Русское партесное многоголосие конца XVII - середины XVIII века: источниковедение, история, теория тема диссертации и автореферата по ВАК 17.00.02, доктор искусствоведения Плотникова, Наталья Юрьевна

Диссертация и автореферат на тему «Русское партесное многоголосие конца XVII - середины XVIII века: источниковедение, история, теория». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 491035
Год: 
2013
Автор научной работы: 
Плотникова, Наталья Юрьевна
Ученая cтепень: 
доктор искусствоведения
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
17.00.02
Специальность: 
Музыкальное искусство
Количество cтраниц: 
579

Оглавление диссертации доктор искусствоведения Плотникова, Наталья Юрьевна

Введение.

Глава 1 Источниковедение партесного многоголосия

1.1 Источниковедение партесного многоголосия в XIX - начале XXI века.

1.2 Партесные рукописи в архивах России и других стран. Публикации нотных рукописных источников.

1. 3 Виды певческих рукописей

1.3.1 Способы фиксации партесного многоголосия в рукописях.

1.3.2 Певческие книги постоянного партесного многоголосия.

1.3.3 Певческий сборник как основной тип книги переменного партесного многоголосия.

Глава 2 Певческие центры России конца XVII - середины XVIII века

2.1 Вопросы исторического развития и классификации певческих центров.

2.2. Репертуар партесного многоголосия в певческих центрах России.

2.3 Хор государевых певчих дьяков в Петровскую эпоху

2.3.1 Роль Петра I в развитии и распространении партесного многоголосия.

2.3.2 Структура, датировка и особенности хорового состава рукописей в фонде Оружейной палаты.

2.3.3 Певческий сборник к коронации Екатерины Первой.

2.4 Певческая культура Великого Новгорода

2.4.1 Особенности певческой культуры архиерейского и приходского хоров.

2.4.2 История Новгородского архиерейского хора в документах и материалах.

2.4.3 Певческие рукописи архиерейского хора в свете развития русского партесного многоголосия.

2.5 Ярославль - крупнейший певческий центр России середины XVIII века.

Глава 3 История партесного стиля в биографических исследованиях

3.1 Проблемы изучения жизни и творчества композиторов конца XVII - середины XVIII века.

3.2 Государев певчий дьяк Иван Михайлович Протопопов и его партесные гармонизации.]

3.3 Новые страницы в биографии и творческом наследии крупнейших композиторов партесного стиля

3.3.1 Василий Титов.

3.3.2 Николай Дилецкий.

3.3.3 Николай Калашников.

Глава 4 Теоретические ракурсы изучения эволюции постоянного партесного многоголосия

4.1 Основные этапы и направления стилистической эволюции.

4.2 Процессы эволюции в хоровых составах, фактуре и стилистике постоянного многоголосия

4.2.1 Виды хоровых составов.

4.2.2 Функции голосов и приемы голосоведения в условиях четырехголосного склада.

4.2.3 Фактурная организация 3-, 5-, 6-, 8-, 12-, 16- и 24-голосия.

4.2.4 Орнаментально-мелизматическое письмо середины XVIII века.

4.3 Нормативные комбинации ключей и динамика их развития

4.3.1 Виды ключей в постоянном многоголосии.

4.3.2 Комбинации ключей в четырехголосии.

4.3.3 Ключи в восьми- и двенадцатиголосии.

4.3.4 Некоторые принципы расшифровки с учетом системы ключей.

4.4 Традиции многороспевности в постоянном партесном многоголосии.

Глава 5. Теоретические аспекты переменного партесного многоголосия

5.1 Звуковысотная организация

5.1.1 О специфике звуковысотной системы.

5.1.2 О круговой форме в сочинениях В. Титова и трактате Н. Дилецкого.

5.1.3 Особенности гармонии партесных сочинений и их отражение в принципах редактирования нотного текста.

5.2. Имитационная полифония в сочинениях конца XVII - середины XVIII века.

5.3. Формообразование

5.3.1. Одночастные формы.

5.3.2. Циклические формы.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Русское партесное многоголосие конца XVII - середины XVIII века: источниковедение, история, теория"

Актуальность темы. В современном отечественном музыкознании особое внимание уделяется процессам становления музыкальной культуры России, формирования национальной композиторской школы. В этом смысле партесное многоголосие1 второй половины XVII - середины XVIII века представляет собой одно из самых значительных явлений. Появившись в сложный период общественных и церковных реформ, смены культурной парадигмы, оно само стало символом преобразований, вызывая как восторженное почитание, так и яростное неприятие. Оно явилось частью сложного сплава русского церковного пения, в котором сосуществовали средневековая монодия, различные формы безлинейного многоголосия, активно прокладывали себе дорогу восточно- и западноевропейские влияния.

К концу XVII века партесное пение выходит на главенствующие позиции, сохраняя их до последней трети XVIII столетия. Широкое распространение нового стиля по всей России объясняется не только его мощной государственной поддержкой, но и наличием так называемых «встречных течений» (Д. С. Лихачев), готовностью культуры принять и адаптировать внешние воздействия. В течение десятилетий в этой области работают десятки композиторов, создаются сотни певческих книг, складывается новый гармонический язык, разрабатываются неизвестные ранее жанры и формы. Достигает невиданных высот хоровая культура, расцветает практика многохорного пения, способная передать различные авторские замыслы. Партесный стиль становится «одной из исторических первооснов русской профессиональной музыки» , а русское барокко постепенно вписывается в широкий контекст мировой музыкальной культуры.

Русское партесное многоголосие, создававшееся трудами и вдохновением отечественных музыкантов на протяжении столетия, в настоящее время требует развернутого многоаспектного исследования. Полнота и достоверность его результатов в наибольшей мере зависит от степени освоения нотных рукописных источников, скрывающих в себе богатейшее наследие. Между тем бытующие в науке и культуре

От лат. partes - голоса, мн. ч. от лат. pars - часть, участие; в переносном смысле - хоровая партия. Протопопов В. В. Значение партесного стиля в истории русской музыки // Из истории духовной музыки : межвуз. сб. науч. тр. Ростов-на-Дону, 1992. С. 42. представления о русском музыкальном барокко базируются на достаточно скромной части огромного свода рукописей. Вследствие слабой разработки источниковедческой базы остаются малоизученными многие исторические и теоретические проблемы: жизнь и творчество композиторов того времени, вопросы эволюции партесного стиля, региональных традиций, жанровой специфики, нотации, гармонии, полифонии, формообразования. Чрезвычайную важность приобретает максимально глубокое изучение архивных собраний, реконструкция и введение в научный обиход большого корпуса произведений. Достижения источниковедения должны привести к изменению не только количественных показателей, но и новому качеству научного знания, созданию более полного представления о целой эпохе в развитии русской музыки, что особенно актуально для современного музыковедения.

Партесное пение является внутренне неоднородным музыкальным явлением, к которому относятся различные виды и жанры русской хоровой музыки второй половины XVII - XVIII веков. Объединяющими факторами выступают тип нотации (квадратная киевская нотация) и консонантность как основа вертикали. Классификация партесного пения основана на различных критериях. Так, в зависимости от предназначения текстов все партесные произведения разделяются на богослужебные и внебогослужебные. К последним принадлежит прежде всего кант - род многоголосной книжной песни, первоначально создававшейся на религиозные тексты (также под названием «псальмы»), а затем прочно вошедшей в светский музыкальный обиход. К числу богослужебных относятся партесный концерт и обиходное многоголосие, главным образом обработки (партесные гармонизации) древних церковных роспевов.

Другой критерий классификации - способ произнесения текста - определяет особенности двух основных типов партесного пения: постоянного и переменного многоголосия (терминология была разработана в ряде работ В. В. Протопопова в 1970-е годы)3. В постоянном многоголосии (в партесных гармонизациях и большинстве кантов) текст воспроизводится всеми голосами хора одновременно, единые цезуры во всех голосах соответствуют цезурам текста, отсутствуют паузы. Партесный концерт, напротив, отличает разновременное произнесение текста, возникающее в результате определенного фактурного изложения: чередования соло, группы голосов и tutti,

Хм. напр.: Протопопов В. В. Партесное пение // Музыкальная энциклопедия. Т. 4. М., 1978. С. 190-193. имитационной полифонии. Существуют аналоги этой терминологической пары: многоголосие с постоянной и переменной плотностью ткани (термины Н. А. Герасимовой-Персидской4), обиходная и концертная партесная музыка.

Различие двух типов партесного многоголосия: постоянного и переменного, не исключает, тем не менее, их единства и внутренних взаимосвязей - как в условиях реального исторического бытования, так и с точки зрения музыкальной организации произведений. Репертуар крупнейших певческих коллективов включал в себя оба типа многоголосия, они нередко одновременно входили в состав нотных рукописей, отражая свое равное положение в певческом обиходе. Взаимовлияние партесного концерта, партесных гармонизаций и канта проявляется в нотации, музыкальном языке, фактуре, способах формообразования. Таким образом, гетерогенность партесного стиля предопределяет актуальность его комплексного исследования, поскольку изолированное изучение различных типов партесного многоголосия не дает возможности осознать его как историко-стилистическое единство.

Объектом исследования является партесный стиль - феномен восточнославянской музыкальной культуры ХУП-ХУШ веков. Предмет исследования - русское партесное богослужебное многоголосие конца XVII - середины XVIII века как целостное явление в отечественной музыкальной культуре. Предмет детерминирует географические и временные рамки исследования: внимание автора сосредоточено на партесном многоголосии, созданном или бытовавшем на территории России в указанный период. Временные границы: 1680-1760 годы - достаточно условны, но избраны не случайно. В 80-е годы XVII века черты двух основных типов партесного многоголосия окончательно сформировались, а 60-е годы XVIII века стали одним из последних кульминационных периодов в развитии стиля. Таким образом, за рамками исследования остается ранняя фаза становления стиля (1640-1670-е годы) и время угасания традиции в условиях нового, раннеклассического стиля (1770-1790-е годы), хотя автор также уделяет внимание как вопросам стилистической преемственности, так и перспективам развития стиля.

Материал исследования включает в себя две группы источников: музыкальные и вербальные. Активно использованы издания памятников партесного стиля,

4Герасимова-Персидская Н. А. Партесный концерт в истории музыкальной культуры. М., 1983. С. 60. осуществленные, главным образом, под редакцией Н. А. Герасимовой-Персидской, В. В. Протопопова, Н. Д. Успенского. Но, к сожалению, они охватывают лишь малую часть огромного пласта рукописного наследия и в некоторых случаях нуждаются в определенных корректировках. Именно поэтому на первом месте в настоящем исследовании - рукописные источники. Их рассредоточенность в различных архивах, отсутствие разработанной источниковедческой базы приводит к тому, что сбор материала образует самостоятельную значительную проблему, требующую многолетних усилий по ее решению. Основу данного исследования составляют около 2300 певческих рукописей (партий-поголосников, партитур, отдельных фрагментов и пр.) партесного стиля, обнаруженных и изученных автором диссертации в фондах и коллекциях пятнадцати архивов России и других стран. Подробному описанию нотных источников, в силу их существенных масштабов, посвящен второй параграф первой главы.

Группу вербальных архивных источников образуют: а) памятники музыкально-теоретической мысли эпохи барокко, преимущественно списки трактата Н. Дилецкого «Мусикийская грамматика»; б) исторические документы ХУП-ХУШ веков: клировые и исповедные ведомости, книги на получение жалованья, доклады и донесения и пр.; в) документы личного характера (письма, воспоминания), неопубликованные научные труды исследователей русского церковного пения XIX - начала XX века, в первую очередь Д. В. Разумовского и С. В. Смоленского.

Степень разработанности темы. В отечественной науке последних двух столетий сложилось несколько направлений в изучении партесного стиля:

1) коллекционирование и описание нотных рукописей;

2) публикация нотных рукописных источников;

3) историко-архивные исследования, в том числе публикация документов, в которых отражены: а) персоналия: биографии композиторов, певчих, сведения о государственных и церковных деятелях, имеющих отношение к партесному стилю, содержавших хоры певчих и пр., б) история хоровых коллективов, учебных заведений;

4) создание обобщающих трудов по истории русской музыки или русского церковного пения, где особое место занимает партесный стиль;

5) создание музыковедческих монографий, диссертаций, статей, тезисов и пр., посвященных различным вопросам истории и теории партесного стиля.

Названные направления редко существуют обособленно друг от друга, как правило, они пересекаются и взаимодействуют.

Ранее всего стало формироваться источниковедение, составившее основу многих исторических, а во второй половине XX века - музыкально-теоретических работ. Трудно переоценить роль рукописных коллекций как базы для современных исследований. У истоков этого направления стояли Д. В. Разумовский, В. Ф. Одоевский, в широчайшем масштабе оно было продолжено С. В. Смоленским, а затем, в советское время, перешло под контроль государства. Подробному описанию архивных собраний, а также нотным публикациям, осуществленным на их основе, посвящен второй параграф первой главы диссертации. Отрасль музыкальной медиевистики, связанная с партесным стилем, берет свое начало в середине XIX века в трудах историков, а затем -исследователей церковного пения В. М. У идольского, И. Е. Забелина, В. В. Стасова, Д. В. Разумовского, Н. Д. Извекова, В. М. Металлова, А. В. Преображенского. Эта линия исследований, нашедшая свое продолжение во второй половине XX века, подробно рассмотрена в первом параграфе первой главы диссертации.

Перейдем далее к обзору специальных трудов, посвященных церковному пению в целом и партесному стилю, в частности. Наиболее крупный тип научного труда, сложившийся во второй половине XIX века, - история церковного пения - представлял собой комплексное историко-теоретическое исследование, охватывающее большое число проблем. Труд протоиерея Д. В. Разумовского «Церковное пение в России» (опыт историко-технического изложения)» (Вып. 1-3, М., 1867-1869) долгое время сохранял значение классического исследования, а также служил единственным пособием в учебных заведениях. Несколько изданий выдержал «Очерк истории православного церковного пения в России» В. М. Металлова (М., 1894, 1896, 1900), при этом последняя редакция «Очерка истории церковного пения в России» (М., 1915) явилась наиболее полным исследованием. Так соотносятся и два труда А. В. Преображенского: «Краткий очерк истории церковного пения в России» (СПб., 1910) и его же «Культовая музыка в России», вышедшая в свет уже в советское время (Л., 1924). Во втором десятилетии XX века были созданы «Курс истории русского церковного пения»

Д. В. Аллеманова (ч. 1-2, М., 1910), «Богослужебное пение православной русской церкви с конца XVI до начала XVIII века по крюковым и нотно-линейным певчим рукописям Соловецкой библиотеки (в связи с кратким очерком древней богослужебной музыки и пения и обзором русской литературы о богослужебном пении» А.А.Игнатьева (1910). К фундаментальным исследованиям, опирающимся, в числе прочих источников, на рукописи партесной эпохи, следует отнести «Очерки по истории музыки в России с древнейших времен до конца XVIII века» Н. Ф. Финдейзена (Вып. 1. М.-Л., 1928), изданный уже в советское время. Двухтомный труд крупнейшего ученого русского зарубежья И. А. Гарднера «Богослужебное пение Русской Православной церкви» (окончен в 1980-е годы, в России впервые издан в 1998 г.) отразил его собственную точку зрения на эволюцию отечественного церковного пения, при этом Гарднер опирается в основном на дореволюционные исследования, бывшие в его распоряжении.

Огромную роль в изучении партесного стиля сыграл С. В. Смоленский. Собирание, каталогизация и систематизация рукописей, составление партитур и введение их в репертуар Синодального хора5, подготовка источников к изданию6, научное осмысление значения партесного стиля в различных статьях, - таковы направления его деятельности. Его слова о партесных гармонизациях - настоящий гимн этому виду многоголосия: «Пение это было далеко не совершенно, но оно поистине замечательно и поучительно. Так как в ушах русских людей того времени знаменный роспев был еще весьма тверд, то русские певцы, весьма естественно, обратили на него свое внимание, как на самый удобный материал для украшения его известными им всем подголосками. Хотя этот новый «партесный» вид знаменного роспева казался "мусикийски премудрейшим"», <.> это один из великолепнейших и весьма обширных образцов чисто русского контрапункта. Соблазняясь эксцеллентованием и имея родимую почву в знаменном роспеве, русские певцы разработали голосоведение во всех мелодических оборотах, свойственных русскому уху и чувству. Эти переложения на 4 голоса суть драгоценнейший материал для исследования кровно-русских модуляций и

5Немало рукописных и литографированных партитур, принадлежавших Синодальному училищу, хранится в ОРК МГК.

6Первое издание «Мусикийской грамматики» было подготовлено С. В. Смоленским и опубликовано после его кончины, в 1910г. голосоведения. Русские певцы этого времени, хотя и "искуснии", еще не были иноземцами в музыке и потому вложили в свои гармонизации всю силу подлинно-руского чувства и виртуозности. Изучение этих памятников и разъяснение оснований, по которым русские певцы поступали так, а не иначе, было бы великою заслугою для разъяснения оснований нашей народной многоголосной музыки»7.

Именно С. В. Смоленский впервые обратил внимание на большое количество редакций партесных обработок, выявляя их в собрании рукописей Синодального училища церковного пения. «Число редакций указывает, как настойчиво, именно не жалея сил, вырабатывали русские художники гармонические одежды наших церковных напевов», - писал ученый8.

В советское время все дореволюционные направления научного освоения партесного стиля были продолжены, получили более глубокое развитие. Впервые предметом изучения стала собственно музыкальная специфика партесных сочинений, тогда как ранее авторы зачастую ограничивались только общими характеристиками стиля. В этот период можно выделить несколько этапов, связанных с появлением трудов различных авторов (иногда годы указывают только на начало деятельности авторов в этой области, которая затем нередко переходила в многолетнюю работу, или, напротив, фиксируют окончание многолетних трудов автора, как, например, в отношении Н. Ф. Финдейзена: публикация «Очерков» в 1928 году завершила длительный этап дореволюционной работы):

1920-е годы: Н. Ф. Финдейзен;

1930-е годы: Т. Н. Ливанова;

Конец 1940-х годов: С. С. Скребков, Ю. В. Келдыш;

Конец 1960-х годов - начало 70-х годов: Н.Д.Успенский, Н.А.Герасимова-Персидская, В. В. Протопопов, Т. Ф. Владышевская;

Смоленский С. В. Общий очерк исторического и музыкального значения певчих рукописей Соловецкой библиотеки и "азбуки певчей" Александра Мезенца // Православный собеседник. 1887, февраль. С. 245-246. Сходные мысли были выражены ученым в других работах: Смоленский С. В. О ближайших практических задачах и научных розысканиях в области русской церковно-певческой археологии / ПДПИ, вып. СЫ. СПб., 1904; Смоленский С. В. Вступительная лекция по истории церковного пения (5 октября 1889 г.) // Хоровое и регентское дело. 1911. № 6-7.

8Смоленский С. В. О русской церковно-певческой литературе с половины 16 века до начала влияния приезжих итальянцев // Хоровое и регентское дело. 1910. № 5. С. 113.

1980-е годы: Н. В. Заболотная, И.В.Ефимова, Т. И. Калужникова,

В. Н. Холопова, Е. Е. Шавохина;

1990-е годы: С. Б. Буцкая, Г.Н.Виноградова, Н.В.Гурьева (Городецкая),

Н. Ю. Плотникова9, И. А. Чудинова;

2000-е годы: Н. А. Федоровская10, В. Н. Демина11, И. В. Герасимова.

Одной из первых крупных работ советского времени, где было подчеркнуто историческое значение партесного стиля, является монография Т. Н. Ливановой

Очерки и материалы по истории русской музыкальной культуры», где она пишет: «В русских условиях именно это искусство, ворвавшееся, как потрясение, после многовекового существования другой культуры, после средневековья, именно оно знаменовало приобщение нашей родины к западноевропейской музыкальной культуре. Восприятие западноевропейского оперного искусства было вчерне подготовлено этой музыкальной культурой, которая образовала своего рода звенья от русского

12 средневековья к светской культуре XVIII века» . В ее размышлениях проступает также идея «встречного движения» в культуре (разработанная впоследствии в трудах

Д. С. Лихачева): «Литература многоголосных сочинений этого времени очень велика. Та быстрая победа, которую удалось одержать новому стилю над старым, насчитывавшим несколько веков существования, свидетельствует не об искусственной прививке чуждой культуры, а о полном соответствии этого стиля запросам тех кругов русского общества, которые были наиболее влиятельными в создании нового культурного направления,

1 ^ новой культурной эпохи» . Ливанова уделяет внимание главным образом партесным концертам, выявляя общие черты этого многоголосия с католической музыкой того же времени, пышным стилем вокально-инструментальной мессыМаззешШ» или «Ко^заЬШ»), а также псальмам и кантам14.

9С. Б. Буцкая, Н. В. Гурьева и Н. Ю. Плотникова представляют научную школу В. В. Протопопова. '"Фёдоровская Н. А. Роль риторики в русской духовной певческой культуре ХУП-ХУШ веков (На примере темы покаяния). Дисс. . канд. иск. Владивосток, 2003, Она же. Знаменное и партесное пение: анализ риторических конструкций. Владивосток, 2008.

Демина В. Н. Музыка «викториальных» торжеств эпохи Петра I (о путях становления русской светской культуры): Дисс. . канд. иск. Ростов-на Дону, 2009.

12Ливанова Т. Н. Очерки и материалы по истории русской музыкальной культуры. С. 87.

13Там же. С. 85. иМногие важные наблюдения о стилистике кантов будут развиты в двухтомном труде Т. Н. Ливановой «Русская музыкальная культура XVIII века в ее связях с литературой, театром и бытом. Исследования и материалы» (Т. 1. М., 1952, Т. 2. М., 1953).

В конце 1940-х годов к партесному стилю обращаются два ведущих ученых советской эпохи: С. С. Скребков в статье «К вопросу о периодизации в истории русской музыки XVII - XVIII веков» (Советская музыка, 1946, № 7) и Ю. В. Келдыш в первом томе «Истории русской музыки» (М., 1948). С этого времени данная тематика прочно входит в русло их научных интересов. О том, что работа С. С. Скребкова не ограничивалась одной статьей, читаем в его книге «Русская хоровая музыка XVII -начала XVIII века»: «Очерки создавались в 40-е годы и были закончены в 1950 году»13.

Редактор «Очерков» Ю. В. Келдыш писал: «Особую научную ценность представляют разделы книги, посвященные партесному пению. В раскрытии внутренних стилистических закономерностей этого интереснейшего и глубоко своеобразного продукта высокоразвитой русской хоровой культуры на рубеже XVII и XVIII веков С. С. Скребкову принадлежит неоспоримый приоритет. Прежние исследователи касались партесного пения лишь мимоходом, поверхностно и в большинстве случаев недооценивали его историческое и художественное значение»16. Келдыш противопоставляет позицию Скребкова точке зрения А. В. Преображенского, отрицавшего самобытность русской школы в партесном стиле. По мнению Келдыша, «непосредственное знакомство с образцами партесного пения «заставляет признать, что русское "пение по партесам" обладало своими характерными особенностями. С. С. Скребков на обширном нотном материале, извлеченном главным образом, из рукописных фондов Государственного Исторического музея, убедительно раскрывает своеобразие стилистических закономерностей русского партесного многоголосия и, что особенно важно, показывает, что оно отнюдь не представляло собой полного отрицания старой певческой традиции, а во многом было преемственно связано с культурой знаменного пения и вобрало в себя ряд его элементов, придав им новую форму выражения»17. Некоторые положения Скребкова, особенно касающиеся «исключительной систематичности»18, типизированности средств постоянного многоголосия, требуют пересмотра с учетом современного уровня освоения источников.

5Скребков С. С. Русская хоровая музыка XVII - начала XVIII века. Очерки. Под. ред. Ю. В. Келдыша. М. 1969.

Подчеркнем, что именно Ю.В.Келдыш в 1969 году, после кончины С. С. Скребкова, завершил этот труд. рассматривая выполнение этой задачи «как свой долг перед памятью коллеги и товарища» (с. 7).

6Там же. С. 5.

17Там же.

8Там же. С. 59.

В трудах Ю. В. Келдыша: в монографии «Русская музыка XVIII века» (М., 1965), разделах первого и второго томов нового издания «История русской музыки»19, посвященных хоровой культуре, в центре внимания партесный концерт, авторские сочинения Н. Дилецкого, В. Титова. В небольшом параграфе «Гармонизации знаменного распева» он рассматривает самые общие фактурные и гармонические

20 свойства постоянного многоголосия .

В конце 60-х годов начинается период, который можно считать «золотым» временем в истории изучения партесного искусства. Он отмечен множеством конференций, рядом важнейших публикаций, созданием монографий, активными дискуссиями в прессе, введением музыки восточно-славянского барокко в репертуар крупнейших хоров - Республиканской хоровой капеллы под управлением А. Юрлова,

Московского камерного хора под управлением В. Минина и др.

В конце 60-х - начале 70-х годов вышли в свет две основные работы

Н. Д. Успенского, в которых было опубликовано немало образцов постоянного

21 партесного многоголосия . В разделе «Партесное пение» из монографии «Древнерусское певческое искусство» он указывает на негативные черты западноевропейского влияния в партесном стиле, рассматривает «коллизии», неизбежно возникающие при соприкосновении «принципов польского многоголосного пения» (речь идет, видимо, о мажорно-минорной системе, и, конкретно, об октавных ладах), с обиходным звукорядом. Вместе с тем он отмечает, что русские композиторы, «принимая основы гармонии, сохраняют элементы линеарного мышления и предпочитают русские приемы полифонического письма - втору и подголосок. Они допускают эксцеллентование баса, но, где им кажется нужным, ведут этот голос в общем ритме и в параллельном движении с другими голосами, как это бывает в русской народной песне»22.

19Келдыш Ю. В. Хоровое многоголосие конца XVII века // История русской музыки. М., 1983. Т.1: Древняя Русь. XI—XVII века. С. 250-293; Музыкальная культура первой четверти XVIII века// Келдыш Ю. В., Левашева О. Е. История русской музыки, т. II: XVIII век. Ч. 1. М., 1984. С. 29-64.

20Келдыш Ю. В. Хоровое многоголосие конца XVII века. С. 261.

2|Успенский Н. Д. Древнерусское певческое искусство. 2-е изд. М., 1971 (в первом издании образцы партесного многоголосия отсутствовали); Образцы древнерусского певческого искусства. Л., 1968, 2-е изд. М., 1971. О некоторых ошибках в публикациях партесных обработок будет сказано в главе 4. Кроме того, вызывает вопросы и датировка практически всех использованных рукописей второй половиной XVII века. "Успенский Н. Д. Древнерусское певческое искусство. М., 1971. С. 346.

Заслуга Н. Д. Успенского состоит в том, что он привлек к публикации и анализу многохорные восьми- и двенадцатиголосные сочинения. Причину их создания он воспринимал как «попытку восполнить эстетическую потребность, возникавшую в связи с крутым подъемом музыкальной культуры, при отсутствии оркестровой музыки. Удвоенный или утроенный хор заменял последнюю. <.> Для многохорных произведений характерной является многослойность фактуры их партитуры, связанная с различным ритмом движения в отдельных «группах» голосов. Многослойность фактуры - явление, свойственное оркестровой партитуре, и отчасти вызывается природой инструментария, техническими возможностями звукоизвлечения», следовательно, в этом явлении «можно видеть искание новых колоритов, напоминающих оркестровое звучание»2"\

Важную роль в активизации работы советских ученых по изучению партесной музыки сыграли фестивали и научные сессии, посвященные старинной музыке стран Восточной и Средней Европы в польском городе Быдгоще, проводившиеся с 1966 года с трехлетними промежутками. Именно в сборниках симпозиума «Música Antiqua Europa Orientalis» были впервые опубликованы многие работы крупнейших исследователей партесного стиля: Н. А. Герасимовой-Персидской и В. В. Протопопова.

Н. А. Герасимова-Персидская - признанный авторитет в области исследования партесного концерта, автор большого количества статей24, публикаций, монографии «Партесный концерт в истории музыкальной культуры» (М., 1983). В ее трудах охвачен огромный круг исторических и теоретических проблем: вопросы музыкальной палеографии в связи с рукописями партесных концертов, проблема национальной специфики, формирование тематизма, стиховой принцип и процессы формообразования и пр. Глубокие наблюдения Н. А. Герасимовой над процессами, происходившими во второй половине XVII века, в переломный момент, когда совершался переход от монодии к партесному многоголосию, сопровождавшийся борьбой и взаимодействием двух типов музыкального мышления, отражены в книге «Русская музыка XVII века -встреча двух эпох» (М., 1994). 17 статей Н. А. Герасимовой-Персидской, посвященных

23Там же. С. 344.

Библиографию ее работ см.: Друковат npaui Н. О. ГерасимовоУ-ПерсидськоУ // Науковий вюник НМАУ im. Ш.Чайковського: Мистецтвознавч1 пошуки: зб1рник наукових статей та есе, присвячений ювшею Нши Олександр1вни ГерасимовоУ-ПерсидскоУ [упорядник Ол. Ю. Шевчук]. К., 2008. Вип. 78. С. 307-315. партесному стилю и опубликованных в разные годы в изданиях на русском и украинском языках, вошли в новейший сборник этого автора «Музыка. Время. Пространство» (ред. И. Тукова. К., 2012).

В отечественном музыкознании второй половины XX века ведущее место в разработке истории и теории партесного стиля принадлежит В. В. Протопопову. Уже в первых своих статьях по этой теме25 он разработал классификацию видов партесного многоголосия (постоянное и переменное) в зависимости от характера произнесения текста и типа фактуры. Исследования Протопопова охватывают обе ветви партесного стиля26. Ряд статей и монография были посвящены биографии и наследию Василия Титова, публикации его сочинений. «Идеа грамматики мусикийской» Н. Дилецкого -образцовое и доселе непревзойденное по объему и полноте анализа охваченных первоисточников критическое издание трактата XVII века. «Музыка на Полтавскую победу», подготовленная ученым в 1973 году, стала обширной публикацией гармонизаций, в основе которых лежали напевы, сочиненные в стиле знаменного и греческого роспевов. Партесная музыка как неотъемлемая составная часть входит в монографические исследования важнейших жанров православного богослужения:

27

Литургии и Всенощного бдения . Отдельные статьи связаны с различными проблемами

28 постоянного многоголосия . В. В. Протопопов подчеркивал огромное историческое значение партесного стиля: немалое число талантливых композиторов, разнообразие

25Про хорову багатоголосу композицию XVII - початку XVIII ст та про Симеона Пекалицького // Украшське музикознавство, Вып 6 К, 1971 С 73-100 Тоже Протопопов В В О хоровой многоголосной композиции XVII - начала XVIII века и Симеоне Пекалицком // Протопопов В В Избранные исследования и статьи / Сост Н Н Соколов М, 1983 См также Протопопов В В Партесное пение//МЭ, т 4 М, 1978 Стлб 190-191

26Полную библиографию его трудов см Труды В В Протопопова // История освещает путь современности К 100-летию со дня рождения В В Протопопова материалы научной конференции / ред-сост Т Н Дубравская Н И Тарасевич М , 2011 С 387^05 Список подготовлен к печати А М Рябухой "" 27ПротопоповВ В Музыка русской Литургии Проблема цикличности М. 1999 (отдельные части Музыкальная академия 1996 № 3-4, 1997 № 1), Протопопов Вл Предначинательный псалом в гармонизации XVII века Рукопись М, 1999 Опубликовано с изменениями и дополнениями Протопопов В В Музыка Предначинательного псалма во Всенощном бдении//Музыкальная академия 1999 № 1 С 1-10. Протопопов Вл Из неопубликованного наследия Великие творения мировой духовной музыки Русская музыка всенощного бдения Музыкальное творчество Василия Титова К проблеме партесного стиля / Сост и науч ред Т Н Дубравская, Н Ю Плотникова, Н И Тарасевич М, 2011

28Многоголосные обработки мелодий болгарского роспева по русским рукописям XVII века //Българско музикознание Година VI Кн 1 София, 1982 С 86-93, Четырехголосная хоровая композиция царя Алексея Михайловича»//ПКНО Ежегодник 1991 М,1997 С 107-110, и др жанров, зрелость стиля позволяют говорить об образовании русской композиторской

29 школы во второй половине XVII века, а не в конце XVIII века .

Труды исследователей 1980-х-2000-х годов отражают проблематику как переменного партесного многоголосия (Н. В. Заболотная30, Г. Н. Виноградова31), так и постоянного (С. Б. Буцкая, Н. В. Гурьева). Диссертационные исследования С. Б. Буцкой32 и Н. В. Гурьевой33, созданные под руководством В. В. Протопопова, а также статьи этих авторов, вводят в научный обиход многие партесные гармонизации, в том числе, принадлежащие перу государевых певчих дьяков Петра Норицына и Стефана Беляева. В результате изучения проблемы осмогласия на примере осмогласных циклов песнопений Литургии Н. В. Гурьева приходит к выводу «о бережном отношении композиторов к сложившейся в древнерусском певческом искусстве гласовой системе, о сохранении формульной (попевочной и фитно-лицевой) структуры в теноровой мелодии и соблюдении ладовых признаков каждого гласа как в сочиняемых ими напевах, так и в

34 сопровождающих голосах» .

В трудах некоторых авторов партесное многоголосие рассматривается во взаимодействии с другими разновидностями русского профессионального многоголосия. Так, Е. Е. Шавохина пишет, что во второй половине XVII века «встречается многоголосие разных типов нотации, разных фактурных складов, разной техники сочинения, предназначенности. В этот период приходится наблюдать самые

29Протопопов В. В. Значение партесного стиля в истории русской музыки // Из истории духовной музыки: Межвуз. сб. науч. тр. Ростов-на-Дону, 1992. С. 45.

З03аболотная Н. В. Проблема индивидуальности художественного целого в творчестве композиторов Украины и России второй половины XVII - первой половины XVIII веков. Дисс. . канд. иск. Киев, 1983; Она же. Отношение мастеров партесного письма к проблеме творчества // Филевские чтения. Сб. статей в 4-х частях. М., 1993, с. 3-11; и др.

3'Виноградова Г. Н. Стилевые особенности партесной концертной композиции переходного периода (на примере трехголосных концертов из рукописных сборников конца XVII - конца XVIII веков): дисс. . канд. иск. 17.00.02. М, 1994.

32Буцкая С. Б. Проблемы партесного многоголосия в России: По памятникам второй половины XVII - XVIII в.: Дисс. . канд. иск. / МГК. М.,1991, Она же. К проблеме народных первоистоков в партесном многоголосии // Методы музыкально-фольклористического исследования. Сб. науч. тр. МГК. М., 1989; Она же. Принципы образования многоголосия в партесных гармонизациях второй половины XVII - начала XVIII вв. // Из истории духовной музыки: Межвуз. сб. науч. тр. / Ростовская гос. консерватория им. С. В. Рахманинова. Ростов-на-Дону: Изд-во РГПИ, 1992; Она же. Стефан Иванович Беляев - государев певчий дьяк. Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник АН СССР за 1992 г. М., 1993.

Городецкая (Гурьева) Н. В. Многоголосные обработки мелодий знаменного и других роспевов по рукописным источникам второй половины XVII - начала XVIII веков. Дипломная работа. Науч. рук. Протопопов В. В. М., 1996; Гурьева Н. Система осмогласия в русской Литургии конца XVII - начала XVIII веков: Автореф. дис. . канд. иск. / МГК. М., 2000.

34Гурьева Н. Система осмогласия в русской Литургии конца XVII - начала XVIII веков: Автореф. дис. . канд. иск. / М., 2000. С. неожиданные перекрещивающиеся сочетания элементов музыкального языка, создающие смешанную стилевую картину»35. Рассматривая «постепенное затушевывание индивидуальных отличий разных видов многоголосия» как «очевидное свидетельство распада старой системы профессионального музыкального искусства, поражавшего прежде богатством и разнообразием форм проявления монодического мышления», Шавохина отмечает, что «момент распада исторически закономерно компенсировался фактом перехода на следующую ступень развития музыкальной организации, дающую русской культуре пользоваться средствами общеевропейского музыкального языка»"16.

И. В. Ефимова в диссертации «Многоголосие в русском профессиональном певческом искусстве XVII - начала XVIII века» (Л., 1984) подвергает критике преобладающую в музыковедении концепцию «о первостепенной роли партесного многоголосия в формировании русской музыкальной культуры нового времени» и «о выдающейся роли западных влияний на формирование русской музыкальной культуры Нового Времени», которая, по ее мнению, «страдает не только хронологической расплывчатостью, но также и некоторой механистичностью. В ней не учитывается самый важный в истории любого культурного процесса момент - так называемое "встречное течение"». И. В. Ефимова полагает, что многие художественные принципы Нового времени «последовательно развиваются сначала в демественном многоголосии, а затем подхватываются партесным многоголосием». «Концепция встречного течения дает ключ к объяснению беспрецедентной в истории общеевропейской музыкальной культуры скорости, с которой сложилось партесное стилевое направление, уже в 80-х годах XVII века представленное уникальным творчеством Василия Титова. Актуальность партесного многоголосия для русской музыки 2-й пол. ХУП века объясняется тем, что этот новый пласт певческого искусства воплощал в достаточно завершенной форме искомые в демественном многоголосии новые музыкально-выразительные средства», - справедливо считает И. В. Ефимова" .

33Шавохина Е. Русская профессиональная традиция многоголосного творчества XVII - начала XVIII веков. Лекция по курсу «История русской музыки». М., 1988. С. 23. См. также: Шавохина Е. Е. Знаменное многоголосие в его связях с общими закономерностями развития полифонии. Автореф. дис. . канд. иск. Л., 1987.

36Там же. С. 36.

Ефимова И. В. Многоголосие в русском профессиональном певческом искусстве XVII - начала XVIII века. Дисс. канд. иск. Л., 1984.

Крупнейшие отечественные ученые посвящали некоторые свои труды проблематике партесного стиля. В статье Ю. Н. Холопова «Категории русского модального лада в многоголосной гармонии» рассматривается соотношение специфики монодического обиходного лада, состоящая в «мелодико-функциональной идентичности звуков на расстоянии кварты и двух кварт при отсутствии функциональной идентичности звуков на расстоянии октавы», и специфики гармонического многоголосия, которая, наоборот, «предполагает функциональное тождество звуков октавы, квинты, далее также терции»38. По мнению Холопова, «историческая эволюция обиходных ладов в многоголосной музыке драматична. Откристаллизовавшись как система одноголосия, обиходные лады были перенесены в контекст многоголосия, где вступили в непримиримое противоречие с фундаментальными категориями многоголосной гармонии. Неизбежным результатом этого столкновения явилось уничтожение специфических свойств обиходных ладов и полное вытеснение их европеизированной гармонией партесного концерта», «отныне мелодическая интонационность обиходных ладов лишь окрашивает, в некоторых случаях, гармонию мажора и минора, придавая ей национальный колорит»^.

Перечислим еще ряд работ отечественных авторов. О ладовой специфике партесного стиля пишет также Т. И. Калужникова40. Особенности становления «гармонического пения» в музыке русского барокко выявляет Н. С. Гуляницкая41. Отдельные главы трудов В. Н. Холоповой посвящены ритмике и формообразованию в партесном концерте42. Вопрос о соотношении текста и музыки, разработанный в монографии Н. А. Герасимовой-Персидской и ее статье «"Постоянные эпитеты" в хоровом творчестве конца XVII - первой половины XVIII веков»^ получил широкое развитие в науке, образовав даже некую самостоятельную ветвь в изучении партесного

38Холопов Ю. Н. Категории русского модального лада в многоголосной гармонии // Старинная музыка в контексте современной культуры: проблемы интерпретации и источниковедения. М., 1989. С. 413, 415.

39Там же. С. 411-412, 416-417.

40Калужникова Т. И. О методике ладового анализа партесных произведений // Актуальные проблемы ладогармонического мышления. М., 1982. Сб. тр. / ГМПИ им. Гнесиных; Вып. 63; Она же. Проявление попевочного принципа мышления в звуковысотной организации партесных произведений // Очерки по истории гармонии в русской и советской музыке. М., 1985. Вып. 1.С. 19-33.

Гуляницкая Н. С. Русская музыка: становление тональной системы Х1-ХХ вв. М., 2005. С. 43-71.

42Холопова В. Н. Ритмика хорового концерта ХУП-ХУШ веков. Русский (русско-украинский) концерт эпохи барокко // Русская музыкальная ритмика. М., 1983. С. 89-118; Холопова В. Н. Русско-украинский хоровой концерт //Формы музыкальных произведений. Учебное пособие. СПб., 1999, С. 302-317.

43Герасимова-Персидская Н. А. «Постоянные эпитеты» в хоровом творчестве конца XVII - первой половины XVIII веков // Русская хоровая музыка ХУ1-ХУШ веков. М., 1986. Сб. трудов ГМПИ им. Гнесиных. Вып. 83. стиля. Мы имеем в виду работы Т. И. Калужниковой, О. И. Захаровой44, названные выше труды В. Н. Холоповой, Н. А. Федоровской, в которых рассматриваются различные музыкально-риторические фигуры, влияние риторики на композицию концертов и пр. Труды, посвященные партесному стилю, наряду с широким кругом работ по музыкальной медиевистике, истории и теории музыки и других искусств эпохи барокко, истории Русской Православной Церкви составили теоретическую базу настоящего исследования.

Степень разработанности данной темы, несмотря на многообразие подходов к исследованию партесного стиля, нельзя считать высокой. Некоторые проблемы были освоены достаточно полно и глубоко, например, партесный концерт как феномен мировой музыкальной культуры, отдельные историко-биографические и теоретические вопросы, но многие находятся только в начальной стадии разработки. Пути изучения партесного многоголосия, намеченные в трудах дореволюционных, советских и современных исследователей, ждут дальнейшего развития.

Цель исследования - на основе научного освоения корпуса нотных рукописей конца XVII - первой половины XVIII веков дать целостное представление о русском партесном многоголосии в его исторической эволюции.

Поставленная цель определила ряд задач, среди которых выделим главные: разработать источниковедческую базу изучения партесного многоголосия путем обобщения многочисленных архивных материалов, подготовки систематических каталогов; проанализировать виды певческих книг партесного многоголосия и принципы их организации; выработать критерии классификации певческих центров России рассматриваемого периода, выявить особенности бытования партесного пения на территории страны в диахроническом и синхроническом аспектах;

44Калужникова Т. О первичных семантических комплексах партесного многоголосия // Современная интерпретация проблем истории и теории русской музыки ХУП-Х1Х веков. Сб. тр. Отв. ред. и сост.

B. А. Пальмова. Вып. 126 / РАМ им. Гнесиных. М., 1994. С. 45-62; Захарова О. И. Риторическая традиция в русской музыке второй половины XVII века // Русская культура второй половины XVII - начала XVIII веков (материалы Всесоюзной научной конференции 14-21 дек. 1988 г.) / Филевские чтения. Сб. статей. Ч. 2. М., 1993

C. I 1-18. изучить специфику крупнейших певческих центров России: хора государевых певчих дьяков, Великого Новгорода и Ярославля; систематизировать и уточнить данные о жизни и творческом наследии крупнейших композиторов партесной эпохи: Ивана Протопопова, Василия Титова, Николая Дилецкого, Николая Калашникова; проследить эволюцию постоянного партесного многоголосия с точки зрения хоровых составов, функций и стилистики голосов, приемов голосоведения, нотации, традиций многороспевности; выявить специфику гармонии, полифонии и формообразования в сочинениях переменного партесного многоголосия.

Научная новизна. Представленная работа является первым обобщающим монографическим исследованием партесного стиля, представляющим различные типы многоголосия в их многообразии и единстве. В связи с этим впервые: а) в научный обиход введен большой корпус партесных гармонизаций, концертов, циклических сочинений, в том числе полные отредактированные партитуры, опубликованные как в нотном приложении, так и в работах автора диссертации; б) выполнены систематические описания певческих рукописей, хранящихся в различных архивных собраниях; в) разработана классификация певческих центров России по географическому, социокультурному, хронологическому и репертуарному критериям, установлены особенности формирования и функционирования крупнейших певческих центров; г) выявлены, атрибутированы и введены в научный обиход многие неизвестные до настоящего времени сочинения В. Титова, Н. Дилецкого, Н. Калашникова, И. Протопопова, П. Норицына, М. Мозжухина, что существенно обогащает представления о творческом наследии этих авторов; д) раскрыты этапы и направления эволюции постоянного партесного многоголосия; е) изучены особенности претворения традиционных барочных форм, приемов письма, композиционных принципов в произведениях переменного многоголосия (круговая форма, становление фугированных форм, принципы организации циклических форм и пр.).

Новизна исследования обусловлена и его методологией, основанной на единстве историко-культурного и музыковедческого подходов к решению поставленных задач. Комплексный метод позволяет рассмотреть широкий круг вопросов источниковедения, истории и теории партесного стиля в их единстве и взаимосвязях. Особое значение имеет источниковедческий метод, поскольку только изучение обширного комплекса источников - партесных рукописей, может способствовать формированию подлинно научных знаний об изучаемой эпохе. Освоение рукописного наследия требует также применения обще- и музыкально-палеографического, текстологического методов. Структурно-типологический метод важен для упорядочивания и систематизации большого объема источников. Биографический метод в исследованиях партесного стиля получает некоторые особенности в связи с малым количеством документальных сведений о жизни и творчестве композиторов. Сравнительно-исторический метод помогает выявить общее и особенное в образцах партесного многоголосия, нередко служит основанием для датировки произведения и определения его региональной принадлежности. Широко используются методы музыкально-теоретического анализа мелодики, гармонии, полифонии, формообразования, фактуры, тематизма, позволяющие раскрыть специфику партесного стиля.

Теоретическая и практическая значимость работы. Теоретическая значимость исследования заключается в том, что оно открывает новые возможности изучения двух основных типов партесного многоголосия на основе разработанной источниковедческой базы. Исследование помогает глубже осознать внутренние особенности данного этапа эволюции русского церковно-певческого искусства, как применительно к творческому наследию композиторов того времени, так и в отношении развития певческих центров. Различные каталоги, описания источников, публикации, подготовленные автором диссертации, могут стать отправной точкой для изучения новых памятников партесного многоголосия, новых выводов и научных открытий. Практическая значимость работы в научной сфере заключается в том, что методики чтения нотации, анализа постоянного партесного многоголосия, созданные автором, дают исследователям ключ к расшифровке и датировке рукописных источников. Партесные гармонизации древних роспевов, Службы Божии В. Титова, концерты Н. Дилецкого, Н. Калашникова, открытые автором диссертации, вызывают живой интерес светских и церковных хоровых коллективов

России и других стран, обогащая их репертуар. Результаты диссертации могут быть использованы в преподавании курсов истории русской музыки, истории церковного пения, источниковедения, сольфеджио, гармонии, полифонии, анализа в средних и высших учебных заведениях, регентских отделениях духовных семинарий и академий.

Положения, выносимые на защиту.

• Партесный стиль в конце XVII - первой половине XVIII века был широко распространен на территории России, преимущественно в центральном, северном, северо-западном, приволжском регионах. Многоголосие нового типа активно развивалось в хорах и капеллах правителей России, членов их семей, высокопоставленных вельмож. Партесные рукописи принадлежали также монастырям, архиерейским хорам в кафедральных соборах, приходским храмам. Общее число выявленных в настоящее время по рукописным источникам объектов (населенных пунктов, церквей и пр.) превышает 150, что весьма значительно даже при условии неизбежных утрат части наследия, недостаточной разработанности архивов, а также подавляющей «анонимности» рукописей; это число может быть увеличено за счет документальных свидетельств о распространении стиля.

• Наличие комплекта нотных рукописей, предназначенных для музыкальной организации богослужебного обихода в каком-либо из выявленных объектов, позволяет говорить о сформировавшемся певческом центре. Крупнейшими центрами были хор государевых певчих дьяков, Великий Новгород с архиерейским хором и приходским хором собора Знамения Пресвятой Богородицы, а в середине XVIII века - Ярославль, в котором даже приходские храмы претендовали на роль самостоятельных певческих центров.

• Исследование биографий композиторов партесной эпохи имеет особую специфику по причине чрезвычайно малого количества документов личного характера. Особый акцент должен быть сделан на изучении рукописных источников и характеристике творческого наследия, с выдвижением гипотез о времени и месте создания произведений. Так, например, рукописи показали, что творчество Н. Калашникова связано преимущественно с Новгородским архиерейским хором и наиболее интенсивно развивалось в 40-е-50-е годы XVIII века.

• Богатство стиля постоянного партесного многоголосия связано с сохранением традиций многороспевности как типологического свойства древнерусского певческого искусства. В партесном стиле многороспевность проявляет себя в двух аспектах: с одной стороны, в многообразии первоисточников, заимствованных из древнерусского мелоса, с другой стороны, в различных многоголосных обработках одной и той же мелодии, свидетельствующих о мощном творческом потенциале русских музыкантов.

• Постоянное партесное многоголосие представляет собой динамичную стилистическую систему, основные векторы развития которой с 90-х годов XVII века до 50-60-х годов XVIII века состоят в следующем: а) усложнение, все большая мелодическая и ритмическая развитость голосов, сопровождающих напев, проникновение фигур мелодического украшения, вначале свойственных лишь басу, в другие партии, что в середине XVIII века приводит к расцвету орнаментально-мелизматического письма; б) постепенное увеличение числа свободных, не связанных с первоисточником композиций, при формальном сохранении типа многоголосия (изложение без пауз и имитаций); в) увеличение числа голосов, развитие многохорного письма.

Эти направления развивались одновременно, параллельно, постепенно приводя к качественным изменениям стиля. Одной из главных причин эволюции является влияние концертного партесного стиля с его свободными, не зависящими от первоисточника мелодикой и ритмикой.

• Приемы письма, формы и композиционные принципы в переменном партесном многоголосии демонстрируют как сходство с западноевропейскими моделями эпохи барокко, так и черты индивидуальных решений. Например, в музыке В. Титова своеобразную интерпретацию получают круговая форма, каноническая техника, фугированная форма, находящаяся в этот период в фазе своего становления.

Достоверность результатов исследования подтверждается их неразрывной связью с источниковой базой, а также методами исследования, адекватными предмету.

Апробация работы. Диссертация обсуждалась на заседаниях кафедры истории музыки Российской академии музыки имени Гнесиных. Результаты исследования докладывались и обсуждались на всероссийских и международных научных симпозиумах и конференциях: «История и культура Ростовской земли» (Ростов, 1994), Ежегодная Богословская конференция Православного Свято-Тихоновского Богословского института

Москва, 1999, 2003, 2005, 2009, 2011, 2012, 2013), «Актуальные проблемы изучения церковно-певческого искусства: наука и практика (к 120-летию кончины Д.В.Разумовского)» (Москва, 2009), «Музыковедческий форум» (Москва, 2010, 2012), «Теория музыки в России: традиции и перспективы» (Москва, 2011), «Бражниковские чтения» (Санкт-Петербург, 2012, 2013), «Рождественские чтения» (Москва, 2013), конференциях за рубежом: «Unity and Variety in Orthodox Music: Theory and Practice» (Финляндия, 2011), «Church Music and Icons: Windows to Heaven» (Финляндия, 2013). Материалы исследования опубликованы в двух монографиях общим объемом 45,5 п. л. Основные положения диссертации изложены в статьях, опубликованных в научных журналах из списка рекомендованных экспертным советом ВАК Министерства образования и науки РФ, а также других периодических и прочих изданиях.

Структура исследования. В диссертации два тома: первый содержит текст исследования, второй - приложения. Текст диссертации состоит из введения, пяти глав и заключения. Нотные примеры и таблицы помещены в текст работы. Список литературы содержит 325 наименований использованных и цитированных в исследовании работ и архивных материалов. Диссертация имеет два приложения, в первом помещены публикации некоторых архивных документов, описания рукописных источников, выполненные автором, во втором - ряд произведений партесного стиля в редакции автора.

Заключение диссертации по теме "Музыкальное искусство", Плотникова, Наталья Юрьевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Русское партесное многоголосие представляет собой важную часть русской музыкальной культуры конца XVII - середины XVIII века, масштабную по объему и выдающуюся по своим художественным качествам. Его история занимает значительный временной период: приходя на смену эпохе средневековой монодии, партесное многоголосие вплотную подводит к веку классицизма с ведущим жанром хорового концерта. Столетие партесного стиля было временем его интенсивного становления и развития, распространения по всей России. Одновременное существование двух основных типов многоголосия - постоянного и переменного, свидетельствует о широте и многосоставности традиции, взаимодействии подчас разнонаправленных тенденций.

Сложность изучения партесного многоголосия заключается в способе его современного «пребывания» - в виде сотен единиц хранения в различных архивах России и зарубежья. Результатом данного исследования стала разработка базы рукописных нотных источников партесного многоголосия на основе поиска, обобщения и анализа многочисленных архивных материалов, составления систематических каталогов по певческим центрам, жанрам, композиторскому наследию и пр. Источниковедение является для автора диссертации отправной точкой для изучения истории и теории стиля.

Самый крупный вид нотного рукописного источника - певческая книга. В работе было показано, что организация масштабного свода книг партесного многоголосия базируется, прежде всего, на типологическом различии двух его видов. Постоянное многоголосие сохранило традиции древнерусской книжности: корпус певческих кодексов, необходимых для совершения богослужения: Обиход, Октоих, Ирмологий, Праздники, Трезвоны, Триодь, а также особенности их организации. Переменное многоголосие выработало свой тип книги - певческий сборник, а критерием его формирования стал музыкальный жанр - концерт, и, шире - концертный принцип изложения в самых разных формах, как циклических (Службы Божии, Всенощное бдение), так и одночастных.

В диссертации проанализированы также три главных способа фиксации партесного многоголосия в рукописях: поголосный, в виде хоровой книги и партитурный, отражающие как многообразие певческой системы в целом, так и индивидуальность местных традиций нотописания. Некоторые основные принципы партитурной записи заимствовались из западноевропейской музыки, но их реализация была глубоко своеобразной, подчиненной конкретным задачам. Наиболее показательно, например, нарушение тесситурного принципа, продиктованное порядком создания партесных гармонизаций, начиная с выписывания первоисточника, то есть партии тенора, на верхней строчке.

Исследование показало целесообразность изучения региональных традиций. История партесного стиля не существует в отрыве от географии культуры. Каждый рукописный памятник объективно отражает специфику того певческого центра, где он был создан. На территории огромной страны многоголосное пение входило в обиход уверенно и широко. Около 150 географических объектов, выявленных в партесных рукописях, различные исторические документы указывают на города, села, храмы, монастыри, где развивалось партесное многоголосие. Предложенные автором диссертации критерии классификации певческих центров: региональный (географический), социокультурный, хронологический и репертуарный позволяют выявить особенности исторического бытования партесного пения на территории России в диахроническом и синхроническом аспектах.

Региональный критерий определяет области интенсивного распространения партесного стиля: центральный, северный и северо-западный регионы, а также поволжский регион и пермский край. Социокультурный критерий дает возможность подразделить все певческие центры и существовавшие в них хоровые коллективы на церковные (со своим внутренним иерархическим делением) и частные. Немаловажен и хронологический критерий, поскольку автор диссертации обосновывает новую точку зрения на хронологию развития двух типов партесного многоголосия. Вначале (в 5070-е годы) в Россию пришло многоголосие концертного, переменного склада, мастерами которого были многие композиторы, получившие профессиональное образование в Украине, Белоруссии, областях Великого княжества Литовского. Постепенно многоголосный стиль усваивался русскими певчими и приспосабливался ими к обработке древнерусских роспевов. Именно благодаря уникальному синтезу монодии и многоголосия возникла такая значительная область отечественной культуры, как партесное пение в его обиходной ветви (постоянное партесное многоголосие). Дату начала этого естественного процесса адаптации установить достаточно сложно в связи с отсутствием источников, поэтому в диссертации за отправную точку принимается середина 80-х годов XVII века, когда в документах впервые упоминаются «четырехголосные переводы», написанные священнослужителем Покровского собора на Красной площади. Постепенно, в три этапа (80-е годы XVII века - 10-е годы XVIII века, 20-30-е годы XVIII века, 40-60-е годы) партесное пение распространялось по всей стране, формируясь в своем глубоко национальном облике, достигая вершин своего развития. Подчеркнем, что анализ региональных и локальных коллекций, выполненный в диссертации с точки зрения репертуара (репертуарный критерий), привел к одному из важнейших выводов: в России преобладало именно постоянное многоголосие, сохранявшее связи с древними роспевами в их многоголосных обработках.

Полнота данного исследования достигается благодаря изучению церковно-певческой культуры данного периода как в синхроническом, так и в диахроническом аспектах. Синхронический срез характеризует традицию в рамках относительно небольшого временного периода, в нашем случае эти периоды соответствуют этапам развития постоянного многоголосия. Синхронический уровень изучения партесного пения конца 90-х годов XVII века - первой четверти XVIII века реализуется, например, в анализе рукописного наследия государевых певчих дьяков Петровской эпохи в целом, а также творчества одного из ярких представителей этой школы - Ивана Михайловича Протопопова. «Точечный» срез 40-60-х годов XVIII века вскрывает специфику ведущей в этот период ярославской традиции.

Также разнообразно выявляется в диссертации и диахронический аспект. Он выступает в рассмотрении исторической эволюции постоянного партесного многоголосия на протяжении столетия, в изучении динамики становления певческих центров России целом, истории отдельного певческого центра - архиерейского хора Великого Новгорода (от начала до середины XVIII века). Совмещение и взаимодействие синхронического и диахронического планов позволило обнаружить стабильные и мобильные признаки партесного стиля, создать целостное представление о предмете исследования.

В диссертации были изучены крупнейшие певческие центры партесного пения, в первую очередь, хор государевых певчих дьяков - музыкантов-профессионалов высокого класса, не только культивировавших многовековые традиции, но и способных воспринять новые течения. Значение наследия государевых певчих петровской эпохи велико - оно было действительно школой партесного пения для всей России. Личный интерес Петра I к музыкальной организации богослужения способствовал распространению и утверждению «первого русского хорового церковного пения» (по выражению С. В. Смоленского736).

Специфика хора государевых певчих при Петре заключается в мобильности коллектива, сопровождении царя в военных походах и светских путешествиях. В хоре создавались песнопения и целые Службы в честь важнейших событий бурной истории петровской эпохи - военных побед и посвященных им государственных праздников. В истории хора отражается возрастание роли музыки в официальных церемониях, «викториальных» триумфах. Значение обиходного партесного многоголосия во время коронации Екатерины I детально проанализировано в контексте других средств музыкального «оформления» - колокольного звона, военной музыки и пр.

В основе характеристики Великого Новгорода как одного из крупнейших певческих центров - сопоставление репертуаров Знаменского собора с его высокоразвитой культурой обиходного (постоянного) многоголосия и архиерейского хора с акцентом на концертном (переменном) многоголосии, необходимым для совершения торжественных богослужений в Софийском соборе и в Петербурге (поскольку Новгородские митрополиты являлись и местоблюстителями патриаршего престола). Такое соотношение репертуара приходского храма и кафедрального собора можно считать типическим для музыкальной культуры России данного периода.

Возможности и результаты комплексного исследования одного центра продемонстрированы на примере певческой традиции новгородского архиерейского хора. В этом плане автор диссертации, во-первых, создает документированную

736Смоленский C.B. Вступительная лекция по истории церковного пения (5 октября 1889 г.) // Хоровое и регентское дело. 1911. № 6—7. С. 146-147. поэтапную историю хора. Во-вторых, изучает хор и его представителей в социокультурном аспекте, рассматривая количество певчих и уровень их образования, их социальное происхождение и положение, виды и размеры жалованья. Состав и структура хора, функции регента, определенные законодательно («которой должен уметь знаменное и партесное пение») - все это важно для понимания особенностей певческой практики, исполнительского контекста, которым было обусловлено собственно музыкальное творчество. Наконец, в-третьих, по составу рукописей определена эволюция партесного стиля на протяжении конца XVII - первой половины XVIII века, выражающаяся, в частности, в смене поколений композиторов.

Особое значение среди множества певческих центров России имеет Ярославль. Мощный всплеск партесного многоголосия в этом старинном городе в середине XVIII века непосредственно связан с высочайшей художественной культурой города, его архитектурой, фресковой живописью, иконописью, декоративными искусствами. Это был последний, кульминационный этап в историческом развитии музыкального барокко в России. Ярославль представляет собой как бы метацентр певческой культуры, так как в городе существовало более десяти храмов и монастырей, где трудились выдающиеся музыканты, создававшие как отдельные сочинения, так и целые комплекты певческих книг. Полнота и оригинальность певческого репертуара, создание особого орнаментально-мелизматического типа письма, развитие многохорности позволяют говорить о Ярославле как о настоящей школе партесного пения, определившей дальнейшее развитие партесного стиля по всей России.

От средневековой анонимности - к творческой индивидуальности: так можно охарактеризовать один из главных векторов эволюции партесного стиля. Результатом внимания автора диссертации к персоналиям, творцам многоголосного концертного и обиходного пения, стало появление четырех монографических разделов, посвященных крупнейшим композиторам партесной эпохи: Ивану Протопопову, Василию Титову, Николаю Дилецкому, Николаю Калашникову. Создание биографических очерков реализуется на основе различных методик. С одной стороны, используется путь поэтапного, год за годом, прослеживания фактов и событий в жизни музыканта и их интерпретации. С другой стороны, при отсутствии документальных сведений акцент делается на творческом наследии композитора в целом или каком-либо ведущем жанре в его творчестве, привлекается корпус рукописных источников, на основе изучения которых выдвигаются гипотезы о месте и времени работы композитора.

Широкомасштабное научное освоение источников, составление множества партитур позволило автору диссертации осуществить теоретическое исследование обеих ветвей партесного стиля. Особенно актуален новый подход к изучению постоянного партесного многоголосия. В противовес распространенным представлениям о статичности и однообразии этого типа многоголосия, в работе сделаны выводы о трех этапах в его развитии: 80-е годы XVII - первое десятилетие XVIII века, 1710-1730-е годы, 1740-1770-е годы. Эволюция постоянного партесного многоголосия рассмотрена с точки зрения хоровых составов, функций и стилистики голосов, приемов голосоведения, нотации. Автор доказывает, что комплекс этих характеристик многоголосия (а нередко и отдельные его компоненты!) является стилеобразующим, в подавляющем большинстве случаев достаточно ясно указывающим на время, а иногда и место создания партесных гармонизаций. Гармонический и фактурный стиль вырабатывался постепенно, от максимально точного следования некоторым известным правилам до свободной многоголосной интерпретации первоисточника даже в 12-голосных партитурах. Движение от изложения «нота против ноты» к изысканной мелизматике свидетельствует об общности эволюционных процессов в многоголосии (достаточно вспомнить основные виды западно-европейского органума: строгий, свободный и мелизматический).

Ярчайшей особенностью постоянного партесного многоголосия стало сохранение и претворение на новом витке истории традиций многороспевности. Достойно удивления многообразие первоисточников, репрезентирующих как древние, так и поздние этапы в развитии монодии. Не менее поразительно и обилие многоголосных версий одной и той же заимствованной мелодии, которое блестяще подтверждает музыкальную одаренность десятков русских музыкантов. Методика анализа многороспевности, предложенная в диссертации, может привести к существенным научным результатам.

Процесс «усвоения» принципов западноевропейского многоголосия, результатом которого стало появление самобытного музыкального искусства, обнаруживает связь с общими тенденциями в русской культуре, о которых замечательно писал Д. С. Лихачев:

Чужое пришло и стало своим через поэзию Симеона Полоцкого, Кариона Истомина, Сильвестра Медведева, Андрея Болобоцкого, через канты, через придворный театр, проповедь, "сборники переводных повестей", через литературные сюжеты стенных росписей, через Печатный двор и Посольский приказ, через появившиеся частные библиотеки и новую школьную литературу, через музыкальные произведения

737

В. П. Титова и многое другое» .

В приведенной цитате произведения Титова упоминаются не только как проводник «чужого», но и как образец трансформации «чужого» в свое. Наблюдение выдающегося ученого нашло широкое развитие в данной работе. Переменное многоголосие, в большей мере, чем постоянное, ориентированное на западные композиции концертного плана, тем не менее, обретает на русской почве свою специфику. Она проявляется, главным образом, в творчестве Василия Титова -выдающегося мастера, создавшего оригинальные образцы круговой формы, полифонических структур, сочетающих фугированный и канонический способы изложения, а также применявшего различные способы объединения циклических форм.

Настоящее исследование отнюдь не исчерпывает проблематику, заявленную в названии, а представляет лишь определенный этап ее освоения на современном уровне развития науки. Открытия и выводы данной работы, с одной стороны, отчетливо намечают новые направления исследования, вопросы и задачи, и в то же время могут служить своеобразным трамплином для их решения. Наметим некоторые перспективы разработки данной области музыкальной науки.

Необходимо дальнейшее изучение архивов России и зарубежья. Даже единственная партесная рукопись, хранящаяся в архиве, может подарить удивительные открытия, как это произошло, например, благодаря сборнику из собрания Тихомирова ГПНТБ СО РАН (Тих. 503), содержащему 31 концерт и Вечерню Н. Дилецкого. Немало усилий нужно приложить для координации соединения данных различных архивов, составления единой базы рукописных источников партесного стиля, причем, в идеале, -в наиболее востребованном, электронном виде. Благодаря согласованию информации можно обнаружить разрозненные комплекты многоголосных рукописей. Так, например,

737Лихачев Д. С. Поэтика древнерусской литературы. Л., 1967. С. 43. Д.С.Лихачев использует отчество Титова «Поликарпович», необоснованно употреблявшееся в некоторых музыковедческих трудах. дополняют друг друга партии Син. певч. 425 и № 1223 из Отдела редких книг и рукописей зональной научной библиотеки Саратовского университета, и тем не менее трехголосный комплект остается неполным! Подобным образом соотносятся партии Син. певч. 709 и ГЦММК, ф. 283, № 293/3 из «Реквириальной» Службы Божией В. Титова. Кроме того, в разных архивах могут быть рассредоточены комплекты книг, созданные в одном певческом центре или одним и тем же мастером (или мастерами, что было показано на примере трех- четырех- и двенадцатиголосных комплектов, выполненных Петром и Николаем Ивашевыми). Возможно, когда-либо будут обнаружены «16 книг нотного пения, содержащих духовные концерты 16-голосные в серебряных чеканных досках с гербом и вензелем Императрицы Елисаветы Петровны», хранившиеся в большом придворном соборе во имя Спаса Нерукотворного в Зимнем

738 дворце , и другие раритеты.

Предстоит большая работа по восстановлению и публикации уже атрибутированных нотных текстов. В. В. Протопопов в монографии о Василии Титове писал: «Разработка рукописного материала партесных сочинений требует больших затрат времени на составление и анализ хоровых партитур, на сопоставление одноименных авторских и анонимных произведений для атрибутирования их и на другие источниковедческие изыскания. Результаты появятся, конечно, не скоро. Но какое они вызовут удовлетворение у исследователя, какое большое значение будут иметь для истории отечественной музыкальной культуры, когда можно будет по достоинству оценить всё это богатство, среди которого, несомненно, выявятся выдающиеся художественные творения! Завидуем нашим потомкам, кои осуществят этот колоссальный труд и получат новые знания об истории русской музыки, ее художественных особенностях и преемственных связях с наследниками, а, главное, услышат новые образцы партесного стиля»739.

Требуют усиленного внимания «белые пятна» в истории партесного стиля. К таковым можно причислить, во-первых, истоки стиля, пути его появления в России. Во-вторых, особенности распространения по стране через творческие контакты, обмен информацией между певческими центрами и композиторами. (Например, одно из

738 Историко-статистические сведения о Санкт-Петербургской епархии. СПб., 1873. Вып. 3. С. 375. Об этом источнике нам сообщил К. Постернак.

Протопопов В. В. Музыкальное творчество Василия Титова. К проблеме партесного стиля. С. 387. известных утверждений о существовании в Москве, в Кремле некоего содружества

740 музыкантов и поэтов , пока остается по существу недоказанным). В третьих, практически отсутствующие биографии композиторов. Г. Аберт утверждал, что биографии деятелей искусства должны переписываться раз в полвека. В наши дни этот отрезок сокращается, но применительно к партесному стилю он пока означает лишь появление новых нотных источников, открывающих ранее неизвестные страницы творчества композиторов. Огромную роль здесь играет изучение документальных архивов.

Ждет своего разрешения проблема авторских стилей, соотношения типического и индивидуального, актуальная для барочного стиля в целом. Большой интерес представляет также музыкально-исторический контекст, в котором возникали сочинения в стиле переменного партесного многоголосия. Например, стиль многохорного письма, нашедший яркое воплощение в сочинениях венецианской школы, был заимствован авторами партесных композиций и обрел новые своеобразные формы на русской почве.

Исследователям постоянного партесного многоголосия также предстоит решить много задач. Так, традиция многороспевности требует не только разработки свода роспевов, его сопоставления с монодической традицией, но и выявления многоголосных версий и их анализа на основе методики, разработанной в настоящей диссертации. Остается пока малоизученным аспект соотношения стиля партесных гармонизаций с теоретическими представлениями того времени, руководствами, которые могли быть в распоряжении музыкантов ХУП-ХУШ веков, осваивающих многоголосие. Представляют интерес моножанровые циклические формы в постоянном многоголосии (циклы стихир, ирмосов канона и пр.) и проблема их организации.

Конечно, очень важно чтобы партесные композиции звучали. В настоящее время интерес к музыке барокко велик, и русское партесное многоголосие, в первую очередь, переменное, постепенно занимает достойное место в репертуаре как отечественных, так и зарубежных хоровых коллективов. Партесные гармонизации привлекают к себе

740Например, П. Аравин писал: «Московский кружок Дилецкого, Коренева и Титова - эта своеобразная "Могучая кучка" XVII века, - по видимому, состоял не из двух-трех человек. Подобно сильному магниту, он притягивал к себе многих передовых композиторов и музыкантов-распевщиков этой переломной исторической эпохи» // Аравин П. У истоков русского многоголосия. Советская музыка. 1978. № 1. С. 107. внимание церковных хоров, ведь в них многое сродни обиходному многоголосию. Но в то же время из-за плохой слышимости первоисточника, помещенного в партию тенора, эти обработки почти не используются на клиросе. На наш взгляд, вполне допустимо использовать некоторые средства гармонического и полифонического варьирования, чтобы приблизить партесные гармонизации к привычному звучанию. Приведем небольшой пример: фрагмент стихиры «Совет превечный» греческого роспева из Син. певч. 659 ярославского происхождения741 (рисунок 145):

1,1 .1 .1 .1 .№5= г г Г ¡' г ^^ 1 т

2=±

Со - вет пре - веч ишл ныи от - кры - ва - я и А \> I \> бе. От - ро - ко - вн - це,

ААААААаА

V Р е т

Рисунок 145 - Стихира «Совет превечный» греческого роспева (Син. певч. 659)

Если вывести первоисточник в верхний голос, применить вертикально-подвижной контрапункт к трем верхним голосам, а затем все транспонировать на кварту вниз для тесситурного удобства, получим следующую фактурную вариацию, вполне удовлетворяющую требованиям современного церковного многоголосия, и в то же время сохраняющую особый натурально-ладовый колорит (рисунок 146):

1 J ,-! ¡1 Н.Ш1 ^ .1

Г Г I' 1' г г г от - кры - ва - я Те - бе. От - ро - ко - ви - це,

А ± ± ± 1 ¿А д - * Р - т п щ г г г г г г ел г

Рисунок 146 - Стихира «Совет превечный» греческого роспева (фактурная вариация) Такое варьирование можно приложить к сотням образцов партесных гармонизаций, созданных мастерами всей России, для введения их в певческий обиход. Задачу обеспечения лучшей слышимости древнего напева начали решать уже в конце

74|Стихира опубликована: Плотникова Н. Ю. Партесные гармонизации знаменного и греческого роспевов. С. 180— 181.

XVIII - начале XIX века. В обработках древних напевов Д. Бортнянского и изданиях придворной капеллы первой половины XIX века произошел качественный сдвиг -мелодия первоисточника была перенесена в верхние голоса. Иногда она поручается собственно дискантам, а иногда - вторым голосам (вторым дискантам или альтам), сопровождаясь параллельно удвоением в верхнюю терцию. При этом авторы XIX века нередко пользуются типичными гармоническими оборотами, откристаллизовавшимися в партесном многоголосии. Связь с партесными обработками обнаруживается и в «Опыте гармонизации богослужебных песнопений» - «Всенощном бдении» П. И. Чайковского (ор. 52, 1881 г.). Она выступает в особом внимании композитора к развитости басового голоса, что вызывает ассоциации с эксцеллентованным басом, в тонких деталях гармонического колорита742. Таким образом, значение партесного многоголосия в истории русского церковного пения разнообразно, и детальное выявление стилистических связей в обработках разных веков также представляет большой интерес.

Итак, данное исследование обладает ясными научными перспективами, предполагающими многолетнюю работу по освоению архивов и решению ряда проблем по истории и теории партесного стиля. Будущие исследования откроют ранее неизвестные страницы в музыке конца XVII - середины XVIII века и будут способствовать все большему расширению и углублению научных представлений о русском партесном многоголосии как одном из уникальных явлений русской музыкальной культуры.

7420 переложениях Д. С. Бортнянского, П. И. Турчанинова, А. Ф. Львова и других деятелей Придворной певческой капеллы, П. И. Чайковского: Плотникова Н. Ю. Многоголосные формы древних роспевов в русской духовной музыке XIX - начала XX веков. Диссертация . канд. иск. М., 1996. С. 22-67, 97-109.

Список литературы диссертационного исследования доктор искусствоведения Плотникова, Наталья Юрьевна, 2013 год

1. Акты, относящиеся к истории Львовского ставропигиального братства/ Архив Юго-Западной России. Ч. 1. Т. XII. — Киев : Типография Имп. ун-та св. Владимира, 1904, —С. 62-71.

2. Андрушкевич, А. Ладовая система партесных сочинений Николая Диледкого / А. Андрушкевич // Música theorica : сб. статей / Московская гос. консерватория им. П. И. Чайковского. Кафедра теории музыки. — М., 2001. — Вып. 7. — С. 110—117.

3. Аравин, П. В. У истоков русского многоголосия / П. В. Аравин // Советская музыка. — 1978. — № 1. — С. 107—114.

4. Аронова, А. А. Праздничная культура Петровского времени / А. А. Аронова // История русского искусства. Т. 11. Рукопись. Гос. ин-т. искусствознания. М., 2007. — 68 с.

5. Асафьев, Б. Русская музыка. XIX и начало XX века / Б. В. Асафьев. Л. : Музыка Ленингр. отд-ние., 1979. — 324 с.

6. Барсова, И. А. Очерки по истории партитурной нотации (XVI первая половина XVIII века) / И. А. Барсова. — М. : Московская гос. консерватория им. П. И. Чайковского, 1997. — 571 с.

7. Барсова, И. А. Партитура / И. А. Барсова // Музыкальная энциклопедия. Т. 4.

8. М. : Сов. энциклопедия, 1978. — Стб. 193—196.

9. Безуглова, И. Ф. Собрание котированных книг библиотеки Соловецкого монастыря / И. Ф. Безуглова // Музыкальная культура православного мира: традиции, теория, практика : Материалы науч. конференций / Российская академия музыки

10. М. : РАМ, 1994. С. 262—271.

11. Беляев, И. Статистическое описание соборов и церквей Костромской епархии, составленное на основании подлинных сведений / Иоанн Беляев, протоиерей. — СПб. : Тип. Почтового департамента, 1863.

12. Берхгольц Ф.-В. фон. Дневник камер-юнкера Берхгольца, веденный им в России в царствование Петра Великого, с 1721 по 1725 год. В 4 ч. Ч. 3. 1723 год/ Ф.- В. Берхгольц; пер. с нем И. Аммона. — М. : Тип. Лазаревского ин-та восточных языков, 1860. — 292 с.

13. Беспятых, Ю. Н. Третье «пришествие» Петра I на Белое море / Ю. Н. Беспятых // Архангельск в XVIII веке. Сост. и отв. ред. Ю. Н. Беспятых. — СПб., Блиц, 1997. — С. 31—62.

14. Бражников, М. В. Лица и фиты знаменного распева : исследование / М. В. Бражников; Ленинградский гос. ин-т театра, музыки и кинематографии; общ. ред. Н. С. Серегиной и А. Крюкова — Л. : Музыка, 1984. — 301 с.

15. Бражников, М. В. Русская певческая палеография/ М. В. Бражников; научная ред., примеч., вступ. ст., палеографические таблицы Н. С. Серегиной. — СПб. : 2002. —296 с.

16. Буцкая, С. Б. Проблемы партесного многоголосия в России: По памятникам второй половины XVII XVIII в.: дис. . канд. иск. 17.00.02. / Буцкая Светлана Борисовна. М.,1991.

17. Буцкая, С. Б. Стефан Иванович Беляев государев певчий дьяк // Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник. 1992. —М. : Наука, 1993. — С. 150—156.

18. Былинин, В. К. Царь Алексей Михайлович как мастер распева / В. К. Былинин, А. Л. Посошенко //Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник. 1987. — Л. : Наука, 1988.— С. 131—137. М

19. Василий Титов и русское барокко. Избранные хоровые произведения ноты. // Música Russica. Серия XIII, вып. 1. Транскрипция и ред. О. Дольской. Ред. серии В. Морозан. — Мэдисон, Коннектикут, 1995.

20. Викторов, А. Е. Описи рукописных собраний в книгохранилищах Северной России / А. Е. Викторов. — СПб. : Тип. Имп. Акад. Наук, 1890. — 378 с.

21. Вифляев, Н. Е. О церковно-певческих нотных книгах, находящихся в Рязанском историческом архиве //Труды Рязанской Ученой архивной комиссии (1903 год). — Рязань, 1904. — Т. XVIII. Вып. 2. — С. 208—211.

22. Владышевская, Т. Ф. Музыка Древней Руси / Т. Ф. Владышевская // Г. К. Вагнер, Т. Ф. Владышевская. Искусство Древней Руси. —М. : Искусство, 1993. — С. 172—246.

23. Владышевская, Т. Ф. Стиль барокко в русском искусстве, архитектуре, литературе и музыке электронный ресурс. // Режим доступа: http://www.bibliofond.ru/view. aspx?id=76718

24. Воейкова, И. Н. Ярославль / И. Н. Воейкова, В. П. Митрофанов. — Л. : Аврора, 1973, — 168 с.

25. Вознесенская, И. А. Новгородская школа братьев Лихудов / И. А. Вознесенская // Новгородский исторический сборник. — СПб., 2005. Вып. 10 (20). — С. 211-212.

26. Вознесенский, И. И. Опись старым нотным книгам Костромской епархии, высланным в 1896 году для передачи в дар Московскому Синодальному хору и училищу церковного пения / И. И. Вознесенский // Костромские епархиальные ведомости. — 1896. №23; 1897. № 1.

27. Встреча с Петром Великим. Подлинная рукопись // Ярославские губернские ведомости. — 1852. — № 34.

28. Гарднер, И. А. Алексей Федорович Львов, директор Императорской Придворной певческой капеллы и духовный композитор (1798-1870)/ И.А.Гарднер.

29. Джорданвилль, изд. Свято-Троицкого монастыря, 1970.

30. Гарднер, И. А. Богослужебное пение Русской Православной Церкви. История / И. А. Гарднер. Т. 2. — Сергиев Посад Московская духовная академия, 1998. —640 с.

31. Гарднер, И. А. Кому принадлежит мелодия «Достойно роспева царя Феодора»? / И. А. Гарднер // Наследие. Сборник, посвященный вопросам церковного искусства. Вып. 2. Southbury, Conn. : Изд-во Славянской типографии, 1969. — С. 25—35.

32. Георгиевский, А. И. Чинопоследование Божественной Литургии / А. И. Георгиевский. —Киев : 2002. — 172 с.

33. Георгиевский, Г. Коронование русских государей (Исторический очерк) / Г. Георгиевский // Русское обозрение. — 1896. — Т. 37. —С. 327—350.

34. Герасимова, И. В. Н. Дилецкий: творческий путь композитора XVII века : дис. . канд. иск. 17.00.02 / Герасимова Ирина Валерьевна. М., 2010.

35. Герасимова-Персидская, Н. А. Записи на певческих рукописях XVII-XVIII вв. / Н. А. Герасимова-Персидская // Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник. 1976, —М. : Наука, 1977, —С. 32—41.

36. Герасимова-Персидская, Н. А. «Малые формы» в русско-украинской музыке 17 в. / Н. А. Герасимова-Персидская // Música Antiqua Europae Orientalis. — Bydgoszcz, 1985.1. Vol. 7, —S. 628—629.

37. Герасимова-Персидская, Н. А. Монодия как символ сакрального / Н. А. Герасимова-Персидская / Музыкальная академия. — 1999. —№4. — С. 158—161.

38. Герасимова-Персидская, Н. А. Музыка. Время. Пространство / Н. А. Герасимова-Персидская. Ред. И. Тукова. — Киев : ДУХ I LITERA, 2012. — 408 с.

39. Герасимова-Персидская, Н. А. От элементарной частицы до «большой формы»: к вопросу становления композиции партесного концерта (мажорная сфера) /

40. Н. А. Герасимова-Персидская // Российская академия музыки имени Гнесиных Электронный ресурс. Режим доступа: http://nшsxxi■gnesin-academY■ш/?p::=331.

41. Герасимова-Персидская, Н. А. Партесный концерт в истории музыкальной культуры / Н. А. Герасимова-Персидская. — М. : Музыка, 1983. — 288 с.

42. Герасимова-Персидская, Н. А. Русская музыка XVII века встреча двух эпох / Н. А. Герасимова-Персидская. — М. : Музыка, 1994. - 126 с.

43. Герасимова-Персидская, Н. А. Тема конца времени в покаянном мотете «Приближается душе конец» // Келдышевский сборник: музыкально-исторические чтения памяти Ю. В. Келдыша. 1997. — М., 1999. — С. 88—95.

44. Глядешкина, 3. И. Модальность и тональность во французской музыкальной теории и практике позднего Ренессанса и раннего барокко : автореф. дис. . докт. иск. 17.00.02 / Глядешкина Зоя Ивановна. — М., 2012. — 48 с.

45. Голубцов, А. Чиновник Новгородского Софийского собора/ А. Голубцов. М. : Университетская типография, 1899. — 293 с.

46. Григорьева, М. А. Проблема гармонии в поздних сочинениях Карло Джезуальдо: автореф. дис. . канд. иск. 17.00.02 / Маргарита Александровна Григорьева. — М., 2010, —25 с.

47. Гуляницкая, Н. С. Русская музыка: становление тональной системы. XI XX вв.: исследование. —- М. : Прогресс-традиция, 2005. — 384 с.

48. Гунн, Г. П. Каргопольский озерный край / Г. П. Гунн; Предисл. В. Г. Брюсовой. М. : Искусство, 1984. — 183 с.

49. Гурьева, Н. В. Система осмогласия в русской Литургии конца XVII начала XVIII веков: автореф. дис. . канд. иск. 17.00.02 / Гурьева Наталья Валерьевна. — М., 2000, —26 с.

50. Гусейнова, 3. М. Жанр Блаженн в церковно-певческом искусстве / З.М.Гусейнова //Рукописные памятники. Вып. 4. Сост. Г. П. Енин. — СПб., 1997. С. 193—214.

51. Гусейнова, 3. М. Певческие циклы Обихода / 3. М. Гусейнова Электронный ресурс. / Режим доступа: http://www.bibliofond.ru/view.aspx7icH92447

52. Даль, В. И. Толковый словарь живого великорусского языка / В. И. Даль. Т. 2.1. М., 1989, —2030 стб.

53. Дело Маркелла Родышевского с Феофаном Прокоповичем о противностях церковных // Православное обозрение. — 1864. — Т. 15. — С. 9—48.

54. Дамаскин, И. Точное изложение православной веры // преподобный Иоанн Дамаскин ; пер. с греч. А. Бронзова. — М. : Отчий дом, 2011. — 474 с.

55. Дело о пожитках Государыни Царевны Наталии Алексеевны. — М., 1914.

56. Демина, В. Н. Музыка «викториальных» торжеств эпохи Петра I (о путях становления русской светской культуры : дис. . канд. иск. / Вера Николаевна Демина.

57. Ростов-на-Дону, 2009. — 24 с.

58. Дилецкий, Н. Идеа грамматики мусикийской // Памятники русского музыкального искусства / Публ., пер., исслед. и коммент. Вл. Протопопова. Вып. 7. — М., 1979,—636 с.

59. Дилецкий, Н. «Мусикийская грамматика». Подгот. С. В. Смоленский. — СПб. : тип. М. А. Александрова, 1910. — 174 с.

60. Дилецкий, Н. Хоровые произведения. Сост., ред., вступ. статья и комментарии Н. А. Герасимовой-Персидской. — Киев : 1981. —256 с.

61. Досифей (Немчинов), архимандрит. Географическое, историческое и статистическое описание ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря. Т. 1. — М. : Университетская типография, 1836. — 298 с.

62. Дроздецкая, Н. К. Музыкальная жизнь Твери и губернии / Н. К. Дроздецкая. Тверь : ООО «Гид», 2008. — 224 с.

63. Дубравская, Т.Н. Музыка эпохи Возрождения. XVI век/ Т. Н. Дубравская // История полифонии. В 7-ми вып. Вып. 2-Б. М. : Музыка, 1996. — 413 с.

64. Дубравская, T. H. Полифония: учебник для высшей школы / Т. Н. Дубравская. М. : Академический проект; Альма матер, 2008. — 360 с.

65. Евгений, Болховитинов, митрополит. Историческое рассуждение вообще о древнем христианском богослужебном пении, и особенно о пении Российской церкви с нужными примечаниями на оное. — Воронеж : Тип. Губ. Правл., 1799. — 26 с.

66. Евдокимова, Ю. К. Многоголосие средневековья. X-XIV века / Ю. К. Евдокимова // История полифонии. В 7-ми вып. — М. : Музыка, 1983. — Вып. 1. — 454 с.

67. Ефимова, И. В. Многоголосие в русском профессиональном певческом искусстве

68. XVII начала XVIII века : дис. канд. иск. 17.00.02 / Ефимова Ирина Викторовна. — Л., 1984,—204 с.

69. Ефимова, И. Русское строчное многоголосие второй половины XVII начала

70. XVIII века (к проблеме дешифровки) / И. В. Ефимова // Русская хоровая музыка XVI-XVIII вв. : сб. тр. ГМПИ им Гнесиных / Ред. А. С. Белоненко, С. П. Кравченко. — М. : ГМПИ, 1986. — Вып. 83. — С. 82—99.

71. Ешевский, С. В. О пребывании Петра Великого в Нижнем Новгороде / С. В. Ешевский. — Б. м., 1845.

72. Жизневский, А. К. Описание Тверского музея / А. К. Жизневский. — М. : Синодальная типография, 1880. — 242, XVIII с.

73. Жмакин, В. И. Коронации русских императоров и императриц. 1724-1856 гг. // Русская старина. —1883. — № 3. — С. 499—538.

74. Заболотная, Н. В. Проблема индивидуальности художественного целого в творчестве композиторов Украины и России второй половины XVII первой половины XVIII веков : автореф. дис. . канд. иск. 17.00.02 / Заболотная Наталья Викторовна. — Киев, 1983, —24 с.

75. Заболотная, Н. В. Церковно-певческие рукописи Древней Руси XI-XIV веков: основные типы книг в историко-функциональном аспекте / Н. В. Заболотная. — М. : Российская академия музыки, 2001. — 252 с.

76. Загоровский, В. П. Петр Великий на Воронежской земле : исторический очерк / В. П. Загоровский. — Воронеж, изд-во Воронеж ун-та, 1996. — 165 с.

77. Захарова, О. И. Риторика и западноевропейская музыка XVII первой половины XVIII века: принципы, приемы / О. И. Захарова. — М. : Музыка, 1983. — 77 с.

78. Захарьина, Н. Б. Русские богослужебные певческие книги XVIII-XIX веков. Синодальная традиция / Н. Б. Захарьина. — СПб. : Петербургское востоковедение. 2003.192 с.

79. Зеленская, Г.М.Герман // Православная энциклопедия. Т. 11. — М. : 2006.1. С. 239—241.

80. Извеков, Н. Д. Придворные певчие и крестовые священники и дьяки в XVII веке / Н. Д. Извеков // Богословский вестник. — 1903. —№ 10. — С. 255—294.

81. Игнатьев, А. Краткий обзор крюковых и нотнолинейных певчих рукописей Соловецкой библиотеки / А. Игнатьев // Православный собеседник. — 1910. — Июль / авг. Прил. — 51с.

82. Ильин, В. П. Очерки истории русской хоровой культуры второй половины XVI -начала XX века / В. П. Ильин. — М. : Сов. композитор, 1985. — 229 с.

83. Историко-статистические сведения о Санкт-Петербургской епархии. — Вып. 3. — СПб. : С.-Петерб. епарх. ист-стат. ком., 1873.— 442 с.

84. Казанцева М. Г. Музыкальные рукописи Софийской Новгородской библиотеки / М. Г. Казанцева // Новгородская Русь: Историческое пространство и культурное наследие : сб. ст. — Екатеринбург : Банк культурной информации, 2000. — С. 184—192.

85. Калужникова, Т. И. Интонационные основы партесного многоголосия: автореф. дис. .канд. иск. : 17.00.02. / Калужникова Татьяна Ивановна. — М., 1987. — 24 с.

86. Калужникова, Т. И. О методике ладового анализа партесных произведений/ Т. И. Калужникова // Актуальные проблемы ладогармонического мышления : сб. тр. ГМПИ им. Гнесиных / Отв. ред. М. А. Этингер. — М., 1982. — Вып. 63. — С. 116—125.

87. Калужникова, Т. И. Проявление попевочного принципа мышления в звуковысотной организации партесных произведений / Т. И. Калужникова // Очерки по истории гармонии в русской и советской музыке. — М., 1985. — Вып. 1. — С. 19—33.

88. Канционалы // Музыкальная энциклопедия. Т. 2. — М., 1974. — Стб. 704.

89. Каплун, Т. М. Греческий роспев в контексте русской церковно-певческой практики середины XVII XVIII веков : автореф. дис. . канд. иск. 17.00.02 / Каплун Татьяна Михайловна. — Одесса, 2005. — 19 с.

90. Кашин, Н. И. Поступки и забавы императора Петра Великого (запись современника). Сообщение В. В. Майкова // Памятники древней письменности. — Т. 60, — СПб., 1895, —22 с.

91. Келдыш, Ю. В. История русской музыки / Ю. В. Келдыш. — М. : 1948. — Т. 1.

92. Келдыш, Ю. В. Музыкальная культура первой четверти XVIII века// Келдыш Ю. В., Левашева O.E. История русской музыки. Т. II: XVIII век. Ч. 1. М. : Музыка, 1984. С. 29—64.

93. Келдыш, Ю. В. Русская музыка XVIII века / Ю. В. Келдыш. — М. : 1965. — 464 с.

94. Келдыш, Ю. В. Очерки и исследования по истории русской музыки / Ю. В. Келдыш. — М. : Советский композитор, 1978. — 512 с.

95. Келдыш, Ю. В. История русской музыки / Ю.В.Келдыш // История русской музыки. Т. 1: Древняя Русь. XI XVII века. — М., 1983. — 383 с.

96. Клименко, Т. В. Гармонические системы в русской музыке XVII-XIX веков: вехи исторической эволюции : автореф. дис. .канд. иск. 17.00.02 / Клименко Татьяна Викторовна. — М., 2009. — 28 с.

97. Ковалева, В. М. Музыкальное образование в России в конце XVII первой четверти XVIII столетия: историко-педагогический аспект : дис. .канд. пед. наук. В 2-х т. / Ковалева Вера Михайловна. — М., 2002. Т. 1. — 201 с. Т. 2.373 с.

98. Коклико, А. П. Compendium musices (1552) / Адриан Пети Коклико. Публ., пер., исслед. и коммент. Н. И. Тарасевича. — М. : Моск. гос. консерватория им. П. И. Чайковского, 2007. — 484 с.

99. Коллекция древнерусских церковных рукописей. Каталог. Ред.-сост. Г. М. Малинина, И. А. Скворцова, Е. А. Смыка. — М. : Моск. гос. консерватория им. П. И. Чайковского, 1995. — 60 с.

100. Коновалова, Ж. Ф. О библиотеке архиепископа Вологодского и Белозерскаго Симона / Ж. Ф. Коновалова // Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник. 1978. Л. : Наука, 1979. С. 113—118.

101. Коронация Екатерины I // Кавалергарды : История. Биографии. Мемуары / Авт,-сост. А. Ю. Бондаренко. — М. : Воениздат, 1997. — 397 с.

102. Краткое историческое описание приходов и церквей Архангельской епархии. Вып. III. Уезды: Онежский, Кемский и Кольский. Издание Архангельского епархиального Церковно-археологического комитета. — Архангельск, 1896. — 267 с.

103. Кручинина, А. Н. Певческие рукописи из Софийского собрания ГПБ / А. Н. Кручинина // Проблемы источниковедческого изучения рукописных и старопечатных фондов: сб. науч. тр. —Л. : ГПБ, 1979. — С. 120-131.

104. Кюрегян, Т. С. Форма в музыке XVII-XX веков / Т. С. Кюрегян. — М. : Сфера, 1998, —343 с.

105. Лебедев С. Н. Прототональность в музыке западноевропейского средневековья и Возрождения Электронный ресурс. // Режим доступа: http://www.21 israel-music.com/Prototonalnost.htm

106. Лебедева-Емелина, А. В. Хоровая культура екатерининской эпохи / А. В. Лебедева-Емелина. М. : Композитор, 2010. — 303 с.

107. Ливанова, Т. Н. Русская музыкальная культура XVIII века в ее связях с литературой, театром и бытом: Исследования и материалы / Т. Н. Ливанова. Т. 1. — М.; Л.: Музгиз, 1952. — 535 с.

108. Ливанова, Т. Н. Очерки и материалы по истории русской музыкальной культуры / Т. Н. Ливанова. — М. : Искусство, 1938. — Вып. 1. — 360 с.

109. Лихачев, Д. С. Петровские реформы и развитие русской культуры электронный ресурс. // Режим доступа: http://www.gumer.info/bibliotek Buks/Literat/lihach/petref.pdf

110. Лихачев, Д. С. Развитие русской литературы X XVII веков / Д. С. Лихачев. - 3-е изд. — СПб. : Наука, 1998. — 206 с.

111. Лихачев, Д. С. Текстология: На материале рус. лит. X-XVII в / При участии

112. A. А. Алексеева и А. Г. Боброва / Российская Академия наук, Институт русской литературы (Пушкинский Дом). 3-е изд., перераб. и доп. — СПб.: Алетейя, 2001 . — 758 с.

113. Лобанова, М. Н. Западноевропейское музыкальное барокко: проблемы эстетики и поэтики / М. Н. Лобанова. — М. : Музыка, 1994. — 320 с.

114. Лотман, Ю. М. Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства (XVIII-начало XIX века). — СПб. : Искусство-СПБ., 1994. — 558 с.

115. Лукомской, В. К. Кострома. Исторический очерк и описание памятников художественной старины / В. К. Лукомской, Г. К. Лукомской. — М. : Прогресс-Плеяда, 2002.— 512 с.

116. Лыжов Г. И. Теоретические проблемы мотетной композиции второй половины XVI века: На примере Magnum opus musicum Орландо ди Лассо : дис. . канд. иск. 17.00.02 / Лыжов Григорий Иванович. — М., 2003.

117. Любименко И. И., Тонкова P.M. Культурная жизнь Петербурга // Петербург Петровского времени. Очерки под ред. А. В. Предтеченского. — Л., 1948. — С. 93—124.

118. Маркелл, митрополит Казанский электронный ресурс. //Режим доступа: http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc biography/78755/%D0%9C%D0%B0%Dl%80%D0%BA% D0%B 5 %D0%BB%D0%BB

119. Мельгунов Ю. Записка о церковной музыке / Ю. Мельгунов // Труды музыкально-этнографической комиссии. Т. 1.— М., 1906.

120. Металлов В. М. Осмогласие знаменного распева. Опыт руководства к изучению осмогласия знаменного роспева по гласовым попевкам. — М. Синодальная типография, 1898. — 92 с.

121. Молева Н. Музыка и зрелища в России XVII столетия / Н. Молева // Вопросы истории. — 1971. —№ 11. — С. 143—154.

122. Московское барокко XVII 1-й четверти XVIII веков ноты. Восстановление партитур их хоровых голосов (партий), редакция многоголосия, вступ. ст.

123. B. В. Протопопова // Антология русской и восточно-славянской духовной музыки. Т. V / Центр старинной музыки «Россика». — СПб. : Музыка, 2000.

124. Музыка на Полтавскую победу// Памятники русского музыкального искусства. М., 1973. Вып. 2 / Сост., публ., исслед. и коммент. Вл. Протопопова. — 420 с.

125. Музыкальная эстетика России XI XVIII веков / Сост. текстов, пер. и общ. вступ. статья А. И. Рогова. — М. : Музыка, 1973. — 245 с.

126. Мясоедов А. Н. О гармонии русской музыки : Корни национальной специфики. — М. : Преет, 1998. — 141 с.

127. Назайкинский, Е. В. Стиль как предмет теории музыки / Е. В. Назайкинский //

128. Музыкальный язык, жанр, стиль / Проблемы теории и истории : сб. науч. тр. — М. : Московская гос. консерватория им. П. И. Чайковского, 1987. — С. 175—185.

129. Натансон, В. А. Прошлое русского пианизма: XVIII начало XIX века. Очерки и материалы / В. А. Натансон. — М. : Музгиз, 1960. — 290 с.

130. Невоструев К. И. Описание Спасо-Чигасской церкви в Москве. М. : тип. Т. Волкова и комп., 1858. — 24 с.

131. Никольский К. Руководство к изучению Богослужения Православной Церкви / К. Никольский. — М. : Изд-во Православного Свято-Тихоновского богословского инта, 2002, —332 с.

132. Нило-Столобенская пустынь. М. : Моск. Патриархат. Твер. епархия : Изд-во Фонда Ирины Архиповой, 2000. — 219 с.

133. Огаркова Н. А. Церемонии, празднества, музыка русского двора. XVIII начало XIX века / Н. А. Огаркова. СПб. : Дмитрий Буланин, 2004. — 348 с.

134. Оглоблин H. Н. Библиотека Сибирского митрополита Игнатия, 1700 г. // Библиограф. — 1892. — № 8-9. — С. 286—291.

135. Одоевский В. Ф. К. В. О. [Князь Владимир Одоевский]. К вопросу о древнерусском песнопении // День. — 1864. —№17 (28 апреля).

136. Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего правительствующего Синода. Т. 1 (1542-1721). — СПб., 1868. —Разд. паг.: 103 е.; 1252 стб.

137. Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего Синода. Т. 2. Ч. 2 (1722 г.). — СПб, 1878. — Разд. паг.: 66 е.; 746 стб.

138. Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего Синода. Т. 5 (1725). — СПб, 1878. —-Разд. паг.: 94 е.; 1256 стб.

139. Описание коронации ее величества императрицы Екатерины Алексеевны, торжественно отправленной в царствующем граде Москве 7 Майя, 1724 году. — СПб., при Сенате, 1724. — 81 с.

140. Описи имущества новгородского Софийского собора XVIII начала XIX в. Сост.: Э. А. Гордиенко, Г. К. Маркина. Автор вступ. ст. Э. А. Гордиенко. Отв. ред. В. JL Янин. — М.-Л. : Ин-т истории СССР, 1988. — 228 с.

141. Опись высочайшим указам и повелениям, хранящимся в С.-Петербургском сенатском архиве, за XVIII век. ТII. 1725-1740. Сост. П. Баранов. — СПб. : Типография Прав. Сената, 1875. —XIV + 705 с.

142. Орнамент электронный ресурс. // Режим доступа: http://palekh.narod.ru/win/styl 13 .htm

143. Орфелин, 3. С. Житие и славные дела Петра Великого / 3. С. Орфелин. — СПб. : Имп. Акад. Наук, 1774. — Т. 2. — 336 с.

144. Островский, П. Историко-статистическое описание Костромского первоклассного кафедрального Ипатиевского монастыря / П. Островский, прот. — Кострома: тип. Андроникова, 1870. — 305 с.

145. Памятники письменности в музеях Вологодской области : Каталог-путеводитель / Под общ. ред. проф. П. А. Колесникова. Ч. I. Рукописные книги / Сост. А. А. Амосов и др. —Вологда : Упр. культуры Вологод. горисполкома, 1982. —200 с.

146. Паничкин А., протоиерей. Санкт-Петербургский архиерейский дом электронный ресурс. // Режим доступа: http://www.bogosIov.ru/text/1945873.html

147. Парфентьев Н. П. Древнерусское певческое искусство в духовной культуре Российского государства XVI XVII в. Школы, центры, мастера / Н. П. Парфентьев. — Свердловск : Изд-во Уральского ун-та, 1991. — 234 с.

148. Парфентьев Н. П. Профессиональные музыканты России XVI XVII веков: Государевы певчие дьяки и патриаршие певчие дьяки и подьяки / Н. П. Парфентьев. — Челябинск : б.и., 1991. — 444 с.

149. Пащенко Е. В. Очерки о монастырях и храмах Архангельской области (XVII XX века) / Е. В. Пащенко (монахиня Евфимия). — Архангельск : Архангельская гос. мед. академия, 1999. — 111 с.

150. Певческие рукописи XVII-XIX веков. Каталог / Сост. А. Г. Хачаянц. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 2000. (Редкие книги научной библиотеки СГУ. Вып. 19). — 66 с.

151. Перетц, В. Н. Очерк библиотеки Киево-Софийского собора // Литературный вестник, кн. 6, 1906. — С. 121—127.

152. Петров, Н. И. Библиотека Киево-Софийского Собора // Описание рукописных собраний, находящихся в городе Киеве. Вып. III. — М. : Университетская типография, 1904, — 307, LVIII с.

153. Петровская, И. Ф. Источниковедение истории русской музыкальной культуры XVIII начала XX века. 2-е изд., доп. / И. Ф. Петровская. — М. : Музыка, 1989. — 319 с.

154. Пинчуков, Е. Формула старинного пассамеццо / Е. Пинчуков // Старинная музыка. — 2011.—№ 1,2.— С. 28—34.

155. Писцовые и переписные книги Новгорода Великого XVII начала XVIII вв. Сб. документов. Сост. И. Ю. Анкудинов. — СПб. : Дмитрий Буланин, 2003. — 666 с.

156. Письма и бумаги императора Петра Великого. — М., 1975. — Т. 12. Вып. 1. — 588 с.

157. Позднеев, А. В. Песни-акростихи Германа / А. В. Позднеев // ТОДРЛ. — 1958. — Т. 14, —С. 364—370.

158. Платонов, С. Ф. Из бытовой истории Петровской эпохи. Любимцы Петра Великого / С. Ф. Платонов // Известия АН СССР. — 1926. — VI серия, т. XX, № 9. с. 655—678.

159. Плотникова, Н. Ю. Виноградский Виноградов. Василий //Православная энциклопедия. — М., 2004. — Т. VIII. — С. 524—525.

160. Плотникова, Н. Ю. Во главе нового направления / Н.Ю.Плотникова// Русская духовная музыка XIX начала XX века: страницы истории. — М., 2007. — С. 117—120.

161. Плотникова, Н .Ю. Государевы певчие дьяки Петровской эпохи и их рукописное наследие. Приложение. Краткое описание рукописей из фонда Оружейной Палаты в РГАДА (Ф. 396. Оп. 2. Ч. 7) // Музыкальная академия. — 2012. — № 2. — С. 28—37.

162. Плотникова, Н. Ю. Композитор XVIII века Николай Бовыкин // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного ун-та. V: Вопросы истории и теории христианского искусства. — 2011. — Вып. 1 (4). -— С. 182—196.

163. Плотникова, Н. Ю. Коронация Екатерины I: к вопросу о музыкальном «оформлении» государственных торжеств в Петровскую эпоху // Музыковедение. — 2011. -№ 9. — С. 16—23.

164. Плотникова Н. Ю. Многоголосные формы обработки древних роспевов в русской духовной музыке XIX начала XX веков : дисс. .канд. иск. 17.00.02 / Плотникова Наталья Юрьевна. Т. 1. — М., 1996. — 242 с.

165. Плотникова, Н. Ю. Музыка Петровской эпохи // История русского искусства. Т. 11. Рукопись. ГИИ. М., 2007. — 66 с.

166. Плотникова, Н. Ю. Новые страницы творчества Василия Титова: «Реквириальная» Служба Божия / Н. Ю. Плотникова // Обсерватория культуры. — 2011. — № 5. — С. 6670.

167. Плотникова, Н. Ю. О канонической технике В.Титова / Н.Ю.Плотникова // Музыковедение. — 2011. —№ 11. — С. 19—27.

168. Плотникова, Н. Ю. Партесные гармонизации знаменного и греческого роспевов (на материале стихиры «Совет превечный» из Службы Благовещения Пресвятой

169. Богородице) : Исследование и публикация / Н. Ю. Плотникова. — М. : Композитор, 2004. — 200 с.

170. Плотникова, Н. Ю. «Пение яко цветы духовныя принесем» //«Встреча» (Культурно-просветительная работа). — 1998. —№ 9. — С. 25—26.

171. Плотникова, Н. Ю. Русское партесное многоголосие конца XVII XVIII века. Службы Божии Василия Титова. Исследование и публикация / Н. Ю. Плотникова. — М. : изд-во Православного Свято-Тихоновского гуманитарного ун-та, 2012. — 262 с.

172. Плотникова, Н. Ю. «Царственный мастер» Василий Титов / Н.Ю.Плотникова // Музыка и время. — 2011. — № 5. — С. 32-56.

173. Пожидаева, Г. А. Певческие традиции древней Руси : Очерки теории и стиля / Г. А. Пожидаева. Высшее театральное училище (ин-т) им. М. С. Щепкина при Гос. акад. Малом театре России, Гос. акад. славянской культуры. — М. : Знак, 2007. — 876 с.

174. Покровский. А. П. Воспоминание о Степане Васильевиче Смоленском / А. П. Покровский // Гуселыси яровчаты. — 1903. — № 7-8. — С. 12—14.

175. Покровский, И. Русские епархии в XVI XIX вв., их открытие, состав и пределы: Опыт церковно-исторического, статистического и географического исследования / И. Покровский. Т. 1: XVI -XVII вв. Казань : Центр, тип., 1897. — 892 с.

176. Полоцкий, Симеон, Титов Василий. Рифмотворная псалтирь. Подготовка текста, вступ. ст. и комментарий Л. Н. Сидорович. Новополоцк : ПГУ, 1999. — 160 с.

177. Полное собрание законов Российской империи. T. XLIV. Ч. 2. СПб., 1830.

178. Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству православного исповедания Российской империи. — T. IV. 1724-1725 января 28. — СПб., 1876.

179. Попов, И. Достопримечательности села Ныроба Чердынского уезда / И. Попов. — Пермь, 1896. — 15 с.

180. Попов, Н. П. О поездке в Смоленск к митроп. Симеону «для великих духовных дел» / Н. П. Попов // ЧОИДР. — 1907. — Кн. 2. Отд. V. — С. 38—44.

181. Порфирьева, A. J1. Прокопович Феофан / A. JI. Порфирьева, И. А. Чудинова// Музыкальный Петербург: Энциклопедический словарь. Т. I XVIII век / Отв. ред. А. Л. Порфирьева. Кн. 2. СПб., 1998.

182. Преображенский, А. В. Из первых лет партесного пения в Москве /

183. A. В. Преображенский // Музыкальный современник. 1915, № 3. С. 33—41.

184. Преображенский, А. В. Культовая музыка в России / А. В. Преображенский. — Л. : Academia, 1924. — 121 с.

185. Прилежаев, Е. Новгородские епархиальные школы в Петровскую эпоху // Христианское чтение. — 1877. — Март—апрель. — С. 331—370.

186. Протопопов, В. В. История полифонии. Вып. 3. Западноевропейская музыка XVII — первой четверти XIX века / Вл. Протопопов. — М., 1985. — 494 с.

187. Протопопов, В. В. История полифонии. Вып. 5. Полифония в русской музыке / Вл. Протопопов. — М., 1987.— 316 с.

188. Протопопов, В. В. Значение партесного стиля в истории русской музыки /

189. B. В. Протопопов // Из истории духовной музыки: Межвуз. сб. науч. тр. / Ростовская гос. консерватория им. С. В. Рахманинова. Ростов-на-Дону : изд-во Ростовского гос. пед. инта, 1992.— С. 40—52.

190. Протопопов, В. В. Музыка русской Литургии. Проблема цикличности /

191. B. В. Протопопов. — М. : Композитор, 1999. — 200 с.

192. Протопопов, В.В. Николай Дилецкий и Марцин Мельчевский / В. В. Протопопов // Musica Antiqua, V: Acta scientifica /Ed. A. Chekanovska. — Bydgoszcz, 1978. —1. C. 589—605.

193. Протопопов, В.В. Ногная библиотека царя Фёдора Алексеевича/ В.В.Протопопов // Памятники культуры. Новые открытия: Ежегодник. 1976. М.: Наука, 1977. С. 119—133.

194. Протопопов, В. В. Партесное пение / В.В.Протопопов // Музыкальная энциклопедия. — Т. 4. —М. : Сов. энциклопедия, 1978. — С. 190-193.

195. Протопопов, Вл. Предначинательный псалом в гармонизации XVII века. Рукопись.— М., 1999. Опубликовано с изменениями и дополнениями:

196. Протопопов В. В. Музыка Предначинательного псалма во Всенощном бдении // Музыкальная академия. — 1999. —№ 1. — С. 1—10.

197. Протопопов, В. В. Русская мысль о музыке в XVII веке / В. В. Протопопов. — М. : Музыка, 1989. —94 с.

198. Протопопов, В. В. Четырехголосная хоровая композиция царя Алексея Михайловича / В. В. Протопопов // Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник. 1991 год. — М. : Наука, 1997. — С. 107—110.

199. Протченко, И. Партесные гармонизации песнопений литургии в рукописи ГИМ, Синодальное певческое собрание, № 375 / И. Протченко // Дипломный реферат. Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, факультет церковного пения. — М., 2009.

200. Проценко, Н. Ф. Монастыри в России и соборы в Москве с обзором их истории, описанием почивающих в них мощей, чудотворных икон и других святынь, и хранящихся в оных древностей и богатств. — М. : тип. П. А. Глушкова, 1863. — 71 с.

201. Разумовский, Григорий, протоиерей. Объяснение священной книги псалмов. — М. : Свято-Тихоновский Богословский ин-т., 2002. — 992 с.

202. Разумовский, Д. В. Материалы для археологического словаря // Древности. Труды Московского археологического общества. Т. 2. Вып. 1-3. М., 1869-1870.

203. Разумовский, Дм. Вас. Патриаршие певчие диаки и поддиаки и государевы певчие диаки. Изд. Н. Ф. Финдейзена. — СПб., 1895. — 93 с.

204. Разумовский, Д. В. Церковное пение в России. Опыт историко-технического изложения. — М. : тип. Т. Рис, 1867-1869.

205. Рапацкая, JI. А. «Четвертая мудрость»: О музыке в культуре Древней Руси/ JI. А. Рапацкая. — М. : Музыка, 1997. — 181 с.

206. Романцев, И. С. Описание Новгородского Софийского Кафедрального собора. — М. : Синодальная типография, 1914. — 81 с.

207. Рукавишников, В. Полифония Моцарта: комментир. хрестоматия: Учеб. пособие для студентов музык. вузов. Общ. ред. и предисл. И. Лихачевой / В. Рукавишников. — М. : Музыка, 1981, — 111 с.

208. Рукописные книги собрания придворной певческой капеллы : Каталог / Рос. нац. б-ка, Составитель Н. В. Рамазанова. СПб. : изд-во Рос. нац. ,-ки, 1994. — 260 с.

209. Рункевич, С. Г. Александро-Невская Лавра. 1725-1913 : ист. исслед. / С. Г. Рункевич. — СПб. : Синодальная типография, 1913. — 1124 с.

210. Русак, М. Б. Взаимодействие немецких традиций и итальянских новаций в творчестве Генриха Шютца // Г. Шютц: Сб. статей / Сост. Т. Н. Дубравская. — М., 1985.

211. Русский хоровой концерт конца XVII первой половины XVIII веков. Сост. и исследование Н. Д. Успенского. — Л., 1976.

212. Русское хоровое многоголосие XVII-XVIII веков : хрестоматия по курсу «История русской музыки» для музыкальных училищ и вузов» Ноты. / Сост. Н. В. Заболотная. М. : Российская академия музыки имени Гнесиных, 1993. —105 с.

213. Рутман, Т. А. Святыни и храмы Ярославля / Т. А. Рутман. — Ярославль : Изд-во Александра Рутмана, 2005. — 671 с.

214. Рыбаков, А. Устюжна. Череповец. Вытегра / А. Рыбаков. — Л. : Искусство, 1981. — 215 с.

215. Саверкина И. В. МеншиковА. Д. / И. В. Саверкина, Ю.Н Семенов// Музыкальный Петербург: Энциклопедический словарь. Т. I XVIII век. Кн. 2. / Отв. ред. А. Л. Порфирьева. — СПб., 1998.

216. Саверкина, И. В. Оркестр и хор А. Д. Меншикова : (К истории русской музыкальной культуры) / И. В. Саверкина, Ю. Н. Семенов // Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник. 1989. — Л., 1990. — С. 160—166.

217. Сазонова, Л. И. Литературная культура России. Раннее новое время / Л. И. Сазонова. — М. : Языки славянских культур, 2006. — 896 с.

218. Серегина Н. С. Песнопения русским святым. По материалам рукописной певческой книги XI-XIX веков «Стихирарь месячный» / Н. С. Серегина; М-во культуры Рос. Федерации, Рос. АН, Рос ин-т истории искусств. — СПб. : РИИИ, 1994. — 468 с.

219. Сборник выписок из архивных бумаг о Петре Великом. Т. 2. М. : Университетская типография (Катков и К°), 1872. — 416 с.

220. Седов, П. В. Закат московского царства: Царский двор конца XVII века / П. В. Седов ; Российская академия наук, Санкт-Петербургский ин-т истории. — СПб. : Дмитрий Буланин, 2006. — 603 с.

221. Серегина, Н. С. Песнопения русским святым. По материалам рукописной певческой книги XI-XIX веков. «Стихирарь месячный». — СПб. : РИИИ, 1994. — 468 с.

222. Сидорович, Л. Н. «Рифмотворная псалтирь» Симеона Полоцкого и Василия Титова. Тексты. Расшифровка и редакция. Исследование. —Новополоцк : 2003.

223. Скребков, С. С. Русская хоровая музыка XVII начала XVIII века. Очерки. Под. ред. Ю. В. Келдыша. / Ин-т истории искусств. — М. : Музыка, 1969.

224. Скребков, С.С. Эволюция стиля в русской хоровой музыке XVII века / С. С. Скребков // Избранные статьи. Ред.-сост. Д. А. Арутюнов. — М. : Музыка, 1980. — С.171—187.

225. Служба в Неделю Святыя Пятидесятницы с последованием коленопреклонения. М. : Изд. Совет Русской Православной церкви, 2004. — 228 с.

226. Смирнов, В. История Новгородской духовной семинарии / В.Смирнов// Новгородские епархиальные ведомости. — 1894. — № 7.

227. Смоленский, С. В. Общий очерк исторического и музыкального значения певчих рукописей Соловецкой библиотеки и "азбуки певчей" Александра Мезенца / С. В. Смоленский // Православный собеседник. — 1887, февраль. — С. 235—251.

228. Смоленский, С. В. Вступительная лекция по истории церковного пения (5 октября 1889 г.) / С. В. Смоленский // Хоровое и регентское дело. — 1911. —№ 6-7.

229. Смоленский, С. В. О русской церковно-певческой литературе с половины 16 века до начала влияния приезжих итальянцев // Хоровое и регентское дело. — 1910. — № 5.

230. Смолич, И. К. История русской церкви. 1700-1917 / И. К. Смолич. — М. : Изд-во Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1996. — 800 с.

231. Соловьев, П. И. Описание Новгородского Софийского собора. — СПб. : изд. имп. Археологического общества, 1858. — 244 с.

232. Сохраненкова, М. М. В. К. Тредиаковский как композитор /

233. М. М. Сохраненкова// Памятники культуры. Новые открытия. 1986. Л. : Наука, 1987.1. С. 210—221.

234. Сохраненкова, М. Партесные концерты В. К. Тредиаковского (1703-1768) / Сохраненкова М. // Музыкальная культура Средневековья.— М., 1991. — Вып. 2. — С. 170-174.

235. Сперанский, М. Н. Описание рукописей Тверского музея / М. Н. Сперанский. — М., 1891. Вып. 1, —Тверь, 1904. Вып. 2.

236. Старикова, Л. М. Русский театр петровского времени, комедиальная храмина и домашние комедии царевны Натальи Алексеевны / Л. М. Старикова // Памятники культуры. Новые открытия: Ежегодник. 1990. —М. : Наука, 1992. С. 137—156.

237. Степанов, А. Ладогармонические основы русской хоровой многоголосной музыки XVI XVII столетий / А. Степанов // Очерки по истории гармонии в русской и советской музыке. Вып. 1. М. : Музыка, 1985. — С. 5-18.

238. Степановский, И. К. Вологодская старина : ист.-археол. сб. / И. К. Степановский. — Вологда : Тип. губ. правл., 1890. — 591 с.

239. Стихиры Евангельские научное издание. / Сост. Л. В. Кондрашкова. — М. : изд-во Православного Свято-Тихоновского гуманитарного ун-та, 2012.

240. Струнин, Д. Н. Нотный Обиход, Октоих, Праздники и Ирмологий (рукопись конца XVII века) / Д. Н. Струнин // Тульские епархиальные ведомости. — 1908. — № 30.

241. Судьба святынь Ростова и Ярославля электронный ресурс. // Режим доступа: http://www.sedmitza.ru/text/405792.html

242. Тархов, С. А. Историческая эволюция административно-территориального и политического деления России электронный ресурс. // Режим доступа: http://www.demoscope.ru/weeklv/2003/0101/analit04.php

243. Тетрадь записная, как пошли певчие дьяки под Азов // Древние грамоты и другие письменные памятники, касающиеся Воронежской губернии и частию Азова. Собраны иизданы Н. Второвым и К. Александровым-Дольником. — Кн. 1. — Воронеж, 1851. — С. 45-50.

244. Титов Василий // Музыкальная энциклопедия. — М., 1981. — Т. 5. — Стб. 533.

245. Тихомиров, П. Историческое описание Новгородского Знаменского собора / Прот. Павел Тихомиров. — Новгород : типография Губ правл., 1889. — 174 с.

246. Ундольский, В. М. Замечания для истории церковного пения в России. — М. : Университетская Типография, 1846. — 46 с.

247. Успенский, Н. Д. Древнерусское певческое искусство. 2-е изд., доп. — М. : Советский композитор, 1971. — 624 с.

248. Успенский, Н. Д. Образцы древнерусского певческого искусства : Муз. материал с ист.-теорет. коммент. и иллюстрациями / Н. Д. Успенский. — JI. : Музыка, Ленинградское отделение, 1971. 2-е изд. — 264 с.

249. Федорова, Г. Вопросы ладовой организации песнопений поздней монодии / Г. Федорова // Музыкальный язык, жанр, стиль. Проблемы теории и истории. Сб. научных трудов / — М., Моск. гос. консерватория им. П. И. Чайковского, 1982. — С. 28—38.

250. Федоровская, Н. А. Роль риторики в русской духовной певческой культуре XVII -XVIII веков (На примере темы покаяния) : автореф. дис. . канд. иск. 17.00.02 // Федоровская Наталья Александровна. — Владивосток, 2003. — 24 с.

251. Федоровская, Н. А. Знаменное и партесное пение: анализ риторических конструкций / Н. А. Федоровская. — Владивосток : изд-во Дальневосточного ун-та, 2008, — 147 с.

252. Федоровская, Н. А. Музыкально-риторические фигуры anabasis и catabasis в отечественных хоровых произведениях XVII — XVIII веков / Н. А. Федоровская // Музыковедение. — 2010. —№ 3. — С. 11—16.

253. Финдейзен, Н. Ф. Очерки по истории музыки в России с древнейших времен до конца XVIII века / Н. Ф. Финдейзен. Вып. 1. — М.-Л., 1928. — 364 с.

254. Харлампович, К. В. Малороссийское влияние на великорусскую церковную жизнь. — Казань : М. А. Голубев, 1914. — Т. I. — 878 с.

255. Хачаянц, А. Г. Типология рукописной церковно-певческой книжности XVII-Х1Хвеков (на материале собрания Зональной научной библиотеки Саратовского Государственного ун-та им. Н. Г. Чернышевского : автореф. дис. . канд. иск. 17.00.02. — М., 2001, —22 с.

256. Холопов, Ю. Н. Гармония. Теоретический курс / Ю. Н. Холопов. — М. : Музыка, 1988, —511 с.

257. Холопов, Ю. Н. Музыкальные формы барокко / Ю. Н. Холопов // Анализ музыкальных произведений: Программа-конспект для историко-теоретико-композиторских факультетов музыкальных вузов. Под общ. ред. В. Цуккермана, Е. Назайкинского. — М., 1977.

258. Холопов, Ю. Н. О гармонии Г. Шютца / Ю. Н. Холопов / Г. Шютц: Сб. статей / Сост. Т. Н. Дубравская. — М. : Музыка, 1985. — С. 133—177.

259. Холопова, В. Н. Ритмика хорового концерта XVII XVIII веков. Русский (русско-украинский) концерт эпохи барокко / В. Н. Холопова //Русская музыкальная ритмика. — М. : Советский композитор, 1983. -— С. 89—118.

260. Холопова, В. Н. Русско-украинский хоровой концерт / В. Н. Холопова // Формы музыкальных произведений : учебное пособие. — СПб. : «Лань», 1999. — С. 302—317.

261. Черная, Л. А. Русская культура переходного периода от Средневековья к Новому времени : Философско-антропологический анализ русской культуры XVII первой трети XVIII века / Л. А. Черная. — М. : Языки русской культуры, 1999. — 288 с.

262. Чудинова, И. А. Герасим (Завадовский) / И. А. Чудинова // Православная энциклопедия. — Т. XI.—М., 2006, —С. 156-157.

263. Чудинова, И. А. «Горе вам, бедныя воепеваки.»: (Синодальные и архиерейские певчие в Петербурге XVIII века)//Невский архив: Историко-краеведческий сборник. Вып. 2. — М.; СПб., 1995. — С. 287—306.

264. Чудинова, И. А. Пение, звоны, ритуал : Топография церковно-музыкальной культуры Петербурга / И. А. Чудинова. — СПб. : «1Л», 1994. — 208 с.

265. Чудинова, И. А. Придворный певческий хор/ И. А. Чудинова// Музыкальный Петербург: Энциклопедический словарь. Т. I XVIII век. Кн. 2. / Отв. ред. А. Л. Порфирьева. — СПб., 1998. — С. 456^167.

266. Чудинова, И. А. Придворный певческий хор: Певчие / И. А. Чудинова // Музыкальный Петербург: Энциклопедический словарь. Т. I XVIII век. Кн. 2 / Отв. ред. А. Л. Порфирьева,— СПб., 1998. — С. 467-478.

267. Чудинова, И. А. Протопопов Иван Михайлович / И. А. Чудинова// Музыкальный Петербург. Энциклопедический словарь. Т. I -XVIII век. Кн. 2 / Отв. ред. А. Л. Порфирьева. — СПб., 1998. — С. 482.

268. Чудинова, И. А. Синодальный певческий хор / И. А. Чудинова // Музыкальный Петербург: Энциклопедический словарь. Т. I XVIII век. Кн. 3./ Отв. ред. А. Л. Порфирьева. — СПб., 1999. — С. 96-100.

269. Чудинова, И. А. Церковно-певческое образование/ И. А. Чудинова// Музыкальный Петербург: Энциклопедический словарь. Т. I XVIII век. Кн. 3./ Отв. ред. А. Л. Порфирьева. — СПб., 1999. — С. 240—250.

270. Шабалин, Д. С. Древнерусская музыкальная энциклопедия / Д. С. Шабалин. — Краснодар : Советская Кубань, 2007. — 911 с. (Материалы и исследования по древнерусской музыке. Т. 3—4).

271. Шавохина, Е. Е. Знаменное многоголосие в его связях с общими закономерностями развития полифонии : автореф. дис. . канд. иск. 17.00.02 // Шавохина Елена Евгеньевна. —- Л., 1987. — 20 с.

272. Шавохина, Е. Е. Русская профессиональная традиция многоголосного творчества XVII начала XVIII веков : лекция по курсу «История русской музыки» / Е. Е. Шавохина. — М. : изд-во Гос. муз-пед. ин-та им. Гнесиных, 1988. — 65 с.

273. Швец, Т. В. Певческая книга Обиход: многожанровость и многораспевность / Т. В. Швец. Дипломная работа. — СПб. : СПбГК им. Н. А. Римского-Корсакова, 2000. — 163 с.

274. Штелин, Я. Музыка и балет в России XVIII века / Якоб Штелин ; Пер. с нем. и вступ. статья Б. И. Загурского ; Под ред. и с пред. проф. Б. В. Асафьева. Л. : Тритон, 1935, — 190 с.

275. Шушкова, О. M. Одночастная круговая форма в музыке барокко : учебно-методическая разработка по курсу «Анализ музыкальных произведений» / О. М. Шушкова. — Владивосток : ДВГАИ, 2003. — 16 с.

276. Щуров, В. М. Белгородское Приосколье. Песни Усёрдской стороны / В. М. Щуров. — М. : Композитор, 1995. — 360 с.

277. Щуров, В. М. Стилевые основы русской народной музыки / В. М. Щуров.— М. : Моск. гос. консерватория им. П. И. Чайковского, 1998. — 464 с.

278. Этингер, М. А. Раннеклассическая гармония : исследование / М. А. Этингер. — М. : Музыка, 1979.— 310 с.

279. Юль Ю. Записки Юста Юля, датского посланника при Петре Великом (1709— 1711). Извлек из Копенгагенского архива и пер. с датск. Ю. Н. Щербачев. — М. : Университетская типография, 1899. —599 с.

280. Пол1фошя в украшськш партеснш музищ XVII nepiuoï половини XVIII столггь / Автор-укладач О. А. Шумшша. —Донецьк, 2007. — 19 с.

281. Реестр нотних зошит1в, що належали Льв1вському Ставрошпальному братству (1697 р.) // Украшське музикознавство. — К., 1971. —Вып. 6. — С. 245—251.

282. Шевчук, О. Ю. Роль старообрядських традицш у пор1вняльних схщнослов'янсышх дослщженнях церковно моноди (XVII ст.) // Кшвське музикознавство. — К., 2003. — Вип. 11. С. 90-101.

283. Шумшнна О. А. Стильова динамика украшсько'1 духовно'1 музыки XVII XVIII столггь (за матер1алами рукописних колекцш). Автореф. дис. . доктора мистецтвознавства 17.00.03 // Шумшша Ольга Анатолпвна. — Кшв, 2013.

284. Bent M., Silbiger A. Música ficta // The New Grove Dictionary of music and musicians. London, 2001. V. 17. P. 441^153.

285. Gerasimova-Persidskaia N. Polyphony in the Ukrainian music in the 17 th centure //Música Antiqua, IX: Acta musicologica /Ed. E. Harendarska. Bydgoszcz, 1991. Vol. 1. P. 405^120.

286. Список архивных материалов

287. Ведомость на выплату жалованья священноцерковнослужителям, служащим и мастеровым Новгородского архиерейского дома // ГАНО, ф. 480, оп. 1, № 768.

288. Дилецкий Н. Мусикийская грамматика (краткая) // ОР ГИМ, Син. певч. 184.

289. Дилецкий Н. Грамматика мусикийскаго пения // ОРКиР НМБТ МГК, В-68.

290. Исповедные ведомости Златоустовской, что в Коровниках, церкви (1782-1808) // ГАЯО, ф. 1118 (Собрание церковных материалов Ярославской епархии), оп. 1, № 1479.

291. Ключ Тихона Макарьевского («Сказание о нотном гласоступании, и о литерных знаменных пометах, и о нотном знамени, иже в сем Ключе написано по линиям и испацыам простаго клявеса») // ОР РГБ, ф. 379, № 2.

292. Ключ Тихона Макарьевского («Сказание о нотном гласобежании, и о литерных знаменных пометах, и о знамени нотном, яже в книзе сей, ключь разумнопения названной, написано») // ОР РГБ, ф. 379, № 3, л.47-112.

293. Копия указа архиепископа Феофана и сказки служащих архиерейского дома, состоящих на хлебном довольствии (декабрь 1725 март 1726 г.) // ГАНО, ф. 480, оп. 1, Д. 124.

294. Разумовский Д. В. Выписки из архивных и печатных источников. Заметки о клирошанах монастырей и епархиальных певчих, о хорах певчих// ОР РГБ, ф. 380, к. 8, №5.

295. Список иллюстративного материала Рисунки

296. Рисунок 1. Певческая книга Праздники. Комплект партий (Кир.-Бел. 767/1024).60 Рисунок 2. Схема изображения нотного текста в стихире «Тебе одеющегося»1. Син. певч. 103).62

297. Рисунок 3. Догматик «Всемирную славу» (Син. певч. 148). Партитура (нотацияоригинала).69

298. Рисунок 4. Догматик «Всемирную славу» (Син. певч. 148). Партитурарасшифровка).70

299. Рисунок 5. Блаженна 1-го гласа (Син. певч. 268).71

300. Рисунок 6. «Реэстръ» певческого сборника (ОРКиР ЗНБ СГУ, № 1223).93

301. Рисунок 7. Фрагмент «Реестра» певческого сборника (ГПТНБ СО РАН,собр. Тихомирова, 503).94

302. Рисунок 8. Карта Вологодской области.100

303. Рисунок 9. Кинешма. Успенский собор.112

304. Рисунок 10. Николаевская церковь с. Ныроб.118

305. Рисунок 11. Нило-Столобенская пустынь.119

306. Рисунок 12. Херувимская песнь знаменного роспева.141

307. Рисунок 13. Херувимская песнь «пригробная».142

308. Рисунок 14. «Тело Христово приимите» (первый вариант).142

309. Рисунок 15. «Тело Христово приимите» (второй вариант).143

310. Рисунок 16. Знаменский собор в Великом Новгороде.147

311. Рисунок 17. Н. Дилецкий. Концерт «К Богородице прилежно» (ГПНТБ СО РАН,1. Тих. 503, л. 60).212

312. Рисунок 18. Реестр рукописи ГПНТБ СО РАН, Тих. 503 (фрагмент).220

313. Рисунок 19. Н. Дилецкий. «Радуйся, Пречистая Дево Мати».222

314. Рисунок 20. Н. Дилецкий. «Богоотец убо Давид».223

315. Рисунок 21 . Н. Дилецкий. «Аще благая восприяхом».223

316. Рисунок 22. Стихира «Совет превечный» знаменного роспева (Син. певч. 38).235

317. Рисунок 23. Подобен первого гласа (Син. певч. 1314).235

318. Рисунок 24. Тропарь праздника Богоявления Господня (Син. певч. 1306).237

319. Рисунок 25 а-в. Фрагмент гармонизации стихиры «Совет превечный»

320. Син. певч. 38, ОРКиР МГК, А-96, ОР РНБ; Сол. 691).238

321. Рисунок 26. Стихира «Совет превечный» (ОР РЫБ, Кир.-Бел. 767/1024м).239

322. Рисунок 27. Стихира «Совет превечный» (Син. певч. 780).240

323. Рисунок 28. Н. Дилецкий «Мусикийская грамматика» (фрагмент).246

324. Рисунок 29. Н. Дилецкий «Мусикийская грамматика» (фрагмент).246

325. Рисунок 30. Партия низа из строчного песнопения.246

326. Рисунок 31. Н. Дилецкий «Мусикийская грамматика» (фрагмент).247

327. Рисунок 32. Предначинательный псалом (Син. певч. 1055).247

328. Рисунок 33. Стихира «Совет превечный» (Епарх. певч. 37 (Беляев), Син. певч. 943),партия альта.248

329. Рисунок 34. Полиелей демественный (Епарх. певч. 5).248

330. Рисунок 35: Стихира «Совет превечный» (ОР РНБ, Сол. 691).249

331. Рисунок 36. Блаженна 1-го гласа знаменного роспева (Епарх. певч. 4).250

332. Рисунок 37. Стихира «Совет превечный» (Син. певч. 519).252

333. Рисунок 38. Стихира «Совет превечный» (Син. певч. 872).252

334. Рисунок 39. «Един Свят» (Син. певч. 375; расшифровка И. Протченко).256

335. Рисунок 40. «Достойно есть» (Син. певч. 375; расшифровка И. Протченко).256

336. Рисунок 41. Стихира «Совет превечный» (Син. певч. 242).258

337. Рисунок 42. Евангельская стихира первого гласа (Син. певч. 1046).259

338. Рисунок 43. Херувимская «Государева» (Син. певч. 657).260

339. Рисунок 44. Херувимская «С задостойников» (Син. певч. 657).261

340. Рисунок 45. «Ангел вопияше» (Син. певч. 664).261

341. Рисунок 46 Херувимская песнь «Варсунофьевская» (Син. певч. 657).262

342. Рисунок 47. Величание из Службы Иоанну Златоусту (Син. певч. 1062).263

343. Рисунок 48. Антифон «Внегда скорбети ми» (Син. певч. 1310).264

344. Рисунок 49. Антифон «От юности моея» (Син. певч. 1310).264

345. Рисунок 50. Херувимская песнь греческого роспева, творение ростовскогопротодьякона А. Гаврилова.266

346. Рисунок 51. «Взбранной воеводе» греческого роспева (Син. певч. 354).267

347. Рисунок 52. Величание из Службы Смоленской иконе Божией Матери1. Син. певч. 868).271

348. Рисунок 53. Величание из Службы Владимирской иконе Божией Матери1. Син. певч. 939).273

349. Рисунок 54. Стихира «Что днесь шум празднующих» (Син. певч. 858).274

350. Рисунок 55. Концерт «Что днесь шум празднующих» (Син. певч. 863).275

351. Рисунок 56. Концерт «Предстательство страшное» (партии теноров).276

352. Рисунок 57. Орнамент с оконных откосов церкви Ильи Пророка в Ярославле1. XVII века.277

353. Рисунок 58. Орнамент с ярославской иконы XVII века.277

354. Рисунок 59. Н. Дилецкий. Мусикийская грамматика (фрагмент).278

355. Рисунок 60. Н. Дилецкий. Мусикийская грамматика (фрагмент).279

356. Рисунок 61. Н. Дилецкий. Мусикийская грамматика (фрагмент).280

357. Рисунок 62. Типичная комбинация ключей в четырехголосии.281

358. Рисунок 63. Вариант комбинации ключей в четырехголосии (Син. певч. 366).284

359. Рисунок 64. Вариант комбинации ключей в четырехголосии (Син. певч. 366).285

360. Рисунок 65. Классическая комбинация ключей в четырехголосии1. Син. певч. 366).285

361. Рисунок 66. Вариант комбинации ключей в четырехголосии (Син. певч. 366).286

362. Рисунок 67. П. Норицын. Блаженна 1-го гласа.287

363. Рисунок 68. Фрагмент 12-голосной партитуры (архив СПБ ИИ РАН, колл. 115,287..289

364. Рисунок 69. Стихира «Стекается прочее соборище» (Син. певч. 869).291

365. Рисунок 70. «Тебе одеющегося» (Син. певч. 859).292

366. Рисунок 71. Малая ектения (Син. певч. 375; расшифровка И. Протченко).293

367. Рисунок 72. Кирие элейсон (Син. певч. 375; расшифровка Н. Д. Успенского).294

368. Рисунок 73. Царю небесный (БАН, Арх. певч. 75).295

369. Рисунок 74. Комбинация ключей в песнопении «Покаяния отверзи ми двери».296

370. Рисунок 75. «Покаяния отверзи ми двери», промежуточный этапрасшифровки.297

371. Рисунок 76. «Покаяния отверзи ми двери», окончательный вариант расшифровки.297

372. Рисунок 77. Блаженна 1-го гласа знаменного роспева (попевочный состав).303

373. Рисунок 78. Блаженна 1-го гласа путевого роспева (Епарх. певч. 2).304

374. Рисунок 79. Блаженна 1-го гласа путевого роспева (ОР РГБ, ф. 218, № 880,второй цикл).304

375. Рисунок 80. Блаженна 1-го гласа (Син. певч. 1099, роспев не указан).305

376. Рисунок 81. Блаженна 1-го гласа жуковского роспева.305

377. Рисунок 82. Блаженна 1-го гласа греческого роспева.306

378. Рисунок 83. Блаженна 1-го гласа греческого роспева, обработка Михаила

379. Мозжухина (Син. певч. 1286).307

380. Рисунок 84. Блаженна 1-го гласа греческого роспева (Син. певч. 797).307

381. Рисунок 85. Блаженна 1-го гласа (Син. певч. 268).308

382. Рисунок 86 (а-г). Блаженна греческого роспева (Син. певч. 1286, 802,722, 342).312

383. Рисунок 87 (а-г). Блаженна 1-го гласа знаменного роспева (ОР РГБ, ф. 218, № 880, Епарх. певч. 25 (Беляев), Епарх. певч. 4, архив СПб ИИ РАН, колл. 115,287..313-314

384. Рисунок 88. В. Титов. «Единородный Сыне» из трехголосной Службы1. Божией № 1.321

385. Рисунок 89. В. Титов. «Аллилуйя» из Службы Божией «Реквириальной».324

386. Рисунок 90. В. Титов. «Аллилуйя» из Службы Божией «Препорциальноймалой».326

387. Рисунок 91. Схемы продолжительности звучания главной и побочных тональностейв мажоре и миноре (по музыкально-теоретическим трудам XVIII века).327

388. Рисунок 92. Н. Дилецкий. «Мусикийская грамматика» (фрагмент).329

389. Рисунок 93 а, б. Два варианта «колеса» из трактата Н. Дилецкого.329-330

390. Рисунок 94. В. Титов. Херувимская песнь из трехголосной Службы Божией № 2.330

391. Рисунок 95. В. Титов. Херувимская песнь из трехголосной Службы Божией № 2. .331 Рисунок 96. В. Титов. Херувимская песнь из трехголосной Службы1. Божией № 2.332

392. Рисунок 97. В. Титов. «Кирие элейсон» из Службы Божией «Реквириальной» (ч. 2).333

393. Рисунок 98 а, б. В. Титов. «Приидите, поклонимся» из трехголосной Службы1. Божией № 1.334

394. Рисунок 99. Каденция с задержанием к вводному тону.335

395. Рисунок 100. В. Титов. «Тебе поем» из трехголосной Службы Божией № 21. Епарх. певч. 10).335

396. Рисунок 101. В.Титов. «Тебе поем» из трехголосной Службы Божией №21. Епарх. певч. 10).336

397. Рисунок 102. В. Титов. «Аллилуйя» из трехголосной Службы Божией № 2.336

398. Рисунок 103. В. Титов. «Кирие элейсон» из Службы Божией1. Реквириальной».337

399. Рисунок 104. В. Титов. «Единородный Сыне» из трехголосной Службы1. Божией № 1.337

400. Рисунок 105. В. Титов. Херувимская песнь из трехголосной Службы1. Божией № 1.338

401. Рисунок 106. В. Титов. Херувимская песнь из трехголосной Службы1. Божией № 1.338

402. Рисунок 107. В. Титов. «Милость мира» из трехголосной Службы Божией № 2.339

403. Рисунок 108. В. Титов. Херувимская песнь из трехголосной Службы1. Божией № 1.342

404. Рисунок 109. В. Титов. Херувимская песнь из четырехголосной Службы1. Божией № 2.343

405. Рисунок 110. В.Титов. «Милость мира» из четырехголосной Службы1. Божией № 2.343

406. Рисунок 111. В.Титов. «Приидите, поклонимся» из трехголосной Службы1. Божией № 2.345

407. Рисунок 112. В. Титов. Концерт «Златокованную трубу».347

408. Рисунок 113. В. Титов. Концерт «Златокованную трубу».348

409. Рисунок 114. В. Титов. «Тебе поем» из Службы Божией «Веселой».349

410. Рисунок 115. В. Титов. Концерт «Готово сердце мое».354

411. Рисунок 116. В.Титов. Херувимская песнь из Службы Божией на 16 голосов.356-357

412. Рисунок 117. В.Титов. Херувимская песнь из трехголосной Службы1. Божией № 1.364

413. Рисунок 118. В.Титов. «Приидите, поклонимся» из трехголосной Службы1. Божией № 1.364

414. Рисунок 119. В.Титов. «Докса Си, Кирие» из трехголосной Службы1. Божией № 1.365

415. Рисунок 120. В. Титов. «Кирие элейсон» из трехголосной Службы Божией № 1. .365 Рисунок 121. В. Титов. Херувимская песнь из трехголосной Службы1. Божией № 1.365

416. Рисунок 122. В.Титов. «Слава. Единородный Сыне» из трехголосной Службы1. Божией № 1.366

417. Рисунок 123. В. Титов. «Милость мира» из трехголосной Службы Божией № 1.366

418. Рисунок 124. В. Титов. «Милость мира» из трехголосной Службы Божией № 1.367

419. Рисунок 125. В. Титов. «Милость мира» из трехголосной Службы Божией № 2.368

420. Рисунок 126. В. Титов. Херувимская песнь из четырехголосной Службы1. Божией № 1.369

421. Рисунок 127. В. Титов. «Достойно есть» из Службы Божией «Веселой».370

422. Рисунок 128. Н. Калашников. Концерт «Восприемлему Тебе, Христе».378

423. Рисунок 129. Н. Калашников. Концерт «Восприемлему Тебе, Христе».380

424. Рисунок 130. В. Титов. «Единородный Сыне» из трехголосной Службы1. Божией № 1.381

425. Рисунок 131. В.Титов. «Единородный Сыне» из трехголосной Службы1. Божией № 1.381

426. Рисунок 132. В. Титов. «Тебе поем» из трехголосной Службы Божией № 1.382

427. Рисунок 133. В. Титов. «Единородный Сыне» из трехголосной Службы1. Божией № 1.382

428. Рисунок 134. В. Титов. «Единородный Сыне» из трехголосной Службы1. Божией № 1.382

429. Рисунок 135. В. Титов. «Единородный Сыне» из трехголосной Службы Божией № 1 .383

430. Рисунок 136. В. Титов. «Святый Боже» из трехголосной Службы Божией № 1.383

431. Рисунок 137. В. Титов. «Приидите, поклонимся» из Службы Божией1. Реквириальной».384

432. Рисунок 138. В. Титов. Херувимская песнь из Службы Божией1. Реквириальной».384

433. Рисунок 139. В. Титов. Начальные фрагменты частей из четырехголосной Службы1. Божией.386

434. Рисунок 140. В. Титов. Начальные фрагменты частей из Службы Божией1. Веселой».387

435. Рисунок 141. В.Титов. «Единородный Сыне» из Службы Божией1. Реквириальной».388

436. Рисунок 142. И. С. Бах. Тема фуги на хорал Св. Анны (BWV 552).389

437. Рисунок 143. Палестрина, Месса «L'homme arme», Credo; Моцарт, Месса c-moll,

438. Credo; Бетховен, Соната № 31, op. 110, финал.390

439. Рисунок 144. В. Титов. Служба Божия «Реквириальная», фрагменты.391-392

440. Рисунок 145. Стихира «Совет превечный» греческого роспева1. Син. певч. 659).402

441. Рисунок 146. Стихира «Совет превечный» греческого роспева (фактурная вариация).4021. ТАБЛИЦЫ

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 491035