Реализация на местах государственной политики в отношении церкви и верующих во второй половине XIX - начале XX вв. :На материалах Тамбовской губернии тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Шабельникова, Елена Николаевна

Диссертация и автореферат на тему «Реализация на местах государственной политики в отношении церкви и верующих во второй половине XIX - начале XX вв. :На материалах Тамбовской губернии». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 230918
Год: 
2006
Автор научной работы: 
Шабельникова, Елена Николаевна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Тамбов
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
229

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Шабельникова, Елена Николаевна

Введение.

Глава I. Деятельность местных властей по исполнению законов о вероисповедании.

1.1 Последствия изменения правовой основы существования духовного сословия в 1860-70-х гг.

1.2 Внутриепархиальный контроль.

1.3 Взаимоотношение губернской власти с руководством епархии.

Глава II. Взаимодействие власти и церкви по вопросам идеологического влияния на общество.

11.1 Пресечение распространения сектантства.

11.2 Воспитание верноподданнических чувств у населения.

11.3 Привлечение церкви к проведению светских торжественных мероприятий.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Реализация на местах государственной политики в отношении церкви и верующих во второй половине XIX - начале XX вв. :На материалах Тамбовской губернии"

Актуальность темы исследования

История государственно-церковных отношений относится к числу одной из широко изучаемых тем современной отечественной исторической науки. Актуальность исследования процесса реализации государственной политики в отношении православной церкви во второй половине XIX - начале XX вв. обусловлена тем, что интересы дальнейшего развития науки требуют исследования тех областей, которые не получили еще достаточно полного и глубокого освещения. Такие проблемы, как воспитание верноподданнических чувств у населения, борьба с инаковерием, а также вопросы контроля государства за духовенством в рамках истории церкви отдельно не изучались, и лишь частично освещались в рамках обобщающих исследований. Недостаточно изучены результаты церковной реформы 1869 г. Данные об ее ходе в различных регионах противоречивы.

Изучение церковно-государственных отношений, особенно на региональном уровне, дает более полную картину социальной истории российского общества. Эти отношения строились на фоне процесса российской модернизации, которая приводила к изменениям менталитета различных социальных групп. В современной России также идет процесс изменения общества. Власть в конце XX в. вновь стала терпимой к церкви и ее деятелям. Поиски национальной идеи новейшего времени ведутся, в том числе, и в надежде на единение российского общества под эгидой религиозных ценностей. Но степень информированности нынешних государственных деятелей о проблемах и ошибках их предшественников невелика. Поэтому выявляемые в процессе исследования сведения о недоработках властей на местах в прошлом могут помочь избежать повторения возникших тогда кризисных явлений.

Объектом исследования является политика государства в отношении церкви, выражавшаяся в законодательных актах, циркулярах, правительственных и синодальных распоряжениях, а также распоряжениях местных и светских епархиальных властей.

Предметом исследования являются действия местных светских властей и учреждений различных уровней (губернатор, Губернское правление, земские начальники, полиция) и епархиальных властей (архиерей, духовная консистория, благочинные), а также собственно деятельность и поведение приходского духовенства.

Хронологические рамки исследования охватывают период второй половины XIX - начала XX вв. Нижняя граница обусловлена началом процесса реформирования института православной церкви. Верхняя граница определена 1917 г., когда в ходе революционных событий произошли радикальные изменения в государственно-церковных отношениях.

Географические рамки исследования ограниченны территорией Тамбовской губернии, которая совпадала с территорией Тамбовской епархии. Эти рамки определяются тем, что Тамбовская губерния была типичным аграрным регионом средней полосы России с преобладающим православным составом населения. Ограничение географии исследования позволяет более детально подойти к освящению тех процессов, которые уже изучены на общероссийском уровне.

Историография проблемы обширна. Во второй половине XIX в. одной из первых публикаций-откликов на идущую церковную реформу стала книга Д.Ф. Самарина, которая была издана спустя четыре года после начала реформы 1869 г. и уже содержала в себе нелестные отклики о процессе реформирования.1 Автор считал неправильным шагом, как сокращение приходов, так и перевод духовенства на казенное жалование.

В 1880 г. вышло двухтомное издание профессора Московской Духовной Академии Е. Голубинского. Исследование отличает излишняя описатель

1 См.: Самарин Д.Ф. Сокращение приходов и обеспечение духовенства. М., 1873. С. 5.

2 См.: Голубинский Е.Е. История Русской церкви. В 2-х т. М., 1880-1890. ность, детализация фактов, отсутствие обобщений, оценок, выводов. Автор отводит большую роль русской православной церкви в жизни общества.

Большая часть публикаций о государственно-церковных отношениях относится к началу XX в. Осмысление этой проблемы началось в связи с дарованием царем различных прав и свобод Манифестом 17 октября 1905 г., что привело к обсуждению в обществе вопроса о свободе вероисповедания.

Изучением вопроса о взаимоотношении церкви и государства занимался И.Г. Айвазов. Им написано несколько работ, посвященных истории русской православной церкви. Он был редактором журнала «Голос церкви» совместно с архимандритом Чудова монастыря Арсением. Несмотря на достоверность изложенных фактов, в своих работах И.Г. Айвазов не совсем объективен. Прежде всего, он раскрывает внешнюю сторону состояния русской православной церкви, выделяя только положительные процессы, происходившие в ней. Его работы отвечали интересам духовенства, церковь показана как самостоятельный, практически не зависимый от государственной власти институт.

В работе «Православная церковь и высшие государственные учреждения в России» И.Г. Айвазов рассматривал вопрос об избирательных правах духовного сословия после революции 1905 г. Он выдвигал мысль о том, что церковь, получив избирательные права и свое представительство в государственной думе, на практике оказалась на выборах в думу «за бортом государственного корабля».

В другой работе «Церковные вопросы в царствование императора Александра III» особый интерес представляет наблюдение Айвазова о подъеме в церкви и оживлении епархиальной жизни в 80-90-е годы XIX в.4 Это оживление, по мнению автора, заключалось в проведении окружных съездов епископов и представителей белого духовенства для обсуждения церковных нужд. В своей книге он показал возрастание роли миссионерской деятельности, причем указывал на выработку на съездах духовенства специальных руководств

3 См.: Айвазов И.Г.Православная церковь и высшие государственные учреждения в России. М., 1912.

4 См.: Его же. Церковные вопросы в царствование императора Александра 111. М., 1914. по борьбе с сектантством и раскольничеством. В связи с этим И.Г. Айвазов отмечал недостаток священников в храмах, особенно в центральных и южных районах России, что подтверждается и данными нашего исследования.

Среди дореволюционных исследований, показывающих состояние духовенства, интересной является книга JI. Папкова.5 Первоначально эта работа была опубликована в журнале «Странник» в 1901 г., одном из изданий, в котором публиковались священнослужители. В своей работе JI. Папков осветил вопрос проповеднической деятельности священников и указал на прямую их зависимость от церковной администрации, а также обратил внимание на существование жесткой церковной цензуры. Исследование Папкова можно считать достаточно объективным и достоверным с научной точки зрения, так как оно раскрывает ряд существенных проблем духовенства. Кроме того, эти проблемы необходимо учитывать при оценке состояния проповеднической деятельности в провинциальных районах России.

Проблемами взаимоотношения государства и церкви занимался JI.A. Тихомиров.6 В его работе «Государственность и религия» в виде философского рассуждения изложена мысль, что связь государства и церкви обусловлена потребностью охранять общественную нравственность, поэтому государство и церковь помогали друг другу и не мешали.

В работе А.А. Титова «Реформы Александра II и их судьба» в одной из глав раскрывается политика правительства в области образования, которая сводилась к необходимости передачи образования в руки государства, а не у церкви. Ссылки автора на конкретные события, связанные с реформой образования, указание ряда документов позволяют использовать их для исследования данной темы.

Взаимоотношения церкви и общества отражены в работах представителей религиозной философии начала XX в. Интерес к религиозным проблемам

5 См.: Папков А. Церковно-общественные вопросы в эпоху царя освободителя. 1855-1870 гг. Спб. 1902.

6 См.: Тихомиров Л.А. Государственность и религия. М.: Верность, 1906.

7 См.: Титов А.А. Реформы Александра II и их судьба. М., 1910. у определенной части интеллигенции, вышедшей из среды литературного символизма, и первые встречи ее с духовенством совпали с изменением ориентации бывших «легальных марксистов», прошедших через неокантианство и примкнувших к религиозному идеализму. К этим философам относятся С.Н. Булгаков, Н.А. Бердяев, C.JI. Франк.

Франк видел приход к религиозной философии в глубоком духовном кризисе, «который возник в верхнем слое русских мыслителей после революции 1905 г. и уже привел к расцвету религиозной философии под воздействио ем национальной катастрофы, причиной чего был социализм».

Первоначально русская религиозная философская мысль формировалась как ответ на волну атеизма и падение престижа православной церкви в обществе. После революции 1905 г. в связи с расколом и маргинализацией общества религиозная философия развивалась как оппозиция распространяющегося социализма. С этой точки зрения можно сказать, что эти философы начала XX в. стояли на позициях сохранения самодержавия.

Проблема сущности человечества в условиях духовного кризиса была одной из основ религиозной философии начала XX в. Кризисные моменты, возникшие внутри церкви, наиболее полно показаны у Бердяева. Богочелове-ческая жизнь раскрывалась им через жизнь церкви. В церкви есть божественная и человеческая сторона. «Божественная основа Церкви - вечна и непогрешима, свята и чиста, она не может быть искажена. Божественная сторона Церкви - сам Христос, евангельское нравственное учение, основные начала нашей веры и догматы Церкви. Но человеческая сторона Церкви погрешима и изменчива, в ней в самом церковном человечестве могут быть извращения, болезни, упадок, охлаждение - как может быть и творческое движение, развитие, обогащение, возрождение. Грехи церковного человечества, церковной иерархии не являются грехами Церкви, взятой в ее божественной сущности, и нисколько не умаляют святости самой Церкви», - писал философ.9

8 Франк С.Л Духовные основы общества. М., 1992. С. 465.

9 Цит. по.: Бердяев Н.А. О достоинстве христианства и недостоиинстве христиан // Человек. 1993. № 5. С. 69.

Помимо специальной литературы до революции издавались и различные энциклопедические издания. Самым популярным был «Энциклопедический словарь» Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона.10 Словарь содержит большое число статей по истории православной церкви. В нем показана не только история ее развития, но и доступным языком описаны функции церкви, обязанности всех священнослужителей и церковнослужителей. Словарь позволяет получить информацию по вопросам устройства церкви, через разъяснение значений названий духовных учебных заведений показана и роль духовенства в просвещении. Словарь раскрывает назначение и функции светских учреждений, что позволяет проследить важность и глубину их влияния на духовенство.

В советской историографии церковная тематика освещалась в атеистическом ключе. Церковь и духовенство показывались, прежде всего, как феодальный институт, угнетавший народные массы не только духовно, но и экономически. С подобных позиций написаны работы Г.Ф. Рыбкина «Православие на службе самодержавия в России»,11 Е.Ф. Грекулова «Нравы Русского духовенства».12 Выход этих исследований в свет был обусловлен началом гонений на церковь. Поэтому основная задача авторов сводилась к выявлению негативных фактов в церковной истории.

В этот же период вышла в свет монография Н.М. Никольского «История русской церкви».13 Используя большое количество фактического материала, автор трактует его с марксистско-ленинской позиции. Рассматривая состояние православия во второй половине XIX в. Н.М. Никольский считал, что в православии наступил кризис, усугубившийся после Указа 17 апреля 1905 г. Однако острота кризиса была им несколько преувеличена, т.к. не было оснований утверждать, что из-за манифеста синодальная церковь оказалась совершенно парализованной. Она по-прежнему опиралась на поддержку самодержавия и со

10 Энциклопедический словарь. Под ред. Брокгауза и Ефрона. СПб., 1889.

11 См.: Рыбкин Г.Ф. Православие на службе самодержавия в России. М., 1930.

12 См.: Грекулов Е.Ф. Нравы русского духовенства. М., 1928.

13 См.: Никольский Н.М. История русской церкви. М., 1985. храняла господствующие позиции в обществе, пользуясь привилегиями, которых не имели другие конфессии и деноминации дореволюционной России.

В статье В.Д Бонч-Бруевич «Силы русского клерикализма» говорилось, что заботливо культивируемая царским законодательством, охраняемая от малейшего посягательства суровыми уголовными карами, православная церковь являлась одной из многоветвистых бюрократических организаций, стоявших

14 на бдительной страже существующего политического порядка. Мы согласны с мнением автора, что церковь охраняла самодержавие. Однако считаем, что выводы автора не совсем объективны в той части, что белое и черное духовенство православной церкви старалось проникнуть всюду и везде, где только возможно, в самые недра народной жизни - в качестве учителя, фельдшера, проповедника - и всюду несло свою реакционную пропаганду. Такие выводы не подтверждаются современными исследованиями. Также автор отрицательно относился к миссионерской деятельности духовенства, церковноприходским школам, религиозно-нравственным чтениям.

Массовое обращение к теме Русской православной церкви пришлось на 1970-е гг. Безусловно, церковь изучалась с точки зрения формационного подхода, но, исследования этого периода не являлись однотипными.

Некоторые авторы по-прежнему пытались только очернить церковь, не проводя глубокого анализа причин кризиса. К таким исследованиям относится работа В.Е. Титова.15 В книге «Православие» он изложил свой взгляд на православную церковь, как крупную реакционную организацию. В главе «Православие - душитель революционных движений» В.Е. Титов утверждает, что православная церковь делала все, чтобы отвлечь трудящиеся массы от революционной борьбы и упрочить авторитет царской власти. Но заодно, по мнению Титова, церковь боролась и с просвещением, что с нашей точки зрения является неверным. Если говорить об источниковедческой стороне работы, то

14 См.: Бонч-Бруевич В.Д. Силы русского клерикализма // Религия и церковь в истории России: сб. ст. / Сост. Е.Ф. Грекулов. M, 1975. С. 207-216.

15 См.: Титов В.Е. Православие. М., 1974. она написана на основе анализа уже имевшихся в литературе фактов. Основное назначение этой работы - антирелигиозная пропаганда, поэтому многие ее положения не могут претендовать на научность.

Несколько статей обличительного характера содержатся в сборнике «Религия и церковь в истории России», вышедшем в 1975 г. Статья М.Н. Гер-нет посвящена монастырским тюрьмам, которые рассматриваются как одно из орудий наказания в царской России.16 Монастырские тюрьмы автор сравнивает с политическими, а лиц, заключенных в них, причисляет к политическим заключенным. Здесь же автор указывает, что в них в основном содержались сектанты и лица духовного звания, при этом к духовенству причисляются и священники униатского обряда. Среди черт монастырских тюрем, самой характерной автор считает заточение без судебного разбирательства.

В статье JI.M. Иванова «Идеологическое воздействие на массы» с отрицательной стороны оцениваются попечительства о народной трезвости.17 Их деятельность рассматривалась как монархическо-церковная черносотенная пропаганда, которая прикрывалась рассуждениями о просвещении, как могучем средстве поднятия народных масс до культурных слоев общества. Общества трезвости, которые создавались при активном участии духовенства в конце 1880-х начале 1890-х гг. также оценивались отрицательно, так как они насаждали, по мнению автора, религиозное «мракобесие» и верноподданнические чувства.

Несколько иного плана статья И.З. Кадсона «О положении в русской православной церкви в последние годы царизма».18 Хотя тенденция к обличению сохранялась, фактический материал, изложенный в публикации, представляет интерес. Выводы, сделанные автором, научно обоснованны и многие из них подтверждаются современными исследованиями. В частности, причи

16 Гернет М.Н. Монастырские тюрьмы 11 Религия и церковь в истории России: сб. ст. / Сост. Е.Ф. Грекулов. М., 1975. С. 192-207.

17 Иванов Л.М. Идеологическое воздействие на массы // Религия и церковь в истории России: сб. ст. / Сост. Е.Ф. Грекулов. М„ 1975. С. 223-228.

18 И.З. Кадсон. О положении в русской православной церкви в последние годы царизма. (По материалам епархиальных отчетов) // Атеизм. Религия. Современность. Л., Вып. 1. 1973. С. 66-88. ны роста антиклерикальных настроений и падения престижа церкви автор видел в низком моральном облике, кругозоре духовенства, слабой богословской подготовке. Также И.З. Кадсон отмечал слабую материальную обеспеченность приходов, уклонение священников от выполнения прямых обязанностей и снижение религиозности духа среди семинаристов. Указывалось и на ослабевание традиции наследования профессии, отток детей священников в светские учебные заведения. Однако мы склонны считать, что эти процессы не были едиными по всей стране, а отток семинаристов не был столь значительным.

Помимо специальных работ вопросы отношения государства и церкви косвенно затрагивались в справочной литературе. Так в «Атеистическом словаре»19 под редакцией доктора философских наук М.П. Новикова разъясняются термины, связанные не только с историей религии, но также названия структурных элементов церкви и их функции. Особенно широко в словаре представлен материал по сектантству. Причем он показывает причинно-следственные связи бегства населения из православия в сектантство.

Из вышедших в конце 1980-х гг. монографических работ наиболее значительной по своему содержанию является коллективная работа под редакцией А.И. Клибанова «Русское православие: вехи истории».

В 90-е гг. XX в., в связи с прекращением гонений на церковь и верующих, начался новый этап в изучении церковной истории. Изучение истории церкви пошло сразу по нескольким направлениям. История церкви стала рассматриваться в контексте социальной истории и с позиций цивилизационного подхода. Особенностью этого периода является то, что большинство исследований проводилось на региональном уровне.

Первая группа исследований этого периода представлена работами по истории приходского духовенства. Этой теме посвящена статья В.А. Берлинских «Приходское духовенство второй половины XIX в. и изучение истоф 19 Атеистический словарь / Под. Ред. М.П. Новикова. М., 1985.

20 См.: Русское православие: вехи истории / Под. ред. А.И. Клибанова. М.: Наука, 1989. рии»21 Духовенство здесь рассматривается как культурный слой. Однако некоторые выводы автора, по нашему мнению, преувеличены. В частности, автор отмечает, что духовенство было массовым источником для пополнения бюрократического аппарата низшими и средними чиновниками. Также можно подвергнуть сомнению положение о том, что в русской провинции этого периода приходское духовенство в своей массе было значительной культурной силой.

В статье А.В. Мендюкова «Православное приходское духовенство в дореволюционной России» приводятся статистические данные об уровне образования приходского духовенства.22 Исходя из этих данных, автор делает вывод, что причина падения престижа духовенства, как раз, заключалась в падении уровня его образования.

Следует особо отметить ряд работ Т.Г. Леонтьевой, в которых жизнь приходских священников рассматривается разносторонне. Одной из проблем, изучаемых автором, является социальный статус священников. В статье «Жизнь и переживания сельского священника (1861-1904 гг.)» рассматриваются вопросы повседневной жизни духовенства. В ней содержится большое количество фактов о повседневности священников, через призму которых автор выявляет отношение прихожан к ним. Впервые автор выделяет два образа сельского священника-либо батюшка, либо поп. Образ отрицательного героя начал формироваться еще в XIX в. в среде публицистов. Т.Г. Леонтьева отмечает, что наиболее весомый вклад в формирование отрицательного образа «попа» внесла отечественная историография советского периода. Образ батюшки вновь начал складываться после перестройки, так как с ее началом произошел мгновенный перескок от безоглядного поношения к безрассудной идеализации.

21 См.: Берлинских В.А. Приходское духовенство второй половины XIX в. и изучение истории // Российская провинция XVIII-XX вв. Пенза, 1996. Кн. 1. С. 211-219.

22 См.: Меидюков А.В. Православное приходское духовенство в дореволюционной России (на материалах Среднего Поволжья) // Историко-археологические изыскания: сб. тр. молодых ученых. Самара, 1996. Вып. 4. С. 52-58.

23 Леонтьева Т.Г. Жизнь и переживания сельского священника (1861-1904) // Социальная история. М., 2000. С. 34-36.

Более позднему периоду посвящена статья «Вера или свобода? Попы и либералы в глазах крестьян в начале XX века».24 Раскрывая проблемы социального положения духовенства, Т.Г. Леонтьева видит в них одну из причин участия духовенства в различных партиях в годы революции 1905-1907 гг., а также показывает отношение к священникам прихожан. Важность этих статей для нашего исследования заключается в том, что они основаны на изучении региональных тверских архивных материалов, что позволяет проводить сравнительный анализ.

В статье «Правовое положение приходского духовенства накануне и после «Великих реформ» впервые был проведен глубокий анализ различных

25 прав духовенства (гражданских, в судебной сфере, домовладении). Выводы, содержащиеся в статье, свидетельствуют, что эволюция социально-правового положения духовенства шла крайне медленно, и оно оставалось менее защищенной частью населения России. В результате социально-правовой политики государства права духовенства лишь ненамного расширились, что в сравнении с первой половиной XIX в. практически не меняло его статус.

В 2002 г. вышла обобщающая монография Т.Г. Леонтьевой «Вера и прогресс: православное сельской духовенство России во второй половине XIX -начале XX вв.», в которой духовенство рассматривается в контексте российской модернизации.26 Отличительной чертой этого исследования является то, что церковь рассматривается как государственный инструмент, через который должна была осуществляться модернизация российского общества, т.е. приходское духовенство должно было стать идеологом этого процесса. Для этого должна была произойти модернизация духовенства. В рамках данного исследования рассматриваются и государственно-церковные отношения и отношения священников с прихожанами.

24 Ее же. Вера или свобода? Попы и либералы в глазах крестьян в начале XX века (на материалах Тверской губернии) // Революция и человек социальные аспекты. М., 1996. С. 96 - 105.

Ее же. Правовое положение приходского духовенства накануне и после «Великих реформ» // Из архива тверских историков: сб. научных трудов // История России до середины XIX в. М., 2000. С. 129-135.

26 См.: Ее же. Вера и прогресс: православное сельское духовенство России во второй половине XIX - н. XX вв. Сер. «Российское общество». Современные исследования. М.: Новый хронограф, 2002.

М.В. Никулин в диссертации «Православная церковь в общественной жизни России» провел комплексное исследование истории церковной жизни

97

России в условиях общественного подъема 1850-1870-х гг. Православие в период Александра II было рассмотрено автором как многообразное явление, испытывавшее внутренние противоречия и находившееся в центре общественного идеологического диалога. Церковь рассматривалась не как государственный институт, а как социальный организм, как особый тип духовной культуры народа. Важным выводом работы является то, что кризисные явления в русском православии в середине XIX в. стали характерным показателем критического состояния государства.

С наибольшей полнотой положение церкви в период реформ 60-70-х гг.

XIX в. представлено в монографии доктора исторических наук С.В. Римско

90 го. В книге затронуто развитие государственно-церковных отношений, вопросы о том, кто был вдохновителем реформ, и какой отклик они получили в среде духовенства. Автор высказывал мысль о трагизме положения российской церкви и пленении ее государством. Главная цель церковных реформ, по мнению автора, - поднять авторитет церкви - не была достигнута, а ее итогом стало охлаждение в отношениях прихожан и духовенства.

В исследование церковной тематики внес вклад и Б.Н. Миронов.29 В его монографии «Социальная история России периода империи (XVIII - начала

XX вв.)» в одной из глав рассмотрен социальный статус, субкультура и экономическое положение духовенства. Церковные реформы рассматриваются с точки зрения их эффективности, и, по мнению Миронова, они предусматривали радикальные изменения социального положения и юридических прав белого духовенства. Выводы Миронова основаны на анализе общероссийского ма

27 См.: Никулин М.В. Православная церковь в общественной жизни России (к. 1850-х - к. 1870-х): авторсф. дисс. канд. ист. наук. М., 1997.

28 См.: Римский С.В. Российская церковь в эпоху Великих реформ: Церковные реформы в России 1860-1870-х гг. М.: Крутицкое Патриаршее Подворье, 1999.

29 См.: Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII - начала XX вв.). В 2 т. СПб., 1999. териала, данные нашего исследования выявляют ряд особенностей хода церковной реформы в регионах.

Церковной тематике посвящена статья АЛО. Полунова «Государство и церковь в эпоху Александра III».30 На основе анализа историографии, посвященной данной тематике, автор статьи выделяет ряд вопросов взаимосвязи государства и церкви. Наиболее близкими к теме исследования являются вопросы о роли церкви в правительственной политике и общественной жизни 18801890-х гг.; появлении и развитии в эти годы «русского клерикализма»; отношении церковной политики государства 80-90-х гг. XIX в. к политике прежних лет; о соотношении этой политики с мероприятиями государства в светской сфере. Однако статья содержит выводы только по вопросам, связанным с деятельностью духовного ведомства.

Законодательный вопрос рассматривается в статье В.А. Поплавной-Есиповой.31 Автор раскрывает проблемы законодательства, которые оказали (или могли оказать по мысли законодателей) значительное влияние на условия жизни православного духовенства. Однако, нами были выявлены некоторые разногласия в трактовке отдельных положений церковной реформы, особенно Указа 1869 г. о сокращения приходов.

В статье Г.П. Ивановой рассматриваются проблемы церковного реформирования в 1860-е гг. и высказывается точка зрения о том, что большинство изменений в церкви произошло по инициативе государства и все преобразования происходили «нехотя».32

Содержание церковной реформы при Александре II раскрыто в статье В.А. Федорова. Автор указывал на то, что церковные реформы 1860-70-х гг. несколько оживили деятельность Русской православной церкви и смягчили

30 См.: Полунов А.Ю. Государство и церковь в эпоху Александра III // Государственное управление: исторические аспекты: сб. ст. M., 1997. С. 62-65.

31 См.: Поплавная-Есипова В.А. Русское законодательство относительно церкви во второй половине XIX в. // Русское общество и литература позднего феодализма: сб. ст. Новосибирск, 1996. С. 119-133.

32 См.: Иванова Г.П. Правительственная политика в отношении православного духовенства в 60-е гг. XIX в. // Актуальные проблемы социально гуманитарных наук: сб. ст. Воронеж, 1997. Вып. 10. С. 30-32.

33 См.: Федоров В.А. Церковные реформы в России в 60-70-е гг. XIX в. // П.А. Зайончковский 1904-1983 гг.: сб. ст. М„ 1998. С. 250-255. стеснявшие ее бюрократические оковы. Однако, по мнению автора, эти реформы были не глубоки, т.к. не затрагивали принципов управления церковью. Взаимоотношения церкви со светской властью были непоследовательны, что обусловило их непрочность.

В диссертационном исследовании JI.IO. Зайцевой затронут процесс реформирования православной церкви 1869 г., одной из целей которого было сокращение приходов.34 Важным является достаточно обоснованный вывод об интенсивном процессе приходообразования в регионе Зауралья, обусловленном процессами переселения и социально-экономическим развитием региона.

В диссертационном исследовании Е.В. Савельевой история духовенства рассматривается в рамках социальной структуры российского общества в период реформ 1860-1890-х гг.35 В рамках исследования изучены такие вопросы, как мобильность духовенства, наделенность его гражданскими правами. Оценка мобильности духовенства дана только на основе общероссийских показателей, без учета географических, демографических и экономических особенности некоторых регионов.

Достаточно большой спектр вопросов рассматривается в диссертации Ю.А. Иванова.36 Автор исследовал проблемы взаимоотношения гражданской и церковной власти в провинции. Это микроисследование по своей проблематике наиболее приближенно к теме нашего исследования. В работе отражена степень полномочий духовной власти в уезде (благочинный) и ее зависимость от гражданской. Автор считает городского благочинного посредником между епархиальными и уездными властями, отмечает среди его обязанностей доведение до местных властей решений консистории по возникавшим проблемам. Автором впервые освещено решение конфессиональных вопросов, организа

34 См.; Зайцева Л.IO. История православной церкви Зауралья (60-е гг. XIX в. - 1918.): дисс. . д-ра ист наук. Курган, 2000.

35 См.: Савельева Е.В. Социальная политика Российского государства в 60-90-е гг. XIX в.: дисс. . д-ра. ист. наук. Астрахань, 2001.

36 См.: Иванов Ю.А. Религиозно-политическая жизнь российской провинции 1860-1910-х гг.: (Уездный уровень): дисс. . д-ра. ист. наук. Иваново, 2001. ция и проведение идеологических мероприятий как светского, так и церковного характера.

Одной из публикаций, посвященных конфессиональным вопросам, стала статья В.К. Пинкевича о вероисповедной реформе правительства П.А. Сто

17 лыпина. В ней проанализированы указы и манифесты о свободе вероисповедания, принятые в начале XX в., на основе которых должен был разрабатываться соответствующий закон. В статье рассматриваются такие понятия, как «свобода совести», «свобода вероисповедания», «веротерпимость».

Изучением этих же проблем занимается А.А. Сафонов, который отмечает рост массового оттока из православной церкви после указа «Об укреплении начал веротерпимости» от 17 апреля 1905 г., а также расширение неправославного миссионерства.38 Эти процессы привели к выхолащиванию вероисповедных реформ начала XX в. Причины отказа автор связывает не конкретно с политикой П.А. Столыпина, а со спадом революционного движения и началом Первой мировой войны.

Достаточно большое количество исследований посвящено истории старообрядчества. В исследовании М.О. Шахова рассматривается проблема учета старообрядцев на протяжении всего периода их существования, официальная статистика признается автором заниженной, т.к. она не отражала действительное положение дел. Старообрядчество изучено автором с точки зрения его истории и культуры, самоценности религиозного мировоззрения и религиозной жизни.39

Ряд работ представлен диссертационным исследованиями на региональном уровне. В исследовании К.Ю. Иванова о старообрядцах Юга Западной Сибири второй половины XIX - начала XX вв.» в одной из глав рассматривается характер взаимоотношений старообрядцев и русской православной церк

37 См.: Пинкевич В.К. Вероисповедная реформа правительства П.А. Столыпина // Религия. Церковь в России и за рубежом. Информационно-аналитический бюллетень. М.: РАГС, 1994. № 2. С. 53 - 59.

38 См.: Сафонов А.А. Веротерпимость и свобода совести в государственной политике России начала XX в. // Гуманитарные науки: проблемы и решения: сб. научных ст. / Под ред. А.А. Слезима. СПб.: Издательство «Нестор», 2003. С. 173-177.

39 См.: Шахов М.О. Старообрядчество, общество, государство. М., 1998. ви.40 Автором выделены причины «холодности» населения Сибири к официальной церкви, среди которых отмечены раздробленность приходов, случаи девиантного поведения священнослужителей и церковнослужителей, их низкий образовательный уровень. В диссертационном исследовании выделены методы борьбы со старообрядчеством, которые были распространенны в Западной Сибири и оценена их эффективность.

В диссертации Н.В. Прокофьевой, посвященной старообрядчеству Верхнего Поволжья конце XVIII - начала XX вв., в одной из глав рассматриваются проблемы взаимоотношения старообрядчества с местной духовной и светской властью.41 Автор выделяет основные факторы, которые влияли на эти взаимоотношения: правительственная политика в отношении старообрядчества в каждый конкретный период, опыт взаимоотношений светских властей и старообрядческого общества, специфика учений отдельных толков и согласий. Как особый фактор выделена успешная хозяйственная деятельность старообрядцев. Она способствовала изменению государственной политики в отношении данной конфессии и поэтапному расширению экономических и гражданских прав старообрядцев. Также в исследовании представлены формы борьбы православной церкви со старообрядчеством. По мнению автора, к концу XIX - началу XX вв. обозначилась тенденция к поиску компромисса между представителями официальной церкви и старообрядцами, что не исключало борьбы за паству. Церковь признала приоритетность увещевания.

Интерес представляет диссертационное исследование Т.А. Колосовской о государственно-конфессиональных отношениях на Ставрополье в конце XIX — первой трети XX вв.42 В исследовании представлен правовой аспект положения старообрядцев, исследована совместная деятельность ортодоксального духовенства и светской власти по борьбе с сектантством. Фактиче

40 См.: Иванов К. Ю. Старообрядчество Юга Западной Сибири второй половины XlX-пач. XX вв.: автореф. дисс. . канд. ист. наук. Кемерово, 2001.

41 См.: Прокофьева Н.В. Старообрядчество Верхнего Поволжья в конце XVIII - начале XX вв.: автореф. дисс. . канд. ист. наук. Ярославль. 2001.

42 См.: Колосовская Т.А. Государственно-конфессиональные отношения на Ставрополье в конце XIX - первой трети XX вв. - Историко-правовой аспект: дисс. . канд. ист. наук. Ставрополь, 2002. ский материал позволяет выделить некоторые особенности в действиях епархиального начальства.

В 2005 г. вышла монография А.В. Апанасенка «Старообрядчество Курского края в XVII - начале XX вв.».43 Автор показывает глубокие корни и традиции старообрядцев на территории Курского края. В книге рассматривается круг ранее не изучавшихся проблем: особенности генезиса курского старове-рия, расселение и социальный состав старообрядцев. Впервые автором дана подробная классификация различных старообрядческих толков, в которой отраженно и отношение государства к конкретно взятому толку. В исследовании не просто перечислены законодательные акты, принимавшиеся в отношении старообрядчества, но и прослежено применение на практике.

В последние годы значительно расширилась география исследователей, занимающихся проблемами церкви, начали проводиться научные конференции, посвященные проблемам православия в целом. В 2001 г. была проведена всероссийская научная конференция «Церковь, государство и общество в истории XX в.».44 Большинство вопросов, обсуждаемых на конференции, относились к советскому периоду истории церкви. Вместе с тем, были представлены доклады А.Н. Кураева и А.А. Круглова об участии духовенства в общественно-политических движениях начала XX в 45 Также наш интерес привлекли тезисы JI.A. Муравьевой «Кризис православной церкви в начале XX в.».46 Причины кризиса автор видел в потере авторитета церкви по причине формального выполнения пасторских функций. Среди многих факторов кризиса, автор видит формализм в том, что проповеди с церковного амвона были редким явлением. Подобная точка зрения высказывалась еще Н.М. Никольским в 1930-е гг. По результатам нашего исследования мы не можем согласиться с подобным мнением.

43 См.: Апанасепок А.В. Старообрядчество Курского края в XVII - начале XX в. Курск, 2005.

44 См.: Церковь, государство и общество в истории XX в. Тезисы докладов всероссийской научной конференции. Иваново, 2001.

45 Кураев А.Н. Правые партии и Церковь в России в н. XX в. С. 20-21. Круглов А.А. Социал-демократия и церковь в начале XX в. С. 22-23

46 Там же. С. 24-25.

С 2002 г. при Горно-Алтайском государственном университете регулярно проводятся «Макарьевские чтения». Представленные в материалах чтений аспекты истории православной церкви разнообразны и включают проблемы взаимоотношения с другими конфессиями, государством и обществом. Итоги третьей международной конференции свидетельствуют о росте интереса к конфессиональной проблемам (Е.Г. Захарова, В.Г. Бабин, В.А. Овчинников, М.Н. Колоткин), церковным реформам 1860-х гг. (В.А. Волчек, В.Ф. Лисюнин (о. Виктор)).47

В 2005 г. была проведена первая научная всероссийская заочная конференция при Тверском государственном университете «Провинциальное духовенство дореволюционной России».48 Для нас особый интерес представляет статья О.Д. Ельцовой «Реформирование приходов Ярославской епархии во второй половине XIX в.».49 Изложенный фактический материал позволяет нам сопоставить его с данными о реформировании приходов Тамбовской епархии в данный период.

Отдельно стало рассматриваться такое явление в истории церкви, как канонизация. Можно отметить диссертационное исследование Е.В. Завьяловой.50 В диссертации изложен фактический материал о подготовке и проведении канонизации Серафима Саровского и Иосафа Белгородского. Выводы автора свидетельствуют, что в начале XX в. назначение института православной канонизации состояло в укреплении религиозности населения и политических устоев государственного режима, однако этого оказалось недостаточным для преодоления системного кризиса российского социума, что привело к падению авторитета церкви и власти.

47 См.: Макарьевские чтения: материалы третьей международной конференции. Горно-Алтайск, 2004.

48См.: Провинциальное духовенство дореволюционной России: сб. науч. тр. Тверь: Тверской государственный университет, 2005. Вып. 1.

49 Там же. С. 40-46.

50 См.: Завьялова Е.В. История православной канонизации россиян в начале XX столетия: автореф дисс. . канд. ист. наук. Курск, 2005.

Истории приходского духовенства Тамбовской губернии посвящены некоторые работы В.Д. Орловой.51 Спектр изучаемых вопросов включает материальное положение приходов и проблемы взаимоотношения общества и духовенства. Выводы сделанные автором наглядно показывают материальную дифференциацию приходских священников, усилившуюся к концу XIX в. Безусловно, неоднозначное материальное положение приходов, во многом зависевших от пожертвований прихожан, влияло и на взаимоотношения с ними, не всегда благополучные.

Среди региональных исследований существует немало работ, затрагивающих отдельные аспекты темы. В последние годы история церкви стала изучаться в контексте демографических исследований. Интерес представляет диссертационное исследование Е.П. Мареевой «Церковный фактор в демографическом поведении населения Тамбовской губернии в XIX - начале XX вв.»52 Автором впервые была предпринята попытка изучения реального влияния церкви на демографическое поведение населения. Е.П. Мареевой показано, что степень религиозного влияния на демографические процессы была относительно высокой. Однако, во второй половине XIX - начале XX вв. заметно увеличились нарушения церковного законодательства со стороны населения и число проступков священно-церковнослужителей.

Деятельности одного из последних тамбовских губернаторов посвящено исследование Вл.В. Канищева.53 При изучении бюрократической политической элиты Тамбовской губернии автором был выявлен факт, что среди уездных исправников, служивших в муратовский период 4 чел. были выходцами из духовного сословия. Личность Н.П. Муратова автор относит к тем губерна

51 См.: Орлова В.Д. Материальное положение причтов городских церквей Тамбовской епархии во второй половине XIX в. / Провинциальное духовенство дореволюционной России: сб. науч. тр. Тверь: Тверской государственный университет, 2005. - Вып. 1.С. 28-39. Ее же. Состояние недвижимого имущества сельских приходов Тамбовской епархии во второй половине XIX - н. XX вв. // Макарьевские чтения. Гоно-Алтайск, 2004. С.88-97. Ее же. Проблемы во взаимоотношениях общества и православной церкви в Тамбовской губернии в 1860-1910-е гг. // История Тамбовского края: актуальные проблемы. Тамбов: ТГТУ, 2005. С. 37-44.

52 См.: Мареева Е.П. Церковный фактор в демографическом поведении населения Тамбовской губернии в XIX - начале XX вв.: дисс. канд. ист. наук. Тамбов, 2003.

53 См.: Каншцев Вл.В. Деятельность тамбовского губернатора Н.П. Муратова в контексте борьбы консервативной и либеральной региональных политических элит. 1906-1912 гг.: автореф дисс. . канд. ист. наук. Тамбов, 2005. торам XX в., которые не смогли найти решения проблемы взаимодействия с пробуждавшимся российским обществом. Эти моменты необходимо учитывать при оценке взаимоотношений светской и духовной власти в Тамбовской губернии. В диссертации Н.А. Бузановой представлен фактический материал о выходцах из духовного сословия, занимавших должности земских начальников в Тамбовской губернии.54

Еще в ряде региональных исследований затрагивались такие вопросы, как санитарно-профилактическая работа тамбовских земств по борьбе с эпидемиями в 1864 - 1918 гг.,55 что позволяет нам оценить деятельность духовенства по проведению профилактической пропаганды среди населения; участие горожан в Первой российской революции 1905 г., где дается оценка демократическому движению учащихся, в том числе и семинаристам.56

Интерес к истории русской православной церкви проявляли и зарубежные историки. В 1980-е гг. изучением русской православной церкви занимался американский историк Грегори Фриз, профессор истории Брандейского университета в США. В 1983 г. в США вышла монография «Приходское духовенство в XIX в. в России: кризис, реформы, контрреформы».57 В ходе исследования автором использовались в большом количестве малоисследованные материалы AHR (Исторического обзора американских ученых), фонды Парижской библиотеки, архивы Фрайбурга. В монографии Г. Фриза рассматривается вопрос о подготовке и проведении церковной реформы в 1860-е гг. Большое внимание уделено изучению положения приходского духовенства как сословия. Важным является то, что здесь четко прослеживается связь между духовенством и светскими властями. Кроме того, показаны разногласия во взглядах духовенства на проведение церковных реформ в России. Различия во

54 Бузанова Н. А. Земские начальники Тамбовской губернии (1889-1917 гг.): дисс. . канд. ист. наук. Тамбов, 2005. С. 56.

55 См.: Истомина С.Ю. Земское здравоохранение в Тамбовской губернии (1864 - 1918 гг.): автореф дисс. . канд. ист. наук. Тамбов, 2003.

56 См.: Плужников A.H. Города Тамбовской губернии во время Первой российской революции 1905-1907 гг. (социально-политический аспект): автореф дисс. . канд. ист. наук. Тамбов, 2003.

57 См.: Freeze G.L. The parish clergy in nineteenth century Russia: crisis, reform, counter-reform. Princeton , 1983. взглядах приходского духовенства и епархиального начальства как раз и показывают наличие внутрисословных проблем.

В 1991 г. была опубликована статья Фриза «Церковь, религия и политисо ческая культура на закате старой России». В статье рассматривается взаимоотношение религии и политики в условиях революционной ситуации в России в начале XX в.: влияние православия (культа, а не института или его служителей) на отношение народа к самодержавию. Автором исследовались явления причисления к лику святых Серафима Саровского (1903), Патриарха Гермоге-на (1913), Иоанна Максимовича (1915-1916). В результате автор пришел к заключению, что в начале XX в. возросло значение религиозного фактора, т.к. царский режим лишился других традиционных основ легитимности - военной и политической мощи государства. В поисках средств укрепления легитимности самодержавие сделало ставку на религиозность народа. По мнению автора, именно процессы канонизации способствовали росту религиозности православного населения России. Главная роль в этом процессе, а, соответственно, и в поднятии престижа самодержавия, отводилась опять духовенству.

Проблемой реформирования русской православной церкви в 60-е гг. XIX в. занималась и немецкая исследовательница Юлия Освальт, преподаватель Франкфуртского университета.59 В статье «Духовенство и реформа приходской жизни. 1861-1865 г.» она раскрывает аспекты деятельности православного духовенства в эпоху реформ и считает, что церковь была готова поддержать реформы Александра II. В ходе исследования 10. Освальт выделяет противоречия между реформированными церковными приходами и преобразователями, т.е. государством. Эти противоречия проявлялись в том, что реформированный приход воспринимался правительством только, как орган отправления религиозных нужд подданных, что противоречило идеалу церков

58 Фриз Г.Л. Церковь, религия и политическая культура на закате старой России // История СССР. 1991. № 2. С. 107-120.

59 Освальт Ю. Духовенство и реформа приходской жизни. 1861-1865 // Вопросы истории. 1993. № 11-12. С. 140-149. ных преобразований. Неудачу правительства в развитии приходской жизни, автор видит в том, что правительство преследовало лишь политические цели.

Справочные издания рубежа XX - XXI вв. отразили изменение отношения историков к церковной проблематике. Достаточно важными являются статьи из многотомного словаря справочника «Государственность России (конец XV - февраль 1917 г.)», изданного в период с 1996 по 2001 гг.60 В справочнике содержится достаточно полная информация обо всех структурных инстанциях православной церкви, различных комитетах, которые создавались в период реформирования церкви.

Нельзя не отметить «Тамбовскую энциклопедию», в которой видное место отведено религии и церкви. В книге даны биографии местных церковных иерархов, общероссийских и местночтимых святых. В издании показаны также различные конфессии, религиозные секты региона.61

Таким образом, в дореволюционной историографии работы носили характер откликов исследователей на проведение церковных реформ и представляли на своих страницах общественное мнение того времени. В советской историографии церковные проблемы изучались политически ангажировано и поверхностно и все немногочисленные исследования носили характер атеистической пропаганды. В настоящее время происходит переосмысление истории православной церкви. Большая часть вопросов находится сейчас на стадии изучения, в том числе и проблемы взаимодействия церкви и государства.

Целью диссертационного исследования является выявление специфики реализации государственной политики в отношении православной церкви на микроисторическом уровне на материалах Тамбовской губернии и епархии. Исходя из намеченной цели, мы наметили решение следующих задач: - Сравнить церковное и государственное законодательство второй половины XIX - начала XX вв. по вопросам веры и духовенства.

60 См.: Государственность России (конец XV - февраль 1917): Словарь-справочник [В 4 кн.] М.: Наука, 19962001.

61 Тамбовская энциклопедия / Гл. научный редактор Л.Г. Протасов. Тамбов: ООО «Издательство Юлис», 2004.

- Определить степень воплощения на местах государственных установок в отношении духовенства.

- Изучить основные сферы взаимодействия светских и духовных властей на губернском уровне, организацию государственного контроля над духовенством.

- Проанализировать эффективность реализации государственной политики в отношении сектантства.

- Оценить формы совместной деятельности гражданских органов власти и церкви по воспитанию верноподданнических и патриотических чувств у населения.

Источниками для написания диссертации послужили опубликованные и архивные материалы.

Среди опубликованных источников важное место занимают документы законодательного характера. Наиболее полно отношение государства к Русской Православной церкви, и в частности к духовному сословию отразилось в «Своде законов Российской империи». «Уставом о Службе Гражданской по определению от правительства» (Т.З) и «Законами о состоянии» (Т.9) регулировались правила выхода из духовного сословия и поступления на гражданскую службу священнослужителей. Они также оговаривали права детей священнослужителей при поступлении на гражданскую службу. В ряде статей содержится запрет приема детей церковнослужителей на гражданскую службу. «Устав о предупреждении и пресечении преступлений» (Т. 14) носил охранительный характер и содержал в себе меры предупреждения и пресечения отклонения от православия, а также обязанности духовенства и полиции по контролю за раскольниками и сектантами. В ст. 82 «Устава» определялся перечень сект, которые признавались особо вредными. Здесь же оговаривались обязанности священнослужителей по духовному ведомству, касавшиеся исповеди и причащения, и правила поведения прихожан в храме во время богослужений. Устав также содержал статьи, по которым могли исключать священников из духовного ведомства и предавать суду духовному или светскому. А уже «Уложением о наказаниях» (Т. 15, Ч. 1) определялись виды наказания духовенства за проступки.

Устав духовных консисторий 1857 г.» регламентировал внутрицерков-ные отношения и определял спектр обязанностей священно-церковнослужителей. В нем также содержатся положения об охране православной веры, раскрываются механизмы управления епархией и приходами. Достаточно большая часть Устава содержит в себе нормы епархиального судопроизводства.62

Помимо светского законодательства в процессе изучения использовалось и церковное право. «Правила Православной церкви с толкованием Нико-дима епископа Долматско-Истрийского», переведенные и изданные в России в 1911-1912 гг., содержат в себе точно определенные церковно-правовые нормы по тому или иному вопросу церковной жизни, которые получили общецерковное признание, в том числе и в России. Несмотря на то, что Никодим служил в Православной церкви, находившейся на территории Австро-Венгрии, его толкования опирались на целостную систему церковного права, основанного на Священном Предании Церкви, святоотеческом учении и на православной экклезиологии. Это сделало возможным использовать данный источник в качестве дополнения к светскому законодательству, в частности при определении внутрицерковной структуры.

Ценным источником периодической печати являются использованные в диссертации «Тамбовские епархиальные ведомости» за 1862-1916 гг. Важность заключается в его многогранности. Во-первых, в Ведомостях на ряду с правительственными распоряжениями и распоряжениями Св. Синода, также печатались распоряжения епархиального начальства, что дало возможность проследить не только государственные меры, принимаемые в отношении духовенства, но и реакцию на их выполнение местной епархиальной админист

62 См.: Устав духовных консисторий. СПб. «Синодальная типография», 1857. рации, а иногда и местной светской власти. Во-вторых, «Тамбовские епархиальные ведомости» являются практически единственным источником, который позволяет проследить деятельность духовенства идеологической направленности (тематика проповедей, процесс подготовки и проведения мероприятий государственного масштаба, деятельность миссионерских обществ и братств). В епархиальных ведомостях также содержатся и некоторые статистические данные, в частности о количестве сектантов.

Были использованы некоторые материалы центральной периодики, в частности «Извлечение из всеподданнейшего отчета обер-прокурора Св. Синода за 1869 г.»63 В «Извлечении» показан процесс подготовки церковной реформы 1869 г. и изложены ее основные положения.

В процессе изучения темы привлекались и опубликованные статистические источники: «Историко-статистическое описание Тамбовской епархии 1861 г.» В.Г. Хитрова, «Историко-статистическое описание Тамбовской епархии» составленное Андриевским в 1911 г. Они содержат информацию о количестве церквей, священно и церковнослужителях, их образовательном уровне. В комплексе с архивными материалами они позволили сделать достаточно важные выводы о ходе церковной реформы в Тамбовской губернии (епархии).

При оценке результатов церковной реформы в части предоставления свободного выхода из сословия, как на общероссийском фоне, так и на местном, достаточно важным источником стал «Свод мнений Епархиальных на-чальств по вопросу об открытии детям священнослужителей путей на всех поприщах гражданской деятельности». В нем были изложены причины незначительного оттока детей священников из сословия.

В качестве источников были использованы «Историческая записка о 1-ом Тамбовском духовном училище», «Историческая записка о Тамбовском епархиальном женском училище за пятьдесят лет его существования 18631913 гг.», составленные протоиереем Василием Лебедевым. В них содержится

63 Правительственный вестник. 1871. № 20. С. 2. фактический материал, который позволяет проанализировать процесс реформирования духовного образования на местном уровне, а также отображены сведения о детях духовенства, получивших светское образование.

В числе опубликованных источников изучены делопроизводственные отчеты. «Отчет инспектора народных училищ Тамбовскому уездному очередному Земскому собранию о состоянии сельских начальных училищ Тамбовского уезда за 1902-1903 учебный год» составлен инспектором народных учи

64 лищ Тамбовской губернии 2-го участка Г. Остроумовым 17 сентября 1903 г. Особенность документа в том, что он отображает стремление местных властей контролировать состояние народного образования путем систематических отчетов инспекторов перед уездными земскими собраниями.

Изучен еще один отчет, датированный 1906 г.65 Его основное содержание показывает уровень преподавания в сельских школах. Для изучения нашей темы он важен тем, что раскрывает вопрос о состоянии преподавания Закона Божьего в сельской местности и отношение священников к своей преподавательской деятельности, а также содержит в себе ряд проблем, связанных с передачей права преподавания Закона Божия на селе светским учителям.

Доклад инспектора народных училищ Козловскому Уездному Собранию о состоянии и нуждах начального образования в Козловском уезде за 1909 г.»66 подтверждает, что проблемы духовного воспитания в школах поднимались светскими властями, но вплоть до 1909 г. решить их fie удалось. Систематичность отчетов позволяет проследить, каким образом решались существующие проблемы, а также позволяет судить об отношении некоторых священников к учительской деятельности.

Достаточно важными описательными источниками являются «Обозрение его преосвященством Дмитрием Епископом Тамбовским и Шацким церк

64 См.: Отчет инспектора народных училищ Тамбовскому Уездному очередному Земскому собранию о состоянии сельских начальных училищ Тамбовского уезда за 1902-1903 учебный год. Тамбов, 1903.

65 См.: Отчет о начальных училищах Тамбовской губернии за 1906 г. Тамбов, 1907.

66 См.: Доклад инспектора народных училищ Козловскому Уездному Собранию о состоянии и нуждах начального образования в Козловском уезде за 1909 г. Тамбов, Б.Г. вей и монастырей Спасского, Темниковского, Шацкого и Моршанского уездов в августе и сентябре 1902 г.» (Тамбов, 1903.), «Краткий обзор архипастырской деятельности преосвященного Иннокентия в Тамбовской Епархии за истекшие шесть лет /14 марта 1903 - 14 марта 1909/» (Тамбов, 1910). Этот вид источников позволяет проанализировать степень озабоченности епархиального начальства состоянием дел в епархии. По ним можно проследить степень и характер взаимоотношений епархиальных преосвященных с местными губернаторами. Следует учитывать, что характер этих источников церковный, а не светский, и какие-либо возможные негативные явления, касавшиеся самой епархиальной власти, в них не отраженны.

В качестве нарративных источников использовалась мемуарная и художественная литература: А.Г. Воронский и В .Я. Крюковский. Воспоминания В.Я. Крюковского «Около Бурсы.» посвящены тамбовской духовной школе 60-х гг. XIX в.67 Ценность источника заключается в том, что автором ярко описаны различные стороны жизни сельского духовенства, затронуты вопросы образования и воспитания в духовном училище, передан дух того времени. Если говорить о фактической стороне, то нужно отметить следующее: В.Я. Крюковский в момент написания воспоминаний находился на государственной должности товарища обер-прокурора Сената. Это отразилось на характере оценки духовенства того времени (в воспоминаниях много негативного, как бы высмеивающего духовенство).

Роман А.Г. Воронского «За живой и мертвой водой» впервые опублико

68 ван в 1917 г. Первая глава книги содержит в себе воспоминания о бунте тамбовских семинаристов в марте 1905 г., участником которого был автор. Это произведение значительно дополняет другие источники. В частности хронику революционных событий 1905 г. Тамбовской губернии, основанную на мате

67 См.: Крюковский В.Я. Около Бурсы: Воспоминания о Тамбовской духовной школе 60-х гг. Свенцяны, 1914.

68 Воронский А.Г. «За живой и мертвой водой». М., 1970. С. 21-35. риалах местного архива, главным образом, фонда канцелярии Тамбовского губернатора.69

В диссертационном исследовании, наряду с опубликованными источниками, использовались архивные документы. Первая группа источников представлена документами Российского государственного исторического архива (РГИА). В исследовании представлены делопроизводственные документы из фонда «Канцелярии Синода» (Ф. 796), и, в меньшей степени, из фонда «Канцелярии обер-прокурора Св. Синода» (Ф. 797). При изучении этих фондов нас интересовали, прежде всего, документы, связанные с Тамбовской епархией. Наибольший интерес представляют архиерейские «Отчеты о состоянии Тамбовской епархии», которые за изучаемый период практически не сохранились в местном архиве. Они содержат информацию о количестве церквей, священно и церковнослужителях, о нравственном состоянии прихожан и священников. Анализ данных отчетов позволил сделать некоторые выводы о ходе и результатах церковной реформы 1869 г. Большая часть используемых дел состоит из жалоб тамбовского приходского духовенства или прихожан на действия епархиального начальства. В фондах представлены дела с прошениями епархиальных архиереев об открытии новых вакантных мест в приходах и новых церквей. Выявлены некоторые распоряжения Синода в отношении тамбовского духовенства.

Основу исследования все же составили источники, хранящиеся в фондах Государственного архива Тамбовской области (ГАТО). Прежде всего, были использованы делопроизводственные документы епархиальных фондов. В делах фонда «Тамбовской духовной консистории» (Ф. 181) сохранились материалы о конфликтах между членами церковного причта, нарушениях священнослужителей, об увольнении священников. Интерес представляют «Книга регистрации судимостей священнослужителей Тамбовской епархии за 19011911 гг.» и «Книга регистрации штрафов, наложенных на священнослужите

69 См.: 1905 г. Хроника революционных событий Тамбовской губернии / Сост. П.Н. Черменским. Тамбов, 1925. лей Тамбовской епархии за 1901-1912 гг.». Однако, отсутствие подобных книг за другие годы не дает возможности проанализировать изменения в характере нарушений и наказаний духовенства за весь изучаемый период.

За период 1891-1917 гг. сохранились рапорты и отчеты благочинных. Поскольку они разрозненны, (представлены отдельными благочинными или по различным проблемам), то содержащиеся в них статистические данные в сравнительном плане использовать затруднительно. В рапортах сообщалось о выполнении поручений - рапорты благочинных о предоставлении кружечных сборов за 1895-1896 гг., рапорты о высылке инструкций церковным старостам Тамбовской епархии за 1901-1902., рапорты благочинных о награждении священнослужителей за 1904-1905 гг., в которых содержатся только списки, представленных к награждению.

Отчеты же предполагали наличие какой-либо аналитической информации. Они дают возможность оценить, насколько профессионально и заинтересованно оо. благочинные подходили к их составлению. К таким отчетам относятся — отчеты о состоянии библиотек за 1894 г, 1903 г. и 1908 г., рапорты благочинных о количестве прихожан в церквях Тамбовской епархии и об их нравственном состоянии за 1908 г., сведения благочинных о священнослужителях Тамбовской епархии за 1908 г. В фонде духовной консистории сохранилось немало документов, характеризующих деятельность приходского духовенства в борьбе с сектантством.

Из фонда «Правления Тамбовской духовной семинарии» (Ф. 186) нами были использованы сохранившиеся наряды со списками воспитанников Тамбовской духовной семинарии за 1870-1889 гг., дела с прошениями учеников об увольнении, наряд с ведомостями о числе иносословных воспитанников в семинарии и училищах Тамбовской епархии. Комплексный анализ этих источников позволил сделать выводы, как о процессе оттока семинаристов из духовного сословия, так и о притоке лиц из других сословий в Тамбовской губернии.

Документы, содержащиеся в фонде «Моршанского духовного правления» (Ф. 890), доказывают, что практически его деятельность осуществлялась до 1917 г., хотя юридически все духовные правления Тамбовской епархии ликвидировались в 1868 г.

Помимо церковных фондов, изучались документы из светских фондов -«Канцелярии Тамбовского губернатора» (Ф. 4), «Тамбовского губернского правления» (Ф. 2), «Тамбовского губернского по крестьянским делам присутствия» (Ф. 26). Документы из первых двух фондов взаимно дополнили друг друга. В основном, это делопроизводственные документы, большая часть из которых, представлена делами, содержащими переписку между епархиальным начальством (архиереем или консисторией) и светскими институтами (МВД, губернатор, Губернское правление) по сектантским вопросам. Эти дела сохранились в достаточном объеме и позволили выявить механизмы борьбы с ина-коверием в губернии. Встречаются дела с жалобами архиереев на действия уездных властей в отношении духовенства, на неповиновение церковных старост. Также имеются дела о конфликтах священников с земскими начальниками, дела о вмешательстве уездных властей в деятельность церкви. Все эти документы позволяют определить степень влияния местной власти на епархиальное начальство и его способность отстаивать интересы духовенства, а также степень вмешательства светских властей, прежде всего, губернатора во внутрицерковные проблемы.

Еще одну группу документов можно охарактеризовать, как идеологическую. Это дела об организации и проведении торжественных богослужений по различным событиям в царской семье, о выражении верноподданнических чувств. В них содержатся отчеты уездных исправников губернатору (в основном в виде телеграмм). Рапорты о нарушениях приходских священников при проведении подобных мероприятий подавались отдельно. По ним можно проследить порядок разбирательства, которое во всех случаях проводилось губернскими властями. Сохранились документы о розыске или обвинении представителей духовенства в различных антигосударственных преступлениях, а также дела по проверке политической благонадежности лиц, поступающих в монахи. В этих делах содержится подробная информация о поступающих с указанием возраста, пола, наличия семьи, сословной принадлежности, о наличии иждивенцев, денежных долгов. Все это подтверждает стремление государства контролировать «все и вся».

В фонде «Тамбовского губернского по крестьянским делам присутствия» (Ф. 26) имеются дела о передаче земель церковным причтам на законном основании, а также разбирательства между церковными причтами и крестьянами по земельным спорам. По ним можно проследить последовательность рассматривания этих споров, их участников.

В фонде «Тамбовского губернского жандармского управления» (Ф. 272) интерес для нас представили документы об организации приема Императора, посетившего Тамбовскую губернию в декабре 1914 г., в частности об организации охраны в храме во время богослужения.

Привлеченный нами круг источников отличается необходимым разнообразием и обеспечивает обоснованность и достоверность результатов проведенного исследования.

Методологической основой исследования является принятое в современной науке сочетание теоретических, источниковедческих и инструментальных подходов к познанию истории.

Применение цивилизационного подхода позволяет объяснить все изучаемые проблемы в контексте перехода от традиционного к современному обществу. Он подразумевает выявление субъективно-человеческих факторов в истории, определение типичных черт данной общности, сложившихся исторически. Этот подход позволяет характеризовать специфическую менталь-ность и повседневную жизнь приходского духовенства на основе совокупности всех социокультурных факторов.

Микроистория» позволяет решать проблему интеграции собранных «мелких» сведений и наблюдений в более широкий социальный контекст. Сложность в использовании этого подхода состоит в том, что нелегко увидеть большое в малом, доказать типичность явлений, соотнести общее и единичное.

Исследование строилось с учетом принципов историко-диалектического познания. Принцип объективности выразился в отказе от предвзятости в оценке роли церкви в истории России. Принцип историзма позволил изучить процесс реализации государственной политики с учетом конкретно-исторических условий. Использование этого принципа особенно важно для избежания преувеличения степени модернизации российского общества, в том числе института церкви, во второй половине XIX - начале XX вв.

Исследование опиралось и на системный подход, дающий возможность изучения истории церкви в системе всего российского общества, политической и государственной жизни.

Методика обработки источников была различной. Использовались методы сравнения, количественный и типологический анализ, составления графиков и таблиц. Применялся и традиционный аналитико-описательный метод обработки источников.

Положения, выносимые на защиту:

- Государственное законодательство второй половины XIX - начала XX вв., прежде всего, касалось юридического статуса духовного сословия и его численности; церковное сосредотачивалось на духовном образовании и документации.

- В Тамбовской губернии положения церковной реформы были выполнены не полностью; ввиду аграрного перенаселения не удалось сократить численность приходских священников; юридически свободный выход из сословия редко встречался в реальной жизни.

- Сотрудничество светских и духовных властей шло по линии информирования населения о государственной политике, организации массовых мероприятий, создания обществ трезвости; контроль за духовенством осуществляли и государство, и церковь, но результативность принимаемых мер была невысока; общую тревогу вызывали нравственные и профессиональные качества клириков и их доходы.

- Государственная политика в отношении сектантства опиралась на жесткие законы и полицейскую силу; после перехода к веротерпимости после указа 17 апреля 1905 г. она утратила уже достигнутые позиции; миссионерская деятельность Тамбовского духовенства была малоэффективна.

- Идеологическое воспитание населения церковь старалась вести с помощью тематических проповедей и организации различных торжеств; формы их проведения и содержание плохо учитывали быстро менявшиеся общественные настроения.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые в отечественной историографии предпринята попытка комплексного исследования истории взаимоотношений государства и церкви на материалах однородной по своему национальному, вероисповедному и социальному (на 90% крестьянскому) составу территории Центральной России, какой являлась Тамбовская губерния во второй половине XIX - начале XX вв. Значительная часть фактических данных, архивных материалов впервые вводится в научный оборот.

Практическая значимость нашего исследования определяется возможностью использования его результатов в создании обобщающих трудов по отечественной истории, в преподавании истории России в средней и высшей школе, в чтении спецкурсов по истории Русской православной церкви, в краеведческих исследованиях. Положения и выводы диссертации могут найти применение в разработке современной региональной конфессиональной политики.

Апробация работы. Основное содержание диссертации отражено в публикациях общим объемом 1,3 усл. п.л. Результаты исследования докладывались на международной конференции (Тамбов, май 2002), всероссийских (Тверь, 2005; Тамбов, 2006), межрегиональных (Тамбов, 2004, 2006) и региональных (Тамбов, 2002, 2003, февраль, апрель 2004, 2005).

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Шабельникова, Елена Николаевна

Заключение

Совокупность использованных источников позволяет анализировать как центральную, так и местную законотворческую деятельность по вопросам, касавшимся веры и духовенства. Однако, о реализации этих законов и постановлений приходится судить, главным образом, по информации исходившей от лиц, заинтересованных в создании благоприятного впечатления о проведенной работе. Это затрудняет исследование эффективности проведенных мероприятий. Достаточная мягкость наказаний виновников нарушений свидетельствует о том, что власть, в основном, устраивала «лукавая» отчетность.

Некоторые государственные постановления в отношении церкви были приняты еще в перовой половине XIX в. и продолжали действовать до конца XIX в. Поэтому часто они не соответствовали требованиям времени и отставали от модернизационных процессов в обществе. Новые распоряжения и указы практически полностью дублировали предыдущие или просто подтверждали их действие. Поэтому Указ от 11 июля 1869 г. не мог «открыть» духовное сословие, юридически обладавшим правом выхода еще в первой половине XIX в.

Во второй половине XIX в. активизировалось светское законотворчество, касавшееся духовного сословия. Результатом стала реформа 1860-х гг., затронувшая многие проблемы церкви. В Тамбовской губернии воплощение положений реформы в практику шло медленно. Государство хотело сократить число приходов и церковные штаты для экономии казенных средств. Серьезным препятствием для сокращения численности и повышения качества образования и службы лиц духовного звания стало аграрное перенаселение в губернии. В результате численность приходских священников росла, а престиж их службы падал, как в глазах самого духовенства, так и светского общества. Количество свободных вакантных мест в епархии превышало количество достойных претендентов на эти места. Епархиальному начальству, чтобы не оставлять храмы без службы, приходилось мириться с серьезными служебными упущениями, невысоким моральным обликом. Нехватка образованных священников стала ощущаться уже спустя несколько лет после реформы. Осознание ошибок пришло намного позже, в начале 1880-х гг., когда в стране начался рост общественного движения. Создавалась кризисная ситуация и священники переставали справляться со своими обязанностями пастырей.

После проведенных по инициативе государства изменений, касательно юридического статуса духовных лиц, можно говорить о превращении священно и церковнослужителей в, своего рода, «духовное чиновничество».

Правом выхода из духовного сословия на практике пользовались немногие его представители. Главным образом, это были сыновья священников. Количество семинаристов по Тамбовской губернии, перешедших на другие виды служб (гражданскую, военную, учительскую) было очень низким. Пополнение тамбовской семинарии иносословными представителями было чаще, и большинство из них были дети чиновников и дворян. Иносословные стали учиться в духовных заведениях, но дальнейшая их служба не известна.

Государство и церковь осознавали, что уровень нравственности, образовательной и профессиональной подготовки клириков недостаточно высок. Открытие новых духовных учебных заведений проблему не решало, хотя церковь уделяла огромное внимание их уставам, программам и дисциплине учащихся. С нарушителями порядка расставались решительно и бесповоротно. Наиболее ярко это проявилось после бунта в Тамбовской семинарии в 1905 г.

Внутриепархиальный контроль больше всего сосредотачивался на ведении церковной документации и соблюдении брачного законодательства в приходах. Главным непосредственным контролером клира были отцы благочинные. Архиерейский надзор был эпизодическим и формальным. Доносы прихожан на священно и церковнослужителей брались во внимание не всегда. Постоянной заботой епархиальной власти был поиск достойных кандидатов на вакантные места.

Далеко не все распоряжения «сверху» быстро и полно реализовывались на местах. В сокращении «момента инерции» больше было заинтересованно государство, а не Синод, чьи решения в середине XIX в. доходили до не столь уж отдаленных тамбовских приходов месяца за полтора.

В ряде случаев учреждения, создание которых предписывалось Синодом, только декларировались или не создавались совсем. Иногда приходские священники не воспринимали указы свыше, как обязательные к исполнению. Но в основном нерешенность многих проблем духовенства напрямую зависела от материального обеспечения. Государство всегда предлагало решать возникавшие проблемы в церкви за счет ее собственных средств. Источником их получения всегда были прихожане, которые делали пожертвования и платили за исполнение треб без особого желания. Получался замкнутый круг. Поэтому проблемы решались медленно или не решались вовсе.

Светская власть на местах нередко считала себя выше духовной и требовала от духовенства безупречного повиновения. Встречались случаи вмешательства полиции и чиновников даже в организацию богослужения.

Губернское начальство использовало возможности церкви для решения ряда социальных проблем, противоэпидемических мероприятий, учета призываемых на военную службу и их патриотического воспитания, организации начального образования, обществ трезвости. Светские обязанности выполнялись духовенством неохотно, развивалась практика повторных вменений. Но светский контроль был более эффективным, т.к. через определенный промежуток времени местные власти добивались от духовенства выполнения инструкций. Епархиальное же начальство не могло решить на протяжении всего XIX в. проблему с нарушениями в ведении церковной документации. Конфликты духовенства с прихожанами государственные органы считали сугубо церковной проблемой.

В борьбе с сектантством гражданская и церковная власти были одинаково непримиримы. Но церкви отводилась роль удержания паствы в своем лоне. А борьба с отошедшими от православия велась полицейскими способами. В составе губернских органов по борьбе с сектантством число светских лиц порой превышало число духовных. На местах возникала несогласованность действий светских и духовных инстанций для обнаружения уклоняющихся от православия. В борьбе с сектантством губернские органы были активнее епархиальных. Миссионерство приходских священников не приносило желаемых результатов.

Государственная политика придерживалась двойных стандартов. Пытаясь бороться с расколом и сектантством, власть осознавала неэффективность всех применяемых мер и периодически декларировала некоторые права и свободы. Но реально контроль продолжался вплоть до 1917 г. Власти опасались отхода паствы из православия по причине того, что церковь была единственным институтом, который доносил до народа волю императора и воспитывал верноподданничество и патриотизм. Лица, отклонившиеся от православия, переставали посещать храм и оказывались вне официального влияния и контроля. После указа 17 апреля 1905 г. государственная политика в отношении сект стала веротерпимей. Меры принуждения не применялись, а меры убеждения были малоэффективны. В итоге был замечен натиск новых вариантов вероучений, взамен сходящих с арены старых сект. В проповеди протестанты часто были искуснее духовенства.

Государственные власти предписывали духовенству порядок и тематику специальных проповедей и служб для разъяснения прихожанам изменений во внутренней политике. Именно через церковь доносили до крестьян официальную информацию о реформах 1860-70-х гг., переписи населения 1897 г., событиях в царствующем доме, войнах и революциях. Проведение торжественных богослужений в царские дни и панихид по случаю кончины членов царской семьи и даже мероприятий с массовым скоплением людей (обретение мощей, крестные ходы) шли под жестким контролем губернатора и полиции. Светские торжественные мероприятия планировались гражданскими властями и лишь согласовывались с духовенством, хотя церковные обряды в них играли важную роль.

Отчуждение прихожан от духовенства, быстро нараставшее в начале XX в., тревожило лишь само духовное сословие. Светские власти не поняли, что в нем отразились быстрые перемены общественных настроений, грозившие власти серьезным кризисом. Ее не интересовала реальная эффективность воздействия на умы многочисленных официальных праздников и юбилеев, которым стало придаваться очень большое значение. Считалось, что произнесения речей и проповедей о верности престолу и отечеству достаточно для поддержания и укрепления традиционного монархизма и религиозности масс.

Если оценивать государственную политику в отношении церкви в целом за период второй половины XIX - начала XX вв., то отчетливо бросается в глаза, что все указы, законы, распоряжения накладывали на духовенство только определенные обязанности, выполнение которых было обязательным и неукоснительным. Реальных действий со стороны государственных властей, способных улучшить правовое и материальное положение духовенства, не было. Это одна из причин неполной реализации государственной политики на местах.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Шабельникова, Елена Николаевна, 2006 год

1. ИСТОЧНИКИ А) Архивные

2. Российский государственный исторический архив (РГИА)

3. Фонд 796. Канцелярия Синода.

4. Фонд 797. Канцелярия обер-прокурора Св. Синода. Оп. 40. Д. 76.

5. Государственный архив Тамбовской области (ГАТО)

6. Фонд 2. Тамбовское губернское правление.

7. Оп. 83. Д. 129, 131, 137, 143; Оп. 84. Д. 91; Оп. 85. Д. 83, 88, 89, 90; Оп. 88. Д. 32; Оп. 89. Д. 114, 115, 116, 117, 118, 120, 121, 140; Оп. 94. Д. 42; Оп. 97. Д. 16.

8. Фонд 4. Канцелярия Тамбовского губернатора.

9. Фонд 26. Тамбовское губернское по крестьянским делам присутствие. Оп. 3. Д. 54; Оп. 4. Д. 269а, 296, 812 з, 1521-а.

10. Фонд 181. Тамбовская духовная консистория.

11. Фонд 186. Правление Тамбовской духовной семинарии.

12. Фонд 272. Тамбовское губернское жандармское управление. On. 1. Д. 1684, 1768.

13. Фонд 890. Моршанское духовное правление. On. 1. Д. 55,57,58,61.1. Б) Опубликованные

14. Доклад инспектора народных училищ Козловскому Уездному Собранию о состоянии и нуждах начального образования в Козловском уезде за 1909 г. Тамбов, Б.Г. - 88 с.

15. Законы о состояниях. // Свод Законов Российской империи. СПб., 1857. Т.9.

16. Историко-статистическое описание Тамбовской епархии 1861 г. / Сост. Г.В. Хитров. Тамбов, 1899. - 342 с.

17. Историко-статистическое описание Тамбовской епархии. / Под ред. Андриевского. Тамбов, 1911.- 878 с.

18. Историческая записка о Тамбовском епархиальном женском училище за пятьдесят лет его существования 1863-1913. / Сост. Протоиерей В. Лебедев. -Тамбов, 1914.- 104 с.

19. Историческая записка о 1-ом Тамбовском духовном училище. Тамбов, 1897.-59 с.

20. Краткий обзор архипастырской деятельности преосвященного Иннокентия в Тамбовской Епархии за истекшие шесть лет /14 марта 1903 14 марта 1909/.-Тамбов, 1910.-31 с.

21. Обозрение его преосвященством Дмитрием Епископом Тамбовским и Шацким церквей и монастырей Спасского, Темниковского, Шацкого и Моршан-ского уездов в августе и сентябре 1902 г. Тамбов, 1903. - 170 с.

22. Общий отчет правления общества по устройству народных чтений в Тамбове и Тамбовской губернии за 1906 г. Тамбов, 1908. - 79 с.

23. Отчет инспектора народных училищ Тамбовскому Уездному очередному Земскому собранию о состоянии сельских начальных училищ Тамбовского уезда за 1902-1903 учебный год. Тамбов, 1903. - 35 с.

24. Отчет о начальных училищах Тамбовской губернии за 1906 г. Тамбов, 1907.-90 с.

25. Свод мнений Епархиальных начальств по вопросу об открытии детям священнослужителей путей на всех поприщах гражданской деятельности. -Б.м.и.г. 105 с.

26. Правила православной церкви с толкованием Никодима епископа Далма-тинско-Истрийского. В 2 т. М.: Отчий дом, 1996.

27. Уложение о наказаниях // Свод Законов Российской Империи. СПб., 1857. Т. 15. Ч. I.

28. Устав духовных консисторий. СПб.: «Синодальная типография», 1857. -134 с.

29. Устав медицинской полиции. // Свод законов Российской империи. СПб., 1857. Т. 13.

30. Устав о службе гражданской по определению правительства. // Свод Законов Российской империи. СПб., 1857. Т.З.

31. Устав о предупреждении и пресечении преступлений. // Свод Законов Российской Империи. СПб., 1857. Т. 14.

32. Учреждение властей и мест губернских. // Свод законов российской империи. СПб., 1857. Т2. Кн. 2.

33. Учреждение орденов и других знаков отличия. // Свод законов Российской империи.-СПб., 1857. Т. 1.21. 1905 г. Хроника революционных событий Тамбовской губернии. / Сост. П.Н. Черменским. Тамбов, 1925. - 39 с.1. В) Газеты

34. Правительственный вестник. СПб., 1871. № 20. С. 2.

35. Атеистический словарь/Под. Ред. М.П. Новикова. -М, 1985. -512 с.

36. Государственность России (конец XV- февраль 1917): Словарь-справочник В 4 кн.. М.: Наука, - Кн.1. 1996. - 330 е.; Кн. 2. 1999. - 447 с;. Кн. 3. 2001.-446 е.; Кн. 4. 2001.-471 с.

37. Тамбовская энциклопедия / Гл. научный редактор Л.Г. Протасов. Тамбов: ООО «Издательство Юлис», 2004. - 708 с.

38. Энциклопедический словарь. / Под ред. Брокгауза и Ефрона. СПб., 1889.1.I. НАУЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА

39. Айвазов И.Г. Церковные вопросы в царствование императора Александра III/И.Г. Айвазов.-М., 1914.-83 с.

40. Апанасенок А.В. Старообрядчество Курского края в XVII начале XX в. / А.В. Апанасенок. - Курск, 2005. - 195 с.

41. Бердинских В.А. Приходское духовенство второй половины XIX в. и изучение истории / В.А. Бердинских // Российская провинция XVIII-XX вв. -Пенза, 1996. Кн. 1 - С. 211 -219.

42. Бердяев Н.А. О достоинстве христианства и недостоиинстве христиан / Н.А. Бердяев // Человек. 1993. № 5. - С. 62-77.

43. Бонч-Бруевич В.Д. Силы русского клерикализма / В.Д. Бонч-Бруевич // Религия и церковь в истории России: сб. ст. / Сост. Е.Ф. Грекулов. М.: «Мысль», 1975.-С. 207-216.

44. Волчек В.А. Реализация имперской политики в киргизской степи в 50-начале 60-х гг. XIX века / В.А. Волчек // Макарьевские чтения: материалы третьей международной конференции / Отв. ред. В.Г. Бабин. Горно-Алтайск, 2004. - С. 56-63.

45. Гернет М.Н. Монастырские тюрьмы / М.Н. Гернет // Религия и церковь в истории России: сб. ст. / Сост. Е.Ф. Грекулов. М.: «Мысль», 1975. - С. 192-207.

46. Голубинский Е.Е. История Русской церкви / Е.Е. Голубинский. В 2 т. М., 1880-1890.

47. Грекулов Е.Ф. Нравы русского духовенства / Е.Ф. Грекулов. М., 1928. -17 с.

48. Дубасов И.И. Очерки из истории Тамбовского края / И.И. Дубасов. — Тамбов, 1993.-447 с.

49. Ельцова О.Д. Реформирование приходов Ярославской епархии во второй половине XIX в. / О.Д. Ельцова // Провинциальное духовенство дореволюционной России: сб. науч. тр. Тверь: Тверской государственный университет, 2005. - Вып. 1. - С 40-46.

50. Иванов J1.M. Идеологическое воздействие на массы / J1.M. Иванов // Религия и церковь в истории России: сб. ст. / Сост. Е.Ф. М. Грекулов. М.: «Мысль», 1975.-С. 223-228.

51. Круглов А.А. Социал-демократия и церковь в начале XX в. / А.А. Круглов // Церковь, государство и общество в истории XX в.: тезисы докладов всероссийской научной конференции. Иваново, 2001. - С. 22-23.

52. Куприянов А.И. Русский город в первой половине XIX века: общественный быт и культура горожан Западной Сибири / А.И. Куприянов. М., 1995.-78 с.

53. Кураев А.Н. Правые партии и Церковь в России в н. XX в. / А.Н. Кураев // Церковь, государство и общество в истории XX в.: тезисы докладов всероссийской научной конференции. Иваново, 2001. - С. 20-21.

54. Кученкова В. А. Житие архиереев Тамбовских / В.А. Кученкова. Тамбов, 1998.-77 с.

55. Леонтьева Т.Г. Вера или свобода? Попы и либералы в глазах крестьян в начале XX века (на материалах Тверской губернии) / Т.Г. Леонтьева // Революция и человек социальные аспекты. М., 1996. - С. 92 - 114.

56. Леонтьева Т.Г. Жизнь и переживания сельского священника (1861-1904) / Т.Г. Леонтьева // Социальная история. М., 2000. - С. 34-36.

57. Леонтьева Т.Г. Правовое положение приходского духовенства накануне и после «Великих реформ» / Т.Г. Леонтьева // История России до середины XIX в.-2000-С. 129-135.

58. Леонтьева Т.Г. Вера и прогресс: православное сельское духовенство России во второй половине XIX н. XX вв. / Т.Г. Леонтьева // Сер. «Российское общество». Современные исследования. - М.: Новый хронограф, 2002. -272 с.

59. Лисюнин В.Ф. (о. Виктор). Церковная пресса и ее влияние на общество (вторая половина XIX-начало XX вв.) / В.Ф. Лисюнин // Макарьевские чтения: материалы третьей международной конференции / Отв. Ред. В.Г. Бабин. Горно-Алтайск, 2004. - С. 106-121.

60. Мендюков А.В. Православное приходское духовенство в дореволюционной России (на материалах Среднего Поволжья) / А.В. Мендюков // Исто-рико-археологические изыскания: сб. тр. молодых ученых. Самара, 1996. -Вып. 4.-С. 52-58.

61. Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII начала XX вв.) / Б.Н. Миронов. В 2 т. СПб., 1999.

62. Муравьева JT.A. Кризис православной церкви в начале XX в. / Л.А. Муравьева // Церковь, государство и общество в истории XX в.: тезисы докладов всероссийской научной конференции. — Иваново, 2001. С. 24-25.

63. Никольский Н.М. История русской церкви / Н.М. Никольский. М.: Политиздат, 1985.-448 с.

64. Орлова В.Д. Проблемы во взаимоотношениях общества и православной церкви в Тамбовской губернии в 1860-1910-е гг. / В.Д. Орлова // История Тамбовского края: актуальные проблемы: сб. ст. / Под. ред.: А.А. Слезина-Тамбов: ТГТУ, 2005. С. 37-44.

65. Освальт 10. Духовенство и реформа приходской жизни. 1861-1865 / Ю. Освальт//Вопросы истории. 1993.-№ 11-12. С. 140-149.

66. Папков А. Церковно-общественные вопросы в эпоху царя освободителя. 1855-1870 гг./А. Папков. СПб., 1902.- 130 с.

67. Пинкевич В.К. Вероисповедная реформа правительства П.А. Столыпина / В.К. Пинкевич // Религия. Церковь в России и за рубежом: Информационно-аналитический бюллетень. М.: РАГС, 1994. - № 2. - С. 53 - 59.

68. Полунов А.Ю. Государство и церковь в эпоху Александра III / АЛО. Полу-нов // Государственное управление: исторические аспекты: сб. ст. М., 1997.-С. 62-65.

69. Поплавная-Есипова В.А. Русское законодательство относительно церкви во второй половине XIX в. / В.А. Поплавная-Есипова // Русское общество и литература позднего феодализма: сб. ст. Новосибирск, 1996. - С. 119-133.

70. Просветитель земли Тамбовской Святой Епископ Питирим / Автор текста В. А. Кученкова. Отв. за выпуск С.А. Чеботарев. Тамбов: Юлис, 2002. - 56 с.

71. Римский С.В. Российская церковь в эпоху Великих реформ: Церковные реформы в России 1860-1870-х гг. / С.В. Римский М.: Крутицкое Патриаршее Подворье, 1999. - 568 с.

72. Русское православие: вехи истории / Под. ред. А.И. Клибанова. М.: Наука, 1989.-402 с.

73. Рыбкин Г.Ф. Православие на службе самодержавия в России / Г.Ф. Рыбкин.-М., 1930.-216 с.

74. Самарин Д.Ф. Сокращение приходов и обеспечение духовенства / Д.Ф. Самарин. М., 1873. - 125 с.

75. Сафонов А.А. Веротерпимость и свобода совести в государственной политике России начала XX в. / А.А. Сафонов // Гуманитарные науки: проблемы и решения: сб. науч. ст. / Под ред. А.А. Слезина. СПб.: Издательство «Нестор», 2003.-С. 173-177.

76. Титов А.А. Реформы Александра II и их судьба / А.А. Титов. М., 1910. — 199 с.

77. Титов В.Е. Православие / В.Е. Титов. М., 1974. - 73 с.

78. Тихомиров JI.A. Государственность и религия / JI.A. Тихомиров. М.: Верность, 1906.-31 с.

79. Федоров В.А. Церковные реформы в России в 60-70-е гг. XIX в. / В.А. Федоров // П.А. Зайончковский 1904-1983 гг.: сб. ст. М., 1998. - С. 250-255.

80. Франк C.JI. Духовные основы общества / C.JI. Франк. М., 1992. - 653 с.

81. Фриз Г. Церковь, религия и политическая культура на закате старой России / Г. Фриз // История СССР. 1991. № 2. - С. 107-120.

82. Шахов М.О. Старообрядчество, общество, государство / М.О. Шахов. М., 1998.- 104. с.

83. Щербинин П.П. Православное духовенство российской провинции в период русско-японской войны 1904-1905 гг. / П.П. Щербинин // Макарьевские чтения: материалы третьей международной конференции / Отв. Ред. В.Г. Бабин. Горно-Алтайск, 2004. - С. 102-105.

84. Яковлев А.И. Духовный подвиг отца Иоанна Кронштадтского / А.И. Яковлев // Кронштадский И. Моя жизнь во Христе. М.: Терра, 2003. - С. 5-25.

85. Freeze G.L. The parish clergy in nineteenth century Russia: crisis, reform, counter-reform / G.L. Freeze. Princeton , 1983. - 507 p.1.. ДИССЕРТАЦИОННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И АВТОРЕФЕРАТЫ

86. Бузанова Н. А. Земские начальники Тамбовской губернии (1889-1917 гг.): дисс. . канд. ист. наук / Н.А. Бузанова. Тамбов, 2005. - 212 с.

87. Завьялова Е.В. История православной канонизации россиян в начале XX столетия: автореф. . дисс. канд. ист. наук / Е.В. Завьялова. Курск, 2005. -24 с.

88. Зайцева Л.Ю. История православной церкви Зауралья (60-е гг. XIX в. -1918.): дисс. . д-ра ист. наук/Л.Ю. Зайцева. Курган, 2000. -486 с.

89. Иванов К. Ю. Старообрядчество Юга Западной Сибири второй половины XIX-нач. XX вв.: автореф. дисс. . канд. ист. наук / К.Ю. Иванов. Кемерово, 2001.-26 с.

90. Иванов Ю.А. Религиозно-политическая жизнь российской провинции 18601910-х гг.: (Уездный уровень): дисс. . д-ра. ист. наук / Ю.А. Иванов. -Иваново, 2001.-347 с.

91. Истомина С.Ю. Земское здравоохранение в Тамбовской губернии (1864 -1918 гг.): автореф дисс. . канд. ист. наук / С.Ю. Истомина. Тамбов, 2003. -26 с.

92. Канищев Вл.В. Деятельность тамбовского губернатора Н.П. Муратова в контексте борьбы консервативной и либеральной региональных политических элит. 1906-1912 гг.: автореф дисс. . канд. ист. наук / Вл.В. Канищев. -Тамбов, 2005.-24 с.

93. Колосовская Т.А. Государственно-конфессиональные отношения на Ставрополье в конце XIX первой трети XX вв. - Историко-правовой аспект: дисс. . канд. ист. наук / Т.А. Колосовская. - Ставрополь, 2002. - 293 с.

94. Мареева Е.П. Церковный фактор в демографическом поведении населения Тамбовской губернии в XIX начале XX вв.: дисс. . канд. ист. наук / Е.П. Мареева. - Тамбов, 2003. - 267 с.

95. Никулин М.В. Православная церковь в общественной жизни России, (к. 1850-х к. 1870-х): автореф. дисс. . канд. ист. наук / М.В. Никулин. - М., 1997.-26 с.

96. Плужников А.Н. Города Тамбовской губернии во время Первой российской революции 1905-1907 гг. (социально-политический аспект): автореф дисс. . канд. ист. наук / А.Н. Плужников. Тамбов, 2003. - 23 с.

97. Прокофьева Н.В. Старообрядчество Верхнего Поволжья в конце XVIII -начале XX вв.: автореф. дисс. . канд. ист. наук / Н.В. Прокофьева. Ярославль, 2001. -28 с.

98. Савельева Е.В. Социальная политика Российского государства в 60-90-е гг. XIX в.: дисс. . д-ра. ист. наук / Е.В. Савельева. Астрахань, 2001. - 442 с.

99. V. МЕМУАРНАЯ И ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА

100. Воронский А.Г. «За живой и мертвой водой» / А.Г. Воронский. М., 1970. -С. 21-35.

101. Крюковский В.Я. Около Бурсы: Воспоминания о Тамбовской духовной школе 60-х гг. / В.Я. Крюковский. Свенцяны, 1914. - 78 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 230918