Творчество Ф. Н. Глинки в контексте православной традиции русской литературы первой половины XIX в. тема диссертации и автореферата по ВАК 10.01.01, доктор филологических наук Зверев, Виталий Прохорович

Диссертация и автореферат на тему «Творчество Ф. Н. Глинки в контексте православной традиции русской литературы первой половины XIX в.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 150589
Год: 
2002
Автор научной работы: 
Зверев, Виталий Прохорович
Ученая cтепень: 
доктор филологических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
10.01.01
Специальность: 
Русская литература
Количество cтраниц: 
610

Оглавление диссертации доктор филологических наук Зверев, Виталий Прохорович

Условные сокращения.

Введение.

Глава I. Ф.Н. Глинка как православный человек и писатель.

1.1. Краткий обзор жизни и творчества Ф.Н. Глинки.

1.2. Духовный мир писателя.

1.3. Литературно-эстетические взгляды Ф.Н. Глинки.

Глава II. Поэтическое наследие Ф.Н. Глинки в контексте православной традиции.

2.1. Религиозные чувства в патриотической лирике Ф.Н. Глинки.

2.2. Притчевый характер аллегорий Ф.Н. Глинки.

2.3. Псаломные мотивы в «Опытах Священной поэзии».

2.4. Богодухновенная природа поэтического творчества Ф.Н. Глинки

Глава III. Религиозные поэмы Ф.Н. Глинки.

3.1. Жанр религиозной поэмы в творчестве Ф.Н. Глинки.

3.2. «Карелия, или Заточение Марфы Иоанновны Романовой».

3.3. «Иов. Свободное подражание Священной Книге Иова».

3.4. «Видение Макария Великого».

3.5. «Таинственная Капля. Народное предание».

Выводы.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Творчество Ф. Н. Глинки в контексте православной традиции русской литературы первой половины XIX в."

Несмотря на то, что на протяжении уже почти двух веков личность Федора Николаевича Глинки (1786-1880) как писателя и человека неординарной судьбы привлекала внимание литературных критиков, научных исследователей, специалистов разных профилей, а его разбросанные по многим альманахам, сборникам, журналам, газетам и собранные в отдельные книги произведения пользовались и пользуются у читателей неизменной любовью и душевной симпатией, этот «великодушный гражданин» (по меткому определению А.С. Пушкина) остается, можно сказать, неизвестной знаменитостью.

Его огромное и многогранное творческое наследие, пожалуй, и наполовину недоступно не только для простого любителя русской классической литературы, но и для немногочисленных глинковедов. Сочинения, письма, различные документы писателя разбросаны по стольким архивохранилищам и периодическим изданиям, что объять и прочитать их вряд ли удастся какому-то одному человеку. И в то же время кто из образованных людей не знает имени Федора Глинки! Сам писатель, склонный в свое время к сочинению аллегорических описаний, наверное, дал бы такой незатейливой, но странной истории парадоксально-интригующее название «Знакомый незнакомец»1.

Действительно, до сих пор в литературоведении нет устоявшегося мнения, которое бы выражало истинную сущность творчества и давало ясную портретную характеристику личности знаменитого классика русской литературы. Это, по всей вероятности, связано с тремя определяющими моментами: крупномасштабностъю творческого наследия, эпохальностью личности писателя (Федор Николаевич прожил 93 с половиной года и был деятельным участником многих исторических событий почти всего славного XIX столетия) и изменчивостью литературно-эстетических и философско-духовных взглядов ис

1 Кстати, сборник Ф.Н. Глинки «Опыты аллегорий, или Иносказательных описаний, в стихах и в прозе», выпущенный в Санкт-Петербурге в 1826 году, открывался повествованием «Знакомая незнакомка», за аллегорическим значением названия которого скрывалась Истина. следователей, обращавшихся в течение почти двух столетий к изучению той или другой стороны творчества и деятельности Ф.Н. Глинки и волей-неволей испытывавших на своем мировоззрении влияние, а то и давление модных веяний и идеологических догм.

При жизни Ф.Н. Глинка не был обойден вниманием критики, появление каждой его новой книги обычно сопровождалось несколькими рецензиями в популярных газетах и журналах, отводилось ему должное место и в пространных литературных обзорах. Однако несмотря на знаменитость и признание писателя классиком русской словесности, специальных аналитических работ о его творчестве в то время так и не было создано. Только смерть Федора Николаевича в 1880 году послужила для специалистов по отечественной литературе печальным поводом обобщить оценки его творческого и жизненного пути.

Авторы многочисленных некрологов характеризовали писателя как «маститого философа-поэта», «горячего патриота, ревностного христианина, благороднейшего человека», «светлую личность, каких немного можно встретить в жизни». Отмечалось, что только духовные стихотворения уже «дают Ф.Н. Глинке право на почетное место в истории нашей словесности: человек глубоко религиозный, он был по преимуществу певцом Бога и духовного мира; во многих из них живо воспроизведены как высокий дух, так и поэтические красоты Священного Писания; таковы преимущественно сделанные Глинкой прекрасные переводы некоторых псалмов»2.

А.П. Милюков в обширном некрологе о писателе в «Историческом вестнике» дал, пожалуй, наиболее полную и справедливую характеристику его литературного творчества, отметив, что «в ряду талантов, которыми так обильны были первые четыре десятилетия нашего (XIX-го. - В.З.) века, Глинка принадлежал если не к числу самых ярких, то к числу наиболее самостоятельных и

2 Ф.Н. Глинка. <Некролог> // Журнал Министерства народного просвещения. - 1880, март. -С. 91, 90. менее подчинявшихся каким бы то ни было чуждым влияниям» . Автор некролога обратил внимание на особенности мистического мировосприятия Федора Николаевича: «Религиозность, отличавшая Глинку в продолжение всей его жизни, под влиянием масонских идей и того настроения, каким отличалось русское общество в первой четверти настоящего (XIX-го. - В.З.) столетия, мало-помалу принимала несколько мистический оттенок»4.

В некрологе особое место было отведено характеристике творчества писателя в контексте развития не только отечественной, но и мировой литературы. «Общее значение Ф.Н. Глинки, как литератора и поэта, давно уже определилось, - отмечал А.П. Милюков. - Он, конечно, не принадлежит к числу крупных талантов, пролагавших какие-нибудь новые пути в искусстве; но в той блестящей поэтической плеяде, средоточием которой был Пушкин, он занимает видное место по независимости и своеобразному характеру своего дарования. Его не коснулось даже обаятельное влияние Байрона, неотразимо подчинившего себе многих, более талантливых поэтов той эпохи. Хотя по складу ума и убеждениям у Глинки было немало родственного с поэтическим настроением Шатобриана и Ламартина, но он никогда не увлекался ни пиетизмом "Les Marty s", ни мечтательностью "Meditations poetiques". Правда, у него можно найти общие с ними мотивы, но в его религиозных песнях несравненно больше библейской простоты и силы и вовсе нет той искусственности, какая замечается даже в лучших произведениях этих представителей французской литературы начала XIX века»5.

К сожалению, такие глубокие оценки творчества Ф.Н. Глинки, высказанные на страницах периодической печати, остались вне поля зрения историков литературы^для которых Федор Николаевич был не актуальным и в то же время не представляющим особого исторического интереса, «причисленным к за

3 Милюков А. Федор Николаевич Глинка // Исторический вестник. - 1880. - Т. 2, № 7. -С.472.

4 Там же. - С. 477.

5 Там же. - С. 480. штатным городам литературы»6, как в 1860-е годы с горькой иронией характеризовал свое положение сам писатель.

При знакомстве с литературой последних двух десятилетий XIX века, в которой авторы хоть каким-то образом касаются имени Ф.Н. Глинки, поражаешься пренебрежительному отношению как к личности почтенного писателя, так и к фактам его творческой и жизненной биографии. Предвосхищая большевистскую идеологию официального декабризма, библиограф Я.Ф. Березин-Ширяев усмотрел в невинно-поэтических и игривых «Опытах аллегорий» «намеки на тогдашние политические обстоятельства», что якобы и послужило причиной, «почему автор книги был арестован и находился в крепости, а потом удален на жительство в Тверь, где и жил до самой своей смерти», и даже в том, что спустя почти 60 лет после выхода в свет эта книга «редко встречается в продаже», усмотрел политическую причину, выдвинув предположение: «она у была запрещена» . Приходится только недоумевать, откуда претендующий на библиографическую точность специалист мог брать такие нелепые сведения.

Не соответствующие действительности оценки творчеству Ф.Н. Глинки дает и А.Н. Пыпин в известной «Истории русской литературы», столь авторитетной в литературоведческом мире. Вряд ли справедлива в ней довольно уничижительная характеристика круга писателей, к которому исследователь отнес и Федора Николаевича: «Не будем останавливаться на других писателях этой переходной поры (имеется в виду рубеж XVIII-XIX веков. - В.З.). Число их, в первые десятилетия века, очень размножилось сравнительно с прежним; потребность высказаться литературным путем распространяется и между образованными людьми, которые не думали заносить себя в цех писателей, хотя успе

6 Цит. по: Путята Н.В. Несколько слов о литературной деятельности Федора Николаевича Глинки. -М., 1867.-С. 2.

7 Последние материалы для библиографии, или Описание книг, брошюр, художественных изданий, гравюр и портретов, русских и иностранных, находящихся в библиотеке любителя N.N., с кратким изложением содержания некоторых сочинений, с биографическими сведениями о их авторах и с указаниями на книги и художественные произведения особенно замечательные или редкие / Составил владелец означенной библиотеки Яков Березин—Ширяев. -СПб., 1884. - С. 452-453. В этом издании неточно указаны также даты рождения (1788) и смерти (1881) Ф.Н. Глинки. вали занять между ними видное место; но еще больше было таких, которые, худо ли, хорошо ли, считали себя специальными деятелями поэзии и прозы. Здесь были и лирики, как Мерзляков, Федор Глинка, Нелединский-Мелецкий <.>. Все это были писатели, которых воспитание принадлежало XVIII веку или его ближайшему преданию, но на их глазах происходил литературный переворот: господство старой манеры в самой французской литературе уступало перед новыми порывами идеализма, которые не укладывались в псевдоклассическую рамку и подготовляли в будущем французский романтизм; в других литературах, влияние которых стало проникать к нам все более, немецкой и английской, от старого ложного классицизма не оставалось уже следа, и наши писатели невольно поддавались новому тону литературы и вносили его в свои творения, хотя еще не могло быть и речи о литературной реформе»8. Отдавая должное такому абстрактному и глобальному рассуждению, нужно признать, что нельзя безоговорочно отнести это определение к какому-то конкретному из названных историком литературы сочинителей. Ф.Н. Глинка уже в 1810-е годы был не только «образованным человеком», высказывавшимся «литературным путем», но и уверенно заявившим о себе писателем со своим поэтическим видением, выходящим за рамки существовавших тогда литературных направлений. К сожалению, и общая характеристика Ф.Н. Глинки, приведенная А.Н. Пыпиным, весьма странно скудна и небрежна. Вся биография писателя уложилась в сведения о том, что Федор Николаевич «сделал несколько походов во время Наполеоновских войн, с 1805 до 1814» и «его только слегка задели последствия 14 декабря». Рамки творчества оказались также жестки: «главным трудом его остались "Письма русского офицера", несколько раз изданные и заключающие рассказы о виденном», «он <.> был также стихотворцем, и особливо известен здесь "Опытами священной поэзии"»9. Вот практически и все, хотя дается ссылка на статьи Н.В. Путяты и А.А. Котляревского, которые, как

Пыпин А.Н. История русской литературы: В 4 т. - Т. IV: Времена императрицы Екатерины II. Девятнадцатый век. Пушкин и Гоголь. Утверждение национального значения литературы. - Изд. 2-е, пересмотр, и доп. - СПб., 1903. - С. 285.

9Там же.-С. 308-309. известно, содержат весьма интересный биографический материал и любопытные оценки творчества писателя.

Статья Н.В. Путяты была подготовлена для чтения на публичном заседании Общества любителей российской словесности, которое состоялось 27 февраля 1866 года по случаю 50-летия избрания князя П.А. Вяземского и Ф.Н. Глинки в члены Общества. Николай Васильевич Путята (1802-1877), происходивший из смоленских дворян, принимал в первой половине 1820-х годов деятельное участие в Московском литературном кружке С.Е. Раича, объединявшем духовно близких Ф.Н. Глинке писателей, и прекрасно знал, что «Федор Николаевич имеет полное право быть назван ветераном и Русской словесности, и Русской армии». Обозревая творческий путь Глинки, Путята особо отмечал: «<.> главным источником поэзии этого автора было религиозное чувство. Большая часть его стихотворений проникнута этим чувством, и содержание их заимствовано из Священного Писания. Они исполнены красотами, свойственными этому роду поэзии - простотой и строгостию библейских картин, и теплотой евангельского духа»10. Мимо этого духовного и многоцветного поля творческого мира Ф.Н. Глинки, к сожалению, прошли многие современники поэта, увлеченные ветрами литературной моды и горделиво устремлявшиеся по пути эфемерного прогресса.

Как ни странно, но к концу XIX века Ф.Н. Глинка воспринимался уже в основном как архаичное явление в русской литературе, хотя и выражалось почтение к его заслугам перед Отечеством и родной словесностью. Запоздало (а всего вероятнее, по незнанию точной даты рождения) отмечая в 1888 году 100-летие писателя, журнал «Нива» опубликовал небольшую статью, в которой отмечалось: «Пусть для нынешнего времени его произведения устарели по языку, но по глубине содержания, образности и гармонии стиха они всегда останутся прекрасными, и имя Глинки сохранится в истории русской литературы как пи

10 Путята Н.В. Указ. соч. - С. 4-5. сателя, имевшего свою долю влияния на развитие отечественного языка и отечественной мысли»11.

Другого мнения придерживался П.Н. Полевой, автор популярной в свое время и не раз переиздававшейся «Истории русской словесности», которая поначалу выходила отдельными выпусками в «Иллюстрированной библиотеке "Нивы"» в издательстве А.Ф. Маркса. Он счел, что, возвратясь в 1815 году после военных кампаний в Россию и «начав свою литературную карьеру "Письмами русского офицера" из-за границы», Глинка «исключительно предался поэзии религиозной и религиозно-мистической». Затем, исказив выходные данные основных сочинений писателя, понаслышке и невпопад пересказав содержание некоторых из них, историк литературы выносит приговор: «И все эти сборники стихотворений Ф.Н. Глинки, переполненные его туманными произведениями, вроде "Блаженство праведного ", "Тщета суемудрия ", "Желание Неба", "Молитва души", "Жажда покоя", "Минута в лучшем мире", "Венец времен ", - нимало не трогают нас своей однообразной, скучной, напыщенной и фразистой поэзией. Холодным и сухим резонерством и догматизмом веет от этих нескончаемых возгласов о греховности и стремлений в "выспренние, надзвездные области". А там, где поэт доходит до пафоса и старается нас увлечь за собою в своем восторженном настроении - там поэзия его становится запутанною и темною, и неприятно поражает беспорядочностью своих образов и способов выражения»12. Вот с такой характеристикой входил Федор Николаевич через популярную «Историю русской словесности» в зараженный безверием XX век.

На передний план выходили маргинальные явления: вместо духовной литературы - нравственная, стыдливо прикрывающая вуалью свой истинно православный лик, вместо богословия - религиозная философия, облекающая простые библейские истины в туман философских терминов; а ржа интеллигент

11 П. Б-овъ. Ф.Н. Глинка // Нива. - 1888, № 31. - С. 761.

12

Полевой П.Н. История русской словесности с древнейших времен до наших дней. - Т. III, вып. 11.-СПб., 1900.-С. 364. ского декаданса и эпатирующие выходки авангардистов и шарлатанов были громко объявлены «серебряным веком». Это время отторгло светлый духовный мир Ф.Н. Глинка.

Дальний родственник Федора Николаевича известный критик и историк литературы А.С. Глинка-Волжский (1878-1940) в начале XX столетия вынужден был отстаивать честь родной словесности перед теми, кто пытался увести ее из духовного гнезда в холодные просторы социально-общественной жизни. «Тень христианского Бога, - писал он, - более или менее явственно реет над всей историей русской литературы, до XIX века включительно»13. Возможно, по неопытности лет молодой критик не мог привести убедительных аргументов, подтверждающих существование в русской литературе двух ветвей, одна из которых была на вольном свету, а другая в тени христианства, - духовной и светской, границу между которыми, может быть, категорично строго провел еще в 1860-е годы архиепископ Филарет (Гумилевский) в своем «Обзоре русской духовной литературы». Разлом этот был явственным, и, возможно, именно ощущение его вело к такому компромиссному размышлению: «Христианство жило в литературе русской, но сказывалось вторичными признаками нравственной жажды, отсюда тот своеобразный "этицизм" русской литературы, то учительное, апостольское начало в ней, на которое всегда много указывалось и что особенно удивляло европейцев в нашей литературе. Это все пережитки не осознанной до конца религиозности, пережитки христианских настроений, живые цветы неизжитых еще на нашей жизни и неизживаемых религиозно-христианских начал. <.> Во всяком случае, если в переживаниях русской литературы нет явного христианства, но есть скрытое, ушедшее в глубину сознания; нет христианства, но могущественна его тень.»14. Живое религиозное чувство в словесности здесь рассматривается уже не иначе как инерция прошлого. В литературе нового времени взамен глубокого исповедально

13

Волжский <А.С.> Литературные отклики. Христианские переживания в русской литературе. (По поводу «Опыта философии русской литературы» г. Андреевича) // Вопросы жизни. - 1905, апрель-май. - С. 275.

14 Там же. - С. 279, 280. покаянного духовного начала, орошенного божественной благодатью, укореняются преимущественно разумные этические и «учительные» ценности, на которых христианство отражается лишь «могущественной тенью». И конечно, Ф.Н. Глинка со своей духовной поэзией не подходил под эти входившие в моду мерки, казался старомодным.

Тем не менее именно в начале XX века И.Н. Розановым было написано весьма ценное и во многом справедливое по оценкам творчества Ф.Н. Глинки исследование15. Известный специалист по русской поэзии XIX столетия выделил в ее истории самобытное литературное течение под условным названием «поэзия небесных упований». Конечно, в действительности никакого подобного объединения или организации не существовало, да и поэты, собранные исследователем под такое романтическое знамя, никогда не подозревали, что окажутся в одной поэтической лодке. Не бесспорны и выделенные И.Н. Розановым пять «характернейших» черт, объединяющих Федора Глинку с В.А. Жуковским, А.Ф. Мерзляковым, И.И. Козловым и другими собратьями по «течению». Как, например, совместить основное содержание «Иова», многочисленные картины и сцены ада в «Видении Макария Великого» и «Таинственной Капле», основополагающее чувство страха (Божьего) в мироощущении православного христианина, столь часто проявлявшееся в духовной лирике Глинки, с первой же главнейшей чертой «Поэзии небесных упований», обозначенной И.Н. Розановым, - «предчувствием загробного блаженства»16. Не со всеми оценками отдельных сочинений и некоторых сторон творчества Ф.Н. Глинки, сделанными известным литературоведом, можно согласиться, в частности с оп-релением «таланта скромного размера» (с. 217) и того, что «громадное большинство написанного им не возвышается над уровнем посредственности» (с. 224); с уверением в соавторстве Федора Николаевича с женой Авдотьей Павловной в написании «Таинственной Капли» (с. 220); а также с тем, что, превоз

15 См.: Розанов И.Н. Федор Глинка (1786-1880) // Розанов И.Н. Русская лирика. От поэзии безличной - к исповеди сердца: Историко-литературные очерки. - <Т. 1>. - М., 1914. -С.217-238.

16 Там же.-С. 153. нося поэта, его почитатели обычно «исходили не столько из оценки художественного таланта, а из предполагаемого ими нравственного влияния его произведений» (с. 222) и т.п.

Несмотря на категоричность некоторых суждений, важным в исследовании И.Н. Розанова является то, что в нем, пожалуй, впервые Ф.Н. Глинка представлен так многосторонне и непредвзято, сочинения поэта оценены независимо от догм идейно-литературных партий и рассмотрены преимущественно с учетом историко-литературного контекста времени, в которое он творил. Это была последняя перед советской эпохой серьезная работа такого крупного масштаба и глубины проникновения в сущность творчества Федора Николаевича, в которой открыто говорилось, что «почти все его лучшие вещи относятся к области духовных стихотворений», что в основе сочинений Ф.Н. Глинки «лежит глубокое религиозное чувство и пафос его поэзии - сердечное умиление»17.

Заслуживает особого внимания статья А. Ельницкого о Ф.Н. Глинке, опубликованная в 1916 году в «Русском биографическом словаре»18, в которой обобщены в основном все наиболее значительные печатные материалы о писателе (исследование И.Н Розанова в этой статье не упоминается, видимо, в связи с тем, что она была подготовлена намного раньше выхода тома словаря в свет). Здесь автор систематизировал известные ему сведения о жизни и творчестве Федора Николаевича и представил их в хронологическом порядке. Статья А. Ельницкого ценна своей информационной насыщенностью и системностью, но не исследовательской новизной. Биограф Глинки ориентировался на утвердившиеся к тому времени в русском обществе позитивистские взгляды и безверие и рассматривал литературные факты исключительно в социально-общественном контексте, поэтому большая часть биографии посвящена общественной деятельности Глинки, преимущественно связям с декабристским движением. А. Ельницкий обходит стороной то, что Ф.Н. Глинка был правовом же.-С. 224, 226.

18

Ельницкий А. Глинка Федор Николаевич // Русский биографический словарь. - <Т. 6>: Гер-берский - Гогенлоэ / Под ред. Н.П. Чулкова. - М., 1916 (Репринтное воспроизведение - М.: Аспект Пресс, 1995). - С. 297-315. славным человеком, делает акцент только на мистическом характере мирови-дения писателя как на чем-то явно отрицательном, считает, что со времени ссылки в Петрозаводск в его литературной деятельности начинается период упадка «с заметным постепенным уклоном в сторону мистицизма». Усиление в творчестве Ф.Н. Глинки православного начала здесь подменяется запугивающим туманным понятием мистицизма, которому придается заведомо негативный смысл.

Эта подмена понятия «православие» антагонистичным ему термином без строгого определения «мистицизм» при рассуждении о жизни и творчестве Ф.Н. Глинки станет общим местом в большинстве исследований XX столетия. Но следует напомнить, что мистицизм не антагонистичен православной духовности, но органичен ей. «Признавая Бога непостижимой Личностью, - пишет современный специалист по духовности русской словесности А.В. Моторин, -создавшей с непостижимою целью личности людей, христиане видят высшее блаженство в общении с Богом, но отнюдь не в уравнении себя с Ним или же растворении в Нем. Тайна в этом случае остается подлинной тайной и мистицизм - подлинным мистицизмом <.>. Христианская мистика - сверхсознательное (сверхчувственное и сверхразумное) общение с Всемогущим, Всеблагим, Милосердным Богом. Перед Лицом такого Бога человек представляет себя бесконечно немощным и несовершенным и испытывает потребность непрестанной молитвы о помощи, причем, он видит, что помощь дается ему сообразно его вере, по словам Христа: "И Аз вам глаголю: просите и дастся вам <.>" (Лк. 11, 9). Основное, неизбывное состояние мистика перед Богом - смирение. Подобное богообщение совершается на уровне веры, то есть в непосредственном соприкосновении с Истиной <.>»19. Во времена безверия такой мистицизм не принимается, как говорится, на дух и представляется неверующему человеку чем-то непонятно-темным, даже страшно-неприятным, почему слово «мистицизм» и используется в случаях крайней раздражительности, при не

19 Моторин А.В. Духовные направления в русской словесности первой половины XIX века. -Новгород, 1998. - С. 26-27. приятии, например, духовных стихотворений или религиозных поэм Ф.Н. Глинки, в которых неверующему литературоведу только и мерещатся непонятные отклонения от разумного, устроенного человеком миропорядка.

Вокруг понятия "мистицизм", - замечает А.В. Моторин, - совершалась и продолжает совершаться духовная борьба, явная и скрытая. Порою мистицизм отвергается как самообман. Порою это явление истолковывается с подменой смысла, так что речь идет уже о псевдомистицизме, или магизме. Бесчисленные определения мистицизма, разошедшиеся в течение XIX-XX в. по ученым трудам, энциклопедиям, словарям, отражают споры о сущности явления. Наука Нового времени в значительной мере чужда подлинному мистицизму, но отнюдь не всегда псевдомистике, и потому склонна к подменам в определениях»20. Такую раздвоенность в толковании самого термина «мистицизм» и использование его в качестве заведомо негативного понятия необходимо учитывать при знакомстве с исследованиями о жизни и творчестве Ф.Н. Глинки.

К сожалению, А. Ельницкий при составлении биографии Федора Николаевича не избежал необоснованных домыслов и несуразностей, указав, например, неточную дату выхода Глинки в отставку со службы в Орловском губернском правлении и включив в список книг писателя в действительности не существующий сборник «Духовные стихотворения», будто бы изданный в 1839 году. Биограф писателя ошибочно и бездоказательно утверждает, что якобы «развитие мистических настроений Ф.Н. Глинки побудило его написать в сотрудничестве с женой обширную двухтомную поэму в стихах под заглавием "Таинственная капля"». Нелепо предположение А. Ельницкого о том, что Глинка в 1850-е годы переложил стихами Книгу Иова, «платя дань мистическому настроению своей лиры» (хотя Глинка в конце предисловия к своей книге, в котором, кстати, подробно объясняется история рождения и создания поэмы, указал конкретную дату завершения работы над поэмой: 20 июля 1834 года), и осуществил это переложение «по-видимому <.> также при близком со

20 Там же. - С. 32. трудничестве Авдотьи Павловны, которая и вообще довольно деятельно помогала мужу в его литературных работах, в особенности же на духовные темы». Так в биографической словарной статье, предполагающей строгую объективность, выстраивается основанная на слухах версия о том, что супруги Федор

Николаевич и Авдотья Павловна Глинки будто бы сочиняли многое в соавтор-21 стве . Однако при тщательном анализе мемуарных и эпистолярных материалов, архивных документов и рукописных источников это назойливое утверждение А. Ельницкого не находит подтверждения. То, что Авдотья Павловна как истинно любящая жена помогала своему мужу переписывать его произведения, не является фактом творческого сотрудничества (абсурдно было бы считать на подобном основании Софью Андреевну соавтором Льва Николаевича Толстого). Анализ сохранившихся в архивах рукописей показывает: 1. Авдотья Павловна не вторгалась со своей правкой в подготовленные ею списки как фрагментов «Таинственной Капли», так и других сочинений Федора Николаевича; 2. Если же есть в этих списках авторская правка или дополнения, то внесены они исключительно рукой Федора Николаевича; 3. Если эти списки скреплялись авторской подписью, то только одной (Ф. Глинка) и никогда - двумя. Поэтому было странно читать в недавно защищенной кандидатской диссертации JI.JI. Ерохиной «Творчество Ф.Н. Глинки 1830-1870-х годов»: «Найденные тексты свидетельствуют также о несомненном соавторстве Глинок, причем спектр их достаточно широк: это и прозаические записки об изгнании бесов, носящие полудокументальный характер; и поэма "Беснующий", представляющая несо

21

Легенда о соавторстве Федора Николаевича и Авдотьи Павловны Глинок, в частности при написании «Таинственной Капли», превратилась со временем в своеобразный «научный» миф, который передается от одних исследователей к другим, слишком доверчивым. Так, недавно М.М. Дунаев во втором, исправленном и дополненном, издании своего многотомного труда «Православие и русская литература» даже «обогатил» его новой интерпретацией, приписав первенствующую роль в сочинительском сотрудничестве Авдотье Павловне. Ни слова не сказав о главной в творчестве писателя религиозной поэме, литературовед привел такую небывальщину: «Вместе с мужем, поэтом Федором Николаевичем Глинкой (1786-1880), она перелагает псалмы стихами, пишет вместе с ним поэму "Божественная капля" - о крестных страданиях Христа, создает акафисты святым» {Дунаев М.М. Православие и русская литература: В 6 ч. - Изд. 2, испр. и доп. - Ч. I-II. - М., 2001. - С. 690, 696). мненный фольклористический и этнографический интерес; и стихотворение "Палате."»22.

Найденные тексты», хранящиеся в Государственном архиве Тверской области, были мною обследованы, и свидетельствую, что они, как и остальной просмотренный мною архивный рукописный массив, никаких оснований для утверждения о творческом соавторстве супругов Глинок в себе не содержат. Это были два глубоко верующих православных писателя, каждый со своим самобытным и самодостаточным художественным миром.

После Октябрьской революции 1917 года в связи с возрастающим интересом к революционному прошлому России увеличивается поток исследований, посвященных декабристскому движению. Фактически ни одна публикация на эту тему не обходилась без упоминания Ф.Н. Глинки. Включенность имени писателя в этот общественно-политический контекст придала новое направление в осмыслении творческого наследия и фактов биографии Федора Николаевича.

Понятно, что в советское время не могло быть и речи об исследованиях, развивающих, например, концепцию И.Н. Розанова о Глинке, «этом Мафусаиле русской поэзии», как представителе религиозного направления «поэзия небесных упований». Жизнь и творчество Ф.Н. Глинки теперь рассматривались преимущественно в контексте декабристской идеологии, основные догматы которой были сформулированы с учетом идей воинствующего атеизма и марксистско-ленинского учения о классах и революционной борьбе. Если учесть изгибы жизненного пути Ф.Н. Глинки и основной духовный и эстетический контекст эпохи, в которую он творил, то выискивания в его сочинениях отголосков, например, только декабризма или масонства окажутся периферийными явлениями, не представляющими целостной, органической картины художественного мира писателя. Достижения в исследовании таких частных случаев безусловны. Но все же они представляются то лишь туманным намеком, то умело подогнан

22

Ерохина Л.Л. Творчество Ф.Н. Глинки 1830-1870-х годов: Дис. . канд. филол. наук / Тверской гос. ун-т. - Тверь, 2000. - С. 135. ной к живому организму целостного творчества выдумкой и оказываются малыми, хотя, может быть, и блестящими крупицами, весьма отдаленными от той сути, которую выразил в своих сочинениях писатель.

Несомненно ценные, во многом первопроходческие монографические работы В.Г. Базанова, а также пространные разделы о Ф.Н. Глинке в его книгах,

23 посвященных декабристской литературе , к сожалению, грешат сильным креном в ограниченный период, связанный с 1825 годом, и все многообразное и великое по объему литературное наследие писателя исследователь меряет аршином декабристской, официально установленной в советское время идеологии. Одной из причин, по которым М.А. Цявловский отверг представленную в 1943 году диссертацию В.Г. Базанова «Поэт-декабрист Ф.Н. Глинка», была именно чрезмерная политизация литературоведческих взглядов претендента на ученую степень доктора филологических наук. «Человек глубоко религиозный, - читаем в отзыве М.А. Цявловского, - Глинка - руссоист, но руссоист мирный, а не руссоист-революционер, как утверждает автор. Видеть в «Письмах» (имеются в виду «Письма русского офицера». - В.З.) декабристское произведение -совершенно ошибочно. Достаточно сказать, что в книге воздается хвала идее о военных поселениях, тех самых поселениях, возмущаться которыми Глинка-декабрист считал своей первой обязанностью. Достаточно прочесть стр. 29-42 первой части «Писем» (сон об Ярославе Ярославиче и Григории), чтобы убедиться в том, насколько чужд тут Глинка идее тираноборчества»24.

Судя по последовавшим затем книжным публикациям В.Г. Базанова, он существенно не изменил своих воззрений по поводу приоритетного значения декабристского контекста в определении особенностей литературного творчества Федора Николаевича. «Глинка, если и имеет право на внимание потомства,

23

Базанов В.Г. Карельские поэмы Федора Глинки. - Петрозаводск, 1945; Его же. Поэтическое наследие Федора Глинки (10-30-е гг. XIX в.). - Петрозаводск, 1950; Его же. Очерки декабристской литературы. Публицистика. Проза. Критика. - М., 1953. - С. 78-105 (раздел «Письма Федора Глинки и И.М. Муравьева-Апостол а»); Его же. Очерки декабристской литературы. Поэзия. - М.; Л., 1961. - С. 139-164, 409-438 (разделы «Федор Глинка» и «К истории декабристской романтической поэмы (Карельские поэмы Федора Глинки)»).

24РГАЛИ. Ф. 2558. Оп. 2. Ед. хр. 192.-Л. 11-13.

- убежденно настаивал ученый в своем капитальном труде 1949 года, - то это он заслужил участием в Союзе Благоденствия». И тут же отсекал, пожалуй, сердцевинную часть творчества писателя как что-то вредное и ненужное, недостойное внимания потомков: «В молодости - живой и энергичный общественный деятель и вполне оригинальный поэт; под старость - мистик и реакциос нер, Глинка и сам понимал, что все его заслуги были в прошлом» . При этом исследователь почему-то исключил из поля зрения вершинные достижения писателя, созданные в 1830-1840-е годы (карельские поэмы, глубоко изученные самим же В.Г. Базановым, «Иов», «Таинственная Капля»), духовные стихотворения, которые поэт сочинял до глубокой своей старости так же вдохновенно, как и в молодости.

Если учесть, что Федор Николаевич был истинно верующим, воцеркв-ленным православным человеком, то вряд ли можно согласиться и с более поздним утверждением В.Г. Базанова: «Для Глинки "духовная" поэзия всегда служила надежным средством для иносказаний, что за "горними селениями" очень часто скрывалась "страна изгнания и ссылки", а за библейскими сюжетами стояли вполне современные и даже злободневные темы»26. Чрезмерно идеологизированные и категорические аллюзии возникают у исследователя и при анализе произведений Глинки других жанров: «Самое главное отличие "Девы карельских лесов", а вслед за ней и "описательного стихотворения" "Карелия" от явно подражательных романтических поэм состоит в сближении традиционного сюжета (встреча беглеца из высшего света с туземной девушкой) с "повестью о несчастных", то есть с повестью о ссыльных декабристах»; «В свободном подражании "Книге Иова", этой, по словам Глинки, "грустнейшей и величественной песни человечества в местах земной ссылки", Иов становится двой

27 ником олонецкого ссыльного» . Но все эти замечания методологического, а тем более частного характера не могут умалить того поистине подвижническо

25

Базанов В.Г. Вольное общество любителей российской словесности. - Петрозаводск,

1949.-С. 12, 13.

26

Базанов В.Г. Очерки декабристской литературы. Поэзия. - С. 164.

27 Там же.-С. 414-415,434. го вклада, который внес В.Г. Базанов в изучение и пропаганду творчества Ф.Н. Глинки.

Ограниченно-односторонним представлен Глинка во многих исследованиях, связанных с декабристской тематикой, а также в трудах советского времени по истории русской литературы XIX века. Применение выведенных из декабристской идеологии эстетико-методологических установок давало непременно соответствующий результат. А.А. Илюшин в диссертации «Поэзия декабристов в литературном движении первой трети XIX века» отвел большое место анализу творчества Ф.Н. Глинки, при этом, стараясь показать недостаточность известной пушкинской оценки таланта Федора Николаевича, попробовал найти собственный методологический ключ к его пониманию. «Мы сочувственно вспомним меткое высказывание Пушкина о Ф. Глинке, - пишет диссертант, - как об одном из самых оригинальных русских поэтов: "Он не исповедует ни древнего, ни французского классицизма, он не следует ни готическому, ни новейшему романтизму", но уточним: ранний Глинка, не исповедуя ни древнего, ни французского классицизма, исповедует русский классицизм XVIII века, и зрелый Глинка, не следуя ни готическому, ни новейшему (т.е. байроническому) романтизму, следует новейшему из новейших - декабристскому романтизму, гражданственному романтизму, в духе которого написаны ло лучшие образцы декабристской поэзии» .

При таком подходе к классическому наследию высокая оценка, данная Пушкиным поэме Глинки «Карелия», казалась сомнительной и устаревшей. «"Карелия", - по мнению А.А. Илюшина, - это произведение, овеянное духом пессимизма, - явление, характерное для декабристской литературы после 1825-го года. Этот пессимизм нельзя назвать безысходным и трагическим; Глинка находит из него выход, но выход мало утешительный, ибо он ведет к мисти

29 цизму» . При такой трактовке содержания все получается декабристским, в

28

Илюшин А.А. Поэзия декабристов в литературном движении первой трети XIX века: Дис. . канд. филол. наук / Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова - М., 1966. - С. 51-52.

29 Там же.-С. 158. том числе и самые мирные герои превращаются в пламенных революционеров. Однако тут А.А. Илюшин пошел даже дальше В.Г. Базанова: «Трудно <.> согласиться с В. Базановым, который писал: "В поэме "Карелия". есть. глухие намеки на судьбу политического ссыльного ("ночь", "кандалы" и "клики")". Не глухие намеки, не отрывочные, как бы вскользь брошенные слова, а целая исповедь, страстная и скорбная исповедь политического ссыльного, облеченная в религиозно-мистическую форму, сокровеннейшие признания находим мы в поэме "Карелия"; признания не просто "политического ссыльного", а ссыльного декабриста, и не только внешние атрибуты политической ссылки, но и глубокие раздумья изгнанника» . Все это свидетельствует о том, насколько разрушительным может быть использование ложного и чуждого писателю контекста - в данном случае декабристской революционной идеологии применительно к творчеству Глинки в полном объеме - при литературоведческом анализе конкретных художественных произведений.

Не отрицая всего многоцветного диапазона контекстов - политического, социального, эстетического, религиозного (в том числе и конфессионального), национального, культурологического и т.п., - которые можно применять при анализе и толковании литературных сочинений, следует помнить, что произведения настоящего искусства принадлежат, по выражению М.М. Бахтина, «большому времени»: они «разбивают грани своего времени, живут в веках, то есть в большом времени, притом часто (а великие произведения - всегда) более интенсивной и полной жизнью, чем в современности»31. Поэтому они могут оживать только в просторном и не ограниченном временными рамками контексте.

С сочинениями же Ф.Н. Глинки в XX веке происходило обратное: их обычно загоняли в прокрустово ложе преимущественно политического (декабристского) контекста, узкого не только по своему историческому бытованию, но и ограниченного в духовном отношении. В результате создавался образ писателя, одержимого какой-то одной, в основном политической страстью. Так, в

30 Там же.-С. 164.

31

Бахтин М.М. Литературно-критические статьи. - М., 1986. - С. 504. основательной работе А.В. Архиповой «Литературное дело декабристов» Федор Николаевич показан в основном как автор, только и занимавшийся тайнописью, за которой скрывались непременно декабристские идеологемы. «Чаще вольнолюбивые настроения тех лет, - пишет исследовательница, - требовали для своего воплощения исторических декораций. При этом и изображаемая эпоха, и герои, и их идеалы рисовались довольно абстрактно, что давало основание для современных их "применений", или аллюзий». И даже примечание автора, касающееся действительно сугубых вопросов поэтики («Вместо имен действующих лиц поставлены здесь нумера, что отрывок сей (два явления) не принадлежит ни к какому целому, а написан только для опыта, чтобы узнать, могут ли стихи такой меры заменить александрийские и монотонию рифмы, ко

32 торая едва ли свойственна языку страстей» ), таким образом расценивается как

33 нужное для отвода глаз цензуры» . Подобной трактовкой вводят читателя в заблуждение и А.С. Немзер и О.А. Проскурин, комментаторы двухтомного собрания избранных сочинений «Декабристы»: «Прим<ечание> Глинки, подчеркивающее формально-экспериментальный характер "Опытов.", призвано было затушевать тираноборческую идею стихотворения»34. В действительности такие своевольные интерпретации, противоречащие открыто обозначенному автором смыслу и превратно его толкующие, уводят далеко от истинного значения творческого наследия писателя. Нужно сказать, что авторские примечания и комментарии сопровождают фактически все более или менее крупные сочинения Глинки, и писались они уж никак не «для отвода глаз цензуры»35, а скорее, наоборот, для «раскрытия глаз» читающему, для уточнений, чтобы еде

32

Цит. по: Глинка Ф.Н. Избранные произведения / Вступит, статья, подготовка текста и примеч. В.Г. Базанова. - Л., 1957. - С. 140.

33

Архипова А.В. Литературное дело декабристов / Отв. ред. Ю.Д. Левин. - Л., 1987. - С. 22.

34 Декабристы. Избранные сочинения: В 2 т. / Составление и примеч. А.С. Немзера и О.А. Проскурина. - Т. 1.-М., 1987.-С. 517.

35

Следует напомнить, что цензорами в царское время работали в основном весьма просвещенные люди, многие из которых сами являлись блестящими профессиональными литераторами (С.Т. Аксаков, Ф.И. Буслаев, кн. П.А. Вяземский, С.Н. Глинка, И.А. Гончаров, Н.И. Греч, Ф.И. Тютчев.) и были способны проникнуть в сокровенный смысл читаемых рукописей (См.: Мезьер А.В. Словарь русских цензоров: Материалы к библиографии по истории русских цензоров. - М., 2000). лать смысл текста более прозрачным и понятным. Вспомним слова М.М. Бахтина о том, что истинное художественное произведение «тогда, когда оно пишется, оно не определяется часом и местом своего непосредственного рожде

36 ния» . Федор Николаевич не скрывал и аллегорические приемы своих сочинений, а там, где чувствовал, что возможно затруднение в понимании иносказания, давал даже пояснения, как это он сделал в конце «Опытов аллегорий», приведя параллельно с заглавиями произведений «аллегорическое значение пиес».

Очевидно, что и сами исследователи советского периода понимали узость и ограниченность догматического контекста, накладываемого на творчество Ф.Н. Глинки. Еще в 1951 году B.C. Орлов показал, что «декабристский период» в жизни и творчестве писателя занимает довольно скромное место. Многое меняется во взглядах Федора Николаевича особенно после выхода его в отставку в 1834 году. «Политические взгляды Глинки, - отмечает автор очерка о писателе, - эволюционировали в этот период в направлении к славянофильству, с деятелями которого он был тесно связан. Идеалы декабризма, даже в умеренном виде, остались далеко позади. Это был естественный процесс эволюции человека, отличавшегося наибольшей половинчатостью и ограниченностью в своей

37 деятельности в тайном обществе» . Да и эстетические пристрастия причастных к декабризму писателей определялись не только политическими доктринами. В.Н. Касаткина в книге «Поэзия гражданского подвига» на убедительных примерах показала, насколько многообразны были не только общественно-политические и философские, но и нравственные, эстетические, духовные и собственно литературные взгляды писателей-декабристов, насколько разно-сторонен был мир их увлечений и художественных устремлений - от ориентации на античность и древнерусскую старину до использования в своем творче

ЛО стве фольклорных образов-мотивов . Однако и в этом серьезном исследовании

36 Бахтин М.М. Собр. соч. : В 7 т. - Т. 5. - М., 1996. - С. 47.

37

Орлов B.C. Федор Николаевич Глинка // Орлов B.C., Вержбицкий В.Г. Декабристы-смоляне. - <Смоленск>. - С. 150-151.

38

См.: Касаткина В.Н. Поэзия гражданского подвига: Литературная деятельность декабристов. -М., 1987. в соответствии с основной его целью - дать общую картину литературной деятельности декабристов - Глинка представлен только с одной стороны, на фоне узкого исторического полотна и, безусловно, не в полном объеме своего творческого мира.

В 1983 году появилось монографическое исследование о жизни и творчестве Ф.Н. Глинки - историко-литературный очерк В.И. Карпеца. Автор понимал сложность своей задачи и сразу же заметил, что берется за характеристику «поэта непростого, часто глубоко заблуждавшегося, но всегда, как бы ни складывалась его жизнь, ставившего интересы России выше своей частной судь

39 бы» . Хотя В.И. Карпец и признавал, что Глинка «был глубоко верующим человеком», но тут же и открещивался от такого героя, отмечая, что мировоззрение Федора Николаевича «отличается от мировоззрения большинства современных людей». «Это надо иметь в виду, - предупреждает очеркист, - для того, чтобы понять его творчество во всем объеме - с его сильными и слабыми сторонами, с вечными ценностями, воплощенными в нем, и неизбежной данью времени». Судя по содержанию очерка В.И. Карпеца, именно религиозность была той пресловутой «данью времени», которая выражалась в интересе писателя к «мистическим вымыслам, нагромождениям надуманных построений». Чтобы как-то уйти от образа писателя-мистика, В.И. Карпец избирает трактовку творчества Федора Николаевича с точки зрения безобидной народности. В петрозаводской ссылке, считает он, «душа Глинки действительно переродилась. <.> От рассудочной темной мистики Глинка пришел к живому народному

40 чувству» .

На протяжении всего своего повествования автор историко-литературного очерка пытается убедить читателя, что Глинка («поэт-философ») шел тернистой дорогой, преодолевая религиозно-мистические заблуждения, к воплощению в своих сочинениях «живого народного чувства» и усилению в них «патриотического звучания». В результате все сводится к вполне справед

-30

Карпец В.И. Федор Глинка: Историко-литературный очерк. - М., 1983. - С. 4.

40 Там же. - С. 96, 76. ливой обобщающей оценке Глинки как достойного гражданина, целиком посвятившего себя служению Отечеству. Но ведь патриотические и народные чувства в истинно русском человеке, к каковым несомненно можно отнести и Федора Николаевича, всегда неотделимы от глубокого религиозного миропонимания. Видимо, по идеологическим соображениям автор обошел этот вопрос стороной.

В 1980-е годы интерес к Ф.Н. Глинке в нашем литературоведении возрастает. В.В. Кожинов причислил его к «тютчевской плеяде поэтов» как своеобразной литературной школе. При этом Федору Николаевичу отводилась, пожалуй, одна из важнейших ролей в формировании этого поэтического течения. Придерживаясь мнения, высказанного еще Ю.Н. Тыняновым («Образы Тютчева были знакомее современникам, чем нам. Они мелькали у Глинки.»41), В.В. Кожинов приходит к заключению, что «тютчевский» стиль возникает фактически «до Тютчева» в творчестве близких ему по духу поэтов: «<.> поэзия Тютчева была не неким отдельным, сугубо индивидуальным явлением, но воплощала духовные и творческие устремления целого поколения русских людей, целой эпохи национального бытия, - как и поэзия Пушкина»42. Общеизвестны определения поэзии Ф.И. Тютчева как «поэзии мысли», «философской поэзии», которые В.В. Кожинов квалифицирует все-таки слишком широко, как обозначение «вовсе не индивидуальной особенности Тютчева», а «характернейшее свойство поэзии его времени в целом»43. Вряд ли эти определения применимы к стихотворному наследию Ф.Н. Глинки. Думаю, ближе к истине Е. Кузнецова, отметившая: «По мнению большинства критиков, высшие достижения Глинки принадлежали к области духовной поэзии. Это весьма характерный факт не только по отношению к поэзии Глинки, но и по отношению ко всей поэтической эпохе»44. Не случайно поэтические образы автора «Опытов Священной поэзии» были оценены Ю.Н. Тыняновым как

41 Тынянов Ю.Н. Архаисты и новаторы. - JL, 1929. - С. 361.

42 Кожинов В.В. О тютчевской плеяде поэтов // Поэты тютчевской плеяды / Составители В. Кожинов , Е. Кузнецова. - М., 1982. - С. 14.

43 Там же.-С. 12.

44 Кузнецова Е. Федор Николаевич Глинка // Поэты тютчевской плеяды. - С. 188-189. поэзии» были оценены Ю.Н. Тыняновым как первые ростки зарождавшегося литературного направления. И объединяло поэтов, включенных в «тютчевскую плеяду», наряду с любовью к «мысли» и «философии» глубокое православное мировидение. Бледна и суха была бы мысль поэтов, если бы она не одухотворялась теплым религиозным чувством. Философский контекст оказывается довольно искусственным и в какой-то мере даже грубоватым для хрупких творений поэтического вдохновения.

Религиозная тема в нашем литературоведении и книгоиздательском деле в 1990-е годы становится открытой. Так, в это время Б.Н. Романов выпускает в издательстве, постоянно меняющем названия, одну за другой прекрасно оформленные серийные миниатюрные книги с религиозными стихотворениями русских поэтов. В состав этих книг он непременно включает сочинения Ф.Н. Глинки, характеризуя его то как «автора многих произведений на ветхозаветные и евангельские мотивы»45; то как поэта, который «новое лирическое мироощущение и новый язык привнес в псалмическую традицию»46; то как «одного из самых пристальных читателей Псалтири», «чьи стихотворения далеко не всегда были буквальным переложением псалмов, а лишь исходили из их мотивов и образов»47; то как «крупнейшего религиозного поэта новой эпохи», стихи которого «продолжают и романтически переосмысливают традиции духовной поэзии»48; то как «крупнейшего религиозного поэта века», который «наиболее ярок и художественно убедителен в романтическом воплощении традиций духовной поэзии»49. Выстраивая новый, религиозный образ поэта, Б.Н. Романов идет тем не менее на компромисс с литературоведами иных убеждений и до

45 Ветка Палестины: Стихи русских поэтов об Иерусалиме и Палестине / Составление, подготовка текста, вступит, статья и примеч. Б.Н. Романова. - М., 1993. - С. 342.

46 Псалтирь в русской поэзии XVII -XX вв. / Составление, подготовка текста, вступит, статья и примеч. Б.Н. Романова. - М., 1995. - С. 36.

47 Ветхий Завет в русской поэзии XVII -XX вв. / Составление, подготовка текста, вступит, статья и примеч. Б.Н. Романова. - М., 1996. - С. 33.

48

Христос в русской поэзии XVII -XX вв. / Составление, подготовка текста, вступит, статья и примеч. Б.Н. Романова. - М., 1996. - С. 28.

49 Святая Земля в русской поэзии XVIII-XX вв. / Составление, подготовка текста, вступит, статья и примеч. Б.Н. Романова. - М., 2001. - С. 44. пускает, что «декабристские мотивы и аллюзии, о которых столько уже писалось, в его духовных стихотворениях естественны и органичны, как естествен и органичен для поэта язык Священного Писания»50. Однако единственная попытка исследователя открыть декабристские аллюзии в сочинении поэта на религиозную тему - «Песнь в пустыне на месте Гесионгавер» - представляется искусственной и неудачной, здесь, к сожалению, нарушена хронологическая логика. Приведя фрагмент из стихотворения Ф.Н. Глинки: Уж виден край обетованный За Иорданскою водой. Не так жених давно желанный Любезен деве молодой, Как нам любезна Палестина! -Забыть, забыть страну рабов. -и убрав при этом существенную для контекста произведения последующую строку «Египет с мутными котлами», Б.Н. Романов восхищенно предполагает: «Очевидно, насколько остро звучали строки его стихотворения <.> в 1826 году»51. В действительности цитируемые исследователем строчки самим Ф.Н. Глинкой в собрании сочинений датируются 1829 годом52.

Тем не менее сознание современного читателя все прочнее свыкается с репутацией Ф.Н. Глинки как духовного поэта. Этому способствуют многочис

53 ленные сборники стихов с религиозной тематикой и новейшие литературоведческие исследования. Рассматривая романтизм как своеобразное художест

50 т

1 ам же.

51 Там же. - С. 44^-5. В издании Б.Н. Романова почему-то в названии стихотворения место еврейского стана Гесионгавер ошибочно названо Иесионгавер.

52 Глинка Ф.Н. Сочинения. - Т. 1: Духовные стихотворения. - М., 1869. - С. 422.

53 См.: Да святится имя Твое! Христос в русской поэзии / Составитель Е.И. Подколзина. -<М.>, 1995; Молитва поэта / Составление и вступит, статья В.А. Сапогова. - Псков, 1999; Поэзия небес. - <Вып. 1>: Бог и человек в русской классической поэзии XVIII -XX веков. -Изд. 2-е. - СПб., 1999; Святая лампада: Стихи / Составитель архиепископ Казанский Михаил (Воскресенский). - Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2000; Слово о Боге: Священная история Нового Завета в стихах русских поэтов. - М., 2000; Поэзия небес. - Вып. 2: Жемчужины русской духовной поэзии / Составитель Ю.В. Гришин. - Т. 1. - СПб., 2001; Пророк: Библейские мотивы в русской поэзии / Автор проекта и отв. ред. А.Н. Гопаченко. - М., 2001. венное течение в русской литературе, В.Н. Касаткина замечает: «Религиозные идеи и настроения особенно сильны в творчестве Ф.Н. Глинки, В.К. Кюхельбекера, А.И. Одоевского, в тюремной лирике Рылеева. При всем различии их религиозных переживаний общей для них является христианская интуиция, направленная на грядущее, возможность ясновидения на основе христианства <.>»54.

Многие другие историки литературы настойчиво представляют Глинку по-прежнему сначала как декабриста, а потом уж как писателя, теряя при этом главное, золотое зерно его поэтических россыпей. Показательна характеристика, данная Федору Николаевичу в «Истории русской поэзии» B.C. Баевского: «<.> Федор Глинка - видный деятель декабристского движения, автор замечательных "Писем русского офицера" - военных мемуаров - а также значительный поэт, автор стихотворений, ставших народными песнями, - "Тройка" ("Вот мчится тройка удалая.") и "Песнь узника" ("Не слышно шуму городского.")»55. Во всей своей солидной книге автор «Истории русской поэзии» ни слова не говорит ни о духовных стихотворениях, ни о религиозных поэмах писателя, а лишь упрекает его за «эволюцию» после поражения декабристов «в сторону монархизма, общественного консерватизма»56.

Конечно, в последние годы положение в науке о литературе изменилось, существенно расширился диапазон контекстов, в которых рассматривается творчество русских писателей57. При анализе конкретных произведений все

54 Касаткина В.Н. Христианские основы русского романтизма // Литература и христианство. (К 2000-летию христианства). - Белгород, 2000. - С. 7.

55 Баевский B.C. История русской поэзии. 1730-1980: Компендиум. - Изд. 3-е, испр. и доп. -М., 1996.-С. 83.

56 Там же.-С. 124-125.

57

См., например: Анненкова Е. И. Творчество Н.В. Гоголя и литературно-общественное движение 1-й половины XIX века: Дис. . д-ра филол. наук / ИР ЛИ АН СССР. Пушкинский Дом. - Л., 1990; Новиков А.Е. Творчество О.И. Сенковского в контексте развития русской литературы конца XVIII - первой половины XIX века: Дис. . канд. филол. наук. - СПб., 1994; Шаврыгин С.М. А.А. Шаховской и историко-литературный процесс 1800-1840-х годов: Дис. . д-ра филол. наук / Ульяновский гос. пед ун-т. - Ульяновск, 1996; Гончаров С.А. Творчество Гоголя и традиции религиозно-учительской культуры: Дис. . д-ра филол. наук / Рос. гос. пед. ун-т им. А.И. Герцена. - СПб., 1997; Шведова С.О. Русская проза 1830-х годов и культурно-бытовой мистицизм эпохи: Дис. . канд. филол. наук / Рос. гос. пед. ун-т им. больше внимания уделяется их духовным началам и религиозным истокам. Ведь религиозность и благочестие определяли не только быт русского человека конца XVIII - первой половины XIX века, но и его мировидение, чему способствовало «соблюдение традиционных принципов православной жизни»58.

Религиозность нашей литературы, - пишет М.М. Дунаев, - проявляется не в простой связи с церковной жизнью, равно как и не в исключительном внимании к сюжетам Священного Писания. Главное: русские писатели смотрели на жизненные события, характеры и стремления людей, озаряя их светом евангельской истины, мыслили в категориях Православия, и это проявлялось не только в прямых публицистических выступлениях, но и в системе художественных образов»59. Это касается не только творчества отдельных писателей, в произведениях которых религиозные начала проявлены наиболее открыто, но и нашей национальной литературы, культуры в целом. Речь идет о широком православном контексте русского художественного мира. «Вся русская культура, и литература в частности, развивалась под преимущественным воздействием Православия, - справедливо замечает М.М. Дунаев. - Поэтому без узнавания и изучения того, как это воздействие отразилось в творчестве русских писателей, осмысление истории отечественной словесности не может быть полным»60. Конечно, исследование литературного наследия каждого автора будет зависеть от самобытности его таланта, глубины православной веры и от того, насколько органично входит его духовный мир в общий контекст эпохи.

К настоящему времени накопилось уже огромное количество монографий и статей, в которых персоналии и различные процессы русской литературы XIX

А.И. Герцена. - СПб., 1998; Алешка Т.В. Творчество Б. Ахмадулиной в контексте традиций русской поэзии: Дис. . канд. филол. наук. - Минск, 1999; Воронова О.Е. Творчество С.А. Есенина в контексте традиций русской духовной культуры: Дис. . д-ра филол. наук / Моск. гос. открытый пед. ун-т. - М., 2000.

58

Кириченко О.В. Традиции православной религиозности у русских дворян XVIII столетия: Дис. . канд. историч. наук / Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН. -М., 1997.-С. 221.

59 Дунаев М.М. Православные основы русской литературы XIX века: Дис. в форме научного доклада . д-ра филол. наук / Моск. пед. ун-т. - М., 1999. - С. 3.

60 Там же. - С. 5. века рассматриваются в контексте православных традиций61. Такой подход намечается и в некоторых работах, посвященных отдельным аспектам творчества

62

Ф.Н. Глинки . В 2000 году появилось уже упоминавшееся диссертационное исследование Л.Л. Ерохиной «Творчество Ф.Н. Глинки 1830-1870-х годов», в основу которого было положено изучение рукописей писателя, находящихся в фондах Государственного архива Тверской области. Конечно, на строго ограниченном массиве архивных материалов (основной свод рукописей Ф.Н. Глинки, хранящихся в РГАЛИ, обойден вниманием) сложно было прийти к серьезным концептуальным обобщениям. Диссертация Л.Л. Ерохиной представляет несомненный интерес с фактографической точки зрения. Кроме того, при анализе рукописного наследия писателя автор исследования придерживался верного мнения, что «как бы там ни было, у Глинки всегда оставалось два источника о вдохновения - это его вера и его патриотические чувства» .

Современное состояние литературоведения, а также степень изученности жизни и творчества Ф.Н. Глинки показывают, что к классификации и научной систематизации литературного наследия писателя необходимо подойти не с заранее заданных догматических позиций, а рассматривать его, читая произведения писателя вместе с ним, а не за него, добывая смысл, заложенный в них, из его же вечно живого, напитанного богодухновенностью источника. При этом нужно учитывать человеческие качества, характер, нрав и оригинальность лич

61 См., например: Котельников В.А. Православная аскетика и русская литература. (На пути к Оптиной), - СПб., 1994; Есаулов И.А. Категория соборности в русской литературе. - Петрозаводск, 1995\ Дунаев М.М. Православие и русская литература: В 6 ч. - М., 1996-2000; Кануне ва Ф.З., Айзикова И.А. Нравственно-эстетические искания русского романтизма и религия (1820-1840-е гг.). - Новосибирск, 2001; Непомнящий B.C. Да ведают потомки православных. Пушкин. Россия. Мы. - М., 2001; Евангельский текст в русской литературе XVIII-XX веков: Цитата, реминисценция, мотив, сюжет, жанр / Отв. ред. В.Н. Захаров. - Вып. 1-3. - Петрозаводск, 1994-2001; Христианство и русская литература / Отв. ред. В.А. Котельников. - Сб. 1—4. - СПб., 1994-2002; Русская литература XIX века и христианство / Под ред. В.И. Кулешова. -М., 1997.

62

См.: Малъчукова Т.Г. Парафразы псалмов в русской поэзии 1820-х годов // Евангельский текст в русской литературе XVIII-XX веков: Цитата, реминисценция, мотив, сюжет, жанр. -Вып. 3. - Петрозаводск, 2001. - С. 91-115; Шарафадина К.И. Статус «отрочества» в поэзии 1820-1830-х годов (Ф.Н. Глинка, В.К. Кюхельбекер, А.С. Пушкин) // Христианство и русская литература. - Сб. 4. - СПб., 2002. - С. 189-208.

63 ЕрохинаЛМ. Творчество Ф.Н. Глинки 1830-1870-х годов. - С. 124. ности Федора Николаевича. Как заметила Т.К. Батурова, «вряд ли справедлив социологизаторский подход к творчеству поэта с тонкой душевной организацией, каким был Глинка»64.

Плодотворное изучение литературного наследия Ф.Н. Глинки возможно при условии, если будет определено то духовно-эстетическое начало, которое питает изнутри самобытный мир, выраженный в сочинениях писателя. Поэтому представляется весьма важным провести более четкие параллели между наиболее значимыми фактами творческой и жизненной биографий писателя, показать их коренную, сущностную обусловленность единым, определяющим духовным контекстом литературной эпохи и жизни автора, подробнее остановиться на сочинениях, наиболее ярко высвечиваемых этим контекстом.

Однако решение этих задач связано с двумя существенными трудностями: отсутствием устоявшегося и научно систематизированного свода сочинений писателя и довольно беглым, во многом неровно прочерченным абрисом его жизненного пути. Попытка М.П. Погодина в конце 1860-х - начале 1870-х годов собрать воедино и классифицировать по томам произведения тогда еще здравствовавшего писателя завершилась выпуском лишь трех томов (М., 18691872), в которых были представлены духовные стихотворения, композиционно выстроенные и подготовленные к печати самим Глинкой, а также известные и уже ранее изданные (в 1830, 1859 и 1861 годах соответственно) религиозные поэмы «Карелия, или Заточение Марфы Иоанновны Романовой», «Иов. Свободное подражание Священной книге Иова» и «Таинственная Капля». Таким образом были представлены только самые верхние пласты огромного литературного наследия Ф.Н. Глинки. Оказался так и не собранным, не систематизированным и не переизданным свод аллегорических стихотворений и иносказательных произведений в прозе, притч и басен, до настоящего времени мы не располагаем полными научно подготовленными и прокомментированными изданиями «Писем к другу», популярных в первой половине XIX века «Писем

64 Батурова Т.К. Альманахи литераторов пушкинского круга: религиозно-нравственные искания в поэзии и прозе: Дис. . д-ра филол. наук / Моск. пед. ун-т. - М., 1999. - С. 95. русского офицера», других патриотических и религиозно-философских сочинений писателя, не говоря уже об оперных либретто и так называемых «мелочах» - стихотворных плодах «легкого» вдохновения, весьма любопытных и существенных для понимания самобытности художественного мира Ф.Н. Глинки записях снов и видений, религиозных рассуждений и афористичных «мыслей», поистине духовным жемчугом разбросанных по всему его огромному рукописному наследию.

Публикацию литературного наследия Ф.Н. Глинки как представителя декабристского революционного движения в советское время и в конце XX столетия следует рассматривать как характерное явление эпохи, обусловленное определяющим значением идеологических установок. Однако несмотря на строгие рамки политической догматики, сковывавшие отечественное литературоведение, в 1930-1950-е годы главному и бессменному на протяжении нескольких десятков лет исследователю творчества Ф.Н. Глинки В.Г. Базанову65, а позднее - в 1980-1990-е годы - составителям новых сборников сочинений Федора Николаевича В.И. Карпецу66, С.Р. Серкову67, Г.А. Галину68, В.П. Звере

65 В.Г. Базанов в советское время фактически первый предпринимает серьезное и системное исследование не только общественно-политической, но и литературной деятельности Ф.Н. Глинки. Обследовав дореволюционную периодику и основные архивохранилища, содержащие документы и рукописи Федора Николаевича, он становится первооткрывателем многих незаслуженно забытых или ранее неизвестных сочинений писателя. Ему же принадлежат и первые фундаментальные монографические исследования, посвященные жизни и творчеству Ф.Н. Глинки: Базанов В.Г. Карельские поэмы Федора Глинки. - Петрозаводск, 1945; Его же. Поэтическое наследие Федора Глинки (10-30-е гг. XIX в.). - Петрозаводск, 1950. В.Г. Базановым осуществлено издание огромного свода избранных стихотворений Глинки: Глинка Ф.Н. Избранное. - Петрозаводск, 1949; Глинка Ф.Н. Избранные произведения, - Л., 1957. - (Библиотека поэта. Большая серия).

66 Глинка Ф.Н. Сочинения / Составитель, автор послесловия и комментариев В.И. Карпец. -М., 1986. Как уже отмечалось, В.И. Карпец является также автором небольшой книжечки, изданной в серии «Библиотека журнала ЦК ВЛКСМ "Молодая гвардия"»: Карпец В.И. Федор Глинка: Историко-литературный очерк. - М., 1983.

67 Глинка Ф.Н. Письма русского офицера / Текстологическая подготовка издания С. Серкова; Составление, вступит, статья и комментарии С. Серкова и Ю. Удеревского. - М., 1985. -(Литературная летопись Москвы); Глинка Ф.Н. Письма русского офицера / Текстологическая подготовка, примеч. и послесловие С. Серкова. - М., 1987.

ГО

Глинка Ф.Н. Письма русского офицера / Составление, вступит, статья и примеч. Г.А. Галина. - М., 1990. Это издание «Писем русского офицера» в отличие от подготовленного С.Р. Серковым является комментированным, сопровождается подробным именным укаву69 удалось осуществить публикации не только «декабристской» части его творчества, но и большого свода духовной лирики, историко-философских, религиозных произведений, эпистолярного наследия. Дальнейшая работа по классификации и систематизации литературного наследия Ф.Н. Глинки могла бы послужить основой и научным обоснованием издания полного собрания сочинений писателя, который по своей значимости и авторитетности в истории русской словесности вполне заслуживает пристального внимания читателей и XXI века. Но так как это дело не ближайшего будущего, то при написании данной работы пришлось воспользоваться, кроме уже опубликованного, фондами архивохранилищ, где в основном сосредоточены важнейшие рукописные материалы Ф.Н. Глинки и другие (преимущественно эпистолярные) документы, связанные с его жизнью и творчеством, - Российского государственного архива литературы и искусства, Государственного архива Тверской области, Научно-исследовательского отдела рукописей Российской государственной библиотеки. Материалы этих фондов позволили внести уточнения в сведения о фактах жизни и творчества писателя и расширить представление о многообразном его литературном наследии.

Новые архивные материалы и поворот современного литературоведения в сторону контекстуального рассмотрения явлений русской словесности XIX века определили ракурс исследования. Представляется важным показать творческое наследие Ф.Н. Глинки как писателя истинно верующего, религиозные чувствования которого пронизывают все его сочинения, независимо от их жанра и тематики, - писателя, который глубоко и болезненно переживал утрату русским обществом дорогих его сердцу православных традиций. Духовный контекст, впитавший в себя лучшие традиции русской православной культуры, явился для творчества Ф.Н. Глинки благодатной почвой, на которой взросли лучшие цветы его поэзии и на которой созрели светлые жемчуга его божественных зателем и включает дополнительно «Описание похода противу французов в 1805 году в Австрии».

69 Глинка Ф.Н. Письма к другу / Составление, вступит, статья и комментарии В.П. Зверева. -М., 1990. - (Библиотека «Любителям российской словесности». Из литературного наследия). раздумий и горестно-радостных мыслей. Православные традиции русской литературы - это духовный источник и атмосфера, в которой вызрело сердцевинное зерно таланта, а затем и все обилие многоцветного художественного мира Федора Николаевича Глинки.

Цель данного исследования - показать, как на фоне православных традиций русской литературы первой половины XIX века и из их недр развивается многогранное творчество классика русской словесности Ф.Н. Глинки. Для этого необходимо пересмотреть устоявшееся мнение о Федоре Николаевиче как исключительно или преимущественно о писателе-декабристе и дать с учетом православного контекста, родственного духовному миру писателя, новую трактовку важнейших его сочинений.

В соответствии с основной целью и задачами исследование обрело структуру, которая состоит из введения, трех глав, основных выводов и списка использованной литературы.

Первая глава посвящена характеристике Ф.Н. Глинки как православного человека и писателя. Не настаивая на прямой зависимости творчества от человеческой сущности писателя, постараемся показать, что духовная основа жизненных позиций автора так или иначе проецируется и на его творческие устремления и пристрастия. Поэтому представляется целесообразным дать хотя бы краткий обзор жизни и творчества Ф.Н. Глинки и проследить духовную связь между отдельными фактами его биографии и плодами вдохновения. Важно раскрыть духовный мир писателя, пристальнее рассмотреть его отношение к религии в целом и к православию в частности, остановиться на масонских увлечениях и занятиях Федора Николаевича животным магнетизмом, постараться понять, как эти духовные вывихи могли привиться в жизни православного человека. Конечно, при этом не обойти стороной убежденность Глинки в пользе активной общественно-литературной деятельности и «декабристскую долю» его биографии. Любопытен духовный перелом, произошедший в писателе после 1825 года, все возраставшая и затем окончательно укоренившаяся в нем убежденность в непреклонной истинности православия. Подобную эволюцию можно проследить и в литературно-эстетических взглядах Ф.Н. Глинки: от страстной патриотической позиции - через многообразие поэтических «опытов» - к чистой духовной лирике и религиозным лиро-эпическим повествованиям, проникнутым строгим православным духом.

Во второй главе представлено стихотворное наследие Ф.Н. Глинки в контексте православной традиции. В литературоведении прошлых лет было привычным выискивать в лирике поэта политические или биографические аллюзии и рассматривать его стихотворное творчество в контекстах, обычно чуждых истинному смыслу стихотворений, тому, что в действительности говорилось автором в своих сочинениях. Представляется, что плодотворнее рассматривать патриотическую, аллегорическую и религиозную лирику поэта в аспекте ее связей с контекстом православных традиций русской литературы.

В третьей главе, посвященной жанру религиозной поэмы в творчестве Ф.Н. Глинки, рассмотрены теоретико-исторические вопросы жанра и путь писателя к религиозной поэме. Особое внимание уделено прохождению сочинений этого жанра через духовную цензуру, переписке автора с цензорами и издателями, бытованию религиозных поэм Глинки в рукописном виде и эпистолярным оценкам этого «самиздатовского» вида творчества писателя. Специальные разделы отводятся анализу поэтического и духовного содержания четырех важнейших религиозных поэм Ф.Н. Глинки: «Карелия, или Заточение Марфы Иоанновны Романовой», «Иов. Свободное подражание Священной Книге Иова», «Видение Макария Великого» и «Таинственная Капля».

В заключение приводятся основные выводы исследования и список использованной литературы, которая распределена на четыре группы: 1. Архивные источники; 2. Отдельные издания сочинений Ф.Н. Глинки; 3. Исследования и статьи о жизни и творчестве Ф.Н. Глинки; 4. Литературоведческие, богословские, философские и культурологические исследования.

Заключение диссертации по теме "Русская литература", Зверев, Виталий Прохорович

540 ВЫВОДЫ

Рассмотрение многообразного творческого наследия Федора Николаевича Глинки в контексте традиций русской литературы первой половины XIX века, ориентированной на православие, позволило открыть заново духовный облик известного русского писателя. Литературоведческий анализ и оценка его сочинений только в связи с фактами биографии или в контексте политических событий эпохи представляются односторонними и не вскрывают эстетико-содержательной сущности произведений воцерковленного и глубоковерующего автора. С опорой на исследования предшественников (Н.В. Путяты, А. Ельницкого, И.Н. Розанова, В.Г. Базанова, В.И. Карпеца, С.Р. Серкова, А.А. Ильина-Томича), занимавшихся пристальным изучением жизни и творчества Ф.Н. Глинки, были исследованы отдельные сочинения и литературное наследие писателя целиком в контексте православной духовной традиции. Методологической основой такого ракурса исследования послужили как традиционные научные подходы, разработанные в отечественной сравнительно-исторической школе (А.И. Кирпичников, Ф.И. Буслаев, А.Н. Веселовский, В.М. Жирмунский), в философско-эстетических работах М.М. Бахтина, так и новые концептуальные взгляды современных литературоведов, ориентирующихся на духовный анализ русской словесности (В.А. Котельников, B.C. Непомнящий, В.А. Воропаев, И.А. Виноградов, М.М. Дунаев, В.Н. Аношкина, Т.К. Батурова, А.В. Моторин, В.Н. Захаров, Т.Г. Мальчукова).

При всем многообразии контекстов (эстетический, культурологический, социальный, психологический, политический и т.п.), которые можно применить при анализе и толковании литературных произведений, духовный контекст -просторный (не связанный с узкими понятиями эстетических или политических веяний) и не ограниченный временными рамками (определенными историческими событиями или фактами биографии писателя) - четче и глубже проясняет художественно-содержательный мир сочинений Ф.Н. Глинки с их ярко выраженной религиозной обусловленностью. Сердцевинное зерно таланта писателя вызрело именно в контексте православных традиций русской литературы первой половины XIX столетия. Участившиеся в последнее время публикации произведений поэта в сборниках религиозной тематики восстанавливают и закрепляют в сознании современных читателей его репутацию как духовного автора.

Духовный контекст является плодотворным и при рассмотрении произведений Ф.Н. Глинки в связи с фактами биографии. В его творчестве можно условно выделить три этапа, которые показывают становление писателя. Во время 1806-1825 годов - от начала обработки «походных записок», вылившихся в форму «Писем русского офицера», до сдачи в печать сборников «Опыты аллегорий, или иносказательных описаний в стихах и в прозе» и «Опыты Священной поэзии» (цензурные разрешения - сентябрь-октябрь 1825 года) - в произведениях Федора Николаевича наряду с патриотической страстностью, живостью и увлекательностью повествования, часто выраженного в аллегорических формах, смелостью в выборе поэтических средств проявляется стремление к духовным высотам пламенного псалмодического стиха, укоренившегося в то время в русской поэзии. В период 1826-1834 годов, когда писателю, разжалованному из воинской службы и высланному из столицы, пришлось пережить поистине промыслительные испытания во время пребывания в глухом северном крае, а затем в провинциальных губернских городах Твери и Орле, формируется духовно-эстетический стержень Ф.Н. Глинки как автора, склонного к религиозной тематике и масштабному лиро-эпическому духовному повествованию (религиозные поэмы «Карелия, или Заточение Марфы Иоанновны Романовой» и «Иов. Свободное подражание Священной Книге Иова»). С 1835 года (выход в отставку и начало свободной литературной, а также общественной, преимущественно благотворительной деятельности) до конца жизни (1880) все творчество писателя получает магистральное религиозное направление: лирика, касающаяся даже земных актуальных событий, в основном носит духовный характер; не находя для эпического повествования достойного «лица» современности, поэт обращается к святоотеческим и библейским сюжетам (религиозные поэмы «Видение Макария Великого» и «Таинственная Капля»).

Ф.Н. Глинка вел на удивление многообразную деятельность, особенно в обозначенный начальный период: он кадровый военный, руководитель известных литературных объединений, масон, занимавший важные должности в ложах, магнетизер-любитель, чиновник, служивший на ответственных постах в высоких столичных учреждениях. Палитра его творчества также пестра: путевые заметки, жанр писем, стихотворные переложения библейских текстов и мотивов, драматургические опыты, тяготеющие к строгой каноничности классицизма, романтическо-нравоучительные аллегории, подражания восточным апологам, народная повесть, басня, элегическая и духовная лирика, послания, страстная публицистика. Все это, безусловно, предполагает широкий, масштабный историко-литературный и культурологический контекст, в который духовный мир писателя должен вписываться органично. Несмотря на то, что в сочинениях Федора Николаевича прослеживаются связи с различными стилевыми течениями и направлениями русского литературного процесса, векторами общественного движения и многослойным повседневным бытом эпохи, духовной скрепой его жизни и творчества является православная вера.

Участие Ф.Н. Глинки в деятельности масонских лож во многом можно объяснить его осознанным стремлением активно проявлять себя как истинного православного гражданина, так как высокопарные лозунги глобального осчаст-ливливания человечества и таинственность избранничества были привлекательны для деятельных умов. Рассматривая причастность к масонству как непреложный факт в жизни Федора Николаевича (от масонства он со временем отошел и отзывался о нем довольно презрительно), нельзя забывать, что это было модное в начале XIX века явление, завлекшее в свои тенета многих русских офицеров, прошедших по Европе дорогами Отечественной войны 1812 года и хлебнувших «свободолюбивой заразы», почувствовавших себя «рыцарями». Но увлекаясь модными явлениями общественно-культурной жизни своего времени, он пропускал их через свое прочно укоренившееся православное сознание и мироощущение. Все соблазнительные идеологемы Федор Николаевич обычно пытался оправдать и смерить православным аршином, неубедительность и сомнительность коварных построений старался прояснить бесспорной божественной непогрешимостью. Так, захваченный идеями животного магнетизма и ведя активную чудодейственную целительную практику по этому методу, он считал, что «магнетизер отнюдь не должен желать, чтоб мысль его переходила в больного», а «может только молиться, чтоб Господь вразумил и наставил болящего».

Ф.Н. Глинка активно и увлеченно включился в деятельность тайных декабристских организаций, находя в их программных декларациях много общего с постулатами православного вероучения. Соблазны ума привели Федора Николаевича в Союз Спасения, а затем и в Союз Благоденствия, в деятельности которых он разочаровался. Для него, как истинно верующего христианина, вовсе была неприемлема идея насильственного переустройства мира. Разгром декабристского движения и высылка в Петрозаводск за причастность к революционным кругам, безусловно, многое изменили в душе и мировоззрении писателя: укрепляются его верноподданические монархические и православные жизненные позиции.

Одновременно с созданием художественных произведений высокого духовного содержания Ф.Н. Глинка вел в течение многих лет постоянные записи своих снов, пытался раскрыть их таинственный смысл. Записи снов в рукописях писателя обычно соседствуют с текстами стихотворений и молитв, явленных ему в мистическом состоянии. Молитва для Федора Николаевича всегда была делом сокровенным. Достигнув определенной степени духовного совершенствования, он мог уже сам заниматься молитвотворчеством.

Относя себя к светским писателям, Ф.Н. Глинка рассматривал природу и происхождение поэзии с духовной точки зрения: для него поэзия и религия -это две сестры, как библейские Марфа и Мария. Поэт часто обращался за советами, ободрениями к духовным лицам, консультировался у них при создании крупных духовных сочинений. В круг его общения входили митрополит Московский и Коломенский Филарет, епископ Тверской, митрополит Киевский и Галицкий Филофей, архимандрит и наместник Киево-Печерской лавры, архиепископ Воронежский Антоний, митрополит Санкт-Петербургский и Нового-родский Исидор, профессор Московской духовной академии Ф.А. Голубин-ский. Где бы Федор Николаевич ни жил - в Петербурге, Петрозаводске, Твери, Орле, Москве, в сельских своих имениях, - его контакты с духовными лицами были первостепенными. Обычным делом в его жизни являлись обязательные посещения богослужений и щедрые пожертвования монастырям и храмам. Безусловно, Ф.Н. Глинка относился не только к высокообразованным, но и к воцерковленным, глубоковерующим православным людям своей эпохи. Все это дает основания считать его истинно православным представителем русской культуры, несмотря на невольные изгибы в его судьбе - будь то причастность к масонству, чародейные занятия магнетизмом или участие в декабристском движении.

Несмотря на то, что Ф.Н. Глинка не представлял свои литературно-эстетические взгляды декларативно, он с самого начала творческой деятельности не скрывал ориентации на традиционные и популярные в читательской среде жанры (песни, письма, басни, апологи, переложения псалмов). При решении вопроса о том, к какому литературному направлению отнести Федора Николаевича по его литературно-эстетическим взглядам или по художественному своеобразию сочинений - к какому-то традиционному, сложившемуся еще в XVIII столетии, или к вновь формировавшемуся в начале XIX века, нельзя дать однозначный и уверенный ответ. Самобытность его поэтического дара была настолько прочна, что его не смущали иногда и откровенные признания в привязанности к тому или иному похожему на его эстетическому взгляду. Тут проявлялся не только миролюбивый человеческий характер писателя, но и его мистическая православная смиренность и идущее от нее -щедрое добродушие при восприятии художественного мира. Все направления и течения в искусствах были благоприемлемы для его души - и классицизм, и романтизм, и сентиментализм, и приведший его в восторг копиизм живописи Пьетро Гонзаго, - в каждом из них он отыскивал самобытное «очарование и волшебство», определяя им надлежащий и уютный уголок в многоцветном и просторном саду русской словесности («Несколько слов о садах» в «Письмах русского офицера»). Для Ф.Н. Глинки определяющим в искусстве было божественное начало, которое своим теплом и светом проявляет талант, благородные устремления художника и огранивает его эстетический вкус.

Между патриотическими и религиозными чувствами писателя не было разделительной черты: любовь к родной Отчизне у него непременно одухотворена и согрета православным мироощущением. Отстаивать честь Родины для поэта значило стоять за правое дело, благословенное и сообразное с христианской верой. Православное и российское для него были нераздельны. Это проявилось в цикле стихотворений Федора Николаевича, посвященных Москве, сельским пейзажам и деревенскому русскому быту, в сочинениях о событиях Отечественной войны 1812 года и Крымской (Восточной) войны 1853-1856 годов. Обращение писателя к патриотической тематике во многом было обусловлено как принадлежностью к дворянскому роду с традиционным патриархальным укладом жизни, так и с его самобытным мировидением и прочными духовными позициями. На протяжении более 70 лет в сочинениях Федора Николаевича - от первых военных песен и романсов, созданных в начале XIX века, до стихотворений, посвященных важнейшим и судьбоносным для России событиям и русским Государям Императорам, - любовь к милым сердцу поэта Отечеству, родному Народу и Царям выражалась непременно в органическом согласии с православными чувствами автора. Звучание лирического голоса в произведениях Ф.Н. Глинки поднимается до патетических высот благодаря не только мастерской и искусной огранке патриотических мыслей и порывов, но и той духовной силе и пламенной вдохновенности, которые черпались им в живительном источнике православной веры.

В произведениях самых различных жанров Ф.Н. Глинка стремился использовать привычные русскому народному сознанию художественные приемы и средства: облекал свои мысли в затейливые иносказания, прибегал к возвышенному слогу религиозных форм и сюжетов, к причудливому сказочному повествованию и к фольклорному сказовому стилю, к лаконичной, но меткой афористичности. Мистическое мироощущение поэта получило в его творчестве соответствующие формы выражения, что определило и систему жанровых приоритетов. Не случайно появление в свет одного за другим двух сборников художественных «опытов» писателя в духовной области и именно в той последовательности, которая была определена волей автора, - сначала аллегории, а следом за ними переложения псалмов и все, что обозначалось понятием «Священная поэзия», то есть творения, проистекающие по богодухновению из неиссякаемого духовного источника Книг Священного Писания. Единый божественный источник дал жизнь двум единородным, но разным по манере и предназначению вдохновенным поэтическим потокам. В «Опытах аллегорий» писатель приближал свои «сокровеннейшие ощущения души» и «высшие истины» «к людям в виде более осязаемом», старался, чтобы они в его повествовании получили «как бы некоторую телесность» и в этом по манере изложения приближался, безусловно, не столько к жанру притчи, сколько к притчевому характеру, к иносказательной манере выражения высокого поэтического содержания. Не ставя цели излагать известные библейские или иного происхождения притчи и в то же время не отступая от канонов ортодоксальной нравственности, Ф.Н. Глинка использовал принцип образного притчевого повествования для изложения как отдельных высокого нравственного порядка понятий, поучительных ситуаций, так и «высших истин».

Создание аллегорий, или иносказательных описаний, корнями уходило как в историю новозаветных притч, так и в творения Отцов Православной

Церкви (Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Феофан Затворник). Богата была притчами и древнерусская литература (вставные фрагменты «Повести временных лет», «Поучения» Владимира Мономаха, «Моления» Даниила Заточника, популярные на Руси сборники «Пчела», «Великое Зерцало»). Притчевый характер аллегорической манеры повествования и изложения «сокровеннейших ощущений души» и «высших истин», великолепно проявленный в «Опытах аллегорий», получал плодотворное применение и развитие в других сочинениях писателя (духовных стихотворениях, религиозных поэмах) и органично вписывался в общий православный контекст русской словесности.

До появления в 1826 году книги Ф.Н. Глинки «Опыты Священной поэзии», в которой были собраны в основном стихотворения, восходящие по своим духовным истокам к Псалтири, русская литература имела довольно устоявшуюся традицию переложения псалмов слогом изящной словесности (В.К. Тре-диаковский, М.В. Ломоносов, А.П. Сумароков, М.М. Херасков, Н.М. Шатров, Д.И. Хвостов, А.С. Грибоедов, В.К. Кюхельбекер). Федор Николаевич в соединении лирического чувства с «неисследимой глубиной премудрости Божеской» видел смысл своего творческого обращения к текстам псалмов. Восторженное прочтение Псалтири, огонь ее внутреннего духа воспламенил его творческое воображение, величественные звуки арфы Царя Давида не только восхитили, но и подвигли к творчеству, увлекли за собой духовно-лирические чувства поэта. Священная поэзия Ф.Н. Глинки не только возвышенна и сориентирована на божественный дух библейских текстов, но и глубоко лирична, выражает не только богодухновенные признаки сочинений, но и личностные качества автора. Божественное и лирическое начала при этом дополняют друг друга. А.С. Пушкин справедливо заметил, что оригинальный талант Ф.Н. Глинки выразился наиболее самобытно именно в «элегическом псалме», и тем самым лаконично и образно обозначил главный отличительный эстетико-религиозный признак вдохновенного творчества поэта, его склонность к мистическим, медитативным размышлениям и определяющую роль псаломного начала в его Священной поэзии.

Звание духовного писателя закрепилось за Ф.Н. Глинкой еще до выхода в свет «Опытов аллегорий» и «Опытов Священной поэзии». Изначально в творчестве поэта устанавливается восприятие прекрасного и божественного как определенного духовно-эстетического тождества, а со временем это становится его неколебимым убеждением как в жизни, так и в творчестве. В большинстве своих духовных произведений автор придерживался апостольского подвижничества - «даровать духовное к утверждению» в Христовой вере, и его сочинения - поистине утешение читателя и поэта «верою общею». Мир поэзии Ф.Н. Глинки в основном небесный, духовный, даже если поэт говорит и о земном: как справедливо заметил архиепископ Филарет (Д.Г. Гумилевский), у него «прекрасна и "земная грусть"». Федор Николаевич был знаток не только горнего мира, куда так часто навещалась его светлая и беспокойная душа, но и мира дольнего, греховного. Но о каких бы скорбных и грустных вещах ни шла речь в духовных стихотворениях поэта, по прочтении их всегда остается светлое чувство, в сердце распускается прекрасный цветок спасительной надежды.

В поэзии Ф.Н. Глинки происходит выражение его религиозных чувств как человека православного, или, как говорил митрополит Иоанн (И.М. Снычев), «от сердца верующего человека». Взволнованное чувство поэта проявляется даже в таких стихах, где нет употребления грамматических форм первого лица («Мысли из Послания Апостола Павла», «О, внешний мир», «Уныние. (Из Пророка Исаии)», «Хвалите Господа»), - и в них звучит вдохновенный голос лирического исповедания и высокого духовного призыва. Автор как богодух-новенный лирический поэт предстает в своих сочинениях с сокровенными думами и самыми что ни на есть глубокими душевными и духовными переживаниями. Во всех стихах поэта человек исключительно духовен и представительствует своей душой и духом, а не телесной своей оболочкой, утверждается религиозным чувством, а не плотскими страстями.

Лирическая поэзия Ф.Н. Глинки свободна и богодухновенна по своей природе, она вобрала в себя токи православной традиции русской изящной словесности. При обращении к текстам Священного Писания поэт всегда был легок в выражении своих религиозных чувств. Его творчество больше тяготело не к классическим переложениям сюжетов и отдельных фрагментов из Библии, в которых писатели обычно старались придерживаться как можно ближе к буквальному воспроизведению священных первоисточников языком современной им изящной словесности, а к традициям русской народной духовной поэзии. Большинство сочинений поэта проникнуты молитвенным началом и самозабвенным хвалением Бога. То полногласно и широко, то тихим смиренным чувством разливаются они в светлом поэтическом пространстве стиха. Бог дал, что возвышенная вдохновенность была присуща Федору Николаевичу до конца его дней и духовность творчества определила ему особое место в русской литературе.

Так же богодухновенны были и крупные эпические произведения писателя - религиозные поэмы. Три из них связаны с библейской и святоотеческой тематикой и занимают в его литературном наследии безусловно центральное место, отражая творческие и духовные искания поэта. Над «Иовом. Свободным подражанием Священной Книге Иова» автор начал работать во второй половине 1820-х годов (не позднее августа 1826 года) и закончил в начале 1830-х (предисловие датировано 20 июля 1834 года). По всей вероятности, в конце 1840 года завершена религиозная поэма «Видение Макария Великого», в 1848 году была готова «Таинственная Капля». Две из этих поэм увидели свет только почти через четверть века после того, как были представлены в цензуру: «Иов» издан в 1859 году, а «Таинственная Капля» первоначально была напечатана за рубежом без цензурного разрешения - в Берлине в 1861 году, в России же лишь в 1871 году. «Видение Макария Великого» до сих пор остается не опубликованным.

Судьба религиозных поэм Ф.Н. Глинки весьма своеобразна и достойна особого обстоятельного исследования. Сложилось так, что запоздалое появление их в свет не получало широкого освещения в литературной критике. Однако такие поэмы, как «Иов» и «Таинственная Капля», по своему допечатному существованию стали уникальным явлением отечественной словесности и литературного быта первой половины XIX века. Автор и его жена Авдотья Павловна регулярно выступали с чтением отрывков, отдельных глав поэм на своих «понедельниках», в других известных литературных салонах Москвы и Петербурга, проводили даже циклы чтений полного текста сочинений в течение нескольких вечеров. Списки поэм были известны не только в столицах, но и в Орле, Твери, Витебске, на Урале. В переписке известных лиц и литераторов эпохи сохранились уникальные «рецензии-отклики» на религиозные поэмы Ф.Н. Глинки, иногда представляющие собой развернутые и подробные анализы художественно-содержательных и духовных особенностей «самиздатовских» поэм.

Принципиальным и во многом неразрешимым для духовной цензуры был вопрос о соотнесенности текста поэм с каноническими книгами: с одной стороны, поэма как художественное произведение по своей сущности не могла повторять священные тексты или являться их дословным переводом - на то существует церковная литература; а с другой, от нее требовалось почти буквальное следование библейским книгам. Давняя традиция обращения русских писателей к священным текстам как источникам своего творчества имела иные формы, не такие масштабные, и к ним не предъявлялись требования как к произведениям, претендующим на высокую значимость священного первоисточника; религиозная же поэма, по представлениям духовной цензуры, была похожа на еретическую подмену канонического текста. Отсюда и проистекали, например, сравнения «Таинственной Капли» с Евангелием, а потом возникали даже подозрения в духовной ее близости с сектантскими воззрениями скопцов.

Для религиозной поэмы как разновидности жанра была благодатна почва русской духовной «поэзии, имевшей глубокие корни в национальной православной культуре. Безусловно, определенную роль здесь сыграл и живой и обостренный интерес в начале XIX века к самому жанру поэмы в атмосфере распространения романтических идей и эстетики. Известно, что наряду с традиционными для европейского романтизма сюжетами и темами в русской поэме возникают и самобытные, национальные. Особое направление получает развитие и самого жанра, породившего такую разновидность, как религиозная поэма. Религиозность содержания (тема, сюжет, образы, духовное наполнение) органично входила в эстетические рамки жанра: возвышенный духовный предмет изображения и высокий стиль религиозного традиционного повествования соответствовали героическому лиро-эпическому строю жанра. Несмотря на то, что религиозные темы в русских поэмах первой половины XIX века были явлением редким, к ним проявили интерес такие писатели, как В.К. Кюхельбекер («Давид» и «Агасвер»), А.Н. Муравьев (незаконченная поэма «Потоп»), В.И. СоколовскийМироздание»), В.А. Жуковский («Агасфер»).

Выраженные в жанре поэмы религиозные темы и сюжеты в творчестве Ф.Н. Глинки обретают исключительный духовный и национальный смысл и образуют особую нишу в литературном процессе первой половины XIX столетия. С одной стороны, религиозные поэмы Федора Николаевича органично возникают из общего контекста православной традиции русской литературы, а с другой, они явились закономерным результатом развития его собственного духовного поэтического творчества.

Первым сочинением Ф.Н. Глинки, в котором наиболее отчетливо проявились черты жанра религиозной поэмы, можно считать вышедшую в 1830 году «Карелию, или Заточение Марфы Иоанновны Романовой». Это произведение несет в себе все признаки особенной эстетики писателя: оно включает в себя и аллегорию, и отрывки духовных стихотворений как вставные самостоятельные элементы, автор заимствует и парафразирует мотивы и сюжеты из различных текстов Священного Писания. Своеобразие поэмы Федор Николаевич определил в подзаголовке - «описательное стихотворение». По эпическому повествованию и формообразующим признакам, по композиции и структуре это произведение соответствовало всем требованиям жанра поэмы.

По времени и месту созданию к «Карелии» примыкает «Иов. Свободное подражание Священной Книге Иова». Это был первый опыт Ф.Н. Глинки по переложению слогом современного для первой половины XIX века русского стиха полного текста одной из центральных Книг Библии. Обращение к загадочной и во многих местах «темной» по смыслу Книге было обусловлено прежде всего восхождением поэта на новую ступень духовного совершенствования. Эту религиозную поэму следует рассматривать не как автобиографическое произведение и не в политическом контексте эпохи, а в контексте духовного становления автора и православной традиции русской литературы.

Ориентируясь на традиции переложения священных текстов классиками отечественной словесности, Ф.Н. Глинка создает «свободное подражание» -оригинальное по своей эстетике сочинение, независимое как от произведений своих предшественников, обращавшихся к Книге Иова, так и от самого первоисточника. Писатель не следует буквально за библейским текстом, организует повествование по собственной эстетико-смысловой логике (пролог, пейзажные самостоятельные картины, драматизация повествования, расширение пространства действия и заполнение его собственным поэтическим миром, эпилог), сохраняя при этом смысл канонического текста и прибегая в отдельных местах к прямому цитированию библейских стихов в своем сочинении.

Над «Видением Макария Великого» Ф.Н. Глинка работал параллельно с многолетней подготовкой к печати «Иова». Так и оставшееся в рукописи сочинение, связанное со святоотеческой традицией, возникло как грустное размышление поэта над судьбой человечества, терявшего веру в Бога и старавшегося в безверии построить свой гордынный мир.

Блестящим венцом всего творчества Ф.Н. Глинки явилось «народное предание» «Таинственная Капля». История и своеобразие создания этой религиозной поэмы, особенности духовно-эстетических взглядов ее автора раскрываются в многочисленных материалах, связанных с прохождением рукописи сочинения через духовную цензуру. Несомненный интерес представляют отзывы современников писателя о поэме, в которых содержатся важные сведения о литературном быте первой половины XIX века, суждения как об эстетическом своеобразии «Таинственной Капли», так и о жанре религиозной поэмы.

Автор с самого начала мыслил «Таинственную Каплю» как русское самобытное сочинение о Боге, имеющее в основе народные духовные традиции. Религиозная тема, навеянная образом Пресвятой Богоматери-Млекопитательни-цы, и форма ее представления в развернутой эпической форме, свободной и в то же время объединяющей в себе множество отдельных изустных преданий духовного фольклора, органично вписывались в общий духовно-эстетический мир творчества писателя. Несмотря на ссылки автора на бытование использованной им в качестве сюжетной основы легенды в других землях, он все же отмечал особую ее святость во «всем русском хрестьянском (народном) мире», подчеркивая это употреблением просторечной, народной формы слова «христианский» («хрестьянский»).

Не получив должных аналитических отзывов в литературной критике, «Таинственная Капля» была высоко оценена известными русскими писателями (П.А. Вяземским, Ф.И. Тютчевым, М.А. Дмитриевым, Е.П. Ростопчиной, В.Г. Бенедиктовым, П.А. Плетневым, М.П. Погодиным), представителями высшего православного духовенства (митрополитом Московским Филаретом, архиепископом Херсонским и Таврическим Иннокентием, наместником Иерусалимской духовной миссии, епископом Мелитопольским Кириллом, протоиереями Е.А. Остромысленским и И.В. Васильевым), а также многочисленными почитателями таланта поэта, приобрела популярность в широких читательских кругах.

554

Прочтение литературного наследия Ф.Н. Глинки в контексте православной традиции русской литературы первой половины XIX века позволяет по-новому оценить не только творчество маститого русского писателя, но и восполнить пропущенные страницы отечественной изящной словесности, обозначить мощный побег ее духовной ветви, по возможности восстановить истинный многоцветный ландшафт русской словесности XIX столетия, который в XX веке был во многом искусственно и не всегда удачно подретуширован. Хотелось бы надеяться, что предпринятое исследование поможет обозначить достойное и особое место русскому духовному писателю Ф.Н. Глинке в истории литературы и в какой-то мере дополнить духовный образ прошлой эпохи с ее драматическими и трагическими чертами. Развитие намеченных в нем подходов в изучении творчества писателя и при анализе отдельных его сочинений могло бы привести к разработке оригинальных методологических принципов системных и концептуальных исследований и определить важные направления в отечественном литературоведении, связанные с изучением псаломных мотивов в русской лирике, становлением жанра национальной религиозной поэмы, определением сущности духовной лирики и ее места в поэзии XIX столетия, а в перспективе привести к созданию концептуально-новой (духовной в своей основе) истории русской словесности.

Список литературы диссертационного исследования доктор филологических наук Зверев, Виталий Прохорович, 2002 год

1. АРХИВНЫЕ ИСТОЧНИКИ Государственный архив Тверской области (ГАТО)

2. Фонд № 103. Тверская Ученая архивная комиссия. Опись 1

3. Ед. хр. 503. Выписка о недвижимом имуществе Ф.Н. Глинки. Переписка А.К. Жизневского с Н. Овсянниковым о биографии и сочинениях Ф.Н. Глинки. Б. д., 30 августа 1889.- 18 л.

4. Ед. хр. 754. <.>, копия формулярного списка Ф.Н. Глинки, номера «Русского художественного листка» 1858 года со статьями о <.>, Ф.Н. Глинке, <.>, официальные письма. Б. д., 1830, 1858, 1889.-30 л.

5. Ед. хр. 972. Примечания и объяснения Ф.Н. Глинки к Книге Иова. 13 л. (Дело расшито, листы перепутаны, на л. 13 письмо Петра Александровича Корсакова к Ф.Н. Глинке от 19 декабря 1835 года).

6. Ед. хр. 973. Рыцарь с того света: Либретто Ф.Н. Глинки для оперы. Авторизованный список. Б. д. 36 л.

7. Ед. хр. 980. Флот мертвецов: Стихотворение-фантазия Ф.Н. Глинки. Список. Б. д. 2 л.

8. Ед. хр. 981. Черновики и оттиски стихотворений Ф.Н. Глинки. 1854— 1856.- 106 л.

9. Ед. хр. 984. Опыты Священной поэзии: Сб. стихотворений Ф.Н. Глинки. Авторизованные списки и автографы. Б. д. 104 л.

10. Ед. хр. 985. Стихотворение Ф.Н. Глинки «Заздравный кубок А.П. Ермолову» и «тридневная перестрелка куплетами», с собственноручными стихами М.А. Дмитриева. Авторизованные списки и автографы. 1847. 11 л.

11. Ед. хр. 986. Стихотворения, басни и статьи Ф.Н. Глинки. Автографы, авторизованные списки, списки. Б. д. 25 л.

12. Ед. хр. 987. Черновые стихотворения Ф.Н. Глинки. Письма к А.К. Жиз-невскому. 1849-1872. 71 л.

13. Ед. хр. 988. Сборник стихотворений Ф.Н. Глинки. Автографы, авторизованные списки, списки. Б. д. 96 л.

14. Ед. хр. 989. Стихотворения Ф.Н. Глинки. Черновые варианты, фрагменты, оттиск, авторизованные списки. 1854. 17 л.

15. Ед. хр. 990. Тетрадь стихов и записок Ф.Н. Глинки. Черновики, автографы. 1847 и б. д.-32 л.

16. Ед. хр. 991. Стихотворения Ф.Н. Глинки. Автографы. 1828-1829. 2 л.

17. Ед. хр. 992. Две басни Ф.Н. Глинки. Б. д. 2 л.

18. Ед. хр. 993. Сборник стихотворений и статей Ф.Н. Глинки. Авторизованные списки. 1820-1845. 74 л.

19. Ед. хр. 994. Стихотворения Ф.Н. Глинки. Черновики, авторизованные списки. Б.д. 50 л. (На л. 37-38 - автограф стихотворения А. Цурикова «Православному Milton'y» с датой: «1852 - в первых числах февраля»).

20. Ед. хр. 996. Письма разных лиц к А.П. Глинке и наброски статей Ф.Н. Глинки. 1849-1856. 62 л. (На л. 34 - автограф стихотворения Ф.Н. Глинки «Авдотье Павловне Глинке» («Да не смутит тебя мечта!.») с датой: «1855. Ноября 3-го»).

21. Ед. хр. 997. Письма разных лиц к Ф.Н. Глинке, наброски статей и др. 1862.- 14 л.

22. Ед. хр. 998. Стихотворения Ф.Н. Глинки на религиозные темы. Автографы, авторизованные списки. Б. д. 148 л.

23. Ед. хр. 999. Песнь Серафима: Стихотворение Ф.Н. Глинки. Авторизованный список. 1854. 3 л.

24. Ед. хр. 1000. Черновики стихов и статей Ф.Н. Глинки (на религиозные темы). 1854 и б. д. 9 л.

25. Ед. хр. 1001. Рукописи поэтических и прозаических произведений Ф.Н. и А.П. Глинок (частью в отрывках). Т. 1. Б. д. и 1877. 129 л.

26. Ед. хр. 1001а. Рукописи поэтических и прозаических произведений Ф.Н. и А.П. Глинок (частью в отрывках). Т. 2. Б. д. и 1877. 123 л.

27. Ед. хр. 1002. Стихотворения Ф.Н. Глинки. Списки и авторизованные списки. Б. д. 136 л.

28. Ед. хр. 1006. Записная книжка Ф.Н. Глинки. 1847-1848. 24 л.

29. Ед. хр. 1011. Стихотворения Ф.Н. Глинки. Автографы. Письма разных лиц к Ф.Н. Глинке. Январь 1847 и б. д. 7 л.

30. Ед. хр. 1012. Религиозная проза Ф.Н. Глинки. Б. д. 17 л.

31. Ед. хр. 1016. Переписка Ф.Н. Глинки с цензурою. Письмо к цензору, положившему запрещение на рукопись «Свободное преложение в стихи Книги Иова» и др. 1840-1854. 30 л.

32. Ед. хр. 1039. Записки Ф.Н. Глинки после смерти жены (А.П. Глинки). Б. д. и 1868.- 10 л.

33. Ед. хр. 1040. Записи афоризмов, рассуждений, отдельных мыслей Ф.Н. Глинки. Б. д., 1862, 1863. 32 л.

34. Ед. хр. 1075. Вопросы и ответы на спиритических сеансах, письма о книге Ф.Н. Глинки «Таинственная Капля». Б. д., 1862-1864, 1870. 107 л.

35. Ед. хр. 1086. Любопытная переписка с Т.Б. По.ой о Капле: Переписка А.П. Глинка с Т.Б. Потемкиной. На французском языке. 1848. 17 л.

36. Ед. хр. 1089. Письма разных лиц к Ф.Н. Глинке. 1862-1878. 17 л.

37. Ед. хр. 1090. Письма Ф.Н. Глинки к А.П. Голенищевой-Кутузовой. 1830-1831.-23 л.

38. Ед. хр. 1099. Письма разных лиц (Дениса Давыдова и других) к Ф.Н. Глинке. 1833-1871. 41 л.

39. Ед. хр. 1100. Письма разных лиц к Ф.Н. Глинке. 1835-1872. 33 л.

40. Ед. хр. 1102. Письма Ф.Н. Глинки к теще. Б. д., 1842. 4 л.

41. Российский государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ)

42. Фонд № 141 (Ф.Н. Глинка, А.П. Глинка), Опись 1

43. Ед. хр. 1. Ад. Авторизованный список части поэмы Ф.Н. Глинки «Таинственная Капля». Б. д. 124 л.

44. Ед. хр. la. Басни и стихотворения Ф.Н. Глинки. Автографы. Б. д. 16 л.

45. Ед. хр. 2. Стихотворение Ф.Н. Глинки «Белые рубашки. (Поход в Хиву)». Авторизованный список. Тверь, 25 июля <1873>. 4 л.

46. Ед. хр. 3. Стихотворение Ф.Н. Глинки «Блеск очей». Авторизованный список. 6 марта 1817. -2 л.

47. Ед. хр. 4. Аллегории Ф.Н. Глинки «Чудесная сопутница» и «Важный спор». Авторизованные списки. Б. д. 5 л.

48. Ед. хр. 5. Видение Макария Великого: Поэма Ф.Н. Глинки. Авторизованный список. Б. д. 52 л.

49. Ед. хр. 6. Стихотворение Ф.Н. Глинки «Воззвание» («На грустном пире расставанья.»). Авторизованный список. 30 ноября 1862. 1 л.

50. Ед. хр. 7. Стихотворение Ф.Н. Глинки «Вопрос». Авторизованный список. Б. д. 1 л.

51. Ед. хр. 8. «Город и деревня. (Два легких очерка)». Авторизованный список прозаического сочинения Ф.Н. Глинки. Б. д. 13 л.

52. Ед. хр. 9. Стихотворение Ф.Н. Глинки «Две боязни» («По общей легкове-рью дани.'.»). Автограф. Б. д. 1 л.

53. Ед. хр. 10. Стихотворение Ф.Н. Глинки «12 февраля» («Меж тем, когда уж минуло шесть лет.»). 14 февраля 1854. Авторизованный список. 2 л.

54. Ед. хр. 11. «Дева карельских лесов. (Повесть в стихах)». Черновой автограф Ф.Н. Глинки. 6 марта 1828. 63 л. •

55. Ед. хр. 13. Дружеские замечания на мысли, изложенные в письме от 22 июля. Авторизованный список. Б. д. 3 л.

56. Ед. хр. 14. Тетрадь стихотворений Ф.Н. Глинки духовных, патриотических и на разные случаи. Автографы, авторизованные списки, вырезка из журнала «Маяк» (1841, ч. XIII-XVI) со стихотворением «Сестрицам С . ским». 1 января 1821 - 1841.-36 л.

57. Ед. хр. 16. Записи мистического содержания (о значении чисел и названий месяцев). Автограф. 1840-е. 11 л. (На л. 6 об. - письмо М.Н. Лихонина к Ф.Н. Глинке от 15 мая 1844 года).

58. Ед. хр. 17. Записная книжка Ф.Н. Глинки с путевыми записями о Франции и Германии (заграничный поход 1813-1814 годов). В перепл. 1814. 33 л.

59. Ед. хр. 18. Записная книжка Ф.Н. Глинки с путевыми записями о Париже, Германии и др. (заграничный поход 1813-1814 годов). В перепл. <1814>. 32 л.

60. Ед. хр. 19. Записная книжка Ф.Н. Глинки с путевыми записями о Риге и других городах, а также заметки о Бородинском сражении и другое. В переплете. <1814>. 36 л.

61. Ед. хр. 20. Записи Ф.Н. Глинки о символике масонов, знаках Зодиака и др. Автограф. <1810-1830?>. 6 л.

62. Ед. хр. 20а. Извлечения из показаний о сомнамбулизме: Записи дневникового характера о лечении магнетизмом. Автограф, авторизованный список. 1823-1824.-64 л.

63. Ед. хр. 21. Книга Ф.Н. Глинки «Иов. Свободное подражание Священной Книге Иова» (СПб., 1859) с вклеенными в нее письмами к Ф.Н. Глинке и печатными рецензиями об этой книге (см. внутр. опись на л. 49-50). 1859. 121 л.

64. Ед. хр. 22. Рукописная копия рецензии М.Н. Лонгинова на книгу Ф.Н. Глинки «Иов. Свободное подражание Священной Книге Иова» (СПб., 1859) с пометами Ф.Н. Глинки. 1859. 2 л.

65. Ед. хр. 23. Прозаический перевод К.А. Коссовича с древнееврейского языка отрывков из Священной Книги Иова. Рукопись сшита вместе с письмами К.А. Коссовича к Ф.Н. Глинке. <1842-1843>. 24 л.

66. Ед. хр. 27. Любопытный отрывок из моих записок: Записи Ф.Н. Глинки о магнетизме. Авторизованный список. <1824-1832?>. 33 л.

67. Ед. хр. 28. «Мои воспоминания о Карамзине» Ф.Н. Глинки. Автограф. Б. д. 8 л.

68. Ед. хр. 29. Стихотворение Ф.Н. Глинки «Молитва Деве» («Ты плывешь в облаках.»). Автограф. Б. д. 1 л.

69. Ед. хр. 30. «Мысли» и другие заметки Ф.Н. Глинки. Тетрадь и разрозненные листы. Автограф. <1830-е 1870-е>. - 10 л.

70. Ед. хр. 33. Несколько слов о признаках древнего быта народов в Тверской Карелии: Заметка Ф.Н. Глинки. Черновой автограф. 1830-е. 6 л.

71. Ед. хр. 34. Несколько слов об экзамене в Горном корпусе. Автограф Ф.Н. Глинки. 1820-е.-3 л.

72. Ед. хр. 35а. «Описание снов», «Невидимое» и другие записи Ф.Н. Глинки о снах, в том числе записи снов А.П. Глинки. Автограф. 1839-1853. 68 л.

73. Ед. хр. 38. Стихотворение Ф.Н. Глинки «Плач россиянина» («Какой туман и что за мгла?.»). Список. Б. д. 1 л.

74. Ед. хр. 39. Стихотворение Ф.Н. Глинки «Пора» («Полки кричат: Ура! Ура!.»). Список. 1854. 4 л.

75. Ед. хр. 40. Стихотворение Ф.Н. Глинки «Потеря» («Мы словно что-то потеряли.»). Авторизованный список. 10 февраля 1849. 1 л.

76. Ед. хр. 41. Стихотворения Ф.Н. Глинки. Черновые автографы, авторизованные списки. <1822>-1849, < 1840-е 1860-е>. - 46 л.

77. Ед. хр. 41а. Тетрадь с записями Ф.Н. Глинки пословиц, стихов об индийской библиотеке и др. Автограф. <1820-1870-е>. 8 л.

78. Ед. хр. 416. Тетрадь Ф.Н. Глинки с творческими и деловыми записями, документами и письмами. Автографы, списки. 1834-1857. 141 л.

79. Ед. хр. 42. Стихотворения Ф.Н. Глинки. Черновые автографы в тетради. <1820-е? 1870-е>. - 65 л.

80. Ед. хр. 43. Сборник стихотворений Ф.Н. Глинки с посвящением «Духовной беседе». Авторизованный список. <1850-1870-е>. 14 л.

81. Ед. хр. 44. Стихотворения Ф.Н. Глинки. Черновые автографы, авторизованные списки в тетради. 1843, <1840-1860-е>. 19 л.

82. Ед. хр. 44а. Стихотворения Ф.Н. Глинки. Черновые автографы, авторизованные списки в тетради. 1852-1855, <1850-е>. 52 л.

83. Ед. хр. 45. Странница: Очерк Ф.Н. Глинки. Авторизованный список. Б. д. 12 л.

84. Ед. хр. 46. Таинственная Капля. Народное предание: Поэма Ф.Н. Глинки. Отдельные главы, конспект поэмы с авторскими комментариями, отзывы о поэме. Автографы, авторизованные списки в тетради. 1840-е. 103 л.

85. Ед. хр. 47. Таинственная Капля. Народное предание: Поэма Ф.Н. Глинки. Черновые автографы, авторизованные списки в тетради. 1840-е. 181 л.

86. Ед. хр. 48. Таинственная Капля. Народное предание: Поэма Ф.Н. Глинки. Варианты, материалы. Черновые автографы, авторизованные списки в тетради. 1840-е.-99 л.

87. Ед. хр. 50. Прошение Ф.Н. Глинки в Цензурный комитет по поводу поэмы «Таинственная Капля». Авторизованный список. Б. д. 2 л.

88. Ед. хр. 51. Тетрадь с записями Ф.Н. Глинки религиозно-мистического характера. Автографы. 1824. 73 л.

89. Ед. хр. 52. Стихотворения Ф.Н. Глинки. Черновые автографы, авторизованные списки в тетради. 1822-1845. 36 л.

90. Ед. хр. 53. Тетрадь Ф.Н. Глинки с творческими набросками, записями пословиц, о лекарствах и др. Автографы. 1845, <1840-е>. 27 л.

91. Ед. хр. 54. Тетрадь со стихотворениями Ф.Н. Глинки, отдельными заметками, вшитым письмом Мусина-Пушкина к Ф.Н. Глинке и др. Автографы, авторизованные списки. 1847-1848, <1840-е>. 40 л.

92. Ед. хр. 55. Тетрадь Ф.Н. Глинки с дневниковыми записями, набросками стихотворений, записями о смерти Николая I и др. Автографы. 1855-1865. -34 л.

93. Ед. хр. 56. Стихотворение Ф.Н. Глинки «Три очерка» («Вот он здесь отрок рядовой.»). Список рукой А.П. Глинки. 31 января 1849. - 2 л.

94. Ед. хр. 57. Стихотворение Ф.Н. Глинки «1876» («Уже прошло четыре века.»). Авторизованный список. 1876. 1 л.

95. Ед. хр. 58. Стихотворение Ф.Н. Глинки «Ура!» («Ура! На трех ударим разом.»). Списки. 19 ноября 1853. -3 л.

96. Ед. хр. 60. Стихотворение Ф.Н. Глинки «Черный лебедь. (Дума)» («Черный лебедь, гость безмолвный.»). Список. 5 сентября 1848. 2 л.

97. Ед. хр. 61. Стихотворение Ф.Н. Глинки «Чувство русского при получении известия о рождении Его Императорского Высочества Константина Николаевича» («Поют и молятся пред алтарем.»). Список. 12 сентября 1827. 2 л.

98. Ед. хр. 62. Отзывы об «Очерках Бородинского сражения». Выписки из журналов. Списки с пометами Ф.Н. Глинки. 1839. 4 л.

99. Ед. хр. 72. Балк-Полев П.Ф. Для избранных всемирного христианства: Статьи. С дарственной надписью Ф.Н. Глинке. Авторизованный список. 6 мая 1831.-40 л.

100. Ед. хр. 75. Голенищев-Кутузов П.И. Духовные стихотворения и другие стихи. Прижизненный список. 1796-1803. 153 л.

101. Ед. хр. 76. Голенищев-Кутузов П.И. Нечто из портфеля памяти моей и другие замётки и выписки. На русском и французском языках. Списки. <1790-е 1800-е>. - 26 л.

102. Ед. хр. 77. Неустановленный автор. Духовные размышления о внутреннем истинном и ложном слове и о других отправлениях. Отрывок. Список. <1800-е>. 19 л.

103. Ед. хр. 79. Выписка из письма экзарха Грузии Исидора митрополиту Московскому Филарету. Список. 24 декабря 1853. 1 л.

104. Ед. хр. 80. Кир Филофей, святейший патриарх. Молитвы. Список с пометами Ф.Н. Глинки в тетради. Б. д. 7 л.

105. Ед. хр. 81. Неустановленный автор. Познай самого себя: Трактат. <1618>. Список начала XIX века. 39 л.

106. Ед. хр. 83. Коссович К.А. Выписки из индусских философских трактатов о деятельности духа и смерти. Перевод с санскритского языка. Автограф с пометами Ф.Н. Глинки. Б. д. 2 л.

107. Ед. хр. 85. Огильви А. Невесте Неневестной; Святому благоверному великому князю Александру Невскому: Стихи. Автограф. 1852-1862. 24 л.

108. Ед. хр. 87. Путятин В. Заздравный тост 19-го февраля 1869 года: Стихотворение. Автограф. 1869. 1 л.

109. Ед. хр. 89. Сергий, иеромонах. Поучение в великий Пяток перед Святою Плащаницею. Список. Б. д. 2 л.

110. Ед. хр. 90. Стихотворения С.Н. Глинки, М.А. Дмитриева, Ю.В. Жадовской, А.С. Пушкина и других, посвященные Ф.Н. Глинке. Стихотворения Ф.Н. Глинки. Автографы, списки. 3 января 1819 1858. - 62 л.

111. Ед. хр. 90а. Стромилов С. Ф.Н. Глинке. По получении от него книги «Очерки Бородинского сражения». Автограф. 20 декабря 1839. 2 л.

112. Ед. хр. 94. Общие правила ищущих премудрости. Список. Б. д. 34 л.

113. Ед. хр. 101. Записи обрядов ученической ложи. Список. Б. д. 27 л.

114. Ед. хр. 102. Записи обрядов до ученической ложи, кающиеся. Список. <Начало XIX в.>. 43 л.

115. Ед. хр. 107. Неустановленный автор. Открытый путь к явлению духа. (Записка). Список. <Начало XIX в.>. 6 л.

116. Ед. хр. 109. Неустановленный автор. О совершенствовании человека в истине: Статья. Список в тетради. <1840-1850-е>. 17 л.

117. Ед. хр. 110. Песни союза свободных каменщиков. Список в тетради. <Начало XIX в.>. 22 л.

118. Ед. хр. 114. Запись обрядов посвящения в пятую степень. Список. <Начало XIX в.>. 5 л.

119. Ед. хр. 117. Свободнокаменщические речи при собраниях братьев Злато-розового креста. Список. <Конец XVIII в>. 34 л.

120. Ед. хр. 119. Описание обрядов, объяснение ковра, молитвы, присяга, поучительные наставления Теоретических братьев. Список. Б. д. 175 л.

121. Ед. хр. 121. Описание обряда принятия членов, присяга и объяснение ковра степени Теоретического градуса Соломоновых наук; законы для собрания теоретических философов. Список. <Начало XIX в.>. 10 л.

122. Ед. хр. 123. Объяснения вступающим в орден свободных каменщиков о происхождении братской связи и семи пунктов присяги. Список в тетради. <Конец XVIII в.>. 20 л.

123. Ед. хр. 124. Устав вольных каменщиков. Список. <Начало XIX в.>. 23 л.

124. Ед. хр. 126. Устав Общества духовных рыцарей или ищущих премудрости. Список в тетради. <Начало XIX в.>. 4 л.

125. Ед. хр. 127. Устав Шотландской ложи о степени ученика-товарища. Список. <Конец XVIII в.>. 18 л.

126. Ед. хр. 131. Чертежи для настоящего десятилетия. Список. <Начало XIX в.>. 4 л.

127. Ед. хр. 132. Грамота на имя Ф.Н. Глинки о посвящении его в мастера-масоны за подписями Ф.П. Толстого, Н.И. Греча и других. Пергамен. Июнь 1818.-1л.

128. Ед. хр. 133. Письмо П.И. Голенищева-Кутузова к А. Долгорукому с изложением правил поведения мастера, с приложением «Инструкции отъезжающему брату». 7 сентября 1814-9 января 1815. 5 л.

129. Ед. хр. 134. Письмо <М. Вельяминова?> к П.И. < Голенищеву-Кутузову> со сведениями о деятельности масонов. 30 ноября 1819. 2 л.

130. Ед. хр. 135. Письмо неустановленного лица неустановленному лицу с отчетом о деятельности в обществе масонов. <1800-е>. 2 л.

131. Ед. хр. 136. Масонские рисунки. Акварель, перо. <Начало XIX в >. 41 л.

132. Ед. хр. 141. Письма Ф.Н. Глинки к П.А. Вяземскому. Черновики. <18601870-е>. 14 л. (На л. 12 об. черновое письмо Ф.Н. Глинки к М.П. Погодину).

133. Ед. хр. 162. Письмо С.Т. Аксакова к Ф.Н. Глинке. До 1812. 1 л.

134. Ед. хр. 175. Письма П.Ф. Балк-Полева к Ф.Н. Глинке. 17 мая 1825 18 декабря 1845, <1820-1840-е>. - 14 л.

135. Ед. хр. 177. Письма К.Н. Батюшкова к Ф.Н. Глинке. <1820-1840-е>. 5 л.

136. Ед. хр. 180. Письмо В.Г. Бенедиктова к Ф.Н. Глинке. 14 мая 1854. 1 л.

137. Ед. хр. 182. Письмо М.А. Бестужева-Рюмина к Ф.Н. Глинке. 24 июля 1831.-1 л.

138. Ед. хр. 196. Письма Ф.В. Булгарина к Ф.Н. Глинке. Август 1821 -6 февраля 1829, <1820-е>. 7 л.

139. Ед. хр. 197. Письма А.П. Буниной к Ф.Н. Глинке. 7 декабря 1823 -24 мая 1824, <1820-е>. 3 л.

140. Ед. хр. 200. Письмо архимандрита Варсонофия к Ф.Н. Глинке. 25 октября 1828.-2 л.

141. Ед. хр. 203. Письмо А.Ф. Вельтмана к Ф.Н. Глинке. 9 января 1848. 1 л.

142. Ед. хр. 208. Письма А.Ф. Воейкова к Ф.Н. Глинке. 12 апреля 1823 -14 апреля 1831, <1820-1830-е>. 19 л.

143. Ед. хр. 211. Письма П.А. Вяземского к Ф.Н. Глинке. 20 января 1824 -14 августа 1868, <1820-1860-е>. 10 л.

144. Ед. хр. 220. Письма С.Н. Глинки (с приписками М.В. Глинки) к Ф.Н. Глинке. 13 марта 1831 16 января 1845, <1830-1840-е>. - 20 л.

145. Ед. хр. 223. Письма Н.И. Гнедича к Ф.Н. Глинке. 20 июля 1830, <18201830-е>. -11 л.

146. Ед. хр. 231. Письма И.С. Горголи к Ф.Н. Глинке. 16 марта 1820 -23 января 1850, <1830-1850-е>. 14 л.

147. Ед. хр. 233. Письма Н.И. Греча к Ф.Н. Глинке. 3 декабря 1820 19 ноября 1826, <1820-е>. - 11 л. (В письме от 4 октября 1824 года есть приписка Ф.В. Булгарина).

148. Ед. хр. 236. Письма В.И. Григоровича к Ф.Н. Глинке. 12 августа 1826 -7 августа 1863. 12 л.

149. Ед. хр. 238. Письма Д.В. Давыдова к Ф.Н. Глинке. <1830-1840-е>. 8 л.

150. Ед. хр. 247. Письма И.И. Дмитриева к Ф.Н. Глинке. 30 декабря 1815 — 5 декабря 1818. 5 л.

151. Ед. хр. 248 Письма М.А. Дмитриева к Ф.Н. Глинке. 30 августа 1850 -18 января 1866. 15 л.

152. Ед. хр. 256. Письма В.Н. Жадовского к Ф.Н. Глинке. <1840-1850-е>. 3 л.

153. Ед. хр.258. Письмо А.К. Жизневского к Ф.Н. Глинке. 24 марта 1854. 2 л.

154. Ед. хр. 259. Письма В.А Жуковского к Ф.Н. Глинке. <1820-1840-е>. 3 л.

155. Ед. хр. 278. Письмо Н.М. Карамзина к Ф.Н. Глинке. <1810—1820-е>. 1 л.

156. Ед. хр. 288. Письмо А.В. Кольцова к Ф.Н. Глинке. 3 декабря 1836. 1 л. (В письме приведен вариант стихотворения А.В. Кольцова «Цветок»).

157. Ед. хр. 290. Письма Н.М. Коншина к Ф.Н. Глинке. 10 ноября 1829 -13 апреля 1854. 8 л.

158. Ед. хр. 303. Письма И.И. Лажечникова к Ф.Н. Глинке. 26 ноября 1817 -3 июня 1830, <1820-1860.-5 л.

159. Ед. хр. 310. Письма М.Н. Лихонина к Ф.Н. Глинке. 14 апреля 1848 -16 февраля 1861. 17 л.

160. Ед. хр. 312. Письма Н.М. Лонгинова к Ф.Н. Глинке. 15 июля 1820 -26 мая 1822. 6 л.

161. Ед. хр. 317. Письмо архимандрита Макария (М.Я. Глухарева) к Ф.Н. Глинке. 27 декабря 1844. 1 л.

162. Ед. хр. 326. Письма А.Ф. Мерзлякова к Ф.Н. Глинке. 13 марта 1819, <1810-е>. 3 л.

163. Ед. хр. 348. Письма А.С. Норова к Ф.Н. Глинке. 27 февраля 185422 февраля 1855. 3 л.

164. Ед. хр. 349. Письмо Д.П.Ознобишина к Ф.Н. Глинке. 12 дек. 1827. 2 л. Ед. хр. 357. Письма Д.Е. Остен-Сакена к Ф.Н. Глинке. 8 июня 1854 -16 ноября 1857. - 8 л.

165. Ед. хр. 358. Письма И. Остен-Сакена к Ф.Н. Глинке. 26 октября 1851 -16 апреля 1859, <1850-е>. 8 л.

166. Ед. хр. 359. Письма протоиерея Е. Остромысленского к Ф.Н. Глинке. 2 апреля 1845-29 мая 1862, б. д.-36 л.

167. Ед. хр. 360. Письма В.И. Панаева к Ф.Н. Глинке. 23 декабря 1848 -25 апреля 1854. 5 л.

168. Ед. хр. 363. Письма А.А. Писарева к Ф.Н. Глинке. 31 марта 1818 -11 августа 1821, <1810-1820-е>.-4 л.

169. Ед. хр. 364. Письма П.А. Плетнева к Ф.Н. Глинке. 5 октября 183923 июля 1854, <1830-1850-е>. 13 л.

170. Ед. хр. 365. Письма М.П. Погодина к Ф.Н. Глинке. 29 июня 1827 -28 октября 1828, <1820-е>. 8 л.

171. Ед. хр. 367. Письма Н.А. Полевого к Ф.Н. Глинке. 28 декабря 1821 -25 января 1826. 2 л.

172. Ед. хр. 372. Письма Т.Б. Потемкиной к Ф.Н. Глинке. На русском и французском языках. 27 сентября 1823 4 февраля 1827, <1820-е>. - 20 л.

173. Ед. хр. 378. Письма А.Ф. Раевского к Ф.Н. Глинке. 7 апреля 1816, <1810-е>. 2 л.

174. Ед. хр. 379. Письмо С.Е. Раича к Ф.Н. Глинке. 27 октября 1828. 1 л. Ед. хр. 381. Письма П. де Роберти к Ф.Н. Глинке. 3 ноября 1828 -8 апреля 1831, < 1820-183 0-е>. - 13 л.

175. Ед. хр. 382. Письма Е.Ф. Розена к Ф.Н. Глинке. 21 августа 1829 -21 августа 1831. 8 л.

176. Ед. хр. 384. Письма Я.И. Ростовцева к Ф.Н. Глинке. 1 сентября 1839 -19 июня 1859, <1830-1850-е>. 11 л.

177. Ед. хр. 385. Письма Е.П. Ростопчиной к Ф.Н. Глинке. 24 апреля 185130 мая 1857.-4 л.

178. Ед. хр. 390. Письма П.П. Свиньина к Ф.Н. Глинке. 1826, <1820-е>. 5 л. Ед. хр. 392. Письма К.С. Сербиновича к Ф.Н. Глинке. 8 февраля 184931 марта 1850. 5 л.

179. Ед. хр. 395. Письмо Н.М. Сипягина к Ф.Н. Глинке. 7 мая 1818. 2 л. (С пометками Ф.Н. Глинки).

180. Ед. хр. 396. Письма А.Ф. Смирдина к Ф.Н. Глинке. 18 сентября 1826 -15 сентября 1857. 2 л.

181. Ед. хр. 397. Письма О.М. Сомова к Ф.Н. Глинке. 10 апреля 1829 27 мая 1830, <1820-1830-е>,- 10 л.

182. Ед. хр. 414. Письма Ф.П. Толстого к Ф.Н. Глинке. <1810—1820-е>. 2 л. Ед. хр. 421. Письмо Ф.И. Тютчева к Ф.Н. Глинке. 16 февраля 1850. - 1 л. Ед. хр. 434. Письма Д.И. Хвостова к Ф.Н. Глинке. 18 мая 1821, б. д. — 5 л.

183. Ед. хр. 436. Письма М. Храповицкого к Ф.Н. Глинке. 17 апреля 1856 -13 октября 1857. 6 л.

184. Ед. хр. 438. Письма П.Я. Чаадаева к Ф.Н. Глинке. <1820-1830-е>. 4 л.

185. Ед. хр. 444. Письма А. Чиркова к Ф.Н. Глинке. 15 июля 1854 14 октября 1857.-32 л.

186. Ед. хр. 447. Письмо Н.М. Шатрова к Ф.Н. Глинке. 24 декабря 1818. 2 л.

187. Ед. хр. 448. Письма А.А. Шаховского к Ф.Н. Глинке. 19 февраля 1820, <1820-е>. 2 л.

188. Ед. хр. 452. . Письмо С.П. Шевырева к Ф.Н. Глинке. <1830-1850-е>. 1 л.

189. Ед. хр. 455. Письма И.Н. Шилля к Ф.Н. Глинке. 4 августа 1853 25 июля 1854.- 10 л.

190. Ед. хр. 457 Письма А.С. Шишкова к Ф.Н. Глинке. 24 ноября 1821 -22 марта 1832, <1820-1830-е>. 4 л.

191. Ед. хр. 464. Письма С. Энгельгардта к Ф.Н. Глинке. 28 января 1840 -17 июля 1874, <1840-1870-е>. 39 л.

192. Ед. хр. 472. Аттестат, выданный М.А. Милорадовичем отставному Апше-ронского мушкетерского полка поручику Ф.Н. Глинке. 26 ноября 1806. 1 л.

193. Ед. хр. 473. Письмо П. Тумило-Денисовича к Ф.Н. Глинке о внесении его в список дворян Духовского уезда. 24 января 1807. 1л.

194. Ед. хр. 475. Извещения о награждении Ф.Н. Глинки военными орденами. 5 июля 1814-16 декабря 1818.-3 л.

195. Ед. хр. 478. Официальная переписка по службе Ф.Н. Глинки в Олонецком губернском правлении. 6 сентября 1827 4 апреля 1830. - 15 л.

196. Ед. хр. 479. Письма А.Х. Бенкендорфа, П. Дегая и неустановленных лиц к Ф.Н. Глинке об отпуске его, чине и отставке со службы в г. Петрозаводске. 29 января 1830 27 ноября 1834. - 16 л. (Сшиты вместе 11 писем с пометами рукой Ф.Н. Глинки на обложке).

197. Ед. хр. 480. Указ Правительствующему Сенату и переписка о выходе в отставку советника Орловского губернского правления Ф.Н. Глинки и о награждении его чином действительного статского советника. 24 мая 1834 14 октября 1834. - 2 л.

198. Ед. хр. 484. Письма Б. Фитингофа к Ф.Н. Глинке об избрании его членом-корреспондентом Комитета по ученой части Человеколюбивого общества и с благодарностью за пожертвованные книги. 20-27 февраля 1818. 2 л.

199. Ед. хр. 486. Письма Общества любителей российской словесности за подписью А.С. Хомякова Ф.Н. и А.П. Глинкам о присылке сочинений в Общество, об избрании А.П. Глинки почетным членом. 11 февраля 9 мая 1859. - 2 л.

200. Ед. хр. 490. Прошение Ф.Н. Глинки Николаю I об отсрочке отъезда к месту службы после освобождения из заключения. Черновик. <1826>. 1 л.

201. Фонд№ 195 (И.А., А.И, П.А., П.П. Вяземские). Опись 1

202. Ед. хр. 1731. Письма Ф.Н. Глинки к П.А. Вяземскому. С пометками П.А. Вяземского. 22 января 1823 9 мая 1869, б. д. - 46 л. (На л. 19-19 об. стихотворение Ф.Н. Глинки «Две жизни России»).

203. Фонд No 373 (М.П. Погодин). Опись 1

204. Ед. хр. 129. Письма Ф.Н. Глинки к М.П. Погодину. 2 апреля 1865 -31 марта 1875. 139 л. (В письмо от 8 мая 1870 года вложена записка Ф.Н. Глинки «О предсказании»).

205. Ед. хр. 162. Письма П.С. Казанского к М.П. Погодину. 24 апреля 1865 -3 апреля 1872. 22 л. (На письме от 6 апреля 1870 приписка Ф.Н. Глинки М.П. Погодину).

206. Фонд № 2558 (М.А. и Т.Г. Цявловские). Опись 2

207. Ед. хр. 192. Отзыв М.А. Цявловского о диссертации В.Г. Базанова «Поэт-декабрист Ф.Н. Глинка», представленной на соискание ученой степени доктора филологических наук. Август 1943. 31 л.

208. Научно-исследовательский отдел рукописей Российской государственной библиотеки (НИОР РГБ)

209. Фонд № 18 (Н.П. Барсуков). Картон 5

210. Ед. хр. 29. Письмо Ф.Н. Глинки к К.А. Коссовичу. 8 августа 1850. 2 л.

211. Фонд № 76/II (Ф.А. Голубинский). Картон 7

212. Ед. хр. 32. Письма Ф.Н. Глинки к Ф.А. Голубинскому. 13 января 1837 — 25 июля 1846. 3 л.

213. Фонд № 93/II (Ф.М. Достоевский). Картон 2

214. Ед. хр. 94. Письмо Ф.Н. Глинки к Ф.П. Толстому. Б. д. 2 л.

215. Фонд№ 103 (М.Н Жихарев и П.Я. Чаадаев). Картон М 1033а

216. Ед. хр. 9. Письмо Ф.Н. Глинки к М.И. Жихареву. 27 ноября 1863. 2 л. (Приложено стихотворение Ф.Н. Глинки «Петр Яковлевич Чаадаев. (Человек, памятный Москве)»).

217. Фонд №178 (Авторские рукописи). Папка 8

218. Ед. хр. 17. Письма Ф.Н. Глинки к И.Н. Шиллю. 3 июня 1853 14 июля 1854.- 8 л.

219. Фонд № 226 (А.А. Писарев). Картон 3

220. Ед. хр. 34. Письмо Ф.Н. Глинки к А.А. Писареву. 12 мая 1818. 2 л. Фонд № 231/1 (М.П. Погодин). Папка 44 Ед. хр. 41. Письма М.П. Погодина к Ф.Н. Глинке. Б. д. - 3 л. Фонд № 231/II (М.П. Погодин). Папка 8

221. Ед. хр. 21. Письма Ф.Н. Глинки к М.П. Погодину. 25 января 1825 1 мая 1874, б. д.-81 л.

222. Фонд № 231/11 (М.П. Погодин). Папка 46

223. Ед. хр. 12. Письма Ф.Н. Глинки к М.П. Погодину. 2 мая 7 ноября 1827.6 л.

224. Фонд № 231/II (М.П. Погодин). Папка 47

225. Ед. хр. 25. Письма Ф.Н. Глинки к М.П. Погодину. 20 ноября 1829, 23 апреля б. г. 4 л.

226. Фонд № 231/II (М.П. Погодин). Папка 48

227. Ед. хр. 28. Письмо Ф.Н. Глинки к М.П. Погодину. 27 апреля 1830. 2 л. Фонд № 231/II (М.П. Погодин). Папка 50

228. Ед. хр. 13. Письма Ф.Н. Глинки к М.П. Погодину. 2 июня 1832, б. д. 3 л. Фонд № 231/11 (М.П. Погодин). Папка 51

229. Ед. хр. 20. Письмо Ф.Н. Глинки к М.П. Погодину. 23 мая 1833. 1 л. Фонд № 231/11 (М.П. Погодин). Папка 52

230. Ед. хр. 21. Письма Ф.Н. Глинки к М.П. Погодину. 8 февраля 19 февраля 1836.-4 л.

231. Фонд № 231/III (М.П. Погодин). Папка 3

232. Ед. хр. 26. Стихи Ф.Н. Глинки. Авторизованный список. Б. д. 4 л. Ед. хр. 27. Стихотворение Ф.Н. Глинки «На рождение великого князя Николая Александровича». Список. < Май 1868>. - 1 л.

233. Ед. хр. 29. Ф.Н. Глинка. Объяснительные указания на некоторые места поэмы «Таинственная Капля». Автограф. <1870?>. 2 л. Фонд № 23I/V (М.П. Погодин). Картон 1

234. Ед. хр. 14. Глинка Ф.Н. Полное собрание сочинений. Т. 1. Духовные стихотворения. СПБ., 1869. Макет сборника. Список с редакторскими пометами. <1868-1869>. 95 л.

235. Ед. хр. 17. Глинка Ф.Н. Полное собрание сочинений. Т. 1. Духовные стихотворения: Алфавитный указатель стихотворений для первоначального варианта тома со ссылкой на источники текстов. Список с редакторскими исправлениями и пометами. <1860-е>. 12 л.

236. Фонд № 262 (Савва). Папка 23

237. Ед. хр. 15. Письмо епископа Полоцкого Саввы (Тихомирова) к Ф.Н. Глинке. Черновой автограф. 29 марта 1873. 1 л.

238. Фонд № 262 (Савва). Папка 31

239. Ед. хр. 15. Письмо Ф.Н. Глинки к епископу Полоцкому Савве (Тихомирову). Автограф. 8 октября 1869. 2 л.

240. Фонд № 344 (Собр. Шибанова)

241. Ед. хр. 338. Глинка Ф.Н. Книга Иова. Свободное преложение в стихах Ф. Глинки. Список в переплете. Б. д. 163 л.

242. ОТДЕЛЬНЫЕ ИЗДАНИЯ СОЧИНЕНИЙ Ф.Н ГЛИНКИ

243. Вельзен, или Освобожденная Голландия: Трагедия в пяти действиях / Сочинения Федора Глинки. Смоленск: В тип. Губернского правления, 1810. -14., 102 с.

244. Подвиги графа Михаила Андреевича Милорадовича в Отечественную войну 1812 года: С присовокуплением некоторых писем от разных особ / Из записок Ф. Глинки. — М.: В тип. С. Селивановского, 1814. 4., II, 113, 1. с.

245. Черты из жизни Тадеуша Костюшки, плененного российским генералом Ферзеном / Сочинены Федором Глинкою, сочинителем Писем русского офицера. СПб.: В тип. И. Байкова, 1815.-51, 1. с.

246. Краткое начертание Военного журнала / Изданное действительным членом общества, учрежденного при Главном Гвардейском штабе, Федором Глинкою. СПб.: В тип. Н. Греча, 1817. - 4., 39, 1. с.

247. Лука да Марья: Народная повесть / Сочиненная Федором Глинкою. -СПб.: В тип. Н. Греча, 1818. 2., IV, 1-19, 1., 20-24, [1] с. (Ценз, разреш. - 18 февраля 1818).

248. Краткое обозрение военной жизни и подвигов графа Милорадовича / Сочиненное Федор<ом> Глинкою. СПб.: В тип. В. Плавилыцикова, 1818. - 22 с. (Ценз, разреш. - 3 мая 1818).

249. Подарок русскому солдату / Соч. Федора Глинки, Общества военных людей и разных ученых обществ члена. СПб.: В тип. В. Плавилыцикова, 1818. -4., 138, [2] с. (Ценз, разреш. - 23 июля 1818).

250. Гимн величию и всемогуществу Божию / Соч. Федора Глинки СПб.: В тип. Карла Крайя, 1818. - 11, 1. с. (Ценз, разреш. - 27 августа 1818).

251. Картина ночи пред последним боем под стенами Смоленска и Прощальная песнь русского воина. СПб.: Тип. В. Плавилыцикова, 1818. - 7, 1. с.

252. Добродетель и порок: Нравоучительная аллегория: Подражание восточным апологам / Сочинение Ф. Глинки. СПб.: В тип. Департамента народного просвещения, 1819. - 2., 17, 1. с.

253. Зиновий Богдан Хмельницкий, или Освобожденная Малороссия / Соч. Ф. Глинки. СПб.: В Медицинской типографии, 1819. - 2., 56 с.

254. Несколько мыслей о пользе политических наук: По случаю нового издания книги: Опыт теории налогов / Соч. Ф. Г. СПб.: В тип. В. Плавилыцикова, 1819.-2., 24 с.

255. Мечтания на берегах Волги. (В 1810 году) / Сочинение Ф. Глинки. -СПб.: В тип. Императорского Воспитательного дома, 1821. 12 с.

256. Письма русского офицера о военных происшествиях 1812 года / Сочиненные Федором Глинкою, а на французский язык переведенные С. Глинкою. -М.: В тип. Августа Семена, 1821. 225 с.

257. Опыты аллегорий, или иносказательных описаний, в стихах и в прозе / Соч. Феодора Глинки. СПб.: В Военной типографии Главного штаба Его Императорского Величества, 1826. - XII, 2., 206, [2] с. (Ценз, разреш. - сентябрь 1825).

258. Опыты Священной поэзии / Федора Глинки. СПб.: В тип. Департамента народного просвещения, 1826. - 2., 180 с. (Ценз, разреш. - 12 октября 1825).

259. Карелия, или Заточение Марфы Иоанновны Романовой: Описательное стихотворение / Федора Глинки: В 4 ч. СПб.: У издателя, книгопродавца Не-пейцына; В тип. X. Гинце, 1830. - VIII, 112 с.

260. О пребывании Государя Императора в Орле. СПб., 1834. — 16 с.

261. О древностях в Тверской Карелии: Извлечение из писем Ф.Н. Глинки к П.И. Кеппену из 3-й книжки Журнала Министерства внутренних дел 1836 года. СПб.: В тип. медицинского департамента Минист<ерства> внутр<енних> дел, 1836.-20, II с.

262. Воспоминания о пиитической жизни Пушкина. (Стихотворение). М.: Тип. Августа Семена, 1837. - 14 с.

263. Обед, какого не бывало. <М.>: В тип. Н. Степанова, <1839>. - 30 с. (Ценз. разр. - 14 ноября 1839).

264. Лука да Марья: Народная повесть / Соч. Ф. Глинки. М.: Университетская тип., 1845. - 2., 24 с.

265. Предание и событие: Отрывок из неизданной поэмы «Таинственная Капля» / Соч. Ф. Глинки. СПб., 1850. - 13 с. - (Из «Литературного прибавления к Журналу Министерства народного просвещения». - 1850, № 1).

266. История серебряного рубля / Соч. Ф. Глинки. Тверь: В тип. Губернского правления, 1853.-31 с.

267. Ура! / Федора Глинки. СПб.: В тип. Императорской Академии наук, 1854.- 14 с.

268. Заздравный тост П.И.О. Стихотворение. СПб.: Тип. Я. Трея, 1856.4. с.

269. Иов: Свободное подражание Священной Книге Иова / Ф. Глинки. СПб.: В тип. Королева и К*, 1859. - VIII, 1., 173 с.

270. Таинственная Капля: Народное предание: В 2 ч. Берлин: В тип. Карла Шультце, 1861. -Ч. 1. -XV, 448 е.; Ч. 2. -IV, 5-504 с.

271. Сочинения / Федора Николаевича Глинки. Т. 1: Духовные стихотворения. - М.: Тип. газеты «Русский», на Девичьем поле, в доме М.П. Погодина, 1869.-2., II, 490, IV с.

272. Сочинения / Федора Николаевича Глинки. Т. 2:> Таинственная Капля: Народное предание: В 2 ч. - М.: В тип. М.П. Погодина, на Девичьем поле, 1871. - XII, 320, II, 323-678, II с.

273. Сочинения / Федора Николаевича Глинки. Т. 3:> Иов: Свободное подражание Священной Книге Иова; Карелия, или Заточение Марфы Иоанновны

274. Романовой. — М.: В тип. М.П. Погодина, на Девичьем поле, 1872. -XXII, 185; VIII, 105 с.

275. Подарок русскому солдату / Соч. Федора Глинки, Общества военных людей и разных ученых обществ члена. Тверь: Типо-литография Ф. Муравьева, 1877.-4., 43 с.

276. О смерти Николая Михайловича Стороженки, Черниговского губернского предводителя дворянства 1815 г. Чернигов: Тип. Губернского правления, 1892. - 5 с. - (Из книги «Письма к другу» Федора Глинки. - Ч. 1. - СПб., 1816.-С. 65-79).

277. Карелия: Описательное стихотворение: В 4 ч. / Ред. и статья В. Базанова. Петрозаводск: Каргосиздат, 1938. - 96 с.

278. Дева карельских лесов: Повесть в стихах / Публикация, ред. и статья В.Г. Базанова. Петрозаводск: Каргосиздат, 1939. - 114 с.

279. Письма русского офицера и Очерки Бородинского сражения / Подготовил для печати С. Штрайх. М.: ГИХЛ, 1941. - 30 с.

280. Письма русского офицера. (1812 г.)/ Автор вступит, статьи и подготовил к печати В. Базанов. Смоленск: Смолгиз, 1946. - 87 с.

281. Избранное / Подготовка текстов к печати, примеч. и послесловие В.Г. Базанова. Петрозаводск: Гос. изд-во Карело-Финской ССР, 1949. - 489 с.

282. Стихотворения / Вступит, статья, подготовка текста и примеч. В.Г. База-нова. Л.: Советский писатель, 1951. - 324 с. - (Б-ка поэта. Малая серия).

283. Избранные произведения / Вступит, статья, подготовка текста и примеч. В.Г. Базанова. Л.: Советский писатель, 1957. - 501 с. - (Б-ка поэта. Большая серия).

284. Стихотворения / Вступит, статья, подготовка текста и примеч. В.Г. База-нова. Л.: Советский писатель, 1961. - 358 с. - (Б-ка поэта. Малая серия).

285. Карелия: Описательное стихотворение: В 4 ч. / Послесловие В. Базанова. Петрозаводск: Карелия, 1980. - 118 с.

286. Письма русского офицера: Проза. Публицистика. Поэзия. Статьи. Письма / Сост., вступит, статья, коммент. С. Серкова и Ю. Удеревского; текстологическая подготовка С. Серкова. М.: Московский рабочий, 1985. - 365 с. - (Литературная летопись Москвы).

287. Сочинения / Сост., послесловие и коммент. В.И. Карпеца. М.: Советская Россия, 1986.-352 с.

288. Письма русского офицера / Сост., текстологическая подготовка, примеч. и послесловие С. Серкова. М.: Воениздат, 1987. - 383 с.

289. Письма русского офицера / Сост., вступит, статья и примеч. Г.А. Галина. М.: Правда, 1990. - 444, 2. с.

290. Письма к другу / Сост., автор вступит, статьи и коммент. В.П. Зверев. -М.: Современник, 1990. 559 с. - (Б-ка «Любителям российской словесности». Из литературного наследия).

291. Письма русского офицера; Зиновий Богдан Хмельницкий, или Освобожденная Малороссия: Сборник / Автор вступит, статьи и комментариев Н.М. Жаркевич. Киев: Дншро, 1991. - 491, 2. с.

292. Ruskaja soldatskaja piesnia / Sotschinil Theodor Glinka; W polzu ranienych soldat = Russische Soldatenlied / Vom Herrn Adjudanten Theodor Glinka; Auf Kos-ten des Verfasser. Б.м., б. г. - 7, 1. с.

293. ИССЛЕДОВАНИЯ О ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ Ф.Н. ГЛИНКИ

294. Базанов В.Г. Карельские поэмы Федора Глинки. Петрозаводск, 1945.

295. Базанов В.Г. Письма Федора Глинки и И.М. Муравьева-Апостола // База-нов В. Очерки декабристской литературы. Публицистика, Проза. Критика. М., 1953.-С. 78-105.

296. Базанов В.Г. Поэтическое наследие Федора Глинки (10-30-е годы XIX в.). -Петрозаводск, 1950. 128 с.

297. Базанов В.Г. Поэтическое наследие Ф.Н. Глинки // Глинка Ф.Н. Стихотворения. Л., 1951. - С. 5-38.

298. Базанов В.Г. Федор Глинка // Базанов В. Очерки декабристской литературы. Поэзия. М.; Л., 1961.-С. 139-164.

299. Базанов В.Г. Ф.Н. Глинка // Глинка Ф.Н. Избранные произведения. Л., 1957.-С. 5-54.

300. Бархатов А. «Мой вздох к моим друзьям.» (Из биографии Ф.Н. Глинки. К 200-летию со дня рождения) // Литературная Россия. 1986, 20 июня. - С. 22.

301. Башнин Ю.Н. Ф.Н. Глинка о роли вымысла и фантазии в образном восприятии действительности // Ученые записки <Карельского пед. ин-та>. -Т. 23. <Петрозаводск>, 1968. - С. 128-134.

302. Библиография: <Рецензия на «Очерки Бородинского сражения» Ф.Н. Глинки> // Галатея. 1839, ч. 5. - С. 55-63.

303. Галин Г.А. «Письма русского офицера» и их автор Федор Николаевич Глинка // Глинка Ф.Н. Письма русского офицера. М., 1990. - С. 5-20.

304. Гофман МЛ. Отзыв Пушкина о «Карелии» Ф.Н. Глинки. (Новые материалы к тексту Пушкина). Пг., 1915.

305. Грот К.Я. Н.М. Карамзин и Ф.Н. Глинка. СПб., 1903.

306. Данилов В.В. Письма русских писателей к М.А. Максимовичу. (В.Л. Пушкин, В.А. Жуковский, П.А. Вяземский, Ф.Н. Глинка и А.Н. Майков) // Русский филологический вестник. Т. LX, <№ 3-4>. - Варшава, 1908. - С. 169-189.

307. Дмитриев М.А.> Опыты Священной поэзии Федора Глинки. СПб. 1826 года // Московский вестник. 1827, ч. I, № 4. - С. 322-330.

308. Евангулова О. С., Рязанцев И.В. Сочинения Ф.Н. Глинки источник сведений о памятниках отечественного искусства // Вестник Московского университета. - История. - 1999, № 6. - С. 48-67.

309. Ельницкий А. Глинка Федор Николаевич // Русский биографический словарь. Т. 6: Губернский - Гогенлоэ. - М., 1916 (Репринтное издание - М., 1995).-С. 297-315.

310. Ерохина JI.JI. Творчество Ф.Н. Глинки 1830-1870-х годов: Дис. . канд. филол. наук / Тверской гос. ун-т. Тверь, 2000.

311. Жаркевич Н.М. Витязь добра и чести // Глинка Ф.Н. Письма русского офицера; Зиновий Богдан Хмельницкий, или Освобожденная Малороссия. -Киев, 1991.-С. 5-19.

312. Жаркевич Н.М. Творчество Ф.Н. Глинки в аспекте русско-украинских литературных взаимосвязей: Дис. . канд. филол. наук / АН УССР, Ин-т литературы им. Т.Г. Шевченко. Киев, 1978. - 184 с.

313. Жаркевич Н.М. Творчество Ф.Н. Глинки в истории русско-украинских литературных связей. Киев, 1981. - 160 с.

314. Жизневский А.К. Федор Николаевич Глинка: Читано в заседании Тверской ученой архивной комиссии 8 ноября 1889 года. Тверь: Тип. Губернского правления, 1890. - 31 с.

315. Замков Н.К. Пушкин и Ф.Н. Глинка. Пг., 1917. - 2., 20 с.

316. Зверев В.П. Великодушный гражданин // Глинка Ф.Н. Письма к другу. -М., 1990.-С. 5-25.

317. Зверев В. П. Графиня Е.П. Ростопчина о «Таинственной Капле» Ф.Н. Глинки//Литература и история. Вып. 2.-М., 2001.-С. 104-113.

318. Зверев В.Н. Жанр религиозной поэмы в творчестве Ф.Н. Глинки // Русское литературоведение в новом тысячелетии: Материалы международной конференции, 22-26 апреля 2002 года. Т. 1. - М., 2002.

319. Зверев В.П. «И долгота и счастье лет!» (К 200-летию со дня рождения Ф.Н. Глинки) // Поэзия: Альманах. Вып. 45. - М., 1986. - С. 117-133.

320. Зверев В.П. О рождении, смерти Федора Глинки и казусах с его биографическими данными // Там же. С. 91-103.

321. Зверев В.П. Православные традиции в творчестве Ф.Н. Глинки // Духовные начала русского искусства и образования: Материалы всероссийской научной конференции, 11-13 мая 2002 г. Великий Новгород, 2002. - С. 118-127.

322. Зверев В.П. Стихи Ф.Н. Глинки о Москве // Литература и история. -Вып. З.-М., 2002.

323. Зверев В.П. Федор Глинка как представитель русской православной культуры // Христианские истоки русской литературы: Сб. научных трудов. М., 2001.-С. 40-59.

324. Зверев В.П. Федор Глинка русский духовный писатель: Монография. -М.: Пашков дом, 2002. - 544 с.

325. Зверев В.П. Федор Глинка. 1786-1880 // Зверев В.П. Русские поэты первой половины XIX века: Очерки жизни и творчества с приложением избранных стихов и библиографических справок. М., 2002. - С. 9-88.

326. Иезуитова Р.В. К истории ссылки Ф.Н. Глинки (1826-1834). По архивным материалам // Литературное наследие декабристов / Отв. ред. В.Г. Базанов, В.Э. Вацуро. Л, 1975. - С. 323-346.

327. Из переписки А.И. Михайловского-Данилевского // Русская старина. -1901, № 3. С. 718-719. (Письмо Ф.Н. Глинки к А.И. Михайловскому-Данилевскому.)

328. Из собрания автографов Императорской публичной библиотеки: Письма и записки к Н.И. Гнедичу // Отчет Императорской публичной библиотеки за 1895 год. СПб., 1898. - С. 5-48. (Письма Ф.Н. Глинки. - С. 35-39.)

329. Илъин-Томич А.А. Глинка Федор Николаевич // Русские писатели: Биографический словарь. Т. 1: А - Г. - М., 1989. - С. 578-581.

330. Иов. Свободное подражание Священной Книге Иова. Ф. Глинки: <Рецензия> // Русское слово. 1859, июнь (№ 6). - С. 106-108.

331. Иоффе С. Федор Глинка // Иоффе С. Стихов мелодия живая. Иркутск, 1983.-С. 9-37.

332. Их архива А.В. Никитенко. (Письма к нему разных лиц) // Русская старина. 1898, № 5. - С. 336-338. (Письма Ф.Н. Глинки.)

333. К литературной и общественной истории. 1820-1830 гг. // Русская старина. 1889, № 7. - С. 118-126. (Письма Ф.Н. Глинки к А.А. Ивановскому.)

334. К. Лука да Марья, народная повесть, соч. Ф. Глинки // Москвитянин. -1845, Ч. II, № 2, февраль. С. 36-43.

335. Карелия, или Заточение Марфы Иоанновны Романовой. Описательное стихотворение, в четырех частях, Федора Глинки: <Рецензия> // Галатея. -1830, ч. XII, №№ 9-10. С. 128-137, 195-205.

336. Карпец В. И мне равны и миг, и век. // Глинка Ф.Н. Сочинения. М., 1986.-С. 309-328.

337. Карпец В. Федор Глинка: Историко-литературный очерк. М., 1983. -111 с. - (Б-ка журнала ЦК ВЖСМ «Молодая гвардия». 1983, № 52.).

338. Кацнелъбоген А. «Привет поэта сестре милосердия»: <06 одноименном стихотворении Ф.Н. Глинки> // Литературная Россия. 1987, 23 окт. - С. 24.

339. Каткова В.Ф. «Надеюсь на вашу благосклонность»: А.С. Пушкин Ф.Н. Глинке // Кашкова В.Ф. Я к вам пишу: Тверские мотивы в переписке А.С. Пушкина. М., 1987. - С. 86-93.

340. Костин В.И Декабрист Федор Николаевич Глинка: Автореф. . канд. ис-тор. наук / Саратовский гос. ун-т им. Н.Г. Чернышевского. Саратов, 1972.

341. Котляревский А.А. Заметка о трудах Ф.Н. Глинки по науке русской древности. М.: Тип. Грачева и К, [1867]. - 6 с.

342. Кременецкая Т. Федор Глинка в Тверской Карелии // Тверские ведомости. 1991, 13-19 апреля.-С. 10.

343. Кузнецова Е. Письмо Ф.И. Тютчева к Ф.Н. Глинке // Прометей. Т. 13. — М, 1983.-С. 338-341.

344. Кулешов В.И. Автографы русских писателей // Ученые записки Вильнюсского гос. ун-та. Серия общественных наук. Т. 1. - Вильнюс, 1954. - С. 160175. - (На с. 162-163 - письмо Ф.Н. Глинки к А.Н. Михайловскому-Данилевскому от 12 июня 1815 года.)

345. Лернер И.О. Из отношений Пушкина и Ф.Н. Глинки // Пушкин и его современники: Материалы и исследования. Вып. VII. - СПб., 1908. - С. 73-76.

346. Материалы для характеристики русских писателей, художников и общественных деятелей / Сообщ. А. Кирпичников II Русское обозрение. 1897, № 6. - С. 903. (Письмо Ф.Н. Глинки к П.Я. Чаадаеву.)

347. Медведев Н.П. Неизвестные произведения Ф.Н. Глинки // Советские архивы. 1968, № 5. - С. 30-36.

348. Милюков А. Федор Николаевич Глинка // Исторический вестник. 1880, т. 2.-С. 472-481.

349. Надеждин Н.И> Карелия, или Заточение Марфы Иоанновны Романовой. Описательное стихотворение, в четырех частях, Федора Глинки: <Рецензия> // Московский вестник. 1830, ч. II, № 5. - С. 57-68.

350. Овсянников Н. Ф.Н. Глинка как масон // Тверские губернские вести: Часть неофициальная. 1904, 14 декабря (№ 97). - С. 4-5.

351. Оксман Ю.Г. Неизвестные приложения к письму Ф.Н. Глинки к Пушкину от 28 июля 1831 г. // Пушкин. Временник Пушкинской комиссии. <Вып.> 2. -М.; Л., 1936.-С. 325-334.

352. Орлов B.C. Федор Николаевич Глинка // Орлов B.C., Вержбщкий В.Г. Декабристы-смоляне. <Смоленск>, 1951.-С. 141-151.

353. Очерки Бородинского сражения (Воспоминания о 1812 годе). Сочинение Ф. Глинки, автора «Писем русского офицера»: <Рецензия> // Литературная газета. 1840, 17 января (№ 5). - Стлб. 107-110.

354. Очерки Бородинского сражения» Ф.Н. Глинки: <Рецензия> // Северная Пчела. 1839, 30 ноября (№ 271). - С. 1082-1083.

355. Пашков A.M. Карело-финский эпос и Ф. Глинка (новые материалы) // Север. 1987, № 7. - С. 98-99.

356. Письма и записки Ф.Н. Глинки и его супруги Евдокии Павловны к А.К. Жизневскому> // Журнал 74-го публичного заседания Тверской Ученой архивной комиссии 28 марта 1900 года. С. 16-27.

357. Письма к Ф.Н. Глинке <Ф.В. Булгарина, А.Ф. Воейкова, Н.А. Полевого> // Литературный вестник. 1902, т. IV, кн. 8. - С. 343-351.

358. Письма М.А. Дмитриева А.П. и Ф.Н. Глинкам // Русский архив. 1912, № 3. - С. 423-434.

359. Письма П.А. Плетнева к Ф.Н. и А.П. Глинкам // Литературный вестник. -1904, т. VIII.-С. 23-30.

360. Письма, сохранившиеся в бумагах Вл. Вас. Измайлова (I. Письма и стихотворения Ф.Н. Глинки) // Московское обозрение. 1877, № 16. - С. 415^-25.

361. Письмо Ф.Н. Глинки М.А. Милорадовичу / Публикация В.Ф. Шубина II Русская литература. 1986, № 2. - С. 156-164.

362. Путята Н.В. Несколько слов о литературной деятельности Федора Николаевича Глинки. М.: Тип. Грачева и К, [1867]. - 6 с.

363. Пушкин А.С> Карелия, или Заточение Марфы Иоанновны Романовой. Описательное стихотворение в четырех частях. Федора Глинки // Литературная газета. 1830, 15 февраля (№ Ю). - С. 78-81.

364. Пьяное А. Ф.Н. Глинка // Силуэты / Составление В.М. Бочаровой. М., 1986.-С. 59-69.

365. Розанов И.Н. Федор Глинка // Розанов И.Н. Русская лирика. От поэзии безличной к исповеди сердца. - М., 1914. - С. 217-238.

366. Саенко В. Судьба семейства Ф.Н. Глинки // Тверские ведомости: Неофициальная часть. 1991, 2-8 марта. - С. 6.

367. Светлов А. «Он для России не умрет!.» (О стихотворении Ф.Н. Глинки «Воспоминание о пиитической жизни Пушкина») // Литературная Россия. -1987, 5 июня. С. 24.

368. Серков С.Р. О двух моментах в немецких литературных связях Ф.Н. Глинки // Из истории русско-немецких литературных связей / Под ред. В.И. Кулешова и В. Фейерхерд. <М.>, 1987. - С. 41-52.

369. Серков С.Р. Поэма Ф. Глинки «Ад». К истории «русского Данте» // Дан-товские чтения. 1985 / Под ред. И. Бэлзы. М., 1985. - С. 120-132.

370. Серков С.Р. «Со шпагою и пером.» // Глинка Ф.Н. Письма русского офицера. М., 1987. - С. 376-382.

371. Серков С.Р. Ф. Глинка и «коренное русское слово» // Русская речь. -1986, №6.-С. 41-45.

372. Соколовская Т. Из записных книжек масонов графа М.Ю. Виельгорского и Ф.Н. Глинки // Русский архив. 1907, № 9. - С. 136-138.

373. Строганов М. М.Е Салтыков-Щедрин и Ф.Н. Глинка. // М.Е Салтыков-Щедрин. Тверские страницы жизни. Тверь, 1996. - С. 85-102.

374. Тартаковский А.Г. К изучению текста «Писем русского офицера» Ф.Н. Глинки // Источниковедение отечественной истории: Сб. статей. 1981. -М., 1982.-С. 190-208.

375. Титов В. Опыты аллегорий, или иносказательных описаний, в стихах и в прозе, соч. Ф. Глинки // Московский вестник. 1827, ч. I, № 2. - С. 128-137.

376. Троицкий Н. Федор Глинка не виноват // Книжное обозрение. 1986, 16 мая. - С. 11. <Рец. на кн.: Глинка Ф.Н. Письма русского офицера. - М., 1985.>

377. Ф.Н. Глинка // Русский художественный листок / Издаваемый В. Тиммом. 1858, 1 марта (№ 7). - С. 2-3.

378. Ф.Н. Глинка: <Некролог> // Журнал Министерства народного просвещения. 1880, март. - С. 88-91.

379. Ф.Н. Глинка и И.П. Клюшников: С приложением их стихотворений. М.: Общество распространения полезных книг, 1901. - 64 с.

380. Чагин Г. Федор Глинка // Советская милиция. 1990, № 12. - С. 25.

381. Черейский JI.A. Глинка Федор Николаевич // Черейский JI.A. Пушкин и Тверской край. М., 1985. - С. 44-49.

382. Чернов С. К истории «Союза Благоденствия» (из бумаг Ф. Глинки) // Каторга и ссылка. 1926, № 2. -С. 120-132.

383. Шавров М.В. Иов и друзья его // Духовная беседа. 1859, № 48. - С. 333—364.

384. Шубин В.Ф. Федор Глинка и его петербургский салон в 1850- годы // Русская литература. 1980, № 2. - С. 159-163.

385. Шубин В.Ф. Федор Николаевич Глинка // Шубин В.Ф. Поэты пушкинского Петербурга. Л., 1985.-С. 118-130.

386. Юрченко Т.Г. «Славянская эклога» Федора Глинки // Советское славяноведение. 1986, № 4. - С. 96-102.

387. ЛИТЕРАТУРОВЕДЧЕСКИЕ, БОГОСЛОВСКИЕ, ФИЛОСОФСКИЕ И КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

388. Их вечен с вольностью союз»: Литературная критика и публицистика декабристов / Сост., вступит, статья и комментарии С.С. Волка. М., 1983.

389. Свободной музы приношенье.»: Европейская романтическая поэма / Сост., предисловие, примечания А.В. Карельского, Л.И Соболева. М., 1988.170 лет спустя. Декабристские чтения 1995 года: Статьи и материалы / Отв. редактор В.М. Бокова. М., 1999.

390. А.С. Пушкин: Путь к Православию. М., 1996.

391. Аверинцев С. Стихи духовные. Киев, 2001.

392. Аксаков К. С., Аксаков И. С. Литературная критика. М., 1981.

393. Аксаков Н.П. Духа не угашайте! Изд. 2-е. - М., 2002.

394. Алешка ТВ. Творчество Б. Ахмадулиной в контексте традиций русской поэзии: Дис. . канд. филол. наук. Минск, 1999.

395. Андреев ИМ. Русские писатели XIX века. М., 1999.

396. Анненков П.В. Литературные воспоминания.-М., 1960.

397. Анненкова Е.И. Творчество Н.В. Гоголя и литературно-общественное движение 1-й половины XIX века: Дис. . д-ра филол. наук. Л., 1990.

398. Аношкина В.Н. Ф.И. Тютчев в истории русской литературы XIX начала XX века: Дис. . д-ра филол. наук. - М., 1977.

399. Аполлос (Байбаков), en. Архангельский. Вера, надежда и любовь. М.,1782.

400. Аржанухин С.В. Философские взгляды русского масонства: По материалам журнала «Магазин свободнокаменщический». Екатеринбург, 1995.

401. Аронсон М., Рейсер С. Литературные кружки и салоны. СПб., 2001.

402. Архипова А.В. Литературное дело декабристов. Л., 1987.

403. Астафьев Н.А. Опыт истории Библии в России в связи с просвещением и нравами. СПб., 1892.

404. Баевский B.C. История русской поэзии. 1730-1980: Компендиум. Изд. 3-е, испр. и доп. - М., 1996.

405. Базанов В.Г. Вольное общество любителей российской словесности. -Петрозаводск, 1949.

406. Базанов В.Г. Очерки декабристской литературы. Поэзия. -М.; Л., 1961.

407. Базанов В.Г. Очерки декабристской литературы. Публицистика. Проза. Критика. -М, 1953.

408. Базанов В.Г. Поэзия русского Севера: Карельские статьи и очерки. Петрозаводск, 1981.

409. Базанов В.Г. Ученая республика. М.; JL, 1964.

410. Баллер ЭЛ. Преемственность в развитии культуры. М., 1969.

411. Барсов Н. Духовные стихи (роспевцы) секты людей Божиих. СПб.,1870.

412. Барсуков Н.П. Жизнь и труды М.П. Погодина: В 22 кн. СПб., 18881910.

413. Баскакова М.В. Проблема соотношения культуры и религии в научном и религиозном понимании: (На материалах русского православия): Дис. . канд. филос. наук.-М., 1990.

414. Батурова Т.К. Альманахи литераторов пушкинского круга: (Религиозно-нравственные искания в поэзии и прозе): Дис. . д-ра филол. наук. М., 1999.

415. Батюшков Ф.Д. Спор души с телом в памятниках средневековой литературы: Опыт историко-сравнительного исследования. СПб., 1891.

416. Бахтин М.М. Литературно-критические статьи. -М., 1986.

417. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М., 1979.

418. Башилов Б. История русского масонства. Вып. 1-11. - М., 1992-1994.

419. Белехова С.П. Поэзия П.А. Плетнева в литературном процессе первой трети XIX века: Дис. . канд. филол. наук. Тверь, 2000.

420. Белинский В.Г. Полн. собр. соч.: В 13 т. -М., 1953-1959.

421. Бенедиктов В.Г. Стихотворения / Вступит, статья Ф.Я. Приймы; сост., подготовка текстов и примечания Б.В. Мельгунова. Л., 1983.

422. Бернштам Т.А. Русская народная культура и народная религия // Советская этнография. 1989, № 1. - С. 91-100.

423. Бирюков П. Песни, псалмы и гимны русских сектантов, рационалистов и мистиков // История русской литературы / Под ред. Е.В. Аничкова. Т. 1. -М., 1908.

424. Бондаренко В.В. Князь Вяземский: Жизнеописание. Минск, 2000.

425. Борисова В.В. Национальное и религиозное в творчестве Ф.М. Достоевского: Дис. . д-ра филол. наук. Уфа, 1997.

426. Брачев B.C. Масоны в России. За кулисами видимой власти. 1731-2001. -СПб, 2002.

427. Булгаков С. Первообраз и образ: Сочинения: В 2 т. / Подг. текста, вступит, статья И.Б. Роднянской; коммент. В.В. Сапова и И.Б. Роднянской. М, 1999.

428. Булгаков С.Н. Православие: Очерки учения православной церкви. -М, 1991.

429. Буслаев Ф.И. Древнерусская литература и православное искусство. -СПб, 2001.

430. Бухарев A.M. О духовных потребностях жизни. М, 1991.

431. Бухарев A.M. О картине Иванова «Явление Христа миру». СПб, 1859.

432. Бухарев A.M. О современных духовных потребностях мысли и жизни, особенно русской: Собрание разных статей. М, 1885.

433. Бухарев A.M. Св. Иов многострадальный: Обозрение его времени и искушения, по его книге. -М, 1864.

434. Бухарев A.M. Три письма к Н.В. Гоголю, писанные в 1848 году. СПб, 1860 (на обложке - 1861).

435. Бухаркш П.Е. Православная Церковь и русская литература в XVIII-XIX вв.-СПб, 1996.

436. Буишин А.С. Преемственность в развитии литературы. Л, 1978.

437. Бытие Бога и бессмертие души. СПб., 1801.

438. Бычков В.В. Взаимосвязь философского, религиозного и эстетического в восточнохристианском искусстве: (Критический анализ проблемы): Дис. . канд. филос. наук.-М., 1972.

439. Бэгби Л. Александр Бестужев-Марлинский и русский байронизм. СПб.,2001.

440. Вацуро В.Э., Гиллелъсон М.И. Сквозь «умственные плотины». М., 1972.

441. Великие русские старцы: Жития, чудеса, духовные наставления. -М., 2000.

442. Веселовский А.Н. В.А. Жуковский. Поэзия чувства и «сердечного» воображения. СПб., 1904.

443. Веселовский А.Н. Историческая поэтика. М., 1989.

444. Веселовский А.Н. Опыты по истории развития христианской легенды // Журнал Министерства народного просвещения. 1875, №№ 4, 5; 1876, №№ 2, 3,4,6; 1877, №№2, 5.

445. Веселовский А.Н. Разыскания в области русского духовного стиха // Сборник Отделения русского языка и словесности Петербургской Академии наук.-Т. 50.-СПб., 1869; Т. 28, №2.-СПб., 1881; Т. 32, №4.-СПб., 1883.

446. Ветка Палестины: Стихи русских поэтов об Иерусалиме и Палестине / Составление, подготовка текста, вступит, статья и примечания Б.Н. Романова. -М., 1993.

447. Ветхий Завет в русской поэзии XVII-XX вв. / Составление, подготовка текста, вступит, статья и примечания Б.Н. Романова. М., 1996.

448. Видуэцкая И. П. Творчество Н.С. Лескова в контексте русской литературы XIX века: Дис. . д-ра филол. наук. М., 1994.

449. Викторович В.А. Творчество Ф.М. Достоевского и русская литература XIX века: (Проблема генезиса): Дис. . д-ра филол. наук. Коломна, 1994.

450. Виноградов Б.С. Из истории декабристской поэмы (неосуществленный замысел Рылеева) // Проблемы теории и истории литературы: Сб. статей, посвященный памяти проф. А.Н. Соколова. -М., 1971.

451. Виноградов И. По живому следу: Духовные искания русской классики. -Л., 1987.

452. Виноградов И.А. Гоголь художник и мыслитель: Христианские основы миросозерцания. - М., 2000.

453. Виссарион (Нечаев В.П.). Духовный свет: Сборник духовно-назидательных статей. -М., 1891.

454. Вороницын ИП. Декабристы и религия. Изд. 2-е. - М., 1928.

455. Воронова О.Е. Творчество С.А. Есенина в контексте традиций русской духовной культуры: Дис. . д-ра филол. наук. -М., 2000.

456. Воропаев В. Духом схимник сокрушенный. -М., 1994.

457. Воскресенский Г.А. Величие Пушкина как поэта и человека: Речь в торжественном собрании в честь Александра Сергеевича Пушкина // Богословский вестник. 1899, февраль.

458. Восстание декабристов: Документы. Т. XX: Дела Верховного уголовного суда и Следственной комиссии / Под ред. А.Н. Сахарова. - М., 2001.

459. Вяземский П.А. Записные книжки (1813-1848). М., 1963.

460. Вяземский П.А. Эстетика и литературная критика. М., 1984.

461. Галахов А. Обзор мистической литературы в царствование императора Александра I // Журнал Министерства народного просвещения. 1875, ч. 182.

462. Галахов А.Д. История русской словесности, древней и новой: В 2 т. Изд. 3-е. -М., 1894.

463. Гете в русской поэзии. Век XVIII век XX / Сост. Н.И. Лопатина. -М, 1999.

464. Глинка Г.А. Древняя религия славян. Митава, 1804.

465. Глинка С.Н. Записки о Москве и о заграничных происшествиях от исхода 1812 до половины 1815 года. СПб., 1837.

466. Глинка С.Н. Подвиги добродетели и славы русских в Отечественную и заграничную войну, почерпнутые из Русского вестника и изданные Сергеем Глинкою. -М, 1816.

467. Глинка С.Н. Русские в доблестях своих, вере, верности и в любви своей к престолу и отечеству: В 2 кн. СПб., 1842.

468. Глинка->Волжский <А.С.> Литературные отклики. Христианские переживания в русской литературе. (По поводу «Опыта философии русской литературы» г. Андреевича) // Вопросы жизни. 1905, апрель-май.

469. Глубоковский Н.Н. О значении надписания псалмов // Чтения в Обществе любителей духовного просвещения. 1889, № 12.

470. Голенищев-Кутузов И.Н. Творчество Данте и мировая культура. -М., 1971.

471. Гончаров С.А. Творчество Н.В. Гоголя и традиции религиозно-учительской культуры: Дис. . д-ра филол. наук. СПб., 1997.

472. Греч Н.И. Записки о моей жизни. М.; Л., 1930.

473. Греч Н.И. Ланкастерские школы. СПб., 1818.

474. Греч Н.И. Опыт краткой истории русской литературы. СПб., 1822.

475. Греч НИ. Поездка в Москву. СПб., 1852.

476. Григорьев An. А. Искусство и нравственность. -М., 1986.

477. Громыко М.М. Мир русской деревни. М., 1991.

478. Громыко М.М., Буганов А.В. О воззрениях русского народа. М., 2000.

479. Гуковский Г.А. Пушкин и русские романтики. М., 1965.

480. Да святится имя Твое! Христос в русской поэзии / Составитель Е.И Под-колзина. <М.>, 1995.

481. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. СПб., 1995.

482. Декабристы и их время: Материалы и сообщения / Под ред. М.П. Алексеева и Б. С. Мейлаха. М.; Jl., 1951.

483. Декабристы и русская культура / Отв. редактор Б. С. Мейлах. Л., 1976.

484. Декабристы. Избранные сочинения: В 2 т. / Составление и примечания А.С. Немзера и О.А. Проскурина. -М., 1987.

485. Декабристы: Поэзия. Драматургия. Проза. Публицистика. Литературная критика: В 2 т. / Составитель Вл. Орлов. -М.; Л., 1975.

486. Декабристы-литераторы: В 2 т. М., 1954-1956. - («Литературное наследство». -Т. 59-60).

487. Державин Г.Р. Духовные оды / Составление, подготовка текста, вступит, статья и примечания Б.Н. Романова. М., 1993.

488. Дмитриев А.П. Духовные писатели как литературные критики, 1855-1900 гг.: Дис. . канд. филол. наук. СПб., 1995.

489. Дмитриев И.И. Взгляд на мою жизнь. М., 1886.

490. Дмитриев М.А. Мелочи из запаса моей памяти. М., 1869.

491. Довнар-Заполъский М.В. Идеалы декабристов. М., 1906.

492. Довнар-Заполъский М.В. Мемуары декабристов: (Записки, письма, показания, проекты конституций, извлечение из следственного дела). Киев, 1906.

493. Довнар-Заполъский М.В. Тайное общество декабристов: Исторический очерк, написанный на основании следственного дела. М., 1906.

494. Долгоруков КМ. Капище моего сердца. М., 1997.

495. Долгушин ДВ. В.А. Жуковский и И.В. Киреевский: к проблеме религиозных исканий русского романтизма: Дис. . канд. филол. наук. Новосибирск, 2000.

496. Достопамятные сказания о подвижничестве святых и блаженных отцов. -М., 1999.

497. Дубровин Н. Ф. Василий Андреевич Жуковский и его отношение к декабристам // Русская старина. 1902, № 4. - С. 45-119.

498. Дубровин Н. Ф. После Отечественной войны. (Из русской жизни в начале XIX века) // Русская старина. 1904, т. CXVII, март. - С. 481-515.

499. Дубровин Н.Ф. Русская жизнь в начале XIX в. // Русская старина. 1902, сентябрь.

500. Дунаев М.М. Православие и русская литература: В 6 т. М., 1996-2000.

501. Дунаев М.М. Православные основы русской литературы XIX в.: Дис. . д-ра филол. наук в форме научного доклада М., 1999.

502. Духовные стихи. Канты: Сборник духовных стихов Нижегородской области / Составление, вступит, статья, подготовка текстов, исследование и комментарии Е.А. Бучилиной. -М., 1999.

503. Дьяченко Григорий, прот. Духовный мир. М., 1900.

504. Евангельский текст в русской литературе XVIII-XX веков. Цитата, реминисценция, мотив, сюжет, жанр: Сб. научных трудов. Вып. 1-3. - Петрозаводск, 1994-2001.

505. Евфимий Зигабен. Толковая Псалтирь Евфимия Зигабена (греческого философа и монаха), изъясненная по святоотеческим толкованиям. М., <2000>.

506. Епископ Арсений (Жадановский). Духовный дневник. М., 1999.

507. Есаулов И.А. Категория соборности в русской литературе. Петрозаводск, 1995.

508. Жаравина JI.B. Философско-религиозная проблематика в русской литературе 1830-40-х годов: (А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, Н.В. Гоголь): Дис. . д-ра филол. наук. Волгоград, 1996.

509. Жирмунская Т.А. Библия и русская поэзия. М., 1999.

510. Жирмунский В.М. Байрон и Пушкин. Пушкин и западные литературы. -Л., 1978.

511. Жирмунский В.М. Немецкий романтизм и современная мистика. -Пг., 1914.

512. Жирмунский В.М. Религиозное отречение в истории романтизма. -М., 1919.

513. Жирмунский В.М. Сравнительное литературоведение. JI, 1979. Жития святых в русской поэзии. - М, 1999. Жихарев С.П. Записки современника. -М; JI, 1955. Жуковский В.А. Эстетика и критика. - М, 1985.

514. Заведеев П. История русского проповедничества от XVIII в. до настоящего времени. Тула, 1879.

515. Замотин И.И. Романтический идеализм в русском обществе и литературе 20-30-х годов XIX века. СПб, 1908.

516. Записки графа Федора Петровича Толстого / Сост, вступит, статья и комментарии А.Е. Чекуновой, Е.Г. Гороховой. М, 2001. Записки С.П. Трубецкого. - СПб, 1907.

517. Звезда Вифлеема: Свет Православия в русской поэзии. М, 2000. Зверев В.П. Русские поэты первой половины XIX века: Очерки жизни и творчества с приложением избранных стихов и библиографических справок. -М, 2002.

518. Звозников А.А. Гуманизм и христианство в русской литературе XIX века. Изд. 2-е, доп. - Минск, 2001.

519. Из истории русской культуры. Т. V: XIX век. - Изд. 2-е. - М, 2000. Избранные социально-политические и философские произведения декабристов: В 3 т. / Общ. редакция и вступит, статья И.Я. Шипанова; Подготовка текста и примечания С.Я. Шрайха. - М, 1951.

520. Изъяснение каждого псалма Псалтири. М, 2000.

521. Иллюстрированная полная популярная Библейская энциклопедия / Труд и издание архимандрита Никифора. М., 1891 (репринтное издание -М, 1990).

522. Ильин А.А. Русская литература в контексте отечественных православных традиций. Ярославль, 2000.

523. Ильин В.Н. Арфа Давида. Религиозно-философские мотивы русской литературы. Сан-Франциско, 1980.

524. Ильин В.Н. Арфа царя Давида в русской поэзии. Брюссель, 1960.

525. Ильин-Томич А.А. «Столетья не сотрут.»: Русские классики и их читатели.-М., 1989.

526. Илюшин А.А. Поэзия декабристов в литературном движении первой трети XIX века: Дис. . канд. филол. наук. М., 1966.

527. Казин A.JI. Философия искусства в русской и европейской духовной традиции. СПб., 2000.

528. Кайсаров А. С. Славянская и российская мифология. М., 1807.

529. Кайсаров А. С., Глинка Г.А., Рыбаков Б.А. Мифы древних славян. Велесова книга / Сост. А.И. Баженова, В.И. Вардугин. Саратов, 1993.

530. Канунова Ф.З. Вопросы мировоззрения и эстетики В.А. Жуковского. -Томск, 1990.

531. Канунова Ф.З., Айзикова И.А. Нравственно-эстетические искания русского романтизма и религия (1820-1840-е гг.). Новосибирск, 2001.

532. Касаткина В.Н. Поэзия В.А. Жуковского. М., 1998.

533. Касаткина В.Н. Поэзия гражданского подвига: Литературная деятельность декабристов. М., 1987.

534. Касаткина В.Н. Романтическая муза Пушкина. М., 2001.

535. Катков М.Н. Имперское слово. М., 2002.

536. Катков М.Н. О дворянстве. М., 1905.

537. Кашкаров П. О дворянском сословии в России. СПб., 1885.

538. Квятковский А. Поэтический словарь. М., 1966.

539. Киреевский ИВ. Критика и эстетика. М., 1979.

540. Киреевский ИВ. Разум на пути к истине. Философские статьи, публицистика, письма. Переписка с преподобным Макарием (Ивановым), старцем Оп-тиной пустыни. Дневник. М., 2002.

541. Кириченко О.В. Дворянское благочестие. XVIII век. М., 2002.

542. Кириченко О.В. Традиции православной религиозности у русских дворян XVIII столетия: Дис. . канд. ист. наук. -М., 1997.

543. Кирпичников А. Источники некоторых духовных стихов // Журнал Министерства народного просвещения. 1877, № 10. - С. 133-150.

544. Клеймёнова Р.Н. Общество любителей российской словесности. 1811-1930.-М., 2002.

545. Клибанов А.И. История религиозного сектантства в России (60-е гг. XIX в. 1917). -М., 1965.

546. Колбасин Е.Я. Литературные деятели прежнего времени. СПб., 1859.

547. Кондаков И. В. Литературно-художественная критика в контексте культуры: (Вопросы методологии): Дис. . канд. филол. наук. М., 1983.

548. Корсунский И.Н. Лира Филарета, митрополита Московского // Русский вестник. 1884, №11.

549. Котельников В. О христианских мотивах у русских поэтов // Литература в школе. 1994, № 3.

550. Котельников В. Язык Церкви и язык литературы // Русская литература. -1995, №1.

551. Котельников В.А. Православие в творчестве русских писателей XIX века: Дис. в форме научн. доклада . д-ра филол. наук. СПб, 1994.

552. Котельников В.А. Православная аскетика и русская литература. (На пути к Оптиной). СПб., 1994.

553. Котельников В.А. Православные подвижники и русская литература. На пути к Оптиной. М., 2002.

554. Котельников В.А. Философские искания И.В. Киреевского и развитие русского художественного сознания в первой половине XIX века: Дис. . канд. филол. наук. JI., 1980.

555. Котлов А.К. Творчество И.С. Тургенева 1850-х начала 1860-х гг. и пушкинская традиция: Дис. . канд. филол. наук. - Кострома, 1997.

556. Котляревский Н. Литературные направления Александровской эпохи. -М, 2000.

557. Котович А.Н. Духовная цензура в России (1799-1855). СПб., 1909.

558. Кошелев В.А. Алексей Степанович Хомяков: Жизнеописание в документах, в рассуждениях и разысканиях. М., 2000.

559. Кошелев В.А. Эстетические и литературные воззрения русских славянофилов (1840-1850-е годы). Л., 1984.

560. Коялович М.О. История русского самосознания. СПб., 1884.

561. Крупчанов JI.M. Культурно-историческая школа в русском литературоведении. М., 1983.

562. Кудрявцев М.П. Москва Третий Рим. - М., 1994.

563. Кулешов В.И. Славянофилы и русская литература. М., 1976.

564. Купреянова Е.Н., Макогоненко Г.П. Национальное своеобразие русской литературы. Л., 1976.

565. Кюхельбекер В.К Избранные произведения: В 2 т. / Подготовка текста и примечания Н.В. Королевой. М.; Л., 1967.

566. Кюхельбекер В.К. Путешествие. Дневник. Статьи / Издание подготовили Н.В. Королева, В.Д. Рак. Л., 1979.

567. Ливанский ИВ. Многострадальный Иов: Библейское стихотворение. -Орел, 1882.

568. Литература и история. Вып. 1-2 / Отв. редактор Т.К. Батурова. - М., 2000-2001.

569. Литература и христианство. (К 2000-летию христианства). Белгород,

570. Литературная теория немецкого романтизма. Л., 1934.

571. Литературная энциклопедия терминов и понятий / Гл. редактор и составитель А.Н. Николюкин. -М., 2001.

572. Литературное наследие декабристов / Отв. ред. В.Г. Базанов, В.Э. Вацу-ро.-Л., 1975.

573. Литературно-критические работы декабристов / Статья, состав, подготовка текста и примечания А.Г. Фризмана. М., 1978.

574. Литературные взгляды и творчество славянофилов. 1830-1850 годы. -М., 1978.

575. Литературные манифесты западноевропейских романтиков. М., 1980.

576. Литературные салоны и кружки. Первая половина XIX века / Редакция, вступит, статья и примечания Н.Л. Бродского. М.; Л., 1930.

577. Литературный энциклопедический словарь / Под общ. ред. В.М. Кожевникова и П.А. Николаева. М., 1987.

578. Логунова Н.В. Эпистолярный жанр в русской литературе второй половины XVIII первой трети XIX вв.: Дис. . канд. филол. наук. - Ростов-на-Дону, 1999.

579. Ложкова Т.А. Жанр подражания псалмам в лирике декабристов // Проблемы стиля и жанра в русской литературе XIX века / Отв. Редактор Ю.М. Проскурина. Екатеринбург, 1994. - С. 11-29.

580. Лонгинов М.Н. Новиков и московские мартинисты. СПб., 2000.

581. Лорен Дж. Лейтон. Эзотерическая традиция в русской романтической литературе: Декабризм и масонство. СПб., 1995.

582. Мальчукова Т.Г. Античные и христианские традиции в поэзии А.С. Пушкина.-Петрозаводск, 1997.

583. Малъчукова Т.Г. В свете традиций: (О сравнительно-типологическом изучении лирических жанров). Петрозаводск, 1986.

584. Мальчукова Т.Г. Филология как наука и творчество. Петрозаводск, 1995.

585. Манн Ю. Русская литература XIX века. Эпоха романтизма. М., 2001.

586. Марков Н.Е. Войны темных сил. Статьи. 1921-1937. М., 2002.

587. Масонство в теории и в жизни: (К характеристике русского масонства XVIII века и начала XIX) // Море. 1906, №№ 11-12, 13-14.

588. Масонство и русская литература XVIII начала XIX вв. - М., 2000.

589. Масонство как положительное движение русской мысли в начале XIX в. // Всемирный вестник. 1904, № 5.

590. Махнач В.Л. Очерки православной традиции. М., 2000.

591. Мезьер А.В. Словарь русских цензоров: Материалы к библиографии по истории русских цензоров. М., 2000.

592. Мелъгунов Н.А. Рассказы о былом и небывалом: В 2 т. М., 1834.

593. Миллер О.Ф. О нравственной стихити в поэзии на основании исторических данных: Магистерская диссертация. СПб., 1858.

594. Миллер О.Ф. Опыт исторического обозрения русской словесности: В 2 ч.-СПб, 1865.

595. Миллер О.Ф. Русские писатели после Гоголя: В 2 т. СПб.;М, 1913-1915.

596. Милюков А.П. Отголоски на литературные и общественные явления. -СПб, 1875.

597. Милюков А.П. Очерк истории русской поэзии. СПб, 1864.

598. Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры: В 3 т. М, 1995.

599. Михаил (Матвей Десницкий). Изображение ветхого, внешнего, плотского и нового, внутреннего, духовного человека: В 2 ч. СПб, 1798.

600. Мнение А.С. Шишкова о цензуре и книгопечатании в России 1826 года // Русская старина. 1904, июль. - С. 201-211.

601. Мозговой И.П. Проблема культурного наследия прошлого в русском православии: Дис. . канд. филос. наук. Киев, 1990.

602. Молитва поэта / Сост. и вступит, статья В.А. Сапогова. Псков, 1999.

603. Молитвы и песнопения Православного Молитвослова (для мирян) / С переводом на русский язык, объяснениями и примечаниями Николая Нахимова. -СПб, 1912.

604. Моторин А.В. Духовные направления в русской словесности первой половины XIX века. Новгород, 1998.

605. Моторин А.В. Духовные направления в русской словесности первой половины XIX века: Дис. . д-ра филол. наук. СПб, 1998.

606. Мудрые советы святителя Феофана из Вышенского затвора: С приложением Симфонии по письмам святителя / Сост. протоиерей Алексий Бобров. -М, 1999.

607. На путях к романтизму. J1, 1984.

608. Нагорная Н.А. Поэтика сновидений и стиль прозы A.M. Ремизова: Дис. . канд. филол. наук. Барнаул, 1997.

609. Надеждин Н.И. Литературная критика. Эстетика. М, 1972.

610. Надеждин Н.И. Сочинения: В 2 т. М, 2000.

611. Непомнящий B.C. Да ведают потомки православных. Пушкин. Россия. Мы. М, 2001.

612. Неупокоева И. Г. Революционно-романтическая поэма первой половины XIX века: Опыт типологии жанра. М, 1971.

613. Нечкина М.В. Декабристы. М, 1983.

614. Никитина С.Е. Духовные стихи как скрещение двух форм словесной культуры // Никитина С.Е. Устная народная культура и языковое сознание. -М, 1993.

615. Никулин М.В. Православная Церковь в общественной жизни России, конец 1850-х-конец 1970-хгг.: Дис. . канд. ист. наук.-М, 1996.

616. Новиков А.Е. Творчество О.И. Сенковского в контексте развития русской литературы конца XVIII первой половины XIX века: Дис. . канд. филол. наук.-СПб, 1994.

617. Нравоучительные повести и духовные стихи // История русской литературы. Т. 2, ч. 2: Литература 1590-1690-х гг. - М.; Л, 1948.

618. О масонских торжествах в честь Александра I // Русский архив. 1908, кн. I, № 1.

619. О сновидениях. Как христианин должен относиться к сновидениям. -М., 2000.

620. Обзор русской духовной литературы. 1720-1858 г. (Умерших писателей) / Филарета, архиепископа Черниговского и Нежинского. СПб., 1861.

621. Обзор русской духовной литературы. Книги первая и вторая. 862-1863 / Соч. Филарета (Гумилевского), архиепископа Черниговского. — Изд. 3-е, с поправками и дополнениями автора. -СПб., 1884.

622. Ознобишин Д.П. Стихотворения. Проза: В 2 кн. -М., 2001.

623. Остафьевский архив князей Вяземских: В 5 т. СПб., 1899-1913.

624. Остолопов Н.Ф. Словарь древней и новой поэзии: В 3 ч. СПб., 1821.

625. Павлова Л.Я. Декабристы участники войн 1805-1814 гг. -М., 1979.

626. Песни русских сектантов-мистиков: Сборник / Составители Т.С. Рождественский и М.И. Успенский. СПб., 1912.

627. Петрова Н.А. Лироэпическая нефабульная поэма: генезис, эволюция, типология. Пермь, 1991.

628. Печурина OA. Философское обоснование веры в православной духовно-академической традиции, 30-90-е годы XIX в.: Дис. . канд. филос. наук. -СПб, 1991.

629. Писатели-декабристы в воспоминаниях современников: В 2 т. / Составление и примечания Р.В. Иезуитовой, Я.Л. Левкович, КБ. Мушиной. М., 1980.

630. Письма духовных и светских лиц к митрополиту Московскому Филарету (с 1812 по 1867 г.) / Изданы с биографическими сведениями и пояснительными примечаниями А.Н. Львовым. СПб., 1900.

631. Письма М.П. Погодина, С.П. Шевырева и М.А. Максимовича к князю П.А. Вяземскому 1825-1874 годов (из Остафьевского архива) / Изданы с предисловием и примечаниями Николая Барсукова. СПб., 1901.

632. Платон, архимандрит. Православное нравственное богословие. -М., 1994.

633. Платонов О.А. Русская цивилизация. М., 1995.

634. Платонов О. А. Терновый венец России. Тайная история масонства. 1731-1996.-М., 1996.

635. Погодин М.П. О модных у нас философских толках: Для наших нигилистов и нигилисток: Пять посланий. М., 1875.

636. Полевой П.Н. История русской словесности с древнейших времен до наших дней: В 3 т. СПб., 1900.

637. Полный православный богословский энциклопедический словарь: В 2 т. -СПб., <1912> (репринтное издание М., 1992).

638. Пономарев А.И. Василий Андреевич Жуковский как поэт романтик и в отношениях к царю. СПб., 1902.

639. Попов В.П. Славянофилы и русские писатели. ~ Torun, 1988.

640. Порфиръев ИЯ. Апокрифические сказания о ветхозаветных лицах и событиях по рукописям Соловецкой библиотеки. Казань, 1872.

641. Поспелов Г.Н. Проблемы исторического развития литературы. М., 1972.

642. Поэзия небес. <Вып. 1>: Бог и человек в русской классической поэзии XVIII-XX веков. - Изд. 2-е. - СПб., 1999.

643. Поэзия небес. Вып. 2: Жемчужины русской духовной поэзии / Составитель Ю.В. Гришин.-Т. 1.-СПб., 2001.

644. Поэты тютчевской плеяды / Составители Е. Кузнецова, В. Кожинов. М.,1982.

645. Православие в русской культуре / Редактор-составитель В.А. Щученко. -СПб., 1998.

646. Православие и культура: Сб. религиозно-философских статей / Под ред. В.В. Зенъковского. Берлин, 1923.

647. Православие и русская народная культура: Сб.: В 2 кн. / Ред. Ю.Б. Сим-ченко, В.А. Тишков. -М., 1993.

648. Преподобного Отца нашего Макария Египетского Духовные беседы, Послание и Слова. М., 2002.

649. Прибытков В.И. Спиритизм в России от возникновения до настоящего времени. СПб., 1901.

650. Пророк: Библейские мотивы в русской поэзии / Автор проекта и отв. редактор А.Н: Гопаченко. -М., 2001.

651. Проскурин О. Литературные скандалы Пушкинской эпохи. М., 2000.

652. Протоиерей Владимир Рыбаков. Святой Иосиф Песнопевец и его песно-творческая деятельность. Характеристика песнотворческой деятельности преподобного Иосифа // Богословские труды. Сб. 27. - М., 1986. - С. 81-106.

653. Псалтирь в русской поэзии XVII-XX вв. / Составление, подготовка текста, вступит, статья и примечания Б.Н. Романова. М., 1995.

654. Пуцыкович Ф.Ф. Многострадальный Иов: Чтение для народа. Изд. 7-е. -Пг., 1915.

655. Пушкин А.С. Полн. собр. соч.: В 19 т. М., 1994-1997.

656. Пушкин в русской философской критике: конец XIX первая половина XX в.-М., 1990.

657. Пушкинская эпоха и христианская культура / Редактор-составитель Э.С. Лебедева. Вып. 1-22. - СПб., 1993-2000.

658. Пыпин А.Н. История русской литературы: В 4 т. СПб., 1899.

659. Пыпин А.Н. О сравнительно-историческом изучении русской литературы и др. Б. м., 1877.

660. Пыпин А.Н. Очерки литературы и общественного движения при Александре I. Пг., 1917.

661. Пыпин А.Н. Религиозные движения при Александре I. СПб., 2000.

662. Розанов И.Н. Русская лирика. От поэзии безличной к исповеди сердца:j

663. Историко-литературные очерки. -М., 1914.

664. Розенгейм М.П. Стихотворения: В 2 т. Изд. 4-е, доп. - СПб, 1889.

665. Романов Б. Духовная поэзия России (к 2000-летию Христианства) // День поэзии. 2000.-М, 2001.-С. 6-13.

666. Ростопчина Е.П. Стихотворения. Проза. Письма / Сост., вступит, статья, подготовка текстов и примечания Б.Н. Романова. М, 1986.

667. Ростопчина Е.П. Талисман. Избранная лирика. Нелюдимка: Драма. Документы, письма, воспоминания. М, 1987.

668. Руководственное пособие к пониманию Псалтири / Составил священник X. Орда. М.; СПб, 2000.

669. Русская литература XIX века и христианство / Под общ. редакцией В.И. Кулешова. М, 1997.

670. Русская эстетика и критика 40-50-х гг. XIX века. М, 1982.

671. Русские эстетические трактаты первой трети XIX века: В 2 т. М, 1974.

672. Русский романтизм. JI, 1978.

673. Русское общество 30-х годов XIX в. Люди и идеи: (Мемуары современников).-М, 1989.

674. Савицкий А. Поэтическое богатство Библии. Париж, 1928.

675. Сахаров В.И. Иероглифы вольных каменщиков. Масонство и русская литература XVIII начала XIX века. - М, 2000.

676. Сборник русских духовных стихов / Составленный В. Варенцовым. -СПб, 1860.

677. Св. Иоанн Златоуст. Полн. собр. творений: В 12 т. Т. 1-7. - М, 1991— 2002 (продолжающееся издание).

678. Свенцицкая И.С. Апокрифические евангелия: Исследования, тексты, комментарии. М, 1996.

679. Сводный каталог русской книги. 1801-1825. Т. 1: А-Д. - М, 2001.

680. Святая Земля в русской поэзии XVIII-XX вв. / Составление, подготовка текста, вступит, статья и примечания Б.Н. Романова. М, 2001.

681. Святая лампада: Стихи / Составитель архиепископ Казанский Михаил (Воскресенский). Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2000.

682. Святая Русь: Энциклопедический словарь русской цивилизации / Составитель О.А. Платонов. М., 2000.

683. Святитель Григорий Богослов. Песнопения таинственные. М., 2000.

684. Святитель и поэт: Стихотворный диалог о смысле жизни между митрополитом Московским и Коломенским Филаретом и поэтом А.С. Пушкиным / Подготовила монахиня Серафима (Розова К.А.). -М., 1998.

685. Святитель Феофан Затворник. Созерцание и размышление: С приложением Жития святителя Феофана и Службы ему. М., 1998.

686. Святой Василий Великий. Духовные наставления. М., 1998.

687. Святой праведный Иоанн Кронштадтский. Творения. Дневник. Т. 1: 1856-1858. - Кн. 2: Духовные опыты. Наблюдения. Советы. - М., 2002.

688. Священные псалмы в устах поэтов. М., 2000.

689. Селянинов А. Тайная сила масонства. СПб., 1911.

690. Семевский В.И. Политические и общественные идеи декабристов. -СПб., 1909.

691. Семенова Е.В. Высокие жанры (стихотворные переложения псалмов, оды) в русской поэзии конца XVIII начала XIX века: Дис. . канд. филол. наук. -М., 1995.

692. Славина О.Ю. Поэтика сновидений: (На материале прозы 1920-х гг.): Дис. . канд. филол. наук. СПб., 1998.

693. Славянофильство и современность. СПб., 1994.

694. Словарь русских светских писателей, соотечественников и чужестранцев, писавших в России: Сочинение митрополита Евгения / Издал Москвитянин. -Т. 1.-М., 1845.

695. Слово о Боге: Священная история Нового Завета в стихах русских поэтов. М., 2000.

696. Смирдин А.Ф. Роспись российским книгам для чтения. СПб, 1828 (первое - четвертое прибавления: 1829, 1832, 1852, 1856).

697. Смирнов С.И. Древнерусский духовник: Исследование по истории церковного быта. М, 1913.

698. Смолич И.К. История русского монашества. М, 1999.

699. Собенников А. С. Творчество А.П. Чехова и религиозно-философские традиции в русской литературе XIX в.: Дис. . д-ра филол. наук. Иркутск, 1997.

700. Соколов А.Н. Очерки по истории русской поэмы XVIII и первой половины XIX века. М, 1955.

701. Соколовский В.И. Мироздание. Кто ты, Господи? СПб, 1867.

702. Сочинения и переписка П.А. Плетнева: В 3 т. / Издал Я. Грот. -СПб, 1885.

703. Сушков Н.В. Записки о жизни и времени святителя Филарета, митрополита Московского. М, 1868.

704. Тарасов Б.Н. Непрочитанный Чаадаев, неуслышанный Достоевский (христианская мысль и современное сознание). М, 1999.

705. Тарасов О.Ю. Икона и благочестие: Очерки иконного дела в императорской России. М, 1995.

706. Тарасов Ф.Б. «Евангельский текст» в художественных произведениях Достоевского: Дис. . канд. филол. наук. -М, 1998.

707. Тартаковский А.Г. Русская мемуаристика XVIII первой половины XIX вв. - М, 1991.

708. Творения преподобного Макария Египетского. М, 2002.

709. Тихомиров JI.A. Монархическая государственность. СПб, 1992.

710. Тихомиров Л.А. Религиозно-философские основы истории. -М, 2000.

711. Толковая Библия, или Комментарий на все Книги Св. Писания Ветхого и Нового Завета / Издание преемников А.П. Лопухина: В 11 т. СПб, 1904-1913 (репринтное издание - Стокгольм, 1987).

712. Три оды парафрастические псалма 143, сочиненные чрез трех стихотворцев, из которых каждый одну сочинил особливо. СПб., 1744.

713. Троицкий В.Ю. А.К. Толстой: Духовные начала творчества и художественный мир писателя // Филологические науки. 1994, № 6. - С. 19-25.

714. Тупицын О.В. Чайковский. Бетховен. Вагнер. Христианское восприятие и истолкование музыкальных произведений. М., 2000.

715. Тынянов Ю.Н. Архаисты и новаторы. JL, 1929.

716. Тынянов Ю.Н. Поэтика. История литературы. Кино. М., 1977.

717. Тынянов Ю.Н. Пушкин и его современники. М., 1968.

718. У мысли стоя на часах. Цензоры России и цензура / Под ред. Г.В. Жир-кова. СПб., 2000.

719. Фергюсон Дж. Христианский символизм. М., 1998.

720. Филарет (Дроздов В.М.), митрополит. Руководство к познанию Книги псалмов // Чтения в Обществе любителей духовного просвещения. 1872, ч.1.-С. 1-21.

721. Философия русского религиозного искусства XVI-XX веков. М., 1993.

722. Флоренский П.А. Иконостас. М., 1994.

723. Флоровский Георгий, прот. Пути русского богословия. Вильнюс, 1991.

724. Хомяков А.С. Сочинения: В 2 т. М., 1994.

725. Хомяков А. С. Церковь одна. М., 2001.

726. Христианская лира: Стихотворения. М., 1992.

727. Христианские истоки русской литературы: Сб. научных трудов / Отв. редактор В.Н. Аношкина. М., 2001.

728. Христианство и русская литература / Отв. редактор В.А. Котельников. -Вып. 1-4. СПб., 1994-2002.

729. Христос в русской поэзии XVII-XX вв. / Составление, подготовка текста, вступит, статья и примечания Б.Н. Романова. М., 1996.

730. Цимбаев Н.И. Славянофильство. Из истории русской общественно-политической мысли XIX века. М., 1986.

731. Чаадаев П.Я. Поли. собр. соч. и избр. письма: В 2 т. М., 1991.

732. Чередниченко М.В. Творчество Г.Р. Державина и М.В. Ломоносова: (Традиции и новаторство): Дис. . . канд. филол. наук. М., 1997.

733. Шаврыгин С.М. А.А. Шаховской в историко-литературном процессе 1800-1840-х годов: Дис. . д-ра филол. наук. Ульяновск, 1996.

734. Шведова С.О. Русская проза 1830-х годов и культурно-бытовой мистицизм эпохи: Дис. . канд. филол. наук. СПб., 1998.

735. Шедевры библейской поэзии. Сотворение мира. Псалмы. Экклезиаст: Стихотворные переложения Германа Плисецкого и Наума Гребнева. М, 2001.

736. Ширяев Б. Религиозные мотивы в русской поэзии. Брюссель, 1960.

737. Штакеншнейдер Е.А. Дневник и записки (1854-1886). М.; Л., 1934.

738. Щеблыкин НИ Грани великих дарований (Новые подходы в изучении литературы). Пенза, 2001.

739. Щеблыкин И.П. Классика и современность: Нравственные проблемы русской литературы XVIII-XX вв. Пенза, 1991.

740. Щербатов М.М., князь. О повреждении нравов в России. М., 1983.

741. Эйделъман Н.Я. Грань веков. Политическая борьба в России. Конец XVIII начало XIX столетия. - М., 1986.

742. Эйделъман Н.Я. Из потаенной истории России XVIII-XIX веков. -М., 1993.

743. Языков Д.Д. Обзор жизни и трудов покойных русских писателей. Вып. 1-13.-СПб, 1885-1916.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 150589