Сагит Сунчелей :Личность поэта и мотивы творчества тема диссертации и автореферата по ВАК 10.01.02, кандидат филологических наук Мусабекова, Раиса Рашидовна

Диссертация и автореферат на тему «Сагит Сунчелей :Личность поэта и мотивы творчества». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 108246
Год: 
2001
Автор научной работы: 
Мусабекова, Раиса Рашидовна
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Казань
Код cпециальности ВАК: 
10.01.02
Специальность: 
Литература народов Российской Федерации
Количество cтраниц: 
208

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Мусабекова, Раиса Рашидовна

Введение

Глава 1. Эпоха. Личность Сагита Сунчелея. Влияние Тукая

§ 1. Жизненный и творческий путь Сунчелея в эпоху общественно-политических катаклизмов

§ 2. Личность поэта и его лирический герой

§ 3. Тукай и Сунчелей

Глава 2. Общественно-политические мотивы поэзии Сунчелея

§ 1. Национальные, революционные и социальные тенденции в татарской литературе начала XX века

§ 2. Мотивы родной земли, Родины и поэта-пророка

Глава 3. Романтическая эстетика Сунчелея: женщина, любовь, природа, музыка

§ 1. Феминистические и любовные мотивы в лирике поэта

§ 2. Мотивы природы и музыки

Глава 4. Тоска по идеалу и религиозные мотивы творчества Сунчелея

§ 1. Обреченность на одиночество

§ 2. Коранические мотивы 134 Заключение 152 Источники и использованная литература 160 Приложения

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. Демократические преобразования, происходящие в постсоветском обществе, рост национального самосознания пробудили интерес к богатому, еще не до конца исследованному, культурному наследию татарского народа, что способствовало, в свою очередь, повышению внимания к национальным аспектам науки, литературы и искусства, культурным традициям. Новые возможности для более полных и объективных исследований в данной области позволяют устранять "белые пятна" и восстанавливать историческую справедливость. На наших глазах происходит переоценка традиционных взглядов, освобождение гуманитарных наук от "принудительного пресса марксистской социологии и концепции социалистического реализма как высшего этапа литературы, от методологической жесткости, которая декретировалась сверху" [245, €.10].

Ведущая тенденция современной науки состоит в ее обращении к своим мировоззренческим основам, "возвращение" ее человеку. Сама жизнь ставит важнейшей задачей возрождение гуманистической традиции, переориентацию на развивающуюся личность. Особый интерес для литературоведческой науки представляет творческая личность. Объектом нашего исследования является жизнь и творческий путь Сагита Сунчелея.

Сагит Хамидуллович Сунчелей (1889-1937) - известный татарский поэт, переводчик и общественный деятель начала XX века. Имя его - человека, жизнь и творчество которого пришлись на один из самых сложных периодов в истории нашей страны, который в 40 лет был репрессирован, приговорен сначала к расстрелу, затем к 10 годам заключения и, не дожив до 50 лет, расстрелян, на протяжении трех десятков лет находилось под запретом.

Талант Сунчелея многогранен. Он автор стихов, пьес, сказок, статей, пособий по музыке для детей. Известен своими переводами как из русской классики (А.С.Пушкин, М.Ю.Лермонтов, И.А.Крылов, Н.А.Некрасов, И.С.Тургенев, Л.Н.Толстой, И.С.Никитин, А.П.Майков, С.Я.Надсон, А.А.Блок,

КД.Бальмонт), так и западноевропейской (Дж.Байрон, Г.Гейне, И.В.Гете, Ф.Шиллер, В.Гюго).

Исследование личности и литературного наследия видного татарского поэта-романтика, переводчика и общественного деятеля Сагита Сунчелея является крайне актуальным. Необычайно широкий круг интересов Сунчелея при отсутствии полной, систематичной и объективной научной информации сделали его фигуру почти легендарной. Личность Сунчелея представляет для нас и большой исторический интерес, поскольку, в определенном смысле, является ключом к пониманию целой эпохи - эпохи социальных и политических катаклизмов начала XX века. Творчество репрессированных в годы сталинизма деятелей литературы и искусства (Ф.Сайфи-Казанлы, Г.Ибрагимов, М.Галяу, Ф.Бурнаш, Г.Тулумбайский, Г.Гали, Г.Рахим, С.Джалял, К.Тинчурин, Х.Туфан и др.) вызывает особенный интерес и требует пристального и безотлагательного изучения.

Труды, появившиеся в последние годы, в области исследования творческой личности в литературоведении, также свидетельствуют о неиссякаемом интересе к этой проблеме. Однако интерес большинства исследователей, главным образом, ограничивается самим творческим актом, проблемами мастерства, таланта, вдохновения. Малоизученной остается проблема исследования художника не только в рамках творческого акта, но и за пределами искусства - как личность со своей самобытной судьбой, поступками, образом жизни и миропониманием. Между тем феномен творческой личности, предполагающий изучение форм сопряженности творческого дара художника и его образом жизни, стихия общения, мотивация деятельности, своеобразие мироощущения - большая литературоведческая проблема, которая еще не получила полного научного освещения. Нельзя рассматривать творчество художника, а в особенности поэта, в отрыве, во-первых, от социально-политической ситуации, в которой он жил и творил, и, во-вторых, исключая его из личной жизни, т.е. из времени и судьбы.

Предмет и объект исследования - стихотворно-поэтические тексты, статьи, материалы архива (письма, дневник) Сунчелея, воспоминания о нем современников, материалы бесед с писателями, литературно-критические статьи литературоведов; процесс развития творческой личности поэта и отражение этого процесса в его литературной деятельности, влияние внешних и внутренних факторов на его творчество.

Цель и задачи исследования - комплексное изучение жизни и деятельности Сагита Сунчелея, его богатого литературного наследия, определение его места и роли в общественной и культурной жизни татарской нации.

Реализация этой цели вызвала необходимость постановки и решения следующих задач:

- воссоздать канву малоизученного жизненного пути и творческой биографии Сунчелея;

- осмыслить особенности романтической лирики поэта в контексте общественно-политической обстановки первой трети XX века;

- показать сложные взаимоотношения между личностью поэта и его лирическим героем, находящимся в постоянном разладе с жизнью;

- проследить межличностные и творческие контакты Сунчелея с Тукаем;

- раскрыть герменевтический смысл ведущих мотивов творчества Сунчелея: нация, революция, родная земля, Родина, поэт-пророк, женщина, любовь, природа, музыка, одиночество, религия.

Научная новизна работы состоит в том, что она является первым комплексным и наиболее полным исследованием богатого литературного наследия Сунчелея, а также его жизни, общественной и творческой деятельности. Были изучены неизвестные ранее архивные материалы. Творчество поэта исследовано с учетом личностных качеств поэта, исторических и социально-политических условий, закономерностей и общих направлений эстетических процессов в татарском обществе начала XX века. Литературная деятельность Сунчелея оценивается не с позиции вульгарного социологизма, а с общечеловеческих гуманистических позиций.

Методологической и теоретической основой исследования является герменевтика - теория об интерпретации смысла текстов гуманитарных наук. История ее в мусульманской культуре восходит к толкованию сур и аятов Священного Корана (хадисы, тафсиры, фикх), научных трактатов, филологических трудов, художественных произведений средневековых авторов. В новое время герменевтика как научный метод формируется в XIX в. в трудах немецких ученых Ф.Д.Шлейермахера и В.Дильтея. Самый известный представитель герменевтики двадцатого столетия - Х.Гадамер, свой вклад в исследование данной проблемы внесли также П.Рикёр, Г.Шпет, М.М.Бахтин. Как учение о комментировании, познании смысла Слова исключительной универсальностью характеризуется французская ветвь герменевтики. Она позволила и нам пережить, прочувствовать, рационально и интуитивно постичь язык художественных образов, символов Сунчелея и других представителей татарской литературы начала XX века. Принципы герменевтики в нашем исследовании тесно связаны и с принципами рецептивной эстетики. Основным предметом нашего изучения является рецепция, т.е. восприятие художественного текста нашим воспринимающим сознанием.

Теоретической основой исследования послужили труды Л.Я.Гинзбург, Б.С.Мейлаха, Ю.М.Лотмана, Ю.Н.Тынянова, В.В.Ванслова, М.Арнаудова, Г.Н.Поспелова, В.Е.Хализева, А.Г.Ковалева, В.В.Кожинова. При изучении литературного процесса первой трети XX века и творчества Сунчелея мы опирались и на работы татарских ученых Х.У.Усманова, Г.М.Халита, М.Х.Гайнуллина, И.З.Нуруллина, М.С.Магдеева, Т.Н.Галиуллина, Р.К.Ганиевой, Х.Ю.Миннегулова, Ф.Г.Галимуллина, З.З.Рамеева и др.

Герменевтический подход обусловил исследование поэзии Сунчелея в сложном соотношении мотивов. Подобный подход на сегодня чрезвычайно актуален в отечественном и зарубежном литературоведении.

Понятие мотива было впервые теоретически обосновано А.Н.Веселовским в "Поэтике стихов" [152, С.305] как простейшая повествовательная единица. По Веселовскому, писатель мыслит мотивами, а каждый мотив обладает устойчивым набором значений, отчасти заложенных в нем генетически, отчасти явившихся в процессе долгой исторической жизни [247, С.203].

В 1920-е гг. В.Я.Пропп пересмаривает положение Веселовского о мотиве и выдвигает свою версию "раскладывания" мотива [219, С.21-22]. По А.Бему, ".мотив - это предельная ступень художественного отвлечения от конкретного содержания произведения, закрепленная в простейшей формуле" [144, С.231].

Очень часто мотив рассматривается как категория сравнительно-исторического литературоведения. Выявляются очень древние мотивы и такие, которые получили развитие в условиях высокой цивилизации разных стран. Необходимо сказать о знаковости мотива - его повторяемости не только от текста к тексту, но и внутри одного текста. Повторяемость - общепризнанный показатель мотива. Как пишет Б.Гаспаров, мотивом в произведении может служить ". любой феномен, любое смысловое "пятно" - событие, черта характера, звук и т.д." [164, С.30-31].

В 1920-е гг. утвердился тематический подход к изучению мотива. Мотив можно рассматривать как расширение, развитие и углубление основной темы.

Повторяющийся комплекс чувств и идей - характерная черта лирического произведения. Особенно это характерно для психологических переживаний. Отдельные мотивы в лирике более самостоятельны, нежели в прозе, где они подчинены развитию действия.

В данной работе сделан первый в татарской литературе опыт исследования доминирующих мотивов сунчелеевской поэзии, не претендуя на изучение множества мотивов его творчества.

Творчество Сунчелея мы склонны рассматривать как взаимодействие, соотношение мотивов. Основа каждого мотива - проходящий через всю лирику устойчивый словообраз (ключевое слово). Термин "мотив" в работе употреблен расширительно, например, для характеристики целого ряда разновременных произведений, которые имеют социально-политический характер. В подобном аспекте проблематика поэзии Сунчелея проанализирована в мотивах: родина, нация. Обобвденно-мировозренческий смысл одних мотивов задан непосред-свенно самим ключевым словом, например, мотивы одиночества, любви. К ним примыкают религиозные мотивы, хотя в их основе не лежит ключевое слово.

Как у истинного поэта-романтика, у Сунчелея впечатления восходят к универсальным философским построениям с их определенным набором понятий. Внимание поэта сосредоточено на сравнительно немногих темах и образах, которые составляют устойчивые философско-психологические константы, что позволяет исследовать творчество с точки зрения мотивов по большей мере определивших лицо его лирики.

Анализ поэтических мотивов важен как прием реконструкции художественного мышления и сознания поэта, в то время как изучение только жанрового своеобразия или специфики образных форм воплощения поэтической индивидуальности не дают возможности полного их раскрытия.

Степень изученности темы. Судьба творческого наследия Сагита Сунчелея неразрывно связана с судьбой самого автора. А судьба автора схожа с судьбами многих видных деятелей литературы и искусства, чья жизнь и расцвет творчества пришлись на один из самых сложных периодов в истории нашего народа - период революций 1905-1907 и 1917 годов, Гражданской войны и, наконец, сталинских репрессий. Поэтому литература о С.Сунчелее делится на два периода: 1).пожизненные публикации (Г.Ибрагимова, З.Кадыри, Ф.Сайфи-Казанлы, Ш.Бабича и др.) в периодической печати; 2). исследования 1960-1990-х годов.

Современники принимали его поэзию преимущественно сдержанно. Если просмотреть татарские периодические издания начала XX века, мы найдем немало примеров весьма критического, если не сказать сатирического отношения к его творчеству. В 1915 г. Г.Ибрагимов в статье "Яца эсэрлэр, яца имзалар вэ яшь куэтлэр" ("Новые произведения, новые имена и молодые таланты") писал: "Известно, что природа закладывает в сердце поэта зерно. Если своевременно пройдет дождь, если будут солнечные дни, если его не засыплет камнем, не затопчет скотина, зерно проклевывается, всходит, дает стебель, цветет и плодоносит, т.е. рождается стихотворение. В Сунчелее же это зерно не чувствуется. В его душе не возникает ответная реакция на какую-нибудь мысль извне (по принципу, например, зеркала или фотоаппарата), он скорее склонен брать чужое и слегка переделывать его на свой манер. Он читает, получает от прочитанного впечатление, но затем, вместо того, чтобы изложить это полученное впечатление, он зачем-то берет из какого-нибудь великого поэта содержание или форму, приодевает все это во все татарское и отдает в печать. Поэтому Сунчелея мы не можем назвать оригинальным поэтом. Но игнорировать его поэтические способности - значит быть слепым. И если он отнесется к поэтическому творчеству достаточно серьезно, то из него, несомненно, может получиться хороший поэт-переводчик" [101, С.212]. В 1920 г. в статье "Дуртенче елга кергэндэ" ("Вступая в четвертый год") о Сунчелее он пишет уже в несколько ином тоне: "Из прежних поэтов Сагит Сунчелей с самого начала революции в передних рядах социализма. Сначала он был эсером, теперь, будучи коммунистом, работает на дело татарской пролетарской литературы" [101, С.249]. И закрепляет эту мысль в 1922 г. в статье "Татар эдэбияты" ("Татарская литература"), называя в ряду Ф.Агиева, Г.Гисмати, Гиффат туташ, Г.Саади, Г.Алпарова, С.Рамеева, А.Тангатарова и Сунчелея, что они ". не только поняли великие лозунги революции, но официально вступив в партию коммунистов, посвятили свои судьбы революции, отдали всего себя в дело усиления рабоче-крестьянской диктатуры" [101, С.285].

Но с 1929 г. на творчество Сунчелея налагается запрет. Со страниц периодических изданий низвергается водопад осуждений и критики. В книге "Матур эдэбиятта буржуа миллэтчелеге" ("Буржуазный национализм в художественной литературе") во вступительном слове Ф.Сайфи-Казанлы пишет:" Произведения бурнашевых, будайли, сунчелеев, рахманкуловых, агиевых следует проверить и сделать пролетарским методом реакцию на их произведения, пронизанные буржуазным ядом [308]. В журнале "Атака" [1930.-N5.-C.6] наряду с "непролетарскими" писателями, такими как Ф.Бурнаш, Н.Исанбет, Н.Думави, Ченекай, Габидов, З.Байчурина, Г.Саади и др. Сунчелея называют мистико-романтическим" поэтом, а так же "противником пролетарской литературы"; наряду с К.Мутыги, А.Айдаром, Н.Исанбетом, Ченекаем, С.Джаляем, Ф.Карими Сунчелея называют "буржуазным классиком" [1930.-N3.-C.12]. В газете "Коммунист" А.Файзи пишет по поводу перевода Сунчелеем "Интеранационала": "В первые годы революции этот перевод сделал Сагит Сунчелей - заклятый султангалиевец. По правде говоря, он его "состряпал" на своей кухне, замесив на "мусульманстве" и "самостоятельности". Основательно пропитав "Интернационал" арабизмами, он тем самым пытался приглушить революционный пафос гимна. Короче говоря, перевод никуда негодный, он должен быть выполнен заново" [1932.-N149]. Гумер Гали в статье "Гаеп нэрсэдэ?" ("В чем причина?") называет Сунчелея "откровенным контрреволюционным султангалиевцем" [259, С.75]. Остается лишь оговорить здесь, что в 1930-е гг. и Г.Ибрагимов, и Ф.Сайфи-Казанлы, и Гумер Гали разделили судьбу Сунчелея, они так же были уничтожены, будучи объявленными "врагами народа".

Лишь в 1960-х гг. Сунчелей "вернулся" к своему народу, вновь обрел родину, Но "возвращение" проходило в очень непростых условиях. Это требовало немалых сил, освобождения от стереотипов, догматического мышления, долгих копаний в архиве Сунчелея.

Вскоре после реабилитации (1957 г.) С.Сунчелея на повестке дня очередного заседания Союза писателей Татарии от 12 апреля 1958 г. стоял вопрос: "О творческом наследии реабилитированного посмертно поэта Сюнчелей Сайд Хамидулловича". Была создана комиссия в составе писателей Р.Ишмурата (председатель), А.Еники, А.Файзи и брата поэта Шарифа Сунчелея, которым было поручено изучить творческое наследие поэта. Тогда же предлагалось просить Татарское книжное издательство ".иметь в виду издание в будущем произведений Сюнчелей С., когда они будут полностью изучены и отобраны комиссией" [304].

Большую, кропотливую работу по сбору и систематизации текстов произведений, воспоминаний, фотокарточек, написанию к ним комментариев, подготовкой их к изданию проделал брат поэта - видный педагог, журналист, общественный деятель Шариф Сунчелей (1885-1959).

Передав подготовленный материал в издательство, он вскоре умер, так и не увидев вышедший в свет сборник произведений брата. Надо отдать должное, именно ему мы обязаны тем, что стихотворения, переводы, статьи С.Сунчелея дошли до нас. Это он хранил их на протяжении многих лет, пока имя С.Сунчелея было предано забвению. А хранить их было отнюдь небезопасно.

О том, как проходила работа по изучению творческого наследия С.Сунчелея и что в итоге вошло в вышедший в 1961 году сборник избранных произведений [124] поэта, подробно описано в статье А.Еники [271]. В сборник было включено 63 стихотворения, пьеса "Сэнгатьчелэр" ("Богема"), два воспоминания о ГГГукае. Разумеется, это была малая толика того, что должно было войти в этот сборник и тем более из всего написанного поэтом. Наряду с кратким обзором творчества С.Сунчелея, автор останавливается на моментах, связанных с работой комиссии. В частности, его не устраивает подбор произведений. На вопрос, почему именно эти стихи вошли в сборник и не вошли другие, в издательстве ему ответили, что вошли "самые лучшие произведения" писателя. А.Еники справедливо вопрошает: "А где критерий того, что вошедшие в сборник стихи действительно лучшие? И кто это определяет?". Так же справедливо А.Еники замечает, что в сборнике не нашла отражение тема "Тукай и Сунчелей", поскольку из трех воспоминаний о Тукае и восьми писем поэта Сунчелею, вошли лишь два воспоминания. А.Еники выражает надежду, что в дальнейшем было бы целесообразно опубликовать отдельную книгу "Тукай и Сунчелей", которая бы вобрала в себя все сохранившиеся письма Тукая Сунчелею, а также воспоминания и стихи Сунчелея, посвященные Тукаю.

Вступительное слово к сборнику написал известный литературовед Г.Халит. Это была первая попытка комплексного осмысления творчества С.Сунчелея в постсталинский период. Разумеется, невозможно дать полный, развернутый анализ творчества С.Сунчелея, рассматривая только ту часть его творчества, которая вошла в этот сборник. Да и сама статья - вступительная по форме и объему - также не позволила дать автору подробную, глубокую характеристику творчества. Тем не менее, Г.Халит частично останавливается на биографии поэта, отношениях его с Г.Тукаем, обозначает тематику творчества, творческий метод, особенности переводческой манеры С.Сунчелея и делает вывод: ".творчество Сунчелея не получило последовательного реалистического развития. Усилившийся в период нового революционного подъема романтизм оказал на него сильное влияние. Но поэзия Сунчелея развивалась в русле активного прогрессивного романтизма в татарской литературе". Автор характеризует стихотворение "Уенчылар мэжлесендэ" ("Состязание музыкантов", 1913) отражением "национальной органиченности", "идеализацией национального искусства", "отражением национальных иллюзий". В заключении Г.Халит пишет: "Сунчелей, разумеется, не смог подняться до уровня поэта-новатора, стоящего в центре глубоких изменений, возникших в ходе революции. Одна из основных причин - довление над ним литературных традиций. Этим же можно объяснить засилие в его языке, стиле и стихотворной форме устаревших элементов" [123-8].

В "Историю татарской литературы" [313, С.240-247] вошел тот же материал Г.Халита, правда, дополнительно было уделено место анализу его переводов. Х.Усманов в своих трудах 1960-х гг. также дает некоторый анализ творчества С.Сунчелея, подробно останавливаясь на его переводе стихотворений "Бэйнэлмилэл" ("Интернационал", 1917) и "Мэтам маршы" ("Вы жертвою пали.", 1918). Сравнивает перевод "Альманзора" Г.Гейне в переводе С.Сунчелея с "Сыновьями земли" Х.Такташа.

На некоторых стихотворениях С.Сунчелея останавливается Г.Рамазанов в монографии о творчестве М.Гафури [222]. Э.Нигматуллин приводит подробный анализ некоторых переводов С.Сунчелея из западно-европейской литературы [206, 207].

Имя С.Сунчелея стало появляться в воспоминаниях его современников -С.Кудаша [277], Р.Ишмурата [272, 273]. Отношения С.Сунчелея с Г.Тукаем нашли отражение в книге И.Нуруллина "Тукай" [212]. В книгу воспоминаний о Г.Тукае вошла статья С.Сунчелея [138].

Появилось его имя в био-библиографических справочниках [216,314]. Отдельные его стихотворения вошли в антологии [125,126]. Судьба постановки трагедии "Альмансур" описана в монографии "Татарский театр дооктябрьского периода" [297].

В 1990-е гг. было немало сделано для того, чтобы пролить свет на то, как складывалась судьба С.Сунчелея в 1920-30-е годы. Сведения, добытые Р.Мустафиным [283] в архивах КГБ, помогают представить сколько пришлось вынести С.Сунчелею в период репрессий:

Некоторый материал о поэте можно обнаружить и в книге Р.Мухамадиева о М.Султангалиеве "Сират купере" ("Мост над адом") [201]. Ведь именно по "Делу М.Султангалиева" проходил С.Сунчелей, именно по нему был приговорен к расстрелу, который затем был заменен на 10 лет заключения, но в 1937 г. после пересмотра дела все-таки расстрелян.

В журнале "Мирас" (Наследие) была опубликована трагедия Гейне "Альмансур" в переводе С.Сунчелея с предисловием З.Рамеева [124]. Им же было доказано, что приписываемое Тукаю стихотворение "Жизнь люби, люби отчизну." в действительности же принадлежит С.Сунчелею, более того, является последней строфой его стихотворения "Яшэ" ("Живи", 1912). З.Рамеевым проделана большая текстологическая работа по подготовке в печать сочинений С.Сунчелея.

Интересные мысли и наблюдения о творчестве С.Сунчелея высказаны в книгах М.Магдеева [285, 287], статьях Рамзи Валеева [256], Т.Камалиева [174], Т.Галиуллина [260].

Источники исследования - сборники стихотворений Сунчелея, изданные в 1913, 1918, 1919, 1929, 1961 годах, стихотворения и статьи, опубликованные в периодической печати (в 1909-1927-е гг.), а также неопубликованные стихотворения, письма, дневник, хранящиеся ныне в фонде Госмузея Республики Татарстан (hhb.N 1752), архив писательницы И.Гриневской (ЦГАЛИ, ф. 125). В связи с тем, что на сегодня ни одно из стихотворений Сунчелея не переведено на русский язык, все подстрочные переводы осуществлены автором работы.

Научно-практическая значимость работы выражается в том, что диссертация может быть использована при чтении лекций и проведении практических занятий в вузе, при подготовке обобщающих трудов по истории татарской литературы.

Апробация результатов работы. Результаты исследования отражены в 5 статьях, опубликованных в научных изданиях, республиканской периодической печати. Кроме того, некоторые положения диссертации были изложены в докладах и выступлениях на научных конференциях в Казанском университете, Институте языка, литературы и искусства им.Г.Ибрагимова АН РТ.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложения отдельных архивных материалов.

ГЛАВА 1. Эпоха. Личность Сагита Сунчелея. Влияние Тукая

§ 1. Жизненный и творческий путь Сунчелея в эпоху общественно-политических катаклизмов

В творчестве Сунчелея отражена целая эпоха жизни татарской национальной интеллигенции, переживания человека, рожденного в глухие годы и жаждавшего новой, прекрасной жизни, где нет места несправедливости, угнетению, хищничеству, алчности, нищвте, попранию человеческого имени и достоинства.

Творчество Сунчелея - это лирическая летопись жизни татарской интеллигенции в начале века. Это история ее метаний, стремлений, поисков истины. Эти переживания и раздумья раскрыты в лирике поэта во всей их доиодлин-ности, несомненности, сложности и самой крайней противоречивости.

XX век в России - время жесточайших испытаний, но и великих уроков. Большая часть его - войны, советский тоталитаризм, унижение личности и уничтожение лучшей части населения, советский атеизм как религия наизнанку.

Какова же была современная поэту действительность в начале века? Начало XX века вошло в историю нашей страны как переломная веха в общественно-политической жизни государства, которая характеризовалась подъемом демократического и национально-освободительного движения. Революция 1905-1907 гг. оказала решающее воздействие на пробуждение российского общества, углубила его стремление к демократизации всех сторон государственной и общественной жизни, усилила осознание необходимости создания правового и цивилизованного многонационального государства, способствовала возникновению системы политических партий, отразившей интересы различных слоев общества.

Революция стала мощным катализатором усиления и национально-освободительного движения многочисленных народов России, в котором заметная роль отводится татарскому национальному движению. Она ознаменовала собой новую ступень в развитии татарского народа и способствовала формированию в его общественной мысли новых направлений, выдвигающих на первый план идеи свободы, демократии, духовности и просвещенности [242, С.89].

В начале XX века происходит блестящий, но кратковременный расцвет второго Ренессанса татар. Это эпоха возрождения татарского народа, его многовековой культуры и литературы. В пробуждении национального самосознания, стремлении к обновлению общественной и духовной жизни татар была огромна роль первой русской революции 1905-1907 гг. [159, С.88-92]. Однажды мы в пятом году проснулись, встречая рассвет, И кто-то призвал нас: трудись, святой исполняя завет!

Перевод Р.Морана) писал Г.Тукай.

Начиная с 1905 г. в развитии национальной поэзии, прозы, драматургии, литературной критики, исторической науки, этнографии произошли кардинальные изменения. Для многих деятелей татарской культуры этого периода был характерен энциклопедизм. Например, Г.Ибрагимов - это и писатель, и литературовед, и языковед, и педагог, и историк; Г.Тукай говорил о себе: ".я не только поэт, но еще дипломат, политик и общественный деятель [136, С. 105). Этот период в жизни татарского народа, как и для других "инородцев" дореволюционной России, стал так же периодом национального пробуждения, ускорением темпов национально-духовного развития. У татар появилась национальная пресса: газеты "Hyp" ("Луч"), "Олфэт" ("Дружба", Петербург), "Казан мехбире" ("Казанский вестник"), "Фикер" ("Мысль", Уральск), журналы "Эл-гаср-эл-жэдит" ("Новый век", Уральск). Всего до февраля 1917 г. на татарском языке издавалось 36 газет и 30 журналов [176, С.208]. Возникали благотворительные, просветительские общества, библиотеки, начали функционировать театр и Восточный клуб, пробивали себе дорогу новые методы в деле школьного образования. Глубокие перемены происходят и в книжном деле. В Казани с

1800 г. работала типография, открывались новые центры книгопечатания в Уфе, Оренбурге, Астрахани, Петербурге и др. городах. В период 1901-1917 гг. в России было издано 6218 татарских книг общим тиражом не менее 41,3 млн. экземпляров [176, С.243].

К примеру, известный писатель Г.Исхаки в 1906 г. становится фактическим редактором газеты "Тац йолдызы" ("Утренняя звезда"), которая в своих статьях бичевала самодержавие, пропагандировала идеи народнического социализма и народной революции, нападала на татарских либералов. Тем не менее татарские социалисты не теряли надежды на объединение всех политических сил в целях защиты национально-культурных интересов мусульман. В умах молодежи господствовали революционные и социалистические идеи. Тогда социализм многими понимался как воплотитель справедливости и добра, братства и равенства. С ним связывалось достижение национальной свободы [254].

В начале XX века вследствии творческого усвоения западноевропейской, русской и турецкой литератур, с выходом на литературную арену поэтов, прозаиков и драматургов Г.Тукая, М.Гафури, С.Рамеева, Дэрдменда, Н.Думави, Г.Исхаки, Ф.Амирхана, Г.Ибрагимова, Ш.Камала, Г.Камала и многих других в татарской литературе начинается "золотой век" [266]. В целом усиливается внимание широких слоев народа к проблемам освоения идейного наследия исторического прошлого, достижений прогрессивной общественной мысли, развития национальной культуры.

Мощным возрожденческим катализатором, ускорившим процесс вызревания "золотого периода" татарской литературы, явилась антиутопия Г.Исхаки "Ике йоз елдан соц инкыйраз" ("Исчезновение через двести лет", 1902-1904). Она явилась тем программным произведением, которое определило магистральные пути татарской общественно-политической, философско-эстетической мысли, литературного процесса XX века. Исхаки и его современников-единомышленников волновал вопрос: что ожидает татарскую нацию в будущем: гибель или возрождение?

Заключение диссертации по теме "Литература народов Российской Федерации", Мусабекова, Раиса Рашидовна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Данная работа, посвященная комплексному исследованию жизни и творчества известного татарского поэта, переводчика, видного общественного деятеля начала XX века Сагита Сунчелея - первая в татарском литературоведении. Для того, чтобы выстроить биографию и попытаться понять и раскрыть поэта как творческую личность и человека, была проведена кропотливая работа по изучению архива писателя. Были использованы неопубликованные стихотворения, дневник, письма поэта, письма Тукая Сунчелею, статьи о Сунчелее в периодических изданиях, воспоминания современников о поэте. Проведен широкий анализ эпохи, в которую жил и творил поэт, т.к. исследование творчества проведено в непрерывном единстве с эпохой. Изучение темы "Личность поэта и его лирический герой" выявило удивительную их близость, когда почти каждое стихотворение - содержательная автохарактеристика. Его самовыражающая поэзия сродни стихотворному дневнику, полному раздумий о добре и зле, жизни и смерти, любви и ненависти. Сунчелей постоянно присутствует в своих стихотворениях. Романтический лирический герой представляет единство (но не тождество) художественного образа и поэта-автора. Поэтому невольно при чтении его стихов перед нами вставал образ сложной, незаурядной, талантливой, неповторимой, ищущей свой идеал, личности. Выступая от первого лица, поэт выражает свое антиномичное отношение к жизни, свои симпатии и антипатии, он любит и ненавидит, спорит и убеждает, восхищается и презирает. Сунчелей в своей лирике выражает свой внутренний мир, свое осознание жизни.

В стихах 1917-1924 гг. образ лирического героя становится литературно-условным, не автобиографичным и часто не совпадает с самим поэтом. Поэт как бы отходит от изображаемого, отчуждается от него.

Исследованы взаимоотношения Сунчелея с Тукаем. Подспорьем в этом послужили стихи и статьи Сунчелея о Тукае и письма Тукая Сунчелею. Стихи и письма помогли пролить свет на личности обоих поэтов, на их биографии.

Нетрудно представить, как много значили для Сунчелея напутственные письма Тукая, какой поддержкой явились они ему в самом начале творческого пути. Сунчелей в своих воспоминаниях дал достойную оценку творчества Тукая, назвав его пророком поэзии, определил его место в истории татарской литературы, обвинил общество того времени, которое не ценило его при жизни, что и привело к ранней смерти великого поэта.

В работе проведен опыт исследования доминирующих мотивов творчества Сунчелея, не претендуя на изучение всех мотивов. Были исследованы общественно-политические, а также философско-эстетические и этические мотивы. Основа каждого мотива - проходящая через всю лирику устойчивый сло-вообраз (ключевое слово). Термин "мотив" в работе употреблен расширительно, например, для характеристики целого ряда разновременных произведений, которые имеют социально-политический характер. Таким образом, проблематика поэзии Сунчелея проанализирована в мотивах: родина, нация. Общественно-мировоззренческий смысл одних мотивов задан непосредственно самим ключевым словом, например, мотивы любви, одиночества. К ним примыкают религиозные мотивы, хотя в их основе не лежит ключевое слово. Анализ поэтических мотивов важен как прием реконструкции художественного мышления и сознания поэта, в то время как изучение только жанрового своеобразия или специфики образных форм воплощения поэтической индивидуальности не дают возможности полного их раскрытия.

Общественно-политические мотивы раскрывают автора с позиции романтической эстетики и вобрали в себя тему нации, революции, родины, образ поэта-пророка.

1910-е гг. - эпоха расцвета романтизма в татарской литературе. Именно в этот период в литературе получает отражение духовное состояние нации, которое волнует умы ведущих представителей татарской интеллигенции, деятелей культуры и литературы. Проблемы состояния нации решались в творчестве Г.Тукая, Г.Исхаки, Ф.Карими, С.Максуди, Ф.Амирхана. Не обошел эту проблему и Сунчелей. Национальное чувство в высшей степени было присуще и его романтической натуре. Вера в нацию, ее творческий потенциал всегда жила в душе поэта.

По мнению Сунчелея, разрешить накопившиеся социальные и общественные конфликты современной ему эпохи была призвана революция. Она виделась панацеей от всех несчастий, от всех проблем. Октябрьскую революцию он воспринял как закономерный акт освобождения от антинародного режима, торжество справедливости. В ней он видел прежде всего перестройку всего мирового порядка, разрешение всех насущных, назревших проблем эпохи, торжество народных чаяний, возмездие старому миру и открывающиеся безбрежные возможности для будущего человечества, для созидания нового справедливого и гармоничного общества. Вера в идеологию большевизма никогда не покидала Сунчелея. Он оставался верен мечтам и помыслам, рожденным в дни революции, верен даже тогда, когда окружающая его среда порой наводила его на сомнения.

Тема родины начала волновать Сунчелея сравнительно рано и развивалась на протяжении всей жизни. Для него родина - это прежде всего воплощение истории татарского народа - прошлое, настоящее и будущее, воплощение судьбы нации в целом. Любовь к родной земле, как и любовь к народу и свободе, превратилась в глубокую поэтическую потребность, стала животворным источником вдохновения. Порой со страниц лирики Сунчелея за мучительной, сложной "любовью-ненавистью" к отчизне встает перед нами образ поэта-гражданина, поэта-патриота.

Любовь к родине - сложное, двойственное чувство, любовь-нежность и любовь-вражда. Глубоко раскрытая в движениии, в противоречиях, тема отчизны характерна для лирического героя Сунчелея. Она освещает существенную сторону трагического мировоззрения его героя: противоречивость его отношений к явлениям действительности.

Как и Тукай, Сунчелей страстно стремился понять роль поэта, миссию самой поэзии. В представлении Сунчелея поэт велик, непреклонен ни перед толстосумом, ни перед тираном. Он ненавидит насилие, он непродажен, терпелив, великодушен и всепрощающ. Пророческая миссия поэта: вселять в душу народа дружеские чувства, надежду, помогать в горести, сносить тяготы жизни, пробуждать людей от спячки, воспевать светлое, возвещать народу о приближении рассвета. Образы поэта и пророка подчас принимают синонимическое звучание. У поэта-романтика нередко они сливаются воедино. Тема пророка у Сунчелея высвечивается многими гранями: образ общества, в душе которой нет света, нет веры, образ страдающей в таком обществе свободной творческой личности, мотив трагической разобщенности интеллигенции и народа, их взаимного непонимания. Пророку Сунчелея Тенгри повелевает петь без устали. Песня его, подобно первой весенней птице, должна возвестить татарам, что пришла их весна, которая должна пробудить нацию от спячки. Пророк должен утешить и возлюбить несчастный свой народ, поднять его с колен. Он указывает на необходимость его своему народу. Но при этом предупреждает, что народ может его и не признать, более того, может проклясть, убить, но он должен все вынести, не держать зла на свой народ. Такова судьба пророков, такова судьба истинных поэтов.

Среди философско-эстетических мотивов одним из ведущих является любовь. Душевная жизнь лирического героя Сунчелея и его активное отношение к миру проявляются преимущественно в любви и прежде всего в любви. Тема всепобеждающей и всепоглощающей любви к женщине проходит сквозь всю поэзию Сунчелея. Он возвышает любовь не только провозглашая ее высокое значение, но и раскрывая ее богатство и многообразие ее оттенков. Любовная лирика поэта - страстный и торжественный гимн любви, готовой преобразить весь мир. Мотив любви трактуется в романтическом ключе. Как и средневековые восточные поэты Сунчелей пользуется двумя классическими мотивами в трактовке любви: любовь-радость и любовь-страдание. Доминирует второе. В то же время любовная лирика эволюционирует в сторону европейского и русского романтизма, но оставаясь при этом верной- восточным традициям. Восточная изобразительная метафоричность очень часто в стихах Сунчелея перемежается с эмоциональной экспрессивностью, характерной для европейского и русского романтизма. Стихотворения, посвященные образу женщины-татарки, отражают его гуманистическую позицию. Сунчелей - поборник феминизма, противник патриархальных устоев общества.

Сунчелей, как истинный романтик и руссоист, очеловечивает природу, приближает своего лирического героя к природе, к естественной жизни. Он воспевает простых тружеников-селян, психологически естественных, нравственно чистых, живущих-мирно в стороне от зла и грязи городской цивилизации. Город в его представлении враждебен человеку. Являясь фоном уродливых явлений и событий жизни человека, он калечит человеческие души. Природа же дает человеку покой и забвение.

Сунчелей был богато одаренной от природы натурой и необычайно музыкальным человеком. Он играл на скрипке, домбре, сочинял музыку. Музыка обогащала внутренний мир поэта, внося в него новые темы, краски и нюансы, что приводило к обогащению и палитры его поэзии. Музыка пронизывала всю жизнь и творчество поэта-романтика. Музыка в творчестве Сунчелея - один из важнейших мотивов. Она помогала ему не только выражать глубочайшие волнения его романтической души, интимные переживания и возвышенные мечты, но и стоически переносить невзгоды неволи и вселяла надежду на лучшее.

Одиночество - основное настроение поэзии Сунчелея. Это господствующий, сквозной мотив. Пожалуй, никто в то время (разве что Дэрдменд) с такой силой и полнотой, с такой болью и страстью, как Сунчелей, не раскрыл трагедию одинокой души, брошенной в холодный, враждебный, жестокий Мир. Мотив одиночества вырос у поэта в огромный, почти всеобъемлющий образ. Одиночество - это свобода, независимость, но одновременно и неприкаянность, бездомность, вечное странничество. Это и жажда деятельности, и тяжелые, долгие, мучительные и бесплодные поиски цели и смысла этой деятельности, и бесполезная растрата душевных сил на случайные, ничего не дающие ни уму, ни сердцу встречи и дела. Одиночество у Сунчелея и состояние человека исключительного, душевно богатого, сильного, гордого, способного и призванного на большое дело, отмеченного печатью скорби, и состояние человека, несущего в себе тоску обреченности, человека непонятого, нереализованного, оскорбленного и отвергнутого жизнью, утратившего в душе все следы прошлого и ничего уже не ждущего от будущего.

Рассматривая религиозные мотивы творчества Сунчелея, мы подробно остановились на отражении этих мотивов в творчестве современников Сунчелея - Г.Тукая, С.Рамеева, Н. Думави, М.Гафури. Так или иначе до 1917 г. почти все татарские писатели признавали Бога и татарская литература была одухотворена Всевышним и в этом сомневаться не приходится, как бы не велико было желание искать и находить в ней вплоть до 1990-х гг., так называемые, богоборческие и атеистические мотивы.

Единственное прибежище лирического героя некоторых стихотворений Сунчелея - Аллах. В Нем одном он видит спасение, одному Ему взывает, на одного Его надеется. Лирический герой готов пройти через любые испытания, вынести все страдания и терпеть, если понадобится, до конца света. С большой теплотой написаны стихотворения, посвященные религиозным праздникам. В 1911 г. он переводит на татарский язык "Подражания Корану" А.С.Пушкина. Но стихотворения, созданные в 1920-е гг., разительно отличаются от предыдущих. В этот период расцвета государственного атеизма, разумеется, невозможно было писать иначе и в стихах появляются атрибуты большевистской идеологии. Резюмируя, можно сказать: одно из двух, либо Сунчелей действительно отрекается от Аллаха, либо подстраивается под веление времени. Сие есть тайна великая, ушедшая в небытие.

Специального исследования требуют переводы Сунчелея (правда, в процессе работы мы и эту ипостась творчества поэта не обошли вниманием, о чем свидетельствуют наши отдельные публикации) как из русской литературы (В.А.Жуковский, И.А.Крылов, А.С.Пушкин, М.Ю.Лермонтов, И.С.Тургенев, Т.Г.Шевченко, С.Я.Надсон, А.А.Блок, К.М.Бальмонт и др.), так и из западноевропейской (Дж.Байрон, Г.Гейне, Гете, В.Гюго и др.). Как и Тукай, Сунчелей стремился к тому, чтобы перевод звучал подлинно поэтическим произведением, не отличающимся от оригинальных произведений самой татарской поэзии, если бы даже это шло в ущерб ритмическому и интонационному течению переводимых произведений, но при условии сохранения их образности и художественности. Даже стараясь оставаться максимально приближенным к оригиналу, Сунчелей не чуждался вносить в свои переводы традиционные, языковые, художественные средства, специфические словесные обороты и выражения, присущие только татарской поэзии и татарскому языку. Но в отличие от Тукая, он не ограничивался отдельными небольшими стихотворениями, а смело брался и за крупномасштабные произведения (пьесы, поэмы).

Природа с лихвой отпустила ему страстный, эмоциональный темперамент, наделила способностями и мятежными порывами. В конце концов устремления его души неизбежно становились , все более трагичными. В таком состоянии он и провел большую часть своей сравнительно недолгой жизни. Творчество его не было современниками оценено по достоинству. Настала пора объективной оценки, этого он, безусловно, заслуживает.

В его стихах нет утомительной, скучной назидательности. Они непосредственны и порой не доработаны в плане формы, но они искренны, естественны. В них отразилась пылкость, страстность натуры, неповторимое своеобразие авторского миросозерцания. Сунчелей остался самобытным, всегда верным себе лириком, легко узнаваемым по индивидуальным и личным поэтическим переживаниям, музыкальным интонациям, затрагивающим сокровенные струны человеческой души.

Жизнь и творческий путь поэта по-своему отразил трагические судьбы татарской литературы XX века. Судьба поэта тукаевской плеяды оказалась трагичной. Были на этом пути и ошибки, и заблужения, но его имя навеки записано в истории татарской литературы не только потому, что был близким другом Тукая, но потому, что это был своеобразный, оригинальный поэт, ставший жертвой тоталитарного режима. Их было немало - поверивших, готовых бескорыстно, беззаветно служить новой власти. Но как же жестоко за это их власть наказала.

Представляется, как будто усталый и почти безразличный взгляд окидывает прожитые годы, быстро пробегая то, что казалось когда-то самым важным в жизни: бесполезные, неисполненные желанья; любовь, которая не стоила затраченных сил; ничтожные радости и столь же ничтожные муки; страсти, которые оказывались только призраком, - вот и все, что наполняло эту казавшуюся активной жизнь, обернувшуюся всего лишь жестокой шуткой: Утте лэ яшь гомерем файдасыз, дулкынсыз, -Курми дэ калдым бит яшьлекнец рэхэтен. (Жизнь прошла без пользы, без волнений,/ И не в радость молодость мне была дана.).

С^ыр" - "Песня", 1911) Таков итог жизни и творческих борений Сагита Сунчелея.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Мусабекова, Раиса Рашидовна, 2001 год

1. Периодическая печать на татарском и русском языках1.Ац, 1913-1914 гг.2.Бэянельхак, 1910-1911 гг.3.Шура, 1910-1912 гг.4.Тормыш, 1913-1916 гг.5.Ил, 1913-1914 г.6.Йолдыз, 1910-1915 гг.7.Сибирия, 1912 г.8.Кармак, 1915 г.

2. Вакыт, 1906-1914 гг. Ю.Идел, 1910-11912 гг.

3. Казан мехбире, 1910 г. 12 Тэрбия, 1913 г.1. ЛЗ.Кояш, 1914-1913 гг. И

4. С оембикэ, 1913-1914 гг. 15.Эш, 1919 г.16.Суз, 1916 г.17.Мегаллим, 1914 г.18.Акюл, 1913-1914 гг.19.Ирек, 1917 г.20.Мэктэб, 1914 г.21.Борхане тэрэккый, 1906 г.22.Кызыл Армия, 1919 г.

5. Башкорстан хэбэрлэре, 1922 г.24.Кызыл шэрыкъ, 1920 г.25.Безнец юл, 1926 г.26.Атака, 1930 г.27.Яцалиф, 1930 г.28.Коммунист, 1932 г.29.Казан утлары,30.Татарстан31.Мирас

6. П. Материалы из личного архива С.Сунчелея (дневник, письма, стихотворения), хранящегося в Госмузее РТ (hhb.N 1752)

7. Хатират (дневник), 19 ноября 1919 г. 25 июня 1920 г.

8. Письмо И.Гриневской, осень 1920 г.

9. Письмо И.Гриневской, 30 сентября 1920 г. из Уфы в Петроград

10. Письмо сыну Тагиру, 11 января 1921 г. из Симферополя в Уфу

11. Письмо И.Гриневской, 1 августа 1921 г. из Москвы в Петроград

12. Письмо Шарифу Сунчелею, .февраля 1924 г. из Крыма в Уфу

13. Письмо И.Гриневской, начало 1913г. из д.Ябалаклы в Петроград

14. Письмо И.Гриневской, 15 января 1922 г. из Симферополя в Петроград

15. Письмо И.Гриневской, ноябрь 1912 г. из д.Сараши в С.-Петербург

16. Письмо И.Гриневской, начало 1913 г. из д.Ябалаклы в Петроград

17. Письмо 43 .Письмо 44Письмо45.Письмо46.Письмо47.Письмо48.Письмо49.Письмо50.Письме 51 .Письмо1. Гянджу52.Письмо53.Письмо54.Письмо

18. И.Гриневской, 9 февраля 1919 г. из Казани в Петроград Амине Милушевой, 17 июня 1932 г. из Соловков в Гянджу дочери Тагире, 26 февраля 1933 г. из Соловков в Гянджу

19. Письмо Амине Милушевой, 21 февраля 1935 г. из Соловков в Гянджу

20. Письмо И.Гриневской, 31 января 1928 г. из Москвы в Ленинград

21. Эмирхан Ф. Эсэрлэр. Дурт томда. Т. 1. Хикэялэр (1907-1922). -Казан: Татар, кит. нэшр., 1984. - 486 б.

22. Эмирхан Ф. Эсэрлэр. Дурт томда. Т. 2. Повестьлэр, роман Ьэм драма эсэрлэре. Казан: Татар, кит. нэшр., 1985. -486 б.

23. Эмирхан Ф. Эсэрлэр. Дурт томда. Т. 3. Публицистика. Казан: Татар, кит. нэшр., 1989.-512 6.

24. Эмирхан Ф. Эсэрлэр. Дурт томда. Т. 4. Эдэбият-сэнгать тэнкыйте, биографик материаллар, хатлар.- Казан: Татар, кит. нэшр., 1986. 380 б.

25. Бабич Ш. Зэцгэр жырлар.- Казан: Татар, кит. нэшр., 1990. 543 б.

26. Белинский В.Г. Статьи о классиках. -М.: Художественная литература, 1970. 607с.

27. Блок А.А. Собрание сочинений в 8 тт. Под общ. рук. В.Н.Орлова, т.5. -М.-J1.: Гослитиздат, Ленингр. отделение, 1962. 799 с.

28. Гафури М. Избранное, М.: Художественная литература, 1980. - 270 с.

29. Гафури М. Эсэрлэр. Дурт томда. т. 1. Шигырьлэр Ьэм мэсэллэр. (19021917). -Казан: Татар, кит. нэшр., 1980. 535 б.

30. Гейне Г.Собрание сочинений в 10 т./ Под общ. ред. Н.Я.Берковского. -М.: Гослитиздат. Ленингр. отд. 1956. т.1, 385с.

31. Гейне Генрих. Собрание сочинений в 7 т. Редакция Петра Вейнберга. т.7. С-Петербург, Типо-литография Б.М.Вольфа., 1900. 488 с.

32. Думави Н. Тормыш сэхифэлэре. -Казан: Татар, кит. нэшр., 1985.- 383 б.

33. Дэрдмэнд. Исэ ж;иллэр. Шигырьлэр. Истэлек-парчалар. Вак хикэялэр. -Казан: Татар, кит. нэшр., 1980. 254 б.

34. Дэрдмэнд. Агарган кыл. Поседевшая струна. -Казан: Мэгариф, 1999. -1116.99Дэлэл В. Авыл мэктэбе // Мэктэп. 1913.- N3.

35. ЮО.ИбраЬимов Г. Татар мэдэнияты нинди юл белэн барачак? -Казан: Татго-сиздат, 1927. 40 б.

36. Ю1.ИбраЬимов Г. Эсэрлэр. Сигез томда. Т.5. Эдэбият Ьэм сэнгать турында мэкалэлэр, хезмэтлэр (1910-1933). -Казан: Татар, кит. нэшр., 615 б.

37. Ю2.Книга Аль-Коран аравлянина Магомета./Пер. М.И.Вереввкина/. 1т. ч. 1,2. -С.Петербург, 1790. 407с.

38. Коран. Пер. в араб. акад. И.Ю.Крачковского. М.: МНПП "Буква" , 1991. -528 с.

39. Ю4.Коран.Перевод смыслов и комментарии Валерии Пороховой. -Дамаск-Москва: Просветительский центр "Аль Фуркан", 1996. 815 с.

40. Ю5.Коръэн тэфсире. Казан: Татар, китапнэшр., 1993. 6836.

41. Юб.Нигъмэти Г. Сайланма эсэрлэр. -Казан: Татар, кит. нэшр., 1958. 277 б.107.©мет йолдызлары. -Казан: Татар, кит. нэшр., 1988. 278 б.

42. Ю8.Пушкин А.С. Полное собрание сочинений.тт.1-XVI, Изд. АН СССР, -М.-Л., 1937-1949, т.ХШ,-495 с.

43. Ю9.Пушкин А.С. Сочинения в трех томах. T.l. -М.: Художественная литература, 1985. 735 с.

44. Ю.Пушкин А.С. Сочинения в трех томах. Т.2. -М.: Художественная литература, 1986. 527 с.

45. Пушкин А.С. Сочинения в трех томах. Т.З. -М.: Художественная литература, 1987. 527 с.

46. Рэмиев С. Сызла, куцлем. -Казан: Татар, кит. нэшр., 2000. 94 б.

47. Рэмиев С. Тац вакыты. -Казан: Татар, кит. нэшр., 1980. 269 б.

48. Сэгыйть Сунчэлэй. Вэхи. -Казан: Сабах, 1911.-166.

49. Сэгыйть Сунчэлэй шигырьлэре. 1 кис. Казан: Мэгариф, 1912. 124 б.

50. Пб.Сэгыйть Сунчэлэй шигырьлэре. 1нче кисэк. -Казан: Мэгариф, 1913.86 б;

51. Сунчэлэй С. Ихтилал шигырьлэре. -Уфа: Кэримов, 1918. -16 б.

52. И8.Сунчэлэй С. Кул-куз яше. (Башкорт хикэясе). Казан: Кэримовлар, 1908. -12 6.

53. Сунчэлэй С. Мансур. Театр китабы. 1 булек. Казан: Соембмкэ, 1916. -15 6.

54. Ш.Сунчэлэй С. Революцион шигырьлэр (1915-1919). -Казан: Мэркэз Меселман Хэрби Ьэйэтенец сэяси булеге нэшере, 1919. 24 б.

55. Сунчэлэй С. Яшь балалар белэн мосахэбэлэр: Балалар бакчасында, балалар йортларында, вэ мэктэплэрендэге тэрбияче-юлбашчыларга кулланма.- Уфа: Башк. нэшр. Ьэм кит. сэ1щэсе ширкэте, 1923. 79 б .

56. Сэгыйть Сунчэлэй шигырьлэре. (1910-1927). -Казан: Яцалиф, 1929. -36 б.

57. Сунчэлэй С. Сайланма эсэрлэр. -Казан: Татар, кит. нэшр., 1961. -112 б.

58. Ш.Сунчэлэй Сэгыйть. Элмансур // Мирас. 1994. N2,3,4,5.

59. Татар балалар поэзиясе антологиясе. Тез. Н.Исэнбэт, Гэрэй Рэхим, Р.Кукушкин. -Казан: Татар, кит. нэшр., 1980. 368 б.

60. Татар поэзиясе антологиясе. Тез. Гэрэй Рэхим. Ике томда. Т.1. -Казан: Татар, кит. нэшр., 1992. 543 б.

61. Тукай Г. Избранная проза. Пер. М.Рафикова. -Казань: Татар, книж. изд-во, 1992.-127 с.

62. Тукай Г. Избранное, в 2 тт. т.1. -Казань: Татар, книжн. изд-во, 1960. -343 с.

63. Тукай Г. Избранное, в 2 тт. т.2. -Казань: Татар, книжн. изд-во, 1960. -292 с.

64. Тукай Г. Стихотворения и поэмы. -Л.: Советский писатель, 1988. 432 с.

65. Тукай Г. Стихотворения, поэмы и сказки. -Казань: Татар, книжн. изд-во, 1986.-415 с.

66. Тукай Г. Эсэрлэр. Биш томда. Т. 1. Шигырьлэр Ьэм поэмалар (1901-1908). -Казан: Татар, кит. нэшр., 1985.- 406 б.

67. Тукай Г. Эсэрлэр. Биш томда. Т.2. Шигырьлэр Ьэм поэмалар. (19091913). -Казан: Татар, кит. нэшр., 1985. 400 б.

68. Тукай Г. Эсэрлэр. Биш томда. Т.З. Проза. Публицистика (1904-1906). -Казан: Татар, кит. нэшр., 1985. 392 с.

69. Тукай Г. Эсэрлэр. Биш томда. Т.4. Проза. Публицистика (1907-1913). -Казан: Татар, кит. нэшр., 1986. 3516.

70. Тукай Г. Эсэрлэр. Биш томда. т.5. Истэлеклэр, юлъязмалар, хатлар, мэсэллэр Ьэм балалар ечен хикэялэр (1902-1913). -Казан: Татар, кит. нэшр., 1986.-368 6.

71. Тукай турында замандашлары. -Казан: Татар, кит. нэшр., I960.- 294 б.

72. Тукай турында истэлеклэр. -Казан: Татар, кит. нэшр., 1986. -254 б. 139Чернышевский Н.Г. Полное собрание сочинений в 15-ти тт. Под ред.

73. Б.П.Кузьмина. t.IV. М.: Гослитиздат, 1948. 984 с. IV. Литература на русском языке

74. Анализ одного стихотворения / Под ред. В.Е.Холшевникова.- Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1985. 358 с.

75. Амирханов Р.У. Татарская демократическая печать (1905-1907 гг.). -М.: Наука, 1988.-189 с.

76. Арнаудов М. Психология литературного творчества. Пер. с болгар. Д.Д.Николаева. -М.:Прогресс, 1970. 654 с.

77. Ахмадуллин А.Г. Образ В Л .Ленина в татарской литературе // Лениниана в филологии и журналистике.- Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1990. С. 98-107.

78. Бем Л. К уяснению историко-литературных понятий/ Известия / ОР ЯС АН, 1918. т.23. Кн. 1. 231 с.

79. Бергольц О. Разговор о лирике // Литературная газета. 1953. - N44. Иб.Бергольц О. Против ликвидации лирики // Литературная газета. -1954.1. N129.147:Бердяев Н.А. Философия творчества, культуры, искусства.-М.: Искусство, 1994. т. 1 -541с.

80. Бердяев Н.А. Судьба человека в современном мире. Статьи и письма.// Новый мир. -1990. -N1. С.207-232.

81. Бертельс Е.Э. История персидско-таджикской литературы. Избранные труды. -М.: Изд-во вост. лит-ры, 1960. -556 с.

82. Бурсов Б. Жизнь, писателя источник творчества // Вопросы литературы. -1973.- N10, - С.73-86.

83. Ванслов В.В. Эстетика романтизма. -М.: Искусство, 1966. 402 с.

84. Веселовский А.Н. Историческая поэтика. М.: Высшая школа, 1989. -404 с.

85. Вопросы романтизма / Под. ред. Н.А.Гуляева/ Казань: Изд-во КГУ, 1969. вып.V.-268 с.

86. Вопросы романтизма в русской литературе / Под ред. Н.А.Гуляева/. -Казань: Изд-во КГУ, 1963. 272 с.

87. Гаджиев А.А. Романтизм и реализм.- Баку: Элм, 1972. 346 с.

88. Гайнуллин М.Х. Татарская литература и публицистика нач. XX века. -Казань: Татар.книж. изд-во, 1983. 352 с.

89. Ганиева Р.К. Восточный Ренессанс и его традиции в тюркских литературах. Автореф. дисс. докт. филол. наук. -Казань, 1992. 38 с.

90. Ганиева Р.К. Восточный Ренессанс и поэт Кул Гали. -Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1988.-170с.

91. Ганиева Р.К. Вклад в национальное возрождение // Научный Татарстан. -1998.-N4.- С.88-92.

92. Ганиева Р.К. Образ Ленина в литературах советского Востока // Лени-ниана в филологии и журналистике. -Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1990.- С. 108118.

93. Ганиева Р.К. Русско-татарские литературные связи // Коммунист Татарстана. -1963.- N10.- С.60-62.

94. Ганиева Р.К. Сатирическое творчество Г.Тукая. -Казань, Изд-во КГУ, 1964.-81 с.

95. Гаспаров М.Л. Избранные труды, т.2. О стихах. М.: Языки русской культуры, 1997. 501 с.

96. Гаспаров М.Л. Очерки истории языка русской поэзии XX века. М.: Наука, 1993.-288 с.

97. Гинзбург Л. О лирике. -Л.: Советский писатель, 1974. 406 с.

98. Гуковский Г.А. Пушкин и русские романтики. -М.: Художественная литература, 1965. 355 с.

99. Давлетшин Т. Советский Татарстан: теория и практика национальной политики. -Лондон: Оксфорд, 1974. 396 с.

100. Дейч Ал. Судьбы поэтов. Гельдерлин. Клейст. Гейне. -М.: Художественная литература. 3 изд. 1987. 558 с.

101. Жирмунский В.М. Гете в русской литературе. Л.:.Наука, 1981. 558 с.170.3арипова Ч.А. Проблема демонизма в творчестве С.Рамиева в контекстевосточно-европейской эстетики. Автореф. дисс. канд. филол. наук. -Казань, 1996. -21 с.

102. Иванов Вяч.Вс. Избранные труды по семиотике и истории культуры. П т. Статьи о русской литературе. М.: Языки русской культуры, 2000. 879 с.

103. Ислам. Энциклопедический словарь. -М.: Наука, 1991. 312 с.

104. История России в вопросах и ответах. Сост. д.ист.н. С.А.Кислицын. -Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. 699с.

105. Камалиев Т.С. Поэмы Сагита Сунчалея // Материалы IV конференции молодых научных работников. -Казань, 1976. 68-70 с.

106. Каримова А.А. Идейно-эстетическая эволюция проблем феминизма в творчестве Гаяза Исхаки. Автореф. дисс. канд. филол. наук. -Казань, 2000. -27 с.

107. Каримуллин А.Г. Татарская книга начала XX века. -Казань: Татар, книжн, изд-во. 1974. 319 с.

108. Каримуллин А.Г. Татарская книга пореформенной России. -Казань: Татар. книжн. изд-во, 1983. 320 с.

109. Карпов И.П. Авторское сознание в русской литературе XX века. (И.Бунин, М.Булгаков, С.Есенин, В.Маяковский). Йошкар-Ола, 1995. - 99 с.

110. Ковалев А.Г. Психология литературного творчества. -Л.: Изд-во Ле-нингр. ун-та, 1960. 136 с.

111. Кожинов В. Книга о русской лирической поэзии XIX века. -М.: Современник, 1978. 302 с.

112. Колобаева Л.А. Концепция личности в русской литературе рубежа XIX-XX в. -М.: Изд-во МГУ, 1990. 334 с.

113. Корман Б.О. Некоторые предпосылки образа автора в лирической поэзии // Проблема автора в художественной литературе. -Воронеж: Изв. Воронеж, пед. ин-та,1972. 160 с.

114. Корман Б.О. О соотношении понятий "автор", "характер" и "основной эмоциональный тон'7/ Проблема автора в художественной литературе. Т. 93, вып.П. -Воронеж, 1969. 92 с.

115. Кундзич O.JI. Слово и образ. Литературно-критические статьи. Пер. с укр.- М.: Советский писатель, 1973. 320 с.

116. Лаисов Н. Лирика Тукая. -Казань: Татар, книжн. изд-во, 1976. 166 с.

117. Лирики Востока. -М.: Правда, 1986. 478 с.

118. Литературный энциклопедический словарь. -М.: Советская энциклопедия, 1987. 750с.

119. Лихачев Д.С. Литература реальность - литература. -Л.: Советский писатель, 1984. - 270 с.

120. Лихачев Д.С. Избранные труды в 3-х тт. т.1. Л.: Художественная литература, 1987.-653 с.

121. Лобикова Н.М. Пушкин и Восток. Очерки. -М.: Наука, 1974. 95 с.

122. Лотман Ю.М. Анализ поэтического текста. Структура стиха. -Л.: Просвещение. Ленингр. отделение, 1972. 271 с.

123. Магдеев М.С. Социальные корни таланта. -Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1990.- 158 с.

124. Магомедова Д.М. Автобиографический мир в раннем творчестве Ал.Блока // Русская словесность. 1972. -N2. - 80-85 с.

125. Мазепа Н.Р. Поэзия мысли. -Киев: Наукова думка, 1968. 121 с.

126. Махмудов А.Г. Торжество прекрасного. -Казань: Татар, книж. изд-во, 1989.-180 с.

127. Махмутов М.И., Хамзин К.З., Сайфуллин Г.Ш. Арабско-татарско-русский словарь заимствований. -Казань: Иман, 1993. 854 с.

128. Мейлах Б.С. Процесс творчества и художественное восприятие. -М.: Искусство, 1985. 316 с.

129. Методологические проблемы изучения истории общественной мысли народов России конца XIX начала XX веков. -Казань, 1990. 153 с.

130. Михайлов Ал. Лирика сердца и разума. -М.: Советский писатель, 1965. -395 с.

131. Михайлов Ал. Тайны поэзии. -М.: Современник, 1980. 335 с.

132. Мухамадиев Р.С. Мост над адом. (Пер. с татар. А.Хакимова). -М.: Голос, 1996. 480 с.

133. Мухаметшин P.M. Динамика исламского фактора в общественном сознании татар ХУ1-ХХ вв.(историко-социологический очерк) // Современные национальные процессы в Республике Татарстан. -Казань, 1994. -115 с.

134. Мухаметшин Р. Религиозный оттенок татарского национализма // Татарстан. -1997.- N 12.- С. 57-61.

135. Неизученные страницы европейского романтизма. -М.: Наука, 1975. -350 с.

136. Немов Р.С. Психология. Кн. 1. Общие основы психологии. 3-изд. -М.: Владос, 1999. 687 с.

137. Нигматуллин Э.Г. Раздвигая века и границы. -Казань: Татар, книж. изд-во, 1977. 136 с.

138. Нигматуллин Э.Г. Татарская литература начала XX века (до 1917 г.) в ее отношении к западно-европейской литературе и философско-эстетической мысли. Дисс. канд. филол. наук. Казань, 1972. 232 с.

139. Нигматуллина Ю.Г. Комплексное исследование художественного творчества. Проблемы прогнозирования. -Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1990. 148 с.

140. Нигматуллина Ю.Г. Национальное своеобразие эстетического идеала. -Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1970. 210 с.2Ю.Нигматуллина Ю.Г. Типы культур и цивилизаций в историческом развитии татарской и русской литератур. -Казань: Фэн, 1997. 191 с.

141. Нуруллин И. Путь к зрелости. -Казань: Татар, книж. изд-во, 1971. 348 с.

142. Нуруллин И. Тукай. (Пер. с татар.яз. Радия Фиша).Сер. ЖЗЛ. -М.: Молодая гвардия, 1988. 238 с.

143. Общественная и философская мысль в Татарии начала XX века/ Отв. ред. В.Ф.Пустарнаков. -М.: Наука, 1990. 196 с.

144. Пехтелев И. Пушкин, Лермонтов, Тукай. -Казань: Таткнигоиздат, 1949. -123 с.

145. Пехтелев И. Тукай и русская литература. -Казань:Татгосиздат, 1966.182 с.

146. Писатели Советского Татарстана. Биобиблиографический справочник. Сост. А.Гиниятуллина.-Казань: Татар, книж. изд-во, 1970. 511 с.

147. Поспелов Т.Н. Лирика. -М.: Изд-во МГУ, 1976. 207 с.

148. Проблемы романтизма/ Сост. У.Р.Фохт. -М.: Искусство, 1967. 359 с.

149. Пропп В.Я. Морфология сказки. Л.: Academia, 1928. -.152 с.

150. Психология процессов художественного творчества. Сб. статей. -Л.: Паука. Ленигр. отделение, 1980. 285 с.

151. Психология смерти и умирания. Биб-ка практич.психологии. Хрестоматия. -Минск: Харвест, 1998. 654 с.

152. Рамазанов Г. Творчество Мажита Гафури. -Уфа: Башк. книж. изд-во, 1970.-303 с.

153. Рахманкулова М. Медресе "Хусаиния" в Оренбурге. -Оренбург, 1997. -250 с.

154. Романтизм: грани и судьбы. чЛ. -Тверь, 1998. 160 с.

155. Салихов Р.Г. Концепция героя в татарском литературоведении. Автореф. дис. канд. филол. наук. -Казань, 1999. 58 с.

156. Сайфуллина Г. Музыка священного слова. -Казань: Татполиграф, 1999. -230 с.

157. Саяпова А.М.Поэзия Дардменда и символизм.-Казань, 1997. 210 с.

158. Саяпова A.M. Татарско-русские литературные связи с первой половине XIX века. Автореф. дис. канд. филол. наук. -Казань, 1982. -46 с.

159. Сквозников В.Д. Особенности раскрытия характера в лирике Маяковского // Социалистический реализм и классическое наследие. (Проблема характера). Сб. статей под общ. ред. Н.К.Гея и Я.Е.Эльсберга. -М.: Гослитиздат, I960.-427 с.

160. Современное зарубежное литературоведение. Энциклопедический справочник. М.: Interada, 1999. 319 с.

161. Султанов Ф.М. Ислам и татарское национальное движение в российском и мировом мусульманском контексте: история и современность. -Казань: Школа, 1999. 236 с.

162. Сурат И. Пушкин: биография и лирика. М.: Наследие, 1999. -239 с.

163. Татарское возрождение: эпоха и личности. Казан: Фэн, 2000. -440 с.

164. Томашевский Б.В. Пушкин. M.-JL: Издательство Академии наук СССР. Кн.2. 1956.-575 с.

165. Тукаевскщ чтения. Апрель 1999г. -Казан, 2000. -165 с.

166. Тынянов Ю.Н. Поэтика. История литературы. Кино. -М.: Наука, 1977. -574 с.

167. Фахрутдинов P.P. Татарский либерализм в kohj^XIX начале XX века (очерки политической истории). -Казань: Магариф, 1998. 127 с.

168. Философия любви. 4.1. -М.: Изд. полит, лит-ры, 1990. 509с.

169. Философия любви. Ч. 2. -М.: Изд. полит, лит-ры, 1990. 604 с.

170. Фридман Н.В. Образ поэта-пророка в лирике Пушкина // Ученые записки МГУ, вып. 118, кн.2. -М., 1946. С.83-107.

171. Хабутдинов А.Ю. Татарское общественно-политическое движение в досоветский период: 1900-1918 гг. 4.1,2. -Казань, 1997. -124 с.

172. Хакимов Х.Х. Казанская татарская учительская школа как видный центр русско-татарского содружества и передовой педагогической мысли (18761917). Дисс. . канд. пед. наук. -Казань, 1972. -217 с.

173. Хакимов Р. Политик с планетарным мышлением// Комсомолец Татарии. -1990.- 8 июля.

174. Хализев В.Е. Теория литературы. -М.: Высшая школа, 2000. -398 с.

175. Халит Г. Многоликая лирика. -Казань: Татар, книж. изд-во, 1990. 336 с.

176. Целкова JI.H. Мотив // Введение в литературоведение. М.: Высшая школа, 1999.-202-209 с.

177. Юзеев Н. Мир поэта. -Казань: Татар, книж. изд-во, 1987. 190 с.

178. V. Литература на татарском языке

179. Эдэбият (XX йез башы 1тм 20 нче еллар татар эдэбияты): Унбереллык урта мэктэпнец Юнчы сыйныфы ©чен дэреслек (М.Х.Хэсэнов, А.Г.Эхмадуллин, Ф.Г.Галимуллин, И.З.Нуруллин). -Казан: Мэгариф, 1994. -367 б.

180. Эдэбият баскычлары. Татар совет эдэбияты елъязмасы (1917-1973). Казан: Татар, кит. нэшр., 1976. - 475 б.

181. Эдэбият чыганаклары Ьэм текстология. -Казан, 1992.-109 б.

182. Бертуган Бубыйлар Ьэм Иж-бубый мэдрэсэсе. -Казан, Тат. кит. нэшр., 1999.-239 б.253 .Булатов Э. Коръэн Ьэм Пушкин // ШэЬри Казан. -1992.- 19 июнь.

183. Вэлидов Ж;. Миллэт вэ миллият. -Оренбург, 1914. 48 б.

184. Вэлиев Р. Болак арты республикасы. -Казан: Татар.кит.нэшр., 1999. -159 6.

185. Вэлиев Р., МэЬдиев.М. Болганчык еллар авазы // Казан утлары. -1992.-N1.- 153-165 6.

186. Гали Гомэр. Гаеп нэрсэдэ? (С.Ф.Сэйфи иптэшнец "Ике татар классигы" дигэн китабы турында) // Яцалиф, -1930, -N4. 73-81 б.

187. Галимуллин Ф.Г. Эстетика Ьэм социологизм,- Казан: Мэгариф, 1998. -224 б.

188. Галиуллин Т.Н. Дэгъвэ.- Казан: Татар, кит. нэшр., 1995. 255 б.

189. Галиуллин Т.Н. Егерменче еллар татар шигьрияте // Мирас. -1997. -N5. -5-27 б.

190. Ганиева Р.К Исхакый ижаты. (Казан дэулэт университетыньщ татар фи-лологиясе, тарихы Ьэм кенчыгыш теллэре факультеты студентлары ечен мах-сус курс программасы) // Мирас. -1998.- N 5.- 63-78 б.

191. Ганиева Р.К. Кайт эле монда Ватанга, кайт эле, саргайтмэле! // ШэЬри Казан. -1994.- 24 июль.

192. Ганиева Р.К. Нэжии Думави // Тормыш сэхифэлэре. -Казан: Татар, кит. нэшр., 1985. 5-23 б.

193. Ганиева Р.К. Нэж;ип Думави: шэрекъме, гарепме? // Казан утлары. -1993.-N10.- 178-182 б.

194. Ганиева Р.К. Татар эдэбияты Ьэм Фатих Эмирхан // Мэгърифэт. -1996.13 январь.

195. Ганиева Р.К. Урта гасыр татар эдэбияты // Мэгариф. 1997.-N3.- 25-29 б.

196. Госман X. Егерменче елларда татар поэзиясе. -Казан: Казан ун-ты нэшр., 1964. 395 6.

197. Госмаиов X. Беек Октябрь революциясе Ьэм гражданнар сугышы чо-рында татар поэзиясе.-Казан: Казан ун-ты нэшр., 1960. -180 б.

198. Еники Э. Шагыйрьнец яцадан кайтуы // Казан утлары. 1962 - N 3. - 147152 6.270.3а1шдуллина Д.Ф. Эдэбият кануннары Ьэм заман. Казан: Татар, кит. нэшр., 2000. 271 б.

199. Ислам. Белешмэ-сузлек. -Казан: Татар, кит. нэшр., 1993. -191 б.

200. Ишморат Р. Гомер сукмаклары. -Казан: Татар, кит. Нэшр., 1987. 408 б.

201. Ишморат Р. Дусларым, остазларым. Истэлеклэр. -Казан: Татар, кит. нэшр., 1988.-176 6.

202. Ишморат Р. Сэгыйть Сунчэлэй // Яшь ленинчы. -1977". -15 январь.

203. Ишморат Р. Язмышыма мец рэхмэт! // Социалистик Татарстан. -1989.- 13 август.

204. Кадыйри 3. "Элмансур" // Тормыш. -1914. -22 январь, 25 январь.

205. Кудаш С. Хэтердэ калган минутлар. -Казан: Татар, кит. нэшр., 1959. -286 б.

206. Маннап Ш. Алтын бертеклэр югалмый // Казан утлары. -1995.- N 2. -181-185 6.

207. Мицнегулов X. Деньяда суземез бар. -Казан: Татар, кит. нэшр., 1999. -335 б.

208. Мицнегулов X. "Коръэн" Ьэм татар эдэбияты // Мэгариф. -1993.- N3.-15-17 6.

209. Мицнегулов X. "Татарлык ислам белэн кечле". 1994 ел (Ислам дине Ьэм татар эдэбияты) // Иман нуры. -1994. -N1. -26-35 б.

210. Мицнегулов X. Татарларда ислам дине // Мирас. -1998- N4.- 109-115 б.

211. Мостафин Р. Тукайнын, дусты // Татарстан. -1994.- N 3.- 41-48 б.

212. Мэрданов Р. Тапшырылмаган ядкарьлэр // Социалистик Татарстан. -1991.-31 май.

213. Мэ1здиев М. Реализмга таба. -Казан: Татар, кит. нэшр., 1989. -155 б.

214. Мэ11Диев М. Рэнжемэ, шагыйрь, шэкертецэ // Татарстан яшьлэре. -1989. -14 октябрь.

215. Мэ1щиев.М. Эдэбият Ьэм чынбарлык. -Казан: Татар, кит. нэшр., 1987. -302 6.

216. Мехэммэт М. Тукайнын; садэ дусты // Казан утлары. -1979.- N8. 177178 6.

217. Мусабэкова P.P.". мин догада" 7/ Казан утлары. -1999.- N8.-171-175 б.

218. Мусабэкова P.P. Сэгыйть Сунчэлэй иж;атында дини мотивлар чагылышы // Фэн Ьэм мэктэп. -1999.- N9-10.- 91-94 б.

219. Мусабэкова P.P. Сэгыйть Сунчэлэй иж;атында ялгызлык мотивлары. // Словесность. Приложение к "Вестнику Башкирского государственного педагогического университета. Серия гуманитарных наук".Вып. 2. -Уфа, 2000. -87-93.

220. Мусабэкова Р. Р. Тукай Ьэм Сунчэлэй // Идел. -2001. -N4. -29-30 б.

221. Мусабэкова P.P. Шагыйрь Ьэм сэясэт // Фэн Ьэм мэктэп. -2000.-N12.- 4952 б.

222. Нигъмэтуллин Э. Милли чикне утеп // Социалистик Татарстан. -1976. -20 май.

223. Нурмехэммэт Т. Кичке шэфэкь моцы //.ШэЬри Казан. -1999.- 3 сентябрь.

224. Нуруллин И. XX йез башы татар эдэбияты. -Казан: Казан ун-ты нэшр., 1966.-257 6.297.0ктябрьгэ кадэр татар театры. Тез. -.Мэхмутов, И.Илялова, Б.Гыйззэт. -Казан: Татар, кит. нэшр., 1988. 398 б.

225. Рэмиев 3. Вакыт ж;итэр, кояш чыгар // Казан утлары. -1989.- N8. 148151 б.

226. Рэмиев 3. Тукай чордашы // ШэЬри Казан. -1999.- 13 август.

227. Рэмиев 3. XX йез башы татар эдэбияты: авторлык, теп текст Ьэм хронология мэсьэлэлэре. -Казан: Школа, 2000. -179 б.

228. Садретдинов Ш. Сэгыйть Рэмиев иж;аты. -Казан: КДУ нэшр., 1973. -162 6.

229. Сафин М. Рассвета дыханьем восторжен // Аргамак. -1999.- N 8. 9094 с.

230. СССР Ьэм чит ил халыклар эдэбияты фольклоры Ьэм сэнгате. Татар те-ленэ тэржемэлэр. Библиография 1917-1962. -Казан: Казан ун-ты нэшр., 1963.337 6.

231. Сэгыйть Сунчэлэйнец иж;ат мирасын туплау // Совет Татарстаны. -1958.14 октябрь.

232. Сэгыйть Сунчэлэй тууына 90 ел // Казан утлары. -1979.- N8.-. 77-785^.

233. Сэгъди Г. Татар эдэбияты тарихы. Дэреслек-кулланма. -Казан: Татар, дэулэт нэшр. басмасы, 1926.-270 б.

234. Сэйфи Фатих (Казанлы). Ике татар классигы турында (тэнкыйть мэкалэлэре). -Казан: Яцалиф, 1929. Тышл. 1930.- 84 б.

235. Сэйфи-Казанлы Ф. Матур эдэбиятта буржуа миллэтчелеге. -Казан, 1930.

236. Сэйфи-Казанлы Ф. Сэгыйд Сунчэлэй шигырьлэре // Ац. -1913. N 21.

237. ЗЮ.Сэйфи-Казанлы Ф. Тэржемэ бабында тэжрибэлэр // Ац. -1914. -N 4,5,8,9.

238. Сэйфуллин С. Агалы-энеле мэгьрифэтчелэр // Кызыл тац. -1992.- 3 январь.

239. Татар фольклорында социаль мотивлар (XIX йез -XX йез башы). -Казан, 1986.-150 б.

240. Татар эдэбияты тарихы. Алты томда. Т.З. Казан: Татар, кит. нэшр, 1986. -600 6.

241. Н.Татарстан совет язучылары. Тез. Даутов Р.Н., Нуруллина Н.Б. -Казан: Татар, кит. нэшр., 1986. 639 б.

242. Тукай Ьэм XX гасыр мэдэнияте (Шагырьнец 110 еллыгына багышланган халыкара конференция материаллары).-Казан: ИЯЛИ им. Г.Ибрагимова АНТ, 1997. 323 б.

243. Хэсэнов М.Х. Татар ренессансыныц беек каЬарманы // Исхакый Г. Эсэрлэр.: Унбиш томда. -Казан: Татар, кит. нэшр., 1998, т.1. 5-30 б.

244. Шэйдуллин С. Хикмэт инкарь итудэ генэме? // Казан утлары. -1974.- N5. 142-151 б.

245. Ялкынлы еллар поэзиясе.-Казан: Татар, кит. нэшр., 1968.-107-117 б.

246. Яхин А. Узэк Меселман хэрби коллегиясе Ьэм татар язучылары // Совет эдэбияты. -1959.- N

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 108246