С.М. Козолупов и его школа в контексте развития русского виолончельного искусства :к истории классов виолончели МГК тема диссертации и автореферата по ВАК 17.00.02, кандидат искусствоведения Селезнёв, Алексей Николаевич

Диссертация и автореферат на тему «С.М. Козолупов и его школа в контексте развития русского виолончельного искусства :к истории классов виолончели МГК». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 259591
Год: 
2007
Автор научной работы: 
Селезнёв, Алексей Николаевич
Ученая cтепень: 
кандидат искусствоведения
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
17.00.02
Специальность: 
Музыкальное искусство
Количество cтраниц: 
226

Оглавление диссертации кандидат искусствоведения Селезнёв, Алексей Николаевич

страницы

Введение

Актуальность работы. Цель и задачи исследования. Обзор литературы.

Глава 1. К.Ю. Давыдов как основатель российской классической виолончельной школы.

Глава 2. Школа С.М. Козолупова как выдающееся явление в виолончельном искусстве.

Свет и тени детства - 37. Музыка при казацком штабе - 40. Впечатления, раздумья, навыки - 43. Выбор пути - 47. Черты исполнительскогоиля - 50. Формирование метода - 57. В «интерьере» МГК - 60. Педагог-новатор - 62. Педагогическийиль - 73. Ступени технологии - 77. Работа над звуком - 84. Техника левой руки - 89. Вопросы репертуара - 93. «Библия виолончелиста» -с. 98. Преподавание игры на контрабасе - 100. Созданиестемы образования -с.102.

Глава 3. Дальнейшее развитие принципов козолуповской школы в виолончельных классах МГК 2-й пол. XX века:

С.П. Ширинский - 106. С.З. Асламазян - 111. М.И. Ямпольский - 115. Г.С. Козолупова - 118. С.Н. Кнушевицкий - 124. JT.C. Гинзбург - 129. МЛ. Ростропович - 132. Н.Н. Шаховская - 142. В.Я. Фейгин - 149.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "С.М. Козолупов и его школа в контексте развития русского виолончельного искусства :к истории классов виолончели МГК"

История отечественной виолончельной школы насчитывает уже более полутора столетий. И все это время русские и советские виолончелисты по праву занимают ведущие позиции в мировом исполнительском искусстве. Прочный фундамент, заложенный К.Ю. Давыдовым и его последователями, преемственность художественного почерка поколений отечественных исполнителей, единство и жизнеспособность российских педагогических принципов и методик с присущими им органичностью и глубокой научной обоснованностью, - таковы, на наш взгляд, основные факторы, определившие расцвет отечественного виолончельного искусства на протяжении столь длительного периода. Неоспоримо и влияние российской виолончельной школы на развитие исполнительства в других странах мира. Москва и Санкт-Петербург, как ведущие центры отечественного виолончельного искусства, всегда притягивали множество студентов-иностранцев, желающих получить или завершить свое образование у наших преподавателей Многие отечественные исполнители и педагоги, уехав на Запад, основали там свои школы и успешно преподают, неся эстафету традиций школы С.М. Козолупова по всему миру. Таким образом, российская национальная виолончельная школа стала органической частью мировой музыкально-педагогической культуры

С другой стороны, изменения социально - экономической ситуации в стране в конце XX - начале XXI вв., когда культура фактически перестала быть национальным приоритетом, и в обществе отсутствует какая-либо объединяющая генеральная линия развития; не могло не отразиться на состоянии музыкального образования. В условиях тотального господства шоу-бизнеса, низкопробного ТВ и безконтрольного Интернета, коммерциализации образования и падения общей культуры населения России, отечественные педагоги и студенты были поставлены в трудную ситуацию, требующую привлечения всего багажа богатейшего педагогического наследия отечественной школы XX века.

В этих условиях чрезвычайно актуальными представляются любые усилия, направленные на поддержание, возрождение и развитие славных традиций отечественной виолончельной школы. Важную роль здесь может сыграть, в частности, научное описание и анализ достижений российской виолончельной педагогики XX века. Свой посильный вклад в это дело и призвана внести данная диссертация.

Основным предметом настоящей работы является школа выдающегося исполнителя и педагога, профессора, заведующего кафедрой виолончели и контрабаса Московской консерватории С.М. Козолупова (1884-1961) как наиболее значительное явление в отечественном виолончельном искусстве своего времени и один из важнейших этапов развития русской виолончельной традиции в целом.

Понятие «школа С.М. Козолупова» возникло еще при жизни выдающегося отечественного музыканта - в печатных рецензиях на концертные выступления его учеников. Оно прочно вошло в языковой обиход всех интересующихся историей советского виолончельного искусства, активно используется в соответствующих вузовских курсах. Из класса С.М. Козолупова вышли исполнители мирового масштаба, выдающиеся педагоги, солисты оркестров, виолончелисты известных камерных ансамблей, авторитетные методисты. Назовем, в частности, таких учеников С.М. Козолупова, как С.З. Асламазян (1897-1978), С.Н. Кнушевицкий (1907-1963), Л.С. Гинзбург (19071981), Г.С. Козолупова (1912-1992), Ф.П. Лузанов (1919-1989), М.Л. Ростропович (1927), В .Я. Фейгин (1934-1995), Н.Н. Шаховская (1935), А.В. Власов (1911-1986), В.А. Берлинский (1926), Б.М. Реентович (1920-1984).

В отличие от некоторых других выдающихся педагогов, Козолупов не опубликовал собственной «Школы» игры на виолончели (ограничившись комментариями к первому изданию на русском языке в 1936 году «Школы» К.Ю. Давыдова) [74]. Тем не менее, он несомненно обладал стройной и рациональной системой взглядов на проблемы виолончельной технологии и разработал уникальную методику ее освоения. Великолепная, хорошо отлаженная система профессиональной подготовки виолончелистов, созданная С.М. Козолуповым, была направлена, в конечном счете, на всестороннее и гармоничное развитие природных данных и музыкальной индивидуальности каждого из студентов. Все это способствовало воспитанию в классе С.М. Козолупова целой плеяды ярких, неповторимых творческих личностей, внесших огромный вклад в развитие отечественного и мирового исполнительского искусства XX века.

Школа С.М. Козолупова рассматривается нами в широком историческом контексте. Поэтому в рамках данной работы было необходимо осветить, с той или иной степенью подробности, исполнительскую и педагогическую деятельность К.Ю. Давыдова, как основоположника русской виолончельной школы, принципы преподавания которого были творчески развиты С.М. Козолуповым; а также педагогические методы и приёмы наиболее выдающихся учеников С.М. Козолупова, продолжающих и развивающих традиции своего учителя.

В истории развития виолончельного искусства в России трудно переоценить вклад С.М. Козолупова и его последователей. Приняв эстафету К.Ю. Давыдова от его ученика А.В.Вержбиловича и ассистента И.И.Зейферта, продолжив традиции первых профессоров Московской консерватории Б. Космана, В.Ф. Фитценгагена и А.Э. Глена, Козолупов выступил подлинным новатором в педагогике, сформировав виолончельную школу не только в Москве, но и в большинстве национальных республик бывшего СССР.

Творческие достижения его выдающихся учеников (С.Н. Кнушевицкого, M.JI. Ростроповича и других) явили собой расцвет отечественной исполнительской и педагогической школы, во многом определившей магистральные пути развития мирового виолончельного искусства XX века.

Одной из главных целей настоящего исследования является комплексный анализ деятельности С.М. Козолупова как исполнителя, педагога и музыкально-общественного деятеля. Методика работы предполагает изучение формирования его личности, художественно-исполнительских принципов и основных закономерностей педагогического метода в их диалектической взаимосвязи.

Системный подход к исследованию школы С.М. Козолупова требует решения таких проблем, как взаимовлияние исполнительства и педагогического почерка, формирование системы преподавания, новаторские черты педагогики и их отражение в методических трудах, вопросы репертуарной политики и проблемы современности в творчестве, черты педагогического стиля и деятельности Семена Матвеевича как заведующего кафедрой, организатора и координатора всей отечественной системы виолончельного обучения на разных ступенях.

В «технологическом» плане наиболее существенным нам представляется пристальное внимание Козолупова к анатомо-физиологическим основам игры на инструменте, его диагностические способности, комплексный подход к формированию полноценного инструментального оснащения молодых музыкантов, стройная система методических установок, направленных на всестороннее овладение навыками игры.

Следует подчеркнуть особую актуальность анализа собственно педагогического метода Козолупова и с позиций практического преподавания (автор работы имеет значительный опыт обучения игре на виолончели учеников разных возрастов и одарённости), что не преуменьшает собственно исторического аспекта рассматриваемой проблематики.

Личность, художественные принципы и педагогический метод Козолупова привлекали к себе внимание исследователей и до этой работы, однако в них затрагивались лишь отдельные стороны его преподавания. Данная работа является попыткой осуществить комплексное исследование взаимовлияния его жизненного и творческого пути и педагогики, равно как и обратное воздействие его основной сферы деятельности - преподавания, на склад его художественной личности и исполнительский облик.

В работе применен системный метод исследования, сочетающий стадиально-исторический подход к изучаемому явлению с рассмотрением его внутренних имманентных закономерностей и анализом влияния внешних факторов на его развитие. В истории отечественного виолончельного искусства выделяются три периода (русская виолончельная школа, школа С.М. Козолупова, деятельность его учеников, каждый из которых рассматривается самостоятельно), - с той степенью подробности, которая необходима для решения основных задач данной работы. Подчеркивая преемственность традиций и единство фундаментальных принципов отечественной исполнительской школы, мы стремились показать все то новое, что возникает на каждом из обозначенных этапов ее развития, и определить причины его возникновения - в том числе, социальные, исторические, музыкально-эстетические. Особое значение, которое придается в диссертации роли личности наших выдающихся музыкантов в развитии исполнительского искусства, обуславливает необходимость постоянного привлечения разнообразного биографического материала.

Одной из основных теоретических проблем настоящего исследования является сложный, недостаточно разработанный на сегодняшний день вопрос о соотношении исполнительского стиля и педагогического метода в творчестве крупнейших музыкантов. Связь между этими двумя областями деятельности может осуществляться по-разному - в зависимости от масштаба и склада личности исполнителя. В то время как некоторые педагоги часто ограничиваются тем, что учат студентов слепо копировать свою интерпретацию, для таких выдающихся музыкантов, как С.М. Козолупов, преподавание становилось важным источником роста собственного исполнительского мастерства и достижения творческой зрелости, а формирование ученика приобретало индивидуализированный, гармоничный и эффективный характер.

В связи с отсутствием систематического авторского изложения педагогических принципов и метода С.М. Козолупова перед нами с особой остротой стоял вопрос о материале исследования, который пришлось собирать буквально по крупицам. Важнейшую роль в этом сыграли беседы автора данной работы с учениками Козолупова, которые велись и записывались автором работы на протяжении многих лет. Многочисленные устные воспоминания его учеников, выясненные в беседах с автором, а также их ответы на вопросы автора, сформулированные им в специальном вопроснике1, посвященном системному анализу такого феномена, как музыкально-педагогическая школа Козолупова, послужили главным источником информации о преподавании С.М. Козолупова и его школе.

Важные сведения о музыкально-общественной и организаторской деятельности Козолупова дают материалы Всесоюзной научно-практической конференции (1984 г.), посвященные 100-летию со дня его рождения (находятся в архиве автора настоящего исследования) [31]. Это доклады Г.Л. Адамяна, В.Ц. Аншелевича, Д.К. Баспаева, Э.Я. Бертовскиса, В.М. Бириной, M.JI. Виллеруша, Л.Б. Евграфова, JI.B. Иванова, С.Т. Кальянова, Г.С. Козолуповой, Ф.П. Лузанова, А.П. Никитина, Л.В. Ракова, С.С. Сапожникова, Г.А. Скобло, М.А. Смирнова, О.И. Студницкого, Г.С. Талаляна, А.К.Федорченко, А.П. Хайрутдинова, В.В. Хоменко, С.Ф. Цинцадзе, И.И. Чеишвили, B.C. Червова, Н.Н. Шаховской.

В них освещаются различные грани советской виолончельной школы, так или иначе связанные с большим вкладом Козолупова в её становление и развитие, анализируются существующие проблемы, намечаются пути их решения. Однако сам формат подобного рода юбилейных докладов не позволяет нам представить достаточно полную картину педагогического метода Семёна Матвеевича.

Основным справочным трудом по данной теме является «История виолончельного искусства» Гинзбурга [56], в котором приводится разнообразный архивный материал: рецензии на концерты, выступления прессы. В 3 томе этой монографии очерк о Семене Матвеевиче выделен в

1 См. Приложение 2. отдельную главу. Основным ее содержанием является жизненный и творческий путь Козолупова как исполнителя с кратким анализом его педагогической деятельности, не претендующим на полноту и не вскрывающим глубинные закономерности его педагогического метода.

Описание деятельности профессоров виолончельных классов МГК Гинзбург заканчивает 60-ми годами XX века, уже не рассматривая деятельность таких педагогов, как M.JI. Ростропович, Н.Н. Шаховская, В.Я. Фейгин, т.е. тех, кто наряду с Г.С. Козолуповой, С.З. Асламазяном, С. П. Ширинским составляют самые яркие страницы в истории московской виолончельной школы. Так как в своей работе Гинзбург делает акцент в основном на исполнительском облике этих виолончелистов, основные особенности развития традиций педагогической школы Козолупова остаются не вполне раскрытыми.

В другой монографии [91] дочь Семена Матвеевича профессор Г.С. Козолупова рассказывает о жизненном пути, становлении его личности, об испытаниях, выпавших на долю их семьи в военное время, о роли Козолупова как заведующего кафедрой виолончели МГК. Касается она и отдельных моментов творческой биографии некоторых его учеников. Однако, при всей несомненной ценности приводимых ей сведений о преподавании отца, на роль серьезного научного исследования его школы как таковой эта книга не претендует.

Важный материал для исследования развития традиций Козолупова в педагогической деятельности его учеников предоставляют работы профессора Т.А. Гайдамович. Это кандидатская диссертация и монографический очерк, посвященные С.Н. Кнушевицкому [48], статьи о M.JI. Ростроповиче, Г.С. Козолуповой и Н.Н. Шаховской, изданные отдельными монографиями, либо опубликованные в сборниках научных трудов МГК [38].

В библиотеке Московской консерватории находятся методические работы кафедры виолончели Н.Н. Шаховской, Т.А. Прийменко, JI.C. Гинзбурга, посвященные отдельным сторонам педагогики С.М. и Г.С. Козолуповых, С.З. Асламазяна и С.П. Ширинского.

В ряде газетных и журнальных публикаций рассказывается об отдельных конкурсах, где членом жюри был Козолупов, либо участвовали его ученики. Некоторые рецензии посвящены концертам Семёна Матвеевича и его студентов, в том числе классным и юбилейным.1

В связи с недостаточностью музыковедческих работ на данную тему [105] особое внимание мы уделили анализу нотных источников: концертам, пьесам и этюдам К.Ю.Давыдова, его Школе, давыдовским редакциям виолончельных сочинений Шумана, Дворжака, Брамса; сборнику этюдов, предисловию к Школе Давыдова, редакциям произведений Баха, Шуберта, Бородина, Хиндемита, Равеля и многих других - С.М. Козолупова.

При подготовке диссертации были использованы фонды отдела редких рукописей библиотек Петербургской и Московской консерваторий, Российской государственной библиотеки, Российского Государственного Архива литературы и искусства.

Структура диссертации определяется главным образом необходимостью рассмотрения проблем, связанных с преемственностью традиций, новаторством педагогического метода самого Козолупова и преподавания его учеников, современным состоянием отечественной виолончельной педагогики и путях её дальнейшего прогресса.

Работа состоит из Введения, трёх Глав, Заключения, Списка литературы и трёх Приложений.

Каждая из глав посвящена определённому периоду истории российской школы, начиная с её основания Давыдовым и вплоть до современных педагогов кафедры виолончели Московской консерватории.

Необходимо было рассмотреть роль С.М. Козолупова как основателя советской виолончельной школы в контексте развития виолончельного искусства в России вообще. В связи с этим в Главе 1 анализируется деятельность К.Ю. Давыдова как родоначальника российской классической школы игры на виолончели, во второй - педагогика Козолупова, а в Главе 3

1 См. Список литературы. работа педагогов-учеников Семёна Матвеевича в Московской консерватории 2-ой половины XX века.

Говоря об истории виолончельных классов МГК в целом, следует отметить, что до сих пор не было комплексного исследования этой темы, где бы последовательно прослеживалось создание и развитие виолончельных классов от первого профессора виолончели Б. Космана и следующих за ним профессоров В.Ф. Фитценгагена, А.Э. Глена, А.А. Брандукова, вплоть до деятельности С.М. Козолупова и его учеников включительно. Отдельные материалы об этих музыкантах имеются, как мы уже отмечали, в работах JI.C. Гинзбурга, Т.А. Гайдамович, однако, будучи помещены там среди очерков о других российских педагогах, они не создают целостной картины динамики развития виолончельного искусства именно в стенах Московской консерватории, что нам представляется совершенно необходимым.

В связи с этим мы сочли необходимым включить в Приложение 1 краткие очерки о руководителях виолончельных классов МГК 1866-1924 гг., создающие общую панораму становления московской виолончельной школы. В Приложении 3 даётся сравнительная характеристика редакций концерта для виолончели с оркестром № 2 a moll К.Ю. Давыдова1 - авторской редакции и редакции С.М. Козолупова.

Таким образом, в данной работе нами предпринимается попытка проанализировать выдающиеся педагогические достижения С.М. Козолупова и его школы и наметить пути к их применению в современной педагогической. практике.

1,2 части; партия виолончели.

Заключение диссертации по теме "Музыкальное искусство", Селезнёв, Алексей Николаевич

Заключение

Как уже отмечалось во Введении, перспективы отечественной виолончельной школы на настоящем этапе имманентно связаны с осмыслением современного состояния виолончельной педагогики в России, внесением корректив в музыкальное преподавание, в процесс формирования молодых музыкантов.

Решение этих проблем определяет необходимость проведения тщательного анализа корней российской исполнительской музыкальной культуры, богатейшего прошлого нашей виолончельной школы. В настоящее время становится все более ясным неоценимый вклад С.М. Козолупова в создание виолончельной школы не только России, но и всего мира, а следовательно, гораздо более насущной становится задача анализа и творческого применения и развития его огромного педагогического наследия в нынешних социально-культурных условиях.

Общеизвестно, что появление новых эстетических горизонтов и взглядов на обучение студентов связано с широким кругом явлений культуры и социальной жизни общества, осмысливая которые следует придерживаться определенных методологических ориентиров и искусствоведческих категорий. Характерным для педагогики XX века является становление новых методических систем в процессе творческого пересмотра уже испытанных дидактических приемов.

В задачу диссертанта входило исследование глубинных процессов преподавания в творческом методе Козолупова. Устанавливая структурную соподчинённостъ основных разделов методики владения инструментом, репертуарной стратегии педагога и его вкусовых пристрастий, автор стремился исследовать фундаментальные принципы школы Козолупова, а также факторы, повлиявшие на её формирование и эволюцию.

С.М. Козолупов не оставил письменного изложения своего педагогического метода. Обладая практическим складом личности, он не хотел оформлять свой уникальный опыт в теоретическом виде. К тому же его методика не была чем-то застывшим и находилась в постоянном развитии вплоть до самых последних дней жизни. Тем не менее, в работе высказывается и обосновывается мысль, что такая школа фактически существовала, была целостной, осознанной и систематичной. Основанием к этому служит анализ его редакций (см. Главу II), методических аннотаций к кафедральному сборнику этюдов1, многочисленных свидетельств учеников Козолупова, записанных автором исследования. Реконструируя эту систему, мы приходим к пониманию того, каким образом С.М. Козолупов смог добиться в своей педагогической практике столь впечатляющих результатов.

Особой является проблема оригинальности методики С.М. Козолупова. Несмотря на то, что уже при жизни выдающегося музыканта стало принятым говорить о существовании «школы Козолупова», сам он оставался подчеркнуто скромен и никогда публично не заявлял о существовании собственной системы преподавания. Козолупов несомненно ощущал свою принадлежность к школе К.Ю. Давыдова, которой и в самом деле был многим обязан, восприняв важнейшие принципы давыдовского исполнительства и педагогики от главного из своих учителей - И.И. Зейферта.

Представленные в работе материалы о преподавании в виолончельном классе С.М. Козолупова показывают, что в таких важных вопросах, как отношение к звуку и работа над ним, стремление привить своим ученикам осознанное и самостоятельное отношение к проблемам технологии и интерпретации, интерес к физиологии исполнительского аппарата, - он был наследником лучших традиций русской школы. Вместе с тем, на основании этих же материалов можно говорить о том, что С.М. Козолупов не просто адаптировал школу К.Ю. Давыдова к требованиям исполнительской практики XX века, к значительно расширившемуся виолончельному репертуару, но и создал нечто принципиально новое - то, что называется в данной работе «школой Козолупова».

1 Сборник этюдов кафедры виолончели. / Ред. C.K. Козолупова и Л.С. Гинзбурга. М.-Л., 1936. - 56с.

Определяющими чертами школы С.М. Козолупова следует назвать осознанный технологизм и стилевую универсальность. В этом состоит существенное отличие этого метода от школы К.Ю. Давыдова, ориентированной преимущественно на романтический стиль Ф. Мендельсона и Р. Шумана и сложившейся во многом благодаря стремлению Давыдова-композитора адаптировать возможности виолончели к данному стилю. При этом школа С.М. Козолупова также сложилась в собственном историческом контексте и несет отпечаток современных ей эстетических тенденций. Учитывая, что в репертуаре С.М. Козолупова особое место принадлежало высокой классике (И.С. Бах, JL Бетховен, JI. Боккерини и др.), а из современных авторов он охотно и успешно исполнял музыку таких композиторов, как П. Хиндемит и М. Равель, можно соотнести его творчество с неоклассическими тенденциями, господствовавшими в европейском искусстве 20-х - 40-х годов прошлого века. В отличие от К.Ю. Давыдова, жизнь и творчество которого свидетельствуют о сознательности его эстетического выбора и стилевой ориентации, С.М. Козолупов едва ли воспринимал установки неоклассицизма вполне осознанно. Но культ мастерства и профессионализма, царивший в его классе, и притом такого мастерства, которое как бы не принадлежит времени, стремление выработать такую совершенную технологию, которая годилась бы для интерпретации музыки любого стиля, так или иначе, были вполне в духе той эпохи.

Многие находки С.М. Козолупова, идет ли речь о технических формулах или методике обучения, имеют, на наш взгляд, непреходящее значение. Поэтому сохранение всего лучшего, выработанного школой С.М. Козолупова, представляется весьма актуальным - особенно в настоящее время, когда в искусстве влиятельны тенденции к дифференциации исполнительского стиля, возникают различные «манеры» исполнения, ориентированные на музыку конкретной эпохи. Признавая неизбежность и историческую необходимость подобных тенденций, хочется пожелать, чтобы они базировались на прочном профессиональном фундаменте и учитывали опыт российской классической школы.

Еще одним важным вопросом, возникающим в связи с понятием «школа Козолупова», следует назвать ярко индивидуальный характер исполнительской и педагогической деятельности его учеников. Можно ли говорить о существовании единой школы, если ее представители так непохожи друг на друга? Учитывая традиционную для отечественной школы направленность педагогического метода С.М. Козолупова на максимальное раскрытие индивидуальности каждого студента, мы даем положительный ответ на этот вопрос. Более того, приведенные в данной работе очерки творчества крупнейших учеников С.М. Козолупова свидетельствуют о том, сколь многое было унаследовано даже теми из них, кто в своих исканиях ушел далеко от методов великого учителя.

В исследовании устанавливается, что Козолупов несомненно обладал стройной и рациональной системой взглядов на проблемы виолончельной технологии и разработал уникальную методику ее освоения. Великолепная, хорошо отлаженная система профессиональной подготовки виолончелистов, созданная С.М. Козолуповым, была направлена, в конечном счете, на всестороннее и гармоничное развитие природных данных и музыкальной индивидуальности каждого из студентов. Все это способствовало воспитанию в его классе целой плеяды ярких, неповторимых творческих личностей, внесших огромный вклад в развитие отечественного и мирового исполнительского искусства XX века.

Следует подчеркнуть особую актуальность анализа педагогического метода Козолупова с позиций практического преподавания (что не преуменьшает собственно исторического аспекта рассматриваемой проблематики). Поэтому в работе была предпринята попытка проанализировать важнейшие методические установки Семёна Матвеевича сквозь призму сегодняшнего состояния отечественной педагогики, обращая особое внимание на пути преодоления имеющихся недостатков с использованием новаторских козолуповских педагогических приёмов.

Наиболее важными проблемами российской педагогики на современном этапе представляются следующие. Это завышение репертуара и нарушение последовательности его прохождения в среднем звене обучения, недостатки базового владения инструментом после училищного курса, отсутствие или недостаточность работы некоторых преподавателей над качеством звука, понимания того, что ученик делает за инструментом. До сих пор мы встречаемся с проблемами неправильной постановки рук, с незнанием некоторыми провинциальными педагогами важнейших методических положений, связанных с основами игры на инструменте.

Не менее актуальными представляются сейчас требования Семена Матвеевича к абсолютному профессиональному качеству исполнения {интонация, звук, ритм), к воспитанию хорошего вкуса студента на художественно ценных образцах классического репертуара, к работе над стилевой стороной исполнения со своими специфическими выразительными средствами с учетом историко-культурологического контекста эпохи композитора.

Следует приветствовать начавшийся в России процесс приобщения к передовым достижениям мировой теоретической и музыкально-исполнительской мысли в деле изучения барочной и раннеклассической музыки. С 1996 года в МГК существует единственный в стране факультет исторического и современного исполнительского искусства, где изучают не только уртексты старинных произведений, но и сами старинные инструменты и их конструктивные особенности, равно как и способы игры на них.

В работе показано, что одной из важнейших характерных черт козолуповской школы была полноценная профессиональная ориентация студентов на их дальнейшую деятельность после окончания консерватории.

Работа в учебных и профессиональных оркестрах в то время не подменяла, а дополняла, обогащала занятия в специализированном классе.

Изменение социально-экономической ситуации в обществе и отношения государства к культуре впрямую отражается на специфике работы педагогов и вузовской жизни студентов. В настоящее время молодые люди, особенно иногородние, вынуждены постоянно подрабатывать в оркестрах, часто выезжать за границу. Это естественно - ведь стипендия в Вузе имеет символический размер, а родители не в состоянии, как правило, обеспечивать учебу и проживание своих детей в Москве. К сожалению, будучи сильно занятыми на работе, студенты всё реже появляются в специальном классе, и процесс га профессионального роста замедляется.

Когда преподаватель по специальности сталкивается с тем, что его студент не может придти к нему на урок, потому что его не отпускают с репетиции оркестра, куда он устроился с большим трудом, - поневоле такой педагог ставит перед собой вопрос - а какова же его «ведущая и направляющая роль» в формировании и воспитании молодых музыкантов?!

В последние годы очень возросло количество всевозможных детских и юношеских конкурсов виолончелистов, причем не только в России, но и по всему миру. Наряду с очевидной пользой такого рода мероприятий (отбор одаренных детей, их ранняя профессионализация, привлечение спонсоров, возможность их дальнейшего образования в престижных ВУЗах и т. д.), - все больше нарастают тревожные тенденции: формирование детей по специальности перестает носить планомерный характер, они подолгу «сидят» на одной и той же программе, у некоторых процветают симптомы «звездной болезни», а у других - комплекс неполноценности. И хуже всего то, что сами педагоги зачастую заболевают «конкурсоманией», меряя успехи учеников не столько прогрессом последовательного продвижения детей по пути овладения мастерством игры, сколько количеством лауреатских знаний «на единицу ученика».

Огромное количество различных конкурсов разного уровня, наряду с ранней профессионализацией детей, способствует и девальвации звания лауреата как такового. Сравнивая «калибр» и «вес» лауреатских званий в настоящее время и лет 25-30 назад, поражает падение значимости этих наград, равно как и их гораздо меньшее влияние на дальнейшую профессиональную судьбу молодых музыкантов.

На государственном уровне прежде существовала система многоступенчатого отбора на международные конкурсы, к работе в которой приглашались наиболее авторитетные специалисты, крупнейшие отечественные музыканты и педагоги. Жесткая централизация таких прослушиваний имела свои минусы, но одновременно она обеспечивала почти стопроцентный отсев малоспособных или не готовых профессионально молодых конкурсантов. Сейчас же участвовать в конкурсе (включая зарубежные) может любой виолончелист, имеющий средства на дорогу и проживание. Таким образом, лауреатов в прошлые годы было значительно меньше, но каждый из них представлял собой в художественном отношении существенную значимую фигуру.

К числу несомненных положительных моментов в современной музыкально-педагогической жизни отнесем существование разнообразных детских и юношеских фондов, таких как МБОФ «Новые имена», «Русское исполнительское искусство», фонды В.Т. Спивакова, Ю.И. Янкелевича и других. Эти организации дают возможность существенно обогащать концертно-исполнительскую практику одарённых детей.

Говоря о дальнейшей педагогической деятельности учеников Козолупова вообще и о путях развития кафедры виолончели МГК в частности, следует упомянуть вынужденную эмиграцию М.Л. Ростроповича (1974 год). Приняв эстафету заведывания кафедрой виолончели от С.М. Козолупова и С.Н. Кнушевицкого, Ростропович в своем исполнительском и педагогическом творчестве олицетворял лучшие и высочайшие достижения советской музыкально-исполнительской школы, выведя её на действительно мировой уровень, и поэтому отечественные виолончелисты испытали настоящий шок в связи с его отъездом за рубеж.

Необходимо подчеркнуть влияние русской школы на все мировое исполнительство и педагогику. До сих пор на Западе можно услышать мнение, согласно которому начальное обучение игре на виолончели лучше всего поставлено в России. В козолуповское время деятели культуры жили «за закрытыми дверями», и основы школы вырабатывались без какого-либо воздействия извне. В настоящее время наблюдается процесс взаимопроникновения и стирания граней между национальными школами. Российские студенты теперь имеют возможность ездить на зарубежные мастерклассы. Многие отечественные педагоги и исполнители работают на Западе; к нам приезжают первоклассные зарубежные солисты и дают мастерклассы для всех желающих.

Прошло уже почти полвека с момента кончины С.М. Козолупова. Время неумолимо расставляет новые акценты, подверглись пересмотру отдельные эстетические категории и методические установки обучения игре на виолончели. На современном этапе ставится задача сохранения и возрождения традиций козолуповской школы для поддержания уровня российского виолончельного искусства на должной высоте.

В процессе общения с коллегами и их учениками на открытых уроках, мастерклассах, в жюри конкурсов, на заседаниях методических объединений и на научно-практических конференциях автор имел возможность составить себе довольно полное впечатление о современном состоянии виолончельной педагогики и на опыте своей практической работы в классе смог убедиться в действенности применения методических положений С.М. Козолупова в преподавании игры на виолончели на разных ступенях обучения.

На протяжении ряда лет в Московской консерватории автором читаются курсы лекций по методике обучения игре на виолончели (на 2 курсе), истории виолончельного искусства (на 3 курсе) и предмету «Исполнительство и педагогика» (на 5 курсе). Нужно отметить, что во всех случаях осуществление целостного анализа феномена школы Козолупова прямо влияло на эффективность изучения студентами этих важных дисциплин учебного плана.

Основные моменты, на которых Козолупов заострял свое внимание, и сейчас являются наиболее актуальными. Перед современной отечественной школой стоит задача сохранения и преумножения традиций, заложенных С.М.Козолуповым и его современниками.

Задача автора настоящего исследования состояла в том, чтобы наметить пути анализа школы С.М. Козолупова и в перспективе перейти к изучению российского виолончельного искусства XX века в целом. Наша работа является первой попыткой обобщающего анализа истории и особенностей педагогического почерка профессоров-виолончелистов Московской консерватории в целом, хотя, несомненно, эта тема потребует более широкого освещения в будущих исследованиях.

Список литературы диссертационного исследования кандидат искусствоведения Селезнёв, Алексей Николаевич, 2007 год

1. Александрова Е. Мария Чайковская // Советская музыка, 1977, № 10. -С. 119-120.

2. Альбрехт Е. С. Петербургская консерватория. С-Пб., 1891. 90 с.

3. Альтман А. Маэстро виолончели // Советская музыка, 1974, № 5. С. 76 -79.

4. Ауэр JI. С. Среди музыкантов (My long life in music) / Пер. с англ. Явнэ Н. М., Сабашниковы, 1927. 196 с.

5. Ауэр JI.C. Моя школа игры на скрипке. М., Музыка, 1965. 272 е., 1 л. портр.

6. Баранкин Е.А. Премьера, успех // Музыкальная жизнь, 1982, № 9. С. 19.

7. Безродный И.С. Работа скрипача над интонацией: Советские скрипачи -участники международных конкурсов. Достижения и проблемы // Тезисы докладов: Науч. метод, работа / Московская консерватория; каф. скрипки. М., 1979. 4 с.

8. Безродный И.С. Работа скрипача над штрихами. Тезисы доклада // Науч. метод, работа / Моск. консерватория; каф. скрипки. М., 1978. 10 с.

9. Беляков М.А. Наследие Ауэра (Педагогические принципы создателя русской скрипичной школы и советская музыкальная культура) // Искусство и жизнь, 1940, № 8. С. 18 - 25.

10. Благой Д.Д. Ансамбль мастеров // Музыкальная жизнь. 1980, № 13. -С. 9.

11. Большая советская энциклопедия. М., 1965, Т. XIX.

12. Борисовский В.В., Кнушевицкий С.Н. Большие перспективы (VI фестиваль) // Советская музыка, 1957, №. 9. С. 12-13.

13. Борисяк А.А. Метод органического развития технических приемов на виолончели. 2-е изд. М. JI. Музгиз, 1947 - 86 с. с ил.

14. Борисяк А.А. Мои музыкальные впечатления. Рукопись (библиотека МПС).-134 с.

15. Борисяк А.А. О стабильном учебнике (школе) для смычковых инструментов // Советская музыка. 1934, №. 5 С. 76 - 77.

16. Борисяк А.А. Очерки школы Пабло Казальса. М., Музсектор Госиздата, 1929.-62 с.сил.

17. Бронин В.П. Некоторые новые черты советской скрипичной педагогики. Научно-метод. работа // Московская консерватория / Каф. скр. М., 1971.-13 с.

18. Броун А.В. Очерки по методике игры на виолончели. 2-е изд. М. Музыка, 1967.-86 с.

19. Брюллова А.И. Четыре пятых века (Воспоминания). Рукопись, 1929. / Отдел редких рукописей биб-ки С-Пб. консерватории. 180 с.

20. Будагян А.С. Старейшина комитасовцев // Советская музыка. 1977, № 9. -С. 77-79.

21. Бурлаков В.К., Ростропович М.Л. Заметки о воспитании виолончелистов // Советская музыка. 1963, № 2. С. 69 - 72.

22. Второй Международный. // Правда, 1962, 5 мая; 1962, 13 апр.; 1962, 16 апр.

23. Вершинина Г.Н. Наедине с музыкой. // Советская культура, 1985, № 7.

24. Власов В.А. Встречи. Вступ. ст. Саквы К. М. / М., Сов. композитор, 1979.-246 с.

25. Вокарлев Л.В. Виолончелистка. // Советская музыка, 1985, № 11. С. 46 - 51 с портр.

26. Вольф-Израэль Е.К. А.В. Вержбилович. Музыка, 1937, № 22. С. 17 -20.

27. Вопросы музыкального исполнительства. Сб. ст. / Ред. Л.С. Гинзбурга и А.А. Соловцова. Вып. 5. // М., 1969. 254 с.

28. Вопросы музыкального исполнительства и педагогики. // Труды МГПИ, вып. 24. М., 1976.-285 с.

29. Вопросы музыкальной педагогики. Сб. ст. Ред-сост. Натансон В.А. Вып. 1.М., Музыка, 1979.- 159 с.

30. Воспоминания М. Куприной-Иорданской о приемном отце. Париж. // Русские новости, №№ 933, 934.

31. Всесоюзная конференция, посвященная 100-летию со дня рождения С.М. Козолупова. // Материалы конференции. М., 1984.

32. Гаврыш И.И. Преданность искусству // Советская музыка. 1982, № 10-С. 33 -34.

33. Гайдамович Т.А. Артистизм педагогики // В сб. Актуальные вопросы струнно-смычковой педагогики / Сост. Берлянчик М.М. Новосибирск, 1984.-С. 59-72.

34. Гайдамович Т.А. В классе Ростроповича // Советская музыка. 1968, № 1. -С. 63-70.

35. Гайдамович Т.А. Две Наташи. // Советская музыка. 1962, № 11. - С. 85 -88.

36. Гайдамович Т.А. Диалоги с Шаховской (Из «Записных книжек педагога») // Музыкальное исполнительство и педагогика: История и современность: Сб.ст. / Сост. Гайдамович Т.А. М.: Музыка, 1991, № 75 -89 с.

37. Гайдамович Т.А. Зрелость артиста // Советская музыка. 1957, № 3. С. 112-114.

38. Гайдамович Т.А. Избранное: Встречи. Размышления. Исследования. Из хроники концертной жизни Москвы./ М. Музыка, 2004. 544 с. с ил., фото, нот. прим.

39. Гайдамович Т.А. Искать и творить // Советская музыка. 1962, № 2. С. 79-82.

40. Гайдамович Т.А. К портрету Н.Н. Шаховской // Советская музыка. 1977, № 3. С. 75-78.

41. Гайдамович Т.А. Концерты виолончелистов // Советская музыка. 1959, № 7. С. 150-151.

42. Гайдамович Т.А. Мстислав Ростропович. М.: Сов. Композитор. 1969. -127 с. с портр., ил.

43. Гайдамович Т.А. От Давыдова до наших дней // Музыкальная академия. 1999, № 3-С. 133 136 с ил.

44. Гайдамович Т.А. Портрет виолончелистки // В сб. «Профессора исполнительских классов МГК». Вып. 1. М., 2000. С. 88 - 102.

45. Гайдамович Т.А. Радостная победа. // Советская музыка. 1962, №. 8. С. 62 - 66.

46. Гайдамович Т.А. Размышления, анализ, обобщения. // Советская музыка.- 1987, № 1.-С. 78-83 с ил.

47. Гайдамович Т.А. Размышляя о будущем. // Советская музыка. 1974, №10.-С. 41-45.

48. Гайдамович Т.А. Святослав Кнушевицкий: Виолончелист.: Моногр. очерк. М., Сов. композитор, 1985. 96 с. с ил.

49. Гайдамович Т.А. Святослав Кнушевицкий // Советская музыка. 1959, №11.-С. 144.

50. Гайдамович Т.А. Советская виолончельная музыка // Советская музыка. 1962, № 1.-С. 96-97.

51. Гайдамович Т.А. Счастливый художник // Советская музыка. 1984, № 8.- С 82 86 с портр.

52. Гарбузов Н.А. Зонная природа темпа и ритма // Акад. наук СССР. / М., 1950.-72 с.

53. Гинзбург JI.C. 75-летие С.М. Козолупова. // Советская музыка. 1959, № 4.-С. 128-129.

54. Гинзбург JI.C. А.А. Брандуков. M.-JL, Музгиз, 1951. 75 с.

55. Гинзбург Л.С. Исследования, статьи, очерки. М., 1971 382 с.

56. Гинзбург Л.С. История виолончельного искусства. Т. 3. - М., 1965. -618 с. с ил.

57. Гинзбург Л.С. О работе над музыкальным произведением: Метод, очерк.- 3-е изд., доп. М: Музыка, 1968. - 112 с. с нот.

58. Гинзбург Л.С. Пабло Казальс. М.: Музгиз, 1958. 181 с. с портр.

59. Гинзбург Л.С. С.М. Козолупов артист, педагог // Сб. Вопросы музыкального искусства. Отдел редких рукописей биб-ки С-Пб. консерватории. / Вып. 3. М., 1962. С. 44-63.

60. Гинзбург С.Л. К.Ю. Давыдов. Музгиз, Ленинградское отделение, 1936.211 с.

61. Говорит жюри. // Советская музыка, 1962, № 6. С. 17-19.

62. Готсдинер А.С. Дидактические основы музыкального развития учащихся // Вопросы музыкальной педагогики: Сб. статей / Ред.-сост. Руденко В.И. М., Музыка, 1980. Вып. 2. С. 10 - 28.

63. Григорьев В. О развитии музыкальной памяти учащихся // Вопросы музыкальной педагогики. М., Музыка, 1980. Вып. 2. С. 68 - 78.

64. Григорьев В.Ю. Л.С. Гинзбург. //Советская музыка, 1982, № 11. С. 34 -35.

65. Грум-Гржимайло Т.Ростропович и его современники. М., Агар, 1996 -376 с.

66. Грушевая А.В. Письма К.Ю. Давыдова в фонде рукописного отдела библиотеки рукописей С-Пб. консерватории. С-Пб., 2002.

67. Гутор В.П. Виолончельный класс К.Ю. Давыдова в С-Пб. консерватории (по личным впечатлениям) // «Русская муз. газета» 1914, № 7/8 С. 195.

68. Гутор В.П. К.Ю. Давыдов // «Бессарабская жизнь». 1906, № 249.

69. Гутор В.П. К.Ю. Давыдов как основатель школы / Предисл., ред. и прим. С.Л. Гинзбурга. М.-Л., Музгиз, 1950. 43 с. с нот. ил.

70. Давидян P.P. Саркис Асламазян. Ереван, Айастан, 1972. 35 с.

71. Давыдов К.Ю. Библиография. // Русский музыкальный вестник, 1980, № 4.

72. Давыдов К.Ю. Некоторые явления, происходящие от строя виолончели чистыми квинтами // Русская музыкальная газета. 1914, №№ 7 8. - С. 195-205.

73. Давыдов К.Ю. Письма. // Отдел редких рукописей биб-ки С-Пб консерватории.

74. Давыдов К.Ю. Школа игры на виолончели / Ред. и доп. Козолупова С.М. и Гинзбурга Л.С. М.-Л., Музгиз, 1947. 88 с.

75. Давыдов К.Ю., Гинзбург Л.С. Виолончельные этюды для начинающих. Л., 1935.-56 с.

76. Даль В.И. Пословицы русского народа / Сборник. В 2-х тт. М., 1984 / Т. II. 399 с. с ил.

77. Даниил Шафран: Виолончель solo / Сост. В.А.Гусева и др. М, ACT, 2001.-414 с. с ил.

78. Диалоги с Н.Н. Шаховской // Музыкальное исполнительство и педагогика / Сб. статей. Сост. Т.А. Гайдамович. М., Музыка, 1991 С. 75-90.

79. Доброхотов Б.В. Виола да гамба. // Музыкальная жизнь, 1977, № 23. С. 42-45.

80. Доброхотов Б.В. Виолончельные сюиты И.С. Баха. // дисс. . канд. иск., Моск. консерватория / М., 1944. 291 с. с прилож.

81. Евграфов Л.Б. Певец виолончели //Советская музыка, 1968, N6 С. 9294

82. Ивашкин А.В. Играет Н. Шаховская // Музыкальная жизнь. 1973, № 14. -С. 4.

83. Ивашкин А.В. С. Кнушевицкий. Творческий портрет. М.: Музыка, 1977. 24 с. с ил.

84. Ипполитов-Иванов М.М. 50 лет русской музыки в моих воспоминаниях. М., Музгиз, 1934. 156 с. с портр.

85. Из истории Ленинградской консерватории. Материалы и документы 1862-1917. Л., 1964.-328 с.

86. Кашкин Н.Д. Русские консерватории и современные требования искусства. М.:Юргенсон, 1906. 25 с.

87. Кашкин Н.Д. Первое 25-летие Московской консерватории. М., Творчество, 1891 г. 56 с.

88. Кнушевицкий С.Н. Радость встречи. // Труд, 1962, № 4.

89. Коган Г.М. Итоги и уроки // Советская музыка, 1933, № 4. С. 104 - 107.

90. Козолупова Г.С. Гордость советской музыки. // Советская культура, 1961, №5.

91. Козолупова Г.С. С.М. Козолупов. Жизнь и творчество. М., Музыка, 1986.- 128 с.

92. Контрабас. История и методика: Уч. пособие для муз. вузов / Ред. Доброхотов Б.В. М., Музыка, 1974. 335 с.

93. Корредор Х.М. Беседы с Пабло Казальсом / Вступ. ст. и коммент. Гинзбурга JI.C.JL, Музгиз, 1960. 368 с. ил.

94. Крепе С. Культура скрипичного тона и штриховая техника скрипача. Тбилиси, Сабчота Сакартвело, 1958. 96 с.

95. Кубацкий В.В. А.А. Брандуков. Монография. / (архив библиотеки в Клину), Музей Глинки, РГАЛИ. 45 с.

96. Кузнецов В.К. «Вечер Козолуповых». // Советское искусство, 1938, № 11.

97. Кузнецов В.К. Мастерство педагога. // Советское искусство, 1944, № 5.

98. Курдюмов М.В. Роль кафедр скрипки Московской консерватории в формировании скрипичной школы в республиках Советского Союза. Метод, работа. / Отпеч. на маш. 1972. 19 с.

99. Лазько А.А. Виолончель. М., Музыка, 1965. 52 с.

100. Ларош Г.А. Избранные статьи: В 5-ти вып. Вып. 1. М.И. Глинка / Отв. ред. Гозенпуд А.А. Л., Музыка, Ленингр. отд. 1974. 232 с. с портр.

101. Ларош Г.А. Карл Юльевич Давыдов. // «Московские ведомости», 1889, №49.

102. Лейман И.А. Наследник московских традиций // Советская музыка. 1977, №3.-С. 82-86.

103. Лейман И.А. О чистоте интонации на смычковом инструменте. Автореф. дис. канд. иск. / Горьковская консерватория. Отпеч. на маш. М., 1954. -24 с.

104. Лория А.С. Виолончельный концерт в творчестве грузинских композиторов: Автореф. дис.канд. иск. / Груз. гос. театр.ин-т им. Ш. Руставели. Тбилиси, 1989. 21 с.

105. Мадорский С.И. К.Ю. Давыдов редактор виолончельных произведений Р. Шумана / Сб. статей по музыкальному творчеству. Белорусская консерватория. Минск, 1976. - 244 с.

106. Мастера скрипичной педагогики. Ред. Агарков О.М. М., 1974. 291с.

107. Мастерство музыканта-исполнителя: Сб. статей / Сост. Мильштейн Я.И. М., Сов. композитор, 1976. Вып. 2. С. 335 с нот. ил.

108. Милушкин А.А. Школа для контрабаса. Часть 1. М.: Музгиз, 1933. 193 е.; прилож., клавир. - 35 с.

109. Милушкин А. А.Школа для контрабаса. Часть 2. М. Л., Музгиз, 1939. - 266 е.; прилож. - отд. тетрадь (соната-галиара).

110. Минкин Ю.В. Несколько вопросов современного виолончельного исполнительства. М., 1983. 82 с.

111. Миньяр-Белоручев К.А. Виолончель и методы игры. Тифлис, 1928 17с.

112. Московская консерватория: 1866 1966. М., Музыка, 1966. - 726 с.

113. Мострас К.Г. Динамика в скрипичном искусстве. М. Музгиз, 1956. 55 с.

114. Мострас К.Г. Конспекты по курсу методики обучения и игры на скрипке / Сост. Мострас К.Г. Машинопись.М., 1953.Т. I. 192 с.

115. Мострас К.Г. Ритмическая дисциплина скрипача: Метод, очерк М. Л.: Музгиз, 1951.-304 с.

116. Мострас К.Г. Система домашних занятий скрипача. Метод, очерк. М. Музгиз, 1956.-54 с.117. «Музыкальная летопись» 1888, № 5 315 с.

117. Музыкальный энциклопедический словарь / Гл. ред. Келдыш Г.В. М., Советская энциклопедия, 1990. 672 с.

118. Музыкальная энциклопедия: В 6-ти тт. / Гл. ред. Келдыш Ю.В. .М.: Сов. Энциклопедия. - 1973 - 1982 с. с ил.

119. Н.Н. Шаховская. //Беседы об исполнительстве и педагогике./ Вып.З. Ред. -сост. Е.Л. Сафонова. М., 1996 С. 55 - 65.

120. Незабываемые впечатления // Московские ведомости. 1889, N9 С. 214.

121. Никольский П.И. К.Ю.Давыдов как учитель. / Рукопись. Отдел редких рукописей С-Пб. консерватории. 48 с.

122. Нани С. Воспоминания о К.Ю. Давыдове./ Рукопись, 1951. Отдел редких рукописей биб-ки С-Пб консерватории. 46 с.

123. Ольшанский В.Б. Практическая психология для учителей. М., 1994 268 с. с ил.

124. Пузыревский А.И., Саккетти Л.А. Очерк пятидесятилетия деятельности С.-Петербургской консерватории. С-Пб. Типография Глазунова, 1912. -182 с.

125. Павлуцкая Н.С. Юбилейный вечер С. Ширинского // Музыкальная жизнь. 1974,№2.-С. 7.

126. Переверзев Н.К. Исполнительская интонация. М., Музыка, 1989. 207 с. с нот. ил.

127. Петербургский музыкальный архив: Сб. статей и материалов / Отдел редких рукописей биб-ки С-Пб консерватории. Л., 1989.

128. Письма Н.А. Римского-Корсакова // Сост. и ред. Данько Л.Г., Скирская. / Т.З. С-Пб., «Канон», 1998., Вып. 1- 3. 457 с.

129. Петрушин В.И. Музыкальная психология: Для студентов средних и высших муз. учебных заведений / Петрушин В.И., 2-е изд., испр. и доп. М., ВЛАДОС, 1997.-383 с.

130. Повжитков JI.A. Экспрессия и техника в исполнении музыки: К проблеме воспитания музыкантов-инструменталистов. Л., 1946. 61 с.

131. Полянский Ю.А. Очерки по методике преподавания и игры на виолончели. М., 1974. 167 с.

132. Портен А.К. Завещание музыканта / Пер. с франц. Анисимова А. С-Пб., 1891.-220 с.

133. Потапов Н.И. Воспоминания о К.Ю.Давыдове. / Рукопись, 1891. Отдел редких рукописей биб-ки С-Пб консерватории. 35 с.

134. Прийменко Т.А. С.З. Асламазян профессор Московской консерватории: Метод, работа // Московская консерватория; каф. виолончели и контрабаса. - М, 1981. - 34 с.

135. Прийменко Т.А. Профессор Московской консерватории С.П. Ширинский: Метод, работа // Московская консерватория; каф. виолончели и контрабаса. М., 1977. 19 с.

136. Прокофьев Г.П. Формирование музыканта, исполнителя, пианиста / Под ред. Теплова Б.М. М., АПН РСФСР, 1956. 478 с. с ил.

137. Прокофьев С.С.: Материалы, документы, воспоминания. М., 1956. 468 с.

138. Профессиональная подготовка студентов музыкально-педагогического факультета / Вып.4. Куйбышев, 1976. 238 с.

139. Пятигорский Г.П. Виолончелист // Исполнительское искусство зарубежных стран. М., 1976 52 с.

140. Пятигорский Г.П. Открытия конкурса. Правда, 1962, № 4.

141. Раабен Л.Н. Жизнь замечательных скрипачей и виолончелистов. Биогр. очерки. Л., Музыка, Ленингр. отд., 1969. 262 с. с ил.

142. Раабен Л.Н. История русского и советского скрипичного искусства. Л., Музыка, 1978.-199 с.

143. Радугин А.А. Психология и педагогика. М., 1997 254 с.

144. Раков Л.В. История контрабасового искусства. М.: Композитор, 2004. -209 с. с фото.

145. Раков Л.В. Отечественное контрабасовое искусство XX века: 20 80-е годы // Раков Л.В.; Московская консерватория. / М., НТИ «Консерватория», 1993.-224 с.

146. Раков Л.В. Педагогическая работа в классе контрабаса // Контрабас. История и методика / Учебное пособие для муз. вузов. М., Музыка, 1974. -335 с.

147. Раков Л.В. Школа контрабасиста. М., 1997. 148 с.

148. Ростропович М.Л. Америка, весна 1956 г. // Советская музыка. 1956, № 8.-С. 129- 138.

149. Ростропович М.Л. Бетховенцам 40! // Советская музыка. 1963, № 9. -С. 69.

150. Ростропович М.Л. Встреча обогатит всех. // Советская культура, 1966, № 5.

151. Ростропович M.JI. Говорят председатели и члены жюри. // Советская музыка. 1962, № 6. С. 94 - 97.

152. Ростропович М.Л. Годы здесь не властны. К 60-летию Д.Д. Шостаковича // Музыкальная жизнь. 1966, № 17. С. 2 - 6.

153. Ростропович М.Л. Какой станет музыка? // Советская культура, 1962, №1.

154. Ростропович М.Л. Любовь к искусству. // Советская музыка. 1962, № 2. -С. 14-18.

155. Ростропович М.Л. Мировое признание. // Советская культура, 1957, № 3.

156. Ростропович М.Л. Мой любимый инструмент. // Музыкальная жизнь. 1967, №6.-С. 18-20.

157. Ростропович М.Л. Музыка весны и радости. // Советская культура, 1966, №4.

158. Ростропович М.Л. На гастроли за океан. // Советская культура, 1963, № 10.

159. Ростропович М.Л. На конкурсах. // Советская музыка. 1961, № 4. С. 152- 153.

160. Ростропович М.Л. На конкурсе им. П Казальса. // Советская музыка. 1957, № 12. -С.120- 125.

161. Ростропович М.Л. На пути к большому искусству.// Советская культура,1961, №6.

162. Ростропович М.Л. Наш долг нести искусство в народные массы. // Советская культура, 1957, № 9.

163. Ростропович М.Л. Наш счет композиторам. // Советская музыка. 1959, №7.-С. 24-27.

164. Ростропович М.Л. и др. Наши творческие планы: Говорят советские музыканты-исполнители // Музыкальная жизнь. 1958, № 23. С. 3.

165. Ростропович М.Л. О виолончелях и виолончелистах. // Советская культура, 1966, № 6.

166. Ростропович М.Л. Поэт виолончели // Советская музыка. 1963, № 6. С. 95-96.

167. Ростропович М.Л. Праздник советской музыки в Великобритании // Советская музыка. 1962, № 11. С. 90 - 92.

168. Ростропович М.Л. Рост мастерства. Итоги конкурса для виолончелистов // Музыкальная жизнь. 1966, № 8. С. 4.

169. Ростропович М.Л. С открытым забралом. // Советская культура. 1962, № 4.

170. Ростропович М.Л. Слова бессильны. // Советская культура. 1966, № 9.

171. Ростропович М.Л. Советская школа виолончелистов. // Советская музыка. 1970, №3.

172. Ростропович М.Л. Творческие планы. // Советский музыкант. 1956, № 1.

173. Ростропович М.Л. Триумф нового поколения. // Советская культура,1962, №4.

174. Ростропович М.Л. Учиться у жизни. // Вечерняя Москва, 1958, № 12.

175. Руденко В.И. Школа А.И. Ямпольского сегодня. // Советская музыка. 1979,№5.-С. 68-71.177. «Русские ведомости». 1889, № 7 С. 329.178. «Русский музыкальный вестник». 1880 С. 134.179. «С.-Петербургские ведомости». 1888, № 327.

176. Сапожников Р.Е. Основы методики обучения игре на виолончели / Ред. Доброхотова Б.В. М.: Музыка, 1967. 224 с.

177. Сапожников С.Р. Исследование объективных сторон интонирования, темпа и ритма в скрипичном искусстве. О музыкально-выразительных средствах в скрипичном исполнительском искусстве: дисс. канд. иск. / Московская консерватория. М., 1971. 185 с. с табл.

178. Сборник трудов Тбилисской государственной консерватории. Вып. 6. Тбилиси, 1978.-242 с.

179. С Даниилом Шафраном // Советская музыка. 1978, № 1. С. 74 - 85.

180. Советский энциклопедический словарь. М., 1981. 1600 с.185. «Советское искусство». // 1944, № 5.

181. Спасская A.JI. Советы по музыкальной педагогике А. Спасской. Варшава, 1896. 92 с.

182. Спиваков В.Т.Учитель и школа. // Музыкальная жизнь. 1979, № 12. С. 10.

183. Спиридонов А.Н. Воскресенье виолончельной музыки.//Музыкальная жизнь, 1969, №4.

184. Старчеус М.С. Музыкальная психология. М., 1992. 562 с.

185. Сто горский А. Влюбленный в виолончель // Советская музыка. 1978, № 4.-С. 118-127.

186. Стогорский А.П. А проблемы всё те же. // Советская музыка. 1980, № 6.-С. 113-115.

187. Стогорский А.П. Его знал и ценил Чайковский // Музыкальная жизнь. 1979, № 19.-С. 16-17.

188. Струве Б.А. Типовые формы постановки рук у инструменталистов. Смычковая группа. M.-JL: Госмузиздат, 1932. 24 с.

189. Струве Б.А. Виола помпоза И.С. Баха в связи с проблемой изобретательства в истории музыкальных инструментов// Советская музыка. 1935, № 9. С. 38 - 54.

190. Струве Б.А. Вибрация как исполнительский навык игры на смычковых инструментах. JL: Музгиз, 1933.-61 с.

191. Струве Б.А. Научные основы игры на смычковых инструментах. Л., 1926.

192. Струве Б.А. Пути начального развития юных скрипачей и виолончелистов: Этюд из области музыкальной педагогики. Л.: Музгиз, 1937.- 180 с.

193. Струве Б.А. Рецензия на концерт кафедры проф. С.М. Козолупова в Малом Зале Мое. консерватории 26 окт. 1938 г. / Рукопись, 1938. Отдел редких рукописей биб-ки С-Пб. Консерватории.

194. Тагиев М. Л.Проблемы мышечных ощущений при обучении игре на виолончели. М., 1972. 87 с.

195. Татевосян А.С. С именем великого Комитаса. Ереван, 1959. 66 с.

196. Тельчарова Р.А. Музыкальный вкус как объект эстетического анализа / Автореф. дис. канд. филос. М., 1979. -20 с.

197. Теплов Б.А.Психология музыкальных способностей. М. Л.: Изд-во АПН, 1947.-334 с.

198. Тер-Симонян М.И. Творческая деятельность виолончелиста. Ереван, 1976.

199. Фейгин М.Э. Индивидуальность ученика и искусство педагога: Учебное пособие для муз. училищ./ 2-е изд., перераб. и доп. М.: Музыка, 1975. -110 с.

200. Финдейзен Н. К.Ю. Давыдов. Русская музыкальная газета. 1914, № 7/8.

201. Финкельзорд А.И. Александр Чиджавадзе. Тбилиси: Хеловнеба, 1976. -35 с.

202. Флеш К. Искусство скрипичной игры / Вступ. ст., ред. пер., комм, и доп. Фортунатова Ю.А. М., Музыка, 1964, Т. I. 268 с.

203. Хентова С. М. Ростропович. С-Пб: МП РИЦ «Культ-информ-Пресс»,1993.-303 с. с ил.

204. Хоменко В. В.Основы контрабасовой методики // Контрабас. История и методика: Учебное пособие для муз. вузов. М., Музыка, 1974. 335 с.

205. Хоменко В.В. Жизнь моя музыка. - М., 2004 - 267с. с ил., портр., нот.

206. Хоменко В.В. Новая аппликатура гамм и арпеджио для контрабаса. -М., 1980.- 102 с.

207. Цыпин Г.М. Психология музыкальной деятельности: Проблемы, суждения, мнения. / Пособие для учащихся муз. вузов. М., Интерпракс,1994.-373 с.

208. Цыпин Г.М. О конкурсах. // Советская культура, 1981, №8.

209. Чайковский П.И. Музыкально-критические статьи / Вступ. ст. Овчинникова М. 4-е изд. Л., Музыка, 1986. 365 с.

210. Чайковский П.И. Полное собрание сочинений: Литературные произведения и переписка: В 17-ти тт. / Под общ. ред. Асафьева Б.В. (тт. 2-13). М. Музгиз, Музыка, 1953 1981. ТТ. 2 - 17.

211. Чайковский П.И. Танеев С.И. Письма / Сост. и ред. Жданов В.А. М., Госкультпросвет, 1951. 555 с. с ил.

212. Часаева И.Н. Концерт Валентина Фейгина // Музыкальная жизнь. 1977, № 16.-С. 20-21.

213. Червов В.А. После конкурса. М., Музыка. 1979, № 4.

214. Шавеко Ю.Н. Бенефис виолончелиста // Советская музыка. 1980, № 4. -С. 101-102.

215. Шафран Д. Памятные встречи // Советская музыка. 1978, № 4. С. 116.

216. Шаховская Н.Н. Беседы об исполнительстве. // Сборник научных трудов МГК. М„ 1996.-С. 48-65.

217. Шаховская П., Герингас Д. Конкурс Чайковского. // Музыкальное обозрение, 2002, № 8.

218. Шаховская Н.Н. Г.С. Козолупова. / Методическая работа (биб-ка Московской консерватории), 1986 12 с.

219. Шаховская Н.Н. Семен Матвеевич Козолупов: Метод, работа / Московская консерватория; Каф. виолончели и контрабаса. 1977. 15 с.

220. Штейнгаузен Ф.А. Физиология ведения смычка / Сокр. пер. с нем. изд. Мейчка М. в сотрудничестве с Алексеевым В.Н. М. Музторг ПТО МОНО, 1930.-107 с. с рис.

221. Штейнгаузен Ф.А. Физиология ведения смычка. М., 1930. 278 с.

222. Щелкановцева Е.М. Виолончельные сюиты И.С. Баха и их значение формировании музыканта-исполнителя. Дис. канд. иск. / Московская консерватория. М., 1983.-201 с.

223. Щелкановцева Е.М. Ф.В. Фейгин и его время. М., 2004. 224 с. с ил.

224. Юзефович В.А. Борисовский основатель советской альтовой школы. М., Сов. композитор, 1977. - 161 с.

225. Юзефович А.В. Давид Ойстрах: Беседы с Игорем Ойстрахом. М., Сов. композитор, 1978.-351 с.

226. Ямпольский И.М. Даниил Шафран. М., Сов. композитор, 1974. 60 с. с ил.

227. Ямпольский А.И. Мой метод занятий с учениками. Труды МГПИ, Вып. 1.М., 1959.

228. Ямпольский А.И. О методе работы с учениками / Вопросы скрипичного исполнительства и педагогики. М., 1968.

229. Ямпольский А.И. Русское скрипичное искусство / Очерки и материалы. М., 1970.

230. Янкелевич Ю.И. На музыкальных семинарах в Японии и ГДР // Мастерство музыканта-исполнителя. Вып. I. М., 1972. С. 34 - 35.

231. Янкелевич Ю.И. Педагогическое наследие / Сост. Янкелевич Е.И. 2-е изд., перераб. и доп. М., Посткриптум, 1993. 311 с.

232. Becker Н, Rynar D. Mechanik und Aestetik des Violoncellspiels. Wien -Leipzig, 1929-287 c.

233. Berliner Zeitung / 1968, № 10.

234. Blum D. Casals and the art of interpretation. London, Heinemann, 1977 -XVI, 223 с. с нот.

235. Boetcher W. Gottfried Elberle im Gespach mit Wolfgang Boettcher. Berlin, Musica, 1979.-48 c.

236. Daily Telegraph. / London, 1966, № 8.

237. Der Morgen. / Berlin. 1963, № 9.

238. Eisenberg M. Chello playing of today. London, 1957. 253 c.

239. Fuchs Carl. Violoncello Schule./ 3 Teile. Edition Schott, №№ 971-973.

240. Mainz und Leipzig, 1888. 180 c.

241. Guth W. Der Wjlhton beim Violonchello. Orchester, 1979. 130 c.

242. Hauslick E. Cellist Davidoff// Aus dem Concertsaal.Wien, 1870. C. 8-11.

243. Littlehales, L. Pablo Casals. London, 1949. 164 c.

244. Newer Weg. Halle. / Berlin. 1863 C. 9.

245. Signale fur die musicalishe Welt. / Wien, 1883. C. 67.

246. Stutschewsky, J. Karl Davidow. Zum 100 Gebortstag. // Schweizerische Musckzeitung, Berlin, 1938 C. 78-83.

247. Tortelier P. How I teach, how I play. London, 1962. 240 c.

248. Wierszylowski J. Specifica pedagogiki myzycznej. Warszawa, 1977. 168 c.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 259591