Семейные отношения польского дворянства Юго-Западных губерний Российской империи в первой половине XIX века тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.00, 07.00.03, кандидат исторических наук Пержинская, Валерия Александровна

Диссертация и автореферат на тему «Семейные отношения польского дворянства Юго-Западных губерний Российской империи в первой половине XIX века». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 439843
Год: 
2011
Автор научной работы: 
Пержинская, Валерия Александровна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
07.00.00, 07.00.03
Специальность: 
Исторические науки и археология
Количество cтраниц: 
291

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Пержинская, Валерия Александровна

Введение.

Обзор источников.

Историографический обзор.

Глава Т. Правовые основы семьи и брака в Юго-Западных губерн

1.1. Статут Великого княжества Литовского, Русского и Жемойтского.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Семейные отношения польского дворянства Юго-Западных губерний Российской империи в первой половине XIX века"

Актуальность темы исследования. Семья — это люди, окружающие человека с самого его рождения и до глубокой старости. Отношения с супругами, детьми, родителями остаются предметом нашего пристального внимания и заботы в течение всей жизни. Семья оказывает решающее влияние на формирование человека как личности, его взаимоотношения с окружающим миром, его поведение, взгляды и воззрения. Поэтому неудивительно, что для большинства людей, несмотря на различные демографические, социальные и психологические изменения в обществе, семейные отношения и по. сей день остаются важной частью повседневной жизни.

Очевидные изменения, имеющие место в наши дни в области семейных отношений, многих пугают и настораживают. «Институт семьи существует не потому, что выполняет жизненно важные для существования общества функции, а потому, что вступление в брак, рождение, содержание и воспитание детей отвечают каким-то глубоко личным потребностям миллионов людей, — считает один из ведущих российских социологов. — По-видимому, именно ослабление, угасание этих личных мотивов и желаний ярче всего раскрывает современный кризис семьи как социального института и, в этом смысле, кризис самого общества»1.

Впрочем, рассуждения о кризисе и дезорганизации семьи не новы. Так, еще в 1859 году сотрудник журнала «Бостон Куотерли Ревью» писал: «Семья в старом смысле слова исчезает из нашей жизни, и это угрожает не только свободному характеру наших институтов, но само существование нашего общества оказалось в опасности» . Однако именно в наши дни все внимание многих ученых: социологов, историков, демографов, этнологов остается прикованным к семье и семейным отношениям, хотя прогнозы относительно будущего семьи высказываются самые различные, в том числе и диаметрально противоположные3.

Вместе с тем, все это заставляет нас задуматься и задать себе вопрос: какой была семья раньше, например, в XIX веке? Ответ на этот вопрос не так уж прост, ибо семья, как практически любая социальная группа, представляет собой сложный комплекс связей и отношений, который не является неизменным во времени и в пространстве. Семейные отношения различных слоев населения, различных народов, стран и эпох, принадлежащие к разным временным отрезкам, имеют между собой массу различий. Более того, отношения в двух соседствующих друг с другом семьях, могут разительным образом отличаться. В этом состоит специфика и главная трудность исследования семейных отношений выбранной группы, общества. Однако именно-это многообразие и сложность семьи как системы отношений между людьми порождает особый научный интерес.

Автор данной работы, желая внести свой посильный вклад в разработку данной проблематики, решила из огромного массива тем, связанных с семьей и семейными отношениями в исторической ретроспективе,- остановить свой выбор на изучении семейных отношений польского шляхетского общества в Юго-Западных губерниях Российской империи в первые десятилетия после разделов Речи- Посполитой, а именно в первой« половине ХЕХ века. По нашему глубокому убеждению, понять, что сегодня происходит с семьей как основным общественным институтом и первейшей ячейкой общества можно, лишь обратившись к ее истории и посмотрев на нее в исторической ретроспективе. Отсюда и наша уверенность в исключительной актуальности избранной темы исследования.

Цели, задачи, структура исследования.

Сразу стоит назвать те сферы семейной жизни, которые не попадут в поле зрения автора в данной работе. Во-первых, автор не планирует разбирать проблемы второго и далее браков, погружаться вглубь так называемой «исторической социологии», детально анализируя перемены в жизни супругов и их детей в связи с новым замужеством/женитьбой, взаимоотношения детей от разных браков и т. д. Во-вторых, за пределами интересующей нас проблематики останется такой элемент жизни шляхты, и в особенности, аристократии, как внебрачные связи и их влияние на семейные отношения. Проблема внебрачных детей будет нами рассмотрена преимущественно на метрическом материале (эта последняя проблема с точки зрения истории повседневности некоторое время тому назад была рассмотрена в обстоятельной статье Анджея Шварца)4. Кроме того, за рамками данной работы останется становящаяся сейчас все более популярной проблема сексуальной жизни в семье5.

Основной целью данной работы является нарративное воссоздание структуры семейных отношений в польском дворянском обществе Юго-Западных губерний в указанное время.

Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения, а также библиографии и приложений. Автор намерен ограничиться разбором трех основных аспектов, имеющих непосредственное отношение к браку и семейной жизни: 1) вступление в брак; 2) отношения в семье; 3) развод. Нас интересует также связь между повседневностью и правовыми основами брака и-семьи в> первой половине XIX века, поскольку без обращения к праву понять реалии того времени представляется нам затруднительным. Таким образом, первая глава диссертационного исследования посвящена рассмотрению семьи и семейных отношений с точки зрения действовавшего в первой половине XIX века законодательства. Во второй главе автор сосредоточился на комплексе проблем, связанных с повседневной жизнью польских дворянских семей, стереотипами и схемами поведения, формировавшими, в конечном счете, подход к семейным ценностям и варианты социальных программ представителей благородного сословия. Обе эти главы являются своеобразным прологом для третьей, в которой мы обращаемся к жизни конкретных дворянских фамилий сквозь призму метрических книг на примере одного отдельно взятого уезда, опираясь на право, с одной стороны,

Заключение диссертации по теме "Исторические науки и археология", Пержинская, Валерия Александровна

Заключение

Важность института семьи для существования и развития общества переоценить сложно. На протяжении многих столетий семья является, пожалуй, самым прочным социальным институтом, осуществляющим важнейшую функцию — передачу культурного наследия нации; последующим поколениям. Семья представляет собой своего рода уменьшенную модель самого общества: в ней в миниатюре заключена вся гамма социальных отношений, имеющих место в социуме. Социальные, экономические, политические отношения в обществе моделируются человеком по образу и подобию семейных отношений.

Поэтому семья привлекает многих исследователей разных областей гуманитарной науки. Мы постарались проанализировать ряд проблем, связанных с историей семейных отношений польского дворянского общества Юго-Западных губерний в первой половине XIX века, и пришли' к следующим выводам.

Семья и дом в сознании польской шляхты, первой половины XIX века относились к числу базовых ценностей. Само понятие семьи трактовалось, достаточно широко и включало в себя не только собственно нуклеарную семью, но и многочисленных родственников, свойственников, а также — в богатых и аристократических фамилиях — мелкую шляхту, находившуюся в услужении. Семья никогда не воспринималась как нечто отдельно существующее во времени: она была включена в историю рода и являлась ее своеобразным продолжением. Каждый образованный шляхтич знал свою генеалогию, судьбы и основные события из жизни наиболее выдающихся представителей своей фамилии, и отлично разбирался в сложных, нередко весьма запутанных связях, роднивших его семью* с другими семьями его круга. Тем не менее, для польских семей была характерна нуклеарность: дети после создания собственной семьи редко селились вместе с семьей родителей. В тех случаях, когда такое происходило, как правило, это влекло изменение структуры отношений.

От семьи в жизни шляхтича зависело очень многое: его авторитет в обществе, социальный вес, экономическое положение. Поэтому семья и семейные связи были предметом бережной заботы. Оскорбление, нанесенное одному члену семьи, становилось вызовом для других ее членов, а-поведение, порочащее доброе имя семьи, порицалось. В то же время,, внутренние скандалы должны были, во что бы то ни стало, оставаться тайной-для окружающих. Таким образом, действовала двойная мораль: при внешнем соблюдении приличий, могли® быть допускаемы-самые различные нарушения декларируемых норм морали.

Стремление обрести ту социальную стабильность, которую обеспечивала индивиду семья, заставляла многих неудовлетворенных своим положением, дворян искать различные способы породниться- с богатыми, родовитыми и просто влиятельными семьями. Впрочем, вступавшие в брак по причинам, приведенным выше, не совершали- ничего предосудительного или достойного сожаления. Брак в любом случае рассматривался как. своего» рода сделка, и для-его заключения» совершенно не обязательно»было «наличие у брачующихся каких-либо сентиментальных чувств по отношению друг к другу. Правда, обществом осуждались брачные союзы, созданные исключительно с целью личного обогащения.

Для польского дворянства Юго-Западных губерний в первой половине XIX в. очень ранние браки не были обычным, явлением. Большинство мужчин предпочитали жениться, до 30 лет, для женщин наиболее распространенным возрастом для замужества были 18-24 года. Поэтому, строго говоря, определенная III Литовским статутом нижняя граница возраста, когда дозволено было заключение брака, по крайней мере, для женщин была не слишком актуальной. В воспоминаниях современников, как правило, браки женщин до 18-20 лет, а мужчин - до 23-25 признавались преждевременными. Впрочем, возраст создания семьи во многом зависел от социального положения человека, его возможностей и потребностей.

Вообще, брачные отношения и семья признавались необходимым элементом самореализации. Мужчина принимал решение завести семью, когда был уверен, что сможет ее содержать. Это было исполнением его-социальной программы. Для шляхтянки же главной целью считалось стать хорошей матерью и хозяйкой дома.

Традиционно польские семейные отношения строились на единоличной власти мужчины в» доме. Он1 должен был заботиться о пропитании и финансовой обеспеченности семьи, приумножении- семейного имущества. Жена находилась в подчиненном положении по отношению к мужу, однако ее авторитет в доме также был достаточно высок. Уважение, оказываемое-женщине, росло вместе с ее возрастом и жизненным- опытом, а также с увеличением количества детей в семье.

Дети находились в полной власти родителей*. Родители- (отец) до достижения детьми совершеннолетия ¿рассматривались в качестве опекунов, заботившихся' об их здоровье и имуществе. В* то же время- традиция закрепляла норму безусловного повиновения детей- своим родителям: Несмотря на это, правовая реальность после 1840 г. была такова, что российское законодательство включало в себя положения, накладывающие определенные ограничения на власть родителей на личность их детей.

В первой половине XIX века семейные отношения польской шляхты Юго-Западных губерний Российской империи претерпели некоторую трансформацию. Так, наряду с образом «старопольской матроны», олицетворявшей некогда идеал добродетельной шляхтянки, возникает другой тип польской дворянки — утонченной, знакомой с различными искусствами, способной поддержать умную беседу. С заменой литовско-польского права российским законодательством минимальный возраст вступления в брак для девушек был повышен с 13 до 16 лет. Однако и фактический возраст вступающих в брак девушек возрос — и не только из-за этих изменений в праве. Для того, чтобы соответствовать новым стандартам, то есть разбираться в литературе, музыке, живописи, уметь танцевать и говорить на нескольких иностранных языках нужно гораздо больше времени на обучение, поэтому наметилась тенденция к более позднему, чем прежде, замужеству.

Разительно изменилось положение семей, где муж и жена принадлежали к разным конфессиям. Теперь, если один из супругов» принадлежал: господствовавшей религии — православию, то дети также должны были: воспитываться вшравославии. Вообще, необходимо, отметить, что, несмотря на трепетное отношение к религии в принципе, для шляхетского населения; Юго-Западных губерний была характерна изрядная религиозная терпимость,. правда, прежде всего; к униатам; (до их воссоединения; с православием в 1839 г.). Польские: дворяне-католики допускали: даже; произведение: некоторых религиозных обрядов в униатских храмах. У аристократии также не вызывала внутреннего дискомфорта идея породниться с иностранным; дворянским родом. Несколькоиным было, впрочем, отношение к заключению брака с русским дворянином или русской, дворянкой: В? большинстве случаев . такой брак: воспринимался как пощечина, патриотическому чувству и вызывал, резкое: осуждение: в польском: шляхетском обществе. • '

С введением российского гражданского законодательства были расширены имущественные: права женщин. Шляхтянка теперь, могла полноправно распоряжаться своим имуществом, без, ограничений, характерных для польско-литовского права, становиться опекуном своих детей и их имений. Тем не менее, до того момента, когда женщина начала пользоваться^ полнотой своих прав, было еще очень далеко: в сознании людей долго удерживались представления о женщине как существе слабом, нуждающимся в опеке, несамостоятельном. Во многом, этому способствовала ориентированность домашнего образования дворянок и аристократок: получая знания о литературе, искусствах, науках, эти женщины часто с трудом справлялись с составлением домашнего бюджета или управлением своими имениями. Поэтому многие из них предпочитали по-старому передоверять все свои дела мужчине.

Семейные отношения не только изменялись с течением времени,, подстраивались под действовавшие правовые нормы, но и были различными В; зависимости от социальных групп внутри дворянства. Действительно, влиятельный человек имел большее поле для маневра, чем: бедный шляхтич. Аристократия; и «среднезаможные» шляхетские семьи стремились по возможности, избегать, друг друга, не смешиваться. Причем: нежелание контактировать выказывали не только богатые, но? и бедные. Де-факто мезальянсы были достаточно- редким, явлением;, а . изучение матримониального поведения: польских дворян показывает, что для всех, категорий« шляхетства: была, характерна внутригрупповая замкнутость. При этом беднейшие слои: шляхты были более: склонны к: заключению браков с людьми из иных: сословий.

Наши представлениям бракоразводных процессах в Российской империи в первой половине XIX века представляют собой скорее стереотипы, нежели отражают реальность. Распространенное в литературе' мнение о том, что развестись было невозможно, скорее всего, не вполне соответствует истине. Источники свидетельствуют о том, что даже официальнее разводы в ту эпоху не были чем-то исключительным, особенно: в высшем свете. К сожалению;; без необходимых статистических данных предметно говорить об этом социальном явлении практически невозможно.

В рассматриваемое время;все более популярной становится появившаяся в конце XVIII — начале XIX в. концепция романтического брака. Фактически именно тогда, в первой половине XIX века начал совершаться гигантский переворот в сознании людей: для современного человека, связь между любовью и браком кажется очевидной; но еще в начале XIX столетия эти понятия не были связаны друг с другом. Первая половина XIX века стала ареной, на которой концепция романтического брака совершала свои первые победы.

Все эти изменения в середине XIX века были далеки от своего триумфа, а представляли лишь тенденции, развитие которых наблюдалось в более позднее время, во второй половине XIX—начале XIX века.

Изменения в семейных отношениях стали следствием ряда причин, внешних и внутренних. С одной стороны, преобразования, произошедшие в сфере семейных отношений, были напрямую связаны с изменениями в гражданском законодательстве Российской империи. Изменение системы гражданского права, замена польско-литовского законодательства российским создавали для польского шляхетского населения другую правовую реальность. Эта реальность заставляла их приспособиться к ней, частично изменить свои1 взгляды на отдельные особенности семейных взаимоотношений, и, в конечном счете, приводила к трансформации самих отношений. С другой стороны, эти изменения были во многом инициированы-внутренним развитием общества, появлением новых общественных настроений^ пересмотром роли женщины в обществе.

Суммируя' все сказанное выше, можно утверждать, что. проведенное нами исследование свидетельствует о том, что в первой половине позапрошлого столетия на отошедших к России территориях бывших юго-восточных «кресов» Речи Посполитой наблюдался сложный, процесс приспособления польской шляхетской семьи и всего «благородного» социума к целому комплексу условий внешнего порядка.- С одной стороны, привычный порядок их существования, регламентированный средневековым правом, нарушался новой политической и правовой реальностью, связанной с вхождением этих территорий в состав империи Романовых. С другой стороны, новые идейные веяния, связанные с приходом на смену прежним идеологем романтизма, с его новой трактовкой женщины, не только как матери и хозяйки дома, но и музы, подрывали устои «старопольской» семьи изнутри. Поэтому с полным основанием можно говорить о том, что первая половина XIX века стала временем, когда шляхетская семья Юго-Западных губерний вступила в фазу ее модернизации, ставшую особенно заметной после восстания 1863-1864 годов.

Источники

Архивные материалы

Archiwum Glowny Akt Dawnych (AGAD), Warszawa.

Z. 1.436. Ksi^gi metrykalne parafii wyznania rzymskokatolickiego z diecezji luckiej iwilenskiej, 1799-1905. Sygn: 813-834 (mkf. 83343-83364).

Государственный архив Волынской области (ГАВО), Луцк.

Ф. 22. On. 1. Луцький римсько-католицький деконат, Волинськой губерни.

Д. 127, 306.

Правовые документы

1. Свод законов гражданских и межевых. Ч. 1. 1832.

2. Свод законов Российской империи. Т. X. Ч. 1. Свод законов гражданских. СПб. 1857.

3. Свод местных законов западных губерний. СПб. 1910.

4. Статут Вялисага княства Лшэускага 1588: Тэксты. Давед. Камент. Мн. 1989.

5. Statut Wielkiego Xi^stwa Litewskiego. Wilno. 1744.

6. The Council of Trent. The canons and decrees of the sacred and oecumenical Council of Trent. 2007

Источники личного происхождения

7. Вигель Ф. Ф. Записки. Мюнхен. 2005.

8. Стогов Э.И. Записки жандармского штаб-офицера эпохи Николая I. М. 2003.

9. Bobrowski Т. Pami^tnik mojego zycia. Т. 1-2. Warszawa. 1979 lO.Gabrjela z Günterów Puzynina. W .Wilnie i w dworach litewskich.

Pami^tnik z lat 1815-1843. Kraków. 1990. 11 .Henrieta z Dzialyñskich Bl^dowska. Pami^tka przeszlosci. Wspomnienia z lat 1794-1832. Warszawa. 1960.

12.Jezierska W. Z zycia dworów i zamków na Kresach 1828-1844. Poznan. 1924.

13.Feliñska E. Pami^tniki z zycia. Seria 1. Tom 1-3. Wilno. 1856.

14.Feliñska E. Pami^tniki z zycia. Seria 2. Tom 1-2. Wilno. 1858-1859.

15.Feliñski Z. Sz. Pami^tniki. Warszawa. 1986.

16.Grocholska Xawera z Brzozowskich. Pami^tniki. Kraków. 1893. 17.1wañski August, senior. Pami^tniki. 1832-1876. Warszawa. 1968.

18.Kraszewski J.I. Wspomnienia z Wolynia, Polesia i Litwy. T. 1-2. Wilno. 1840.

19.Morawski S. Kilka lat mlodosci mojej w Wilnie (1818-1825). Warszawa. 1959.

20.0chocki J. D. Pami^tnik. T. I-VI. Warszawa. 1910. 21.01izar G. Pami^tniki. 1798-1865. Lwow. 1892.

22.01izar N. Pami^tniki kasztelana Narcyza Olizara: dwie cz^sci razem. Lipsk. 1871.

23.Wspomnienia Józefy z Moszyñskich Szembekowej /spisane przez siostr?, Zofi? Cielecbt, BN. Rkp. III. 9940.

Гербовники

24. Boniecki A. Herbarz polski. Warszawa 1899-1914 (17 tomów do nazwiska Makomaski).

25. Niesiecki K. Herbarz polski, powi^kszony dodatkami z pózniejszych autorów, r^kopismów, dowodów urz^dowych. Т. 1-Х. Lipsk. 1839-1846.

Справочная литература

1. Gloger Z. Encyklopedia staropolska. Т. IV. Warszawa. 1989.

2. Maliszewski E. Bibljografja pami^tników polskich i Polski dotycz^cych: druki i r^kopisy. Warszawa. 1928.

3. Minakowski M. J., Genealogía potomków Sejmu Wielkiego [Электронный ресурс] — Электр, база данных. — Kraków, 1998-2007. — Режим доступа: http://www.sejm-wielki.pl, доступ по подписке. - Загл. с экрана. - Яз. поль.

4. Polski slownik biograficzny.

5. Skszypek J. Bibliografía pami^tników polskich do 1964 r. Wroclaw. 1976.

6. Slownik geograficzny Królestwa Polskiego i innych krajów slowiañskich. T.

I-XV. Warszawa. 1880-1902.

7. Брокгауз и Ефрон. Малый энциклопедический словарь. Т. 4. СПб. 1909.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Пержинская, Валерия Александровна, 2011 год

1. Анофранка Н.В. Шлюбнае заканадауства Расшскай iMnepbii i яго дзеянне на тэрыторьп Беларус1 // Пстарыяграф1я ricTopbii Benapyci канца XV1.I - пачатку XX ст.: праблемы, здабытю, перспектывы. Минск. 2006. С. 428-437.

2. Антонов Д. Н., Антонова И. А. Метрические книги России XVIII — XX веков. М. 2006.

3. Антонов А.И., Медков В.М. Социология семьи. М. 1996.

4. Белова А. Займусь опять. моим счастливым детством. // Родина. 2008 №4. С. 110-113.

5. Бовуа Д. Гордиев узел Российской империи: Власть, шляхта и народ на Правобережной Украине (1793-1914). М. 2011.

6. Борисёнок Ю.А. Польская головоломка для Александра Павловича // Родина. 2011. № 7, С. 78-79.

7. Ворончук I. Ol Родоводи волинсько'1 шляхти XVI riepuioï половили

8. XVII ст. (реконстругаця родинних. структур: метод олопя, методика, джерела). Кшв. 2009.

9. Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. М; 2005.

10. Внешняя политика России XIX и начала XX в. М. 19621 Серия 1. Т. III. Ю.Гидденс Э. Социология. M. 2005.

11. ПЛлсторыя Беларуси Т. 4. Беларусь у складзе Расшскай ¡мперьп (канец

12. XVIII пачатак XX ст). Мн. 2005.

13. Гончаров Ю. М. Городская семья Сибири второй половины XIX —начала XX в. Барнаул. 2002. 13 .Горизонтов JI. Е. Парадоксы имперской; политики поляки в России и русские в Польше. М. 1999.

14. Губернии Российской империи: История и руководители; 1708-1917. М. 2003.

15. Дорская А. А. Гражданский развод в Российской империи. Историко-правовой аспект // История государства и права; М. 2007. №6. С. 6-8.

16. Дьяков В. А., Зайцев В. Mi, Обушенкова Л. А. Социальный: состав участников- польского восстания 1830-1831 гг. (nos материалам западных губерний;Российской империи) // Историко-социологические исследования. М. 19701

17. Институт генерал-губернаторства и наместничества в Российской империи. Т. 1-2. СПб. 2001.

18. История Украинской ССР в 10 томах. Т. 4. Киев. 1983.

19. Кабузан В. М. Народонаселение России в XVIII первой половине XIX в. М. 1963.

20. Кабузан В. М. Народы России в первой половине XIX века. М. 1992.

21. Калш1ч Т. Формування територ1ального устрою Волинсько"1 губернп кшця ХУ1П — початку XIX ст. // Лггопис Волин!. Всеукрашськиш науковый часопис. Ч. 4. 2008. С. 29-33.

22. Карлина О. М. Чисельшсть мют и мкького населения Волинсько1 губерт!' наприкшщ XVIII — середиш XIX ст. // Науковий вктник. Волинський державний ушверситет 1меш Лес1 У кратки: №10. 2001. С. 89-96.

23. Киприанович Г. Я. Исторический очерк православия, католичества и> унии в Белоруссии и Литве с древнейшего до настоящего времени. Вильна. 1895.

24. Комарницький С., Кобилянський А. Шляхта Волиш. 3' ютор1'1 украшсько1 шляхти // Ун1версум. 2006. № 9—10. С. 36-42.

25. Культура и история. Славянский мир / Отв. редактор И. И. Свирида. М. 1997.

26. Культура народов Центральной и Юго-Восточной Европы ХУШ-ХГХ вв. Типология и взаимодействия. М.: Наука. 1990.

27. Лабынцев Ю. А. Письменное наследие Великого княжества Литовского. // Россия — Польша. Образы и стереотипы в литературе и культуре. М. 2002. С. 321-331.

28. Литвин В. IcTopix Укра'ши. Пщручник. Кшв. 2006.

29. Литценбергер О. А. Применение норм- семейного права Римско-католической церкви в Российской империи. Религия и право. 2003. № 1.

30. Майков П. М. О Своде законов Российской империи. М. 2006.

31. Максимова Т. О. Развод по-русски //Родина. 1998. №9. С. 56-60.

32. Матвеев Г. Ф. Пилсудский. M. 2008.

33. Мейер Д. И. Русское гражданское право. Ч. 1-2. М. 2000.

34. Музыченко П. П. История государства и права Украины. Киев. 2008.

35. Музыченко П. П., Долматова Н.И. История государства и права Украины в вопросах и ответах. Ч. 1. Харьков. 1999. С. 101.

36. Никитин С.А. Источниковедение истории СССР. XIX век. 1940.

37. Нижник Н. С. Правовое регулирование брачно-семейных отношений в контексте эволюции государственно-правовой системы России; IX-XX вв. Дис. д-ра юрид. наук: 12.00.01. СПб. 2003.

38. Нижник Н. С. Правовое регулирование брачно-семейных отношений в русской истории. СПб. 2006.

39. Нольде А. Э. Очерки по истории кодификации местных законов при графе Сперанском. Вып. 1. Попытки кодификации литовско-польского права. СПб. 1906-1914.

40. Нольде А. Э., Пергамент М. Я. Свод местных законов западных губерний. СПб. 1910.

41. Нольде А. Э. М. М. Сперанский. Биография. М. 2004.

42. Носевич В. Л. К вопросу о достоверности метрических книг второй половины XVIII — первой половины XIX в. // Материалы церковноприходского учета населения как историко-демографический источник. Барнаул. 2007. С. 94-102.

43. Павлюк В. В. Магнатер1я Волин! у сощально-економ1чному та культурному жиги Правобережно1 Укра'ши у XIX ст. Острог. 2000.

44. Павлюк В. В. Магнатер1я Волиш у сусшльно-пол1тичному жита Правобережно1 Укра'ши» першо'1 третини ХЕК ст. // Науков! записки: 1сторичш записки. Острог. 2003. Вып. 3. С. 44-47.

45. Павлюк В. В. Польська аристократ1я у суспшьному жита Правобережно"1 Укра'ши теля подипв, Речг Посполито! // Укра'шський юторичний. журнал. 2010. №6. С. 154-166.

46. Пержинская В. А. Вечные ценности: польская дворянская семья в Российской империи в первой половине XIX века,// Родина. 2010. № 7. С. 48-49.

47. Пержинская В. А. Выйти замуж через окно: Брачные обычаи польской шляхты Западных губерний в начале XIX века // Родина: 2011. № 7. С. 83-85.

48. Полына и Россия в первой трети XIX в. Из истории автономного Королевства Польского. М: 2010.

49. Розенштейн М. Л. Практическое руководство, для ведения бракоразводных дел, а также дел о признании браков незаконными и недействительными. .СПб. 1915.

50. Российское законодательство Х-ХХ вв. В'9 тт. М. 1988.

51. Рыбчонак А. С. Крышцы па генеалоги Беларус! XVI — пачатку XX ст. Метадычныя парады. Мшск. 2003.

52. Сергеенкова В., Ершова О., Гулюк М., Шараева Е. Виленский учебный округ: политика российского правительства в области образования (вторая половина XIX — начало XX в.) // Российские и славянские исследования. Минск. 2008. Вып. 3. С. 57-75.

53. Сидорчук М. В: Полное Собрание законов Российской империи (история создания). // Правоведение. 1991. № 4. С.92-96.

54. Смелзер Н. Социология. М. 1994.

55. Софронова, JI. Романтический герой // Польская культура в зеркале веков. М. 2007. С. 191-209.

56. Трелин В. Ф. О расторжении браков в Духовных Консисториях. СПб. 1906.

57. Третий литовский статут 1588 года. Материалы Республиканской научной конференции, посвященной 400-летию Третьего Статута. Вильнюс. 1989.

58. Человек в контексте культуры. Славянский мир / Отв. редактор И. И. Свирида. М.: Индрик. 1994.

59. Фромм Э. Искусство любить. СПб. 2004.

60. Шыдлоусю С. А. Культура прывшеяванага саслоуя Бел ару ci: 17951864. Míhck. 2011.

61. Шыдлоусю С. А. Знешшя 5^плывы у фарм1раванш матэрыяльнай культуры прывшеяваных саслоуяу Benapyci першай паловы XIXстагоддзя // Вест. Полоц. гос. ун-та: сер. А. (Туманит, науки). 2008. №1. С. 83-90.

62. Шыдлоусю С. А. Формы самавызначэння i самасвядомаст1 прывшеяванага саслоуя у Б ел ару ci у першай палове XIX стагоддзя // Вест. Полоц. гос. ун-та: сер: А. (Туманит, науки). 2006. №7. С. 25-33.

63. Шыдлоусю С. А. Як бавша час прывшеяванае* саслоуе Беларус1 у першай палове XIX стагоддзя // Беларус. пет. часоп. 2007. №7. С.27-34.

64. Яблочков М. Т. История дворянского сословия в России. Смоленск. 2003.

65. Яковенко Н. Н. Украшська шляхта з кшця XIV до середини XVII столггтя. Волинь i Центральна Украша. Кшв. 2008.

66. Яковенко Н. Н. Шляхетська правосвщомють у дзеркал1 o6iry правничо!* лггератури на Волиш й Наддншрянщиш // Паралельний cbít. Дослщження з icTopii" уявлень та щей в УкраГш XVI — XVII ст. Кшв. 2002. С. 80-105.

67. Яковкина Н. И. Русское дворянство первой половины XIX века. Быт и традиции. СПб. 2002.

68. Antonova I. A., Antonov D. N. Метрические книги России Х1Х-нач. XX в. // Rocznik Lubelskiego Towarzystwa Genealogicznego. Т. II. 2010. S. 143-164.

69. Aftanazy R. Materialy do dziejów rezydencji. Cz. II. T. XIa. Warszawa.

70. Archiwum glówne akt dawnych w Warszawie. Informator o zasobie archiwalnym. Warszawa. 2008. S. 542-547.

71. Baranowski J. Stal dwór szlachecki // Dziedzictwo. Ziemianie polscy i udzial ich w zyciu narodu. Krakow. 1995. S. 135-140.

72. Bardach J. Studia z ustroju i prawa Wielkiego ksi^stwa Litewskiego: XIV-XVII. Bialystok-Warszawa. 1970.

73. Bardach J. Zatwierdzenie III Statutu Litewskiego przez Zygmunta II Waz§ // Czasopismo Prawno-Historyczne. 1978 R. 30 Z. 2. S. 39-50.

74. Beauvois D. Dezintegracja drobnej szlachty polskiej na Ukrainie w latach 1831-1863 // Polaków w XIX-XX w. Studia ofiarowane Profesorowi STEFANOWI KIENIEWICZOWI w osiemdziesi^ rocznicç Jego urodzin. Warszawa. 1987. s. 73-87.

75. Beauvois D. Le noble, le serf et le revizor. La noblesse polonaise entre le tsarisme et les masses ukrainiennes (1831-1863). Paris. 1985.

76. Beauvois D. Pouvoir russe et noblesse polonaise en Ukraine 1793-1830. Paris. 2003.

77. Borejsza J. W. Piçkny wiek XIX. Warszawa. 1984.

78. Czacki T. O litewskich i polskich prawach. T. I-II. Warszawa. 1800.

79. Danilowicz I. Opisanie bibliograficzne dot^d wiadomych rçkopisôw i drukowanych egzemplarzy Statuta Litewskiego // Dziennik Wileñski. Wilno. 1823. T. 1. S. 377-398; T. 2. S. 1-18, 162-177, 261-293.

80. Danilowicz I. Statut Kazimierza Jagielloñczyka, pomnik najdawniejszychuchwal litewskich z XV wieku, wynaleziony i drukiem ogloszony staraniem1.nacego Danillówicza profesora w Cesarskim Uniwersytecie

81. Feliñskim, arcybiskupie warszawskim. Warszawa. PAX. 1986. 93 .Domañska-Kubiak I. Zakqtek pamiçci. Zycie w XIX-wiecznych dworkach kresowych. Warszawa. 2004;

82. Dworzaczek W. Genealogia. Warszawa. 1959.

83. Dziedzic S. Wies i Dwór. Wplywy, powinowactwa i kontakty kulturowe // Dziedzictwo. Ziemianie polscy i udzial ich w zyciu narodu. Kraków. 1995. S. 113-134.

84. Epsztein T. Malzestwa szlachty posesorskiej na Wofyniu, Podolu i Ukrainie w latach 1815-1880 // Spoleczeñstwo polskie XVIII i XIX wieku. Warszawa. 1991. T. 9. S. 201-239.

85. Epsztein T. Z piórem i palet^. Zainteresowania intelektualne i artystycze ziemiañstwa polskiego na Ukrainie w II polowie XIX wieku. Warszawa. 2005.

86. Henry L. Fécondité des mariages, nouvelle méthode de mesure. Paris. 1953.

87. Galaj R. Zycie codzienne szlachty polskiej w okresie sarmatyzmu. Szczecin. 1998.

88. Genealogía: co to jest i do czego shizy. Archiwum Pañstwowe w Bialymstoku. Bialystok. b.d.

89. Gieysztorowa I. Badania demograficzne na podstawie metryk parafialnych // Kwartalnik Historii Kultury Materialnej. R. 10. 1962. S. 103121.

90. Gieysztorowa I. Od metryk do szacunków ludnosci // Kwartalnik historii kultury materialnej.R. 12. № 2. 1964. S. 283-298.

91. Gieysztorowa I. Wstçp do demografii staropolskiej. Warszawa. 1976.

92. Grabczyk P. Seminaria duchowne Lucko-Zytomierskiej diecezji 17981842. Lublin. 2002.

93. Kallas M. Historia ustroju Polski X-XX w. Warszawa. 1997.

94. Kobieta i malzeñstwo. Spoleczno-kulturowe aspekty seksualnosci. Wiek XIX i XX. Warszawa. 2004.

95. Kolberg O. Lud. Jego zwyczaje, sposób zycia, mowa, podania, obrzçdy, gusla, zabawy, piesni, muzyka i tance. Warszawa. 1865-1890.

96. Kopczynski M. Podstawy statystyki. Podrçcznik día humanistów. Warszawa. 2005.

97. Koska M., Lewandowska D. Ksiçgi metrykalne róznych wyznan z terenów tzw. zabuzanskich, przechowywane w AGAD // Przeszlosc demograficzna Polski. T. 20. Warszawa. 1997. S. 129-144.

98. Kowalska-Glikman S. Malzenstwa meszanie w Krolestwie Polskim. Problemy asymilacji i integracji spolecznej// Kwartalnik Historyczny. 1977. №2.

99. Kozak S. Polacy i Ukraiñcy. W kr?gu mysli i kultury pogranicza. Warszawa. 2005.

100. Kuklo C. Demografía Rzeczypospolitej przedrozbiorowej. Warszawa. 2009.

101. Kuklo C. Proba analizy demograficznej rejestracji metrykalnej slubów parafii Trzcianne w I polowie XVII w. // Przeszlosc demografíczna Polski. T. 13. 1982. S. 89-115.

102. Kuklo C. Rodzina w osiemnastowiecznej Warszawie. Bialystok. 1991.

103. Kulesza-Woroniecka I. Rozwody w rodzinach magnackich w Polsce XVI XVIII wieku. Poznañ-Wroclaw. 2002.

104. Kumor B. Granice metropolii i diecezji polskich (966-1939). Lublin. 1969.

105. Kumor B. Przepisy prawne w sprawie chrztu dzieci w XVI-XVIII w. // Przeszlosc demografíczna Polski. T.9. 1976.

106. Kurpas J. Pocz^tki ksi^g metrykalnychV/ Archiwa, Biblioteki i Muzea Koscielne. 1961 Z. 1-2. S. 21-40.

107. Liedke M. Strategie malzeñskie magnaterii w WKL w dobie wczesnonowozytnej. Problemy badawcze // Rodzina i gospodarstwo domowe na polskich ziemiach w XV-XX wieku. Struktury demograficzne, spoleczne i gospodarcze. Warszawa. 2008. S. 59-74.

108. Linde S. B. O Statucie litewskim, ruskim j^zykiem i drukiem wydanym. Warszawa. 1816.

109. Lisak A. Milosc, kobieta i malzeñstwo w XIX wieku. Warszawa. 2009.

110. Litwin H. Od Unii Lubelskiej do III rozbioru Rzeczypospolitej. Rzeczpospolita — Ukraina. Szkic wydarzeñ politycznych // Mi^dzy sob^. Szkice historyczne polsko-ukraiñskie. Lublin. 2000.

111. Makowski K. Rodzina poznariska w I polowie XIX wieku. Poznan. 1992.

112. Michalski J. Osiemnastowieczne realia Pana Tadeusza // Dzielo literackie jako zrödlo historyczne. Warszawa. 1978. S. 201-242.

113. Pachocka A. Dziecinstwo we dworze szlacheckim w I polowie XIX wieku. Krakow. 2009.

114. Pasieka W. Sluby w parafii opolskiej w latach 1801-1850 // Przeszlosc Demograficzna Polski. T. 21. 2000. S. 35-86.

115. Pearl R. Introduction to Medical Biometry and Statistics. Philadelphia; London. 1940.

116. Polska kultura ziemianska. Szkice i rozprawy. Katowice. 1995.

117. Piasecki E. Ludnosc parafii bejskiej (woj. kieleckie) w swietle ksiqg metrykalnych z XVIII-XX w. Studium demograficzne. Warszawa; Wroclaw. 1990.

118. Radwan M. Archiwa diecezji lucko-zytomierskiej. Repertorium. Lublin. 2003.

119. Rodzina i gospodarstwo domowe na polskich ziemiach w XV-XX wieku. Straktury demograficzne, spoleczne i gospodarcze. Warszawa. 2008:

120. Rychlikowa I. Carat wobiec polskiej szlachy na ziemiach zabranych w latach 1772-1831 //Kwartalnik historyczny. 1991. №3. S. 51-83.

121. Rychlikowa I. Ziemianstwo polskie. 1795-1864. Zroznicowanie spoleczne. Warszawa. 1983.

122. Siekierski S. Kultura szlachty polskiej w latach 1864-2001. Pultusk. 2003.

123. Sikorska-Kulesza J. Deklasacja drobnej szlachty na Litwie i Bialorusi w XIX wieku. Warszawa. 1995.

124. Skarbek J. Zrodla do dziejow rozgraniczenia diecezji laciriskich w Cesarstwie Rosyjskim w polowie XIX wieku. T.I. Cz.I. Diecezja kamieniecka. Diecezja hicko-zytomierska. Lublin. 2000.

125. Spoleczenstwo poskie od X do XX wieku. Warszawa. 1988.

126. Tazbir J. Kultura szlachecka w Polsce. Rozkwit — Upadek — Relikty. Warszawa. 1979:

127. Tichomirow A. Statystyka struktury stanowej i wyznaniowo-etnicznej ludnosci guberni grodzienskiej z lat 30-60-tych XIX wieku. Proba analizy wiarygodnosci // Przegl^d Wschodni. 2007. T. X. Z. 3 (39). S. 641-674.

128. Ustrzycki M. Ziemianie polscy na Kresach. 1864-1914. Swiat wartosci i postaw. Krakow. 2006.

129. Wasilewski J. Arcybiskupi i administratorowie archidiecezji mohylowskiej. Pinsk. 1930.

130. Wojtkowiak Z. Zrodla narracyjne. Pami^tnik, tekst literacki. Poznan. 2003.

131. Wronski A. Powstanie listopadowe na Wolyniu, Podolu i Ukrainie // Przegl^d Historyczny. T. LXXVIII. 1987. Z.4. S.629-654.

132. Wykaz osob z akt parafialnych diecezji Luckiej do 1945 roku. Oprac. Ks. W. Zurek. T. 1. Lublin. 2004.

133. Zaj^czkowski A. Szlachta polska. Warszwa. 1993.

134. Zakrzewski A. B. Statuty w kulturze prawnej Wielkiego Ksi^stwa Litewskiego // Pirmasis Lietuvos statutas ir epocha. Straipsniij rinkinys. Sudaré Irena Valikonyté ir Lirija Sreponaviciené. Vilniaus universitetas. 2005. C. 177-194.

135. Zakrzewski A. B. Zmierzch staropolskiego prawa // Zmierzch kultury staropolskiej.Cinglóse i kryzysy. Warszawa. 1997. S. 40-55.r

136. Zasztowt L. Europa Srodkowo-Wschodnia a Rosja w XIX-XX w. W kr^gu edukaeji i polityki. Warszawa. 2007.

137. Zasztowt L. Kresy 1832-1864. Szkolnictwo na ziemiach litewskich i ruskich dawnej Rzeczypospoliotej. Warszawa. 1997.

138. Zdrada J. Historia Polski. 1795-1914. Warszawa. 2007.

139. Zytkowicz L. Rzqdy Repnina na Litwie w latach 1794-1797. Wilno. 1938.

140. Zmijewska M. Ludnosc parafii tyskiej od 1749 roku do polowy XIX wieku w swietle ksi^g metrykalnych. Studium demograficzno-spoleczne. Katowice. 2007.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 439843