингвистика № 4(30). Екатеринбург, 2009. С. 138-141.

97. Тузиков А. Р. Масс-медиа: идеология видимая и невидимая // ПОЛИС: Политические исследования. Москва. 2002. № 5.

98. Фестингер Л. «Теория когнитивного диссонанса». СПб.: Ювента, 1999.

99. Филинский А. А. Критический анализ политического дискурса предвыборных кампаний 1999-2000 гг.: Автореф. дис. .канд. филол. наук. Тверь, 2002.

100. Филлипс Л. Дж., Йоргенсен М. В. Дискурс-анализ. Теория и метод / пер. с англ. Харьков: Гуманитарный центр, 2004. 352 с.

101. Фуко М. Археология знания. Киев: Ника-Центр, 1996. 208 с.

102. Фуко М. Воля к истине. По ту сторону знания, власти и сексуальности. М.: Касталь, 1996. 448 с.

103. Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы /Пер. с франц. В. Наумова; под ред. И. Борисовой. М.: Изд-во "Ad Marginem", 1999.

104. Фуре В. Н. Философия незавершенного модерна Юргена Хабермаса. Минск: ЗАО «Эономпресс», 2000.

105. Хабермас Ю. Вовлечение другого. Очерки политической теории. / Пер. с нем. Ю. С. Медведева; под ред. Д. А. Скляднева. — СПб.: Наука, 2001.417 с.

106. Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие / пер. с нем. Д. В. Скляндева. Спб.: Наука, 2000.380 с.

107. Хеттих М. Основные понятия политической науки // Актуальные проблемы современной зарубежной политической науки. Вып. 4.1. М.: ИНИОН, 1991.

108. Христова Н. А. Нарушение языковой нормы в текстах СМИ: влияние на познавательные структуры индивида: дис. .канд. Филол. наук: спец. 10.02.19 «теория языка» / Н. А. Христова. М., 2006. 206 с.

109. Чистов И.И. Формирование образа законодательной власти РФ в российских СМИ (на примере Государственной Думы Федерального Собрания РФ): дисс. .канд. полит, наук. Москва. 2009. 156 с.

110. Чупина А. А. Легитимация политических решений в коммуникативном дискурсе общества и власти. Автореферат дисс. .канд. соц. наук. Саратов, 2011. 19 с.

111. Шабров О.Ф. Политическая власть, ее эффективность и легитимность, М., РАГС, 2002.

112. Шварценберг Р.-Ж. Политическая социология. М., 1992.

113. Шейгал Е. Власть как концепт и категория дискурса. Электронный ресурс. URL:http://www.gumer.info/bibliotekBuks/PoHt/Article/scheigvlast.ph (дата обращения 12.05. 2012).

114. Шейгал Е. И. Семиотика политического дискурса. М.: Гнозис, 2004. 324 с.

115. Шилина М. Г. Актуальный медиадискурс: теоретико-методологические аспекты исследований. Теория СМИ и массовой коммуникации. Выпуск № 4. 2011.

116. Шпакова Р. П. Легитимность политической власти // Макс Вебер, прочитанный сегодня: сб. статей. СПГУ, 1997.

117. Юдина Т. В. Дискурсивное пространство политической речи. Сборник научных трудов "Актуальные проблемы теории коммуникации". СПб. -Изд-во СПбГПУ, 2004. С. 172-185.

118. Arendt Н. Communicative Power // Power / ed. by Steven Lukes. Oxford: Blackwell, 1986. P. 59-74.

119. Arendt H. Crises of the Republic. New York, 1972.

120. ApterD. Introductions of Political Analysis. Boston, 1977.

121. Beetam D. The Legitimation of Power. N.Y., 1991

122. Brown G. & Yule G. Discourse Analysis. Cambridge: Cambridge University Press, 1983.

123. Chantal Mouffe. On the political / Chantal Mouffe. — London ; New York : Routledge, 2005.144 p.

124. Chilton P. Analysing Political Discourse: Theory and Practice. London: Routledge, 2004. 226 p.

125. Dahl R. Modern Political Analysis. Englewood Cliffs. 1965.

126. Deconstruction and pragmatism / edited by Chantal Mouffe. London ; New York : Routledge, 1996. ix, 88 p.

127. Dijk T. A. van. Introduction: Discourse Analysis as a New Cross-Discipline // Handbook of Discourse Analysis. London.: Academic Press, 1985. Vol.1. P. 1-10.

128. Dijk, T. A. van, & Kintch, T. Strategies of Discourse Comprehension. London: Academic Press, 1983.

129. Easton D. A. System Analysis of Political Life. N. Y.: John Wiley Inc., 1965. 153 P.

130. Fairclough N. Language and Power. London: Longman, 1989, 259 p.

131. Fairclough, N., Wodak R. Critical discourse analysis. In: T. Van Dijk (Eds.), Discourse as social interaction London: SAGE Publications, 2007. P. 258-284.

132. Giddens A. 'Power' in the Recent Writings of Talkott Parsons // Power: Critical Concepts / ed. by John Scott. Vol. 1. London: Routledge, 1994.

133. Habermas J. Hannah Arendt's Communications Concept of Power // Power / ed. by Steven Lukes. Oxford: Blackwell, 1986.

134. Habermas J. Philosophisch — politische Profile. FFM: Suhrkamp, 1981. S. 248.

135. Heisler M. Politics in Europe. N. Y., 1984.

136. Howat B. The Delegitimation and Legitimation of Power. N. Y., 1977.

137. Katz E. Communication Research and the Image of Society // American Journal of Sociology. Vol. 65. - 1960. - P. 435-440.

138. Katz E., Lazarsfeld P.F. Personal Influence: The Part Played by People in the Flow of Mass Communications. Glencoe: Free Press, 1955. -xx, 400 p.

139. Kress G. Ideological Structures in Discourse // Handbook of Discourse Analysis. Discourse Analysis in Society. London: Academic Press, 1985. Vol. 4. P. 21-42.

140. Laclau E., Mouffe Ch. Hegemony and Socialist Strategy London: Verso, 1985. 197 p.

141. Laslett P. Philosophy, Politics and Society. Oxford: Basil Blackwell, 1970. 184 p.

142. Lasswell H. Propaganda Technique in the World War. London, 1927.

143. Lipset S.M. Political Man. Baltimore, 1981.

144. Ortega y Gasset J. Una interpretation de la historia universal. Madrid, 1960.

145. Parsons T. Power and the Social System // Power / ed. by Steven Lukes. Oxford: Blackwell, 1986. P. 96-143.

146. Pye L. Political Communication // The Blackwell Encyclopaedia Political Institutions. New York, 1987.

147. Searing D. Theory of Political Socialization Institutional Support andDeradicalization in Bntain/ZBritish Journal of Political Science. 1996. Vol. 16. Part. 3.

148. Sherman P., Sussex M. Foreign policy-making and institutions // Institutions and political change in Russia / Ed. by Robinson N. L., 2000.

149. The Blackwell Encyclopedia Political Institutions. New York, 1987.

150. Torfing, J. Discourse theory: Achievements, arguments, and challenges / In D. Howarth and J. Torfing (eds.) // Discourse Theory in European Politics: Identity, Policy and Governance. Basingstoke: Palgrave Macmillan, 2005. P. 1-32.

151. Vertzberger Y. The World in Their Minds: Information Processing, Cognition, and Perception in Foreign Policy Decision Making. Stanford: Stanford Univ. Press, 1990.

152. Wodak R. Critical Discourse Analysis / Discourse as Social Interaction. London: Sage Publications, 1997. Vol. 2. P. 197-216.

153. Wodak R., Meyer M. Methods of critical discourse analysis // Teun A. Van Dijk Multidisciplinary CDA: a plea for diversity. London: Sage publications, 2001. P. 95-121.

154. Yule G. Pragmatics. Oxford: Oxford University Press, 2000. 138 p.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 471496