Региональная политика России и Китая в Центральной Азии и ШОС как фактор взаимодействия тема диссертации и автореферата по ВАК 23.00.04, кандидат политических наук Мураталиева, Замира Тулкуновна

Диссертация и автореферат на тему «Региональная политика России и Китая в Центральной Азии и ШОС как фактор взаимодействия». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 392650
Год: 
2009
Автор научной работы: 
Мураталиева, Замира Тулкуновна
Ученая cтепень: 
кандидат политических наук
Место защиты диссертации: 
Бишкек
Код cпециальности ВАК: 
23.00.04
Специальность: 
Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития
Количество cтраниц: 
200

Оглавление диссертации кандидат политических наук Мураталиева, Замира Тулкуновна

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ СОКРАЩЕНИЙ И АББРЕВИАТУР.

ВВЕДЕНИЕ.

Глава 1. Теоретико-методологические вопросы региональной политики.

1.1. Понятие, уровни и методы региональной политики.

1.2. Возникновение, содержание и основные характеристики понятия «Центральная Азия».

1.3. Концептуальные основы региональной политики Китая и России в

Центральной Азии.

Глава 2. Особенности региональной политики РФ и КНР в Центральной Азии в процессе эволюции ШОС.

2.1. Политика внерегиональных государств в Центральной Азии и их взаимоотношения с ШОС.

2.2. Специфика взаимоотношений России и Китая в рамках ШОС и в двустороннем формате.

2.3. Проблемные зоны во взаимоотношениях между Россией и Китаем в регионе.

2.4. ШОС как фактор интеграции и взаимодействия менаду странамичленами

Глава 3. Перспективы ШОС и российско-китайского взаимодействия в Центральной Азии на рубеже XX-XXI вв.

3.1. Значение стратегического взаимодействия РФ и КНР для Центральной Азии.

3.2. Перспективы ШОС как организации региональной безопасности и экономического сотрудничества.

3.3. Возможные сценарии развития ШОС и региональной политики двух стран.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Региональная политика России и Китая в Центральной Азии и ШОС как фактор взаимодействия"

В XXI в. международная значимость региона Центральной Азии (ЦА) начала усиливаться, что обуславливается рядом факторов. Прекращение существования СССР, образование новых государств на постсоветском пространстве по южному периметру границ нынешней России, реализация американских проектов по переформатированию государственно-территориальной конфигурации континента, снижение роли и возможностей международных организаций-регуляторов (ООН, ОБСЕ и др.) поставили на повестку дня вопрос о необходимости принципиальной трансформации всей системы международных отношений.

Процессы глобализации, поставившие под угрозу доминирование традиционных центров, происходят, прежде всего, в неэкономической сфере. Феномен, когда за функционированием экономической сферы стоят действия политических сил, относящихся к одному, евроатлантическому, центру силы, когда для установления рыночных правил игры используется политическая и, особенно, военная сила того же центра силы, не менее актуален, чем феномен влияния на политику «невидимой руки рынка»1. Глобализация влечет целый набор разнообразных реакций, в том числе либо используемых, либо способных быть использованными, для реализации конкретных интересов.

Глобализация вызывает и контрреакции. И, во-первых, это тенденция к созданию интегрированных образований, региональных блоков. Они формируются как между странами с одинаковым уровнем развития, так и -чаще - по сугубо политико-географическим критериям, включая как большие и богатые, так и менее успешные и невеликие по своим территориально-демографическим показателям страны. Почти классическим примером подобного блокотворчества могут быть страны постсоветской Центральной Азии, Китай и Россия, а моделью - формирующийся альянс, именуемый Шанхайской Организацией Сотрудничества (ШОС).

1 См.: Polanyi К. The Great Transformation: The Political and Economic Origins of Our Time. -Boston, 1957.

Можно лишь согласиться с мнением, что российская политика была неадекватна и запросам стран региона, и собственным российским национальным интересам, в лучшем случае в каких-то особых ситуациях была ситуативной, рефлекторной (например, по конфликту 1990-х гг. в Таджикистане), понятие «системность» в этой политике отсутствовало по определению. Зато вполне системной и целенаправленной была политика США в регионе. И внешняя политика любой из стран региона в первую очередь была ответом на американские инициативы, это была политика взаимности, это был адекватный ответ на приглашение к диалогу. Взаимность проявлялась по отношению к тому, кто проявлял интерес. Главной сутью внешней политики стран региона был диалог с США, хотя и с оглядкой на спонтанно проявляемые интересы других внешних центров силы, так или иначе присутствовавших в регионе2. Китай, особенно в начале 1990-х гг., занимал очень сдержанную позицию в отношении региона, скорее занимался изучением региона и своих возможностей в нем, осторожно оглядываясь на Россию.

Экономическое и политическое возрождение России, параллельно происходящее стремительное включение в мировую экономику Китая, динамичное развитие стран Юго-Восточной Азии (ЮВА), Индии, Пакистана, определенная внешнеэкономическая либерализация иранского режима и становление Ирана как региональной державы, актуализировали вопрос о создании некоего нового формата и новой структуры евразийских наземных торговых маршрутов. Процессы глобализации обнаружили недостаточность и не полную целесообразность использования одних только морских путей для возросших объемов мировой торговли. Географическое расположение на стыке евроазиатских транспортных коридоров позволило говорить о новой роли ЦА, а значит, и о пересечении в регионе глобальных интересов

2 Князев A.A. «Многовекторность» внешней политики как атрибут переходного периода и как политический эвфемизм: естественные пределы в эпоху геоэкономики // Внешнеполитическая ориентация стран Центральной Азии в свете глобальной трансформации мировой системы международных отношений / Под ред. A.A. Князева и A.A. Мигранян. - Бишкек, 2008. - С. 34. различных государств. Колоссальным преимуществом России и Китая в этом контексте являлись и продолжают являться наличие коммуникаций на российском направлении и непосредственная близость Китая к региону. Все остальные партнеры в значительной степени ограничены в своей активности именно неразвитостью соответствующих коммуникаций.

Конец XX в. актуализировал для всех развитых стран мира, в по настоящему глобальном масштабе энергетическую проблему. Открытие для мировой экономики ЦА внесло в этот контекст энергетического дефицита центральноазиатско-прикаспийский энергоресурсный потенциал. Рост потребления энергоресурсов, прежде всего в США и странах ЕС, придал этой проблематике определенные импульсы.

Произошедшее на рубеже XX-XXI вв. принципиальное изменение в международном позиционировании России, ее действия по возвращению себе статуса одного из ведущих мировых игроков вызвали неприятие со стороны евроатлантического сообщества в лице США и ЕС, что придало углеводородной проблеме высокую степень политизированности и конфликтности. Объективные устремления Туркменистана, Казахстана и Узбекистана увеличить доходы своих экономик за счет увеличения объемов и диверсификации маршрутов экспорта нефти и газа совпали с намерениями США и ЕС, имеющими не столько экономическую, сколько высокую политическую нагрузку. Так стали появляться трубопроводные проекты, обходящие территорию России. Это Трансафганский проект (существует теоретически), «Баку-Тбилиси-Джейхан» (работает с перерывами с нагрузкой до 10 % от планируемой), Транскаспийский проект и проект газопровода «Набукко» (еще не доведены до стадии проектирования). Все эти проекты являются убыточными с точки зрения их операторов и выполняют сугубо политические функции.

Ответом России стали трубопроводы, направленные на Восток, в том числе и в Китай, и альтернативные проекты, направленные в Европу. Это проект «Восточная Сибирь - Тихий океан», потребителями которого будут Китай, Япония, страны АТР. Другой ответ России - действующий газопровод

Голубой поток» в Турцию и через нее в Южную Европу, строящийся «Nord Stream» - в обход ненадежных транзитеров Восточной Европы в Германию, проектно и договорно оформленный «Южный поток», а также ряд других.

Ответом Китая — газопровод из Туркмении. В сентябре 2009 г. китайская национальная нефтяная корпорация (CNPC) объявила о присоединении туркменского и узбекского участков строящегося газопровода Туркменистан - Китай. Общая протяженность маршрута газопровода составит более 7000 км. Ожидается, что газопровод Туркменистан — Китай будет сдан в эксплуатацию в конце 2009 г., и в соответствии с ранее достигнутыми договоренностями, Туркмения будет в течение 30 лет поставлять в КНР до 40 млрд. куб. м газа ежегодно. В Китае стремительно ведутся и работы по строительству второй очереди стратегических баз для резервного хранения нефти. Первым этапом стало начало сооружения нефтехранилища «Душаньцзы» в СУ АР КНР. Нефтехранилище «Душаньцзы» общей вместимостью 5,4 млн. кубометров станет первой стратегической базой по хранению нефти, расположенной во внутриконтинентальных районах континентального Китая. В Китае уже построены первые четыре стратегические базы по хранению нефти и начинается строительство второй очереди подобных баз. В будущем запланировано также сооружение третьей-очереди баз, чтобы к 2020 г. нефтяной резерв в Китае равнялся 100-дневному объему чистого импорта нефти в страну . Политику обеих стран во многом определяет энергетический фактор. Если Россия стремится сохранить свое влияние на Каспии, то Китаю необходим доступ к источникам энергии для своей растущей промышленности.

С распадом СССР позиции США в регионе стали заметно усиливаться и в военно-политическом плане, а события 11 сентября 2001 г. и последовавшая затем операция США и НАТО в Афганистане, существенно изменили расклад геополитических сил в Центральной Азии. Создание военных баз США в конце 2001 г. в регионе стало точкой отсчета новой геополитической ситуации. Регион важен для США в целях проведения

3 Жэньминь жибао. - 2009. - 28 сентября. политики сдерживания Китая и недопущения доминирования России, а стратегически — как компонент в решении задачи установления глобального мирового лидерства.

Но рубеж ХХ-ХХ1 вв. совпал с принципиальными изменениями в концептуальных основах развития России и во внешнеполитических концепциях Китая. Уже в 1999 г. тема «многополюсного мира» стала основной идеей принятой на встрече лидеров «шанхайской пятерки» в Бишкекской совместной декларации. В этом документе многополюсность объявлена общей тенденцией развития современного мира, которая способствует долговременной стабильности международной обстановки4.

Активизация США стимулировала региональную политику Пекина и Москвы. Россия, и особенно Китай расценили появление американских баз как угрозу своим национальным интересам. В результате, их стратегия на центральноазиатском направлении была существенно пересмотрена. Отныне особое внимание ими уделялось распространению экономического (для России - и военного; в 2002-2003 гг. была институционально оформлена ОДКБ, включившая в себя Узбекистан) влияния на страны региона, а также координации в рамках ШОС, сам формат которой с этого времени начинает трансформироваться в принципиально новое качество.

Сегодня российско-китайские отношения находятся на пике своего развития. Официально Россию и Китай связывают «отношения стратегического партнерства и взаимодействия». Интересы России и Китая совпадают по ряду вопросов. Россия и Китай поддерживают единое мнение по ряду теоретически важных вопросов в области мировой политики и международных отношений. Страны видят сходную в общих чертах картину будущего мироустройства, определяемую понятием «многополярность», что четко отражено в пяти принципах внешней политики России и в концепции внешней политики Китая. Обе страны негативно относятся к навязыванию извне видения способов и методов демократического строительства их

4 ИТАР-ТАСС. - Бишкек, 1999. - 26 августа. собственного государства, однозначно определяя это как «вмешательство во внутренние дела».

В вопросах безопасности Россия и Китай имеют немало точек соприкосновения, к примеру, поддерживая друг друга в борьбе с сепаратизмом, в этом контексте, как известно, в Китае существуют проблемы по тайваньскому, тибетскому, синьцзянскому вопросам, в России - по чеченскому. И Россия и Китай заинтересованы в упрочении своих границ. Общая протяженность границы Китая с Россией составляет 4300 км, со странами ЦА -3700 км, но, учитывая прозрачность постсоветских границ, Россия участвует в обеспечении безопасности своих южных границ и на этом векторе.

Экономические интересы двух держав совпадают по целому ряду пунктов. Как для России, так и для Китая большое внешнеэкономическое значение представляют собой транспортно-коммуникационные пути, контроль над которыми позволит выйти на новые мировые рынки5. Колоссальным преимуществом России и Китая в этом контексте являлись и продолжают являться наличие коммуникаций (на российском направлении) и непосредственная близость Китая к региону. Все остальные партнеры в значительной степени ограничены в своей активности именно неразвитостью соответствующих коммуникаций. Обе страны заинтересованы в ограничении, экономического, политического и военного влияния США и Запада в регионе. В целом хорошие двусторонние отношения нужны как России, так и Китаю. Благодаря стратегическому партнерству с Китаем, Россия увеличивает свои возможности превратиться в один из центров мирового влияния, а ее политика способна стать более многогранной и гибкой. Китай важен для России и с экономической точки зрения для развития Сибири и Дальнего Востока.

Для Китая Россия представляет собой противовес в его сложных отношениях с США и Западом, который может выступать гарантом «независимой и самостоятельной» внешней политики КНР. Экономически

5 См., например: Князев A.A. Трансрегиональные коммуникационные перспективы и военно-политическая реальность Афганистана // Экономические проблемы переходного периода. - Бишкек: КРСУ, 2003. - С. 43-58.

Россия служит для Китая источником некоторых товаров, и целого ряда технологий, которые он не может приобрести у других стран. Хотя, учитывая современное экономическое положение стран, следует признать, что Россия играет в китайской политике меньшую роль, чем Китай в российской.

Для России, в свою очередь, имеющей в ЦА, обусловленные историческими причинами и особые интересы, и особые связи, страны региона являются своеобразным дополнением в вопросах взаимоотношений с Китаем, требующих сбалансированного решения.

Именно Россия являлась локомотивом социального, экономического и научно-технического развития ЦА, определив современный облик региона, включая практически все сферы жизни. Россия заинтересована в территории региона для базирования силовых средств защиты. В настоящее время США через предложение разнообразных разовых программ все больше претендуют на выполнение функций гаранта не только экономического развития, но и военной безопасности, тем самым, пытаясь занять нишу, которая до этого была закреплена только за Россией. Но как раз сфера коллективной безопасности является наиболее естественной, хотя и одновременно наиболее чувствительной точкой соприкосновения интересов России и республик ЦА. Ни США, ни Европа, ни Китай никогда не возьмут на себя всю ответственность за обеспечение безопасности центральноазиатских государств. Американцы находятся в регионе для решения собственных национальных задач. Китай лишь начинает осваивать для себя тактику взаимодействия с новыми государствами региона, делая упор преимущественно на экономическое сотрудничество. Это обстоятельство создает для России хорошую платформу в развитии сотрудничества с регионом в военно-политической сфере6.

Россия и Китай, осознавая важность центральноазиатского пространства, дающего возможности для укрепления своих международных позиций, форсируют процесс политического сближения с регионом через удачно

6 См. подробнее: Князев A.A. Россия снова в Средней Азии // Русские в Киргизии. Сборник статей и материалов / Под ред. A.A. Князева. - Бишкек, 2008. - С. 96-106. найденные в процессе приграничного урегулирования механизмы ШОС, при этом конструктивно взаимодействуя и между собой. Хотя, конечно, одновременное стремительное усиление присутствия России и Китая в ЦА на фоне соперничества с США может привести к неоднозначным последствиям.

Уже в среднесрочной перспективе Китай и Россия могут стать геополитическими оппонентами. По некоторым прогнозам, в случае сохранения тенденции экономического роста Китая, в течение двадцати или тридцати лет ЦА будет соседствовать с государством, абсолютный экономический потенциал которого будет сравним с потенциалом США. С одной стороны, повышение жизненного уровня более чем миллиардного населения Китая благоприятно для мирового сообщества, но с другой — наличие такой сверхдержавы будет означать появление нового конкурента для других держав, крупномасштабное загрязнение окружающей среды, появление экономической базы для военной модернизации страны. Вопрос о возможных последствиях всего этого представляется весьма важным для всей Евразии.

Важной проблемой российско-центральноазиатских отношений и китайско-центральноазиатских отношений, во многом препятствующей формированию устойчивого партнерства, является перманентная неопределенность внешней политики самих государств региона по отношению ко всем внешним геополитическим игрокам, включая Китай и Россию. Возведенный в догму в 1990-х гг. эвфемизм о так называемой «многовекторности» служит оправданием этой непоследовательности, продиктованной как объективными, так и субъективными, чаще всего сиюминутными, интересами, далеко не всегда совпадающими с подлинными национальными. Цикличность всех экономических и политических процессов свидетельствует о том, что выбор внешнеполитических приоритетов у стран ЦА не так уж и велик. И это при том, что в отношении всех внешних сил у государств региона попросту отсутствуют какие-либо долгосрочные стратегии в любой из сфер взаимодействия — политической, п экономической, любой другой . В сложившейся ситуации страны Центральной Азии должны выработать свою линию поведения для защиты национальных интересов. Россия и Китай при любом развитии событий останутся главными внешними акторами в регионе. Как будут в перспективе развиваться отношения между Россией и Китаем — вопрос актуальный, имеющий теоретическое и практическое значение для выработки собственной региональной политики стран ЦА. Этими мотивами, прежде всего, обусловлена актуальность выбранной темы диссертации.

Постановка проблемы. В истории взаимоотношений между Россией и Китаем уже был период дружбы, на смену которому в силу объективных причин приходил период конфронтации. При всем этом огромную роль в международных отношениях играли взаимоотношения в рамках «треугольника» СССР - КНР - США. Ретроспективный анализ показывает, что сценарий развития охлаждения отношений между РФ и Китаем вполне возможен и в среднесрочной перспективе. Пока в ЦА присутствует такой сдерживающий фактор как военная база США, Россия и Китай имеют большие основания для сотрудничества, но в случае денонсации договора о размещении базы долговременность и прочность дружеских отношений может быть подорвана. Ключевым при этом становится вопрос, воспринимает ли китайская сторона Россию как «однопорядкового» партнера или рассматривает дипломатию «партнерства» лишь временным средством «сдерживания» своих геостратегических соперников.

Экономический фактор объективно также способствует переходу отношений между Китаем и Россией в ЦА от сотрудничества к конкуренции. Развитие не терпит отсутствия противоречий. Но Китай, чья экономика действительно стремительно развивается, одновременно вынужден находить ресурсы для наращивания своего внутреннего потенциала и обеспечения внутренней стабильности. Территориальная и, особенно, этно

7 Князев A.A. Россия в Средней Азии: контуры неоимперского проекта // Внешнеполитическая ориентация стран Центральной Азии в свете глобальной трансформации мировой системы международных отношений / Под ред. A.A. Князева и A.A. Мигранян. - Бишкек, 2008. - С. 124-140. территориальная (СУ АР, Тибет, Внутренняя Монголия, Манчжурия) неравномерность социально-экономического развития Китая является серьезным тормозом его развития, в ныне действующих социально экономических стратегиях внутреннего развития руководства КНР именно эта проблема является приоритетной.

Нелинейное внутреннее социально-экономическое развитие России также не позволяет ей полноценно использовать имеющиеся ресурсы на распространение и однозначное утверждение своего доминирования в ближнем зарубежье. Тем не менее, Россия обладает ресурсом, которого нет и не будет у Китая. С точки зрения цивилизационного подхода Россия в силу исторической общности несравнимо ближе странам ЦА, чем Китай. Включение в жизнь стран региона европейских цивилизационных компонентов во всем их разнообразии также происходит преимущественно по российским каналам, при этом во многом трансформируясь под российские лекала. Даже в отдаленной перспективе, учитывая программу культурного сотрудничества Китая и ЦА как в рамках ШОС, так и на двустороннем уровне, ситуация вряд ли сможет принципиально измениться в пользу КНР.

Научная новизна исследования. В настоящей работе не только представлена и концептуально осмыслена региональная политика России и Китая как на двустороннем уровне, так и на уровне ШОС, но и обозначена возможная тенденция или эволюция этих отношений от сотрудничества к конкуренции и ее потенциальное воздействие на страны ЦА. Определены возможные сценарии развития ШОС и отношений между Россией и Китаем в регионе. Изложены практические рекомендации по оптимизации региональной политики Кыргызстана.

Объектом исследования является региональная политика КНР и РФ в ЦА на двустороннем уровне и в рамках ШОС.

Предметом исследования являются качественные изменения в характере региональной политики двух держав в рамках ШОС, обуславливающие их переход от сотрудничества к соперничеству или наоборот.

Территориальные рамки исследования охватывают весь Центральноазиатский регион в его современном общепринятом (при всем его спорном характере) понимании. Распространенное понимание региона ЦА содержит в себе такие молодые независимые государства как Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан в их современных границах. При изучении основ региональной политики рассматривается также центральноазиатская политика США, ЕС, России, Китая, Турции, Пакистана и Ирана.

Хронологические рамки охватывают период конца XX — начала XXI вв., когда процесс распада СССР приводит к качественно новой ситуации в раскладе геополитических сил региона, появляются новые государства, продвигающие свои интересы и активно вовлеченные во внешнюю политику региона.

Исходя из всего вышеизложенного, целью диссертации является выявление перспектив состояния региональной политики Китая и России в Центральной Азии, а также роли ШОС на современном этапе в контексте неопределенности позиций двух держав относительно их региональной политики, значения стран ЦА в этом процессе, а также составление научно-практических рекомендаций.

Для решения поставленной цели необходимо реализовать следующие задачи:

• изучить теоретико-методологические вопросы феномена региональной политики, а также провести сравнительный анализ концептуальных основ региональной политики России и Китая в ЦА путем анализа документально-правовой базы, а также основных положений ШОС;

• рассмотреть особенности взаимоотношений между КНР и РФ в рамках ШОС и на двусторонних уровнях по отдельным аспектам, обозначив цели и интересы, преследуемые двумя государствами в ЦА;

• в рамках решения предыдущей задачи выявить и дать анализ проблемных зон в интересах КНР и РФ, существующих и потенциально возможных в регионе, показав значение стратегического взаимодействия двух держав для ЦА;

• охарактеризовать и дать оценку деятельности ШОС в целом, а также как механизму интеграции и сотрудничества стран региона, отметив роль России и Китая в процессе становления и функционирования организации;

• определить перспективы развития ШОС и региональных подходов России и Китая в Центральной Азии с целью выявления основных практических рекомендаций для усовершенствования и форсирования регионального уровня взаимодействия.

Важность определения методологических принципов научного исследования подчеркивается, на наш взгляд, объективной ситуацией нынешнего времени, когда в условиях отхода от идеологических стереотипов, доминировавших в советской науке, и мощного прессинга зарубежных методик, современные исследователи зачастую демонстрируют неопределенность теоретико-методологического и категориального аппарата политической науки. Новому видению реальности должно соответствовать и становление новой многомерной методологии8.

Методологическую основу настоящей диссертации составляют принципы системного и комплексного подходов, широко применяемые в современной политической науке, включающие в себя методы сравнительного, политологического и прогностического анализов. Одним из существенных компонентов теоретической основы исследования являются принципы историзма и объективности, а также структурно-функциональный подход, заключающийся в изучении событий, явлений и фактов не изолированно друг от друга, а в совокупности и логической взаимосвязи. Культурологический подход позволил всесторонне рассмотреть национально-культурную специфику подходов России и Китая, что немаловажно для понимания сущности региональной политики этих стран. В целом, использованные в работе принципы могут быть отнесены к арсеналу

8 Алтухов В. Смена парадигм и формирование новой методологии (попытка обзора дискуссии) // Общественные науки и современность. - М.,1993. —№ 1. системного подхода, демонстрирующего свою познавательную эффективность в самых разных исследованиях9.

Степень научной разработанности проблемы.

Изучение истории международных отношений в ЦА представляет несомненную научную ценность для понимания особенностей развития народов, а также участия великих держав в важных событиях в разные периоды времени. Исторические связи ЦА с другими государствами, российско-китайские отношения весьма подробно рассмотрены в работах К.Ш. Хафизовой, Б.П. Гуревича, А.Д. Воскресенского, C.JI. Тихвинского, Г.И. Чуфрина и др10. Большая работа по изучению кыргызско-китайских отношений проделана коллективом отечественных авторов, среди которых В.М. Плоских, Дж.Дж. Джунушалиев, З.К. Курманов, М.С. Иманалиев и др11.

Учитывая, что политическая регионалистика — это относительно молодое направление политической науки, следует отметить, что теоретические аспекты понятия региональной политики в широком ее понимании мало изучены, хотя имеется достаточно научных работ, посвященных определению этого термина.

9 Маныкин А. С. Системность в международных отношениях: причины формирования и этапы развития // Вестник МГУ. - Сер. 8, История. - М., 1992. - № 5.

10 Бажанов Е.П. Российско-китайские отношения. — М., 1999; Воскресенский А.Д. Шанхайская организация сотрудничества и российско-китайское взаимодействие в Центральной Азии. - М., 2006; Восток/Запад: Региональные подсистемы и региональные проблемы международных отношений / Под ред. А.Д. Воскресенского - М., 2002; СевероВосточная и Центральная Азия: динамика международных и межрегиональных отношений / Под ред. Воскресенского А.Д. — М., 2004; Гуревич Б.П. Международные отношения в Центральной Азии в XVII и первой половине XIX в. - М.,1983; Хафизова К.Ш. Китайская дипломатия в Центральной Азии (XIV-XIX вв.) - Алма-Ата, 2002; Цыганков П.А. Политическая социология международных отношений. - М, 1994; Современные международные отношения и мировая политика / Отв. ред. A.B. Торкунов -М., 2004; Китай в мировой политике / Под ред. Торкунова A.B. - М., 2001; Титаренко M.JI. Российско-китайские отношения. — М., 2006; Тихвинский C.JI. Избранные произведения в 5 книгах. Книга 4. Отечественная и всемирная история. - М., 2006; Мясников B.C. Русско-китайские отношения в XX в. — Т. 4. - М., 2000; Китай в XXI веке: глобализация интересов безопасности / Отв. ред. член-корр. РАН Чуфрин Г.И. - М., 2007.

11 Материалы и документы о Кыргызско-Китайской государственной границе. — Бишкек, 2003; Иманалиев М.С. Очерки о внешней политике Кыргызстана. — Бишкек, 2002; Кыргызстан. Политика и экономика: материалы и документы / Сост.: Э.А. Ногойбаева, А.Д. Мурзакулова, Б.С. Жумагулов. - Бишкек, 2006.

Большая работа по выделению и рассмотрению различных аспектов региональной политики, подходов к ее определению проделана такими российскими учеными как Р.Ф. Туровский, С.С. Артоболевский, Г. Агранат, Ю.В. Косов, В.В. Фокина и др12. Рассмотрение проблем региональной политики Российской Федерации отражено в ряде научных статей В.П. Медведева, А.Б. Савченко, В. Шевцова13. Среди зарубежных исследователей региональной политики можно выделить работы У. Изарда, А. Маркуса, П. Кристофера, Л. Брайена и Д. Лесли14.

Говоря о возникновении понятия «Центральная Азия» необходимо выделить ряд работ, связанных с именами зарубежных исследователей15. Свой вклад в изучении истории и содержания понятия «Центральная Азия» внесли также как российские, так и центральноазиатские ученые16.

12 Туровский Р.Ф. Политическая география. - М., 1999; Артоболевский С.С. Региональная политика в развитых странах Европы: теоретические, методологические и прикладные аспекты. Автореф. докт. дисс. - М., 1992; Агранат Г. О региональном развитии и региональной политике // Свободная мысль. - 1996. - № 9; Гладкий Ю.Н., Чистобаев А.И. Основы региональной политики. - СПб.,1998; Косов Ю.В., Фокина В.В. Политическая регионалистика. — СПб., 2009; Медведев Н.П. Политическая регионалистика. - М., 2001.

13 Лексин В., Шевцов В. Региональная политика России: концепции, проблемы, решения // Российский экономический журнал. — 1993. — № 9; Савченко А.Б. Региональное развитие и региональная политика // География и проблемы регионального развития. - М., 1989; Межевич Н.М. Основные направления региональной политики Российской Федерации // dvo.sut.ru/libr/history/i299mezl/index.htm; Макарычев А.С. Федерализм и регионализм: европейские традиции, российские перспективы // Полис. - М., 1998. - № 5.

14 Изард У. Методы регионального анализа: Введение в науку о регионах / Пер. с англ. Под ред. А.Е. Пробста. - М.Д996; Карло Ж., Поало С. и др. Геоэкономика. Господство экономического пространства. — М., 1997; Кристофер П., Брайен Л., Лесли Д. Словарь по экономике. - СПб., 1998; Markusen A. Regions. Economics and Politics of Territory / Rowman and Littlefield Publishers, 1987.

15 Humboldt A. L'Asie Centrale. - Berlin, 1844; Frye R. The Meaning of Central Asia // Woodrow Wilson International Center for Scholars. - Washington, 1983; Starr S. F. A «Greater Central Asia Partnership» for Afghanistan and Its Neighbors // Silk Road Paper. Central Asia-Caucasus Institute & Silk Road Studies Program - A Joint Transatlantic Research and Policy Center Johns Hopkins University. Washington, D.C. - March 2005.

16 Бисенбаев А. Другая Центральная Азия. - Алматы, 2003; Суюнбаев М.Н. Идентичность: естественные основания национальной идеи // Ориентир. Аналитический бюллетень. -№1(13). - 2006; Алексеева Н.Н., Иванова И.С. Средняя или Центральная Азия // www.analitika.org; Улунян. А. «Большая Центральная Азия»: Геополитический проект или внешнеполитический инструмент? 04.04.2008 // www.ferghana.ru; Омаров Н.М. Государства Центральной Азии в эпоху глобализации: поиски стратегии развития. - Бишкек, 2008.

Поскольку в центре настоящего исследования находятся рассмотрение не только практических аспектов региональной политики в регионе, но и ее теоретические основы, были широко использованы труды китайских,

17 российских и зарубежных авторов . Это позволило провести сравнительный анализ концептуальных основ региональной политики России и Китая, а также выявить общие черты в формировании теоретических положений. Полезным оказалось обращение к китайской литературе и некоторым источникам на английском языке18.

При раскрытии специфики региональной политики России и Китая в Центральной Азии было использовано значительное количество современного информационно-аналитического материала, предоставляемого отечественными и иностранными, аналитическими центрами и институтами, занимающимися изучением международных отношений в регионе. В частности, особый интерес представляют аналитические отчеты Центра исследований конфликтов (Великобритания), Института Дальнего Востока РАН, Российского Института стратегических исследований, Института

17 Титаренко M.JI. и др. Китай на пути модернизации и реформ. — М., 1999; Он же: Китай: цивилизация и реформы. - М., 1999; Цзянь Цземинь о социализме с китайской спецификой / Сборник высказываний по темам. - Пекин, 2002; Делюсин Л.П. Дэн Сяопин и реформация китайского социализма. - М., 2003; Избранные сочинения Дэн Сяопина / Сборник научных трудов. - Пекин, 1993. - Т. 3; Китайский фактор во внешней политике Кыргызстана: двусторонний и региональный уровни / Под общ. ред. Салиева А.А. -Рукоп.: ИСАП КРСУ, 2009; Бордачёв Т.В. Будущее Азии и политика России // Россия в глобальной политике. - 2006. — № 2; Цыганков П. А. Россия в формирующемся миропорядке // Вестник Московского Университета. — Серия 18. Социология и политология. - 2009. — № 3; Чжао Хуашэн. Китай, Центральная Азия и Шанхайская организация сотрудничества. Рабочие материалы // Московский Центр Карнеги. - М., 2005. - № 5; Ли Шуанву. Концепция мирного развития // Стратегия России. - 2008. - № 4. - Апрель; Медведев Д. Мир должен быть многополярным. 01.09.2008 // www.upmonitor.ru/news/world/535343a/

18 Pan Weijuan. Cultural Diplomacy and a Harmonious World // Contemporary international Relations. - 2008. - Vol. 18. -№ З.-May/Jun; YuXintian. Harmonious world and China's Road of Peaceful Development // China International Studies. — Spring, 2007; Yuang Peng. A Harmonious World and China's New Diplomacy // Contemporary International Relations. -2007. - Vol. 17. - № 3. - Mar./Jun.; Zhang Deguang. SCO: Opportunities and Challenges // China International Studies. - 2007. - Winter; Zhao Tingyang. Thoughts on a Harmonious World // World Economics and Politics. - 2006. - № 9; A Harmonious World: New Ideas of China's Diplomacy / People's Daily. - 2005. - September 23; Building a Harmonious World: New Developments in China's Diplomatic Thought / China Comment. - 2006. — August 23. стратегического анализа и прогноза при КРСУ, публикации Центра исследований Восточной Азии и ШОС (МГИМО), Центра политических исследований в России и многих других научных организаций, а также отдельные статьи А. Лукина, К. Внукова, В. Михеева, А. Шлындова и др19.

Общие тенденции во взаимоотношениях между РФ и КНР как на двустороннем уровне, так и в рамках ШОС, история, преемственность и современные подходы этих стран нашли отражение в работах и статьях российских, центральноазиатских и зарубежных исследователей. Изучение проблемных точек в интересах стран-участниц ШОС послужили в качестве добротной основы для содержательного анализа исследуемых проблем. Так, среди главных достоинств использованной литературы можно выделить то, что их авторы использовали не только свои внутренние источники информации, но и подкрепляли анализ собственным опытом, полученным в результате их практической работы в странах Центральной Азии. К их числу можно отнести М.Т. Лаумулина, С.К. Кушкумбаева, К.Л. Сыроежкина, A.A. Князева, В.В. Парамонова, М.Н. Суюнбаева, Н.М.Омарова и др20.

19 Парамонов В., Строков А. Экономическое присутствие России и Китая в Центральной Азии // Conflict Studies Research Centre. - May 2007; Парамонов В., Строков А. Отношения между Россией и Китаем: история, современность и будущее // Conflict Studies Research Centre. — 2006. — № Об (46). - September; Современный Китай: экономика, демография и внешняя политика / Под ред. Музапаровой JI.M. - Алматы, 2007; Внуков К. Русский с китайцем братья навек? // Международная жизнь. — М., 2006. - № 1-2; Гарнетт Ш.У. Ограниченное партнерство: Российско-китайские отношения в меняющейся Азии // Доклад Группы по изучению российско-китайских отношений / Пер. с англ. Московский Центр Карнеги. - М., 1999. - Январь; Лукин А. Актуальные проблемы взаимодействия России и Китая и пути углубления двустороннего сотрудничества // Аналитические записки - 2008 -№ 4 (33); Он же: Медведь наблюдает за драконом. Образ Китая в России в XVII-XXI вв. -М., 2007; Лю Цинцай. О китайско-российских отношениях, обращенных в XXI в. // Проблемы Дальнего Востока. - М.,1999. - № 1; Михеев В. Роль Китая в глобализующемся мире // Отечественные записки. - 2008. - № 3; Моисеев Л.П. Российско-китайское партнерство: новые рубежи // Проблемы Дальнего Востока. - 1997. - № 3; Ji Zhiye. China-Russia Bond // Contemporary International Relations. - 2007. - Vol. 17. - № 1. - Jan./Feb.; Шлындов А. Сотрудничество России и Китая в научно-технической, технологической и производственной сферах // Проблемы дальнего Востока. - 2008. - № 5.

20 Сыроеэ/скин КЛ. Мифы и реальность этнического сепаратизма в Китае и безопасность Центральной Азии. - Алматы, 2003. Его же: Китай: военная безопасность. - Алматы, 2008; Alexander Knyazev. Orta Asya'daki geliçmeler ve ktiresel guçlerin tutumu. - Ankara: Turkiye emekli subaylar dernegi stratejik araçtirmalar merkezi (TESSAM), 2008

Также данная тематика рассматривается в целом ряде коллективных сборников.

Источниковая база. В первую очередь, отдельную категорию источников составляют официальные документы ШОС, МИД Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана, Туркменистана и Казахстана, РФ и КНР21.

Особую важность представляют собой статистические данные, официальные документы, выпущенные министерствами и ведомствами в странах ДА. Использование этой группы источников позволяет сформировать представление о теоретической основе региональной политики ЦА, служащей основой для взаимоотношений между Россией, Китаем и государствами региона. При этом следует отметить, что в таких странах как

Перевод с турецкого А.А.Колесникова); Его же: Евразийская стратегия США, интересы России и безопасность Центральной Азии // Средний Восток в системе геополитических координат: прошлое, настоящее, будущее. — Душанбе, 2005; Его же: New measurement of Russian foreign policy on post-Soviet territory and Central Asia // Central Asia Forum (3). - Urumqi: Institute of Central Asian Studies Xingjian Academy of Social Sciences, 2009; Его же: Афганская военно-политическая реальность и потенциал ШОС // ШОС в поисках нового понимания безопасности. -Алма-Ата: КИСИ, 2008; Его же: Россия возвращается в Центральную Азию // Центральная Азия и Кавказ. - Лулео, 2007. - № 5 (53); Его же: 4-JUt« j uSjJj iíjJÍ ¿Huiiiill jj [(^íUjjIj^jljj (Афганский фактор для Центральной Азии на рубеже XX-XI вв. (исторические аспекты и геополитические реалии) — Кабул, 2008. (Перевод с дари A.A. Князева); Лаумулии М. Геополитические ориентиры стран ЦА на современном этапе // Центральная Азия и Кавказ. - 2008. — № 5.

21 См.: Декларация о создании Шанхайской организации сотрудничества. — Шанхай, 15 июня 2001; Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. - Шанхай, 15 июня 2001; Хартия Шанхайской организации сотрудничества. - Санкт-Петербург, 7 июня 2002; Декларация глав государств-членов Шанхайской Организации Сотрудничества. — Санкт-Петербург, 7 июня 2002; Соглашение между государствами-членами ШОС о Региональной антитеррористической структуре. — Санкт-Петербург, 7 июня 2002 и др. официальные документы ШОС; Конституция Китайской Народной Республики // constitution.garant.ru/DOCHOOO; Конституция Российской Федерации - М., 1993; Концепция внешней политики Российской Федерации. 12.07.2008 // www.kremlin.ru; Концепция национальной безопасности Российской Федерации. 10.01.2000 // www.nationalsecurity.ru; Нота протеста МИД КНР посольству СССР в КНР. — Пекин. - 2 марта 1969 г.; Обзор внешней политики Российской Федерации. Администрация Президента РФ. МИД РФ. - М., 2007; Соглашение о взаимном сокращении вооруженных сил в приграничных районах. - Москва, 24.04.1997 // Информационный центр «Токтом»; Соглашение об укреплении доверия в военной области в приграничных районах. - Шанхай, 26.04.1996 // Информационный центр «Токтом»; Указ Президента РФ от 3.06.1996. - № 803 // www.ieie.nsc.ru.

Туркменистан и Китай в силу особенностей внутренней политики отсутствует доступ к информации, представляющей исследовательский интерес. В силу этого часть тематики, связанная с Туркменистаном в работе представлена не вполне системно, а китайская точка зрения на рассматриваемую проблематику основана в целом на исследовательских работах китайских авторов.

Анализ особенностей региональной политики России и Китая в регионе был бы неполным без учета внешней политики мировых (США и Евросоюз), и региональных держав (Пакистан, Турция и Иран). Основные цели этих государств рассмотрены в ряде аналитических статей, отчетов и публикаций22.

ШОС - относительно новая организация, и следует отметить, что тематика еще недостаточно разработана отечественными и зарубежными исследователями, хотя уже и имеется ряд научных работ по становлению и развитию организации. Основные направления деятельности ШОС рассмотрены авторским коллективом под ред. A.A. Куртова, И.Н. Комиссиной, Е.М. Кожокина23. Необходимо отметить также статьи узбекистанских исследователей В.В. Парамонова и A.B. Строкова, где

22 Jim Niçois. Central Asia: Regional Developments and Implications for US Interests // CRS Issue Brief for Congress, Library of Congress. - December 2004; US National interests in Euroasia. - Washington, D.C., 2008; Уразов А. Политика Европейского Союза в Центральной Азии. 09.08.2006 // www.apn.kz; Гончаров П. Иран возвращается в Центральную Азию // www.rian.ru; Илюхин Л. Турецкий гамбит. Возможна ли сегодня реанимация идеи объединения тюркских народов Центральной Азии. 10.12.2007 // www.centrasia.org; Гайк Демоян. Карабахский конфликт и взаимоотношения тюркоязычных государств // Центральная Азия и Кавказ. - 2000. - № 5 (11);

Шанхайская организация сотрудничества: к новым рубежам развития / Сост.: А.Ф. Клименко - М., 2008; ШОС: становление новой реальности / Под ред. Кожокина Е.М. -М., 2005; Комиссина КН., Куртов A.A. Шанхайская организация сотрудничества: становление новой реальности. - М., 2005; Андреещев Р. ШОС сегодня и завтра. Надежды и заботы стран - членов организации // Азия и Африка сегодня. - 2008. - № 1; Воскресенский А.Д., Лузятш С.Г. Китайский и российский факторы в Центральной Азии II Восток (Oriens). — M., 2003. - № 3; Власов А., Лузянин С.Г. Роль ШОС в урегулировании конфликта на Кавказе // Информационно-аналитический Центр по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве // www.ia-centr.ru/expert/2288; Вартанян A.M. Зачем Ирану нужно членство в ШОС? // www.iimes.ru/rus/stat/2007/29-08-07a.htm и др. рассматривается в основном экономическое взаимодействие между странами-членами 1ПОС24.

В последние годы большая работа по тематике развития региона и ШОС, ее перспектив, проблем функционирования, проделана творческой группой ученых из разных стран (Россия, страны ЦА, Китай, Иран, Турция, Индия, Афганистан, Италия, Франция, Великобритания, Германия) под руководством A.A. Князева, которая реализована при проведении целого ряда конференций25, в изданных сборниках статей и материалов26.

Среди региональных исследователей следует выделить работы, E.H. Оразалина, Э. Усубалиева, В. Богатырева, Ф.Ф. Толипова, в которых дается анализ роли и перспектив развития ШОС на постсоветском пространстве27. В

24 См.: Парамонов В., Строков А., Столповский О. Россия и Китай в Центральной Азии: политика, экономика, безопасность. - Бишкек, 2008.

25 Международная конференция «Афганистан и региональная безопасность: пять лет после «Талибана» (Душанбе, 11-12 декабря 2006 г.) - См. подробнее: http://www.knyazev.org/foundate/dusanbe.shtml; Международная конференция «Проекты сотрудничества и интеграции для Центральной Азии: сравнительный анализ, возможности и перспективы» (Худжанд, Таджикистан, 26-28 июня 2007 г.) - См. подробнее: http://www.knyazev.org/foundate/hudjent.shtml; Международная конференция «Афганистан, ШОС, безопасность и геополитика Центральной Евразии» (Иссык-Куль, 10-12 июня 2008 г.); Конференция «Внешнеполитическая ориентация стран Центральной Азии в свете глобальной трансформации мировой системы международных отношений» (Иссык-Куль, 4-5 ноября 2008 г.); Международная конференция «ШОС как фактор интеграции Центральной Евразии: потенциал стран-наблюдателей и стран-соседей» (Иссык-Куль, 5-6 июня 2009 г.).

26 Проекты сотрудничества и интеграции для Центральной Азии: сравнительный анализ, возможности и перспективы / Под ред. A.A. Князева. - Бишкек, 2007; Афганистан, ШОС, безопасность и геополитика Центральной Евразии / Под ред. A.A. Князева. - Бишкек, 2008; Внешнеполитическая ориентация стран Центральной Азии в свете глобальной трансформации мировой системы международных отношений / Под ред. A.A. Князева, A.A. Мигранян. - Бишкек, 2009; ШОС как фактор интеграции Центральной Евразии: потенциал стран-наблюдателей и стран-соседей / Под ред. A.A. Князева и A.A. Мигранян. - Бишкек, 2009.

27 См.: Усубалиев Э. Место и роль ШОС в международной системе безопасности на современном этапе / Материалы и документы о Кыргызско-Китайской государственной границе - Бишкек, 2003; Богатырев В. ШОС и особенности внешней политики Кыргызстана // www.tazar.kg; Толипов Ф.Ф. К вопросу о самостоятельной роли организации центральноазиатского сотрудничества в рамках ШОС // Центральная Азия и Кавказ. - 2004. — № 3 (33); Оразалин E.H. ШОС: основы формирования, проблемы и трудах китайских исследователей Ся Ишань, Чжан Дегуан, Чэнь Юйжун, Чжао Хуашень и др. уделяется внимание взаимоотношениям между Китаем и Россией в рамках организации, а также возможностям ШОС для реализации своих целей28. Кроме этого существует ряд специализированных Интернет-ресурсов и сайтов информационных агентств по тематике ШОС и Центральной Азии29.

Немногочисленность академических исследований объясняется, на наш взгляд, тем обстоятельством, что проблема слишком современна, события приходится комментировать «по горячим следам». Это важно, поскольку значительная часть рассматриваемых вопросов впервые становится предметом научного интереса. Но из этого следует, как минимум, два вывода. Во-первых, -и это обстоятельство накладывает на исследователя серьезную ответственность - легко могут быть поставлены под сомнение исследовательские обобщения, основанные на неполной фактографической базе, которая обуславливается закрытостью большой части документальных источников. Во-вторых, - и в этом несомненное преимущество исследователя — в такой работе присутствует уникальная возможность использовать, наряду с уже доступными перспективы. Пути совершенствования механизмов сотрудничества / Под ред. А.Ж. Шоманова. - Алматы, 2007.

28 Ся Ишанъ. Механизм «Шанхайской пятерки» и стратегическое взаимодействие Китая и России // Материалы и документы о Кыргызско-Китайской государственной границе — Бишкек, 2003.; Zhang Deguang. SCO: Opportunities and Challenges. China International Studies. - Winter, 2007; Чэнь Юйжун. ШОС в новой обстановке // Китай и Центральная Азия: сотрудничество с целью обеспечения региональной безопасности и процветания // Материалы научной конференции. Урумчи. 13-14 сентября 2005; Чжао Хуашен. ШОС: перспективы и вызовы // Сборник материалов международной научой конференции «ШОС в поисках нового понимания безопасности». — Алматы, 2007; Pan Weijuan. Cultural Diplomacy and a Harmonious World // Contemporary international Relations. - 2008. - Vol. 18. - № 3. - May/Jun; Yuang Peng. A Harmonious World and China's New Diplomacy // Contemporary International Relations. - 2007. - Vol. 17. - № 3. - Mar./Jun.

29 Асанбаев M. Политика Китая и России в Центральной Азии в рамках деятельности Шанхайской организации сотрудничества. 16.09.2008 // www.kisi.kz/site.html?id=4699; Бутаков Я. Шанхайский проект: Станет ли ШОС евразийским антиНАТО? // www.posit.kg; Гусев Л. Фактор ШОС во внешней политике Казахстана. 02.06.2006. // www.apn.kz/publications/articlel93.htm; Каукенова Т. Потенциал Шанхайской Организации Сотрудничества как механизма региональной экономической интеграции в Центральной Азии. 06.08.09 // eastime.ru; Аза Мигранян. Кризис и страны ШОС. 16.06.2009 // www.regnum.ru/news/1176026.html документальными источниками, живые впечатления, оценки участников событий, свободные от позднейших наслоений и деформаций.

В целом хорошей основой в формировании фактологической и аналитической основы диссертации послужило использование периодических изданий, печатных и электронных СМИ на русском, английском языках, а также результаты проведенных автором бесед с политиками и учеными России, Китая и стран Центральной Азии.

Основные положения, выносимые на защиту

• Рост взаимозависимости мира, возникновение и обострение глобальных проблем необычайно увеличили объективные потребности в усилении регионального взаимодействия и способствовали расширению его сфер, в связи с чем современное понимание региональной политики должно выходить за рамки государств и рассматриваться на уровне «макрорегиона».

• На фоне теоретических разработок и попыток внедрения со стороны США четко оформленных системных региональных программ в ЦА, отсутствие таковых у России и Китая способствует возникновению неопределенности по поводу долгосрочности и предсказуемости проводимой ими совместной региональной политики и, соответственно перспектив ШОС.

• Анализ концептуальных основ региональной политики Китая в ЦА, показывает, что она носит более планомерный и спрогнозированный характер, в отличие от в большей степени ситуативной региональной политики России.

• Анализ проблемных зон во взаимоотношениях между Россией и Китаем как в рамках ШОС, так и на двустороннем уровне, показывает, что фактическое региональное сотрудничество двух держав в Центральной Азии носит двойственно-неопределенный характер: а) «партнерство» на уровне долговременного и плодотворного сотрудничества с созидательной целью; б) временное «партнерство» на уровне тактического использования и последующего деструктивного средства ослабления геополитического соперника.

• Долгосрочная неустойчивость российско-китайских отношений может оказать серьезное негативное влияние на развитие сотрудничества в Центральной Азии в целом и перспективы ШОС. Разработка совместно со странами-участницами ШОС теоретически обоснованной и оформленной долгосрочной стратегии развития российско-китайского партнерства в ЦА позволит усилить позиции организации в мировом сообществе. Иначе, политика России в рамках ШОС обречена быть неэффективной, неспособной оказывать влияние на развитие мировых процессов. Усиление взаимодействия в рамках ШОС будет ключом и в решении двусторонних расхождений интересов России и Китая в ЦА.

• Форсирование эффективного и плодотворного взаимодействия в ШОС может происходить при условии трансформации политики Китая и России к более сбалансированным и долгосрочным стратегиям, основанным на том, что кроме прямой материальной выгоды, есть и долгосрочные преимущества, строящиеся не только на экономических, но и на политических, культурных, цивилизационных, геополитических и прочих интересах.

• Важнейшую роль в развитии ШОС могут сыграть страны Центральной Азии, сглаживая возможные потенциальные противоречия между Россией и Китаем, выступая в роли некоей третьей силы, уравновешивающего механизма. Именно государства Центральной Азии призваны стать связующим звеном и консолидирующей силой в рамках ШОС с целью создания единой и универсальной евразийской системы безопасности. В этом контексте полезным было бы расширение ШОС при условии дифференцированного подхода к странам-наблюдателям.

• ШОС может стать моделью эволюционного перевода отношений от одного качественного уровня (двусторонних отношений) на более высокий уровень (многостороннего сотрудничества). ШОС имеет большое значение для Индии, Пакистана, Афганистана как опыт межгосударственного, конструктивного сотрудничества в регионе по общим проблемам безопасности, решение которых имеет больше объединяющее, чем разъединяющее значение. ШОС полезна в поиске модели создания восточно-азиатской региональной системы безопасности не только в ЦА, но и в АТР.

Практическая значимость работы. Материалы и положения диссертации могут быть полезными в формировании общей концепции региональной политики ЦА. Отдельные выводы могут рассматриваться как своего рода рекомендации для соответствующих министерств и ведомств, работающих в различных направлениях двустороннего или многостороннего сотрудничества. Также работа может быть использована в учебном процессе в высшей школе при чтении лекций, организации спецкурсов и проведении семинаров по политологии.

Апробация работы.

Основные положения и выводы исследования изложены автором в монографии «Россия и Китай в Центральной Азии и фактор ШОС» - Бишкек, 2009. - 9,5 п.л.; шести статьях в различных научных сборниках (общим объемом 2,8 п.л.), в том числе научно рецензируемых изданиях. Результаты работы докладывались автором на конференциях и круглых столах международного уровня, проводимых в Кыргызстане (Кыргызско-Российский Славянский Университет, Институт стратегического анализа и прогноза, Региональный филиал Института интеграции и диаспоры (Институт стран СНГ)), Казахстане (Казахстанский институт стратегических исследований при Президенте РК, Казахстанско-Немецкий Университет), Таджикистане (Центр стратегических исследований при Президенте РТ).

Заключение диссертации по теме "Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития", Мураталиева, Замира Тулкуновна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Региональные политические процессов, в том числе и региональная политика, являются предметом исследования относительного нового научного направления - политической регионалистики, возникшего в начале XX века на стыке таких наук как политология и регионоведение. Рассмотрение нескольких подходов к определению понятия региональная политика, показало их недостаточную теоретическую разработанность, в связи с тем, что они в основном отражают аспект только внутренней политики государства. На наш взгляд, исследователь при изучении феномена региональной политики, должен учитывать комплексность сущности понятия регион, содержащего в себе многоуровневую структурированность: региональная политика на уровне «региона» как отношения между центром и регионами, а также региональная политика на уровне «макрорегиона», т.е. нескольких государств, объединенных в единый регион.

По нашему мнению, региональная политика представляет собой внешнеполитическую активность государства на макрорегиональном уровне, направленную на организацию пространства в соответствии с избранной стратегией развития, детерминированной с национальными интересами. В нашей работе региональная политика исследуется в аспекте внешнеполитического функционирования, что практически не рассматривается в современной отечественной, российской и западной литературе.

При проведении исследования одной из сложностей являлось то, что изучить региональную политику России и Китая по отношению к региону Центральная Азия, который в практической плоскости не является единым, представлялось весьма проблематичным. Более того в политической науке существует ряд определений, противоположных современному пониманию Центральной Азии. В настоящее время весьма популярным становится проводить районирование, исходя из культурно-цивилизационных и политических оснований, которые нередко вступают в противоречие с законами географии. Вследствие этого современное понимание Центральной

Азии, куда входит Казахстан, Узбекистан, Туркменистан, Кыргызстан и Таджикистан отчасти оправдано и влилось в политический обиход.

В силу того, что само понятие «региональная политика» на уровне макрорегиона является относительно молодым термином, концепция в виде официально оформленной и завершенной теории еще не разработана ни в России, ни в Китае. Вследствие этого выделение концепции региональной политики Китая и России проведено путем анализа внутригосударственной документальной базы и договорно-правовой основы ШОС.

Концепция региональной политики КНР отражена в принципах мирного сосуществования, концепции «гармоничного мира», концепции «стратегических границ и жизненного пространства», а также в официальных документах ШОС. Как показал проведенный нами анализ документов и экспертных оценок, современной региональной политике Китая в яркой степени присущ прагматизм по отношению к странам Центральной Азии, заключающийся в последовательной политике дальнейшего развития экономического сотрудничества и поддержании политической стабильности в регионе через взаимное сотрудничество.

Основу концепции региональной политики Российской Федерации составляют Конституция, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры, Концепция внешней политики, а также Концепция национальной безопасности и другие аналогичные документы.

При поведении сравнительного анализа концептуальных основ региональной политики двух стран было выявлено, что теоретические позиции Китая намного основательней и продуктивней, чем у России. Если концепции, затрагивающие региональную политику России, в основном делают акцент на сохранении культурной близости и общей истории, а также на поддержке соотечественников в Центральной Азии, поверхностно и бегло на экономических инициативах, то Китай почти во всех своих программах плодотворно и целенаправленно оформляет экономическое развитие региона в качестве приоритетного направления региональной политики. В настоящее время, как известно экономическое развитие государства является первостепенной и важной задачей любой страны.

Теоретическое осмысление российской властью процессов реформирования занимает недостаточное время для выработки эффективной и отвечающей реалиям современности концепции. Отчасти это служит объяснением тому, что региональная политика со времени распада СССР носила спорадический, спонтанный и иногда непродуманный характер, когда регион Центральной Азии и вовсе не входил в сферу интересов Федерации. В свою очередь, в Китае оформлению какой-либо теоретической программы предшествуют идеологические дебаты, научные совещания, в результате которых возникает теория, носящая весьма обоснованный характер.

В вопросе притязаний в региональной политике, следует отметить целенаправленное акцентирование в китайских источниках на отсутствии стремления стать мировой державой, и на подчеркивании исключительно мирного характера проводимой политики КНР. В российских официальных документах открыто изложено, что одним из ее национальных интересов является упрочение позиций страны как великой державы, более того — одного из центров многополярного мира. Этим и обусловлен страх постсоветских государств перед растущими амбициями России. Но, с другой стороны, существует и так называемая популярная концепция китайской угрозы, которая также подпитывает опасения стран Центральной Азии к развитию регионального сотрудничества.

Выделение Россией в качестве приоритетного направления сотрудничества в структуре СНГ создает позитивные предпосылки для сотрудничества в рамках ШОС, а также усиливает значимость Центральной Азии для России, а значит, и способствует более плодотворной региональной политике. На этом фоне необходимо отметить тот факт, что для Китая Центральная Азия не является приоритетным направлением, а его будущие стратегические интересы проецируются в зоне АТР и ЮВА.

В целом недостатком в концепциях обоих стран следует отметить отсутствие четко оформленной и проработанной программы региональной политики для Центральной Азии. Учитывая, что США предлагают различные проекты, например, проект «Большой Центральной Азии», где отражены цели и задачи их региональной политики, приходится констатировать, что очерчивание контуров региональной политики России и Китая приходится проводить путем анализа документальной базы стран.

Исследование центральноазиатской политики таких внерегиональных государства как США, ЕС, Иран, Пакистан и Турция, показало, что они стремятся реализовать свои экономические и политические интересы. К экономическим, мы относим прежде всего спрос на энергоресурсы, либо на их транспортировку, а к политическим - те или иные специфические геополитические интересы, связанные с вопросами безопасности и международных отношений. При этом из тройки мусульманских государств, стремящихся к расширению своего влияния в регионе, Иран уже сейчас опережает Турцию и Пакистан.

Следует отметить, что такие страны как США, ЕС и Турция могут быть объединены в единый блок, который касательно интересов России и Китая вносит некоторый диссонанс в геополитическую структуру региона. Что касается Ирана и Пакистана, то эти страны пока не демонстрируют явное несогласие или несовпадение интересам России и Китая, но проводят политику в соответствии с собственными интересами.

Таким образом, пока основная роль в геополитике региона принадлежит России и Китаю, непосредственно граничащих с Центральной Азией, а также США, которые в результате размещения своих военных баз и активного вмешательства в дела региона превратились сегодня в реальную военно-политическую силу.

Региональная политика РФ и КНР активно развивается посредством сотрудничества в рамках ШОС в области безопасности, экономики и культуры. Взаимодействие в области безопасности является одним из наиболее приоритетных и первостепенных задач для обоих государств. Рассматривая специфику взаимоотношений России и Китая в Центральной Азии, следует отметить, что подписание огромного количества совместных заявлений и соглашений как в рамках ШОС, так и на уровне двусторонних отношений не должны скрадывать наличие определенных сложностей в политической и экономической сферах. Несмотря на то, что отношения между Россией и Китаем декларируются как «стратегические», существует ряд факторов, указывающих на то, что партнерство такого рода не обязательно долговременно, устойчиво и непоколебимо. При тесном сотрудничестве России и Китая в регионе ключевым остается его фактический уровень: дипломатия «партнерства» как долгосрочное и плодотворное взаимодействие с целью упорядочивания геополитической структуры региона, либо лишь как временный и недолгосрочный союз в целях «сдерживания» своих геополитических оппонентов.

Проблемный подход к взаимоотношениям между Россией и Китаем в Центральной Азии выявил больше точек столкновения интересов, нежели точек соприкосновения, среди которых следующие: исторический, экономический (включающий в себя энергетический и торговый), культурологический, геополитический и фактор разностороннего восприятия ШОС. Точками соприкосновения, способствующими укреплению сотрудничества, является общее видение мирового порядка, антиамериканизм и общая заинтересованность в упрочении безопасности границ и противодействию экстремизму и терроризму. В связи с этим в отношениях двух стран складывается весьма противоречивое пространство для сотрудничества и соперничества. Оба государства заинтересованы в дальнейшей кооперации, но в то же время существует целый ряд проблемных зон, мешающих сотрудничеству и коренящихся в разностях потенциалов РФ и КНР.

Значение взаимодействия России и Китая в Центральной Азии трудно переоценить. В среднесрочной перспективе можно с определенной долей уверенности предположить, что истинная форма и содержание формата стратегического партнерства России и Китая определит как экономическую ситуацию, так и состояние региональной безопасности в целом.

Основной рекомендацией для превращения региона в полноценный субъект международных отношений, является путь к кооперации и интеграции в рамках ШОС. Как известно, полноценная интеграция требует перехода на многосторонний формат экономического взаимодействия. При этом ШОС, обладая мощным экономическим потенциалом, практически не использует его в силу преобладания двустороннего формата отношений между странами-участницами. Интеграция в рамках ШОС должна быть равновесной и не представлять собой конкуренцию между странами-лидерами, делая акцент на том, что позиции России и Китая не позволяют друг другу полностью доминировать какой-то одной державе, создавая предпосылки для предотвращения эффекта лобовой конкуренции и соперничества в политической области. Весьма важную роль в рамках ШОС могут сыграть страны Центральной Азии, сглаживая возможные противоречия между Россией и Китаем, а также выступая в роли некоей третьей силы, способствующей кооперации. Государства Центральной Азии могут стать связующим звеном и консолидирующей силой в рамках ШОС с целью создания единой и универсальной евразийской системы безопасности. Тем самым формат ШОС имеет все возможности создать идеальные рамки для интеграции, когда ни один из членов организации не допустит возникновения серьезного конфликта с интересами другого.

Форсирование эффективного и плодотворного взаимодействия в ШОС может происходить, как мы считаем, при условии постепенного отхода от чисто прагматической политики Китая и России к более сбалансированному и долгосрочному подходу, заключающемся в том, что кроме прямой материальной выгоды, есть и долгосрочные преимущества, строящиеся не только на экономических, но и на политических, культурных, цивилизационных и прочих интересах.

ШОС - это одна из немногих региональных организаций, имеющая огромный резерв экономического развития за счет наличия замкнутого цикла производителей и потребителей. Расширение организации в несколько раз увеличит потенциал ее экономической самодостаточности и превратит уже в трансрегиональную организацию. Усиление взаимодействия в рамках ШОС будет ключом в решении двусторонних расхождений интересов России и Китая в Центральной Азии.

Исходя из всего вышеизложенного, можно сделать вывод о необходимости скорейшей выработки новой концепции функционирования ШОС, с учетом глобальных изменений с целью превращения ее в один из центров многополярного мира, авторитетную международную организацию, позиционирующую себя как структуру, обладающую соответствующим политическим и военным потенциалом для самостоятельного решения региональных проблем. В этом аспекте, в рамках ШОС необходимым, на наш взгляд, является разработка совместно со странами-участницами теоретически обоснованной и оформленной долгосрочной стратегии развития российско-китайского партнерства в Центральной Азии. В целом, долгосрочная неустойчивость российско-китайских отношений может оказать серьезное негативное влияние на развитие сотрудничества в Центральной Азии, что равносильно фактору неустойчивости перспектив ШОС.

Образование ШОС представляет интерес для иных азиатских регионов как опыт плавного перевода отношений из уровня двусторонних отношений на более высокий уровень многостороннего сотрудничества. Деятельность, ШОС имеет большое значение для Индии, Пакистана, Афганистана как опыт межгосударственного, конструктивного сотрудничества в регионе по общим проблемам безопасности, разрешение которых имеет больше объединяющее, чем разъединяющее значение. Опыт ШОС полезен в поиске модели создания восточно-азиатской региональной системы безопасности в АТР. Деятельность «шестерки» могла бы стать конструктивной и для стран АТР, и для стран Среднего Востока (Турция, Иран, Афганистан, Пакистан) и Южной Азии (Индия, страны индийского ареала) как опыт создания реальных механизмов региональной безопасности и урегулирования спорных пограничных вопросов.

Исходя их всего вышеизложенного, можно сделать вывод, что ШОС -весьма перспективная организация, способствующая многосторонней экономической интеграции и играющая значительную роль в поддержании стабильности и безопасности региона. При этом, на наш взгляд, необходимым представляется развитие организации одновременно по двум направлениям (безопасность и экономическое развитие), при наличии избирательного подхода, отвечающего национальным интересам стран Центральноазиатского региона, при участии в тех или иных экономических программах.

Мы считаем, что разработка возможных сценариев необходима для дальнейшего развития стран-участниц ШОС, ведь теоретическое видение будущего того или иного феномена превращает его в цель развития, заставляя определять стратегию движения и направлять политику в нужном русле.

Одним из самых распространенных образов будущего видения ШОС заключается в организации региональной безопасности, занимающейся в основном вопросами поддержания мира и укрепления доверия в регионе, а также борьбой с тремя декларированными «силами зла» в виде экстремизма,, терроризма и сепаратизма. Этот вариант развития представляется весьма вероятным, однако он во многом обусловлен «правилами игры» лидеров в рамках организации. Второй вариант предполагает, что ШОС может быть преобразована в организацию экономического сотрудничества, содействуя созданию благоприятных условий для торговли и привлечения инвестиций. В силу разноуровневого и разноскоростного развития стран-участниц, а также фактора динамично развивающегося Китая, пока реализация этого сценария видится в долгосрочной перспективе. Третий сценарий показывает самую неблагоприятную и нежелательную перспективу ШОС в виде слабой, недееспособной и формальной организации, не оказывающей особое влияние на политические процессы, выступая в роли некоего «регионального арбитра» либо «регионального форума», где обсуждались бы возникающие проблемы в многостороннем формате. Беря во внимание уже имеющиеся на постсоветском пространстве организации, фиксирующие свою деятельность только на бумаге, но не решающие насущные проблемы, следует серьезней 4 отнестись к этому сценарию. И, наконец, четвертый сценарий, наиболее желательный, по нашему мнению, представляет организацию в качестве

177 реальной универсальной. ШОС имеет все шансы стать действительно универсальной организацией, которая не акцентировала бы свою деятельность на решении только одной задачи, а занималась бы и решала широкий спектр проблем.

При выявлении различных сценариев развития региональной политики России и Китая были проанализированы «детерминанты», «факторы» и «переменные», куда можно отнести совокупность ресурсов государств, которыми они обладают для достижения своих целей. Сочетание этих переменных показали определенные слабости сложившейся обстановки в Центральной Азии.

Сценарий «взаимовыгодного партнерства» подразумевает сбалансированное лавирование России и Китая в Центральной Азии. Концептуально этот сценарий является воплощением игры с ненулевой суммой, когда каждая заинтересованная сторона имеет возможность извлечь максимальную пользу. Однако реализация этого сценария представляется маловероятной, учитывая труднодостижимую задачу поиска точки положительного эквилибриума, т.е. оптимального соотношения между участниками региональных политических процессов. Сценарий «острой конкуренции» двух держав теоретически замыкается на игре с нулевой суммой, предполагающей победу одного из участников политического процесса над другим. В рамках Центральноазиатского региона этот сценарий наименее желателен, учитывая, что он предполагает усиление влияния и позиций одной державы за счет ослабления либо геополитического устранения другой. В сценарии «центральноазиатская мозаика» помимо российского, китайского и западного, активно развиваются и другие векторы региональной политики, что способствует диверсификации внешнеполитических связей и поиску новых партнеров. В сценарии «интегрированная Центральная Азия» регион выступает в качестве сильного и самостоятельного актора международных отношений в соответствии с избранной моделью развития. Однако реализация этого сценария в силу ряда объективных причин является маловероятной. Наиболее желательными для региона представляются последние два сценария.

Проанализировав некоторые формы сценариев взаимодействия России и Китая в регионе, необходимость интеграции Центральной Азии с целью выбора собственной модели регионального равновесия и развития представляется как идеальный вариант решения многих социально-экономических и политических проблем. Однако, как показывает неудачный опыт многих интеграционных начинаний в регионе, этот путь развития видится нам практически нереализуемым в среднесрочной перспективе.

В первую очередь, по нашему мнению, необходимо создать все условия для концептуального осмысления, оформления, реализации и последующего повышения потенциала региональной политики Кыргызстана, что находится в прямой зависимости от степени осознания собственной роли страны в региональной системе отношений в Центральной Азии. В идеале концепция региональной политики Кыргызстана должна быть основана на взаимосвязанной триаде правильно определенных национальных интересов, учете локальных традиций и апробированных в международной политике принципов организации современного государства.

Что касается практических рекомендаций, то проанализировав региональную политику России и Китая в регионе, мы предлагаем ряд важных направлений сотрудничества, которые, по нашему мнению, могут иметь ключевое значение для дальнейшей самореализации страны как самостоятельного и действительно активного субъекта международных отношений.

Необходимо новое качество политики в отношениях с Россией и Китаем в ШОС. Оно должно включать тщательный учёт видения преследуемых целей держав относительно Центральной Азии и максимальную реализацию выгодных для региона достигнутых договоренностей, особенно в области торгово-экономических отношений. При этом заявления и декларации должны подкрепляться конкретными делами по укреплению современной инфраструктуры стран Центральной Азии.

Для более рациональной и взвешенной региональной политики необходимо дальнейшее сохранение дружественных и добрососедских отношений с двумя державами. В современных условиях игра на противоречиях и искусственное усиление внимания на проблемных зонах в отношениях между Россией и Китаем недопустимы и нежелательны. Учитывая тот факт, что на двустороннем уровне между странами нет никаких проблем и противоречий, отношения между малой страной — Кыргызстаном и крупной мировой державой — Китаем могут стать образцовым примером справедливого отношения на основе взаимоуважения и добрососедства. В интересах Кыргызстана могло бы стать развитие сотрудничества с КНР по подкреплению и всяческому содействию положительного имиджа Китая в Центральной Азии.

Одним из главных факторов сохранения стратегического сотрудничества между Россией и Китаем остается военное присутствие США в Кыргызстане. Вовлечение Китая в открытое соперничество в регионе, не отвечает интересам как самого Кыргызстана, так и остальных стран Центральной Азии.

В большей степени невыгодным для Кыргызстана может стать развитие такой ситуации, когда это соперничество будет проходить непосредственно по территории страны. Неприемлем также и возврат к блоковому противостоянию в Центральной Азии. В отличие от блоковой структуры, страны-участницы ШОС создали механизм взаимодействия, который предусматривает неприменение силы или угрозы силой, исключает военную деятельность, нарушающую стабильность в регионе. Именно это качество есть один из главных принципов ШОС в ее сегодняшнем чрезмерно рыхлом, размытом состоянии, его нужно сохранить и развивать, наращивая новый позитив. Пока именно этот принцип является одним из факторов притяжения для широкого круга стран, понимающих гибельность той глобализации, которая выстроена как альтернатива ШОС и другим альянсам, уже намечающимся или способным возникнуть.

Следующей рекомендацией в проведении взвешенной региональной политики является необходимость развития других векторов региональной политики. Внешне признавая важность России, США и Китая в своей политике, Кыргызстан должен четко осознавать необходимость диверсификации внешнеполитических связей и поиска новых партнеров, которые не были бы столь сильно привязаны к региону и не пытались в своей политике оказывать чрезмерное влияние на конфигурацию союзов и интеграционных образований, необходимых для реализации их интересов. Тем более что в настоящее время интерес к региону представляют такие страны, как Япония, Индия, Бразилия, Южная Корея, Таиланд, ЮАР, исламский мир и другие государства мира.

России и Кыргызстану будет выгодна такая система отношений в регионе, которая позволяла бы решать вопросы получения выгоды от торговли и инвестиций и обеспечения региональной безопасности. В области международных отношений Кыргызстану необходимо выстраивать политику таким образом, чтобы не давать ни одной стране возможности доминировать в регионе. Поэтому следует продвигать взаимопонимание и сотрудничество между странами-участницами ШОС в таком направлении, чтобы способствовать укреплению национального суверенитета и независимого развития. В сфере экономического развития необходимо развивать взаимовыгодную приграничную торговлю и привлекать инвестиции, а также участвовать в транспортных проектах, открывающих для КР выходы на новые рынки. В целом для ЦА целесообразным является проведение политики «тонкого баланса», при которой ни одна держава не будет иметь возможности лидировать в регионе.

Процессы глобализации диктуют новые условия, акторам международных отношений необходимо не просто своевременно улавливать основные тенденции в международной политике, но и иметь возможность влиять на них еще на стадии формирования, упреждая любые негативные для своей страны процессы. Неизбежно широкомасштабное сотрудничество с основными международными структурами, в том числе и в рамках ШОС, и всеми теми странами, которые формируют лицо будущего мира.

Региональные политические процессы происходят настолько стремительно, что невозможно просто реагировать на происходящее, нужно упреждать события, заранее имея представление об их возможных последствиях. В этой ситуации тем более важно, чтобы каждый серьезный внешнеполитический шаг основывался на фундаменте последовательной международной региональной политики, которая не может быть претворена в жизнь без четко функционирующего внешнеполитического механизма.

Список литературы диссертационного исследования кандидат политических наук Мураталиева, Замира Тулкуновна, 2009 год

1. Военно-промышленный курьер. М., 2008. - № 39 (255), 1-7 октября.

2. Декларация глав государств-членов Шанхайской Организации Сотрудничества. — Санкт-Петербург, 7 июня 2002 // kremlin.ru

3. Декларация о создании Шанхайской организации сотрудничества. -Шанхай, 15 июня 2001 // kremlin.ru

4. Конституция Китайской Народной Республики // constitution.garant.ru/DOCl 1000.

5. Конституция Российской Федерации. М., 1993.

6. Концепция внешней политики Российской Федерации. 12.07.2008 // www.kremlin.ru

7. Концепция национальной безопасности Российской Федерации. 10.01.2000 // www.nationalsecurity.ru

8. Кыргызстан. Политика и экономика: материалы и документы / Сост.: Э.А. Ногойбаева, А.Д. Мурзакулова, Б.С. Жумагулов. Бишкек, 2006.

9. Материалы и документы о Кыргызско-Китайской государственной границе Бишкек, 2003.

10. Нота протеста МИД КНР посольству СССР в КНР. Пекин. - 2 марта 1969 // www.wikipedia.org

11. Обзор внешней политики Российской Федерации. Администрация Президента РФ, МИД РФ. М., 2007.

12. Положение о Деловом совете государств-членов Шанхайской организации сотрудничества. Шанхай, 14 июня 2006 // www.bs-sco.org

13. Положение об Энергетическом клубе государств-членов Шанхайской организации сотрудничества // Мировая энергетика. М., 2009. - № 07 (66).

14. Российско-Китайская совместная декларация о многополярном мире и формировании нового международного порядка. Москва, 23 апреля 1997 // www.lawmix.ru/abro.php?id=6305

15. Соглашение между государствами-членами ШОС о Региональной антитеррористической структуре. Санкт-Петербург, 7 июня 2002 // www.ecrats.com

16. Соглашение о взаимном сокращении вооруженных сил в приграничных районах. Москва, 24 апреля 1997 // Информационный центр «Токтом».

17. Соглашение о сотрудничестве между Межбанковским объединением и Деловым советом ШОС. Москва, 26 октября 2005.

18. Соглашение об укреплении доверия в военной области в приграничных районах. Шанхай, 26.04.1996 // Информационный центр «Токтом».

19. Статистический ежегодник Китая. 1999 г. Пекин, 1999.

20. Указ Президента РФ об основных положениях региональной политики в Российской Федерации от 3 июня 1996. № 803 // www.ieie.nsc.ru

21. Хартия Шанхайской организации сотрудничества. Санкт-Петербург, 7 июня 2002 // kremlin.ru

22. Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. Шанхай, 15 июня 2001 // kremlin.ru

23. Монографии и статьи в научных изданиях на русском языке:

24. Агранат Г. О региональном развитии и региональной политике //

25. Свободная мысль. 1996. - № 9.

26. Алексеев М. В тени «Балкан Азии»: Анти-китайская угроза ивраждебность на Дальнем Востоке России // Cambridge University Press, 2006.

27. Алексеев М. Угрожает ли России китайская миграция? // Мироваяэкономика и международные отношения (МЭиМО), 2000. №11.

28. Алтухов В. Смена парадигм и формирование новой методологии (попытка обзора дискуссии) // Общественные науки и современность. М., 1993. -№ 1.

29. Андреещев Р. ШОС сегодня и завтра. Надежды и заботы стран членов организации // Азия и Африка сегодня. - 2008. - № 1.

30. Арбатов А.Г. Военная реформа: доктрина, войска, финансы // Мировая экономика и международные отношения. — 1997. — № 4.

31. Артоболевский С. С. Региональная политика в развитых странах Европы: теоретические, методологические и прикладные аспекты. Автореф. докт. дисс. М., 1992.

32. Афганистан, ШОС, безопасность и геополитика Центральной Евразии / Под ред. A.A. Князева. Бишкек, 2008

33. Баэ/санов Е.П. Российско-китайские отношения. — М., 1999.

34. Балуев Д. Конфликт, которого никто не ждет // Pro et Contra. 1998. - Т. 3. -№ 1.

35. Бжезинский 3. Выбор: Мировое господство или глобальное лидерство. — М., 2004.

36. БисенбаевА. Другая Центральная Азия. Алматы, 2003.

37. Богатуров А.Д. Лидерство и децентрализация в международной системе // Международные процессы. Журнал теории международных отношений и мировой политики. М., 2006. - Т. 4. - № 3 (12). - Сентябрь-декабрь.

38. Бордачёв Т.В. Будущее Азии и политика России // Россия в глобальной политике. 2006. - № 2.

39. ЪТ.Вартанян А. Программа СПЕКА новая региональная инициатива ЕС в Центральной Азии // Новые рынки. - М., 2001. - № 5.

40. Внешнеполитическая ориентация стран Центральной Азии в свете глобальной трансформации мировой системы международных отношений. Сб. статей / Под ред. A.A. Князева и A.A. Мигранян. Бишкек, 2009.

41. Внешняя политика США в Центрально-Азиатском регионе: современные аспекты. Бишкек: КРСУ, 2009.

42. Внуков К. Русский с китайцем братья навек? // Международная жизнь. — М., 2006. № 1-2.

43. Воронина Н.В. Мировой рынок нефти: тенденции развития и особенности ценообразования // Практический маркетинг. — М., 2003. — № 10.

44. Воскресенский А.Д. Шанхайская организация сотрудничества и российско-китайское взаимодействие в Центральной Азии. М., 2006.

45. Воскресенский А.Д, Лузянин С.Г. Китайский и российский факторы в Центральной Азии // Восток (Oriens). М., 2003. - № 3.

46. Восток/Запад: Региональные подсистемы и региональные проблемы международных отношений / Под ред. А.Д. Воскресенского М., 2002.

47. Гайк Демоян. Карабахский конфликт и взаимоотношения тюркоязычных государств // Центральная Азия и Кавказ. 2000. — № 5 (11).

48. Галенович Ю.М. Наказы Цзянь Цзэминя: принципы внешней и оборонной политики современного Китая. М., 2003.

49. Галенович Ю.М. Россия, Китай, Америка. М., 2006.

50. А&.Гарнетт Ш.У. Ограниченное партнерство: Российско-Китайские отношения в меняющейся Азии // Доклад Группы по изучению российско-китайских отношений. Московский Центр Карнеги. - М., 1999. - Январь.

51. Гелъбрас В.Г. Россия в условиях глобальной китайской миграции. М., 2004.

52. Гладкий Ю.Н., Чистобаев А.И. Основы региональной политики. СПб., 1998.

53. Головнин М.Ю., Либман A.M. Взаимодействие стран СНГ с азиатскими интеграционными группировками // Центр проблем интеграции Института экономики РАН. М., 2006.

54. Гуанчен С. Шанхайская организация сотрудничества: приоритетные направления // Мировая экономика и международные отношения. — 2002. — № 11.

55. Гуревич Б.П. Международные отношения в Центральной Азии в XVII и первой половине XIX в. М., 1983.

56. Делюсин Л.П. Дэн Сяопин и реформация китайского социализма. М., 2003.

57. Демографическая ситуация и миграционная политика на российском Дальнем Востоке: национальная безопасность, интеграционные процессы, соотечественники зарубежом. М., 2005.

58. Дугин А. Основы геополитики. М., 1997.

59. Жуков С. В. Энергетические интересы Китая в ЦА // Восток. -М., 2007. № 6.

60. Звягелъская И.Д. Ключи от счастья, или Большая Центральная Азия // Россия в глобальной политике. М., 2005. — № 4. — Июль-Август.

61. Зевелев А.И. Россия и Китай в зеркале американской политики // Россия в глобальной политике. 2007. - № 5. - Сентябрь-Октябрь.

62. Зшдуллаев Н. Государства Центральной Азии в условиях глобализации: современные тенденции и перспективы // Центральная Азия и Кавказ. — 2006. -№6(48).

63. Зшдуллаев Н. Энергетическая составляющая региональной экономики // Государства Центральной Азии в меняющемся мире. 2007. - № 3.

64. Изард У. Методы регионального анализа: Введение в науку о регионах / Пер. с англ. Под ред. А.Е.Пробста. — М., 1996.

65. Избранные сочинения Дэн Сяопина / Сборник научных трудов. Пекин, 1993.-Т. 3.

66. Иманалиев М.С. Очерки о внешней политике Кыргызстана. Бишкек, 2002.

67. Канн Сам Гу. Китай и Центральноазиатский регион (взгляд из Сеула) // Проблемы Дальнего Востока. 2002. - № 5.

68. Карло Ж., Поало С. и др. Геоэкономика. Господство экономического пространства. М., 1997.

69. Китай в XXI веке: глобализация интересов безопасности / Отв. ред. член-корр. РАН Г.И. Чуфрин М., 2007.

70. Китай в мировой политике / Отв. ред. Торкунов A.B. М., 2001.

71. Китайский фактор во внешней политике Кыргызстана: двусторонний и региональный уровни / Под общ. ред. A.A. Салиева — Рукоп.: ИСАП КРСУ, 2009.

72. Князев A.A. Афганская военно-политическая реальность и потенциал ШОС // ШОС в поисках нового понимания безопасности. — Алма-Ата, 2008.

73. Князев A.A. Афганский кризис и безопасность Центральной Азии (XIX — начало XXI в.). Душанбе, 2004.

74. Князев A.A. Государственный переворот 24 марта 2005 г. в Киргизии. — Бишкек, 2006.

75. Князев A.A. Евразийская стратегия США, интересы России и безопасность Центральной Азии // Средний Восток в системе геополитических координат: прошлое, настоящее, будущее. Душанбе, 2005.

76. Князев A.A. Трансрегиональные коммуникационные перспективы и военно-политическая реальность Афганистана // Экономические проблемы переходного периода. — Бишкек: КРСУ, 2003.

77. Комиссина КН., Куртов A.A. Шанхайская организация сотрудничества: становление новой реальности. М., 2005.

78. Коргун В. Афганский фактор в региональной геополитике // Центральная Азия и Кавказ. Лулео, 2000. - № 5 (11).

79. Косое Ю.В., Фокина В.В. Политическая регионалистика. СПб., 2009.

80. Костенко Ф. Средняя Азия и водворение в ней русской гражданственности. СПб., 1871.

81. Кузык Б.И., Титаренко M.JI. Китай Россия 2050: стратегия соразвития. -М., 2006.

82. Кыргызстан 2025. Стратегии и сценарии развития / Сб. ст. и материалов под ред. Н.М Омарова — Бишкек, 2005.

83. Ларин А. Российско-китайские отношения и китайские мигранты в оценке россиян // Проблемы Дальнего Востока. 2008. - № 6. - Ноябрь-Декабрь.

84. Ларин B.JI. Китайская миграция на Дальнем Востоке // Мост через Амур. Внешние миграции и мигранты в Сибири и на Дальнем Востоке. — Москва — Иркутск, 2004.

85. Лаумулин М. Геополитические ориентиры стран ЦА на современном этапе // Центральная Азия и Кавказ. 2008. — № 5.

86. Лексин В., Шевцов В. Региональная политика России: концепции, проблемы, решения // Российский экономический журнал. 1993. - № 9.

87. Ли Шуанву. Концепция мирного развития // Стратегия России. — 2008. № 4. - Апрель.

88. Логвинов Г. ШОС качественный шаг вперед // Проблемы Дальнего Востока.-2002.-№5.

89. Лукин А. Актуальные проблемы взаимодействия России и Китая и пути углубления двустороннего сотрудничества // Аналитические записки 2008 -№4(33).

90. Лукин A.B. Медведь наблюдает за драконом. Образ Китая в России в XVII-XXI вв.-М., 2007.

91. Лукин A.B. Шанхайская организация сотрудничества: что дальше? // Россия в глобальной политике. № 3. - 2007.

92. Лю Цинцай. О китайско-российских отношениях, обращенных в XXI в. // Проблемы Дальнего Востока. М.,1999. - № 1.

93. Макарычев A.C. Федерализм и регионализм: европейские традиции, российские перспективы // Полис. М., 1998. - № 5.

94. Мангейм Дж.Б., Рич. Р.К. Политология. Методы исследования / Пер. с англ., предисл. А.К. Соколова. М., 1997.

95. Маныкин А. С. Системность в международных отношениях: причины формирования и этапы развития // Вестник МГУ. Сер. 8, История. - М., 1992.-№5.

96. Матяш В.Н. Геополитический «треугольник» Россия — Китай США в регионе Евразии. - М., 2006.

97. Махмудов Р. Россия и Иран: Попытки реализации новых стратегических планов на каспийско-центральноазиатском нефтегазовом поле // Центральная Азия и Кавказ. 2008. - № 5 (59).

98. Медведев Н.П. Политическая регионалистика. М., 2001.

99. Мелъвшъ А.Ю., Тимофеев И.Н. Россия 2020: альтернативные сценарии и общественные предпочтения // Полис. М., 2008. — № 4.

100. Менделеев Д.К Заветные мысли. М., 1995.

101. Михеев В. Роль Китая в глобализующемся мире // Отечественные записки. 2008. —№ 3.

102. Мо Жун, Лю Цзюнъ, Чэн Лань. 2006 г.: Анализ и прогноз положения в китайском обществе. Пекин, 2006.

103. Моисеев В.А. Россия и Китай в Центральной Азии (вторая половина XIX -1917 г.). Барнаул, 2003.

104. Моисеев Л.П. Российско-китайское партнерство: новые рубежи // Проблемы Дальнего Востока. 1997. - № 3.

105. Мурзаев Э. М. Средняя Азия. М., 1961.

106. Мушкетов КВ. Туркестан. СПб., 1888.

107. Мясников B.C. Русско-китайские отношения в XX в. М., 2000. - Т. 4.

108. Новая Большая игра в Большой Центральной Азии. Бишкек, 2005.

109. Омаров Н.М. Государства Центральной Азии в эпоху глобализации: поиски стратегии развития. Бишкек, 2008.

110. Оразалин E.H. ШОС: основы формирования, проблемы и перпективы. Пути совершениствования механизмов сотрудничества / Под ред. А.Ж. Шоманова. Алматы, 2007.

111. Парамонов В. Китай и Центральная Азия: состояние и перспективы экономических отношений // Conflict Studies Research Centre. May 2005.

112. Парамонов В., Строков А. Отношения между Россией и Китаем: история, современность и будущее // Conflict Studies Research Centre. 2006. - № 06 (46). - September.

113. Парамонов В., Строков А. Экономическое присутствие России и Китая в Центральной Азии // Conflict Studies Research Centre. 2007. - May.

114. Парамонов В., Строков А., Столповский О. Россия и Китай в Центральной Азии: политика, экономика, безопасность. Бишкек, 2008.

115. Песков Ю.С. Проблемы и перспективы сотрудничества России и Китая со странами Центральной Азии — членами СНГ // Проблемы Дальнего Востока. -1997.-№3.

116. Плотников А. Военный бюджет и расходы на закупку вооружений в Китае // Проблемы Дальнего Востока. 2006. - № 1.

117. Попов И. Россия и Китай. 300 лет на грани войны М., 2004.

118. Проблемы населения Дальнего Востока Владивосток, 2004.

119. Проекты сотрудничества и интеграции для Центральной Азии: сравнительный анализ, возможности и перспективы / Под ред. A.A. Князева. -Бишкек, 2007.

120. Расизаде А. Миф об углеводородном изобилии Каспия и геополитическая стратегия «трубы» // Центральная Азия и Кавказ. Лулео, 2001. - № 4 (16).

121. Россия: ближайшее десятилетие / Под ред. Э. Качинса, Д. Тренина М., 2004.

122. Рукавишников В., Халман Л., Эстер П. Политические культуры и социальные изменения. М., 1998.

123. Русские в Киргизии. Сборник статей и материалов / Под ред. A.A. Князева. -Бишкек, 2008.

124. Рыбаковский Л.Л., Захарова О.Д. Демографическая ситуация в России: геополитические аспекты. -М., 1997.

125. Рябчук В.Д., Рябчук A.B. Военная доктрина путь к победе. Очерки взглядов профессионалов на военные доктрины прошлого, настоящего и будущего. - М., 2005.

126. Савченко А.Б. Региональное развитие и региональная политика // География и проблемы регионального развития. М., 1989.

127. Северо-Восточная и Центральная Азия: динамика международных и межрегиональных отношений / Под ред. Воскресенского А.Д. — М., 2004.

128. Син Гуанчэн. ШОС в борьбе с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом // Центральная Азия и Кавказ. — 2002. — № 4.

129. Системный подход: анализ и прогнозирование международных отношений (опыт прикладных исследований) / Под ред. И.Г. Тюлина. М., 1991.

130. Славинская Л. Россия и мировые рынки газа // Нефтегазовая вертикаль. -М., 2009.-№ 17.

131. Современные международные отношения и мировая политика / Отв. ред. A.B. Торкунов М., 2004.

132. Современный Китай: экономика, демография и внешняя политика / Под ред. JIM. Музапаровой Алматы, 2007.

133. Суюнбаев М.Н. Идентичность: естественные основания национальной идеи // Ориентир. Аналитический бюллетень. 2006. - № 1 (13).

134. Схиммелыпеннинк ван дер Ойе. Д. Азиатский соблазн России // Космополис. 2002/2003. - № 2.

135. Сценарное планирование: связь между будущим и стратегией / М. Линдгрен, X. Бандхольд (пер. с англ. И. Ильиной). М., 2009.

136. Сыроежкин К.Л. Китай: военная безопасность. Алматы, 2008.

137. Сыроежкин К.Л. Китайский фактор в контексте безопасности в Центральной Азии / Казахстанско-китайское сотрудничество: состояние и перспективы». Алматы, 2007

138. Титаренко М.Л. Демографическая проблема Китая и вопросы китайской миграции // Безопасность Евразии. 2004. - № 1.

139. Титаренко М.Л. и др. Китай на пути модернизации и реформ. М., 1999.

140. Титаренко МЛ. Китай: цивилизация и реформы. — М., 1999.

141. Титаренко М.Л. Российско-китайские отношения. М., 2006.

142. Тихвинский С.Л. Избранные произведения в 5 книгах. Книга 4. Отечественная и всемирная история. М., 2006.

143. Толипов Ф.Ф. К вопросу о самостоятельной роли организации центральноазиатского сотрудничества в рамках ШОС // Центральная Азия и Кавказ. 2004. - № 3 (33).

144. Труш С.М. Энергетическая стратегия Китая: внешнеполитическое измерение / Сб. статей. — М., 2005.

145. Туровский Р.Ф. Политическая география. М., 1999.

146. Хафизова К.Ш. Китайская дипломатия в Центральной Азии (XTV-XIX вв.) Алма-Ата, 2002.

147. Храмчихин А. Китайский «велосипед». КНР. Парадоксы развития // Новый Мир. 2008. -№3.

148. Хрусталев М.А. Системное моделирование международных отношений. Автореф. на соискание ученой степени доктора политических наук М., 1992.

149. Хуашен Чжао. ШОС: перспективы и вызовы // Сборник материалов международной научой конференции «ШОС в поисках нового понимания безопасности». Алматы, 2007.

150. Цзянь Цземинь о социализме с китайской спецификой / Сборник высказываний по темам. Пекин, 2002.

151. Цыганков П.А. Политическая социология международных отношений. — М, 1994.

152. Шанхайская организация сотрудничества: к новым рубежам развития / Сост.: А.Ф. Клименко. 1-ое. -М., 2008.

153. Шлындов А. Сотрудничество России и Китая в научно-технической, технологической и производственной сферах // Проблемы дальнего Востока. -2008.-№5.

154. ШОС как фактор интеграции Центральной Евразии: потенциал стран-наблюдателей и стран-соседей / Под ред. А.А. Князева и А.А. Мигранян. — Бишкек, 2009.

155. ШОС: становление новой реальности / Под ред. Е.М. Кожокина—М., 2005.

156. Шпенглер О. Закат Европы. М., 2003.

157. Шубин А. Россия и мир в 2020 г. М., 2005.

158. Щукина Н.М. Как создавалась карта Центральной Азии. М., 1955. Монографии и статьи на иностранных языках:

159. Alexander Knyazev. New measurement of Russian foreign policy on postSoviet territory and Central Asia // Central Asia Forum (3). Urumqi: Institute of Central Asian Studies Xingjian Academy of Social Sciences, 2009.

160. Alexander Knyazev. The Black Sea region in a context of geopolitical processes in the Central Asia I I 1-th Joint Russian-Turkish Black Sea Symposium. Giresun Universitesi, Tiirkiye, 2008.

161. Aza Mihranyan. Competitiveness SCO: security and economic growth of Central EuroAsia // Central Asia Forum (3). Urumqi: Institute of Central Asian Studies Xingjian Academy of Social Sciences, 2009.

162. BarnettA.D. The making of foreign policy in China. London, 1985.

163. Bernstein R., Munro R. China I: The Coming Conflict with America // Foreign Affairs. 1997. - March-April.

164. Chen Fengying. China-U.S. Trade // Contemporary international Relations. -2007. Vol. 17. - № 2. - Mar ./Apr.

165. Ding H.S. Is China a threat? Defence Industry Analysis // Issues and Studies. 2000. Vol. 36. - № 1. - (Jan./Feb.).

166. Dougherty J.E. and Robert L. Pfaltzgraff Jr. Contending Theories of International Relations: A Comprehensive Survey. N.Y., 1990.

167. Evan S. Medeiros and Taylor M. Fravel. China's new Diplomacy // Foreign Affairs. — 2003. — November/December.

168. Frye R. The Meaning of Central Asia // Woodrow Wilson International Center for Scholars. Washington, 1983.

169. Galina Vitkovskaya. Does Chinese Migration Endanger Russian Security? // Carnegie Endowment for International Peace. Briefing Paper of program: Migration and Citizenship. Vol. 1. — Issue 08. - August 1999.

170. Gannes H. Wahn China unites. N.Y., 1937.

171. Humboldt A. L'Asie Centrale. Berlin, 1844.

172. Ji Zhiye. China-Russia Bond // Contemporary International Relations. 2007. -Vol. 17.-№ 1. - Jan./Feb.

173. Markusen A. Regions. Economics and Politics of Territory/ Rowman and Littlefield Publishers, 1987.

174. Michael Schiffer and Gary Schmitt. Keeping Tabs on China's Rise // Bridging the Foreign Policy Divide / The Stainley Foundation Report. 2007.

175. Mikhailov E. Do we really need Greater Central Asia? 14.06.2006 // www.eng.gazeta.kz

176. Palgrave Macmillan. Global Trends 2015: A Dialogue about the Future with Nongovernment Experts. NIC: 2000. - December.

177. Pan Weijuan. Cultural Diplomacy and a Harmonious World // Contemporary international Relations. 2008. - Vol. 18. - № 3. - May/Jun.183 .Polanyi K. The Great Transformation: The Political and Economic Origins of Our Time. Boston, 1957.

178. Jtashid Ahmed. Jihad. The Rise of Militant Islam in Central Asia. New York, 2002.

179. Rashid Ahmed. Taliban. The Story of Afghan Warlords. London-New-York: I.B. Tauris Publishers, 2000

180. Scalapino R. Korea and the Changing International Scene // Asian Perspective. -1992.-№2.

181. Trenin Dmitri. Russia's China Problem. English Edition. Moscow Carnegi Center, Moscow. May, 1999.

182. US National Interests in Euroasia. Washington, D.C., 2008.

183. Yu Xintian. Harmonious world and China's Road of Peaceful Development // China International Studies. Spring, 2007.

184. Yuang Peng. A Harmonious World and China's New Diplomacy I I Contemporary International Relations. 2007. - Vol. 17. - № 3. - Mar./Jun.

185. Zbigniew Brzezinski. Second Chance: Three Presidents and the Crisis of American Superpower. N.Y., 2007.

186. Zhang Deguang. SCO: Opportunities and Challenges // China International Studies. 2007. - Winter.

187. Периодические издания на русском языке:

188. Год Китая в России один из ключевых моментов построения гармоничного мира / Жэньминь жибао. - 2006. - 20 сентября.

189. Иванов В. Рамсфелд включил Россию в ось зла / Взгляд. 2006. — 3 июня. 201 .Косачев К. ШОС как альтернатива американскому влиянию в Центральной Азии / Независимая газета. - 2003. - 29 сентября.

190. Лавров С.Б. Переходить через реку, нащупывая камни / Санкт-Петербургские ведомости. 2002. - № 134 (86). - 22 июля. 203 .Макарычев М. В киргизском аэропорту «Манас» создается Центр транзитных перевозок / Российская газета. - № 113. - 2009. - 24 июня.

191. Плюсы и минусы интеграции в Центральной Азии / Независимая газета. -2007.- 19 марта.

192. Периодические издания на иностранных языках:

193. A Harmonious World: New Ideas of China's Diplomacy / People's Daily. -2005. September 23.

194. Bill Gertz. Report sees China greatly increasing missile force / The Washington Times. Washington, 2002. - January, 10.

195. Building a Harmonious World: New Developments in China's Diplomatic Thought / China Comment. 2006. - August 23.

196. Dorner Jens P. Viel Arbeit fuer «Pu und Ни» / Salzburger Nachrichten. — Salzburg, 2003.-Mai 27.

197. Eivan Faigenbaum. The Shanghai organization for cooperation and the Future of the Central Asia. Speech at the Nixon center / Wash. (D.C.). - 2007. - Sept. 6.

198. Fred Weir. Russia and China. A new agreement expands cooperation on energy, arms, regional security, and space / Christian Science Monitor. 2003. - June, 4.

199. Lintner B. The Chinese are coming. to Russia / Asia Times. 2006. - May 27.

200. Интернет-источники на русском языке:

201. Парамонов В., Строков А. Экономическое присутствие России и Китая в Центральной Азии. 16.06.07 // www.analitika.org

202. Алексеева Н.Н., Иванова КС. Средняя или Центральная Азия // www.analitika.org

203. Асанбаев М. Политика Китая и России в Центральной Азии в рамках деятельности Шанхайской организации сотрудничества. 16.09.2008 // www.kisi.kz/site.html?id=4699

204. Бардин М. Китайская партия российской внешней политики: перспектива бесперспективна? 19.10.2005 //www.iamik.ru

205. Богатырев В. ШОС и особенности внешней политики Кыргызстана // www.tazar.kg

206. Бутаков Я. Шанхайский проект: Станет ли ШОС евразийским антиНАТО? // http: www.posit.kg.218 .Вартанян А. М. Зачем Ирану нужно членство в ШОС?// Институт Ближнего Востока //www.iimes.ru/rus/stat/2007/29-08-07a.htm

207. Власов А., Лузянин С.Г. Роль ШОС в урегулировании конфликта на Кавказе // Информационно-аналитический Центр по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве // www.ia-centr.ru/expert/2288/.

208. Каукенова Т. Белая книга «Национальная оборона КНР-2008»: новые тенденции в военно-политической стратегии Китая. 15.06.2009 // www.eastime.ru

209. Каукенова Т. Потенциал Шанхайской Организации Сотрудничества как механизма региональной экономической интеграции в Центральной Азии. 06.08.09 // eastime.ru

210. Князев A.A. Региональная стратегия Ирана в Центральной Азии: эволюция и приоритеты // www.knyazev.org

211. Межевич Н.М. Основные направления региональной политики Российской Федерации // dvo.sut.ru/libr/history/i299mezl/index.htm

212. Парамонов В., Строков А. Торгово-экономическое присутствие Китая в Центральной Азии. 16.09.2008. // www.eastime.ru

213. Тер-Погосян А. Интересы и положение России в Центральной Азии // www.report.kg/library/119-geopolitika.-rossija-v-centralnojj-azii.html

214. Улунян. А. «Большая Центральная Азия»: Геополитический проект или внешнеполитический инструмент? 04.04.2008 // www.ferghana.ru

215. Усубалиев Э.Е. Повышение статуса Кыргызстана в центральноазиатской политике Китая // eastime.ru

216. Уразов А. Политика Европейского Союза в Центральной Азии. 09.08.2006 // www.apn.kz

217. Тихонов Н. Конец российско-китайских дебатов. 20.12.2005 // iamik.ru

218. Гусев Л. Фактор ШОС во внешней политике Казахстана. 02.06.2006 // www.apn.kz/publications/article 193 .htm

219. Радугин А. Россия создает энергетическую ВТО. 02.07.2007 // www.pravda.ru

220. Медведев Д. Мир должен быть многополярным. 01.09.2008 // www.upmonitor.ru/news/world/535343a/

221. Аза Мигранян. Кризис и страны ШОС. 16.06.2009 // www.regnum.ru/news/1176026.html

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 392650