Развитие социально-культурной сферы как предмет культурной политики в регионе тема диссертации и автореферата по ВАК 24.00.04, доктор культурол. наук Голышев, Александр Иванович

Диссертация и автореферат на тему «Развитие социально-культурной сферы как предмет культурной политики в регионе». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 74388
Год: 
1999
Автор научной работы: 
Голышев, Александр Иванович
Ученая cтепень: 
доктор культурол. наук
Место защиты диссертации: 
Санкт-Петербург
Код cпециальности ВАК: 
24.00.04
Специальность: 
Прикладная культурология
Количество cтраниц: 
346

Оглавление диссертации доктор культурол. наук Голышев, Александр Иванович

Введение

Глава I. Личностно-ориентированная культурная политика как следствие объективных тенденций гуманизации современного общества

1.1. Исторические предпосылки становления личностно-ориентирован-ной культурной политики

1.2. Демократизация общественной жизни как условие гуманизации культурной политики

1.3. Правовое и экономическое обеспечение развития социально-культурной сферы

1.4. Теоретические и методологические основы развития социальнокультурной сферы региона 58 •

Выводы

Глава II. Социально-культурная жизнь региона как предмет культур- 72 ной политики.

2.1. "Историческая память" как категория культурной политики

2.2. Опыт научного анализа тенденций,развития социально-культур- 79 ной сферы в Псковской области

2.3. Социально-культурная ситуация и культурная политика

Выводы

Глава III. Духовный потенциал Псковщины как исходная база совер - 120 шенствования социально-культурной деятельности

3.1. Историко-культурные тенденции формирования духовного потен- 124 циала Псковщины

3.2. Псковщина в современной геополитической и социокультурной 124 ситуации

3.3. Пути и средства сохранения и дальнейшего обогащения непрехс- 142 дящих традиций духовной жизни региона

Выводы

Глава IV. Разработка и реализация организационно-методического ме- 173-ханизма развития социально-культурной сферы

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Развитие социально-культурной сферы как предмет культурной политики в регионе"

Всего несколько лет назад сам факт существования культурологии в качестве самостоятельной научной дисциплины многим казался спорным. Сегодня культурология признается не только одним из наиболее динамично развивающихся направлений научной мысли, но ее даже называют наукой XXI века. Именно культурология позволяет комплексно осмыслить закономерность происхождения, развития и функционирования современной культуры, раскрыть структуру и специфику духовного производства, осуществить разносторонний анализ созданных и создаваемых национальных и общечеловеческих ценностей.

Складывающийся в России на рубеже ХХ-ХХ1 веков тип культуры информационного общества пока не имеет адекватной системы регулирования культурных процессов как на федеральном, так и на региональном уровне. Утрата многих слагавшихся веками духовных ориентиров, подмена ряда традиционных для России нравственных ценностей, образцами массовой инокультуры, просчеты и ошибки органов государственной власти и управления в определении приоритетов развития социально-культурной сферы, усугубление ее хроническим недофинансированием нанесли отечественной культуре огромный ущерб, привели к резкому сокращению сети клубных учреждений, к свертыванию эстетического всеобуча детей и организационных форм художественной и технической самодеятельности, лишили многие миллионы граждан, и в первую очередь, молодежь и пенсионеров, декларированного в законодательных актах Российской Федерации права на общедоступность ценностей культуры. Все это поставило перед государством и обществом задачу преодоления идеологического вакуума, выработки концептуально-обоснованной культурной политики.

Кардинальной проблемой территориальной культурной политики является всемерная поддержка, стимулирование и активизация процессов самоорганизации социально-культурной сферы, создание механизма, способствующего саморазвитию культурной жизни территории.

Социально-культурная сфера, являясь многоуровневой системой социально-культурной деятельности, в силу своей природы, выступает связующим звеном между населением и государственными структурами, общественными организациями, является важнейшей областью региональной культурной политики. Это реальная возможность реализации населением региона гражданских прав и свобод, решения им широкого круга наиболее близких ему социокультурных проблем, совершенствования социальной действительности; это принципиально важная форма самовыражения и самореализации личности. Новые социально-экономические реалии и противоречивый ход реформ постоянно актуализируют проблемы культурной политики на региональном уровне, как средства совершенствования не только социокультурной деятельности, но и политической и экономической жизни.

Особую значимость приобретают вопросы регулирования процессов и явлений, характерных как для культуры общества в целом, так и конкретного региона. Их изучение и практическая реализация культуросозидающего потенциала региона позволяют выработать новый взгляд на место культуры в обществе, актуализировать культурную регионалистику. А это в свою очередь дает возможность разработать и внедрить механизмы ее саморазвития, моделирования приоритетных направлений и видов культурной деятельности, имеющих общественную и личную значимость, способствующих использованию исторического опыта народа, оптимизации духовной жизни социума, созданию благоприятной социально-культурной среды, необходимой для развития человека. Именно в регионе складывается стратегия развития культуры с учетом особенностей самих территорий, их историко-культурных традиций, интересов и запросов различных категорий населения. В этих условиях с особой остротой встает проблема выработки новых методологических и методических основ и принципов формирования и реализации культурной политики на региональном уровне.

Сложившееся противоречие между объективными требованиями к развитию социально-культурной сферы и реальным уровнем решения этой задачи обусловило целесообразность и необходимость осуществить теоретико-эмпирического исследование, цель которого - разработать методические и технологические основы развития социально-культурной сферы на уровне региона.

Из этой цели вытекали следующие задачи:

1. Теоретические:

1.1. Обобщить сложившиеся в науке и практике подходы к развитию-социально-культурной сферы.

1.2. Проанализировать сложившуюся в России и в отдельных ее регионах социально-культурную ситуацию.

1.3. Типологизировать модели культурной политики, реализующиеся в экономически развитых странах мира.

1.4. Выявить современные тенденции развития социально-культурной сферы.

1.5. Определить ведущие факторы гуманизации общества.

1.6. Обосновать методологию государственного и общественного стимулирования развития социально-культурной сферы региона.

2. Прикладные:

2.1. Определить стержневые факторы, детерминирующие специфику региона как объекта культурной политики.

2.2. Обосновать методологию и технологию выявления социально-культурных приоритетов региона.

2.3. Раскрыть механизм формирования и реализации культурной политики на уровне региона.

2.4. Разработать и внедрить методику информационного, правового, экономического, кадрового и организационного обеспечения культурной политики региона.

2.5.Выявить социально-педагогические основы эффективного использования духовного потенциала Псковщины.

2.6. Показать объективные возможности внедрения современных технологий организации социокультурной деятельности в контексте культурной политики.

Объект исследования: социально-культурная сфера региона; предмет - культурная политика, обеспечивающая процесс развития социокультурной сферы региона.

База исследования: Комитет по культуре Администрации Псковской области, учреждения культуры, образования и иные государственные и негосударственные институты, входящие в инфраструктуру социально-культурной сферы, общественные организации, органы управления культурой местных самоуправлений Псковской области.

База сравнительного исследования: органы управления культурой Администрации Архангельской, Владимирской, Ленинградской, Новгородской, Смоленской и Ярославской областей и Красноярского края.

Источниковедческую базу исследования составили документы: Российского Государственного исторического архива; Российского Государственного архива литературы и искусства; Отдела рукописей и редких книг Российской национальной библиотеки; Государственного архива Псковской области; Древлехранилища Псковского объединенного музея-заповедника.

Результаты социологических исследований и проектных семинаров, данные Госкомстата РФ, правительственные документы, материалы текущих архивов Министерства культуры РФ и Администрации Псковской области, учетно-отчетная документация субъектов социокультурной сферы, монографии, сборники статей, материалы научно-практических и научно-теоретических конференций, публикации периодической печати.

Анализ философских, культурологических, социально-психологических и организационно-педагогических концепций, отражающих различные грани и уровни проблематики, показывает, что для решения заявленной в настоящем исследовании проблемы сложились определенные теоретико-методологические предпосылки. В то же время необходимо отметить, что прикладная культурология - одна из новых областей науки и социальной практики. Сегодня происходит процесс становления ее методологии и методики исследования социально-культурных процессов и явлений, обретения своего места в системе гуманитарного знания, определения взаимосвязей со смежными дисциплинами, разработки своего категориально-понятийного аппарата. Анализируя историю создания, освоения, сохранения и распространения материальных и духовных ценностей, изучая механизмы становления, функционирования и взаимовлияния различных цивилизаций, постигая технологию передачи из поколения в поколение социально-культурного опыта, культурология сталкивается со многими проблемами утраты исторической памяти, нарушения преемственности историко-культурных процессов. Но в то же время она опирается на данные всеобщей истории, археологии, этнологии, истории искусств, историографии, источниковедения. Она развивается благодаря достижениям философии, искусствознания, семиотики, социолингвистики, религиоведения, этнологии, политологии и т.д., широкого спектра наук, составляющих современное человекознание.

Стремление рассмотреть становление и развитие культуры как органически единый исторический процесс мы видим в античной философии Платона, Аристотеля, Эпикура, у просветителей-энциклопедистов (М.Ф. Вольтер, Д. Дидро, Ш. Монтескье), у виднейших представителей немецкой философии (Г. Гегель, И. Кант, И. Гердер), в творчестве М.В. Ломоносова, Н.И. Новикова, Г.С. Сковороды, в исследованиях Э. Тайлора, Д. Фрезера, О. Шпенглера, П.А. Сорокина, М. Вебера, Ф. Ницше, X. Ортега-и-Гассета, 3. Фрейда, Э. Фромма, Ф. Броделя, H.A. Бердяева, П.М. Милюкова, А. Швейцера, Э. Кассирера.

Крупные отечественные ученые-филологи, историки, философы, психологи, такие как Н.И. Конрад, О.М. Фрейденберг, В.Я. Пропп, Ю.Н. Тынянов, JI.C. Выготский, В.Б. Шкловский, В.М. Жирмунский, C.J1. Рубинштейн, B.C. Мейлах, Л.Я. Гинзбург, A.M. Панченко, Б.А. Успенский, В.Н. Топоров, Е.В. Мелетинский, А.Я. Гуревич, Г.С. Кнабе, Вяч. Вс. Иванов, Б.Ф. Егоров, Ю.С. Степанов, A.C. Ахиезер, JI.M. Баткин, С.С. Аверинцев, Г.Д. Гачев и др. не только закономерно тяготели к общекультурным обобщениям, но и сами становились основателями и классиками новой гуманитарной науки, предметом которой была культура как целое.

Существенный вклад в утверждение культурологии как интегральной науки о культуре внесли М.М. Бахтин, Э.В. Ильенков, А.Ф. Лосев, B.C. Биб-лер, Д.С. Лихачев, Ю.М. Лотман, Г.С. Батищев, М.К. Мамардашвили, В.М. Межуев. Значительную роль в определении места культурологии в системе наук и механизма вовлечения человека в мир культуры сыграли исследования М.А. Ариарского, А.И. Арнольдова, С.Н. Артановского, Г.П. Бутико-ва, A.C. Запесоцкого, С.Н. Иконниковой, М.С. Кагана, А.И. Новикова, А.П. Маркова, Э.В. Соколова, В.А. Шученко, Ю.У. Фохт-Бабушкина и т.д.

Огромное значение имеют исследования Ю.М. Лотмана, П.А. Сорокина, Л.Н. Гумилева, В.Г. Костомарова и М.С. Кагана, посвященные факторам социокультурного развития. "Историческая память" как категория прикладной культурологии изучалась Ю.А. Афанасьевым, А.К. Уледовым, С.Н. Артановским, Е.В. Боголюбовой, Э.В. Соколовым, болгарскими учеными И. Николовым и Г. Нешевым.

В публикациях В.В. Аржанухина, Л.П. Воронкова, Н.С. Нордиенко, В.Я. Зоц, А.Н. Ипатова, М.П. Мчедлова, В.П. Сидорова доказывается, что история российской государственности органично связана с православием, которое в значительной степени предопределило нравственное состояние общества, его духовное развитие и источники социально-культурной активности.

Большой вклад в развитие прикладной культурологии внесли исследования Г.М. Бирженюка, Л.Е. Вострякова, Н.И. Гендиной, Т.М. Дридзе, Е.Л. Кудриной, А.П. Маркова, Э.А. Орловой и др., посвященные социокультурному проектированию и региональной культурной политике.

Между тем, вставшая перед российским обществом проблема возрождения непреходящих духовных ценностей, использования духовного потенциала региона в совершенствовании социокультурной деятельности диктует необходимость выработки региональной культурной политики, обеспечивающей организационно-методическое развитие социально-культурной сферы.

Изучение истории и теории вопроса, подкрепленное пилотажными исследованиями и практикой многолетней деятельности в качестве председателя комитета по культуре Администрации Псковской области, позволило сформулировать исходную гипотезу, представляющую систему следующих предположений:

1. В условиях гуманизации общества и преодоления командно-административной системы ведущим звеном культурой политики должен стать регион, на базе которого необходимо предусмотреть:

- создание условий для развития и воспроизводства творческого потенциала живущего в нем поколения;

- сохранение и дальнейшее обогащение духовных и историко-культурных традиций, утверждение неискаженного исторического сознания;

- формирование нравственных основ общества, гражданственности и патриотизма, позитивных культурно-поведенческих моделей;

- поддержку такого состояния культуры региона, которое обеспечило бы необходимые предпосылки для ее социально-экономического обновления;

- подготовку специалистов, способных оптимизировать процессы создания, освоения и распространения культурных ценностей.

2. Приоритетным направлением культурной политики должна стать деятельность государства и общества, направленная на:

- развитие инфраструктуры социально-культурной деятельности, отвечающей требованиям формирующегося общества XXI века;

- подготовку специалистов, способных обеспечить вовлечение населения в мир культуры и культурного творчества;

- создание условий, способствующих самореализации творческих потенций каждого человека.

Методология исследования строилась на системном анализе историко-культурных процессов и явлений, на единстве структурно-функционального, культурологического, социально-экономического и психолого-педагогического подходов к решению исследуемых проблем.

Культурная политика виделась (Г.М. Бирженюк, А.П. Марков) как ведущий регулятор социально-культурных процессов на федеральном, региональном и местном уровнях, эффективность которого предопределялась наличием приоритетов, формируемых в соответствии с ключевыми проблемами социокультурной жизни, способностью учитывать и эффективно использовать историко-культурный и геополитический потенциал региона конструктивным субъектом, включающим как институциональные, так и неинституциональные культурные силы.

Культурную политику мы рассматривали как средство, способствующее преодолению диспропорций социально-экономического развития, как фактор обеспечения общественной стабильности. Опираясь на культурно-историческую концепцию становления личности как субъекта культуры (Л.С. Выготский), мы расширили границы культурной политики от ее традиционных форм, ограниченных инфраструктурой социально-культурной сферы, до социально-культурной среды региона, включающей не только ее материальную базу, но и протекающие в области духовные явления и процессы, и в первую очередь, такие показатели духовности как культура деловых и неформальных отношений, культура труда, познания, быта, досуга.

Следуя принципам современной гуманистической философии (П.С. Гуревич, С.Н. Иконникова, М.С. Каган, В.Т. Пуляев, Э.В. Соколов и др.), в центре любых экономических, политических, научно-технических и социально-культурных процессов мы видим человека, закономерности его формирования, жизнедеятельности, развития.

В условиях ускорения темпов исторического процесса, динамичных перемен в социально-экономической, политической и духовной жизни, когда возникло естественное стремление закрепить наиболее ценные результаты развития цивилизации, особую актуальность приобрела такая категория как "историческая память". В этой ситуации исследование строилось на сложившихся в философии, социологии и социальной психологии взглядах на историческую память как "результат воспоминания" (Платон), "актуальность, порождаемая связью времен" (Аристотель), "ассоциации в структуре познания" (Т. Гоббс, Д. Юм), "единство двигательной, физиологической и образной природы" (А. Бересон), "эмоциональное восприятие прошлого" (3. Фрейд). Концепция социально-психологической школы Э. Дюркгейма в соотнесении памяти с объективными социальными явлениями этнического и религиозного характера детерминировала необходимость учесть влияние русской православной церкви и живущих в области представителей разных народов России на социально-культурные процессы в регионе.

Осмысление исторической памяти как социокультурного феномена позволило осуществить анализ такого интегрального явления как историческая традиция (Ю.А. Афанасьев, Н.И. Трубников, Н.С. Автомонова,

Ю.Н. Караулов, Ю.А. Муравьев, И. Николов), что в свою очередь сделало возможным выявление и изучение объективных тенденций гуманизации современного общества, определивших ведущую парадигму социального развития на рубеже XX и XXI веков - человека как высшую ценность и культуру, как коллективный интеллект и условие самоорганизации и саморазвития личности. Гуманизация, как направление мышления и деятельности, ориентированное на благо всех людей, обусловила направленность культурной политики и ее высший смысл в обеспечении свободы и стимулирования творческой инициативы каждого живущего в регионе человека.

В процессе исследования мы исходили из того, что развитие социокультурной сферы области - это не только следствие ее внутреннего развития, но и результат изменений, происходящих в обществе. Она исторична и диахронна по своей сути, управляема, обладает активным воздействием на политическое и социально-экономическое развитие региона.

Изучение социокультурных процессов, происходящих в современном обществе, - необходимое условие реального влияния на активизацию и дальнейшее развитие социокультурной деятельности, придания динамичности реформированию отрасли культуры, мобилизации ее внутренних ресурсов, совершенствованию механизма саморазвития, адаптации к рыночным отношениям, созданию системы духовной защиты населения.

Исследование строилось с учетом исторически сложившихся особенностей Псковской области, которые в свою очередь предопределялись противоречивым ходом развития и реформирования всего Российского государства и общества. При этом мы учитывали важнейшую особенность развития социокультурной сферы региона, проявляющуюся в том, что исходной базой совершенствования деятельности населения является духовный потенциал как диахронная, синкретическая сумма ценностей и особый процесс человеческого творчества по их созданию, распространению и самосовершенствованию.

Методика и организация исследования предполагала проведение многолетнего социально-педагогического эксперимента, включающего культурологические, управленческие и педагогические аспекты. Суть его - найти оптимальные пути управления социокультурной сферой в переломный период развития государства, становления гражданского общества, рыночных отношений и становления региона как субъекта Российской Федерации. Актуализировать социокультурную жизнь, найти оптимальные пути реализации ее духовного потенциала не только как метода обогащения социокультурной деятельности, но и как средства совершенствования политической и экономической жизни региона. Специфичность методики исследования проявилась в том, что в ней органично соединились исследовательская функция с управленческой и конкретным внедрением в практику результатов исследования.

Функцию постоянного эксперта осуществляла коллегия комитета по культуре Администрации Псковской области, независимой экспертизы -коллегия Министерства культуры Российской Федерации и Федеральный Совет по культуре и искусству РФ. В особых случаях привлекались отдельные эксперты. Научное кредо и программа эксперимента были сформулированы в региональной культурной программе сохранения и развития культуры Псковской области "Духовное возрождение", которая разрабатывалась под руководством диссертанта, рецензировалась в соответствующих управлениях Министерства культуры Российской Федерации и Министерства по делам национальностей и региональной политике РФ, апробировалась в НИИ культурологии. Этапами проведения исследования были этапы реализации программы, рассчитанной на два периода: 1994 - 1998 гг. и 1999 - 2000 гг. Их практические результаты подвергались систематическому оперативному научному анализу, позволяющему производить его корреляцию. Материалы эксперимента отличались широкой научной и общественной доступностью, постоянным информационным обеспечением. Ежегодно проводились специальные итоговые коллегии областного комитета по культуре, научно-практические конференции работников культуры, «круглые столы», заседания Советов отделов и управлений культуры муниципальных образований области, районных школ передового опыта. В эту работу был включен весь аппарат областного комитета по культуре. С целью информационного обеспечения проводимой опытно-экспериментальной работы областным комитетом по культуре совместно с Псковским государственным педагогическим институтом им.С.М. Кирова и межвузовской научной программой Санкт-Петербургского государственного университета "Исторический опыт русского народа и современность" был учрежден в 1994 году научно-практический, историко-краеведческий журнал "Псков".

Необычайно богатые материалы, полученные в ходе начального этапа эксперимента, позитивные результаты практической деятельности позволили организовать под руководством диссертанта широкое комплексное исследование темы "Развитие социально-культурной сферы региона как предмет культурной политики".

В рамках единой, обоснованной докторантом, методологии и методики исследования выполнена и защищена кандидатская диссертация Ивановой З.Н. (консультанта комитета) "Использование культурного потенциала региона в нравственно-эстетическом воспитании детей" (опыт разработки и реализации социально-педагогической программы "Культура и дети Псковщины"), подготовлена к защите диссертация Кузьменкова H.A. (директора колледжа культуры и искусства) "Социально-культурная деятельность как средство сохранения и обогащения национальных традиций" (на примере Псковской области).

Комплексность, открытость и практическая направленность исследования позволили включить в него 40 выпускников Псковского филиала Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств, которые, руководствуясь единой методологией и методикой, в своих дипломных работах проанализировали особенности реализации региональных принципов культурной политики на примере Пскова, Великих Лук, Себежа и других 23 городов и районов Псковской области. При этом экспертиза дипломных работ повсеместно приобретала характер общественного обсуждения с участием руководителей местных органов власти, специалистов социально-культурной деятельности, преподавателей школ и системы дополнительного образования, широкой массы населения. Каждое общественное обсуждение примененной на практике культурной политики являло собой эффективное средство обратной связи, которое позволило внести в выводы исследования существенные коррективы.

Научная новизна и вклад исследования в прикладную культурологию проявились: в разработке методологии развития социально-культурной сферы региона, основанной на культурной политике, которая исходит из необходимости видеть в ней не только и не столько средство управления культурой, сколько фактор государственного и общественного стимулирования процесса самореализации личностно ориентированной социально-культурной деятельности; в раскрытии сущности социокультурного феномена "историческая память" и "историческая традиция" как категорий культурной политики, позволяющих, опираясь на культурно-исторические традиции региона, использовать их для гуманизации современного общества; в обосновании особенностей духовного потенциала региона, определяющегося его особой способностью востребования и активизации личностного потенциала человека, социальной группы и общества, главнейшего условия реализации личностно ориентированной культурной политики; в определении приоритетов государственно-общественной культурной политики, которая в первую очередь фокусируется на уровне региона и концентрируются на правовом, экономическом, информационном, технологическом и организационно-методическом обеспечении развития инфраструктуры социально-культурной сферы, подготовке организаторов социально-культурной деятельности и создании условий для удовлетворения и дальнейшего обогащения духовных интересов и потребностей людей, разностороннего развития их творческих потенций.

Практическая значимость исследования проявилась в разработке механизма развития социокультурной сферы региона, предусматривающего единство социальных и экономических факторов развития культуры, ее правовое обеспечение, модернизацию социокультурной инфраструктуры, демократизацию управления, подготовку, переподготовку и повышение квалификации специалистов социокультурной сферы, совершенствование текущего и перспективного планирования социально-культурной деятельности, и выработке организационно-педагогических рекомендаций по созданию региональной культурной программы как основы формирования региональной культурной политики, эффективность которой подтверждена многолетней реализацией в Псковской области.

Действенность разработанной и апробированной в процессе социально-педагогического эксперимента программы как основы организационно-методического обеспечения развития социокультурной сферы региона выразилась: в актуализации историко-культурного и духовного наследия субъектами социокультурной сферы; в качественных изменениях, выражающихся в большей востребованности непреходящих традиций духовной жизни региона, расширении возможностей самоактуализации человека как субъекта социально-культурного творчества; в существенном улучшении количественных и качественных показателей социокультурной деятельности населения, участвующего в создании, освоении, сохранении и распространении духовных ценностей.

Все это позволило вынести на защиту:

1. Современное понимание социально-культурной сферы как важнейшего фактора духовного обновления общества. Ее феномен проявляется в том, что, базируясь на исторической памяти и историко-культурных традициях, она способна стать духовным "инвестором" социально-экономического развития региона, предпосылкой его социально-экономического обновления, гуманизации сложившихся в нем общественных отношений, утверждения неискаженного исторического сознания, формирования гражданственности, патриотизма, позитивных нравственных и культурно-поведенческих моделей.

2. Методологию развития социально-культурной сферы региона, основанную на принципе личностно ориентированной государственно-общественной культурной политики, которая преодолевает характерное для административно-командной системы управление культурой и строится на правовом, экономическом, информационном, технологическом, организационно-методическом и кадровом обеспечении самоорганизации и саморазвития культуры и социально-культурной деятельности.

3. Систему приоритетных направлений территориальной культурной политики, концентрирующуюся на: развитии инфраструктуры социально-культурной сферы, которая соответствует критериям научно-технического прогресса, отвечает требованиям формирующегося информационного общества XXI века, обеспечивает функционирование институциональных и неинституциональных форм социально-культурной деятельности и становится материальной базой становления благоприятной культурной среды как ведущего фактора гуманизации общества; непрерывной подготовке, переподготовке и повышении квалификации специалистов, способных осуществлять эффективный процесс вовлечения разных групп населения в мир культуры и социально-культурное творчество; создании социально-экономических условий и нравственно-психологической атмосферы, способствующих самореализации творческих потенций каждого человека.

4. Региональную программу сохранения и развития культуры Псковской области на грани XX и XXI веков, реализующую разработанные автором приоритеты и принципы функционирования социально-культурной сферы.

16

Диссертация включает введение, четыре главы, заключение, библиографию и приложения. В первой главе «Личностно-ориентированная культурная политика как следствие объективных тенденций гуманизации современного общества» показано, что для каждого этапа в осуществлении гуманистического прогресса свойственно свое конкретно-историческое содержание. Во второй главе «Социально-культурная жизнь региона как предмет культурной политики» раскрывается содержание «исторической памяти» как категории культурной политики, дается научный анализ тенденций развития социально-культурной сферы, раскрывается предметное содержание культурной политики. Третья глава «Духовный потенциал Псковщины как исходная база совершенствования социально-культурной деятельности» включает содержание и определение духовного потенциала, показывает его проблемное поле, приоритеты, актуальность в формировании региональной культурной политики. В четвертой - «Разработка и реализация организационно-методического механизма развития социально-культурной сферы» -обосновывается оптимальная структура, принципы и содержание механизма развития социально-культурной сферы, анализируются условия его совершенствования и эффективности. В заключении приводятся основные выводы исследования, уточняются его научная новизна и практическая значимость полученных результатов, намечаются пути и методы дальнейшего развития исследования. Приложения содержат материалы, подтверждающие его репрезентативность и практическую значимость.

Заключение диссертации по теме "Прикладная культурология", Голышев, Александр Иванович

Выводы по четвертой главе

Эффективность государственной и региональной политики непосредственно зависит от мер, принимаемых соответствующими структурами в отношении социокультурной сферы, действующих внутри нее социально-политических и хозяйственных механизмов. Именно приведение их в целостное единство обеспечивает их совокупность и определяет ее развитие и процесс. Этим объясняется научная актуальность и практическая значимость мало разработанного термина "механизм". В нашем понимании, относительно социально-культурной сферы он подразумевает поступательную интеграцию целей, методов и средств их достижения, синтез социальных идеалов с традициями культуры, многослойный комплекс фундаментальных базовых ценностей, системообразующий качество социально-культурной сферы. Их взаимодействие, развитие, приоритеты, формирование духовно-нравственной атмосферы определяются социальными и экономическими факторами. Сумма факторов становится механизмом. В годы перестройки в стране был взят курс на усиление территориального подхода в планировании социально-экономических процессов, обозначился переход от административных методов управления к экономическим. Как следствие, важным условием социально-экономического управления культурной деятельностью стало сближение экономических и внеэкономических аспектов культурной деятельности.

Это нашло отражение в разработке комплексных программ социокультурного развития. Использование "деятельного подхода" при анализе единства социальных и экономических факторов развития культуры позволяет отметить, что анализ и синтез деятельных структур выступают ключевыми инструментами исследований и конструктивных разработок проблемных ситуаций, связанных с условиями хозяйствования и организацией управления. Учет специфики социокультурной сферы при решении этих проблем обеспечивается также через их деятельное рассмотрение.

Экономические факторы рассматриваются как особого рода действия и как формы реализации содержательной деятельности. При этом обеспечивается единая методологическая позиция в рассмотрении содержательных, социальных и экономических факторов развития социокультурной сферы. Более того, экономика сама выступает не как обособленная область, а как определенный аспект конкретной общественно-целесообразной человеческой деятельности. Это позволяет преодолеть разрыв между традиционными способами описания культурологических и экономических факторов, что позволяет анализировать развитие социокультурной сферы не через специфичность содержания экономических отношений, а через их взаимосоответствия и взаимовлияния разных компонентов одной и той же деятельности. Единство этих компонентов является благоприятнейшим условием развития социокультурной сферы. В рамках обсуждаемого подхода взаимосвязь социальных и экономических факторов рассматривается как взаимосвязь между направлением действий, совершаемых субъектами в рамках определенных экономических отношений, и направлением действий, порождаемым реальными условиями культурной деятельности. При их несопряжении возникает конфликт между экономическим и содержательным (в нашем случае социокультурном) компонентами, разрешение которого зависит от методов, обеспечивающих изменения в содержании экономических отношений, в условиях самой культурной деятельности или ее характере. К ним относятся организационные, распорядительные, экономические и нормативно-законодательные воздействия. Задача создания соответствующего механизма, обеспечивающего развитие социально-культурной сферы, не сводится к разработке "некоторой единой "оптимальной" модели". Она решается через обеспечение единства социальных и экономических факторов в русле особенностей регионального хозяйства и историко-культурных традиций региона, согласованности исторических традиций, новых тенденций и субъективного фактора. Это значит, что применяемые на практике организационно-экономические нововведения должны быть ориентированы на вполне определенные типы культурной деятельности, рассматриваемые в их целостности и предметности, в единстве всех их компонентов: субъектов, объектов, средств, способов, целей и результатов.

Важным звеном организационно-методического механизма развития социокультурной сферы является правовое обеспечение, т.к. цели культурной политики достигаются с помощью правовых методов и механизмов. Мировым опытом доказано, что Закон является главным средством защиты культуры. Избранный Россией путь создания правового демократического государства сопровождается интенсивным формированием правовой базы. В соответствии с Конституцией РФ установлены обязанности государства в области культуры, специфицируется разделение компетенции между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления. Тем самым впервые создается трехуровневое правовое поле обеспечения культурной политики. Однако оно еще только складывается и не успевает за реалиями сегодняшнего дня. Нет четкого разграничения ответственности за состояние сферы культуры. Не преодолена ведомственная разобщенность федеральных органов, занимающихся проблемами культурной политики. "Основы законодательства Российской Федерации о культуре" были приняты еще в начале перестройки и не корреспондируются с законодательными актами общего характера, в них не отображены складывающиеся рыночные отношения, не приведены в единую нормативную базу правовые акты, принятые еще в СССР. В результате правовой системы обеспечения сферы культуры, как таковой, не существует. Вследствие этого в регионах активизировалась законотворческая деятельность. В основном она касалась трех направлений, четко компенсирующих проблемы федерального законодательства:

- совершенствование управления учреждениями культуры и адаптации их к рыночным отношениям;

- переход на программное обеспечение развития культуры, формирующее региональную культурную политику;

- сохранение и актуализация историко-культурного наследия области.

Формирование правовой базы в сфере культуры области позитивно сказывается и на формировании правовой базы местного самоуправления, сохранения и развития культуры муниципальных и волостных образований. В условиях развивающегося федерализма правовое обеспечение культурной политики подразумевает законотворческую деятельность на федеральном, региональном и муниципальном уровнях. Именно их взаимосочетаемость, построенная на историко-логической последовательности и системности, согласованности с административным, финансовым, налоговым, таможенным и т.д. законодательствами, на тесном сотрудничестве со всеми субъектами культурной политики позволяет создать реальную нормативно-правовую основу сохранения и развития культуры и искусства, основу социокультурной модернизации страны.

Главной составляющей механизма развития социокультурной сферы является ее инфраструктура. Она призвана создать условия, стимулирующие социально-культурную деятельность индивидуумов, социальных групп, учреждений, институтов культуры, досуга и т.д., способствующих решению региональных проблем, носителями которых являются различные категории населения. Адекватность инфраструктуры современным требованиям определяется интенсивностью и качеством социокультурной деятельности. Две актуальнейшие проблемы, стоящие перед ней сегодня, это: модернизация, совершенствование и переориентация традиционных культурно-досуговых учреждений в соответствии с задачами современной культурной политики и создание новых типов учреждений и институтов, способствующих решению задач социокультурного развития. Однако при дальнейшем развитии общества и правовом обеспечении культурной политики произойдет общая структурная перестройка сети учреждений культуры, направленная на устранение государственной монополии, создание новых видов культурной деятельности, развитие конкуренции. В основу новых моделей будут положены принципы децентрализации управления, максимальной организационной и экономической самостоятельности, многообразия государственных и общественных социально-культурных формирований.

Сегодняшняя модель культурной политики должна предусматривать не только инструментальное регулирование, предусматривающее применение программных технологий, но и очерчивать ее ценностные категории, содержание культурной деятельности. Должно быть устранено противоречие между демократической природой культуры и авторитарно-бюрократической системой ее управления, реальными потребностями, интересами населения и степенью их удовлетворения, возрастающим плюрализмом в нарождающемся гражданском обществе и старой парадигмой культурного развития. Перестройка общественных отношений в полной мере затрагивает и социокультурную сферу, которая во многом зависит от организационно-управленческих отношений. И если в прошлом командно-административная система обеспечивала осуществление функции гомеостата, как отмечает Л.Е. Востряков, то теперь прежний механизм не работает219: жесткое следование прежнему курсу фактически ведет к дезорганизации. Более того, управленческие преобразования, происходящие в стране, слабо связаны с изменениями в содержании, способами деятельности самих органов и управляемых ими организаций, с населением, неформальными субъектами культурной деятельности. Поэтому сложившаяся региональная политика в сфере культуры содержит в себе как элементы старых, так и ростки новых моделей. Главным проявлением этого является все меньшее согласие социума признавать право выражать общественные интересы в сфере культуры только за органами государственного управления.220 Объективной реальностью становится признание наличия множественности равноправных социокультурных процессов и их субъектов. Возникает потребность перехода учреждений культуры из преимущественной позиции наставника в партнерскую, координатора и спонсора по отношению к местным социокультурным инициативам. Процесс демократизации управления социокультурной деятельностью охватывает организационно-управленческий, гуманитарный и экономический аспекты. В практической деятельности эти изменения проявляются в новых функциях учреждений культуры, в расширении спектра их организационных и финансовых отношений с населением, организациями и учреждениями региона, формировании предприятий культуры различных форм собственности, создании межведомственных и межорганизационных структур.

Развитие социально-культурной сферы региона предполагает создание новой кадровой инфраструктуры, единой стройной системы непрерывного образования, представляющей собой комплекс государственных и общественных воспитательно-образовательных учреждений, обеспечивающий организационное и содержательное единство. Причем непрерывное образование понимается не механической достройкой существующей образовательной системы новыми звеньями, а созданием системы повышения квалификации и переподготовки кадров, определяемой четкой социально-педагогической культурологической направленностью. Закономерное ослабление вертикальных и усиление горизонтальных связей ведет к перераспределению функций, ресурсов, результатов деятельности в пользу регионов. Более того, обеспе

219 Востряков Л.Е. Региональная политика в условиях финансового кризиса: модели защиты сферы культуры/Наука о культуре. Вып.1.М.1999, с.5.

220 Востряков Л.Е. Там же, с.12. чение задач развития социокультурной сферы законодательно возложено на местные органы управления. Поэтому деятельность вузов, учебных центров, курсов должна быть максимально приближена к реальным условиям региона. Важнейшими ее направлениями должны быть формирование и реализация региональных научно-творческо-образовательных программ, предусматривающих введение многоуровневой системы подготовки кадров. Их цель - создание реальных условий качественного профессионального уровня в интегрированной структуре "школа-училище-вуз". Реформирование на новом качественном уровне подготовки кадров путем внедрения фундаментального гуманитарно-культурологического образования рассматривается важнейшим элементом социокультурного обеспечения модернизации общества. В целях диверсификации высшего и среднего специального профессионального образования должна завершиться работа по изменению статуса ведущих учебных заведений, их преобразованию в академии, университеты, колледжи, созданию учебно-научно-творческих комплексов на ассоциативных началах межрегионального характера, интегрированных в общую систему высшей и средней специальных школ, последипломного образования. Многоуровневая образовательная политика региона является важнейшим фактором развития социокультурной сферы. Формирование стратегии подготовки, переподготовки и повышения квалификации специалистов социокультурной сферы региона опирается на объективную необходимость перехода к их непрерывному образованию. Разработка комплексного, перспективного плана развития кадрового потенциала социокультурной сферы Псковской области, как важной составной части реализации региональной культурной политики, позволяет устранить главную проблему в подготовке кадров: в расхождении содержания, методов обучения и задач профессиональной деятельности, сблизить теорию и практическую деятельность.

Необходимость совершенствования планирования социокультурной деятельности объясняется прежде всего децентрализацией и демократизацией общей системы управления, утратой привычных отраслевых вертикальных и горизонтальных связей, развитием рыночных отношений. Вместе с тем общая концепция планирования в современной России характеризуется сочетанием традиционного тяготения к тотальному регулированию деятельности всех социально-экономических субъектов и развивающимися рыночными отношениями, нестабильностью, а следовательно - невозможностью долгосрочного планирования. Поэтому основными структурными элементами новой методологии планирования должны стать планы социально-экономического развития волостей, районов, городов, регионов, в которых непосредственно затрагивается каждый человек, его интересы, возможности социальной защищенности, реализации социокультурной активности. В период реформирования общества, отягощенного затяжным финансово-экономическим кризисом, происходит отбор видов и методов планирования. Происходит переориентация от нормативного планирования к планированию, подразумевающему достижение конечного результата. Это становится возможным при реализации социокультурной программы в рамках единой региональной культурной политики. Этим сочетаются отраслевые, межотраслевые и региональные подходы к планированию. Программа социокультурного развития - это не сводные планы различных региональных учреждений, а система обоснованных организационно-педагогических приоритетов, обеспечивающих социокультурную активность населения. Она формирует интегральное начало, адресность на основе мониторинговых исследований, конкретность плановых заданий, ответственность за их реализацию.

Новые социально-экономические реалии, несовершенный ход реформ постоянно актуализируют проблемы культурной политики на региональном уровне, тем самым подчеркивая возрастные роли культуры, особенно в период реформирования общества. Становится очевидной возможность создания механизмов ее саморазвития, моделирования приоритетных направлений и видов культурной деятельности, оптимизации духовной жизни социума, создания культурно-активной среды, необходимой для развития человека. Именно в регионе складывается стратегия развития культуры с учетом особенностей самих территорий, интересов и запросов различных категорий населения.

Поэтому сегодня с особой остротой встает проблема выработки новых методологических и методических основ и принципов формирования и реализации культурной политики региона. В последнее время во многих регионах России делаются попытки перейти на новую стратегию культурной политики, находящую выражение в региональных программах социокультурного развития. Термин региональная культурная политика в наиболее распространенном определении обозначает совокупность концепций, принципов, целей, методов регулирования культурного развития на региональном уровне и выработку соответствующих институционных форм организации социально-культурной деятельности. Критерием отбора приоритетов является правильность определения целей и видов культурной деятельности и социальных институтов тем или иным сферам культурной жизни. Это позволяет дать определение приоритетному направлению как устраняющему противоречие между постоянно развивающимися и изменяющимися интересами населения. Таким образом, приоритетное направление социокультурной деятельности - это одновременно метод решения проблем определенной социальной группы. Соотношения результатов деятельности с существующими в конкретный период времени социальными необходимостями и степенью удовлетворенности социокультурных запросов можно определить как эффективность реализуемой культурной политики.

Современная социокультурная ситуация общества, и Псковской области в частности, характеризуется слабо адаптированными учреждениями культуры к современным условиям, недостаточной развитостью общественных структур, оторванностью их от исторических корней. В основе ее дальнейшего развития лежит преодоление конфликта: возможности для реализации эффективной социально-культурной политики сужены, а объективная потребность в этом возрастает. Этим объясняется активизация работы по совершенствованию и дальнейшему развитию социокультурных сфер регионов. Поскольку решение актуальных задач социокультурной политики возможно только программными методами, резко возрастает их востребованность. Ее главной задачей является создание системы организационно-методического обеспечения развития социокультурной сферы. Под организационным понимается создание условий деятельности и единения условий всех субъектов социально-культурной деятельности. Под методическим - единое научно-методическое обеспечение общественно-значимой деятельности по освоению, сохранению, распространению и дальнейшему развитию культуры. Главная цель программы - стимулирование процессов самоорганизации культурной жизни общества, ее саморазвитие путем оптимального использования историко-культурного и духовного потенциала, вовлечение в социально-культурное творчество максимального количества жителей региона, особенно групп населения, требующих социальной защиты.

Разработка и реализация программы сохранения и развития культуры Псковской области "Духовное возрождение" показала не только реальность создания механизма развития социокультурной сферы, но и системные позитивные изменения, происходящие в ней.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В ходе проводившегося в течение десяти лет исследования, объектом которого была избрана социально-культурная сфера, а предметом - культурная политика в регионе, в адекватной полноте были охарактеризованы современное состояние и проблемы развития социокультурной сферы как предмета культурной политики. Наряду с решением вышеуказанных теоретических задач в ходе реализации исследовательского проекта были определены основные факторы личностно - ориентированной культурной политики как следствие объективных тенденций гуманизации современного общества. Доказано, что для каждого этапа в осуществлении гуманистического прогресса свойственно свое конкретно-историческое содержание.

Целые революции в истории человечества могли временно и ослаблять позиции гуманизма, и способствовать ему. Отсюда - практическое совпадение гуманизации со всеми видами прогресса, достигаемого, тем не менее, почти всегда с наличием жертв (в силу временного неизбежного "первородства" прежних условий эксплуатации, не сразу "отменяемых" новым достижением прогресса).

Наиболее характерным препятствием на пути гуманизации является трудно одолимая диалектика, согласно которой одной социальной группе (а порой и большинству) удается достичь расцвета и разнообразия своей развивающей деятельности лишь за счет нивелирования и обеднения деятельности другой группы общества. Эта диалектика использования вторых в качестве "средства" для достижения "цели" первых (т.е. диалектика категорий "цель-средство") дает возможность не потерять "неуловимый" след истинного положения вещей в любом обществе, декларирующем свои приоритеты подчас вне всякого согласия с практикой, прослеживаемой в действительности.

Однако, наряду со скрытыми формами дегуманизации, человечеству долго пришлось сражаться с брутальными формами вандализма. Только капитализм, в частности, прямое принуждение заменил рынком, в котором формально равноправные и юридически свободные люди ( не рабы и не крепостные) продают свой труд, свое время и свои жизненные силы за деньги другим людям, юридически сдерживаемым от соблазна эксплуатировать окружающих более брутально соответствующими правовыми актами.

В ходе исторического процесса даже достижение капиталистического способа более гуманных отношений было добыто с огромным трудом: часто в ходе революций в общественном бытии и сознании, проториваемых целыми классами, а порой и прогрессивными отдельными высокогуманными мыслителями, вставшими на защиту человечности. В ходе такого прогресса можно выделить религиозных гуманистов и атеистических, буржуазных и социалистических сторонников рационализма и сенсуализма, альтруизма и разумного эгоизма, идеализма и прагматизма, и т.д.

В новейшее время гуманистическое движение выходит на мировую арену: создано 35 партий, берущих в основу принципы гуманизма и ныне работающих над созданием гуманистического конгресса. Во Франции им солидарны 52% населения. Вместе с тем, именно нынешнему этапу свойственно наличие тревожных тенденций в развитии цивилизации. Это трудности, связанные с экологическими и технократическими проблемами, ограниченностью развития отдельных этносов небесконечными природными ресурсами, отчуждением человека от общественной деятельности в силу кризиса доверия к власти в XX веке, изобилующем насилием и целым рядом широкомасштабных мистификаций невообразимого размера, ставших возможными благодаря средствам массовой информации, манипуляции общественным сознанием и т. д. XX век становится ареной столкновения мировоззрений, в начале и в середине века "несопоставимых", но к концу века (будучи наученными борьбой с фашизмом) стремящихся соизмерить свои позиции. Если прагматизм протестантизма, являющийся сегодня основой идеологии накопления первичного капитала предпринимателей России, в той или иной форме находит "духовное продолжение" среди технической интеллигенции и представителей торговли, то гуманитарной интеллигенции в большей мере свойственно воцарение идеалов Рериха - " как культа света и тепла" - в отличие от культа "темноты, насилия и зла".Также и различным группам, по-разному представляющим проблему противоречия "человек-общество", присуще опосредование этого отношения через призму культуры либо сугубо прагматических благ, через поиск "человека в целом" или поиск в человеке "специалиста вне всякого внимания к его жизненной позиции".

Отсюда и нынешнее общество колеблется между объявлением функции воспитания несвойственной практически всем социальным институтам и провозглашением необходимости всем производственным группам выделять в своей деятельности культурный аспект. Столь же противоречива ситуация и в правовой, политической и экономической сферах, одной рукой обещающих способствовать развитию культурно-досуговой деятельности населения, другой же - отталкивающих малейшие просьбы об оказании конкретной помощи, о повышении эффективности в исполнении многочисленных указов, правовых актов, законов и с целью уяснения для самой широкой среды нашего общества реальной угрозы, исходящей от дальнейшей профанации развития культуры, равно как и величайшей пользы в случае помощи ей, необходима глубочайшая гуманитаризация современного общества - от подготовки кадров до просвещения всех членов общества. И подобно тому, как должно разрешаться противоречие между гуманизмом и технократизмом, предусматривающее, как итог, использование должного развития техники как залога освобождения человека от непроизводительного труда для творчества, - так же неоднозначно должно разрешиться и противоречие между гуманитаризмом и гуманизмом (гуманитаризацией и гуманизацией), соотносящихся в пропорции "цель-средство". Большинство специалистов считает, что гуманитаризация - это направление мышления и деятельности, ориентированное на всестороннее развитие, освоение и использование гуманитарных знаний в качестве средства гуманизации жизни. Гуманизация же - это направление мышления и деятельности, ориентированное на благо всех людей как высшую цель и высший смысл жизни при безусловном уважении свободы каждой личности.

Существует некая "золотая середина" между навязыванием идеологией своей логики духовной сфере и совершенно анархическим типом ее самоуправления. В частности, России всегда была присуща жесткая централизация культурно-досуговой сферы. И сегодня, когда огромное число энергичных людей занимается деятельностью, в которой оно подотчетно только себе, культурно-досуговые учреждения, как показывает опыт, стараются ориентироваться на взаимодействие со "спонсорами", содержащими их хоть в какой-то мере материально. Поэтому, при русском "трагическом" менталитете, постоянно стремящемся самораскрыться в любой малейшей возможности (признак отдаленного знакомства с демократией), наступивший "вакуум" идеологии дал повод всем "переменить плечо", т.е. попробовать что-то противоположное. И этим противоположным, к сожалению, оказалась атмосфера "прожигания" жизни, нравственного падения, деграданса.

У значительного числа людей появляется такая мера неудовлетворенности, что создание человеческих условий начинает связываться с гуманизацией. И под эту скромную этическую категорию должны подпасть столь огромные процессы, свидетельствующие об огромной тяге к изменениям, не осознавшей еще формы, в которой это изменение должно протекать и какой оно изберет доминирующий вектор. Между тем, индикаторами его новой формы и нового содержания могли бы стать именно информационно-идеологические экстраполяции социокультурного прогресса на область формотворчества в искусстве, народном творчестве, в основных направлениях осуществления функции культурно-досуговой деятельности, некогда выполнявшей роль синкретического осмысления и прогнозирования действительности в "социальных"(массовых) формах, т.е. в формах, "опредмеченных" в самом образе жизни, в его тенденциях и содержании.

В искусстве, и в целом в информации, такой прогресс может быть прослежен в цепочке своеобразных кодов или клише семантической организации информации, развивающихся в последовательности: "ритуал - символ -образ - миф". В культурно-досуговой деятельности он может быть ассоциирован с чередованием доминирующего значения основных функций: "рекреация - творчество - развитие - информация". В образе жизни он отражается в цепочке, олицетворяющей движение от гедонистической и трудовой морали к прагматической и рациональной. Следовательно, нынешнее противостояние в информационно-идеологическом фоне является архаичным и по своей форме (поскольку для переходного периода адекватным был бы плюрализм), и по своему содержанию, поскольку он олицетворяет " смирение отказа от трудовой морали" в такой форме, что оно подразумевает странное сочетание теизма с накопительским гедонизмом (поскольку "трудовая" мораль в России не носила того протестантского смысла, который ей придавал М. Вебер). Эта странность подчеркивается и результатами социологического анализа данного исследования, регистрирующего, если пользоваться языком Э. Дюркгейма, наличие переходных типов девиантного (по отношению к нынешней "официальной" норме) поведения, носителями которого выступают вначале "фатальные альтруисты", а затем - "аномальные эгоисты".

Таким образом, в сфере идеологии все еще "кружатся" обломки прежних типов досугового поведения, связанного с "трудоголизмом" и "прожиганием жизни", в то время как нации необходимо "садиться за парты" более рационального досуга, чтобы догонять рациональное мировое сообщество. Это расставит все на свои места и придаст остальным формам культурно-досуговой деятельности адекватное и более дифференцированное содержание, которое восстановит утраченные навыки, умения по-настоящему отдыхать (не вкладывая в это занятие сверхидеологизированного смысла), конструктивно (неистерично) общаться, творить и т.д. Это же придаст и экономике досуга рациональный смысл партнерского сотрудничества, поскольку в ней сегодня, за неимением иной, более рациональной доминанты, "правит" гедонистическая тенденция, определяемая скорее правом собственности, чем здравым государственным смыслом.

В основе интегративной концепции гуманизации должно лежать представление о минимизации энтропийных и стихийных регрессивных процессов в природе, общества, культуре и нравственной идеологии в ходе наращивания компенсирующих и опережающих процессов ценностно-позитивного и районально-сбалансированного взаимодействия человека с природой, социумом, культурой и общественной моралью. Именно такое представление, подсказанное всей историей развития человечества, движущегося от дикости и варварства к индустриальной и постиндустриальной цивилизации, объясняет появление Человека "природного", "социального", "культурного" и "морального", ассоциируемого философией с антологическим, гносеологическим, аксилогическим и антропологическим планами, отражаемыми в двух цепочках координат и на осях социального и культурного развития. Так, с одной стороны, это исследуемые социальной антропологией процессы гоманизации, социализации, инкультурации и гуманизации. С другой стороны, - исследуемые культурной антропологией процессы интенсификации, оптимизации, гармонизации и гуманитаризации. При этом первая цепочка прослеживается как историческая "декомпозиция" социальных целей человеческой цивилизации. Вторая - как декомпозиция культурных механизмов достижения этих целей - при известной диалектической инверсии данных планов, обнаруживаемой с циклической периодичностью.

Будучи "базальтовыми" по отношению к менее масштабным цивили-зационным процессом, четыре названных мегатипа развития наслаиваются друг на друга социокультурными слоями и поддерживают верхний свод "мантии гуманосферы", сквозь разломы и смещения которой стихийные "выбросы" дегуманизирующих проявлений прорываются лишь в тех местах, в которых названные слои не вполне интегрированы в силу достаточно исследованных наукой причин.

Глобальные процессы дегуманизации в истории человечества наблюдаются в ситуациях, когда выходу на историческую арену закономерно накапливаемых сил социокультурного развития препятствуют своеобразные регрессивные "сплавы", лишенные пластичности, необходимой для преобразования собственной социокультурной системы в соответствии с новыми историческими условиями. Локальные же проявления дегуманизации в микросоциальных инцидентах связаны с тем, что тот или иной социокультурный "филогенетический" пласт недостаточно четко "воспроизвелся" в онтогенезе (т.е. натурально в воспитании) данного индивидуального или группового носителя той или иной социокультурной "аномалии": не социализированной или неокультуренной дикости, варварства, нигилизма и аморализма. Однако и здесь возможна известная инверсия, когда локальное явление "глобализируется", или какой-то даже незначительный изъян в макросоци-окультурной системе порождает массу микропедагогических катастроф даже в относительно стабильные периоды развития общества.

В условиях ускорения темпов исторического развития, динамичных перемен в социальной, политической, духовно-культурной жизни возникает естественное стремление закрепить наиболее ценные результаты развития цивилизации. Именно поэтому в современных условиях неуклонно возрастает значение категории "историческая память", требующей теоретического анализа как условия практической реализации ее действия.

История русской культуры, как и всякая историческая наука, ретроспективна, из настоящего она обращена в прошлое. В то же время она неотделима от современности. Непосредственно или косвенно культурные феномены прошлого - культура Киевской Руси, средневековых Пскова и Новгорода, петровского Петербурга, екатерининского "золотого века" и пушкинского "золотого века", "серебряного века" - рубежа XIX - XX веков - входят органической частью в конгломерат современной культурной жизни России.

Грань, отделяющая "историю" от "современности" в сфере культуры, чрезвычайно условна, по существу формальна. Время в культуре необратимо, но переход от настоящего в прошлое, в историю не ведет к ее обесцениванию, наоборот, происходит непрерывное нарастание культурного "слоя", обогащающего национальную культуру.

Историческая память - один из элементов духовной жизни общества, которая выступает как способ жизнедеятельности людей наряду с их материальной жизнью. При этом духовная жизнь пронизывает без исключения все общественные сферы (науку, нравственность, художественно-эстетическую область), педагогику, социально-культурную деятельность, она включает в себя и идеологию, и психологию. В то же время духовная жизнь общества - явление относительно самостоятельное. Четкое понимание духовной жизни общества требует рассмотрения ее как результата духовного производства, то есть создания духовных продуктов (идей, ценностей и т.п.), передаваемых не только "вертикально" из поколения в поколение, от одного народа к другому, но и "горизонтально" - от одной группы общества к другой. Эти продукты духовного производства являются как бы социальной памятью общества в его историческом развитии. В то же время духовная жизнь включает в себя не только духовное производство, но и, говоря языком социологии, "потребление" его "продуктов". Иначе говоря, их передачу, воспроизведение, регулирование для того, чтобы они могли функционировать в современном обществе. Эту задачу трансляции идей, ценностей и решает историческая память, относящаяся к тем социально-культурным представлениям людей, которые закладываются и поддерживаются в процессе социализации индивида языком, материальной и духовной культурой, искусством, религией. Этот процесс осуществляется специфически на разных стадиях развития индивида, начиная с детства.

Социальная память, хотя и существует как элемент духовной жизни индивида и общества, однако имеет вполне реальные материальные основания и констатация их особенно важна для социальной педагогики. Воспитание людей осуществляется не только в словесной, вербальной сфере - это лишь внешнее выражение реальных оснований исторической памяти - оно, это воспитание, базируется на признании роли объективных носителей исторической памяти. Таковы: а) орудия производства и общественные результаты труда, подчас выраженные в таких понятиях как "вторая природа" и "материальная культура", в том числе и памятники архитектуры; б) объективные социальные отношения, которые, в конечном счете, имеют в качестве своей первоосновы отношения производственные; в) язык в широком смысле этого слова, имея в виду как языки естественные, так и искусственные, а также многообразные внеязыковые семиотические средства (знаки, символы и т.д.).

На уровне современных научных представлений о сущности исторической памяти ее дальнейшее изучение невозможно без соотнесения ее с основными тенденциями развития цивилизации (как в общечеловеческом масштабе, так и в локальном, в данном случае - конкретно-исторической российской цивилизации). Если под цивилизацией понимать особый исторически сложившийся способ существования людей, специфическую форму ее самоорганизации и регулирования процессов коллективной жизнедеятельности. В этой системе историческая память исполняет также важнейшие функции, как:

- обобщение, сохранение и передачу исторического опыта поколений;

- аккумулирование его в виде системы ценностных ориентаций;

- регулирование жизнедеятельности общества ценностными ориентаци-ями социокультурных норм коллективного и индивидуального образа жизни.

Инструментарий исторической памяти, используемый для этого, как уже отмечалось выше, велик: воспитание, просвещение, образование, религия, творчество и т.д. - вся совокупность социально-дифференцированного образа жизни. Поэтому она всегда является, во-первых, неотъемлемой частью государственной политики в целом, отражая ее духовно-ценностный и нравственно-нормативный аспекты, во-вторых, как особое направление регулируемой государством общественной деятельности по стимулированию и отлаживанию социально приемлемых и предпочитаемых духовных традиций конкретного региона. Именно на этом уровне совокупности социально-культурных сил возможна наиболее оптимальная востребованность исторической памяти, необходимая населению в становлении адекватных новым условиям параметров образа жизни, национально-культурной, социально-экономической и государственно-политической идентичности, форм духовного самоопределения и самовыражения, общественного и индивидуального социокультурного сознания. Таким образом, "историческая память" является важнейшим фактором развития социокультурной жизни региона.

Многие века Псков находился на острие событий отечественной истории, как один из крайних пунктов славянского продвижения на запад. Это определяло и его геополитическое значение. Псков всегда развивался как важный политико-административный, торгово-ремесленный и культурный центр России, крупнейшая крепость на ее северо-западе. Патриотизм, готовность к решительным военным действиям, преданность державным интересам всегда были характерными для псковичей. Псковская земля неразрывно связана с зарождением и распространением православия. Это место духовного подвижничества тридцати псковских святых. Глубокие исторические корни и традиционная религиозность создали здесь особый духовный климат, послуживший расцвету на Псковской земле отечественной культуры. Псковичи во все времена бережно хранили традиции родной земли, которые в свою очередь активно влияли на социокультурную сферу. Ее органичное, эволюционное развитие было прервано социалистической революцией, после которой государственная политика в течение последующих более чем 70 лет определялась становлением, развитием, а затем кризисом нового авторитарного государства с директивно-управляемой экономикой и жестким контролем всех сфер общественной жизни.

Развитие социокультурной сферы губернии в первом десятилетии советской власти определялось невиданным масштабом результативной работы по ликвидации неграмотности населения, началом формирования государственной авторитарной сети социальной сферы и складывающимся противоречием между историко-культурным наследием края и идеологической ограниченностью его востребования.

На рубеже 1920-30 гг. в СССР происходит постепенная, а затем резкая переориентация культурной политики с марксистских идеалов интернационализма и параллельного художественного авангарда на идейно-политический и стилистический монизм движения, получившего название социалистического реализма.

Главной задачей отрасли культуры в 40-50-х годах было содействие успешному решению хозяйственно-политических задач, стоящих перед областью. Создание в 1953 году единого управления культуры и соответствующих отделов в городах и районах свидетельствовало об усилении центростремительных тенденций в управлении культурой. Культурно-просветительская работа трактовалась составной частью идеологического воспитания трудящихся. К этому времени все существующие общественные, общественно-политические, социально-культурные организации были полностью слиты с государством, вся культурная жизнь была подчинена государству и идеологизирована. Независимой от государства социально-культурной деятельности быть не могло. Организация досуга населения базировалась на субъект-объектной теоретической модели, при которой население рассматривалось не в качестве субъекта организации собственного досуга и тем более субъекта социально-культурной деятельности, а в качестве объекта воздействия со стороны идеологических и управленческих структур. Складывающийся еще в 20-е годы, этот стереотип укрепился и стал одной из самых устойчивых доминаций, определяющих и содержание, и методику, и принципы организации культурно-просветительной и всей досуговой деятельности.

В середине 50-х годов бюрократическая система управления культурой приобрела формы замкнутой отрасли, вписалась в общую систему управления страной, где формально полнота власти принадлежала системе народных депутатов всех уровней, но контролировалась партийными органами.

Реформы второй половины 50-х годов, так называемая "хрущевская оттепель", не привели к ожидаемым изменениям, но позволили сохранить в культурной жизни страны многоплановость и разнообразие.

В 60-е годы начали складываться новые традиции в общественной жизни, во многом определившие и сегодняшнюю социокультурную сферу области. Прежде всего, это развитие общественных начал в культурно-просветительной работе. В 1964 году на общественных началах в области работали 73 университета и школы культуры, 129 библиотек, 46 клубов, 2 музея, ТЮЗа и 2 театральные студии. В коллективах художественной самодеятельности занимались 21500 человек. Силами сельской интеллигенции было прочитано 30 тыс. лекций, 3500 активистов участвовали в работе домов культуры и сельских клубов. В области действовало 250 агитационных художественных бригад.

Середина 70-х годов в области характеризуется процессами централизации. В 1973-84 гг. прошла централизация сельской клубной системы, в 197480 гг. - библиотек. К 1979 году была завершена централизация музеев области. Мы не рассматриваем все последствия, как положительные, так и отрицательные, этих процессов, но они явно сузили возможности социокультурной деятельности псковичей, так как явились следствием общегосударственных центростремительных процессов администрирования в официальной культуре, вошли в противоречие с подлинными интересами и запросами населения, их стремлением к неформальному общению, получению объективной информации. В этот период клубная система самодеятельности стала ведущей в культуре области, отодвинув исторический фольклор, который занесли в категорию пережитков прошлого. До начала 80-х гг. аутентичный фольклор уступал место различным сценическим обработкам, стилизациям, авторским композициям в народных традициях.

В 1985 году новое политическое руководство Советского Союза провозгласило курс на перестройку политической и экономической систем, всех сторон жизни советского общества. Культура рассматривалась ими такой сферой, где можно было достаточно быстро продемонстрировать результативность демократических преобразований в стране. В результате ослабления идеологического давления на средства массовой информации и административного контроля за деятельностью учреждений культуры все чаще стали появляться произведения, правдиво освещающие положение дел в стране, историю государства, роль православия. Стабилизации не последовало.

В 1992 году были приняты "Основы законодательства Российской Федерации о культуре". Этот документ в более развернутом виде, по сравнению с Конституцией, определял права и свободы человека, а также народов и этнических общностей в области культуры. В нем устанавливались обязанности государства в области культуры, специфицировались разделения компетенции между федеральными органами государственной власти, органами местного самоуправления, определялись принципы государственного финансирования культуры и регулирования экономической деятельности. В 1996 году Правительство РФ утвердило "Положение об основах хозяйственной деятельности организации культуры и искусства", определяющее принципы их функционирования в условиях рыночной экономики.

Перестроечный период в социокультурной сфере Псковской области, начавшийся в 1985 году, начал проявляться с возрастания роли православной церкви, возвращения ей церковных зданий, открытия заброшенных храмов и монастырей. Однако, в силу прерванности традиций, православная церковь не смогла взять на себя роль нравственного "лидера", способного объединить людей в нравственном и духовном возрождении.

Распад СССР ознаменовал возвращение Псковщине статуса порубежного края с территориальными притязаниями Эстонии и Латвии к части Печорского и Пыталовского районов области, установление тесных контактов псковичей с русскими общинами этих стран. В область хлынул большой поток вынужденных переселенцев и беженцев из республик бывшего СССР.

С начала 90-х годов в области растет интерес к современной народной культуре: от противопоставления разных культурных слоев - официального и андеграундного, бытового - к освоению поликультурного пространства, охватывающего традиционный фольклор в широком смысле, любительскую культурно-художественную деятельность, а также различные инициативные формы и направления художественно-творческой активности населения, индивидуальные и групповые. На базе учреждений культуры стали создаваться дома и уголки ремесел, фольклора и т.д. Этот же период отмечается значительным ростом числа любительских объединений, созданных по инициативе "снизу", основной характеристикой которых является интеграция контркультурных, эпатажно-агрессивных групп в единую неформальную среду. Активно развивается социальная и политическая самодеятельность. Однако, в связи с нарастанием экономических проблем и развитием рыночных отношений, особенно после 1994 года в результате совершенствования законодательства, большая часть активистов переключается на деятельность в рамках экологических и политических движений, организует фонды, благотворительные организации. Неорганизованные любительские объединения оказались временной формой, затем, облекаясь в институциональные формы, они стали превращаться в так называемые общественно-организованные любительства, существующие в двух формах: в предметно-творческой деятельности и в клубах по интересам.

Таким образом, этот период развития социокультурной сферы области характеризуется :

- осмыслением историко-культурного и духовного потенциала, но слабое экономическое развитие области не позволяет создать условия его освоения населением;

- проникновение массовой западной культуры стало происходить в тот момент, когда население области еще не восприняло защитные традиции русской культуры;

- ответственностью псковичей за развитие культурных связей с русской диаспорой в государствах Балтии.

Важным следствием перестройки явилась децентрализация управления, утрата традиций подготовки и проведения совместных с Министерством культуры мероприятий государственного звучания. Учреждения культуры и искусства области вынуждены были сократить объемы своей работы и прежде всего гастрольную и выставочную деятельность, обслуживание села, требующее значительных финансовых затрат. Сократилась работа с детьми по льготным ценам. Бесплатные формы культурной работы стали вынужденно заменяться платными. В условиях дефицита финансовых средств было необходимо определить приоритеты дальнейшей деятельности, "вписаться" в программное финансирование Министерства культуры, осмыслить новую социокультурную и экономическую ситуацию. Для решения этих вопросов в 1992 году была начата и в 1994 году разработана вначале концепция, затем программа " Сохранение и развитие культуры Псковской области "Духовное возрождение". Главной целью было возрождение тех духовных традиций, которые были прерваны в 1917 году.

Это был один из первых опытов в России создания стройной системы организационно-методического обеспечения развития социокультурной сферы региона. Реализация Программы (1994-98 гг.) подтвердила перспективность социокультурного программирования, возможность реального влияния на духовный мир человека. Однако затяжной социально-экономический кризис, динамизм изменений в культурной жизни ставят перед организаторами социокультурной деятельности новые задачи. С одной стороны, все более очевидной становится необходимость повышения роли социокультурной деятельности как стабилизирующего фактора и условия социально-экономического обновления области, с другой стороны - выработка стратегии действий в условиях ограниченных финансовых и материально-технических ресурсов. Это потребовало совершенствования практики социокультурного программирования и освоения новых технологий, формирования образовательной политики, нацеленной на наращивание специалистов социокультурной деятельности. На решение этих проблем ориентирована новая программа сохранения и развития культуры Псковской области на 1999-2000 годы. Ее структура определяет принцип более четкого разграничения на ближайшую перспективу задач сохранения и развития культуры области - поддержание минимизированного финансирования, изыскание целевых инвестиций в проекты, составляющие опережающий потенциал культуры. Основными целями программы являются: усиление социокультурной деятельности, придание динамичности реформирования отрасли культуры, мобилизация ее внутренних ресурсов, совершенствование механизма саморазвития, адаптации к рыночным отношениям, создание системы духовной защиты населения.

Индустриальный и постиндустриальный этапы развития общества, придавшие ускорение социально-экономическому прогрессу и новые импульсы развитию самой культуры, убедительно показывают взаимосвязь его духовной и материальной сферы. Культура, - отмечает Э.Д. Вильховченко, -всеобъемлющий феномен, пронизывающий всю жизнедеятельность людей: производство, потребление, труд, досуг, социальные отношения, мышление, поведение. В ее собственном развитии все более усиливается роль человеческого измерения. Вследствие демократизации общества, развития рыночных отношений стали утверждаться ценности индивидуализма и свободы, способствующие формированию гражданского общества с его принципами самоорганизации, а, следовательно, и новой социокультурной динамикой. Традиционные институты социализации - семья и школа - теряют в современном обществе свои приоритетные позиции вследствие того, что коллективистская парадигма ответственности постоянно заменяется индивидуалистической ориентацией, правом приватности образа жизни и, следовательно, личностной ответственностью за все свои поступки, включая учебу, самообразование, саморегуляцию и прочее воспитание в себе человека, адаптированного к новым взаимоотношениям и взаимосвязям. Основными институтами, способствующими решению проблем личностного развития, сегодня становятся личностный самоменеджмент, система дополнительного образования на протяжении всей жизни человека, которые должны обеспечить повышение его общей культуры, социальной значимости, и профессиональной компетенции, сделать его пригодным интеллектуально и психически к усиливающейся динамике жизни в современном обществе. Социокультурный подход к эволюции личности позволяет выявить в преемственности ее культуры роль связей между ее старыми и новыми носителями, степень востребованности духовного потенциала региона.

Проблемы исследования духовного потенциала резко актуализировались сегодня и интенсивными поисками России своей культурной идентичности. Общий вывод таков, что реформирование общества должно преломляться через призму духовности, а развитие социокультурной сферы является важнейшим путем преодоления многих сегодняшних кризисных явлений.

Очевидно, что для каждого этапа формирования духовного потенциала региона свойственно свое духовно-историческое содержание, свои формы их актуализации и реализации. Рассматривая формирование духовного потенциала на основе конкретно-исторического подхода и действия объективной закономерности, преемственности, непрерывности духовной традиции, мы делаем вывод, что его природа диалектически раскрывается в многогранной взаимосвязи традиционного и новаторского, обеспечивающейся "исторической памятью". Сам "духовный потенциал" представляет собой диахронную сумму ценностей, особый процесс человеческого творчества по их созданию, распределению, освоению и самосовершенствованию. Движущей силой его развития является противоречие между возникающими под влиянием ряда факторов потребностями востребования духовного потенциала и возможностями удовлетворения этих потребностей, что создает мотивы того или иного вида социально-культурной деятельности. Уже отмечалось, что чем более актуален духовный потенциал, тем больше возможностей создания условий его востребования, следовательно - богаче и разнообразней социально-культурная деятельность. Более того, главной причиной недостаточных контактов между социально-культурными институтами региона является, как правило, отсутствие ясного представления о содержании и формах совместной работы, недостаточная актуализация духовного потенциала. Таким образом, духовный потенциал и социокультурная деятельность находятся в диалектическом единстве.

Востребованность духовного потенциала определяется геополитической и социокультурной ситуацией, ибо само общество способно существовать и плодотворно развиваться только при условии преодоления противоречий между культурой и социальными отношениями, постоянно восстанавливая их единство, всемерно учитывая законы развития культуры. О высокой значимости для русской культуры и россиян духовных символов свидетельствует вся российская история. Даже временная утрата ими духовных идеалов (А.П. Марков) становится фактором энтропийных процессов. Поэтому в регионе как совокупности социально-культурных сил, групп и движений духовные ценности быстрее становятся основой культурной идентичности населения и самореализации личности. Глобализация мировых процессов, в т.ч. социокультурных, ведет к определенной унификации. Поэтому особую важность представляет изучение региональной культурной ситуации, возможности культурно-ландшафтного районирования, отличающиеся социокультурной спецификой как результат накопленной на протяжении веков "массы своеобразия", закрепившейся благодаря исторической памяти в народном сознании и культурных стереотипах. Необходимо вспомнить, что еще в 1912 году Н.К. Пиксанов при изучении культурного развития Воронежской земли ввел в научный оборот понятие "культурного гнезда", а его изучение предлагал вести с позиций "областного культуроведения". Местная культура, духовно-историческое и материальное наследие представлялись ему в виде своеобразных "культурных гнезд", имеющих определенные территориально-поселенческие границы. Эта точка зрения корреспондируется с определением подобной территории (данной П.Н. Милюковым) как "места развития", связанного с уникальной культурной индивидуальностью. В обоих случаях мы видим яркие подходы к изучению истории России, ее культуры как истории отдельных местностей и групп населения. Принимая распространенное в литературе мнение, что процесс изучения "культурных гнезд" в начале XX века и современный поворот мировой научной мысли к ситуативной историографии ("кейс стадис") имеют общие цели и методологию, подчеркиваем, что в обоих случаях налицо единство интереса к локальным, неповторимым явлениям, являющимся содержанием сегодняшней культурной регионалистики.

Изучение проблем историко-культурного развития региона, его духовного потенциала, осмысление их с учетом всей совокупности возвращаемой научно-практической традиции и их новейших возможностей позволяют не только органически вписываться в современный образ науки о региональной культуре, но и определить эффективные пути и методы развития социально-культурной деятельности, и, прежде всего, на основе непреходящих традиций духовной жизни региона.

В новой историко-культурной ситуации это требует:

- дальнейшего изучения историко-культурного наследия путем объективного постижения истории государства и его конкретных территорий, ломки сложившихся стереотипов, определения новых ориентиров;

- стимулирования социокультурного движения в защиту национальных традиций, выявления общих закономерностей локального развития культурной деятельности;

- подготовки профессиональных специалистов, а также общественных лидеров, способных возглавить процессы сохранения и обогащения духовных традиций.

Таким образом, перед учреждениями культуры региона, как и перед всеми субъектами социокультурной деятельности, встают новые задачи по сохранению и обогащению традиций духовной жизни. В связи с этим их главной задачей становится создание комплексной региональной программы социокультурного развития, учитывающей в органичном единстве проблемы выявления и приумножения материальных и духовных богатств региона и создание устойчивых традиций их освоения и приумножения широкими слоями населения. Они расширяют "границы" исторического сознания человека, его нравственной памяти, формируют гражданские и эстетические чувства.

Проводимый в Псковской области социально-педагогический эксперимент позволил выявить социально-культурные устремления псковичей, их активное желание востребовать именно те традиции, которыми всегда отличалась Псковская земля. Это объективная закономерность преемственности историко-культурного развития, непрерывности духовных традиций. Их историко-культурная адекватность подтверждает не только их непреходящий характер, но и правильность методического выбора реализации духовного потенциала региона, являющегося исходной базой совершенствования социально-культурной деятельности.

Разработка и реализация организационно-методического механизма развития социально-культурной сферы раскрывает технологию достижения единства социальных и экономических факторов развития культуры на уровне региона, правовое и экономическое обеспечение культурной политики, обосновывает пути и средства приведения инфраструктуры социально-культурной сферы в соответствие с требованиями общества, вступающего в XXI век.

Существенное место в главе посвящено раскрытию механизма демократизации управления социально-культурной деятельностью. Многолетний социальный эксперимент убедительно показал, что в условиях подлинной демократии понятие "управление культурой" представляется анахронизмом, т.к. по сути противоречит принципам свободы волеизъявления людей. Логика исследования приводится к понятию "государственное и общественное стимулирование самоорганизации и саморазвития социально-культурной деятельности", что адекватно сути и природе демократии и гуманизма. Роль же государства, в первую очередь проявляется в том, что оно обеспечивает создание инфраструктуры социально-культурной сферы и подготовку (включая переподготовку и повышение культурной деятельности). Развитие социально-культурной сферы как предмет культурной политики наиболее точно отразилось в программе "Духовное возрождение Псковщины", осуществленной в 1994-1998 годах.

Главная цель программы - стимулирование процессов самоорганизации культурной жизни области, создание условий для саморазвития культуры путем оптимального исследования историко-культурного и духовного потенциала, материальных и человеческих ресурсов.

Основными задачами программы стали:

- создание необходимых условий для широкого доступа к произведениям отечественной и мировой культуры и искусства всех социальных слоев, для свободного творчества, духовного и культурного развития личности для развития и воспроизводства творческого потенциала общества;

- сохранение историко-культурного потенциала Псковской области, восстановление механизма культурной преемственности;

- содействие общественному признанию сферы культуры как важнейшего условия и стабилизирующего фактора общественного развития;

- сохранение и дальнейшее обогащение духовных историко-культурных традиций, формирование неискаженного исторического сознания;

- формирование нравственных основ общества, гражданственности и патриотизма, формирование позитивных культурно-поведенческих моделей;

- поддержка такого состояния культуры Псковской области, которое обеспечивало бы необходимые предпосылки для социального и экономического ее обновления;

- подготовка специалистов, способных возглавить процесс создания, освоения и распространения культурных ценностей.

Программа состояла из шести разделов:

1. Сохранение и использование культурного наследия.

2. Развитие библиотечного дела.

3. Поддержка профессионального искусства.

4. Культурно-досуговая деятельность

5. Развитие кадрового потенциала сферы культуры.

6. Организационно-экономический механизм реализации программы.

Раздел "Культурно-досуговая деятельность" предусматривал модернизацию организации досуга населения, считая современный досуг социально открытой системой, обуславливающей переход от господствовавших долгое время в этой сфере административно-командных стереотипов к многообразию альтернативных моделей досуга и досуговой деятельности. В результате реализации программы на практике утверждалось множество различных досуговых институтов, центров, объединений, максимально открытых для социализации и инкультурации личности, для сотрудничества с другими социальными службами.

Программа "Сельский клуб" была направлена на создание правовой, организационно-методической и экономической основы для формирования и развития сельского клуба как центра культурной жизни села, развития основных направлений народной культуры Псковщины: фольклора, ремесел, декоративно-прикладного искусства. Программа носила комплексный инновационный характер и стимулировала адаптацию сельского клуба к современным рыночным отношениям, создание новых перспективных типов (моделей) клуба, отвечающих требованиям сегодняшнего и завтрашнего дня.

Главным результатом реализации Программы стало осуществление начального этапа реформирования сельского клуба в Центр культуры и досуга, отвечающий современным требованиям. В дальнейшем, по мере оздоровления экономической ситуации и роста бюджетных ассигнований в сферу культуры, местные органы власти смогут включиться в этот процесс в целях его продолжения и завершения.

Не менее важным представляется и эффект, полученный от организационной и методической поддержки возрождающейся традиционной народной культуры Псковщины. Сеть создаваемых Домов фольклора и Домов ремесел ныне зримо представляет на культурной карте области географию псковской фольклорно-ремесленной традиции и в силу этого органично вписывается как в реестр богатейшего культурно-исторического наследия Псковщины, так и в схему маршрутов отечественного и зарубежного туризма, пролегающих по территории области.

Одним из главных разделов программы является "Развитие кадрового потенциала сферы культуры". Он предусматривает: совершенствование работы с кадрами, систему обучения кадров, переподготовку и повышение квалификации кадров, поддержку молодых дарований. В нынешних условиях происходит ярко выраженная дифференциация приоритетных полевых функций субъектов социально-культурных процессов. Сама социально-культурная деятельность объективно становится условием совершенствования социальной действительности, важной формой самовыражения и самореализации личности. Поэтому был разработан специальный план подготовки и переподготовки специалистов районного, городского и областного звена. Была создана программа развития непрерывного многоуровневого образования: школа искусств - среднее специальное учебное заведение культуры и искусства - высшее учебное заведение. С целью повышения качества подготовки специалистов областное училище культуры было реорганизовано в колледж. На его основе был открыт филиал Санкт-Петербургской государственной академии культуры. В колледже открыто специальное отделение "Социально-культурная деятельность и народно-художественное творчество". Были заключены специальные договора на подготовку специалистов с Псковским Вольным университетом и Санкт-Петербургской театральной Академией.

В последнем разделе предусматривалось создание правового и организационного механизмов реализации программы. В этих целях Администрацией области было принято более 30 специальных распоряжений: "О дополнительных мерах поддержки культуры и искусства области", "О мерах по возрождению и развитию народного искусства и художественных ремесел". Приняты законы Псковской области "О библиотечном деле и обязательном бесплатном экземпляре документов", "Об охране историко-культурного наследия области". Создан межведомственный библиотечный совет. Программа "Духовное возрождение" вошла составной частью в программу социально-экономической стабилизации области, что позволило начать работу по приведению инфраструктуры культурной сферы в соответствие с современными требованиями. Администрацией области консолидированы средства на подписку и комплектование библиотек области, издательскую деятельность.

Утрата традиционной управленческой вертикали отрасли культуры сегодня заменяется совместными действиями по реализации программных установок, единого календаря совместных акций и мероприятий. В большинстве районов Псковщины разработаны свои программы, являющиеся органичной составной частью областной. Анализ их реализации показывает четкий переход от разовых мероприятий к цикловым, строящимся на основе инициативы общественности, большую интеграционность участников и мно-гоканальность их финансирования. В бюджетах ряда районов области предусмотрено финансирование этих программ.

Ход реализации программы "Духовное возрождение" совпал с резким сокращением областного и федерального финансирования, что не позволило в полной мере решить все намеченное, к тому же это была одна из первых программ в России, явно не свободная от ошибок.

Однако многочисленные новые процессы, проистекающие в культуре, значительно актуализировали проблемы ее организации на региональном уровне. Именно здесь, сегодня складывается стратегия дальнейшего ее развития. Опыт разработки и реализации программы "Духовное возрождение" показал реальную возможность выработки современной методологии и принципов культурной регионалистики, активно влияющей на развитие всей социокультурной сферы.

Осуществленное комплексное теоретико-эмпирическое исследование развития социально-культурной сферы подтвердило исходную рабочую гипотезу. Однако логика исследования заставила выйти за пределы первоначально сформулированных предположений и обратить внимание на ряд принципиально важных аспектов.

В первую очередь это касается феномена культуры, которая, опираясь на историческую память и историко-культурные традиции, способна стать духовным инвестором социально-экономического развития региона, может активно способствовать и социально-экономическому обновлению, и гуманизации в нем сложившихся общественных отношений.

Исследование дало достоверное основание для формулировки методологии развития социально-культурной сферы региона, базирующееся на принципе личностно-ориентированной государственной общедоступной культурной политики.

Эта политика не может далее строиться на принятых в годы советской власти принципах управления культурой, а должна фокусироваться на всестороннем стимулировании, самоорганизации и саморазвитии культуры и социально-культурной деятельности.

В процессе исследования новое звучание получили термины: "духовный потенциал", "историческая память", "историко-культурные традиции", по-новому проявилось понимание культуросозидающего потенциала досуга населения, в новом свете представились проблемы текущего и перспективного развития планирования инфраструктуры социально-культурной деятельности.

Исследование не разрешило всех проблем, волнующих сегодня российскую общественность, оно в малой степени смогло повлиять на совершение финансирования учреждений культуры и оплату его специалистов; оно не

327 сняло ряд вопросов, связанных с общедоступностью учреждений культуры для детей и пенсионеров, не решило ряд вопросов внедрения высокой культуры в профессионально-трудовую, образовательную деятельность, в быт и развлечения разного рода населения. Однако оно способствовало научному осмыслению современного этапа развития культуры. Оно помогло консолидировать самые различные силы общества в решении кардинальных проблем сохранения и возрождения национально-культурных традиций, оно смогло существенно оживить духовную жизнь региона, преодолеть ряд кризисных явлений, помогло выйти на убедительные ориентиры дальнейшего развития социально-культурной сферы региона, дало возможность обосновать ряд важных методологических, теоретических и методических позиций и это, безусловно, оправдывает труд руководимого диссертантом коллектива, который посвятил этому исследованию ряд лет своей жизни, отдал немало сил и творческой активности.

Список литературы диссертационного исследования доктор культурол. наук Голышев, Александр Иванович, 1999 год

1. Антология исследований культуры. Т. 1. Интерпретация культуры.-СПб.: Унив. кн., 1997.-632 с.-(Культурология. XX век).

2. Арнольдов А.И. Введение в культурологию.-М.: Народ, акад. культуры и об-щечеловеч. ценностей.-1993.-349 с.

3. Ахиезер A.C. Социокультурная динамика России // Полис.-1991 .-№5.-С.51 -64.

4. Бабаков В. Культурные последствия модернизации у малочисленных народов / / Теоретические основания культурной политики.-М., 1993.-С.38-43.

5. Баркан Д.И. Маркетинг для всех.-Л., 1991.- 216 с.

6. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества.-М.: Искусство, 1979.-423 с.

7. Бердяев H.A. Судьба России.-М.: Сов. писатель, 1990.-348 с.

8. Бердяев H.A. Философия неравенства.-М.: ИМА-пресс, 1990.-285 с.

9. Бердяев H.A. Смысл истории.-М.: Мысль, 1990.-173 с.

10. Бестужев-Лада И.В. Теоретико-методологические проблемы нормативного социального прогнозирования // Теоретико-методологические проблемы нормативного социального прогнозирования.-М., 1986.-11 с.

11. Бирженюк Г.М., Марков А.П. Основы региональной культурной политики и формирования культурно-досуговых программ.-СПб., 1987.-94 с.

12. Булычев Ю. В поисках государственной идеи // Москва.-1993.-№ 5.-С.105-114.

13. Блэк Сэм. Паблик рилейшнз. Что это такое?-М.: Новости: АСЭС-Москва, 1990.-239 с.

14. Брун-Цеховой В.А., Захаров A.A. Консервативные тенденции и демократические альтернативы в культурной политике ФРГ.-М., 1988.-78 с.

15. Валентей С.Д. Российские реформы и российский федерализм // Федерализм.-1996.-№1.-С. 56-62.

16. Вебер М. "Объективность" социально-научного и социально-политического познания // Вебер М. Избранные произведения: Пер. с нем.- М.: Прогресс, 1990.-С. 345-415.

17. Вейсман А. Стратегия маркетинга: 10 шагов к успеху; Стратегия менеджмента: 5 факторов успеха: Пер. с нем.-М.: АО "Интерэксперт": Экономика, 1995.-336 с.

18. Веснин В.Р. Менеджмент для всех.-М., 1994.-218 с.

19. Востряков Л.Е. Региональная культурная политика в условиях финансового кризиса: Модели защиты сферы культуры // Наука о культуре / Информкульту-ра.-М., 1999. ВыпЛ.-С. 3-32.

20. Галуцкий Г.М. Управляемость культуры и управление культурными процесса-ми.-М., 1998.-363 с.

21. Выготский Л.С. Мышление и речь.-М.: Лабиринт, 1996.-415 с. (Философия риторики. Риторика философии).

22. Гачев Г.Д. Национальные образы мира.-М.: Сов. писатель, 1988.-445 с.

23. Геллнер Э. Нации и национализм: Пер. с англ.-М.: Прогресс, 1991.-319 с.

24. Гаджиев К.С. Политическая наука.-М.: Сорос-Междунар.отношения, 1994,- 400 с.

25. Генисаретский О.И. Опыт методологического конструирования общественных систем // Моделирование социальных процессов.-М.: Наука, 1970.- С. 48-63.

26. Генисаретский О.И. Регионализм, средовое проектирование и проектная культура// Экология культуры.-М.: НИИ культуры, 1991.-С. 31-38.

27. Генисаретский О.И., Гнедовский М., Коник М. Художественное проектирование и экологическое сознание // Искусство.-1986.-№6.-С. 22-26.

28. Гильбо E.B. Итоги перестройки и радикальных реформ и их отражение в статистике: проблемы сопоставимости показателей.-М., 1995.-272 с.

29. Глазычев В.Д. Исследование и проектирование в сфере культуры // Методология и методика социологических исследований культуры.-М., 1986.-С. 130-141.

30. Глазычев B.JI. Язык и метод социального проектирования // Прорыв к реаль-ности.-М., 1995.-С. 26-31.

31. Гнедовский М.Б. Художник как социальный проектировщик городской среды/ /Социальное проектирование в сфере культуры: методологические проблемы.: Сб.науч.тр./НИИ культуры.-М., 1986.- С. 66-82.

32. Голов A.A. Методологический анализ игры // Проблемы методологии. Социально-гуманитарное сознание и особенности его методологии.-М., 1985.-С. 12-19.

33. Голомидов В.И. Некоторые аспекты организации социально-культурной деятельности во Франции.-М., 1988.-18 с.

34. Гончаренко Н. Гений в искусстве и науке.-М.: Искусство, 1991.-432 с.

35. Грушин Б.А. Методологические принципы разработки долгосрочных комплексных программ // Культура и средства массовой информации: социально-экономические проблемы.-М., 1985.-С. 28-32.

36. Грушин Б.А. Принципы долгосрочного программирования в сфере культуры / /Социс.-1984.-№3.- С. 83.

37. Гуревич А .Я. Социальная история и историческая наука // Вопр. философии.-1994.-№4.-С. 92-102.

38. Гуревич Г.С. Философия культуры.-М.: Аспект-пресс, 1995.-314 с.

39. Давидович В.Е., Жданов Ю.А. Сущность культуры. Ростов н/Д., 1979. - 254 с.

40. Давыдов Ю.Н. Гомоэкономикус//Диалог,-1990.-№4.-С. 14-19.

41. Дадамян Г.Г. Прогнозирование художественной культуры: иллюзии и реальность / /Методологические проблемы прогнозирования и управления в области художественной культуры.-М., 1980.-С. 123.

42. Дадамян Г.Г. Проектирование культурных процессов по образам // Прорыв к реальности.-М., 1993.-С. 13-18.

43. Дадамян Г.Г. Проектирование культурных процессов по образам // Социальное проектирование в сфере культуры: методологические проблемы.-М., 1986.-С. 43-54.

44. Дадамян Г.Г. Специфика современной культурной ситуации и проблемы ее научного изучения // Вопросы социального функционирования художественной культуры.-М., 1984.-С. 3-12.

45. Данилевский Н.Я. Россия и Европа.-М., Книга, 1991.-573 с.

46. Демократия как важнейшее условие развития культуры. Часть 1.-Барнаул, 1990.392 с.

47. Дискин П.Е. Культура: стратегия социально-экономического развития.-М.: Экономика, 1990.-107 с.

48. Дондурей Д.Б. Социальное проектирование в сфере культуры: поиск перспективных направлений // Прорыв к реальности.-М., 1993.-С. 32-38.

49. Дридзе Т.М . Язык и социальная психология.-М.: Высш.шк., 1980.-224 с.

50. Дридзе Т.М., Орлова Э.А. Основы социокультурного проектирования.-М., 1995.-240 с.

51. Дудченко B.C. , Масалов И.К. Решение региональных проблем игровыми методами // Социс.-1991 .-№7.-С. 85-86.

52. Дудченко B.C., Макаревич В.Н. Игровые методы в социологии // Социс.-1990,-№5.-С. 106-107.

53. Ерасов B.C. Социальная культурология.-М.: Аспект-пресс, 1996.-590 с.

54. Жежко И.В. Проектные игры в культуре // Социальное проектирование в сфере культуры: методологические проблемы.-М., 1986.-С. 55-69.

55. Жежко И.В. Игровой метод проектирования в сфере культуры // Прорыв в ре-альность.-М., 1991.-С. 45-52.

56. Железко С.Н., Рю М.Ю. Формирование инновационных установок у горожан в процессе проблемно-практической игры // Культура города: проблемы инно-ваций.-М., 1987.-С. 17-25.

57. Запесоцкий A.C. Гуманитарная культура и гуманитарное образование.-СПб., 1996.-317 с.

58. Запесоцкий A.C. Молодежь в современном мире: проблемы индивидуализации и социально-культурной интеграции.-СПб., 1996.-210 с.

59. Зинин В.Г. Проблемы комплексного планирования и управления развитием отраслей культуры и средств массовой информации // Культура и средства массовой информации: социально-экономические проблемы.-М., 1985.-С. 42.

60. Зинченко А.П. Организационно-деятельностная игра как средство программирования развития города // Целевое управление и имитационное моделирова-ние.-Новосибирск, 1983.-С. 102-117.

61. Зуев С.Э. Культура в контексте развития // Вопр. методол.-1991.-№2.-С. 21-27.

62. Иванова Е.Л., Каткова Л.П. Программирование в культуре как механизм реализации культурной политики // Ориентиры культурной политики.-М., 1994.-Вып.2.-С. 17-41.

63. Иванова К.П., Торлина Л.Б., Шишкин C.B. О механизме финансирования государством сферы культуры.-М., 1991.-122 с.

64. Иконникова С.Н. Культурное пространство и возрождение России // День науки в Санкт-Петербургском гуманитарном университете профсоюзов. Материалы конф.-СПб., 1996.-117 с.

65. Ильенков Э.В. Философия и культура.-М.: Политиздат, 1991 .-462 с. (Мыслители XX века).

66. Ионин Л.Г. Идентификация и инсценировка (к теории социокультурных изменений) // Социс.- 1995.-№4.-С. 3-14.

67. Ионин Л.Г. Культура на переломе (механизмы и направление современного культурного развития в России // Социс.-1995.-№2.-С. 43-46.

68. История культуры России.-М., 1996.-510 с.

69. Исаенко A.A. Кадры управления в корпорациях США.-М.,1995.-701 с.

70. Каган М.С. Философия культуры.-СПб., 1996.-544 с.

71. Каменец A.B. Культурная политика и современная социокультурная ситуация. Методологические основы системы управления на федеральном и региональном уровне в сфере культуры // Ориентиры культурной политики.-М., 1994.-Вып.З.-С. 41-68.

72. Киселева Т.Г. Теория досуга за рубежом: Курс лекций.-М., 1992.-133 с.

73. Кастельс М. Высокие технологии: экономика и общество.-М.: Ин-т молодежи, 1990.-271 с.

74. Киселева Т.Г., Красильников Ю.Д. Основы социально-культурной деятельнос-ти.-М.: Изд-во МГУК, 1995.-136 с.

75. Киященко H.H. Политические аспекты самоорганизации в культуре // Теоретические основания культурной политики.-М., 1993.-С. 141-169.

76. Ключевский В.О. Русская история: Полный курс лекций в трех книгах.-М.: Мысль. 1995.-Кн. 1-3.

77. Кефели И.Ф., Кулакова Т.А. Культура и экономическая жизнь общества // Со-цис.-1995.-№5.-С. 91-99.

78. Колесов В.В. Вторжение подлого стиля и разрушение ментальности путем заимствований // День науки в Санкт-Петербургском гуманитарном университете профсоюзов: Материалы конф.-СПб., 1996.-С. 21-35.

79. Коул М., Скрибнер С. Культура и мышление.-М.: Прогресс, 1977.-261 с.

80. Концепция развития культуры и искусства РФ.-М., 1996.-39 с.

81. Котлер Ф. Основы маркетинга: Пер. с англ. -СПб.: Коруна: Литера плюс, 1994.-698 с.

82. Красильников Ю.Д. Методика социально-культурного проектирования: Учеб. пособие.-М., 1992.-128 с.

83. Коючков Ю.А. Проектирование и организация нововведений.-М.: ВНИИСИ, 1987.-152 с.

84. Кризис современной цивилизации: Выбор пути.-М., 1992.-392 с.

85. Кудрина Т.А., Егоров В.К., Комиссаров С.Н., Шендрик А.И. Региональные особенности управления духовно-культурной сферой // Региональное сообщество: многостороннее развитие и управление.-М., 1993.-С. 50-71.

86. Кузнецов Ю.В. Проблемы теории и практики менеджмента.-СПб.: Изд-во СПбУ, 1994.-276 с.

87. Культурология. XX век: Словарь.-СПб.:Унив. кн., 1997.-630 с. (Культурология).

88. Культура и перестройка. Нормы, ценности, идеалы.-М., 1990.-30 с.

89. Культура и процессы демократизации. Вып.2.-М., 1990.-74 с.

90. Культура на перепутье.-М.: РКХ РИЦ М-ва культуры РФ, 1994.-248 с.

91. Культурная политика в современном обществе.-М., 1992.-152 с.

92. Культурная политика западноевропейских стран и проблемы социального раз-вития.-М., 1987.-226 с.

93. Культурная политика заподноевропейских стран и проблемы социального раз-вития.-М.,1987.-26 с.-(Общие проблемы культуры: Обзор, информ ./НИО Ин-формкультура;.Вып.2)

94. Кухтерин С. Европейская культура и мировое развитие.-М., 1987.-420 с.

95. Куценко В.А. Культура: испытание рынком // Соц.-полит, науки.-1991 .-№12.-С.12-17.

96. Лапин Н.И., Пригожин А.И. "Социальные инновации" новое направление в организационной психологии на Западе//Психолог. журн.-1982.-№5.-Т.З.- С. 159-165.

97. Лапин Н.И., Садовский В.Н. Советско-американские научные связи по методологии, теории и практике системных исследований // Вопр. философии.-1985.-№11.-С.82-91.

98. Лапшина Н.П. "Мир искусства". Очерки истории и творческой практики.-М.: Искусство, 1977.-343 с.

99. Лейкина-Свирская В.Р. Русская интеллигенция в 1900-1917 годах.-М.: Мысль, 1981.-285 с.

100. Лихачев Д.С. Книга беспокойств.-М., 1991.-290 с.

101. Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре.-СПб.: Искусство, 1994.-399 с.

102. Лукин Ю.А. Культура XX века (методологический очерк).-М., 1998.-44 с.

103. Лосев А.Ф. Философия. Мифология. Культура.-М.:Политиздат, 1991.-524 с.-(Мыслители XX века).

104. Лоусон Дж. Культурная политика в Голландии // Театр.-1990.-№6.-С. 147-149.

105. Любимова Т.В. Будущее это истина прошлого // Экология культуры.-М.: НИИ культуры, 1991.-С. 36-47.

106. Любимцев Ю. Российский федерализм: проблемы и решения // Экономист.-1995.-№6.-С. 11-23.

107. ЛютиковаГ.В. Организация культурной жизни в Швеции (80-е годы).-М., 1989.-18 с.

108. Ляхов И.П. Социальное конструирование.-М., 1970.-288 с.

109. Марков А.П. Отечественная культура как предмет культурологии: Учеб. по-собие.-СПб., 1996.-49 с.

110. Марков А.П. Социокультурная деятельность как технология и предмет теории // Гуманитарная культура как фактор преобразования России.-СПб., 1995.-С.127-128.

111. Марков А.П., Бирженюк Г.М. Основы социокультурного проектирования.-СПб., 1998.-219 с.

112. Манхейм К. Эссе по социологии культуры.-М., 1993.-690 с.

113. Мачульская И. Соотношение прав Российской Федерации и прав ее субъектов в области организации местного самоуправления // Российская государственность: состояние и перспективы развития.-М., 1995.-С.61-82.

114. Мень А. Культура и духовное восхождение.-М.: Искусство, 1992.-495 с.

115. Мескон М.Х., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента: Пер. с англ.-М.: Дело, 1992.-701 с.

116. Метод проектного семинара. Анализ опыта: Метод. материалы.-М.: ВНИИ-ТЭ, 1988.-115 с.

117. Московская A.A. Взаимодействие экономики и культуры: опыт анализа // Ово и экономика.-1994.-№ 3-4.-С. 16-27.

118. Моль А. Социодинамика культуры: Пер. с фр.-М.: Прогресс, 1973.-406 с.

119. Мордюков П. Культурная география // Актуальные проблемы культурной политики.-1991.-№ 12.-С. 12-22.

120. Муравьева О.С. Неунаследованное наследство: (Писатель и общество в концепции А.С.Пушкина) // Пути и миражи русской культуры.-СПб., 1994.-С. 210-316.

121. Неймарк Н., Казанцева Г. Регионально-поселенческий аспект культурной политики // Культурная политика в современном обществе.-М., 1992.-С. 62-71.

122. Никулин А.И., Илларионова Т.В. Региональные аспекты национальной политики // Региональное сообщество: многостороннее развитие и управление.-М.,1993.-С. 11-35.

123. Новая волна. Русская культура и субкультуры на рубеже 80-90-х годов.-М.,1994.-211 с.

124. О государственной политике в области культуры и туризма: Доклад Министерства культуры и туризма Правительства РФ.-М., 1992.-26 с.

125. О государственной политике по защите и поддержке отечественной науки, культуры, образования и предпринимательства// Обозреватель: Спецвып.-1994.-48 с.

126. Образование по выбору реальность сегодняшнего дня: Об итогах работы Министерства образования РФ в 1994 году и основных задачах развития образования на 1995 год.-М., 1995.-54 с.

127. Ориентиры культурной политики: Информ. сб. / М-во культуры РФ.-М.,1993.-Вып.7.-71 с.

128. Орлова Э.А. Культурная политика в контексте модернизационных процессов // Теоретические основания культурной политики.-М., 1993.-С. 20-39.

129. Орлова Э.А. Некоторые аспекты концепции социокультурной политики в условиях модернизации // Организационно-управленческие и финансово- правовые аспекты культурной политики.-М., 1992.-С. 45-69.

130. Орлова Э.А. Проблемно-ориентированное социокультурное проектирование. Теория и методология // Теоретические основания культурной политики.-М., 1993.-С. 40-53.

131. Орлова Э.А. Введение в социальную и культурную антропологию.-М., 1994.-191 с.

132. Основные направления Федеральной целевой программы "Культура и инвалиды" на 1996-1998 годы.-М.: Рос. Ин-т культурологии, 1995.-39 с.

133. Основы законодательства Российской Федерации и субъектов федерации о культуре.-М., 1993.-161 с.

134. Панарин A.C. Философия политики.-М.: Наука, 1994.-365 с.

135. Панарин A.C. Вызов: (Геополитический пессимизм против цивилизационно-го оптимизма) // Знамя.- 1994.-№6.-С. 149-160.

136. Паин Э.И. Возвращение (о репатриации депортированных народов) // Социс.-1990.-№12.-С.59-66.

137. Панкратьев И.П. Проектные установки при решении социальных проблем досуга // Социальное проектирование в сфере культуры: методологические проблемы: Сб. науч. тр. / НИИ культуры.-М., 1986.-С.70-91.

138. Положение об основах хозяйственной деятельности и финансирования организаций культуры и искусства // Экономика и жизнь.-1995.-№33.-С.31.

139. Потенциал культурно-просветительской деятельности в сфере межнациональных отношений. Обзор. инф.-М., 1989.-Вып.З.-28 с.

140. Поппер К. Открытое общество и его враги. Т. 1.Чары Платона: Пер.с англ.-М .: Ф е н и к с, 1992.-446 с.

141. Пригожин А.И. Практическая деловая игра как метод выработки решений всоциальном проектировании // Теоретико-методологические проблемы социального проектирования в условиях ускорения научно-технического прогрес-са.-М., 1986.-С. 12-28.

142. Пригожин И., Николис Г. Самоорганизация в неравновесных системах: от дис-сипативных структур к упорядоченности через флуктуации: Пер. с англ.-М.: Мир, 1979.-512 с.

143. Принципы формирования культурной политики на региональном уровне: (Регион. науч.-практ. конф.).-Красноярск,1994.-141 с.

144. Примитив и его место в художественной культуре нового и новейшего време-ни.-М.: Наука, 1983.-206 с.

145. Пузанов В.М. Типы ситуационных организаций // Проблемы и принципы организации деятельности по созданию дизайн-программ.-М., 1980.-99 с.

146. Разин В.М. Выступление на "Круглом столе": Познание и проектирование // Вопр. философии.-1985.-№6.-С.86-87.

147. Разин В.М. Единство и специфика естественных и гуманитарных форм научного мышления // Гуманитарные науки в контексте социалистической культу-ры.-Новосибирск, 1984.-С.30-52.

148. Разумный В.А. Драматизм бытия: В поисках смысла. Опыт социальной педа-гогики.-М., 1994.-193 с.

149. Разлогов К. Феномен массовой культуры // Культура, традиции, образование.-М., 1990.-Вып. 1 .-С.26-42.

150. Региональное сообщество: многостороннее развитие и управление.-М., 1993.-315 с.

151. Роговин В.З., Криворучко А.Н. Тенденции социально-имущественной дифференциации // Социальная структура и стратификация в условиях формирования гражданского общества в России.-М., 1995.-С.11-29.

152. Розин В., Жежко И. Культура и культурная политика // Теоретические основания культурной политики: Сб .науч. тр. / РИК.-М., 1993.-С.39-46.

153. Розин В.М. Методологический анализ проблем управления культурой // Актуальные направления совершенствования и перестройки управления сферой культуры.-М., 1988.-С. 15-22.

154. Розин В.М. Природа и особенности социального проектирования (от замысла к реализации) // Социальное проектирование в сфере культуры: От замысла к реализации.-М.,1988.-С.6-24.

155. Розин В.М. Эволюция проектной культуры и форм ее осмысления // Проблемы теории проектирования предметной среды.-М., 1974.-С.24-31.

156. Россия сегодня: реальный шанс.-М., 1994.-512 с.

157. Рудник Б.Л., Игнатьева Е.Л., Мурашов Т.П. О перспективах приватизации в сфере культуры // Ориентиры культурной политики.-М., 1993.-Вып.7.-С.25-31.

158. Рукша Г.Л. Проблемы оптимизации организационной структуры управления культурой территории // Проблемы перестройки территориальной структуры управления сферой культуры.-Красноярск, 1991.-С.110-121.

159. Рывкина Р.В., Винокур A.B. Социальный эксперимент // Теоретико-методологические проблемы социального прогнозирования.-Новосибирск, 1968.-С. 13-23.

160. Рябушин A.B. Проблемы формирования жилой среды.-М.: ВНИИТЭ, 1974.-135 с.

161. Сазонов Б.В. Проблемы и пути интенсификации инновационных процессов в организациях.-М., 1983.-6 с.

162. Сельвестров В.В. Культура как предмет теории // Культура. Традиции. Обра-зование.-М.: Рос. институт культурологии, 1993.-С.25-34.

163. Селезнева E.H. Культурная политика сегодня: Рецидивы историзма?// Социс.-1996.-№10.-С.127-130.

164. Сидоров Е.Ю. Концепция развития культуры и искусства Российской Федерации.-М.:ГИВЦ МК РФ ., 1995.-76 с.

165. Сорокин П.А. Социологические теории современности.-М., 1993.-445 с.

166. Сорочкин Б.Ю., Зайцева JI.M. Принципы формирования многоканальной системы финансирования культурной деятельности // Культура на перепутье.-М., 1994.-С. 192-230.

167. СорманГ. Коллизия культур //Диалог.-1991.-№13.-С. 35-37.

168. Социальное проектирование в сфере культуры: Игровые методы: Сб.науч.тр. /НИИ культуры.-М., 1987.-169 с.

169. Социокультурная модернизация в России.-М., 1994.-240 с.

170. Социальное проектирование в сфере культуры: методологические проблемы / НИИ культуры.-М., 1986.-196 с.

171. Социальное проектирование.-М.: Мысль, 1982.-254 с.

172. Столяров И.А. Комплексные решения в управлении культурой // Вопросы социального функционирования художественной культуры.-М., 1984.-С.12-19.

173. Сущий С.Я., Дружинин А.Г. Очерки географии русской культуры.-Ростов н/ Д., 1994.-350 с.

174. Таксами Ч.М. Актуальные проблемы саморазвития народов Севера России. Эт-ничность, национальные движения, социальная практика.-СПб., 1995.-223 с.

175. Тарасов В.К. Система автоматизированной аттестации руководителей и специалистов: (Опыт социальной технологии).-Таллинн, 1982.-367 с.

176. Тасалов В.И. Между культурой и некультурой. Характеристика основных форм культурного процесса / Информкультура.-М.,1993.-64с.

177. Тощенко Ж.Т., Аитов H.A., Лапин Н.И. Социальное проектирование.-М.: Мысль, 1982.-254 с.

178. Тощенко Ж.Т. Эволюция социальных настроений периода рыночных преобразований // День науки в Санкт-Петербургском гуманитарном университете профсоюзов: Материалы конф.-СПб., 1996.-91 с.

179. Триодин В.Е. Педагогика клубной работы.-М., 1985.-176 с.

180. Уледов А.К. Вопросы методологии исследования духовной жизни социалистического общества // Методологические проблемы исторического материализ-ма.-Барнаул, 1976.-С.27-35.

181. Хейзинга И. Человек играющий: Пер. с нидерл.-М.: Прогресс, 1992.-458 с.

182. Федеральная целевая программа "Развитие и сохранение культуры и искусства Российской Федерации (1997-1999 гг.)"// Ориентиры культурной политики,-М.,1997.-№5.-210 с.

183. Федеральный закон "О некоммерческих организациях"// Макальская M.JL, Пирожкова Н.А.,Трехалина Ф.В. Некоммерческие организации в России: Создание. Права. Налоги. Учет.-М.,1997.- С.85-106.

184. Федотов Г.П. Судьба и грехи России: Избр. ст. по философии рус. истории и культуры: В 2 т.-СПб.: София, 1991.-Т. 1-2.

185. Флиер А. О новой культурной политике России // Обществ, науки и современность.-1994.-№5.-С. 14-25.

186. Флоренский П.А. Макрокосм и микрокосм // Богослов. тр.-М., 1984.-Вып. 24.-С.100-164.

187. Фохт-Бабушкин Ю.У. Искусство и духовное развитие личности как проблема научного управления культурой // Методологические проблемы прогнозирования и управления в области художественной культуры.-М., 1980.-С.36-37.

188. Фохт-Бабушкин Ю.У. О некоторых тенденциях в духовной жизни российского общества // День науки в Санкт-Петербургском гуманитарном университете профсоюзов: Материалы конф.-СПб., 1996.-С.77.

189. Фохт-Бабушкин Ю.У., Соколов К.Б. Методологические аспекты определения целевых показателей культуры // Культура и средства массовой информации: социально-экономические проблемы.-М., 1985.-С.35.

190. Харчев А.Г. Социология воспитания.-М.: Политиздат,1990.-220 с.

191. Хлопина О.В. Новая культурная политика в странах Западной Европы и в США.-М., 1990.-32 с.

192. Человек и социокультурная среда.-М., 1991. Вып.2.-50 с.

193. Челышев Е.П. Судьба культуры и путь России// Рос.обозреватепь.-1996.- №4.-С.22-32.

194. Чернов Л.Ф. Знаковость.-СПб., 1993.-316 с.

195. Чернушенко В.А. Гуманитарная культура между прошлым и будущим // День науки в Санкт-Петербургском гуманитарном университете профсоюзов: Материалы конф.-СПб., 1996.-С.102.

196. Чурбанов В.Б. Культура и формирование личности в социалистическом обще-стве.-М., 1981.-160 с.

197. Чурбанов В.Б. Новая культурная политика или новая "культурная революция"?-М., 1993.-96 с.

198. Чурбанов В.Б. Федеральная культурная политика и "местные" культуры в России // Обозреватель.-1993.-№3.-С.45-59.

199. Шацкий Е. Утопия и традиция: Пер. с польск.-М.: Прогресс, 1990.-454 с.

200. Шерковин Ю. Быстрая модернизация и социальный конфликт // Коммунист.-1991.-№2.-С.88-96.

201. Шишкин C.B. Разработка территориальных программ в сфере культуры // Ориентиры культурной политики.-М., 1993.-Вып.7.-С.6-17.

202. Шишкин C.B., Иванова Е.П. Пути перестройки управления в сфере культурына территориальном уровне / Информкультура.-М., 1990.-14 с.

203. Ackoff R. The Art of Problem Solving.-L., 1978.-220 p.

204. Berger G. Social Science and Forecasting // Gaston Berger and the concept of Prospective.-N.Y., 1973.- P.23-32.

205. Divan R., Livingston D. Alternative Development Strategies and Appropriate Technology: Science Policy for an Equitable Word Order.-N.Y., 1979.-448 p.

206. Dragicevie-Sesie M.& Stojkovie B. Cultural Management Handbook, I part: Art Management and Administration.-Belgrade: CLIO, 1996.-268 p.

207. Gabor D. Inventing the Future.-N.Y., 1971.-372 p.

208. Griffin Ricky W. Management.-Boston, 1987.-408 p.

209. Hagoort Giep. Cultural Enterprises. An Introduction to Art's Management.-New York, 1990.-151 p.211 .Helmer O. Social Technology.-New York, 1966.-193 p.

210. HendersonH. Creating Alternative Futures and The End of Economics.-N.Y., 1978.-576p.

211. Kohls L.R. Developing Intercultural Awareness. Society for Intercultural Education, Training and Research.-Washington D.C., 1981.-261 p.

212. Lauglay. Theatre Management and Production in America.-N.Y., 1990.-316 p.

213. Robinson, G.L.N. Cross-cultural Understanding. Prentice Hall.-New York, 1985.-168 p.

214. Seelye,H.N. Teaching Culture. National Textbook Company.-Lincolnwood, 1988.-213 p.

215. Голышев А.И. Социально-культурная жизнь региона (на примере Псковской об ласти).-Псков, 1999.-235 с.

216. Голышев А.И. Приобщение к наследию // Советский музей,-1992.-№5.-С.20-21.

217. Голышев А.И. Дни Кутузова на Псковщине // Бомбардир: публицистический журнал.-1995,-Вып.З.- С. 8-9.

218. Голышев А.И. Региональная культура и политика // Русская провинция.-1996-№ 3.-С.65-68.

219. Голышев А.И. Духовный потенциал Псковщины как исходная база совершенствования социально-культурной деятельности // Памятники старины. Концепции. Открытия. Версии. Т. 1.-СПб., 1997.-С.181-184.

220. Голышев А.И. Местное самоуправление и культура // Ориентиры культурной политики.-1998.-№ 2.-С.57-62.

221. Голышев А.И. Программа "Духовное возрождение" как основа организационно-методического обеспечения развития социокультурной сферы Псковской области // Церковная археология: (Материалы второй Всероссийской конфе-ренции.)-СПб., 1998.-Вып.4.-С.73-82.

222. Голышев А.И. Опираясь на национальные культурные традиции // Культурно-просветительная работа (Встреча).-1998.-№ 6.-С.2-4.

223. Голышев А.И. Государственная культурная политика в России после 1992 года // Галуцкий Г.М. Управляемость культуры и управление культурными процес-сами.-М., 1998.-С.40-346.

224. Голышев А.И. Региональная культурная политика: История, опыт, перспективы // Экология культуры: Информационный бюллетень.-Архангельск, 1999.-Вып. №4.-С.5-24.

225. Голышев Александр Иванович

226. Развитие социально-культурной сферы как предмет культурной политики1. ТомП

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 74388