Сравнительный анализ параязыковых явлений в русских и английских художественных текстах :На материале романов И. Гончарова "Обрыв" и Т. Гарди "Тэсс из рода д'Эрбервиллей" тема диссертации и автореферата по ВАК 10.02.01, 10.02.19, кандидат филологических наук Русина, Елена Анатольевна

Диссертация и автореферат на тему «Сравнительный анализ параязыковых явлений в русских и английских художественных текстах :На материале романов И. Гончарова "Обрыв" и Т. Гарди "Тэсс из рода д'Эрбервиллей"». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 146127
Год: 
2002
Автор научной работы: 
Русина, Елена Анатольевна
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Курск
Код cпециальности ВАК: 
10.02.01, 10.02.19
Специальность: 
Теория языка
Количество cтраниц: 
215

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Русина, Елена Анатольевна

Введение.

Глава 1. Паралингвистика. Место невербальной коммуникации в языковой системе.

1.1. Развитие паралингвистики как научной дисциплины.

1.2. Функции параязыка.

1.3. Аспекты изучения параязыка.

1.4. Исследование паралингвистических явлений в художественном тексте.

1.5. Классификации невербальных компонентов коммуникации.

1.6. Выводы.

Глава 2. Парафонические явления в художественном тексте.

2.1. Парафоническое явление голос.

2.2. Парафоническое явление тон.

2.3. Парафоническое явление смех.

2.4. Парафоническое явление плач.

2.5. Парафоническое явление вздох, дыхание.

2.6. Другие парафонические явления (с участием голоса).

2.7. Парафоническое явление молчание, пауза.

2.8. Выводы.

Глава 3. Паракинесические явления в художественном тексте.

3.1. Жесты.

3.2. Мимика.

3.3. Телодвижения.

3.4. Поза.

3.5. Походка.

3.6. Кожные реакции.

3.7. Парапроксемические явления.

3.8. Выводы.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Сравнительный анализ параязыковых явлений в русских и английских художественных текстах :На материале романов И. Гончарова "Обрыв" и Т. Гарди "Тэсс из рода д'Эрбервиллей""

Коммуникативный подход к языку, характерный для развития лингвистики в последние годы, определил возрастание интереса к речевой коммуникации, к коммуникативному акту и условиям, обеспечивающим процесс его протекания. В поле зрения лингвистики оказались и факторы, сопровождающие живое общение.

Традиционно различают три вида параязыковых средств (паралин-гвизмов): парафонические, паракинесические и параграфические (см.: [Языкознание 1998: 367]).

К параязыковым средствам из всего многообразия фонаций и кинеси-ческих средств мы относим лишь значимые элементы, включенные в процесс коммуникации.

Параязыковые средства в художественном тексте включают в себя парафонические явления (паралингвистические, параязыковые - в других терминах), определяющие качества голоса, особенности произнесения звуков, дополнительные призвуки, и хронемику (продолжительность пауз в разговоре, типы заполнителей пауз и др.); паракинесику (жесты, мимику, телодвижения, походку и позы), а также находящиеся на периферии пара-проксемику (дистанцию при коммуникации), химические (плач) и дер-мальные (кожные) реакции организма (покраснение, побледнение). Пара-графические - способы выполнения букв, пунктуационные знаки и их сочетания, способы графических дополнений к буквам, их заменители (символы), сопровождающие речевое высказывание или несущие дополнительную информацию. В настоящем исследовании намеренно не ставилась задача рассмотрения параграфических средств, хотя некоторые из них и описываются в исследовании.

В литературе существует двоякая оценка статуса паралингвизмов. С одной стороны, подчеркивается их сугубо вспомогательный, факультативный характер, роль «функциональной накладки» на собственно языковые явления. Паралингвизмы передают дополнительную информацию, зависят от вербальных средств и интерпретируются по отношению к вербальному высказыванию. С другой стороны, функциональный статус паралингвиз-мов оценивается достаточно высоко: слово может обнаружить свою конечную суть в контексте физической реальности, так как голосовые модуляции, жесты, телодвижения, позы и особенно мимика лица имеют столь же общепринятые значения, как и другие знаки языка. «Знак, который представляет собой актуальное понятие, может иметь мимический характер, то есть может быть любым произвольным движением, служащим для указания: жестом руки, движением головы, направлением взгляда» [Балли 1955: 96].

Таким образом, на современном этапе развития лингвистики вербальный и невербальный компоненты коммуникации рассматриваются как двуединство средств коммуникации не только в устной, но и в письменной речи, в том числе и в художественном тексте. Паралингвизмы, как и знаки языка, имеют знаковый характер (Ш. Балли, Г.В. Колшанский, И.Н. Горелов), и в художественном тексте функционируют в качестве знаков знаков, так как отражают явления-знаки, элементами которых являются также знаки паралингвистической системы со своим собственным значением. Тезис о знаковости параязыковых явлений подразумевает их ко-дифицированность, социологизированность и индексальность. В художественном тексте критерий условности и индексальности знака параязыка приобретает большую строгость, поскольку в тексте в силу фактора отбора каждый элемент несет определенную функциональную нагрузку: стилистическую, смысловую и прагматическую, реализуя замысел автора.

Описание параязыковых средств в художественном тексте способствует адекватному восприятию читателем произносимых героем реплик и служит изобразительным средством. Важно заметить, что паралингвисти-ческий способ передачи информации служит зачастую словесному оформлению речи. Однако отражение паракинесических и парафонационных средств в художественном тексте - сложный двойственный процесс. С одной стороны, это восприятие невербальных компонентов в устном общении, а с другой - их переосмысление и отражение в тексте вербальными средствами.

В художественных текстах путем описания различных жестов и телодвижений, мимики и фонации передаются привычки героев, их национальные и индивидуальные особенности, манера говорения, культура общения и другие характеристики. С помощью паралингвистических средств изображается психофизиологическое и эмоциональное состояние говорящего, его внутренний мир. Стилистическая вариативность вербальной презентации параязыка в художественном тексте является, в частности, логическим следствием неограниченности проявлений человеческих эмоций с их многочисленными функциями: определенного отношения, волеизъявления, приспособления, то есть оценки окружающей действительности.

Таким образом, знаковая и эмоциональная природа параязыковых средств является фактором, определяющим их функциональные особенности в коммуникации, а именно: функциональную соотнесенность (эквивалентность) параязыковых средств с собственно языковыми средствами коммуникации (Г.В. Колшанский, И.Н. Горелов, Р. Бердвистелл).

Рассмотрение невербальных средств общения и их вербализации ведется с начала 70-х годов и продолжает привлекать к себе внимание исследователей. Лингвистические работы связаны с исследованием параязыка в художественном тексте на материале разных языков и с различных позиций: лексикологической и лексикографической (Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, 3.3. Чанышева, Р.И. Шлапаков, К.У. Геворкян), семасиологической (A.B. Филлипов, Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров), грамматической (И.В. Василенко, Т.И, Малина), стилистической (Н.В. Накашидзе, В.А. Аданакова), с точки зрения номинации (Т.Т. Железанова, А.И. Шевченко, Н.В. Накашидзе, Е.И. Павлова), с точки зрения лингвистики текста (ЕЛ. Кедрова), в семантико-функциональном (A.B. Дементьев), эмотивно-оценочном (В.И. Шаховский, З.Е. Фомина, Е.Ю. Мягкова) аспектах, в фольклоре (Д.Я. Адлейба), а также в многочисленных работах по фразеологии (Д.О. Добровольский и др.). Исследовались и функции невербальных компонентов в системе языка (О.В. Мудрая, И.И. Серякова).

Диссертация посвящена сравнительному анализу элементов параязыка в русском и английском художественных текстах, выявлению сходства и различий способов их вербализации в лексических системах авторов, носителей разных языков. Данное диссертационное исследование выполнено в русле таких проблем современного языкознания, как язык и невербальная коммуникация (параязык), язык и художественная литература, язык и культура, универсальное, национальное и индивидуальное в языке и речи, язык и эмоции и др.

В настоящее время существует значительное число работ, посвященных изучению семантики, вербализации и функционирования паралин-гвистических явлений в отдельно взятых языках (русском, английском, немецком и др.), однако исследования по сравнительному анализу пара-лингвистических средств в оригинальных текстах различных культур практически отсутствуют, что обусловливает актуальность настоящего исследования. Необходимость исследования параязыковых средств в письменной речи различных культур ярко проявляет себя в век мировой информационной глобализации, ведущей, в том числе, к неизбежному взаимопроникновению и смешению различных этносов. Выявление особенностей функционирования паралингвистических средств в письменном тексте по сравнению с устной речью, способов их репрезентации в языке художественной литературы, в том числе как манифестаторов эмоциональных состояний и отношений человека, имеет решающее значение при определении национальной специфики параязыковых средств, что призвано обеспечить адекватное и точное восприятие оригинального письменного текста представителями других национальностей.

Целью данной работы является выявление, описание и систематизация параязыковых явлений в русском и английском художественных текстах, их сопоставительный анализ с целью выделения универсальных и специфических лексико-грамматических способов их вербализации.

Указанная цель определила следующие задачи исследования:

1. Выявление, систематизация и описание отдельных видов параязыковых средств в художественных текстах на основе строения их вербализованных лексико-грамматических моделей.

2. Сопоставление выявленных параязыковых лексико-грамматических моделей в русском и английском художественных текстах с целью выявления их универсальных и специфических черт:

• рассмотрение и сравнение структуры и семантики паралингвистиче-ских средств в русском и английском языках;

• определение факторов, обусловливающих специфику их семантической структуры;

• выявление межъязыковой эквивалентности (под межъязыковыми эквивалентами мы понимаем определенного типа соответствия между лексическими единицами языков, так же как и между грамматическими формами и конструкциями, а не их абсолютную равнозначность и «равнофункциональность» (подр. см. [Левицкая, Фитерман 1976: 4])), а также участия параязыковых средств в образовании художественных тропов (метафора, метонимия, сравнение);

• выявление национальной специфики, индивидуально-авторских описаний и идиолектных средств в романах.

3. Анализ функционирования выявленных параязыковых средств в письменных текстах.

В качестве материала исследования используются тексты романов И.А. Гончарова «Обрыв» и Т. Гарди «Тэсс из рода д'Эрбервиллей» (446 и 508 страниц соответственно). Толкование выявленных параязыковых средств дается по лингвострановедческим толковым словарям русского и английского языков, изданным как в России, так и за рубежом [Акишина, Кано, Акишина 1991; Григорьева, Григорьев, Крейдлин 2001; Ожегов 1989; Givens 2001; Hornby 1996; Longman Language Activator 1996].

Критерии отбора материала. Фактическим материалом для проведения научного исследования явились художественные тексты реалистической прозы, созданные во второй половине 19-го века. Прозаические художественные тексты, созданные в духе реализма, избраны нами для исследования прежде всего потому, что авторы, исходя из формы и направления произведения, стремятся возможно более точно отобразить процесс естественной коммуникации, максимально используя имеющиеся в их распоряжении языковые средства.

Исследование художественных произведений именно второй половины 19-го века обусловлен тем обстоятельством, что основные составляющие исследуемых языков (лексика, грамматика) к указанному времени уже сформировались в их современном виде, в то время как межкультурное взаимодействие и взаимопроникновение культур (в том числе и в отношении средств невербальной коммуникации), приводящее к «истиранию» этнических границ языков, еще не было столь значительным, как в настоящее время.

Наш выбор романов И.А. Гончарова «Обрыв» и Т. Гарди «Тэсс из рода д'Эрбервиллей» предопределен тем, что авторы являются писателями соотносимого художественного уровня, а романы близки по сюжету, объему текста и времени создания.

Методы исследования. В диссертации используются традиционно-описательный, сопоставительный, количественный, лексикографический, контекстный методы исследования, а также методика компонентного анализа. Кроме того, комплексный подход к анализу параязыковых явлений определил реализацию лингвистических приемов структурного и семантического анализа.

Научная новизна исследования состоит в комплексном изучении параязыковых явлений в семиотическом, семантическом, функционально-стилистическом аспекте, в представлении классификации средств вербализации параязыковых явлений в художественных текстах на основе построения их лексико-грамматических моделей. В диссертации впервые проводится сравнительно-типологический анализ паралингвистических средств в разносистемных языках. При этом основой анализа является значение слов и словосочетаний как единиц языка, образующих определенные лексико-грамматические модели, являющиеся сами по себе вербализованными паралингвистическими средствами.

Теоретическая значимость диссертации определяется тем, что в ней в свете положений когнитивной и антропоцентрической лингвистики, лин-гвокультурологии как новейших течений современной лингвистики представлен сравнительный анализ вербализованных в художественных текстах параязыковых средств в контексте проблем интерпретации единиц в художественном тексте, что способствует уточнению статуса письменной речи как факта адекватной и репрезентативной фиксации акта коммуникации, что также направлено на оптимизацию процесса коммуникации между представителями различных национально-культурных сред.

Практическая значимость. Материалы диссертации могут быть использованы в теоретических и практических курсах по ряду языковых дисциплин (лексикологии, стилистике, языкознанию и др.), при чтении теоретических курсов по паралингвистике, контрастивной лингвистике, в работах в области теории и практики перевода и теории языка в целом, а также в практике преподавания английского языка, на занятиях по анализу и интерпретации художественного текста. Материалы исследования способствуют более точной интерпретации вербального отражения единиц пара-языка в письменных текстах, что сможет обеспечить усвоение наиболее релевантных аспектов невербальной коммуникации, которые благодаря своей значимости получают свое отражение в семантике языковых единиц художественного текста.

Кроме того, материалы диссертации могут быть использованы при составлении учебных пособий и справочников лингвокультуроведческого и лингвострановедческого направлений. Данная работа может представлять интерес для лингвистов широкого профиля, филологов, культурологов и психологов.

Апробация работы. Содержание диссертации было предметом обсуждения и прошло апробацию на заседаниях кафедры русского языка и кафедры иностранных языков Курского государственного педагогического университета (1999-2002), на научных межвузовских и региональных конференциях (Курск: 2001, 2002; Тула: 2002). Основные теоретические положения отражены в 7 публикациях.

Положения, выносимые на защиту: 1. В структурном отношении параязыковые средства в художественных текстах представлены на разных уровнях: на уровне отдельных лексем, свободных словосочетаний и отдельных предложений.

2. В художественном тексте большая часть описаний невербальных явлений может быть сведена к рамкам определенных лексико-грамматических моделей, используемых авторами художественным произведений.

3. Преобладающая часть невербальных средств в русском и английском художественных текстах характеризуется универсальностью, проявляющейся как в семантике самих паралингвистических единиц, так и в способах их вербальной репрезентации.

4. Тексты художественной литературы содержат описания национальных и идиолектных параязыковых явлений, а также устарелых форм.

5. Основные различия в выделенных лексико-грамматических моделях прослеживаются на лексическом уровне.

6. Основными функциями параязыковых средств в художественном тексте являются: сопровождение, замещение, подчеркивание вербально выраженного сообщения, выражение эмоций и оценок и осуществление межличностных отношений.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав (1-ой теоретической и 2-х исследовательских), заключения, списка использованных словарей и художественных текстов, списка использованной и цитируемой литературы. Текст изложен на 196 страницах рукописи.

Заключение диссертации по теме "Теория языка", Русина, Елена Анатольевна

3.8. Выводы

Анализ контекстов описаний невербальных средств в исследованных художественных текстах позволил выделить три основные группы параязыко-вых средств: паракинесические средства (жесты, мимика, телодвижения, походка, поза), группа, выражающая кожные (дермальные) реакции (покраснение, бледность) и парапроксемические явления.

В составе паракинесических средств выявлены следующие жесты: утвердительный кивок (1 лексико-грамматическая модель, соотношение контекстов употреблений в русском и английском текстах 22/3 соответственно), отрицательное качание головой (1, 50 / 10) и паракинема поднятая / склоненная голова (1, 64 / 25), паракинема создание / поддержание / расторжение контакта рукой (1, 98 / 24), взмах руки (1, 32 / 2), указательный жест рукой (1, 56 / 2), религиозный жест креста (1,7/0 + описание обряда крещения), воздушный поцелуй (1, 1 / 3), паракинема показывать знаком, жестом (1, 39 / 5), жест «рука-плечо» (1, 18 I 4), движения пальцев (2,2 I 1,5/2), движения плечами (1,19/1), движения ног (1,7/ 1), поцелуй (2, 23 / 11, 11 / 8).

Основные мимические движения представлены паракинемой улыбка (2, 38 / 5, 28 / 6, соотношение прилагательных, характеризующих улыбку 25 / 6), выражение взгляда (2, 167/49, 119/ 12, соотношение прилагательных, описывающих взгляд 115/16), глаз (2, 18 / 4, 20 / 21, в том числе прилагательных 16/ 11), выражение лица (лицо 67 / 45; выражение лица 6/6; мина 8 / 2), паракинемой хмуриться (1, 19/ 1), (с)морщиться (1, 6/3).

Телодвижения в составе выявленных паракинесических средств представлены лексико-грамматическими моделями, описывающими повороты корпуса (2, 38 / 45, 26 / 16), поклон (1, 22 / 11), коленопреклонение (1, 12 / 7), объятие (1, 23 / 29), дрожь (1,21/16); позу (9 / 9); походку (2, 23 / 14, 2 / 5).

Дермальные реакции (покраснение (2, 38 / 18, 7 / 16), бледность (1, 25 / 10); парапроксемические явления (полюс притягивания (1, 10/5), полюс отталкивания (1, 6 / 5).

Отметим выявленное значительное количественное превышение контекстов употребления, содержащих параязыковые описания, в тексте русского романа в сопоставлении с английским, а также большее разнообразие моделей. Большинство из выявленных моделей - глагольные.

В результате проведенного сравнительного исследования русского и английского художественных текстов нами были выявлены следующее структурное сходство описаний параязыковых явлений

1) на уровне отдельной лексемы (наречия, глаголы, прилагательные, существительные) (улыбка / smile, поклониться / kneel, сморщиться / wrinkle, wince, мягко / gently);

2) на уровне переменного словосочетания:

• предложно-именные сочетания слов, в которых существительное является обозначением эмоционального состояния (с недоумением, с восторгом, with passion, with interest):

• адъективно-субстантивные (дружеский, бархатный взгляд, tender look, hard gaze):

• глагольные (поцеловать крепко, kiss endlessly):

3) на уровне (развернутого) предложения (Лицо дружески улыбалось; Робость слетела с лица; A pale distress was already on Tess's face; Terror was upon her white face).

Наречия, прилагательные и существительные в сочетании с глаголами в выявленных моделях описаний параязыковых средств указывают на испытываемые персонажами эмоции (с грустью, в отчаянии, в волнении, in grief, in surprise, crossly), а также указывают на степень интенсивности (немного, слегка, с силой, tightly, a little, violently) и продолжительности (поминутно, мельком, продолжительно, endlessly, for a long time, much) того или иного жестового проявления и пр.

Мимика и жесты могут указывать на национальную, социальную, профессиональную принадлежность собеседников, на их индивидуальный характер, привычки. И в русском, и в английском художественных текстах были выявлены описания идиолектных жестов (чесать, драть голову; русалочный взгляд; помогать бровями, складками на лбу; дрожание подбородка от улыбки), описания жестов, имеющих типично национальный характер (например, русское троекратное объятие), описание мимики, обладающей региональной спецификой (выражение лица, которое в Тэлботейсе и его окрестностях считалось уместным при встрече с молодоженами), описания жестов, характеризующих мужской и женский типы невербального поведения ^муж.: чесать, ерошить голову, жен.: всплеснуть руками), а также описания устарелых жестов (шаркнуть ножкой, ритуальный поцелуй руки).

В каждом языке слово живет своей жизнью, тесно связанной со своеобразием лексико-семантической системы данного языка. Значения слов могут не совпадать по своей компонентной структуре, то есть по своим семантическим компонентам [Левицкая, Фитерман 1976: 156].

Исследование показало, что значение отдельных кинесических глаголов в английском художественном тексте включает помимо собственно глагольных сем, отражающих называемое глаголом действие, и обязательную ак-тантную сему, указывающую на орган его производства или раскрывающую (характеризующую) основную сему. Так, значение английских слов, в которых можно выделить наличие двух или более сем, передается англо-русским словарем двумя или более русскими словами, ср. кивнуть головой / nod, хлопать по плечу /pat, показывать пальцем /point, хмурить брови/frown, опускаться на колени / kneel, легко толкнуть локтем / nudge, stare, gaze / пристально смотреть, пристальный взгляд; glance, glimpse / посмотреть мельком, быстрый взгляд; в английском языке наблюдается омонимичность форм глаголов и существительных, не характерная для русского языка, например, обнять, объятие / embrace; ходить, походка / walk, кивать, кивок головой / nod, краснеть, румянец/flush, blush,

У некоторых сопоставимых слов круг значений шире в английском языке, чем в русском. Под различным объемом значения слов имеется в виду различие в их семантической структуре в разных языках [Левицкая, Фитерман 1976: 156]. Слово может иметь различные виды лексических значений (лексико-семантических вариантов), оно может расширять или сужать свое значение, делать его более конкретным или абстрактным. Так, некоторые английские лексемы объединяют в себе значения, которые в русском языке представлены различными словами: wince / дрожать, сморщиться; shrink / дрожать, съежиться; raillery / насмешка, добродушное подшучивание; расе, tread, walk, step / шаги, походка; что создает определенные трудности при понимании, в первую очередь, иноязычного текста, требуют обращения к контексту.

Отметим выявленную в ходе исследования степень влияния характера содержащегося в модели описания параязыкового явления адаптера на значение паракинемы в целом, которое может быть различным, например: поцелуй реки, щеки, головы, рта (губ).

Слова находятся в определенных для данного языка связях. Важно отметить, что сочетаемость слов имеет место в случае совместимости обозначаемых ими понятий. Сочетаемость единиц в рамках микроконтекста исследованных произведений колеблется от свободной, определяемой логикой отношений между явлениями действительности, до более или менее устойчивой, регулируемой внутренними семантическими отношениями самой языковой системы, семантикой глагола, которые создают некоторые ограничения (kiss warmly, но не pat warmly).

Заключение

Как выявило настоящее исследование, явления устного речевого общения находят отражение на письме в виде определенного языкового обозначения. Жестовая образность как эквивалент вербальных знаков зачастую выполняет роль смыслового подтекста: язык, как совокупность знаков для мышления и для выражения мыслей и чувствований, является не только языком слов, то есть материалом, для которого служат звуки речи, но также может быть и языком жестов и мимики, и такой язык существует в человечестве рядом с языком слов. Чтобы понять физические и духовные усилия, делающие возможным проявление языка, необходимо принимать во внимание и другие выражения мыслей и чувствований в наших движениях.

Описание вербального и паравербального поведения персонажа интегрируются в единое лингвопаралингвистическое высказывание, что создает многоступенчатость (многоаспектность) отражения действительности через разные точки зрения и оценки изображаемого автором, персонажем и читателем.

Система словесных обозначений параязыка и в русском, и в английском языках представлена отдельными сопоставимыми лексемами (шептать, кричать, смеяться, вздыхать, поцеловать, обнять, улыбка, молчание, whisper, cry, kiss, creep, promenade, kneel, sigh, smile), свободными и устойчивыми словосочетаниями (говорить . голосом (тоном), смотреть ., показывать кулаки, послать воздушный поцелуй, say in а . voice (tone),blow a kiss, look .„ close fists,) или развернутыми предложениями (Лицоy него сделалось злее обычного; She lookeda sudden fear).

Таким образом, исходная гипотеза о существовании и в русском, и в английском языке обширной лексической системы для описания невербальной коммуникации и наличии ее в художественных текстах получила подтверждение в ходе данного исследования. Были установлены и описаны основные лексико-грамматические параязыковые модели в избранных русском и английском художественных текстах. Выявление этих моделей значительно облегчило сравнительный анализ, сделало его более наглядным.

В результате анализа выявленных контекстов описания параязыковых единиц мы пришли к выводу, что параязыковые единицы в избранных художественных текстах представлены парафоническими, паракинесически-ми, а также периферийными парапроксемическими формами и дермаль-ньши реакциями. В свою очередь, парафонические средства представлены

1) вербальными голосовыми средствами с активным голосовым компонентом (различные голосовые модуляции, крик, шепот, звукоподражания),

2) относительно невербальными, в которых голосовой компонент представлен, но несет добавочное значение (смех, плач, вздох, кашель и пр.) и

3) абсолютно невербальными средствами, определяющими нулевую репрезентацию голосового компонента (паузы хезитации, молчание).

Выделено 12 основных сходных лексико-грамматических моделей, описывающих голосовые модуляции: глагол + конкретизатор + голосом / in а . voice; глагол речи + конкретизатор + тоном / in а . tone; глаголы речи, крика, шепота, вопроса + конкретизатор; глагол смеха + конкретизатор; глагол + (конкретизатор) смех (ом) (хохот(ом)) / (with) . laugh (laughter); глагол плача + конкретизатор; глагол + (конкретизатор) существительное слезы (слезами) / tear(s) и др.; глагол вздоха + конкретизатор; глагол + со (конкретизатор) вздохом /verb with . a sigh; глагол, выражающий молчание, с конкретизатором. Описания различных дополнительных призвуков (кашель, зевота и т.п.) были выявлены только в русском художественном тексте, английский роман таковых не содержит.

К паракинесическим средствам относим жесты (движения рук, головы, плеч, ног, поцелуй и др.), мимику (выражение лица, взгляда, глаз, другие мимические проявления), телодвижения (повороты корпуса, поклон, объятие, коленопреклонение, дрожь), походку, позы, к дермальным (кожным) реакциям - покраснение и бледность.

Паракинемы жестов представлены 16 сопоставимыми моделями (представляющие описания паракинем утвердительный кивок; отрицательное качание головой; поднятая / склоненная голова (взгляд); создание / поддержание / расторжение контакта рукой; взмах руки; указательный жест рукой; религиозный жест (крест); воздушный поцелуй; показать жестом (знаком); жест рука-плечо; движения пальцев (показывать кулаки, барабанить пальцами); пожимать плечами; поцелуй (глагол, описывающий поцелуй + адаптор, указывающий место, + конкретизатор; глагол + существительное поцелуй / kiss); движения ног; мимика - 8 моделями (паракинемы лицо, выражение лица (2 модели); выражение взгляда и глаз (4 модели) (глагол паракинемы взгляд + конкретизатор; глагол + (конкретизатор) взгляд(ы) (взглядом) / look, glance, gaze, glimpse; глагол + (характеризующее степень открытости глаз конкретизатор) глаза (глазами) / eyes + конкретизатор; (конкретизатор) глаза (глазами) / eyefs) + глагол, характеризующий выражение глаз + конкретизатор; улыбка (2 модели) (глагол паракинемы улыбка + конкретизатор; глагол + с (конкретизатор) улыбкой)).

Паракинемы телодвижений представлены 6 сопоставимыми моделями (паракинемы поворот корпуса (головы) (2 модели); поклон; коленопреклонение; объятие; дрожь), которые можно представить как глагол, выражающий телодвижение, + конкретизатор (или без него).

Паракинемы походки представлены 2 основными моделями: глагол, описывающий походку, + конкретизатор; существительные походка, поступь (gait, расе, step, tread, walk).

Дермальная реакция покраснения представлена 2 моделями: глагол, описывающий покраснение, + конкретизатор; существительное, описывающее покраснение; бледность - 1 моделью (глагол, описывающий по-бледнение, + конкретизатор), проксемические явления - 2 моделями (глагольные модели, которые можно классифицировать по характеру движения в сторону собеседника или от него (полюс притягивания / полюс отталкивания)).

Отдельные выделенные контекстные описания параязыковых явлений представлены рамками предложения (например, выражения лица, а также параязыковые явления, образующие тропы).

Русский текст содержит больше контекстов описания средств невербальной коммуникации и большее разнообразие параязыковых моделей по сравнению с английским. Полагаем, высокая частотность употребления параязыковых средств объясняется национальными особенностями: для устного русского общения свойственна большая интенсивность использования невербальных средств по сравнению с английским. Как следствие, «эмоциональная температура текста» у русских весьма высокая, она гораздо выше, чем у английского текста, и выше, чем в других славянских языках (подр. см.: [Вежбицкая 1997: 55]).

По своей категориальной принадлежности средства выражения параязыка представлены в основном глагольными моделями и связанными с ними синонимичными, антонимичными адвербиальными либо предложно-именными сочетаниями или межъязыковыми эквивалентами (с состраданием / сострадательно, desperately / in despair, silently / in silence, с беспокойством / with misgiving; печально, горестно, с горечью / sadly, sorry, with bitterness; весело радостно, с радостью / gladly, cheerfully, lightly, with gladness, with lightness; attentively / vacantly, внятно / inaudibly). Данные лексемы характеризуются разным предложно-падежным управлением, ср., в отчаянии/с отчаянием, в страхе/со страхом, with (in) hopelessness, with (in) excitement

Подавляющее большинство рассмотренных прилагательных и наречий в моделях обнаружено на уровне свободных словосочетаний, поэтому их семантические особенности рассматриваются с учетом контекстных условий их семантического развертывания в текстах романов.

Исследованием, в частности, установлено, что основные типы единиц отражения невербальных компонентов в письменном тексте, зависящие от характера представления в их семантике паралингвистических факторов, выражают интенсивность (обильные слезы, заплакать сильно, burst into tears, сжать руку крепко, press hand tightly, полуулыбка, half-smile, поклониться слегка, низко, bend to the ground), а также служат выражением эмоций (печальный тон, sad tone, вздохнуть от волнения, закричать от изумления, cry lightly, трясти головой от ярости, wave hand in impatience) и определенного отношения (дружеский голос, шутливый тон, ласково, смотреть с состраданием, with a manner of superiority, abruptly, cynically, look with approval). Отражение фонетических особенностей определяется прежде всего степенью громкости звучания (орать, за(кричать) во весь голос, вполголоса, шептать, громко, тихо, cry, shriek, scream, faintly, gently, pacifically, quietly, softly), высотой тона и продолжительностью (звонкий голос, живо, скороговоркой, коротко, quickly, hastily), качеством голоса (ворчать, стонать, шипеть, хрипеть, growl, moan), звукоподражаниями (щебетать, рычать, пищать (не своим голосом).

Проявление эмоций, связанных с воздействием внешних и внутренних раздражителей, сопровождает практически все виды целенаправленной деятельности человека. Эмоциональное состояние, охватывающее говорящего, находит довольно четкое выражение в характеристиках наблюдаемого невербального поведения. Так, выделенные параязыковые средства, в особенности голос и выражение лица, могут выражать практически все «фундаментальные» эмоции человека, выделенные П. Экманом: радость (весело, с веселым лицом, cheerfully, jolly-faced); печаль ((полу)печально, вздохнуть безотрадно, кивнуть с грустью, с скорбным лицом, sadly, distressfully, laugh of sadness, flush with distress, tragical face); интерес (взгляд удивления / look of surprise); удивление (с удивлением, удивленно, с удивленным лицом, глядеть с изумлением, look round puzzled, his face was perplexed); презрение (на лице только нетерпение, furrows of repugnance); гнев ((полу)гневно, сердито, сердитое лицо, раздражительно, с примесью раздражения / impatiently, with impatience, with irritation, smile crossly); страх (с ужасом, в страхе, побледнеть от страха, испуганное лицо, озираться боязливо, вздрогнуть от испуга, terror was upon her white face, she looked a sudden fear), а также многие другие эмоции и их комбинации.

С грамматической точки зрения для экспликации эмоциональных сем наиболее приспособлены прилагательные, причастия, существительные с предлогами и наречия, что и было обнаружено в моделях (преимущественно в русских), потому что именно они изначально включают в себя качественную характеристику.

Невербальные действия сигнализируют не только эмоциональные, но и психологические, интеллектуальные состояния говорящего в определенной ситуации общения (задумчиво / thoughtfully, с иронией / with irony, робко / timidly, tremulously, равнодушно / indifferently, with frankness of indifference).

Параязыковые средства в английском языке изображают, описывают, в то время как русские, как правило, выражают экспрессию, эмоции, оценку. Поэтому во многих английских моделях представлено только описание того или иного движения без указания конкретизирующих его сочетаний.

Наиболее существенные различия русского и английского языков присутствуют на лексическом уровне. Русский мыслитель С.М. Булгаков писал: «Национальность проявляется в культурном творчестве. Самое могучее древо культуры, в котором отпечатывается душа национальности, есть язык. В языке мы имеем неисчерпаемую сокровищницу возможностей культуры, а вместе с тем и отражение, и осознание души народной» [Книжное обозрение 1990: 9].

В английском языке наблюдается омонимия форм глаголов и существительных (laugh, titter, sigh, cry, nudge, nod, pat, embrace, walk, kiss, flush, blush). Русской лексеме рука соответствуют arm и hand в английском. Значение отдельных английских глаголов в русском языке выражено словосочетаниями (stare, glance, nod, point, pat, kneel, nudge, pout). Отдельные английские глаголы совмещают в себе значения, которые в русском языке представлены различными лексемами (cry, laugh, murmur, pause, breathe, wince, shriek, raillery, scorn), что создает необходимость обращения к контексту.

Выявлены некоторые закономерности взаимодействия лексических единиц, описывающих элементы невербальной коммуникации, которые свидетельствуют о принципиально различном характере сцепления единиц, описывающих какую-либо паралингвистическую особенность. Сочетаемость единиц, в частности, может ограничиваться частеречноЙ семантикой (говорить тихим голосом, но не звонко, высоко; выразительно, угрюмо молчать, но не выразительно, угрюмо говорить; прошептать в ужасе, но прошептать с ужасом (в голосе); whisper vehemently, но не whisper uproariously, kiss warmly, но не hug, pat warmly и др.).

Нередко описания параязыковых средств представляют тропы (метафору, метонимию, сравнение), выявленные практически во всех исследованных группах.

Невербальные действия в исследованных художественных текстах рассматриваются в качестве маркеров возрастных, профессиональных, национальных, культурных характеристик. Так, в текстах романов были отмечены описания параязыковых явлений, обладающие национальной спецификой (троекратный пог^елуй), идиолектные (русалочный взгляд, помогать бровями; the dairyman saw them,. throwing into his face the kind of jocularity deemed appropriate in Talbothays and its vicinity on the reappearance of the newly-married), устарелые (шаркнуть ножкой, ритуальный поцелуй руки), паралингвизмы, характеризующие поведение одного героя (чесать, ерошить, драть голову; помогать думать бровями, складками на лбу, дрожащий от улыбки подбородок), указывающие на возрастные (старческий вздох, детский голос, голос девочки) и половые (сказать басом, грудным голосом, glance femininely) особенности.

Поскольку данная работа посвящена сравнительному анализу пара-языка двух отдельно взятых романов А.И. Гончарова «Обрыв» и Т. Гарди «Тэсс из рода д'Эрбервиллей», представляется интересным проведение анализа на большем объеме материала, сравнение нескольких произведений указанных писателей. Данное рассмотрение выявит большее количество и разнообразие моделей, универсальных и национальных элементов. Перспективным также является исследование параязыка разных эпох, а также привлечение произведений разных языков, например, американского варианта английского языка, немецкого языка, с целью выявления национальных различий, а также лексических средств их описания.

Результаты такого исследования позволят выявить общее и различное в практических способах концептуализации невербальных кодов и их вербальных выражений носителями разных языковых систем, представителями разных временных эпох.

Список использованных словарей

АкишинаА.А, КаноХ., АкишинаТ.Е. Жесты и мимика в русской речи. Лингвострановедческий словарь. -М: Русский язык, 1991. - 145 с. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов [Около 7000 терминов]. - М.: Сов. энциклопедия, 1969. - 607 с.

Григорьева СЛ., Григорьев Н.В., Крейдлин Г.Е. Словарь языка русских жестов. - Москва-Вена: Языки русской культуры; Венский славистический альманах, 2001. - 256 с.

Лингвистический энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева. - М.: Сов. энциклопедия, 1990. - 682 с.

Ожегов С.И. Словарь русского языка: 70000 слов / Под ред. Н.Ю. Шведовой. - М.: Русский язык, 1989. - 924 с.

Словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. А.П. Евгеньевой. - М.: Гос. изд-во иностр. и нац. словарей, 1957-1961.

Языкознание. Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева. -М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. -685 с.

Givens D.B. The Nonverbal Dictionary of Gestures, Signs and Body Language Cues. - Web document: http://members.aol.com/nonverbal2/dictionl.htm. Hornby A.S., Gatenby E.V., Wakefield H. The Advanced Learners Dictionary of Current English. - M.: Сигма-пресс, 1996. - 1200 p. Longman Language Activator. - UK: Longman, 1996. - 1587 p.

Список использованных художественных произведений

Гончаров И.А. Обрыв: Роман в пяти частях. - М.: Художественная литература, 1986. -448 с.

Hardy Т. Tess of the D'Urbervilles. - L.: Penguin Popular Classics, 1994. - 508 p.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Русина, Елена Анатольевна, 2002 год

1. Аданакова В.И. Паралингвизмы и импликации в художественном тексте // Текстообразующие потенции языковых единиц и категорий. Барнаул, 1990.-С. 3-10.

2. Аданакова В.И. Паралингвизмы как индикаторы оценочности в художественном тексте П Стилистический анализ художественного текста. Смоленск, 1988.-С. 22-28.

3. Анисимова Е.Е. О целостности и связности креализованного текста // Фи-лол. науки. М., 1996. - №5. - С.74-84.

4. Арутюнова Н.Д. Феномен молчания // Язык о языке: Сб. статей / Под общ. рук. и ред. Н.Д. Арутюновой. М.: Языки русской культуры, 2000. -(Studia Philologica) - С. 417- 436.

5. Бажин Е.Ф., Ганина H.A., КорневаТ.В. Описание лица в художественной литературе как проблема восприятия человека человеком // Вопросы психологии. -М., 1984.- №2.-С. 142-147.

6. Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. М.: Изд-во иностр. лит., 1955. - 416 с.

7. Баркашин Э.А. Взаимодействие речи с невербальной информацией в процессе последовательного технического перевода без записи // Сб.науч.тр. / Моск. гос. ин-т иностр.яз. им. М. Тореза. М., 1989. - Вып. 343. - С. 92100.

8. Булгаков М.А. Избранные сочинения: В 3 т. Т. 2. М.: ТЕРРА; Литература, 1997. - 704 с.

9. Вайман С.Т. Парасловесный диалог // Филологические науки. М., 1980.3. С. 39-42.

10. Велъш В. Вербализированные жесты в русском и немецком языках // Германские, романские и русский языки в сопоставительном аспекте. Воронеж, 1998. - С. 37-41.

11. Верещагин ЕМ., Костомаров В.Г. О своеобразии отражения мимики и жестов вербальными средствами // Вопросы языкознания. М., 1981. -№1.-С. 36-47.

12. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура. Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. М.: Русский язык, 1976.-248 с.

13. Верещагина Л.В. Взаимодействие вербальных и невербальных средств общения в просодико-кинетических единицах анализа // Филологические заметки. Саранск, 1999. - С. 68-71.

14. Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. М.: Высш. шк., 1986. -416 с.

15. Волкова П.С. Эмотивные воздействия вербального и авербального языков как метод интерпретации худ. текста // Язык и культура. Киев, 1997, -Т. 4.-С. 37-45.

16. Воронова Т.И. Отражение невербальной коммуникации в художественном тексте (на материале новелл А. Роб-Грийе и А Прево) И Scripta manent.

17. Смоленск, 1993. С. 39-41. - Рукопись деп. в ИНИОН РАН №49585 от 5.09.94.

18. Грейдина Н.Л. Взаимодействие вербальных и невербальных средств на материале русских и английских ситуаций общения (эксперимент, аспект) // Лингвистические категории в синхронии и диахронии. Пятигорск, 1996.-С. 148-152.

19. Грейдина Н.Л. Специфика интеракционного комплекса коммуникативных (вербальных и невербальных) средств в условиях русской и английской действительности // Лингвистические категории в синхронии и диахронии. Пятигорск, 1996.-С. 152-156.

20. Григорьева С.А., Григорьев Н.В., Крейдлин Г.Е. Словарная статья в экспериментальном словаре русских жестов, мимики и поз // Моск. лингв, журн. = Moscow ling. J. М., 1996. -№2. - С. 136-146.

21. Гумбольдт В. Избранные труды по языкознанию. М.: Прогресс, 1984.700 с.

22. Дорда C.B. Невербальные средства коммуникации в высказываниях, выражающих чувства вины // Язык и культура = Мова культура. Киев, 1997. -Т.2.-С. 50-51.

23. Железанова Т.Т. Номинация паралингвистических явлений с современном немецком языке: Автореф.дис. . канд.фил.наук // Моск. гос. пед. ин-т иностр. яз. им. М. Тореза. М., 1982. - 26 с.

24. Жестовая коммуникация и ее место среди других систем человеческого общения П Волоцкая З.М., Николаева Т.М., Сегал Д.М., Цивьян Т.В. Из работ Моск. семиотич. круга. М., 1997. - С. 8-17,

25. Зайченко Е.Ю. Параязык в характеристике героев романа М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита» // Идиолект. Вып. 2. Сб. научных трудов. Курск, 2000.-С. 3-13.

26. Заюнчковская З.Ю. Отношение речи к пластике телодвижений: Анализ смысловых связей // МГУ им. М.В. Ломоносова. М., 1992. - 12 с. - Рукопись деп. в ИНИОН РАН №45966 от 22.01.92.

27. Зензеров В.Н. Деривация паралингвистических образов в поэтической драме (на примере хроники «Ричард II» В. Шекспира) // Проблемы деривации: семантика и поэтика. Пермь, 1991. - С. 106-113.

28. ИшоЛ.Х.у Устинов C.B. Способы вербального описания мимики и жестов средствами английского языка / Горьк. гос. пед. ун-т иностр. яз. им. Н.Д. Добролюбова. Горький, 1988. - 30 с. Рукопись деп. в ИНИОН АН СССР №32999 от 9.03.88.

29. Катцер Ю.М., Кунин A.B. Письменный перевод с русского языка на английский. М.: Высш. шк., 1964. - 407 с.

30. Клаутова О.Ю. Жест в древнерусской литературе и иконописи XI-XIII в.в. К постановке вопроса // Труды отдела древнерусской литературы. СПб., 1993.-С. 256-269.

31. Колшанский Г.В. Паралингвистика. М.: Наука, 1974. - 84 с. Крейдлин Г.Е. Национальное и универсальное в семантике жеста // Логический анализ языка. Образ человека в культуре и языке. - М., 1999. - С. 170185.

32. Крейдлин Г.Е. Семантические типы жестов // Лики языка. М., 1998. - С. 174-185.

33. Крейдлин Г.Е. , Чувилина Е.А. Улыбка как жест и как слово (к проблеме внутриязыковой типологии невербальных актов) // Вопросы языкознания. М., 2001. - № 4. - С. 66-93.

34. Крейдлин Г.Е. Голос и тон в языке и речи // Язык о языке: Сб. статей / Под общ. рук. и ред. Н.Д. Арутюновой. М.: Языки русской культуры, 2000. -С. 453-501.

35. Крестинский C.B. Коммуникативная нагрузка молчания в диалоге // Личностные аспекты языкового общения. Калинин, 1989. - С. 69-78. Кутьева М.В. Этнокультурные аспекты изучения языков И Педагогика. -М., 1998.- № 3. - С. 74-79.

36. Ланецкая К.И., Громова В.И. Некоторые особенности паралингвизмов в немецком языке и их соответствия в русском языке / Харьк. гос. ун-т им.

37. A.M. Горького. Харьков, 1991. - 27 с. Рукопись деп. в ИНИОН АН СССР №45156 от 1.08.91.

38. Лебедева Н. Т. Возможности использования невербальных средств в процессе обучения студентов иностранному языку: Автореф.дис. . канд.пед.наук. Липецк, 2002. - 22 с.

39. Левицкая Т.Р., Фитерман A.M. Пособие по переводу с английского языка на русский. М.: Высш. шк., 1973. - 136 с.

40. Левицкая Т.Р., Фитерман A.M. Проблемы перевода. На материале современного английского языка. М.: Международ, отношения., 1976. - 208 с. Леонтьев A.A. Возникновение и первоначальное развитие языка. - М.: Изд-во АН СССР, 1963. - 140 с.

41. Леонтьев A.A. Основы психолингвистики. М.: Смысл, 1997,- 297 с.

42. Леонтьев A.A. Психолингвистика.- Л.: Наука, 1967,- 120 с.

43. Леонтьев A.A. Психолингвистические единицы и порождение речевоговысказывания. М.: Наука, 1969. 308 с.

44. Леонтьев A.A. Что такое язык. М.: Педагогика, 1976. - 96 с.

45. Леонтьев A.A. Язык и разум человека. М.: Политиздат, 1965. - 126 с.

46. Леонтьев A.A. Язык, речь, речевая деятельность. М.: Просвещение, 1969.- 215 с.

47. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975.- 304 с.

48. ЛысковВ.А. Паралингвистический аспект просодики: (К постановке проблемы) // Вестн. Ленингр, ун-та. Сер. 2, История, языкознание, литературоведение. Л, 1989. - Вып. 4.-С. 115-117.

49. Маслова Н. Молчание как невербальный акт оценки // М. Бахтин и гуман-нит. наука XX века. Вильнюс, 1995. - С. 37-39.

50. Меликян C.B. Функции молчания в коммуникативном поведении человека //Язык и национальное сознание. Вып. 2. Воронеж, 1999. - С. 91-94. Мид Дж. От жеста к символу // Амер. социол. мысль/ Мертон Р., Мид Дж., Парсонс Т., Шюц А. - M., 1996. - С. 213-221.

51. Мимика, жесты, позы.: Как понять человека без слов / Сост. Любин. -СПб.: Комплект, 1997. 180 с.

52. Мирзоян А.Л. Роль невербальных средств в человеческом общении и их учет в преподавании иностранного языка // Иностранный язык. Зарубежная литература. Ереван, 1988.-Вып. 8.-С. 118-125.

53. Никитина М.В. Эстетическая интерпретация как невербального компонента речи на сцене // Функционирование языковых единиц в разных формах речи. Саратов, 1995. - С. 145-151.

54. Николаева Т.М., Успенский Б.А. Языкознание и паралингвистика // Лингвистические исследования по общей и славянской типологии. — М.: Наука, 1966.-270 с.

55. Общее языкознание: Хрестоматия. / Сост. Б.И. Косовский, H.A. Павленко;под. ред. А.Е. Супруна. Мн.: Высш. шк., 1987. - 115 с.

56. Петрова Е.А. Психосемиотическое описание русской жестикуляции // Психосемиотика познавательной деятельности и общения. М., 1988. - С. 93-113.

57. Низ А. Язык жестов: Увлекательное пособие для деловых людей. Воронеж: МОДЭК, 1992. - 218 с.

58. Покровская Я.А. Мимика гнева и ее вербальное отображение в текстах художественной произведений: (На материале англ. и рус. языков) // Языковая личность: социолингвистические и эмотивные аспекты. Волгоград; Саратов, 1998.-С. 110-116.

59. Пронников В.А., Ладанов И.Д. Язык мимики и жестов. М., 1998. - 216 с. Психолингвистика. Сб. статей. / Сост. A.M. Шахнарович. - М,: Прогресс, 1984.- 368 с.

60. Русская разговорная речь. Отв. ред. Е.А. Земская. -М: Наука, 1973.-485 с. Рыбакова Т.Н. Невербальные средства коммуникации и их отражение в переводе // Информативно-коммуникативные аспекты перевода. -Н. Новгород, 1998. Ч. 2. - С. 95-104.

61. РюклеХ. Ваше тайное оружие в общении: Мимика, жест, движение: Сокр. пер. с нем. М.: Интерэксперт, 1996. - 280 с.

62. Семантическая общность национальных языковых систем / Науч. ред. З.Д. Попова. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1986. - 184 с, Семененко Л.П. Аспекты лингвистической теории монолога. - М.: МГЛУ, 1996.-323 с.

63. Семененко Л.П. Основы коммуникативно-целевой семантики. Учебное пособие. Орел: ОГУ, 1999. - 84 с.

64. Сорокин В.А. Некоторые аспекты перевода кинематической лексики: (На материале англо-американской художественной прозы и ее перевод на русский язык) // Информативно-коммуникативные аспекты перевода. -Н.Новгород, 1997.- 4.1.-С. 134-144.

65. Ступакова E.H. Национально-культурная специфика взаимодействия просодических и невербальных средств в реализации лекционного текста (на материале британских и американских лекций): Автореф.дис. . канд.филол.наук. -М., 2002. 16 с.

66. Усольцева Н. Язык вербальный и невербальный как проблема изучения неолингвистики // Студент и науч.-тех. прогресс. Челябинск, 1997. - С. 100101.

67. Фейгенберг Е.И., Асмолов А.Г. Некоторые аспекты исследования невербальной коммуникации: за порогом рациональности // Психологический журнал.-М., 1989. Т. 10. - №6. - С. 58-66.

68. Хроленко А.Т. Говорим словами беседуем телом И РОСИ. Ученые записки. Серия: Проблемы социально-гуманитарных дисциплин. - Вып. 4. -Курск, 1999.-С. 45-58.

69. Хроленко А.Т. Лингвокультуроведение: Пособие к спецкурсу по проблеме «Язык и культура». Курск: ГУИПП «Курск», 2000. - 168 с. Хроленко А.Т. Общее языкознание: Курс лекций. - Курск: Изд-во КГПУ, 1999.-287 с.

70. Цвейг С. Собрание сочинений: В 10 т. Т. 1 : Цепь: Цикл новелл. M.: ТЕР-РА, 1992.-512 с.

71. Чанышева 3.3. Лексические средства обозначения паралингвистических компонентов речи в современном английском языке: Автореф.дис. . канд.филол.наук / Моск. гос. пед. ин-т иностр. яз. им. М. Тореза. М., 1979.-24 с.

72. Межвуз. науч. сб.-М., 1996.- С. 108-112.

73. Читать человека как книгу / сост. Е. Занк. М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1998.-344 с.

74. Шевченко A.M. Невербальные компоненты как элементы коммуникативной ситуации, отраженные в художественном тексте / Запорож. гос. ун-т, Запорожье, 1990. - 14 с. Рукопись деп. в ИНИОН АН СССР № 41378 от 22.03.90.

75. Шевченко А.И. Прагматическая обусловленность номинаций невербальных компонентов коммуникации в англоязычном художественном тексте: Ав-тореф.дис. . канд.филол.наук / Киев. гос. пед. ин-т ин. яз. Киев, 1987. -23 с.

76. Шевченко A.M. Роль невербальных средств коммуникации в создании имплицитных содержаний в художественном тексте / Запорож. гос. ун-т. -Запорожье, 1998. 17 с. Рукопись деп. в ИНИОН АН СССР № 35804 от 13.10.88.

77. Шевченко A.M. Роль номинации невербальных компонентов в реализации прагматической направленности художественного текста: (На материале англ. яз.) / Киев. гос. пед. ин-т ин. яз. Киев, 1986. - 23 с. Рукопись деп. в ИНИОН АН СССР № 24782 от 7.04.86.

78. Шелгунова Л.М. Особенности речевой структуры повести Е. И Замятина «Уездное» // Творч. Наследие Евг. Замятина. Тамбов, 1997. - Кн. 5. - С.119.132.

79. Шелгунова Л.М. Взаимодействие репродуктивного и аналитического способов передачи рече-жестового поведения персонажей в повеств. худ. тексте // Худ. речь. Самара, 1992. - С. 76-84.

80. Шелгунова Л.М. Указания на рече-жестовое поведение персонажей в русской реалистической художественной прозе // Филологические науки. -М., 1982.-№ 5.-С. 43-49.

81. Шелгунова Л.М. Указания на рече-жестовое поведение персонажей как средство создания образа в русской повествовательной реалистической художественной прозе. Волгоград: ВГУ, 1979. - 80 с.

82. ШмелевДН. Проблемы семантического анализа лексики. М.: Наука, 1973.-280 с.

83. ЩербаЛ.В. Избранные работы по языкознанию и фонетике. Т. 1, Л.: Изд-воЛГУ, 1958.- 182 с.

84. Язык подсознания / Горячев С.М., Константинов Е.П., Исаева Т.М., Исаев М.Ю.; науч. ред. Красильников Г.Т. Красноярск: Бонус, 1998. - 511с.

85. Beattie G., Aboudan R. Gestures, pauses and speech: An experimental investigation of the effects of changing social context on their precise temporal relationships // Semiótica. В.; N.Y., 1994. - Vol. 99, № 3/4. - P. 239-272.

86. Campbell R., de Haan E.H.F. Repetition priming for face speech images: speech-reading primes face identification // Brit. J. of psychology. L.; Cambridge, 1998. - Vol. 89, pt 2. - P. 309-323.

87. Cowley St.J. Of timing, turn-taking, and conversations // J. of psycholinguistic research. N.Y., 1998. - Vol. 25, №5. - P. 541-571.

88. Darwin Ch. The expression of the emotions in man and animals. NY: Oxford University Press, 1998. - 456 p.

89. Kappas A., Hess U. Nonverbal aspects of oral communication // Aspects of oral communication. Berlin: N.Y., 1995.-P. 169-180.

90. McNeill D. Relationship between language and motor action revisited // Syntactic iconicity and linguistic freezes: the human dimension. B., N.Y, 1995. - P. 351-364.

91. Moore M.M. Nonverbal courtship patterns in women: rejections, signaling. An empirical investigation // Semiótica. Berlin, N.Y., 1998. - Vol. 118, № 3/4. -P. 201-214.

92. Naumann B. Überlegungen zu einem Dialogbegriff als Handgesprächanalyse // Concepts of dialogue. Tübingen, 1994.-S. 1-13.

93. Studdert-Kennedy M. Recensio. // Lang. a. speech. Teddington, 1991. - Vol. 37, pt 2. - P. 203-209. Ree. ad op.: McNeill D. Hand and mind: what gesturesreveal about thought. Chicago, 1992. - xi 416 p.

94. Tohyama Yasuko Aspects of Japanese nonverbal behavior in relation to traditional culture // The empire of signs. Amsterdam; Philadelphia, 1991. - P. 181-218.

95. Tuite K. The production of gesture // Semiótica. B.; N.Y., 1993. - Vol. 93, №1/2.-P. 83-105.

96. Verbal and nonverbal communication. Cues in daily conversations and dating / Ficten C.S., Tagalakis V., Judd D. et al. // J. Of social psychology. Province-town, 1992.-Vol. 132, №6.-P. 751-769.

97. Wailbott H.G. Analysis nonverbal communication // Aspects of oral communication. Berlin: N.Y., 1995. - P. 480-488.

98. Wierzbicka A. Kisses, handshakes, bows: the semantics of nonverbal communication li Semiótica. Berlin, N.Y., 1995. - Vol. 103, № 3/4. - P. 207-252.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 146127