Разработка советского направления внешней политики третьего рейха: концепции и дипломатическая практика начального периода тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.15, кандидат исторических наук Постников, Антон Геннадьевич

Диссертация и автореферат на тему «Разработка советского направления внешней политики третьего рейха: концепции и дипломатическая практика начального периода». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 236841
Год: 
2006
Автор научной работы: 
Постников, Антон Геннадьевич
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Нижний Новгород
Код cпециальности ВАК: 
07.00.15
Специальность: 
История международных отношений и внешней политики
Количество cтраниц: 
205

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Постников, Антон Геннадьевич

Введение.

Глава I. Концептуальные основы восточной политики нацистской Германии.

1.1. Сущность и основные черты внешнеполитической концепции нацистов.

1.2. Выработка планов захвата восточных территорий в германских экспансионистских концепциях XIX в. и их историко-философское обоснование.

1.3. Зарождение нацистской концепции восточной политики в условиях послевоенной Германии.

1.4. Основное содержание внешнеполитической концепции германского МИД и структура внешнеполитического аппарата нацистской Германии.

Глава II. Германская дипломатия и немецко-советские отношения в 1933 году.

2.1. Влияние германской дипломатии на формирование немецко-советских отношений на этапе политической унификации Третьего Рейха.

2.2. Позиция и деятельность германской дипломатии в период углубления кризиса в немецко-советских отношениях во второй половине 1933 г.

Глава III. Германо-советские отношения и проблемы европейской безопасности в 1933-1934 годах.

3.1. Основные вопросы германо-советского сотрудничества в области международной политики в 1933 г. Начало смены внешнеполитических приоритетов СССР, и отражение этого процесса в немецких дипломатических документах.

3.2. Позиция и цели германской дипломатии в ходе переговоров о восточно-европейском региональном пакте. Начало курса на открытую ремилитаризацию Германии.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Разработка советского направления внешней политики третьего рейха: концепции и дипломатическая практика начального периода"

Актуальность темы. Данная работа посвящена роли германской дипломатии в процессе формирования и реализации внешнеполитических решений на раннем этапе существования Третьего Рейха на примере германо-советских отношений. Актуальность данной темы представляется достаточно высокой. Повседневная дипломатическая работа, проводимая сотрудниками внешнеполитического ведомства в Берлине и в посольствах в других странах, в частности в Советском Союзе, зачастую определяла те или иные внешнеполитические решения. Поэтому рассмотрение и анализ такой работы позволяет более глубоко осмыслить причины и скрытые механизмы, действовавшие при осуществлении внешней политики нацистской Германии, тем более что данной проблеме в исторической литературе не всегда уделяется достаточно внимания.

После прихода Гитлера к власти в Германии было создано несколько партийных структур, занимавшихся вопросами внешней политики и претендовавших в этой области на роль первой скрипки. В такой обстановке германскому МИДу было все труднее проводить иностранную политику в соответствии со своей концепцией, отстаивая ее в конкурентной борьбе с партийными инстанциями. В этой связи значимость исследования той роли, которую сыграло внешнеполитическое ведомство Германии в процессе выработки и проведения внешнеполитического курса в отношении Советского Союза заключается также в том, что его результаты дают возможность еще раз оценить характер взаимодействия партийных и государственных органов в Третьем Рейхе.

Исходя из этого, объектом диссертации выступает развитие германо-советских отношений в 1930-е годы. Предметом научного интереса автора стала роль германской дипломатии в ходе формирования и осуществления внешнеполитического курса Третьего Рейха в отношении СССР в первые годы существования нацистского режима.

Научная новизна данной работы состоит в том, что в ней делается попытка исследовать и проанализировать вопрос о том, как в Третьем Рейхе на раннем этапе его существования рождались и проводились в жизнь оперативно-тактические, дипломатические мероприятия в отношении Советского Союза. Диссертант изучает влияние этих мероприятий на выработку стратегического курса Германии. В научный оборот впервые вводится целый ряд документов МИД Третьего Рейха, переведенных автором на русский язык.

Цель работы состоит в том, чтобы выявить особенности формирования советского направления внешней политики Третьего Рейха в первые годы существования национал-социалистического режима. Для достижения поставленной цели необходимо выполнить следующие задачи:

1. Рассмотреть генезис внешнеполитических доктрин Германии и, прежде всего, доктрин восточной политики1. Здесь необходимо исследовать комплекс идей и теорий, послуживших строительным материалом для этих концепций, а также их возможные изменения, происходившие под воздействием социально-исторических условий и, прежде всего, здесь следует обратить внимание на последствия поражения Германии в I Мировой войне.

2. Исследовать позицию германских дипломатов, их конкретные предложения, рекомендации, директивы руководства МИД и т.д., касающиеся контактов с Советским Союзом, и сопоставить все это с реальными внешнеполитическими акциями Третьего Рейха в отношении СССР. Это и даст возможность ответить на вопрос о том, имела ли какое-либо значение позиция немецкой дипломатии в германо-советских взаимосвязях в первые годы

1 В первой главе настоящей работы, посвященной формированию внешнеполитических концепций Германии на рубеже XIX - XX вв., термином "восточная политика" автор обозначает политику Германии в отношении России и стран Восточной и Юго-Восточной Европы с преимущественно славянским населением. правления Гитлера.

Хронологические рамки работы охватывают период с середины 1920-х гг. до конца 1934 г. В середине 1920-х гг. в условиях послевоенной Германии были сформированы основные положения нацистской внешнеполитической концепции, в которой Восточная Европа и Советский Союз занимали одно из главных мест. Опираясь на идейно-теоретический комплекс XIX в. и взяв многое от внешнеполитической программы довоенного времени, лидеры НСДАП создали собственную доктрину, которая отличалась крайней агрессивностью и экстремизмом. Внешнеполитическая концепция германского МИД в годы Веймарской республики была почти идентична установкам кайзеровской эпохи. Однако события 1918-1919 гг., безусловно, внесли определенные коррективы в программу внешнеполитического ведомства. Первоочередной задачей в эти годы немецкая дипломатия считала возвращение Германии статуса великой державы, ликвидацию наиболее унизительных статей Версальского договора, отмену территориальных и военных ограничений. Основные принципы взаимодействия этих двух линий в процессе проведения внешней политики Германии после 30 января 1933 г. рассматриваются в первой главе. Без этого невозможно было бы ответить на вопрос о том, какое влияние оказала германская дипломатия на выработку и проведение курса в отношении СССР в первые годы существования Третьего Рейха. Работа немецкой дипломатии в данной области рассматривается в диссертации преимущественно на временном отрезке 1933-1934 гг. После прихода Гитлера к власти во внешней политике Германии, в том числе и в германо-советских отношениях, начали появляться новые факторы, которые постепенно приобрели преобладающее влияние. 1933-1934 годы были периодом, когда Германия готовилась к тому, чтобы решительным образом покончить с военными и территориальными ограничениями Версальского договора. С плебисцита в Саарской области и ее присоединения к Рейху в январе 1935 г. начинается постепенное восстановление Германии в довоенных границах. В марте 1935 г. германское правительство объявило о введении всеобщей воинской повинности, создании Вермахта и военной авиации. Тем самым были перечеркнуты основные военные статьи Версальского договора. Таким образом, с начала 1935 г. Германия приступила к форсированной ревизии и подготовке к новой войне. В 1933-1934 гг. ясно обозначились политико-идеологические противоречия между Третьим Рейхом и СССР, и в эти годы были заложены основы будущего конфликта. Своеобразным рубежом данный период был и для германо-советских дипломатических контактов. Если в первые месяцы 1933 г. немецкие дипломаты как в Берлине, так и в посольстве в Москве, предпринимали активные попытки к преодолению углубляющегося кризиса в отношениях двух стран, то к концу 1934 г. руководство МИД практически потеряло интерес к Советскому Союзу, по причине того, что СССР все более прочно входил в лагерь противников пересмотра послевоенного статус-кво.

С середины 1920-х гг. для предотвращения очередного европейского конфликта пацифистски настроенные государства активизировали попытки создания прочной международной системы безопасности. С начала 1930-х гг. в орбиту европейской политики все более уверенно входит и Советский Союз, принимая активное участие в различных мирных конференциях и подготовке проектов систем безопасности. После прихода Гитлера к власти германо-советские взаимосвязи во многом определялись отношением этих двух стран к таким проектам, в частности к проекту восточноевропейского регионального пакта, который разрабатывался с конца 1933 г. и до начала 1935 г. Однако уже осенью 1934 г. германское МИД обнародовало официальный меморандум, в котором содержался окончательный отказ Германии от участия в данном соглашении.

Методологической основой данной работы являются принципы историзма и научной объективности.

Для достижения поставленных в работе цели и задач автор использовал методы анализа и синтеза, дающие возможность получить комплексное представление о предмете, а также метод индукции, позволяющий выявить общие закономерности на основе имеющегося фактологического материала, метод дедукции для распространения общих выводов на отдельные стороны исследуемого предмета, сравнительный метод для сопоставления отдельных исторических явлений, в частности для сопоставления внешнеполитических идей и концепций Германии кайзеровской эпохи и периода нацистского господства, метод исторической реконструкции для восстановления и более полного освещения отдельных вопросов темы.

Источниковой базой настоящей работы послужили оригинальные документы германской внешней политики. В июне 1946 г. министерство иностранных дел Великобритании и госдепартамент США приняли решение о совместной публикации вывезенных из Германии документов внешнеполитического ведомства и рейхсканцелярии. Самые ранние архивные материалы германского МИДа из трофейной коллекции восходили к 1867 г. Но, поскольку цель публикации заключалась в том, чтобы показать развитие немецкой внешней политики перед II Мировой войной и во время ее, было решено начать публикацию с материалов за 1918 г. Весной 1947 г. к американо-британскому соглашению об издании документов присоединилось и французское правительство. Только в 1954 г. была завершена предварительная работа по выбору документов за 1933-1945 гг., после чего они постепенно стали издаваться на английском языке. 8 октября 1960 г. на основании еще одного соглашения между правительствами ФРГ, Великобритании, Франции и США в Бонне была образована международная комиссия издателей для публикации актов германской внешней политики за 1918-1945 гг. В комиссию вошли американские, английские, французские и немецкие историки, такие как Г. Ротфельс (ФРГ), М. Бомо (Франция), Г. В. Гацке (США), Р. Уитли и сэр Алан

Буллок (Великобритания). Комиссия получила задание продолжать публикацию документов из архивов внешнеполитического ведомства Германии, начатую американцами, британцами и французами. Немецким издателям было поручено опубликовать на немецком языке тома актов, которые уже имелись в английском переводе. В 1971 и 1973 гг. в немецком оригинале появились тома серии С за 1933-1934 гг. Немецкий вариант, не считая некоторых несущественных отличий, тесно примыкал к английскому изданию. Все документы печатались без сокращения и в той же последовательности.

Среди документов, используемых в данной работе и касающихся германо-советских отношений, можно прежде всего выделить отчеты, германских послов в СССР фон Дирксена и Надольного, посланника в Варшаве Шлиппа, немецкого посла в Париже Кестера. В указанных отчетах содержится информация о проведенных послами переговорах с представителями руководства страны их пребывания, а также о беседах с посланниками других стран. Но более важно, что эти отчеты содержат рекомендации и предложения, которые зачастую ложились в основу принятия внешнеполитических решений. Так, например, настойчивые рекомендации и подробные разъяснения фон Дирксена о необходимости скорейшей ратификации протокола о продлении Берлинского договора привели в конечном итоге к такому шагу со стороны Германии. В тех же случаях, когда предложения послов отклонялись, по данным документам, в частности, по переписке между посольством и внешнеполитическим ведомством в Берлине, можно проследить главные расхождения в позициях посла и руководства МИД. Таким образом, кроме отчетов послов, в диссертации использовались официальные послания и личные письма рейхсминистра К. фон Нейрата и статс-секретаря МИД Б. фон Бюлова Г. фон Дирксену и Р. Надольному. В них содержатся как предписания и директивы послам, так и разъяснения тех или иных шагов, что очень важно для анализа позиции руководства внешнеполитического ведомства. Большое значение для исследования германо-советских дипломатических контактов имеют также отчеты о переговорах фон Нейрата и фон Бюлова с представителями НКИД СССР Литвиновым, Хинчуком и др.

Среди документов следует особо выделить меморандумы МИДа и. протоколы заседания немецкого правительства. Так, в меморандуме от 8 сентября 1934 г. содержалось подробное обоснование отказа германского правительства от участия в Восточном региональном пакте. А, например, из стенограммы заседания немецкого кабинета министров 26 сентября 1933 г. ясно видна позиция руководства МИДа по вопросу о так называемом журналистском конфликте с СССР. Из этой стенограммы также следует, что во внешнеполитическом ведомстве полностью согласились с предложенной еще в августе 1933 г. фон Дирксеном идеей о неформальной встрече Крестинского с Гитлером, и на заседании правительства фон Бюлов лично убеждал рейхсканцлера в необходимости такой встречи. Таким образом, из всего вышесказанного можно сделать предварительный вывод о том, что именно рекомендации глав германской дипломатической миссии в Москве, основанные на всестороннем анализе ситуации, на определенном этапе сыграли немаловажную роль в принятии решений, связанных с Советским Союзом.

Сборники документов "Акты германской внешней политики" дают достаточно полную картину того, как в 1933-1934 гг. формировалась и проводилась внешняя политика в отношении СССР. Однако, характеризуя источниковую базу, следует учитывать, что какие-то документы, возможно, были уничтожены немцами накануне поражения Германии в 1945 г. Нужно также принимать во внимание, что многие распоряжения могли отдаваться устно, а беседы и переговоры дипломатов не протоколировались. Возможно также, что в условиях холодной войны при подборе документов, касающихся германо-советских взаимосвязей, издатели проявили некоторую тенденциозность. Однако, как представляется, и на основании имеющихся материалов можно вполне определенно проанализировать роль немецких дипломатов в германо-советских контактах в обозначенный период.

Для того, чтобы исследовать данную тему более всесторонне и объективно, необходимо было выявить также и позицию советского руководства. Для этой цели в работе были использованы советские дипломатические документы, опубликован ные в многотомном издании "Документы внешней политики СССР". Помимо того, что эти материалы позволяют в основных чертах проанализировать точку зрения советской дипломатии и советского руководства в целом, они также помогают проверить достоверность немецких дипломатических документов. При сопоставлении отчетов о переговорах, сделанных советскими и немецкими представителями, можно видеть их практически полную идентичность. Исключение составляют лишь отдельные сюжеты, связанные с различной интерпретацией вопросов, касающихся идеологии. Из этого можно сделать вывод о том, что немецкие дипломатические акты являются вполне достоверной источниковой базой-.

Для рассмотрения и анализа нацистской внешнеполитической концепции в диссертации была использована работа А. Гитлера "Моя борьба", где, как известно, довольно подробно изложена общемировоззренческая позиция лидера нацистов, а также его внешнеполитические замыслы и планы. Конечно, необходимо помнить, что данная книга была написана Гитлером в период борьбы за власть и вследствие этого во многом могла носить пропагандистский характер. Однако многие факты и свидетельства очевидцев доказывают, что и после прихода к власти Гитлер не отказался от выработанных в 1920-е гг. идеологических и политических принципов, лишь изредка отступая от них под давлением внешних обстоятельств. Сам факт того, что "Моя борьба" после 1933 г. выходила в Германии миллионными тиражами и была главной настольной книгой почти в каждой немецкой семье, говорит о многом. Такая целенаправленная и повсеместная пропаганда сформулированных Гитлером

12 . идей доказывает, что они не утратили своей актуальности и значимости для лидера НСДАП и его окружения, а следовательно вполне могли быть положены в основу конкретных внешнеполитических планов.

В качестве источников автором были привлечены также материалы Нюрнбергского процесса, а именно показания генерал-лейтенанта Ф. фон Паппенгейма, касающиеся основных направлений деятельности Заграничной Организации НСДАП, что было необходимо для воссоздания структуры внешнеполитического аппарата гитлеровской Германии.

Еще одной группой источников при написании диссертации стали воспоминания участников рассматриваемых событий. Среди них, прежде всего, нужно назвать мемуары Герберта фон Дирксена "Москва-Токио-Лондон. 20 лет германской внешней политики". На протяжении всего межвоенного периода фон Дирксен состоял на различных должностях в министерстве иностранных дел Германии и принимал активное участие в формировании внешнеполитического курса своей страны. В 1929-1933 гг. он был послом в Советском Союзе. На этом посту фон Дирксен многое сделал для сохранения дружественных отношений между Германией и СССР. Об этом свидетельствуют, например, теплые слова в адрес посла и самые положительные оценки его деятельности со стороны представителей советского руководства, когда осенью 1933 г. фон Дирксен уезжал из Москвы на новую работу. В переломном 1933 г. фон Дирксен активно способствовал преодолению кризиса во взаимосвязях двух стран. Его воспоминания об этом времени в значительной степени дополняют документальный материал, оживляя порой довольно сухие, официальные отчеты посла из советской столицы. Здесь также содержатся некоторые факты, не зафиксированные в протоколах, отчетах и служебных записках, но имевших большое значение в отношениях двух стран. Так, например, фон Дирксен пишет о том, что в 1932 г. Литвинов подробно информировал его о переговорах с Польшей и даже показывал проекты будущего советско-польского договора о ненападении. При этом с немецкой стороны вносились замечания и пожелания, которые в некоторой степени были учтены. Данный факт говорит об особо доверительном сотрудничестве, имевшем место до начала 1933 г. И на этом фоне становится еще более очевидным надлом в отношениях, наступивший с приходом к власти Гитлера. В воспоминаниях фон Дирксена есть и личностные характеристики некоторых сотрудников внешнеполитического ведомства, имевших непосредственное отношение к германо-советским контактам. Как представляется, подобными личностными факторами также не следует пренебрегать при оценке тех или иных внешнеполитических шагов и решений.

Для рассмотрения общего международного положения Третьего Рейха в 1933-1934 гг. автором были привлечены и мемуары И. фон Риббентропа. Здесь также содержится некоторая информация о созданном в эти годы "бюро Риббентропа", что необходимо для более всестороннего раскрытия сюжета, связанного со структурой внешнеполитического аппарата нацистской Германии. Поскольку фон Риббентроп входил в ближайшее окружение Гитлера, в своих воспоминаниях он много говорит о беседах с рейхсканцлером по вопросам международной политики и, в частности, по вопросу связей с Россией (СССР), что имеет непосредственное отношение к теме исследования.

В число наиболее приближенных к Гитлеру лиц входил и гауляйтер Данцига Г. Раушнииг, оставивший воспоминания о своих многочисленных беседах с Гитлером по общим вопросам политики и идеологии. Эти мемуары интересны тем, что проливают свет на многие стороны мировоззрения Гитлера и, в частности, на отношение фюрера НСДАП к восточным славянам и России. Кроме того, Раушнинг описывает события политической жизни в Германии 1930-х гг. и разногласия в партийной верхушке по вопросу отношений с Советским Союзом. Так, например, небезынтересно его свидетельство о том, что многие гауляйтеры считали союз с Москвой единственно возможным политическим решением.

Исторические исследования, посвященные вопросам внешней политики Третьего Рейха, многочисленны и разнообразны. В целом в интерпретации методов, целей, движущих сил и результатов внешней политики нацистской Германии можно выделить 4 основных направления.

1. В 1952 г. английский историк А. Буллок опубликовал биографию Гитлера, где изобразил лидера нацистов как "полностью беспринципного оппортуниста", в своей внешней политике руководствовавшегося исключительно "волей к власти в своей самой жестокой и чистейшей форме". Здесь Буллок ссылался на воспоминания Г. Раушнинга, где новый рейхсканцлер был охарактеризован как лидер, которому прежде всего было свойственно применение насилия и в чьей внешней политике не было ясных целей, а лишь стремление извлечь выгоду из любых благоприятных возможностей. При этом Гитлер "был готов поступиться всем, что он до этого завоевал, лишь только для того, чтобы расширить свою власть".

В другой своей работе - "Исследование тирании" - Буллок изобразил немецкого диктатора как политика, время от времени актерствующего и использующего при случае международную коныонктуру. При этом единственной целью Гитлера было насилие и власть ради них самих1.

2. Такой интерпретации противопоставил свою точку зрения земляк Буллока X. Тревор-Роупер. В своем сочинении о военных целях Гитлера, вышедшем в 1960 г., он на основании "4 ключевых документов" из разных лет, проливающих свет на самые затаенные мысли Гитлера, попытался доказать, что мышление и действия нацистского лидера были однозначно направлены на единственную цель. В этом плане английский историк присоединился к более ранним интерпретациям, изложенным, например, журналистом К. Хайденом, в опубликованной им в 1936-1937 гг. биографии Гитлера. Уже здесь была

1 Bullock, A. Eine Studie iiber Tyrannic/ A. Bullock. -Diisseldorf, 1971. -S.794, 364. выражена мысль о том, что у Гитлера был определенный план по достижению мирового господства, и этого плана нацистский диктатор придерживался во всех подробностях. С данной точкой зрения Тревор-Роупер не только согласился, но и попытался подкрепить ее с помощью высказываний и заявлений самого Гитлера, которые Хайдену еще не могли быть известны1. За внешней политикой Третьего Рейха английский историк видел волю Гитлера к осуществлению концепции "жизненного пространства", основные черты которой, по мнению Тревор-Роупера, оставались неизменными от 1920-х гг. вплоть до поражения в 1945 г.2

3. Еще один английский исследователь - А. Тейлор - оспаривал тезис о том, что у Гитлера и его ближайшего окружения были свои собственные внешнеполитические цели. Он рассматривал внешнюю политику Третьего Рейха как продолжение линии, которую предначертали Г. Штреземан и другие лидеры Веймарской республики. Целью данного курса было пересмотреть Версальский порядок и возвратить Германии статус и позиции великой державы. Тем самым для Тейлора внешняя политика Гитлера была скорее континентальной, подобно политике Штреземана, нацеленной прежде всего на коррекцию восточных границ Германии и достижение равноправия с другими великими европейскими державами. Автор сознательно оставляет в стороне свидетельства самого Гитлера и ссылается, главным образом, на дипломатическую корреспонденцию внешнеполитического ведомства, которая, по его мнению, в наибольшей степени отражает намерения и цели политического руководства в Берлине. Тем самым Тейлор приходит к выводу, что внешняя политика Гитлера "была политикой его предшественников, профессиональных дипломатов и в целом политикой практически всех немцев. См.: Recker, M.-L. Die AuBenpolitik des Dritten Reiches/ M.-L. Recker. -Muenchen: Oldenburg Verlag, 1990.-S.51.

2 Trevor-Roupers, H. Hitlers Kriegsziele/ H. Trevor-Roupers// Michalka, W. Nationalsozialistische Aussenpolitik. -Darmstadt, 1978. -S.32.

Хотя порой и имели место различия в акцентировании, генеральная структура оставалась неизменной"1.

4. Внешняя политика нацистской Германии рассматривалась и в марксистской историографии. Исследования в этой области тесно связаны с марксистским представлением о фашизме как открытой террористической диктатуре наиболее реакционных, шовинистических и империалистических элементов финансового капитала. Тем самым историки-марксисты выводят национал-социалистическую внешнюю политику из "стремления монополий и крупных банков, а также служащего их классовым интересам государственного и военного аппарата, к агрессии и перераспределению мира" . Сам Гитлер при этом рассматривается лишь как "агент и слуга" индустрии, которая надеялась на то, чтобы с его помощью осуществить свои традиционные империалистические планы.

Хотя в дальнейшем эти четыре образца толкования во многом были модифицированы, все же они в значительной степени определили основные о направления в интерпретации внешней политики Третьего Рейха . При этом марксистская точка зрения претерпела самые малые изменения. Так, для И. Петцольда Гитлер, как и прежде, является "удлиненной рукой наиболее реакционных и агрессивных групп монополистического капитала", которые видели в нем "последнего спасителя от кризисами поэтому усердно проводили его на канцлерство. К. Гроссвайлер также видит "первые корни фашизма" в "стремлении финансовой олигархии к реакции и насилию"5. Все это впоследствии отразилось во внешней и военной политике.

В чистом виде тезис Тейлора о согласованности внешнеполитических Taylor, A. J. Die Ursprunge des Zweiten Weltkrieges/ A. J. Taylor. -Giitersloh, 1962. -S.93 ff.

2 Hass, G., Schumann, W. Anatomie der Aggression. Neue Dokumente zu den Kregszielen des faschistischen deutschen Imperialismus im Zweiten Weltkrieg/ G. Hass, W. Schumann. -Berlin-Ost, 1972. -S.8.

3 Recker M.-L. Ebenda. -S.53. Petzold, J. Die Demagogiedes Hitlerfaschisnuis/J. Petzold. -Frankfurt am Main, 1983. -S.385.

5 Grossweiler K. Aufsatze zum Faschismus/ K. Grossweiler. -Berlin, 1986. -S.579. целей Штреземана и Гитлера не получил продолжения в исторической литературе. Однако он послужил поводом, чтобы поставить вопрос о том, имела ли место преемственность между Третьим Рейхом, с одной стороны, и Вильгельмовской Германией и Веймарской республикой, с другой, в частности, в плане внешнеполитических установок и практики принятия внешнеполитических решений. Кроме того, этот тезис заострил внимание на вопросе о том, насколько Третий Рейх, в том числе и в отношении внешней и военной политики, является закономерным следствием всей предыдущей немецкой истории. Так, уже с середины 1950-х гг. стали появляться исторические исследования, в которых делался вывод об идентичности немецких правящих элит, начиная от кайзеровского Рейха и вплоть до нацистского государства, а также о постоянстве их экспансионистских устремлений. Так, например, Л. Дэхио говорил об обеих мировых войнах как о двух актах одной и той же драмы1 и рассматривал предисторию и протекание обеих войн как двойную попытку Германии добиться европейской гегемонии. Ф. Фишер также указывал на двукратное устремление Германии к "мировому господству" и для подтверждения этого ссылался на "союз между "фюрером" и традиционными аграрными и индустриальными силовыми элитами" в Третьем Рейхе, на "непрерывность господствующих структур", начиная от Рейха Бисмарка, а также на "согласованность восточно-политических целеустановок немецкой политической верхушки в I и II Мировых войнах"2. О непрерывности внешней политики от Вильгельмовской Германии до Третьего Рейха говорил и Г.У. Велер. По мнению автора, внешнеполитический курс Германии на всем указанном временном отрезке был выражением "крайнего социал-империализма", который путем похода на восточные земли пытался "сдержать Dehio, L. Deutschland und die Weltpolitik im 20. Jahrluindert/ L. Dehio. -Frankfurt an der Oder, 1955. -S.27.

2 Fischer, F. Bundnis der Eliten. Zur Kontinuitat der Machtstrukturen in Deulschland 1871-1945/ F. Fischer. -Dusseidorf, 1979. -S.93. внутренний прогресс и отвлечь от внутренней несвободы"1.

Еще один взгляд на причины, движущие силы и методы внешней политики Третьего Рейха был связан с представлением о гитлеровской

Германии как о государстве, где царил организационный хаос и анархия и где имело место не только взаимодействие, но и противостояние различных носителей власти, что, по мнению историков, позволяет говорить об иррациональности национал-социалистической политики в целом или, иными словами, заставляет сомневаться в том, что решения политической верхушки в

Берлине были направлены на конкретную цель, а их действия были продуманы и рациональны. Также и в отношении внешней политики некоторые исследователи утверждают, что невозможно говорить о том, что Гитлер следовал определенной системе, имеющей определенные очертания и направленной на конкретный объект . Эту интерпретацию продолжил и развил

В. Шидер. Он выделяет во внешнеполитической программе Гитлера "два уровня, между которыми в конечном итоге нет связи". С одной стороны это представление Гитлера о "внешнеполитическом окончательном решении", за которое он держался с фанатической последовательностью, с другой стороны это "задачи, поддающиеся более или менее четкому описанию", которые фюрер" пытался осуществить "с большой гибкостью ума и действий". В итоге

Шидер приходит к выводу о том, что "нацистская внешняя политика часто состояла из противоречивого смешения догматической косности в принципиальных вопросах и ярко выраженной гибкости в конкретике,

Взаимодействием этих типов поведения в конечном итоге объясняется также 1 особая динамика и агрессивность этой политики" .

Наименее всего претерпел изменения тезис Тревора-Роупера, согласно

1 Wehler, H.-U. Krisenherde des Kaiserreichs 1871-1918/H.-U. Wehler.-Gottingen, 1970. -S. 161.

2 Broszat, M. Soziale Motivation und Fuhrer - Bindung des Nationalsozialismus// Michalka W. Nationalsozialistische Aussenpolitik. -Darmstadt, 1978. -S.l 14 Г.

3 Schieder, W. Spanischer Burgerkrieg und Vierjahresplan/ W. Schieder// Michalka. Nationalsozialistische AuBenpolitik. -Darmstadt, 1979. -S.329. которому внешнеполитическое мышление и действия Гитлера ориентировались на "программу". Конечно, вследствие расширения источниковой базы и постановки новых вопросов данный подход был модифицирован и развит далее1. Здесь прежде всего возникли разногласия по вопросу о том, была ли нацистская внешнеполитическая концепция в большей степени континентальной или же следует признать, что нацистская претензия на господство была глобальной, ориентированной на весь мир. О том, что внешнеполитические планы Гитлера и его окружения не выходили в целом за рамки континента говорили такие историки, как Э. Йекель, А. Кун, Г.А. Якобсен, Д. Айкнер . По мнению этих авторов, планы завоевания "жизненного пространства" на Востоке свидетельствуют о намерении Гитлера создать здесь континентальную Евроазиатскую империю, которая по силе должна была быть равной Британской империи, Америке и Японии. В отличие от этой точки зрения уже в начале 1960-х гг. Г. Мольтманн подчеркнул глобальную, направленную на достижение мирового господства, целеустановку гитлеровской внешней политики". Немного позднее с аналогичных позиций выступил А. Хильгрубер. В своих исследованиях он более четко, чем прежде, обрисовал развитие и конечное формирование внешнеполитической целеустановки "фюрера". Хильгрубер развил мысль о "поступенчатом плане", согласно которому первым шагом Гитлера должно было стать создание огромной империи, простирающейся по всей Европе вплоть до Урала, далее должен был последовать захват дополнительного колониального пространства в Африке. Все это должно было укрепить потенциал Третьего Рейха для того,

1 Recker M.-L. Ebenda. -S.57.

2 Jaeckel, Е. Hitlers Weltanschauung. Entwurf einer Herrschaft/ E. Jaeckel. -Stuttgart, 1986; Kuhn, A. Hitlers au(3enpolitisches Programm. Entstehung unci Entwicklung 1919-1939/ A. Kuhn. -Stuttgart, 1970; Jakobsen, H.-A. Zur Struktur derNS - Aussenpolitik 1933-1945/ H.-A. Jakobsen// Funke M. Hitler, Deutschland und die Machte. -DQsseldorf, 1976. -S.137-185; Aigner, D. Hitler unci die Weltherrschaft/ D. Aigner// Michalka W. Nationalsozialistische AuBenpolitik. -Darmstadt, 1978. -S.49-69.

3 Moltmann,.G. Weltherrschaftsideen Hitlers/G. Moltmann// Europa und Ubersee. -Hamburg, 1961. -S. 197240. чтобы на конечном этапе выдержать столкновение с США. Тем самым было бы достигнуто мировое господство1. Эту точку зрения разделяет ряд историков2, которые также подчеркивают глобальное измерение внешнеполитической "программы" нацистов. В особенности на это указывает К. Хильдебрандт. По мнению автора, в политическом сознании лидеров Третьего Рейха всегда присутствовала альтернатива "мировое господство или гибель", и эта альтернатива определяла их действия вплоть до поражения Германии в 1945 г.3.

Говоря об отечественной историографии общих проблем истории фашистской Германии и ее внешней политики, следует отметить, что значительная часть исследований написана с марксистских позиций. В целом концепция сводилась к тому, что внешнеполитический курс Третьего Рейха рассматривался как продолжение общей экспансионистской, агрессивной политики финансовых и промышленных монополий Германии. Кроме того, фашистская Германия характеризовалась, главным образом, как "ударный кулак международной контрреволюции, как главный поджигатель империалистической войны, как зачинщик крестового похода против Советского Союза - великого отечества трудящихся всего мира". Отсюда одним из главных направлений всей международной политики в Европе в 1930-е гг. считалось стремление западных держав направить германскую агрессию на Восток. Гитлер же умело играл на этих чаяниях и страхах западных лидеров перед коммунизмом, вынуждая их идти на многочисленные уступки либо просто ставя перед свершившимся фактом, так, как это было в ходе ремилитаризации Рейнской области в марте 1936 г. Так, например, о политической поддержке и финансово-экономической помощи, направленной

1 Hillgruber, A. Hitlers Strategie. Politik unci KriegsFiihrung 1940-1941/ A. Hillgruber. -Muenchen, 1982.

2 Hildebrand, K. Hitlers"Programm" unci seine Realisierung 1939-1942/ K. Hildebrand// Niedhardt. Kriegsbeginn 1939. Entfesselung oder Ausbruch des Zweiten Weltkrieges? -Darmstadt, 1976. -S. 178-224; Ties, J. Hitlers "Endziele"/J. Ties// Michalka W. Nationalsozialislische AuBenpolitik. -Darmstadt, 1978. -S.70-91; Hauner, M. Did Hitler Want a World Dominion?/ M. Manner// JContH 13 (1978). -P. 15-32.

3 Hildebrand, K. Ebenda. на создание военно-промышленного комплекса нацистской Германии, со стороны правящих кругов Англии и США писал В.В. Размеров1. В.Т. Фомин исследовал вопрос о том, как в 1933-1937 гг. внешняя политика Третьего Рейха обеспечила возможность Германии воссоздать свой военно-промышленный потенциал и вооруженные силы, ликвидировав тем самым все ограничительные статьи Версальского договора. Автор также проанализировал основные внешнеполитические акции нацистской Германии в преддверии II Мировой войны, а именно аншлюс Австрии, судетский кризис и "мюнхенский сговор", окончательную оккупацию Чехословакии в марте 1939 г. и последующие за этим мероприятия по окончательной подготовке к развязыванию конфликта . Основные внешнеполитические акции Германии в 1933-1945 гг. на фоне общего развития международных отношений в это время рассматривал и В.Б. Ушаков . Среди советских авторов этого периода можно также назвать Г.Л. Розанова4, В.К. Волкова5, В.Я. Сиполса6 и др.

В связи с переменами в СССР в конце 1980-х-иачале 1990-х гг. стали переосмысливаться и многие страницы советской истории, в том числе и события предвоенных лет. В этом отношении наибольший интерес вызвали советско-германские взаимосвязи 1939-1941 гг. Одни авторы подвергали острой критике действия советского руководства накануне войны, другие, стараясь быть более объективными, рассматривали данный сюжет с различных сторон и делали более сдержанные выводы о политике СССР. Среди

1 Размеров В.В. Экономическая подготовка гитлеровской агрессии (1933-1935 гг.)/ В.В. Размеров. ~М.: ИМО, 1958.

2 Фомин, В.Т. Агрессия фашистской Германии в Европе. 1933-1939 гг./ В.Т. Фомин. -М.: Соцэкгиз, 1963.

3 Ушаков, В.Б. Внешняя политика гитлеровской Германии/ В.Б. Ушаков. -М.: ИМО, 1964.

4 Розанов, Г.Л. Германия под властью фашизма. (1933-1939 гг.)/ Г.Л. Розанов. -М.: Международные отношения, 1964.

5 Волков, В.К. Германо-югославские отношения и развал Малой Антанты. 1933-1938/ В.К. Волков. -М.: Наука, 1966; Волков, В.К. Европа в международных отношениях. 1917-1939/ В.К. Волков. -М.: Наука, 1979.

6 Сиполс, В.Я. Советский Союз в борьбе за мир и безопасность. 1933-1939/ В.Я. Сиполс. -М.: Мысль, 1974; Сиполс, В.Я. Дипломатическая борьба накануне Второй Мировой войны/ В.Я. Сиполс. -М;: Международные отношения, 1979. отечественных историков данного периода можно назвать таких, как J1.A. Безыменский1, Г.Л. Розанов2, З.С. Белоусова3, М.И. Семиряга4, М.И. Мильтюхов5 и др.

Что же касается германо-советских отношений в первые годы нацистского режима, то эти отношения анализировались в исторической литературе довольно поверхностно, хотя, как представляется, данный период имеет важное значение, поскольку именно тогда возникли истоки будущего военного столкновения между Германией и Советским Союзом. Еще меньше внимания в отечественной историографии уделялось позиции германского руководства и, в частности, роли немецких дипломатов в процессе отношений с СССР. Из работ, посвященных советско-германским взаимосвязям в эти годы, можно назвать монографию советского историка И.Ф. Максимычева "Дипломатия мира против дипломатии войны. Очерк советско-германских дипломатических отношений в 1933-1939 гг."6. Здесь автор анализирует позиции всех основных европейских государств - участников международных отношений в указанный период. Однако основное внимание Максимычев сосредоточивает на роли СССР как последовательного и бескомпромиссного борца за мир и безопасность в Европе. Тем более ярко эта роль выглядит на

1 Безыменский, J1.A. Альтернативы 1939 года. Вокруг советско-германского пакта 1939 года/ Л .А. Безыменский// Архивы раскрывают тайны. Международные вопросы: события и люди. -М.: Изд-во Политической литературы, 1991; Безыменский, Л.А. Советско-германские договоры 1939 г.: новые документы и старые проблемы/ JI.A. Безыменский// Новая и новейшая история. -1998. -№3.

2 Розанов, Г.Л. Сталин и Гитлер. Документальный очерк советско-германских дипломатических отношений. 1939-1941 гг./Г.Л. Розанов. -М.: Мысль, 1991.

3 Белоусова, З.С. СССР в контексте международных отношений 30-х годов/ З.С. Белоусова// Советская внешняя политика 1917-1945 гг. Поиски новых подходов. Под ред. д-ра исторических наук Нежинского Л.Н. -М.: Международные отношения, 1992.

4 Семиряга, М.И. Советско-германские отношения (Сентябрь 1939- июнь 1941 года)/ М.И. Семиряга// Советская внешняя политика 1917-1945 гг. Поиски новых подходов. Под ред. д-ра исторических наук Нежинского Л.Н. -М.: Международные отношения, 1992; Семиряга М.И. К вопросу о политическом характере Второй Мировой войны/ М.И. Семиряга // Новая и новейшая история. -1988. -№4; Семиряга М.И. Тайны сталинской дипломатии 1939-1941/ М.И. Семиряга. -М.: Высшая школа, 1992.

5 Мильтюхов, М.И. Упущенный шанс Сталина/ М.И. Мильтюхов. -М.: Вече, 2000.

6 Максимычев, И.Ф. Дипломатия мира против дипломатии войны. Очерк советско-германских дипломатических отношений в 1933-1939 гг./ И.Ф. Максимычев. -М.: Международные отношения, 1981. фоне агрессивной политики нацистской Германии, которой автор также отводит большое место в своем исследовании. Но при этом позиция германского МИД и влияние немецких дипломатов на выработку внешнеполитического курса Третьего Рейха в отношении СССР в 1933 г. затрагиваются им вскользь. Далее следует упомянуть также работу американского исследователя У. Лакера "Россия и Германия. Наставники Гитлера"1. Здесь в общем плане рассматриваются отдельные вопросы германо-советских отношений в 1930-е гг., но основное внимание автор уделяет проблеме формирования идеологии национал-социализма, а также влияния русской революции и взглядов некоторых белоэмигрантов на складывание в этой идеологии антисемитского и антикоммунистического элементов. И далее Лакер рассматривает отношения между Третьим Рейхом и Советским Союзом в основном в плоскости их идеологического противостояния.

Поэтому, исходя из всего вышесказанного, можно сделать вывод о том, что вопрос о позиции и роли германской дипломатии в немецко-советских отношениях в первые годы пребывания Гитлера у власти изучен пока недостаточно, что позволяет предпринять попытку проанализировать некоторые существенные стороны данной проблемы.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту.

1. В основе нацистской доктрины восточной политики лежала идея о том, что перенесение германских границ на Восток должно было не только защитить "арийца как единственного творца культуры" от дальнейшего смешения с низшими расами, но и обеспечить ему господство над тем "жизненным пространством", где могло бы произойти полное восстановление чистоты арийской крови.

2. Несмотря на то, что уже с весны 1933 г. в Третьем Рейхе начали

1 Лакер, У. Россия и Германия. Наставники Гитлера/У. Лакер. -Вашингтон: Проблемы Восточной Европы, 1991. создаваться партийные структуры, занимавшиеся внешнеполитическими проблемами, в начальный период нацистского режима внешнеполитическому ведомству Германии принадлежала определяющая роль в проведении международного курса страны. На данном этапе позиция Гитлера и позиция руководства МИДа по всем актуальным вопросам внешней политики в значительной степени совпадали.

3. В 1920-х-начале 1930-х гг. альянс с Россией немецкая дипломатия стремилась использовать для укрепления позиций Германии в целом. Такой подход и необходимость сохранения дружественных отношений с СССР многие дипломаты отстаивали и после 30 января 1933 г.

4. В первые месяцы 1933 г. ведущая роль в развитии отношений с СССР принадлежала германскому МИДу и особо здесь следует отметить выдающуюся деятельность посла в Москве Г. фон Дирксена. Однако со второй половины 1933 г. руководство МИДа под влиянием европейских событий начало все более сдержанно и прохладно относиться к проблеме взаимосвязей с СССР.

5. Одной из важнейших основ двустороннего сотрудничества в 1920-х гг. было обоюдное неприятие Версальской системы и всего послевоенного устройства. С 1933 г. наметились серьезные расхождения в оценке многих проблем международных отношений в Европе. Это привело к значительному отчуждению двух стран друг от друга, в том числе и на дипломатическом уровне.

Апробация работы. Отдельные положения и выводы предлагаемой диссертации были апробированы автором на научных конференциях 2000 Г., 2005 г. в ННГУ им. Н.И. Лобачевского, в ряде научных публикаций, а также в ходе обсуждения данной работы на кафедре регионоведения факультета международных отношений ННГУ.

Практическая значимость работы. Данная работа может быть использована для подготовки лекционных курсов по новейшей истории

Германии, спецкурса о немецко-советских дипломатических отношениях, об идейно-теоретических основах нацистской внешней политики и некоторых проблемах международной европейской безопасности в 1933-1934 гг.

Структура работы. В соответствии с поставленными в данной работе целью и задачами первая глава диссертации посвящена идейно-теоретическим основам внешнеполитических концепций Германии в первой трети XX в. и, прежде всего, той их части, которая относилась к Востоку, включая Россию. Здесь рассматриваются формирование и развитие этих идей и концепций, а также влияние на их изменения различных факторов и исторических условий, главное место среди которых принадлежит таким событиям, как поражение Германии в I Мировой войне и ее политическое и военное унижение. В первой главе рассматриваются также основные элементы структуры внешнеполитического аппарата нацистской Германии. Это необходимо для того, чтобы в целом оценить место и значение министерства иностранных дел Германии в Третьем Рейхе.

Во второй главе анализируется позиция немецких дипломатов по вопросу отношений с Советским Союзом в 1933 г. На основе предложений германского посла в Москве Г. фон Дирксена, распоряжений руководства МИД исследуются шаги, предпринимавшиеся дипломатами в процессе подготовки внешнеполитических решений, связанных с СССР, а также в процессе разрешения некоторых межгосударственных проблем, возникавших в 1933 г. между Германией и Советским Союзом. Все это необходимо для того, чтобы, сравнив точку зрения и действия немецких дипломатов с реальными событиями, произошедшими в отношениях между двумя странами, ответить на вопрос о том, какова была роль немецкой дипломатии во взаимосвязях с СССР на переломном этапе германо-советского сотрудничества.

Начиная с 1920-х гг. большое значение в отношениях между двумя странами имела совместная позиция по многим вопросам международной политики. Обоюдное негативное восприятие Версальского договора, превратившего Германию в объект международного права, а Советский Союз вообще оставившего за своими рамками, угроза со стороны усилившейся и достаточно агрессивной Польши - все это стало серьезным фундаментом германо-советского сотрудничества. С приходом Гитлера к власти эти вопросы не были сняты с повестки дня, однако вскоре на первое место начала выходить проблема обеспечения безопасности в Европе в целом. С конца 1933 г. СССР принимает активное участие в создании различных систем международной безопасности, в орбиту которых страны-инициаторы пытаются втянуть и гитлеровскую Германию. Все это не могло не отразиться в германо-советских отношениях. Немецкая дипломатия принимала активное участие в решении вопросов, связанных с безопасностью и разоружением. Поэтому анализ позиции и действий немецких дипломатов в данной области и, прежде всего, их отношение к значительной переориентации СССР на страны Запада необходим для достижения поставленных цели и задач и содержится в третьей главе предлагаемой диссертации.

1. Концептуальные основы восточной политики нацистской Германии

Заключение диссертации по теме "История международных отношений и внешней политики", Постников, Антон Геннадьевич

Заключение

Проведенный в работе анализ германских доктрин восточной политики и роли немецкой дипломатии в германо-советских отношениях в 1933-1934 гг. позволяет сделать автору следующие выводы.

Традиционная германская концепция восточной политики формировалась под влиянием идей и теорий XIX в. Основой данного идейно-теоретического комплекса стали представления о превосходстве германцев над другими народами. Истоки таких взглядов лежат в начале XIX в. Так, еще Г. Гегель, всячески подчеркивая великую историческую миссию германцев, довольно пренебрежительно высказывался о славянах. С середины XIX в. большое значение приобрели расовая теория и социал-дарвинизм, провозгласивший, что в обществе так же, как и в природе, главным законом является закон борьбы за существование и прославивший войну как "оздоровляющее кровопускание". Именно эти теории легли в основу геополитических и внешнеполитических концепций Германии начала XX в. В соответствии с ними предпологалось оттеснить Россию в Азию и, захватив таким образом восточноевропейское "жизненное пространство", начать борьбу за достижение Германией статуса "мировой державы".

После поражения Германии в I Мировой войне традиционные властные элиты в значительной степени сохранили свои позиции и в Веймарской республике. В наибольшей степени это относилось к персональному составу внешнеполитического ведомства Германии. Соответственно и прежняя внешнеполитическая доктрина практически не претерпела изменений, и в годы, непосредственно предшествовавшие приходу Гитлера к власти, она мало чем отличалась от планов и расчетов кайзеровского Рейха.

Созданная в 1920-е гг. национал-социалистическая доктрина восточной политики базировалась на том же идейно-теоретическом комплексе XIX в.

Однако нацисты, в отличие от традиционалистов, поставили во главу угла и довели до полного логического завершения идею о расовом превосходстве германцев, что придало их внешнеполитической концепции особо агрессивный, экстремистский характер. В 1930-е гг. это выразилось, например, в разработке "научно" обоснованных планов истребления восточных славян.

После 30 января 1933 г. в Германии были созданы несколько партийных структур, занимавшихся вопросами внешней политики. В их рамках начали разрабатываться альтернативные внешнеполитические программы, поскольку считалось, что доктрина министерства иностранных дел в скором времени совсем перестанет соответствовать нацистским внешнеполитическим установкам. Следствием этого была острая конкурентная борьба за влияние между партийными структурами и МИДом, что в перспективе привело к полной "деградации" внешнеполитического ведомства, в особенности в период Второй мировой войны.

На начальном этапе нацистского господства МИДу принадлежала немаловажная роль. Более того, на первых порах Гитлеру даже приходилось сдерживать своих дипломатов, которые начали чрезмерно форсировать процесс ревизии итогов I Мировой войны. Прежде всего это касалось позиции германской делегации на конференции по разоружению и отношению к Лиге наций, которую в МИДе считали серьезной помехой на пути пересмотра версальских установлений.

После прихода к власти Гитлер не выказал особой враждебности к СССР. Напротив, через дипломатические каналы, в частности, через посла в Москве Г. фон Дирксена правительству Советского Союза было заявлено о желании и готовности нового руководства Германии поддерживать с СССР прежние отношения. В то же время произошедшие в первые месяцы 1933 г. в Рейхе события поставили советско-германские отношения на грань разрыва. Рейхсминистр иностранных дел Германии К. фон Нейрат не один раз пытался убедить нового рейхсканцлера "взять в узду" своих штурмовиков, которые устраивали обыски и погромы в советских торговых организациях, представительствах и на квартирах советских граждан. В антисоветских акциях принимала участие и полиция, подвергавшая арестам представителей СССР. Иногда попытки фон Нейрата приводили к положительному результату. Однако основной причиной многочисленных бесчинств являлось то, что главным противником нацистов в период укрепления их власти была коммунистическая партия Германии, и мало для кого оставалось тайной, что во многом она управляется из Москвы. И только когда после очередных выборов в Рейхстаг позиции нацистов в значительной степени упрочились, антисоветская волна стала спадать, а Гитлер счел возможным открыто заявить в Рейхстаге, что намерен и в дальнейшем поддерживать дружественные отношения с Советским Союзом.

Показательно, что по настоянию министра иностранных дел фон Нейрата Гитлер принял решение ратифицировать протокол о продлении Берлинского договора. И здесь из дипломатических документов явствует, что большое влияние на это оказал германский посол в СССР фон Дирксен. Исходя из скрупулезного и всестороннего анализа ситуации, он в своих рапортах в Берлин неоднократно и настойчиво рекомендовал как можно скорее ратифицировать протокол, чтобы укрепить пошатнувшиеся политические и юридические основы германо-советского сотрудничества. 28 апреля 1933 г. фон Дирксен был уполномочен произвести обмен ратификационными грамотами. Все это позволяет утверждать, что в первые месяцы нацистского господства германской дипломатии принадлежала ведущая роль в развитии немецко-советских взаимосвязей.

Документы немецкой дипломатической переписки свидетельствуют о том, что фон Дирксен не рассчитывал на скорое и радикальное улучшение германо-советских контактов, но он все же надеялся, что ратификация протокола станет началом нового этапа в отношениях между двумя странами, и призывал руководство МИД не снижать активности в контактах с советской дипломатией. Между тем события, произошедшие в мае-июне 1933 г., оказали серьезное негативное воздействие на немецко-советское сотрудничество. Сначала в Москве получили информацию, что вице-канцлер Ф. фон Паппен посвятил французов в детали советско-германских военных контактов. В результате в СССР отказались от договоренностей в этой области, достигнутых в ходе майского визита в Москву делегации Рейхсвера во главе с генералом фон Боккельбергом. Немецкой стороне было также заявлено, что намеченная на лето 1933 г. поездка офицеров Красной Армии на маневры в Германию тоже не состоится. Затем в июне прозвучало известное заявление министра экономики Третьего Рейха А. Гугенберга на экономической конференции в Лондоне, что стало последней каплей, переполнившей чашу терпения советского руководства. В этой обстановке фон Дирксен предпринял ряд частных инициатив, направленных на разрядку напряженности в германо-советских взаимосвязях. Прежде всего, в начале июня сразу после своего возвращения в Москву из германской столицы, где фон Дирксен встречался с рейхсканцлером, немецкий посол вновь заверил замнаркома иностранных дел СССР Н.Н. Крестинского в неизменности германской политики в отношении СССР. В июле состоялась неофициальная встреча фон Дирксена и советника германского посольства в СССР фон Твардовского с представителями советского политического руководства и наркомата иностранных дел, которые по оценке фон Дирксена все еще не теряли надежды на преодоление кризиса в отношениях с Германией. Результатом переговоров стал замысел об устройстве встречи Крестинского с Гитлером, которая в случае ее благоприятного исхода должна была вылиться в подписание нового протокола, регулирующего политические и экономические вопросы двустороннего сотрудничества. В начале августа фон Дирксен инициировал встречу уже с председателем СНК

СССР В.М. Молотовым и остался вполне доволен ее результатами. Подводя своеобразный итог всех своих бесед с советскими политиками и дипломатами, фон Дирксен в середине августа направил в Берлин обстоятельный политический доклад, где содержались некоторые предложения о конкретных мерах, которые, по мнению посла, должны были очистить атмосферу в отношениях двух государств. В числе мер было указано также и на желательность проведения переговоров Гитлера с Крестинским.

Следует констатировать, что руководство внешнеполитического ведомства Германии не проявляло особой активности и интереса к скорейшему преодолению напряженности. К идее фон Дирксена о встрече Гитлера с Крестинским в Берлине обратились лишь в конце сентября в ходе очередного кризиса, связанного с журналистским конфликтом, разрастание которого, по мнению германской дипломатии, было крайне нежелательно в контексте готовящегося выхода Германии из Лиги Наций, что могло привести к обострению отношений и с западными державами. Поэтому на заседании правительства статс-секретарь МИД Б. фон Бюлов обратился к Гитлеру с просьбой принять Крестинского для того, чтобы скорейшим образом решить основные конфликтные вопросы. Гитлер не отказался от такой встречи, хотя выразил большие сомнения в ее положительном исходе. Здесь следует подчеркнуть, что и политическое руководство Германии, и дипломаты одной из главных причин ухудшения отношений считали раздражение советских лидеров по поводу того, что в Рейхе было покончено с коммунизмом и КПГ, на которую в Москве делали основную ставку, ожидая и готовясь к новым революционным потрясениям в Европе. Отсюда было и скептическое отношение многих руководителей Германии к возможности нормализации взаимосвязей. Хотя встреча Гитлера с Крестинским так и не состоялась, журналистский конфликт путем взаимных уступок был преодолен. Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что летом-осенью 1933 г. в правящей верхушке Третьего Рейха, в том числе и в руководстве внешнеполитического ведомства, возобладало неверие в то, что с Москвой можно наладить отношения и вернуть их на прежний уровень. При этом посол фон Дирксен, во многом по своей инициативе, предпринимал усилия, направленные на разрядку напряженности. Его некоторыми предложениями в Берлине были вынуждены воспользоваться, и можно сказать, что на данном этапе его деятельность отчасти имела благоприятный результат. Работа посла была по достоинству оценена и в Советском Союзе.

Несмотря на некоторую отчужденность руководства МИДа, новому германскому послу Р. Надольному предписывалось действовать на своем посту, исходя из того, что правительство Рейха по-прежнему заинтересовано в развитии дружественных отношений с СССР по всем направлениям. Вместе с тем, в конце 1933-начале 1934 гг. эти отношения встали на грань полного разрыва. Замкнутость и недоверие к партнеру проявилось с обеих сторон. Надольный тщетно пытался убедить свое руководство в необходимости и выгоде более открытого диалога с Москвой. От рейхсминистра пришло распоряжение с холодным спокойствием и сдержанностью выжидать дальнейшего развития событий. В это же время на первое место в отношениях между двумя странами стали выходить вопросы международной безопасности, в обсуждении которых германская дипломатия приняла активное участие.

Вследствие обострения в 1933 г. ситуации на Дальнем Востоке, а также непрекращающихся конфликтов с Германией, СССР приступил к поиску новых союзников в Европе. При этом наметился отход от декларируемых ранее совместно с Германией общих целей на международной арене. Это не осталось не замеченным германской дипломатией, в частности фон Дирксеном, выражавшим по этому поводу свою обеспокоенность. С конца 1933 г. начались советско-французские переговоры о заключении восточноевропейского регионального пакта о взаимопомощи, к которым немного позднее была привлечена и Германия. Одновременно с этим советские дипломаты предложили своим немецким партнерам подписать протокол, гарантирующий независимость и неприкосновенность прибалтийских государств. И здесь снова наметились расхождения в оценке ситуации между немецким послом в Москве и руководством МИД. Если Надольный в целом поддержал советскую идею, то из Берлина пришел категорический и слабо аргументированный отказ. Постоянные разногласия посла с начальством привели в конечном итоге к отставке Надольного.

Возникшей по поводу восточного пакта дискуссией германская дипломатия стремилась воспользоваться для того, чтобы решить один из самых важных для Германии в то время вопросов, а именно вопрос, касающийся снятия ограничений на вооружения. Поэтому немцы затягивали с ответом на советско-французское предложение. Когда же германское требование о равноправии в области вооружения Парижем было безоговорочно отклонено, немцы в меморандуме от 8 сентября 1934 г. сформулировали свой окончательный отказ от участия в предстоящем договоре. Из всего этого можно сделать вывод о том, что в данном вопросе германская дипломатия действовала в рамках, намеченных еще до прихода Гитлера к власти. Ее основной целью была ревизия итогов I Мировой войны и, прежде всего, речь шла о перевооружении и присоединении отторгнутых у Рейха территорий. Поэтому на данном этапе позиция Гитлера и позиция "традиционалистов" из внешнеполитического ведомства в значительной степени совпали. Что же касается германо-советских отношений, то по мере того, как СССР переориентировался на Францию под давлением указанных выше обстоятельств, он, по мнению немецких дипломатов, все больше входил в лагерь противников Германии. О таком восприятии СССР свидетельствует немецкая дипломатическая переписка, начиная уже с января 1934 г. Вследствие этого интерес к СССР начал неуклонно ослабевать. В то же время немцы стремились не допустить создания вокруг Германии блока государств, заинтересованных в сохранении послевоенного статус-кво. С этой целью они воздействовали на ряд стран Восточной Европы, которые отказались от участия в намечаемом региональном пакте. В значительной степени данный отказ был заслугой германской дипломатии. Созданная в мае 1935 г. ось Париж-Прага-Москва явила собой лишь значительно урезанный вариант восточного регионального пакта и не смогла поставить надежный заслон на пути германской агрессии в Европе.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Постников, Антон Геннадьевич, 2006 год

1. Источникиа. Документы министерства иностранных дел Германии

2. Der Staatssekretar des Auswartigen Amts von Biielow an den Botschafter in Moskau von Dirksen. (Berlin, den 6. Februar 1933). Dok. 4620/E200 268-69// ADAP. -S.20-21.

3. Der Botschafter in Moskau von Dirksen an das Auswartige Amt (Moskau, den 20. Februar 1933). Dok. 6609/E 496 900 05//ADAP. -S.61-64.

4. Der Reichsminister des Auswartigen Freiher von Neurath an die Botschaft in. Moskau (Berlin, den 22. Februar 1933). Dok. 6609/E496 954 57// ADAP. -S.70-71.

5. Der Botschafter in Moskau von Dirksen an das Auswartige Amt (Moskau, den 28. Februar 1933). Dok. 6609/E 496 961 62// ADAP. -S.86.

6. Aufzeichnung des Reichsministers des Auswartigen Freiherrn von Neurath (Berlin, den 1. Marz 1933). Dok. 2860/D 562 415 18//ADAP. -S.89-92.

7. Aufzeichnung des Reichsministers des Auswartigen Freiherrn von Neurath (Berlin, den 8. Marz 1933). Dok. 2860/D 562 422 24// ADAP. -S.l 18-119.

8. Der Botschafter in Moskau von Dirksen an das Auswartige Amt (Moskau, den 11. Marz 1933). Dok. 6609/E 496 963 74//ADAP. -S.138-143.

9. Aufzeichnung des Reichsministers des Auswartigen Freiherrn von Neurath (Berlin, den 28. April 1933). Dok. 2860/D 562 440 46// ADAP. -S.352-355.

10. Der Botschafter in Moskau von Dirksen an Ministerialdirektor Meyer

11. Moskau, den 2. Mai 1933). Dok. 9325/E 661 297 302// ADAP. -S.369-371.

12. Der Botschafter in Moskau von Dirksen an das Auswartige Amt (Moskau, den 5. Mai 1933). Dok. 6609/E 497 009 18// ADAP. -S.382-386.

13. Der Botschafter in Moskau von Dirksen an das Auswartige Amt (Moskau, den 14. Mai 1933). Dok. 6609/E 497 022 31// ADAP. -S.414-418.

14. Das Reichswehrministerium an das Auswartige Amt (Berlin, den 19. Mai 1933). Dok. 8068/E 579 257 69// Akten zur Deutschen Auswartigen Politik. 19181945. Serie C: 1933-1937. Das Dritte Reich: Die Ersten Jahre. Band 1/2. -Goettingen, 1973. -S.459-465.

15. Der Botschafter in Moskau von Dirksen an den Reichsminister des Auswartigen Freiherrn von Neurath (Moskau, den 5. Juni 1933). Dok. 2860/D 562 455 68// ADAP. -S.513-518.

16. Aufzeichnung des Ministerialdirektors Meyer (Berlin, den 30. Juni 1933). Dok. 6616/E 499 524 26// ADAP. -S.607-608.

17. Botschaftsrat Schliep (Warschau) an das Auswartige Amt (Warschau, den 28. Juli 1933). Dok. 6616/E 499 863 65// ADAP. -S.687-688.

18. Der Botschafter in Moskau von Dirksen an das Auswartige Amt (Moskau, den 4. Augest 1933). Dok. 6609/E 497 103 05// ADAP. -S.708-710.

19. Der Reichsminister des Auswartigen Freiher von Neurath (z. Z. Leinfelden) an den Staatssekretar des Auswartigen Amts von Btielow (Leinfelden a. d. Enz, den H.August 1933). Dok. 2860/D 562 510- 13//'ADAP.-S.73 3-735.

20. Der Botschafter in Moskau von Dirksen an das Auswartige Amt (Moskau, den 14. August 1933). Dok. 6609/E 497 106 14// ADAP. -S.735-739.

21. Aufzeichnung des Botschaftsrats von Twardowski (Moskau) (Moskau, den 24. August 1933). Dok. 6609/E 497 166 67// ADAP. -S.758-759.

22. Aufzeichnung des Staatssekretars des Auswartigen Amts von Btilow (Berlin, den 13. September 1933). Dok. 2860/D 562 528// ADAP. -S.788.

23. Aufzeichnung des Staatssekretars des Auswartigen Amts von Buelow

24. Berlin, den 26. September 1933). Dok. 2860/D 562 539 41// ADAP. -S.833-835.

25. Aufzeichnung des Staatssekretars des Auswartigen Amts von Biilow (Berlin, den 26, September 1933). Dok. 2860/D 562 542 44// ADAP. -S.839-840.

26. Botschaftsrat von Twardowski (Moskau) an das Auswartige Amt (Moskau, den 26. September 1933). Dok. 6609/E 497 195// ADAP. -S.842-843.

27. Aufzeichnung des Staatssekretars des Auswartigen Amts von Biilow (Berlin, den 27. September 1933). Dok. 2860/D 562 550 52// ADAP. -S.849-850.

28. Botschaftsrat von Twardowski (Moskau) an das Auswartige Amt (Moskau, den 28. September 1933). Dok. 2860/D 562 556 57// ADAP. -S.858-859.

29. Aufzeichnung des Legationsrats I. Kl. von Tippelskirch (Berlin, den 29. September 1933). Dok. 6609/E 497 198 99// ADAP. -S.861-862.

30. Botschaftsrat von Twardowski (Moskau) an das Auswartige Amt (Moskau, den 2. Okteber 1933). Dok. 2860/D 562 561 62// ADAP. -S.869-870.

31. Notiz (Moskau, den 1. Januar, 1934). Dok. 1904/ 428 718 22// Akteri zur Deutschen Auswartigen Politik. 1918-1945. Serie C: 1933-1937. Das Dritte Reich: Die Ersten Jahre. Band II/l. -Goettingen, 1973. -S.288-291.

32. Der Botschafter in Moskau Nadolny an das Auswartige Amt (Moskau, den 5. Januar 1934). Dok. 2860/D 562 646 50// ADAP. -S.294-296.

33. Aufzeichnung zum Bericht der Botschaft Moskau liber die Unterredung Botschafter Nadolny Volkskommissar Litwinow vom 4. Januar 1934 (Berlin, den 7. Januar 1934). Dok. 9292/E 659 792 - 96// ADAP. -S.299-301.

34. Der Botschafter in Moskau Nadolny an das Auswartige Amt (Moskau, den 9. Januar 1934). Dok. 6609/E 497 341 70// ADAP. -S.310-323.

35. Der Botschafter in Moskau Nadolny an das Auswartige Amt (Moskau, den 11. Januar 1934). Dok. 6609/E 497 336 38//ADAP. -S.329-330.

36. Der Reichsminister des Auswartigen Freiherr von Neurath an die Botschaft in Moskau (Berlin, den 17. Januar 1934). Dok. 6609/E 497 372 77// ADAP. -S.365-367.

37. Der Botschafter in Moskau Nadolny an den Staatssekretar des Auswartigen Amts von Billow (Moskau, den 23. Januar 1934). Dok. 6609/E 497 465 70// ADAP. -S.398-401.

38. Der Botschafter in Moskau Nadolny an das Auswartige Amt (Moskau, den 29. Januar 1934). Dok. 6025/H 046 685 86// ADAP. -S.424-425.

39. Der Botschafter in Moskau Nadolny an den Staatssekretar des Auswartigen Amts von Bulow (Moskau, den 6. Februar 1934). Dok. 6609/E 497 420 24// ADAP. -S.442-444.

40. Der Staatssekretar des Auswartigen Amts von Billow an den Botschafter in Moskau Nadolny (Berlin, den 12. Februar 1934). Dok. 6609/E 497 471 77// ADAP. -S.463-466.

41. Der Botschafter in Paris Koster an das Auswartige Amt. Telegramm Nr. 972 vom 19. 7. (Paris, den 20. Juli 1934). Dok. 6695/H 100 595 603// ADAP. -S.189-193.

42. Der Staatssekretar des Auswartigen Amts von Biilow an den Reichsminister des Auswartigen Freiherrn von Neurath. (Berlin, den 23. Juli 1934). Dok. 6695/H 100 715 21// ADAP. -S.207-212.

43. Der Staatssekretaer des Auswartigen Amts von Biilow an den Reichsminister des Auswartigen Freiherrn von Neurath. (Berlin, den 31. August 1934). Dok. 6695/H 101 282 - 84// ADAP. -S.366-367.

44. Der Staatssekretar des Auswaertigen Amts von Biilow an die Botschaften in London, Paris, Rom und Moskau. (Berlin, den 3. September 1934). -Dok. 6695/H 101 285 88// ADAP. -S.369-371.

45. Memorandum der deutschen Regierung. (Berlin, den 8. September 1934).

46. Dok. 6696/H 104 940 52// ADAP. -S.385-390.

47. Memorandum by Ambassador Dirksen (Berlin, October 18, 1933). Doc. 6609/E 667481 33//Documents of German Foreign Policy. 1918-1945. Series C. Vol. II. -London: Her majesty's stationary Office, 1962. -P.21-22.

48. Memorandum by the Foreign Minister (Berlin, October 24, 1933). Doc. 2860/ 562580 81// DGFP. -P.40-41.

49. Memorandum by the Director of Department IV (Berlin, October 27, 1933). Doc. 9447/E 666741 -42// DGFP. -P.47-48.

50. Memorandum by the Foreign Minister (Berlin, October 28, 1933). Doc. 6609/562584 85//DGFP.-P.53-54.

51. Ambassador Dirksen to State Secretary Buelow (Moscow, November 3, 1933). Doc. 4620/E 200288 92// DGFP. -P.76-77.

52. The Charge d'Affaires in the Soviet Union to the Foreign Ministry (Moscow, November 6, 1933). Doc. 6609/E 497288 94// DGFP. -P.80-83.

53. The Foreign Minister to the Ambassador to the Soviet Union (Berlin, November 13, 1933). Doc. 9452/E 666883 87// DGFP. -P.121-123.

54. Ambassador Nadolny to Ministerialdirektor Meyer (Moscow, December 11, 1933). Doc. 9325/E 661224 26// DGFP. -P.202-203.

55. The Ambassador in the Soviet Union to the Foreign Ministry (Moscow, December 12, 1933). Doc. 6609/E 497296 97// DGFP. -P.210-211.

56. The Ambassador in the Soviet Union to the Foreign Ministry (Moscow, December 14, 1933). Doc. 6609/E 497298 300//DGFP. -P.226-228.

57. The Ambassador in Italy to the Foreign Ministry (Rom, December 15, 1933). Doc. 6697/H 10615 860// DGFP. -P.233-234.б. Документы внешней политики Советского Союза

58. Письмо временного поверенного в делах СССР в Германии С.И. Бродовского заместителю народного комиссара иностранных дел СССР М.М.

59. Литвинову (30 января 1930)// Документы внешней политики СССР. В 22-х томах/ Под ред. А.А. Громыко и др. -М.: Политиздат, 1967. -T.XIII. -С.57-58.

60. Советско-германское коммюнике о переговорах между представителями правительств СССР и Германии (14 июня 1930)// ДВП СССР. -Т.XIII. -С.354.

61. Запись беседы заместителя народного комиссара иностранных дел СССР с послом Германии в СССР Дирксеном (27 февраля 1933)// Документы внешней политики СССР/ Под ред. А.А. Громыко и др. -М.: Политиздат, 1970. -T.XVI.-C.118-121.

62. Запись беседы народного комиссара иностранных дел СССР с министром иностранных дел Германии Нейратом (1 марта 1933)// ДВП СССР. -T.XVI. -С.134-136.

63. Телеграмма полномочного представителя СССР в Германии в народный комиссариат иностранных дел СССР (3 марта 1933)// ДВП СССР. -T.XVI. -С. 139-140.

64. Письмо временного поверенного в делах СССР в Германии заместителю народного комиссара иностранных дел Н.Н. Крестинскому (20 марта 1933)//ДВП СССР. -T.XVI. -С. 175-177.

65. Запись беседы народного комиссара иностранных дел СССР с послом Германии в СССР Дирксеном (апрель 1933)// ДВП СССР. -T.XVI. -С.210-212.

66. Письмо заместителя народного комиссара иностранных дел СССР полномочному представителю СССР в Германии Л.М. Хинчуку (4 апреля 1933)// ДВП СССР. -T.XVI. —С.216—217.

67. Телеграмма полномочного представителя СССР в Германии народному комиссару иностранных дел СССР М.М. Литвинову (4 апреля 1933)// ДВП СССР. -T.XVI. -С.220-221.

68. Запись беседы народного комиссара иностранных дел СССР с послом Германии в СССР Дирксеном (5 апреля 1933)//ДВП СССР. -T.XVI. -С.221-222.

69. Телеграмма полномочного представителя СССР в Германии JI.M. Хинчука в народный комиссариат иностранных дел СССР (26 апреля 1933)// ДВП СССР. -T.XVI. -С.265-266.

70. Сообщение полномочного представителя СССР в Германии о беседе с рейхсканцлером Германии Гитлером (28 апреля 1933)// ДВП СССР. -T.XVI. -С.271-274.

71. Запись беседы народного комиссара иностранных дел СССР с министром иностранных дел Германии Нейратом (Берлин, 29 мая 1933)// ДВП СССР. -T.XVI. -С.321-323.

72. Нота полномочного представителя СССР в Германии статс-секретарю министерства иностранных дел Германии Бюлову (22 июня 1933)// ДВП СССР. -T.XVI. -С.359.

73. Запись беседы председателя Совета Народных Комиссаров СССР с послом Германии в СССР Дирксеном (4 августа 1933)// ДВП СССР. -T.XVI. -С.478-479.

74. Запись беседы народного комиссара иностранных дел СССР с временным поверенным в делах Германии в СССР Твардовским (26 сентября 1933)// ДВП СССР. -T.XVI. -С.539-542.

75. Запись беседы народного комиссара иностранных дел СССР с послом Германии в СССР Надольным ( 13 декабря 1933)// ДВП СССР. -T.XVI. -С.740-743.

76. Запись беседы полномочного представителя СССР во Франции с министром иностранных дел Франции Поль-Бонкуром (28 декабря 1933)// ДВП СССР. -T.XVI. -С.876-877.

77. Запись беседы народного комиссара иностранных дел СССР с послом Германии в СССР Надольным (3 января 1934)// Документы внешней политики СССР/ Под ред. Громыко А.А. и др. -М.: Политиздат, 1971. -T.XVII. -С.17-22.

78. Запись беседы народного комиссара по военным и морским делам

79. СССР и заместителя народного комиссара иностранных дел СССР с послом Германии в СССР Надольным (28 марта 1934)// ДВП СССР. -T.XVII. -С.214-216.

80. Запись беседы полномочного представителя СССР в Германии с министром иностранных дел Германии Нейратом. (Апрель 1934)// ДВП СССР. -T.XVII. -С.253-256.

81. Запись беседы народного комиссара иностранных дел СССР с министром иностранных дел Германии Нейратом (Берлин, 13 июня 1934)// ДВП СССР.-T.XVII.-С.386-389.

82. Запись беседы временного поверенного в делах СССР в Германии с советником IV отдела МИД Германии Типпельскирхом (19 июня 1934)// ДВП СССР. -T.XVII. -С.402-403.

83. Письмо народного комиссара иностранных дел СССР временному поверенному в делах СССР в Германии С.А. Бессонову (26 июня 1934)// ДВП СССР. -T.XVII. -С.409.

84. Запись беседы временного поверенного в делах СССР в Германии с заведующим IV отделом МИД Германии Меером (27 июля 1934)// ДВП СССР. -T.XVII. -С.507-509.

85. Запись беседы временного поверенного в делах СССР в Германии с министром иностранных дел Германии Нейратом (2 августа 1934)// ДВП СССР. -T.XVII.-С.532-533.

86. Сталин И.В. Сочинения в 16 томах. Т. XIII. Июль 1930-январь 1934. -М.: Госполитиздат, 1951.-420 с.в. Сборники документов

87. Дьяков, Ю.Л. Фашистский меч ковался в СССР: Красная Армия и Рейхсвер. Тайное сотрудничество, 1922-1933. Неизвестные документы/ Ю.Л. Дьяков, Т.С. Бушуева. -М.: Советская Россия, 1992. -384 с.

88. Коминтерн и идея мировой революции. Документы. -М.: Наука, 1998. -949 с.

89. Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками. В 7-и томах/ Под ред. Р.А. Руденко. -Т.П. Преступления против мира. -М.: Государственное издательство юридической литературы, 1958. -881 с.

90. Советско-германские отношения 1922-1925 гг. Документы и материалы. -4.2. -М.: Изд-во Политической литературы, 1977. 408 с.г. Сочинения лидеров национал-социализма

91. Goebbels, J. Der Faschismus und seine praktischen Ergebnisse/ J. Goebbels. -Berlin: Junker und Diinnhaupt, 1939. -31 s.

92. Haushofer, K. Weltpolitik von heute/ K. Haushofer. -Berlin: Zeitgeschichte, 1937. -276 s.

93. Гитлер, А. Моя борьба/ А. Гитлер. -M.: ИТФ "Т-Око", 1992. -591 с.д. Мемуары

94. Дирксен, Г. фон. Москва, Токио, Лондон. 20 лет германской внешней политики/ Г. фон Дирксен. -М.: ОЛМА-Пресс, 2001.-445 с.

95. Майский, И.М. Воспоминания советского посла в Англии/ И.М. Майский. -М.: Изд-во Института международных отношений, 1960. -140 с.

96. Путлиц, В. По пути в Германию. Воспоминания бывшего дипломата/ В. Путлиц. -М.: Изд-во Иностранной литературы, 1957. -366 с.

97. Раушнинг, Г. Говорит Гитлер. Зверь из бездны/ Г. Раушнинг. -М.: Миф, 1993.-381 с.

98. Риббентроп, И. фон. Между Лондоном и Москвой. Воспоминания и последние записи/ И. фон Риббентроп. -М.: Мысль, 1996. -331 с.

99. Сазонов, С.Д. Воспоминания. -М.: Международные отношения, 1991.-398 с.1.. Исследования

100. Ахтамзян, А.А. Рапалльская политика. Советско-германские дипломатические отношения в 1922-1932 годах/ А.А. Ахтамзян. -М.: Международные отношения, 1974. -303 с.

101. Безыменский, JI.A. Гитлер и Сталин перед схваткой/ JT.A. Безыменский. -М.: Вече, 2000. -507 с.

102. Белоусова, З.С. Франция и европейская безопасность. 1929-1939/ З.С. Белоусова. -М.: Наук", 1976. -417 с.

103. Бессонов, Б.Н. Фашизм: идеология, политика/ Б.Н. Бессонов. -М.: Высшая школа, 1985.-279 с. .

104. Бланк, А.С. Из истории раннего фашизма в Германии. Организация. Идеология. Методы/ А.С. Бланк. -М.: Мысль, 1978. -208 с.

105. Буллок, А. Гитлер и Сталин. Жизнь и власть. Сравнительное описание в 2-х томах/ А. Буллок. -Смоленск: Русич, 1994. -Т.1. -528 с.

106. Буханов, В.А. Европейская стратегия германского фашизма. 1933— 1939/В.А. Буханов. -Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1991.-164 с.

107. Волков, В.К. Германо-югославские отношения и развал Малой Антанты. 1933-1938/В.К. Волков. -М.: Наука, 1966. -271 с.

108. Галкин, А.А. Германский фашизм/ А.А. Галкин. -М.: Наука, 1989.352 с.

109. Гальтон, Ф. Наследственность таланта, ее законы и последствия/ Ф. Гальтон. -СПб, 1895. -186 с.

110. Гудрик-Кларк, Н. Оккультные корни нацизма. Тайные арийские культы и их влияние на нацистскую идеологию/ Н. Гудрик-Кларк. -СПб.: Евразия, 1993. -175 с.

111. Джолл,-Дж. Истоки I Мировой войны/ Дж. Джолл. -Ростов-на-Дону:1. Феникс, 1998.-416 с.108. "Дранг нах Остен" и народы Центральной, Восточной и Юго-восточной Европы. 1871-1918/Под ред. В.К. Волкова. -М.: Наука, 1977. -317 с.

112. Загладин, Н.В. История успехов и неудач советской дипломатии/ Н.В. Загладин. -М.: Международные отношения, 1990. -229 с.

113. Илюхина, P.M. Лига наций. 1919-1934/ P.M. Илюхина. -М.: Наука, 1982.-357 с.

114. История Франции. В 3-х томах/ Под ред. А.З. Манфред. -М.: Наука, 1973.-Т.3.-599 с.

115. Кершоу, Я. Гитлер/Я. Кершоу. -Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. -320с.

116. Кон, Н. Благословение на геноцид. Миф о всемирном заговоре евреев и "протоколах сионских мудрецов"/ Н. Кон. -М.: Рудомино, 2000. -164 с.

117. Лакер, У. Россия и Германия наставники Гитлера/ У. Лакер. -Вашингтон: Проблемы Восточной Европы, 1991. -485 с.

118. Мазер, В. Адольф Гитлер. Легенда. Миф. Реальность/ В. Мазер. -Ростов-на-Дону: Феникс, 1998.-601 с.

119. Максимычев, И.Ф. Дипломатия мира против дипломатии войны. Очерк советско-германских дипломатических отношений в 1933-1939 гг./ И.Ф. Максимычев. -М.: Международные отношения, 1981. -288 с.

120. Мэнвэлл, Р. Генрих Гиммлер/ Р. Мэнвэлл, Г. Франкель. -Ростов-на-Дону: Феникс, 2000. -384 с.

121. Опитц, Р. Фашизм и неофашизм/ Р. Опитц. -М.: Прогресс, 1988.280 с.

122. Пленков, О.Ю. Мифы нации против мифов демократии: немецкая политическая традиция и нацизм/ О.Ю. Пленков. -СПб.: Изд-во Русского Христианского гуманитарного института, 1997. -576 с.

123. Пленков, О.Ю. Третий Рейх. Нацистское государство/ О.Ю. Пленков.-СПб.: Издательский Дом "Нива", 2004. -480 с.

124. Пэдфильд, П. Рудольф Гесс сподвижник Гитлера/ П. Пэдфилд. -Смоленск: Русич, 1998.-608 с.

125. Ржевская, Е.М. Геббельс. Портрет на фоне дневника/ Е.М. Ржевская. -М.: Слово, 1994. -400 с.

126. Рисс, К. Геббельс. Адвокат дьявола/ К. Рисс. -М.: Центрполиграф, 2000. -492 с.

127. Розанов, Г.Л. Германия под властью фашизма. (1933-1939 гг.)/ Г.Л. Розанов. -М.: Международные отношения, 1964. -518 с.

128. Системная история международных отношений 1918-2000 гг. В 4-х томах/ Под ред. А.Д. Богатурова. T.I. События 1918-1945. -М.: Московский рабочий, 2000.-511 с.

129. Ферстер, Г. Прусско-германский генеральный штаб. 1840-1945/ Г. Ферстер, Г. Гельмерт, Г.Шниттер. -М.: Мысль, 1968. -612 с.

130. Фомин, В.Т. Агрессия фашистской Германии в Европе. 1933-1939 гг./В.Т. Фомин. -М.: Соцэкгиз, 1963. -640 с.

131. Шамбаров, В.Е. Государство и революции/ В.Е. Шамбаров. -М.: Эксмопресс, 2002. -608 с.

132. Шейнис, З.С. Максим Максимович Литвинов: революционер, дипломат, человек/ З.С. Шейнис. -М.: Политиздат, 1989. -432 с.

133. Beckar, I/ Internationale Beziehungen in der Weltwirtschaftskrise 1929133/1. Beckar, K. Hildebrand. -Munchen: R.Oldenbourg Verlag, 1980. -467 s.

134. Bellers, I. AuBenwirtschaftspolitik und politisches System der Weimarer Republik/1. Bellers. -Miinster, 1988. -387 s.

135. Bracher, K.D. Die deutsche Diktatur. Entstehung, Struktur, Folgen des Nationalsozialismus/ K.D. Bracher. -Koln: Kiepenheuer&Witsch, 1993. -577 s.

136. Broszat, M. Der Staat Hitlers/ M. Broszat. -Munchen: Deutscher Taschenbuch Verlag GmbH, 1989. -457 s.

137. Ebeling, F. Geopolitilc. Karl Haushofer und seine Raumwissenschaft. 1919-1945/ F. Ebeling. -Berlin: Akademie Verlag, 1994. -318 s.

138. Edmund, A. Walsch, Wahre anstatt falsehe Geopolitilc fur Deutschland/ A. Edmund. -Frankfurt am Main, 1946. -274 s.

139. Fleischhauer, I. Das Dritte Reich und die Deutschen in der Sowjetunion/1. Fleischhauer. -Stuttgart, 1983. -258 s.

140. Hillgruber, A. Kontinuitat und Dislcontinuitat in der deutschen AuBenpolitilc von Bismarck bis Hitler/A. Hillgruber. -3.Auflage. -Diisseldorf: Droste Verlag, 1971.-31 s.

141. Jacobsen, H.-A. Nationalsozialistische Aussenpolitilc 1933-1938/ H.-A. Jacobsen. -Frankfurt am Main-Berlin: Alfred Metzner Verlag, 1968. -643 s.

142. Klinlchardt, B. Die deutsche Politilc auf der Abruestungskonferenz und die Anfange der deutschen Wiederaufriistung 1932/1933/ B. Klinkhardt. -Marburg/L. 1972.-251 s.

143. Ludecke, К. I knew Hitler: the Story of a Nazi who escaped the Blood Purge/ K. Ludecke. -N.Y., 1938. -418 p.

144. Reclcer M.-L. Die AuBenpolitilc des Dritten Reiches/ M.-L. Recker. -Muenchen: R. Oldenbourg Verlag, 1990. -133 s. .

145. Ursachen und Folgen. Jn 14. Banden/ H. Michaelis, E. Schrapler. -Bd. 10. -Berlin: Akademie Verlag, 1964.

146. Wollstein, G. Eine Denlcschrift des Staatssekretars Bernhard von Biilow vomMarz 1933/G. Wollstein.-Berlin: Akademie-Verlag, 1973.-32 s.1.I. Статьи

147. Ахтамзян, A.A. Военное сотрудничество СССР и Германии 19201933 гг. По новым документам/ А.А. Ахтамзян// Новая и новейшая история. -990. -№5. -С.3-24.

148. Бабиченко, Л.Г. Политбюро ЦК РКП(б), Коминтерн и события в

149. Германии в 1923 г. Новые архивные материалы/ Л.Г. Бабиченко// Новая и новейшая история. -1994. -№2. -С.125-159.

150. Белоусова, З.С. СССР в контексте международных отношений 30-х годов/ З.С. Белоусова// Советская внешняя политика 1917-1945 гг. Поиски новых подходов/ Под ред. д-ра исторических наук Нежинского Л.Н. -М.: Международные отношения, 1992.-С.131-156.

151. Волков, В.К. К вопросу о происхождении терминов "пангерманизм" и "панславизм"/ В.К. Волков// Славяно-германские культурные связи. -М.: Наука, 1969.-С.45-67.

152. Машкин, М.Н. Из истории германской милитаристской пропаганды конца XIX-начала XX века/ М.Н. Машкин// Славяно-германские отношения. -М.: Наука, 1964.-С.135-152.

153. Нольте, Э. Дважды неудавшаяся попытка мирового господства: исторический опыт и самооценка/ Э. Нольте// Германия и Россия: события, образы, люди.-Воронеж, 1991.-Вып. 1.-С.47-62.

154. Паевский, Я. Немецкие попытки "натиска на Восток" в период империализма/ Я. Паевский// Германская экспансия в Центральной и Восточной Европе. Сборник статей по истории так называемого "дранга нах остен". -М.: Прогресс, 1965.-С.235-241.

155. Тарле, Е.В. Восточное пространство и фашистская геополитика. В 12-ти томах/ Е.В. Тарле. -М.: АН СССР, 1961. -Т. 11. -882 с.

156. Туполев, Б.М. Австро-Венгрия в планах пангерманцев в конце XIX-начале XX вв./ Б.М. Туполев// Славяно-германские отношения. -М.: Наука, 1964. -С.95-134.

157. Bracher, K.D. Das Anfangsstadium der Hitlerschen AuBenpolitik. In: Michalka W. Nationalsozialistische AuBenpolitik. -Darmstadt: Rowohltt, 1978. -S.201-221.1.. Диссертации и авторефераты диссертаций

158. Ермаков, A.M. "Имперская трудовая повинность" в национал-социалистической Германии (1933-1945 гг.): автореф. дисс. канд. ист. наук: . 07.00.03/Ермаков A.M.-Н.Новгород, 1996.-20 с.

159. Исаков, М.Ю. Влияние идеологии национал-социализма на реализацию европейского направления внешней политики Германии (март 1938-август 1939 гг.): дисс. канд. ист. наук: 07.00.03/ Исаков М.Ю. -Н.Новгород, 2003.

160. Ислентьева, Е.В. Большевизм и фашизм: идейно-политическое противоборство в 20-30-е годы: автореф. дисс. канд. ист. наук: 23.00.02/ Ислентьева Е.В. -Саратов, 1996. -16 с.

161. Шамин, И.В. Германия и проблема Палестины (январь 1933-август 1939 гг.): автореф. дисс. канд. ист. наук: 07.00.03/ Шамин Игорь Валерьевич. -Н.Новгород, 1996.-21 с.1. V. Справочные издания

162. Дипломатический словарь. В 3-х томах. -М.: Наука, 1984, 1986.

163. Энциклопедия Третьего Рейха. -М.: Локид-Миф, 1996.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 236841