Социально-экономическое развитие и политическое положение ногайцев Дагестана в XIX - начале XX века тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Амангулова, Разият Салавдиновна

Диссертация и автореферат на тему «Социально-экономическое развитие и политическое положение ногайцев Дагестана в XIX - начале XX века». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 219671
Год: 
2005
Автор научной работы: 
Амангулова, Разият Салавдиновна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Махачкала
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
228

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Амангулова, Разият Салавдиновна

Введение

Глава I. Экономическое развитие ногайцев Дагестана в XIX - нач.

• * XX в.

§ 1. Скотоводство.

§ 2. Земледелие.

§ 3. Птицеводство, рыболовство, охота, отходничество.

§ 4. Домашние промыслы и ремесла.

§5. Торговля.

Гл. 2. Административное управление и социально-^ политическое положение ногайцев Дагестана в XIX — нач. XX в.

§ 1. Административно-политическое устройство ногайцев в первой половине XIX в.

§ 2. Социальные отношения ногайцев в первой половине XIX в. а) Привилегированное сословие. б) Эксплуатируемое сословие.•. в) Подати и повинности.

§ 3. Земельные отношения у ногайцев в пореформенный период. Переход к оседлости.

§ 4. Изменения в управлении ногайцами в пореформенный период.

§ 5. Социальная дифференциация ногайцев в пореформенный период.

§ 6. Политическое положение ногайцев.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Социально-экономическое развитие и политическое положение ногайцев Дагестана в XIX - начале XX века"

Актуальность темы исследования. Северный Кавказ, в частности Дагестан находится под пристальным вниманием российской исторической науки. Интерес вызван спецификой геополитического положения Кавказа, где пересекались пути с Востока и Запада, где был сложный и многообразный этнический состав населения. Кроме того, известно, что история Кавказа, особенно в аспекте общественных отношений, сложившихся у народов, населявших этот регион и проживающих в нем и сейчас, изучена недостаточно. Между тем, проблема «национального менталитета и общественно-исторического процесса» входит в перечень приоритетных направлений гуманитарных и общественных наук.

Многие страницы народов северокавказского региона изучены достаточно хорошо, о каждом из них имеются исторические документальные сведения, написаны монографические работы, защищены диссертации. Но о ногайцах Дагестана до сих пор в исторической науке нет каких-либо обобщающих исследований.

В диссертации впервые поднята проблема социально-политического устройства, социальной дифференциации ногайцев Дагестана.

В исторической науке была разработана общая схема социальных отношений, сложившейся в ногайском кочевом обществе. Общественная дифференциация ногайского народа очень сложна из-за особенностей кочевого образа жизни. В анализе общественных отношений у кочевников (номадов) автора диссертации прежде всего интересует специфика социальной иерархии в кочевом обществе и влияние российской политики на общественный строй у ногайцев.

Изменение образа жизни ногайцев повлекло за собой коренную перестройку социальных связей. В диссертации сделана попытка под новым углом зрения рассмотреть проблему влияния перемен в социально-экономических отношениях народа.

Во многом под влиянием событий конца XX в. внимание исследователей оказалось сосредоточено вокруг кровавых и драматических событий прошлого. В то же время нуждаются в изучении мирные страницы истории северокавказского региона. Дагестан в дореволюционный период может, на наш взгляд, рассматриваться как позитивная модель политических, социально-экономических и этнокультурных процессов, которые происходили на окраинах Российского государства, обеспечивая стабильное ихсуществование.

В советской, а отчасти и современной историографии сохраняется «обезличенное» исследование социально-экономического развития регионов, либо не полно изучаются хозяйственные занятия отдельных этнических групп. А ведь практически каждый регион Юга России является полиэтничным, что накладывало свой отпечаток на его развитие, материальную и духовную культуру народов. Полиэтничное население во многом определяло особенности отраслевой структуры и специализации регионов, по своему «оживляло» их своей деятельностью.

Усиление миграционных процессов в современных условиях заставляет обратиться к позитивному опыту прошлого, который необходимо учитывать при разработке новой миграционной политики России.

Особенность сословных отношений определял не только кочевой образ жизни ногайцев, но и геополитическое положение степного Предкавказья: природные условия, расположение на стыке восточной и западной культур, политика Российского государства.

В процессе осуществления политики российского правительства общественные отношения у ногайцев претерпели значительные изменения. Они были связаны с возросшим влиянием российских властей на все стороны жизни ногайцев. Прежде всего произошли изменения кочевого образа жизни в результате не только активной политики местной русской администрации, но и в силу ряда экономических и политических факторов, среди которых-русская колонизация северокавказского региона. Близкое соседство с русским и местным населением оказало благотворное влияние на обустройство земледельческого хозяйства у ногайцев.

Таким образом, изучение истории ногайцев представляется общественно значимым в силу уже того обстоятельства, что ногайцы на сегодняшний день - это динамично развивающийся этнос, чье участие в общественной жизни Северного Кавказа с очевидностью будет активизироваться. Свидетельством этого является возникновение в последние годы у ногайцев национальных общественных организаций. Сказанное относится к федеральной национально-культурной автономии ногайцев «Ногай Эл», целью которой, согласно Уставу организации, «является сохранение и развитие общности ногайского этноса как единого народа». При этом «Ногай Эл» обязуется «соблюдать законодательство Российской Федерации».

В Республике Дагестан ногайцы живут в Ногайском районе и расселены в селах: Терекли-Мектеб (райцентр), Таьтли-Булак, Эдиге, Ленинаул, Уйсалган, Карагас, Ортатюбе, Боранчи, Червленые буруны, Кунбатар, Нариман, Батыр-Мурза, Кара-су, Кумли; в Бабаюртовском районе -Тамаза-Тюбе, Геме-Тюбе, Новая Коса, Мужукай, Люксембург, Хамамат-юрт, в райцентре Бабаюрт и др. в Кизлярском районе - в селах Огузер, Боранбай, Ново-Владимировка (Горбовка), Сангиши, Ново-Крестьяновка (Ямантен), Рассвет, Мангул-аул, Степной, Макар-аул, Черняевка, Крайновка, им. Урицкого, г. Кизляр; в Тарумовском районе - в селах Ново-Дмитриевка, Выше-Таловка, А. Невского, Юрковка, Новогеоргиевка, в райцентре Тарумовка; пос. Главсулак Кировского района г. Махачкалы.

Цели и задачи исследования. Главной целью диссертационной работы является на основе глубокого изучения, анализа и обобщения имеющихся источников и литературы показать социально-экономическое развитие и политическое положение ногайцев Дагестана в XIX - начале XX в.

В рамках этой цели определены следующие задачи: осветить основные занятия ногайцев, показав при этом степень значимости в хозяйственной жизни скотоводства, а затем роли и места земледелия; показать развитие и значимость в экономике ногайцев домашних промыслов и ремесленного производства, роли в хозяйстве того или иного вида промысла и торговли; раскрыть специфику сословного строя в ногайском обществе; рассмотреть организацию управления ногайцев русской администрацией; проанализировать политику российского правительства по привлечению ногайцев к оседлости и ее влияние на социальную структуру ногайского общества; показать переход сословных отношений в качественно новый статус в связи с проведением великих реформ 60-х г. XIX в.; осветить проведение административно-судебной и земельной российских реформ в рамках ногайского кочевого общества; проследить трансформацию значения сословных отношений в пореформенный период; показать изменение роли знати в управлении ногайским обществом в пореформенный период; проанализировать изменения в управлении ногайцами в связи с переходом к оседлости.

Объект исследования: изучить наиболее значимые исторические процессы, протекавшие в Дагестане, в том числе и ногайского общества, в XIX-нач. XX в.

Хронологические рамки исследования охватывают период с начала XIX в., т.е. со времени активного влияния русских властей на управление внутренними делами ногайцев и до 1917 г., когда было свегнуто самодержавие.

Географические рамки исследования определяются Республикой Дагестан. Здесь находились, наряду с другими народами, основные поселения ногайцев.

В XIX в. ногайцы Дагестана подразделялись на ряд обособленных этнических групп: караногайцев, населявших основную часть нынешней Ногайской степи; тарковских, аксаевских и костековских ногайцев, живших в пределах Терско-Сулакского междуречья, по западному берегу Аграханского залива.

Научная новизна состоит в том, что в работе впервые будет осуществлено комплексное исследование развития ногайского общества в XIX -начале XX в., обращено внимание не только на административные, экономические преобразования, но и на правовую систему. Под этим же углом зрения рассматриваются миграционные и демографические процессы, в которых государство принимало активное участие.

В работе по-новому рассматриваются процессы экономического развития ногайцев Дагестана, отмечаются особенности его хозяйственного освоения.

Автор изучает в развитии и хозяйственные занятия ногайцев, в частности, караногайцев, указывая, что даже переход к оседлости привел не к ликвидации скотоводческого хозяйства, а лишь к его изменению.

В исследовании также выявляются особенности конфессиональных систем у народов региона, анализируется правительственная политика в данной сфере, влияние конфессионального фактора на взаимоотношения народов.

Кроме того, впервые обычно-правовые нормы характеризуются как регулятор межэтнических отношений, выявляются результаты взаимоотношений народов региона. В качестве ведущей тенденции рассматривается интеграция, которая происходила в разных сферах. При этом отметим, что региональный материал убедительно свидетельствует о том, что интеграционные процессы, пути создания Российской империи имели свои особенности, отличались, прежде всего, мирной колонизацией земель, гибким приспособлением управленческих структур к региональной действительности.

Объективный подход к истории ногайцев Дагестана требует показа как прогрессивных последствий их включения в состав России, выявления того, что сближало и обогащало народы региона, так и определения негативных моментов.

Практическая значимость исследования вытекает из конкретного исторического материала, в ней представленного. Ряд ее материалов, результаты и выводы могут быть использованы при подготовке новых обобщающих работ по истории Дагестана и Северного Кавказа, при написании дипломных и курсовых работ студентами вузов, при подготовке спецкурсов, а также в практической работе директивных органов при разработке программы национальной политики в регионе.

Методологическая основа диссертации. Основными методами при изучении исторических процессов на территории Дагестана- явились общенаучные (диалектический, каузальный, логический, классификационный), социолого-исторические (хронологический, проблемный, системный, статистический), историко-этнографические (метод полевых исследований, ретроспективный, структурно-функциональный, герменевтический).

Источниковая база исследования. Работа построена на комплексном использовании разнообразных источников. Прежде всего, это делопроизводственная документация российских госучреждений (в основном официальная переписка: письма, отношения, рапорты и т.д.) и документы личного происхождения (воспоминания, письма, дневники). Кроме того, привлекался актовый материал, использовались статистические данные и периодическая печать. При этом исследование опирается как на опубликованные, так и на вновь вводимые в научный оборот не публиковавшиеся архивные материалы, представляющие собой указанную официальную документацию, главным образом, делопроизводственного характера. Из архивных источников в работе использовались документы фондов центрального и северокавказского архивов: Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА) - г. Москва, Государственный архив Ставропольского края (ГАСК), Центральный государственный архив Республики Северная Осетия - Алания (ЦГА РСО-А), Центральный государственный архив Республики Дагестана (ЦГА РД), Рукописного фонда Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра Российской Академии наук (РФ ИИАЭ ДНЦ РАН).

По интересующей нас теме огромный материал выявлен и использован из РГВИА. В фонде 13454 «Штаб войск Кавказской линии» имеется ряд дел, характеризующих взаимоотношения ногайцев с казаками, хозяйственные занятия ногайцев.

Большой интерес представляют документы фонда 414 Военно-ученого архива (ВУА). В них есть данные о хозяйственных занятиях ногайцев, численности населения, о городах - Кизляр и Моздок.

В работе были использованы и документы, хранящиеся в ГАСК. Из документов ГАСК были использованы следующие фонды: «Канцелярия Ставропольского губернатора» (Ф. 101), «Главный пристав магометанских народов, кочующих в Ставропольской губернии» (ф. 249), «Пристав Ачикулак - Джембойлуковских, Едисанского и Едишкульского народов (ф. 410), «Пристав Ачикулакского народа» (ф. 418). Кроме того, в работе использованы архивные данные из Центрального государственного архива Республики Северная Осетия-Алания (ЦГА РСО-А) из фондов: «Штаб войск из Терской области» (Ф. 11), «Канцелярия начальника Терской области» (Ф. 12).

В этих фондах есть интересные данные о хозяйственных занятиях ногайцев, отведении им земель, деятельность караногайского пристава, тяжбах с терскими казаками и горожанами Кизляра и Моздока, характеризуется система управления ногайцами в XIX - начале XX в. Кроме того, в делах имеются посемейные списки караногайских кубов с указанием принадлежащего им скота, статистические данные о тех, кто перешел к оседлости.

Особо ценный материал для работы дали документы, хранящиеся в фонде .249 - Управление кочующих народов, собранные по инициативе русской администрации на Кавказе. К важным источникам следует отнести, прежде всего, материалы, собранные помещиком А.Ф. Ребровым. Очень нужные сведения о низшей прослойке ногайского общества - рабах содержатся в следующих документах: «О ясырях», «О холопах, или ясырях, владеемых магометанскими народами», и др. Высшие кавказские власти с целью уничтожения рабства в среде ногайского общества приказали собрать местным властям такие данные. Благодаря указаниям российского правительства, местная администрация собрала важные сведения об общественном устройстве ногайского общества. К таким документам следует отнести: «Сведения о разделе ногайцев на фамилии, о количестве кибиток в каждой фамилии, о их обычае и образе жизни и т.д.», «О тарханах и сеитах в ногайских народах, удерживающих звание сие по упущению местного начальства без отбывания общественных повинностей», «О законах и обычаях магометанского народа», «О приведении в известность податей, коими обязаны ногайцы мурзам», «Мечети и магометанское духовенство в инородческом районе» и т.д.

Обширная источниковая база по данной проблеме свидетельствует о тщательной работе административных аппаратов приставств. Сбор такого количества сведений о ногайцах был связан с контролем русских властей над сословными отношениями у них.

Архивный фонд 249 содержит огромное количество документов, касающихся оседлого водворения ногайцев. На основании многочисленных материалов этого фонда можно проследить процесс изменения образа жизни ногайцев. К таким документам можно отнести следующие дела: «О нанесении земельных границ ногайским татарам», «О наделении магометанских народов землями», «Об оседлом поселении магометан», «О нарезке земли новопоселившимся аулам и о доставлении сведений о числе построенных домов и о числе душ обоего пола», «Об оседлом поселении инородцев» и др.

Изучив большой комплекс источников, отражающих политику управления ногайцами, в основном в области налогооблажения, можно выделить следующие дела: «По предписанию Начальника области о составлении сведений о повинностях Магометанского народа и о взыскании средств уравнения оной», «О перевозке ногайцами ведомства Главного Магометанских народов Пристава и прочей отправляемой повинности» и др.

В компетенцию русской администрации входили также выборы представителей в органы местного самоуправления. К подобным делам можно отнести следующие: «Выбор Караногайского и Едишкульского народа головам, старшинам и помощникам старшинским», «О выборе должностных лиц и духовенства по магометанским народам на 1839 г.» и т.д.

Ценный материал извлечен и использован в данной работе из фондов ЦГА РД: «Кизлярский комендант» (ф. 379), «Главное приставство караногайского народа» (ф. 350), «Кизлярская окружная комиссия по проведению первой всеобщей переписи населения в России Терской областной переписной комиссии г. Кизляр, «Кизлярский уездный суд» (ф. 337), а также Рукописного фонда ИИАЭ ДНЦ РАН (РФ ИИАЭ ДНЦ РАН): «Джанибеков А.-Х.Ш. Очерки по истории ногайцев» (ф. 5)., «Джанибеков А.-Х.Ш. Сокровищница слов или ногайский фольклор» (ф. 2.), «Капельгородский Ф. Караногай - страна кочевников и патриархального быта» (ф. 5) и др.

В фондах ЦГА РД содержится большой фактический материал о торгово-экономических и культурных связях ногайцев с русскими, терско-гребенским казачеством и соседними народами, о социальном строе и хозяйственных занятиях ногайцев, о сдвигах в земледелии и скотоводстве, внедрении новых полевых и огородных культур, развитии скотоводства, разведении улучшенных пород скота.

Определенный интерес для изучения истории ногайцев Дагестана представляет «Кавказская рукопись» Иоганна Бларамберга1, который дал описание мест проживания ногайцев, их хозяйственных занятий, охарактеризовал роль мусульманского духовенства. Кроме того, здесь уделяется внимание общественным отношениям, сложившихся у ногайцев в XIX в.

Привлеченные документы расширили знания относительно различных аспектов жизни народов региона. Выявленные архивные материалы позволили значительно расширить источниковую базу по тем или иным вопросам, которые слабо представлены в работах дореволюционных и советских исследователей, касающихся ногайцев.

Многие из архивных документов и исследований, привлеченных автором, были опубликованы еще в дореволюционный период. Из них наибольшую ценность представляют «Акты, собранные Кавказской археографической комиссией» (Тифлис, 1866-1873. Т. 1-12), «Сборник сведений о Терской области», «Записки Терского общества любителей казачьей старины», «Сборник статистических сведений Ставропольской губернии», «Кавказский календарь» и др.

В ходе диссертационного исследования широко использовались «Акты, собранные Кавказской археографической комиссией» (АКАК), 12-ти томное издание которых является самым крупным сборником документов по истории Кавказа в XIX в. Для исследования проблемы важна основная часть документов. О жизни ногайцев дают представление сведения, собранные частными приставами, рапорты главного и частных приставов, инструкции кавказской администрации, местных властей, статистические данные и др.

Весьма важный материал для рассмотрения политики российского правительства по управлению ногайцами содержится в «Полном собрании

1 Бларамберг И. Кавказская рукопись. Ставрополь, 1992. законов Российской империи» (Собр. 2-е. М., 1868). В российском законодательстве XIX - нач. XX вв. можно выделить важные юридические моменты, касающиеся отношения русских властей к сословному строю ногайцев. В российских законах четко прослеживается политика местной администрации по отношению к ногайской знати и контроль над зависимыми отношениями в ногайском обществе. В законодательных актах, отражающих организацию управления ногайцами, постоянно подчеркивается задача привлечения ногайцев к оседлому образу жизни и т.д.

Значительные сведения, ценные для нашего исследования, нами почерпнуты из исторических, военных журналов и различных сборников, а также газет. Отметим отдельные из них - «Военный сборник», «Кавказский сборник», «Журнал Министерства народного просвещения», «Кавказ» и др.

Историография проблемы. О ногайцах Дагестана XIX - начала XX в. существует мало специальных исследований. Вместе с тем, авторы, исследовавшие историю и этнографию региона, в той или иной степени касались отдельных аспектов (экономических, социальных, политических, этнокультурных) проблемы.

Следует отметить, что по истории ногайцев фундаментальных трудов мало. К ним можно отнести лишь обобщающий историко-этнографический труд Калмыкова И.Х., Керейтова Р.Х., Сикалиева А.И. «Ногайцы». (Черкесск, 1988). В работе дается обстоятельный анализ истории, быта, хозяйства и общественных отношений у кубанских ногайцев, а дагестанские ногайцы почти не рассматриваются.

Отметим, что в дореволюционной историографии редко ставился вопрос целостного изучения ногайцев Дагестана.

Проблематика исследований по истории региона определялась в XIX в. условиями и потребностями времени. Дворянская историография выступала с позиций защиты существующего порядка, нарождавшиеся буржуазные слои отстаивали интересы нового класса. Насущные нужды управления кавказскими землями стимулировали изучение представителями русских властей адатов местных народов. Ситуация подготовки отмены крепостного права у северокавказских народов способствовала появлению исследований о правовом положении крестьян, формах ренты и т.д.

Дореволюционные авторы, освещающие проблематику исторического развития ногайцев Дагестана можно условно разделить на две группы. К первой группе исследований относятся собственно исторические работы. Так, одним из первых профессиональных историков, изучавших историю народов Кавказа, в том числе и ногайцев, был. П.Г. Бутков1. Его трехтомный труд ценен для нас большим объемом собранного фактического материала. Особенно важна эта работа для изучения политической истории ногайцев. Однако работа Буткова содержит недостаточно обобщений и выводов о закономерностях исторического развития северокавказских народов. Кроме того, автор черпал сведения из вторых рук.

Значительный интерес представляет работа историка-кавказоведа Н.Ф. Дубровина «История войн и владычества русских на Кавказе». Для исследуемой нами темы заслуживает внимания первый том - «Очерк Кавказа и народов, его населяющих»2. Здесь мы находим подробное описание общественного и экономического строя и быта ногайцев. Правда, труд Н.Ф. Дубровина носит компилятивный характер. Кроме того, будучи о последовательным проводником политики царского правительства на Северном Кавказе, Н.Ф. Дубровин недооценивает уровень развития местных народов, в том числе и ногайцев. Таким образом, в результате представления данного строя как отсталого, доказывается неспособность народов региона к самостоятельному политическому развитию. Вместе с тем, основательная проработка данных по Тарковскому шамхальству делает работу ценным в плане исследования политического развития части ногайского населения, история которых была тесно связана с историей этого политического образования.

1 Бутков П.Г. Материалы для повой истории Кавказа с 1722 по 1803 г. В 3-х ч. СПб.,. 1869. 2

Дубровин Н.Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. В 6-ти т. СПб., 1871. Т. 1. Кн. 1

Для изучения политической истории ногайцев Дагестана, в частности их взаимоотношений с другими народами, представляет определенный

12 3 интерес работы таких авторов, как И. Дебу , И. Попко и В.А. Потто . Здесь подробно рассматриваются взаимоотношения ногайцев с русскими и терскими казаками.

Ценный материал о духовной культуре и быте ногайцев содержится в работе А. Павлова, который более 160 лет назад посетил ногайские аулы близ станицы Бороздинской4.

Вторую часть дореволюционных исследований, посвященных ногайцам Дагестана, составляют сопровождавшиеся историческим экскурсом этнографические записки, имеющие зачастую характер источников. Следует подчеркнуть, что данные этнографические свидетельства имеют ценность для анализа хозяйственной жизни ногайцев. В середине XIX в. интерес к ногайцам возрастает. Нужно сказать, что отдельные сведения о них помещались в периодической печати и раньше, но касались в основном быта степных ногайцев, кочевавших в Ногайской степи.

Большой интерес представляет статья А.П. Берже «Татарское племя на Кавказе». А.П. Берже был одним из основателей Кавказского отдела Русского географического общества, его первым секретарем, одним из инициаторов выпуска «Кавказского календаря», автором нескольких работ о ногайцах. В упомянутой выше статье А.П. Берже мы находим разнообразные сведения: о внутреннем управлении ногайцев, обычном праве и судах, сословиях, о численности ногайских семейств, хозяйственных, торгово-экономических отношениях, разных обрядах, повинностях5.

1 Дебу И. О Кавказской линии и присоединенном к ней Черноморском войске, или общие замечания о поселенных полках, ограждающих Кавказскую линию и о соседственных горских народах, собранных с 1816 по 1826 год. СПб., 1829. 2

Попко И. Терские казаки со стародавних времени. Вып. 1. Гребенское войско. СПб., 1880. 3

Потто В.А. Два века Терского казачества. Владикавказ, 1912. Т. 1.

4 Павлов А. О ногайцах, кочующих по Кизлярской степи. СПб., 1842.

5 Берже А.П. Татарское племя на Кавказе//Кавказ. 1859. № 86-87, 89-91.

В 50-е годы XIX в. изучением ногайцев по поручению Русского географического общества занимался ставропольский землемер A.A. Архипов. В его работе1 есть интересный материал об обычаях, праздниках, обрядах, мусульманском духовенстве ногайцев Дагестана.

Определенный вклад в изучение истории и быта ногайцев Дагестана внес в 60-х гг. XIX в. А.О. Рудановский. Он был приставом «караногай-едишкульского народа». Работа А.О. Рудановского «О Караногайской степи и кочующих на ней племенах»2 написана на материале собственных наблюдений широко образованного автора и представляет большую ценность. Автор подробно описывает наиболее интересные для нас стороны общественной жизни ногайцев, их быт, хозяйственные занятия (скотоводство, торговлю, домашние промыслы). Пишет Рудановский и о соколиной и ястребиной охоте. Кроме того, автору принадлежат также две заметки о бедственном положении ногайских отходников, вследствие неурожая на виноградниках и в садах терских казаков и о пережитках патриархального рабства у ногайцев3.

В 70-е гг. XIX в. материалы о ногайцах опубликовал также П.И. Головинский. Однако его наблюдения нашли лишь фрагментарное отражение в популярном изложении этого автора4.

К дореволюционным авторам, занимавшимся историей ногайцев Дагестана, можно отнести И.В. Бентковского. Его работы5 посвящены социально-экономическому развитию ногайцев, в них освещена также их сословная иерархия. Кроме того, в работе содержится материал об истории

1 Архипов A.A. Этнографический очерк ногайцев и туркмен//Кавказский календарь на 1859 год. Тифлис, 1858.

Рудановский А. О караногайской степи и кочующих на ней племенах//Кавказ. Тифлис, 1863. №48-52. з

Он же: Заметки о Кизлярском уезде//Кавказ. 1864. № 96; Он же: О ясырях//Санкт-Петербургские ведомости, 1861. № 235.

Головинский П.И. Кумыкские ногаи//Сборпик сведений о Терской области. Владикавказ, 1878. Вып. 1.С. 314-315.

Бентковский И.В. Наши кочевники и их экономическое состояние. Ставрополь, 1879; Он же: Историко-статистическое обозрение инородцев-магометан, кочующих в Ставропольской губернии. Ногайцы. Ч. 1. Ставрополь, 1883. переселения ногайцев в султанскую Турцию. Автор широко использует документы Ставропольского губернского архива, в частности фонды ногайских приставов, литературные источники, опирается на личные наблюдения. Труды И.В. Бентковского отличаются от исследований многих других авторов своей полнотой и достоверностью.

В 90-х годах XIX в. обстоятельно о ногайцах Дагестана писал Г.Ф. Малявкин. Он был хорошо знаком с жизнью и бытом ногайцев. Его работа «Караногайцы» содержит подробное описание ногайских аулов, формы их управления1. Данный труд написан на основе источников, отобранных Малявкиным очень тщательно. Это делает работу автора ценной для изучения, прежде всего, хозяйственных занятий ногайцев.

Очень ценный материал лег и в основу статьи заведующего караногайским училищем Г.В. Ананьева. Он долгое время жил в Терекли-Мектебе и хорошо изучил хозяйство, быт, обычаи и традиции ногайцев .

В труде Н.С. Семенова «Туземцы Северо-Восточного Кавказа» мы находим данные о хозяйственных занятиях ногайцев, о численности населения, социальных отношениях в ногайском обществе, обычаях гостеприимства, почитании старших, национальных праздниках и др.3

В начале XX в. вышла работа, посвященная ногайцам Дагестана. Ее автором является профессор Казанского университета А.И. Якобий4. Он не только констатировал факты тяжелого положения ногайцев, но и выдвинул целую программу улучшения их жизни. В труде приводятся интересные статистические данные о численности населения, наличии у ногайцев скота, духовной жизни народа. В Терекли-Мектебе А.И. Якобий наблюдал заседание маслагата, решающего вопросы по обычному праву ногайцев. К сожалению, рекомендации автора так и не получили практического

1 Малявкин Г.Ф. Караногайцы//Терский сборник. Владикавказ, 1893. Вып. 3. Кн. 2. С.

133-173. 2

Ананьев Г. Караногайцы, их быт и образ жизни//Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис, 1894. Вып. 20.

3 Семенов Н.С. Туземцы Северо-Восточного Кавказа. СПб., 1895.

4 Якобий А.И. Тюрки степей Северного Кавказа. СПб., 1901. применения, да и сама работа вышла в нескольких экземплярах на средства А.И. Якобия.

Изучением ногайцев Дагестана занимался и преподаватель Ставропольской гимназии C.B. Фарфоровский1. Он, на основе личных наблюдений, уделил много внимания хозяйственным занятиям ногайцев, их системе образования, организации управления, одежде, жилищу, пище, обычаям и обрядам, религии, положению ногайского духовенства. Следует отметить, что сословные отношения в работах С.Ф. Фарфоровского не рассматриваются. Кроме того, в них высказывается точка зрения о том, что у ногайцев Ставропольской губернии отсутствовало разделение на сословия, что является ошибочным мнением. Автор убежден в том, что с присоединением ногайцев к России привело к стиранию сословных структур. Естественно, этот шаг в какой-то степени способствовал уменьшению роли ногайской знати, но полностью изменить социальную стратификацию не мог.

Ценный материал, касающийся ногайцев, содержится в л четыретомном труде И.Л. Щеглова . В первом томе работы дан краткий исторический очерк ногайцев, описан их быт и духовная жизнь. В последних трех томах имеется статистико-экономический анализ хозяйства ногайцев, русских хуторян, туркмен Ставропольской губернии. Следует указать, что в работе мало внимания уделено имущественной дифференциации в ногайском обществе.

Заслуживает особого внимания ряд работ начальника Караногайского приставства Ф.О. Капельгородского, написанных в первой четверти XX в. В

1 Фарфоровский C.B. Народное образование у ногайцев Северного Кавказа в связи с их современным бытом//Журнал Министерства народного просвещения. СПб., 1909. № 12. Ч. 4; Он же: Ногайцы Ставропольской губернии //Записки Кавказского отдела

Императорского русского географического общества. Кн. 26. Вып. 7. Тифлис. 1909. 2

Щеглов И.Л. Трухмены и ногайцы Ставропольской губернии. В 4-х т. Ставрополь, 1910-1911.

1914 г. Ф.О. Капельгородский опубликовал статью «Караногай»1. В своей статье автор дает сведения об имущественной дифференциации караногайцев, состоянии их скотоводства, численности населения в конце XIX - начале XX в., географическом положении, климате, природе караногайских степей. Другая работа Ф.О. Капельгородского «Караногай -страна кочевников и патриархального быта» написана в 1928 г. На основе богатого материала архива Караногайского приставства, а также в ходе длительного личного наблюдения за жизнью вверенного ему населения, Ф.О. Капельгородский собрал и проанализировал ценные сведения по истории и этнографии ногайцев Дагестана. Анализ автором действительности не только ему современной, но и относящейся к историческому прошлому ногайцев, делает работу не только ценным источником, но и самостоятельным историческим исследованием. Можно лишь сожалеть о том, что рукопись автора до сих пор осталась неизданной.

Справочные сведения об истории ногайцев содержится в отдельных статьях, изданных в сборниках и календарях. Особо стоит отметить статью Шамрая B.C.3, ценную в том, что в ней дается характеристика законодательства по вопросу о ясырях (невольниках), находившихся у народов региона, в частности у ногайцев.

К работам, которые характеризуют в общих чертах народонаселение северокавказского региона, можно отнести: П.П. Надеждина «Кавказский край. Природа и люди». (Тула, 1895), А. Твалчрелидзе «Ставропольская губерния в статистическом, географическом, историческом и сельскохозяйственном отношениях» (Ставрополь, 1897).

1 Капельгородский Ф.О. Караногай // Записки Терского общества любителей казачьей старины. Владикавказ,1914. № 10. С. 43-53. 2

Капельгородский Ф.О. Караногай - страна кочевников и патриархального быта // РФ ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 2. On. 1. Д. 121.

3 Шамрай B.C. Историческая справка к вопросу о ясырах на Северном Кавказе и в Кубанской области и документы, относящиеся к этому вопросу // Кубанский сборник. Т. 12. Екатеринодар, 1912.

В целом русские ученые XIX - начала XX в. сделали немало для восстановления картины исторического прошлого ногайцев Дагестана. Многие из них достаточно полно описали и проанализировали разные стороны быта и общественной жизни ногайцев, оставив оригинальные и ценные материалы, хотя это, в целом, этнографические очерки, содержащие достаточно фрагментарные сведения. Следует отметить, что для литературы досоветского периода присуща значительная доля описательности, отсутствие детального анализа, прежде всего, социально-экономических процессов в ногайском обществе. Для нее также характерна некоторая политическая заданность. Целью многих авторов являлась оправдание и превознесение действий правительства Российской империи. Но, несмотря на данные характеристики этих работ, особенно что касается принижения уровня общественного развития ногайцев, они ценны для нас большим объемом фактического материала, собранным авторами благодаря их работе с источниками, из которых многие не сохранились.

Вторую группу исследований составляют работы, писавшиеся, начиная с 20-х годов XX в. В советское время изучению истории малочисленных народов уделялось, по сравнению с предшествующим, периодом, гораздо больше внимания. Однако следует признать, что в целом и в это время история данных народов изучалась недостаточно.

После Ф.О. Капельгородского в большинстве случаев изучение прошлого ногайцев шло об руку с идеологической работой в духе концепции «дружбы народов». В глубоко научных исследованиях часто встречается штампы формационного подхода. Несомненно, это не всегда позитивно сказывалось на результативности научного поиска советских исследователей ногайской истории.

Большой информативностью отличается работа . известного ногайского просветителя А.Ш. Джанибекова, написанная в 1935 г., но до сих пор не изданная'. Обладая хорошим знанием предмета, он оставил массу интересных наблюдений и выводов, касающихся истории ногайцев.

В 30-е гг. XX в. политическую историю ногайцев изучал М.Г.

1-у

Сафаргалиев . В своей работе он дал обстоятельный анализ внешнеполитической деятельности Ногайской Орды, охарактеризовал социальную и хозяйственную структуру ногайцев. В 1960 г. М.Г. Сафаргалиев издал крупную монографию, в которой он, в частности, рассматривает проблему начального этапа формирования ногайской народности3. В данных работах мы находим, прежде всего, ответы на вопросы об истоках специфических явлений, характерных для истории ногайцев.

В новейшее время появилось огромное количество разноплановой исторической литературы в виде обобщающих трудов, монографий, статей и рецензий, в которых освещены отдельные стороны истории северокавказских народов и внешнеполитического курса в отношении населения региона.

В 1957 г. была опубликована статья «Ногайцы», составленная Е.П. Алексеевой в соавторстве с И.М. Аджиевым4. В небольшой по объему статье авторы, естественно, не могли подробно осветить все аспекты политической, социальной и экономической истории и быта ногайцев. Тем не менее, эта статья была первой обобщающей работой о ногайцах.

Большой вклад в дело изучения народов Северного Кавказа, в том числе и ногайцев, внес A.B. Фадеев5. В монографии, посвященной экономическому развитию Предкавказья в конце XVIII - первой половине XIX в., автор раскрыл историческое значение освоения огромных, ранее

1 Джанибеков А.Ш. Очерки по истории ногайцев//РФ ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 5. Оп. 1. Д. 68. 2

Сафаргалиев М.Г. Ногайская орда во второй половине XVI в.//Сборник научных работ Мордовского педагогического института. Саранск, 1949. С. 32-56.

Сафаргалиев М.Г. Распад Золотой Орды//Ученые записки Мордовского университета. Саранск, 1960. Вып. 2.

Алексеева Е.П., Аджиев И.М., Ногайцы//Народы Карачаево-Черкесии. Ставрополь, 1957.

5 Фадеев A.B. Очерки экономического развития степного Предкавказья в дореволюционный период. М., 1957. почти безлюдных, степных пространств. Кроме того, A.B. Фадеев уделил большое внимание торгово-экономическим связям русских переселенцев с местными народами.

В 1958 г. вышел в свет фундаментальный труд С.А. Токарева «Этнография народов СССР»1, в котором дан краткий, но весьма содержательный общий историко-этнографический очерк ногайцев.

В 50-70-е годы XX в. вышли в свет обобщающие труды по истории Дагестана, Карачаево-Черкесии и Ставропольского края.

В 1988 г. в Москве вышли два тома истории народов Северного Кавказа с древнейших времен до 1917 г. Мы широко опирались на соответствующие разделы этих обобщающих работ, в которых раскрываются вопросы социально-экономических, политических и культурных взаимоотношений ногайцев с соседними горскими народами, казаками и Россией. Вместе с тем нужно указать, что с момента выхода этих работ историческая наука обогатилась новым корпусом документальных источников, часть которых вводится в оборот в данном исследовании.

С 60-х г. XX в. изучением экономики Северо-Восточного Кавказа, в частности Терека, занимался Н.П. Гриценко . Он ввел в научный оборот очень много архивных документов, обстоятельно рассмотрел развитие земледелия, овцеводства, виноградарства и виноделия, подробно уделил внимание социальным отношениям и др. Кроме того, Н.П. Гриценко написал и обобщающий труд о социально-экономическом развитии городов СевероВосточного Кавказа, в том числе и Дагестана3.

Определенный вклад в изучение истории ногайцев был сделан JI.H. Кужелевой. В 1960 г. в 1 томе энциклопедии «Народы Кавказа»

1 Токарев С.А. Этнография народов СССР. М., 1958.

Гриценко Н.П. Социально-экономическое развитие Притеречных районов в XVIII -первой пол. XIX века//Труды ЧИ НИИ ИЯЛ. Т. 4. Грозный. 1961; Он же: Горский аул и казачья станица Терека накануне Великой Октябрьской социалистической революции. Грозный, 1972.

3 Гриценко Н.П. Города Северо-Восточного Кавказа и производительные силы края. V -середина XX века. Ростов н/д, 1984. опубликована ее статья «Ногайцы»1. В ней она дает общие сведения по истории, культуре и быту ногайцев. В 1964 г. также была опубликована статья JI.H. Кужелевой2, где автор дает широкую панораму исторического развития ногайцев на протяжении более двух веков. Здесь показана территория расселения ногайцев Дагестана, освещается Каспийский поход Петра I и место этих событий для дальнейшей истории ногайцев.

Для реконструкции процессов и явлений, имманентных социальной организации номадов (кочевников) Евразии, большую роль играет исследовательский опыт М.О. Косвена, С.М. Маркова, С.М. Абрамзона, H.H. Крадина3. Их концептуальные построения позволяют выявить социально-политическую сущность кочевнического общества.

В монографии Д.С. Васильева4 рассматриваются не только вопросы, связанные с терским казачеством, но и освещаются процессы колонизации Терского левобережья другими народами, в том числе и ногайцами.

Для нашей работы важнейшее значение имеют труды отечественных историков, в которых рассматривались различные аспекты социально-экономического развития и политической истории ногайцев. Это исследования В.Г. Гаджиева, Е.П. Алексеевой, С.Ш. Гаджиевой, Н.Г. Волковой, Б.Б. Кочекаева, И.Х. Калмыкова, Р.Х. Керейтова, А.И. Сикалиева, М.А. Булгаровой, A.A. Ялбулганова, М.Х. Мансурова, А.Х. Курмансеитовой, Е.И. Иноземцевой, A.A. Ярлыкапова, И.О. Капаева, В.В. Трепавлова, H.H. Великой5 и др.

1 Народы Кавказа. М., 1960. Т. 1. С. 391-402. 2

Кужелева Л.Н. Ногайцы (Из истории ногайцев XVIII нач. XX вв.) // ЦЗ ИИЯЛ ДФ АНСССР. Махачкала, 1964. Т. 13. Серия историч. С. 194-229. з

Косвен М.О. Этнография и история Кавказа. М., 1961; Марков С.М. Некоторые проблемы общественной организации кочевников Азии // СЭ 1970. № 6; Абрамзон С.М. Некоторые вопросы социального строя кочевых обществ. // СЭ 1970. №6; Крадин H.H. Кочевые общества (Проблемы формациогшой характеристики). Владивосток, 1992.

Васильев Д.С. Очерки истории низовьев Терека (досоветский период), Махачкала, 1986.

5 Гаджиев В.Г. Роль России в истории Дагестана. М., 1965; Алексеева Е.П. Древняя и средневековая история Карачаево-Черкесии. М., 1971; Волкова Н.Г. Этнический состав населения Северного Кавказа XVIII - начала XX века. М., 1974; Гаджиева С.Ш. Материальная культура ногайцев в XIX - начале XX в. М., 1976; Она же: Очерки истории

В монографии В.Г. Гаджиева на большом фактическом материале показана роль России в исторических судьбах народов Дагестана, обстоятельно освещаются русско-дагестанские экономические, политические и культурные связи.

В двух фундаментальных работах С.Ш. Гаджиевой затрагиваются многие вопросы этнической и экономической истории, социального строя, а также торгово-экономические связи ногайцев.

В монографии Н.Г. Волковой впервые в кавказоведении освещаются вопросы расселения северокавказских народов и изменения этнических территорий этих народов на протяжении более двух столетий. Кроме того, в работе подробно рассматриваются многочисленные передвижения ногайцев, указывается на расселение различных групп ногайцев в регионе, причем основными причинами изменения этнических границ определяются события внешней и внутренней сфер жизни ногайцев.

Огромный вклад в дело изучения ногайцев внес Б.Б. Кочекаев. Его исследование «Социально-экономическое и политическое развитие ногайского общества в XIX - начале XX в.» восполняет многие пробелы в истории социально-экономического положения и политического развития ногайского общества. семьи и брака у ногайцев XIX - начала XX в. М., 1979; Кочекаев Б.Б. Социально-экономическое и политическое развитие ногайского общества в XIX - начале XX в. Алма-Ата. 1973; Он же: Ногайско-русские отношения в XV-XVIII вв. Алма-Ата, 1988; Калмыков И.Х. Керейтов Р.Х., Сикалиев А.И. Ногайцы/историко-этиографический очерк. Черкесск, 1988; Сикалиев А.И. Ногайский героический эпос. Черкесск, 1994; Керейтов Р.Х. Этническая история ногайцев (к проблеме этногенетических связей ногайцев). Ставрополь, 1999; Булгарова М.А. Ногайская топонимия. Ставрополь, 1999; Ялбулганов A.A. Очерки военной истории ногайцев. М., 1999; Мансуров М.Х. Засулакская Кумыкия. Махачкала, 1994; Курмансеитова А.Х. Древо познания. Черкесск. 1996; Османов А.И. Аграрные преобразования в Дагестане и переселение горцев на равнину (20-70-е годы XX в.). Махачкала,. 2000; Иноземцева Е.И. Дагестан и Россия в XVIII - первой половине XIX в.: проблемы торгово-экономических взаимоотношений. Махачкала, 2001; Ярлыкапов A.A. Ногайская степь: этнос и религия сегодия//Этнографическое обозрение. М., 1998. № 3; Капаев И.С. Уплывающие тени. Ставрополь, 1999; Трепавлов В.В. История Ногайской Орды. М., 2001; Великая H.H. К истории взаимоотношений народов Восточного Предкавказья в XVIII-XIX вв. Армавир, 2001.

В своем фундаментальном труде «Ногайско-русские отношения в XV-XVIII вв.» Б.Б. Кочекаев выделяет три основных этапа в русско-ногайских отношениях: образование и распад Ногайской Орды (XV - первая пол. XVII в.); период феодальной раздробленности (вторая пол. XVII -первая пол. XVIII в.); вхождение ногайских владений в состав России (вторая пол. XVIII в.).

Исследователь А.Н. Ямсков опубликовал в журнале «Советская этнография» (№5.1985 г.) статью «Экологические факторы эволюции форм скотоводства у тюркоязычных народов Северного Кавказа», в которой указал типы скотоводства с подробной их характеристикой, проанализировав процессы в экономической жизни ногайцев Дагестана.

В монографии Е.И. Иноземцевой подробно исследуется динамика развития процесса взаимообусловленного, обоюдовыгодного торгово-экономического взаимодействия Дагестана и России рассматриваемого периода.

В исследовании H.H. Великой освещается история освоения Восточного Предкавказья русскими, казаками, ногайцами, армянами и грузинами, дана обстоятельная характеристика их взаимоотношений между собой и с другими народами региона.

На рубеже XX - XXI вв. в ВАКе России утверждены диссертации на соискание ученых степеней кандидатов и докторов исторических наук историков нового поколения, как A.A. Ялбулганов, М.Б. Гимбатова, A.A. Ярлыкапов, С.И. Алиева, И.В. Нахаева, 3.3. Зинеева, Р.Х. Керейтов, А.Х. Курмансеитова, Б.М. Алимова1.

1 Ялбулганов A.A. Ногайцы Северного Кавказа в XVIII-XIX вв. (проблемы социально-экономического строя): Автореф. дис. канд. ист. наук. М., 1995; Гимбатова М.Б. Роль половецко-кипчакского компонента в формировании ногайского этноса: Автореф. дис. канд. ист. паук. Махачкала, 1998; Ярлыкапов A.A. Ислам у степных ногайцев в XX веке (историко-этиографическое исследование): Автореф. дис. канд. ист. наук. М., 1999; Алиева С.И. Ногайцы Северо-Западного Кавказа в исторических процессах XVIII-XX в.: Автореф. дис. канд. ист. наук. Краснодар, 2000; Нахаева И.В. Социальная стратификация у кочевых народов степного Предкавказья в XIX - начале XX века: Автореф. дис. к.и.и. Ставрополь, 2000; Зинеева 3.3. Ногайцы Северо-Западного

Подводя итог обзору научной литературы, отметим, что несмотря на специальные работы по истории ногайцев все еще отсутствуют обобщающие труды по теме нашего исследования.

Комплексное использование всей совокупности имеющихся источников и литературы с учетом достижений отечественного кавказоведения позволило нам реконструировать процесс социально-экономического развития и политического положения ногайцев Дагестана в исследуемое время.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Амангулова, Разият Салавдиновна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Ногайцы Дагестана в XIX - начале XX в. вели оседлый и полуоседлый образ жизни.

Экономическое развитие ногайского общества характеризовалось господством натурального хозяйства. Основными видами занятия населения оставались скотоводство и земледелие, с преобладанием первого. Однако в течение всего исследуемого периода происходит увеличение удельного веса земледелия в хозяйстве ногайцев. В этом сказалось влияние хозяйственных навыков русских переселенцев и соседних народов.

Ногайцы разводили крупный рогатый скот, овец, лошадей и верблюдов. Из основных земледельческих культур, возделываемых ногайцами, была пшеница, просо, ячмень, тыква, картофель, капуста, арбузы, дыни и др.

В 70-х гг. XIX в. в регионе стало развиваться тонкорунное овцеводство. У многих местных народов, в том числе и ногайцев, почти до конца XIX в. скотоводство составляло важную отрасль хозяйства. Скотоводство, хотя и продолжало носить экстенсивный характер, но во второй половине XIX в. все же начинает приобретать и черты интенсивности, чему в значительной мере способствовало развитие сенокошения как результата дальнейшего роста производительности труда в их хозяйстве.

Специализация местного населения на животноводстве привела к переменам и в этой традиционной отрасли сельского хозяйства. Изменился состав стада, в котором увеличилось количество гулевого скота.

Ведущей отраслью животноводства у ногайцев Дагестана было овцеводство, в частности, тонкорунное. Благоприятные природно-климатические условия: обилие пастбищ, непродолжительная и малоснежная зима - особенно были важны для овцеводства. Ногайские овцы были известны благодаря высокому качеству мяса и темно-серой грубой шерсти.

Важное место в хозяйстве ногайцев занимали домашние промыслы и ремесла, основным сырьем для которых служила продукция животноводства. Широко развитый домашний промысел и ремесленное производство не только удовлетворяли собственные нужды ногайцев, но и давали некоторое количество продукции для торговли. Это, прежде всего, продукция, связанная с обработкой шерсти и кож.

Торговля до середины XIX в. почти носила меновой характер. Некоторые сдвиги в развитии товарного производства и товарно-денежных отношений у ногайцев в основном были связаны с увеличением притока русского населения на Северо-Восточный Кавказ. Строительство новых городов в регионе приводило к усилению товарообмена между русскими и местными народами. Местные народы, в том числе и ногайцы, получили возможность сбывать продукцию сельского хозяйства, домашних промыслов и ремесла сначала на меновых дворах, а позже на ярмарках и базарах, приобретая взамен товары мануфактурной и фабричной промышленности.

Благодаря развитию железнодорожной сети в регионе стала возможной быстрая перестройка сельского хозяйства на торгово-капиталистической основе. Особенно заметным это было в местностях, непосредственно расположенных в районе Владикавказской железной дороги. С сооружением Порт-Петровской линии регион стал втягиваться в орбиту единого всероссийского рынка, сближая этот район Северного Кавказа с центральными губерниями России.

Втягиваясь в сферу всероссийского рынка, степное Предкавказье становилось животноводческим «хутором России», поставщиком мяса и шерсти для промышленных центров страны. Оживление экономической жизни региона способствовало расширению экономических связей между Россией и Кавказом, что содействовало сближению кавказских народов с русским народом.

Следует отметить, что развитие торговли ногайцев с соседними народами, особенно русскими, имело прогрессивное значение, поскольку она стимулировала рост местного производства.

Ногайское общество XIX - начала XX вв. состояло из двух основных сословий - привилегированных и эксплуатируемых. Привилегированное сословие было представлено в лице мурз и баев. К этому сословию также принадлежали уздени и представители духовенства (кади, эфенди, муллы). Зависимое эксплуатируемое сословие было представлено в лице полузависимых кочевых бедняков («азаты» или «простые ногайцы»), байгушей, тарханов, чагар и патриархальных рабов - ясырей (кьул).

Мурзы составляли крупную ногайскую родовую знать. Из них преимущественно выбирались сельские старшины. После вхождения ногайцев в состав России мурзы стали постепенно терять свое былое господствующее положение в ногайском обществе, а многие из них в экономическом отношении разорились до положения «простых ногайцев».

Уздени составляли отдельную, среднюю группу привилегированного феодального сословия. В основной своей массе они были служилыми людьми и работниками двора мурз. Они помогали мурзам удерживать власть над зависимым ногайским населением, служили мурзам и выполняли различные функции по управлению их хозяйства. Уздени выступали также в роли аталыков бийских (княжеских) детей. С падением власти мурз пало и значение узденей, они постепенно попадают в разряд «простых ногайцев» (азатов).

На последней ступени привилегированного сословия находились сельские баи. Как социальная категория, они были немногочисленны. В конце XIX - начале XX в. большая часть баев разорилась и перешла в разряд «простых ногайцев».

Основную массу ногайского населения составляли так называемые «простые ногайцы», т.е. такие крестьяне, которые имели свой скот и в какой-то мере были экономически независимыми.

Байгуши - пауперизованная часть ногайского общества, лишенная средств производства, в основном скота, и в силу этого экономически и политически совершенно бесправная.

Последнюю категорию зависимого населения составляли рабы (къулы). Удельный вес их труда в ногайском обществе были незначительным и не играл заметной роли в ведущей отрасли производства - в скотоводстве.

В рассматриваемый период практиковались различные способы присвоения представителями привилегированного сословия прибавочного продукта ногайских крестьян. В одних случаях производились сборы продуктов с населения в пользу мурз (продуктовая рента). В других случаях прибавочный продукт крестьян присваивался в форме помощи мурзам в их хозяйстве, ухода за его скотом (отработочная рента). Кроме этого, ногайские крестьяне отбывали повинности (выставление арб для перевоза казенного провианта, конных «милиционеров» для кордонных постов и т.д.) и платили подати в пользу царской власти.

Социальная дифференциация в кочевом ногайском обществе в XIX -нач. XX в. представляла собой сложное переплетение родовых, религиозных и национальных начал.

Трансформация сословных отношений у ногайцев происходила на протяжении длительного исторического периода. Под влиянием факторов экономического и политического характера сословные отношения у ногайцев претерпели значительные изменения на протяжении исследуемого периода. Историческая традиция ушла в прошлое, ее заменил имущественный принцип разделения общества. Немалую роль в подобном изменении сыграли русские и другие соседние народы, и самое главное, политика российского правительства по отношению к ногайцам.

Колонизация региона русским населением, начавшася в конце XVIII в. и усилившаяся во второй половине XIX в., в связи с окончанием Кавказской войны и проведением реформ, повлияла на социальноэкономический уклад ногайцев. Прежде всего изменения происходили в хозяйственном укладе.

Сокращение района кочевий, вокруг которых плотным кольцом стали образовываться русские села и станицы, способствовало перестройке кочевого скотоводческого хозяйства ногайцев. Колонизация кавказских степей русским населением являлась одним из факторов экономического характера, а также способом перехода к новым формам хозяйстования, в том числе и к оседлости.

Но самым важным стимулятором изменения социально-экономического уклада в ногайском обществе была политика российского правительства по управлению ногайцами. На протяжении Х1Х-нач. XX в. российские власти уделяли большое внимание организации управления ногайцами. Одним из важных аспектов этой политики являлось привлечение ногайцев к оседлости, что постоянно подчеркивалось в российских законодательных актах, касавшихся организации управления ногайцами.

Постепенно, в течение исследуемого периода, организация управления ногайцами претерпевала значительные изменения. Русская администрация на Кавказе постепенно сосредоточивала в своих руках всю полноту власти над ногайцами. Ногайская знать, вследствие нивелирования соловных отношений и возросшего влияния российских законов, утрачивала свою былую власть.

Качественно новый этап в социально-экономической жизниСеверо-Восточного Кавказа, в том числе и Дагестана ознаменовала эпоха великих реформ. Хотя реформы проводились с учетом местной национальной специфики, они повлекли за собой коренную перестройку социально-экономического уклада жизни ногайца. Их особенностями являлось, то что они начались с земельной реформы, а закончились отменой крепостного права.

Разумеется, одним росчерком пера невозможно было перечеркнуть устоявшуюся веками традиционную систему хозяйственных и социальных связей.

Но современем, на рубеже XIX - нач. XX в. в ногайское общество стали проникать капиталистические элементы. Хозяйство ногайцев включалось в единый рыночный механизм российского государства. В ногайском обществе стали формироваться классы нового зарождающегося капиталистического общества.

Следует отметить, что в новый зарождающийся класс вошли представители низших социальных слоев ногайского общества. Они сумели путем рационального ведения своего хозяйства и эксплуатации своих соплеменников скопить значительные богатства. Параллельно с процессом обогащения одной части ногайского общества шло обнищание ее другой части. Так, благодаря проникновению капиталистических элементов в хозяйство ногайцев происходил процесс имущественной дифференциации ногайского общества. Формирование классов капиталистического общества: сельской торговой буржуазии и сельского пролетариата имело черты местной специфики. Иногда наемная рабочая сила в хозяйстве ногайцев применялась из-за нежелания и неумения кочевника самому вести земледельческое хозяйства, а не в силу экономической необходимости. Вдобавок к этому, сельская торговая буржуазия ногайцев не была представлена крупными промышленниками.

В среде ногайцев буржуазия была представлена мелкими торговцами, лишь их незначительная часть занималась проиводством скота и хлеба специально на продажу.

Земля также вовлекалась в товарный оборот. Она стала играть качественно новую роль-стала предметом заключения арендных сделок, объектом купли-продажи, что явилось также одним из рыночных элементов в хозяйстве ногайцев.

Следует отметить, что и политика российского правительства и русское население оказали огромное воздесйствие на трансформацию социальной дифференциации ногайского общества.

Резюмируя сказанное, следует указать, что общественные отношения в ногайском обществе рассматриваемого времени претерпели качественные изменения.

С течением времени, с усилением феодально-крепостнической эксплуатации, осложнявшейся развитием капиталистических отношений, царизм, укрепив свои позиции в Дагестане, стал распространять свое влияние на местные народы, стал стеснять их свободу, подвергать поруганию их традиции и обычаи, захватывать их земли и возводить на них военные крепости и укрепления. И ответом на рост эксплуатации и угнетения, на колониальную экспансию явились антифеодальные, антиколониальные выступления, которые подавлялись военной силой. Особую остроту эта борьба приняла в первой половине XIX в., во время народно-освободительной борьбы горцев Дагестана и Чечни. Печальным финалом этой Кавказской войны, заключительным аккордом всех невзгод и страданий, выпавших на долю народов региона, явилось массовое переселение их в Турцию, негативные последствия которого были очень велики. Это был период, полный драматических картин, гибели многих десятков тысяч ни в чем не повинных людей, приведшей к крупнейшей демографической катастрофе, которая вместе с усиленной колонизацией региона перекроила традиционный этнический облик Дагестана.

217

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Амангулова, Разият Салавдиновна, 2005 год

1. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА) -г.Москва.

2. Ф. Военно-ученый архив (ВУА). Д. 37; Д. 1847; Д. 1853. 4.2; Д. 2376. 4.1; Д. 2377. 4.2; Д. 18474. 4.2; Кол. 300

3. Центральный государственный архив Республики Дагестан (ЦГА РД) -г.Махачкала

4. Ф.105. Кумыкский окружной отдел комиссии по правам личным и поземельным туземцев Терской области. Оп. 1. Д.11; Оп. 3. Д.53; Оп. 3. Д.64.

5. Ф.147. Управление Хасавюртовского округа Терской области. Оп. 3. Д.142;Д.156.

6. Центральный государственный архив Республики Северная Осетия -Алания (ЦГА PCO А) - г. Владикавказ.

7. Ф.11. Штаб войск Терской области. Оп. 1.д. 131; Д. 331; Оп. 5. Д. 99; Д. 132; Оп.б. Д. 58; оп. 7. Д. 493; Д. 649; Д. 1138; Оп. 12. Д. 12; Д. 53; Оп. 48. Д.2; Оп. 49. Д.35; Оп. 62. Д. 6; Д. 61; Оп. 366. Д. 17; Оп. 490. Д. 36.

8. Ф.12. Канцелярия начальника Терской области. 1858 1917 гг. Оп. 1. Д. 222. Д. 448; Оп. 2. Д. 124; Д. 132; Оп. 3. Д. 127; Оп. 4. Д. 94. Д. 73; Д. 94; Оп. 6.Д.68;Д.242;Д.688.

9. Государственный архив Ставропольского края (TACK) Ф.101. Канцелярия Ставропольского губернатора. Оп.4. Том 1. Д. 148; Д.387; Д.391; Д.617; Д.617; Д.776; Д.778; Д.1048; Д.1160; Д.1330; Д.1715; Д. 1870; Д. 1872; Д.1962; Д.1968; Д.1969.

10. Ф.249. Управление кочующих народов. Оп.1. Д.2; Д.7; Д.13; Д.27; Д.34;1. Д.46.

11. Ф.410. Пристав Ачикулак-Джембойлуковского, Едисанского и Едишкульского народов. Оп.1. Д.13; Д. 15; Д.21.

12. Ф.418. Пристав Ачикулакского народа. Оп. 1. Д. 2; Д.4. Рукописный фонд Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра (РФ ИИАЭ ДНЦ РАН) г. Махачкала.

13. Ф. 2. Джанибеков А.Ш. Оп. 1. Д. 121. Очерки по истории ногайцев. 169л.

14. Ф. 2. Джанибеков А.Ш. Оп. 1. Д.28. Сокровищница слов или ногайский• фольклор.

15. Ф. 5. Оп. 1. Д. 68. Капельгородский Ф.О. Караногай страна кочевников и патриархального быта. 216с.

16. Ф. 1. Оп. 1. Д. 618. Кидирниязов Д.С. Полевой материал собранный в ~ 1988г. в Бабаюртовском районе РД.

17. Ф. 1. Оп. 1. Д. 635. Кидирниязов Д.С. Полевой материал, собранный в 1991. в Ногайском районе РД.

18. Материалы фондов Ставропольского государственного краеведческого музея (СГКМ)

19. Ф.2. Г.Н. Прозрителев. Д.61; Д.90; Д.96; Д.99. Ф.5. И.В. Бентковский. Д.З; Д.9; Д.74; Д.75.

20. Ф.54. Народонаселение. Д.23; Д.24; Д.26; Д.28; Д.29; Д.31№ Д.36№1. Д.84.1. Законодательные документы• Управление внутренними инородцами // ПСЗ Российской империи. Т.П• (1827). 2-е собрание. С. 121 -124.

21. Акты кавказской археографической комиссии. Тифлис, 1866. Т.1 - 816 е.; 1868. Т.П- 1238 с.; 1869.Т.Ш-760с.; 1870. T.IV- 1015 с.;1873.T.V-1170 е.; 1874. Т.VI -4.1 941 е.; 1875. T.VI.4.I - 950 е.; 1881. Т.VIII - 1008 е.; 1884. T.IX - 1013с.

22. Адаты жителей Кумыкской плоскости // Сборник сведений о кавказских горцах. Вып.6. Тифлис, 1872. Отд.1.

23. Всеподданнейшие отчёты и отчёты начальника Терской области за 1981 и 1905 годы. Владикавказ, 1892, 1906.

24. Всероссийская сельскохозяйственная перепись 1916г. Терская область. Владикавказ, 1919г.

25. Сб. Движение горцев Северо-Восточного Кавказа в 20-50-х гг. XIX в. Махачкала, 1959.

26. История, география и этнография Дагестана XVIII XIX вв. Архивные материалы. -М., 1958. - 270 с.

27. Обзор о состоянии Дагестанской области за 1897 г. Темир-Хан-Шура,1898.

28. Обзор Дагестанской области за 1913 год. Темир-Хан-Шура, 1916. Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897г. Дагестанская область. Спб., 1905.

29. О правах высших горских сословий в Кубанской и Терской областях. -Тифлис, 1875.-С.53-118.

30. Проект положения об инородцах-магометанах Ставропольской губернии (составлен ставропольским губернатором в 1880 году). Б/м. Б/г. -581 с.

31. Оседлые поселения инородцев Ставропольской губернии. Выпуск II. -Ставрополь. 1869. С. 120-166.

32. Отчёт по главному управлению наместника Кавказскаго за первое десятилетие управления Кавказским и Закавказским краем (6 дек. 1862 6 дек. 1872). - Тифлис, 1873. - 448 с. (XIII - 58).

33. Сборник документов. Социально-экономическое, политическое и культурное развитие народов Карачаево-Черкесии. Издательство Ростовского университета, 1985.-С.81-88.

34. Сборник сведений о Кавказе. / Под ред. Г.Н.Прозрителева. T.V. Ставрополь, 1911. - С.40. Периодические издания Газеты

35. Кавказ за 1850 г., 1855 г., 1859 г., 1863 г., 1864 г., 1865 г. Ставропольские губернские ведомости за 1850 г., 1879 г., 1882 г. Журналы

36. Журнал министерства Государственных имуществ за 1859г.; Отечественные записки за 1844-1848 гг.; Природа за 1986 г.; Русская стариназа 1882 г.; Северный архив за 1824 г.

37. Монографии, статьи и авторефераты

38. Авксентьев A.B., Аксиев А.З. Ногайцы Ставрополья. -Ставрополь, 1998.44с.

39. Акбиев A.C. Кумыки. Вторая пол.ХУП в. первая пол.ХУШ в. Махачкала, 1998.

40. Алиева С.И. Ногайцы северо-западного Кавказа в экономических условиях Российской империи (60-80-е гг. XIX в. начало XX в.) // Вопросы северокавказской истории. Выпуск IV. - Армавир, 1999. - 67 с.

41. Ананьев Г. Караногайцы, их быт и образ жизни. Ставрополь, 1908.22 с.

42. Алиев Б.Р. Северокавказская диаспора: история и современность (вторая пол. XIX XX вв.). Махачкала, 2001.

43. Ананьев Г.Б. Караногайцы, их быт и образ жизни // Сборник сведений о Северном Кавказе. 1908. №2.

44. Архипов А.П. Домашняя ногайская утварь // Географические известия. Вып. 1.СПб., 1850. С. 71-92.

45. Бентковский И.В. Историко-статистическое обозрение инородцев -магометан, кочующих в Ставропольской губернии. Ногайцы. Часть 1 .Ставрополь 1883.-134с.

46. Бларамберг И. Кавказская рукопись / Перевод с франц. И.М.Назаровой, А.И.Петрова. Ставрополь, 1992. - 240 с.

47. Броневский С.М. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе. В 2х ч. М., 1823. ч.1 465 е.; ч.2 - 361 с.

48. Булгарова М.А. Ногайская топонимия. Ставрополь, 1999. Васильев Д.С. Очерки низовьев Терека: досоветский периад. Махачкала, 1986.

49. Великая H.H. К истории взаимоотношений народов Восточного Предкавказья в XVIII XIX вв. Армавир. 2001.

50. Волкова Н.Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII -нач. XX в. М., 1974.-276 с.

51. Волконский H.A. Война на Восточном Кавказе с 1824 по 1834 гг. в связи с мюридизмом //Кавказский сборник. Тифлис, 1892. Т. 14.

52. Головинский П.И. О Кавказских ногаях // Терские ведомости. 1871. №6,7.

53. Гаджиева С.Ш. Материальная культура ногайцев в XIX начале XX в.-М., 1976.-227 с.

54. Гаджиева С.Ш. Очерки истории семьи и брака ногайцев. XIX начало XX в.-М., 1979.-173 с.

55. Гаджиева С.Ш. Кумыки. М., 1961.

56. Гакстгаузен А. Закавказский край. Заметки о семейной и общественной жизни и отношениях народов, обитающих между Черным и Каспийским морями. Ч. 1. СПб., 1857.- 462 с.

57. Гакстгаузен А. Заметки о семейной и общественной жизни и отношениях народов, обитающих между Чёрным и Каспийским морями. 4.II. -СПб., 1857.-460 с.

58. Гарунова H.H. Кизляр в XVIII первой пол. XIX в.: проблемы политического, социально-экономического и культурного развития. Махачкала, 2004. 168 с.

59. Гимбатова М.Б. Роль половецко-кипчакского компоненты в формировании ногайского этноса: Автореф. Дисс. .канд. Ист. наук. Махачкала, 1998. 25 с.

60. Гриценко Н.П. Города Северо-Восточного края и его производительные силы. V-cep. XIX в. Ростов н/Д, 1984.

61. Гриценко Н.П. Социально-экономическое развитие Притеречных районов в XVIII первой пол. XIX в. // Труды ЧИНИИЯЛ. - Грозный, 1961. Т. VI.

62. Гурский А.Г. Исторический календарь Северного Кавказа за первую половину года. -Ставрополь, 1906. 54 с.

63. Джанибекова P.A. Подати и повинности ногайцев в XIX нач. XX вв. // Из традиционной этнографии народов Карачаево-Черкесии. -Черкесск, 1993.

64. Далгат Э.М. Крестьянство Дагестана на рубеже XIX XX вв. Проблемы социально-экономического развития. Махачкала, 1999.

65. Дебу И. О Кавказской линии и присоединённом к ней Черноморском войске, или Общие замечания о поселённых полках, ограждающих Кавказскую линию, и о соседственных народах (собр. С 1816 по 1826 гг.). (СПб., 1829.463с.

66. Дон и степное Предкавказье XVIII первая половина XIX века. Заселение и хозяйство. - Ростов н/Д., 1977. - 240 с.

67. Дубровин Н.Ф. История войны и владычества русских на Кавказе Т. 1. Кн. 1.СП6., 1871.

68. Гаврилов П.А. Устройство поземельного быта горских племён Северного Кавказа// ССКГ. Тифлис, 1868. Вып.2. Отд.7.

69. Дубенский Д. Конския порода, табуны и заводы Кавказа, их прошлое и настоящее. СПб., 1896.

70. Зубов П. Картина Кавказского края, принадлежащего России, и сопредельных одному земель в историческом, статистическом, этнографическом, финансовом и торговом отношениях. Ч. 2. СПб, 1835.

71. История Дагестана. В 4-х т. М.: Наука, 1967. Т. 2.

72. История Ставропольского края с древнейших времён до 1917 года. -Ставрополь, 1996. 303 с.

73. История народов Северного Кавказа (конец XVIII в. 1917 г.). М.: Наука, 1988.-659 с.

74. Ибрагимбейли Х.-М. Страницы истории боевого содружества русскогои кавказских народов (1853 1856 гг.). Баку, 1970.

75. Иноземцева Е.И. Дагестан и Россия в XVIII первой половине XIX в.: проблемы торгово-экономических взаимоотношений. Махачкала, 2001.

76. Заседателева Л.Б. Терские казаки (сер. XVI нач. XX в.) - М., 1974. 423с.

77. Зинеева 3.3. Ногайцы Северо-Западного Прикаспия в первой половине XVIII в.: Автореф. дисс. канд. ист. наук. Махачкала, 2001. 25 с.

78. Калоев Б.А. Земледелие народов Северного Кавказа. М.: Наука, 1981.-248с.

79. Калмыков ИХ., Керейтов Р.Х., Сикалиев A.M. Ногайцы. Черкесск, 1988. -230с.

80. Кавказский календарь на 1853 год. Тифлис, 1852. Капельгородский Ф.И. Караногай // Записки терского общества любителей казачьей старины. Владикавказ, 1914. № 10. Книга о лошади. - М., 1952. Т. 1. 608 с.

81. Кодзаков JI.M. Заметки о кавказском коневодстве. // Терские ведомости. Владикавказ, 1869. № 10.

82. Крадин H.H. Кочевые общества (Проблемы формационной характеристики). Владивосток, 1992.

83. Кочекаев Б.Б.-А. Социально-экономическое и политическое развитие ногайского общества в XIX начале XX века. - Алма-Ата. 1979. - 185 с.

84. Кочекаев Б.Б.-А. К вопросу о характере и сущности патриархально-феодальных отношений у кочевых народов // История горских и кочевых народов Северного Кавказа. Ставрополь, 1976. Вып. II. С. 122-129.

85. Калмыков И.Х. Из истории скотоводства у ногайцев в XIX начале XX в. // Проблемы этнической истории народов Карачаево-Черкесии. Черкесск, 1980.

86. Кузубский Е. Очерки истории города Темир-Хан-Шуры // Сб. материалов для описания местностей и племён Кавказа. Тифлис, 1894. Вып. 19.

87. Кумыков Т.Х. Вовлечение Северного Кавказа во всероссийский рынок в XIX в. Нальчик, 1962.

88. Куприянова JI.B. Города Северного Кавказа во второй половине XIX века: К проблеме развития капитализма вширь. М, 1981. - 232 с.

89. К вопросам политического хозяйственного и культурного развития Северного Кавказа: Сборник статей. Ставрополь, 1969. 194 с.

90. Калоев Б.А. Скотоводство народов Северного Кавказа. М.: Наука, 1993.231с.

91. Казбек Г.Н. Военно-статистическое описание Терской области. Ч. 1. Тифлис, 1881.

92. Керейтов Р.Х. Этническая история ногайцев (к проблеме этногенетических связей ногайцев). Ставрополь, 1999.

93. Капельгородский Ф.О. Караногай // Записки Терского общества любителей казачьей старины. № 10. Владикавказ, 1914. С.43-53. Край наш Стоврополье: Очерки истории. Ставрополь, 1999.

94. Курмансеитова А.Х. Древо познания. Черкеск, 1996.

95. Кидирниязов Д.С. Взаимоотношения ногайцев с народами Северного Кавказа и Россией в XVI XIX вв.- Махачкала, 2003. С.218.

96. Краснов Г. Ставрополь на Кавказе. Ставрополь, 1957.

97. Кужелева JI. Ногайцы (из истории ногайцев XVIII нач. XX в.) // Учёные записки ИИЯЛ. Т. 13. Серия историч. Махачкала, 1964. С. 194-229.

98. Лавров Л.И. Развитие земледелия на Северо-Западном Кавказе с древнейших времён до сер. XVIII в. // Материалы по истории земледелия СССР. М., 1952.

99. Ленин В.И. Развитие капитализма в России // ПСС. Т. 3. С.520.

100. Ленин В.И. Сущность «аграрного» вопроса в России // ПСС. Т.21. С. 306-307.

101. Линден В. Высшие классы коренного населения Кавказского края и правительственные мероприятия по определению их сословных прав. Тифлис, 1917.

102. Лобанов-Ростовский М.Б. Кумыки, их нравы, обычаи и законы //1. Кавказ, 1846. №37.

103. Малявкин Г. Караногайцы // Терский сборник . Вып. 3. Кн.2. Владикавказ, 1893. С. 133-173. ф Марр Н.Я. Племенной состав населения Кавказа. (Классификациянародов Кавказа). Петроград, 1920. 62 с.

104. Марков Е. Очерки Кавказа. Картины Кавказской жизни, природы и истории. СПб.; М, 1887. - 693 с.

105. Мансуров М.Х. Засулакская. Кумыкия. Махачкала, 1994.

106. Мутенин И. Т. Исторические сведения о ногайцах и караногайцах, населяющих Грозненскую область // Известия Грозненского областного научно-исследовательского института музея краеведения. Вып. 1. Грозный, 1948. С.129-135.

107. Магомедов H.A. Дербент и Дербентское владение в XVIII первой пол.1. XIX в. Махачкала, 1998.

108. Народы Карачаево-Черкесии. Ставрополь, 1957.

109. Мухаммед-Тахир ал-Карахи. Три имама. Махачкала, 1990.

110. Марков С.М. Некоторые проблемы общественной организации • кочевников Азии//СЭ. 1970. №6.

111. Народы Кавказа / Под ред. М.О.Косвена. М., 1960. -611 с.

112. Надеждин П.П. Кавказский край. Природа и люди. Тула, 1895. - 448 с.

113. Маргграф О.В. Очерк кустарных промыслов Северного Кавказа с описанием техники и производства. M., 1882.

114. Невская В.П. Земельная реформа и отмена крепостного права в Черкессии // Труды КЧНИИЯЛ. Вып.З, серия историческая Черкесск, 1959.

115. Невская Т.А. Столыпинская аграрная реформа и кочевые народы Северного Кавказа // Тарих. 1997. - №4.

116. Некоторые вопросы социально-экономического развития юго

117. Ч восточной России/Отв. ред. Чекменев С.А. Ставрополь, 1970 - 410с.- Очерки истории Карачаево-Черкесии. Ставрополь, 1967, т.2

118. Очерки истории Ставропольского края/Под ред. В.П. Невской. Т.1. -Ставрополь, 1984. 379с.

119. О правах высших горских сословий в Кубанской и Терской областях. Тифлис, 1885.

120. Павлов А. О ногайцах, кочующих по Кизлярской степи. Спб., 1842.243с.

121. Поноженко Е.А. Маслагатный суд и судебный процесс у ногайцев в XVIII XIX вв.// Вестник МГУ. Право. - 1976. №3. С. 70-77.

122. Першиц А.И. Кочевники в мировой истории//Восток. 1998. - №2 -С.64-72

123. Походня Н.К. Записка о потерях губернского города Ставрополя в случае обхода его новыми железнодорожными линиями, проектируемыми по Ставропольской губернии. Ставрополь, 1910.

124. Потто В.А. Кавказская война: От древнейших времен до Ермолова. Т.1 — Ставрополь, 1994. 670с.

125. Потто В.А. Кавказская война: Ермоловское время. Т.2 Ставрополь, 1994.-687С.

126. Потто В.А. Кавказская война: персидская война 1826-1828 гг. Т.З -Ставрополь, 1993 606с.

127. Потто В.А. Кавказская война: турецкая война 1828-1829 гг. Т.1У -Ставрополь, 1994-5 74с.

128. Потто В.А. Кавказская война: Время Паскевича, или бунт Чечни. Т.У -Ставрополь, 1994. 400с.

129. Прозрителев Г.Н. Александр II в Ставрополе, на Кавказе. Ставрополь, 1911.-18с.

130. Прозрителев Г.Н. Ставропольская губерния в историческом, хозяйственном и бытовом отношении. Ч.Н. Ставрополь, 1925. - 66с.

131. Ратушняк В.Н. Земельная аренда на Северном Кавказе в конце XIX -начале XX вв.// Проблемы аграрного развития Северног Кавказа в XIX нач. XX вв. Краснодар, 1987.

132. Равинский И.В. Хозяйственное описание Астраханской и Кавказской губерний. СПб., 1809.

133. Рамазанов Х.Х. Сельское хозяйство и промышленность Дагестана в пореформенный период (1861-1900 гг.) Махачкала, 1972

134. Ратушняк В.Н. Вхождение Северо-Западного Кавказа в состав России и его капиталистическое развитие. Краснодар, 1978. - 96с.

135. Рудановский А.О. О ясырах // Санктпетербугские ведомости. 1861. №235.

136. Рудановский А.О. О Караногайской степи и кочующих на ней племенах//Кавказ, 1862. №37, 39; 1863.

137. Радунг А. Влияние железных дорог на сельское хозяйство, промышленность и торговлю. Спб., 1896

138. Соколовский п.А. Экономический быт земледельческого населения России и колонизация юго-восточных степей перед крепостным правом. -СПб., 1878.-266с.

139. Твалчрелидзе А. Ставропольская губерния в статистическом, географическом, историческом и сельскохозяйственном отношениях. Репринт издания 1897 г. Ставрополь, 1991. - 750с.

140. Фадеев A.B. Очерки экономического развития степного Предкавказья в дореформенный период. М.,1957. - 259с.

141. Фарфоровский C.B. Ногайцы Ставропольской губернии: Историко-этнографический очерк. Тифлис, 1909. - 34с.

142. Хасавюрт//Терские ведомости. Владикавказ, 1869. №109.

143. Фарфоровский C.B. Народное образование среди ногайцев Северного Кавказа в связи с современным их бытом // ЖМНП. Спб., 1909 №12. 4.24. С. 179-212.

144. Сведения об инородцах-магометанах Ставропольской губернии Главного Пристава, подполковника Самойлова. Ставрополь, 1881.

145. Семенов Н. Туземцы Северо-Восточного Кавказа. Спб., 1895. 487с.

146. Служивый. Очерки покорения Кавказа. Спб., 1877.

147. Толстой JI.H. Казаки//Собрание сочинений. Т.З M., 1961

148. Тульчинский Н.П. Поземельная собственность и общественное землепользование на Кумыкской плоскости//Терский сборник. Владикавказ, 1903. Вып. 6.

149. Чекменев С.А. Социально-экономическое развитие Ставрополья и Кубани в конце XVIII и первой половины XIX века. Пятигорск, 1967. -352с.

150. Чекменев С.А. Из истории меновой торговли с горскими народами на Северном Кавказе в конце XVIII первой половине XIX в.// Труды КЧНИИ. -Ставрополь, 1970. Вып.6. Серия историческая.

151. Шамрай B.C. Историческая справка к вопросу о ясырях на Северном Кавказе и в Кубанской области и документы, относящиеся к этому вопросу//Кубанский сборник. T.XII. Екатеринодар, 1907. - 257с.

152. Шацкий П.А. Некоторые вопросы социально-экономического развития юго-восточной России. Ставрополь, 1970. - 410с.

153. Щеглов И.Л. Трухмены и ногайцы Ставропольской губернии. Т.1. -Ставрополь, 1910. 529с.

154. Щеглов И.Л. Трухмены и ногайцы Ставропольской губернии. Т.Н. Вып. 1 Ставрополь, 1910. - 499с.

155. Щеглов И.Л. Трухмены и ногайцы Ставропольской губернии. T.III. -Ставрополь, 1911. -611 с.

156. Щеглов И.Л. Трухмены и ногайцы Ставропольской губернии. T.IV. -Ставрополь, 1911.-483с.

157. Щербина Ф.А. Общий очерк экономических и торгово-промышленных условий района Владикавказской железной дороги. СПб., 1892. Вып. 1,2,3.

158. Эсадзе С. Историческая записка об управлении Кавказом. Судебная реформа. Результаты применения судебной реформы. Административные и законодательные труды по устройству судебного быта мусульман и др. Т.Н. -Тифлис. 1907. -556с.

159. Якобий А.И. Тюрки степей Северного Кавказа. Спб., 1901.

160. Ямсков А.Н. Этноэкологический подход к классификации форм

161. Ямсков А.Н. Этноэкологический подход к классификации форм скотоводства (на примере традиционного хозяйства народов Кавказа)//Этническая культура: динамика основных элементов. М.,1984. С.8-16

162. Ямсков А.Н. Традиционное скотоводство и природная среда: культурно-экологические аспекты взаимодействия//Этническая экология. Теория и практика. М., 1991. С.287-302.227

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 219671