Политика России и Австро-Венгрии в отношении Болгарии в конце XIX - начале XX вв. (1896-1903 гг.) тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02., кандидат исторических наук Дюлгерова, Нина Ангелова

Диссертация и автореферат на тему «Политика России и Австро-Венгрии в отношении Болгарии в конце XIX - начале XX вв. (1896-1903 гг.)». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 300916
Год: 
1985
Автор научной работы: 
Дюлгерова, Нина Ангелова
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02.
Специальность: 
История СССР
Количество cтраниц: 
217

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Дюлгерова, Нина Ангелова

Введение .«.*.о

Источники

Историографически1! обзор

I ГЛАВА. ПОЖГИМ РОССИИ, АВСТРО-ВИГГТУШ И БОЛГАРИИ

НА БАЛКАНАХ 15 СЕРЕДИНЕ 90-х гг. XII в.

II ГЛАВА. ЭЮИОШЧЕСШЕ ОТНОШЕНИИ АЕ€1Т0-ВЕНГР1'Ш И

РОССИИ С БОЛГАРИЕЙ (1896-1903 гг.).

§ 1. Торговые отношения Австро-Венгрии с Болгарией 1896-1903 гг.

§ 2. Торговые отношения России с Болгарией 18961903 гг.

§ 3, Участие Австро-Венгрии и России в политике займов Болгарии 1896-1903 гг.

Ш ГЛАВА, иНЕШНШОЛИТРНЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ БОЛТАЯ®.

ПОЛИТИКА РОССИИ И ABCTPO-BEHTPIil'l В ОТСТАИВАНИИ СТАТУС-КВО НА БАЛКАНАХ 1896-190У гг.

§ 1. Изменения во внутриполитической ;:;изни Бол-гарша и их влияние на внешнюю политику княкества 1896-1903 гг.

§ 2. Внешняя политика Болгарии, Австро-Венгрии и

России на Балканах в 1896-1903 гг.

ЗАЮ1ШЕВИЕ.

БШЖ0ГРА&.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Политика России и Австро-Венгрии в отношении Болгарии в конце XIX - начале XX вв. (1896-1903 гг.)"

Россия, Австро-Венгрия и Болгария играли важную роль на Балканском полуострове в конце Х1Х-начале XX вв. Каждое' из названных государств имело свое место в то! сложной политической обстановке, которая: существовала в Европе и на Балканском полуострове в указанное время. В эти годы ведущие европейские государства вступили в эпоху империалистического развития; вопрос

0 переделе щра стал одним из основных в политике держав. Конкретное проявление междугосударственных противоречий привело к формированию двух группировок: Тройственного союза (Германия, Австро-Венгрия и Италия) и Антанты (Россия, Франция и Англия). В.И.Ленин придавал большое значение истории сложных и противоречивых взаимоотношений ведущих европейских держав. В статье "Пацифизм буржуазный и пацифизм социалистический" он писал: "империалистическая война 1914-1917 гг. является продолжением империалистической политики в 1898-1914гг., если не еще более ран1 него периода."

На рубеже ХГХ-начале XX вв. одним из важных узлов противоречий оставался Ближний Восток, который привлекал великие державы своими ресурсами, выгодным географическим и стратегическим положением и отсталыми по сравнению с ниш в экономической и политической области народами. Ближний Восток в конце Х1Х-нача-ле XX вв.включал балканские страны, получившие независимость, (Болгария, Греция, Сербия, Румыния), а также Османскую Турцию с ее огромными территориями в Европе, Азии и Африке, и многонациональным населением.

В середине 90-х гг. XIX в. Ближний Восток снова стал центром внимания. Потеря Портой в ХЕХ в. значительной части терри

1 Ленин В.И. Полн.собр.соч., т.ЗО, с. 258 горжи Балканского полуострова привела к ослаблению Турции. Султан Абдул Хашщ II пытался компенсировать эту потерю усилением личной диктатуры и произволом по отношению к народам, оставшимся во владении Османской империи. Политика султана вызвала противодействие порабощенного населения (армянского в Малой Азии, греческого на о.Крите и многонационального - в МакедошщЬ Это привело к вмешательству великих держав и к активизации политики балканских государств, к новому кризису на Ближнем Востоке. Каждая из балканских стран стремилась использовать кризисное положение в Османской империи, чтобы реализовать свои внешнеполитические цели, направленные к расширению территорий и более полной политической независимости.

В 1896 г. были восстановлены дипломатические отношения России и Болгарии. В 1897 г. официально определились главные принципы внешней политики России и Австро-Венгрии на Ближнем Востоке. Сосредоточив в конце Х1Х-начале XX вв. свою внешнеполитическую деятельность преимущественно на Дальнем Востоке, русское правительство ослабило активность в Османской империи и стремилось к сохранению статус-кво на Балканском полуострове. Как писал в 1896 г. министр иностранных дел А.Б.Лобанов-Ростовский "нам надо было поставить Балканы под стеклянный колпак, пока мы А не разделаемся с другими, более спешными делами.

Как правило во второй половине XIX в. русские интересы на Балканах сталкивались с австро-венгерскими. Габсбургская монархия после оккупации Боснии и Герцеговины в 1878 г. усилила экспансию на Ближний Восток. Ее" главная внешнеполитическая задача 1

Дипломатическая подготовка Балканской войны» Публ. А.Попова -"Красный архив", 1925, т.8, с.З; Георгиев В.А., Киняпина Н.С.; и др.; Восточный вопрос во внешней политике России (конец ХИН -начало XX в.). М., 1978, с. 288 была связана с сохранением пути из Австро-Венгрии к Эгейскому морю, который проходил через Македонию, северо-западную часть европейских провинций Османской империи. Рассматривая Европейскую Турцию как объект колониальной эксплуатации, австрийский капитал интенсивно внедрялся в экономику балканских государств, среди которых выделялась своим стратегическим значением и численностью населения Болгария.* Она занимала особо важное место в планах Австро-Венгрии и России.' Для каждой из этих держав союз с Софией представлялся важным и необходимым. Обе страны рассчитывали привлечь княжество на свою страну. Во главе Болгарии с 1887 г.; стоял германо-австрийский ставленник, князь Фердинанд Кобургский. Восстановление дипломатических отношений России с Болгарией положило конец международной изоляции Болгарии. Со своей стороны болгарское княжество стремилось к завоеванию международного влияния. В конце XIX в. наблюдались изменения и в области болгарской экономики. В 1897 г. княжество подписало торговые договоры с рядом балканских стран, с Россией и Австро-Венгрией. На рубеже XIX-XX вв. Болгария заключила и несколько займов с западными банками.; Таким образом она все больше связывалась с западноевропейским капиталом, с каждым годом увеличивалась финансовая зависимость княжества от экономически сильных государств Запада.

По внутри- и внешнеполитическим причинам Габсбургская монархия в середине 90-х гг. XIX в., также как и Россия, стремилась к сохранению статус-кво на Балканах.1 Присоединение новых славянских земель в условиях широкого национально-освободительного движения на Балканах могло бы стать толчком для усиления борьбы славянских народов в самой Австро-Венгрии. В Вене постепенно сложилось мнение, что ради сохранения статус-кво необходимо достигнуть соглашения с Петербургом. Такое соглашение было подписано в апреле 1897 г. и просуществовало до 1908 г. Оно лишь ослабило, но не сняло русско-аввтрийских противоречий. Этот десятилетний период условно можно разделить на два этапа - с 1897г. до 1903 г. и после 1903 до 1908 г. В 1903 г. кончается время, в течение которого Россия и Австро-Венгрия стремились к локализации балканских конфликтов и к сохранению территориальной целостности Османской Турции, После 1903 г. сотрудничество мезду Россией и Австро-Венгрией на Балканах постепенно утрачивало свое значение.; Дальнейшее развитие освободительного движения на Балканах и в Османской империи выдвинуло перед правящими кругами Австро-Венгрии новые задачи, шедшие в разрез с политикой статус-кво.

Россия после поражения в русско-японской войне 1904-1905 гг.« и революции 1905-1907 гг. вновь активизировала свою политику на Востоке. Накануне мировой войны вопрос о проливах вновь приобрел первоочередное значение для Петербурга. Одновременно с этим Россия не оставляла без внимания и балканскую проблему, поддерживая выдвинутую правительствами балканских государств идею создания.Балканского союза с его направленностью не только против Турции, но и против Германии и Австро-Венгрии. С 1903 г. болгарское кшшество, руководимое Фердинандом, прекратило политику лавирования между Россией и Австро-Венгрией и избрало прогерманскую и проавстрийскую внешнеполитическую ориентацию.

Исследование взаимодействия и взаимосвязи мевду тремями государствами на рубеже Х1Х-начале XX вв. дает возможность раскрыть важное звено в межгосударственных противоречиях на Балканском полуострове, найти истоки или развитие тех причин, которые характеризуют позиции великих государств в отношении слабых в экономической и политической областях стран.

Изучение взаимоотношений ме}нду Россией, Австро-Венгрией и Болгарией после восстановления русско-болгарских дипломатических связей и в первый период действий русско-австро-венгерского соглашения представляет несомненный научный интерес. Тем не менее в советской исторической литературе до сих пор нет ни одного специального исследования на эту тему.» Имеющиеся в общих трудах по истории международных отношения в конце Х1Х-начале XX вв. обзоры и характеристики внешней политики великих держав далеко не достаточны. В настоящей работе ставится цель: на основе исследования экономических и политических взаимоотношений России и Австро-Венгрии как великих держав с одной стороны и Болгарии - с другой, показать те особенности, которые характеризируют политику Вены и Петербурга в Болгарии в 1896-1903 гг. Попытка автора заполнить этот пробел в науке, а также введение в научный оборот документов из Архива внешней политике России^, Центрального государственноо го исторического архива СССР и из Центрального государственного 3 исторического архива в Софии определяют и научную новизну диссертационного исследования. В соответствии с определенной целью в работе решаются следующие основные задачи: I/ Выявляются посредством исследования политики ведущих европейских держав и балканских стран в годы Ближневосточного кризиса /1594-1898 гг./ причины заключения русско-австро-венгерского соглашения. Прослеживается решение важнейших внешнеполитических проблем этого

Архив внешней политики России /далее + АВПР/, ф. Славянский стол, д. 8536, л.12; ф. Политархив, д.1304,л.43; т. Посольство в Вене, оп.514,д.425 р

Центральный государственный архив СССР /далее - ЦГИА СССР/, го. 40;, ф.560, оп. 2, л.47; ф. 23, оп.25; д. 93, л. 55-59

Центральный государственный исторический архив - София' /далее-ЦЦИА/ф. 1318,л.73-87; Народная библиотека им.Кирилла и Мефодия Исторический архив /далее - НБКМ-БИА/,ф.13,а.е.10,л.58 времени для Болгарии. Самая существенная из них была связана с восстановлением русско-болгарских .дипломатических отношений. Выясняется отношение болгарского правительства и болгарской общественности к заключенному австро-русскому союзу; 2) В диссертации определяется роль Австро-Венгрии и России в болгарской экономике в период 1896-1903 гг. Исследуются торговые отношения Австро-Венгрии с Болгарией, и России с Болгарией, раскрывается участие обеих великих держав в политике Болгарии в отношении займов на рубеже Х1Х-ХХ вв.; 3) Выясняется внешнеполитическая деятельность Болгарии и политика России и Австро-Венгрии для отстаивания статус-кво на Балканах в 1896-1903 гг. Послеживаются изменения во внутриполитической жизни Болгарии и определяется степень их влияния на внешнеполитическую направленность болгарского княжества в 1896-1903 гг. В диссертации исследуются внешнеполитические аспекты деятельности австро-венгерских, русских и болгарских правительств в балканской политике этих стран.

При изучении Ближневосточного кризиса и участия в нем великих держав, балканских стран и Османской империи, главная цель автора сводилась к выяснению политической ситуации на Балканском полуострове. Конкретные вопросы национально-освободительных движений в Малой Азии, на Крите, в Македонии не исследуются. Из великих держав главное внимание уделено внешней политике России и Австро-Венгрии, которые в эти годы пытаются найти точки соприкосновения. Политика западных держав и балканских стран в диссертации рассматривается только как фактор, влиявший как на события, происходившие на Балканском полуострове, так и на взаимоотношения мезду Россией, Австро-Венгрией и Болгарией в конце Х1Х-начале XX вв.

Внутриполитическая жизнь Болгарии исследуется в связи с внешнеполитической деятельностью его правительств. В диссертации

Болгария рассматривается не только как объект воздействия со стороны империалистических держав, но и как государство со своей самостоятельной внешнеполитической программой.

Исходным хронологическим рубежом исследования избрано восстановление дипломатических отношений между Россией и Болгарией в 1896 г. и подписание соглашения о сохранении статус-кво на Балканском полуострове в 1897 г. Эти события положили начало новому этапу в дипломатических отношения между тремя государствами, а в экономической области - явились опытом урегулирования двустран-ных связей между Австро-Венгрией и Болгарией, Россией и Болгарией«' 1903 год избран конечным хронологическим рубежом, т.к. после него меняются политика Болгарии, а также взаимоотношения между Австро-Венгрией и Россией на Балканах. С заключением между Петербургом и Веной в октябре 1903 г. Мюрцштегского соглашения, кончается период, в течение которого Россия и Австро-Венгрия стремились к локализации балканских конфликтов и к сохранению территориальной целостности Османской империи, а Болгария, лавируя между ними, искала разрешение своих внешнеполитических планов, направлены к расширению своих территорий за счет Турции. После 1903 г. Болгария вновь возвращается к австро-германской .ориентации.

Методологической и теоретической базой диссертации служат положения исторического материализма о внешней политике буржуазных государств. В трудах К.Маркса, Ф.Энгельса и В.И.Ленина внешняя политика рассматривается как отражение и проявление классовой сущности внутренной политики государства. Выявляя законы диалектического развития общества, классики марксизма указывали на движущие силы и факторы в развитии международных отношений.

Для анализа внешней политики великих держав в восточном, в том числе и в балканском вопросе, большое значение имеют тру1 да К.Маркса и Ф.Энгельса. Ими били разработаны положения, расщшшш шщшшшб ощршш, щш® вдшешш европейской дипломатии на Востоке, сущность противоречий между державами. Касаясь политики Австрии в Боснии, Ф.Энгельс отмечал, что она "является доказательством для Турции, что австрийцы так о же как и русские, готовят ей судьбу Полыни. К.Маркс и Ф.Энгельс указывали на агрессивность внешней политики царизма, в частности в Восточном вопросе.' Проведение такой политики являлось единственным средством "отсрочить наступление революции внутри страны." Русская внешняя политика, по их мнению, характеризирова-лась гибкостью и умением применять либеральную фразеологию, использовать благоприятную международную ситуацию для решения своих внешнеполитических задач, связанных презде всего с Босфором и Дарданеллами.4 Обратив внимание на конкретные внешнеполитические 1

См.:Маркс К. Турецкий вопрос -»Times" - Расширение России.Т.9, с.117-119; Документы о разделе Турции.Т.10,с.137-148; Секретная дипломатическая переписка.Т.10,с.144-164; Объявление войны. К истории возникновения Восточного вопроса.Т.10,с.165-173; Парламентские дебаты о войне.Т.10,с.174-184; Маркс К., Энгельс Ф. Британската политика - Дизраели - Эмигранты - Мадзини в Лондоне - Турция.Т.9,с.1-10; Энгельс Ф. Действительно спорный пункт в Турции.Т«9,с.11-15; Турецкий вопрос.Т.9,с.20-26; Что будет с Европейской Турцией.Т.9,с.31-36; К. Маркс и Ф.Энгельс.Собр.соч.,

2 изд.! 2

Энгельс Ф.Письмо от 25-26 октобря 1886.Маркс и Ф.Энгельс.Собр. соч.Т.36,с.471 Q

Маркс К.Господин Фогт.К.Маркс и Ф.Энгельс.Собр.соч.Т.14,с.510

4 Маркс К.Господин Фогт.К.Маркс и Ф.Энгельс.Собр.соч.Т.14,с.510 Энгельс Ф. Внешняя политика русского царизма.К.Маркс и Ф.Энгельс. Собр.соч.Т.22,с.23-26 действия, связи и союзные отношения русского царизма, они ука2 зазш и на объективно прогрессивные результаты этой политики«

Б.И.Ленин развил положения К.Маркса и Ф.Энгельса применительно к эпохе империализма. В новых исторических условиях он расширил их учение об экономическом и социальном развитии государств, указывал на специфику законов каждого периода« Он отмечал, чо в процессе развития общественные явления прошлого, настоящего и будущего взаимосвязаны и неотделимы« В согласии с теорией Маркса и Энгельса о классовой сущности внешней политики, Ленин создал учение о войне и мире« "Всякая война - писал он в открытом письме к Борису Суворину, - есть лишь продолжение политики внутренной."^ В«И.Ленин показал, какие изменения в системе международных отношений произошли после вступления государств в эпоху империализма.1 Он отметил усиление международных противоречий в связи с борьбой за передел мира и активизацию колониальной экспансии крупных государств мира«

Большое значение В«И«Ленин придавал империалистическим противоречиям на Балканах« Подчеркивая грабительские цели политики австро-германского блока, направленные против южнославянских народов, он в 1917 г«1 писал:!1 Австрия десятилетия шла на Балканы, чтобы душить."^ Он считал, что Германия и Австро-Венгрия стремились 1

Маркс К. Традиционная английская политика« К«Маркс, Ф.Энгельс« Собр.соч.ТЛ1,с«607,608-609; Энгельс Ф. Действительно спорный пункт в Турции.К.Маркс,Ф.Энгельс«Собр.соч.Т.9,с.15 р

Энгельс Ф«Письмо к Марксу«Собр.соч.£.27,с.241

ГЭ

См.: Ленин В.И.Что такое "друзья народа" и как они воюют против сотэдал-демократов.ПСС.ТЛ,с«167,181; Под чужим флагом«ПСС.Т.26, с«142 Ленин В.И.Письмо к Б.Суворину. ПСС.Т.30,с«262 0 Ленин В.И.Война и революция.ПСС.Т.32,с«91 не только установить полное господство на Балканском полуостро1 ве, но и задушить национальную революцию южного славянства. Разоблачая внешнюю политику русского царизма, Б.И.Ленин указывал на ее связь с внутренней. Исследуя их взаимозависимость, он подчеркивал, что во внутренней и внешней политике империализм стрер милея к нарушениям демократии, к реакции. Б.И.Ленин особенно внимательно проанализировал ближневосточную политику русского правительства.' Он отмечал, что за громкими фразами о защите славянства скрывались захватнические планы и корыстные цели. Так во время балканских войн 1912-1913 гг. В.И.Ленин писал о внешней политике царизма:?Травля Австрии, науськивание на войну с ней, крики о "славянских задачах" России - все это есть шитое белыми нитками стремление отвлечь внимание от внутренних дел России и урвать кусок Турции."

Исследуя процессы, которые развивались в эпоху империализма на Балканах, В.И.Ленин отмечал двоякую сущность Восточного вопроса: стремление крупнейших империалистических государств к порабощению народов Ближнего Востока и широкое буржуазно-демократическое освободительное движение на Балканах, направленное на завоевание окончательной национальной независимости.4

Труды В.И.Ленина позволяют исследователям международных отношений европейских держав в эпоху империализма правильно анализировать происхождение и сущность внешнеполитических задач великих держав и балканских стран. 1

Ленин В.И. Война и российская социал-демократия.ПСС.Т.26,с.16 о

Ленин В.И. О карикатуре на марксизм. ПСС.Т.30,с.93

3 Ленин В.И. 0 лисе и курятнике. ПСС.Т.22,с.146

4 Ленин В.И. 0 праве наций на самоопределение. ПСС.Т25, с.269

- 13

Основные положения К.Маркса, Ф.Энгельса и В.И.Ленина по истории международных отношений дают исследователю руководящую нить при изучении политических и экономических взаимосвязей между Россией, Австро-Венгрией и Болгарией на рубеже Х1Х-ХХ вв. я х х

Важное значение для лучшего понимания внешней политики Болгарии имеют труды основателя и руководителя болгарской коммунистической партии Д.Благоева."'" В них показаны различия существовавшие между стремлениями болгарского народа и политикой правящих партий, а также раскрыта истинная сущность действий болгарского князя Фердинанда и правительств на рубеже Х1Х-ХХ вв.по вопросам внутренней и внешней политики Болгарии.

ИСТОЧНИКИ

В работе над диссертационным исследованием использовались источники различного характера: материал официального /дипломатического/делопроизводства, пресса и материалы личного происхождения /мемуары, дневники, письма/.

Из официальных документов прежде всего остановимся на архивных материалах, почерпнутых в советских и болгарских архивах. Сюда входят документы из Архива внешней политики России, Центрального государственного исторического архива, а также из Центрального государственного исторического архива в Софии, из архива Народной библиотеки им.Кирилла и Мефодия, архива Института истории Болгарской академии наук, архива Нерковно-исторического и архивного института. См.: Благоев Д.Балканската федерация и Македония.Избр.произв. 2-е изд.Сойия,1950 Л'Л,с.46-55; Отношение русского правительства к Болгарии и македонскому вопросу.Т.Ь,с.567;Тънка политика.Т.10, с.431-438;Високият гостенин.Т.10,с.259-270

Из Архива внешней политики России использованы документы из фондов Политархива, Канцелярии, Миссии в Софии, Отчеты МИД-а, Славянский стол, Посольства в Бене. Эти материалы дают сведения о конкретных действиях болгарских политиков, о планах и целях русских, австровенгерских и болгарских диплоттов, а также и дипломатии других держав. Фонд"Политархив*а хранит документы, содержащие информацию о политике Петербурга в годы Ближевосточ-него кризиса 90-х гг. XIX в., а также сведения, поступавшие от русских послов в Константинополе, дипломатических агентов в Софии, Белграде, Бухаресте, Афинах и консулов в Македонии в конце XIX-начале XX вв. Эти материалы позволяют понять не только планы российского правительства, но и политику балканских правительств, причины их столкновений и в конечном итоге, зависимость от политики великих держав, фонд "Канцелярии* содержит кроме текущей дипломатической переписки еще и инструкции, которые русский МИД посылал своим дипломатам за границу. Материалы фонда"Отчеты МИД-а содержат обзор и нередко анализ внутри- и внешнеполитической деятельности кадцой страны в мире.; Из данных, содержавшихся в отчетах МИД-a, для диссертации были использованы материалы, относящиеся прежде всего к внешней политике России и Австро-Венгрии в 1896-1900 гг. Материалы из фонда "Славянский стол", помогли в работе при исследовании экономических взаимоотношений между Австро-Венгрией, Россией и Болгарией. Документы из фонда "Посольство в Вене" раскрывают не только картину общественной и политической жизни в Австрии и тактические хода австрийской дипломатии, но дают возможность познакомиться с общим и различным в политике России и Австро-Венгрии в годы действия русско-австрийского соглашения 18S7 г. Особый интерес в этом плане представляют донесения русского посла П.А.Капниста в Петербург и его мнение по некоторым важным проблемам темы, в частности о политике великих держав в отношении Проливов в середине 90-х гг.XIX в. и дейсту виях России з обстановке Ближневосточного кризиса на Балканах р а также о двусторонних отношениях России и Австро-Венгрии в 1900г.

Документы из Центрального государственного исторического архива СССР и Центрального государственного исторического архива помагают раскрыть прежде всего экономические отношения между Россией и Болгарией, которые определяют и место России в импорте и экспорте княжества. Из этих архивов получена информация и о политике австро-венгерских дипломатов и торговцев в Болгарии, свидетельствующая о стремлении правящих кругов Австро-Венгрии к экономическому и политическому господству в этом государстве.

Ценные документы были извлечены из болгарских архивов. Материалы, получены из болгарского МИД-а /ф.176/, из архива Совета Министров /ф.З/, из архива патриарха Кирилла /ф.1315/, находящиеся в Нейтральном государственном историческом архиве в Софии, дают сведения об официальных действиях болгарского князя Фердинанда и княжеских правительств. Они свидетельствуют о политике болгарского правительства решить вопрос прежде всего о территориальном расширении княжества. Документы из архива Патриарха Кирилла содержать важную информацию из дипломатической переписки австрийского МИД-а со своими послами в Константинополое тон Кали-че и дипломатическими агентами и консулами в Софии и Македонии, раскрывающие усилия болгарской церкви и правительства получить бераты для населения Македонии. Сведения, полученные из этих фондов, дополняются материалами из личных фондов видных политических деятелей Болгарии - К.Стоилова, Гр. Начовича, Д.Станчова,

1 АВПР, ф. Посольство в Вене, д. 425, л.401-410

2 АВПР, ф. Посольство в Вене, оп.515,д.478,л.172/об-173,л.176-178

Х.,Сырмаджиева, Д.Ризова и др. Документы из Архива Инситута истории Болгарской академии наук представляют меньшую ценность, т.к. они повторяют некоторые из материалов Архива внешней политики России.

Историческая картина в 1896-1903 гг. обогащается и теми документами русского МИД-а, которые опубликованы в Красном архивен В этом периодическом издании в 20-х и 30-х гг. XX в. публиковались доклады, записки и отчеты руководителей русской внешней политики второй половине ХХХ-начале XX вв. Представляют ценность и вводные статьи советских авторов к этим изданиям. Для нашей работы большой интерес представляют документы, посвященные восточной политике России в вопросе о проливах в середине 90-х гг. л

XIX ъг и задачам, перспективам русской дипломатии накануне XX в. о на Ближнем Востоке.

Одним из важнейших источников, запечатлевших партийно-политическую борьбу в Болгарии в конце Х1Х-начале XX вв. являются Стенографические дневники НИ, IX, XI Народного собрания. Их материалы выявляют позиции основных политических партий по различным вопросам внешней и внутренней политике Болгарии, существенно дополняя прессу. В выступлениях депутатов парламента ясно появлялись острые партийные конфликты, которые выявлялись при обсуждении и решении вопросов, связанных с финансовой политикой /. княжеству, с реализацией внешнеполитической программы болгарских правительств.

Проект захвата Босфора в 1896 г. Публ.В.М.Хвостова. Красный архив, 1931, й 4-5 (47-48), с. 50-70

Царская дипломатия о задачах России на Востоке в 1900 г. Публ.

М.Покровского - Красный архив, 1926, т. 5 (18), с. 3-29

В диссертации используются официальные опубликованные до

1 2 кументы немецких и французских деятелей, раскрывающие дипломатические приемы в политике великих держав на Балканском полуоо^ трове. Официальные документы Германии - "Большая политика европейских кабинетов" - сравнительно с французской публикацией содержат менее объективный материал по всем проблемам внешней политики Германии« Стремясь снять обвинение в развязывании первой мировой войны, составители нередко опускали компрометировавшие кайзеровскую Германию документы или печатали их с купюрами. Немногочисленные документы, относящиеся к внешней политике Германии и ее отношениям с другими великими державами на Балканах на рубеже ХЕХ-ХХ вв., служат доказательством агрессивных намерений этого государства и его союзника Австро-Венгрии на Балканском полуострове, в частности в Болгарии. Из опубликованных "Французских дипломатических документов" для данной теш использованы прежде всего те, которые освещают проблемы, связанные с экономическими отношениями великих держав с Болгарией в конце ХЕХ-нача-ле XX в. По ним также можно проследить и общую по многим вопросам политику России и Франции на Балканах в восточном кризисе 90-х гг. XIX в.

Пресса

Периодическая печать - газеты и журналы - являются важным источником, фиксирующим и разъясняющим официальную политику правительства и позиции политических группировок. Раскрывая политические и экономические взаимоотношения между Россией, Авсгро1

Die Große Politik der Europäischen Kabinette 1871-191^t Samlung der diplomatischen Akten des Ausuärtigen Amtes.Bd.12,13 » 18.B. 1925-2"

2 Documents Diplomatiques Francais -1~e,2~eserie(1897-191 M 112,13, Paris,1926-1959

3 DDF, 2~eserie,t.13

Венгрией и Болгарией на рубеже Х1Х-ХХ вв., автор диссертации использовал материалы из русских журналов и газет, а также болгарскую и австрийскую прессу, позволяющею пенять реакцию различных слоев общества на политические события.

Презде всего следует остановиться на русских газетах и журналах, которые дают ценную информацию о внешнеполитической линии Петербурга на Балканах в целом и в Болгарш, в частности. Они свидетельствуют о том внимании, которое уделяли российское правительство и общество деятельности болгарского княжества. В них можно также найти сведения о взаимоотношениях между Россией и Австро-Венгрией в связи с их политикой на Балканах и в Болгарии. Из русской прессы интерес для автора .диссертации представляли материалы, опубликованные в наиболее информированных буржуазных газетах - "С.Петербургские ведомости" и "Новое время". Теснейшая связь издателей с правительственными кругами Петербурга определяли и характер опубликованных в газетах внешнеполитической информации. Очень часто на их страницах печатались статьи и корреспонденции русских журналистов, работающих в Софии. Особое внимание обращалось па внутриполитическую жизнь Болгарии - частые смены болгарских правительств, взаимоотношения между буржуазными партиями и Фердинандом, работу болгарского парламента. Характер публикации особенно сильно изменился после восстановления в 1896 г. русско-болгарских дипломатических отношений. "С.Петербургские ведомости" и "Новое время" положительно оценивали этот дипломатический акт, открывавший возможность для углубления связей России с Болгарией в политической и экономической областях. В этих газетах ча^то появлялись также материалы об отношениях России с Австро-Венгрией. В них Австро-Венгрия обвинялась в несоблюдении статей подписанного австро-русского соглашения 1897 г., в частности, в нарушении территориального статус-кво на Балканах.

Для выяснения других менее общих проблем диссертации использованы сведения и комментарии, которые содержатся в русских журналах "Вестник Европы", выражавшего интересы умеренных буржуазных либералов;'.,в"Русском богатстве" - органе либерального народничества, в "Московском еженедельнике" - печатном органе праволи-беральной "партии мирного обновления", "Славянских известиях" -органе, известном определенной славянофильской направленностью своих материалов.Интерес для данной темы представляют те статьи, очерки и корреспонденции русских журналистов, которые посвящены событиям в Македонии в начале XX в., а также ттействиям русских, австро-венгерских и болгарских дипломатов и правительств в создавшейся критической ситуации на Балканах в 1901-1903 гг. Материалы о волнениях в Македонии публикуют прежде всего журналы либеральной направленности. Публикации в русских журналах показывают, что отдельные события и факты излагаются в духе правительственной линии, направленной в эти года на сохранение мира и территориального сшатус-кво на Балканском полуострове.

Из австрийской периодической печати интерес вызывают материалы, ПОМеЩеННЫе В ВеНСКИХ бурнуаЗНЫХ Газетах "Fremdeblatt" , "Neue Freie Presse", "Neue Wiener Tageblatt", "Politische Correspond enz" , "Algemeine Zeitung". Выражая ИНТереСЫ КРУПНОГО баНКОВ-> ского и промышленного капитала Австрии, эти газеты в своих материалах пропагандировали внешнеполитический курс Вены, направленный к усилению политического и экономического влияния Габсбургской монархии на Балканах на рубеже XIX-XX вв. Отсюда недовольство австрийского правительства, которое прослеживается по прессе в связи с улучшением русско-болгарских отношений. Только страх потерять свои позиции в болгарском княжестве вынудили австрийскую прессу изменить свой тон комментариев и вполне благосклонно принять восстановление дипломатических отношений между

Россией и Болгарией в 1896 г. Положительно был встречен приход к власти правительства Д.Грекова, известный в Австрии своей цро-западной внешнеполитической ориентацией.

Для освещения деятельности болгарских кабинетов в конце Х1Х-начале XX вв. очень много сведений дают материалы болгарской периодической печати, Б диссертации использовалась пресса, издаваемая буржуазными партиями в Болгарии. Так как в 1896-1903 гг. почти все буржуазные партии, -сменяя друг друга, сумели побывать как у власти, гак и в оппозиции, их газеты не отличались твердой внешнеполитической ориентацией. Когда данная партия была в составе правительства, то материалы-.органа этой партии характеризи-ровались защитой как внутренней, так и внешней политики княжества.! Позиция менялась, когда эта партия была в оппозиции. Поэтому, при использовании материалов болгарских газет, автор старался давать мнение как официоза, так и оппозиционной прессы.

Материалы личного происхождения

Мемуарная литература и дневники, использованные в диссертации, при всей субъективности оценок и отбора фактов их авторами очень важны при выяснении взглядов, психологии отдельных государственных и политических деятелей и характеристики времени.

В России уделялось большое внимание событиям, происходившим в Болгарии на рубеже Х1Х-ХХ вв., развитию двусторонних русско-болгарских политических и экономических связей. Если русский министр финансов С.Ю.Битте, противник активной политики России на 1

Fremdeblatt, 26.1.1896; Neue Freie Presse, 28.1.1898 2

Politische Correspondenz, 5.III.1899; Information, 9.III.1898 Q

Свобода" - печатный орган Нардднолиберальной партии, "Мир" -орган Народной партии, "Народни права" - печатный орган Либеральной партии, "България" - орган Прогрессивно-либеральной партии

Балканах, в своих "Воспоминаниях""'" делает акцент больше на финансовые затруднения России, из-за которых она не могла помогать болгарскому княжеству деньгами, то русский военный деятель А.Н. 2

Куропаткин обращает внимание на действия болгарских правительств, направленные на сближение с Россией в военной области. А.Нехлюдов в своих мемуарах описывает личную жизнь Фердинанда, его взаимоотношения с своими министрами.

Большой интерес для выяснения одной из главных для Болгарии внешнеполитических проблем - восстановления русско-болгарских дипломатических отношений в середине 90-х гг.XIX в. - представляют мемуары видных болгарских политических деятелей И.Е.Гешова^ р; и П.Минчевича . Обращая внимание прежде всего на деятельность болгарской делегации в России в 1894-1895 гг. и на усилия болгарского правительства улучшить связи с Петербургом, оба политика реально оценивали необходимость восстановления русско-болгарских взаимоотношений.

Историографический обзор

До настоящего времени как в марксистской, так и в буржуазной историографии вопросы, связанные с политическими и экономическими взаимоотношениями между Россией, Австро-Венгрией и Болгарией в конце Х1Х-начале XX вв./от восстановления русско-бол

Витте С.Ю.Воспоминания. 2-е изд. Т.2.М., 1960 2

Дневник Куропаткина - Красный архива.Т.2.М.-Л.,1922 о

Нехлюдов А. При Фердинанд Български./Дипломатически спомени/. София, 1920 Гешов И.Е.Българската депутация в Русия - Современник 1,7-8, София, 1922 Минчевич П.Първите стъпки към помирението ни с Русия »Современник, I, 4-5,София, 1928 гарских дипломатических отношений 1896 г. до Мюрцштерского соглашения 1903 г.),не являлись объектом конкретного исследования. Хотя, конечно,отдельные проблемы, такие как русско-болгарские политические связи, экономическое закабаление болгарского княжества странами Запада и некоторые .другие вопросы находили отражение в общих работах по истории Болгарии, политике великих держав на Балканах.

Русская дореволюционная и советская историография

Б русской дореволюционной историографии уделялось мало внимания блкжевосточной политике России в конце Х1Х-начале ХХвв. (1896-1903гг.) Для этого имелись достаточные основания, Б середине 90-х гг. XIX в.1 русское правительство сосредоточило свое внимание на Дальнем Востоке, что и определило круг проблем, разрабатываемых русскими историками. Тем не менее в дореволюционной литературе существовало определенное мнение о русской внешней политике на Балканском полуострове. Оно четко выявлено в работе К.Скальковского "Внешняя политика России и положение иностранных держав." Исследуя политическую и экономическую историю балканских стран во второй половине XIX в. и отношение России к ним, автор приходит к выводу, что на Балканах русское правительство должно сохранить свои позиции и не позволять Австро-Венгрии и Германии расширять свою гегемонию на полуострове. Рассматривая русско-болгарские отношения со времени Берлинского конгресса до отставки правительства К.Стоилова (1899 г.) К.Скальковский ривзаимоотношенкй сует реальную картину историиЛ^олгарии и России. С оговоркой можно согласиться с его выводом о том, что неудача России в превращении Болгарии в передовой редут русского влияния на Балканл

Скальковсккй К. Внешняя политика России и положение иностранных держав. СПб, 1901 ском полуострове в 1878-1886 гг. является следствием"неудачного шбора лиц и огоещшой шшедомтешоош дшоматииГ1

Соглашаясь с этим суждением, необходимо добавить, что наряду с субъективными просчетами российского правительства были объективные причины, ускорившие разрыв дипломатических отношений России с Болгарией. По справедливому мнению К.Скальковского восстановление русско-болгарских дипломатических отношений в 1896 г. дает богатые возможности для возрождения политических взаимоотношений и для расширения экономических связей между обеими стра-р нами. С этой точки зрения- К.Скальковский рассматривает внешнюю и внутренную политику кабинета К.Стоилова (1894-1899 гг.) Он не сомневался в том, что вопрос, связанный с положением в европейских провинциях Османской империи и являющийся предметом обсуждения великих держав в 1896 г., "подогревается одновременно из Соо фии, Белграда и из Вены." Б неудачной экономической политике правительства К.Стоилова автор видит главную причину его отставки в 1899 г.4 Главным виновником слабости болгаро-русских экономических связей Скальковский считает русское купечество, которое с совершенно не знакомо "с главнейшими балканскими странами." Таким образом, от внимания автора ускользнули объективные процессы, которые происходили в болгарском обществе в последние года XIX в. Кроме того, он упустил из вида тот факт, что постепенно повышалась роль болгарского князя Фердинанда в политической жизни Болгарии, что также являлось важной причиной при разрешении вопросов, связанных с руководством страны и внешнеполитической ориен1

Скальковский К. Указ.соч., с.333

2 Там же, е.- 339-342

3 Там же, с 345

4 Там же, с. 342

5 Там же, с. 343 тацией княжества.

Другой русский историк Б.Нольде в своем сборнике статей 1

Внешняя политика России и положение иностранных держав" посвящает одну из статей вопросам о "Проливах и Дарданеллах". Исследуя причины первой мировой войны, в качестве одной из них он называет Восточный вопрос. Б.Нольде подчеркивает, что Россия никогда не отказывалась от своих претензий на Ближнем Востоке. При этом автор не ставил перед собой задачу подробно анализировать отношения между великими державами и балканскими странами. В частности он не исследует взаимоотношения меязду Россией, Австро-Венгрией и Болгарией в конце Х1Х-начале XX вв.

Несмотря на то, что работа А.М.З&йончковского "Подготовка 2

России к мировой войне в международном отношении" была написана и вышла в свет после революции 1917 г. концепция автора сложилась в дореволюционное время. По подходу к проблемам и по выводам книга близка к сочинениям дореволюционных историков. Тем не менее А.М.Зайончковский в общем обзоре международных отношений в конце XIX в. справедливо видит связь экономики и политики, но полагаю, автор слишком категоричен в выводе, заявляя, что в 90-х гг. XIX в. "политические интересы постепенно уступили первое место экономигэ ческим . Применительно к русско-болгарским отношениям этого сказать нельзя. Для данной диссертации интерес представляет та информация, которую дает А.Зайончковский об обстановке на Балканах в середине 90-х гг.: ХГХ в. и о русско-австрийском соглашении в 1897 г.; Рассматривая восточный кризис через призму русской полил

Нольде Б.Э« Внешняя политика. Исторические очерки.Пг., 1915 о

Зайончковский А. Подготовка России к мировой войне в международном отношении. М., 1926 Зайончковский А. Указ. соч., с. 78 гики на Балканах, автор утверждал, что в своих действиях по нормализации обстановки на полуострове Россия придерживалась тради

-1 ционного правила быть всегда готовой войти в борьбу за проливы. Он объясняет несостоявшийся ввод в проливы русского и западных флотов в 1895-1897 гг. только недостатком транспортных средств и о несовершенством сухопутной мобилизации. Он нигде не пишет о новой тактике России в восточном кризисе 90-х гг. XIX в. Содержание переговоров между Россией и Австро-Венгрией о поддержании статус-кво на Балканском полуострове в книге не излагается. Однако Зайончковский отметил, что "средством для соглашения с Россией австрийский император Франц-Йосиф выбрал угрозу революционным движением и необходимость солидарными действиями поддержать устои о консервативных начал." Активизацию русской внешней политики в конце ХГХ в. автор объяснял молодостью императора и некоторыми чертами его характера.4 Что же касается взаимоотношений между Россией, Австро-Венгрией и Болгарией на рубеже Х1Х-ХХ вв., то автор эту проблему не исследует«

В советской историографии методологической основой исследований истории международных отношений является ленинская концепция о внешней политике как продолжение внутренней, а также высказывания В.И.Ленина о национально-освободительных движениях народных масс в Османской империи, В 20-30-х гг. XX в. свою главную задачу советские историки видели в пересмотре исторических взглядов буржуазных историков с точки зрения марксистко-ленинекой теории.- Первым из советских историков, который поставил эту задачу, 1

Зайончковский, А. Указ.соч., с. 85

2 Там же, с. 87

3 Там же, с. 83

4 Там же, е.- 92 был Покровский. Но проблемами, нас интересующими, он специально не занимался. Б конце 20-х годов и позже историей международных отношений и, в частности, вопросами, связанными с восточным кризисом середины 90-х гг.XIX в., занимался В.М.Хвостов. Он вскрыл классовые и социально-экономические корни международных противоречий на Балканском полуострове в конце XIX в. В своих статьях

Ближневосточный кризис 1895-1897 гг."1 и "Проблемы захвата Боср фора в 90-х гг." он подверг анализу политику великих держав: направленную на разрешение восточного кризиса в интересах своих стран. Для данной диссертации представляет интерес вывод автора о переключении с 1895 г. внимания российского правительства с Балкан на Дальний Восток, возрастании роли европейских владений Турции и Египта, в англо-Французских противоречиях. Автор также касается деятельности русских и австрийских дипломатов накануне подписания русско-австро-венгерского соглашения 1397 г. Но его утверждение, что позиции Австро-Бенгрии и России по отношению к балканским странам были одинаковы предетавляется спорным. Материалы, извлеченные из архивов, вносят поправки в этот вывод ученного. Несмотря на это, научные работы Хвостова не потеряли свою актуальность и в наши дни. Но делая акцент прежде всего на внешнеполитических планах Австро-Венгрии и России в вопросе о проливах, Хвостов не ставит перед собой задачу проанализировать в комплексе взаимоотношения между тремя интересующими нас державами - Россией, Австро-Венгрией и Болгарией на рубеже Х1Х-ХХ вв.

В советской историографии 50-х-80-х гг. история внешнепо Хвостов В.М.Ближневосточный кризис 1895-1897 гг. - Историк-марксист, 1929, № 13 р

Хвостов В.М. Проблемы захвата Босфора в 90-х гг. - Историк-марксист, 1930, № 20 литической деятельности России и Австро-Венгрии на рубеже XIX-XX вв. нашла отрржение в обпдах трудах, посвященных истории России, ее внешней политике и международных отношений. Советские исо торики исследовали политику империалистических держав в европейском и мировом масштабе, их взаимоотношения, направленные прежде всего на увеличение собственного влияния на Балканском полуострове и в Османской империи. Б их монографиях четко определены и исследованы как внутриэкономические и политические процессы, определяющие внешнестратегические планы великих держав, так и место каждой из капиталистических стран в конце XIX-начале XX вв., когда оформлялись империалистические блоки, вступившие в 1914 г. в войну за территориальное перераспределение мира. Из этих капитальных трудов, особое значение для настоящей теш имеет работа Ф.А.Ротштейна "Международные отношения в конце XIX в.", в которой уделяется достаточное место причинам, приведшим к восстановлению русско-болгарских дипломатических отношений и австро-русскому соглашению 1897 г. Подвергая тщательному анализу предысторию: соглашения России и Австрии и его содержание, автор приходит к выводу, что Россия и Австро-Венгрия хотели сохранить территориальное статус-кво на Балканском полуострове и решить свои внутринациональные (для Австро-Венгрии) и внешнеполитические (для России) л

Ерусалимский A.C. Внешняя полигика и дипломатия германского империализма в конце XIX в. М., 1951; Ротштейн Ф.А. Международные отношения в конце XIX в. М., 1960; Тарле Е.В., Хвостов В.М.,На-рочницкий А.Л. История дипломатии. М., 1960; Киняпина Н.С. Внешняя политика России второй половины XIX в. М., 1974; Георгиев B.Ä., Киняпина Н.С., Панченкова М.Т., Шеремет В.И.(отв.ред.Киняпина Н.С.) Восточный вопрос во внешней политике России конец ХУШ-начало XX в. М., 1978 ттроблемы в годы Ближневосточного кризиса. По мнению Ф.А.Ротш-тейна одна из причин, являющаяся в значительной степени составной частью внешней политики Бены, была так называемые "примирительные попытки" австро-венгерского премьер-министра Бадени по отношению к России.; Б этих .усилиях Австрии автор монографии вир* , дит желание венского кабинета временно согласовать свои внешнеполитические действия с русским правительством на Балканах. Как и и другие авторы, Ротштейн специально не исследует комплекс проблем, связанных с русско-австрийскими отношениями в Болгарии в конце НХ-начале XX вв.

По основной теме - Восточному вопросу, имеющему особое значение для данной диссертации, важна коллвктивная монография, написанная В.А.Георгиевым, Н.С.Киняпиной, М.Т.Панченковой, Б.И.Шереметом (отв.ред.Н.С.Киняпина) "Восточный вопрос во внешней политике России (конец ХТЛИ-начало XX вв.)". Её авторы всесторонне проанализировали причины, зарождение, развитие и завершение Восточного вопроса как международной проблемы. Восточному вопросу найдено верное место в сложной сфере отношений между великими державами, между ними и балканскими странами, а также и с Османр ской империей в интересующее нас время, Вместе с тем применительно к освещению частных вопросов можно высказать и критические замечания. Не вполне аргументированно звучит оценка русско-австрийского соглашения 1897 г. для народов Балканского полуострова только как положительного акта. Использование в диссертации материалы свидетельствуют и о негативных его сторонах для развитии национально-освободительного движения балканских народов. Кроме того?

-1

Ротштейн Ф.А. Указ.соч., с. 395

Георгиев В.А., Киняпина Н.С., Панченкова М.Т., Шеремет В.И. Указ.соч., с. 258-302 многоаспектноеть вопросов, затронутых в монографии не позволила ее авторам детально раскрыть как политику великих держав на Балканах, так и взаимоотношения между балканскими странами в изучаемое нами время.

Для данной диссертации интерес представляют научные труды

1 2 советских ученых по истории отдельных стран:Германии, Франции, о д

Австро-Венгрии, и Болгарии на рубеже XIX-XX вв. 1

Туполев Б.М.Эспансия германского империализма в юговосточной Европе в конце XIX-начале XX в.М., 1970; Силин A.C. Экспансия Германии на Ближнем Востоке в конце XIX в. М.,1971; Экспансия германского империализма на Ближнем. Востоке накануне первой мировой войны. М., 1976; Глебов В.Л. Основные черты и приемы германской политики на Балканах в конце XIX-начале XX в. - Германская восточная политика в новое и новейшее время. Проблемы истории и историографии. М., 1974 о

Боев Ю.А. Ближний Восток во внешней политики Франции 1898-1914 Киев, 1964; Манфред А.З. Образование русско-францувпкого союза. М., 1975 о

Виноградов К. Б. Некоторые особенности экономического развития Австро-Венгрии накануне первой мировой войны. - "Ученые записки ЛГУ", серия ист.наук, 1955, й 194,вып. 23; Виноградов К.Б., Писарев Д.А. Главные направления внешней политики Австро-Венгрии.- Вопросы истории, 1966, Ш 6; Жогов П.В.Дипломатия Германии и Австро-Венгрии и первая балканская война 1912-1913 гг. М.;, 1969; Ратнер Н.Очерки по истории пангерманизма в Австрии в конце XIX в. М., 1970 4 Мартыненко А.К. Русско-болгарские отношения 1894-1902 гг. Киев, 1967; Пейч И.Л. К истории восстановления .дипломатических отношении меж.ДУ Россией и Болгарией в 90-х гг. XIX в. - : Вестник МГУ, серия IX, год XXXI, история, кн. I, 1976

Монографии, рассматривающие внешнюю политику Германии помогают понять ее возрастающую роль в Османской империи в конце Х1Х-начале XX вв., а также дают информацию о ближайшем союзнике Германии - Австро-Венгрии. Б.М.Туполев в своем труде "Экспансия германского империализма в юго-восточной Европе в конце Х1Х-на-чале XX в." исследует прежде всего экономические аспекты проникновения Германии на Балканский полуостров с 80-х гг. XIX в. до 1914 г. В.Л.Глебов в статье "Основные черты и приемы германской политики на Балканах в конце Х1Х-начале XX вв." раскрывает взаимосвязь, а также зависимость австро-венгерского капитала от германского на рубеже Х1Х-ХХ вв. А.С.Силин в книгах "Экспансия Германии на Ближнем Востоке в конце XIX в." и "Экспансия германского империализма на Ближнем Востоке накануне первой мировой войны" поднимает широкой круг вопросов, прежде всего ищет начало формирования воинствующего внешнеполитического курса Германии. Он раскрывает германское влияние на экономику и внешнюю политику Австро-Венгрии на Балканах еще во второй половине XIX в. В названных работах советских историков вопросы, составляющие предмет .диссертации не получили решения, поскольку их авторы ставили перед собой другие исследовательские задачи.

Ученые , писавшие о внешней политике Франции конце XIX в. А.З.Манфред и Ю. А.Боев в своих монографиях только частично рассматривают ближневосточную деятельность русского и австрийского правительств на Балканах. А.З.Манфред, анализируя взаимоотношения между Россией и Францией, которые привели к заключению русско-французского союза (1891-1894 гг.), обращает внимание на то, что после подписания союзного договора с Францией, Петербург на Балканах стремился больше к сохранению своих политических позиций, чем к усилению экономических связей с балканскими странами. Ю.А. Боев в книге "Ближний Восток во внешней политики Франции 1898

1914 гг" отмечал, что в 90-900-ые годы Франция на Ближнем Востоке стремилась к .удовлетворению своих империалистических интересов. Обе авторы, исходя из своих конкретных исследовательских задач, не рассматривали проблемы русско-австрийских взаимоотношений на Балканах и политику Болгарии на рубеже Х1Х-ХХ вв*

Для разработки теш диссертации помогли труды советских историков, посвященных политике Австро-Венгрии в конце Х1Х-нача-ле XX вв. Интересное исследование внутреннего и международного положения Австро-Венгрии в конце XIX в. провела Н.Ватнер. В монографии "Очерки истории пангерманизма в Австрии в конце XIX в." она доказала влияние внутринациональных проблем на основную направленность внешнеполитического курса Габсбургской монархии на Балканах. Автор дает точную и верную характеристику Австро-Венгрии в конце XIX в. Н.Ратнер пишет: "Относительная слабость международного положения монархии, с одной стороны, и бросающаяся в глаза внутренная слабость этого многонационального государства, с другой, были характерны для Габсбургской монархии в конце ве--1 ка". Это верное положение автора позволяет понять политику Австро-Венгрии на Балканах по отношению к только что получившим независимость балканским странам.

В статье К.Б.Виноградова и Ю.А.Писарева "Главные направления внешней политики Австро-Венгрии" раскрываются причины прочности австро-германского союза в периоде 1900-1914 гг., доказывается зависимость Габсбургской монархии от Германии. Не случайно авторы статьи приводят в пример слова закулисного руководителя германской внешней политики - фон Гольштейна, который считал, что "Австро-Венгрия на Балканах будет бороться за "собственное дело", но фактически там она "ведет нашу борьбу" с державами л

Рагнер Н. Указ. соч., с. 138

Антанты."1 Габсбургскую монархию, по мнению Гольштейна, можно прочно держать на привязи и в случае надобности гарантировать ее р союзническую верность". Б книге "Дипломатия Германии и Австро-Венгрии и первая Балканская война 1912-1913 гг." П.ВЛогова развивается мысль о зависимости Австро-Венгрии от политики Германии. Автор дает экономическую характеристику Германии и Австро-Венгрии в начале XX в., излагает их экономические и политически позиции в балканских странах. Он справедливо отмечает, что эти государства стремились к установлению немецкой гегемонии на Балканах и Ближнем Востоке. П.Жогов пишет: "Разумеется берлинские и венские правители сознавали, что достижение этих целей требовало времени, необходимых условий, огромных усилий, а главное - было связано с риском вызвать большую войну, успех в которой нельзя было предви^ деть заранее. Поэтюму австро-германской дипломатии приходилось маскировать свои планы, выжидать благоприятного момента для их выполнения, пытаться реализовать их по частям, маневрировать, а иногда даже - под давлением конкретных обстоятельств предпринимать такие акции, которые в известной мере как бы противоречили о стратегической линии ее политики," Эта характеристика политики австро-германского блока,относящаясяк концу первого десятилетия XX в.' вполне применима к определению действии австро-венгерской дипломатии в 1896-1903 гг. Но в этой книге, как и в других работах отсутствуют исследования собственно полигики России и Австро-Венгрии в Болгарии.

Исключение составляет книга советского болгарисга А.К.Мар-тыненко. В своем иследовании "Русско-болгарские отношения в 1

Виноградов К.В., Писарев Ю.А. Указ.соч., с. 93

2 Там же, с. 93

3 Жогов П.В. Указ.соч., с. 57-58

1894-1902 гг." он рассматривает политические и экономические аспекты русско-болгарских контактов в конце Х1Х-начале XX вв. Автор подвергает тщательному анализу деятельность болгарских кабинетов от прихода к власти правительства К.Стоилова /1894/ до подписания военной конвенции между Россией и Болгарией /1902/, а также экономические взаимоотношения между обеими странами. Но все эти проблемы А.К.Мартыненко исследовал только с топки зрения русской политики в княжестве. Политика Австро-Еенгрии, общая ситуация на Балканах в конце Х1Х-начале XX вв. преставлены в книге слабо.

Найболее обстоятельно в советской историографии изучена те*-ма, связанная с восстановлением русско-болгарских дипломатических отношений в 90-х гг.XIX в. Эти вопросы рассмотрены в названных монография. Н.С.Киняпиной, А.К.Мартыненко. Они получили специальное отражение в статье И.Л.Пейча "К истории восстановления дипломатических отношений между Россией и Болгарией в 90-х гг.XIX в." Автор анализирует, на базе новых документов те внешнеполитические процессы в Европе и Болгарии событию. По мнению автора нормали-ция отношения с Болгарией дала основания России надеяться на княжество, как на своего политического союзника в борьбе за укрепления российских позиций на Балканах."'"

Краткий обзор советской литературы свидетельствует, ито проблемы, связанные с двусторонними русско-австрийскими политическими и экономическими отношениями в Болгарии на рубеже XIX-начале XX вв. специально не изучались.

Болгарская буржуазная и марксистская историография В болгарской буржуазной историографии внимание обращалось

1 Пейч К.Л. Указ.соч.,с.42-52 презвде всего на проблемы и события, связанные с историй болгарского государства. Для нашей темы интерес представляет исследо

-1 вание Евг.П.(Прокопи Керанов) , в котором дается история политических партий в Болгарии и делается попытка для выяснения их места во внутренней и внешней политике княжества в конце XIX-начале XX вв. Основной недостаток этой работы в том, что автор, характеризуя политическую жизнь в болгарском княжестве, не видит те черты, которые отличают болгарские политические группировки от западных буржуазных партий. Ограничиваясь перечислением фактов из политической жизни болгарского общества, автор не ставил перед собою задачу исследовать политические и экономические взаимоотношения между Россией, Австро-Венгрией и Болгарией.

Другой болгарский историк Хр.Силянов обращал большое внимание на внешнеполитический курс Болгарии, направленный на поддержку национально-освободительной борьбы христианского населер ния европейских провинций Османской империи. Подробно исследуя историю начала и развития национально-освободительного движения населения Македонии в конце Х1Х-начале XX вв. автор подчеркивал связи между болгарами в княжестве и людьми в европейских областях Турции. При этом он не ставил перед собою цель рассматривать политические и экономические взаимоотношения Болгарии с Россией и Австро-Венгрией в конце Х1Х-начале XX вв.

После 1944 г. болгарская историческая наука поставила перед собою задачу изучить и выявить основные черты капиталистического А

1 Евг.П. (Керанов, Прокопи). Политические гваршшг-в разните етапи на социалното и политического развитие на България. Част първа. Политические режими и партиите в управлението. София, 1931 р

Силянов Хр. Освободителните борби на Македония. 2 изд. Т.1, София, 1983 развития Болгарии. Уже на новой? марксисткой основе? разрабатывались проблемы, связанные с внешнеполитическими и внутренними задачами, которые решало княжество Болгария в конце НХ-начале XX вв. История политического и экономического развития болгарского княжества на рубеже Х1Х-ХХ вв. нашла отражение в общих трудах болгарских историков. Б них рассматриваются как проблемы, связанные с изменениями в области болгарской экономики, так и вопросы из внешнеполитической деятельности болгарских правительств на Балканах. Из-за многоаспектности исследуемых проблем вопросы нашей темы не находят разрешения в них. Но эти книги важны для понимания общей обстановки на Балканах и развития Болгарии.

Монографии болгарских историков, посвященных политическим и экономическим проблемам Болгарии на рубеже Х1Х-начале XX вв., по тематике исследования можно разделить на несколько групп:

-труды, разрабатывающие вопросы экономического закабаления р

Болгарии западными державами , книги,в которых изучаются внутрио политические процессы в болгарском обществе и внешнеполитическая 1

Натан Ж.,БеровД. Монополистичния капитализъм в България.София, 1961; Беров Л.Икономическото развитие на България през вековете. София, 1974; Фол Ал.,Гюзелев В., Генчев Н. и др.Кратка история на България.София, 1981; Ангелов Д.,Тодоров Н., Цветкова Б. Стопанска история на България. София, 1981 р

Дамянов С.Френското икономическо проникване в България (18781914 г.)София, 1971; Тодорова Цв.Дипломатическата история на външните заеми на България 1888-1912 г.София, 1971

Стателова Е.Политика, партии, печат на българската буржоазия 1909-1912 г.София, 1973; Николова В.Народнолибералната партия 1894-1903 г. Развитие и дейност.Дис. София, 1976; Народнолибе1 деятельность болгарских правительств.

Научные труды С.Дамянова и Цв.Тодорова, подтвергая тщательному анализу экономическое проникновение западных банков в Болгарию в течение второй половины ПХ-начала XX вв. дают возможность познакомиться и с теми усилиями, которые болгарские кабинеты на рубеже Х1Х-начале XX вв. прилагали для спасения болгарского банка от банкротства и финансового закабаления. Б книге С.Дамянова можно найти сведения о непрерывных опытах кабинета Т.^ванчова (1899-1901 гг*) спасти финансовое положение княжества посредством помощи России. Объясняя отказ русского министерства финансов от оказания помощи в нужных Болгарии размерах, автор связывал это решение только с политическими причинами, забывая р о слабом финансовом положении русского банка. Цв.Тодорова раскрывает интересные факты из истории финансовых взаимоотношений венских банков и болгарского министерства финансов. Она впервые в литературе показала, что с 1895 г. часть австрийских банков заключала финансовые займы с Болгарией, будучи представителем французско-австрийского финансового концерна, а не самостоятельным представителем австрийских финансовых кругов. ралната партия и вътрешнополитическото развитие на България (1894-1903г*) - В:"Проблеми на политическата история на България (1878-1944 г.)".София, 1979; Саздов Д.Демократическата партия 1894-1901 г.(Формиране, изграждане и дейност).Дис. Велико Търново, 1981

Попов Р.Австро-Унгария в Европейска Турция 1903-1908 г.София, 1974; Балканската политика на България 1894-1898 г.София,1984; Влахов Т.Криза в българско-турските отношения (1895-1908).София, 1977

2 Дамянов С. Указ.соч., с. 119-121 ° Тодорова Цв. Указ.соч., с. 148

Оба авторы, ставя перед собою задачу выявить процесс экономического закабаления болгарского княжества западными державами не исследовали экономические взаимоотношения между Австро-Венгрией, Россией и Болгарией на рубеже НХ-начале XX вв.

Болгарские историки стремились к исследованию внутриполитических процессов болгарского общества в конце ХЕХ-начале XX вв. Они акцентируют свое внимание на истории отдельных партий в эти года.

В современной болгарской историографии появились монографии, выявляющие место Болгарии в балканской и европейской политике западных ^-тран и России. Среди них выделяется последняя монография болгарского историка Р.Попова "Балканската политика на Бъягария 1894-1898 г." Она является успешным опытом разрешения вопросов, связанных с политикой балканских стран, прежде всего Болгарии в Ближневосточном кризисе 90-х гг. XIX в. Автор выясняет взаимоотношения балканских государств с Османской империей в области неразрешенных церковник и национальных проблем в конце XIX в. Большое место уделено внешней политике болгарского кабинета К.Стоилова, которая была направлена к поддержке требований болгарской Экзархии о церковных бератах в Македонии, а также к неофициальной поддержке национально-освободительного движения местного населения. На основе богатого документального материала, прежде всего из западных архивов, автор исследует те политические процессы в Софии, Белграде, Афинах, которые заставили правительства этих стран занять ту или иную позицию на разных этапах Ближевосточнего кризиса 90-х гг. ХЕХ в. В известной степени из-за отсутствия материала из советских архивов, автор в в некоторой степени идеализирует политику Болгарии, нередко противопоставляя ее другим балканским странам. У Р.Попова не толь

1 Попов Р.Балканската политика., с.40-42,62,105-115,143-151, 202-208 ко центром исследования является Болгария (это обусловлено называнием работы), но она определяет и всю политику балканских стран. Между тем известно, что события восточного кризиса 90-х гг. НХ в. развивались на территории всей европейской Турции и европейские страны, а также балканские государства реагировали и на армянские события, и на восстание на о. Крите,и македонские выступление. С 90-х гг. XIX в. европейские провинции Турции превратились в фокус, вобравший в себя все внешнеполитические интересы прежде всего балканских стран. Исследуя балканскую политику Болгарии в года ближневосточного кризиса 1894-1898 гг., Р.Попов не ставил перед собою задачу исследовать ее продолжение до 1903 г. Тем более он не искал решение проблем о месте болгарского княжества в экономических и политических планах России и Австро-Венгрии на Балканах на рубеже Х1Х-начале XX вв.

Современная болгарская историография большое внимание уделяет также изучению двусторонних отношений с балканскими соседями.; Так в статье КЛЛанчева "Проблемы сербской внешней политике в

-1 конце XIX в. (1889-1893 гг.)" изучались болгаро-сербские взаимоотношения и политика сербского государства в отношении великих держав. Хотя хронологические райки статьи и задачи, поставленные автором, отличаются от вопросов, освещенных в диссертации она полезна для нашей теш в том плане, что позволяет понять предысторию болгаро-сербских взаимоотношении, являющиеся одним из аспектов нашего исследования.

Другой болгарский историк Т.Влахов в своем научном труде "Криза в българо-турските отношения (1895-1908 г.)"исследовал

Манчев К.Проблеми на сръбската външна политика в края на Х1Хв. (1889-1893 г.) - В:"Националноосвободителни движения на Балка-ните в края на XIX в. (Студия балканик).12,София, 1976 большой круг проблем, связанных с болгаро-турецкими отношениями. Политика России и Австро-Венгрии на Балканах затрагивается в работе только применительно к решению основной проблемы - отношениям Болгарии с Турцией в конце Х1Х-начале XX вв.

Югославская и венгерская марксистская историография

В современной югославской историографии представляет интерес для данной диссертации книга М.Миноски "Политиката на Австро-Унгаргаа спрема Македонии а и македонского прашанье 1876-1903"-Исследуя политику Австро-Венгрии в отношении северо-западной области Европейской Турции автор приходит к выводу, что Габсбургская империя относилась к национально-освободительному движению негативно и все делала для того, чтобы его подавить. М.Миноски объясняет эту политику Дунайской монархии опасением вероятного отпадения Македонии, Крита от Османской империи и боязнью национальных движений в Габсбургской монархии. По мнению автора в конце Х1Х-начале XX вв. эти области, включенные в состав Турции более соответствовали планам австро-венгерской буржуазии по их экономическому закабалению, нежели, если бы они находились в грани2 цах какого-либо балканского государства. Тема нашей диссертации не исследовалаяьсавтором.

Балканской политикой Габсбургской монархии интересовались и венгерские историки. Так И.Диоцеги исследовал проблемы; связанные с общей внешнеполитической направленностью венского кабинета Миноски М.Политиката на Австро-Унгариза спрема Македониза и македонского прашанье 1878-1903 г.,Скопие, 1982

Миноски М.Указ.соч.,с.315 в последней четверти XIX в.1 Анализируя балканскую политику Австро-Венгрии в года болгарского кризиса (1886-1896 гг.), венгерский историк раскрывает позиции тех политических сил, которые определяли внешнеполитическую направленность австрийских кабинетов в эти годы. И.Диоцеги не рассматривал специально вопросы нашей теш. Тем не менее дает ценную для нас информацию о деятельности австрийских дипломатов на Балканах.

Большое значение для темы диссертации имеют работы .другого венгерского автора - Э.Палоташа. Его интересовали вопросы, связанные с действиями австро-венгерской дипломатии во время выхо2 да Болгарии из внешнеполитической изоляции 1894-1896 гг., а Q такие предыстория русско-австро-венгерского соглашения 1897 г. и македонский вопрос на исходе XIX в.4 На основе богатого мате

1 Diazegi I. Einige Bemerkungen zur Frage der osterreichishun-garischen Ostpolitik - Österreich-Ungarn in der Weltpolitik 1900-1918. Berlin,1965; Die österreichisch-ungarische Monarchie in der internationalen Politik im letzten Drittel des 19. Jahr-hundents - Etudes historiques, Publiées к l'occasion du XIII Congrés international des Sciences historiques par lscommission international des historiques hongrios, Budapest, 1970 9

J Палотви Э. Българският въпрос и австро.унгарската дипломация през 1894-1896 г. Сборник в чест на акад. Д. Косев. Сосрия, 1974 Q

Балоталг Э. Балканская политика Австро-Венгрии и авсгро-венгер-ско-русские отношения в конце XIX в. Дисс., М., 1У67 ■ Палоташ Э. Из .дипломатической истории македонского вопросаша

ИСХОДе XIX В. — "Annales Univers itatis Scientiarum Budapesti-nensis de Rolando Eötvös nominatae. Sectio Histórica", Budapest, 1963 риала, прежде всего из венгерских архивов, Палоташ анализирует политику дипломатии Австро-Венгрии, направлению к у силе шло ее гегемонии на Балканском полуострове.' Исследуя балканскую политику Австро-Венгрии в 90-х гг. XII в., он приходит к выводу, что кроме Габсбургской империи, большинство из великих держав (России, Франции, Германии) в эти годы также были заинтересованы в л сохранении Турции.' Изучат австро-русские дипломатические отношения нагануне соглашения 1897 г., Палоташ обратил внимание на точки соприкосновения в действиях русской и австро-венгерской дипломатии.; Определяя внешнюю политику Австро-Венгрии и России на Балканах как империалистическую, он не делал различий между мотивами, которыми руководствовались оба правительства, соглар таясьна сохранение статус-кво на Балканах. Палоташ не учитывал тот факт, что Россия на Балканском полуострове искала сохранения своих позиции и спокойствия, необходимы*для реализации своих интересов на Дальнем Востоке, а Австро-Венгрия- всегда была противником славянских движений.

Зарубежная буржуазная историография

В австрийской историографии существует мало исследовании о внешней политике Австро-Венгрии в конце XIX-начале XX вв. Это, по мнению австрийского историка Р.Зигхарта, объяснялось "пассивными действиями австро-венгерской политики, которая стретчилдсь о к проведению мирного политического курса на Балканах и в Европе. В австрийской историографии в начале XX в. акцент делался на же

Палоташ Э. Из дипломатической истории., р. 118 р

Палоташ Э.> Балканская политика Австро-Венгрии.1., с.250-255

S Sieghart R. Die lezten Jahrzehnte einer grossmacht Menschen, Völker, Probleme des Habsburger - Rechs, Berlin,1932 ь!<;:ли?те:>'а »

СССР t и«, вланки австрийского императора Франца-Йосифа проводать совместую с Россией политику на Ближнем Востоке» Это положение австрийские историки вццвигали в качестве основной причины для заключения 1 двустороннего соглашения 1897 г.- Ч.Сосновскии в своем труде "Die

Balkanpolitik Osterreich -Ungarns aeit 1866" С'ГПТаЛ, С ОД

НОЙ стороны личность австро-венгерского министра иностранных дел А.Голуховского единственным двигателем внешнеполитического, курса Габсбургской монархии, а с .другой утверждал, что Голуховский ничего не делал без содействии и совета со стороны русскор го министра иностранных дел MЛ.Муравьева." Но эти два положения нельзя согласовать меэвду собой, тем более что действия Голухов-ского и остальных австро-венгерских дипломатов на Балканском полуострове опровергают выводы автора.1- Документы доказывают зависимость австрийской политики не столько от России, сколько от Германии.^ Тенденциозно и односторонне рассматривая балканскую политику Австро-Венгрии как подчинающуюся России, Ч.Сосновскии умалял роль австровенгерского капитала по закабалению Балкан.

В работах австрийских историков после Второй мировой войны прослеживается стремление к изучению восточной политики Дунайской монархии как одного из аспектов деятельности австро-венгерского императора Франца-Иосифа. Историк Х^Юбесбергер исследуя политику 1

Th.Sosnovsky.Die Balkanpolitik Osterreich - Ungarns seit 1866.T. L. Berlin, Frauendienst.W. Zur orientalischen Frage. Ein diplomatischer Schriftwechsel - in; Berliner Monatshefte, 20 Jahr, August 19^2 2

Sosnovsky. Th. Op.cit., s . 1 3^ 3

Frischauer P. Die Habsburger Geschichte einer Familie. Wien,196l; Kielmansegg E. Kaiserhaus Staatsmänner und Politiker Aufzeichnung gen des k.k. - Statthalters Erich Graf Kielmansegg. Wien,1966; Hans P. Kaiser Franz Joseph I.Beitrag zur Bild - Documentation seines Lebens. Wien - München, 1966

Австро-Венгрии на Балканах накануне первой мировой войны пред-. сгавлял ее как благоприятную для балканских стран и противопос-. тавлял ее другим великш державам, которые, в отличие от Австро

Венгрии, не стремились к улучшению положения балканских народов, 1 а к удовлетворению своих гегемонистичных планов.

Неправильный подход к исследованию исторических событий и истории международных отношений привел австрийских историков к ошибочным выводам и при рассмотрения внешней политики Австро-Венгрии в конце XII-начале XX вв. Политика Австро-Венгрии ими объяснялась личным делом императора и министра иностранных дел; факторы объективного характера не учитывались, мало внимания уделялось поискам истинных причин внешнеполитической деятельности Габсбургской империи, а также выявлению места Габсбургской империи в Тройственном союзе и в планах германского империализма.- До недавнего времени в австрийской историографии не было исследований, посвященных болгаро-австрийским отношениям, не говоря уже о русско-австро-болгарских связах в области политики и экономики на рубеже XIX-начале XX вв.

Положение несколько выправилось к концу 70-х гг. XX в/ В

1979 r.t появляется монография о болгаро-австрийских отношениях. р

Она называется "Фердинанд-Лиса". Книга написана англиншшшбол-гарского происхождения Ст.Константом. В ней прослеживается жизненный путь и политическая карьера Фердинанда Кобургского на фоне болгарского, балканского и европейского политического разви

1 Übersberger H. Osterrech zwischen Rußland und Serbien.Zür Südslawischen Frage und der Entstehung des Ersten Weltkriedes. Köln/Graz, 1958

2 Constant St.Foxy Ferdinand 1861-19^8.Tsarof Bulgaria.London,1979 тия.1' На основе богатого архивного материала из английских и семейных (автор является потомком болгарских государственных деятелей Т.Бурмова, Ст.Данева и .др.) архивов Ст.Констант обогащает представление о времени с середины 80-х гг. III до 20-х гг. Ив. Касаясь конца XIX-начала И вв., автор раскрывает внутриполитическую обстановку в Болгарии, позволившую Фердинанду отдавать предпочтение1, слабым и бесхарактерным политикам. Но автор не дает ответ на самый главный вопрос, связанный с утверждением Фердинанда в болгарской истории и его падением в 1918 г., а также не выясняет причины для установления так называемого личного режима Фердинанда Кобургского. s К К

Обзор марксисткой и буржуазной литературы дает возможность познакомиться с основными направлениями в исследовании балкан- . ской проблемы в конце ХП-начале XX вв. В то же время он показывает необходимость дальнейшей разработки проблем и аспектов отношений между Россией, Австро-Венгрией в Болгарии конкретно-исторически.' Не случайно в специальной обобщающей работе "Итога и задачи изучения внешней политики России" отмечается, что до сих пор нет исследований об отношениях России и Австро-Венгрии на 1

Ближнем Востоке на рубеже ПХ-ХХ вв.

Итога и задачи изучения внешней политики России. М., 1931,

I ГЛАВА» ПОЛИТИКА РОССИИ, АВСТРО-ВЕНГРИИ И БОЛГАРИИ НА БАЛКАНАХ В ГОДЫ БЛИЖНЕВОСТОЧНОГО КРИЗИСА В СЕРВДИНЕ 90-х гг. XIX в.

В конце XIX в.-- на Балканском полуострове было еще много нерешенных проблем, которые беспокоили как местное население, так и великие державы.5 Восточный вопрос, который Ф.Энгельс определял как "вопрос о сохранении турецкого владычества в славянских, греческих и албанских областях, а также спор об обладании входом в 1

Черное море," в середине 90-х хт.! XIX в. вспыхнул с новой силой и привел к новому восточному кризису. Его появление было вызвано национально-освободительными движениями порабощенных национальностей Османской империи - армян в Малой Азии, греков на о.Крите, населения Македонии и Одринской Фракии.! Эти .движения были связаны с тяжелым положением народов этих областей Османской империи, с требованием реализации тех пунктов Берлинского договора, которые предусматривали реформы в Малой Азш и на Балканах. Невыполнение турецкой администрацией обещаний, которые содержались в тексте Берлинского договора и проекте 1880 г., привело к усилению экономической, политической и национальной эксплуатации. В результате . этого, летом 1894 г.: в армянских провинциях Турции вспыхнули вол2 нения, направленные на совершенствование системы управления. Вслед за армянскими областями волнения, положившие начало Ближне

1 См.: Энгельс Ф. Внешняя политика русского царизма.Т. 22, с. 49 р

См.: Овнанян С. Армяно-болгарские исторические связи.1 Ереван, 1972, с.' 293 и сл.: Саркисян Е.К.Политика османского правительства в Западной Армении.'Ереван, 1973: Георгиев В.А. Киняпина Н.С., Панченкова М/Г., Шеремет В.И.(отв.ред.Н.С.Киняпина).Восточный волрос во внешней политике России. М., с.258-268 восточному кризису 1894 г., прокатились по Криту, ^пиру и Маке-, донии. Со своей стороны, волнения в балканских провинциях Османской империи вызвали цепную реакцию в балканских странах: Болгарии, Греции, Сербии и Румынии, которые интересовались положением своих соотечествеников в вилайетах, оставшихся во владении Тур-щи,' Между этими государствами существовали серьезные противоречия, вызванные их планами в отношении судеб европейски:: провинций Османской империи. Каждая из балканских стран выдвигала такие требования, которые подготавливали бы обстановку, прежде всего в Македонии, для аннексии.1 Если болгарские правительства выдвигали требования о быстрейшем проведении в жизнь статьи 23 Берлинского договора, предусматривавшей преобразования в управлении вилайетов и улучшение положения порабощенных национальностей, то правительства Греции и Сербии настаивали на разделе Македонии и предварительном определении сфер влияния. Еще в 1880 г. эти идеи были предложены для обсуждения Болгарии, но встретили решительный .

-1 отказ болгарского правительства. Переговоры между Сербией и Грецией о разделе Македонии в 80-х и начале 90-х гг. XIX в. также р окончились безрезультатно.

На первом этапе кризиса (1894-1896 гг.) каждая балканская страна искала самостоятельный путь к реализации своих планов.

См.): Стателова Е.Дипломацията на Княжество България 1879-1886 г.; София, 1979, с. 149 о

См.: ЪорЪотЬ Бл. Серби¿а и Грчка 1891-1893. Прилог за истори-3у српске дипломати ¿е при Бра з у XIX века.' Бе оград, 1923: Ман-чев К.Проблеми на сръбската външна политика в ярая на XIX в. -Националноосвободителни движения на Балканите в края на НХ в.; (Студия балканика). ]) 12, София,1976; Попов Р. Балканската политика на България 1894-1898 г. София, 1984, с. 17

Сербия активизировала политику в отношений Турции, что нашло проявление в визите короля Александра Обреновича в Константинополь в июне 1894 г. Сербские руководители стремились сохранить диплома-, тические отношения с Портой, чтобы получить дополнительные привив легии для сербов в Европейской Турции. Сербский король Александр Обренович изложил требования Сербии: признание сербской народности в Турции, открытие сербских школ и назначение сербских митрополитов в северо-западных провинциях Европейской Турции. Эти требования были приняты султаном с уверением, что в свое время они 1 будут выполнены.

Правительство Греции, пользуясь напряженным положением в

Турции, стремилось не только к защите своих соотечествеников на о.'Крите и в Эпире, но и к усилению греческой пропаганды в Македонии.! Это нашло выражение как в создании в ноябре 1894 г. в Афинах тайной национальной организации, в которую входили офицеры о греческой армии, так и в стремлении Вселенской Патриаршии уменьшить влияние Екзархии среда болгар в европейских провинциях Тур

Г2

ЦИИ.1

В планы болгарского кабинета К.Стоилова (1894-1899 гг.) не входило обострение отношений с Портой. Являясь вассалом Османской империи, княжеское правительство уделяло отношениям с султаном большое внимание.' В этой связи руководители болгарской политики

1 БорЯевиЙ Вл. Указ.соч., с. 32

2 "

Попов Р. Указ. соч., с. 20 о Центральный государственный исторический архив - София (в дальнейшем - ЦЩА), ф. 1318, оп.1, а.е. 4418, л. 29-31; Кирил,патриарх български. Българската Екзархия в Македония и Одринско след Освободителната война 1877-1878 г. Т.1(1878-1885). кн. 2. София, 1970 видели свою задачу в сохранении добрососедских отношении с Константинополем.- В августе 1894 г. болгарский министр иностранных дел Г.Начовкч через болгарского дипломатического агента в Константинополе П.Димитрова зондировал настроения в турецкой столице относительно вопроса соединения железных дорог в Македонии и Болгарии. Этот вопрос питался решить еще Ст.Стамболов (1887-1894 гг.'). Болгарские руководители рассматривали неопределенный ответ Порты как возможность возобновления в ближайшем будущем переговоров.^ . Поэтому 24 октября 1894 г., выступая в Народном собрании, К.Стойлов заявил, что болгарское правительство не хочет создавать осложнений в своих отношениях с Турцией и будет подр держивать с ней тесные связи. Требования о радикальных, в .духе Берлинского договора, реформах болгарское правительство выдвинуло вновь только после октября 1896 г., когда Османская империя была вынуждена принять проект реформ в Армении, разработанный Англией, Францией и Россией.

Событиями в Малой Азии окончился и первый период восточного кризиса, в котором балканские страны пытались воспользоваться критической для Османской империи ситуацией для решения собственных задач.

-1

Народная библиотека игл.Кирилла и Мефодия - Болгарский исторический архив (в дальнейшем ББЕМ-БИА), ф.14, а.е.117, л.1-4; Пан-тев А. Англия срещу Русия на Балканите 1879-1894.София,1972, с 267-269; Мишев Р. Австро-Унгария и българо-турските отношения (юли 1890-1892) - Научни изследвания на преподаватели от ВТУ"Кишл и Метода".Велико Търново, 1979 р

Стен.днев.^ ПИ 0НС.1 р. е. , с.57 и сл.

Овнасян С. Указ. соч.; Саркисян Е-К. Указ. соч.; Георгиев В. А., Киняпина Н.С. и др. Указ.соч., с.1 25й-268

Для балканских стран Критское восстание (конец 1896) и возобновление революционного движения в Македонии явились основанием для активизации их деятельности, направленной на изменение территориального статус-кво на Балканах* Революционные события на Крите и в балканских провинциях Османской империи ставили новые проблемы не только перед Портой, но и перед правительствами балканских стран. Восстание на Крите выдвинуло вопрос о представлении острову автономии и проведении реформ в европейских провинциях в духе постановлений Берлинского трактата. В этих условиях Греция активизировала свою деятельность, обещая военную 1 поддержку восставшим грекам на Крите. Греческое правительство открыто выступило с планами аннексии Крита. Это привело к резкому ухудшению греко-турецких отношений.

В Румынии события на о. Крит бнли встречены с беспокойством. Наибольшую опасность представляло вероятное вмешательство балканских стран в критские дела. Бухарест внимательно наблюдал за политикой афинского и софийского кабинетов, чутко реагируя р на возможные изменения статус-кво на Балканах.

Осложнения в отношениях между Грецией и Турцией были недоброжелательно восприняты и в Сербии. В Белграде оценили опасность дальнейшего развития революционного движения в Македонии, неминуемо приведшего бы к осложнению на Балканах и к более активному вмешательству великих держав. Опасность от сложившейся критической ситуации вынудила Сербию сделать предложение болгарскому князю

0 подписании двустороннего соглашения относительно их совместных 1 ор,вс1 12, 1л 3006,Плесен(дипломатический представитель Германии в Афинах) ТЩ-у в Берлине, 18,П. 1896; Попов Р. Указ.соч.,с.99 2 Попов Р. Указ.соч., с. 129-130 1 действий в европейских провинциях Турции.

Предложение Сербии заключить союз с Болгарией тлело свою предысторию, связанную с изменениями в политической жизни как Сербии, так и болгарского княжествам Б агфеле 1895 г. ушел от активной деятельности бывший сербский король Милан, проводивший цроавстрийскую политику. К власти пришла прогрессивная партия во главе с Ст.Новаковичем, которая, не встретив.поддержки со стороны Австро-Венгрии в своей балканской политике, обратилось за содействием и помощью к Росии.

В Болгарии также наметились изменения во внугри-и внешнеполитической деятельности княжества. Правительство К.Стоилова, пришедшее к власти 19 мая 1894 г., оказалось перед необходимостью срочно приступить к решению сложных внутри- и внешнеполитических задач, доставшихся ему от предшествовавшего кабинета Ст.Стамболо-ва (1887-1894 гг.).; Среди этих задач особое место занимали такие проблемы, как восстановление русско-болгарских дипломатических отношений, официальное цризнание султаном и европейскими правительствами князя Фердинанда в качества главы Болгарии, стабилизация внутреннего положения в стране. Разрыв дипломатических отношений между Болгарией и Россией в конце 8п-х гг. XIX в. был невыгоден обеим странам. Но особенно он задел национальные интересы Болгарии. В результате разрыва отдалялась возможность освобождения княжества от турецкой вассальной зависимости, усиливалось вмешательство Западной Европы во внутренние дела Болгарии*. Попытки кабинета Ст.Стайболова, опиравшегося на торговую буржуазию и австрийские правящие круги, добиться от западноевропейских правительств признания Фердинанда законной главой княжества и поднять тем самым авторитет Болгарии на международной

1 ЦПИА, ф.; 600' , а.е. 78, л.32; ф.176,оп.1,а.е. 902, л. 1-4 арене не привели к успеху«. Неустойчивое внешнеполитическое положение сказывалось и на экономическом состоянии Болгарии.^ Займы, полученные из Бены, подчиняли экономику страны интересам Австро-Венгрии и Германии, "Народ крайне обременен налогам!, под тяжестью которых изнемогает сельское хозяйство и промышленность" информировал А.И.Нелидов русского министра иностранных дел Н.К. р

Гирса.1 В Болгарии недовольство политикой Ст.Стамболова проявилось в форме резкой критики правительственного курса оппозицией во главе с Начевичем, Стойловым, Радославовым и Тончевым. Стремление премьер-министра к личной■диктатуре, конфликты с военными и князем Фердинандом привели в мае 1894 г. к отставке Ст.Стамболова.1. Следующий премьер-министр К.Стоилов был очень удобным болгарскому князю человеком. Более уступчивый и более завистный от .других,.чем Стамболов, Стоилов не только из благодарности князу, избравшему его на этот пост, но и из страха потерять свое положение, стремился к быстрому урегулированию внешнеполитического положения кнжесгва Болгарии. Придя к ъласти, К.Стоилов создал для Фердинанда более удобные условия с тем, чтобы укрепить его позиции в общественной жизни страны. Сохраняя, подобно Стамболо-ву, тесные торговые связи с Западом, он, вместе с тем, был лоялен к России, что делало его самым подходящим человеком для решения сложных для княжества проблем. Признание Фердинанда Кобург1

Мартыненко А.К. Русско-болгарские отношения в 1894-19^2.Киев, 1967,звл.1; Ангелов Д., Тодоров Н.-, Цветкова Б. Стопанска история на България (в дальнейшем - Стопанска история на България), София, 1981 р

Архив внешней политики России (в дальнейшем - АВБР), ф.Политар-хив (в дальнейшем - ПА), л,57/об; Георгиев В.А.,Киняпина К.С. Указ.соч., с. 279 ского законным князем Болгарии находилось в неразрывной связи с проблемой нормализации отношений с Россией. При решении последнего вопроса кабинет Стоилова должен был считаться с заинтересованностью остальных великих держав, особенно Австро-Венгрии и Англии, в балканском и восточном вопросах. Сближение с Петербургом следовало осуществлять, не нарушая прежних связей с западными державами. Подобная линия поведения вытекала не только из политических, но и из экономических интересов Болгарии. Правительство должно было иметь в виду также и настроения большей части болгарского народа, который выступал за улучшение двусторонних русско-болгарских связей. Всеми этими соображениями определялись шаги правительства Стоилова в области внешней политики. Уже в первых заявлениях, сделанных после прихода к власти, Стоилов, пытаясь успокоить правительства .других государств, утверж1 дал, что будет продолжать курс кабинета Ст.Стамболова, Дипломатические представители Болгарии за границей должны были заверить правительства европейских стран, что Болгария не изменит свою внешнюю политику и что смена кабинетов произошла в силу внутренр них обстоятельств. Эти заверения, а также состав кабинета К.Стоилова, сформированного прежде всего из политиков, выступавших за сближение с западноевропейскими державами, успокоили правите ль-ства великих и .других европейских государств.

Иначе отнеслись к отставке, а затем убийству Ст.Стамболова в Петербурге. Смена правительства в Болгарии широко отражалась

1 НЫ<М-ЕИА.ф.14а.е. 117, л. 1-40; л. 19-20

2 ЦЩА, ф. 176, оп. 1, а. е. 809, л. 5-6

Палоташ Э. Българският въпрос и австроунгарската дипломация 1894-1896 г.-Сборник в чест на акад.Д.Кооев.Со^я,1974,с.2Р8-239 русской прессой, которая видела в этом"крупное политическое событие" Вопрос о восстановлении русского политического влияния в освобожденных Россией балканских странах и прежде всего в Болр гаршт широко обсуждался в русских политических кругах,"Замена кабинета Ст.Стамболова правительством Стоилова для определенной части русских дипломатов представлялась подходящим моментом для нормализации отношений с Болгарией, 15 августа 1894 г. министр иностранних дел и.К.Гире докладывал Александру III по болгарскому вопросу. Основная мысль, которую Гире проводал в своем докладе, состояла в том, что Россия долина воспользоваться приходом к власти кабинета Стоилова для изменения своих дипломатических отношений с Болгарией. Он указывал на то, что восстановление русско-болгарских взаимосвязей необходимо России из опасения усиления австрийского влияния в княжестве. Тем более, что новый болгарский премьер-министр известен своей лояльностью к России и сейчас легче возобновить политические отношения, чем прежде. Однако император отказался слушать и комментировать какие-либо проблемы, свяQ занные с Кобургом, что определялось его неприязнью к Фердинанду. Вместе с тем важно отметить, что личная антипатия Александра III к князу Болгарии являлась в данном случае фактором второстепенной значимости.' Главное же заключалось в отсутствии единомыслия в русских правительственных кругах по вопросу о том, следует ли искать пути к налаживанию отношений с Болгарией или нет.- Недоверие, кото1

С.Петербургские ведомости, 21.У.1894; Новое время, 22.Y.1894

2 -Татищев С.С. Из прошлого русской дипломатии. СПб,1890; дневник В.Н.Ламздорфа.Т.II/1891-1892/M.-Л., 1934; Хвостов В.1Л. Проблемы истории внешней политики России и международных отношении в конце XIX-начале XX в. М., 1977, с. 120-262 Q

Ламздорф В.Н. Указ. соч., е.- 29-31 рое высказывалось по этому поводу русским правительством, вытекав ло из первых внешнеполитических шагов правительства Стоилова, направленных на созфанение существовавшего до того времени внешнее политического курса страны. К этому следует добавить и стремление определенных кругов болгарской эмиграции, мечтавших в низвержении Фер,цинанда, оказать влияние на позицию петербургского кабинета."®" Следствием этого явилась публикация официозом русского правительства за границей газетой "Норд" сообщения, в котором прямо заявлялось, что несмотря на происходящие в Болгарии перемео ны, позиция России по болгарскому вопросу остается без изменения.

Вместе с тем тенденция к нормализации русско-болгарских отношений существовавшая в обеих странах, постепенно пробивала себе дорогу. Первые шаги в этом направлении сделало болгарское правительство, которое неоднократно высказывало намерение к восстановлению отношений с Россией. Эта мысль прослеживается еще в первом интервью иностранных дел Г.Р.Начовича австрийской газете "Neue Freie Pressе" а также в выступлениях премьер-министра К.Стоилова перед Q корреспондентом "Frankfurter Zeitung" Говоря О ВНеШНеЙ ПОЛИТИКе болгарского княжества они были едины в одном - без восстановления дипломатических связей с Россией Болгария не сможет проводить нормальные отношения с остальными государствами Европы.^

ОтсуЬтвие прямых контактов с русским правительством у Болгарии вполне устраивало правящие круги Запада. Они получили монопольное право на болгарское государство. Правительство Стоилова

АВПР,ф.ПА,д.1298,л.1-5. До 1896 г. П.Каравелов и его единомышленики продолжали поддерживать эти настроения среди болгарского общества о

Цит. по болгарской газете "Свободно слово",9.¥11.189/1: о

Цит. по болгарской газете "Свободно слово",12.YIII.1894

4 ™ Там же не могло этого не учитывать. Отсюда вытекали колебания и непоследовательность действий кабинета в процессе налаживания отноше

-1 ний между Болгарией и Россией. Венская .дипломатия не скрывала р своих надежд вновь увидеть Ст.Стамболова во главе правительства, "Из Вены советовали князю не расставаться со Стамболовым" - пиQ сал А.И.Нелидов. В Стефане Стамболове австро-венгерские правители видели человека, много сделавшего для укрепления экономического влияния Австро-Венгрии в Болгарии, для усиления финансовой зависимости княжества от Вены.

Сразу после отставки Стамболова все политические партии Болгарии, даже те, которые в течение 1887 г. выступали против выбора Фердинанда на болгарский престол, поддержали новое правительство и поспешили засвидетельствовать верноподданические чувства монарху. О этого времени проблема свержения Фердинанда перестала существовать,4 поскольку внутри страны не было партий, способных произвести переворот. Весьма интересными для понимания процессов, протекавших в среде болгарской общественности как внутри страны, так и за рубежом, представляют выступления Др. Цанкова, бывшего в 80-х - 90-х гг. XIX в. самым ярым противни -ком Фердинацда. В начале августа 1894 г. на страницах венской

Газеты "Neue Freie Presse"OH ОПубЛИКОВаЛ "Воззвание К б0ЛГарСК0А

Пантев А.Англия срещу Русия на Балканиге.(1879-1894). София, 1972, с. 228-232 р

Палоташ Э. Указ.соч., с. 239; Попов Р. Австро-Унгария и Бълга-рия след падането на Стамболовия режим (1894-1896).- Сборник "Външната политика на България 1879-1944 г. София, 197ö;>c. 110-111

3 АВПР,ф.ПА,д.25,л. 334-334/об

4 Съгласие, 23.Ш. 1894; ïïporpec, 23.Ш. 1894 1 му народу", в котором призывал к единению демократов вокруг болгарского престола. Этим он продемонстрировал окончательный отход от прежних позиций. Быстрая стабилизация внутриполитического положения в стране, а также единство политических партий, наметившееся после нисвержения Ст.Стамболова, сыграли существенную роль в процессе изменения отношения русских правительственных 1 кругов к новому болгарскому кабинету. Этому способствовали и выступления самого болгарского князя, которые хотя и были лишены искренности, однако содержали .дружественные в отношении Руссии заверения/ Одновременно болгарский экзарх Иосиф (можно предположить, что не без ведома болгарского правительства) вступил в контакт с русским послом в Константинополе А.И.Нелидовым, добио ваясь восстановления .дипломатических отношений с Болгарией.

Однако вплоть до середины октября 1894 г. существенных изменений в этом вопросе не наметились. Активность болгарского правительства заметно усилилась после смерти Александра III, питавшего непримиримую неприязнь к Фердинанду. От имени князя Фердинанда и Народного собрания 21 октября 1894 г. императору Николаю II и русскому правительству были отправлены телеграммы с выражением соболезнования по случаю кончины Александра 111.^ Ответ Петербурга отличался неопределенностью и содержал туманные намеки на возможное улучшение русско-болгарских отношений. Однако даже эти малозначащие высказывания были восприняты в Софии как свидетельство

Опубликовано и в "Съгласие", 13.YIII.1894 р

Панайотов Ив. Русия,великите сили и българският въпрос след из-бора на княз Фердинанд. София, 1942, с. 212 3 АВПР,ф.ПА,д.1298,л. 1-5 Минчевич П. Първите стъпки към помирението ни с Русия. - Съвре-менник, София, т.1, кн. 4-5, 1928, с. 212-215 стремления России к нормализации отношения с Болгарией. Ярким подтверждением этого явились слова С той лова, сказанные им 24 октября 1894 г. в Народном собрании, что его правительство сделает все необходимое, чтобы "налацить правильные отношения с л

Россией".

Несмотря на продемонстрированное болгарской стороной желание урегулировать отношения с Россией, Петербург продолжал проводить сдержанную политику. Заявление Болгарии о желании послать официальную делегацию для участия в похоронах Александра III было отклонено, но неофициально болгарские политические деятели приняли участие в траурной церемонии и даже были приняты Николаем II. Переговоры между Николаем II и министром иностранных дел А.Б.Ло-бановым-Ростовским, с одной стороны, и болгарскими представителями во главе с митрополитом Климентом - с .другой, велись вокруг вопроса о крещении наследника болгарского престола Бориса в православную веру. Болгарский князь Фердинанд по вероисповеданию был католиком. Русское правительство считало, что необходимо восстановить статьи Тырновской конституции о православном вероисповедании о болгарского князя. Лобанов-Ростовский, сторонник стабилизации обстановки на Балканах и восстановления дипломатических отношений с Болгарией, заверил болгарскую сторону в том, что существуют реальные возможности возродить прежние .дружеские связи между двумя странами. К сожалению, в его высказываниях не содержалось никаких конкретных указаний на то, какие именно шаги ожидали в Петербурге со стороны Болгарии.

1 Стен.дн. Till ОНС, I p.c., 24.IX.1894, с. 55 о

Мартыненко А.К. Указ.соч., с. 78

Ч '

НБШ-БИА,ф.14,а.е.3399,л.500; Гешов Ив. Българската депутация в Русия.; - Современник, I, кн.- 7-8, София, 1922, с.424-432

Визит болгарской делегации в Россию ознаменовал вступление русско-болгарских переговоров в решающую фазу. Англия и Австро-Венгрия высказали свое недовольство результатами дипломатической акции Болгарии. Особенно раздражал их тот сердечный прием, который оказала русская общественность представителям Болгарии. В то же время Лондон и Вена не выступали пряйо против восстановления русско-болгарских дипломатических отношений, опасаясь, что это может привести к усилению русского влияния в Болгарии и на Балканах, т.е. к нежелательным для них последствиям. Для того, чтобы не осложнять отношений с западноевропейскими державами, в Вену был отправлен болгарский министр иностранных дел Г.Начович. Ему следовало заверить венгерское правительство, что возобновление отношений с России "не затронет оснований внешней политики л которой придерживалась Болгария - Н.Д.) после 1885 г." С такой же миссией в Лондон отправился болгарский дипломатический предр ставитель в Константинополе П.Димитров.

Недовольство западноевропейских государств политикой Болгарии усилилось еще больше после убийства в начале 1895 г. От.Стам-болова.| По времени этот акт совпал с посещением болгарской делегацией России. Пресса и правительства Англии, Австро-Венгрии, Германии и Румынии отреагировали на гибель Ст.Стамболова очень остро. Они высказывали свое сожаление по поводу его смерти и свое негоQ дование в отношении его убийц. В Лондоне отказались выслушать . объяснения Димитрова, а либеральная и консервативная печать Англии не прекращала нападки на Болгарию. "С тех пор как депутация (болгарская делегация на похоронах Александра III -Н.Д.)была очень

1 НБШ-БИА, ф» 14, а. е. 4327, л. 3-5

2 Пантев А. Указ. соч., с. 147-164

3 НБШ-БИА, ф. 14, а» е. 3364, л. 326 тепло принята в Петербурге и с тех пор как было видно, что она может привести к примирению между Россией и Болгарией - писал П.Димитров Г.Начевичу - здешние газеты начали смотреть с недоверием на наше правительство и на нашего государя. Смерть.Стамл болова увеличила еще больше это недоверие. Не меньшую враждебность в отношении болгарского правительства проявила и австро-венгерская дипломатия, более всего опасавшаяся усиления русского влияния в княжестве.- Граф Голуховский и «ранц-Йосиге пытались привлечь к антирусским и антиболгарским акциям своих союзников Германию и Италию. Б беседах с германским послом в Бене Ойленбургом р они называли Россию "нашим общим неприятелем". В соответствии с инструкциями своих правительств .дипломатические представители Англии, Австро-Венгии, Румынии в Софии заняли враждебную болгарскому кабинету позицию и содействовали созданию дополнительных о трудностей. С одной стороны* преувеличивалась нестабильность политического положения в княжестве, а с другой - делался еще больше нажим на правительство для приостановления революционного

НБШ-БИА,ф. 14,а. е.666,л.202-204; Панайотов Ив. Вусия, Великите сили и българският въпрос след избора на княз Фердинад 1888-1896, София,1941, с.249-257; Мартыненко А.К. Указ.соч., с.60-64 р ор,вс1. ю,N2^88 Ойленбург Хоенлое,Виена,8»¥1П.1895; 0 позиции Австро-Венгрии в периоде до восстановления русско-болгарских отношений.' См.Попов Р.Австро-Унгария и България след падането на Стамболовия режим(1894-1896)- Изследвания по българска история. Т.З.(Външната политика на България 1878-1944),София, 1978, с.'106-148

ЩЩА.ф.З,оп.8,а.е.26;ввр,зег±е1.-ь.гг; В 97; й 10; Попов Р.Балкан-ската политика ., с.53 движения в Македонии.

Медленное налаживание болгаро-русских отношений и неопределенное международное положение Болгарии в связи в непризнанием великими державами Фердинанда вызывали недоверие к кабинету и в самой стране. Заметно активизировалась оппозиция, что заставило правительство Стоилова предпринять ряд дипломатических акций, направленных на ускорение процесса восстановления отношений с Россией - в первую очередь, следовало полностью преодолеть колебания болгарского князя. Основная причина опасений Фердинанда относительно перехода его сына в православную веру состояла в том, что он опасался, как бы Петербург восспользовавшись этой ситуацией, не заставил его отказаться от трона в пользу наследни-1 ка. Поведение русской дипломатии давало некоторое основание для подобного вывода. Почти до самого момента крещения болгарского преетонаследника русский посол в Константинополе А.И.Нелидов старался отделить вопрос о возобновления отношений между двумя странами от проблемы признания болгарского князя. Последнюю он считал объектом более широкого международного обсуждения, поскольку вопрос о признании князя касается не только России, но и всех р стран, подписавших Берлинский трактат.

Преодолеть опасения князя оказалось довольно трудно. Угрозы со стороны правительства, что оно подаст в отставку, не привели к сг желаемым результатам. Только после 29 октября 1895 г., когда на князя оказало давлениеи Народное собрание, он согласился сделать официальное заявление о крещении своего сына в православную веру.

1 ЦЩА,ф.600,оп.1,а. е.73, л.23-24

2 АВПР,ф.ПА,д.1298,л.1-5

3 НБМ-БИА,ф.237,д. II Д 2459; 1ЦЩА,ю.600,оп.1,а.е.73,л.22-23

Он заявил, что .удовлетворяет "всенародное и горячее желание" на1 родных депутатов о переходе князя Бориса в православие. Попытки Фердинанда заручиться согласием Ватикана и своих родственников в . отношении изменения вероисповедания наследника болгарского престола завершились безрезультатно. Ни Ватикан, ни родственники-католики не дали своего согласия. Поэтому во второй половине января 1896 г. Фердинанд обнародовал манифест, в котором объявил о своем официальном согласии крестить князя Бориса в православную р веру. Одновременно Николаи II удовлетворил просьбу Фердинанда о стать крестным отцом наследника болгарской короны.

Порта поспешила еще до торжественной церемонии в Софии направить великим державам ноту с просьбой признать Фердинанда князем Болгарии.^ Хотя до этого момента Австро-Венгрия отрицательно относилась к назревавшим в Болгарии событиям, она первая отозвалась на просьбу Константинополя. Тем самым Вена стремилась уменьшить роль Роошш.:в вопросе признания болгарского князя*^ Австро-венгерская пресса также резко изменила тон своих публикаций и стала вполне благосклонно комментировать манифест Фердинанда. "Fremebüatt" .--писал: "Манифест болгарского владетеля, объявляющий

0 его согласии крестить своего сына Бориса в православную веру,

1 Стен.дн. ¥111 ОНС, II p.c.,с.43

2 Мир, 23.1.1896

3 АВПР,ф.ПА,л.20-21 ^ Там же, л. 51-53

5 АВПР,ф.ПА,д.1299,л.23 с

Палоташ Э. Българския въпрос и австроунгарската дипломация през 1894-1896.- Сборник в чест на акад.Д.Косев.София,1974,с.250

Fremdeblatt, 26.1.I896; Neues Wiener Tageblatt, 28.1.I896 является еще одним ярким доказательством искреннего желания Фердинанда приобщить себя и свою семью к народу, которым он призван руководить. При этом особо подчеркивалось, что "Австро-Венгрия о никогда не считала Фердинанда узурпатором." Одновременно Вена выступила с официальным разъяснением того факта, что выраженное ею согласие признать Фердинанда болгарским князем носит в отношении Болгарии дружественный характер и не преследует каких-либо корыстных целей. Таким путем Австро-Венгрия стремилась сохранить свои позиции в Болгарии.

2 февраля 1896 г. в прис.т'бтвии представителя русского императора князя А.А.Голенищева-Кутузова, а также представителей Османской империи, Франции, Сербии и Греции совершилось крещение наследника болгарского престола. Представители Австро-Венгрии, Германии и Англии отсутствовали^ Этот акт означал начало процесса нормализации отношений между Болгарией и Россией. Сразу же после этого русское правительство послало своему дипломатическому агенту в Софии Н»Чарыкову инструкцию, в которой излагались основные задачи русской политики как на Балканах, так и в Болгарии в частности: "Мы не хотим, - говорилось в ней,- никаких осложнений и желаем избегать осложнения на Балканском полуострове. Ни мы, ни державы не допустим агитации в европейской части Османской Турции, могущие вызвать восстание весною (1896-Н.Д.) и поставить к на очередь Восточный вопрос. Чарыков ответил, что будет строго 1

Fremblatt, 26.1.1896 2

Fremblatt„31.1.1896; Neue Wiener Tageblatt,30.I.1896»Neue Freie Presse, 31.1.1896 3

Fremdeblatt,31.1.1896; Neue Freie Presse,31.1.1896,Neue Wiener Tageblatt,30.1.1896

4 ABnPfm.IIA,1298,ji.77/o6;R. 1299,JI.26

5 ABHP, m. IIA, 129 8, ji. 12-14 следовать данным инструкциям, избегая вмешательства "в вопросы 1 внутренние". В марте 1896 г. в венском официозе "politische Correspondenz" было опубликовано писвмо из Петербурга, в котором прямо заявлялось: "Русское правительство ничего не требует от Болгарии, кроме воздержания от всего того, что могло бы повредить интересам России или нарушить мир на Балканском полуос-р трове."

Несмотря на благосклонное отношение султана к болгарскому правительству, Порта, желая подчеркнуть вассальную зависимость Болгарии, 2 марта 1896 г. вручила через представителя Турцию в Софии Фердинанду два фирмана. В первом Фердинанд признавался законным князем вассальной Болгарии, а во втором ему присваивался о титул генерал-губернатора Восточной Румелии.

Восстановление русско-болгарских отношений привело к положительным переменам во внешнеполитической деятельности Болгарии. Официальное признание Россией и .другими великими державами законности княжеской власти Фердинанда ликвидировало внешнеполитическую изоляцию молодого государства. Вырос международный престиж Болгарии, увеличились возможности для дальнейшего развития русско-болгарских экономических, политических и культурных связей. Это событие было крупным не только для Болгарии, но и для других балканских стран. Естественно,

1 АВПР,ф.ПА,д.1298,л.202-204

Politische Correspondenz, 1.III.1896

3 ЩЩА,ф.176,оп.1,а.е.980,л.41; Мир, 2.3.1896; 7.3.1896 отношений, Фердинанд спешил .утвердить свои позиций в Болгарии.

Он начал с процедурных вопросов, связанных с определением его титула.! Он обратился к Порте с просьбой, чтобы за ним было признано право называться "королевским высочеством". Этот титул в дальнейшем широко применялся в русской и болгарской дипломати1 ческой переписке.

Австро-Венгрия отрицательно отреагировала на улучшение отношений между Софией и Петербургом. Бена опасалась, что Болгария, восстановив свои отношения с Россией, попытается изменить статус-кво на Балканах. Граф Голуховский неоднократно выступал по этому поводу, выражая мнение австрийских политических кругов и в первую р очередь императора ?>ранца-Мосифа. Австрийский министр иностранных дел утверждал, что венский кабинет впал бы в противоречие, если бы дал возможность Болгарии реализировать свои планы территориального расширения за счет Турции. Как отмечал русский посол в Вене Д.А.Капнист в депеше от 3.4.1896 г.- "признанная цель австро-венгерской политики заключается в том, чтобы сохранить существующее положение и,следовательно, противодействовать болгарской агитации среди населения Македонии."

Опасения Голуховского были оправданы. Действительно правительство Стоилова рассчитывало, что с восстановлением русско-болгарских отношений Болгария сможет уповать на русскую поддержку в своих сложных отношениях с балканскими странами и Османской империей. Тем более, что положение в Европейской Турции на изменилось,

1 АВПР,ф.ПА,д.1299,л.74:ф.И-во в Вене,д.425,л.62:ф.ПА,д.1298,221/об р

Мартыненко А.К. Указ.соч.,с.129,135;ste in.Р.Die Neuorientierung der österreichisch-ungarischen Aussenpolitik 1895-1897Ein Beitrag zur europäischen Bundnisrepublik in ausgehen der 19 Jahrhundert n Göttingen 1972, p. 68 d АВПР,ф.П-во в Вене,д.425,л.550 несмотря на тоя факт, что в сентябре 1896 г. султан приказал провести реформы в Армении и, исходя из местных условий, во всех л вилайетах империи. Дипломатические усилия болгарского правительства добиться привилегий для болгар в Македонии, а также решение греческого кабинета в январе 1897 г. присоединить Крит к Греции не дали положительных результатов. Болгарский кабинет, чтобы не остаться в одиночестве в осложнившейся обстановке на Балканах, несмотря на противоречия Сербии, Румынии, Греции в Европейской Турции, решил выступить с Сербией единым фронтом. Тем более, что Белград с 1895 г. ориентировал свою внешнюю политику на Россию.

Результатом этой полигики Софии и Белграда явилось болгаро-сербское соглашение, подписанное 19 февраля 1897 г. Четыре пункта соглашения исключали, во-первых, самостоятельные действия каждой стороны в случае осложнений в Османской Турции, во-вторых, не допускалось деление Македонии на сферы влияния, на чем наслаивала Сербия. Соглашение предусматривало участие обеих сторон в военных действиях в Македонии в случае войны т?ежду Грецией и Турцией. Это соглашение, к которому формально присоединилась Черногория, не ликвидировало те противоречия, которые существовали между балканскими державами в отношении европейских провинций Османской Турции, а обошло их. В соглашении отсусгвовали болгарское требование об автономии Македонии и сербское деление Македонии на сферы влияния. Сохранившиеся разногласия предопределили судьбу 2 данного соглашения: оно осталось на бумаге.

Одновременно Сербия и Болгария прибегли к самостоятельным демаршам в Константинополе, где отстаивали свои требования в об

1 ЦЦИА, й.176, оп. I, а. е. 944, л. 72 о

Мартыненко А.К.Указ.соч.,с.182; Попов Р. Балканската политика. С.: 137 ласти церкви и просвещения. Однако султанское правительство, соглашаясь удовлетворить некоторые требования Софии и Белграда, активно использовало противоречия между ними, сталкивая и тем са1 мым ослабляя их позиции, противопоставляя княжества .друг другу.

Б апреле 1897 г. Ближневосточный кризис достиг своего апогея. ■■ Началась греко-турецкая война. Дипломатическое вмешательство западных стран в Софии, Белграде и Цетине и внутренние противоречия балканских стран не позволили Болгарии, Сербии и Черногории вмешаться в вооруженный конфликт в Турции. Быстрое поражение греческой армии также способствовало этому. Дипломатические агенты

Болгарии, Сербии и Черногории в Константинополе заявили султану, о что их правительства будут придерживаться нейтралитета. Нейтралитет балканских правительств свидетельствовал о слабости балканских государств, неподготовленности к войне,отсутствии единства между ними. Международная обстановка также повлияла на внешнеполитическую линию балканских государств.

На втором этапе восточного кризиса (1896-апрель 1897 гг.) активное участие в событиях на Ближнем Востоке придали и великие державы, среди которых наиболее заинтересованными в решении балканских дел были Россия и Австро-Венгрия. В конце XIX-в. восточная политика этих государств стала терять былую активность, что нашло выражение в их совместном стремлении поддержать статус-кво на Балканах.:

В сере,дине 90-х гг. XIX в. монархия Габсбургов переживала глубокий кризис. В ней шла борьба немецких* мадьярских и славянских национальностей. К старой борьбе между немецкими либералами-центристами и венграми против феодально-клерикально-федералистил

Этот вопрос исследован в главе III § 2 данной работе 9 Попов Р.- Балканската политика., с. 160 ческих элементов присоединилась волна демократических националь1 них движений: младочешского, а затем и южнославянского. Вытесненная в результате двух неудачных войн с Францией и Пруссией из Италии и Германии, Австро-Венгрия в последней четверги XIX в., р опираясь на помощь Германии, усилила свою экспансию на Балканах. Острая борьба велась по поводу внешнеполитического курса Габсбургской монархии. Усиление шнославянского элемента в Австро-Венгрии было нежелательно с точки зрения сохранения равновесия австро-венгерской монархии. В конце XIX в. Габсбургская монархия объединила области, в которых экономика развивалась крайне неравномерно. В Австрии (Цислейтании) промышленность была сконцентрирована главным образом в нижней Австрии, Чехии и Триесте. Венгрия (Транслей-тания)была промышленно отсталой аграрной частью монархии. Для венгерских аграриев включение сельскохозяйственных славянских областей в состав Австрии нанесло бы непосредственный экономический ущерб.- В Венгрии в экономической экспансии на Балканах были заинтересованы слои купечества, которые торговали с балканскими странами. Но интересы самих мадьярских магнатов, за исключением сахарозаводчиков, требовали не экономического проникновения на Балканы, а экономической изоляции от балканского рынка.4 В противоположность венграм, австрийская буржуазия, хотя и опасалась усиления славянского населения, была весьма заинтересована в расширении и 1

Хвостов В.¡^.Ближневосточный кризис 1895-1897 гг.- Историк-марксист,1929, т.13,с.39; Скальковский К. Внешняя политика России и положение иностранных держав.С.,ПБ,1901,с.54 2

Политика Н.Возникновение мировой войны. М., 1935, с. 15 йР, 1;. 12, N 2836

4 Миноски М.-Политиката на Австро-Унгари а спрема Македони а и ма-кедонското прашен е. 1878-1903. Ско^'е, 1982, с.259 укреплении экономического влияния на Балканах. Однако она не обладала еще необходимыми возможностями для проведения политической аннексии, да и между народная обстановка не позволяла осуществить подобные цели. Эти соображения обусловили характер австрийской внешней политики.

В такой обстановке австрийское правительство и при Кальнол ки и при Голуховскш опасалось аннексировать Боснию и Герцеговину (оккупированы Австро-Венгрией в 1878 г*), ибо это сказалось бы на политике австрийского правительства, усилило бы лавирование между венграми и славянами. Курса на лавирование придерживар лись в середине 90-х гг. XIX в. все австрийские кабинеты.

В то время, как на внешнеполитический курс .других западных стран влияли в целом империалистические устремления господствовавших классов, в Австро-Венгрии решающее влияние на внешнюю политику оказывали интересы промышленного капитала Австрии и венгерских землевладельцев, того блока, господство, которого в политическом аспекте выражалось в системе .дуализма. Из интересов этого блока в начале 90-х хт. XIX в. вытекали три внешнеполитические задачи: во-первых, поддержание территориального статус-кво на Балканах; во-вторых, усиление экономического и политического влияния Австрии на Балканском полуострове; во-третьих, решительная борьба с русским влиянием на Балканах.4 Все это нашло отражение в

1 Граю Кальноки (1881-1895 гг.) и граф Голуховский (1895-1906гг.) министры иностранных дел Австро-Венгрии 2

Московский еженедельник, год.Ш,1 5,1908,с.4-5; Хвостов В. Указ.соч., с.39 о Палоташ Э. Балканская политика Австро-Венгрии и австро-венгерско-русские отношения в конце ХЕХ в. Дис ЛЛ., 1967, с. 122 4 Там же, с. 40 лозунге:Vэкономическая гегемония без политической аннексии/' Немецкий историк Ч.Сосновски, анализируя балканскую политику Дунайской монархии, утверждал, что для австрийцев главная задача состояла в том, чтобы "Турция была сохранена, поддержана и уси1 лена."

В 1895 г. с поста министра иностранных дел Австро-Венгрии ушел граю Кальноки, который с 80-х гг. руководил внешней политикой двуединой монархии.' Назначенный на этот пост под влиянием р

Германии граф Голуховский изменил лишьметод угроз и нажима, хаQ рактерный для Кальноки, на более мягкий и усилил австро-венгерскую активность на Балканах.

Если в начале XIX в. граф Меттерних основную цель австрийской политики видел в том, что "Сербия была либо турецкой, либо австрийской"4, а граф Андраши после завершения Берлинского конгресса в 1878 г. телеграфировал Францу-Иосифу: "Дорога на Восток для Вашего Величества открыта", то в 1895 г. граф Голуховский

Sosnowsky Th. Die Balkanpolitik Österreich-Ungarns seit 1866 Bd. II, Berlin,191^ r P.116 2 gp,12, n 2932,2938 Заграничное путешествие.М.НЖуравьева в в 1897 г.-Красный архив, 4-5/47-48/,1931,л.78. stein р. Die Neurientierung der österreichisch-ungarischen Aussenpolitik 1895 ~ 1897. Gottingen, 1972, p.33

3 АВПР, ф. П—в о в Вене,Д.425, л. 34 Глебов В.Л.0сновные черты и приемы германской политики на Балканах в конце НХ-начале XX вв. - Германская восточная политика в новое и новейшее время. Проблемы истории и историографии.М., 1974,с.76

Полетика Н. Возникновение мировой войны.М., 1935,с.15 восклицал: "Австрия не может терпеть Россию в Константинополе, ибо тотчас же балканские государства, особенно Болгария, кристаллизируются вокруг этого нового центра." В этих словах в концентрированном виде отразилась вся сущность австрийской политики в восточном вопросе на протяжении XIX в.

Что касается политики русского правительства, то оно после Берлинского конгресса стремилось сохранить прежний режим проливов, запрещавший провод через них военных кораблей всех наций, а также поддержать целостность Турции. Проведение подобного курса продолжало оставаться актуальным и в середине 90-х гг. XIX в. в виду того, что овновным объектом русской политики именно в эти о годы становится Дальний Восток. Один из ревностных выразителей этого взгляда С.Ю.Витте считал, что "вопрос о проливах потерял свое значение." Однако в действительности Петербург не отказался от своих планов на Ближнем Востоке. Министры иностранных дел А.Б.Лобанов-Ростовский и М.Н.Муравьев уделяли восточному вопросу в целом и вопросу о проливах, в частности, большое внимание. Об этом свидетельствует записка М.Н.Муравьева от 1900 г. в которой говорилось, что западные державы и прежде всего Германия должны признать "исключительно за Россиею право ограждения, а в случае необходимости, и фактического занятия Босфора."4 К ним примыкал

1 GP. Bd10, N 2^97 р

Царская дипломатия о задачах России на Востоке в 1900 г.Публ. МхПокровского. - Красный архив,1926,т.5,/18/,с.17; Фей С. Происхождение мировой войны. Т.Х.М-Л., 1934, с.257

3 Витте С. Воспоминания.: Изд. 2.Т.П,М., 1960,с. 101

4 Царская .дипломатия о задачах России на Востоке в 1900,- -. Красный архив,1926,т.5/18/,с.12; Хвостов В.М. Ближневосточный кризис 1895-1897 гг. - . : Историк-марксист, 1922,т.13,с.37 русский посол в Вене И^А.Капнист, писавший в конце 1896 г., что в вопросе о проливах заключается сущность русской политики и одл на из главнейших задач, подлежащих разрешению на Востоке."

В конце 1896 г. в русских правящих кругах обсуждалась проблема проливов в связи с осложнением Критского вопроса, резней армян в Османской империи и опасностью вторжения британского флота в проливы. В такой сложной обстановке, когда основное внимание русского правительства было уделено дальневосточным делам, у Петербурга не было четкой программы в вопросе о проливах. Поэтому 5 декабря 1896 г. в русской столице под председательством Николая II и при участии военного министра П.П.Тыртова,начальника Генерального штаба Н.Н.Обручева, управляющего министерством иностранных дел П.П.Шишкина, министра финансов С.Ю.Витте и посла в Константинополе А.И.Нелидова, обсуждался проект последнего. А.И.Нелидов предлагал воспользоваться восточны;.! кризисом и овладеть Босфором с тем, чтобы опередить возможное вторжение англо-итальяно ского флота в Дарданеллы. Как описывал это совещание в своих мемуарах С.Ю.Витте (противник наступательной политики России на Ближнем Востоке, и в частности проекта А.И.Нелидова), оно при обнаруженных на нем противоречиях окончилось принятием решения гогэ товиться к высадке десанта на Босфоре. Император согласился с проектом Нелидова, но очень быстро, опасаясь обострения международной обстановки, в частности - осложнений с Францией, отказался от реализации плана по захвату Босфора.4

1 АВПР,ф.П-во в Вене,д.425,л.164 о

Витте С. Ю. Указ.соч.,с. 100; Георгиев В.А., Киняпина Н.С.Указ.соч., с.> 271

3 Там же

4 Проект захвата Босфора в 1896 г. - Красный архив,1931, К4-5/47-48/, е.! 69; Георгиев В.А., Киняпина Н.С. Указ. соч., с. 271-272

Не случайно, что министр иностранных дел Франции Г.Аното, узнав о проекте А.И,Нелидова осенью 1^96 г., немедленно высказал, согласие на английское предложение о конференции послов по турецкому вопросу. Он также предложил в качестве условий соглашения поддержание неделимости Османской империи, отказ от сепаративных 1 выступлений держав и установление кондоминиума над Турцией.

Для понимания той сложной обстановки, которая сложилась на Ближнем Востоке в это время, большой интерес представляет депеша русского посла в Вене Капниста (23.XII.1896 г.) П.А.Капнист считал одной из причин затяжного характера восточного кризиса отстраненность правительств европейских держав от его решения и подмена собственных действий инструкциями послам, не имевшим нужного авторитета. "Уклонившись от труда найти способ для: пресечения острого кризиса на Востоке и возложив эту обязанность всецело на своих представителей в Константинополе, Кабинеты Великих Держав вступили на путь, ведущий к последствиям, которые подлежит серьезно взвесить прежде, чем сделать сознательно дальнейший шаг на этом пути. По видимому, без всякого предварительного, существенного обмена мыслей, без всякого основного и определенного соглашения - общего или частного - между собою, Державы условились поручить своим послам в Костантинополе изыскать сообща нечто совершенно неопределенное" - полагал Капнист. пн отмечал, что это вызывает недоверие Порты, "которое уже -аамо по себе составляет значительную опасность и служит „препятствием к мирному разрешению или отсрочке жгучих вопросов." Он опасался, что "передав в руки Послов самый почин совокупного действия Держав л

Проект захвата Босфора в 1896 г. - Красный архив, 1931, 3) 4-5 /47-48/,с.54; Георгиев В.А., Киняпина Н.С. Указ.соч., с. 272273 и не дав им вместе с тем никакой руководящей нити, Европейские Кабинеты выпустили из собственных рук почти всякое влияние на ход дел в Оттоманской Империи и предоставляют его на произвол судьбы." Далее автор рассматривал те позиции как европейских стран, так и Османской Турции, которые определили бы дальнейшую судьбу Восточного вопроса. "От случайного каприза коварного и запуганного Падишаха, от благоусмотрения революционных армянских комитетов, от внезапного взрыва раздраженного мусульманского фанатизма, а не от воли Великих держав, воодушевленных миролюбивыми желаниями, будет при таком положении дела зависеть решение задачи, раскроется или нет в настоящем году весь Восточный вопрос со всеми своими последствиями, включая риск Европейской войны.

Конечно, для выбора между продолжением или остановкой на ятом избранном Европою пути, - продолжал Капнист - надлежит предварительно дать себе ясный отчет, в чем именно состоит намеченная цель, в том ли, чтобы раздуть Восточный вопрос и этим воспользоваться для его разрешения в выгодах з?.ой или .другой Державы, или же в том, чтобы его успокоить и отсрочить его разрешение?

Можно было думать несколько месяцев тому назад, что Англия придерживалась первого из этих двух воззрений, но скоро оказалось, что ей одной не по силам достигнуть желаемого результата, если совокупность Континентальных Держав тому воспротивится.

Германия и Франция не прямо заинтересованы в выборе момента для разрешения Восточной задачи.

Австро-Венгрия более всех других Держав опасается нарушения." -- замечает Капнист.

Русский посол в Вене уделил большое внимание вопросу о том, что~выгоднее Российской империи при сложившейся ситуации в Османской Турции. Он предлагал два варианта действия (Капнист называл их методы -П.Д.О "Первый из них, который может быть применен к

Восточному вопросу в настоящем его положении, тленно тот, который был принят в последнее время", - дать послам европейских государств в Константинополе свободу действий в зависимости от обстановки, не вооружая их никакими инструкциями. Но Капнист считал, что "предоставить полную инициативу Послам в Константинополе без строго определенных тесных рамок для их деятельности, значит раздуть Восточный вопрос." Исследуя все возможные последствия, происходившие из реализации этого проекта, он •приходил к следующему выводу. "Приняв такое раздутие за конечную намеченную цель, можно с некоторой уверенностью рассчитывать на то, что ежели Послы в Царьграде, предоставленные самим себе и найдут в своих совокупных совещаниях настоящую почву для отсрочки угрожающей Турции опасности, то это будет не скоро и, по всем вероятиям, после крити-ческого,.-взрыва, который может опрокинуть Оттоманскую империю." Он считал, что при настоящей расстановке сил на международной арене не исключена возможность Европейской войны.

Второй метод, который Капнист предлагал для разрешения Восточного вопроса, состоял в том, "чтобы вместо раздутия восточного вопроса, все усилия направить к тому, чтобы его уяснить, сузить и упростить, приведя его, выражаясь математическим языком, к простому знаменателю. Для этого надлежало бы презде всего снабдить, по взаимному соглашению между кабинетами, Послов в Константинополе точными и определенными инструкциями, ясно указывающими тесные рамки для возложенного на них совокупного труда." Рассматривая последние события на Востоке (в1896-Н.Д.), русский дипломат видел "большую опасность в перенесении борьбы в самый центр Османской империи, на берега Босфора и Турецкую столицу." Он считал, что как раз"с этого момента кризис усложнится и вступит в острый период, который ныне угрожает открытием Восточного вопроса в полном его объеме, независимо от Великих: держав."

Склоняясь больше к реализации второго варианта своего предложения, Капнист утверждал, что "лишь под условием твердого и искусного руководства со стороны одного из Кабинетов возможно было бы на некоторое время сохранить статус-кво и отсрочить разрешение Восточного вопроса."

Русский .дипломат заканчивал депешу выражением надежды, что считал бы свою цель достигнутой, если бы "внес свою скромную лепту и помог для выяснения затруднительного и опасного положения дел на Востоке."

Хотелось бы обратить внимание на то, что предложения Капниста не отличались от взглядов министра иностранных дел А.Б. Лобанова-Ростовского, умершего в августе 1896 г. Министр считал, что весной и летом 1896 г. действия русского правительства следует направить на то, чтобы воспрепятствовать всяким попыткам захвата проливов в будущем, к локализации восточного вопроса.2

Для того, чтобы обеспечить устойчивое положение на Балканах, помешать сепаратным действиям Австро-Венгрии, российское правительство было готово пойти на соглашение с венским кабинетом. Кроме того, наметилась общая линия между Россией и Центральными державами (Германией и Австро-Венгрией) и в армянском вопросе.3

По традиции, австрийское правительство в своей борьбе против русского влияния на Балканах искало союзника в лице Лондона.~

1 АВПР,ф.П-во в Вене,д.425,л.401-410 о

Хвостов В.М. Проблемы захвата Босфора в 90-х гг. - Историк-марксист, 1930, й 20, с. 26; Витте С.Ю. Указ.соч., с. 100

•з

Георгиев В.А., Кинялина Н.С и др. Указ.соч., с. 28 4 Быокенен Дж.Мемуары .дипломата.М., 1923,с. 6; АВПР,ф.П-во в Вене ьд. 425, л. 162/об

Как отмечал в своей депеше с 29 марта 1896 г. русский посол в

Бене Капнист, "эта тенденция, более или менее явная при Кально

-1 ки, обрисовалась более открыто при Голуховским." Но в середине 90-х гг. XIX в. Ловдон не был заинтересован в союзе с Австро-Венгрией, ибо в этот период интересы его были противоположны интересам^ Вены. Начиная с 70-х гг., происходил процесс перемещения центра экономических интересов английского капитализма с Ближнего Востока, в Индию и на Дальний Восток. Для Англии приобрели исключительный интерес те области Османской империи, которые оказались господствующими над путям™ в Китай и Индию, включая Египет, северную Аравию, Месопотамию и Иран. Германский посол в Лондоне Гатцфельд так определил сущность английской политики в восточном вопросе. "Или удастся план сохранить турецкое государство путем проведения действительных реформ под контролем Европы и этим вырвать его из-под исключительного влияния россии, или этот план не удастся и дело дойдет до краха и раздела Турции," - пи9 сал он в своем донесении в МИД Германии в конце 1896 г. ' Для Великобритании в эти годы скорее был выгоден распад Османской империи, чем ее сохранение. Поэтому естествен ее отказ от сотрудничества с Австро-Венгрией.

Отношение Германии к балканским проблемам было выражено в конце 1895 г. ее министром иностранных дел Маршаллом фон Бибер-штейном австро-венгерскому послу Сегени в Берлине'Вопросы о том, будут ли русские или гурки занимать Константинополь, будет ли Болгария в большей или меньшей степени находиться в русском

1 АВПР,ф.П-во в Вене,д.425,л.163

2 ОР,Вс1.12 ]«1 3086 фарватере нас мало интересуют. Но это только внешний аспект того процесса, которому положил начало Бисмарк, Как в 70-г, так и в середине 90-х гг. XIX в. в условиях австро-русского и англо-русского соперничества на Балканах Германия получала возможность укрепить свое влияние на султана и побудить Россию и Англию обращаться к ней за додействием. Если в 80-х гг. германское правительство заняло прочные позиции в турецкой армии, то в 90-х гг. немцы приняли деятельное участие в обсуждении вопроса об укреплении Босфора, предлагал конкретный план и смету проведения строительных работ. Только недостаток денежных средств и боязнь конфликта с Россией и Англией заставили Абдул Хамида II 9 отклонить предложение Германии.

Берлин не по всем вопросам был солидарен с Веной, но делал все, чтобы быть арбитром между Россией и Австрией, не доводя дело до войны между ними. При этом особое значение Германия придавала позиции Англии. "Мы должны добиваться, чтобы венский кабинет не вводил свою восточную политику во враждебное России русло до тех пор, пока по отношению к Англии дело идет лишь о настроениях и надеждах, а не о твардых договорных условиях," - писал в о начале 1896 г. германский канцлер. Барон Гольштейн, закулисный руководитель германской внешней политики в конце XIX в., добиваясь от Англии этих "твердых договорных обязательств", никак не хоте понять, что реальные интересы Англии в проливах изменились. В середине 90-х гг. именно в этом пункте и потерпела крах 1 ср , Вс1.10, гё 2494; Глебов В. Л. Основные черты и приемы германской политики на Балканах в конце Х1Х-начале XX вв. - Германская восточная политика в новое и новейшее время. Проблемы истории и историографии.М.,1974,с.75 9

Силин А.С.Экспансия Германии на Ближнем Востоке в конце ХГХв. М.,1971

3 GP.Bd.II, 2662 старая бисмарковская система политики." В то же время газета князя Бисмарка "Hamburger Nachtrichten" СаМЫМ рвЗКИМ ОбраЗОМ утверждала, что "чем больше Австрия имела бы право опереться на немецкие штыки на Балканском полуострове против России, тем вероятнее стало бы столкновение ее с Россией. Поэтому "Casus friederei" и был строго ограничен случаем нападения на Австрийские владения. Милости защитить свои интересы на Балканах и в иных 2 местах предоставляются Австрии самой."

Германия, столкнувшись с Англией на поприще захватнической политики в Африке и искавшая сближения с Россией, в 90-е годы проявила большую заинтересованность в австро-русском соглашении. Активно подталкивая Россию к развязыванию войны на Дальнем Востоке, правительство Вильгельма II расчищало для себя и своего австрийского союзника дорогу для ближневосточной экспансии. Германский император в своем письме к Николаю II от 24 апреля 1895г.» писал: "Я сделаю все, что в моей власти, чтобы поддержать спокойствие в Европе и охранять тыл России, так чтобы никто не мог поQ мешать твоим действиям на Дальнем Востоке." С перенесением центра тяжести русской политики на Дальний Восток и сохранением спокойствия на Балканах, Германия, по мысли Вильгельма II, сумела бы создать оптимальные условия для выполнения своих внешнеполитических и экономических планов как на Балканах, так и в Османской империи. В конце 90-х гг. XIX в. "Дранг нах Остен" с магистральным направлением Берлин-Багдад явился одним из проявлений

1 Ефремов Н.П. Внешняя политика России 1907-1914.М.,1961,с.38-39

2 АВПР,ф.П-во в Вене,д.425,л.73/об

Переписка Вильгелма с Николаем II. С предисловием М.Н.Покровского. М.тПетроград,1923,с.8 гак называемой мировой политики Германии. Быстрый рост германских инвестиций в Османской империи и большие .успехи в завоевании ее рынков обусловили появление в начале XX в.курса Германии на сохранение Османской империи в целях ее последующей колонизации и л порабощения.

Б 1896 начале 1897 г., во время обострения обстановки на о.' Крите и объявления Грецией о переходе острова к ней, Австро-Венгрия и Россия, исходя из своей политики локализации конфликта на Балканах, были вынуждены сблизить свои позиции по восточному вопросу.' Австрийский император Франц-Иосиф еще в начале р

1896 г. склонялся к соглашению между обеими державами. Как отмечал в депеше от 21.111.1896 г. русский посол в Вене Капнист, австрийский император связывал внешнюю политику Вены "с поддержанием лучших отношений между двумя соседними государствами в о настоящем и мирное соглашение между ними в будущем." Можно предполагать, что на решение Франца-Иосифа влияние оказало восстановление русско-болгарских .дипломатических отношений в феврале 1896 г., которое изменило обстановку на Балканах в пользу Петербурга. Для Росиии соглашение с Австро-Венгрией было возможностью, сохраняя политические позиции на Балканах, увеличить активность на Дальнем Востоке.

Несмотря на глубокие противоречия, существовавшие меяду Петербургом и Веной в балканском вопросе, именно обоадное стремление держав в середине 90-х гг. XIX в. к сохранению статус-кво на Балканах создало условия для временного сближения позиции России и Австрии и заключения соглашения 1897 г. Большое значение л

Георгиев В. А., Киншина Н.С. и др. Указ. соч., с. 235 2 АВНР.ф.П-во в Вене,д.425,л.72/об ^ Там же тлело и то обстоятельство, что Россия не желала расширения конфликта между балканскими народами и Османской империей, тем более, 1 что за ходом, борьбы внимательно следила Австро-Венгрия.

Резкое обострение восточного кризиса в результате греко-турецкой войны 1897-1898 гг. подтолкнуло Австро-Венгрию и Россию к конкретным действиям и одновременно активизировало германскую политику. В переговорах, которые император Вильгельм II вел с Голу-ховским 9 апреля 1897 г. в Вене, основное место занимали балканские проблемы. Предстоял визит Франца-Иосифа и Голуховского в Петербург, и Вильгельм II страмился внушить им, что на встрече с русскими руководителями внешней политики необходимо достигнуть р соглашения между обоими государствами по балканским вопросам. Не случайно, сравнивая результаты посещения кайзером Вены со своими личными впечатлениями от разговоров с русским послом Капнистом, болгарский .дипломатический агент в Вене Х.Оырмаджиев писал в Софию, что было "трудно не допустить возможность заключения сейчас в Петербурге формального соглашения между Австрией и Россией по восточным проблемам, тем более, что подобного соглашения желали обе стороны. Интересно то, что как здесь, гак и в России в последнее время начали .думать и писать одинаково, а именно, что Восточный вопрос уже не является европейским вопроо сом, а таким, который интересует только Россию и Австро-Венгрию." Эти соображения были высказаны и газетой "Новое время", которая 7.11.1897 г. публикует большую статью "Россия и Европа на Босфоре", основная мысль которой сводилась к следущегту: "Нала л

История дипломатии, изд. 2,т.II,М.,1965,с.584 2

Переписка Вильгельма II с Николаем II 1894-1914 гг. М., Петроград,1923, й 16, с. 16; История дипломатии, т. II,с. 348-349

ПДИА,ф.176,оп.I,а.е.1159; Попов Р.Балканската политика.с.168 дипломатия имеет валкую задачу эти исторические дни не позволить поставить на очередь решение восточного вопроса во всем его объеме. Для нас самый выгодный исход из нынешнего положения тот, чтобы политическое волнение. вошло, наконец, в свои берега, и успокоенная хшзнь Востока потекла как прежде, без боль1 ших событий, без кровавых агитаций.'"

Итоги миссии австровенгерского императора и министра иностранных дел в Петербург подтвердили предположения болгарского дипломата.» Русско-австрийское соглашение было заключено в апреле 1897 г. Ему была придана форма обмена нотами между министрар ми иностранных дел обеих стран. Главный смысл нового акта заключался во взаимном отказе от наступательных действий и замыслов на Ближнем Востоке и в решений содействовать сохранению статус-кво на Балканском полуострове. Вопрос о проливах совер

1 Новое время, 7.II.1897 р

Сборник договоров России с другими государствами 1856-1917. М., 1952, D 47. Голуховский австро-венгерскому послу Лихтенштейну в Петербурге,26.1¥.1897; й 47. Муравьев Лихтенштейну.

5.'V. 1897; E.Walters Austro~Russian Relations under Goluchow-ski 1895-1906 Slavonic and East European Review

1953,té 31,р.5Лихтенштейн Голуховскому,Петербург. 6.iY.1897.Сущность и анализ русско-австро-венгерского соглаше-ния.СМ.: Истории .дипломатии,с.350; Палоташ Э.Балканская политика Австро-Венгрии и австро-венгерско-русские отношения в конце XIX в. Дисс.М.,1967,с.250-255; Палоташ Э.К истории соглашения 1897 г. между Австро-Венгрией и Россией.- -Armaies universitatis Scientiarum Budapestinesis de Rolando Eotvos nomi-natae Sectio Histórica, t.4, Budapest, 1962, p.123 o

Княз Трубецкой.Австрия, Россия и славянство.-Московский еженедельник, 1908,год.III, № гаенно исключался из данного соглашения как вопрос не"австро-рус-кий", а "европейский". Австро-русское соглашение было воспринято остальными европейскими державами как признание того факта, что Австро-Венгрия и Россия - два наиболее заинтересованных в решении балканских дел государства - договорились о поддер?хании стабильности в этом регионе.

Относительное и временное единство политики венского и петербургского кабинетов не устранило противоречий между двумя странами. Русская дипломатия, которая в эти годы не отказалася от своих замыслов относительно решения восточной проблемы в русле своих интересов, сознательно старалась затянуть ее решение на неопределенное время. Для Габсбургской монархии данное соглашение являлось тем документом, который позволил ей в последующие годы заняться решением внутриполитических и национальных проблем и готовиться к решительным действиям, направленным к ломке статус-кво на Балканском полуострове.

В Болгарии правительство Стоилова реально оценило сущность заключенного соглашения. Конкретным выражением этого явилось стремление премьер-министра рассеять недоверие Петербурга и Вены к политике Болгарии в отношении греко-турецкой войны. Попытки княжества воспользоваться затруднениями Османской Турции для реализации своих политических и национальных проблем /прежде всего получить разрешение Порты на открытие болгарских епархий в Македонии/, а также зондаж по поводу признания политической независимости Болгарии не были поддержаны Россией и Австро-Венгрией. Они стремились к быстрейшему окончанию греко-турецкого конфликта и восстановлению статус-кво на Балканах. Не случайно М.Н.Муравьев и А.Голуховский в своих телеграммах к русскому и австро-венгерскому дипломатическим агентам в Софии П.Боткину и барону Г.Калу, утверждали, что балканским державам надо показать твердое желание обоих императоров к "сохранению общего мира и утверждению принципов порядка и права основной базы мирного развития и просперитета (процветания - Н.Д.) наций.""'"

Общественное мнение в Болгарии настороженно встретило известие об австро-русском соглашении. Единомышленники Др.Цанкова выразили недоверие в газете "България": "Мы не верим, что русская дипломатия решила изменить вековым русским традициям, унир чтожить свои славянские знамена." Для партии стамболовистов это соглашение было вполне закономерным явление. Единомышленники Стамболова всегда относились с подозрением к действиям русской дипломатии, писали о возможности-превращения Болгарии в русскую губернию. У сторонников прорусской ориентации соглашение с Австро-Венгрией, противницей славянства, вызвало недоумение.

Двустороннее соглашение между Австро-Венгрией и Россией о сохранении статус-кво на Балканах, не соответствовало планам болгарского правительства, направленным на расширение болгарской территории. Поэтому оно было отрицательно встречено в княжестве. Однако соглашение являлось политической реальностью, с которой должны были считаться руководители княжества. Это исключало вооруженную реализацию планов территориального расширения в Макет-донии.^Австро-Венгрия не помогала Болгарии в осуществлении ее внешнеполитических планов. Реальных возможностей и желания у России помогать Болгарии в осуществлении ее программы в 90-е годы не было. ЕЙ главное внимание поглощал Дальний Восток.

Отмечая негативную реакцию Болгарии на австро-русское соглашение, следует отметить стабилизацию обстановки на Балканах.

1 ЦДИА,ш.176,оп.1,а.е.1139,л.2;ш.339,оп.1,л.9

2 България, 18. ¥.1898

3 Свобода, 20. ¥.1898

Поранение Греции в войне с Турцией в мае 1897 г., а также объявленное Австро-Венгрией и Россией решение о сохранении территориального стаус-кво на Балканском полуострове не привели к изменению характера взаимоотношений между балканскими государствами,Они не смогли согласовать свои претензии относительно балканских земель, находившихся еще на кризисное положение, в котором находилась страна в результате неудачной войны с Турцией, отказались обсуждать вопрос об урегулировании противоречий между балканскими странами на базе автономии Македонии. Идея о соглашении между Болгарией и Сербией также отошла на второй план после поражения Греции. После победы Османской империи уже не было возможности посредством балканского союза решить свои противоположные друг .другу внешнеполитические программы. С весны 1897 г. каждая из балканских стран действовала самостоятельно, стремясь добиться от Порты реализации задач своей политики. Усиление сербской пропаганды в Македонии при видимой поддержке турецкой администрации привело к обострению отношений между Болгарией и Сербией. В то же время были частично удовлетворены и болгарские требования

-1 открыты болгарские торговые агентства, выданы бераты для болгарских митрополитов в Битоле, Дебыре и Струмице. По-прежнему сложными оставались взаимоотношения с Румынией, на которые сильное влияние оказывала проавстрийская политика правящих кругов Бухареста. Проявлением этого явилось недовольство румынских властей нормализацией отношений между Болгарией и Россией(февраль 1896 г).

Восточный кризис 90-х гг. способствовал разъединению и ослаблению балканских государств. Политика частичных уступок Порты Берат - жалованая грамота султана с разрешением церковным служителям работать в определенной местности обострение борьбы между отдельными национальностями в вилайетах, политика великих держав, направленная на достижение преобладающего влияния в отдельных балканских странах, а также противоречивая политика балканских правительств, искавших удовлетворения своих территориальных претензии, дали свои начальные результаты.

Постепенное ослабление революционного движения порабощенных национальностей Османской империи осенью 1898 г. означало завершение Восточного кризиса. В результате продолжительных переговоров между державами и Османской Турцией был принят новый статут Крита (назначение генерал губернатора из числа христиан, автономное управление и т.д.)

В ходе Восточного кризиса Австро-Венгрия и Россия определили свои позиции на Балканах и свою политику в последующие года.

Соглашение 1897 г. позволило Австро-Венгрии реализовать свои внешнеполитические цели: сохранение территориального статус-кво на Балканах, необходимое Вене прежде всего для решения внутриполитических задач; усиление экономического и политического влияния на Балканском полуострове (преимущественно в Болгарии, имевшей важное стратегическое расположение); нейтрализация в будущем русской активности на Балканах, которая могла привести к негативным для Дунайской монархии политическим последствиям.

Россия в период восточного кризиса возобновила дипломатические отношения с Болгарией, что в совокупности с соглашением 1897 г. позволило русскому правительству успешно противостоять австрийской политике на Балканском полуострове; укреплять связи (прежде всего политические) с Болгарией и решать задачи своей политики на Дальнем Востоке.

Австро-русское соглашение не повлияло на .характер австро-германских отношений. В последующие года германо-австрийский союз сохранил свою силу и направленность. Не отразилось это

- 86 соглашение и на характер русско-французских связей.

После окончания восточного кризиса Австро-Венгрия и Россия активно включились в решении экономических и политических проблем в Болгарии. Болгарские правительства, пользуясь создавшимися в 1397 г. отношениями между двтя государствами, не забывали о собственных интересах. Лавируя между обеими странами, болгарские правящие круги стремились претворить в жизнь внешнеполитические задачи - борьбу за открытие болгарских эпархий в Македонии, усиление национально-освободительной борьбы населения этих районов, которые создали бы подходящей обстановки для перехода этой Европейской провинции Турции к Болгарии. Болгарские правители боролись и за признание политической независимости княжества.

Восстановление болгаро-русских дипломатических отношений имело решающее значение для выхода Болгарии из мевдународной изоляции, а также для укрепления болгарских позиций на Балканах. В определенной связи с этим событием находится и подписание сербско-болгарского соглашения 1897 г. Восстановление русско-болгарских контактов сыграло свою роль и в регулировании экономических отношений болгарского княжества с западными державами /в частности с Австро-Венгрией/, что является темой следующей главы.

Заключение диссертации по теме "История СССР", Дюлгерова, Нина Ангелова

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Ближневосточный кризис, который вспыхнул в 1894 г. в связи с национально-освободительными движениями порабощенных национальностей Османской империи, привел к активизации политики как балканских стран, так и великих держав. Этот кризис приобрел международное значение и еще более усложнил обстановку на Балканском полуострове.

Балканские державы в годы ближневосточного кризиса искали пути реализации своих внешнеполитических планов, связанных с изменением статус-кво европейских территорий Османской империи. Территориальное положение Болгарии делало ее особенно заинтересованной в решении вопроса о европейских провинциях Турции. Стремление к увеличению своих территорий за счет Турции привело в начале 1897 г. к подписанию двустороннего соглашения между Болгарией и одним из самых больших ее соперником на Балканах - Сербией. Это временное и конъюнктурное соглашение было определено прежде всего изменением внешнеполитического положения княжества Болгарии, а середине 90-х гг. XIX в. болгарское княжество решило две важные для нее задачи - восстановила 2 февраля 1ь96 г. свои .дипломатические отношения с Россией и получила официальное признание султаном и европейскими правительствами князя Фердинанда в качестве главы болгарского княжества. Этим была ликвидирована внешнеполитическая изоляция молодого государства и возвышен его международный авторитет. Княжество изменило направление своей внешней политики в сторону России. Но восстановление русско-болгарских дипломатических контактов не привело к урегулированию отношений между балканскими странами. Раздел Европейской Турции, к которому стремились правительства балканских стран, оказался для них непреодолимым препятствием. Они вышли из кризиса разъединенными, с усилившимся недоверием друг к другу. Полигика частичных уступок Высокой Порты, обострение борьбы между отдельными национальностями в вилайетах, а также полигика великих держав, направленная на достижение преобладающего влияния в отдельных балканских странах, отрицательно сказались на решении внешнеполитических планов.

Дипломатическое вмешательство западных стран и России в ближневосточный кризис привело к 1898 г. к его концу. Каждая из европейских держав преследовала свои цели, когда стремилась к локализации конфликта на Балканах. Только Англия, которая ослабила свою власть в Турции захватами Египта и Крита, расчитывала углублением кризиса восстановить свои утраченные позиции« Австро-Венгрия и Россия, по разным причинам стремились к поддержанию статус-кво на Балканах и в Турции и в 1897 г. по этому поводу подписали соглашение.' Однако соглашение 1897 г. не уничтожало цринципиальнные различия обеих держав в отношении славянских народов. Оно являлось тактическим вариантом в поисках путей сохранения создавшихся после Берлинского конгресса 1878 г. территориальных границ балканских стран и Османской империи. Габсбургской империи это соглашение давало возможность и время для решения своих внутренних политических и национальных задач, для усиления экономической и политической экспансии на Балканах (прежде всего в Болгарии) и для нейтрализации русской активности на Балканском полуострове. Для России с восстановлением дипломатических отношений с Болгарией в 1896 г. и подписанием соглашения с Австро-Венгрией создалась благоприятная обстановка для сдерживания австрийской политики на Балканах, для укрепления своих позиций в Болгарии. Основное внимание России в эти годы было обращено на Дальний Восток.

Подписанное Австро-Венгрией и Россией соглашение 1897 г. было настороженно встречено болгарской общественностью, поскольку оно расходилось с внешнеполитическими планами болгарского кншества.- Но дело не голыш в этом. Соглашение России с Австро-Венгрией - известной противницей славянства, встревожило Болгарию, Несмотря на это, двусгоронное соглашение являлось политической реальностью, с которой должны были считаться руководители княжества. Это определило и тактику лавирования медцу обеими странам, которую проводили княжеские правительства. Таким путем они стремились к реализации своей внешнеполитической программы, включающей требования по открытию болгарских епархий в балканских территориях Османской империи, признанию политической независимости Болгарии, поддержки национально-освободительной борьбы местного населения в европейской части Турции.

В исследуемый период 1896-1903 гг. определилось и место болгарского княжества во внешнеэкономических программах западных стран. Посредством торговли, займов и ввоза капиталов в Болгарию, княжество все более экономически подчинялось Западу. Кроме того, Дунайская монархия наряЛУ с другими государствами фактически руководила и государственными финансами Болгарии. Будучи партнерами более сильных французских и германских синдикатов, австро-венгерские банки участвовали активно в предоставлении государственных займов, которые княжество получало от Запада. Габсбургская монархия участвовала в захвате важных отраслей болгарской промышленности, морского и железнодорожного транспорта, расхищала природные богатства страны, диктовала княжеству удобную для себя экономическую политику.

В целом экономические отношения Болгарии с Дунайской монархией и другими развитыми странами были невыгодны для княжества, поскольку направляли экономику Болгарии в нужное им русло. Вместе с тем, получая займы, Болгария временно подняла промышленность, развила торговлю, железнодорожное строительство. В конце Х1Х-на-чала XX вв. Болгария оставалась слабо развитым аграрным государством, удобным объектом для экономической экспансии западных держав, Политика протекционизма, которую проводила Болгария в эти годы, лишь в некоторой степени защищала интересы болгарских капиталистов. Б виду отсуствия собственных капиталов, болгарское государство не сумело уберечь себя от финансовой зависимости Запада.

Иначе развивались экономические отношения между Россией и Болгарией. Экономическая неконкурентоспособность России в сравнении с другими европейскими странами, а также пасиивность русских купцов привела к тому, что русско-болгарские экономические связи были слабыми и имели спорадический характер. Б борьбе за приобретение финансового превосходства в Болгарии русское участие было недостаточно действенным. Русский капитал не мог одержать победу в борьбе за болгарский рынок, где Австро-Венгрия имела первое место в импорте княжества.

Исследуя экономические связи Болгарии со странами Запада и Россией, автор пришел к выводу, что после 1903 г. ведущая роль в экономической низни Болгарии начинает постепенно переходить от Австро-Венгрии к ее союзнице - Германии, французский капитал также находит применение в болгарской экономике. Следует также отметить, что ситуация, сложившаяся между европейскими банками во время решения вопроса о займе для Болгарии в 1902 г. свидетельствовала, с одной стороны, о действенности русско-французского союза, который после 1903 г. приобрел особую силу, и с другой - об обострении конкурентной борьбы между русско-французским и австро-германским б ло каш.

В 1896-1903 гг. произошли изменения во внутриполитической жизни княжества, которые повлияли на внешнеполитический курс Болгарии. Этот процесс утвердил руководящую позицию болгарского князя в политических взаимоотношениях между князем, правительствен

- 199 ными партиями и оппозицией. Но он не успел бы занять такое место в политической жизни Болгарии, если бы не получил помощь со стороны буржуазных партий, которые, находясь у власти и в оппозиции, стремились удержать или получить руководящее место в управлении страной. Несмотря на политическую борьбу, которая велась в княжестве, государственные деятели во главе с болгарским князем были единодушны по вопросу об основной внешнеполитической пели княжества: борясь за открытие церковных епархий в Европейской Турции, подцержав борьбу христианского населения" за освобождение от османского ига, готовиться к присоединению Македонии. Этот внешнеполитический курс Болгарии, как отмечалось, столкнулся как со стремление России и Австро-Венгрии сохранить территориальное ста-тус^.кво на Балканском полуострове, так и с планами других балканских правительств. В конце Х1Х-начале XX вв. болгарский князь восстановив русско-болгарские дипломатические отношения, а также подписав в 1902 г. военную конвенцию с Россией, искал у нее поддержки для удовлетворения своих внешнеполитических планов. После отказа в военной помощи в 1903 г. болгарское правительство вернуло княжескую политику в русло австро-венгерской и германской внешней политики. Это проявилось в изменении личного состава правительства, а также в действиях болгарского князя. В следующие годы Фердинанд в своих отношениях с балканскими странами и Османской империей искал помощь и поддержку у Германии и Австро-Венгрии, игнорируя при этом Россию. Болгарское правительство теперь только в астро-германском блоке ввдела возможность для выполнения своих внешнеполитических планов.

Отказ уердинанда от сотрудничества с Россией определился и событиями на Балканах в 1903 г. Восстанием в европейских провинциях Турции в августе-сентябре 1903 г., которое ухудшило болгаро-турецкие отношения, Фердинанд не смог воспользоваться. Заключенное между Австро-Венгрией и Россией Шорцштегское соглашение 1903 г., которое снова подтвердило решение этих стран отстаивать статус-кво на Балканах, явилось для болгарского князя и правительства последним доказательством неудобства этого договора для внешнеполитической программы княжества.

В следующие годы (1903-1908 гг.) австро-русское соглашение, сохраняя форму, изменило свое содержание. До 1908 г. ни разу Дунайская монархия и Россия не подкрепляли соглашением свое стремление отстаивать территориальное статус-кво на Балканах. Россия в годы после Мюрцштегского соглашения воевала на Дальнем Востоке, сведя до мининума свое присуствие на Балканском полустрове, в Болгарии в частности. Австро-Венгрия после 1903 г. активизировала свою агрессивную политику по отношению к славянским народам на Ближнем Востоке. С аннексией Боснии и Герцеговины в 1908 г. пришел и конец русско-австро-венгерского сотрудничества на Балканах,

БИБШОГРАФЖ

1. труды оиновопожжшков марксизма-жший.^

1. Маркс К. Турецкий вопрос - "Times - Расширение России. К.Маркс, ф.Энгельс. Соч. 2 изд., т.9,с. II7-II9

2. Маркс К. документы о разделе Турции. К.Маркс, ф.Энгельс. Соч., 2 изд., т.10, с. 137-148

3. Маркс К. Секретная дипломатическая переписка. К.Маркс, Ф.Энгельс. Соч., 2 изд., т.10,с. 144-164

4. Маркс К. Объявление войны - К истории возникновения восточного вопроса. К. Маркс, Ф.Энгельс. Соч.,2 изд., т.10,с.165-173

5. Маркс К. Парламентские дебаты о войне. К.Маркс, Ф.Энгельс. Соч, 2 изд., т.10, с. 174-184

6. Маркс К. восточный вопрос. Маркс К., Ф.Энгельс. Соч.,2 изд., т.10,с• 265-269

7. Маркс К. Традиционная английская политика, л.Маркс, ф.Энгельс. Соч., 2 изд., т.11,с. 606-609

8. Маркс к. Господин фогт. К.Маркс, ф.Энгельс. Соч., 2 изд., т.14, с. 395-691

9. Маркс К. и Ф.Энгельс. Британская полигика - Дизраелн - Эмигранты - Мадзини в Лондоне - Турция. К.марке, ф.Энгельс. Соч., 2 изд., т.9, с. 1-10

10. Энгельс ф. Действительно спорный пункт в Турции. К.марке, Ф. Энгельс. Соч., 2 изд., т.9, с. 11-15

11. Энгельс Ф. Турецкий вопрос. К.марке, Ф.Энгельс. Соч., 2 изд., г.9, с. 20-26

12. Энгельс Ф. Что будет с Европейской Турцией".' К.Маркс, ф.Энгельс. Соч., 2 изд., т. 9, с. 31-36

13. Энгельс Ф. внешняя политика русского царизма. К.Маркс, ф.Энгельс. Соч., 2 изд., т.22, с. 11-52

-20214. Энгельс Ф. Письмо от 25-26 октября 1886 Г.К.Маркс, Энгельс Соч., 2 изд., т.36, с.470-478

15. Ленин Б.И. %о такое "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов. В.И.Ленин.ППС, т.1, с.125-346

16. Ленин В.й. 0 лисе и курятнике. В.И.Ленин, ППС,т.22,с.146-150

17. Ленин В.И. О праве наций на самоопределение. Б.И.Ленин, ППС, т.25, с.258-320

18. Ленин В.й. Под чужим флагом. В.И.Ленин, ППС, т.26, с.131-154

19. Ленин В.И.-Война и российская социал-демократия. В.И.Ленин, ПСС, т.26,с.13-23

20. Ленин В.И. О карикатуре на марксизм. В.И.Ленин.ПСС, т.30, с.77-130

21. Ленин В.И. Письмо к Б.Суворину. В.И.Ленин.ППС, т.30,с.261-272

22. Ленин В.И. Пацифизм буржуазный и пацифизм социалистический. Б.И.Ленин. ППС, т.30, с.239-260

23. Ленин В.И. Война и революция. В.И.Ленин. ППС, т.32,с.77-102

II. Труды руководителя Болгарской коммунистической партии Д.Благоева

24. Благоев Д. Балканската федерация и Македония. Избр. произв. 2 изд. т.1,София, Партиздат, 1950, с.46-55

25. Благоев Д. Отношение русского правительства к Болгарии и македонскому вопросу. Избр. произв. 2 изд., т.8, Сория, Партиздат, 1950, с. 563-583

26. Благоев Д. Тънка политика. Избр. произв. 2 изд., т.10, Со;оия, Партиздат, 1950, с.431-438

27. Благоев Д. Високият гостенин. Избр. произв. 2 изд., т.10, София, Партиздат, 1950, с. 259-270

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Дюлгерова, Нина Ангелова, 1985 год

1. Центральный государственный архив СССР /ЦГИА СССР/34. ф.22 1896-190335. ф.23 1696-190436. ф.40 1896-190337. ф.580- 1896-1903

2. Центральный государственный исторический архив /ЦГИА/38. ф. 568 1896-1903 - переписка МИД-а с русским комиссаром в Болгарии

3. Архив Института истории Болгарской академии наук /АИИ-БАН/39. арх.колЛХ,оп.39 1900-1904 - переписка МИД-а с русскими консулами в Болгарии и Македонии

4. Архив Церковно-исторического и архивного института /АЦИАИ/

5. Дневник экзарха Иосифа 1894-1899

6. Публикации . парламентские отчеты, сборникидокументов

7. Алманах на българскага конституция. Пловдив, П.Бакалов, 1911, 204 с.

8. Дипломатическая подготовка Балканской войны. Публ. А.Попова -Красный архив, 1925, 1(8),с.3-48

9. Заграничное путешествие М.Н.Муравьева в 1897. Красный архив, 1931, 4-5 (47-48-), с.71-8959. йзвештиа об 1903-1904 година на австрийските предегавници во Македонка. Прево, ред. и коментар Д.Зографски. СкоШе, Мнет, за нац. истори ja. 1955, 296 с.

10. Кесяков Б. Принос към дипломатическага история на България. Ï.I. София, 1925, 335 с.

11. Переписка Бильгелма II с Николаем II (1894-1914). С предал. Ы.Н.Покровского. Ы.-Петроград, Гос.изд-во, 1923, 198 с.

12. Попов К. Стопанска България. Сборник на БАК, kh.YIII. Клон историко-филологичен и философско-обществен. София,1916,403с.

13. Проект захвата Босфора в 1896. Красный архив, 1931, 4-5 (47-48),с. 50-70.

14. Россия. Реформы в Македонии. Т.1. 1902-1903 гг. СПб. 1906,90с.

15. Сборник договоров России с другими государствами 1856-1917. М., Госполигиздат, 1952,464 с.

16. Спомени за обявяване на независимостта на България 1908.София, Отечествен Фронт, 1984, 241 с.

17. Стенограйски дневници YiII, II, XI Обикновено Народно събра-ние, 1894-1903 гг., София.

18. Статистически годишник на Българското царство. Година трега, 1911, София, 1914.69. царская дипломатия о задачах России на Востоке в 1900 г.Публ. М.Покровского Красный архив, т.5 (18),1926,с.3-29.

19. Diplomatische Aktenstücke die Reformation in Mazedonien 19021906 Wien, Min. des Ausseren, 1906

20. Walters E. Austro-Russion Relations under Goluchowski 18951906 Slavonic and East European Review,XXXI, 1953

21. Die Grosse Politik der Europäschen Kabinette 1871-191^. Sammlung der diplomatischen Akten des Auswätigen Amtes. Bd 12,13» 18. Berlin, 1925-1927.

22. Documents Diplomatiqnes Français 1~e 2~eserie (1897-1914),t. 12,13, Paris, 1926-1959

23. Мемуары, дневники, личная переписка

24. Быокенен Дж. Мемуары дипломата. М., Гоо.издат, 1923, 303 с.

25. Витте С.Ю. Воспоминания. Изд. 2-е, т.II, М., Соценгиз, i960, 640 с.

26. Гешов И.О. Българска депутация в Петроград Современник, 1, 7-8, София, 1922, е. 423-432

27. Данев Ст. Заченки на македонската реформена акция. Съв-ременник, 1, 1921, кн.2, с. 15-28

28. Вневник А.Н.Куропаткина.(1902-1904гг.) Предисл. М.П.Покровского. Красный архив, т. II, М. - Ji., 1922, с. 5-117

29. Дневник В.Н.Ламздорфа. Предисл. Ф.Ротштейна. Красный архив, 1931, 3(46), с. 3-37

30. Нехлюдов А. При Фердинанд Български. (Дипл. спомени). София, 1920, 98 с с5

31. Стоилов К. Дневници. Политическата криза в 1879. В: Българска мисъл, год. 1, 1925, кн.1, с. 10-32 и 2, с. 138-15U1. Периодические издания

32. Вестник Европы за 1902-1908.

33. Исторический вестник за 1903.

34. Московский еженедельник за 1903, .87. Наблюдатель за 1903.88. Народни права за 1900.-20789. Новое время за 1894-1903. 90. Русский вестник за 1903.

35. Русское богатство за 1900, за 1903, за 1904, за 1908.

36. Славянские известия за 1906.

37. Санкт-Петербургские ведомости за 1894-1903.94. България за 1898-1901.

38. Държавен вестник за 1895-1898.96. мир за 1894-1899.97. Народни права за 1900.98. Прогрес за 1894.99. Свобода за 1893-1898.100. Съгласпе за 1894.101. Свободно слово за 1894.

39. Allgemeine Zeitung За 1900.

40. Berliner Local Zeitung За 1897.

41. Berliner Tageblatt За 1901.105. information за 1899. lUo. Europeen за 1904.107. Fremdeblatt 3a 1896.

42. Neue Freie Presse 3a 1896.

43. Mouvement Macedonie За 1902.

44. Neues Wiener Tageblatt 3a 1896.

45. Politische Correspondenz 3a 1896, За 1899.

46. Temps за 1899, за 1902, за 1903.1У ЛИТЕРАТУРА

47. Беров JI. Икономическото развитие на Българня през вековете. -София, Профиздат, 1S74, 348 с.

48. Боев Ю.А. Ближний восток во внешней политики Франции 18981914. Киев, Н&укова души, 1964, 480. с.

49. Брандт Б.Ф. Иностранные капиталы. Их влияние на экономическое развитие страны. Часть I. Теоритическ¿я основана я. Опыт иностранных государств. Ciiö, 1898, 312 с.

50. Виноградов К.Б., Писарев Д.А. Главные направления внешней политики Австро- Венгрии.- В: Вопросы истории, 1966, кн. 6, с. 86-101.117. влахов Т. Криза в българо-турксите отношения (1895-1908). -София, Изд-во ВАН, 1977, 181 с.

51. Галкин И.С. Дипломатия европейских держав в связи с освободительным движением народов Европейской Турции в 1905-1912г. И., Изд-во МТУ, 1960, 267 с.

52. Глебов В.Л. Основные черты и приемы германской политики на Балканах в конце XII и начале XX в. В: Германская восточная политика в новое и новейшее время. Проблемы истории и истс- " риографии. - М., Наука, 1984, с. 75-86

53. Гобсон Ч.К. Экспорт капитала.р- М. Кош. Акад., 1928, 262 с.

54. Дамянов С. Френското икономнческо проникване в Бъдгария (1878-1914). София, БАН, 1971, 264 с.

55. Ерусалпмский A.C. Внешняя политика и дипломатия германского империализма в конце XIX в. М., Акад. наук СССР, 1951,608 с.

56. Ефремов H.H. Внешняя политика России 1907-1914. М.,Инст. международных отношений, 1961, 304 с.124. йогов П.В. Дипломатия Германии и Австро-Венгрии и первая балканская война 1912-1913 г. М., Наука7 1969, 393 с.

57. Зайончковский А. Подготовка Poccini к мировой войне в международном отношении. С предисловием и под ред. М.Н.Павловича. Л., Изд-во Военной типографии и управления делами нарком военмор ВВС СССР, 1926, 401 с.

58. История дипломатии. Изд. 2-е, т. П. гл., 1963, 820 с.

59. История на България* т. 1!. София, Паука и нзкуство, 870с.

60. Киняпина И.О. Внешняя политика России второй половины XIX. М., Наука, 1974, 280 с.

61. Евг. П. (Керанов Прокошш). Политическите партии в разните етапи на социалното и политического развитие на България. 4.1.• Политическите рештми и партпите в управлениего. София, Общественост, 1931, 79 с.

62. Кггоил, патриарх бьлгарски. Българската Нкзархня в Македония и Одринско след Освободителната война 1877-1878, r.i(1878-1885), кн.2. София, Синод, изд-во,1970, 790 с.

63. Манолова М. Създаване на Търновската конститушя. София, Изд-во на БАЛ, 1980, 188 с.

64. Манчев К. Проблеми на сръбската външна политика в края на XIX в. (1889-1893). В:Иационалноосвободителнп движения на Балканите в края на XIX (Студия балканика) ,12. София, Изд-во БАЛ, с.24-38.

65. Манфред А.З. Образование русско-французского союза. Li.,Наука, 1975, 376 с.

66. Мартыненко А.К. Русско-болгарские отношения в 1894-1902гг. Киев, Киевский университет, 1967, 296 с.

67. Мичев Д. Развитието на капитализма в България (1885-1894) ипкономическата политика на Стамболовия решил. В: Изслед-вания по българска история,: T.Y. София, Изд-во БАН, 1980, с. 24-38.

68. Мишев Р. Австро-Унгария и българо-турските отношения (юли 1890- август 1892).-В: Научни изследвания на преподаватели от БТУ "Кирил и Метода". Велико Търново, 1979, с.45-63.

69. Натан Ja., Ji. Беров. Ыонополистическия капитализъм в България. София, Наука и изкуство, 1958, 361 с.

70. Николова В. ' Нар'однолибералната партия 1894-1903 гг. Развитие и дейносг. дисс. на соиск. к.и.н. София,1976, 295 с.

71. Николова Б. Народнолибералната партия и вътрешнополитическо-то развитие на България (1894-1903 г.). В: Проблемк на по-литическата история на България (1878-1944). София, Изд-во БАН, 1979, с. 95-120.

72. Нольде Б.З. Внешняя политика.1 Исторические очерки. Пг., 1915, 264 с.143.' Овнанян С. Армяно-болгарские исторические связи. Ереван, Акад. наук Арм.ССР, 1972, 381 с.

73. Палоташ Э. К истории соглашения 1897 г. между Австро-Венгриeí'i и Россией. В: Annales Univers itatis Scientiarum Budapes-tinensis de Rolando Eötvös nonünatae Sectio Histórica, t.4, Budapest, 1 962 , p. 117-146

74. Палоташ Э. Из депломатической истории македонского вопроса

75. На исходе XIX века,. — В: Annales Universitatis Scientiarum Budapestinensis de Rolando Eötvös nominatae. Sectio Histórica, Budapest, 19бЗ, P. 117-119

76. Пандев К. Национално-освободителното движение в Македония и Одринско 1878-19U3. София, Паука и изкуство, 1979, 347 с.

77. Павдев К. Четническият институт на Вътрешната македвно-одрин-ска революционна организация. В: ироблеми на политическата история на Българпя (1878-1944). Изв. на института за история, т.! 24, 1979, е. 72-95.

78. Пантев А. Англия и реформената акция в Европейска Турция (1895-1903). исторически цреглед, 1971, кн. 6, с.3-33.

79. Пантев А. Англия срещу Русия на Балканите 1879-1894 г. София, Наука и изкуство, 1972, 308 с.

80. Полетика II. Возникновение мировой войны, ы., Соцэкгиз,1935, 728 с.'

81. Попов К. Стопански цреглед, 190В, кн. 9, с. 615-633.

82. Попов Р. Австро-Уигария и реформпте в Европейска Турция1903-1908 (изследване). София, Изд-во БАН, 1974, 226 с.

83. Попов Р. За митнпческия конфликт ыедцу България и Австро-Унгария иоез 1894-1895 г.: В: Исторически преглед, 1976,1, е. 54-66.

84. Попов Р. Австро-Унгария и България след падането на Стамбо-ловия режим (1894-1896). В: йзеледвания по българската история. Т.З. (Вънината политика на България 1878-1944). София, 1978, с. 106-148.

85. Попов Р.' Бажанската политика на България 1894-1898. София, Изд-во БАН, 1984. 257 с.

86. Ратнер Н. Очерки по истории пангерманизма в Австрии в конце XIX в. И., Наука, 1970, 224- с.

87. Ротштейн у.А. международные отношения в конце XIX в. П.,Наука, 1960, 707 с.164.! Саздов Д. Демокрагическага партия 1894-1901 гг.(Формиране, изграждане и дейност). Дисс. на соиск. к.п.н. Велико Тър-ново, 1931, 321 с.

88. Саркисян Е.-К. Политика османского правительства в Западной Армении в последней четверти XIX и начале XX в. Ереван, АН Арм.ССР, 1972, 332 с.

89. Силин А.С, Экспансия Германии на Ближнем Востоке в конце XIX в. И., Наука, 1971, 260 с.

90. Сплин A.C. Экспансия германского империализма на Ближнем Востоке накануне первой мировой войны. Ы., Наука, 1976, 360 с.

91. Силянов Хр. Освободителнпте борби на Македония. Т.1. Илинден-ското въетание. 2-ро изда- София, Наука и изскуство, 1983,492с.

92. Скальковский К. внешняя политика России и положение иностранны:: держав 2-е изд. СНб, тип. А.С.Суворина, 1901, 560 с.

93. Снегиров Ив. Българската екзархия (произход, сыцност и .значение). София, Синодално изд-во, 1969, 49 с.-213171. Стателова Е. Политика, партии, печат на бьлгарската буржоа-зия 1909-1912 г. София, Наука и изкуство, 1У73, 171 с.

94. Стателова Е. Дипломацията на Княжество България 1879-1886 г. София, Изд-во Ш1, 1979, 251 с.

95. Тодоров Н., Д.Ангелов и Б.Дветкова. Стопакска история на Еъл-гария 681-1981. София, Наука и изкуство, 1981, 612 с.

96. Татищев С.С. Дипломатические беседа о внешней политике России. СПб, тип.- И.Н.Суворина, 1890, 174 с.

97. Тодорова Цв. Дшшоматическа история на външните заеми на България 1888-1912 г. Сосоия, Наука и изкуство, 1971, 500 с.

98. Туполев Б.Li. Экспансия германского империализма в юго-восточной Европе в конце ИХ-начале XX в.1 Li., Наука, 1970, 333 с.

99. Фей Сидни. Происхождение мировой войны. Т. 1. Li.-л., Гос. Сод. экон.изд., 1934, 375 с.

100. Хвостов Б.Iii. Ближневосточный кризис 1895-1897 гг. Историк-марксист, 1929, т.13, с.39-42.

101. Хвостов Б.Li. Проблемы захвата Босфора в 90-х гг. Историк-марксист, 1930, 20, с. 100-130.

102. Хвостов Б.Li. Проблемы истории внешней политики России п международных отношений в конце XIX-начале XX вв. Li., Паука, 1977, 404 с.

103. Хальгартен Г. Империализм до 1914 г. Li., Изд-во иностр. лит., 1961, 695 с.

104. Яблански Д.Г.1. Каква трябва да бъде пконогшческата политика на България. Списание на Бълг.икон.д-во, год. I. София, 1901, кн. 4, с.215-248.

105. Яранов AT.i Стопанската политика на България от 1878-до 1928 Г. София, Художник, 1934, 390 с.

106. Carlgren, W.M. Iswolsky und Aehrenthal von der bosnischen Annexionskrise. Russische und österreichisch-ungarische

107. Balkanpolitik. 1906-1908. Almgvist Wiksells Uppsala,1955,33^P.

108. Frauendienst, Werner (Hrsg.) Zur oriendalischen Frage. Ein diplomatischer Schrifwechsel in: Berliner Monad scheide, 20. Jahr, August 19^2, p. 368-38i.

109. Frischauer, Paul. Die Habsburger Geschichte einer Familie. Wien, Forum, 1.961 , 267 p.

110. Hans, Pauer Kaiser Franz Joseph I. Beidräg zur Bild-Dokumen-dation seines Lebens Wien-München. Herold, 1966, ^3^ p.

111. Kielmansegg, Erich Kaiserhaus, Staatsmahher und Politiker. Aufzeichnungen des k.k. Statthaiders Erichgraf Kielmansegg, Wien, Verl für Geschieh de und Politik, 1966, 43O p.

112. Stein P. Die Neuoriendierung der österreichisch-ungarischen Aassenpolitik 11895-1897. Ein Beidrag zur europeischer Bund-nispolitik im ausgehen den 19 Jahrhundert Gottingen, Muster-schmidd, 1972, 213 P.

113. Zur Sudslanischen Frage und der Entstehung des ersten Weltkrieges .Koln/Graz, 1958, 332 p. 196. Zurer W. Die Nahostpolitik Frankreichs und Rußland 1891 -1898. Wiesbaden Harrassonitz, 1970, 524 p.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 300916