Тюменские челобитные XVII - первой четверти XVIII века как лингвистический источник тема диссертации и автореферата по ВАК 10.02.01, кандидат филологических наук Комарова, Лариса Эдуардовна

Диссертация и автореферат на тему «Тюменские челобитные XVII - первой четверти XVIII века как лингвистический источник». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 79875
Год: 
2000
Автор научной работы: 
Комарова, Лариса Эдуардовна
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Тюмень
Код cпециальности ВАК: 
10.02.01
Специальность: 
Русский язык
Количество cтраниц: 
206

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Комарова, Лариса Эдуардовна

ВВЕДЕНИЕ

§1. Актуальность исследования

Изучение русского национального языка начального этапа его формирования настоятельно требует расширения текстовой исследовательской базы, введения в научный оборот новых лингвистических аннотированных и квалифицированно подготовленных источников [Малышева 1998, 122]. В воссоздании более точной и объективной картины состояния русского языка XVII - начала XVIII в. большую роль играют памятники деловой письменности, созданные в центре и на периферии. «Каждый вид актов в их местных и индивидуальных разновидностях дает новый и во многом неповторимый материал для истории русского языка» [Дерягин 1976, 15].

В этом отношении трудно переоценить актуальность изучения деловых документов, хранящихся в сибирских архивах, в том числе в Государственном архиве Тюменской области, в частности, материалов Тюменской воеводской канцелярии. Эти скорописные памятники не изучены, не обработаны, не изданы, в то время как даже самое общее знакомство с ними убеждает в их огромной лингвистической содержательности и информативности на всех уровнях языка [Гейгер, Валуевич 1986, 10]. Среди разнообразных документов местного делопроизводства XVII-XVIII вв. челобитные как многофункциональный источник представляют особый интерес, так как, с одной стороны, отражают традиционную приказную стихию (устойчивые формулы, определенные стилевые средства, клише), а с другой стороны, отличаются широтой охвата действительности, тематическим разнообразием и связанным с этим разнообразием лексического наполнения, включением элементов живой разговорной речи. «Лексический фонд челобитных, если не иметь в виду более или менее стандартных их вступлений и заключений, довольно разнообразен и в какой-то мере локален» [Котков 1970,10].

Привлекаемые нами к анализу архивные рукописные источники были созданы в период активного русского заселения Тюменского Приобья. В них отразились отдельные диалектные явления, важные для изучения истории формирования русских говоров Западной Сибири. Лингвистическое аннотирование и введение в область исследования указанных памятников местной деловой письменности является, на наш взгляд, одной из актуальных задач лингвистического источниковедения.

§2. Новизна и научно-практическая значимость исследования

Научная новизна диссертационного исследования обусловлена целесообразностью системного описания письменных просьб, жалоб, то есть челобитных, в которых живая русская речь во всей ее региональной окраске - лексической, фонетической, стилистической, грамматической - запечатлена достаточно полно и объективно. В этой связи нами транслитерировано 220 рукописных челобитных XVII - первой четверти XVIII в., хранящихся в фонде И-47 «Тюменская воеводская канцелярия» Государственного архива Тюменской области (ГATO), которые могут служить материалом для лингвистического исследования языковых единиц разных уровней.

Тюменские деловые документы впервые привлекаются к анализу в лин-гвоисточниковедческом аспекте, в рамках которого впервые описывается структура и формуляр одной из разновидностей челобитных - «словесного челобитья». В совокупности делается попытка выяснить значение челобитных как источников для анализа лексических, фонетических, морфологических и синтаксических явлений в русском языке XVII - начала XVIII в. Естественно, что в научный оборот вводятся новые региональные данные по исторической лексикологии и диалектологии.

Практическая значимость работы состоит в том, что аннотируемые материалы и полученные в результате их анализа выводы могут ориентировать исследователей в изучении актовой письменности, могут быть использованы при разработке курсов исторической грамматики русского языка и истории русского литературного языка, спецкурсов и спецсеминаров по исторической лексикологии, диалектологии, лингвистическому источниковедению и краеведению. Содержащиеся в челобитных исторические данные, сведения по культуре, промыслам, быту, социально-экономическим отношениям в среде русских первопоселенцев, а также аборигенного населения, представляют определенный интерес и для историков Сибири.

§3. Историографическая справка

В русской деловой письменности XVII в. функционировала развитая и сложная система документов, разнообразных по форме и целевому назначению, сфере использования и социальной значимости. Среди них особое место занимают челобитные - многофункциональная, наиболее массовая и распространенная разновидность актовых материалов, содержащая разного рода заявления на имя царя, феодалов-землевладельцев и представителей духовенства. В документах административных учреждений XVII - начала XVIII в. (приказов, приказных изб, воеводских канцелярий и пр.) сохранялось огромное количество челобитных,-адресантами которых были представители всех социальных групп русского общества. Чрезвычайно разнообразна тематика челобитных, «нет такой стороны русской жизни XVII в., которой бы не касался этот документ» [Волков 1974, 13]. Не случайно челобитные относятся к числу важнейших исторических источников [Шерман 1959; Тихомиров 1962; Милов 1981].

Значение данных актов для истории русского языка отмечалось многими лингвистами [Хабургаев 1969; Панкратова 1969; Качалкин 1972; Котков 1993 и др.]. В последние годы осуществлено лингвистическое издание значительного количества челобитных центральных и южнорусских территорий [ИНРЯ; ПРНЯ; Гр.; Пам.моск.; Пам. влад.; Пам. ювр.; Ювр. чел.].

Рукописные и опубликованные челобитные, созданные в разных областях русского государства, наряду с другими документами неоднократно привлекались в качестве источников для изучения различных аспектов языка XVII - начала XVIII в.; прежде всего лексики [Жарких 1953; Котков 1970; Са-дыхлы 1973; Борисова 1974; Палагина 1975; Полякова 1979; Панин 1985; Судаков 1988 и др.] и фонетики [Котков 1963; Христосенко 1975; Радич 1980].

Впервые к лингвистическому анализу русских челобитных XVII в. как особой разновидности актовой письменности обратился С.С. Волков, который описал структуру (построение), формуляр (набор устойчивых формул, клише) и стилеобразующие средства данного вида документов [Волков 1972], занимающих промежуточное место между актами официально-делового (государственного, правительственного) и частно-делового характера. Принадлежность челобитных к официально-деловым актам обусловлена тем, что по законам того времени всякое обращение в правительственные органы адресовалось на имя царя-самодержца и включалось в документацию по судебным и административным делам. Вместе с тем челобитные являются и частно-деловыми актами, так как они чаще всего связаны с интересами определенного лица, касаются взаимоотношений между отдельными членами общества.

Слово «челобитная» (акт, письменное прошение, жалоба, исковое заявление) появилось в московской деловой письменности в последней четверти XVI в., заменив употреблявшийся до этого термин «жалобница», имевший более узкое значение «акт, содержащий жалобу». В качестве официального названия документа термин «жалобница» утвержден Судебником Ивана IV (1550 г.), челобитная - Соборным уложением 1649 г. О существовании письменных документов подобного рода до XV в. нет точных сведений. Жалоб-ницы XVI в. крайне редки, поскольку Челобитная изба (Челобитенный приказ), в делах которого они могли быть сосредоточены, сгорела в 1571 г. [Качалкин 1988, 87].

Свое название челобитные получили от устойчивого словосочетания «бить челом», которое, по замечанию С.С. Волкова, появилось в письменности на рубеже ХШ-Х1У вв. в значении «кланяться земно». В деловом языке Х1У-ХУП вв. оно употребляется в значениях «обращаться почтительно, кланяясь земно», «просить», «жаловаться, предъявлять иск», «сообщать» как в составе формулярных элементов (челобитных, воеводских отписок, посланий), так и в свободном употреблении. В разговорно-бытовой речи XVII в. «бить челом» выступает также в значениях «приветствовать», «благодарить», «преподнести в дар», «кланяться, приветствуя при прощании». Естественно, что фразеологизм «бить челом» в этих разговорно-бытовых значениях мог употребляться и в актовой письменности [Волков 1974, 36].

История сложения челобитных, оформления их структуры и функционирования в различных местных канцеляриях не нашла должного отражения в научной литературе. Некоторые замечания по этому поводу содержатся в работах СС. Волкова и А.Н. Качалкина. Изменение под воздействием правительственных указов общей схемы построения челобитных XVIII в., их формуляра и этикетных средств прослеживается в отдельных статьях [Ильиных 1980; Майоров 1987; Хайдаров 1990].

Об использовании терминов «челобитная», «челобитье» и связанных с ними понятий в русской документной системе XVIII в. пишет Т.П. Вакулен-ко: «В конце XVIII в. указом Екатерины II наименования «челобитная», «челобитье», «челобитчик», «бить челом» были упразднены. Документ, содержавший жалобу, письменное прошение, заявление, с 1786 г. стали обозначать словом «прошение», которое с этого времени приобретает статус термина. Термин «прошение» в роли родового компонента теперь фиксируется и в терминологических сочетаниях» [Вакуленко 1989, 132].

В настоящее время различают восемь видовых названий челобитных XVII в., которые отражают полифункциональность данного жанра: собственно челобитная «прошение, или жалоба»; исковая челобитная «судебное заявление, иск»; явочная челобитная «официальное уведомление властей о чемлибо»; изветная челобитная «извещение, сообщение о чем-либо, донос на кого-либо»; повинная челобитная «признание своей вины и просьба о смягчении наказания»; мировая челобитная «заявление о достижении соглашения спорящих сторон до суда»; отсрочная челобитная «просьба о переносе срока судебного разбирательства»; ставочная челобитная «заявление о явке в суд и об отсутствии противной стороны» [Тихомиров 1973; Волков 1974; Качалкин 1988; Ювр. чел]. В деловой письменности XVIII в. появляются такие видовые наименования, как заручная челобитная (содержит заручение с подписями) и апелляционная челобитная - «прошение о пересмотре судебного дела, ранее принятого решения» [Вакуленко 1989,140].

Весьма полному лингвистическому описанию подверглись челобитные XVII в. Так, в монографии С.С. Волкова «Лексика русских челобитных XVII века» описана трехчастная структура рассматриваемых документов: заголовок (указание на адресат, челобитье и данные об адресанте), основная часть, которая делится на казусный (изложение обстоятельств дела, мотивов обращения с челобитьем) и просительный (содержание просьбы) разделы, концовка (конечный протокол документа); выделены и проанализированы устойчивые формулы разного типа, с помощью которых оформляются данные акты; рассмотрены стилеобразующие средства челобитных, их связь с традициями высокой книжности, приказно-деловым языком и обиходно-бытовой речью. Материалом для анализа лексики послужили опубликованные в разное время челобитные, охватывающие всю территорию Московского государства XVII - начала XVIII в. Сибирские источники представлены лишь актами, зафиксированными в «Истории Сибири» Г.Ф. Миллера [Волков 1974]. Сибирские челобитные, за исключением нерчинских документов XVII в. [Христосенко 1983], не были предметом специального лингвоисточниковед-ческого анализа.

Интерес к изучению памятников деловой письменности Сибири активизировался в 1960-е годы в связи с необходимостью решения проблем исторической диалектологии. Рукописные документы, в том числе и челобитные, привлекались к анализу в качестве источников изучения говоров вторичного образования. К настоящему времени сибирскими языковедами исследованы туруханские (H.A. Цомакион), томские (В.В. Палагина, Н.Ю. Потехина, С.Э. Мазо), кетские (Л.А. Захарова), енисейские (Л.М. Радич), нерчинские (Г .А. Христосенко), кузнецкие (Г.М. Чигрик), тобольские (Л.Г. Панин) и некоторые другие памятники.

Рукописные документы из сибирских архивов использовались и как материал для углубленного изучения различных групп лексики: терминологии рыбного [Попова 1979] и пушного промыслов [Потехина 1979; Якубайлик 1987; 1988]; наименований тканей [Кипчатова 1987]; лексики судоходства [Панин 1984]; предметно-бытовой [Чигрик 1977; Панин 1985]; эмоционально-экспрессивной лексики [Котова 1981].

Что касается фондов ГАТО, то они не были предметом специального внимания лингвистов. Правда, Л.Г. Панин при анализе предметной диалектной лексики тобольских изветов первой половины XVIII в. в качестве дополнительных источников (в целях сопоставления) использовал отдельные тюменские и чаусские тексты [Панин 1977]. В результате изучения архивных фондов Тобольска, Верхотурья, Тюмени им была написана обобщающая работа по лексике западносибирской деловой письменности XVII - первой половины XVIII в. [Панин 1985]. Накопленные сибирскими диалектологами сведения отразились в Словаре русской народно-диалектной речи в Сибири XVII - первой половины XVIII в., составленном Л.Г. Паниным [СРНДР]. Указанные издания содержат в числе прочих ссылки и на тюменские источники.

В 1990-е годы H.H. Парфенова опубликовала ряд антропонимических исследований, выполненных на материале памятников письменности Западной Сибири (ревизских сказок, переписных, писцовых, метрических, ясачных, крестоприводных книг), в том числе были использованы и некоторые тюменские челобитные [Парфенова 1994; 1995; 1996; 1997]. Перечисленные факты спорадического обращения к исследуемым источникам не исчерпывают их лингвистической содержательности, а лишь свидетельствуют о необходимости полного и всестороннего изучения данного вида актов.

Источниковедческое описание старорусских памятников письменности, теоретические основы которого разработаны С.И.Котковым, в отечественной лингвистике уже стало традиционным [См.: Астахина 1974, Юрасова 1974, Мазилова 1980, Токмачева 1984, Сивкова 1999 и др.]. Базой научной концепции лингвистического источниковедения послужили определения объекта (лингвистический источник), предмета (лингвистическая содержательность, то есть совокупность заключенных в источнике языковых данных, и лингвистическая информационность, то есть предопределенная условиями образования источника степень прямой или косвенной отраженности в нем лингвистической содержательности) и метода этой филологической науки (системный охват языковых фактов в соответствии с иерархией их обусловленности содержанием источника) [Котков 1964, 4-10; Иванов 1987, 7]. Сложилась методика исследования старорусских деловых документов, которая «определена целью анализа (дать полное и доказательное представление о картине отображенных в памятнике лингвистических фактов) и характером изучаемых материалов, их хронологическими, локальными, жанровыми характеристиками» [Малышева 1988, 122]. Она учитывает следующие этапы анализа памятников:

1 .Изучение характера делопроизводства, сферу которого представляют данные тексты, и процедуры их создания.

2.Описание формы документов (их структуры, типов обязательных формул).

3.Анализ лингвистической содержательности источников на разных языковых уровнях.

Исследование тюменских челобитных в настоящей работе проведено в соответствии с принципами отечественного лингвистического источниковедения.

§4. Цель и задачи исследования

Целью диссертационного исследования является всестороннее лин-гвоисточниковедческое описание тюменских челобитных XVII - первой четверти XVIII в. и введение данных рукописных памятников деловой письменности в научный оборот. В соответствии с целью определяются следующие задачи:

1.Выявить в фондах ГАТО документы XVII - первой четверти XVIII в., относящиеся к жанру «челобитная», и дать их общую характеристику с элементами палеографического анализа.

2.Описать структуру и формуляр тюменских челобитных в сопоставлении с подобными документами центрального региона русского государства.

3.Изучить прежде всего их лексический состав, поскольку особенности языка этих памятников наиболее ярко выступают на лексическом уровне. Предполагается выделить и проанализировать основные лексико-тематические группы слов, проследить изменение значений отдельных слов, отметить особенности их употребления.

4.Охарактеризовать структуру и состав антропонимов, широко представленных в текстах челобитных; определить фонетико-морфологический облик личных имен первопоселенцев Сибири; выявить частотность имен; рассмотреть структуру и семантику складывающихся семейных прозваний представителей зависимого населения.

5.Проанализировать отраженные в орфографии памятников общерусские и локальные фонетические изменения.

6.Указать возможности исследования по материалам тюменских челобитных морфологических и синтаксических явлений в русском языке XVII -начала XVIII в.

§5. Методы исследования

При анализе материала применяются достаточно апробированные способы и методы. К числу общих способов можно отнести: а) наблюдение -планомерное и целенаправленное восприятие конкретного языкового явления, б) интерпретацию - раскрытие, объяснение содержания анализа. В качестве частного метода исследования используется описательный метод, представляющий собой совокупность приемов инвентаризации языковых единиц с учетом их взаимозависимости и аспектов анализа [СЛТ, 233]. Структура описательного метода предполагает выделение из текста челобитной предложения, затем последовательно слова, морфемы, звуковой единицы, графемы, как в диахронном, так и в синхронном планах. Представленные в наших источниках языковые факты сопоставляются с данными памятников других эпох и регионов русского государства, различными диалектными материалами.

Для сопоставлений привлекаются:

Публикации текстов ХУ1-ХУШ вв. различных жанров и разной территориальной принадлежности.

2.Данные исторических и диалектных словарей.

3.Опубликованные результаты исследований языка памятников деловой письменности ХУ1-ХУШ вв.

4.Материалы картотеки диалектных слов (КДС), хранящейся на кафедре общего языкознания Тюменского государственного университета.

5.Материалы исторических и этнографических исследований.

§6. Общая характеристика источников

А. Делопроизводство в Тюмени XVII - начала XVIII в. Некоторые замечания о процедуре создания документов

В 1597 г. Тюмень с уездом была приписана к Тобольскому разряду, а с образованием губерний в начале XVII в. вошла в состав Сибирской

Тобольской) губернии. Во главе Тюменского уезда стоял воевода, основным административным учреждением, посредством которого правил воевода, была приказная (съезжая) изба. Ее аппарат состоял из подьячих, канцеляристов и писчиков [Копылов 1969, 1-2].

Через приказную избу постоянно шли разнообразные документы, в ней составлялись ответы в центральные приказы, обсуждались и решались административные вопросы местного значения, взимались налоги, разбирались судебные дела, велись допросы, записывались со слов местных жителей «изветы» и «сказки» об особенных событиях, принимались челобитные.

По заключенным в изучаемых текстах сведениям, в Тюмени существовала и специальная площадная (писчая) изба, в которой площадные подьячие по просьбе населения составляли различные документы, в том числе и челобитные: бьет челам холопъ ваш площадной подъячешка Ивашко Сергиев Хмелея . велено мн'к холопу вашему на Тюмени быть / на площади и писать всякие ваши великих гсдреи дела (д.233, 1671).*

Рядовой подьяческий штат приказных изб в Сибири XVII в. комплектовался на месте из служилых и даже «гулящих» людей, поэтому профессиональный уровень подьячих еще в середине XVII в. даже в Тобольске, по свидетельству воевод, оставался низким: «они писать не умеют и для . государевых дел посылать их нельзя, потому что им такие дела не за обычай» [Леонтьева 1986, 7].

В петровскую эпоху в штате приказных изб также служили представители разных сословий. «Поповичи и простое всенародство встречались на этой службе с захудалыми представителями служилого сословия и мирно уживались вместе с ними в должностях дьяков и подьячих. В приказную службу в 20-х годах было возможно поступить даже людям с не вполне ле В печатном воспроизведении источников сохраняются все буквы рукописи, текст делится на слова, имена собственные пишутся с прописной буквы, выносные буквы вставляются в строку и выделяются курсивом, испорченные места обозначаются круглыми скобками и сопровождаются соответствующими комментариями (нрзб. - неразборчиво, обрыв и пр.), авторские восполнения утраченного текста приводятся в квадратных скобках, цифровое значение букв раскрывается, конец строки обозначается вертикальной чертой. При ссылках на источник указывается номер дела, номер листа (при наличии в деле двух и более листов) и год написания документа. гальным положением» [Готье 1913, 260]. По мере развития делопроизводства в приказных избах откладывались копии тех или иных документов, которые становились своеобразным пособием для последующего оформления бумаг. С середины XVII в., по данным Г.А. Леонтьевой, в Сибири складываются подьяческие династии. Как правило, обучение грамоте в потомственных подьяческих семьях было домашним. Пособиями могли служить как книги богослужебного характера, так и учебники: грамматика, азбуки-прописи, псалтыри, которые продавались на рынках Тобольска, Енисейска, Верхотурья, Тюмени [Леонтьева 1986,11].

Тот факт, что непосредственными исполнителями документов были местные жители, имеет существенное значение при лингвистическом анализе. Многочисленные отступления от орфографической традиции, обусловленные живым произношением писцов, повышают значимость аннотируемых памятников письменности как источников изучения народно-разговорного языка.

Челобитные составлялись и записывались мелкими «приказными людьми» со слов самих челобитчиков; лицо, написавшее документ, не указывалось. Заверяющим элементом, после которого текст включался в документооборот, было его заручение челобитчиком или (в случае его неграмотности) доверенным лицом: к сеи челоби/мно« Елеска Семенов рукЪ7 приложил (д.252, 1696); к с ей челобитном вместо Савки Первушина по его велемо / Гаранка Чюриловъ р^к^ приложил (д. 108, 1679).

На обратной стороне тюменских челобитных имеются различного рода пометы, выполненные старшими по чину «приказными людьми», свидетельствующие о том, что данные документы были взяты «к делу»: дат ему / въ его полном окладъ на ннгЬшнеи на 199 год / три рубли два/пцать четыргк алтына / четыре де«ги с роспискою и записат в росход (д.202, 1691); 206 г апреля въ 9 де допроси/и против / сего челобитья (д.78,1698) др.

Сохранившиеся копии («списки») челобитных содержат указания на то, что данные пометы вносились подьячими «с приписью»: а позади тое подлинно» челобитном помета с приписю / подячего Максима Романова г апреля въ 28 де / взять к дН^лу (д.4388, 1691); а позади подлинные челобитные помгкта с при/писью подячего Луки Колошина 1698 г генваря / въ 13 де велеть ево Ивана Захарова сыскать (д.33,1698) и др.

В первой четверти XVIII в. местное управление в Сибири претерпело изменения. В 1712 г. вместо воеводы в Тюмень был назначен комендант, продолжавший по существу исполнять функции воеводы. Приказная изба стала называться комендантской канцелярией. В 1719 г. институт комендантов в Сибири был упразднен, функции приказной избы были поделены между рядом новых уездных учреждений: канцелярией судных дел с судебным комиссаром, земской конторой с земским комиссаром и канцелярией воеводского правления с воеводой (управителем) во главе.

На челобитных этого периода содержатся пометы глав соответствующих канцелярий: на подлинном челоби/мнои помета упра/вителя Александра Дементьевича Исупова /1721 г июля въ 31 де записат в кнгу а попа Михаила сыскат и допросить (д. 1738, л.5, 1721); помета на челобитънои московъского / списку дворянина и судебного ками/сара Федора Федорова сна Фетогилова / а в не« пишетъ тако 1725 году генваря / въ 14 день записать в ж^рналъ / а о/яв^/ичика и свщсЬтелНз;*/ сыскать / и допросить (д. 1739, л.З, 1725) и под.

Наличие «подлинных» челобитных, списков с них, и особенно черновых вариантов документов - важный момент в источниковедческой характеристике памятников. Сохранившиеся черновые экземпляры челобитных отличаются большей свободой письма, что проявляется в общей небрежности записей, сделанных, судя по почерку, менее искусными писцами. Беловые варианты и списки с челобитных, хотя и несут отпечаток определенной обработки, в значительной степени следуют черновикам и являются не менее интересными источниками.

Б. Общая характеристика анализируемых источников

Анализу подверглось 220 челобитных из фонда И-47 ГАТО, ранее не бывших предметом специального источниковедческого изучения. Все документы написаны на бумаге серого или желтого цвета, по способу соединения листов они делятся на столбцы (XVII в.) и книги (первая четверть XVIII в.). Отдельные рукописи имеют вид тетрадей. Записи выполнены коричневыми и черными чернилами. Графика памятников - скорописная.

Фонд И-47 «Тюменская воеводская канцелярия» является уникальным для изучения истории Западной Сибири и местного делового языка, так как документы многих местных канцелярий этого периода (Тобольской воеводской канцелярии, Тобольской приказной избы, Сибирской губернской канцелярии и др.) погибли от пожаров и иных стихийных бедствий.

Некоторые сибирские архивы (фонд Тарской воеводской канцелярии, фонды Верхотурской и Туринской воеводских канцелярий, фонд Нерчинской приказной избы, фонд Илимского воеводства и др.) были переведены в РГАДА. Именно в фонде Тюменской воеводской канцелярии сохранились сибирские челобитные начала XVII в. (д.ЗЗО, 1605; д. 339, 1606), количество же всех имеющихся документов данного жанра не поддается исчислению: только с 1700 по 1725 годы по описи зарегистрировано свыше шестидесяти дел, в составе которых есть и сборники челобитных (д.2474 - на 125 листах; д. 1725 - на 65 листах; д.2069 - на 32 листах; д. 1998 - на 28 листах и др.).

Анализируемый фонд был сформирован сотрудниками архива в 1950-е годы из оставшихся без должного надзора еще в XVIII в.?рассыпанных и частично попорченных документов без переплетов и описей, при этом в одном фонде оказались архивы Тюменской воеводской канцелярии, приказной избы и канцелярии судных дел [Копылов 1968, 8].

При оформлении рукописей были допущены ошибки в датировке, жанровом определении актов, принадлежности их к определенной канцелярии. Так, в переплете дела № 339, датированного 1689-ым годом, оказалась челобитная 1606 г., адресованная царю Дмитрию Ивановичу (Лжедмитрию I).

В челобитных XVII в. не указывается дата написания, поэтому датировать документы приходится по написанным небрежным почерком пометам подьячих «с приписью». Эти пометы появлялись после принятия челобитных «к делу» [Тихомиров 1973, 369]. При формировании фонда И-47 столбцы

XVII в. были разрезаны по местам склеек, у некоторых документов пометы утратились.Датирование текста в таких случаях производилось нами по адресату: перечисление в формуле адресата здравствующих членов царской семьи позволяло ограничить время создания документа определенными хронологическими рамками. В ходе анализа была уточнена датировка двадцати документов; выявлено двадцать пять актов, имевших по описи неверное жанровое определение «челобитная»: восемь из них оказались отписками, десять -сказками, семь - изветами (д.58, д.74, д. 170, д. 176, д. 177, д.255, д.331, д.332, д.1722, д.1730, д.1731, д.1732, д.1999, д.4303).

В процессе изучения архивных материалов были выявлены все имеющиеся в ГАТО челобитные XVII в. (шестьдесят один документ), которые привлекаются к анализу вне зависимости от степени их сохранности. При отборе источников петровской эпохи, помимо хронологического принципа (желания максимально охватить первое десятилетие XVIII в.), учитывался и тематический (стремление отразить разнообразие тематики тюменских челобитных). В результате к анализу было привлечено сто пятьдесят девять памятников первой четверти XVIII в.

Средний объем текста всех изучаемых источников составляет 110 словоупотреблений.

Хронологически анализируемые документы распределяются следующим образом: годы кол.-во челобитных годы кол.-во челобитных

1605-1643 4 1690

1660-1669 3 1700

1670-1679 21 1710

1680-1689 10 1720

Исследуемые источники в своем большинстве хорошо сохранились, двадцать один документ имеет незначительные повреждения (утрачены традиционная концовка и начало, обветшавшие края затрудняют прочтение отдельных слов), три текста дошли в отрывках, но так как они сохранили содержательную часть документа, представляющую наибольший интерес, считаем возможным привлечь их к анализу.

Шесть актов являются черновыми вариантами с зачеркиваниями, надписями между строк и подобным, что позволяет проследить процесс отбора лексико-грамматических средств при создании делового текста (д.337; д.348; д.1732, л.4; д.2518,л. 11-12; л. 14-15).

Актовые материалы ГАТО отражают процесс формирования русской документной системы, которая «до 1720 г., то есть до появления Генерального регламента, может считаться складывающейся, так как происходит проявление и становление жанров в видах и разновидностях документов. В свою очередь, на фоне видов и разновидностей документов происходит формирование и развитие жанровой системы» [Качалкин 1988, 6].

К жанру челобитных нами были отнесены следующие тексты:

1.Акты, имеющие самоназвания «челобитная», «челобитна», которые представляют собой оригинальные документы на отдельных листах и точные копии с них со всеми пометами, записанные писцами в книги, тетради с самоназваниями «Сборники челобитных» и «Списки с подлиннова дгкла».

2.Документы без указанного жанрового статуса, но с пометами типа: к с ей челобитнои (такой-то) руку приложил.

3.Записи устных челобитий, так называемые «словесные челобитья», в которых изложение казусной и просительной частей ведется от 3-го лица. Среди них имеются документы с самоназванием «словесное челобитье» или с традиционными формулами типа: бил челом словесно, а в челобитье своем сказал. Они достаточно глубоко отражают особенности разговорной речи.

4.Рукописи, не имеющие удостоверяющих жанр помет, но в содержательном и формулярном отношении классифицируемые как челобитные.

5.Выписки, то есть копии челобитных со всеми пометами, в которых изменена лишь формула адресата (прямое обращение заменяется косвенным), изложение ведется от 3-го лица. Выписки обычно следуют за подлинной челобитной и предваряются фразой: и по сеи помете выписано. В конце текста они дополняются записями типа: у сеи выписки челобитчик (такой-то) допрашивая. Документы такого рода включены в состав «челобитных дел», то есть следственных материалов, содержащих допросные речи, досмотры, поручительства, «скаски» свидетелей, ссылки на правительственные указы, решение по делу и пр. Они отражают судебно-следственную деятельность Тюменской канцелярии судных дел.

6.Челобитные, приведенные в тексте документа иного жанра, если они зафиксированы в нем в полном виде и без формулярных изменений, например, челобитная в составе сыскной памяти (д.348, 1701) и челобитная в составе отписки (д.2518, л. 11-12 об., 1716)^1о количеству адресантов выделяются индивидуальные (поданные от отдельных лиц) и коллективные (поданные от группы лиц, объединенных общностью социального положения или занятий, а также от имени «выборных» челобитчиков, отстаивавших общие интересы) челобитные.

Всего выявлено тринадцать коллективных челобитных, исходящих в основном от ямщиков. В них содержатся просьбы о выдаче денежного жалованья, о разрешении «отпустить к Москве выборного бить челом о ямских нуждах», жалобы на то, что часть жалованья выдается товарами и приходится продавать их «против государевой цены вполовину».

Среди наших источников следует выделить также коллективные челобитные от «всех служилых людей», «посадских людей», крестьян, церковнослужителей, «приказных людей», от «всех бухарцев» и др. с аналогичными жалобами и прошениями об отводе пашенных земель и сенных покосов, промысловых угодий, о размежевании земель и пр. Индивидуальные челобитные более разнообразны по тематике и разрядам:

Собственно челобитные, то есть прошения (об отставке от службы, о поверстании в службу, о выдаче жалованья, отводе земель, об уменьшении оброка и пр.) и жалобы (на неправедный правеж и наговор, на брань, бесчестие и нанесение побоев ответчиком, на «похулки и угрозы», на изнасилование и нарушенное обещание жениться и пр.) -104 документа.

2.Изветные челобитные (в которых «бьют челом и извещают» об обнаружении убитого человека, о похищении денежной казны из приказной избы, о краже колокола с колокольни, о бежавшем крепостном крестьянине, о краже табунных лошадей и всякой рухляди и т.д.) - 22 документа.

3.Явочные челобитные (в них «бьют челом и являют» на неведомого вора, на похвалявшегося убить казака и пр.) - 4 документа.

4.Исковые челобитные (о неуплате денежных долгов по заемным кабалам, о взыскании незаконно присвоенного имущества, о захвате земли и др.) -77 документов.

5.Отсрочные челобитные (об отсрочке решения по судебному делу, об отсрочке уплаты долга) - 2 документа.

6.Мировые челобитные (о примирении между истцом и ответчиком, достигнутом «не ходя в суд») - 11 документов.

Классифицирование почерков и личности исполнителей текста, принятое при изучении фонетических особенностей определенного говора по памятникам письменности, не входит в наши задачи и затруднено следующими обстоятельствами:

1 .Челобитные, в отличие от памятей, выписей, поручных записей и других актов, не содержат указаний на писца (исполнителя документа)* . Упоминание сословной принадлежности и имен писцов в челобитных стало обязательным лишь с 17 августа 1725 года [ПСЗ, VII, № 4769].

2.Изучаемые тексты созданы в разные годы (с 1605 по 1725 гг.) и в разных канцеляриях (Тюменская приказная изба, Тюменская канцелярия судных дел, Тюменская воеводская канцелярия), некоторые написаны площадными подьячими, поэтому предполагаем, что список возможных писцов может быть довольно большим.

3 .Графологическая экспертиза с целью классификации почерков осложняется чисто техническими причинами: 220 изучаемых текстов содержатся в 89-ти делах, в руки же исследователя одновременно выдается не более Ср., например, сданными И.Б. Токмачевой по поручным записям (Токмачева 1984). дел, поэтому выявление авторов (исполнителей) документов остается делом архивистов.

В ходе исследования установлено, что даже приказные служители поручали писать челобитные от своего имени профессиональным писцам, чьи имена уже не упоминались: основной текст челобитной подьячего приказной избы Карпа Столбова о похищении денежной казны написан другим, нежели в рукоприложении, почерком (д.292,1702). Вместе с тем нам удалось определить авторов отдельных документов:

1 .Одна челобитная, судя по почерку челобитчика в рукоприложении и в основном тексте, была написана им самим: к се/челобшииои челобитчикъ Гаранка / Шмаков руку приложилъ (д.34, 1701).

2.В четырех документах вместо неграмотных челобитчиков в удостоверяющей части «руку приложил» сам писец, например:к се/ челоби/яно/ вместо промышленягя члвка Васки / Бронника по его вел^ню бывше/ подяче/Исачко / Семенов руку приложил (д.91, 1701); и др.

Все акты содержат указания на место их составления: либо прямое -упоминается Тюменская приказная изба, Тюменская канцелярия судных дел; либо косвенное, например: был я ра# тво/ на Тюмени у винной продажи в целовалниках (д.118, 1713); бье/м челомъ холопъ тво / тюменско/ стрелец-ко/сын (д.34, 1701) и под.

В целом исследуемые тексты челобитных дают основание объективно судить о фонетико-морфологической и лексико-семантической структуре письменной речи населения Тюменского уезда.

§7. Структура работы и апробация исследования

Заключение диссертации по теме "Русский язык", Комарова, Лариса Эдуардовна

Выводы

Открытость» содержания, разнообразие тематики, отсутствие ограничений в объеме текста тюменских челобитных обусловили богатство представляемых ими форм словоизменения и синтаксических построений. Аннотируемые материалы могут служить источником изучения различных грамматических явлений русского языка XVII - начала XVIII в. Взаимодействие письменной традиции московских приказов и живой местной речи отразилось в параллельном употреблении старых и новых падежных форм существительных, прилагательных, местоимений, числительных.

Наряду с общерусскими фактами засвидетельствованы морфологические черты, распространенные на территории северно-и среднерусских говоров: твердое Т в окончаниях глаголов 3-го л. ед. и мн. ч., стяженные формы прилагательных и глаголов, окончание -е в дат. и предл. п. ед. ч. существительных с основой на -1, окончание -ана (-яна) в им. п. мн. ч. существительных с основой на -ин и др.

Челобитные предоставляют широкие возможности для исследований в области предложного управления, в них зафиксированы многочисленные примеры предложно-падежных конструкций, утраченных современным русским языком. Коммуникативная направленность памятников (констатация определенных сведений без каких-либо суждений и оценок) предопределила распространение в них присоединительных и сочинительных конструкций. Вместе с тем тюменские челобитные изобилуют примерами сложноподчиненных предложений различной семантики и структуры. Документы с расширенным текстом, в которых давалось освещение повседневных ситуаций, перспективны в плане изучения разговорного синтаксиса: в них отмечены неполные предикативные единицы, паратаксические конструкции, повторы предлогов, союзов, одних и тех же слов, однокоренных слов, экспрессивные тавтологические выражения, временная разноплановость частей сложного предложения, смешение прямой и косвенной речи, разорванность синтаксических структур.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анализ лингвистической содержательности тюменских челобитных XVII - первой четверти XVIII в. позволяет, на наш взгляд, отнести их к числу весьма значимых источников истории русского языка, широта охвата действительности которыми очевидна. Аннотируемые памятники письменности повествуют о различных бытовых коллизиях, правовых и имущественных отношениях, о торговле, промыслах, сельском хозяйстве, повседневных нуждах и заботах тюменских жителей. Как документы, «идущие снизу», записанные со слов просителей, челобитные отличаются от многих иных актов отражением особенностей народно-разговорной речи.

Жанр челобитных функционировал в документной системе тюменских канцелярий как вполне сложившаяся, обладающая устойчивыми традициями, массовая разновидность деловой письменности. Анализ лексико-фразеологических средств, оформляющих структурные элементы челобитных, позволил проследить происходившие с течением времени изменения формуляра (выделено четыре типа формуляра) и констатировать единообразие формы этого рода документов как в центре, так и на периферии русского государства (отклонения от стандарта касаются формулы адресата, которая в местных актах содержит имена всех царствующих особ мужского пола). Наличие рукоприложений у 44% челобитных XVII в. не согласуется с мнением С.С. Волкова о их чрезвычайно редком употреблении в указанный период [Волков, 1974, 23]. В автономную группу по собенностям формуляра выделяются «словесные челобитья».

Насыщенные антропонимическим материалом, челобитные могут служить источником изучения русской и тюркской антропонимии. Выявленные и описанные 23 структурных типа мужских антропонимов и 12 типов женских свидетельствуют о многообразии бытовавших в деловом языке способов именования лиц. Богатый именник (120 примеров) позволяет судить об употребительности некоторых мужских имен, содержит кроме различных уничижительных вариантов и неполные бытовые фомы имен, по тем или иным причинам не зафиксированные другими жанрами деловой письменности (см. приложение № 3). Особую ценность аннотируемые тексты представляют в плане исследования прозвищ (35) и фамилий (347) первопоселенцев Сибири, нередко несущих едва ли не единственную информацию о бытовании мотивирующих апеллятивов как общерусского, так и регионального распространения, основы которых в настоящее время сохранились лишь в народных говорах.

Практически не ограниченный словарь памятников (в наших материалах представлено свыше 25 тематических групп) позволяет уточнить семантику отдельных слов, документировать распространение и хронологию появления определенных лексем. Наряду с общерусскими словами в челобитных зафиксированы локализмы, фонетические и словообразовательные варианты общенародных лексем, не отмеченные историческими словарями. Особого внимания заслуживают отличающая указанный вид документов экспрессивно-сниженная лексика и фразеология, разговорно-просторечные элементы. Лексические данные тюменских челобитных позволяют дополнить материалы СРНДР (см. приложение № 4), так как лексика сферы быта и хозяйства занимает в этих источниках ведущее место.

Исследованные тексты, которые содержат записи устных рассказов о тех или иных обстоятельствах, послуживших поводом для обращения с просьбой, заявлением, жалобой, отразили черты живого разговорного языка XVII - начала XVIII в., проступавшие в нарушениях традиционного правописания. Тюменские челобитные зафиксировали как общерусские фонетические явления живого произношения (переход [е] в [о] в ударном слоге после шипящих и [ц], переход [и] в [ы] после предлогов В, С, ИЗ в начале слов, неразличение [е] и [е], многочисленные факты ассимиляции и диссимиляции согласных, упрощение групп согласных звуков, так и некоторые особенности, свойственные определенным говорам (аканье и оканье при произношении безударных гласных после твердых согласных, употребление мягких шипящих [ж'], [ш'] и твердого долгого глухого шипящего, произношение [шн], [шн'] на месте [ч'н], [ч'н']), а также наддиалектную фонетическую черту - еканье, отразившуюся в написаниях Е на месте А, Я в безударных слогах после мягких согласных.

На морфологическом уровне наши материалы отличает богатство форм словоизменения, содержащих как проявления морфологических новаций, так и отмирающие, предшествовавшие им формы. Так, наряду со старыми древнерусскими флексиями существительных муж. и ср. родов мн. ч. дат., твор. и места, пад. (- омъ, - ы, - ехь) в них отмечены новые окончания (-ам, -ами, - ах). Засвидетельствованы архаические явления в орфографии и морфологии: написание всеа в титуле царей, ея в приказном обороте по ея велению, окончания -ыя, -ия прилагательных жен. рода род. пад. в традиционной формуле Великия и Малыя и Б'Ьгыя Pocui и примерах типа приказныя избы подъячеи, под опасением смертныя казни и под. Взаимодействие письменной традиции московских приказов и живого произношения проявляется и в употреблении трех вариантов окончаний прилагательных и неличных местоимений в род. пад. ед. ч.: - aro, -яго (как дань книжной традиции), -ого, -его (в соответствии с орфографической нормой), -ово, -ова (под влиянием разговорной речи).

О близости изучаемых текстов к народной разговорной стихии свидетельствует широкое употребление окончания -у в род. и предо, пад. существительных различной семантики, русской народной флексии -ой в им. пад. прилагательных муж. рода, новых форм инфинитива на -ть, перфекта без связки, глаголов на -ива, -ыва и пр. Отмечены морфологические явления диалектного характера : стяженные формы прилагательных и глаголов, окончание -е в дат. и предл. п. ед. ч. существительных типа крепость, окончание -ана /-яна в им. п. мн. ч. существительных с основой на -ин и др.

Многообразие тематики тюменских челобитных предопределило наличие в них обширного репертуара синтаксических конструкций. Казусной части челобитных, менее приказно регламентированной, свойственна ярко выраженная событийность, а следовательно, функционирование присоединительных и сочинительных конструкций. Ссылка на различные обстоятельства, причинные и иные, послужившие основанием для челобитья, обусловила распространение обстоятельственных придаточных предложений, составляющих существенную особенность синтаксического строя текстов. Жанрово-стилевой принадлежностью изучаемых актов явилось употребление эмоционально окрашенных тавтологических и нетавтологических конструкций, с помощью которых просители описывали свое бедственное имущественное положение, физическую немощь, нанесенные оскорбления и пр. Значительную часть наших материалов составили документы с расширенным текстом, повествующие о различных сторонах обыденной жизни, которые перспективны в плане изучения разговорного синтаксиса. В них запечатлены повторы предлогов, союзов, одних и тех же слов, однокоренных слов, неполные предложения, паратаксические конструкции, «разорванность» синтаксических структур, временная разноплановость частей сложного предложения, смешение прямой и косвенной речи.

Описание лексического состава, грамматической структуры и некоторых фонетических явлений, получивших отражение в тюменских челобитных, позволяет характеризовать их как существенные источники по истории русского языка, лингвистическое значение которых определяется взаимодействием письменной приказной традиции и устной речи.

Лингвоисточниковедческий анализ аннотируемых памятников убедительно подтверждает важную роль деловой письменности в формировании литературного языка начального периода становления русской нации.

167

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Комарова, Лариса Эдуардовна, 2000 год

1.Аванесов Р.И. Русская литературная и диалектная фонетика. М., 1974. 287с.

2. Алексеев A.A. Цели и методы текстологического исследования лингвистических источников XI-XVII вв. // Русистика сегодня. Язык: система и ее функционирование. М.,1988. С. 188-209.

3. Алишина Х.Ч. Русские заимствования в антропонимиконе сибирских татар // Славянские духовные традиции Сибири: Материалы общероссийской научно-практической конференции. Тюмень, 1999. С. 45-47.

4. Астахина Л.Ю. Картотека ДРС источник по истории русской лексики // Региональные аспекты лексикологии. Тюмень, 1994. С. 134-152.

5. Астахина Л.Ю. Русские сельскохозяйственные книги XVI-XVII вв. как лингвистический источник: Автореф. дисс. . канд. филол. наук. М., 1974. 22 с.

6. Баскаков H.A. Русские фамилии тюркского происхождения. М., 1979. 279с.

7. Бахрушин C.B. Очерки по истории колонизации Сибири в XVI и XVII вв. М., 1928. 198 с.

8. Богатова Г.А. и др. Славянская лексикография и проблема региональной характеристики слова // Вопросы языкознания. 1982. № 3. С.31-39.

9. Болонина Э.Н. Бытовая лексика в памятниках русской деловой письменности XV-XVI вв.: Автореф. дисс. . канд. филол. наук. Киев, 1979. 20 с.

10. Ю.Бондалетов В.Д. Русская ономастика: Учебное пособие для студентов пед. ин-тов. М., 1983.224 с.

11. П.Бондарчук Н.С. К проблеме диалектизма донационального периода // Вопросы изучения среднерусских говоров. Тверь, 1992. С. 13-25.

12. Бондарчук Н.С. Проблемы исторической региональной лексикологии: Пособие по спецкурсу. Калинин, 1978. 84 с.

13. Борисова E.H. К вопросу о региональной деловой письменности XVII-XVIII вв. как источнике изучения истории лексики русского литературногоязыка // История русского языка и лингвистическое источниковедение. М., 1987. С. 37-46.

14. Н.Борисова E.H. Лексика Смоленского края по памятникам письменности: Учебное пособие для студентов пед. ин-тов. Смоленск, 1974. 162 с.

15. Борисова E.H., Хитрова В.И. К проблеме лексических новообразований в русском языке XI-XVII вв. // Исследования по исторической семантике. Калининград, 1980. С. 81-90.

16. Борковский В.И., Кузнецов П.С. Историческая грамматика русского языка. М„ 1963. 555 с.

17. Бредихина Т.В. Наименования лиц в русском языке XVIII в.: Автореф. дисс. . канд. филол. наук. Воронеж, 1990. 24 с.

18. Булаховский Л.А. Исторический комментарий к русскому литературному языку. Киев, 1950. 410 с.

19. Буцинский П.Н. Заселение Сибири и быт первых ея насельников. Харьков, 1889.345 с.

20. Вакуленко Т.П. Формирование и функционирование административно-канцелярской лексики в русском языке XVIII в.: Автореф. дисс. . канд. филол. наук. Киев, 1989. 20 с.

21. Ващенко Т.Ф. Наблюдения над некоторыми морфологическими явлениями в отказных книгах // История русского языка и лингвистическое источниковедение. М., 1987. С. 46-50.

22. Ващенко Т.Ф. Некоторые данные о составе лексики отказных книг // История русского языка. Памятники XI-XVIII вв. М., 1982. С. 147-158.

23. Вилков О.Н. Ремесло и торговля Западной Сибири в XVII в. М., 1967. 324 с.

24. Веселовский С.Б. Труды по источниковедению и истории России периода феодализма. М., 1978. 343 с.

25. Вехи пути. 1922-1992 (К 70-летию Государственного архива Тюменской области). Тюмень, 1992. 48 с.

26. Виноградов В.В. Исследование в области фонетики севернорусского наречия. Вып. I. Петроград, 1923.

27. Виноградов В.В. Очерки по истории русского литературного языка XVII-XIX вв. М., 1982.529 с.

28. Винокур Г.О. Литературный язык в первой четверти XVII в. // Винокур Г.О. Избранные труды по русскому языку. М., 1959. С. 111-137.

29. Волков С.С. Из истории русской лексики. Слово живот в актовой письменности XVII века // Исследования по исторической семантике. Калининград, 1980. С. 73-78.

30. Волков С.С. Из истории русской лексики. II. Челобитная // Русская историческая лексика и лексикография. Вып. 1. Л., 1972. С. 46-61.

31. Волков С.С. Лексика русских челобитных XVII века. (Формуляр, традиционные этикетные и стилевые средства). Л., 1974. 163 с.

32. Волков С.С. Севернорусские диалектизмы в русских челобитных XVII в. // Севернорусские говоры. Вып. 3. Л., 1979. С.69-77.

33. Волков С.С. Принципы отбора деловых памятников Московского государства XVI-XVII веков для лингвистического исследования // Актуальные проблемы лексикологии. Пермь, 1972. С. 103-108.

34. Волков С.С. Типовые средства выражения некоторых понятий в русских челобитных XVII в. // Русская историческая лексикология и лексикография. Вып. 2. Л., 1977. С. 100-122.

35. Ганжина И.М. Прозвищные имена в тверских писцовых книгах XVI века //Слово в синхронии и диахронии: лексико-семантический аспект. Тверь, 1993. С. 146-152.

36. Ганжина И.М. Развитие официальной системы именования лица периода ее становления // Вопросы изучения среднерусских говоров. Тверь, 1992. С. 39-47.

37. Гейгер P.M., Валуевич М.В. Проблемы изучения делового языка XVII в. по рукописным памятникам центральных и сибирских архивов // Проблемы филологии Западной Сибири и Урала. Тюмень, 1986. С. 9-10.

38. Голомбиевский А., Ардашев Н. Приказные, земские, таможенные, губные, судовые избы Московского государства. М., 1908. 86 с.

39. Голубева A.B. Семантические и стилистические особенности деминутивов в русском языке XI-XVII вв.: Автореф. дисс. . канд. филол. наук. Л., 1984. 20 с.

40. Городилова Л.М. Енисейские товарные рукописи XVII в. как лингвистический источник // Русская речь. 1991. № 1. С. 117-122.

41. Городилова Л.М. Отражение графико-орфографических норм в восточносибирской деловой письменности XVII в. // Становление и развитие норм русского языка XVII-XX веков. Хабаровск, 1986. С. 50-55.

42. Горшкова К.В. Очерки исторической диалектологии Северной Руси. М., 1968.184 с.

43. Готье Ю.В. История областного управления в России от Петра I до Екатерины II. М„ 1993. Т.1. 351 с.

44. Данилина Н.В. Нижегородская антропонимия XIV-XVII веков, (на материале памятников деловой письменности): Автореф. дисс. . канд. филол. наук. Горький, 1986. 24 с.

45. Демьянов В.Г. Звуковое качество Hb по иноязычным показаниям XVII в. // История русского языка и лингвистическое источниковедение. Л., 1987. С. 69-80.

46. Дерягин В.Я. Варьирование языковых средств в текстах деловой письменности (важские денежные отписи XVI-XVII вв.) // Источники по истории русского языка. М., 1976. С. 3-38.

47. Дерягин В.Я. Заметки об источниках исторической лексикологии русского языка и некоторых приемах их использования // История русского языка и лингвистическое источниковедение. М., 1987. С. 80-88.

48. Дерягин В.Я. К вопросу об индивидуальном и традиционном в деловой письменности // Русский язык. Источники для его изучения. Л., 1971. С. 151-189.

49. Дерягин В.Я. Об историко-стилистическом исследовании актовых текстов // Вопросы языкознания. 1980. № 4. С. 97-107.

50. Дурново H.H. Очерк истории русского языка. Историческая морфология. Вып. 2. Харьков, 1913. 112 с.

51. Жарких Т.Я. Язык воронежских грамот XVII в.: Автореф. дисс. . канд. филол. наук. Воронеж, 1953. 19 с,

52. Жихарева Н.Д. Простые предложения в языке Соборного уложения 1649 г. // Материалы по русско-славянскому языкознанию. Воронеж, 1979. С. 5763.

53. Жуковская Л.П., Котков С.И. О публикации памятников русского языка и письменности // Вопросы языкознания. 1960. № 4. С.12-18.

54. Захарова Л.А. К вопросу о возможности реконструкции сибирских говоров XVII в. // Вопросы языка и его истории. Томск, 1972. С. 1-6.

55. Захарова Л.А. Кетские памятники XVII в. как источники изучения народно-разговорной лексики // Русские старожильческие говоры Сибири. Томск, 1990. С. 120-125.

56. Захарова Л.А. Материалы к историческому прикетскому словарю // Говоры русского населения Сибири. Тюмень, 1983. С. 48-57.

57. Захарова Л.А. Отражение некоторых морфологических особенностей говора памятниками письменности XVII в. Кетского острога // Вопросы языкознания и сибирской диалектологии. Вып. 2. Томск, 1971. С. 55-65.

58. Захарова Л.А. Разговорная лексика деловых памятников Нарымского острога XVII в. // Вопросы грамматики и лексикологии в историческом и синхронном освещении. Новосибирск, 1994. С. 152-161.

59. Иванов В.В. Вопросы исследования истории русского языка и лингвини-стического источниковедения в трудах С.И. Коткова // История русского языка и лингвистическое источниковедение. М., 1987. С. 3-13.

60. Иванов B.B. Историческая диалектология русского языка: памятники письменности и современные диалекты как ее источники // Филологические науки. 1977. № 6. С. 75-86.

61. Иванов В.В. Лингвистическое источниковедение в его отношении к истории русского языка // Филологические науки. 1992. № 4. С. 52-61.

62. Ильиных В.А. Крестьянские челобитные XVIII первой половины XIX в. (На материале Западной Сибири) // Сибирское источниковедение и археография. Новосибирск, 1980. С. 81-92.

63. Иорданский A.M. История двойственного числа в русском языке. Владимир, 1960. 215 с.

64. История лексики русского языка конца XVII начала XIX века /Отв. ред. Филин Ф.П.М., 1981. 375 с.

65. История Сибири с древнейших времен до наших дней. Т.2. Л., 1968. 538 с.

66. Качалкин А.Н. Жанры русского документа допетровской эпохи. Ч. I II. М„ 1988.

67. Качалкин А.Н. Памятники местной деловой письменности XVII в. как источник исторической лексикологии//Вопросы языкознания. 1972. № 1. С. 104-113.

68. Кипчатова A.B. Народно-разговорная лексика сибирской частной переписки XVIII в. (на материале Государственного архива Красноярского края): Дисс. . канд. филол. наук. Красноярск, 1989. 211 с.

69. Кипчатова A.B. Лексика сибирской частной переписки: Пособие для студентов. Красноярск, 1987. 28 с.

70. Князькова Г.П. Русское просторечие второй половины XVIII в. Л., 1974. 255 с.

71. Кожин А.Н. Описательные типы текста в деловой письменности XVII в. // История русского языка и лингвистическое источниковедение. М., 1987. С. 116-123.

72. Колесов В.В. Историческая фонетика русского языка: Учебное пособие для филол. фак-тов ун-тов. М., 1980. 215 с.

73. Колесов В.В. К исследованию фонетики старомосковского говора // История русского языка и лингвистическое источниковедение. М., 1987. С. 123-130

74. Колесов В.В. Ударение заимствованных слов в русских памятниках XVI

75. XVII вв. // Русская историческая лексикология и лексикография. Л., 1973. С. 61-73.

76. Комарова Л.Э.Лексика тюменских челобитных XVII первой четверти

77. XVIII века // Славянские духовные традиции Сибири. Тюмень, 1999. С. 78-83.

78. Комарова Л.Э. Лексические данные тюменских челобитных XVII века // Лексика и фразеология русского языка. Тюмень, 1998. С. 107-119.

79. Комарова Л.Э. Материалы для словаря русских фамилий Зауралья (по памятникам письменности XVII- XVIII вв.) // Лингвистические аспекты речевой культуры: Тюмень, 2000. С. 103-107.

80. Комарова Л.Э. Тюменские челобитные XVII первой четверти XVIII в. как историко-лингвистический источник // Архив и исследователи: сотрудничество в интересах настоящего и будущего. Материалы научн.-практ. конференции. Тюмень, 1997. С. 34-38.

81. Коротаева Э.И. Союзное подчинение в русском литературном языке ХУПв.М.-Л., 1964. 250 с.

82. Кортава Т.В. Московский приказный язык XVII века как особый тип письменного языка. М., 1988. 110 с.

83. Котков С.И. Источниковедческие исследования и научное издание памятников в области русского языка // Источники по истории русского языка Х1-ХУП вв. М., 1991. С. 3-14.

84. Котков С.И. Лингвистическое источниковедение и история русского языка. М., 1980. 292 с.

85. Котков С.И. Московская речь в начальный период становления русского национального языка. М., 1974. 354 с.

86. Котков С.И. Очерки по лексике южновеликорусской письменности XVI-XVII в. М., 1970. 316 с.

87. Котков С.И. Южновеликорусское наречие в XVII столетии (фонетика и морфология). М., 1963. 235 с.

88. Котков С.И., Попова З.Д. Очерки по синтаксису южновеликорусской письменности XVII века. М., 1986. 114 с.

89. Коткова Н.С. Выявление московских лексических норм XVII в. путем сравнения с периферийными данными // История русского языка и лингвистическое источниковедение . М., 1987. С. 131 -142.

90. Котова Г.Н. Некоторые языковые средства выражения экспрессии в разговорной речи томского населения XVII в. // Русские говоры Сибири. Томск, 1981. С. 57-62.

91. Кривощекова-Гантман A.C. Фамилии как источник истории русского языка и его носителя // Актуальные проблемы лексикологии и лексикографии. Пермь, 1972. С. 248-254.

92. Кувалдина С.С. Становление языковых стереотипов вежливости в эпистолярном жанре второй половины XVII первой четверти XVIII вв.: Автореф. дисс. . канд. филол. наук. Куйбышев, 1975. 24 с.

93. Ларин Б.А История русского языка и общее языкознание. М., 1977. 224 с.

94. Леонтьева Г.А. Организация приказного делопроизводства в Сибири и профессиональная подготовка сибирских подьячих в XVII в. // Развитие культуры сибирской деревни в XVII начале XX вв. Новосибирск, 1986. С. 3-19.

95. Ломтев Т.П. Очерки по историческому синтаксису русского языка. М., 1956. 596 с.

96. Лысакова И.П. К вопросу об изучении русской разговорной речи в историческом и социолингвистическом аспектах // История русского языка. Среднерусский период. Вып. 2. Л., 1982. С.138-148.

97. Мазилова А.Ю. Русская хроника 1535-1609 гг. как лингвистический источник: Автореф. дисс. канд. филол. наук. М., 1980. 21 с.

98. Мазо С.Э. Диалектные особенности морфологии языка деловых документов г. Томска XVII-XVIII в. // Вопросы русского языка и его говоров. Томск, 1968. С. 135-142.

99. Малышева И.А. Проблемы источниковедческого исследования письменных памятников XVIII века//Вопросы языкознания. 1998. № 3. С. 122-134.

100. Ю2.Маркова З.М. О лексическом комплексе по тому (потому) в русском языке XVI-XVII вв. // История русского языка. Среднерусский период. Вып. 2. Л., 1982. С.124-131.

101. Миллер Г.Ф. История Сибири. Т.2. М.-Л., 1941. 638 с.

102. Ю4.Милов Л.В. Делопроизводственные материалы XVI-XVII вв. // Источниковедение истории СССР: Учеб. пособие / Под ред. И.Д.Ковальченко. М., 1981. С. 106-109.

103. Ю5.Мирзоев В.Г. Присоединение и освоение Сибири в исторической литературе XVII в. М., 1960. 187 с.

104. Михайлова Г.М. Формы местоименного склонения имен прилагательных в томском говоре XVII в. // Говоры русского населения Сибири. Томск, 1983.С. 145-155.

105. Никитин Н.И. Сибирская эпопея XVII века: Начало освоения Сибири русскими людьми. М., 1981. 176 с.

106. Ю8.Никитин Н.И. Служилые люди в Западной Сибири XVII в. Новосибирск, 1988. 256 с.

107. Ю9.Никифоров С.Д. Глагол, его категории и формы в русской письменности второй половины XVI в. М., 1952. 344 с.

108. Ю.Никонов В.А. Вологодские фамилии // Эволюция лексической системы севернорусских говоров. Вологда, 1984. С. 121-127.

109. Ш.Никонов В.А. География фамилий. М., 1988. 182 с.

110. Новикова JI.A. Экспрессивно-контрастирующая функция деминутивов существительных в разговорной речи // Актуальные вопросы русского словообразования. Тюмень, 1984. С. 49-56.

111. Образование севернорусского наречия и среднерусских говоров по материалам лингвис+ической географии / Под ред. В.Г. Орловой. М., 1970. 456с.

112. Осипов Б.И., Гейгер P.M., Рогожникова Т.П. Язык русских деловых памятников XV-XVIII вв.: фонетический, морфологический и стилистический аспекты. Омск, 1993. 96 с.

113. Палагина В.В. Варьирование антропонимических структур в томских деловых документах XVIII в. // Русская ономастика и ее взаимодействие с апеллятивной лексикой. Свердловск, 1976. С. 57-69.

114. Палагина В.В. Задачи изучения истории лексики сибирских говоров // Русские говоры Сибири. Томск, 1981. С. 3-6.

115. Палагина В.В. Источники реконструкции диалектного состава населения и исходного состояния говора XVII в. // Учен. зап. / Кемеровский пед. ин-т. Вып. 30. Кемерово, 1972. С.63-72.

116. Палагина В.В. Локально ограниченная лексика в речи населения Томска первой половины XVII века // Русское слово в языке и речи. Кемерово, 1976. С. 73-74.

117. Палагина В.В. Русские антропонимы XVII в. как источник информации о диалектном составе населения (на материале томских документов XVII в.) // Вопросы изучения лексики русских народных говоров. Диалектная лексика. Л., 1972. С. 83-91.

118. Палагина В.В. Томские расходные книги как источник реконструкции лексики XVII в. // Сибирские русские говоры. Томск, 1984. С. 16-17.

119. Палагина B.B. Томские таможенные книги как источник реконструкции лексики разговорной речи первой половины XVII в. // Актуальные проблемы лексикологии и словообразования. Вып. 7. Томск, 1978. С. 119-128.с

120. Панин Л.Г. Диалектная лексика в языке тобольских изветов и распросных речей первой половины XVIII века // Проблемы фонетики и истории сибирских говоров. Красноярск, 1977. С. 110-118.

121. Панин Л.Г. Из истории лексики русских сибирских говоров // Лексика и фразеология русских говоров Сибири. Новосибирск, 1982. С. 9-26.

122. Панин Л.Г. Лексика западносибирской деловой письменности XVII -первой половины XVIII в. Новосибирск, 1985. 208 с.

123. Панин Л.Г. О предметной лексике в западносибирских говорах первой половины XVIII в. (по данным деловой письменности) // Вопросы лексикологии. Новосибирск, 1977. С. 114-123.

124. Панин Л.Г. Предметная диалектная лексика в языке западносибирской деловой письменности первой половины XVIII в.: Дисс. . канд. филол. наук. Новосибирск, 1977. 203 с.

125. Панин Л.Г. Предметная лексика в языке тобольских изветов и расспрос-ных речей первой половины XVIII в. // Актуальные проблемы лексикологии и словообразования. Вып. 5. Новосибирск, 1976. С. 109-115.

126. Ш.Панов М.В. Русская фонетика. М., 1967. 438 с.

127. Парфенова H.H. Диалектная и просторечная лексика в структуре русских фамилий Зауралья // Лексика и фразеология русского языка. Тюмень, 1998. С. 119-129.

128. Парфенова H.H. Из истории формирования структурных типов русских фамилий Зауралья // Региональные аспекты лексикологии. Тюмень, 1994. С.41-52.

129. Парфенова H.H. Культурологический аспект исследования русской ономастики Зауралья по данным памятников письменности конца XV-XVIII вв. // Русская духовная культура Западной Сибири и Урала. Т. II. Тюмень, 1995. С. 14-24.

130. Парфенова H.H. Тюменские и тобольские дозорные и переписные книги XVII-XVIII вв. как антропонимический источник // Региональное функционирование языковых единиц. Тюмень, 1993. С. 85-91.

131. Парфенова H.H. Русские фамилии на -ых /-их по данным памятников письменности XVII-XVIII вв. Зауралья // Россия и Восток: Проблемы взаимодействия. Челябинск, 1995. С. 189-193.

132. Парфенова H.H. Словарь русских фамилий Зауралья // Экология культуры и образования: филология, философия, история. Тюмень, 1997. С.264-268.

133. Пешковский A.M. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1956. 514 с.

134. Полякова E.H. Лексика местных деловых памятников XVII начала XVIII вв и принципы ее изучения. Пермь, 1979. 102 с.

135. Полякова E.H. Названия предметов одежды в пермских памятниках XVII-XVIII в. // Лингвистическое краеведение Прикамья. Пермь, 1977. С.42-53.

136. Полякова E.H. Наименования людей в Соли Камской и Цидве в XVII -начале XVIII века // Живое слово в русской речи Прикамья. Вып. 4. Пермь, 1974. С.95-113.

137. Полякова E.H. Однокоренные дублетные наречия места в пермских памятниках XVII-XVIII века и современных говорах // Живое слово в русской речи Прикамья. Вып. 4. Пермь, 1974. С. 3-12.

138. Полякова E.H. Цветообозначения в пермских памятниках XVII-XVIII вв. //Лингвистическое краеведение Прикамья. Вып. 9. Пермь, 1976. С.44-55.

139. Попова З.Д. Об источниках XVII в. для изучения синтаксиса устной и разговорной речи // Русский язык. Источники для его изучения. М.: Наука, 1971. С. 113-127.

140. Попова З.Д. Особенности управления в записях фольклорных произведений семнадцатого века // Вопросы русского языка, диалектологии и методики преподавания. Вып. 4. Воронеж, 1965. С. 92-97.

141. Попова З.Д. Система падежных и предложно-падежных форм в русском литературном языке XVII в. Воронеж, 1969. 182 с.

142. Попова Н.Е. Лексика рыбного промысла в памятниках деловой письменности Сибири XVI-XVIII вв. (Материалы по спецкурсу) // Проблемы сибирской диалектологии. Красноярск, 1979. С. 104-113.

143. Потехина Н.Ю. Названия мехов в памятниках томского делового письма

144. XVII в. // Русские говоры в Сибири. Томск, 1979. С.84-88.

145. Потебня A.A. Из записок по русской грамматике. Т.З. М., 1968.

146. Преображенский A.A. Урал и Западная Сибирь в конце XVI начале1. XVIII в. М., 1972. 392 с.

147. Радич-Городилова Л.М. Отражение явлений консонантизма в памятниках Енисейского острога XVII века // Вопросы теории русского языка и диалектологии. Хабаровск, 1975. С. 57-79.

148. Радич Л.М. Палеографическое описание документов деловой письменности Енисейского острога XVII века // Материалы по фонетике и истории сибирских говоров. Красноярск, 1975. С. 56-66.

149. Радич Л.М. Язык памятников деловой письменности Енисейского острога XVII века. (Палеография. Фонетика): Автореф. дисс. . канд. филол. наук. Томск, 1980. 20 с.

150. Ремнева М.Л. История русского литературного языка. М., 1995. 400 с.

151. Романова М.А. Особенности склонения местоимения тот в русских говорах Северного Зауралья // Славянские духовные традиции Сибири. Тюмень, 1999. С. 87-91.

152. Романова М.А. Русские говоры по старому Московскому тракту (на участке от г. Тюмени до г. Тобольска) // Руские говоры Западной Сибири. Тюмень, 1982. С; 3-13.

153. Романова М.А. Самаровские деловые документы XVII-XVIII вв. как источник истории русских говоров по нижнему Иртышу и Оби // Русская духовная культура Западной Сибири и Урала (Проблемы филологии, истории, образования). Т. I. Тюмень, 1995. С. 73-80.

154. Русские говоры Среднего Приобья / О.И. Блинова и др. 4.1. Томск, 1985. 202 с.

155. Рындина С.И. История развития сложных союзов в русском литературном языке XVIII-XX вв.: Автореф. дисс. . канд. филол. наук. Л., 1986. 20с.

156. Савельева Л.В. Паратаксические субстантивные словосочетания в древнерусском языке XIV-XVII вв.: Автореф. дисс. . канд. филол. наук. Л., 1963. 20 с.

157. Садыхлы Н.Е. Лексика московских челобитных XVII в. (лексико-семантические процессы): Дисс. канд. филол. наук. Баку, 1972. 165 с.

158. Селищев A.M. Происхождение русских фамилий, личных имен и прозвищ // Селищев A.M. Избранные труды. М., 1968. С.97-128.

159. Сельское хозяйство и крестьянство Западной Сибири (XVII-XX вв.): Обзор документов. Тюмень, 1960. 132 с.

160. Сивкова Е.А. Тексты Троицкой таможни конца XVIII середины XIX веков как лингвинистический источник: Автореф. дисс. . канд. филол. наук. Екатеринбург, 1999. 22 с.

161. Сидоров В.Н. Из истории звуков русского языка. М., 1966. 169 с.

162. Сидоров В.Н. Из русской исторической фонетики. М., 1969. 110 с.

163. Сиротинина О.Б. Современная разговорная речь и ее особенности. М., 1974. 145 с.

164. Скогорев В.А. К вопросу о жанрах деловых документов конца XVII века // Вопросы русского языка, диалектологии и методики преподавания. Вып. 4. Воронеж, 1965. С. 103-107.

165. Словцов П.А. Историческое обозрение Сибири. Новосибирск, 1995. 670 с. "

166. Смолина К.П. Лексика имущественной сферы в русском языке XI-XVII вв. М., 1990. 206 с.

167. Сморгунова Е.М. О пограничных сигналах в скорописи (наблюдения над графикой смоленских грамот XVII в.) // Исследования источников по истории русского языка и письменности. М., 1986. С. 176-190.

168. Снетова Г.П. Термин в старорусском языке: статус, типология, структура // Слово в синхронии и диахронии: лексико-семантический аспект. Тверь, 1993.С. 119-127.

169. Собинникова В.И. Историческая грамматика русского языка: Учебное пособие. Воронеж, 1984. 292 с.

170. Собинникова В.И. Простое предложение в русских народных говорах. Воронеж, 1961. 288 с.

171. Собинникова В.И Типы предложений в малых жанрах воронежских рукописных памятников конца XVII в. // История русского языка и лингвистическое источниковедение. М., 1987. С. 199-205.

172. Сокова А.Н. О создании русской традиционной формы документа в делопроизводстве учреждений XVIII начала XX веков // Труды ВНИИДАД. Т.4, ч.1. М., 1974. С. 206-235.

173. Сороколетов Ф.П. История военной лексики в русском языке XI-XVII вв. Л., 1970. 383 с.

174. Стеценко А.Н. Исторический синтаксис русского языка. М., 1972. 358 с.

175. Судаков Г.В. География старорусского слова: Учебное пособие по спецкурсу. Вологда, 1988. 84 с.

176. Судаков Г.В. Лексикология старорусского языка (предметно-бытовая лексика). М., 1983. 101 с.

177. Судаков Г.В. Семантика и география названий сарафанов и понев (на материале русской письменности XI-XVII в.) // История русского языка и лингвистическое источниковедение. М., 1987. С. 211-219.

178. Сумкина А.И. Акцентированные рукописи XVII в. // Русская историческая лексикология XVI-XVIII вв. Красноярск, 1983. С. 107-114.

179. Сумкина А.И. Об источниковедческом аспекте в анализе синтаксических явлений // История русского языка и лингвистическое источниковедение. М„ 1987. С. 219-225.

180. Суперанская A.B., Суслова A.B. Современные русские фамилии. М., 1981. 176 с.

181. Сущева М.В. Орфографические нормы и возможности отражения диалектных особенностей в деловой письменности первой половины XVII века (на материале документов Великого Устюга): Автореф. дисс. . канд. филол. наук. М., 1974. 20 с.

182. Тагунова В.И. Из истории суффикса -ище в личных собственных именах // Ученые записи Муромского гос. пед. ин-та. Вып. 6. Муром, 1963. С. 159167.

183. Тарабасова Н.И. К изучению русских правописных норм первой половины XVII в. (на материале «Вестей-Курантов») // Памятники русского языка. Исследования и публикации. М., 1979. С. 38-55.

184. Тарабасова Н.И О некоторых проявлениях узуальной орфографической нормы в московской скорописи второй половины XVI в. // История русского языка и лингвистическое источниковедение. М., 1987. С.225-233.

185. Тарабасова Н.И Явления вариативности в языке московской деловой письменности XVII в. М., 1986. 162 с.

186. Творогов О.В. О выносных буквах в русских рукописях XV-XVII вв. // Исследования источников по истории русского языка и письменности. М., 1966. С. 162-175.

187. Тихомиров М.Н. Российское государство XV-XVII вв. М., 1973. 422 с.

188. Токмачева И.Б. Поручные записи как памятники русского языка: Автореф. дисс. . канд. филол. наук. М., 1984. 16 с.

189. Трубачев О.Н. Из материалов для этимологического словаря фамилий России//Этимология. 1966. М., 1968. С. 3-53.

190. Унбегаун Б.О. Русские фамилии. М., 1989. 449 с.

191. Устюгов Н.В. Эволюция приказного строя русского государства в XVII в. // Абсолютизм в России (ХУП-ХУШ вв). М., 1964. С. 134-166.

192. Фролов Н.К. Антропонимия Приворонежья XVII в.: Автореф. дисс. . канд. филол. наук. Воронеж, 1972. 20 с.

193. Фролов Н.К. К проблеме взаимосвязи антропонимов XVII в. и их эволюции // Вопросы изучения русского языка в высшей и средней школе. Тюмень, 1974. С. 89-95.

194. Фролов Н.К. О заселении Тюменского Зауралья по данным татарской топонимии // Информация и языковой знак. Тюмень, 1979. С. 92-105.

195. Федорова Л.В. Сложноподчиненные предложения с придаточными причины в деловой письменности XVII века // Лингвистическое краеведение Прикамья. Пермь, 1977. С. 59-72.

196. Филин Ф.П. Происхождение русского, украинского и белорусского языков. Л., 1972. 655 с.

197. Филиппова И.С. Об употреблении букв Ъ и Ь в московских рукописях XVII в. // Исследования источников по истории русского языка и письменности. М., 1966. С. 122-139.

198. Хабургаев Г.А. Очерки по исторической морфологии русского языка. Имена. М., 1990. 296 с.

199. Хабургаев Г.А. Локальная письменность ХУ1-ХУП вв. и историческая диалектология // Изучение русского языка и источниковедение. М., 1969. С. 104-126.

200. Хайдаров Ф.А. Развитие русского делового текста (Изменения в грамотках и челобитных на рубеже XVII-XVIII вв.) // Словообразование. Стилистика. Текст. Казань, 1990. С. 102-108.

201. Хитрова В.И. Диалектная лексика в языке русской письменности XVII в. (к постановке вопроса о путях выделения диалектизмов) // Материалы по русско-славянскому языкознанию. Воронеж, 1973. С. 60-65.

202. Христосенко Г.А. Историко-лингвистические свидетельства нерчинских челобитных грамот XVII века // Русская историческая лексикология. Красноярск, 1983. С. 81-91.

203. Хрымова М.Б. Отражение изменения И > Ы в орфографии рукописей XVII в. // История русского языка. Среднерусский период. Вып. 2. Л., 1982. С. 34-38.

204. Цомакион H.A. Русские старожильческие говоры Сибири // Материалы и исследования по русской лексикологии и сибирской диалектологии. Красноярск, 1971. С. 66-93.

205. Чащина Е.А. Речевой этикет деловых текстов Московского государства: Автореф. дисс. . канд. филол. наук. М., 1991. 16 с.

206. XVII в. // Русские говоры в Сибири. Томск, 1979. С. 89-95. 222.Шахматов A.A. Исследование о двинских грамотах XV в. 4.I-II. СПб.,1903.223 .Шахматов A.A. Историческая морфология русского языка. М, 1957. 400с.

207. Шевцова В. А. Антропонимия средне днепровского Левобережья Украины. (На материале среднеднепровских левобережных памятников второй половины XVII- первой половиныХУШ вв.) : Автореф. дис. канд. филол. наук. Киев, 1978. 26 с.

208. Шерман И.Л. Русские исторические источники X-XVIII вв. Харьков, 1959. 352 с.

209. Шмелев Д.Н. Проблемы семантического анализа лексики. М., 1973. 280с.

210. Шунков В.И. Очерки по истории колонизации Сибири в XVII начале

211. XVIII вв. М.-Л., 1946. 226 с.

212. Этнография русского крестьянства Сибири. XVII середина XIX в. М., 1981.270 с.

213. Юрасова В.В. Десятни источники по истории русского языка XVI-XVII вв.: Дисс. . канд. филол. наук. М., 1974. 163 с.

214. Якубайлик Г.А. Названия шкурок молодых животных в сибирских памятниках XVII века // Русская историческая лексикология. Красноярск, 1983. С.91-98.1. Словари и справочники

215. Веееловский С.Б. Ономастикон. Древнерусские имена, прозвища и фамилии. М., 1974.

216. Гафуров Илим. Имя и история. Об именах арабов, персов, таджиков и тюрков: Словарь. М., 1987.

217. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М., 1972.

218. Коми-пермяцкий словарь. М, 1985.

219. Куликовский Г. Словарь областного олонецкого наречия в его бытовом и этнографическом применении. СПб., 1898.

220. Материалы для терминологического словаря древней России. / Сост. Г.Е.Кочин. М.-Л., 1937.

221. Никонов В.А. Словарь русских фамилий. М., 1993.

222. Опыт областного великорусского словаря. СПб., 1852.

223. Петровский М.А. Словарь русских личных имен. М., 1984. Ю.Подвысоцкий А.О. Словарь областного архангельского наречия в егобытовом и этнографическом применении. СПб., 1885. 11 .Полякова E.H. К истокам пермских фамилий: Словарь. Пермь, 1997.

224. Рукописный лексикон первой половины XVIII в. / Сост. А.П. Аверьянова; отв. ред. Б.А. Ларин. Л., 1964.

225. Севортян Э.В. Этимологический словарь тюркских языков. М., 1980.

226. Словарь Академии Российской, по азбучному порядку расположенный: В 6 т. СПб., 1806-1822.

227. Словарь говора д. Акчим Красновишерского района Пермской области (Акчимский словарь). Вып. 1. Пермь, 1984.

228. Словарь пермских памятников XVI начала XVIII века / Сост. Е.Н.Полякова: В 3 т. Пермь, 1993-1996.

229. Словарь русских народных говоров: В 29 т. / Под ред. Ф.П.Филина. Л., 1965-1995.187

230. Словарь русских говоров Среднего Урала: В 7 т. Свердловск, 1964-1988.

231. Словарь русского языка Х1-ХУП вв.". В 24 т. / Под ред. С.Г. Бархударова М„ 1975-1996.

232. Словарь русского языка XVIII в.: В 6 т. / Под ред. Ю.С. Сорокина. Л., 1977-1997.

233. Словарь русской народно-диалектной речи в Сибири XVII первой половины XVIII в. / Сост. Л.Г. Панин. Новосибирск, 1991.

234. Срезневский И.И. Словарь древнерусского языка: В 3 т. М., 1983.23 .Тихонов А.Н. и др. Словарь русских личных имен. М., 1995.

235. Тупиков Н.М. Словарь древнерусских личных собственных имен. СПб., 1903.

236. Фасмер М, Этимологический словарь русского языка: В 4 т. / Пер. с нем. и доп. О.Н. Трубачева. М., 1986.

237. Федосюк Ю.А. Русские фамилии. 3-е изд. М., 1996.188

238. Принятые сокращения словарей и привлекаемых для сопоставления материалов

239. Акты Акты писцового дела 60-80-х годов XVII века: Тексты. М., 1990. Акч. - Словарь говора д.Акчим Красновишерского района Пермской области (Акчимский словарь). Вып. 1. Пермь, 1984.

240. Баск. Баскаков H.A. Русские фамилии тюркского происхождения. М., 1979. Весел. - Веселовский С.Б. Ономастикон. Древнерусские имена, прозвища и фамилии. М., 1974.

241. Гр. Грамотки XVII - начала XVIII в. : Тексты. / Под. Ред. С.И. Коткова. М., 1969.

242. Даль Даль. В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М.% 1978.

243. ИНРЯ Котков С.И., Панкратова С.П. Источники по истории русского народно-разговорного языка XVII - начала XVIII в.: Тексты. М., 1964. КДС - Картотека диалектных слов, хранящаяся на кафедре общего языкознания ТюмГУ.

244. КПС Коми-пермяцкий словарь. М., 1985.

245. Крест, чел. Крестьянские челобитные XVII в.: Из собрания Государственного Исторического музея: Тексты. М., 1994.

246. Куликовский Куликовский Г. Словарь областного олонецкого наречия в его бытовом и энтографическом применении. СПб., 1898. MAC - Словарь русского языка в 4-х томах / Под ред. А.П. Евгеньевой. 3-е изд. М., 1985-1988.

247. Опыт Опыт областного великорусского словаря. СПб., 1852.

248. Пам. влад. Памятники деловой письменности XVII в. Владимирский край:1. Тексты. М., 1984.

249. Пам. моек. Памятники московской деловой письменности XVII в.: Тексты. М„ 1981.

250. Пам. ювр. Памятники южновеликорусского наречия. Конец XVI - начало XVII вв.: Тексты. М., 1990.

251. Перм. пам. Словарь пермских памятников XVI - начала XVII вв. / Сост. E.H. Полякова: В 3 т. Пермь, 1993-1996.

252. Перм. фам. Полякова E.H. К истокам пермских фамилий: Словарь. Пермь, 1997.

253. Подвысоцкий Подвысоцкий А.О. Словарь областного архангельского наречия в его бытовом и энтографическом применении. СПб., 1885. ПРНЯ - Памятники русского народно-разговорного языка XVII столетия (Из фонда А.И. Безобразова): Тексты. М., 1965.

254. САР Словарь Академии Российской, по азбучному порядку расположенный В 6 т. СПб., 1806-1822.1. XI

255. СРНДР Словарь русской народно-диалектной речи в Сибири XVII - первой половины XVIII в. / Сост. Л.Г.Панин. Новосибирск, 1991. Ювр. чел. - Памятники южновеликорусского наречия: челобитья и расспрос-ные речи: Тексты. М., 1993.1. Список источников*

256. Д.330, 1605 31. Д.299, 1683 61 Д.72, 1701

257. Д.339, 1606 32. Д.337, 1684 (2) 62 Д.91, 1701 (3)

258. Д. 38, 1643 (2) 33. Д.283, 1686 63 Д.96, 1701

259. Д.80., 1669 34. Д. 142, 1689 64 Д. 147, 1701

260. Д. 59, 1661 35. Д.301, 1689 65 Д. 348, 1701

261. Д.181, 1661 36. Д.302, 1689 66 Д. 1724, 1701-1708 (10)

262. Д. 187, 1670 37. Д. 198, 1689 67 Д.2474, 1701-1703 (11)

263. Д. 140, 1671 38. Д.200, 1691 68 Д.2475, 1701-1710 (23)

264. Д.219, 1671 39. Д.201, 1691 69 Д. 105, 1702

265. Д.233, 1671 40. Д.202, 1691 70 Д.211, 1702

266. Д.235, 1671 41. Д.203, 1691 71 Д.213, 1702

267. Д.276, 1671 42. Д.205, 1691 (2) 72 Д.290, 1702

268. Д.4675а, 1671 43. Д.4388, 1691 73 Д.291, 1702

269. Д.125, 1672 44. Д.328, 1693 74 Д.1726, 1702; 1708 (2)

270. Д. 183, 1672 45. Д.49, 1695 75 Д. 1998, 1702-1713 (6)

271. Д. 188, 1672 46. Д.50, 1695 76 Д.2518, 1702-1717(3)

272. Д.З, 1674 47. Д.207, 1696 77 Д.2998, 1702

273. Д. 102, 1674 48. Д.252, 1696 78 Д.4389, 1703

274. Д. 190, 1674 49. Д.293, 1696 79 Д. 1725, 1703-1710 (23)

275. Д. 197, 1674 50. Д.6, 1697 80 Д.4907, 1710; 1718(2)

276. Д.З И, 1674 51. Д.208, 1697 81 Д. 1729, 1711-1715 (7)

277. Д.41, 1675 52. Д.223, 1697 82 Д.118, 1713

278. Д. 128, 1677 53. Д. 340, 1697 83 Д.3694, 1712-1715 (8)

279. Д. 146, 1677 54 Д.ЗЗ, 1698 84 Д.3654, 1715

280. Д.191, 1677 55 Д.64, 1698 85 Д.292, 1717

281. Д.270, 1677 56 Д.78, 1698 86 Д. 1743, 1717

282. Д.42, 1678 57 Д.53, 1699 87 Д. 1734, 1721

283. Д.108, 1678 58 Д.70, 1699 88 Д. 1738, 1721 (8)

284. Д. 83, 1680 59 Д.71, 1700 89 Д. 173 9, 1725 (51)30 Д.71, 1700 60 Д.34, 1701

285. Список источников составлен в хронологическом порядке. При наличии в деле более одного документа в скобках указывается их количество.

286. Образцы скорописных текстовс* 1-е' 7 ^г п гг,, ^ а ■ 11. Л п ■■'. ^ Лл ^ 1 >• ^

287. ТТогЬ^-^ик уюи с)сц с^Щ<лг<«<р ^ н"к ••с" ^ р* £ сл ^ 'V

288. О Гол* О^И чЬ^Л^йЦ ч РчсуХ *о^ £ л * с?., с7 ^

289. I <* ГГП 6 ¿^б <* № И <6 Отгг, ¿«"^р^Р/®>1л ^ ^ л ' ГС Ь п\п 0 ^ ^ ^ ^ ^ \ * п хг Г ^ с я '' 'лл ■ ^Г ^Л л ' ч л1.Йуf* *■^ЫЛ/J dfEet jjlcj к Í-

290. T rf/<¡ Л : -Лл • /Д Ai/N if .t <■ ' J*^ //1. T г\осОг %fe^e^W^ if4 ¿.d-d I jeHÁ.* àd-л л I йг (0 /OLfJ/T1 I --^rts» ¿ic ^Цд

291. Г ATO, ф. И-47, on.l, д.181, 1661to ¿P^^íC^ ¿Múisiiàtâxt-Si f -P Д^оЧ. л * ч Чпг^ гК; í• ¿a^/m-SÍ- L

292. V и . i v-7 : . C « «Xc%„I1. F %fc,/Ca<7bc<1.cet « /"¿СЛтс/^сл.«,«: « <эо.-.'«if»4щ t „i* '

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 79875