Теоретико-методологические основания современной культурной политики тема диссертации и автореферата по ВАК 24.00.01, доктор философских наук Ижикова, Наталия Васильевна

Диссертация и автореферат на тему «Теоретико-методологические основания современной культурной политики». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 429356
Год: 
2011
Автор научной работы: 
Ижикова, Наталия Васильевна
Ученая cтепень: 
доктор философских наук
Место защиты диссертации: 
Санкт-Петербург
Код cпециальности ВАК: 
24.00.01
Специальность: 
Теория и история культуры
Количество cтраниц: 
318

Оглавление диссертации доктор философских наук Ижикова, Наталия Васильевна

ВВЕДЕНИЕ.

1. Теоретико-методологические основания изучения культурной« политики.

1.1. Философско-культурологическая методология в исследовании культурной политики.

1.2. Культура и политика: методологические проблемы.

2. Гео-хронополитическая стратегия: просветительская и гедонистическая доминанты культурной политики.

2.1. Теории досуга и культурного отставания,в становлении отраслевого, экономико-центристского подхода.

2.2. Просветительская и гедонистическая доминанты культурной политики советского периода.57"

2.3. Гедонистическая доминанта в культурной политике постсоветского периода: досуг в геополитическом измерении.

2.4. Культурные процессы в образовательной, экономической и управленческой сферах как объекты современной*культурной политики.

3. Социально ориентированная культурная политика: деятельностно-субъектный подход.

3.1. Качественно-количественные измерения культурной политики.

3.2. Культурная политика в условиях формирования гражданского общества: взаимодействие между государственными, частными и общественными структурами.

3.3. Социальное партнерство субъектов социально ориентированной культурной политики: издержки геополитического подхода.

3.4. Антропологическое измерение культурной политики.

4. Гео-хронополитическая стратегия: прагматика; аналитика.

4.1. Политика культуры как актуальный фактор политики развития.

4.2. Гео-хронополитические принципы современной культурной политики.

4.3. Гуманитарные технологии инновационной культурной политики

4.4. Самодеятельное, территориальное «третье время.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Теоретико-методологические основания современной культурной политики"

На пороге третьего тысячелетия на уровне сознания мирового сообщества возникло и постепенно распространяется, утверждается .убеждение, что существующие политические и экономические модели оказываются бессильными перед лицом возникающих глобальных проблем, и только культура обладает неисчерпаемым позитивным и креативным потенциалом для их решения, а культурная политика является орудием смягчения имеющихся острых конфликтов.

Смена политической и экономической парадигмы существенно повлияла на социокультурную ситуацию в России. Становление демократических основ культурной жизни, переход к рыночным отношениям, децентрализация и появление новых субъектов деятельности в сфере культуры инициировали и поиск иных концептуальных оснований культурной политики.

Традиционно государство участвует в формировании культурной политики по направлениям: сохранение наследия1 (музейные коллекции, исторические здания, живопись, музыкальную литературу, ремесла и фольклор); распространение культурного продукта (театральная, издательская деятельность); творчество (художественное), подготовка кадров для созидания продуктов художественной культуры и их обслуживания, а также исследование вышеназванных процессов. Все эти действия проводятся внутри одной, так называемой духовной (культурной) сферы жизнедеятельности общества, точнее, внутри одной отрасли народного хозяйства «Культура». Это связано с расхожим штампом - отождествлением искусства и культуры, поэтому с самого начала следует указать на различие, существующее между данными категориями. «Культура — понятие более широкое, оно включает в себя разнообразные опыты и практики (например, экономика, политика, наука, мораль, быт и пр.)»1. Таким образом, сложившееся понимание культуры, не связанной с политической, экономической, социальной сферами исключило ее из области приоритетных направлений общественного развития.

В свою очередь, понимание культурной политики, не выходящей за рамки концепции «формальной рациональности» и «бюрократии» М. Вебера, послужило основой большинства европейских моделей государственного управления в ХХ-ХХ1 вв. Определяя институт «государство» как главнейший субъект культурной политики, творцам и институтам культуры исследователи отводят второстепенную роль «объекта управления». В настоящее время приходит концепция* «креативного управления» через сетевые структуры, форумы, институты и административные системы, что подразумевает гибкость и открытость дальнейшим инновациям. С 1970-х годов многие' страны приступили к поиску новой культурной политики: на смену лозунгу «культура для всех» (60 гг. - культурная демократия) пришел лозунг демократизации культуры - «культура для каждого».

На Стокгольмской конференции в 1998 году ЮНЕСКО предложила государствам-членам поставить культурную политику в центр стратегий, развития. Россия и ее культурная политика должна быть частью всемирного культурно-цивилизационного процесса и отражать мировые тенденции духовно-ценностного освоения бытия. Сейчас происходит «поворот к культуре», ибо она выходит на передний план, и даже экономика и политика испытывают её многообразные влияния.

Следующим шагом в культурной политике является выход за пределы отрасли «Культура» для охвата всего общества, всех сфер его жизнедеятельности. Поэтому под культурной политикой в данном исследовании понимается: сознательная деятельность, направленная на достижение востребованных обществом культурных целей. Каждая сторона общественной жизни имеет свою цель, поэтому мы говорим о целях в области

1 Соколов Е Г. Искусство в системе культуры // Введение в культурологию. Курс лекций / Под ред. Ю.Н Солонина, Е.Г. Соколова. СПб. 2003 С.53-67 С. 53 экономики, здравоохранения, образования и т.д. Культурная политика'является сознательным регулированием в области культуры при принятии'необходимых решений по всем вопросам, относящимся^ культурному развитию общества в целом (М. Драгичевич-Шешич). Таким образом, ввиду возрастания социальной, политической и экономической роли культуры, культурно-политическая деятельность во всех сферах жизнедеятельности нацелена на' развитие экономической, управленческой, политической, правовой, образовательной, технической, физической, образа жизни и т.д. культур.

Проблема современного человека, готового к участию в решении политических, экономических, социальных, духовно-нравственных проблем своего общества, своей страны, а также мирового сообщества в целом, осложняется установившейсяразбалансировкой, отражающей различие темпо-ритмов социокультурной динамики жизни. Человеку приходится» задуматься-над изменением самого себя, чтобы влиять на вектор времени и быть хозяином перемен, поэтому существует проблема формирования и развития индивидуального и общественного интеллектуального потенциала. В связи с этим возрастает роль таких наук, как философия и культурология, история в аспекте обращения к прошлому, настоящему, будущему народов и сопоставления их синхронического развития.

Для этого необходима мотивированная философия (философия культуры), представляющая собой сплав духовных, социальных, культурных и политических знаний, которая как самосознание эпохи связана с выработкой сознания, формирующего ответственность людей перед лицом проблем, от которых и зависит выживание человечества.

Соответственно на современном этапе развития общества появилась насущная потребность исследований в сфере гуманитарного знания и философского в частности, в области теории и истории культуры, прежде всего, для философской, теоретической концептуализации культурной политики. Поиск новой методологии является прямым следствием проникновения философской мысли в сущность и специфику культурной жизни, которая существенно изменила ракурс видения культуры. Новые открытия гуманитарного знания-о различных феноменах культуры привели к крушению традиционных постулатов европоцентризма, панлогизма, «линейного» историцизма и др. Интерес к нерефлексивным факторам культурной жизни усилило позиции иррационализма и субъективизма в концепциях культуры.

Важнейший принцип определения культурной политики заключается в понимании амбивалентности культуры, многозначности ее смыслов и содержаний. В данной диссертации автор отталкивается от следующих точек зрения:

Культура - специфически человеческий, надбиологически выработанный «способ деятельности».

- Культура - исторически определенный уровень развития общества, творческих* сил и способностей человека, выраженный в типах и формах организации жизни и деятельности людей, в их взаимоотношениях, а также в создаваемых ими материальных и духовных ценностях.

Автор исследования придерживается таких трактовок в понимании культурной политики:

- «комплекс операционных принципов, административных и финансовых видов деятельности и процедур, которые обеспечивают основу действий государства в области культуры. всю сумму сознательных и обдуманных действий (или отсутствие действий) в обществе, направленных на достижение определенных культурных целей посредством оптимального использования всех физических и духовных ресурсов; которыми располагает общество в данное время»2.

- «совокупность научно обоснованных взглядов и мероприятий по всесторонней социокультурной модернизации общества, структурной реформе всей системы институтов культуры, оптимизации сочетания государственных и

2 В 1967 г. была выработана на одном из форумов ЮНЕСКО в Монако Культурная полигика характеризуется качеством сознательного обдуманного процесса, также обозначены основные субъекты - государство и общество. Целевой и инструментальный подходы. Это определение актуально и в посттоталитарной культурной политике, т. к. ведомственные стереотипы и отраслевые представления продолжают доминировать. общественных компонентов в социокультурной жизни,' научному и образовательному обеспечению последующего регулирования социокультурных процессов и т.д., а в целом — как сознательную корректировку общего содержания культуры»3.

- целостный комплексный процесс, главным ориентиром которого является человек, его безусловное духовное (нравственное и интеллектуальное) развитие и совершенствование.

К концу XX столетия особую актуальность приобретает проблема взаимоотношений экономики, политики и культурного производства как моментов единого .процесса самоорганизации современного общества. В рамках учета всех связей экономика возвышается до «культурной экономии» (термин П. Козловского), до формы гуманистической самоорганизации общества. Модернизация культурной политики и ее отношений, с-политикой в других сферах, реформирование именно культурной политики - обещают стать той. чрезвычайно болезненной областью, где неизбежно столкнутся разные точки зрения.

Если в системе модерна выстраивалось соотношение экономики и общества, экономика становится самостоятельной и самодостаточной системой, имея свои собственные цели; динамику и результаты, то в условиях постмодерна в геохронополитическом видении экономика и есть культура.4 Экономика как простое средство к жизни становится самой жизнью общества, -простое хозяйствование, обычная функция жизнедеятельности, становится отдельным занятием, например, в домашнем хозяйстве. Соответственно, надо идти к новому пониманию трудового образа жизни и досуга, к культурной политике жизнеобеспечения, трудового образа жизни.

СТЕПЕНЬ НАУЧНОЙ РАЗРАБОТАННОСТИ ПРОБЛЕМЫ Философско-культурологические интенции культуры и культурной политики как феномена культуры проявляются основой идей в исканиях

3 Флиер А .Я. О новой культурной политике России // Общественные науки и современность. 1994. №5. С. 14. Трактовка учитывает научное обоснование культурной политики. Социокультурный подход.

4 Сравним сказанное С. Булгаковым: «культура есть хозяйство» русских и зарубежных мыслителей. Начиная с древних греков, философия-как феномен культуры, как дух времени, явилась главным органом самосознания.

Платон притязал* на то, что философия, как постижение истины, должна быть опорой государственной власти: В античную эпоху сложилась традиция понимания культуры, как. противопоставленной цивилизации, которая рассматривалась как сумма рациональных и. эффективных технических и технологических решений в области политического и хозяйственно-экономического строительства. Проблематика философии культуры осознаётся и формулируется софистами в рамках антиномии природного и нравственного (культурного). Киники (Антисфен, Диоген Синопский) развили это противопоставление до вывода о необходимости возврата к природе, выступив, т. о. одними из первых критиков культуры, искусственности и испорченности общественного состояния.

В атмосфере сложных интеллектуально-нравственных поисков второй половины XIX - XX вв. утверждается модернистский взгляд на культуру и человека в противостоянии с позитивизмом, социологизмом и естественно-материалистической установкой. Утверждается извечная враждебность среды-духовному позыву человека. (Г. Ле Бон, Ф. Ницше, В. Парето, Г. Тард)5.

Социально-философский подход воплощается в изучении социокультурной реальности: B.C. Соловьева (культура предстает в целостности трех структур общественной жизни - экономики, политики и, духовности), H.A. Бердяева, С.П. Булгакова, Л.П. Карсавина, В.В. Розанова, П.А. Флоренского и др. (концепция свободы личности в сфере культуры, идея «соборности»), в положениях П.А. Сорокина о социокультурной реальности и системном характере общества; в учении Т. Парсонса об особой роли культурной подсистемы и ее влиянии на все сферы общества; в воззрениях Б. Малиновского и К. Леви-Стросса о функциональных зависимостях структур общества и культуры как интегративной системы; в теории модернизации

5 Дудник С.И. Кризис культуры в контексте современных дискуссий и оценок // Парадигмы исторического мышления XX века: очерки по современной философии культуры. СПб. 2001. С.128-136

Д. Белла, Э. Тоффлера, С. Хантингтона о вопросах государственного регулирования культурных процессов. А. Моль осуществление «культурной политики» связывал с задачей, стоящей перед обществом, сознательного построения своей собственной судьбы, вместо подчинения спонтанным импульсам. Он допускал решение такой задачи не только в рамках отдельных государств, но и неких «всемирных объединений», прообразом.которых он считал организации типа ЮНЕСКО.

Все вышеназванные мыслители и ученые заложили теоретическую и философскую основу для осмысления вопросов, связанных с культурой и культурной политикой как феномена культуры. Для данного исследования важно подчеркнуть, что культурная политика как явление культуры подвергается влиянию своего времени.

В советскую эпоху сложились научные направления, на основе марксистско-ленинской методологии, отражающие подходы к теории и практике управления в сфере культуры в социалистическом государстве. Несмотря на идеологические условности времени, многие из них не утратили определенного значения до настоящего дня и остаются теоретико-методологической базой для современных исследований. В отечественной философии- проблемам культурной политики посвятили свои научные труды А.И. Арнольдов, В.Г. Афанасьев, И.А. Бутенко, Н.Ф. Бучило, Г.Н. Волков, И.В. Демидов, И.Е. Дискин, B.C. Жидков, Э.В. Ильенков, В.А. Лекторский, Ю.А. Лукин, Б.И. Каверин, Л.Н. Коган, Т.А. Кудрина, А.И. Пригожин, E.H. Соколов, B.C. Степин, Ж.Т. Тощенко, А.Н. Чумаков, В.Г. Юдин и др. Как правило, исследования проводились через соотнесение категорий развития сознания личности в процессе формирования ее деятельностных сил и с точки зрения зависимости культуры от социальной детерминации познания. Вопросами теории культурной политики, ценностного аспекта общественного бытия занимались С.Ф. Анисимов, В.М. Демин, Д.И. Дубровский, А.Г. Здравомыслов, В.В. Тугаринов, А.К. Уледов, Н.З. Чавчавадзе, А.И. Яценко и др.; социокультурного прогнозирования, проектирования и регулирования:

B.JI. Глазычев, Т.М. Дридзе, ЭгА. Орлова, В.М. Розин, П.Г. Щедровицкий, О .И. Яницкий и др. Проблема системности и упорядоченности в социокультурной динамике- присутствует в трудах C.Hi Иконниковой; М:С. Кагана, Т.Ф. Кузнецовой, Э.С. Маркаряна, В.М: Межуева, К.Э: Разлогова, В.И. Толстых и др.

Конкретно-практическим решениям проблем-законодательства в «культуре способствуют труды Н.Н.Губенко, В.И.Еременко, В.Г.Исакова, Ю.М. Новолодского, В.Т.Пуляева, В.П.Чурбанова, М.М.Щеглова и др.

Работы A.C. Балакшина, Н.М. Волокитина, А.К. Воробьева, Ю.И. Карпухина, Л.И. Михайловой, B.JI. Морозова, A.C. Панарина,

A.Я. Флиера, С.В. Шишкина, и др. посвящены рассмотрению политики в сфере культуры в условиях модернизации России. Эти же вопросы.затрагиваются и в целой группе статей-, авторами» которых являются B.C. Библер, О. Генисаретский, А.К. Глаголев, С.И. Голенков, Л.Д. Гудков, Л.Г. Ионин, М.Г. Колосницына, В.А. Куценко, В.М. Петров, К.Б. Соколов, и др. Различные теоретические аспекты взаимодействия политики и культуры излагаются в диссертационных работах Т.И. Ахмедова, Т.Г. Богатыревой, И.В. Васильевой, Е.В. Власовой, Л.Е. Вострякова, Ю.Л. Ермакова; А.К. Кусаиновой, Н.Е. Левченко, H.H. Маликовой, B.Bi Наточия, О.П. Пономаренко, Т.В.'Савиновой, Ю.В'. Федорова, и др.

Национально-политический, региональный аспекты культурной политики присутствует в работах: И.И. Горловой, Л.С. Перепелкина, Т.О. Размустовой,

B.В. Рязанцева, В.П. Торукало. В.настоящее время региональные прогнозисты и специалисты по проблемам развития региональных учреждений культуры, пытаются обобщить исторический опыт, осмыслить современные проблемы с позиции гуманистических идеалов, общечеловеческих и демократических ценностей. Проблемам традиционализма и сохранения культурного наследия уделила внимание E.H. Селезнева.

Традиционно для гуманитарных наук посвящение культурно-политических исследований художественной жизни общества, по этому направлению накоплена довольно обширная литература: Также широкий' аналитический материал об опыте культурной политики зарубежных стран содержится в трудах Ф: Авенье; Н.И. Горобец, М. Драгичевич-Сесич, О'Коннор Джастин, HiA. Паршикова, Т.А. Щукиной и др.

Следует упомянуть отечественных исследователей, внесших вклад в разработку общеметодологических проблем экономики непроизводственной' сферы: Э.М! Агабабьяна, В.Е. Козака,' В.П. Корчагина, К.В: Пошехонова, Д.И. Иравдина, В.М. Рутгайзера, М.И. Скаржинского, М.В. Солодкова; социокультурных оснований экономики и проблем гуманизации экономического развития: Л.И. Абалкина, A.C. Ахиезера, A.B. Барышеву, С.Д. Валентей, В:А. Медведева, Л.И. Нестерова, О.С. Пчелинцева, Л-F. Супсрфина и др. Теоретические- подходы к исследованию, социально-культурной сферы в условиях активизации рыночных отношений представлены в трудах H.F. Гловацкой, E.H. Жильцова, Л.И. Якобсона, Ю.В. Яковца и др. Исследованию социально-экономических процессов в сфере культуры посвящены работы В.И. Азара, И.Д. Безгина, Н.С. Блохиной, С.Н. Вознесенского, Г.М. Галуцкого, А.И. Глаголева, Г.Г. Дадамяна, А.И: Дымниковой, Г.П. Иванова, Н.К. Зикевской, И.И. Пунанова, A.B. Романенко, А.Я. Рубинштейна, Д.М. Сергеенко, В.Ю. Сорочкина, И.А. Столярова и др. Среди инновационных по методологии исследования можно назвать работы С.Э. Зуева, в которых автор разрабатывает новые социальные технологии в сфере культуры и В.Ю. Музычука.

Несмотря на то, что концепции культурной политики и ее отдельные аспекты (социально-экономические, политические, художественные, управленческие, национально-этнические, методические) довольно полно и всесторонне исследованы в зарубежной и отечественной современной научной литературе, существует дефицит работ философско-культурологического, теоретико-методологического характера, содержащих синтез научных направлений, который стремится восполнить данное исследование.

ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ

Цель и задачи' исследования. Выявить философско-культурологические основания культурной политики, а также разработать методологические подходы исследования культурной политики (в частности гео-хронополитические), имеющие как теоретическое, так и прагматическое значение. Автор исключил из своего поля зрения религиозные и национально-этнические процессы.

В соответствии с целью решались следующие задачи:

Определить основные философско-культурологические методологические подходы к исследованию взаимодействия политики и культуры, культурной политики.

Представить специфику гео-хронополитического методологического комплекса в изучении социально ориентированной' культурной политики, концентрируя внимание, прежде всего на качественно-количественные, субъектно-деятельностные, антропологические аспекты.

Выявить причины доминантных направлений российской культурной политики советского периода

Определить характерные черты культурной ситуации современной

России.

Очертить семантическую и функциональную специфику гео-хронополитической стратегии современной культурной политики

Гипотеза. Культурная политика современного мира формируется и осуществляется с учетом геополитических условий с большой тенденцией в сторону экономико-центризма. При этом недостаточно учитывается хронополитический аспект, как в теории культурной политики, так и в культурно-политической практике. Использование гео-хронополитического измерения способствует раскрытию социокультурной реальности как многомерной: хозяйственно-экономической, политической, художественной, личностной и т. д.

Научная новизна диссертационной работы состоит в постановке вопроса и методологии.

1. Выявлены фнлософско-культурологические основания культурной политики как феномена культуры.

2. Доказано, что целью культурной политики выступает реализация идеи развития культурных процессов во всех сферах жизнедеятельности общества; интенсификации его креативного потенциала, а также совершенствования человека.

3. Установлены степень и характер влияния философских идей, сформированных на основе тенденций рационалистических и иррационалистических исследовательских парадигм, на процесс формирования культурной политики, на механизмы и факторы структурирования социокультурного пространства.

4. Дан критический анализ доминирующих исследовательских практик, опирающихся на сугубо рационалистический и объектный подходы, проявляющихся в экономико-центристском. «ресурсно-ведомственно-отраслевом» методах.

5. Предложена целостная гео-хронополитическая познавательно-методологическая концепция, применение которой в процессе анализа современной культурной политики России, позволяет учитывать диффузные и мутационные процессы глобализирующегося пространства культуры.

6. Культурно-созидательная активность человека проанализирована в хронополитическом контексте, включающем социокультурную рефлексию и саморефлексию отдельного человека, в контексте основных тенденций развития культуры во взаимосвязи с мировыми культурными процессами.

7. Применение гео-хронополитической методологии позволило проанализировать культурные компоненты системы социальных параметров: «культурное» идентифицируется с понятиями «качество социального» (общества).

8. Установлены особенности моделирования современной российской культурной политики в, а также влияние на нее просветительской и гедонистической доминант культурной политики «советского» и постсоветского» периодов.

Результаты диссертационной работы

1. Доказано, что конкретный человек является полноправным культурно-политическим субъектом наравне с другими субъектами: государством, обществом и бизнес-предпринимательством.

2. Продемонстрирована эвристическая эффективность при анализе и концептуализации культурной политики« с использованием таких категорий: «социально-ориентированная культурная политика», «культурно-политическая активность», «личность как субъект культурной политики», «бизнес как субъект культурной политики», «образовательная, управленческая и экономическая культуры как трудовые объекты культурной политики», «геополитический экономико-центризм1 государственной^ культурной политики», «трудо-центристская и досуговая культурные политики».

3. Раскрыты недостатки количественной доминанты современной социокультурной политики, имеющей геополитическую мировоззренческую природу.

4. Доказано, что продуктивная, гарантирующая результат культурная политика,должна включать в себя и качественные параметры общества, такие как: качество образа жизни, коллективные ценностные ориентации, антииждивенческие целевые установки, креативное свойство как качественность высших уровней.

5. Установлено оптимальное, т.е. обеспечивающее непрерывное поступательное и прогрессивное развитие общества при соотношении духовных ценностей и физического здоровья в reo и био-политических программах (в соответствии с пониманием биополитики как культурной политики).

6. Хронополитический анализ культурной политики на основе временных параметров «труд» и «досуг» позволил теоретически корректно объяснить динамику и тенденции культурных процессов в образовательной, экономической, управленческой сферах, а также представить их в качестве объектов культурно-политического регулирования.

Теоретическая и практическая значимость заключается в расширении представлений о философско-культурологических. основаниях культурной политики в целом. Представленные в диссертации материалы и выводы; дополняют теорию и историю« культуры систематизированной и обобщенной научной информацией о культурных процессах в разных сферах жизнедеятельности общества. Культурно-политическое присутствие в них основано на особом типе культурного мышления.

Основные теоретические положения- данной работы могут явиться основой* для создания и развития новой области, теоретических и прикладных исследований междисциплинарного характера, объединяющей ныне не связанные между собой направления гуманитарной-науки: теорию1 и историю культуры, социологию культуры, философию культуры, культурологию, теорию и историю культурно-политических отношений; культурологию политики, философию политики; могут выступать также в качестве методологической базы для разработки и проведения социокультур о логических 1 опросов.

Проведенное исследование определило и расширило круг проблемных зон в процессе идентификации, феномена «культурной политики» в философско-культурологическом знании. Результаты диссертации свидетельствуют о перспективности дальнейшего углубленного изучения, это феномена, подтверждают актуальность и прогностичность применения гео-хронополитического измерения культурной политики в качестве методологического основания при исследовании современных реалий.

Практическая значимость работы еще определяется тем, что выявленные философско-культурологические основания культурной политики могут быть использованы в области государственного регулирования деятельности различных отраслей социально-культурной сферы, гуманизации экономического развития, при разработке концепций развития российской культуры.

Материалы диссертации, методологические подходы и полученные результаты позволяют прояснить специфику социокультурных процессов второй половины XX - начала XXI веков. Они могут быть использованы при анализе и выявлении современных базовых культурных феноменов и форм. Основные положения диссертации могут быть использованы в процессе преподавания общих и специальных курсов по культурологии, философии культуры, теории культуры, истории культуры, истории искусства, прикладной культурологии; при составлении и написании учебных пособий, программ и учебно-методических разработок по указанным курсам.

Апробация результатов исследования.

Основные идеи и положения диссертации были представлены на международных, всероссийских и межвузовских конференциях и семинарах. В их числе: Международные научные конференции ««Свое» и «чужое» в культуре народов Европейского Севера». ПетрГУ, Петрозаводск, (6 конференций) 1999-2009; Межвузовские научно-методические конференции «Университеты в образовательном пространстве региона: опыт, традиции и инновации». ПетрГУ, Петрозаводск, (5 конференций) 2000-2010; Всероссийская научная конференция «Кенозерские чтения». Архангельск, 2003; III Международная научная конференция «Человек, культура и общество в контексте глобализации современного мира» (Секция 5. Культурная политика России и новые гуманитарные технологии). НИИ культурологии, Москва, 2004; Научная конференция «Россия в мировом политическом процессе». ВОЕНМЕХ, СПб, 2005; IX международная научная конференция «Глобализация и устойчивое развитие приполярного Севера». Петрозаводск, 2005; Научно-практический семинар «Центры Публичной Политики и новые «окна возможностей»». СПб-Пушкин, 2006; Международная научно-практическая конференция «Состояние и перспективы развития высшего образования в России». Сочи, 2006; Всероссийские научные конференции «Бренное и вечное: политико-философские измерения». НГУ, Великий Новгород, 2007-2008; Покровские чтения «Диалог отечественных светской и церковной, образовательных традиций. Духовно-нравственная.^ культура как фактор безопасности Российского государства». РГПУ им: А. И. Герцена, СПб., 2007; Днш Петербургской философии (IX ежегодная конференция «Горизонты культуры: от массовой до элитарной»). СПбГУ, 2007; Международная научно-практическая- конференция «Национально-культурное пространство и; проблемы коммуникации». ИВЭСЭП*; СПб, 2007; Межрегиональная научно-практическая конференция «Толерантность: искусство жить вместе». Карельский; филиал Северо-Западной академии государственной службы,. Петрозаводск, 2007; Конференция? «Традиции и инновации- в преподавании наук о культуре». СПбГУКИ, 2007; III Ковалевские: чтения: СПбГУ, 2008; Международная? научная конференция «Советская культура: проблемы теоретического осмысления». ВОЕПМЕХ, СПб, , 2008; Второй Российский культурологический"; конгресс «Культурное многообразие: от прошлого к, будущему». СПб, 2008; Всероссийская. научная конференция; «Социокультурные портреты регионов России: опыт комплексной реализации». Чебоксары, Смоленск, Тюмень, 2008-2009; IV Международная научная; конференциям «Россия и современный мир: проблемы» политического развития»; Институт бизнеса и политики, Москва,.2008; Круглый стол «Взаимоотношения* личности;' и общества в; условиях социально-экономической: нестабильности». Университет МВД; Краснодар, 2009. Настоящая; диссертация;ориентирована на данные, полученные в результате исследования в рамках проекта Российского гуманитарного научного фонда «Социокультурный портрет региона». 200620096.

Идеи и материалы диссертации были использованы при разработке и чтении учебных курсов: «Культурология», «Философия; культуры», «Социология культуры», «Социология духовной жизни» (создан и использовался электронный онлайновый учебный курс http://webct.ru/webct/homearea/homearea), «Музыкальная культура и общество»,

6 по фату (№ 06-034-2301 а/С (2006 год)) (рук. по РФ - чл.-кор. РАН Н.И. Лапин; по Республике Карелия - д. филос.н., проф. В.М. Пивоев).

Этика» в Петрозаводском государственном университете и его филиалах в 2000-2010 годах.

Монография автора диссертации «Культурные смыслы экономического обмена: торг, рынок, ярмарка». ГОУВПО. «ПетрГУ». - Петрозаводск, 2005. -146 с. стала Лауреатом конкурса «Лучшая научная книга России-2005» (в номинации «Общественно-гуманитарные науки») (Сочи); Лауреатом II конкурса «Лучшая книга по коммуникативным наукам и образованию» за 20072008 академический год (в номинации «Культурная антропология, язык и коммуникация в контексте культуры»)(Москва).

Теоретические положения, выводы, обобщения и практические рекомендации представлены в 43 научных публикациях автора общим объемом 46,7 п.л.

Диссертация обсуждалась на заседании кафедры культурологии философского факультета Санкт-Петербургского государственного университета и рекомендована к защите.

Структура диссертации состоит из введения, четырех глав, заключения, 6 приложений и библиографического списка (358 наименований). Объем - 318 стр.

Заключение диссертации по теме "Теория и история культуры", Ижикова, Наталия Васильевна

ВЫВОД!

Экономика, политика и культура сообща участвуют в конструировании? смыслов и значений социальных действий и коммуникаций и на паритетных началах воспроизводят мир; человека; поэтому современную,- культурную политику следует рассматривать как дело не одного ведомства: в;установлении приоритетов; целей и ожидаемых, результатов необходима кооперация*, с другими! социальными, экономическими^ образовательными и;» политическими; структурами. .

Игнорирование культурных-; аспектов жизни можно анализировать как намеренное, нежелание разрушать установившуюся? властно-подчиненную структуру, и: преодоление этого инерционного процесса требует больших усилий;

Осознание властного- потенциала культуры выходит на «встречные»* действия «гуманизирующейся; экономики» (Высоцкий1 Ю.В., Пашков М.В.)" Культурная политика как особая? формация политики; превращает в смысл? политической деятельности не власть, и не сохранение и поддержание власти, не экономику, а культуру.

Политика влияния сосредоточена,не/на геополитических, а на культурно-политических аспектах с выходом не на государственную идеологию для; России, а на хронополитические основания культурной политики, приобретающей конвенциональное содержание в обществе. Изменение модальности связано с рассуждениями о преодолении пространственного подхода в отношении культурной идентификации, об идентификации со

395 Разлогов К., Орлова Э., Кузьмин Е. Указ. соч. временем в целом, с эпохой в^ частности, с культурой вообще. Географическое пространство или природные ресурсы, демографические, религиозные или» иные аспекты не исчезают, и действуют не в географических координатах, а в координатах информационного, культурного пространства, выдвигая, на передний план политики влияния именно культурную политику.

Политика это «время-ориентированная» сфера, а политическое время -событийно. Оно включает в себя цепь эпизодов, каждый из которых во многом определяет дальнейший ход событий, каждое из которых вносит свой собственный вклад. Хронополитика - это культурная политика культурных событий, это1 конкретно-исторические частные случаи осуществления культурных процессов, обладающие уникальными чертами, вариативность которых определяется суммой условий5 и обстоятельств их протекания.

Постиндустриальное общество лишено того единого основополагающего центра, вокруг которого вращается вся социальная жизнь. Это в.полном смысле «мозаичное общество», которое то и дело меняет центры своего притяжения и отличается предельной подвижностью своих связей и зависимостей. Это требует соответствующих преобразований привычных установок^ социального познания» политологическому анализу. Таким образом, устанавливается некий методологический мультикультурализм, полидетерминистский характер политики, представляющий многомерный объект познания. Вместе с этим, требуется обозначить отсутствие резкой перемены парадигм, скажем, экономико-центричной на культуро-центричную, с закреплением характерной для недавнего прошлого цельности познавательной установки. В современном политическом мире сосуществуют разные детерминанты, сохранились типы политики, по-прежнему связанные с экономико-центричной доминантой, где население меряет свое участие в политике критерием материальных интересов и успешности экономических реформ.

В культурной политике необходимо четко разделять стратегии поддерживающие (сохранение и развитие существующих институтов и объектов культуры) и модернизирующие (продвижение организационных, технологических, культурно-информационных нововведений).

Хронополитический метод развития позволяет преодолеть искушения быстрых и радикальных «судьбоносных» решений, избежать действия прямолинейной архаизации или столь же одностороннего модернизаторства.

В XXI веке требуется обучение управлять «бесконечной» инновацией, которая* никогда не прекращает поиска путей создания новых ценностей для всех, кого, так или иначе, затрагивает социальная деятельность.

Хронополитическое мышление* связано с глобализационным, которое затрагивает экономику и культуру, что ведет к развитию глобального сознания. Люди оказываются все больше вовлечены в различного рода отношения, выходящие за рамки территории их постоянного проживания. И'хотя говорить о существовании единой мировой культуры как неотъемлемой части мирового государства представляется преждевременным, налицо наличие глобальных культурных процессов - как интеграционных, так и дезинтеграционных, происходящих независимо от состояния отношений между государствами.

Главным результатом» и ценностью перехода от традиционной организации к сети является^ возможность прямых человеческих контактов. Можно согласиться с опасениями, связанными со стремлением покончить с тотальностью, понимаемой» как органичность культурного пространства, с «ценностным господством» - эстетическим, социальным, политическим -отечественной традиции. «Сеть» порождает новые формы взаимодействия людей, в результате чего возникают и новые проблемы относительно распределения власти между ее участниками. А это в свою очередь приводит к переосмыслению понятий публичной сферы и демократии. Культурная политика не гетерогенна, не гомогенна, она и то, и другое. Именно сетевой подход сопутствует непосредственному творческому обмену. Геополитическая силовая политика власти заключается в блокировании одних и облегчении передвижения других направлений, в установлении контроля над сетевыми структурами, а невозможность полного контроля над всеми сетями необратимо ослабит политические институты.

Поскольку общество становится более активным, мобильным и-самоорганизующимся, способным создавать и реализовать все новые модели управления и культурных нововведений, постольку в нем возникает все более разнообразный^ широкий спектр различных социальных действий и движений*.

I ;

Такая насыщенность нововведениями, всех сторон* программированное общество приводит к резкому возрастанию значимости для всех социальных субъектов их индивидуальности и идентичности.

Самой большой проблемой культурной политики' является необходимость организации новых территорий, где культура может и социально, и экономически существовать в новом- контексте. На этих- новых« территориях разворачивается проектная деятельность, методологическим основанием которой- является- новая интерпретация» уже известного. При возникновении новых территорий важна идея. Кризис идей- в профессиональной сфере констатирует и назревшую необходимость строить альтернативную территорию» культуры. Специфические и действенные возможности культуры, обнаруживает все новые для себя пространства деятельности, «территории смыслов».

За рядовыми шагами» по развитию культурной активности видится оздоровление общества — это работа в, этом направлении на уровне местных, университетских, муниципальных сообществ (коммыонити) вплоть до домовых и квартальных сообществ, где каждый индивид обретает возможность реализации своего творческого потенциала и удовлетворения своих культурных потребностей. Именно такая культурная политика располагает преимуществами в поддержке низовым инициативам, способна в известной степени корректировать внедряемые сверху приоритеты. Ее достоинство в обретении адресата — конкретного человека и конкретной социальной группы, а не отвлеченное «население».

В' рамках отраслевой и слабой территориальной культурной политики отсутствие системной целостности в . окружающей предметной и в производственной среде имеет далеко идущие социально-культурные последствия. Образ «малой Родины» утрачивает собственно эстетическую притягательность; возможности эмоциональной соотнесенности, интенсивного и аутентичного «вживания» в среду резко падают. Путь развития самодеятельного времени кладет конец не только временной разорванности современного человека, но и пространственной. Новейшая тенденция коммунальной самодеятельности, привязывающая человека к месту, возвращающая ему тепло контактов, чувство причастности. Постмодернистская хронополитика, проявившаяся в стратегиях «третьего времени», ориентирована на создание стабильной социальной среды и преемственности. «Третье время» (A.C. Панарин), в отличие от первого (производственного) и второго (досугового), более всего связывает человека с повседневным окружением, с окружающей территорией - пространством «малой родины».

Управление культурой должно превратиться в процесс выявления и согласования различных интересов, - это творческий процесс, в котором идет совместный поиск истины, вырабатывается единое мнение, растет информированность и компетентность каждой из участвующих сторон и, в конечном счете, достигается компромисс мнений и позиций, находится более адекватное ситуации решение проблем.

256' ■'■''. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

С течением- времени" «расширяющееся» понимание термина* «культура»-связано? с одновременным, ростом роли культуры в обществе в целом; что; влияет на; ход собы тий на политической арене. В: новых условиях задачами? культурной^ политики; являются:, поиск новых культурных пространств: для: самовыражения- людей, для: проявления! их способностей в результатах; трудовой деятельности, материальной; духовной, любой:.

Теория культурной политики располагает методологическим разнообразием, накопленным естественными» и гуманитарным» науками. Но в культурно-политической.практикешо-прежнему господствует, сфероготраслевая методологическая? парадигма, установившаяся в результате доминирующих позиций в российской и мировой культуре экономико-центризма над культуроцентризмом. и геополитики над хронополитикой. Современная* ситуация в обществе обусловливает острую необходимость усиления внимания к культуре'как фактору развития культурьъмышления.

На рубеже веков ХХ-ХХ1 веков встает необходимость тотальной модернизации, но общество должно мобилизовать рефлексию - особого рода социокультурную реакцию самозащиты. А для перевода предостережений и альтернативы на язык решений, следует использовать, политологическую рефлексию, способную соотносить идеи? с: ихшотенциальными-воплотителями -политическими субъектами; обеспечивающими- претворение этих. идей в практику.

В связи, с издержками, связанными с, доминирующим геополитическим мышлением, хронополитический подход к реальной жизни чрезвычайно актуален для посткоммунистической России. Мы являемся свидетелями? радикального изменения отношения к политике в целом. Налицо кризис геополитики, уступающей место хронополитике, политика реального времени: начинает доминировать над политикой реального пространства.

Гео-хронополитический подход способен обнаружить смысл накопления: знаний и общей культуры, который направлен на недетерминистский,. телеологический поиск назначения человека самого по себе, независимо от задаваемых ему обществом эмпирических ролей. Этот смысл открывается» в свете самодеятельного времени' (A.C. Панарин), количественно и качественно повышающего адаптивную способность цивилизации, ее устойчивость к кризисами способность к саморегуляции.

Накопленное естественными и гуманитарными науками методологическое разнообразие становится важным пунктом осмысления и переосмысления современной культурной проблематики. Тем не менее, узость и проблемность методологических оснований современной культурно-политической практики обосновывается тем, что она по-прежнему осмысливается как осуществление властных функций в рамках сферо-ведомственной структуры политическую культурологию, в рамках которой им сформулирована весьма актуальная и продуктивная-политическая методология, связывающая пространственно-временные измерения досуга и труда.

Человек, обладающий- таким капиталом как свободное время, при наличии или отсутствии финансового капитала, был способен на культуротворчество, чтобы его культура не отставала от его»экономических, технических и других возможностей.

В гуманитарных науках теория «культурного отставания» трактует модернизационный процесс как догоняющий, сосредоточенный исключительно-на экономико- и техноцентризме. Состояние нестабильности создает большие проблемы для общества, которое не имеет в этот период ясных ориентиров в своей деятельности. Ввиду того, что культурные ценности и нормы трансформируются медленнее, чем совершается технический прогресс, в свою очередь влияющий на общество, то его апологеты - «технократия» занимают доминирующие позиции и в духовной жизни. Культурологические исследования второй половины XX показывают, что в связи с изменениями в духовной атмосфере складывающегося плюрализма мнений, течений, научных и художественных школ перестройка в культуре значительно ощутимее, чем в экономике.

Трудовой образ жизни предполагает сферу обитания человека, которая в советскую эпоху базировалась как приложение к производственной среде и целиком от нее зависела. Сфера труда (промышленность, индустрия) строила свои культурно-досуговые социальные объекты, которые, прежде всего, рассматривались как рекреационные зоны «винтиков» производства, семейные, культурные роли которых подвергаются или идеологизации, или вытесняются за пределы общественного и личного* внимания. Так сформировалось отраслевое-промышленное сознание, отраслевые нормы поведения.

Социалистический постмодерн с его эгалитарными, коллективистскими и патерналистскими, принципами был первой попыткой сделать свободное время-основой личностного развития и самовыражения, и явилась преимущественно культурным и идеологическим феноменом; но не экономическим и технологическим; как на Западе. Вместо использования западных технологий с целью развития, и совершенствования, достигнутого, власти- «постепенно отходят от норм аскетической трудоцентристской морали первых пятилеток и пытаются превратить материальное потребление в «мотор» экономического роста и политической поддержки. Однако потребительские ожидания в условиях политики «пропаганды успехов» и госпатернализма растут быстрей, чем возможности их удовлетворения».

В индустриально-капиталистической цивилизации с ее приверженностью к техно- и экономико-центризму наблюдалось совершенно очевидное преобладание утилитарно-завоевательных и гедонистически-потребительских установок. В Советском Союзе в особой атмосфере 80-х годов.разрушительное действие на производственно-отраслевую досуговую, неповоротливую сферу, «психологический» сдвиг в общественном развитии произвел «демонстрационный эффект» «потребительского общества» западно- и восточно-европейских стран.

Отрасль досуга-культуры развивается по гедонистической модели с рекреационными функциями, для восстановления трудовых сил: в советский период осторожно, но формулировались цели культурно-развлекательного, спортивно-зрелищного, культурно-массово-досугового характера, но под относительным государственным' надзором; на постсоветском^ этапе массовый, отдых сменяется дифференцированным, где утверждаются* товарно-денежные отношения: досуг есть товар, который зарабатывается^ трудом. Досуг определяется по функции и характеру трудом, а именно, как компенсация за» него. Рекреативный досуг повышается в значимости, так.как он предуготовляет труд

Усовершенствование активности людей на.их рабочих местах с учетом изменившихся* ценностей должно было бы. стать следующим неизбежными шагом на, пути формирования» новой мотивационной системы, но этого не произошло. Мотив самореализации не мог уже доминировать в самом производственном процессе - индустриальная- система хозяйства, способная» ответить на любые запросы человека-потребителя; была не в состоянии* адекватно-удовлетворить потребности! творческой личности. Таким образом, в новых историко-культурных условиях установился кризис как таковой творческой личности, для которой «отдых это смена труда».

Культурная политика не связала» себя'с антропологической концепцией с человеком-культуротворцом' и его самореализацией, личностным счастьем, а-стала помощницей экономики, превратив человека в экономического субъекта с идеей наживы. Культурная политика государства направлена на совершенствование человеческого потенциала, как стратегического фактора экономического роста, и на учет культурной традиции общества при разработке и реализации экономических программ.

Повсеместное постулирование того, что именно досуг есть пространство развития и творческой самореализации личности, натыкается на проблему неспособности «быть свободным», «самоопределения по линии предназначения», «самореализации». Человек привык быть винтиком политической ли, экономической машины, другие установки не появляются по нажатию кнопки, это воспитывается, возделывается во времени культурой, поэтому и требуется длительная и терпеливая хроно-культурная политика.

Власти до сих пор находятся в недоумении и нерешительности по поводу того; что такое культура;, и что с ней, делать? На правительственном; политическом уровнях присутствует некая боязнь, говорить о непонятном; о культуре; о; культурной политике, эту тему стараются. обходить, стороной. Ответы; на такие вопросы; зависят от философско-социологических; культурологических воззрений личности;, от его ценностных; ориентаций;. мировоззренческой^ позиции; аксиологических критериев, для. оценки; разного рода культурных: событий, явлений. В трактовке термина «политика» сохраняется? многозначность. Особенно этот вопрос затрудняется, если говорить о культурной политике в ее современном понимании. Отраслевое сознание не успевает за значительным объемом накопившихся культурных изменений; что выражается неадекватным? уровнем: институционального развития.

В. условиях современной, пока не очень, стабильной социально-экономической? ситуации, низкого уровня доходов основной массы населения, неразвитости; коммуникаций наобширной территории страны и неравномерности распределения' культурных центров возможности вложений населения, В; социально-культурную сферу ограничены; что может вызвать рост культурной? дифференциации; деградацию культурного капитала- населения;, маргинализацию тех, кто не: в силах платить за; культурные услуги и» товары. Замедление культурного развития страны будет серьезной помехой на пути достижения, целей; общественного реформирования и развития человеческого потенциала, может негативно повлиять на ее положение на глобальной социокультурной карте.

Задача культурной политики и ее непосредственно составляющей -образовательной политики - способствование развитию богатства, выявление творческих дарований человека; развитие всех человеческих сил как таковых, формулируется на абсолютном движении становления;.на учете энергетической составляющей этого богатства — «устремленности», постоянном процессе; совершенствования. Для полноты отражения значимости богатства вводится еще одна составляющая, о котором подобает вести речь в связи с пониманием современной, культурной политики - это способность к тому, чтобьг. эти-творческие дарования получили*выход в преобразовательной деятельности.

Новые подходььне связывают креативность только с художественной или научной деятельностью; единство- жизни более не проистекает из идеи1 общества1 как таковой; а заключается" в растущей» способности человеческих обществ повлиять на самих себя; представляется как освобождение человеческой способности к< творчеству. Появляется видение его как неотъемлемого компонента решения задач управления, политики, технологических проблем. Лежащая, в основе творчества неэкономическая мотивация становится важнейшим ресурсом, благополучное использование которого обеспечивает успех • современных^ деловых« людей, обладающих нестандартным- мышлением-и. эстетической качественностью.

Эстетическая' глухота в социальном и индивидуальном мире чревата« нерациональностью: эстетически неразвитый человек невыгоден и даже опасен и для себя и для общества, так как имеется связь с безразличием, равнодушием к качеству жизни, и> труда. Способность понимать-и создавать, красоту следует рассматривать, в рамках экономической категории; так, это определяет эффективность производства, а эстетическое воспитание способствует формированию основы для экономического и целесообразного ведения хозяйства.

Многое из эстетически-художественного воспитания, воплощенное в советскую эпоху чрезвычайно быстрыми темпами; вызвало- издержки (однообразие, силовые методы) и не получили должного реагирования. В новых условиях можно было бы вспомнить о достижениях, пущенных в застойный период на самотек, ибо сейчас на стадии рыночного всеобуча идет поиск достойных подходов к пробуждению на уровне общества, государства,и личности творческих, созидательных импульсов.

Культуру вообще, а также экономическую, образовательную, управленческую невозможно рассматривать вне рамок эстетического видениямира, ибо сфера эстетического является специфическим проявлением ценностного отношения человека к природе и обществу. Трудовая деятельность человека и его мораль тесно связаны, ибо моральный; облик человека преломляется: в: ет отношении к труду, в трудовых мотивациях, через качествование. Качественная характеристика культуры, отображаемая эстетическим сознанием и поведением, является? своеобразным: ядром, проявляется« в: знаниях, ценностях, в отношении к окружающей действительности, в обогащении людей, возвышении: их в жизни, совершенствовании их нравственной культуры, гражданской позиции, а также в отношении к трудовой деятельности. «Приращение качественности» происходит, говоря экономическим языком, за счет добавленной стоимости, которая является результатом приложения; как труда, так и информации.

Творческая бизнес-элита, имеющая много общего с творческой, культурной элитой, научной, художественной, в том значении; что властвование выражается не высокими постами, а владением сердцами и; умами людей, обладает и соответствующим отношением к труду. Культурная элита, несущая эту смысловую нагрузку, всегда с упоением и упорством трудится, но никогда: не удовлетворена результатом труда. Именно этот пример вдохновенного труда способен организовывать людей. Следовало бы распространять культурно-элитарный, духовно-лидерский смысл и на выдающихся личностей из других сфер жизнедеятельности, в разных секторах экономики, если их организаторская деятельность сопутствует росту творческого потенциала, как самого себя, так и общества.

Идеологии современной культурной политики соответствует концепция энергоэнтропики, проповедующая обеспечение роста духовного потенциала каждого члена общества, «усовершенствование» человеческой жизни через количественное увеличение энергетического бюджета каждого человека, а также в качественном превращении низшей энергии в высшую.

Особое место в духовном оздоровлении общества, в возрождении страны, занимает образовательная политика, рассматриваемая нами как часть культурной политики, в основе которой лежит идея о непосредственной, духовной, энергетической, мифологической взаимосвязи человека, культуры и природы.

Говорить о качественности нового уровня экономического и социального развития- общества, в котором происходит перемещение- богатства из. рабочего времени в. свободное время, можно в том случае, если общество знает, что делать с этим богатством свободного времени. Социальная сила образования« в развитии духовного облика человека осуществляется* не столько1 в пространстве, сколько во времени, в трудовом времени.

Тенденции* и перспективы развития-образования нельзя рассматривать лишь сквозь призму потребностей экономики: необходим и целесообразен переход от экономоцентризма к социоцентризму и культуроцентризму. К числу первых культурно-образовательных задач-относится повышение общего уровня образования, который способствует «переходу от человекозатратной* к человекосберегающей эволюции». Чем выше уровень общего образования личности, тем ниже вероятность того, что ее интересы и устремления окажутся" замкнутыми в рамках, положенных ее фактической социопрофессиональной принадлежностью и бытовым окружением.

Гуманизация образования и гуманитаризация учебного процесса, ориентация его на развитие интеллекта, способности к творческой инновационной деятельности, на- проблемы- личности являются потребностью современной цивилизации.

С точки зрения хронополитического подхода понятие «потенциал» в отличие от капитала обладает более емким содержанием и адекватным в осмыслении принципов культурной политики. Категории «человеческий капитал» , «человеческие инвестиции» как способности и умения, обладают конечностью и ограниченностью. Для современной культуры, для образовательных целей идея конечного набора качеств, умений, компетенций совершено неадекватна, так как сегодня ситуация на рынке труда настолько динамична, что человеку приходится несколько раз менять свою профессию, а его основным умением должно быть умение учиться; осваивать новые знания, получать новые навыки и т. п.

Хронополитический подход в осмыслении' культурно-образовательной* политики проблему образования, труда и. досуга- представляет таким образом; что следует говорить о становлении некоего «общего» образования, которое должно стать базовым и непрерывным, продолжающимся в, течение всей активной жизни человека, в котором* периоды практической- деятельности (труда) чередуются с периодом образования — подготовки- и переподготовки. При этом дополнительное образование рассматривается и как> продолжение труда, и как форма организованного досуга. Таким образом, стирается когда-то непримиримое противоречие труда и досуга. Основной.смысл государства и его, социально-ориентированной политики^ - обеспечить необходимые условия? эволюционно-сообразной, духовно направленной1 жизни, народа путем непрерывного образования, организации трудовой- деятельности всего населения страны.

Хронополитический мыслительный тип рассматривает культурные объекты, саму культуру не столько как «хранилище событий и фактов» сколько интерпретацию «реальной последовательности событий» прежде всего благодаря- тому, что она - культура — так или иначе обнаруживает и фиксирует определенные ценностные моменты. Культурная политика отраслевого-типа с традиционалистским приоритетом поддержания накопленного' наследия, с потребительской индустрией удовольствий и наслаждений представляет мировоззренческую установку: накопительство - благо, невольно явилась поддержкой тривиального, материального, денежного накопительства. С первого плана ушел другой путь накопления - воздержание - путь духовного совершенствования, духовного накопления, забылись те культурные образовательные традиции, которые воспитывают сдержанность и разумность в расходах. Образование XXI века призвано изменить содержание и форму развития, необходимые для выживания цивилизации. Уже не количество накопленных материальных благ будет определять статус человека и общества, а уровень культуры, образования и разумно-достаточного хозяйствования, обеспечивающего сбережение невозобновляемых и воспроизводство важнейших возобновляемых ресурсов.

Игнорирование духовных оснований- национальной^ культуры - в политике, экономике, образовании'- особенно опасно в условиях общественной трансформации.

Для реализации успешной экономики необходимо экономическое образование, выстроенное в рамках общенациональной* картины, мира, с. привлечением знания'из, мирового опыта, а не только европо- и американо-центристской направленности, что наблюдается* в реалиях российского образовательного пространства: Высшей целью следует считать сохранение и, поддержание жизни на Земле во всем ее многообразии.

Кризис промышленного труда не в' последнюю очередь, проявляется в том, что в его рамках используется, лишь ничтожная часть знаний, получаемых в системе образования, и общей культуры. Таким образом, сталкиваются две противоположных тенденции: с одной стороны,, все большая дисквалификация и упрощение труда, с другой - бурное' развитие среднего и высшего-образования, продукты которого практически неприменимы на рабочем, месте. Лучшие управленческие силы сосредотачиваются- в бизнесе: именно он сейчас является сферой поддержки управленческих инноваций.

Отраслевой-геополитический принцип управления связан как с процессами развития рыночного хозяйства, концентрацией и централизацией производства так и с давлением государства на общество, отчуждением разнообразных самодеятельных форм активности в пользу управления «сверху».

В* современных российских реалиях силовая доминанта управленческих решений имеет традиционную обусловленность, базирующуюся на тоталитарных комплексах: культурная примитивизация, провинциальность и имперская агрессивность военно-экономической «сверхдержавности». В постсоветской риторике, криминально и коммерциализирование пропитанной, утвердилась максима традиционной политики: «политика - грязное дело», допускающая и оправдывающая бесчеловечность, разводящая мораль и политику как абсолютно несовместимые сферы деятельности.

Силовая политика как факт кризисного состояния управленческой культуры, культуры власти обусловлен геополитическим типом мышления административно-государственных институтов различного уровня (федеральных и местных).

В XXI веке фактор культуры и культурной политики становится одним из доминирующих в современном управлении. Это обстоятельство определяет спрос на специалистов, владеющих «тонкими» управленческими технологиями, оказывающими влияние на долгосрочную эффективность программ в различных областях деятельности управленцев, способных создавать и реализовывать проекты социально-культурного развития — в масштабе от отдельных организаций до городского и регионального уровня.

Именно культура и образование в культурной политике должны стать приоритетными направлениями государственной политики - всеобщей формы осознания и выражения идеи духовности как универсального принципа целостного, практически действующего мировоззрения, стратегической цели, средства и способы политической деятельности российского государства нового столетия. Образование - это не заполнение голов голыми фактами, а это эмоции и душа, поэтому оно должно быть персональным. В мире, где поиск конкурентного преимущества смещается в сферу нематериальную, где все решают знания, образование должно стать непрерывным и продолжаться всю жизнь.

В гуманитарных теориях структурно-системная и институциональная составляющие начинают уступать приоритет социально-культурным и деятельностно-субъектным. Среди субъектов культурной политики выделяются государственные организации, общественные, негосударственные, экономические, частные, деловые структуры и деятели самой культуры.

Разделение этих понятий; «социальное» и «культурное» методологически: выявляет специфику соответствующих политик: социальная! политика; направлена на общество; отдельные' социальные . группы;. находящиеся/ в условиях выживания;, когда речь идет о борьбе с бедностью, о льготах для« малоимущих и других категорий; граждан,, о прожиточном минимуме и потребительской? корзине;, сформированной» на этом; минимуме. Культурная политика' может рассматриваться и как следующий этап в развитии общества, и как; действия? имманентного характера, определяющие качествование, стремление; к доведению вещей до . совершенства, создание максимально благоприятных условий для роста и реализации духовного потенциала общества,, заключенного в- воспроизводстве: и освоении культурных ценностей; и, чтоюамое главное - на самореализацию; на самодеятельность.,

Образ жизни является объектом и социалыюй и культурной политик, но первая^ в; отличие от второй не отвечает за развитие, за создание условий: для роста: творческих способностей. Качественная: сторона образа жизни: в культурологическом?контексте:связывается«с направленностью потребностей:и

• . . < ценностных ориентации?людей, их социальным самочувствием (А.П.Ионкус):

Задача, стоящая* перед субъектами: культурной политики в сфере-потребления* культурных ценностей, состоит в« том, чтобы повлиять на формирование потребностей, исходя из наличного предложения: культурных услуг, из собственных целей-, а также в организации относительно равного доступа, к созданным и предлагаемым культурным благам для всех слоев общества. Чём более высоко развито государство; тем больше культурных благ включается в гарантированный минимум культурных благ. Увеличение доступности культурных благ достигается посредством расширения сети учреждений культуры и развития системы средств; массовой коммуникации, являющихся для подавляющего большинства потребителей основным источником приобщения к продуктам творческой деятельности.

Демографический ресурс это ресурс культуры, культурной политики, биополитики (Ю.В. Громыко). Снижение роста народонаселения следует связывать как с достижением физических пределов всех ресурсов, усилением, урбанизации и ростом богатства, так и с изменением-социальных приоритетов; ценностей, вкусов, религиозными и культурными факторами. Идеология? «экстенсивности»,, пронизывающая все аспектьъ общественного развития,, существенно гипертрофировала значение численности населения; как правило, игнорируя его качество. Проблема рождаемости, как и проблема-смертности; суицида, самосохранительного поведения в России' обсуждается» исключительно.в демографически-количественных терминах.

Современные исследования в рамках самосохранительной концепции политики культуры и здравоохранения выходят на прогнозы: истинные битвы произойдут на уровнях гражданского общества и культуры. Социологический и. культурологический подходы в осмысление характера1 болезни, и недуга породило в клинической медицине новое понятие - холистической медицины, интересом которой, становится-целостная личность в контексте социального и культурного окружения.

Реалии двадцать первого века заставляют отказаться' от устаревших теорий управления, рассматривающих людей только как рабочую силу, ресурс, электорат, в которых ценности человеческой жизни остаются слабыми и невостребованными. Исследовательская' идея «культурной- политики» современной России привлекательна уже потому, что она открывает возможности для нового понимания общества, расширяет его пределы. Сегодня необходимо существенное переосмысление содержания самой культурной политики в обществе: фокус ее внимания переходит от идеологического воспитания и культурного обслуживания к стимулированию культурной активности людей. При этом важна культура не только в качестве «духовного производства», но и так таковой биологической жизнедеятельности.

Следует пересмотреть само устаревшее понятие «трудоспособная часть населения», уничижающе отделяющее в группу «нахлебников» остальных членов общества, вырабатывающее иждивенческие установки, гасящее мобилизационный, творческий потенциал, понижающее оценку жизненных потребностей и жизненных планов. Такие показатели, как «закрепление социальных норм» (трудолюбие, социальная» активность, дисциплинированность, социальная» ответственность), отвечающие за функции социальных регуляторов в обществе, выключают часть общества, не подпадающаяш «трудовую часть населения».

Перспективен переход в современной культурологической» науке от объяснения1 культуры как. коллективного- явления к изучению^ проблем существования и самоосуществления человеческой индивидуальности. Постоянная интерпретация, любых культурных форм и есть непрерывный процесс творческого самообновления, в связи с чем мы можем говорить о личностной культурной политике, находящейсяг во взаимосвязи с ее другими субъектами. Адаптация к трансформирующейся действительности заключается в становлении типа личности, ориентированной на индивидуальную самостоятельность, на свободное самоопределение в социально-культурном пространстве, на ответственность за собственную судьбу.

Качественное измерение жизни - символическое, культурное, свободное,' деятельное должно выходить на измерение возможной личностной активности, измерение незарегулированности всех сфер жизни. Оно перевешивает многие экономические детерминанты: культурные факторьъ формируют восприятие обществом своего собственного1 будущего и определяют выбор средств для его строительства, в том числе, выбор экономических и политических моделей поведения. Культура становится, одной из приоритетных сфер человеческой деятельности и требует соответствующего к себе отношения.

В складывающейся с 1990-х годов российской культуре выделяется основная тенденция, ведущая к росту самодеятельности граждан. К субъектам культурной политики могут быть отнесены как отдельные личности, так и институты (государственные, общественные, частные).

С методологической точки зрения важнейшей проблемой» деятельности государства становится поддержание культурного плюрализма, который только и может обеспечить максимальное удовлетворение культурных интересов и потребностей всех слоев, общества. В современных обществах политика,:, ориентированная на социальное равенство, все более уступает место политике, ориентированной' на культурную идентичность; за этим стоят п более глубинные перемены в понимании справедливости.

В России новый подход, связанный с налоговыми льготами, в реализации культурной политики, преодолевается с трудом; так как геополитический? тип мышления; в котором государство • как. основная« единицам властных координат, накладывающихся на» географические координаты, требует действий непосредственно распорядительного и распределительного по собственному усмотрению: характера. Геополитическое' мышление: выставляет границы в обзоре: будущего; выставляет барьеры защиты, но средства массовой коммуникации, информационные магистрали^ делают: культурное пространство; еще более: многоплановым, создавая« технологическую основу для« формирования культурных сообществ самогофазного типа. С новыми реалиями приходят новые управленческие: механизмы, например, механизм «косвенного управления». Помимо налоговых льгот в масштабе страны необходимо предусмотреть переход от. нормативной- модели экономических отношений в культуре; к: стимулирующей. Вложение в культуру должно быть не только престижным, но и выгодным делом.

Взаимная заинтересованность и социальное партнерство? — это более надежный тип социальной: связи, чем: экзальтированная? жертвенность с равными в правовом? положении субъектами, у которых ничего нельзя выпросить, или «выбить», а можно только обменять на, рынке; товаров; и услуг. Отношения разных структур культуры, с государственными^ органами управления, другими субъектами культурной политики, должны строиться на принципах социального партнерства, должны развиваться; и укрепляться; «горизонтальные» связи, межтерриториальный, межрайонный, межобластной и культурный международный обмен.

В социально-политической сфере российское общество свободных товаропроизводителей, предпринимателей, шагая по пути диалога и компромиссов, самостоятельно ищет ответы на социально-культурные вопросы, относившиеся ранее к исключительной компетенции касты «профессионалов» - чиновников и других «жрецов», таким образом, независимо оперирует социально-культурными процессами, вырабатывает собственную социально-культурную политику. К сожалению, культурное сообщество (и государственно уполномоченное) в целом не научилось сегодня

397 отстаивать в диалоге с политиками и экономистами важность культуры как фактора развития страны.

Культурные процессы происходят в экономической, в политической и социальной сферах, поэтому субъекты культурной политики находятся и там. Среди субъектов, оказывающих существенное воздействие на культурно-политическое регулирование и культуроустроение, является бизнес. Бизнес разделяет понятия «социальная ответственность» и «благотворительность». Первое понятие охватывает определенные границы, где распространяется эта ответственность бизнеса: своевременная выплата справедливой' зарплаты, обустройство территорий, связанных с его деятельностью, его интересами и т. д. Благотворительность - с более широким полем инвестиций. С целью создания ситуации социального партнерства постоянно производится поиск зоны согласия интересов, построения взаимопонимания. Благотворительная деятельность большинством российских предприятий не рассматривается как одно из направлений экономической деятельности.

Отсутствие налоговых льгот для большинства предприятий не является препятствием в выделении донорских средств. Российскому бизнесу предстоит еще в полном масштабе освоение, как отечественных традиций меценатства, так и знакомство с зарубежным опытом ассоциаций спонсоров, которые своими экспертными оценками, консультационными услугами стремятся содействовать вовлечению предприятий и других институтов в благотворительную деятельность. Они проводят идею спонсорства как неотъемлемой части

397 не отрасли «культура», а комплекса факторов, увеличивающих творческий потенциал народа (в том числе экономическая культура) деловой и маркетинговой политики предприятия.

Благотворное влияние на процесс реализации свободы человека, выступающего одновременно в качестве субъекта и объекта власти, государственной культурной политики - это специфическая деятельность государства, направленная на реализацию права каждого гражданина свободного участия в культурной жизни общества. Свободное время, деньги, энергия и высокий образовательный уровень это те показатели, которые способны развить качества личности как культурного политика. Философско-культурологическая трактовка понятия «культурный человек», поддерживаемая нами, соответствует ключевой цели культурной политики, - она сосредоточена на совершенствовании творческого потенциала человека, обладающего собственностью.

Качество культурной активности людей.связано не только и не столько с посещением мероприятий, организованных профессионалами культуры -выставок, статусных спектаклей и т.д., сколько с собственным- творчеством, например, с самостоятельным участием в постановках, в читательских конференциях, демонстрацией собственных живописных работ и т.п. Когда люди непосредственно вовлечены в культуру, не появляется вопроса о том, что культуру необходимо им «прививать». Такого рода культурные процессы имеют самоорганизующийся и самоподдерживающийся характер.

Культурная политика - это особый тип мышления и деятельности, выводящий общественный идеал «культурного» человека, ориентированного на труд, на конкретную-целенаправленную деятельность. Здесь имеет значение индивидуальная поисковая активность человека, которая приводит к созданию культурных форм, в рамках которых совершаются действия самоопределения и самопроектирования. Вершиной способности человека к созиданию культуры является политическое действие (X. Арендт).

Культурная политика обращается к экономической и политической сферам с целью формирования человека - культурного политика, обладающего собственностью, культурно компетентного и политически активного и, таким образом; выполняет задачу по созиданию подлинно демократического? общества с богатой культурой. Уникально? творческие созидатели культуры с высокой гражданской ответственностью могут осуществлять свой; выбор в . соответствие со, своеш системой» ценностей: например;, отказаться1 от сотрудничества с теми, кто; загрязняет, окружающую; среду. Рынок груда постепенно» приобретает« те черты; когда? контракты; становятся* все более индивидуальными и индивидуалистичными;, трудовое соглашение - это; акт. самовыражения. Вопрос о социальных организациях имеет* принципиальное значение, поскольку речь идет о взаимовлияниях в условиях, гражданского; общества:

Экономика,, политика и культура» сообща участвуют в конструировании; смыслов- и значений» социальных; действий' и коммуникаций и. на паритетных началах воспроизводят мир- человека, поэтому современную; культурную политику* следует рассматривать как дело не одного ведомства: в установлении приоритетов; целей т. ожидаемых результатов необходима' кооперация с другими социальными, экономическими, образовательными и политическими, структурами:

Игнорирование культурных« аспектов жизни можно анализировать как намеренное,, нежелание разрушать установившуюся* властно-подчиненную, структуру, и; преодоление этого инерционного процесса требует, больших усилий.

Осознание* властного потенциала, культуры, выходит на «встречные» действия «гуманизирующейся экономики» (Высоцкий Ю.В., Пашков М.В.). Культурная политика как особая формация политики превращает в смысл политической деятельности не власть, и не сохранение и поддержание власти, не экономику, а культуру.

Политика влияния, сосредоточена не на геополитических, а на культурно-политических аспектах с выходом не на государственную идеологию для России, а на хронополитические основания культурной политики, приобретающей конвенциональное содержание; в обществе. Изменение модальности связано с рассуждениями о преодолении пространственного подхода в отношении культурной идентификации, об идентификации со временем в целом, с эпохой в частности, с культурой вообще. Географическое пространство или природные ресурсы, демографические, религиозные или иные аспекты не исчезают, и действуют не в географических координатах, а в координатах информационного, культурного пространства, выдвигая« на передний план политики влияния именно культурную политику.

Политика это «время-ориентированная» сфера, а политическое' время -событийно. Оно включает в себя цепь эпизодов, каждый из которых во многом определяет дальнейший ход событий, каждое из которых вносит свой собственный вклад. Хронополитика - это культурная политика культурных событий, это конкретно-исторические частные случаи осуществления культурных процессов, обладающие уникальными чертами, вариативность которых определяется суммой условий и обстоятельств их протекания.

Постиндустриальное общество лишено того единого основополагающего центра, вокруг которого вращается вся социальная жизнь. Это в полном смысле «мозаичное общество», которое то и дело меняет центры своего притяжения и отличается предельной подвижностью своих связей и зависимостей. Это требует соответствующих преобразований привычных установок социального познания политологическому анализу. Политика представляет собой многомерный объект познания. Требуется обозначить отсутствие резкой перемены парадигм, скажем, экономико-центричной на культуро-центричную, с закреплением характерной для недавнего прошлого цельности познавательной установки. В современном политическом мире сосуществуют разные детерминанты, сохранились типы политики, по-прежнему связанные с экономико-центричной доминантой, где население меряет свое участие в политике критерием материальных интересов и успешности экономических реформ.

В культурной политике необходимо четко разделять стратегии поддерживающие (сохранение и развитие существующих институтов и объектов культуры) и модернизирующие (продвижение организационных, технологических, культурно-информационных нововведений).

Хронополитический метод развития позволяет преодолеть искушения; быстрых и радикальных «судьбоносных» решений, избежать действия прямолинейной архаизации или столь же одностороннего модернизаторства.

В XXI веке требуется обучение управлять «бесконечной» инновацией, которая никогда не прекращает поиска путей создания новых ценностей для всех, кого, так или иначе, затрагивает социальная деятельность.

Хронополитическое мышление связано с глобализационным, которое затрагивает экономику и культуру, что ведет к развитию глобального сознания. Люди оказываются все больше вовлечены в различного рода отношения, выходящие за рамки территории* их постоянного проживания. И хотя говорить о существовании единой мировой культуры как неотъемлемой части мирового государства представляется преждевременным, налицо наличие глобальных культурных процессов - как интеграционных, так и дезинтеграционных, происходящих независимо от состояния отношений между государствами.

Главным результатом и ценностью перехода от традиционной организации к сети является возможность прямых человеческих контактов. Можно согласиться с опасениями, связанными со стремлением покончить с тотальностью; понимаемой как органичность культурного пространства, с «ценностным господством» - эстетическим, социальным, политическим -отечественной традиции. «Сеть» порождает новые формы взаимодействия людей, в результате чего возникают и новые проблемы относительно распределения власти между ее участниками. А это в свою очередь приводит к переосмыслению понятий публичной сферы и демократии. Культурная политика не гетерогенна, не гомогенна, она и то, и другое. Именно сетевой подход сопутствует непосредственному творческому обмену. Геополитическая силовая политика власти заключается в блокировании одних и облегчении передвижения других направлений, в установлении контроля над сетевыми структурами, а невозможность полного контроля над всеми сетями необратимо ослабит политические институты.

Поскольку общество становится более активным, мобильным и самоорганизующимся, способным создавать и реализовать все новые модели управления и культурных нововведений, постольку в нем возникает все более разнообразный и широкий спектр различных социальных действий и движений. Такая насыщенность нововведениями всех сторон программированное общество приводит к резкому возрастанию значимости для всех социальных субъектов их индивидуальности и идентичности.

Самой большой проблемой культурной политики является необходимость организации новых территорий, где культура может и социально, и экономически существовать в новом контексте. На этих новых территориях разворачивается проектная деятельность, методологическим основанием которой является новая интерпретация уже известного. При возникновении новых территорий важна идея. Кризис идей в профессиональной сфере констатирует и назревшую необходимость строить альтернативную территорию культуры. Специфические и действенные возможности культуры, обнаруживает все новые для себя пространства деятельности, «территории смыслов».

За рядовыми шагами по развитию культурной активности видится оздоровление общества — это работа в этом направлении на уровне местных, университетских, муниципальных сообществ вплоть до домовых и квартальных товариществ, где каждый индивид обретает возможность реализации своего творческого потенциала и удовлетворения своих культурных потребностей. Именно такая культурная политика располагает преимуществами в поддержке низовым инициативам, способна в известной степени корректировать внедряемые сверху приоритеты. Ее достоинство в обретении адресата — конкретного человека и конкретной социальной группы, а не отвлеченное «население».

В рамках отраслевой и слабой территориальной культурной политики отсутствие системной целостности в окружающей предметной и производственной среде имеет далеко идущие социально-культурные последствия. Образ «малой Родины» утрачивает собственно эстетическую притягательность; возможности эмоциональной соотнесенности, интенсивного и аутентичного «вживания» в среду резко падают. Путь развития самодеятельного времени кладет конец не только временной разорванности современного человека, но и пространственной. Новейшая тенденция коммунальной самодеятельности, привязывающая человека к месту, возвращающая ему тепло контактов, чувство причастности. Постмодернистская хронополитика, проявившаяся в стратегиях «третьего времени», ориентирована на создание стабильной социальной среды и преемственности. «Третье время» (A.C. Панарин), в отличие от первого (производственного) и второго (досугового), более всего связывает человека с повседневным окружением, с окружающей территорией - пространством «малой родины».

Управление культурой должно превратиться в процесс выявления и согласования различных интересов, - это творческий процесс, в котором идет совместный поиск истины, вырабатывается единое мнение, растет информированность и компетентность каждой из участвующих сторон и, в конечном счете, достигается компромисс мнений и позиций, находится более адекватное ситуации решение проблем.

Список литературы диссертационного исследования доктор философских наук Ижикова, Наталия Васильевна, 2011 год

1. Абанкина Т-.В. Социальный маркетинг: подходы и' стратегии. «60 параллель» №1 (8) март 2003. Электронный ресурс. Режим доступа к-ст.: http://magazme.60parallel.Org/ru/magazine/2003/3/10

2. Абанкина Т.В: Экономика желаний в современной «цивилизации» досуга». Отечественные записки". № 4 (25) (2005) Электронный ресурс. -Режим доступа к ст.: http://www.strana-oz.ru/?numid=25&article=l 101#1;1

3. Аванесова Г.А. Культурная политика и искусство: Особенности взаимодействия // Теоретические основания культурной политики. — М.: РИК, 1993.-С. 235-249.

4. Адасинский С.С. Особенности финансирования сферы культуры // Социально-экономические проблемы культуры. М. 1991. - С. 155-167.

5. Альфельбаум С.М. Проектный менеджмент: Состояние и, перспективы проектной деятельности в российской культуре // Справочник руководителя учреждения культуры. 2004. N2.-0. 13.

6. Американская социологическая мысль. М.: Изд. Международного ун-та бизнеса и управления, 1996.

7. Андреев С.С. Политическое время и политическое пространство // Социально-политический журнал. 1993. № 3.

8. Антропянская Л.Н. Проблемы формирования антропогенной культуры нового российского общества // Вестник Томского государственного университета: Философия. Социология. Политология. № 330. 2010.

9. Аристотель. Политика // Соч.: В 4 т. Т.4. М.: Мысль, 1984.

10. Арнольдов А.И. Человек и мир культуры: Введение в культурологию. М., 1992.

11. Арон Р. Избранное: Введение в философию истории: Пер. с фр.

12. М.: ПЕР СЭ; СПб.: Университетская книга. 2000.

13. Артемьев В.В. Роль социокультурной» сферы в активизации движущих сил развития экономики // Экономические отношения в социально-культурной сфере. Межвуз. сб. СПб,: Изд-во СПбГУ / Под ред. проф. Ф. Ф. Рыбакова. 1992. - С. 19-37.

14. Асмус В.Ф: Античная философия. 2-е изд. М.: Мысль, 1976.

15. Ахиезер A.C. Россия: критика исторического опыта (социокультурный словарь) М., 1991. •

16. Ахиезер A.C. Философские основы социокультурной теории и методологии // Вопросы философии. 2000. №9. С. 29-45. t

17. Балакшин A.C. Методологические и организационные аспекты современной культурной политики. Автореф. .канд. филос. н. М. 1995.

18. Балакшин A.C. Организационно-экономические механизмы реализации советской культурной политики // 2 Международная Нижегородская ярмарка идей. Тез. докл. Н. Новгород. 1999. - 595 с. - С. 259.

19. Бахтин M.MI Формы времени в романе. Очерки по исторической поэтике Электрон. ресурс. — Режим доступа к стр.:http://infolio.asf.ru/Philol/Bahtin/hronotop 10.html

20. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. М.: Академия,1999.

21. Бенхабиб С. Притязания культуры: Равенство и разнообразие в глобальную эру / Пер с англ. под ред. В. JI. Иноземцева. М.: Логос. 2003.

22. Бердяев Н. Судьба России М., 1990.

23. Бердяев H.A. Философия свободы. Смысл творчества. — М.: Правда, 1989.-607с.

24. Бирженюк Г.М. Модели культурной политики // Ученые запискифакультета культуры. / С.-Петерб. гуманит. ун-т профсоюзов! СПб., 1999. -Вып: 1.-С. 7-11.

25. Богатырева Т.Г. Глобализация и императивы культурной политики современной России: Монография. М.: ТЕИС. 2002.

26. Боголюбова Н:М: Культурный обмен, в системе международных отношений: Учеб. пособ. Изд-во.СПбГУ, 2003.

27. Бороноев А.О., Смирнов П.И. О понятиях «общество» и-«социальное». // Социологические исследования. 2003. № 8. С. 3-11.

28. Бродель Ф. История и общественные- науки. Историческая длительность // Философия и методология истории. М., 1977.

29. Булгаков С. Н. Философия» хозяйства: монография. М.: Наука , 1990! -413 с.

30. Будущее за обществом труда // Под ред. проф. В.Я. Ельмеева. — СПб.: С.-Петерб. ун-т. 2003.

31. Браун Дж. Введение в картирование культурных индустрий (2003) Электрон. дан. — Режим доступа: http ://www.culturalmanagement.ru/books/675?cid=3 5 7

32. Бренер О. Культурная политика и современная социокультурная ситуация. Проект «Культура Автограда» // Ориентиры культурной политики. 1995. №3.- С. 3-33.

33. Булгаков G.H. Философия хозяйства // Русская философия собственности ХУШ-ХХ вв. СПб.,: СП «Ганза». 1993. - С. 227-247.

34. Бурганов А. Гражданское общество в России как сособственничество граждан // Россия. Политические вызовы5XXI века. Второй, всероссийский конгресс политологов. 21-23 апреля 2000 г. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН). - 2002.

35. Василенко И.А. Политическое время на рубеже культур://Вопросы философии; 1997. № 9.

36. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // Избранные произведения. М., 1990. ,42. .Венгеров А.Б. Политическое пространство и политическое время (Опыт структурирования понятий) // Общественные науки и современность. 1992. №6.

37. Володин А.Г. Современные теории модернизации: кризис парадигмы//Политическая наука. 2003. № 2. С. 8-29.

38. В остряков Л.Е. Модели культурной; политики (кросскультурный анализ) // Общество и экономика. 2004. №1. С. 139-178.

39. Востряков Л. Культурная политика в современном мире (взгляд из России) // Материальная база сферы культуры. Науч.-информ. Сборник. Вып. 1. М.: Изд. РГБ, 2000.- С. 40-72.

40. Востряков Л.Е. Культурная политика: концепции, понятия, модели // Культура на границах: Материалы семинара. Москва, Ясная Поляна, 1821.03.2004. М.: Институт культурной политики, 2004. - С. 12-32.

41. Востряков Л.Е. Политические аспекты управления в сфере культуры (на материале Севера России) Автореф. . канд. полит, н. СПб;,

42. Востряков Л.Е. Региональная культурная политика пореформенной России: субъектное измерение. Монография. СПб.: Изд. СЗАГС, 2005.

43. Востряков Л.Е. Региональные управленческие отношения в сфере культуры: поиск новой управленческой парадигмы. Ми Ин-т социологии РАН, 1996.

44. Востряков Л.Е. Администраторы и менеджеры культуры региона на пороге XXI века: переосмысление происходящих перемен // Экология культуры. 1999. N4. С. 25-69.

45. Высоцкий Ю.В., Пашков М.В. Эпоха глобализации и.гуманизации пострыночной экономики // Новые идеи в философии. Эвристические функции научной философии : Межвуз. сб. науч. трудов / Перм. ун-т. Пермь. 2002. -Вып. 11.-С. 236-240.

46. Всероссийский центр изучения общественного мнения Электрон, ресурс. Режим доступа к ст.: llttp://www.rinti.ш/grants/fulldocsr.dws?dш=26005 10.09.2004

47. Вульфсон Б.Л. Мировое образовательное пространство на рубеже XX и XXI вв. // Педагогика. 2002. № 10. С. 3-14.

48. Гафуров Ю., Савина И. Создание сети многопрофильных культурно-информационных центров как способа осуществления государственной культурной политики на местном уровне // Ориентиры культурной политики. 1996, № 6. С. 75-82.

49. Гебски Б. Культурная активность: Модели анализа и интерпретации эмпирических данных / Пер с польск. под ред. В.А. Лукова; Московская гуманит.-социальная академия. Каф. социологии -М.: Социум. 2000.

50. Гердер Г. Идеи к философии истории человечества. М.: Наука,1977.

51. Глаголев А. Экономическая философия великих русских меценатов к. XIX нач. XX вв. // Вопросы экономики. 1994. № 7. - С. 109-121.

52. Глотов М.Б. Менеджмент в художественной культуре //

53. Социологические исследования. 2000. № 9. С. 64-73.

54. Гнаткж О.Л. Из истории американской коммуникологии и коммуникативистики: Гарольд Лассуэлл (1902-1978) // Актуальные проблемы-теории коммуникации. Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во СПбГПУ, 2004.-С. 11-20.

55. Гнедовский М.,.Зеленцова Е. Культура в России: государственный проект или гражданские инициативы?. Электрон, ресурс. - Режим доступа к ст.: http://www.cpolicy.ru/analytics/gdedovskyzelentsova.html

56. Голд Дж. Психология и география. М.: Прогресс, 19901

57. Горлова И.И. Культурная политика в современной России: региональный аспект: учеб. пос. Краснодар, 1998.

58. Гостев А.А". Эволюцияi сознания в разрешении глобальных конфликтов . М., 1993.

59. Громыко Ю.В. Антропологическая доктрина как основа продвижения России к мировому лидерству // Антропология политической идентичности. М., 2006.

60. Губман Б.Л. Культура и власть // Культура и власть. Сб. науч. трудов. Тверь.: Изд-во Тверск. ун-та. 1999. - С. 3-13.

61. Гуманитарные технологии и политический процесс в России: Сб. статей. / Под ред. Л.В. Сморгунова. СПб. 2001.

62. Гундаров И.А. Духовное неблагополучие и демографическая катастрофа//Общественные науки и современность 2001. № 5, С.58-65.

63. Гуревич П.С. Философия культуры. М-.: Аспект. Пресс, 1994. —415с.

64. Дарендорф Р. Современный социальный конфликт. Очеркполитики свободы. М. 2003.71. 21 авг. 1986. Культура и будущее. ЮНЕСКО. Париж. 1986.

65. Дианова В.М. Культурный плюрализм в ¡условиях глобализации // Россия и Грузия: диалог и родство культур: сборник материалов симпозиума. Вып. 1 / Под- ред. Парцвания В.В. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2003. - С. 93-103.

66. Дильтей, В. Введение в науки о духе (фрагменты) // Зарубежная эстетика и теория литературы XIX—XX вв. Трактаты, статьи, эссе. М., 1987.

67. Долгин А. Взломщик непредсказуемого: Электрон, ресурс. -Режим доступа к ст.: http://www.mn.ru/issue.php?

68. Долгин А.Б., Якобсон Л.И., Ионин Л.Г. Как рационально потратить деньги на культуру ВШЭ, Фонд «Прагматика» культуры» 21 сентября 2005. -Электрон. ресурс. — Режим доступа к ст.: www.POLIT.ru/culture/2005/09/21/culture.htmh

69. Дражичевич-Сесич М. Культурная политика, институциональная система и направления в развитии искусства сегодняшней Сербии // Экология культуры: Инф. бюллетень. Архангельск, 1998. № 2 (5). - С. 49-60.

70. Драгичевич-Шешич М., Стойкович Б. Культура: менеджмент. Анимация. Маркетинг. Новосибирск: Тигра. 2000.

71. Драч Г.В. Культура и разум: конвергенция или дивергенция // Вопросы философии. 2003. № 8. С. 37-48.

72. Дугин А.Г. Философия Политики. М.: Арктогея. 2004.

73. Дудник С.И. Кризис культуры в контексте современных дискуссий и оценок // Парадигмы исторического мышления XX века: очерки по современной философии культуры. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2001. - С.128-136

74. Дюркгейм Э.О. О разделении общественного труда. Метод социологии. М., 1990.

75. Ельмеев В .Я. Трудовая теория, потребительной стоимости новая, парадигма экономической науки, - СПб., 1996.

76. Жидков B.C., Соколов К.Б. Культурная политика России: теориям история. Учебное пособие для вузов. М.: Издательский сервис, 2001.

77. Жидков B.C. Государственная культурная политика // Ориентиры культурной политики. 200Г. N 6. С. 49-86.

78. Жидков B.C. Театр и власть. 1917-1927. От свободы до* «осознанной необходимости». — М.: Алетейя, 2003.

79. Завершинский К.Ф. Методологическая комплементарность в исследовании символических матриц динамики политических институтов^ // Полис: Политические исследования. 2003. № 1. С. 39-49.

80. Зайцева Л. Источники финансирования социально-культурной сферы и роль промышленного меценатства // Вопросы экономики. 1993. № 24.

81. Зарубина Н. Российское предпринимательство: идеи и люди // Вопросы экономики. 1995, №7, С. 82-90.

82. Зарубина Н.Н. Социально-культурные- основы хозяйства и предпринимательства. М., 1998.

83. Зборовский Г.Е. Социальная^ политика и ее культура // Политика и культура: Сб. науч. тр. Екатеринбург.: УрГУ. 1990. - С. 6-17.

84. Здравомыслов А.Г. К обоснованию релятивистской теории нации // Социология российского кризиса. М.: «Наука». 1999. - С. 88-107.

85. Зеленцова Е.В. Творческие индустрии4 приходят в Россию. // Творческие индустрии в России. — М>.: Институт культурной политики, 2004. — С. 4-11.

86. Зиммель Г. Философия культуры. М., В 2-х тт. 1996 (Т.1. Конфликт современной культуры).

87. Зуев С.Э. Культурные сети (опыт, проблемного анализа) // Панорама культурной жизни стран СНГ и Балтии. 1997, № 5. С. 3-19.

88. Зуев С.Э. Культурный капитализм как сфера социально-экономических инноваций. Электрон, ресурс. — Режим доступа к ст.: http://www.tltsu.ru:8080/universum/openlectures.html

89. Ильин И.А. Путь к очевидности. М., 1993.

90. Ильин И.А. О частной собственности // Русская философия собственности XVIII-XX вв. СПб.: СП «Ганза», 1993. - С. 120-132.

91. Ильин М.В. Глобализация политики и эволюция политическихсистем // Питирим Сорокин и социокультурные тенденции нашего времени / Международный симпозиум, посвященный 110-летию со дня рождения Питирима Сорокина. М.-СПб., 1999. - С. 210-224.

92. Ильин М.В. Очерки хронополитической типологии: проблемы и возможности типологического анализа эволюционных форм политических систем. М., МГИМО, Ч. 1-Ш, 1995.

93. Ильин М.В. Хронополитическое измерение: за пределами повседневности и истории // Полис. М., - 1996. - № 1. - С. 55-77.

94. Ильин М.В. Искушения-простотой. Электрон, ресурс. - Режим доступа к стр.: http ://www. auditoriimi.ru/aud/v/index.php?a^conf&c=getForm&r=thesisDesc&Cou nterThesis=l &idthesis=3 6

95. Ильин M.B. Слова и смыслы: Политика, Республика. Конституция. Отечество // Политические исследования. М., 1994. № 4. - С. 49-56.

96. Ильин М.В. Ритмы и масштабы перемен: о понятиях «процесс», «изменение» и «развитие» в политологии // Полис. 1993. № 2.

97. Ильин М.В. Геохронополитика соединение времен и пространств // Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки, - 1997, №2.

98. Ионин Л.И. Социология культуры: третье тысячелетие М. 2000.

99. Ионкус А.П. Причастность к культуре как показатель образа жизни // Социология культуры. Проблемы социальных показателей развития культуры. Сб. н. тр. № 108. НИИ культуры. М. 1982. - С. 65-77.

100. История философии и вопросы культуры. М.: «Наука». 1975.

101. Кавашима Н. Теория децентрализации в культурной политике: понятия, ценности, стратегии // Экология культуры: Инф. бюллетень. — Архангельск, 2004. № 1. С. 48-60.

102. Каган М.С. Философия культуры. СПб.: ТОО ТК «Петрополис».

103. Каган М.С. Человеческая деятельность (Опыт системного анализа) -М., 1974.

104. Каганский В.Л. Региональная аналитика и видение регионов. // Кентавр. Методологический1 и игротехнический альманах. Вып. 20. 1998. С. 18-25.

105. Каганский В.Л*. Ландшафт и культура // Общественные науки и современность. 1997. N 1,2.

106. Калужский М. Бюджет культуры в США: собственные доходы и государственная поддержка. Отечественные записки. № 4 (25) (2005) -Электрон. дан. Режим доступа к ст.: http://www.strana-oz.ru/?numid=25 &article= 1100

107. Кан Г. Грядущий подъем: экономический, политический, социальный Электрон. ресурс. - Режим доступа к ст.: http://www.philosophy.nsc.ru/BIBLIOTECA/PfflLOSOPHYOFSCIENCE/ICAHN /Kahn.htm.

108. Кантор П., Савич Г. Теоретический сравнительный анализ городского развития: взаимоотношение между правительством, частными и общественными структурами // Ориентиры культурной политики. М.: Изд-во: «Информкультура». 2000, № 3.

109. Карнаух В.К. Глобализация: критика неолиберального подхода // Глобализация в социально-философском измерении. Сб. мат. конференции. -СПб. 2003.-С. 47-51.

110. Карпухин О.И. Социокультурный менеджмент как компонент культурной политики // Социально-политический журнал. 1998. № 3. С. 141150.

111. Карпухин О.И. Управление процессами формирования культурной политики государства// Социально-гуманитарные знания. 1999. №4. С. 60-73.

112. Карпухин О.И. Культурная политика государства в условиях реформирования общества. Автореф. .докт. соц н. М. 1997.

113. Карпухин О.И. Культурная политика России: цели и способыреализации // Социально-политический журнал. 1996. N1. - С. 44-56.

114. Карсавин Л.П. Философия истории. СПб.,.1993. •

115. Кефели И.Ф., Кулакова Т.А. Культура и экономическая жизнь общества// Социально-политический журнал. 1995. №5. С. 105-111.131'. Кисиль В.Я., Рибери В.В. Галерея античных философов, в 2-х томах. М. 2002.

116. Коган Л.Н. О сущности советской культуры в прошлом и настоящем // Политика и культура: Сб. науч. тр. Екатеринбург. УрГУ. 1990. -С. 17-29.

117. Козлов Л.Е. Культурология политики: мифологема югославского кризиса // Литература; язык, культура: Актуальные вопросы изучения и преподавания. Материалы конференции, «Чтения Ушинского». Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2002: - С. 145-146.

118. Козлова H.H. Упрощение как процесс и результат // Модернизация в России и конфликт ценностей. М., 1993.- С. 227-240.

119. Козлова О.Н. Труд в социальной жизни // Социально-гуманитарные знания. 2003. № 12. С. 95

120. Козловский П. Принципы этической экономии / Пер. с нем. СПб.,1999.

121. Колосницына M.F. Управление культурой в развитых странах // Культурная политика и художественная жизнь. М.: Информационно-издательское агентство «Русский мир». 1996. - С. 31-41.

122. Колпакова Д. Духовный механизм хозяйствования // Экономическая культура и нравственность. Межвуз. науч. сб. Казахск. гос. пед. ун-т им. Абая. Алта-Ата. 1990. - С. 33-44.

123. Комарова Л.Г. Экономика и предпринимательство как предмет культурологии // Культура, образование, право: опыт, инновация. -Новосибирск. 1996. С. 130-131.

124. Коровицына Н. «Бархатные» революции как феномен массового" сознания восточноевропейцев. Международный исторический журнал №7. Электрон. ресурс. — Режим доступа к ст.: http://www.hi story.machaon.ru/all/number07/anonsvak/revolutionprint/index.html

125. Кривоносова Л.А. Управление качеством жизни населения -Хабаровск: Изд-во ДВАГС, 2005. С. 35-47

126. Круглова Л.К. Жизнеобеспечивающие функции, культуры // Фундаментальные проблемы культурологии. В1 4-х томах.Том 1, Теория культуры, СПб.: АЛАТЕЙЯ, 2008, - С. 330-344.

127. Круглова Л.К. Социокультурная антропоэкология. СПб., 2000.

128. Круглова Л.К. Философия культуры, теория культуры, культурология: место и роль в системе культуроведения, соотношение с философией и специальными науками //Вопросы культурологии. №1, 2009.

129. Круглова Л.К. Человекотворческий потенциал туризма // Человекпознающий, человек созидающий, человек верующий: Сб. соч. под ред. Ю.Н. Солонин, СПб: Изд. СПбГУ, 2009, - С. 456-467.

130. Соколов Е.Г. Искусство в системе культуры Введение в культурологию. Курс лекций / Под ред. Ю.Н. Солонина, Е.Г. Соколова. СПб., 2003. - С.53-67

131. Кузицын Г.М. Проектирование социально-культурных процессов: Учеб. пос. Пермь. 2001.

132. Культура: теории и проблемы. — М.: Наука, 1995. — 279с.

133. Культура и культурная политика в России / Отв. ред. И.А. Бутенко, К.Э. Разлогов. Серия «Научные доклады», № 115. М.: Московский общественный научный фонд, 2000.

134. Культурная политика: проблемы теории и практики: Сб. ст. / Гос. ин-т искусствознания; Сост. О. Хлопина. СПБ.: Дмитрий Буланин, 2003. - 170 с.

135. Культурная политика в Европе: выбор стратегии и ориентиры. Сб. материалов: / состав.: Е.И. Кузьмин, В.Р. Фирсов. М.: Изд-во «Либерея», 2002.

136. Культурная политика России. История и современность. Два взгляда на одну проблему / Отв. ред. И.А. Бутенко, К.Э. Разлогов. M , 1996.

137. Культурная политика в Калининградской области. / Авт. кол.: Ю.Ю. Бардун, И.О. Дементьев, Л.В. Сыроватко. Калининград. 2001.

138. Культурная политика и художественная жизнь. М.: Информационно-издательское агентство «Русский мир». 1996.

139. Культурный обмен в системе международных отношений. Учебное пособие. СПб.: Изд-во С.-Петерб. госуд. ун-та. 2003.

140. Культурный туризм: конвергенция и туризм на пороге XXI в. -Электрон, ресурс. — Режим доступа к ст.: http://www.cpolicy.ru/news.plx?id=285

141. Курочкин A.B. Гуманитарные технологии. Проблема выбора методологических оснований // Гуманитарные технологии и политический процесс в России: Сб. статей АПод ред. Л.В. Сморгунова. СПб., 2001. - С. 1116.

142. Лавриненко В.Н., Путилова Л.М. Исследование социально-экономических и политических процессов: Учеб. пособие. М.: Вузовский учебник, 2004.

143. Левада Ю.А. Социально-пространственная структура российского общества // Куда идет Россия? МВШСЭН, М.: 1996.

144. Леви Стросс К. Структурная антропология. — М".: Наука, 1985. —535с.

145. Левич А.П. Мотивы и задачи изучения времени // Конструкции времени в естествознании: на пути к пониманию феномена времени. Часть 1. Междисциплинарное исследование: Сб. научных трудов / Под ред. Гнеденко Б.В.-М., 1996.-С. 15-19.

146. Либеральные реформы; и культура: Сборник статей / Под общ. ред. и с предисловием Д.В. Драгунского. М.: ОГИ. 2003.

147. Лихачев Д.С. Декларация прав культуры // Культурология. Научно-образовательный вестник М 1996. - С. 7-11.

148. Лихачев Д.С. Культура как целостная среда // Новый мир. 1994. №8.

149. Лукин В.М. Глобализация социальной жизни и проблема столкновения цивилизаций // Глобализация в социально-философском измерении. Сб. мат. конференции. СПб. 2003. - С. 53-55.

150. Лукин Ю.А. Россия на пороге XXI века: федеральная культурная политика: Сб-к документов. М., 2002. -262 с.

151. Лысак В.Л. Собственность в российском менталитете // 2 Междунар. Нижегородская ярмарка идей. 27 акад. симпозиум «Россия в культуре мира» Тез. докл. Н. Новгород. 1999. - С. 71-73.

152. Лысков А.П. Культурная компонента, рыночной экономики // Региональные аспекты, формирования рыночных мотивационных механизмов: Межвузовский тематический сборник научных трудов. — Калининград. 1993.

153. Лэндри Ч. и др. Возрождение городов через культуру / Ч. Лэндри, Л. Грин, Ф. Матарассо, Ф. Бьянчини. СПб.: Нотабене, 1999:

154. Львов Д; Нравственная экономика // Свободная, мысль-XXI. № 9,2004.

155. Магун B.C. Структура и динамика трудовых ценностей российского населениям (по данным международных исследований 1990-х гг.) // «Россия: трансформирующееся общество»» / Под ред. В.А. Ядова. М.: Канон-пресс-Ц. 2001.-С. 430-448.

156. Майнхоф У. Дискурс // Контексты современности II: Хрестоматия / Сост. и ред. С.А.Ерофеев. - Казань: Изд-во Казан, ун-та, 2001. - С. 24-25.

157. Малиновский Б. Научная, теория, культуры //Вопросы философии. 1983. №2.

158. Мамедов Ф. О научном подходе к формированию- культурной политики в гражданском обществе // Ориентиры культурной политики. 2001. № 9. С. 54-67.

159. Мамедова Е.В. Культурная политика // Философские науки. 2000.* №1.- С.163-171.

160. Мангейм К. Проблема интеллигенции. Демократизация культуры. — М., 1993

161. Манди С. Культурная политика: краткое руководство // Культурная политика в Европе: выбор стратегии и ориентиры. Сб. материалов. / Сост.: Е.И. Кузьмин, В.Р. Фирсов. М.: Изд-во «Либерея», 2002. - С. 35-40.

162. Манхейм К. Избранное: Социология культуры. М.: СПб.: Университетская книга, 2000.

163. Маньковская Н.Б. Постмодернизм // Культурология XX в. T. II. -СПб., 1998.

164. Маркарян Э.С. Теория культуры и современная наука М., 1983.423 с.

165. Марков Б.В. Проблема человека в эпоху масс-медиа // Перспективы человека в глобализирующемся мире / Под ред. Парцвания В.В. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2003. - С. 62-84

166. Марков Б.В. Философская антропология // Философская антропология: очерки истории и теории. СПб.: Издательство «Лань», 1997

167. Маркузе Г. Человек в постиндустриальном мире. — М., 1993.

168. Маршак А.Л. Особенности социокультурных связей социально дезориентированной молодежи // Социологические исследования. 1998. № 12. -С. 94-97.

169. Матюшок В.М. От системного кризиса к духовному и экономическому возрождению // Вестник РУДН, серия Экономика. 1999. №1 (5).-С. 15.

170. Межу ев В.М. Культура как предмет философского знания // В диапазоне гуманитарного знания. Сборник к 80-летию профессора М.С. Кагана. Серия «Мыслители», выпуск 4. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2001.

171. Межуев В.М. Культура как философская проблема // Вопросы философии. 1982. №10. С.42-51.

172. Межуев В.М. Философия культуры в системе современного знания // Личность. Культура. Общество. 2004. Вып. 2 (22). - С. 135—155.

173. Меньшикова Г.А. Экономика и социология непроизводственной сферы.: Учебно-методич. пособие. СПб. 2001. - 197 с. - Электрон, ресурс. -Режим доступа к ст.: www.soc.pu.ru/materials/courses/sup-eisns.shtml

174. Мещеряков- Б.Г. Утопические размышления о гуманитарном образовании // Человек. 1996. № 6.

175. Михайлов Ф.Т. Образование и власть. Электрон, ресурс. — Режим доступа http://www.logic.m/Russian/v£(Papers2003/Michailov42003.htm199: Моль А. Социодинамика культуры. — М.: Прогресс, 1973. — 406с.i

176. Моргачев С. Пространство, время и поле в мировой политике*// Мировая экономиками международные отношения. 1989. № 7.

177. Морозов А.Ю. Основные задачи изучения экономической культуры России // Вестник СПбГУ. Сер.6. 1994. Вып. 1. (№6). С. 98-100.

178. Морозова Е.Я., Тихонова Э.Д. Экономика и организация предприятий' социально-культурной; сферы. Учеб. пос. СПб.: Изд-во Михайлова В.А. 2002.

179. Михайлова Л.И. Социология культуры: Учебное пособие М. ФАИР-ПРЕСС. 1999.

180. Мурашов В .И1. Идея духовности. Фундаментальный принцип практического мировоззрения и государственной политики нового столетия. -М.: ООО «ИПТК «Лотос» ВОС». 2000.

181. Муштук О.В. Общественно-политическая и социокультурная среда бизнеса в России // Россия. Политические вызовы XXI века. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2002. С. 730-735.

182. Недев Т.Н. Эволюция труда и капитала и генезис новой социально-экономической системы // Аналитика культурологии. Электрон, ресурс. - Режим доступа к ст.: http://tsu.tmb.rU/culturology/journal/6/nedev.htm

183. Неклесса А., Щедровицкий П. Инновационная Россия // «Экономические стратегии», № 5/2003. Электрон, ресурс. - Режим доступа к ст.: http://stra.teg.ru/lenta/innovation/1002

184. Николаев А.Е. Культура и власть в философии JI. В. Карсавина / Культура и власть. G6. науч.- трудов. Тверь: Изд-во Тверск. ун-та. 1999. - С. 113-121.

185. Новотный Ф. Экономика культуры. М. 1987.

186. Общественные перемены и Культура Мира. Парадигмы согласия. // Идея культуры мира — расширение влияния. М: МИПП, Изд-во «Весь Мир», 1999. - С. 189-201.

187. Организация местных (локальных) партнерств. Программа LEADER// Ориентиры культурной политики. 1999. № 7. - С. 101-140.

188. Орлова Э.Л. Введение в социальную и культурную антропологию. М.: Изд-во МГИК, 1994. - 214с.

189. Орлова Э.А. Социальная политика в сфере культуры // Ориентиры культурной политики. 1995, № 5. С. 3-19.

190. Осьмачко С.Г. Политическое и социально-экономическое развитие СССР. Российской Федерации (1985 1999 гг.): Монография -Ярославль: Изд-во ЯГТУ. 2003.

191. Панарин A.C. Философия политики. Учебное пособие для политологических факультетов и гуманитарных вузов. М.: Новая школа, 1996.

192. Панарин А. О хронополитике. Электрон, ресурс. — Режим доступа к ст.: htip.7/www.ug.ru/ugpril/gv/96/25/t7l.htm

193. Панарин А. Глобальное политическое прогнозирование -Электрон. ресурс. — Режим доступа к ст.: http://www.patriotica.ru/books/panarglobprog/intro.html

194. Панарин А. Искушение глобализмом. М., 2000.

195. Панарин А. Становление хронополитики. Русский Гуманитарный Интернет-Университет. Библиотека учебной и научной литературы. Электрон, ресурс. - Режим доступа к ст.: http://WWW.I-U.RU

196. Парсонс Т. Система координат действия и общаятеория систем действия.

197. Паршиков H.A. Современная политика в области культуры и ее перспективы // Панорама культурной жизни стран СНГ и Балтии: Информ. сб./РГБ; НИО Информкультура. М., 1999. Вып. 5. - С. 55-60.

198. Перепелкин Л.С., Размустова Т.О. Культурная политика и культурное разнообразие в современной России // Ориентиры культурной политики. М., 2003. № 6.

199. Печчеи А. Человеческие качества. — М.: Прогресс, 1985. 312с.

200. Пивоев В.М. Философия культуры: Учеб. пос. в 2 ч. -Петрозаводск, 1999.

201. Пивоев В.М. Рациональное и иррациональное в гуманитарном знании // М. М. Бахтин и проблемы методологии гуманитарного знания. -Петрозаводск, 1999. С. 7-27.

202. Платон. Собрание сочинений, в 4 томах. М.: «Мысль», 1994

203. Плесс Н. Управление культурным многообразием требует смены парадигмы. Электрон, ресурс. — Режим доступа к ст.: http://www.ptpu.ru/Issues/200/9200.htm

204. Плотников С.Н. Социология культурной политики. Состояние и проблемы развития культуры сегодня. Некоторые социально-экономические* аспекты // Социология культуры. Методология и методика социологических исследований культуры. М. 1988.

205. Пойзнер Б. Объединитель экологии и культурологии // Высш. образование в России: М., 1998. № 4. - С. 51-56.

206. Помпеев Ю.А. Экономическая культура в истории цивилизационного развития России. Автореф. . д. культурол. наук. СПб. 1999.

207. Пономарева Е.Г. Хронополитическое измерение модернизационных процессов в современной Сербии // Полис. 2005. N3.-0. 34-43.

208. Постер М. Кибердемократия: Интернет и публичная- сфера // Контексты современности II: Хрестоматия. 2-е изд., перераб. и доп. / Сост. и ред. С. А. Ерофеев. - Казань: Изд-во Казан, ун-та, 2001.- С. 119-123.

209. Проблемы системного анализа развития культуры. М., 1984.

210. Проблемы философии культуры. М., 1984.

211. Пуляев В.Т. О гуманизме, будущем России и социально-гуманитарном знании // Социально-политический журнал. 1998. № 3. С. 3-16.

212. Пятигорский А. Разделение знания, целесообразность, время и хронополитика. (разработка третья). Электрон, ресурс. — Режим доступа к ст.: http://www.shkp.rU/lib/comm/s2003/7

213. Разлогов К.Э. Геополитика культуры // Свободная мысль-ХХ1, 2002 г. № 9.

214. Разлогов К. Орлова Э., Кузьмин, Е. Российская культурная политика в контексте глобализации // «Отечественные записки». № 4 (25) 2005.

215. Электрон, дан. Режим доступа к ст.: http://www.strana-oz.ru/?numid=25&article=l 094

216. Резник Ю.М. Культура как предмет изучения // Личность. Культура. Общество. 2000. Вып. Ъ-А.

217. Решетников М.М: Новые аспекты глобализации // Глобализация самый общий взгляд. Ч. 1. - СПб., Восточно-Европейский институт психоанализа^ 2002

218. Рикер П. Герменевтика. Этика. Политика. Московские лекции и интервью. М.: АО «Kami». Инст-т философии. РАН. 1995.

219. Розанов В.В. Сочинения: В 2-х т. М., 1990:-Т.2.

220. Розовская И.И. Культурная политика западноевропейских стран и проблемы социального развития // Общие проблемы культуры. Обзорная инф. -М. Вып. 3. 1987.

221. Рубинштейн А .Я. К экономической теории культурной деятельности М., 2002.

222. Рыбаков Ф.Ф. Социально-культурная сфера как объект экономического анализа // Экономические отношения в социально-культурной* сф. Межвуз. сб. СПб.: Изд-во СПбГУ / Под ред. проф. Ф. Ф. Рыбакова. 1992. -С. 5-18.

223. Сачук Т.В. Развитие учреждений культуры как элемент успешного социально-экономического развития муниципального образования // Информационный бюллетень Министерства культуры Республики Карелия. 2002. № 2.

224. Севан О.Г. Европейский опыт участия населения и партнерства в программах развития // Ориентиры культурной политики. 1999. №7. С. 3040.

225. Селезнева E.H. Научные принципы или «принципиальная» конъюнктурность? К проблеме методологии культурной политики // Полис: Политические исследования. М., 1998. №1.-С. 168-178.

226. Селезнева E.H. Культурное наследие и культурная политика России 1990-х гг. (теоретико-методологические проблемы) / Рос. Ин-т культурологии. М. 2003.

227. Селезнева E.H. Проблемы трансформации- культурных ценностей в моделях образования и культурных ценностей в моделях образования и культурной политики // Социально-гуманитарные знания. 2001'. №1.- С. 51-55.

228. Семененко С. Культурное пространство: вызов демократизации или ресурс демократии? // Россия. Политические вызовы XXL века. Второй всероссийский конгресс политологов. 21—23 апреля 2000 г. М.: «Российская-политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2002.

229. Семенов С.И. Хронополитические аспекты кризисов культуры // Общественные науки и современность. 1993. № 4.

230. Силичев Д.А. Постмодернизм: экономика, политика, культура. Учеб. пос.-М., 19981

231. Скворцова Е.М. Теория,и история культуры. — М.: ЮНИТИ, 1999.-406с.

232. Смирнов Г.А. Субъекты культурной политики России М.: МГУКИ, 2001.

233. Смирнова Е.Э., Курлов В.Ф. Социологические исследования в школе: темы и способы проведения // Директор школы. 1998. № 5. - С. 13-19.

234. Соколов Э.В. Культурология. Теория культур. М., 1994.

235. Солонин Ю.Н. Понятие культуры: методологические ионтологические проблемы ее сущности Введение в культурологию. Курс лекций / Под ред. Ю.Н. Солонина, Е.Г. Соколова. СПб., 2003. - С. 14-33

236. Солонин Ю.Н. Россия в контексте современной' социально-философской мысли // Отчуждение человека в перспективе глобализации мира. Сб. статей. Выпуск I / Под ред. Маркова Б.В., Солонина Ю.Н., Парцвания В.В. -СПб,2001.-С. 262-273

237. Соколов К.Б., Жидков B.C. Теория культурной политики: понятийный аппарат и основные определения // Культурная политика: проблемы теории и практики. — СПБ.: Дмитрий Буланин, 2003.

238. Соловьев Э.Г. Геополитика как профессия и как научная дисциплина: перспективы эволюции в современной России // Вестник Московского университета. Сер.18, Социология и политология. 2003. № 2. С. 3-27.

239. Сорокин П. Социальная и культурная динамика. СПб., 2000.

240. Столяров И.А. Организационно-экономический механизм управления культурой. Автореф. д. экон. н. М. 1989.

241. Суицид. Цифры и факты Электрон, ресурс. Режим доступа к ст.: http://www.gumer.info/bibliotekBuks/Psihol/Article/SuicCifr.php

242. Сунгуров А.Ю. Хронотоп как инструмент регионального политического анализа // Полис. 2003. № 6. С. 62-70.

243. Суник Б.В. Вертикаль власти и горизонталь жизни. Параллельны? (Почему отстает сфера культуры?) // Ориентиры культурной политики, 2002, № 3. Электрон, ресурс. — Режим доступа к ст.: http://www.culturalmanagement.ru/books/481

244. Тард Г. Мнение и толпа // Психология толп. М.: Институт психологии РАН; 1999.

245. Творческие индустрии в современном городе. Как развивать талант и предпринимательство в Санкт-Петербурге. Программа содействия малым проектам приграничного сотрудничества Тасис. / Под общ. ред. Е. Беловой, Т. Кантел, С. Кози и др., СПб., 2002.

246. Творческие индустрии: инновационные модели финансирования. СПб: МЦСЭИ «Леонтьевский центр». 2003.

247. Тернер Б.С. Медицинская власть и социальное знание // Контексты современности II: Хрестоматия. 2-е изд., перераб. и доп. / Сост. и ред. С. А. Ерофеев. - Казань: Изд-во Казан, ун-та, 2001. - С. 68-72.

248. Терновая JI.O. Международная безопасность: хронополитический ракурс // Безопасность Евразии. 2003. № 4. - С. 462-464.

249. Толстых В.И. Культуроцентризм // Глобалистика. Энциклопедия. М.: ЦИПП «Диалог», ОАО Изд-во «Радуга». 2003. - С. 506.

250. Тоненкова М.М. Космологические основания социологии духовной жизни будущей России // Социально гуманитарные знания. 2001. № 3.-С.284.

251. Тоффлер Э. Третья волна. М.: ACT, 1999. 784 с.

252. Тощенко Ж.Т. Эстетические параметры развития культуры // Социология. Общий курс. 2-е изд., доп. и перераб. - М.: Прометей: Юрайт-М, • 2001.

253. Тросби Э. Культурное измерение развития: история, концепция, конкретные примеры // Ориентиры культурной политики. 2001. - № 9 . - С. 717.

254. Тульчинский Г. Менеджмент в сфере культуры. СПб.: Изд. Лань. 2001.

255. Тульчинский Г.Л. Новый сдвиг гуманитарной парадигмы Homo philosophans. Сборник к 60-летию профессора К.А. Сергеева. Серия «Мыслители», Вып. 12. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2002. - С. 423-438.

256. Туровский М.Б. Философские основания культурологии. М.,1997.

257. Уайт Л. Понятие культуры // Антология исследований культуры. Т. 1. Интерпретация культуры. СПб., 1997.

258. Уледов А.К. Духовная жизнь общества. М., 1980.

259. Устюгова E.H. Эстетика между классикой и современностью // Эстетика сегодня: состояние, перспективы. Материалы научной конференции. 20-21 октября 1999. Тезисы докладов и выступлений. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 1999. - С.86-89

260. Устюжанина JI.B. Основы маркетинга услуг в сфере свободного времени // Ориентиры культурной политики. 1996. № 6. С. 82-95.

261. Ушанков В.А. Этический аспект антиреформенных тенденций в России //Вестник СПбГУ. Сер 5. 1994. Вып. (№19). С. 46-50.

262. Управление социально-экономическим развитием России: концепция, цели, механизмы./ Рук. авт. кол.: Д. С. Львов, А. Г. Поршнев; Гос. унив-т управл., Отдел. Экономики РАН. М., ЗАО «Изд-во «Экономика»». 2002.

263. Философия культуры. Становление и развитие. СПб.: Издательство «Лань», 1998.

264. Философский энциклопедический словарь / Гл. редакция: Л.Ф. Ильичев, П.Н. Федосеев. С.М. Ковалев, В.Г. Панов М.: Сов. Энциклопедия, 1983. - 836с.

265. Философы России XIX-XX столетий. М., 1995. - 752 с.

266. Флиер А.Я. Историческая динамика культуры // Философские науки. 2000. №3.

267. Флиер А.Я. Культурно-политологическое исследование: О новой культурной политике России // Культурология для культурологов. М., 2000. - С. 407-424.

268. Флиер А.Я. Культурная компетентность личности: междуидеологии проблемами образования и национальной политики // ОНС:

269. Обществ, науки и современность. М., 2000. №2. - С. 151-165.

270. Флиер А.Я. О новой культурной политике в России // Общественные науки и современность. 1994. № 5. С. 4-10

271. Флиер А.Я. Современная культурология: Объект, предмет, структура // Общественные науки и современность. 1997. № 2.

272. Флоренский П.А. Время и пространство // Социологические исследования. 1988. №1.

273. Флоренский П.А. Соч.: В 2 т. М., 1990. Т. 2.

274. Фромм Э. Человек для себя / Пер. с англ. и послесл. Л. А. Чернышевой. -М.: «Коллегиум». 1992.

275. Фромм Э. Иметь или быть? М.: Прогресс, 1990. - 336с.

276. Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. М.: Прогресс, 1977. -488с.

277. Фурастье Ж. Великая надежда XX века. М., 200 Г

278. Хабермас Ю. Понятие индивидуальности // О человеческом в человеке / Под ред. И. Т. Фролова. М.: Политиздат, 1991.

279. Хайек Ф. А. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма М.: Новости, 1992.

280. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка // Новая постиндустриальная волна на Западе. М., 1999.

281. Хейзинга И. Homo Ludens. В тени завтрашнего дня / Пер. с нидерл. / общ. ред. Г. М. Тавризян. — М.: Изд-во «Прогресс», «Прогресс-Академия». 1992.

282. Хлопина О. Трансформация культурной политики Европы в конце

283. XX столетия // Культурная политика: проблемы теории и практики. — СПБ.: Дмитрий Буланин, 2003. — С. 13-53.

284. Холл С. Заметки о деконструировании «популярного» // Контексты современности II: Хрестоматия. 2-е изд., перераб. и доп. / Сост. и ред. С. А. Ерофеев. - Казань: Изд-во Казан, ун-та. 2001. - С. 83-90.

285. Хоркхаймер М., Адорно Т . Диалектика просвещения. Философские фрагменты. М. - СПб.: Медиум, Ювента, 1997

286. Цимбурский В.Л. Геополитика как мировидение и род занятий // Полис. 1999. №4.

287. Челышев Е.П. Современная культура России: проблемы развития // Москва. 1996. № 1. С. 5-20.

288. Чижиков В.М., Чижиков В.В. Введение в социокультурный менеджмент: учеб. пос. М.: МГУКИ. 2003.

289. Чихарев И.А. Хронополитические исследования: опыт синтеза // Полис. 2003. № 6. С. 50-61.

290. Чихарев И.А. Многомерность мировой политики: к современным дискуссиям //Полис. 2005. № 1. С. 161-172.

291. Чихарев И. А. Хронополитика: развитие исследовательской программы // Полис. 2005. № 3. - С. 21-33.

292. Чихарев И.А. Хронополитика в политической науке XX начала

293. XXI в. // Вестник Московского университета. Сер. 12, Политические науки. 2005. № 4. С. 64-79.

294. Чучин-Русов А. Е. Политика как макрофеномен культуры // Полис. 1997. №4.

295. Шапталов Б.Н. Выбор России через призму «классической демократии» //Полис. 2003. № 1-2. С. 4-6.

296. Швейцер А. Благоговение перед жизнью. М., 1992.

297. Швейцер А. Культура и этика. М.: Прогресс, 1973. - 343 с.

298. Шиллер Ф. Собр. соч.: В 7 т. Т. 6. М., 1957.

299. Щедровицкий Г.П. Избранные труды. М.: ШКП. 1995.

300. Щедровицкий П.Г. «Концепция или понятие культурной политики» Доклад N 1, Пятница, 26 апреля 1991 г., НИИ» культуры Электрон, ресурс. — Режим доступа к ст.: http://www-old.shkp.ru/articles/26.04.91PoKuPol.htm

301. Щедровицкий П.Г. О единстве культуры: культурная политика на пути к открытому обществу Электрон, ресурс. Режим доступа к CT.:http://www.culturalmanagement.ru/biblio/Cultpol/Cultros/?page=3&orderby==year

302. Шершнева* Е., Фельдхофф Ю. Культура труда в процессе социально-экономических преобразований: опыт эмпирического исследования на промышленных предприятиях России СПб.: Петрополис. 1999.

303. Шестаков В.П. Эстетические категории: Опыт сист. и ист. исследования. -М.: Искусство, 1983.

304. Штомпка П. Социология социальных изменений / Пер. с англ. М.: Аспект-Пресс. 1996.

305. Шугуров М. В. Самоорганизация в природе и в культуре: аналогичность и инаковость // Философская и правовая мысль. Альманах. Вып.1. Саратов-Санкт-Петербург: Изд-во «Стиль». 2001. - С. 166-180.

306. Экономика культуры. Уч. пос. / Под. ред. проф. Ф. Ф. Рыбакова и доц. А.З. Алейника. СПбГИК им. Н.К. Крупской, СПб., 1992.

307. Экономические основы культурной деятельности. Индивидуальныепредпочтения и общественный интерес. В 3-х томах. Рынок культурных услуг: публика театра 90Lx годов (отв. редакторы А. Я. Рубинштейн, Ю. У. Фохт-Бабушкин). СПб.: Алетейя. 2002. Т. 1.

308. Экономические основы культурной деятельности. Индивидуальные пред почтения и общественный интерес. В 3-й томах. Цифровая версия культурной деятельности: в конце столетия (отв. редакторы А. Я. Рубинштейн, Е.П. Костина). СПб.: Алетейя. 2002. Т. 3.

309. Эллюль Ж. Политическая иллюзия« Г Пер. В. В. Лазарева. М.: NOTA BENE Media Trade Co. 2003.

310. Эсби Дж. Участие населения и устойчивое сельское развитие // Ориентиры культурной политики. 1999. № 7. - С. 41-60.

311. Ясин Е.Г. Модернизация экономики и система ценностей М:: ГУ ВШЭ. 2003.

312. Ядов В.А. Россия как трансформирующееся общество: резюме многолетней дискуссии* социологов Альманах «Boctok».N 3(39), май 2006г. Выпуск: N 103 Электрон, ресурс. — Режим доступа к ст.: http://www.situation.ru/app/jart499.htm

313. Ясперс К. Смысл и назначение истории. — М.: Политиздат, 1991.

314. Bianchini, F., Parkinson, M. Cultural Policy and Urban Regeneration: The West European Experience.- Manchester, Manchester University Press.- 1993.

315. Breton A. Introduction to an economic of culture: a liberal approach // Cultural industries: a challenge for the future of culture. P.UNESCO, 1982. - P.40-51.

316. Cultural industries: a challenge for the future of culture. P.UNESCO,

317. Cultural policy: a preliminary stady. Paris, UNESCO, 1969. p. 3, 5, 7.

318. Girard A. Cultural development experiences and policies. P. 1983.

319. Trosby D.: Cultural Policy and the Economy.//Heikkinen M. & KoskinenT. (eds.) Economics of Artists and Arts Policy, Selection ot Papers. Helsinki: Nykypaino Oy. 1998. P. 3.

320. Wallerstein I. Globalization or the Age of Transition? A Long-Term View of the Trajectory of the World-System, http://binghamton.edu

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 429356