Жизнь и научная деятельность Е.Ф. Шмурло тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Боже, Ян Владимирович

Диссертация и автореферат на тему «Жизнь и научная деятельность Е.Ф. Шмурло». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 193000
Год: 
2004
Автор научной работы: 
Боже, Ян Владимирович
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Челябинск
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
182

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Боже, Ян Владимирович

Введение 3—

Глава I. Становление Е.Ф. Шмурло как историка

1. Уральские корни Е.Ф. Шмурло: роль провинциальной культуры в формировании будущего историка 31

2. Петербургский университет в жизни Е.Ф.Шмурло: вхождение в науку 42

Глава II. Профессиональная деятельность Е.Ф. Шмурло в 1891 — 1917 гг.: период научной зрелости

1. Дерптский период в научной биографии историка 61—

2. Е.Ф.Шмурло - ученый корреспондент Академии Наук в Риме: археографическая и научно-организационная деятельность 72 —

Глава III. Итоги жизни: Е.Ф.Шмурло в эмиграции

1. Е.Ф.Шмурло в эмигрантской среде русских историков 88

2. Опыт разработки проблем методологии и историографии 105

3. Концептуальные основы русской истории 120—

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Жизнь и научная деятельность Е.Ф. Шмурло"

Историческая наука последней трети XIX - начала XX века в нашем сознании прочно связана с именами таких видных ученых, как В.О. Ключевский, К.Н. Бестужев-Рюмин, С.Ф. Платонов. Между тем, наука - это не только ученые-«звезды», но и тысячи менее известных имен. И такие достижения русской исторической мысли, как «Боярская дума» или «Очерки по истории Смуты», являются лишь вершинами айсберга, именуемого историческая наука. Скрытая часть этого айсберга представлена трудами ученых «второго плана», которые сказали свое слово в науке, хотя оно и не стало столь определяющим и эпохальным, как вышеперечисленные исследования.

Большинство имен этих ученых неизвестно или малоизвестно по разным причинам. Но их научные биографии заслуживают такого же, если не большего внимания, чем творчество мэтров исторической науки, так как именно они знаменуют собой общее направление ее развития.

Е.Ф. Шмурло являл собой заметную фигуру в современном ему научном мире, но в то же время, на наш взгляд, учитывая долгие годы последующего забвения, он может рассматриваться и в контексте рядовых деятелей исторической науки. Последнее обстоятельство особенно актуализирует избранную тему, если учесть, во-первых, значительный интерес современной историографии к «звездным» фигурам историков-предшественников и современников Е.ФШмурло, а во-вторых, значимость во все времена развития науки рядовой массы ученых, профессиональные усилия которых создают мощную социокультурную и научную основу для формирования выдающихся деятелей науки.

Актуальность диссертационного исследования определена как принципиальным интересом современной историографии к образу историка - творцу исторического знания, так и слабой изученностью жизни и научной деятельности одного из представителей дореволюционной и эмигрантской историографии - Е.Ф. Шмурло, имя которого долгое время находилось в забвении. Между тем, Е.Ф. Шмурло являлся представителем «петербургской исторической школы», учеником К.Н.Бестужева-Рюмина, профессором Петербургского и Дерптского университета, ученым корреспондентом Императорской Академии Наук в Риме, почетным доктором Падуанского университета, членом Научных обществ России и Европы, учредителем и первым председателем Русского Исторического Общества в Праге. Он оставил после себя более 200 научных статей и монографий, разыскал и опубликовал значительное количество документов, отражающих различные аспекты истории России.

Выбор Е.Ф. Шмурло в качестве центральной фигуры данного исследования не случаен. Во-первых, этот выбор предопределило наличие факта принадлежности биографии ученого к региональной истории (его детство и юношеские годы прошли в Челябинске и Екатеринбурге). Во-вторых, его деятельность и концептуальные установки были связаны с так называемой «петербургской школой» историков, в изучении которой сложным и не до конца решенным остается вопрос о ее внутренней структуре, в том числе о месте того круга историков, которые более всего оказались под воздействием влияния одного из создателей школы - К.Н. Бестужева-Рюмина, к ученикам которого причислял себя и Е.Ф. Шмурло. Являясь наиболее последовательным носителем научного стиля учителя, он сформировался как типичный представитель изначально сложившихся черт схоларной культуры петербургских историков, демонстрируя своим творчеством и деятельностью базисную основу Петербургской школы как историографического явления. Это обстоятельство и позволяет видеть в изучаемом историке проявление оригинальности его творческой судьбы и актуальности ее изучения. В-третьих, жизнь и зрелое творчество Е.Ф. Шмурло пришлись на период глобальных трансформационных процессов в России, что привлекает внимание к проблеме выбора ученым поведенческой стратегии (или стратегии выживания) в новых условиях. Образ Е.Ф. Шмурло — историка и личности, перипетии его жизненного пути являются значимыми для любого представителя современной культуры, в том числе научного сообщества: они притягательны злободневными проблемами самоидентификации человека, связанными как со стремлением обычного читателя понять прошлое через труды теперь активно переиздаваемого историка, так и с попытками профессионалов определить свое место в науке через жизненный и творческий опыт изучаемого историка.

Объектом исследования в данной работе являются персонифицированные процессы развития историографии в сложный период модернизационного кризиса в России, захватившего сферу науки и воздействовавшего на судьбы ученых-историков, оказавшихся в ситуации как политического, так и теоретико-методилогического выбора в сфере своей профессиональной деятельности.

Предмет исследования составляют жизненный путь, научные взгляды и творческая судьба одного из представителей Петербургской школы историков - Евгения Францевича Шмурло, оставившего заметный след в университетской и академической среде России, а также в сообществе ученых русской эмиграции «первой волны».

Цель данной работы — представить научную биографию историка, включающую вехи творческой жизни, создание его портрета, как личности и ученого, анализ его научных трудов, посвященных истории России.

Достижению цели может способствовать решение следующих задач:

1) Изучить процесс становления Е.В. Шмурло как ученого-историка, личности и представителя русской культуры;

2) Определить степень влияния на формирование его профессионального облика со стороны сообщества русских историков (К.Н. Бестужева-Рюмина и коллег по науке), представлявших традиции Петербургского, Московского, Дерптского университетов и Российской Академии наук;

3) Проследить творческую эволюцию взглядов учёного, раскрыть историю создания его основных трудов по русской истории;

4) Раскрыть содержание и значение деятельности историка в условиях культуры Русского Зарубежья;

5) Определить место и значение Е.Ф. Шмурло в развитии традиций русской историографии, его вклад в разработку проблематики, концептуального освещения истории, принципов и методов исторических исследований.

Хронологические границы диссертации определены годами жизни и научной деятельности историка - 1853 - 1934. Выход за их пределы допускался в случаях изложения предыстории происхождения Е.Ф. Шмурло и оценочных версий его творчества. В диссертации внимание сосредоточено на активном .периоде его деятельности, совпавшем с методологическим кризисом исторической науки рубежа XIX - начала XX вв., Октябрьской революцией 1917 г., заставившей историка остаться за рубежом, жизнью в эмиграции. Перипетии судьбы в хронологических границах его жизни предопределили переосмысление им прошлого России и своего собственного жизненного и творческого пути, что получило выражение в его взглядах и трудах.

Методологическую основу исследования составили теоретико-методологические идеи современной историографии, ориентированной на переосмысление понимания ее предмета, задач и методов, осуществляемого в ракурсе современных принципов «культурной истории».

При написании работы нами была применена совокупность общенаучных (анализ, синтез, интерпретация, сравнение) и специальных (историко-сравнительный, проблемно-хронологический) методов исследования. Автор основывался на принципах историзма, доказательности, аргументированности основных положений исследования, учитывал новые методологические построения.

Предметное поле данного исследования в рамках «персональной истории» представляет собой «анализ индивидуального сознания и индивидуальной деятельности» одного конкретного историка, чья личность рассматривается «не изолировано», а во взаимодействии «с другими личностями, со своей социальной средой, со всем окружающим миром в самых разных его проявлениях»1.

Длительная традиция «безличной» и «безличностной» истории, при которой «история человека оказалась без человека»2, с середины 90-х годов начала сменяться особым исследовательским интересом к личности, когда был сделан вывод «о необходимости системного анализа» таких проявлений личности, как «отношение к жизни», «философия поступков», «мотивация конкретного выбора» . В рамках такого подхода жизненный путь человека стал восприниматься не как заданная программа действий, а как череда ситуаций внутреннего выбора. Именно в выборе проявлялся «вектор происходивших в его сознании психологических процессов»4, аккумулировавшихся в мотивировке и мотивации. Для написания данной работы нами была привлечена категория мотивации, понимаемая следующим образом: «Мотивация - это система факторов, детерминирующих поведение и поддерживающих поведенческую активность на определенном уровне. К числу данных факторов относятся потребности, мотивы, намерения, цели, стремления, интересы»5.

Формирующийся при этом «образ историка» осознается в «единстве идеальных, нормативных, типологических смыслов и

1 Репина Л.П. Персональная история и интеллектуальная биография // Диалог со временем: Альманах интеллектуальной истории. Вып. 8. Спец. вып.: Персональная история и интеллектуальная биография. М., 2002. С. 5 - 6.

2 Лихачев Д. Записки и наблюдения. Л., 1989. С. 259.

3 Лачаева М.Ю. Синдром узнавания и проблемы познания известной личности // Исторические персоналии: мотивировка и мотивации поступков. Материалы Всероссийской научной конференции 16-17 декабря 2002 г. СПб., 2002. С. 14.

4 Там же. С. 14.

5 Григорьева Н.А. Личность в истории: ценностные основания деятельности // Исторические персоналии: мотивировка и мотивации поступков. Материалы Всероссийской научной конференции 16 -17 декабря 2002 г. СПб., 2002. С. 8. реально-эмпирического содержания»6, что возможно в выходе такого исследования на междисциплинарный уровень, где соединяются предметные поля истории, историографии, биографики, культуроведения и других дисциплин.

В высказанной по тому же поводу мысли М.Г.Вандалковской, отметившей, что творчество личности, в том числе и ученого-историка, определяется «эпохой, в которой он живет, господствующими теориями, общественным климатом, мировоззрением, политической ориентацией, научной школой, окружением - словом, инфраструктурой во всех её формах и проявлениях.»7, на наш взгляд, удачно определены те параметры, по которым может происходить складывание интеллектуальной биографии ученого. Изучение его включенности в социум определило обращение к новым теориям: историографического быта и научных коммуникаций8, при котором творческое наследие историка рассматривается в контексте его коммуникаций с внешней средой — семьей, коллегами, обществом, оказывающей прямое влияние на историка как на личность и опосредованное - на результаты его научного труда. Данные подходы заставляют рассматривать историка не просто как инструмент трансляции какого-то знания, а, скорее, как творца, вкладывающего в свое произведение элементы своего

6 Беленький И.Л.0браз историка в русской культуре XIX - XX вв. // Историк во времени. Третьи Зиминские чтения. Доклады и сообщения научной конференции. М., 2000. С. 14.

7 Вандалковская М.Г. Индивидуальность в научном творчестве историка // Мир историка. XX век: Монография / Под ред. А.Н. Сахарова. М., 2002. С. 258.

8 Троицкий Ю.Л. Историографический бьгг эпохи как проблема // Культура и интеллигенция России в эпоху модернизации (XVIII - XX): Материалы Второй всероссийской научной конференции: В 2 тт. Т. 2. Российская культура: модернизационные опыты и судьбы научных сообществ. Омск, 1995; Умбрашко К.Б. субъективного начала: стиля жизни и .мышления, социально-культурных стереотипов, традиций, проблем и переживаний. Безусловно, это создает почву и для проведения обратных связей, создавая возможность через изучение быта более точно воспроизводить внутренний мир, особенности мышления, почерк научной работы историка.

Введение понятия «историографический быт» позволяет реконструировать научную «каждодневность» и расширить проблематику историографического исследования за счет уделения внимания «не столько готовому знанию, сколько способам его получения, что объективно стимулирует интерес к изучению активности творческой личности, мира научных сообществ, нормативных регулирующих ценностей как внутри научных сообществ, так и ценностей всего социума относительно ученого и 9 науки в целом» .

Профессиональной деятельностью ученого-историка является научная, которая на рубеже XIX — XX вв. претерпевает значительные изменения. Ученый осуществляет поворот в сторону общества, испытывает интерес к творчеству коллег по цеху. К этому же времени относится становление разного рода научных сообществ и школ, оказывающих свое воздействие на специфику творчества ученых, избежать которого было невозможно. В силу этого предметное поле исследования затрагивает проблематику «схоларной» истории10.

Полемики русских историков XIX в. как коммуникативные события // Мир историка: идеалы, традиции, творчество. Сб. ст. Омск, 1999.

9 Корзун В.П. В поисках новой модели историографического письма // Отечественная историография и региональный компонент в образовательных Ф программах: проблемы и перспективы. Омск, 2000. С.5-7.

См., например: Школы в науке. М., 1977.

Разделяя изложенные выше идеи, мы стремимся в своём исследовании реконструировать интеллектуальную биографию Е.Ф.Шмурло через призму анализа его внутреннего мира, субъективных взглядов и пристрастий, научных коммуникаций и межличностных отношений, на наш взгляд, это позволит понять логику мышления ученого, определить его профессиональный облик и место в историчесой науке.

При рассмотрении степени изученности данной тематики, необходимо определить основные принципы анализа историографического материала работы. Литература, использованная нами для освещения проблемы исследования, может быть разбита на три блока. Первый блок представлен исследованиями общего плана, в которых закладываются традиции персональной истории и осуществляются первые попытки конструирования интеллектуальных биографий ученых-историков, зарождается жанр «интеллектуальной биографии». Вторая группа работ - исследования, посвященные историкам-современникам Е.Ф. Шмурло, написанные также в рамках персональной истории, третья — работы, касающиеся непосредственно личности и научной деятельности изучаемого историка. В основе такого деления литературы заложен тематический принцип. Кроме него, в работе использован хронологический принцип, поскольку дореволюционная; советская и постсоветская историография не равнозначны между собой, поднимают разные вопросы жизнедеятельности Е.Ф. Шмурло и решают их в разном ключе.

Жанр интеллектуальной биографии получил распространение в последние годы. Одним из пионеров на этом поприще стала М.В.

Нечкина, создавшая монографию о В.О. Ключевском11, не потерявшую своей научной значимости до сих пор. Она считала необходимым изучение биографии историков в непосредственной связи с духом времени, отмечая, что современные исследователи, «еще не вникли сосредоточенно в историю их жизни и творчества, в тесную связь их с эпохой»12.

Позиции, высказанные тогда Нечкиной, были восприняты целой когортой исследователей, которые, начиная с 80 - 90-х гг., стали публиковать работы, посвященные конкретным историкам.

В 1980 г. появляется монография, посвященная учителю В.О.

11

Ключевского С.М. Соловьеву . В ней представлен портрет ученого, чья научная деятельность началась в 40-е гг. XIX в. Более ранний и поздний периоды в развитии исторической науки в биографическом ключе стали раскрываться только в 90-е гг. XX в. Значимой работой, написанной в традициях персональной истории, стало исследование К.Б. Умбрашко, посвященное М.П. Погодину14. Автор попытался реконструировать интеллектуальную биографию историка на фоне процессов, проходящих в научной среде того времени, и с учетом ценностей и коммуникативных практик, принятых в ней. При этом автора привлекали не только научные поиски историка, но и его человеческие качества, о чем свидетельствует даже название работы.

В это же время стали появляться исследования, написанные в биографическом ключе, в центре внимания которых стояли ученые-современники Е.Ф. Шмурло и современное ему научное сообщество. В

11 Нечкина М.В. Василий Осипович Ключевский. История жизни и творчества. М., 1974.

12 Там же. С. 5.

13 Иллерицкий В.Е. С.М. Соловьев. М., 1980.

14 Умбрашко К.Б. МП. Погодин: человек, ученый, публицист. М., 1999. подобных исследованиях, позволявших сквозь биографический аспект, взглянуть на ценности научного сообщества, упоминалось и имя изучаемого историка. Особая ценность подобных работ заключается в возможности прикоснуться к повседневным коммуникативным практикам той академической среды, частью которой был Е.Ф. Шмурло, увидеть «каждодневность», окружавшую историка, понять его ценности и мировоззренческие ориентиры.

Одним из первых подобных исследований стала монография, посвященная учителю Е.Ф. Шмурло — К.Н. Бестужеву-Рюмину15. Л Опубликованная в 1990 г., она стала одной из первых научных работ, где уделялось большое внимание именно «изучению персоналии», через которую автор предполагал проникнуть в «суть исторических концепций» конкретного историка и дать всестороннюю оценку его «роли и места» в развитии знаний»16. Р.А. Киреева стала пионером во мнении, что «портреты историков помогают глубже заглянуть и в те проблемы, которыми они занимались»17. В данной монографии автор уделила внимание и личности Е.Ф. Шмурло, высоко оценив вклад ученика в изучение наследия его учителя, часто ссылалась на фактический материал, принадлежащий перу Евгения Францевича, хотя и полемизировала с ним по некоторым суждениям.

С начала 1990-х и в последующие годы появилась целая серия

1 Я. работ об историках-современниках Е.Ф. Шмурло .

15 Киреева P.А. К.Н. Бестужев-Рюмин и историческая наука второй половины ХЕХ в. М., 1990.

16 Там же. С. 3.

17 Там же. С. 3.

18 Например: Вандалковская М.Г. П.Н. Милюков, А.А. Кизеветтер: историк и политик. М., 1992; Думова Н. Либерал в России: трагедия несовместимости (Исторический портрет П.Н. Милюкова) М., 1993; Брачев B.C. Русский историк С.Ф. Платонов. Ученый. Педагог. Человек. СПб., 1997; Макушин А.В., Трибунский П.А. Павел Николаевич Милюков: труды и дни (1859 - 1904). Рязань, 2001 и др.

Первые из них, написанные в конце 1980-х — начале 1990-х гг. сложно причислить к интеллектуальным биографиям19. Их авторы обращали внимание на некоторые личностные характеристики своих героев, стараясь выделить наиболее приоритетные для них в разные периоды жизни сферы деятельности. Так, например, сформировался образ П.Н. Милюкова, под воздействием которого его личность четко разделена на научную и политическую ипостаси. В последних по времени работах уже четко прослеживаются задачи персональной истории, в них конструируется цельный образ ученых, обращается внимание на их человеческие качества, профессиональную деятельность, общественное поприще и межличностные коммуникации.

Третий блок работ, посвященных непосредственно изучаемому нами историку, невелик по численности и объему. И это, несмотря на то, что первые попытки охарактеризовать место Шмурло в исторической науке, а также осветить факты его биографии предпринимались еще современниками ученого. Эта, совершенно особая группа работ, представлена статьями друзей и коллег Е.Ф.Шмурло по РИО, опубликованными в третьей книге «Записок Русского Исторического Общества в Праге»20, изданной в 1938 году и посвященной памяти трех деятелей РИО — Е.Ф. Шмурло, А.А. Кизеветтера, Б.А. Евреинова. Попытки охарактеризовать научные взгляды ученых в них переплетаются с личными воспоминаниями. Для авторов-современников Е.Ф.Шмурло был не просто объектом научного исследования, а человеком, зачастую - близким и знакомым.

19 Например: Думова Н. Указ. соч.

20 Записки РИО в Праге. Кн.З. Прага-Нарва. 1938.

Впрочем, эта группа весьма неоднородна: если заметки И.И. Лаппо , А.Н. Фатеева и Гертруды Пель в большей степени автобиографичны и не претендуют на научно-исследовательскую ценность, то статья П.Н. Милюкова24, и, в особенности, «Биографический очерк» В. Саханева отличаются преобладанием научного подхода над личными воспоминаниями. Все эти работы представляют собой сплав «личного» и «научного» в различной пропорции, что создает трудности в вопросе их позиционирования как образцов «источников» или же «исследований»; в данной работе они получили статус историографических источников.

Примерно в это же время в советской науке также появился отклик на научную деятельность Е.Ф. Шмурло, как можно было ожидать - негативный. В журнале «Историк-марксист»26 была опубликована статья С.А. Пионтковского, построенная на критике научной позиции Шмурло. С.А. Пионтковским подчеркивалась её «немарксистская» основа и компилятивный характер. Автор обвинял историка, написавшего это «недоброкачественное произведение», в «поверхностной компиляции Карамзина, Соловьева, Ключевского, Платонова и др.», которая усугублялась тем, что их исторические концепции «безнадежно устарели»27. Впрочем, сам факт появления

21 Лаппо И.И. Памяти Б.А. Евреинова, А.А. Кизеветтера, Е.Ф. Шмурло // Записки РИО в Праге. Кн.З. Прага-Нарва. 1938.

22 Фатеев А.Н. Два историка и два построения русской истории // Там же.

23 Пель Г.Р. Е.Ф. Шмурло и младшее поколение русских историков за рубежом // Записки РИО в Праге. Кн.З. Прага-Нарва, 1938.

24 Милюков П.Н. Три поколения // Там же.

25 Саханев В. Биографический очерк Е.Ф. Шмурло // Там же.

26 Пионтковский С.А. (рец.) Е. Шмурло. «Курс русской истории». Т. 2. Вып. 1. Москва и Литва (1462 - 1613). Прага Чешская, 1933 // Историк-марксист. 1935. Кн. 12.

27 Там же. С. 142. такой статьи показателен для понимания значимости Е.Ф. Шмурло как ученого для историков той эпохи.

После этой публикации имя Е.Ф. Шмурло постигли годы забвения. Оно вскользь упоминалось только в обобщающих историографических исследованиях в параграфах, посвященных Петербургской школе историков, или в качестве ученика К.Н. ло

Бестужева-Рюмина . Подобные упоминания никоим образом не способствовали росту популярности имени Е.Ф. Шмурло, в течение долгих лет оно было неизвестно не только широкому кругу читателей, интересовавшихся историей, но и многим специалистам.

Принципиально новый этап изучения персоналии Е.Ф.Шмурло начался в 90-е годы. Он был ознаменован появлением ряда монографий и статей, предметом исследований которых являлось Русское Зарубежье в целом . Лишь косвенно авторы упоминают о жизни и деятельности Е.Ф. Шмурло в эмиграции. Однако эти работы затрагивают ряд вопросов, касающихся научного окружения ученого, деятельности Русского Исторического Общества. И хотя объем информации, сообщаемой авторами по интересующим нас проблемам невелик, в них достаточно ярко отражено значение личности Е.Ф. Шмурло в эмигрантской среде, его активная жизненная и научная позиция в постреволюционные годы. лл

Рубинштейн H.JI. Русская историография. М., 1941; Валк С. Н. Историческая наука в Ленинградском университете за 125 лет // Тр. юбил. научн. сес. Секция исторических наук. Л., 1948; Очерки истории исторической науки в СССР. Т. 2. М., 1960; Шапиро А.Л. Русская историография в период империализма: курс лекций. Л., 1962; Шапиро А.Л. Русская историография с древнейших времен до 1917 года. М., 1993 и др.

29 Пашуто В.Т. Русские историки-эмигранты в Европе. М., 1992. Раев М. Россия за рубежом. 1919-39. М., 1994; Акопян К.З. Эмиграция: очищение общества, бегство к свободе или дорога в никуда? // Российская интеллигенция на родине и в зарубежье:

В конце XX - начале XXI вв., когда имеет место общая тенденция переиздания работ историков рубежа XIX - XX вв. и возвращения забытых в советские годы имен, изучение наследия Е.Ф.Шмурло вышло на новый уровень, как по количеству исследований, так и по специальному характеру их проблематики. Активное переиздание работ Е.Ф. Шмурло в последние годы свидетельствует о всплеске историографического интереса к этому историку. Подтверждением этого явилось появление целого ряда статей и небольших заметок о разных сторонах интеллектуальной биографии ученого.

Проблематика, касающаяся определения места Е.Ф. Шмурло в научном сообществе и его принадлежности к научной школе л л

Петербургского университета, была поднята в статье Л.И. Деминой , где подвержен мастерскому источниковедческому анализу дневник Е.Ф. Шмурло об историках Санкт-Петербургского университета. В статье затрагивается самый ранний этап научного пути ученого, связанный с «северной столицей» России. Автор акцентирует внимание на отношениях между учеными Санкт-Петербургского университета, личностных характеристиках К.Н. Бестужева-Рюмина, С.Ф. Платонова, Д.И. Илловайского, уделяет внимание деятельности Исторического Общества при университете, полемике «петербургской» и «московской» школ. Исследуя влияние К.Н. Бестужева на ученика, Л.И Демина сообщает ряд сведений, способствующих пониманию концепции истории России Е.Ф. Шмурло и его историографических взглядов. Автор не ограничилась новые документы и материалы. М., 2001; Костиков В. В. «Не будем проклинать изгнанье.» Пути и судьбы русской эмиграции. М., 1992. одной научной работой, посвященной Е.Ф. Шмурло. Более цельным и комплексным представляется ее очерк31, дающий самую последовательную картину жизни историка. В нем она традиционно уделила большое внимание «санкт-петербургскому периоду» жизни Е.Ф. Шмурло, сформировавшему его как ученого. Молодой Е.Ф. Шмурло представлен в интерьере научного сообщества Петербурга, прослежены его научные контакты в Санкт-Петербурге, Москве и заграницей, способствовавшие развитию характерных личностных качеств историка: высокой коммуникационной активности и научной плодовитости. Однако, в целом, статья Л.И. Деминой фактографична и суха, автор только намечает штрихи интеллектуальной биографии историка, оживление которой дело будущего.

Концептуальная преемственность Е.Ф. Шмурло от К.Н. Бестужева-Рюмина отмечается в статье С.Г. Яковенко32, которая в своих рассуждениях выходит на проблему специфики «петербургской школы», ее основных черт и их отражения в научной деятельности учеников мэтра.

Исследовательница С.И. Горелова33 рассматривает археографическую и научно-организационную составляющие творчества Е.Ф. Шмурло — деятельность историка, связанную с изучением архивов Рима, Ватикана, Венеции, его работу в качестве ученого корреспондента Академии Наук в Риме. Особое внимание уделяется Архиву Конгрегации Пропаганды Веры (FIDE) и изданию документов, касающихся русско-итальянских отношений. Высокая

30 Демина Л.И. «Записки» Е. Шмурло об историках Петербургского университета» // Археографический Ежегодник за 1984 год. М., 1986.

31 Демина Л.И. Е.Ф.Шмурло // Шмурло Е.Ф. Курс русской истории. Т.1. СПб., 1997.

32 Яковенко С.Г. Е.Ф.Шмурло // Вопросы истории. 1993. № 9.

33 Горелова С.И. От издателя // Исторический Архив. 1997. № 5-6. оценка автора статьи, являющегося признанным специалистом как в данном вопросе, так и в области изучения творчества Е.Ф.Шмурло34, наследия достижений Шмурло в области нахождения и публикации архивных материалов, является весьма веским аргументом в пользу признания актуальности результатов деятельности Евгения Францевича для современности.

Статьи А. Королькова35 и B.C. Брачева36 объединяет произведение Евгения Францевича, ставшее объектом их внимания -«Курс русской истории». А. Корольков, инициатор переиздания монографии, обращает внимание на её уникальность, и фактически, посвящает свою статью объяснению потребности в её переиздании. B.C. Брачев рассматривает данную работу ученого как издание, ставшее результатом методологических и теоретических разработок Е.Ф. Шмурло. Для А. Королькова «Курс.» - приемное детище, за судьбу которого он несет ответственность перед российской исторической наукой. Е.Ф. Шмурло, по словам Королькова, всю жизнь считавший себя рядовым тружеником науки, оставил в своем творческом наследии множество глубочайших исследований по различным вопросам, не потерявших своего значения и по сей день, и, следовательно, требующих популяризации. Еще «неузнанный» на Родине историк воспринимается автором творцом «истории русской культуры», в чьих произведениях чувствуется «стилистика В.О. Ключевского», «тяготение к созданию убедительных образов прошлого», которыми могут воспользоваться разные специалисты —

34 В 1999 году С.И.Гореловой была защищена кандидатская диссертация «Исторические взгляды Е.Ф.Шмурло»

35 Корольков А. Возвращение из эмиграции русской истории Е. Шмурло // Шмурло Е.Ф. Курс русской истории. Т.1. СПб., 1997. литератор, философ, культуролог, музыкант, богослов» . Если цель

A. Королькова - популяризация, то B.C. Брачев создал сугубо научное историографическое исследование. Цель B.C. Брачева - изучение, а не популяризация. Автор отмечает воспитательную направленность курса, целью которого было «напомнить соотечественникам об их русскости, заронить в их душах чувство гордости за свою страну, свой народ, показать непреходящие ценности русской культуры»38. Таким образом, сам B.C. Брачев говорит о популяризаторской цели Е.Ф. Шмурло, которая выражалась в знакомстве читателей с готовыми «выводами науки», чтобы сформировать у них «уважительное отношение к сделанному предшественниками»39.

Особенностям межличностных контактов Е.Ф. Шмурло уделяют внимание исследователи П.А. Трибунский, А.В. Свешников,

B.П. Корзун и Д.М. Колеватов40. В сфере их интереса к коммуникативной теории и теории «историографического быта» личность Е.Ф.Шмурло рассмотрена через призму его отношений с другими историками. Научное общение с П.Н.Милюковым и

36 Брачев B.C. Шмурло Е.Ф. как историк // Шмурло Е.Ф. Курс русской истории. Т.1. СПб., 1997.

37 Корольков А. Указ. соч. С. 5 - 6.

38 Брачев B.C. Указ. соч. С. 531.

39 Там же. С. 514.

40 Корзун В.П., Колеватов Д.М. К вопросу о научных контактах сибирской провинции (Г.Е.Катанаев - Е.Ф.Шмурло) // Материалы III Всероссийской научной конференции «Культура и интеллигенция России: социальная динамика, образы, мир научных сообществ». Омск, 1998; Свешников А.В. Ученый корреспондент, потерявший Акадамию Наук (письма Е.Ф. Шмурло 1920-х годов в архиве С.Ф. Платонова) // Материалы IV Всероссийской научной конференции «Культура и интеллигенция России: Интеллектуальное пространство (Провинция и Центр). XX век. Т. 2. Мир ученого в XX веке: корпоративные ценности и интеллектуальная среда. Омск, 1998; Трибунский П.А. Труды Е.Ф.Шмурло по русской истории в оценке П.Н.Милюкова //Материалы Ш Всероссийской научной конференции «Культура и интеллигенция Россия: социальная динамика, образы, мир научных сообществ». Омск, 1998.

Г.Е.Катанаевым, переписка с С.Ф. Платоновым - дают дополнительные штрихи к биографии историка. Хотя сама персона Евгения Францевича в данных работах не является непосредственным объектом изучения, эти исследования важны для понимания характера взаимодействия Е.Ф. Шмурло с другими представителями академической среды.

Значительность педагогических заслуг Е.Ф. Шмурло в области воспитания эмигрантской молодежи в рамках празднования Дней Русской Культуры, сохранения у неё национального самосознания описывается в статье В.Ю.Волошиной41. Несмотря на отсутствие в статье освещения взаимосвязи между научной и общественной деятельностью ученого, она достаточно точно, на наш взгляд, передает систему ценностей ученого на ниве преподавания.

Биография Е.Ф. Шмурло стала изучаться и на его малой родине, чему поспособствовали научные изыскания местных историков-краеведов. Раскрывая в основном этапы жизни историка, связанные с Челябинском, они вводят новое имя в число его знаменитых горожан42. Публицистические статьи ставят целью восстановить его имя и заслуги в памяти потомков. Как и весь литературный комплекс о Е.Ф. Шмурло эти статьи пока лишь намечают штрихи к его биографии (о чем сказано и в их названии)43, не решаясь до этого давать комплексной характеристики его творчества.

Несмотря на большую значимость всех вышеперечисленных работ, нужно отметить, что ни одна из них не дает комплексной и

41 Волошина В.Ю. Е.Ф.Шмурло о проблеме сохранения исторической памяти русской эмиграции / Историк на пути к открытому обществу. Омск. 2002.

Боже B.C. Шмурло Е.Ф. //Летописцы земли уральской. Челябинск, 1997.

43 Боже Я.В. Челябинск - Петербург - Прага: штрихи в биографии Е.Ф. Шмурло // Челябинск неизвестный. Челябинск, 2003. подробной характеристики жи,зни и деятельности Е.Ф.Шмурло, что, впрочем, и не являлось их целью. Необходимо признать, что современная историографическая ситуация находится на уровне накопления информации об этом историке, исследователи предпочитают давать сухие зарисовки его жизнедеятельности, часто не владея источниковым материалом и допуская фактические погрешности в изложении. Так в учебнике под редакцией М.Ю. Лачаевой, предназначенном для высших учебных заведений, мы находим очевидную ошибку в следующем пассаже: «.Его (Е.Ф.Шмурло) отец, родом из Брянска, был переводчиком «Илиады» Гомера.»44. Несмотря на это, нельзя не отметить, что именно после издания статьи о Е.Ф.Шмурло в современном учебнике, мы можем говорить если и не о реставрации этого имени в ряду историков «первого плана», то, во всяком случае, о возвращении личности Е.В.Шмурло из «эмиграции русской истории» .

Для достижения поставленных целей исследования и решения задач в работе использовался целый комплекс неопубликованных и опубликованных источников, многие из которых впервые вводятся в научный оборот. Среди них особое место занимают архивные материалы, отложившиеся в Российском Государственном Историческом Архиве (РГИА), Отделе рукописей Российской Национальной Библиотеки (ОР РНБ) и аналогичном отделе Российской Государственной Библиотеки (ОР РГБ), Архиве Петербургского Филиала Института Русской Истории Российской Академии Наук (СПб ФИРИ). Источником же информации о детстве и

44 Историография истории России до 1917 года / Под ред. Лачаевой М.Ю. Т. 2. М., 2003. С. 290. семье ученого стали материалы, хранящиеся в Объединенном Государственном Архиве Челябинской области (ОГАЧО).

Самый крупный архивный блок источников содержится в личном фонде Е.Ф.Шмурло, хранящемся в данный момент в Государственном Архиве Российской Федерации в г. Москве. Общий объем фонда - 835 дел, хронологически датирующихся 1804 - 1935 гг. Фонд разделен на 8 разделов, в рамках которых содержатся личные документы Е.Ф.Шмурло, его сочинения, описи и копии документов о России, хранящихся в итальянских архивах, документы, характеризующие его служебную деятельность, личная и научная переписка Е.Ф.Шмурло и другие материалы.

Работу с фондом усложняет то обстоятельство, что в нём содержатся документы не только на русском, но и на иностранных языках, а также то, что лишь небольшая группа материалов выполнена в технике машинописи. По большей части материалы фонда — это трудно разбираемые черновики и рукописи. Материалы данного фонда — важнейший комплекс источников по «эмигрантскому периоду» жизни и деятельности Е.Ф.Шмурло.

Помимо неизданных архивных материалов, в данной работе использованы и опубликованные источники. Все они неоднородны по своему составу, значимости, информативным функциям, поэтому не являются монолитным комплексом, а представляют несколько самостоятельных групп. В основу классификации общего комплекса источников диссертации положен видовой принцип.

Первая группа включает труды и подготовительные материалы к ним Е.Ф. Шмурло, которые можно разделить на научные исследования, публицистику и работы учебно-педагогической направленности. Весьма ценным источником для рассмотрения научной лаборатории ученого и изучения диалектики его взглядов на отдельные моменты истории России являются черновые конспекты и наброски к курсам лекций, и статьям45.

Значительную группу материалов составляют наброски ученого к "Курсу русской истории": «О проекте Государственной Думы», «Чему учит нас русская история», «Димитрий — не самозванец», «Введение в русскую историю» и другие. Показательны в этом плане выписки из публичных выступлений историка-евразийца П.Н. Савицкого46, сделанные Е.Ф. Шмурло и характеризующие его как разностороннего в своих научных интересах ученого.

В комплексе сочинений Е.ф. Шмурло отдельное место занимют историографические работы историка, к которым, кроме монографии «Петр Великий в оценке современников и потомства»47, можно отнести комплекс историографических статей, отдельные мемуарные записки, учебно-методические материалы к учебному курсу по историографии48.

Вторая группа источников — это источники личного происхождения, которые имеют свою внутреннюю структуру. К первой подгруппе источников личного происхождения можно отнести биографические и автобиографические материалы. Дифференцируя их

45 Шмурло Е.Ф. Русская история в свете географической обстановки // ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д.31; Шмурло Е.Ф. Спорные вопросы русской истории (черновики) // ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д.40. Шмурло Е.Ф. Общее введение в русскую историю // ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д.35. Шмурло Е.Ф. Речь «Петр Великий и его наследие» // ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д. 46.

46 Текст выступлений евразийца П.Н.Савицкого по вопросам истории // ГАРФ. Ф.5965. Оп.1 Д.785

47 Шмурло Е.Ф. Петр Великий в оценке современников и потомства. Т.1. СПб. 1912.

48 Шмурло Е.Ф. Петр Великий в русской литературе (опыт историко-библиографического обзора) // ЖМНП. 1911-12; Шмурло Е.Ф. С.М.Соловьев // Вопросы истории. 1993. № 9; Шмурло Е.Ф. План курса историографии // ГАРФ. Ф. по степени значимости, хотелось бы, прежде всего, выделить автобиографические заметки Е.Ф.Шмурло49, хранящиеся в ГАРФ. Несмотря на то, что «Заметки» не адаптированы для публикации, события жизни ученого описываются им достаточно емко и последовательно. Таким образом, данный источник является, несомненно, самым уникальным и важным свидетельством, касающимся жизни Евгения Францевича. Краткие, полные сокращений, эти записи интересны, прежде всего, тем, что они транслируют информацию от «первоисточника», позволяют общаться напрямую с их автором, акцентируя внимание на личностных приоритетах Е.Ф. Шмурло, его видения окружающей действительности и своего места в ней.

Не последнее место в данной группе материалов принадлежит еще одной автобиографической статье50. Помимо оригинального набора сведений о жизни и научной деятельности Е.Ф.Шмурло, статья содержит полный список изданных к 1902 году работ историка. Информация, заложенная автором в статье, также позволяет понять, какие вехи своей личной и научной биографии ценил сам Шмурло.

Оригинальные биографические материалы содержатся в документах семьи Шмурло-Покровских51, среди которых: акты о собственности, личные дела братьев историка и другие подобные материалы. Эти источники наглядно характеризуют статус семьи

5965. Оп.1. Д.ЗЗ; Шмурло Е.Ф. Курс русской истории. Т.1. СПб., 1997; Шмурло Е.Ф. История России. М.,1997.

49 Шмурло Е.Ф. Автобиографические заметки // ГАРФ. Ф. 5965. Оп.1. Д. 8.

50 Шмурло Е.Ф. (автобиография) // Биографический словарь профессоров и преподавателей Юрьевского университета за 100 лет его существования. Юрьев, 1902

51 Личное дело инженера В.ФЛПмурло // ГАЧО. Ф.И-221. Оп.1. Д. 34; Переход имущества за 1908 г. // ГАЧО. Ф.И.-3. Оп.1. Д932. ученого на его «малой Родине», экономические условия, в которых он рос и воспитывался.

Материалы же, содержащиеся в Делах Департамента Герольдии Сената52, позволяют проследить судьбу рода Шмурло в течении двух веков, а также очень подробно охарактеризовать семью Франца Осиповича Шмурло и Раисы Корнильевны Покровской - родителей ученого. Для нас, земляков ученого, эти изыскания имеют еще и дополнительную ценность, сообщая информацию о семействе, составлявшем элиту Челябинска в XIX - начала XX вв.

Личность Евгения Францевича также фигурирует и на страницах челябинской печати53 начала прошлого века, что свидетельствует о сохранении им связей с Челябинском вплоть до самой революции 1917 года, а также о том, что в городе он был заметной фигурой не только в силу происхождения.

Ко второй подгруппе источников можно отнести мемуарную литературу, выраженную воспоминаниями коллег об ученом, и эпистолярные материалы, представленные его перепиской с ними. Этот комплекс источников позволяет представить личность Е.Ф. Шмурло на общекультурном фоне эпохи и в межличностных отношениях. Е.Ф. Шмурло упоминается в воспоминаниях П.Н. Милюкова54. Познакомившись еще в молодости, историки поддерживали как научные, так и личные отношения и в России, и в эмиграции.

52 Правительствующего Сената Департамента Герольдии Дело о выдаче диплома роду Шмурло // РГИА. Ф.1343. Оп.ЗЗ. Д.2254.

Возвращение из ученой поездки // Голос Приуралья. 1911. 28 августа; Первое земское собрание // Голос Приуралья. 1913.24 июля.

54 Милюков ГШ. Воспоминания. М.1990.

Воспоминания о совместных годах, проведенных с Е.Ф.Шмурло в стенах Санкт-Петербургского университета, оставил и другой его коллега - С.Ф.Платонов55. В них он охарактеризовал не только самого Евгения Францевича, но и общего учителя — К.Н. Бестужева-Рюмина.

Другим важнейшим источником, в котором раскрывается личная и научная биография Е.Ф. Шмурло, является его переписка с друзьями и коллегами по РИО56, а именно - А.А. Кизеветтером, Г.В. Вернадским, П.Н. Милюковым, значительная часть которой сейчас опубликована57. Мы также привлекли в процессе работы переписку Е.Ф. Шмурло с И.В. Помяловским58, немало сделавшим для формирования Евгения Францевича как ученого и преподавателя, письма к С.Ф.Платонову коллеги Шмурло по Петербургскому университету - В.Г. Дружинина59.

Хотелось бы отметить особенную роль писем как источника в рамках. того подхода, который был принят нами за основу методологии при работе над данным исследованием. Как пишет ряд авторов во главе с В.П.Корзун, «.Письма - это источник, который содержит в себе принципиально значимую информацию для научного познания, которую практически невозможно извлечь из иного вида источников. Все зависит от умения исследователя «задавать

55 Платонов С.Ф. Несколько воспоминаний о студенческих годах // Дела и дни. 1921. ЬСн.2; Платонов С.Ф. Бестужев-Рюмин // Русский исторический журнал. 1922. Кн. 8.

56 Переписка Е.Ф. Шмурло с П.Н. Милюковым // ГАРФ. Ф. 5965. Оп.1. Д. 695; Переписка Е.Ф. Шмурло с А.А. Кизеветтером // ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д.674; Переписка Е.Ф.Шмурло с Г.В.Вернадским // ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д. 655.

57 Письма русских историков (С.Ф. Платонов, П.Н. Милюков) / Под ред. проф. В.П. Корзун. Омск, 2003.

58 Письма Е.Ф.Шмурло И.В.Помяловскому. ОР РНБ. Ф.608. Оп.1. Д.1446

59 Письма В.ГДружинина С.Ф.Платонову. ОР РНБ. Ф.585. Оп.1. Д.2833 вопррсы».»60 При том, что письма, по своему характеру и предназначению, лишены ориентации на «объективность», присущей научным работам ученых, для анализа личности и взаимодействия с научной средой самого ученого, они, несомненно, более интересны. Причиной этого является приватный характер письма, возможность для его автора раскрыть свое истинное мнение по какому-либо вопросу, без «оглядки» на социокультурные стереотипы среды.

Следствием переосмысления современными исследователями значимости и информативности некоторых источников, в частности писем и мемуаров историков, стала возросшая в последние годы публикация этого источникового пласта. Немаловажную роль в этом процессе сыграли омские историки, которые в последние годы опубликовали целую серию источников эпистолярного жанра. Особенно примечательна для нас коллективная монография, посвященная миру историка, в качестве приложения к которой фигурируют письма, написанные Е.Ф. Шмурло, и выдержки из его автобиографических заметок61.

Наконец, последний блок источников, используемый в данной работе, - это отчетные материалы различных общественных организаций, в деятельности которых принимал участие Е.Ф. Шмурло. Российский период жизни и деятельности Е.Ф. Шмурло в качестве организатора науки отражен в наиболее объемном по количеству сообщаемых сведений источнике информации о деятельности Е.Ф.Шмурло в рамках Исторического Общества при Петербургском

60 Корзун В.П., Свешников А.В., Мамонтова М.А. Историк в собственных письмах: зеркало или мир зазеркалья? (Несколько замечаний о специфике писем русских историков XIX - XX вв. в качестве историографического источника) // Письма русских историков (С.Ф. Платонов, П.Н. Милюков). Омск, 2003. С. 4 - 5.

Мир историка. XX век: Монография / Под ред. А.Н. Сахарова. М., 2002. л университете , где Шмурло фигурирует в качестве Члена Комитета общества и Библиотекаря.

Событийный и информационный ряд, связанный с эмигрантской научно-организационной деятельностью Е.Ф. Шмурло в качестве председателя РИО в Праге и одного из лидеров русской диаспоры в Чехословакии в период с 1924 по 1935 годов, получает определенное освещение в материалах этого общества63, автором многих из них также является историк. Эти отчеты всесторонне охватывают деятельность Общества во всех направлениях: собрания, научная работа, участие в общественной жизни русской диаспоры и Чехословакии в целом. Уникальны и статистические материалы по деятельности РИО, публикуемые в отчетах.

Источники, на которые мы опирались в изучении его творчества, весьма отличны от них по структуре и информативным функциям. Этот блок материалов позволяет реконструировать черты научно-организационной деятельности ученого, что является дополнительной чертой его интеллектуальной биографии. Но есть в них место и личностным характеристикам ученого.

Структура работы в соответствии с задачами исследования, состоит из введения, трех глав и заключения. Первая глава охватывает уральский период жизни Е.Ф. Шмурло, его студенческие годы и первые самостоятельные шаги в науке, что позволяет конструировать процесс профессионального становления его как историка-профессионала. Во второй главе главное место уделяется собственно

62 Протоколы заседаний Комитета Исторического Общества при Петербургском университете за 1897 г. // СПб ФИРИ РАН. Ф.219. Оп.1. Д.13; Протоколы заседаний Комитета Исторического Общества при Петербургском университете за 1898 г. // СПб ФИРИ РАН. Ф.219. Оп.1. Д. 14. научной, научно-организационной и учебно-педагогической сторонам деятельности Е.Ф. Шмурло, в которых раскрывается его профессиональное кредо на различных поприщах. Наконец, третья глава посвящена эмигрантскому периоду жизни Е.Ф. Шмурло и главным приоритетам ученого в этот период. В заключении подводятся основные выводы и результаты исследования.

63 Шмурло Е.Ф. Речь об одиннадцатом юбилее Чехо-Словацкой республики // ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д.120.

Глава X. Становление Е.Ф. Шмурло как историка.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Боже, Ян Владимирович

Заключение

Антропологический поворот, отмеченный в современном науковедении, и традиции «персональной истории» привели к тому, что в поле научных интересов современных исследователей стали попадать личности предшествующих поколений историков. Тенденция реконструирования их интеллектуальных биографий выразилась в появлении целой серии работ, в центре которых оказывались ученые, чья научная деятельность приходилась на рубеж двух веков — XIX и XX.

Этот период особенно притягателен для исследователей. С одной стороны, это был период кризиса науки, формирования новых исследовательских задач, этап поисков и метаний, что также способствует неутихающему интересу к этой эпохе. С другой, - подтверждается точка зрения, что далекое видится на расстоянии, и сейчас настал момент, когда можно, наиболее полно оценить значение для развития исторической науки тех ее деятелей, которые творили почти столетие назад.

Проведенное нами исследование личности и научной деятельности Евгения Францевича Шмурло позволило сформулировать основные выводы по поводу особенностей его интеллектуальной биографии.

Жизненный путь Е.Ф. Шмурло можно условно разделить на несколько этапов: уральский, петербургский, дерптский, римский и пражский. Но это деление только формально отражает результаты жизненного выбора историка, и не может показать содержание всех внутренних переживаний и раздумий историка, приведших к данному выбору.

Переезд из Челябинска в Петербург был всецело определен выбором матери будущего ученого, которая занималась образованием детей и хотела для них хорошего образования. Однако провинциальное происхождение Е.Ф. Шмурло и пробелы в его образовании замедлили профессиональное определение ученого, вынужденного из-за плохого знания греческого языка поступить на юридический факультет и потерять целый год, прежде чем удалось перевестись на более значимый для него историко-филологический. Дерптский университет появился на жизненном пути ученого в момент личной драмы и неудач в карьерном росте и стал временным пристанищем историка, который вскоре делает свой выбор в пользу Европы. Наконец, последний эмигрантский период в жизни Е.Ф. Шмурло вновь стал вынужденным в силу сложившейся политической ситуации в России.

Весомую часть своей жизни Е.Ф. Шмурло провел за границей, что, конечно, сказалось на этапе забвения, постигшем его личность и творчество на родине. Сказалось в этой связи и влияние той роли, которую избрал для себя Е.Ф. Шмурло — роли археографа, «скромного труженника» исторической науки, историка, не создавшего школы и круга учеников, но посвятившего себя кропотливой работе с архивными материалами!

И в этом контексте, Е.Ф. Шмурло выступает как представитель особой «роли» в исторической науке — «роли» «ученого второго плана», посвятившего себя не созданию новационных теорий в области теории и практики истории, не «Творца», но «ремесленника», сумевшего своей работой развить основные положения исторических концепций своих предшественников, сделать шаг к их синтезу с концепциями, рождавшимися в недрах Русского Зарубежья.

Освещение основных вех жизни ученого, признанное нами одной из задач данной работы, раскрывает Евгения Францевича как незаурядную личность, целеустремленного ученого и активнейшего организатора науки, жившего и творившего рядом с такими людьми как С.Платонов, К.Бестужев-Рюмин, А.Лаппо-Данилевский.

То, что Е.Ф. Шмурло смог не затеряться на фоне столь ярких ученых и занять достойное место в академической науке своего времени свидетельствует о большом потенциале если не его исторического метода и концепции истории Российского государства, то его подхода к организации исследовательской и педагогической работы, его роли в формировании интеллектуального поля исторической науки рубежа XIX-XX веков.

Анализируя биографический аспект эмигрантского периода биографии Е.Ф. Шмурло, мы склонны характеризовать его как период всплеска научной и организаторской активности ученого. Е.Ф. Шмурло воспринял новаторский образ ученого-профессионала как активного общественно-политического деятеля, сложившийся на рубеже XIX - XX вв.

Следует особенно подчеркнуть такой момент биографии Е.Ф. Шмурло, как создание и деятельность Русского Исторического Общества в Праге. Будучи Председателем Общества, Е.Ф. Шмурло удалось превратить его в одну из наиболее академичных организаций Русского Зарубежья. РИО дало возможность научного роста многим ученым, вынужденным бежать из России в силу политических обстоятельств, стало школой для «генерации молодых историков-эмигрантов». Именно РИО были отданы последние годы жизни ученого.

Но вместе с тем нам хотелось бы также отметить, что основа подобной продуктивной работы Евгения Францевича во всех направлениях в период эмиграции была заложена еще до 1917 года, в период его учебы и преподавания в Петербургском университете, а также — во время его работы в качестве ученого корреспондента Академии Наук в Риме. Именно в эти годы Евгений Францевич сложился как ученый, приобрел авторитет среди историков России и Европы, наработал свою «источниковую базу».

Однако, наибольший научный рост Е.Ф. Шмурло как историка шел, по нашему мнению, в период после 1917 года: Евгений Францевич охотно шел на контакт с молодыми новаторскими течениями в исторической науке, что позволило ему в своих работах синтезировать подходы «классического» для российской исторической науки позитивизма с наработками молодых ученых-эмигрантов. И хотя вокруг Е.Ф. Шмурло не сформировалось круга учеников, им было сделано многое для развития исторической науки в среде русских эмигрантов в целом.

Формирование научно-исторических взглядов Е.Ф. Шмурло происходило в период усиления и развития позитивистского образа науки, в полной мере воспринятого историком. Набиравшие силу неокантиантский идеал научного знания и новые подходы к прочтению источника не оказали весомого влияния на Е.Ф. Шмурло. В своих работах он не продемонстрировал подверженности новым науковедческим тенденциям.

Идеал научного знания в представлении Е.Ф. Шмурло формировался под воздействием разных факторов. Особое значение в этой связи приобрела интеллектуальная атмосфера последних десятилетий XIX в., окружавшая ученого, в первую очередь, в Петербургском университете. Находясь под концептуальным воздействием К.Н. Бестужева-Рюмина, общаясь с П.Н. Милюковым и С.Ф. Платоновым, Е.Ф. Шмурло сформировал для себя модель исторического исследования, которой придерживался в последствии.

Идеальная модель исследования для Е.Ф. Шмурло не выходила за пределы традиции Петербургской школы и соответствовала «синтетическому» переосмыслению прошлого с учетом множества точек зрения, бытовавших на историю России.

Длительный перерыв, связанный с приоритетом археографической деятельности, привел к тому, что Е.Ф. Шмурло, уже в эмиграции создавая основные свои научные труды, вернулся к тому образу науки, который воспринял еще в студенческую бытность.

Находясь в эмиграции, Евгений Францевич написал и издал свои главные труды, касающиеся как отдельных вопросов истории России, так и ее концепции в целом. Определенные аспекты методологии истории также рассматривались историком. Итогом научно-исследовательской работы Евгения Францевича стало издание комплексных трудов по истории России, на многие года ставших настольными учебниками для россиян, вынужденных расстаться с Родиной после революции. Синтез в данных трудах «всех достижений российской и иностранной исторической науки по вопросам истории России» обусловил их определенную научную ценность и по сей день. Причем, не только как образцов историографии определенных проблем, но и как самоценных трудов, содержащих в себе интереснейший синтез подходов и концепций до-марксистского периода русской исторической науки.

Лекционный характер этих работ историка свидетельствует, что ученый примерял к себе воспитательную функцию. Используемый Е.Ф. Шмурло жанр учебника стал своеобразной формой трансляции научных ценностей, которых придерживался историк, в молодежную эмигрантскую среду.

Мы надеемся, что наши разработки, коснувшиеся вопросов жизни и деятельности Е.Ф.Шмурло, станут одним из этапов изучения, освещения и популяризации персоналии этого историка и археографа, и также будут способствовать занятию им места в истории исторической науки, достойного его вкладу в изучение прошлого.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Боже, Ян Владимирович, 2004 год

1. Источники1. Архивные материалы

2. Государственный архив Российской Федерации Ф. 5965 — личный фонд Е.Ф. Шмурло

3. Отдел рукописей Российской Национальной библиотеки Ф.163. фонд О.В. Синакевич Ф.585. - фонд С.Ф. Платонова Ф.608. - фонд И.В. Помяловского

4. Российский Государственный Исторический Архив Ф.733. фонд Министерства внутренних дел Ф.1343. - фонд Департамента Герольдии Сената

5. Российский Государственный Военно-Исторический Архив Ф. 3579. — фонд Волынского уланского полка

6. Отдел Рукописей Российской Государственной Библиотеки Ф. 119. фонд Н.И. Кареева Ф. 334. — фонд Б.Н. Чичерина Ф. 342. - фонд П.П. Шибанова

7. Санкт-Петербургский Филиал Института Российской Истории Российской Академии Наук

8. Ф.219 фонд Исторического Общества при Санкт-Петербургском университете

9. Объединенный Государственный Архив Челябинской Области Ф.И-3. фонд имущества семьи Шмурло Ф.И-20. - личное дело Г.Ф. Шмурло Ф.И-221. - личное дело В.Ф. Шмурло

10. Ф.И-226. метрическая книга Христорождественского собора

11. Научные работы, публицистика, конспекты лекций Е.Ф. Шмурло:

12. Русское историческое общество в Праге за 9 лет существования. Прага, 1934.

13. Шмурло Е.Ф. Библиография сочинений Е.Ф. Шмурло. ГАРФ. Ф. 5965. On. 1. Д. 9.

14. Шмурло Е.Ф. Текст выступлений евразийца П.Н.Савицкого по вопросам истории. ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д.785.

15. Шмурло Е. Ф. Отчет о заграничной командировке осенью 1897 года и.д. ординарного профессора Шмурло Е.Ф. Юрьев. 1898.

16. Шмурло Е.Ф. Рим и Москва//Записки РИО в Праге. Кн.З. Прага-Нарва, 1938.

17. Шмурло Е.Ф. Спорные вопросы русской истории (черновики). ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д.40.

18. Шмурло Е. Ф. Русская история в свете географической обстановки. ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д.31.

19. Шмурло Е.Ф. Дмитрий — не самозванец! (материалы Симанкского архива). ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д.78.1.. Шмурло Е.Ф. Биографические очерки различных деятелей XVII и XVIII веков. ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д.153.

20. Шмурло Е.Ф. Предисловие к Сборнику трудов Русской академической группы в Италии. ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д.111.

21. Шмурло Е.Ф. Речь об одиннадцатом юбилее Чехословацкой республики. ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д.120.

22. Шмурло Е.Ф. Нужда в Челябинском уезде// Летописцы земли уральской. Челябинск, 1997.

23. Шмурло Е.Ф. Архив Конгрегации Пропаганды Веры и его значение для русской истории // Исторический Архив. 1997. № 5-6.

24. Шмурло Е.Ф. С.М.Соловьев // Вопросы Истории. 1993. №9.

25. Шмурло Е.Ф. Петр Великий в оценке современников и потомства. Т.1. СПб., 1912.

26. Шмурло Е.Ф. Чему учит нас русская история? (рукопись). ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д. 106.

27. Шмурло Е.Ф. История России. М., 1997.

28. Шмурло Е.Ф. Курс русской истории. Т. 1-3. СПб.,1997.

29. Шмурло Е.Ф. История России (дополнения и поправки). ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д. 18.

30. Шмурло Е.Ф. Речь «Петр Великий и его наследие». ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д.46.

31. Шмурло Е.Ф. Предисловие к биографии А.С.Пушкина. ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д.173.

32. Шмурло Е.Ф. Общее введение в русскую историю. ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д.35.

33. Шмурло Е.Ф. План курса историографии. ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д.ЗЗ.

34. Шмурло Е.Ф. Москва и Рим (конспект). ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д.123.

35. Шмурло Е.Ф. О проекте Гос.Думы. ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д. 170.

36. Шмурло Е.Ф. Вольтер и его книга о Петре Великом. Прага. 1929.

37. Шмурло Е.Ф. История России (IX — XX вв.). Мюнхен,1929.

38. Шмурло Е.Ф. Сношения России с папским престолом в царствование Петра Великого. Белград, 1929.

39. Шмурло Е.Ф. О «научной» деятельности белоэмигранта П.Н.Милюкова. Машинопись. ГАРФ. Ф.5965. Оп.1 Д.240.

40. Шмурло Е.Ф. О книге профессора Вернадского Г.В. «Начертание русской истории». Машинопись. ГАРФ. Ф.5965. Оп.1 Д.243.

41. Шмурло Е.Ф. Тезисы доклада об историках Бестужеве и Соловьеве. Машинопись. ГАРФ. Ф.5965. Оп.1 Д.263.

42. Шмурло Е.Ф. К.Н.Бестужев-Рюмин. Очерк жизни и деятельности. Отт. изд. «Северный Вестник», СПб, 1897, № 4 (С. 141 161), №5 (С. 81 - 88), №6 (С. 132 - 139). Киев, 1897. МК РГБу.

43. Шмурло Е.Ф. А.Г.Брикнер. Некролог. Отт.изд.Журнала Министерства народного просвещения. 1897. №2. Отд.4. С.117 157. СПб, 1897. МК РГБу.

44. Шмурло Е.Ф. И.А. Голышев. Отт.из «Библиограф». СПб. 1891. МК РГБу.

45. Шмурло Е.Ф. Проспект Экзаменационной комиссии при российском посольстве в Риме об издании учебных конспектов для учащихся эмигрантов (ноябрь 1921, машинописный черновик). ГАРФ. Ф.5965. Оп.1 .Д.268.

46. Шмурло Е.Ф. Вольтер и его книга о Петре Великом. Прага, 1929.

47. Шмурло Е.Ф. Сношения России с папским престолом в царствование Петра Великого. Белград, 1929.

48. Шмурло Е.Ф. К.Н.Бестужев-Рюмин. Очерк жизни и деятельности. Отт. изд. «Северный Вестник», СПб, 1897, № 4 (С. 141 161), №5 (С. 81 - 88), №6 (С. 132 - 139). Киев, 1897. МК РГБу.

49. Шмурло Е.Ф. Голодный год. Письма в С.-Петербургские ведомости (1989 1899). М., 1900.

50. Научные труды учителей и современников Е. Ф. Шмурло

51. Бестужев-Рюмин К.Н. Современное состояние русской истории, как науки // Московское обозрение. 1859. Кн. 1.

52. Бестужев-Рюмин К.Н. Русская история. СПб., 1872.

53. Бестужев-Рюмин К.Н. «Русская история»: Лекции, читанные г. профессором Бестужевым-Рюминым в 1865/6 акад. Году для гг. студентов С. Петербургского университета, составленные под редакцией профессора студентом Фойницким. Вып. 1.

54. Ключевский В. О. Курс русской истории. Сочинения в 9-ти тт.

55. Ключевский В. О. Боярская дума Древней Руси. Добрые люди Древней Руси. М., 1994.

56. Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. В 3-х тт. М., 1993.

57. Соловьев С.М. История России с древнейших времен. В 18 кн. М., 1991.

58. Соловьев С.М. Об истории новой России. М., 1993.

59. Тайны истории. М.П. Погодин, Н.И. Костомаров, С.М. Соловьев, В.О. Ключевский о пользе исторических знаний. Сборник. М., 1994.

60. Мемуаристика, источники личного происхождения

61. Анненский И.Ф. Письма из Италии // Встречи с прошлым. Вып.8. М., 1996.

62. Бестужев-Рюмин КН. Воспоминания (до 1860 года) // Сб. Отделения русского языка и словесности имп. Академии наук. СПб., 1900. Т. LXVII. № 4.

63. Бестужев-Рюмин К.Н. Е.А. Белов (Некролог) // ЖМНП. 1895. № 12.

64. Бестужев-Рюмин К.Н. Биографии и характеристики. СПб.,1882.

65. Боборыкин ИД. Воспоминания. В 2-х тт. М., 1965.

66. Возвращение из ученой поездки // Голос Приуралья. 1911. 28 августа.7. «В промоции Вашей я всегда был уверен». Письма П.Н. Милюкова С.Ф. Платонову / Подг. Корзун В.П., Мамонтова М.А., Свешников А.В. // Исторический архив. 2001. № 3.

67. Входящая служебная переписка ученого корреспондента РАН в Риме Шмуло Е.Ф. (1903 1917). ГАРФ. Ф. 5965. On. 1 Д. 604.

68. Гревс ИМ. В.Г. Василевский как учитель науки // ЖМНП. 1899. Ч. 324.

69. Дневник Веры Сергеевны Аксаковой. СПб, 1913.

70. Исходящая переписка ученого корресподента РАН в Риме Е.Ф.Шмурло (1903 1910). ГАРФ. Ф. 5965. On. 1. Д. 605.

71. Исходящая переписка ученого корресподента РАН в Риме Е.Ф.Шмурло (1910 1923). ГАРФ. Ф. 5965. On. 1. Д. 606.

72. Кизеветтер А.А. На рубеже двух столетий (воспоминания 1881-1914 гг.). Прага, 1929.

73. Костомаров Н.И. Автобиография. М., 1922.

74. Лаппо И.И. Памяти Б.А.Евреинова, А.А.Кизеветтера, Е.Ф.Шмурло // Записки РИО в Праге. Кн.З. Прага-Нарва, 1938.

75. Милюков П.Н. Три поколения // Записки РИО в Праге. Кн.З. Прага-Нарва, 1938.

76. Милюков П.Н. Воспоминания. В 2-х тт. М., 1990.

77. Пель Г.Р. Е.Ф. Шмурло и младшее поколение русских историков за рубежом // Записки РИО в Праге. Кн.З. Прага-Нарва, 1938.

78. Переписка проф. русской истории Шмурло Е.Ф. с попечителем Юрьевского учебного округа о назначении его и.д.ординарного профессора. РГИА. Ф. 733. Оп. 150. Д. 1163.

79. Переписка Е.Ф.Шмурло с Стоюниной М.Н. (1929 -1934). ГАРФ. Ф. 5965. On. 1 Д. 719.

80. Переписка Е.Ф.Шмурло с П.Б.Струве. ГАРФ. Ф. 5965. On. 1. Д. 720.

81. Переписка Е.Ф.Шмурло с А.В.Флоровским. ГАРФ. Ф. 5965. On. 1. Д. 726.

82. Переписка Е.Ф.Шмурло с профессором Ярославом Бидло. ГАРФ. Ф. 5965. On. 1. Д. 649.

83. Переписка Е.Ф.Шмурло с МВД и петербургским градоначальником о разрешении ему прочитать публичную лекцию «Воспитательное значение личности Петра Великого и его преобразований». РГИА. Ф. 733. Оп. 195. Д. 524.

84. Переписка Е.Ф.Шмурло с Г.В.Вернадским. ГАРФ. Ф. 5965. On. 1. Д. 655.

85. Переписка Е.Ф.Шмурло с П.Н.Милюковым. ГАРФ. Ф. 5965. On. 1. Д. 695.

86. Переписка Е.Ф.Шмурло с А.А.Кизеветтером. ГАРФ. Ф. 5965. Оп. 1.Д. 674.

87. Переписка Шмурло Е.Ф. с правлением белоэмигрантского Русского исторического заграничного архива в Праге (1925 1932). ГАРФ. Ф. 5965. On. 1 Д. 627.

88. Переписка канцлера президента Чехословацкой республики с Шмурло Е.Ф. ГАРФ. Ф. 5965. On. 1 Д. 640.

89. Первое земское собрание!I Голос Приуралья. 1913. 24июля.

90. Письма С.Ф. Платонова П.Н. Милюкову. Подг. Корзун В.П., Мамонтова М.А., Свешников А.В. // Мир историка. XX век. Монография / Под ред. А.Н. Сахарова. М., 2002.

91. Письмо М.А. Дьяконова В.Г. Дружинину и С.Ф. Платонову / Публ. и комм. подг. М.А. Мамонтовой // Мир историка. XX век. Монография / Под ред. А.Н. Сахарова. М., 2002.

92. Письма русских историков (С.Ф.Платонов, П.Н.Милюков). Омск, 2003.

93. Письма В.Г.Дружинина С.Ф.Платонову. ОР РНБ. Ф. 585. On. 1. Д. 2833.

94. Письма В.Г.Дружинина С.Ф.Платонову. ОР РНБ. Ф. 585. On. 1. Д. 2834.

95. Письмо М.М.Литвинова С.Ф.Платонову. ОР РНБ. Ф. 585. On. 1. Д. 3410.

96. Письма Е.Ф.Шмурло С.Ф.Платонову. ОР РНБ. Ф. 585. On. 1. Д. 4662.

97. Письма Е.Ф.Шмурло С.Ф.Платонову. ОР РНБ. Ф. 585. On. 1. Д. 4661.

98. Письма Е.Ф.Шмурло И.В.Помяловскому. ОР РНБ. Ф. 608. On. 1. Д. 1446.

99. Письма белоэмигранта Шмурло Леонида Францевича (1933 34). ГАРФ. Ф. 5965. On. 1 Д. 734.

100. Письмо Е.Ф.Шмурло к Карееву Н.И. Ноябрь. 1913. ОР РГБ. Ф. 119. К. 4. Д. 38.

101. Письмо Е.Ф.Шмурло к Карееву Н.И. Октябрь. 1899. ОР РГБ. Ф. 119. К. 11. Д. 102.

102. Письма Е.Ф.Шмурло к Б.Н.Чичерину. Юрьев. 1998 -99 гг. ОР РГБ. Ф. 334. Пп. 2. Д. 4.

103. Письмо Е.Ф.Шмурло к Шибанову П.П. Октябрь. 1894. ОР РГБ. Ф. 342. К. 43. Д. 25.

104. Платонов С.Ф. Несколько воспоминаний о студенческих годах // Дела и дни. 1921. Кн.2.

105. Платонов С.Ф. Бестужев-Рюмин // Русский исторический журнал. 1922. Кн.8.

106. Платонов С.Ф. Константин Николаевич Бестжув-Рюмин (1897) // Платонов С.Ф. Статьи по русской истории (1883 -1902). СПб., 1903.

107. П.Н. Милюков Е.Ф. Шмурло / Публ. и комм. подг. В.Ю. Волошина // Мир историка. XX век. Монография / Под ред. А.Н. Сахарова. М., 2002.

108. Пресняков А.Е. К.Н. Бестужев-Рюмин: К 25-летию со дня кончины // Дела и дни: Исторический журнал. Пг., 1922. Кн. 3.

109. Саханев В. Биографический очерк Е.Ф.Шмурло. ГАРФ. Ф. 5965. On. 1. Д. 769.

110. Синакевич О.В. «Жили-были». Воспоминания. Тетрадь 3-я. 1886-93 гг. ОР РНБ. Ф. 163. On. 1. Д. 316.

111. Телеграмма Е.Ф.Шмурло к Карееву Н.И. Май. 1897. ОР РГБ. Ф. 119. К. 45. Д. 41.

112. Фатеев А.Н. Два историка и два построения русской истории // Записки РИО в Праге. Кн.З. Прага-Нарва, 1938.

113. Шмурло Е.Ф. (автобиографическая заметка) // Энциклопедический словарь изд. Брокгауз и Ефрон. T.XXXIX. СПб., 1903.

114. Шмурло Е.Ф. (автобиография) // Биографический словарь профессоров и преподавателей Юрьевского университета за 100 лет его существования. Юрьев, 1902.

115. Шмурло Е.Ф. <3аметки о поездке на Алтай> / Публ. и комм. подг. В.Ю. Волошина // Мир историка. XX век. Монография / Под ред. А.Н. Сахарова. М., 2002.

116. Шмурло Е.Ф. <3аметки о Черногории> / Публ. и комм. подг. В.Ю. Волошина // Мир историка. XX век. Монография / Под ред. А.Н. Сахарова. М., 2002.

117. Шмурло Е.Ф. <Путевые заметки об Испании> / Публ. и комм. подг. В.Ю. Волошина // Мир историка. XX век. Монография / Под ред. А.Н. Сахарова. М., 2002.

118. Шмурло Е.Ф. <Письмо брату из Италии> / Публ. и комм. подг. В.Ю. Волошина // Мир историка. XX век. Монография / Под ред. А.Н. Сахарова. М., 2002.

119. Шмурло Е.Ф. <3аметки об итальянской живописи> / Публ. и комм. подг. В.П. Корзун // Мир историка. XX век. Монография / Под ред. А.Н. Сахарова. М., 2002.

120. Шмурло Е.Ф. <Искусство Италии> / Публ. и комм, подг. В.П. Корзун // Мир историка. XX век. Монография / Под ред. А.Н. Сахарова. М., 2002.

121. Шмурло Е.Ф. Путевые заметки об Испании. Машинопись и рукопись. ГАРФ. Ф. 5965. On. 1 Д. 287.

122. Записка Е.Ф.Шмурло о местонахождении документов его архива. ГАРФ. Ф. 5965. On. 1 Д. 341.

123. Шмурло Е.Ф. Предисловие к «Воспоминаниям детства» (22.09.1919). Машинопись. ГАРФ. Ф. 5965. On. 1 Д. 248.

124. Шмурло Е.Ф.Черновые заметки автобиографического характера (рукопись). ГАРФ. Ф.5965. Оп.1 Д.279.

125. Шмурло Е.Ф. Речь на юбилее белоэмигранта Василия Ивановича Немировича-Данченко. Черновик. Машинопись. ГАРФ. Ф.5965. Оп.1 Д.238.

126. Шмурло Е.Ф. Речь на заседании памяти белоэмигранта А.А.Кизеветтера. ГАРФ. Ф.5965. Оп.1 Д.239.

127. Шмурло Е.Ф. Автобиографические заметки. ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д.8.

128. Шмурло Е.Ф. Дефекты корреспондентской библиотеки (Список книг). ГАРФ. Ф.5965. On. 1. Д.297.1. Документальные материалы

129. Приходно-расходная книга ученого корреспондента Российской академии наук в Риме Шмурло Е.Ф. (1903 21). ГАРФ. Ф. 5965. Оп.1. Д.611.

130. Шмурло Е.Ф. Положение об обязанностях и службе ученого корреспондента Российской академии Наук в Риме. ГАРФ. Ф. 5965. Оп.1 Д.615.

131. Грамоты императора Николая II о награждении Шмурло Е.Ф. орденами Владимира III и IV степени. ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д.З.

132. Личное дело инженера В. Ф.Шмурло. ГАЧО. Ф.И-221. Оп.1.1. Д.34.

133. Личное дело Шмурло Г.Ф. ГАЧО. Ф.И-20. On. 1. Д.375.

134. Метрическая книга Христорождественского Собора за 1854 г. ГАЧО. Ф.И-226. Оп.1. Д.242.

135. Паспорты, удостоверения личности Е.Ф.Шмурло на русском, чешском, итальянском языках. ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д. 1.

136. Правительствующего Сената Герольдии Дело о дворянском происхождении рода Шмурлы. РГИА. Ф.1343. Оп.ЗЗ. Д.2247.

137. Представление попечителя Дерптского учебного округа о назначении магистра русской истории Шмурло Е.Ф. на кафедру русской истории Дерптского университета. РГИА. Ф.733. 0п.150. Д.733.

138. Представление попечителя Рижского учебного округа о командировании за границу с научной целью проф.русской истории Шмурло Е.Ф. РГИА. Ф.733. Оп. 150. Д.847.

139. План занятий Шмурло Е. Ф. в Московском Архиве МИД и в иезуитском архиве в Риме. РГИА. Ф.733. Оп. 150. Д.948.

140. Переход имущества за 1908 г. ГАЧО. Ф.И.-З. Оп.1. Д.932

141. Послужной Список ученого корреспондента в Риме Императорской Академии Наук Шмурло Е.Ф. из дела о назначении пенсии. РГИА. Ф.740. 0п.20. Д.548.

142. Правительствующего Сената Департамента Герольдии Дело о сопричастности к роду Шмурлов. РГИА. Ф.1343. Оп.ЗЗ. Д.2248.

143. Правительствующего Сената Департамента Герольдии Дело о сопричислении к роду Шмурлов. РГИА. Ф.1343. Оп.ЗЗ. Д.2250.

144. Правительствующего Сената Департамента Герольдии Дело о дворянстве рода Шмурлов. РГИА. Ф.1343. Оп.ЗЗ. Д.2251.

145. Правительствующего Сената Департамента Герольдии Дело о выдаче диплома роду Шмурло. РГИА. Ф.1343. Оп.ЗЗ. Д.2254.

146. Протоколы заседаний Комитета Исторического Общества при Петербургском университете за 1897 г. СПб ФИРИ РАН. Ф.219. Оп.1. Д.13.

147. Протоколы заседаний Комитета Исторического Общества при Петербургском университете за 1898 г. СПб ФИРИ РАН. Ф.219. Оп.1. Д.14.

148. Протоколы заседаний Комитета Исторического Общества при Петербургском университете за 1892-Згг. СПб ФИРИ РАН. Ф.219. Оп.1. Д.7.

149. Протоколы заседаний Комитета Исторического Общества при Петербургском университете за 1889-92 гг. СПб ФИРИ РАН. Ф.219. Оп.1. Д.1.

150. Протоколы заседаний Комитета Исторического Общества при Петербургском университете за 1896 г. СПб ФИРИ РАН. Ф.219. Оп.1. Д.12.

151. Протоколы заседаний Комитета Исторического Общества при Петербургском университете за 1895 г. СПб ФИРИ РАН. Ф.219. Оп.1. Д.11.

152. Протоколы заседаний Комитета Исторического Общества при Петербургском университете за 1894 г. СПб ФИРИ РАН. Ф.219. Оп.1. Д. 10.

153. Протоколы Общих Собраний членов Исторического Общества Санкт-Петербургского университета за 1893-1903 гг. СПб ФИРИ РАН. Ф.219. Оп.1. Д.8.

154. Протоколы Общих Собраний членов Исторического Общества Санкт-Петербургского университета за 1891-93 гг. СПб ФИРИ РАН. Ф.219. Оп.1. Д.5.

155. Русское историческое общество в Праге за 9 лет существования. Прага. 1934.

156. Списки членов Исторического Общества Петербургского Университета за 1890-94 гг. СПб ФИРИ РАН. Ф.219. Оп.1. Д. 4.

157. Список членов Русского исторического общества в Праге. ГАРФ. Ф.5965. Оп.1. Д.773.

158. Формулярный Список службы и достоинства Волынского уланского полка Ротмистра Шмурлы. РГВИА. Ф. 3579. Оп.1. Д.2.

159. Ходатайство попечителя Петербургского учебного округа о командировании приват-доцента историко-филологического факультета Императорского Петербургского университета Шмурло Е.Ф. для занятий в архивах Италии. РГИА. Ф. 733. Оп.122. Д.431.

160. Ходатайство проф.Шмурло о разрешении ему заниматься в Архиве Государственного Совета в Петербурге. РГИА. Ф.733. 0п.50. Д. 1026.1. Литература

161. Монографии, историографические исследования

162. Абрамовский А.П. Кобзов B.C. Во славу государства Российского: начальное образование и военная подготовка в Оренбургском казачьем войске. Челябинск, 1994.

163. Аллахвердян А.Г., Мошкова Г.Ю., Ярошевский М.Г. Психология науки. М., 1998.

164. Афанасьев Ю.Н. Советская историография. М., 1996.

165. Брачев B.C. Русский историк С.Ф. Платонов. Ученый. Педагог. Человек. СПб., 1997.

166. Вандалковская М.Г. П.Н. Милюков, А.А. Кизеветтер: история и политика. М., 1991.

167. Вернадский Г.В. Русская историография. М.у 1998.

168. Высшее образование в России. Очерк истории до 1917 года. М., 1995.

169. Григорьев В.В. Императорский Санкт-Петербургский университет в течение 50 лет его существования. СПб., 1870.

170. Иллерицкий В.Е. С.М. Соловьев. М., 1980.

171. Иллерицкая Н.В. Историко-юридическое направление в русской историографии второй половины XIX века. М., 1998.

172. Историография истории СССР / Под ред. Иллерицкого В.Е., Кудрявцева И.А. М., 1971.

173. Историография истории России до 1917 года. / Под ред. Лачаевой М.Ю. Т.2. М., 2003.

174. История Ленинградского университета. 1819 1969. Очерки. М., 1969.

175. Историки России. XVIII — начало XX в. М., 1996.

176. Историки России XVIII XX веков. Вып. 1-5. М., 19971998.

177. Кан С.Б. Историк Г.В. Форстен и наука его времени. М.,1979.

178. Киреева Р.А. Изучение отечественной историографии в дореволюционной России с середины XIX в. до 1917 г. М., 1983.

179. Киреева Р.А. К.Н. Бестужев-Рюмин и историческая наука второй половины XIX века. М., 1990.

180. Ковалевский П.Е. Зарубежная Россия. История и культурно-просветительская работа русского зарубежья за полвека (1920- 1970). Париж, 1971.

181. Корзун В.П. Образы исторической науки на рубеже XIX-XX вв. Екатеринбург-Омск, 2000.

182. Костиков В. В. «Не будем проклинать изгнанье.» Пути и судьбы русской эмиграции. М., 1992.

183. Кочергин А.Н., Семенов Е.В., Семенова Н.Н. Наука как вид духовного производства. Новосибирск, 1981.

184. Ленинградский университет. Краткий очерк. Л., 1957.

185. Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства (XVIII начало XIX века). СПб., 1994.

186. Малинов А.В. Философия истории в России. Конспект университетского спецкурса. СПб., 2001.

187. Мир историка. XX век / Под ред. акад. А.Н. Сахарова. М.,2002.

188. Мягков Г.П. Научное сообщество в исторической науке: опыт «русской исторической школы». Казань, 2000.

189. Очерки истории организации науки в Ленинграде. 1703 -1977 / Под ред. Б.Д. Лебина. Л., 1980.

190. Очерки истории исторической науки в СССР. В 2-х тт. М.,1960.

191. Очерки по истории Ленинградского университета. Вып. 1 -6. Л., 1962- 1989.

192. Пашуто В.Т. Русские историки-эмигранты в Европе. М.,1992.

193. Пионтковский С.А. Буржуазная историография в России. М., 1931.

194. Погодин С.Н. «Русская школа» историков: Н.И. Кареев, И.В. Лучицкий, М.М. Ковалевский. СПб., 1997.

195. Раев М. Россия за рубежом. 1919-39. М., 1994.

196. Рамазанов С.П. Кризис в российской историографии начала XX века. Ч. 1. Волгоград, 1999.

197. Репина Л.П. «Новая историческая наука» и социальная история. М., 1998.

198. Рубинштейн Н.Л. Русская историография. М., 1941.

199. Самарина Н.Г. Условия развития русской исторической науки в XVIII начале XX в. М., 1994.

200. Сахаров A.M. Историография истории СССР (досоветский период). М., 1978.

201. Умбрашко К.Б. М.П. Погодин: человек, историк, публицист. М., 1999.

202. Феоктистов Е.М. За кулисами политики и литературы, 1848 1896. Л., 1929.

203. Цамутали А.Н. Борьба течений в русской историографии во второй половине XIX в. М., 1977.

204. Цимбаев Н.И. Соловьев. М., 1990.

205. Шапиро A.JI. Русская историография в период империализма: курс лекций. Д., 1962.

206. Шапиро A.JI. Русская историография с древнейших времен до 1917 года. М., 1993.

207. Школы в науке. Сб. статей. М., 1977.

208. Шкуринов П.С. Позитивизм в России XIX века. М., 1980.

209. Шмидт С.О. Путь историка. Источниковедение и историография. М., 1997.1.. Научные статьи, материалы конференций

210. Акопян К.З. Эмиграция: очищение общества, бегство к свободе или дорога в никуда? // Российская интеллигенция на родине и в зарубежье: новые документы и материалы. М., 2001.

211. Алеврас Н.Н. Проблемы историографии на омских конференциях // Вестник Челябинского государственного университета. 1999. №2.

212. Алеврас Н.Н. Русская либеральная историография как культурное пространство // Историк на пути к открытому обществу. Омск, 2002.

213. Ананьич Б.В. «Петербургская историческая школа» 1929 — 1931 // Россия в XX в. Судьбы исторической науки. М., 1996.

214. Ананьич Б.В., Панеях В.М. О петербургской исторической школе и ее судьбе // Отечественная история. 2000. №5.

215. Антощенко А.В. «Историческая память» как предмет историографии // Отечественная историография и региональныйкомпонент в образовательных программах: проблемы и перспективы. Омск, 2000.

216. Беленький И.Л.Образ историка в русской культуре XIX -XX вв. // Историк во времени. Третьи Зиминские чтения. Доклады и сообщения научной конференции. М., 2000.

217. Боже B.C. Шмурло Е.Ф. // Летописцы земли уральской. Челябинск, 1997.

218. Боже Я.В. Е.Ф. Шмурло // Календарь знаменательных и памятных дат. Челябинск, 1999.

219. Боже Я.В. Эмигрантский период жизни и деятельности Е.Ф. Шмурло // Материалы IV Всероссийской научной конференции «Культура и интеллигенция России: интеллектуальное пространство. Провинция и центр: XX век.» Т.2. Омск, 2000.

220. Боже Я.В. «Римские каникулы» Е.Ф. Шмурло // Наука и власть: научные школы и профессиональные сообщества в историческом измерении. Материалы научной конференции. М., 2002.

221. Боже Я.В. Челябинск-Петербург-Прага: штрихи к биографии Е.Ф. Шмурло // Челябинск Неизвестный: Краеведческий сборник. Челябинск, 2003.

222. Боже Я.В. Шмурло Ф.О. // Челябинск: Энциклопедия. Изд. испр.и доп. Челябинск, 2001.

223. Боже Я.В. Шмурло Г.Ф. // Челябинск: Энциклопедия. Изд. испр.и доп. Челябинск, 2001.

224. Боже Я.В. Шмурло Е.Ф. // Челябинск: Энциклопедия. Изд. испр.и доп. Челябинск, 2001.

225. Боже Я.В. Творческий путь Е.Ф.Шмурло//Сборник материалов студенческой научной конференции «Студент и научно-технический прогресс». Челябинск, 1998.

226. Бон Т. Историзм в России? Состояние русской исторической науки в XIX столетии // ОИ. 2000. № 4.

227. Брачев B.C. Феномен С.Ф. Платонова и наша историческая наука//Платонов С.Ф. Смутное время. СПб, 2001.

228. Брачев B.C. Шмурло Е.Ф. как историк // Шмурло Е.Ф. Курс русской истории. Т.1. СПб., 1997.

229. Валк С.Н. Историческая наука в Ленинградском университете за 125 лет // Тр. юбил. научн. сес. Секция исторических наук. Л., 1948.

230. Вандалковская М.Г. Историческая наука эмиграции. Программа спецкурса // Отечественная историография и региональный компонент в образовательных программах: проблемы и перспективы. Омск, 2000.

231. Вандалковская М.Г. Либерализм и проблемы научного творчества // Историк на пути к открытому обществу. Омск, 2002.

232. Вандалковкая М.Г. Индивидуальность в научном творчестве историка // Мир историка. XX век: Под ред. А.Н. Сахарова. М., 2002.

233. Волошина В.Ю. Е.Ф. Шмурло о проблеме сохранения исторической памяти русской эмиграции // Историк на пути к открытому обществу. Омск, 2002.

234. Григорьева Н.А. Личность в истории: ценностные основания деятельности // Исторические персоналии: мотивировка и мотивации поступков. Материалы Всероссийской научной конференции 16-17 декабря 2002 г. СПб., 2002.

235. Горелова С.И. От издателя // Исторический Архив. 1997. №5.6.

236. Демина Л.И. Е.Ф. Шмурло // Шмурло Е.Ф. История России. М. 1997.

237. Демина Л.И. «Записки» Е. Шмурло об историках Петербургского университета // Археографический Ежегодник. М., 1984. (За какой год?)

238. Демина Л.И. Мемуарное наследие историков Русского Зарубежья: биоисториографические аспекты // Культура Русского Зарубежья. М., 1995.

239. Демина Л.И. Автобиографические заметки Е.Ф.Шмурло о его научной деятельности в Италии //Археографический Ежегодник. М., 1992. (За какой год?)

240. Демина Л.И. А.А.Кизеветтер в Праге (1923-33): страницы жизни // Российская интеллигенция на родине и в зарубежье: новые документы и материалы. М., 2001.

241. Дорофеева С.С. Гимназия и семья в формировании мировоззренческих идеалов русских историков конца XIX — начала XX веков // Отечественная историография и региональный компонент в образовательных программах: проблемы и перспективы. Омск, 2000.

242. Зверева Г.И. Реальность и исторический нарратив: проблемы саморефлексии новой интеллектуальной истории // Одиссей. 1996. М., 1996.

243. Зверева Г.И. Обращаясь к себе: самопознание профессиональной историографии в конце XX века // Диалог со временем. 1/99. М., 1999.

244. Зверева Г.И. Понятие новизны в «новой интеллектуальной истории» // Диалог с временем. Альманах интеллектуальной истории. №4.М., 2001.

245. Иллерицкий В.Е. О государственной школе в русской историографии // Вопросы истории. 1959. № 5.

246. Историк на пути к открытому обществу. Материалы Всероссийской научной конференции 20 — 22 марта 2002 года Омск. Омск, 2002.

247. Исторические персоналии: мотивировка и мотивации поступков. Материалы Всероссийской научной конференции 16-17 декабря 2002 г. Санкт-Петербург / Под ред. С.Н. Полоторака. СПб., 2002.

248. Кирсанов B.C. О критериях подхода к биографии творческой личности // Человек науки. М., 1971.

249. Ковальченко И.Д., Шикло А.Е. Кризис русской буржуазной исторической науки в конце XIX начале XX вв. // Вопросы истории. 1982. № 1.

250. Колесник И.И. Конспект лекций С.М. Соловьева по русской историографии // Археографический ежегодник за 1988 год. М., 1989.

251. Корзун В.П. Московская и Петербургская школы русских историков в письмах П.Н.Милюкова С.Ф.Платонову/Ютечественная история. 1999. №2.

252. Корзун В.П. Мир русского историка на рубеже XIX XX вв.: культурологический ракурс историографического исследования // Вестник РГНФ. 1999. № 2.

253. Корзун В.П. В поисках новой модели историографического письма // Отечественная историография и региональный компонент в образовательных программах: проблемы и перспективы. Омск, 2000.

254. Корзун В.П. История отечественной науки в осмыслении русских эмигрантов (на примере взглядов Г.В.Вернадского) // Российская интеллигенция на родине и в зарубежье: новые документы и материалы. М., 2001.

255. Корзун В.П., Мамонтова М.А., Рыженко В.Г. Путешествия русских историков конца XIX — начала XX века как культурная традиция // Мир историка. XX век: Под ред. А.Н. Сахарова. М., 2002.

256. Корзун В.П. Научные сообщества как проблема современной историографии // Историк на пути к открытому обществу. Омск, 2002.

257. Корноухова И.А. Историографические модели исторической науки конца XIX нач. XX вв. // История мысли. Историография / Под ред. И.П. Смирнова. М., 2002.

258. Корольков А. Возвращение из эмиграции русской истории Е.Шмурло// Шмурло Е.Ф. Курс русской истории. Т.1. СПб., 1997.

259. Кривомазов А.Н. Научное сотрудничество и его психологическая реконструкция // Человек науки. М., 1971.

260. Культура и интеллигенция России: Интеллектуальное пространство (Провинция и Центр): XX век. Материалы Четвертой Всероссийской научной конфернции. В 2-х тт. Омск, 2000.

261. Лачаева М.Ю. Синдром узнавания и проблемы познания известной личности // Исторические персоналии: мотивировка и мотивации поступков. Материалы Всероссийской научной конференции 16—17 декабря 2002 г. СПб., 2002.

262. Мамонтова М.А. Образ историка в представлении С.Ф.Платонова (К.Н.Бестужев-Рюмин и В.О. Ключевский) // Отечественная историография и региональный компонент в образовательных программах: проблемы и перспективы. Омск, 2000.

263. Мамонтова М.А. Рецензии русских историков „как «текст-источник» // Историческое знание и интеллектуальная культура: Материалы научной конференции. М., 2001.

264. Мамонтова М.А. Неформальные способы коммуникаций в научном сообществе историков России рубежа XIX-XX веков // Историк на пути к открытому обществу. Омск, 2002.

265. Мир историка: идеалы, традиции, творчество. / Под ред. В.Г. Рыженко. Омск, 1999.

266. Ш.Мягков Г.П. Историк в «своей» научной школе: проблема «внутришкольной коммуникации» // Историк на пути к открытому обществу. Омск, 2002.

267. Муравьев В.А. В.О. Ключевский и «новая волна» историков начала XX века // Ключевский. Сборник материалов. Пенза, 1995.

268. Наука и власть: научные школы и профессиональные сообщества в историческом измерении. Материалы научной конференции. М., 2002.

269. Нечухрин А.Н. Проблемы кризиса исторической науки конца XIX начала XX вв. в творчестве русских либеральных историков // Вопросы методологии истории, историографии и источниковедения. Томск, 1984.

270. Отечественная историография и региональный компонент в образовательных программах: проблемы и перспективы. Материалы научно-методической конференции. (Омск, 11-12 мая 2000 г.) Омск, 2000.

271. Пионтковский С.А. О «Курсе русской истории» Е.Шмурло (рец.) // Историк-марксист. 1935. Кн. 12.

272. Пионтковский С.А. Великорусская буржуазная историография последнего десятилетия // Историк-марксист. 1930. Т. 18-19.

273. П.Н. Милюков: историк, политик, дипломат. Материалы международной научной конференции. Москва, 26 27 мая 1999 г. М., 2000.

274. Погодин С.Н. История России в трудах академика А.С. Лаппо-Данилевского (1863 1919) // Клио. 1999. № 2 - 3.

275. Репина Л.П. Что такое интеллектуальная история? // Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. М., 1999. № 1.

276. Репина Л.П. Современная историческая культура и интеллектуальная история // Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. Вып. 6. М., 2001.

277. Репина Л.П. Персональная история и интеллектуальная биография // Диалог со временем: Альманах интеллектуальной истории. Вып. 8. Спец. вып.: Персональная история и интеллектуальная биография. М., 2002.

278. Репина Л.П., Бобкова М.С. «Невидимый колледж» интеллектуальной истории: опыт формирования междисциплинарных научных сообществ // Историк на пути к открытому обществу. Омск, 2002.

279. Ростовцев Е.А. А.С. Лаппо-Данилевский и С.Ф. Платонов // Проблемы социального и гуманитарного знания. Сб. научных работ. Кн. 1. СПб., 1999.

280. Румянцева М.Ф. Методология истории А.С. Лаппо-Данилевского и современные проблемы гуманитарного познания // Вопросы истории. 1999. № 9.

281. Серапионова Е.П. Российские эмигранты в Чехословакии в межвоенные годы // Вопросы истории. 1997. № 5.

282. Свешников А.В. Кризис науки на поведенческом уровне // Мир историка: идеалы, традиции, творчество. Омск, 1999.

283. Семенов Н.Н. Становление ученого // Природа. 1969. № 3.

284. Сидорова JI.A. Генерации историков как историографическая проблема // Материалы IV Всероссийской научной конференции «Культура и интеллигенция России: интеллектуальное пространство. Провинция и центр: XX век.» Т.2. Омск, 2000.

285. Сидорова JI.A. Межличностные коммуникации историков: проблема отцов и детей // Историк на пути к открытому обществу. Омск, 2002.

286. Синельников Д.П. История как представление, или недуг безволия // Материалы IV Всероссийской научной конференции «Культура и интеллигенция России: интеллектуальное пространство. Провинция и центр: XX век.» Т.2. Омск, 2000.

287. Соколов Н.А. Источниковедение и путь к современной лаборатории изучения новейшей истории России // Мир историка. XX век: Под ред. А.Н. Сахарова. М., 2002.

288. Тишков В.А. Диалог истории и антропологии на рубеже столетий // Историческая наука на пороге XXI века / Под ред. А.П. Деревянко. Новосибирск, 2001.

289. Троицкий Ю.Л. Историографический быт эпохи как проблема // Материалы III Всероссийской научной конференции «Культура и интеллигенция России: интеллектуальное пространство. Провинция и центр: XX век.» Т.1. Омск, 1998.

290. Трибунский П.А. Труды Е.Ф.Шмурло по русской истории в оценке П.Н.Милюкова // Материалы III Всероссийской научной конференции «Культура и интеллигенция России: социальная динамика, образы, мир научных сообществ». Омск, 1998.

291. Умбрашко К.Б. М.П. Погодин: путь к биографии Н.М. Карамзина// Археографический ежегодник за 1996 год. М., 1998.

292. Умбрашко К.Б. Полемики русских историков XIX века как коммуникативные события // Мир историка: идеалы, традиции, творчество. Омск, 1999.

293. Умбрашко К.Б. Историографический труд в XX веке: этапы большого пути // Материалы IV Всероссийской научной конференции «Культура и интеллигенция России: интеллектуальное пространство. Провинция и центр: XX век.» Т.2. Омск, 2000.

294. Умбрашко К.Б. Современная историография: многообразие методологических построений и поиск закономерностей // Отечественная историография и региональный компонент в образовательных программах: проблемы и перспективы. Омск, 2000.

295. Умбрашко К.Б. Научные сообщества в XIX в.: смещенная гарнь веков // Культура и интеллигенция России между рубежами веков: метаморфозы творчества. Интеллектуальные ландшафты (конец XIX века начало XXI века). Омск, 2003.

296. Цамутали А.Н. В.О.Ключевский и петербургские историки // Ключевский. Сборник материалов. Пенза, 1995.

297. Чирков С.В. Археография и школы в русской исторической науке конца XIX начала XX в. // Археографический ежегодник за 1989 год. М., 1990.

298. Шикло А.Е. Кризис русской буржуазной исторической науки в конце XIX начале XX вв. // Вопросы истории. 1982. № 1.

299. Шулепова Э.А. Русские вне границ России (проблемы правового статуса, трудовай занятости, образования российской эмиграции первой волны) // Культура Русского Зарубежья. М., 1995.

300. Щербань Н.В. Ученый-историк о времени и себе // Отечественная история. 2000. № 4.

301. Экштут С.А. Пространство интеллектуальной истории // Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. № 4. М., 2001.

302. Яковенко С.Г. Е.Ф. Шмурло // Вопросы истории. 1993. №9.

303. Яковлева Т.В. «Староста» русских историков // Пушкарев С. Обзор русской истории. СПб., 1999.

304. I. Авторефераты диссертаций

305. Брачев B.C. Русский историк Сергей Федорович Платонов: Автореф. дисс. на соиск. уч. степ, д.и.н. СПб., 1996.

306. Краснова Ю.В. Историческое образование в столичных университетах России в конце 70-х гг. XIX начале XX вв.: Автореф. дисс. на соиск. уч. степ, к.и.н. Челябинск, 2003.

307. Мамонтова М.А. С.Ф. Платонов: поиск модели исторического исследования: Автореф. дисс. на соиск. уч. степ, к.и.н. Омск, 2002.

308. Нечухрин А.Н. Смена парадигм в российской историографии всеобщей истории (80-е гг. XIX в. 1917): Автореф. дисс. на соиск. уч. степ, д.и.н. М., 1993.

309. Ростовцев Е.А. А.С. Лаппо-Данилевский и петербургская историческая школа: Автореф. дисс. на соиск. уч. степ, к.и.н. СПб., 1999.1.. Справочный материал

310. Иванова Л.В. Книги по истории университетов страны: Обзор // История СССР. 1982. № 2.

311. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М. 1973.

312. Систематический указатель к периодическим изданиям Санкт-Петербургского — Ленинградского университетов. 1876 — 1956. Л., 1959.

313. Современный словарь иностранных слов. М., 1987.

314. Филатов В.П. Этос науки // Современная западная философия. Словарь. М., 1991.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 193000