Архетипическая парадигма: миф, сказка, обряд в русской литературе XIX века тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.01.01, доктор филологических наук Ларионова, Марина Ченгаровна

  • Ларионова, Марина Ченгаровна
  • доктор филологических наукдоктор филологических наук
  • 2006, ТаганрогТаганрог
  • Специальность ВАК РФ10.01.01
  • Количество страниц 344
Ларионова, Марина Ченгаровна. Архетипическая парадигма: миф, сказка, обряд в русской литературе XIX века: дис. доктор филологических наук: 10.01.01 - Русская литература. Таганрог. 2006. 344 с.

Оглавление диссертации доктор филологических наук Ларионова, Марина Ченгаровна

Введение.

Глава 1 Архетипическая парадигма в литературе.

1.1 Фольклорно-мифологическая повествовательная модель «змей - царевна - герой» в русской литературе

XIX века.

1.1.1 «Змей».

1.1.2 «Царевна».

1.1.3 «Герой».

1.2 Фольклорно-мифологические мотивы и образы в драме А.С. Пушкина «Русалка».

1.3 Сказка и обряд в драме А.Н. Островского «Гроза».

1.4 «Уж не пародия ли?.» баллада А.С. Пушкина «Жених»).

Глава 2. Структура художественного символа.

2.1 Символ и мифологема.

2.2 Символика пьесы А.П. Чехова «Вишневый сад».

2.3 Откуда и куда скачет тройка в поэме Н.В.Гоголя

Мертвые души».

Глава 3. Миф, сказка и обряд в творчестве А.П. Чехова.

3.1 Проблема изучения фольклоризма «нефольклорного» писателя.

3.2 Традиции сказочного повествования в ранних рассказах А.П. Чехова.

3.3 «Обращение» сказки и обряда в рассказах А.П. Чехова.

3.4 Антисказка «Три сестры».

3.5 Инициация Егорушки: повесть «Степь».

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Архетипическая парадигма: миф, сказка, обряд в русской литературе XIX века»

Настоящее диссертационное исследование, как следует из названия, посвящено проблеме взаимоотношений фольклора и литературы. Но если содержание понятия «литература» не требует комментария, то о понятии «фольклор» следует поговорить особо. В современной отечественной фольклористике сложились три основные точки зрения на состав и границы фольклора. По мнению В.Е. Гусева, их можно сформулировать следующим образом: фольклор - это а) словесное, устно-поэтическое народное творчество; б) комплекс словесно-музыкальных, драматических (игровых), музыкально-хореографических видов народного искусства; в) вся народная художественная культура, включая декоративно-прикладное искусство [Гусев, 1995: 9].

Первая точка зрения была разработана и высказана в советской науке Б.М. Соколовым и Ю.М. Соколовым, которые опирались на труды Ф.И. Буслаева, А.А. Потебни, А.Н. Веселовского и др [Соколов, 1926; Соколов, 1941]. Они предложили понимать под фольклором устное словесное искусство, с его специфической жанровой системой, набором сюжетов, героев, изобразительных средств, особой фольклорной поэтикой и единством стиля. На первый план при таком подходе выходит художественный характер народной словесности, которую М.К. Азадовский называл «народной литературой» [Азадовский, 1958:41]. Такую научную концепцию разрабатывал Н.И. Кравцов, осмыслявший именно художественную сторону произведений устного народного творчества, их поэтику и стилистику [Кравцов, 1972]. Эту позицию разделяли и продолжают разделять многие ученые [Аникин, 2005; Ведерникова, 2005 и др.].

В недрах этой точки зрения постепенно вызревала другая. Фольклор - это синкретическое явление, поэтому включает в себя танец, музыку, народный театр - духовную культуру народа [Гусев, 1993]. Такое расширение «области значений» фольклора, хоть и было очень существенным, так как синхронизировало научные поиски филологов, музыковедов, исследователей народного танца, все же оказалось недостаточным, поскольку не включило невербальные формы народной культуры - поверья, обычаи, мифологические представления.

Этот пробел хорошо осознавали еще Б.М. Соколов и Ю.М. Соколов. Но наиболее остро проблема была поставлена В.Я. Проппом и Б.Н. Путиловым. В.Я. Пропп привлек к изучению фольклора материал, традиционно находившийся в ведении этнографии [Пропп, 1998]. Б.Н. Путилов в работе «Фольклор и народная культура» [Путилов, 2003] отметил, что из предметного поля фольклора были выведены значительные пласты материалов, в связи с чем одна из сфер народной культуры оказалась обособленной от других. Кроме того, категория художественности ограничила изучение нехудожественных явлений фольклора: устных рассказов, поверий и т.д., - которые отошли в сферу интересов этнографии. Более продуктивным Б.Н. Путилов считал тот исследовательский подход, который разрабатывался в западно-европейской и американской фольклористике, изучавшей и устную словесность, и традиционные народные верования, то есть мифологию. Но мифологию только очень условно можно назвать видом словесности. Поэтому в сферу внимания фольклористики ученый предложил включать «любые виды и формы верований, обрядов, процедур, драматических или мимических действий, техники и искусств, если их законно можно рассматривать в качестве отпрысков, манифестаций, представителей названных выше идей» [Путилов, 2003: 30].

Эта точка зрения стала предметом широкого обсуждения современных ученых в рамках круглого стола «Что такое фольклор?», проведенного жураналами «Традиционная культура» и «Живая старина» в период подготовки Первого Всероссийского конгресса фольклористов в 2005 году. Здесь был представлен весь спектр мнений по вопросу о границах понятия «фольклор». Четко обозначилась тенденция к широкому пониманию фольклора. Приведем лишь несколько толкований:

Фольклор как явление одновременно обрядовое, эстетическое, мировоззренческое содержит не только систему жанров, но и мифологическую основу (от древнейших форм до позднейших религиозных представлений) в той мере, в какой она отразилась в фольклоре, прежде всего в обрядовых комплексах, сочетающих в себе различные бытовые, мировоззренческие, этические, эстетические и пр. представления и музыкально-поэтические тексты» [Бахтина, 2005: 4].

Фольклор - это совокупность разных культурных текстов, заключающих в себе довольно большой (впрочем, не безграничный) диапазон «сообщений» и тяготеющий к изложению относительно устойчивого набора смыслов относительно устойчивыми (стереотипизированными) средствами» [Неклюдов, 2005: 6].

Фольклор - это «знаково-символическое воплощение традиционной народной культуры в различных видах и формах разных эпох» [Михайлова, 2005: 4].

Итак, современная фольклористика склоняется к тому, что фольклор - это «традиционная культура в целом» [Костюхин, 2005: 3], ее художественные и нехудожественные формы, вербальные и паравербальные (акциональные, предметно-материальные и др.) способы выражения. Фольклор - это особая картина мира, складывающаяся в народном сознании в течение тысячелетий и не утратившая актуальности и ценностной значимости в наши дни.

Развернутая апелляция литературоведа к фольклористике могла бы показаться излишней, если бы не одно очень важное обстоятельство. От того, что мы понимаем под фольклором, напрямую зависит методология исследований проблемы взаимоотношений фольклора и литературы.

Долгое время в решении этой проблемы преобладал генетический подход. Поэтому филологическая наука интересовалась главным образом «родственными» связями фольклора и литературы, способами «присутствия» фольклорного материала в литературном тексте. Фольклоризм писателя объяснялся заимствованиями, в лучшем случае, переосмыслением сюжетно-фабульных или стилевых элементов фольклора [Выходцев, 1963, Далгат, 1981, Чистов, 1993, Чистов, 2005 и др.]. Историческому взаимодействию литературы и фольклора посвящена многотомная коллективная монография «Русская литература и фольклор», изданная Институтом русской литературы АН СССР в 70-е годы прошлого столетия. Отличительная черта такого «фольклоризма» в «определенной степени осознанности (эмоциональной, этнической, социальной, эстетической) нарочитости, стилизованности» [Чистов, 2005: 131].

Такой подход правомерен, когда под фольклором понимается только словесное искусство. Если фольклор возник раньше литературы, то литература вырастает из фольклора, находится с ним в отношениях преемственности. Все, что создано в фольклоре, питает литературу, перекочевывает в нее в виде специфических фольклорных сюжетов, мотивов, образов, словесных формул. Если такие вкрапления в литературный текст есть - писатель фольклорен, если их мало или совсем не удалось обнаружить - нефольклорен.

В рамках этой научной концепции литературоведение выработало свои принципы анализа соотношения фольклора и литературы в творчестве писателя. Сначала обычно рассматривается «формирование интереса писателя к фольклору, основные факторы, влиявшие на этот процесс (биографические, литературные, идеологические, эстетические и т.д.)». Затем определяется «источниковедческая база - знакомство его с фольклором (или с определенными его жанрами, историческими слоями и т.д.) и современной фольклористикой». Только после этого характеризуются «способы обработки фольклорного материала, интерпретируются элементы разных фольклорных жанров» [Иванова, 2004: 10]. Принципы эти, заметим, очень разумны и четко структурируют исследовательский дискурс, устанавливая историческую последовательность фольклора и литературы. Они подразумевают, что «обращение того или иного автора к фольклорным средствам и образам, в том числе и к мифологическим, - всегда сознательно применяемый прием» [Далгат, 1982: 47].

Между тем существует значительный пласт литературы, где «подобные методы просто не имеют смысла, ибо особенности своеобразия художественного стиля целого ряда писателей . таковы, что они практически не использовали в своем творчестве ни устойчивой фольклорной атрибутики, ни тех специфических фольклористических приемов», которые свидетельствовали бы об их «фольклоризме» [Налепин, 2005:261-262]. Осознание этого факта требует новых подходов к проблеме «фольклор и литература».

В работах о фольклоризме литературы последних десятилетий фольклор и литература не разводятся как диаметрально противоположные виды искусства, о чем говорили В.В. Адрианова-Перетц [Адрианова-Перетц, 1974] или Д.С. Лихачев [Лихачев, 1979], а сближаются типологически и структурно [Емельянов, 1978; Смирнов, 1978; Медриш, 1980; Костюхин, 1994 и др.], и «в ряде случаев фольклорная традиция в определенном смысле более продуктивна в литературе, нежели в фольклоре» [Медриш, 1980: 14].

Современные исследователи, как нам кажется, преодолевают искушение «противопоставить процессы созидания и творения процессам воссоздания и воспроизведения» [Брицина, 2006: 42]. На смену «принципу сменяемости» в понимании духовной культуры приходит «принцип наслаивания» [Толстой, 1995:46]. Многие современные ученые убеждены, что фольклорные и литературные произведения строятся во многом на общих принципах композиции и структурирования текста [Артеменко, 2005; Толстая, 2005]. Все большее распространение получает мысль Д.Н. Медриша, что фольклор и литература являются двумя подсистемами, составными частями одной метасистемы - русской художественной словесности [Медриш, 1980: И]. По словам Б.Ф. Егорова, «Д.Н. Медриш образовал свою метагалактику, объединив фольклор и литературу в метасистему - словесное творчество, - и рассматривает с точки зрения этой целостной системы функционирование и взаимовлияние подсистем (фольклора и литературы), каждая из которых тоже представляет собой сложную галактику, сложную систему, но может быть по-настоящему осознана лишь извне, со стороны, как подсистема системы более высокого ранга» [Егоров, 1980: 3-4].

А.Н. Власов тоже полагает, что справедливо «в отношении некоторых фольклорных явлений и литературы говорить о единой культурной традиции, объединяя их понятием словесности» [Власов, 2006:229]. Любой писатель одновременно является носителем национальной ментальности, то есть тех самых форм вербальной и невербальной народной культуры, о которых мы говорили выше. Следовательно, и как художник, и как человек он естественным образом впитывает и литературную, и народную традиции: не только письменную и устную словесность, но и обычаи, верования, суеверия и т.д. - характерное для его культуры мировоззрение, причем в формах, в том числе и художественных, характерных для этой культуры. Фольклор и литература оказываются не только подсистемами словесности, но при этом еще и подсистемами национальной культуры в целом, по-разному, но часто очень похоже (как мы стараемся показать) представляющими одни явления. Речь идет о своеобразном «билингвизме» культурной традиции, ее «двуязычном» характере [Власов, 2006: 236].

Традиционная культура в литературе формулирует самые общие этические и эстетические идеалы, заново подтверждает их истинность. Она является фольклорным «кодом» литературы, и при упоминании даже фольклорной детали «адресат сразу же переходит на "код" этой системы, и в сознании его возникают . неупомянутые части этой модели» [Жукас, 1982: 12]. Установить факт ее наличия, показать, как она живет в новом художественном облике, как преобразуется в произведении и преобразует его, - вот что интересно в аспекте нашего подхода. Речь не идет ни о влиянии, ни о заимствовании. Сознательная воля автора часто не является определяющей. Литература не всегда сознательно оперирует тем, что сформировалось еще в коллективном творчестве: «практически все основные принципы конструирования художественного образа: структура метафоры, принцип метонимизации, символ и т.п., принципиальная схема сюжета и т.д.» [Жукас, 1982: 14]. Это язык, на котором говорит художественная словесность, что-то добавляя, что-то забывая, но в целом оставляя его неизменным. Мы говорим о том типе фольклорно-литературных отношений, когда «фольклорные элементы, не вступая с литературой в прямые контакты, выступают по отношению к литературному процессу в роли своеобразных ферментов» [Медриш, 1983:9]. Фольклор и литература, по нашему глубокому убеждению, переплетены так тесно, что говорят на одном языке -языке культуры. Многое предлагаемое литературой есть индивидуальное отражение и преломление общих генеральных линий развития культуры, культурных парадигм.

Актуальность нашей работы, таким образом, обусловлена дискуссионностью вопросов, с одной стороны, о сущности и границах понятия фольклор и, с другой - о методах и путях исследования проблемы взаимоотношений фольклора и литературы.

Объектом исследования являются миф, сказка и обряд как структурно-семантические элементы произведений русской литературы XIX века.

Возникновению фольклора как эстетического и не только эстетического явления способствовала развернутая, все больше обретающая эстетические свойства мифологическая система, которую появление фольклора не отменило. Широкое понимание фольклора базируется как раз на осознании того, что «фольклор . формировался в недрах мифологии, вырастал из нее, питался ею и на всем пути своей истории не мог расстаться с этим наследием»

Путилов, 2003: 71-72]. Сказка и обряд из всех фольклорных явлений теснее всего связаны с мифологией. Миф реализуется не только, но главным образом в обряде. Обряд мифологичен. Многие мифы имеют обрядовую основу или тесно переплетаются с ритуалами, «являясь их составными частями либо обязательным к ним комментарием» [Мелетинский, 1995:264]. Происхождение сказки из мифа в современной науке не вызывает сомнений [Пропп, 1998; Костюхин, 1987; Мелетинский, 1970; Мелетинский, 1995; Путилов, 2003; Козолупенко, 2005 и др.]. Сказка и обряд формализуют, сюжетно оформляют десакрализованный миф и мифологические представления. Связь «фольклорного нарратива (в самом широком смысле) с вербальной повествовательной основой мифа» для многих несомненна [Артеменко, 2005: 14]. В свою очередь сказка и обряд тоже тесно связаны, как показал В.Я. Пропп [Пропп, 1998]. По словам Е.М. Мелетинского, «миф был гегемоном в том лишь частично расчлененном жанровом синкретизме, который характерен для состояния повествовательного искусства в архаическим обществах» [Мелетинский, 1995:262]. В сказке и обряде (многожанровом единстве) миф приобретает повествовательность, временную развернутость, воплощается в художественных образах. Именно появление жанров «предзадает культуре ее мегаисторический путь» [Смирнов, 2000: 10]. Таким образом, миф, сказка и обряд образуют единый структурно-семантический комплекс, эксплицитно живущий в фольклоре и имплицитно - в литературе.

В литературе этот комплекс присутствует двояко: в виде традиционных культурных представлений и в виде готовых словесных, жанровых, стилистических и др. форм, то есть художественного языка, которым, трансформируя его, пользуется литература. Один и тот же мифологический субстрат, попадая в фольклор или литературу, получает специфические свойства, но частично сохраняет исходную структуру и семантику, то есть образует архетипическую парадигму, которую мы так назвали в связи с ее мифологическим происхождением. Возможно, она и есть та «единица измерения», на установлении которой настаивал Л.И. Емельянов и которая характеризует «литературно-фольклорные связи, по возможности более сложные и органичные, нежели простой фольклоризм» [Емельянов, 1978: 173].

Предметом исследования в связи с этим становятся различные способы и механизмы проявления мифа, сказки и обряда как структурно-семантического комплекса в различных литературных произведениях и в творчестве писателя в целом.

Материалом для исследования стали литературные произведения разных авторов, жанров, времени создания, стилей и идейной направленности: роман «Евгений Онегин», драма «Русалка», баллада «Жених» А.С. Пушкина, роман М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени», поэма Н.В. Гоголя «Мертвые души», роман И.С. Тургенева «Рудин», драма А.Н. Островского «Гроза», повесть В.М. Гаршина «Надежда Николаевна», роман Л.Н. Толстого «Анна Каренина», рассказы А.П. Чехова, повесть «Степь» и комедия «Вишневый сад». Во-первых, все они принадлежат классической русской литературе XIX века, так как литературой модернизма различные фольклорные элементы могут осваиваться иначе. Во-вторых, фольклорно-мифологические пласты не лежат в них на поверхности, а «спрятаны» в структуре сюжетов, мотивов и образов. И наконец, в силу того что нами рассматриваются в основном различные повествовательные явления, мы не обращаемся к лирическим произведениям.

Цель диссертации - установить характер и принципы соотношения индивидуального и традиционного в личном творчестве, выработать новые методы исследования литературы как письменной формы сохранения коллективной культурной памяти.

Достижение поставленной цели предполагает решение ряда задач:

1. Определить понятие «архетипическая парадигма» и продемонстрировать возможности его применения при исследовании «грамматики» литературного текста.

2. Выявить и интерпретировать в литературном произведении устойчивые первичные повествовательные модели и типы персонажей, образующие архетипические парадигмы, показать их «исторические корни» и инвариантный смысл, а также художественный потенциал при анализе синтагматики литературного текста.

3. Рассмотреть структуру художественного символа, установить соотношение, с одной стороны, символа - метафоры -метонимии, а с другой, символа - архетипа - мифологемы.

4. Выявить при анализе художественных символов их инвариантное, архетипическое, смысловое ядро и показать, как оно «задает» интерпретацию литературного произведения и трансформируется в нем.

5. Показать, что любой писатель, даже такой «нефольклорный», как А.П. Чехов, воспроизводит в своем творчестве в разнообразных и не всегда явных формах традиционные фольклорно-мифологические художественные принципы и представления.

Научная новизна работы состоит в том, что впервые проблема взаимоотношений фольклора и литературы рассматривается на материале конкретных произведений как сосуществование и взаимодействие устной и письменной традиций в национальной культуре; впервые предпринята попытка комплексного изучения мифа, сказки и обряда и образованных ими архетипических парадигм; установлены новые закономерности репрезентации фольклора в литературных произведениях; предложены оригинальные пути аналитического осмысления художественного символа.

Методологической базой настоящей работы являются фундаментальные положения Д.Н. Медриша о фольклоре и литературе как подсистемах русской словесности и исследования в области фольклоризма литературы (Е.М. Мелетинский, К.В. Чистов, Ю.М. Лотман, Б.Н. Путилов, У.Б. Далгат, В.Н. Топоров, М.М. Бахтин, Е. Фарыно и др.), В.Я. Проппа о структурируемости фольклорного текста и вытекающие из него теории «грамматики» литературного произведения (Р. Барт, А.-Ж. Греймас, Б.Ф. Егоров, А.К. Жолковский, Ю.К. Щеглов и др.); исследования в области мифологии и фольклора (А.Н. Афанасьев, А.Н. Веселовский, Дж. Фрезер, К. Хюбнер, О.М. Фрейденберг, В.Я. Пропп, Е.М. Мелетинский, Н.И. Толстой, М. Элиаде, Е.А. Костюхин, А.К. Байбурин, Н.А. Криничная и др.); в области художественного символа (А.А. Потебня, В.М. Жирмунский, А.Ф. Лосев, С.С. Аверинцев, Ю.М. Лотман, Н.Д. Арутюнова, К. Юнг, A.M. Пятигорский, М.К. Мамардашвили, Ц. Тодоров и др.); в области чеховедения (А.П. Чудаков, В.Б. Катаев, И.Н. Сухих, Э.А. Полоцкая, Г.И. Тамарли, Д.Н. Медриш, М.М. Одесская и др.).

В работе применяются различные методы исследования, выбор которых обусловлен характером материала и конкретными задачами анализа. Нами использовались главным образом культурно-антропологический и структурно-типологический методы, а также метод целостного анализа художественного текста. Объектом культурной антропологии является вся культурная традиция, включающая фольклор в широком значении, литературу, язык. Такой подход подразумевает синхронический и диахронический анализ культуры. Структурно-типологический метод, рассматривая произведения фольклора и литературы как структуры, состоящие из более простых элементов и составляющие в свою очередь сложные единства, позволяет перейти от описания отдельных элементов к анализу системы, «глубинных уровней литературы, которые, как правило, авторами не осознаются и реализуются в их произведениях независимо от их субъективных намерений» [Косиков, 2003: 219].

На защиту выносятся следующие положения.

1. При использовании методов анализа, применяемых в фольклористике, в литературном произведении выявляются повествовательные модели и типы персонажей, сформированные в мифе, сказке и обряде. Разные литературные герои входят в одну архетипическую парадигму и обнаруживают одинаковые инвариантные функции, свойства и атрибуты. В связи с этим открываются возможности а) сегментации литературных произведений; б) исследования общих традиционных элементов их структуры и поэтики; в) интерпретации отдельных литературных текстов с точки зрения взимодействия в них «готовых» и индивидуальных значений и правил построения.

2. Репрезентация и функционирование мифа, сказки и обряда в литературных произведениях различны: в композиции, в структуре художественного символа, образов героев, моделей пространства и времени.

3. Миф сказка и обряд становятся своеобразным «кодом» литературы, включая литературное произведение в ассоциативное поле фольклора, усложняя характеристику персонажей, формируя глубинную перспективу, позволяя выявить в произведении универсальность и общечеловеческое звучание.

4. Структура художественного символа, который традиционно считается иррациональным и непознаваемым, поддается логическому анализу в аспекте парадигмы его значений, выработанных в ходе развития культуры, от мифа и фольклора - до литературы нового времени. Фольклор и литература - это способ воспроизведения символических форм культуры. Значение символа определяется взаимодействием значений мифологем, образующих его структуру. Эта инвариантная символическая семантика в литературном произведении обогащает его памятью традиции, но и обогащается им, приобретает дополнительные смыслы и значения.

5. В произведениях такого «нефольклорного» художника, как А.П. Чехов, выявляются миф, сказка и обряд как структурно-семантический комплекс - текстопорождающая модель, во многом определяющая их жанровую природу, композицию, систему персонажей, образы пространства и времени и т.д.

Теоретическая значимость работы заключается в комплексном междисциплинарном подходе к анализу литературного произведения, выявлении общих принципов структуро- и смыслопорождения в фольклоре и литературе, а также в дальнейшем развитии принципов интерпретации художественного текста в культурно-историческом и фольклорно-мифологическом аспектах.

Практическая значимость. Материалы и результаты диссертации могут быть использованы в школьном и вузовском преподавании фольклора и русской литературы XIX века, в разработке спецкурсов по проблемам взаимоотношений фольклора и литературы. Теоретические решения, предложенные нами, помогут в создании целостной картины развития русской художественной словесности.

Апробация результатов исследования. Концепция, основные идеи и результаты исследования обсуждались на международных конгрессах и конференциях: «Русское слово в мировой культуре: X Конгресс Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы» (Санкт-Петербург, 2003), «Русский язык: исторические судьбы и современность» (Москва, 2004), «Русская и сопоставительная филология: состояние и перспективы» (Казань, 2004), «I Всероссийский конгресс фольклористов» (Москва, 2006), «Рациональное и эмоциональное в фольклоре и литературе» (Волгоград, 2001,2004,2005), «История языкознания, литературоведения и журналистики как основа современного филологического знания» (Ростов-н/Д - Адлер, 2003), «Россия -Германия: диалог культур» (Таганрог, 2003), «Филология на рубеже тысячелетий» (Ростов-н/Д - Новороссийск, 2004), «Чеховские чтения» (Таганрог, 2004), «Виноградовские чтения» (Москва, 2004,2005), «Герценовские чтения» (Санкт-Петербург, 2004,2005), «Восток-Запад: пространство русской литературы» (Волгоград, 2005, 2006), «Пушкинские чтения» (Пушкин, 2005); на всероссийских конференциях в Санкт-Петербурге, Ставрополе, Таганроге; на кафедре литературы Таганрогского государственного педагогического института в ходе обсуждения проблем на методологических семинарах, на итоговых научно-исследовательских конференциях.

Материал и основные идеи исследования использованы в вузовских курсах фольклора и истории русской литературы XIX века, в спецкурсе «Фольклор и литература», читаемых автором диссертации в Таганрогском государственном педагогическом институте.

Результаты исследования изложены в монографии, статьях и тезисах общим объемом 31 п.л.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы. Объем текста 344 страницы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Русская литература», Ларионова, Марина Ченгаровна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Всякое научное исследование возникает как результат органического единства процессов разрушения некоторых сложившихся представлений и создания новых. Какие стереотипы мы сделали попытку разрушить?

• Все еще сохраняющуюся точку зрения, что фольклор и литература противостоят друг другу как принципиально различные виды искусства.

• Стремление представить отношения фольклора и литературы в виде генетической преемственности и зависимости.

• Устойчивое мнение, что фольклорные и литературные произведения строятся по разным, присущим только фольклору или только литературе, законам.

• Убеждение, что методы анализа фольклорного произведения и такие понятия, как инвариант, вариант, устойчивые повествовательные схемы, модели и т.д., неприменимы к литературному произведению.

• Представление о неделимости и непостигаемости художественного символа.

• Деление писателей на «фольклорных» и «нефольклорных» и уверенность в том, что писатель может быть «нефольклорным».

Эти стереотипы во многом обусловлены тем, что исследователь взаимоотношений фольклора и литературы за исходную точку обычно принимает литературное произведение или творчество отдельного автора и видит в них то, что уже было в фольклоре или других литературных произведениях - ретроспективный подход. Если же за точку отсчета взять фольклор, а именно миф, сказку и обряд как структурно-семантический комплекс, то взгляд исследователя обращается вперед, на то, что будет построено по сложившимся законам и трансформировано, обогащено с учетом специфики литературного творчества, эпохи, метода, стиля идейной направленности индивидуального творчества - своего рода проспективный подход. Что же мы создаем в рамках этого подхода? К каким выводам приводит проделанная работа?

• Архаика, легшая в основу фольклора и давшая ему исходные формы, сохраняется и в литературе, обеспечивает возможности ее развития и преображения.

• Миф, сказка и обряд как единый структурно семантический комплекс являются текстопорождающей моделью для произведений русской литературы XIX века и, возможно, вообще для всей художественной литературы.

• Возникшие в мифе, сказке и обряде первичные повествовательные схемы и модели, типы персонажей образуют в фольклоре и литературе разнообразные парадигмы, объединяющие варианты инвариантного архетипического сюжета, мотива, образа, символа.

• Обнаруженные парадигмы обеспечивают относительную устойчивость индивидуального творчества и изоморфизм фольклора и литературы как подсистем единой метасистемы - русской словесности и шире - разных форм в разные периоды культуры.

• Выявление архетипических парадигм позволяет говорить о возможности «разбирать» и «собирать» литературное произведение по некоторым общим правилам художественного творчества, то есть рассматривать «грамматику» литературы, вырабатывать метаязык для ее описания.

• Анализ архетипических парадигм способствует установлению соотношения традиционного и индивидуального в авторском творчестве, так как дает инструмент для определения устойчивых, инвариантных, явлений в литературе и, отталкиваясь от этого, ее нового содержания и новых форм.

• На примере фольклорно-мифологической сюжетной схемы «похищение царевны змеем и спасение ее героем» мы показали, что а) всякий любовный треугольник в литературе сохраняет черты архетипической инвариантной конструкции; б) персонажи, образующие треугольник, наделяются функциями, свойствами и атрибутами первообразов; в) персонаж, условно названный нами «змей», выполняет функции вредительства, то есть похищения «царевны» или соблазнения, охлаждения, боя с «героем» и бегства. Он обладает противоречивым характером, что проявляется в контрастной портретной характеристике, гордыней (иногда богоотрицанием), «чужестью», красноречием, гибельностью для «царевны». Атрибутами «змея» являются огонь и дорога, часто чужеземное платье. В эту парадигму включаются Онегин («Евгений Онегин» А.С. Пушкина), Князь («Русалка» А.С. Пушкина), Жених («Жених» А.С. Пушкина), Печорин и Казбич («Герой нашего времени» М.Ю. Лермонтова), Рудин («Рудин» И.С. Тургенева), Вронский и Каренин («Анна Каренина» Л.Н. Толстого), Бессонов («Надежда Николаевна» В.М. Гаршина), Лихарев («На пути» А.П. Чехова), Вершинин («Три сестры» А.П. Чехова), Борис («Гроза» А.Н. Островского), Лихонин и Симановский («Яма» А.И. Куприна) и др.; г) персонаж, условно названный нами «царевна», выполняет функции нарушения запрета, увлечения, предчувствия, ощущения страха и вины, болезни, смерти. Свойства «царевны»: склонность к самопожертвованию, кротость, молчаливость, но одновременно сильный характер, особая портретная характеристика, рукоделие. Атрибуты: цветы, золото. В эту парадигму включаются пушкинские героини Татьяна, Дочь, Наташа, лермонтовская Бэла, тургеневская Наталья Ласунская, Анна Каренина, Надежда Николаевна, героини «Ямы», чеховские Иловайская и Маша и др.; д) функциями персонажа, условно названного нами «герой», являются спасение «царевны» от власти «змея», поединок со «змеем», вступление в брак с «царевной» или стремление к этому; свойствами: стационарность в пространстве, временное отсутствие активности, физическая или иная сила, застенчивость, «детскость». Таковыми являются муж Татьяны, Волынский в романе Тургенева, Левин, Лопатин в повести Гаршина и др.; е) эта сюжетная схема может реализовываться в литературном произведении в полном виде либо с редукцией функций, свойств и атрибутов одного участника или перенесением их на другого. Так, отсутствие «героя» определяет смерть «царевны», а перераспределение ролей ведет к трансформации традиции или даже пародированию ее; ж) выявление архетипических парадигм в литературе позволяет расширить границы сравнительного метода, так как почвой для сравнения произведений становятся не жанровые признаки, не исторические факторы, не художественный метод, а элементы их внутренней структуры;

• Художественный символ устойчив, семантически многослоен и амбивалентен. Эти свойства определяются тем, что символ конструируется с помощью мифологем, формирующих его структуру и семантику. В этом смысле символ не противостоит метафоре и метонимии, а коррелирует с ними.

• Можно предложить в противовес убеждению о непознаваемости и иррациональности символа достаточно объективный метод его анализа: выявление первичных значений символа или образующих его мифологем, которые сложились в мифе и фольклоре, и демонстрация их художественных потенций в конкретных литературных произведениях: а) обращение к символике пьесы А.П. Чехова «Вишневый сад» убеждает, что чеховские символы только «маскируются» под «"рядовые" детали предметного мира» [Чудаков, 1971: 172]. На самом деле они являются элементами архетипической парадигмы, восходящей к структурно-семантическому комплексу мифа, сказки и обряда; б) анализ центрального символа пьесы путем разложения его на мифологемы и выявления заключенных в нем архетипических представлений (дерево, вишня, сад, цветение) позволяет утверждать, что в пьесе отражена идея непрерывности, цикличности жизни, смерти и возрождения; в) этот вывод проясняет многие неоднозначно толкуемые сюжетные элементы пьесы: систему персонажей, образы пространства, особенности временной (линейной и циклической) организации; отдельные эпизоды, например, вырубку сада или смерть Фирса; г) символ и заложенные в нем значения позволяет также прояснить жанровую природу пьесы, довериться авторскому определению ее как комедии, поскольку разрушение в ней сменяется возрождением; д) фольклорно-мифологический подход выявляет символическое значение и других образов пьесы: звука лопнувшей струны, бала у Раневской во время торгов и т.д. Все они амбивалентны и отражают генеральную смысловую установку на круговорот и смену разрушения и обновления жизни. Таким образом, структура и семантика символов «задает» интерпретацию чеховской пьесы; е) возможен и другой путь: фольклорно-мифологическая интерпретация произведения влияет на расшифровку символа. Это мы продемонстрировали на примере поэмы Н.В. Гоголя «Мертвые души» и образа-символа птицы-тройки; ж) учитывая, что символ формируется на всем протяжении культуры, мы установили основные значения образа коня и связанного с ним образа птицы в мифе, сказке и обряде: амбивалентный солнечно-хтонический характер, связь с миром мертвых и странствиями души, пророческие и апотропеические способности. Весь этот комплекс значений перешел и в другие жанры фольклора, и в средневековую литературу и живопись, и в культуру нового времени; з) семантика образов коня и птицы актуализуется в поэме Гоголя, благодаря особой организации ее фольклорно-мифологического художественного пространства. Россия у Гоголя -это «иной» мир, мир мертвых. Все персонажи поэмы имеют демонологические черты: Яги, Змея, Кощея и др. Особенно ярко этот фольклорно-мифологический подтекст выражен в образе Чичикова, само имя которого, на наш взгляд, связано с народной демонологией; и) путешествие Чичикова - это странствие по «иному» миру, своего рода переход от одного способа жизнеустройства к другому, который должен был быть представлен во втором и третьем томах поэмы.

Таким образом, птица-тройка выносит душу России из «иного» мира в мир, построенный по Божьим законам.

• Художественная литература, при всем ее многообразии, все же не полностью свободна в индивидуальном вымысле писателей. Этот вымысел опирается на определенные структурные принципы, возникшие 1 в глубокой древности и существующие на всем протяжении развития словесного искусства.

• Фольклор нового времени развивался в тесном взаимодействии с литературой. Никакого «чистого» фольклора, принадлежащего исключительно крестьянской среде и бытующего исключительно в ней, в XIX веке уже не было. Как заметил Е.А. Костюхин, «народные традиции не живут в лабораторной чистоте - они все время подвергаются влиянию профессионального искусства, впитывают его опыт и не противостоят ему, как это часто представляется в нашей учебной и популярной литературе» [Костюхин, 1994: 5]. Фольклор и литература - две переплетенных ветви словесного искусства, два способа хранения культурной памяти. Нефольклорный писатель -писатель, не укорененный в традициях национальной словесности, живущий вне своей культуры, - это какой-то гомункулус, выращенный в колбе, что совершенно невозможно.

• Творчество А.П. Чехова является ярким примером непродуктивности отыскивания в литературе явных следов фольклоризма»: цитат, фольклорных сюжетов и образов, стилизации. Другой же подход, обнаруживающий общность фольклора и литературы, наличие и функционирование в них сходных художественных принципов и структурных элементов, соединение и взаимодействие традиционного и индивидуального в творчестве писателя, оказывается, по нашему мнению, гораздо более результативным. Анализ различных по времени создания и жанру произведений Чехова показал, что а) многие, особенно ранние, рассказы Чехова имеют кумулятивное строение, как некоторые виды народных сказок. Кумуляция позволяет «разомкнуть» повествование, сделать сюжет длящимся бесконечно, то есть открывает возможности типизации при лаконизме формы. Кроме того, кумуляция служит средством создания комизма и анекдотичности чеховских рассказов; б) фольклорная сюжетная основа произведений писателя часто выступает не в прямом, а в «обращенном» виде, то есть ей придается противоположный смысл при сохранении структуры. Это существенно затрудняет ее выявление в чеховских произведениях. С другой стороны, анализ «обращенных» фольклорных элементов позволяет говорить о своеобразной игре писателя с традицией, с архетипическими парадигмами. «Обращение» мифа, сказки и обряда является средством создания комического и дает возможность постановки «вечных» экзистенциальных вопросов и непреодолимости антиномий человеческого бытия; в) включение пьесы «Три сестры» в ассоциативное поле сказки позволяет увидеть процесс трансформации фольклорного материала в ходе индивидуального творчества. Сказка здесь является не притягивающим, а отталкивающим началом. «Обращение» всего комплекса сказочных мотивов, образов и приемов создает художественное явление, прямо противоположное прототипу, -антисказку, сказку о несостоявшейся сказке. г) повесть «Степь» в аспекте архетипических парадигм может быть рассмотрена как рассказ о взрослении героя через путешествие, одиночество, испытания, преодоление себя и обстоятельств, то есть как отражение в литературном произведении древних обрядов инициации. В этом смысле любое пространство путешествия приобретает в литературе хтонические черты, а любое повествование о становлении человека обнаруживает структурно-семантические следы инициации; д) выявление элементов традиционной культуры в творчестве Чехова позволяет лучше понять неповторимость его творческой манеры, увидеть его особое место в литературе рубежа XIX-XX веков, еще классической, но уже рождающей новые художественные формы.

Из всего сказанного можно сделать самый общий вывод. Фольклор и литература, конечно же, обладают своей спецификой как виды искусства. Но нельзя не согласиться с Е.А. Костюхиным в «неосновательности противопоставления фольклора и литературы» [Костюхин, 2004: 5]. Развитие словесного искусства - непрерывный процесс. Оно берет начало еще в мифе и связанных с ним фольклорных жанрах. Именно там формируются первые художественные представления о повествовательных схемах, архетипические образы и сюжеты, инварианты, которые затем организуют литературное произведение. По большому счету, все новое в литературе - это в своей глубине вариации неких первообразов и первосюжетов. Вариации яркие, свежие; на первый взгляд, и не вариации вовсе, а совершенно новые сюжеты и образы.

Но именно эта узнаваемость является опознавательным знаком «своей», родной традиции. Ведь только увидев старого знакомого, мы можем в полной мере оценить новизну его облика, глубинные смыслы его преображения, распознать новую ступень в его развитии.

В конечном счете полученные нами результаты могут способствовать выявлению универсальных приемов и способов сюжетообразования, законов литературной формы, благодаря которым литература сохраняет свое внутреннее единство и тождественность устной традиции и самой себе на всех этапах исторического развития.

Перед нами всегда две художественные системы - фольклор и литература. Но они не существуют друг без друга, образуют единство - словесное искусство, метасистему со своим метаязыком. Именно на этом убеждении основаны те исследовательские методы, которые мы предлагаем в настоящей работе: выявление инвариантных повествовательных моделей и типов персонажей, тех самых «вечных» сюжетов и образов, о которых много говорят, но первоисточники которых обычно остаются скрытыми в глубине веков; логический анализ и интерпретация «непознаваемых» художественных символов с их сложной структурой; выявление разнообразных архетипических парадигм в творчестве писателей-новаторов, как А.П. Чехов, которых в явном фольклоризме и заподозрить нельзя.

Между фольклором и литературой нет непроходимых границ, и «это позволяет объединить их понятием словесности и рождает надежды на создание ее единой истории» [Костюхин, 2004: 7].

Словесное искусство - это целостность, разворачивающаяся во времени и пространстве. Объясняя диахронический подход к явлениям культуры, И.П. Смирнов сформулировал два постулата: история культуры «представляет собой воплощение глубинных трансформационных правил, которые контролируют развертывание во времени культуры как таковой» и «в любой отдельно взятой культуре на всем ее протяжении или хотя бы на протяжении значительного исторического интервала поверх стадиальных образований прослеживается гомологическая цепочка особых показателей, которые составляют то, что принято называть национальной культурной традицией» [Смирнов, 2000: 12]. Мы стремились показать не только то, что есть в литературном тексте, но и откуда, из каких глубин культурной традиции это пришло, рассмотреть некоторые правила и цепочки, составляющие эту традицию. На наш взгляд, это проясняет сложную проблему «литература и фольклор» и открывает новые возможности анализа литературного произведения.

Список литературы диссертационного исследования доктор филологических наук Ларионова, Марина Ченгаровна, 2006 год

1. Афанасьев, А. Н. Народные русские сказки : в 3 т. / А. Н. Афанасьев; отв. ред. Э. В. Померанцева, К. В. Чистов. М. : Наука, 1984-1985.

2. Гаршин, В. М. Сочинения / В. М. Гаршин ; вступ. ст., примеч. Г. Вялого. М.; Л.: ГИХЛ, 1963. - 448 с.

3. Гоголь, Н. В. Полное собрание сочинений : в 8 т. Т. VI / Н. В. Гоголь ; гл. ред. Н. Л. Мещеряков. Л. : Изд-во АН СССР, 1951.-923 с.

4. Греческие сказки / сост. П. Влаху. Донецк : Радяньска Донеччина, 1991.-119 с.

5. Грибоедов, А. С. Сочинения / А. С. Грибоедов ; подгот. текста, предисл. и коммент. Вл. Орлова. М.: ГИХЛ, 1956. - 798 с.

6. Киреевский, П. В. Собрание народных песен : в 2 т. / П. В. Киреевский ; подгот. текстов, вступ. ст. и коммент. 3. И. Власовой. Л.: Наука, 1983 - 1986.

7. Куприн, А. И. Собрание сочинений : в 6 т. Т. V. Произведения 1914 1928 гг. / А. И.Куприн ; подгот. текста и прим. Э. Ротштейна. - М.: ГИХЛ, 1958. - 795 с.

8. Лермонтов, М. Ю. Собрание сочинений : в 4 т. Т. IV. Проза. Письма / М. Ю. Лермонтов ; отв. ред. В. А. Мануйлов. Л. : Наука, 1981.-591 с.

9. Народные песни Полтавщины / сост. П. К. Батюк. Киев : Мистецтво, 1963. - 30 с.

10. Народный театр / сост., вступ. ст., подгот. текстов и коммент. А. Ф. Некрыловой, Н. И. Савушкиной. М. : Советская Россия, 1991.-544 с.

11. Островский,А.Н. Полное собрание сочинений : в 16 т. Т.П. Пьесы 1856 1861 гг. / А.Н.Островский ; сост. А. И. Ревякин, подгот. текста и коммент. Н. С. Городской, Р. П. Моториной, И. Р. Эйгеса, И. Г. Ямпольского. - М.: ГИХЛ, 1950. - 405 с.

12. Пушкин, А. С. Полное собрание сочинений : в 10 т. / А. С. Пушкин ; примеч. Б. В. Томашевского ; АН СССР ; Ин-т русской литературы (Пушкинский дом). 2-е изд. - М. : Изд-во АН СССР, 1956- 1958.

13. Раевский, А. Ф. Древо смерти / А. Ф. Раевский // Вестник Европы. 1821. - Ч. 118. - № 12. - С. 274 - 276.

14. Русская народная поэзия. Обрядовая поэзия : сборник / сост. и подгот. текста К. Чистова и Б. Чистовой ; вступ. ст., предисл. к разделам и коммент. К. Чистова. Л.: Худож. лит., 1984. - 528 с.

15. Толстой, Л. Н. Собрание сочинений : в 20 т. // Л. Н. Толстой ; под общ. ред. Н. Н. Акоповой, Н. К. Гудзия, Н. Н. Гусева, М. Б. Храпченко. М.: ГИХЛ, 1960 - 1965.

16. Туманский, В. И. Манценил / В. И. Туманский // Новости литературы.- 1825.-Кн. 13.-№ 7.-С. 60-61.

17. Тургенев, И. С. Полное собрание сочинений и писем : в 30 т. Сочинения : в 12 т. Т. V. Повести и рассказы 1853 1857 гг. / И. С. Тургенев; гл. ред. М. П. Алексеев. - М.: Наука, 1980. -543 с.

18. Чехов, А. П. Полное собрание сочинений и писем : в 30 т. Сочинения : в 18 т. / А. П. Чехов ; гл. ред. Н. С. Бельчиков. -М. : Наука, 1974-1988.

19. Критика и литературоведение

20. Абаев, В. И. «Шаман сильнее воина» / В. И. Абаев // Историко-этнографические исследования по фольклору : сб. ст. памяти С. А. Токарева ; сост. В. Я. Петрухин. М. : Изд. фирма «Восточная литература» РАН, 1994. - С. 11-19.

21. Абрамян, J1. А. Беседы у дерева / J1. А. Абрамян. М. : Языки славянской культуры, 2005. - 272 с.

22. Абрамян, J1. А. Мифологема близнецов и мировое дерево / J1. А. Абрамян, А. Р. Демирхян // Историко-филологический журнал. 1985.-№4.-С. 66-84.

23. Аверинцев, С. С. Символ / С. С. Аверинцев // Краткая литературная энциклопедия ; гл. ред. А. А. Сурков. Т. VI. М. : Сов. энциклопедия, 1971. - Стлб. 826 - 831.

24. Аверинцев, С. С. Бахтин и русское отношение к смеху / С. С. Аверинцев // От мифа к литературе : сб. в честь 75-летия Е. М. Мелетинского ; сост. С. Ю. Неклюдов, Е. С. Новик. М. : Рос. ун-т, 1993.-С. 341 -345.

25. Аверинцев, С. С. Агасфер / С. С. Аверинцев // Мифы народов мира : энциклопедия ; гл. ред. С. А. Токарев. Т. I. М. : Большая рос. энциклопедия, 1998. - С. 34.

26. Агапкина, Т. А. Болезнь человека / Т. А. Агапкина, В. В. Усачева // Славянские древности : этнолингвистический словарь ; под ред.

27. Н. И. Толстого. В 5 т. Т. I. М. : Междунар. отношения, 1995. -С.225-227.

28. Агапкина, Т. А. Мифопоэтические основы славянского народного календаря. Весенне-летний цикл / Т. А. Агапкина. -М. : Индрик, 2002.-816 с.

29. Адоньева, С.Б. Сказочный текст и традиционная культура / С.Б. Адоньева. СПб.: С-Петерб. ун-т, 2000. - 180 с.

30. Адрианова-Перетц, В. В. Древнерусская литература и фольклор / В. В. Адрианова-Перетц. JI.: Наука, 1974. - 171 с.

31. Азадовский, М. К. Источники сказок Пушкина / М. К. Азадовский // Временник Пушкинской комиссии. М. - JI. : Изд-во АН СССР, 1936.-С. 134-163.

32. Азадовский, М. К. Очерки по истории русской фольклористики : в 2 т. Т. 1 / М. К. Азадовский ; под общ. ред. Э. В. Померанцевой. -М. : Гос. учебно-педагог. изд-во Министерства просвещения РСФСР, 1958.-480 с.

33. Акимова, Т. М. О фольклоризме русских писателей : сб. ст. / Т. М. Акимова ; сост. и отв. ред. Ю. Н. Борисов. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 2001. - 204 с.

34. Альтман, М. С. Достоевский. По вехам имен / М. С. Альтман. -Саратов : Изд-во Саратовского ун-та, 1975. 279 с.

35. Амелин, Г. Лекции по философии литературы / Г. Амелин. М. : Языки славянской культуры, 2005. - 424 с.

36. Амроян, И. Ф. Повтор в структуре фольклорного текста (на материале русских, болгарских и чешских сказочных и заговорных текстов) / И. Ф. Амроян. М. : Гос. республ. центр русского фольклора, 2005. - 296 с.

37. Аникин, В. П. Филологическая фольклористика (ее предмет, страницы истории, отношение к смежным наукам) / В. П. Аникин // Традиционная культура : научный альманах. 2005. - № 1. -С.З- 13.

38. Арнаутова, Ю. Е. Колдуны и святые : Антропология болезни в средние века / Ю. Е. Арнаутова. СПб.: Алетейя, 2004. - 398 с.

39. Артеменко, Е. Б. Фольклорная категоризация действительности и мифологическое мышление / Е. Б. Артеменко // Традиционная культура : научный альманах. 2004. - № 3. - С. 3 - 12.

40. Артеменко, Е. Б. Традиция в мифологической и фольклорной репрезентации / Е. Б. Артеменко // Первый Всероссийский конгресс фольклористов : сб. докладов. Т. II. М. : Гос. республ. центр русского фольклора, 2006. - С. 6 - 23.

41. Арутюнова, Н. Д. Метафора и дискурс / Н.Д.Арутюнова // Теория метафоры ; вступит, ст. и сост. Н. Д. Арутюновой. М. : Прогресс, 1990.-С. 5-32.

42. Архипенко, Н. А. Народная демонология донских казаков / Н. А. Архипенко // Традиционная культура : научный альманах. -2004.-№4.-С. 67-76.

43. Асоян, А. А. Заметки о дантовских мотивах у Белинского и Гоголя / А. А. Асоян // Дантовские чтения. 1985. - М. : Наука, 1985.-С. 104-119.

44. Асоян, А. А. Данте и русская литература 1820 1850-х годов : пособие к спецкурсу / А. А. Асоян. - Свердловск : Свердл. гос. пед. ин-т, 1986.-80 с.

45. Афанасьев, А. Н. Поэтические воззрения славян на природу : Мифы, поверья и суеверия славян : в 3 т. / А. Н. Афанасьев. М. : Изд-во Эксмо; - СПб.: Terra Fantastika, 2002.

46. Ахматова, А. А. Сочинения : в 2 т. Т.2. Проза / А. А. Ахматова ; сост., подгот. текста и коммент. Э. Герштейн, Л. Мандрыкиной,

47. B. Черных. М.: Худож. лит., 1987. - С. 71-85.

48. Байбурин, А. К. Ритуал. Своё и чужое / А. К. Байбурин // Фольклор и этнография : Проблемы реконструкции фактов традиционной культуры. Л.: Наука, 1990. - С. 3 - 17.

49. Байбурин, А. К., Похороны и свадьба / А. К. Байбурин, Г. А. Левинтон // Исследования в области балто-славянской духовной культуры (Погребальный обряд). М. 1990а.1. C. 64-98.

50. Байбурин, А. К. Ритуал: старое и новое / А. К. Байбурин // Историко-этнографические исследования по фольклору : сб. ст. памяти С.А. Токарева ; сост. В. Я. Петрухин. М. : Изд. фирма «Восточная литература» РАН, 1994. - С. 35 - 48.

51. Байбурин, А. К. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян / А. К. Байбурин ; 2-е изд., испр. М. : Языки славянской культуры, 2005. - 224 с.

52. Баранов, С. Ф. Фольклорно-этнографические мотивы в творчестве А.П. Чехова / С. Ф. Баранов // Вопросы фольклора. Томск : Изд-во Томского ун-та, 1965. - С. 70 - 82.

53. Баранова, В. В. Рассказы современных крестьян о прошлом и настоящем / В. В. Баранова // Традиция в фольклоре и литературе ; ред.-сост. М. Л. Лурье. СПб.: Без изд-ва, 2000. - С. 66 - 76.

54. Барт, Р. Критика и истина / Р. Барт // Зарубежная эстетика и теория литературы XIX XX вв. ; сост., общ. ред. Г. К. Косикова. - М.: Изд-во МГУ, 1987. - С. 349 - 422.

55. Барт, Р. Введение в структурный анализ повествовательных текстов / Р. Барт // Французская семиотика: От структурализма к постструктурализму ; пер. с фр. и вступ. ст. Г. К. Косикова. М.: Изд. группа «Прогресс», 2000. - С. 196 - 238.

56. Бартминьский, Е. Языковой образ мира: очерки по этнолингвистике / Е. Бартминьский ; пер. с польского. М. : Индрик, 2005. - 528 с.

57. Бахтин, М. М. Проблемы поэтики Достоевского / М. М. Бахтин. -М.: Сов. писатель, 1963. 363 с.

58. Бахтин, М. М. Эстетика словесного творчества / М. М. Бахтин. -М.: Искусство, 1986. 445 с.

59. Бахтин, М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса / М. М. Бахтин ; изд. 2-е. М. : Худож. лит., 1990. - 543 с.

60. Бахтин, М. М. Вопросы литературы и эстетики / М. М. Бахтин. -М.: Худож. лит., 1994. 504 с.

61. Бахтина, В.А. Круглый стол «Что такое фольклор?» (Навстречу Первому Всероссийскому конгрессу фольклористов) /

62. B. А. Бахтина // Традиционная культура : научный альманах. -2005.-№2.-С. 4-5.

63. Белов, С. В. Имена и фамилии у Ф.М. Достоевского / С. В. Белов // Русская речь. 1976. - № 5. - С. 27 - 31.

64. Белова, О. В. Круг / О. В. Белова // Славянские древности : этнолингвистический словарь ; ред. Н. И. Толстой. Т. 3. М.: Междунар. отношения, 2004. - С. 11-12.

65. Белый, А. Символизм как миропонимание / А. Белый ; сост., вступ. ст. и прим. J1. А. Сугай. М.: Республика, 1994. - 528 с.

66. Бельчиков, Н. Ф. Неизвестный опыт научной работы Чехова / Н. Ф. Бельчиков // Чехов и его среда. JI. : Academia, 1930.1. C. 105- 133.

67. Белякова, Г. С. Славянская мифология / Г. С. Белякова. М. : Просвещение, 1995. - 240 с.

68. Бем, А. К уяснению историко-литературных понятий / А. Бем // Изв. Отд. рус. яз. и лит-ры АН. 1918. Т. 23. - Кн. I. - СПб., 1919. -С. 225-245.

69. Бердников, Г. П. Чехов-драматург / Г. П. Бердников. -М.: Искусство, 1972. 318 с.

70. Бердников, Г. П. А.П. Чехов. Идейные и творческие искания / Г. П. Бердников. М.: Худож. лит., 1984. - 511 с.

71. Берковский, Н. Я. Литература и театр. Статьи разных лет / Н. Я. Бердников. М.: Искусство, 1969. - 439 с.

72. Билинкис, Я. С. Об эпичности чеховского искусства / Я. С. Билинкис // Русская литература. 1994. - № 1. - С. 152 - 159.

73. Бицилли, П. М. Возрождение Аллегории / П. М. Бицилли // Современные записки. Париж, 1936. - Т. 61. - С. 191 - 204.

74. Благой, Д. Д. Литература и действительность / Д. Д. Благой. М.: ГИХЛ, 1959.-515 с.

75. Брицына, А. Ю. Фиксации повторных исполнений и некоторые аспекты теории традиции / А. Ю. Брицына // Первый Всероссийский конгресс фольклористов : сб. докладов. Т. II. М.: Гос. республ. центр русского фольклора, 2006. - С. 42 - 50.

76. Буланов, А. М. Творчество Достоевского-романиста: проблематика и поэтика (Художественная феноменология «сердечной жизни») / А. М. Буланов. Волгоград : Перемена, 2004. - 194 с.

77. Буянова, Е. Г. Особенности поэтики повести А.П. Чехова «Степь» / Е. Г. Буянова // Художественный метод А.П. Чехова : межвуз сб. научн. тр. Ростов - н / Д: Изд-во РГПИ, 1982. - С. 75 - 80.

78. Бычков, В. В. Русская средневековая эстетика XI-XII века / В. В. Бычков. М.: Мысль, 1992. - 637 с.

79. Вайскопф, М. Сюжет Гоголя : Морфология. Идеология. Контекст / М. Вайскопф ; 2-е изд., испр. и расшир. М. : Рос. гос. гуманит. ун-т, 2002. - 686 с.

80. Вайскопф, М. Птица тройка и колесница души / М. Вайскопф. -М.: Изд-во НЛО, 2003. - 576 с.

81. Валери, П. Об искусстве / П. Валери ; сост. В. М. Козовой. М. : Искусство, 1976. - 586 с.

82. Васильева, Г. М. «Фауст» И.-В. Гете в прозе А.П. Чехова / Г. М. Васильева // Век после Чехова : междунар. научн. конф. Тезисы докладов ; отв. ред. В. Б. Катаев. М.: Изд-во МГУ, 2004. -С. 28-30.

83. Ведерникова, Н. М. Русская народная сказка / Н. М. Ведерникова. -М.: Наука, 1975.- 132 с.

84. Ведерникова, Н. М. Круглый стол «Что такое фольклор?» (Навстречу Первому Всероссийскому Конгрессу фольклористов) / Н. М. Ведерникова // Традиционная культура : научный альманах. -2005.-№3.-С. 9.

85. Веселовский, А. Н. Историческая поэтика / А. Н. Веселовский ; вступ. ст. И. К. Горского; сост., коммент. В. В. Мочаловой. М. : Высшая школа, 1989. - 406 с.

86. Веселовский, А. Н. Мерлин и Соломон: Избранные работы / А. Н. Веселовский. М. : Изд-во ЭКСМО-Пресс; - СПб. : Terra Fantastica, 2001. - 864 с.

87. Ветловская, В. Е. Анализ эпического произведения : Проблемы поэтики / В. Е. Ветловская. СПб.: Наука, 2002. - 213 с.

88. Вилькин, А. М. «Вишневый сад» вчера и сегодня (Заметки режиссера) / А. М. Вилькин // Чеховиана. Чехов и его окружение. М.: Наука, 1996. - С. 200 - 208.

89. Виноградова, JI. Н. Зимняя календарная поэзия западных и восточных славян: Генезис и типология колядования / JI. Н. Виноградова. М.: Наука, 1982. - 256 с.

90. Власкина, Т. Ю. Народные знания донских казаков / Т. Ю. Власкина, Н. А. Архипенко, Н. В. Калиничева // Традиционная культура : научный альманах. 2004. - № 4. -С. 54-66.

91. Власов, А. Н. Устная память традиции в контексте письменной культуры / А. Н. Власов // Первый Всероссийский конгресс фольклористов : сб. докладов. Т. II. М. : Гос. республ. центр русского фольклора, 2006. - С. 228 - 243.

92. Власова, 3. И. Скоморохи и фольклор / 3. И. Власова. СПб. : Алетейя, 2001.-524 с.

93. Волошина, Т. А. Языческая мифология славян / Т. А. Волошина, С. Н. Астапов. Ростов - н / Д : Феникс, 1996. - 448 с.

94. Воробьева, Г. М. Художественные функции народной песни в творчестве А.П. Чехова / Г. М. Воробьева // Междисциплинарные связи при изучении литературы : сб. научн. тр. ; под ред А. А. Демченко. Саратов : Изд-во Саратовского ун-та, 2003. -С. 97-102.

95. Выготский, J1. С. Психология искусства / J1. С. Выготский ; под ред. М. Г. Ярошевского. М.: Педагогика, 1987. - 344 с.

96. Выходцев, П. С. Русская советская поэзия и народное творчество / П. С. Выходцев. М. - Л.: Изд-во АН СССР, 1963. - 547 с.

97. Гвоздей, В. Н. Чеховское понимание русского национального характера / В. Н. Гвоздей // Творчество Чехова : Своеобразие метода, поэтика : межвуз. сб. научн. тр. Ростов - н / Д, 1988. -С. 3 -12.

98. Гиероглифов, А. С. Новая драма Островского «Гроза» / А. С. Гиероглифов // Русская трагедия: Пьеса А.Н. Островского «Гроза» в русской критике и литературоведении. СПб. : Азбука-классика, 2002. - С. 41 - 46.

99. Гиппиус, В. Пушкин и христианство / В. Гиппиус. Пг. : Сириус, 1915.-46 с.

100. Гитович, И. Е. Пьеса прозаика : Феномен текста / И. Е. Гитович // Чеховиана. «Три сестры» 100 лет. - М.: Наука, 2002. - С. 6 - 18.

101. Голан, А. Миф и символ / А. Голан ; изд. 2-е. М. : РУССЛИТ, 1994.-375 с.

102. Головачева, А. Г. «Прошедшей ночью во сне я видел трех сестер» / А.Г.Головачева // Чеховиана. «Три сестры» 100 лет. - М. : Наука,2002.-С. 69-82.

103. Гольденберг, А. X. Народная обрядовая поэзия в художественном строе «Мертвых душ» / А. X. Гольденберг // Фольклорная традиция в русской литературе : сб. научн. тр. ; отв. ред. Д. Н. Медриш. Волгоград : ВГПИ, 1986. - С. 48 - 56.

104. Гольденберг, А. X. Поэзия обрядовых праздников во втором томе «Мертвых душ» / А. X. Гольденберг // Литература и фольклор : Вопросы поэтики : межвуз. сб. научн. тр. Волгоград : ВГПИ, 1990.-С. 49-56.

105. Гольденберг, А. X. «Мертвые души» Н.В. Гоголя и традиции народной культуры : учеб. пособие по спецкурсу / А. X. Гольденберг. Волгоград : ВГПИ, 1991. - 76 с.

106. Гольденберг, А. X. Легендарно-мифологическая традиция в «Мертвых душах» / А. X. Гольденберг, С. А. Гончаров // Русская литература и культура нового времени. СПб. : Наука, 1994. -С. 21-48.

107. Гошовский, В. Л. У истоков народной музыки славян : Очерки по музыкальному славяноведению / В. Л. Гошовский. М. : Сов. композитор, 1971. - 304 с.

108. Грачев, И. В. Фольклорные мотивы в повести А.П. Чехова «Степь» / И. В. Грачев // Литература в школе. 2002. - № 7. -С. 7-10.

109. Грачева, И. В. Фольклорные элементы в творчестве А. П. Чехова / И. В. Грачева // Литература и фольклор : Вопросы поэтики : межвуз. сб. науч. тр. Волгоград : ВГПИ, 1990. - С. 105 - 114.

110. Грачева, И. В. Художественная деталь в пьесе А. Н. Островского «Гроза» / И. В. Грачева // Литература в школе. 2003. - № 8. -С. 17-20.

111. Греймас, А. Ж. В поисках трансформационных моделей /

112. A. -Ж. Греймас // Французская семиотика: От структурализма к постструктурализму ; пер. с фр. и вступ. ст. Г. К. Косикова. М. : Изд. группа «Прогресс», 2000. - С. 171-195.

113. Григорьева, Е. Н. Категория судьбы в мире Пушкина и Чехова (К постановке проблемы) / Е. Н. Григорьева // Чеховиана: Чехов и Пушкин. М.: Наука, 1998. - С. 128 - 136.

114. Громека, М. С. Последние произведения Л. Н. Толстого / М. С. Громека. М.: Без изд-ва, 1928. - 224 с.

115. Громов, Л. П. Реализм А. П. Чехова второй половины 80-х годов / Л. П. Громов. Ростов - н / Д : Ростовское книжное изд-во, 1958. -218с.

116. Громов, М. П. Книга о Чехове / М.П.Громов. М. : Современник, 1989. - 384 с.

117. Громов, М. П. Чехов / М.П.Громов ; (ЖЗЛ). М. : Молодая гвардия, 1993.-394с.

118. Гуминский, В. М Открытие мира, или Путешествия и странники /

119. B. М. Гуминский. М.: Современник, 1987. - 286 с.

120. Гура, А. В. Символика животных в славянской народной традиции / А. В. Гура. М.: Индрик, 1997. - 912 с.

121. Гурвич, И. Проза Чехова как целое / И. Гурвич // Вопросы литературы. 1983. - № 12. - С. 230 - 232.

122. Гуревич, А. Я. Категории средневековой культуры /

123. A. Я. Гуревич. М.: Искусство, 1972. - 350 с.

124. Гусев, В. Е. Русская народная художественная культура (теоретические очерки) / В. Е. Гусев. СПб. : СПИТМиК, 1993. -347 с.

125. Гусев, В. Е. Жив ли фольклор? / В. Е. Гусев // Живая старина. -1995.-№2.-С. 9.

126. Давтян, JI. А. О своеобразии художественного пространства в драматургии А. П. Чехова / JI. А. Давтян // Чеховские чтения в Твери. Тверь: Твер. гос. ун-т, 1999. - С. 124 - 129.

127. Далгат, У. Б. Литература и фольклор : Теоретические аспекты / У. Б. Далгат. М.: Наука, 1981. - 303 с.

128. Далгат, У. Б. Фольклор и современный литературный прцесс / У. Б. Далгат // Фольклор: Поэтика и традиция ; отв. ред.

129. B. М. Гацак. М.: Наука, 1982. - С. 34 - 48.

130. Даль, В. И. О повериях, суевериях и предрассудках русского народа : Материалы по русской демонологии / В. И. Даль. СПб : Литера, 1994.-480 с.

131. Даркевич, В. П. Пародийные музыканты в миниатюрах готических рукописей / В. П. Даркевич // Художественный язык Средневековья ; отв. ред В. А. Карпушин. М.: Наука, 1982. - С. 5 - 23.

132. Денисов, В. Д. Образ Храма в художественной прозе Н. В. Гоголя / В. Д. Денисов // Христианство и русская литература : сб. IV. -СПб.: Наука, 2002. С. 279 291.

133. Джексон, Р. JI. Время и путешествие : метафора для всех времен / Р. - JI. Джексон // Чеховиана : Чехов в культуре XX века : статьи, публикации, эссе / Научн. совет по истории мировой культуры. -М.: Наука, 1993. - С. 8 - 17.

134. Долженков, П. Н. Чехов и позитивизм / П. Н. Долженков. М.: Диалог - МГУ, 1998. - 205 с.

135. Долженков, П. Н. «Степь» и «Мертвые души» : скрытый сюжет в повести А. П. Чехова / П. Н. Долженков // Вестник МГУ : Филология. №3. - 2004. - С. 12 - 28.

136. Долинин, А. С. Достоевский и другие : статьи и исследования о русской классической литературе / А. С. Долинин ; сост. А. Долинина ; вступ. ст. В Туниманова ; примеч. М. Билинкиса и др. Л.: Худож. лит., 1989. - 480 с.

137. Доманский, Ю. В. Архетипические мотивы в рассказе А. П. Чехова «Гусев» / Ю. В. Доманский // Чеховские чтения в Твери : сб. научн. тр. Тверь : Твер. гос. ун-т, 1999. - С. 136 - 142.

138. Достоевский, М. М. «Гроза». Драма в пяти действиях А.Н. Островского / М. М. Достоевский // Русская трагедия : Пьеса

139. A. Н. Островского «Гроза» в русской критике и литературоведении. -СПб.: Азбука-классика, 2002. С. 162 - 183.

140. Евдокимова, С. Обманчивое сходство : Анекдот у Пушкина и Чехова / С. Евдокимова // Чеховиана. Чехов и его окружение. М.: Наука, 1996.-С. 79-87.

141. Егоров, Б. Ф. Предисловие / Б. Ф. Егоров // Медриш Д. Н. Литература и фольклорная традиция : Вопросы поэтики ; под ред. Б. Ф. Егорова. -Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1980. С. 3 - 5.

142. Егоров, Б. Ф. Структурализм. Русская поэзия. Воспоминания / Б. Ф. Егоров. Томск : Водолей, 2001. - 512 с.

143. Елатов, В. И. Песни восточно-славянской общности /

144. B. И. Елатов. Минск : Наука и техника, 1977. - 246 с.

145. Емельянов, Л. Н. Методологические вопросы фольклористики / Л. Н. Емельянов; отв. ред. В. Г. Базанов. Л.: Наука, 1978. - 206 с.

146. Ермилова, Г. Г. Восстановление падшего слова, или О филологичности романа «Идиот» / Г. Г. Ермилова // Достоевский и мировая культура : альманах. М. : Раритет - Классика плюс, 1999.-№12.-С. 54-80.

147. Есаулова, Е. Н. Народное религиозное сознание в «Грозе»

148. A. Н. Островского / Е. Н. Есаулова // Евангельский текст в русской литературе XVIII XX веков : цитата, реминисценция, мотив, сюжет, жанр : сб. научн. тр. : вып. 3 ; отв. ред. В. Н. Захаров. -Петрозаводск : ПетрГУ, 2001. - С. 286 - 296.

149. Жирмунский, В. М. Теория литературы. Поэтика. Стилистика /

150. B. М. Жирмунский. Л.: Наука, 1977. - 407 с.

151. Жирмунский, В. М. Сравнительное литературоведение /

152. B. М. Жирмунский. Л.: Наука, 1979. - 493 с.

153. Жовтис, А. Л. К проблеме символа (Чайка в корейской и украинской поэзии) / А. Л. Жовтис // Литература и фольклор. Прблемы взаимодействия : сб. науч. ст. : вып. 5. Волгоград: Перемена, ВГПУ, 1992. - С. 148 - 157.

154. Жогина, К. Б. Анаграммированное имя Марина в поэтических текстах М. И. Цветаевой / К. Б. Жогина // Речь. Речевая деятельность. Текст. Таганрог : Изд-во Таганрог, гос пед. ин-та, 2000.-С. 129- 132.

155. Жолковский, А. К. Блуждающие сны и другие работы / А. К. Жолковский. М.: Наука, 1994. - 128 с.

156. Жолковский, А. К. Работы по поэтике выразительности : Инварианты Тема - Приемы - Текст / А. К. Жолковский, Ю. К. Щеглов. - М.: АО Изд. Группа «Прогресс», 1996. - 344 с.

157. Жукас, С. О соотношении фольклора и литературы / С. Жукас // Фольклор : Поэтика и традиция ; отв. ред. В. М. Гацак. М. : Наука, 1982.-С. 8-20.

158. Журавлев, А. Ф. Язык и миф. Лингвистический комментарий к труду А. Н. Афанасьева «Поэтические воззрения славян на природу» / А. Ф. Журавлев ; отв. ред. С. М. Толстая. М. : Индрик, 2005. - 1004 с.

159. Журавлева, А. И. «Гроза» А. Н. Островского / А. И. Журавлева // Русская трагедия : Пьеса А. Н. Островского «Гроза» в русской критике и литературоведении. СПб. : Азбука-классика, 2002.1. C. 378-395.

160. Забылин, М. Русский народ, его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия / М. Забылин. М.: Книга принтшоп, 1990. - 616 с.

161. Заянчковский, И. Ф. Животные, приметы и предрассудки / И. Ф. Заянчковский. М.: Знание, 1991. - 256 с.

162. Звиняцковский, В. Я. «У лукоморья дуб зеленый.» /

163. B. Я. Звиняцковский, А. О. Панич // Чеховиана. «Три сестры» -100 лет. М.: Наука, 2002. - С. 2 - 101.

164. Зеленин, Д. К. Избранные труды. Очерки русской мифологии : Умершие неестественной смертью и русалки / Д. К. Зеленин ; вступ. ст. Н. И. Толстого ; подгот. текста, коммент., указат. Е. Е. Левкиевской. М.: Индрик, 1995. - 432 с.

165. Земцовский, И. И. Мелодика календарных песен / И. И. Земцовский. Л.: Музыка, 1975. - 224 с.

166. Зернюкова, А. А. Эпическое в структуре чеховской драмы / А. А. Зернюкова // Творчество Чехова : межвуз. сб. научн. тр. -Ростов н / Д: Изд-во РГПИ, 1984. - С. 40 - 50.

167. Зингерман, Б. И. Театр Чехова и его мировое значение / Б. И. Зингерман. М.: Наука, 1988. - 521 с.

168. Золотарев, А. М. Родовой строй и первобытная мифология / А. М. Золотарев. М.: Наука, 1964. - 328 с.

169. Зоркая, Н. М. На рубеже столетий: У истоков массового искусства в России 1900 1910 гг. / Н. М. Зоркая. - М.: Наука, 1976. - 139 с.

170. Зотов, С. Н. Художественное пространство мир Лермонтова /

171. C. Н. Зотов. Таганрог: Изд-во Таганрог, гос. пед. ин-та, 2001. - 321 с.

172. Зуева, Т. В. Сказки А.С.Пушкина : Книга для учителя / Т. В. Зуева. М.: Просвещение, 1989. - 156 с.

173. Иванов, В. В. Избранные труды по семиотике и истории культуры. Т. 3 : Сравнительное литературоведение. Всемирная литература. Стиховедение / В. В. Иванов / Ин-т мировой культуры МГУ. М.: Языки славянской культуры, 2004. - 816 с.

174. Иванова, Т. В. Фольклор в творчестве А.К.Толстого / Т. В. Иванова. Петрозаводск, Изд-во КГПУ, 2004. - 220 с.

175. Ивлева, Т. Г. Особенности функционирования чеховской ремарки / Т. Г. Ивлева // Чеховские чтения в Твери. Тверь : Твер. гос. унт, 1999.-С. 130- 135.

176. Иезуитова, Р. В. Баллада в эпоху романтизма / Р. В. Иезуитова // Русский романтизм. JI.: Наука, 1978. - С. 138 - 163.

177. Ищук-Фадеева, Н. И. Тема жизни и смерти в позднем творчестве А. П. Чехова / Н. И. Ищук-Фадеева // Чеховские чтения в Твери. -Тверь : Твер. гос. ун-т, 1999. С. 48 - 54.

178. Ищук-Фадеева, Н. И. «Чайка» А.П.Чехова : миф, обряд, жанр / Н. И. Ищук-Фадеева // Чеховиана. Полет «Чайки». М. : Наука, 2001.-С. 221 -231.

179. Кабакова, Г. «Придет серенький волчок.» : О формулах устрашения детей / Г. Кабакова // Семиотика страха : сб. ст.; сост. Н. Букс и Фр. Конт. М. : Рус. ин-т : изд-во «Европа», 2005. -С. 356-372.

180. Кайдаш-Лакшина, С. Н. Вишневый сад и «Вишневый сад» Чехова / С. Н. Кайдаш-Лакшина // Век после Чехова : Междунар. науч. конф. : тезисы докл. ; отв. ред. В. Б. Катаев. М. : Изд-во МГУ, 2004.-С. 84-87.

181. Кайуа, Р. Миф и человек. Человек и сакральное / Р. Кайуа. М. : ОГИ, 2003.-296 с.

182. Калениченко, О. Н. Судьбы малых жанров в русской литературе конца XIX начала XX века (святочный и пасхальный рассказы, модернистская новелла) / О. Н. Калениченко. - Волгоград : Перемена, 2000. - 232 с.

183. Камянов, В. И. Время против безвременья : Чехов и современность / В. И. Камянов. М.: Сов. писатель, 1989. - 384 с.

184. Капица, Ф. С. Русский детский фольклор / Ф.С.Капица, Т. М. Колядич. М.: Флинта, Наука, 2002. - 320 с.

185. Карнова, Л. И. Славянская мифопоэтика в образной системе А.С. Пушкина {береза, дуб, ель) / Л. И. Карнова // Кирилло-Мефодиевские традиции на Нижней Волге : тез. докл. научн. конф. Волгоград : Перемена, 1995. - С. 31 - 33.

186. Карпенко, Г. Ю. Возвращение Белинского : Литературно-художественное сознание русской критики в контексте историософских представлений / Г. Ю. Карпенко. Самара : Изд-во «Самарский университет», 2001. - 368 с.

187. Карташова, Т. Зимние календарные песни донских малороссов в контексте христианской святочной традиции / Т. Карташова // Христианство и христианская культура в степном Предкавказье и на Северном Кавказе : сб. науч. статей. Ростов - н / Д : Изд-во

188. Ростов, гос. консерватории им С. В. Рахманинова, 2000. -С. 194-215.

189. Катаев, В. Б. Проза Чехова : проблемы интерпретации / В. Б. Катаев. М.: Изд-во МГУ, 1979. - 326 с.

190. Катаев, В. Б. Литературные связи Чехова / В.Б.Катаев. М. : Изд-во МГУ, 1989.-263 с.

191. Катаев, В. Б. «Литературные игры» молодого Чехова / В. Б. Катаев // Чеховиана. Чехов и его окружение. М. : Наука. 1996. С. 109-115.

192. Катаев, В. Б. Чайка Цапля - Ворона (Из литературной орнитологии XX века) / В. Б. Катаев // Чеховиана. Полет «Чайки». - М.: Наука, 2001. - С. 267 - 275.

193. Ким, Хен-Ен. Время в «Трех сестрах» А. Чехова и поэзии И. Бродского / Хен-Ен Ким // Молодые исследователи Чехова : вып. 4 : Материалы междунар. научн. конф. М. : Изд-во МГУ, 2001.-С. 439-446.

194. Кирпотин, В. Я. Разочарование и крушение Родиона Раскольникова (Книга о романе Достоевского «Преступление и наказание») / В. Я. Кирпотин ; 4-е изд. М. : Худож. лит., 1986. -414 с.

195. Киселева, А. А. Народная причеть как поэтический жанр / А. А. Киселева // Русская литература. 1989. - № 2. - С. 3 - 21.

196. Козлова, Н. К. Восточнославянские былички о змее и змеях. Мифический любовник. Указатель сюжетов и тексты / Н. К. Козлова // Альманах «Рутения» электрон, ресурс. Режим доступа: www.ruthenia.ru

197. Кондратьева,В. В. Идейно-эстетическая функция масленицы в пьесе А. П. Чехова «Три сестры» / В. В. Кондратьева // Фольклор : традиции и современность : сб. докладов ; гл. ред. Н. К. Пархоменко. Таганрог : Сфинкс. 2001. - С. 33 - 37.

198. Королев, А. В. Белая Африка. «Вишневый сад» и африканская символика / А. В. Королев // Век после Чехова : Междунар. науч. конф : тезисы докл ; отв. ред. В. Б. Катаев. М. : Изд-во МГУ, 2004.-С. 99-101.

199. Косарев, М. Ф. Основы языческого миропонимания / М. Ф. Косарев. М. : Ладога-100,2003. - 352 с.

200. Косиков, Г. К. «Структура» и/или «текст» (стратегии современной семиотики) / Г. К. Косиков // Французская семиотика : От структурализма к постструктурализму ; Пер. с фр. и вступ. ст. Г. К. Косикова. М.: Изд. группа «Прогресс», 2000. - С. 3 - 48.

201. Косиков, Г. К. Структурная поэтика сюжетосложения во Франции / Г. К. Косиков // Современные методы анализа художественного произведения : материалы науч. семинара. Гродно : ГрГУ, 2003. -С. 207-261.

202. Костюхин, Е. А. Типы и формы животного эпоса / Е. А. Костюхин. М.: Наука, 1987. - 270 с.

203. Костюхин, Е. А. Литература и судьбы фольклора / Е. А. Костюхин // Живая старина. 1994. - № 2. - С. 5 - 7.

204. Костюхин, Е. А. Образ фольклора / Е. А. Костюхин // Живая старина. 2005. - № 3. - С. 2 - 4.

205. Кошелев, В. А. «В городе Калинове» : Топос уездного города в художественном пространстве пьес Островского / В. А. Кошелев // Провинция как реальность и объект осмысления. Тверь : Твер. госун-т, 2001.-С. 158- 165.

206. Кошелев, В. А. «Что значит у лукоморья?» (Пушкинский образ в «Трех сестрах» А. П. Чехова) / В. А. Кошелев // Чеховиана. «Три сестры» 100 лет. - М.: Наука, 2002. - С. 101 - 107.

207. Кравцов, Н. И. Проблемы славянского фольклора / Н. И. Кравцов. -М.: Наука, 1972.-360 с.

208. Кретов, А. Сказки рекурсивной структуры / А. Кретов // Труды по русской и славянской филологии : вып. I : Литературоведение. -Тарту : Изд-во Тартуского ун-та, 1994. С. 194-261.

209. Кривонос, В. Ш. Мотивы художественной прозы Гоголя / В. Ш. Кривонос. СПб. : Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 1999. -251 с.

210. Криничная, Н. А. Русская мифология : Мир образов фольклора / Н. А. Криничная. М.: Академ. Проект; Гаудеамус, 2004. - 1008 с.

211. Кубасов, А. В. Рассказы А.П.Чехова : поэтика жанра / А. В. Кубасов. Свердловск : Свердл. гос. пед. ин-т, 1990. - 73 с.

212. Кубасов, А. В. Условное и безусловное в пейзаже А. П. Чехова / А. В. Кубасов // Чеховские чтения в Твери. Тверь : Твер. гос. унт, 1999.-С. 104-113.

213. Кузичева, А. П. Пушкинские цитаты в произведениях Чехова / А. П. Кузичева // Чеховиана : Чехов и Пушкин. М. : Наука, 1998. -С. 54-66.

214. Кузьмичев, И. К. Лада / И. К. Кузьмичев. М. : Молодая гвардия, 1990.-301 с.

215. Курганов, Е. Анекдот Символ - Миф. Этюды по теории литературы / Е. Курганов. - СПб.: Изд-во журнала «Звезда», 2002. - 128 с.

216. Курилов, В. В. О функции сюжетных эпизодов в прозе А. П. Чехова / В. В. Курилов //Чеховские чтения : тезисы докл. 1992-1994. -Таганрог: Изд-во Таганрог, гос пед. ин-та, 1996. С. 8 - 9.

217. Кэмпбелл, Дж. Герой с тысячью лицами / Дж. Кэмпбелл ; пер. с англ. Киев : София, 1997. - 336 с.

218. Лакшин, В.Я. Толстой и Чехов / В.Я.Лакшин. М. : Сов. писатель, 1975. - 456 с.

219. Лапу шин, Р. Е. «Народ безмолвствует»? («Борис Годунов» и проза Чехова) / Р. Е. Лапушин // Чеховиана : Чехов и Пушкин. -М.: Наука, 1998.-С. 47-53.

220. Лапушин, Р. Е. «.Чтобы начать нашу жизнь снова» (Экзистенциальная и поэтическая перспективы в «Трех сестрах») / Р. Е. Лапушин // Чеховиана. «Три сестры» 100 лет. - М. : Наука, 2002.-С. 19-33.

221. Ларионова, М. Ч. «Имя милое России.» / М.Ч.Ларионова // Литературная учеба. 1987. - № 1. - С. 109 - 114.

222. Ларионова, М. Ч. История одного пушкинского мотива / М. Ч. Ларионова // Сб. научн. тр. молодых ученых ; отв. ред. В. Т. Фоменко. Таганрог : Изд-во ТРТУ, 1994. - С. 53 - 59.

223. Ларионова, М. Ч. Такие недетские детские сказки / М. Ч. Ларионова // Воспитание языковой личности и изучение литературы : сб. науч. ст. по итогам Всероссийской научно-методич. конф. СПб. : Изд-во РГТТУ им. А. И. Герцена, 2002. - С. 75 - 80.

224. Ларионова, М. Ч. Пространство сказки в пьесе А. П. Чехова «Три сестры» / М. Ч. Ларионова // Восток Запад : пространство русской литературы : материалы Междунар. научн. конф. -Волгоград : Волгоградское научн. изд-во, 2005. - С. 141 - 147.

225. Лебедев, Ю. В. О народности «Грозы», «русской трагедии» А. Н. Островского / Ю. В. Лебедев // Русская трагедия : Пьеса

226. A. Н. Островского «Гроза» в русской критике и литературоведении. СПб. : Азбука-классика, 2002. -С. 354-377.

227. Леви, Ш. За пределами чеховской сцены (Сценическое представление пустоты) / Ш. Леви // Чеховиана. Полет «Чайки». -М.: Наука, 2001. С. 243 - 248.

228. Леви-Строс, К. Первобытное мышление / К. Леви-Строс ; пер., вступ. ст. и прим. А. Б. Островского. М.: Республика, 1994. - 384 с.

229. Левкиевская, Е. Е. Мифы русского народа / Е. Е. Левкиевская. -М.: ООО «Изд-во Астрель» ; ООО «Изд-во ACT», 2000. 528 с.

230. Лежнев, И. Краткость сестра таланта / И. Лежнев // Новый мир. - 1955. - № 5. - С. V - 218.

231. Линков, В. Я. Художественный мир прозы А. П. Чехова /

232. B. Я. Линков. М.: Изд-во МГУ, 1982. - 128 с.

233. Лихачев, Д. С. Поэтика древнерусской литературы / Д. С. Лихачев. М.: Наука, 1979. - 358 с.

234. Лихачев, Д. С. Текстология: На материале русской литературы Х-ХИ веков / Д. С. Лихачев. Л.: Наука, 1983.-639 с.

235. Лойтер, С. М. Русский детский фольклор и детская мифология / С. М. Лойтер. Петрозаводск : Изд-во КГПУ, 2001. - 296 с.

236. Лосев, А. Ф. Античная мифология в ее историческом развитии / А. Ф. Лосев. М.: Учпедгиз, 1957. - 620 с.

237. Лосев, А. Ф. Философия. Мифология. Культура / А.Ф.Лосев. -М.: Политиздат, 1991. 525 с.

238. Лосев, А. Ф. Проблема символа и реалистическое искусство / А. Ф. Лосев : изд. 2-е, испр. М.: Искусство, 1995. - 320 с.

239. Лотман, М. О семиотике страха в русской культуре / М. Лотман // Семиотика страха : сб. ст. ; сост. Н. Букс и Фр. Конт. М. : Рус. ин-т : изд-во «Европа», 2005. - С. 13-35.

240. Лотман, Ю. М. Проблема художественного пространства в прозе Гоголя / Ю. М. Лотман // Труды по русской и славянской филологии : Учен. зап. Тарт. ун-та : Вып. 209. Тарту : Изд-во Тартуского ун-та, 1968. - С. 5 - 50.

241. Лотман, Ю. М. Повесть о капитане Копейкине: (реконструкция замысла и идейно-художественная функция) / Ю. М. Лотман // Семиотика текста : Учен. зап. Тарт. ун-та : Вып. 467. Тарту : Изд-во Тартуского ун-та, 1979. - С. 26 - 43.

242. Лотман, Ю. М. Роман А. С. Пушкина «Евгений Онегин». Комментарий : Пособие для учителя / Ю. М. Лотман. Л. : Просвещение, 1980. - 416 с.

243. Лотман, Ю. М. Символ в системе культуры / Ю. М. Лотман // Избранные статьи : в 3 т. Т.1. Таллинн : Александра, 1992. -С. 191 - 199.

244. Лотман, Ю. М. О семиотическом механизме культуры / Ю. М. Лотман, Б. А. Успенский // Лотман Ю.М. // Избранные статьи. Т. 3. Таллинн : Александра, 1993. - С. 326 - 344.

245. Лотман, Ю. М. Между эмблемой и символом / Ю,М. Лотман // Лотмановский сборник. Т. 2 ; сост. Е. В. Пермяков. М. : Изд-во РГГУ ; изд-во «ИЦ-гарант», 1997. - С. 416 - 423.

246. Лотман, Ю. М. Статьи по семиотике культуры и искусства (Серия «Мир искусств») / Ю. М. Лотман ; сост. Р. Г. Григорьева ; предисл. С. М. Даниэля. СПб.: Академический проект, 2002. - 544 с.

247. Лурье, Я. С. Введение / Я. С. Лурье // Истоки русской беллетристики; отв. ред. Я. С. Лурье. Л.: Наука, 1970. - С. 3 - 30.

248. Любимова, Г. В. Возрастной символизм в культуре календарного праздника русского населения Сибири. XIX-начало XX века / Г. В. Любимова. Новосибирск : Ин-т археологии и этнографии СО РАН, 2004.-240 с.

249. Мадорская, М. «Три сестры» : особенности сюжетного стасиса / М. Мадорская // Чеховиана. «Три сестры» 100 лет. - М. : Наука, 2002.-С. 62-68.

250. Майкльсон, Дж. Вера или суеверие? Талисманы у Пушкина и Чехова / Дж. Майкльсон // Чеховиана. Чехов и его окружение. -М.: Наука, 1996.-С. 117-123.

251. Макуренкова, С. А. Онтология слова : апология поэта. Обретение Атлантиды / С. А. Макуренкова ; отв. ред. А. В. Марков. М. : Логос - Гнозис, 2004. - 320 с.

252. Маркович, В. М. Тургенев и русский реалистический роман XIX века / В. М. Маркович. Л.: Изд-во ЛГУ, 1982. - 208 с.

253. Маркович, В. М. Пушкин, Чехов и судьба «лелеющей душу гуманности» / В. М. Маркович // Чеховиана: Чехов и Пушкин. -М. .-Наука, 1998.-С. 19-34.

254. Мартыненко, Л. Б. Формы обращения А. П. Чехова к фольклору / Л. Б. Мартыненко // Литература и фольклор : Вопросы поэтики : межвуз. сб. научн. тр. Волгоград : ВГПИ, 1990. - С. 95 - 104.

255. Мартыненко, Л. Б. Роль фольклорных мотивов и символов в пьесах А.П. Чехова / Л. Б. Мартыненко // Литература и фольклор : Прблемы взаимодействия : сб. научн. ст. : Вып. 5. Волгоград : Перемена, ВГПУ, 1992. - С. 65 - 75.

256. Маслова, О. Поэтика витражной живописи в пьесах А. П. Чехова / О. Маслова // Молодые исследователи Чехова : вып. 4 : материалы междунар. научн. конф. М.: Изд-во МГУ, 2001. - С. 301 - 304.

257. Матлин, М. Г. Лирическая ситуация в народной песне и пьесах А. Н. Островского / М. Г. Матлин // Русская литература и фольклорная традиция : сб. научн. тр. Волгоград : Волгоградский пединститут, 1983. - С. 63 - 75.

258. Медриш, Д. Н. Литература и фольклорная традиция. Вопросы поэтики / Д. Н. Медриш ; под ред. Б. Ф. Егорова. Саратов : Изд-во Саратовского ун-та, 1980. - 296 с.

259. Медриш, Д. Н. Взаимодействие двух словесно-поэтических систем как междисциплинарная теоретическая проблема / Д. Н. Медриш // Русская литература и фольклорная традиция : сб. научн. тр. Волгоград : Изд-во ВГПИ им.А. С. Серафимовича, 1983.-С. 3-16.

260. Медриш, Д. Н. Путешествие в Лукоморье. Сказки Пушкина и народная культура / Д. Н. Медриш. Волгоград : Перемена, 1992. -144 с.

261. Медриш, Д. Н. В сотворчестве с народом : Народная традиция в творчестве А. С. Пушкина : Теоретическое исследование / Д. Н. Медриш. Волгоград : Перемена, 2003. - 136 с.

262. Мелетинский, Е. М. Миф и сказка / Е. М. Мелетинский // Фольклор и этнография. М.: Наука, 1970. - С. 139 - 148.

263. Мелетинский, Е. М. Первобытные истоки словесного искусства / Е. М. Мелетинский // Ранние формы искусства. М. : Искусство, 1972.-С. 149- 189.

264. Мелетинский, Е. М. Палеоазиатский мифологический эпос. Цикл Ворона /Е. М, Мелетинский. М.: Наука, 1979. - 228 с.

265. Мелетинский, Е. М. Поэтическое слово в архаике / Е. М. Мелетинский // Историко-этнографические исследования по фольклору : сб. ст. памяти С. А. Токарева ; сост. В. Я. Петрухин. -М.: Восточная литература, 1994. С. 86 - 109.

266. Мелетинский, Е. М. О литературных архетипах / Е. М. Мелетинский. М.: Рос. гос. гуман. ун-т, 1994а. - 136 с.

267. Мелетинский, Е. М. Поэтика мифа / Е. М. Мелетинский ; изд. 2-е, репринт. М. : Изд. фирма «Восточная литература» РАН, Школа «Языки русской культуры, 1995. - 408 с.

268. Мелетинский, Е.М. Проблемы структурного описания волшебной сказки / Е. М. Мелетинский, С. Ю. Неклюдов, Е. С. Новик., Д. М. Сегал // Структура волшебной сказки. М. : Рос. гос. гуман. ун-т, 2001.-С. 11-121.

269. Мельников-Печерский, П. И. «Гроза». Драма в пяти действиях А. Н. Островского / П. И. Мельников-Печерский // Русская трагедия : Пьеса А. Н. Островского «Гроза» в русской критике и литературоведении. СПб. : Азбука-классика, 2002. -С. 116-140.

270. Мельникова, С. Традиции притчевого мышления в творчестве Чехова / С. Мельникова // Молодые исследователи Чехова : вып. 4 : материалы междунар. научн. конф. М. : Изд-во МГУ, 2001. -С. 172- 180.

271. Минц, 3. Г. Поэтика русского символизма / 3. Г. Минц. СПб.: Искусство - СПб, 2004. - 408 с.

272. Михайлин, В. Ю. Русский мат как мужской обсценный код : проблема происхождения и эволюция статуса / В. Ю. Михайлин. -Саратов : Лаборатория исторической, социальной и культурной антропологии, 2003. 60 с.

273. Михайлова, Н. Г. Круглый стол «Что такое фольклор?» (Навстречу Первому Всероссийскому конгрессу фольклористов) / Н. Г. Михайлова // Традиционная культура : научный альманах.2005. № 3. - С. 3 - 4.

274. Монье, А. Страх живого у Гоголя / А. Монье // Семиотика страха : сб. статей ; сост. Н. Букс и Фр. Конт. М. : Рус. ин-т : изд-во «Европа», 2005. - С. 136 - 143.

275. Москвин, В.П. Выразительные средства современной русской речи : Тропы и фигуры. Общие и частные классификации. Терминологический словарь / В.П. Москвин. М. : ЛЕНАНД,2006.-376 с.

276. Мурьянов, М. Ф. О символике чеховской «Чайки» / М. Ф. Мурьянов // Чеховиана. Полет «Чайки». М.: Наука, 2001. - С. 206 - 221.

277. Набоков, В. Лекции по русской литературе : Чехов, Достоевский, Гоголь, Горький / В. Набоков. М. : Независимая газета, 1996. -440 с.

278. Навроцкий, Б. А. Фольклорные мотивы в творчестве А. П. Чехова / Б. А. Навроцкий // А. П. Чехов и наш край. Ростов - н / Д : Ростовское книжн. изд-во, 1935. - С. 90 - 114.

279. Налепин, А. Л. Возвращенное литературное наследие XX века : фольклористические аспекты / А. Л. Налепин // Первый Всероссийский конгресс фольклористов : сб. докладов. Т. И. М.: Гос. республ. центр русского фольклора, 2006. - С. 261 - 270.

280. Неклюдов, С. Ю. Мотив и текст / С. Ю. Неклюдов // Язык культуры : Семантика и грамматика : к 80-летию со дня рождения академика Н. И. Толстого ; отв. ред. С. М. Толстая. М. : Индрик,2004.-С. 236-247.

281. Неклюдов, С. Ю. Круглый стол «Что такое фольклор?» (Навстречу Первому Всероссийскому конгрессу фольклористов) / С. Ю. Неклюдов // Традиционная культура : научный альманах.2005. № 2. - С. 5 - 6.

282. Некрылова, А. Ф. Русский фольклорный театр / А. Ф. Некрылова, Н. И. Савушкина // Народный театр ; сост., вступ. ст., подгот. текстов и коммент. А. Ф. Некрыловой, Н. И. Савушкиной. М. : Сов. Россия, 1991.-С. 5-20.

283. Некрылова, А. Ф. Русские народные городские праздники, увеселения и зрелища. Конец XVIII начало XX века / А. Ф. Некрылова. - СПб.: Азбука-классика, 2004. - 256 с.

284. Никитина, А. В. Образ кукушки в славянском фольклоре / А. В. Никитина. СПб.: Филолог, фак-т СПбГУ, 2002. - 176 с.

285. Никифоров, А. И. К вопросу о морфологическом изучении народной сказки / А. И. Никифоров // Сб. ст. в честь акад. А. И. Соболевского. Л.: Изд-во АН СССР, 1928. - С. 172 - 178.

286. Новик, Е. С. Структура сказочного трюка / Е. С. Новик // От мифа к литературе : сб. в честь 75-летия Е. М. Мелетинского ; сост. С. Ю. Неклюдов, Е. С. Новик. М.: Рос. ун-т, 1993. - С. 139 - 152.

287. Новик, Е. С. Система персонажей русской волшебной сказки / Е. С. Новик // Структура волшебной сказки. М. : Рос. гос. гуман. ун-т, 2001.-С. 122- 160.

288. Новиков, В. И. Книга о пародии / В. И. Новиков. М. : Сов. писатель, 1989.-544 с.

289. Новичкова, Т. А. Эпос и миф. СПб.: Наука, 2001. - 248 с.

290. Новов, С. А древо жизни вечно зеленеет. Два сюжета пушкинского стихотворения «Анчар» / С. Новов // Литературная учеба. 1985. -№ 1. - С. 180 - 186.

291. Одесская, М. М. «Лети, корабль, неси меня к пределам дальным» (Море в поэтике А.С. Пушкина и А.П. Чехова) / М. М. Одесская // Чеховиана : Чехов и Пушкин. М.: Наука, 1998. - С. 102 - 106.

292. Одесская, М. М. «Три сестры» : символико-мифологический подтекст / М. М. Одесская // Чеховиана. «Три сестры» 100 лет. -М.: Наука, 2002. - С. 150 - 158.

293. Паперный, 3. С. «Чайка» А.П.Чехова / 3. С. Паперный. М. : Худож. лит., 1980.- 160 с.

294. Паперный, 3. С. «Вопреки всем правилам.» : Пьесы и водевили Чехова / 3. С. Паперный. М.: Искусство, 1982. - 285 с.

295. Пахомов, Дж. Литературный пейзаж у Пушкина и Чехова / Дж. Пахомов // Чеховиана : Чехов и Пушкин. М. : Наука, 1998. -С. 66-71.

296. Пермяков, Г. Л. От поговорки до сказки (Заметки по общей теории клише) / Г. Л. Пермяков. М .: Наука, Гл. редакция восточн. лит., 1970. - 240 с.

297. Пермяков, Г. Л. Пословицы и поговорки народов Востока. Систематизированное собрание изречений двухсот народов / Г. Л. Пермяков ; научн. ред. Е. М. Мелетинского и Г. Л. Капчица. М.: Лабиринт, 2001. - 624 с.

298. Песков, А. Памятник Петру Первому работы Фальконе: Прообразы Страшного суда / А. Песков // Семиотика страха : сб. статей ; сост. Н. Букс и Фр. Конт. М. : Рус ин-т : изд-во «Европа», 2005.-С. 44-62.

299. Пикалов, Д. В. Скифо-сарматская космогония / Д. В. Пикалов. -Ставрополь : Ставропольсервисшкола, 2003. 132 с.

300. Писарев,М.И. «Гроза». Драма А.Н.Островского / М.И.Писарев // Русская трагедия : Пьеса А. Н. Островского «Гроза» в русской критике и литературоведении. СПб.: Азбука-классика, 2002. - С. 184 - 196.

301. Подольская, О. М. «Вишневый сад» А. П. Чехова (речевая характеристика персонажей) / О. М. Подольская // Проблемы поэтики А. П. Чехова : межвуз. сб. научн. тр. ; отв. ред. Г. И. Тамарли. -Таганрог: Изд-во Таганрог, гос. пед. ин-та, 2003. С. 108 - 116.

302. Полоцкая, Э. А. А. П. Чехов. Движение художественной мысли / Э. А. Полоцкая. М.: Советский писатель, 1979. - 340 с.

303. Полоцкая, Э. А. «Вишневый сад» : Жизнь во времени / Э. А. Полоцкая. М.: Наука, 2003. - 381 с.

304. Полтавец, Н.Ю. «Мертвые души» Н.В. Гоголя : опыт комментированного чтения / Н. Ю. Полтавец // Литература в школе. 1996. - №№ 2-4.

305. Поляков, М. Я. Вопросы поэтики и художественной семантики / М. Я. Поляков. М.: Сов. писатель, 1978. - 448 с.

306. Померанцева, Э. В. Русская народная сказка / Э. В. Померанцева. -М.: АН СССР, 1963.- 128 с.

307. Потебня, А. А. Символ и миф в народной культуре / А. А. Потебня ; сост., подг. текстов и коммент. А. Л. Топоркова. -М.: Лабиринт, 2000. 480 с.

308. Пропп, В. Я. Фольклор и действительность / В. Я. Пропп. М.: Наука, 1976.-325 с.

309. Пропп, В. Я. Русские аграрные праздники: (Опыт историко-этнографического исследования) / В. Я. Пропп. СПб. : Терра -Азбука, 1995.- 176 с.

310. Пропп, В. Я. Морфология / Исторические корни волшебной сказки / В. Я. Пропп. М.: Лабиринт, 1998. - 512 с.

311. Пропп,В. Я. Русский героический эпос / В.Я.Пропп. -М.: Лабиринт, 1999. 640 с.

312. Пропп, В. Я. Русская сказка / В.Я. Пропп. М.: Лабиринт, 2000. -416 с.

313. Пруайяр, Ж. де. Антон Чехов и Герберт Спенсер (Об истоках повести «Драма на охоте» и судьбе мотива грации в чеховском творчестве) / Ж. де Пруайар // Чеховиана. Чехов и его окружение. М.: Наука, 1996. - С. 213 - 230.

314. Путилов, Б. Н. Вариативность в фольклоре как творческий процесс / Б. Н. Путилов // Историко-этнографические исследования по фольклору : сб. ст. памяти С. А. Токарева ; сост. В. Я. Петрухин. М. : Изд. фирма «Восточная литература» РАН, 1994.-С. 181-197.

315. Путилов, Б. Н. Фольклор и народная культура ; In memoriam / Б. Н. Путилов. СПб.: Петербургское востоковедение, 2003. - 464 с.

316. Пятигорский, А. М. Непрекращаемый разговор / А. М. Пятигорский. СПб.: Азбука-классика, 2004. - 432 с.

317. Пятигорский, А. М. Символ и сознание. Метафизические рассуждения о сознании, символике и языке / А. М. Пятигорский, М. К. Мамардашвили. М.: Школа «Языки русской культуры», 1997.-215 с.

318. Разумова, Н. Е. Творчество А. П. Чехова в аспекте пространства / Н. Е. Разумова. Томск : Изд-во ТГУ, 2001.-521 с.

319. Рассадин, С. Драматург Пушкин: поэтика, идеи, эволюция / С. Рассадин. М.: Искусство, 1977. - 359 с.

320. Рафаева, А. В. Методы В.Я.Проппа в современной науке / А. В. Рафаева // Пропп В.Я. Морфология / Исторические корни волшебной сказки. М.: Лабиринт, 1998. - С. 467 - 491.

321. Рафаева А. В. Еще раз о структурно-семиотическом изучении сказки / А. В. Рафаева, Э. Г. Рахимова, А. С. Архипова // Структура волшебной сказки. М. : Рос. гос. гуман. ун-т, 2001. -С. 199-233.

322. Роговская, М. Е. Чехов и фольклор («В овраге») / М. Е. Роговская // В творческой лаборатории Чехова. М.: Наука, 1974. - С. 329 - 335.

323. Рожкова, Т. И. Беллетристическая книга в литературном процессе последних десятилетий XVIII века / Т. И. Рожкова : автореф. дис. докт. филол. наук. Омск, 2005. - 46 с.

324. Романов, А. Ю. «Бесприютная чайка из дальней страны.»(К вопросу об истоках замысла и прототипах образа Треплева) / А. Ю. Романов // Чеховиана. Полет «Чайки». М.: Наука, 2001. - С. 154 -170.

325. Рыбаков, Б. А. Язычество древних славян / Б. А. Рыбаков. М. : Русское слово, 1977. - 824 с.

326. Рыбаков, Б. А. Язычество Древней Руси / Б. А. Рыбаков. М.: Наука, 1987. - 782 с.

327. Рынкевич, В. П. Путешествие к дому с мезонином / В. П. Рынкевич. М.: Худож. лит., 1990. - 319 с.

328. Рюмина, М. Т. Эстетика смеха. Смех как виртуальная реальность / М. Т. Рюмина. -М.: Едиториал УРСС, 2003. 320 с.

329. Савушкина, Н. И. Русский народный театр / Н. И. Савушкина. -М.: Наука, 1976. 151 с.

330. Сазонова, Л. И. Поэзия русского барокко / Л. И. Сазонова. М. : Наука, 1991.-263 с.

331. Санникова, О. В. Брань / О. В. Санникова // Славянские древности : Этнолингвистический словарь : в 5 т. ; под ред. Н. И. Толстого. Т. 1. М.: Международные отношения, 1995. - С. 250 - 253.

332. Сапельников, А. В. Имена героев романа Ф. М. Достоевского «Идиот» : значение, рациональное, эмоциональное, авторское отношение / А. В. Сапельников // Диалектика рационального и эмоционального в искусстве слова : сб. науч. ст. к 60-летию

333. A. М. Буланова ; ред. : А. Н. Долгенко и др. Волгоград : Панорама, 2005. - С. 170 - 175.

334. Сасаки, Т. Мак и вишня в «Вишневом саде» / Т. Сасаки // Век после Чехова : Междунар. науч. конф. : тезисы докл. ; отв. ред.

335. B. Б. Катаев. М.: Изд-во МГУ, 2004. - С. 171 - 178.

336. Седакова, О. А. Поэтика обряда. Погребальная обрядность восточных и южных славян / О. А. Седакова. М.: Индрик, 2004. - 320 с.

337. Седегов, В. Д. Повесть А. П. Чехова «Степь» / В. Д. Седегов // Творчество А. П. Чехова. Ростов - н / Д : Изд-во РГПИ, 1977. -С. 45 -68.

338. Секачева, Е. В. Образ кладбища в ранних рассказах А. П. Чехова / Е. В. Секачева // Проблемы изучения русской и зарубежной литературы : сб. научн. тр. : вып. V ; отв. ред. М. Д. Бочаров. -Таганрог : Изд-во Таганрог, гос. пед. ин-та, 2004. С. 91 - 96.

339. Секачева, С. Б. Графиня Драницкая (к проблеме создания синестетического портрета в повести А.П. Чехова «Степь») / С. Б. Секачева // Диалектика рационального и эмоционального в искусстве слова : сб. научн. ст. к 60-летию А. М. Буланова ; ред. :

340. A. Н. Долгенко и др. Волгоград : Панорама, 2005. - С. 210 - 214.

341. Семанова, М. JI. Рассказ о человеке гаршинской закваски / М. JI. Семанова// Чехов и его время. М.: Наука, 1977. - С. 62 - 84.

342. Семанова, М. J1. Современное и вечное (Легендарные сюжеты и образы в произведениях Чехова) / М. Л. Семанова // Чеховиана : Статьи, публикации, эссе. М.: Наука, 1990. - С. 109 - 123.

343. Силантьев, И. В. Поэтика мотива / И. В. Силантьев ; отв. ред. Е. К. Ромодановская. М.: Языки славянской культуры, 2004. -.296 с.

344. Скатов, Н. Н. Далекое и близкое. Литературно-критические очерки / Н. Н. Скатов. М.: Современник, 1981.-351 с.

345. Скрипиль, М. О. «Повесть о Петре и Февронии муромских» и ее отношение к русской сказке / М. О. Скрипиль // ТОДРЛ. Т.VII. -М.; Л.: АН СССР, 1949. - С. 131 - 167.

346. Смирнов, И. П. Место «мифопоэтического» подхода к литературному произведению среди других толкований текста / И. П. Смирнов // Миф. Фольклор. Литература ; отв. ред

347. B. Г. Базанов. Л.: Наука, 1978. - С. 186 - 203.

348. Смирнов, И. П. Мегаистория. К исторической типологии культуры / И. П. Смирнов. М.: Аграф, 2000. - 544 с.

349. Смирнова, Е.А. Поэма Гоголя «Мертвые души» / Е.А. Смирнова. -Л.: Наука, 1987.- 199 с.

350. Смирнова, Т. В. Фольклоризм А.Н.Островского (итоги и проблемы изучения) / Т. В. Смирнова // Литература и фольклор : Вопросы поэтики : межвуз. сб. научн. трудов. Волгоград : ВГПИ, 1990.-С. 67-76.

351. Собенников, А. С. Художественный символ в драматургии А. П. Чехова (типологическое сопоставление с западноевропейской «новой драмой») / А. С. Собенников. Иркутск : Изд-во Иркут. ун-та, 1989. - 200 с.

352. Собенников, А. С. Судьба и случай в русской литературе : от «Метели» А. С. Пушкина к рассказу А. П. Чехова «На пути» / А. С. Собенников // Чеховиана : Чехов и Пушкин. М. : Наука, 1998.-С. 137- 144.

353. Соколов, Б. М. Экскурсы в область поэтики русского фольклора / Б. М. Соколов // Художественный фольклор. М. : 1926. - Вып. I. -С. 30-53.

354. Соколов, Ю. М. Русский фольклор / Ю. М. Соколов : 2-е изд. -М.: Гос. уч. пед. изд., 1941. 557 с.

355. Соколова, 3. П. Культ животных в религиях / 3. П. Соколова. -М.: Наука, 1972.-215 с.

356. Сухих, И. Н. Проблемы поэтики А. П. Чехова / И. Н. Сухих. JI. : Изд-во ЛГУ, 1987.- 183 с.

357. Сухих, И. Н. «Смерть героя» в мире Чехова / И. Н. Сухих // Чеховиана: Статьи, публикации, эссе. М.: Наука, 1990. - С. 65 - 76.

358. Сухих, И. Н. Повторяющиеся мотивы в творчестве Чехова / И. Н. Сухих // Чеховиана : Чехов в культуре XX века : Статьи, публикации, эссе / Научн. совет по истории мировой культуры. -М.: Наука, 1993.-С. 26-40.

359. Сухих, И. Н. Чехов в Пушкине (К парадигмологии русской литературы) / И. Н. Сухих // Чеховиана : Чехов и Пушкин. М. : Наука, 1998.-С. 10-19.

360. Сухих, И. Н. И давний-давний спор. / И. Н. Сухих // Русская трагедия : Пьеса А.Н. Островского «Гроза» в русской критике и литературоведении. СПб.: Азбука-классика, 2002. С. 7 - 34.

361. Сухих, И. Н. Двадцать книг XX века : Эссе / И. Н. Сухих. СПб.: Паритет, 2004. - 544 с.

362. Тамарли, Г. И. Поэтика драматургии А.П. Чехова / Г. И. Тамарли.- Ростов н / Д: Изд-во Ростовского ун-та, 1993. - 144 с.

363. Тамарли, Г. И. Эстетические функции колыбельной в трагедии Ф. Гарсиа Лорки «Кровавая свадьба» / Г. И. Тамарли // Фольклор : традиции и современность : сб. докл ; гл. ред. Н. К. Пархоменко. -Таганрог : Сфинкс, 2001. С. 12 - 16.

364. Тамарли, Г. И. «Он сам был страстный садовод» / Г. И. Тамарли // Таганрогский вестник : материалы Междунар. конф. «Личность А. П. Чехова. Истоки, реальность, мифы» ; отв. ред. Е. П. Коноплева.- Таганрог : Без изд-ва, 2002. С. 36 - 41.

365. Тамарли, Г. И. «Вишневый сад» Чехова «Донья Росита, девица, Или язык цветов» Лорки: темпоральные структуры пьес / Г. И. Тамарли //

366. Творчество А. П. Чехова : сб. научн. тр. ; отв. ред. Г. И. Тамарли. -Таганрог: Изд-во Таганрог, гос. пед. ин-та, 2004. С. 110 - 122.

367. Тарабукина, А. В. Мировоззрение «церковных людей» в массовой духовной литературе рубежа XIX XX веков / А. В. Тарабукина // Традиция в фольклоре и литературе ; ред.-сост. М. JI. Лурье. -СПб.: Без изд-ва, 2000. - С. 191 - 230.

368. Тарановский, К. О поэзии и поэтике / К. Тарановский : общ. ред. М.Л. Гаспаров. М.: Языки русской культуры, 2000. - 415 с.

369. Тахо-Годи, А. А. Греческая мифология / А. А. Тахо-Годи. М. : Искусство, 1989.-304 с.

370. Терехова, Е. А. Творчество А. П. Чехова и народная культура : автореф. дис. канд. филол. наук. Волгоград: Перемена, 2002. -19 с.

371. Терц, А. В тени Гоголя / А. Терц (Синявский). М.: АГРАФ, 2001. -416 с.

372. Тихомиров, С. В. А. П. Чехов и О. Л. Книппер в рассказе «Невеста» / С. В. Тихомиров // Чеховиана. Чехов и его окружение. М. : Наука, 1996.-С. 230-270.

373. Тодоров, Ц. Теории символа / Ц. Тодоров. М. : Дом интеллектуальной книги. Русское феноменологическое общество. 1999.-408 с.

374. Толстая, С. М. Семантические корреляты слав. *sux- / С. М. Толстая // Язык культуры : Семантика и грамматика : К 80летию со дня рождения акад. Н. И. Толстого ; отв. ред. С. М. Толстая. М.: Индрик, 2004. - С. 384 - 400.

375. Толстая, С. М. Фольклор и этнолингвистика / С. М. Толстая // Первый Всероссийский конгресс фольклористов : сб. докл. Т. 1. -М.: Гос. республ. центр русского фольклора, 2005. С. 118 - 132.

376. Толстой, Н. И. Язык и народная культура. Очерки по славянской мифологии и этнолингвистике / Н. И. Толстой ; изд.2-е, испр. -М.: Индрик, 1995.-512 с.

377. Толстой, Н. И. Очерки славянского язычества / Н. И. Толстой. -М.: Индрик, 2003. 624 с.

378. Томашевский, Б. В. Теория литературы. Поэтика / Б. В. Томашевский : учеб пособие ; вступ. ст. Н. Д. Тамарченко ; коммент. С. Н. Бройтмана при участии Н. Д. Тамарченко. М. : Аспект Пресс, 1999. - 334 с.

379. Топорков, A. JI. Теория мифа в русской филологической науке XIX века / A. JI. Топорков. М.: Индрик, 1997. - 456 с.

380. Топоров, В. Н. Святость и святые в русской духовной культуре : в 2 т. Т. 1. Первый век христианства на Руси / В. Н. Топоров. М. : Гнозис - Школа «Языки русской культуры», 1995. - 875 с.

381. Топоров, В. Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ: Исследования в области мифопоэтического / В. Н. Топоров. М. : Изд. группа «Прогресс» - «Культура», 1995а. - 624 с.

382. Топоров, В .Н. Насекомые / В. Н. Топоров // Мифы народов мира : энциклопедия. Т.2 ; гл. ред. С. А. Токарев. М. : Большая рос. энциклопедия, 1998. - С. 202.

383. Топоров, В. Н. Праздник / В. Н. Топоров // Мифы народов мира : энциклопедия. Т.2 ; гл. ред. С. А. Токарев. М. : Большая рос. энциклопедия, 1998а. - С. 329-331.

384. Тропкина, Н. Е. Образный строй русской поэзии 1917 1921 гг. / Н. Е. Тропкина: монография. - Волгоград: Перемена, 1998. - 222 с.

385. Трубецкой, Е. Два мира в древнерусской иконописи / Е. Трубецкой // Философия русского религиозного искусства XVI- XX вв : антология ; сост., общ. ред. и предисл. Н. К. Гаврюшина.- М.: Прогресс, 1993. С. 220 -246.

386. Тумилевич, О. Ф. Чехов и фольклор / О. Ф. Тумилевич // Творчество А. П. Чехова : сб. ст.: вып. III; Отв. ред. JI. П. Громов.- Ростов н / Д : Рост. пед. ин-т, 1978. - С. 102 - 108.

387. Турков, А. М. А. П. Чехов и его время / А. М. Турков. М. : Худож. лит., 1980.-408 с.

388. Тынянов, Ю. Н. Поэтика. История литературы. Кино / Ю. Н. Тынянов. М.: Наука, 1977. - 579 с.

389. Тэрухиро, С. Пушкин и Чехов : борьба с пустотой (сходство и различие) / С. Тэрухиро // Чеховиана. Чехов и его окружение. -М.:Наука, 1996.-С. 88-95.

390. Тюпа, В. И. Фазы мирового археосюжета как историческое ядро словаря мотивов / В. И. Тюпа // От сюжета к мотиву : сб. научн. тр.- Новосибирск: Ин-т филологии СО РАН, 1996. С. 16 - 23.

391. Тюпа, В. И. Аналитика художественного : Введение в литературоведческий анализ / В. И. Тюпа. М.: Лабиринт - МП ; РГГУ, 2001.-192 с.

392. Уилрайт, Ф. Метафора и реальность / Ф. Уилрайт // Теория метафоры ; вступ. ст. и сост. Н. Д. Арутюновой. М. : Прогресс, 1990.-С. 82- 109.

393. Успенский, Б. А. Мифологический аспект русской экспрессивной лексики / Б. А. Успенский // Избранные труды. Т.2. М. : Школа «Языки русской культуры», 1997. - С. 67 - 161.

394. Фадеева, JI.B. «Яблоневый сад» А.Н. Островского (о народн-поэтических основах комедии "Правда хорошо, а счастье лучше") / JI.B. Фадеева // Традиционная культура : научный альманах. - 2006. - № 1. - С. 64 - 76.

395. Фарыно Е. Клейкие листочки, уха, чай, варенье и спирты (Пушкин, Достоевский, Пастернак) / Е. Фарыно // Материалы III и IV Пушкинологического Коллоквиума в Будапеште. Budapest, 1995.-С. 175-208.

396. Фарыно, Е. К невостребованной мифологемике «Лошадиной фамилии» Чехова / Е. Фарыно // Literatura rosyjska przelomu XIX i XX wieku ; pod red. E. Biemat i T. Bogdanowicza. Gdansk : Wydawictwj Uniwersytetu Gdanskiego, 1999. - S. 28 - 38.

397. Федорова, Л. H. Африканский танец. Обычаи, ритуалы, традиции / Л. Н. Федорова. М.: Наука, 1986. - 128 с.

398. Фрейденберг, О. М. Поэтика сюжета и жанра: Период античной литературы / О. М. Фрейденберг. JI.: Худож. лит., 1936. - 454 с.

399. Фрейденберг, О. М. Миф и литература древности / О. М. Фрейденберг. М.: Наука, 1978. - 605 с.

400. Фридлендер, Г. М. Поэтика русского реализма / Г. Фридлендер. -Л.: Наука, 1971.-294 с.

401. Фрэзер, Дж. Дж. Золотая ветвь : Исследование магии и религии /Дж. Дж. Фрэзер : изд. 2-е. М.: Политиздат, 1983. - 703 с.

402. Ханзен-Леве, А. Русский символизм. Система поэтических мотивов. Мифопоэтический символизм. Космическая символика / А. Ханзен-Леве ; пер. с нем. СПб.: Академический проект, 2003. - 816 с.

403. Хёйзинга, Й. Homo ludens. В тени завтрашнего дня /Й. Хёйзинга.- М.: Прогресс, Прогресс-Академия, 1992. 464 с.

404. Хюбнер, К. Истина мифа /.К. Хюбнер. М. : Республика, 1996. -448 с.

405. Чередникова, М. П. «Голос детства из дальней дали.» (Игра, магия, миф в детской культуре) / М. П. Чередникова. М. : Лабиринт, 2002. - 224 с.

406. Чистов, К. В. Фольклор в русской литературе XVIII века / К. В. Чистов / Русская литература. 1993. - № 1. - С. 149 - 154.

407. Чистов, К. В. Фольклор. Текст. Традиция / К. В. Чистов : сб. статей. М.: ОГИ, 2005. - 272 с.

408. Чистяков, В. Представления о дороге в загробный мир в русских похоронных причитаниях XIX XX вв. / В. Чистяков // Обряды и обрядовый фольклор ; отв. ред. В. К. Соколова. - М. : Наука, 1982. С. 114-127.

409. Чичеров, В. И. Зимний период русского народного земледельческого календаря XVI XIX веков / В. И. Чичеров // Труды Института этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая : новая серия. Т. 40. - М.: Изд-во АН СССР, 1957. - 236 с.

410. Чудаков, А. П. Поэтика Чехова / А. П. Чудаков. М. : Наука, 1971.-291с.

411. Чудаков, А. П. Мир Чехова : Возникновение и утверждение / А. П. Чудаков. М.: Сов. писатель, 1986. - 384 с.

412. Шах-Азизова, Т. К. Современное прочтение чеховских пьес (60 -70-е годы) / Т. К. Шах-Азизова // В творческой лаборатории Чехова. М.: Наука, 1974. С. 336 - 353.

413. Шевцова, М. От лебедя к чайке : модернизм у Чехова и Уилсона / М. Шевцова // Чеховиана. Полет «Чайки». М. : Наука, 2001. С. 258-267.

414. Шкловский, В. Б. Энергия заблуждения / В. Б. Шкловский. М. : Сов. писатель, 1981. - 351 с.

415. Шуклин, В. Мифы русского народа / В. Шуклин. Екатеринбург : Банк Культурной информации, 1995. - 336 с.

416. Широкова, С. Н. Культура кельтов / С. Н. Широкова. СПб. : Евразия, 2000. - 352 с.

417. Щепанская, Т. Б. Культура дороги в русской мифоритуальной традиции XIX XX вв / Т. Б. Щепанская. - М. : Индрик, 2003. -528 с.

418. Щур, Г. С. Теории поля в лингвистике / Г. С. Щур. М. : Наука, 1974.-255 с.

419. Эйхенбаум, Б. М. О прозе / Б. М. Эйхенбаум. JI. : Худож. лит., 1969.-501 с.

420. Эйхенбаум, Б. М. О прозе. О поэзии / Б. М. Эйхенбаум : сб. ст. ; сост. О. Эйхенбаум ; вступ. ст. Г. Бялого. JI. : Худож. лит., 1986. -456 с.

421. Элиаде, М. Священные тексты народов мира / М. Элиаде. М. : КРОН-ПРЕСС, 1998. - 624 с.

422. Элиаде, М. Аспекты мифа / М. Элиаде. М. : Академический проект, 2001.-240 с.

423. Элиот, Т. С. Бесплодная земля / Т. Элиот. М.: Прогресс, 1971. -32 с.

424. Этингоф, О. Е. Византийские иконы VI первой половины XIII века в России / О. Е. Этингоф. - М.: Индрик, 2005. - 768 с.

425. Юдин, Ю. И. Обращенные символы народной лирики и их восприятие в литературе / Ю. И. Юдин // Фольклорные традиции в русской и советской литературе : межвуз. сб. научн. тр. М. : МГПИ им. В.И. Ленина, 1987. - С. 3 - 19.

426. Юнг, К. Г. Архетип и символ / К. Г. Юнг ; сост. и вступ. ст. А. М. Руткевича. М.: Ренессанс, 1991. - 304 с.

427. Юнг, К. Г. Душа и миф : шесть архетипов / К. Г. Юнг. Киев : Гос. библиотека Украины для юношества, 1996. - 384 с.

428. Яблоков, Е. А. Нерегулируемые перекрестки : О Платонове, Булгакове имногих других / Е. А. Яблоков. М. : Пятая страна, 2005.-248 с.

429. Языкова, И. К. Богословие иконы / И. К. Языкова. М. : Изд-во Общедоступного Православного Ун-та, 1995. - 212 с.

430. Ярхо, В. Н. Эпос. Ранняя лирика / В. Н. Ярхо // Древнегреческая литература : собр. тр. : серия «Античное наследие». -М. : Лабиринт, 2001.-368 с.

431. Dundes, A. The Study of Folklore / A. Dundes. Englewood Cliffs, N.Y.: Prentice Hall, 1965. - 459 p.

432. Eliade, M. Myth, dreams and mysteries : The encounter between contemporary faith and archaic realities / M. Eliade. -Philadelphia, PA., Westminster Press, 1976. 170 p.

433. Evdokimova, S. «The Darling»: Femininity Scorned and Desired / S. Evdokimova // Reading Chekhov's Text ; ed. R. L. Jackson. -Evanstop, IL, 1993. PP. 190 - 191.

434. Jung, C.G. Psychologie der Scheimenfigur / C.G. Jung // Pikarische Welf : Schritten zum europaischen Schelmenroman. Heidenreich. -Darmstadt, 1969.

435. Lord, A. B. Compozition by Theme in homer and Southslavic Epos / A. B. Lord. // Transactions of the American Philological Assosiation, -1951.-Vol. 82.

436. McVay, G. Chekhov's Last Two Stories: Dreaming Of Happiness / G. McVay // The Short Story In Russia (1990 1917). - Nottingham, England, «Astra Press», 1991. - PP. 1 - 21.

437. Парпулова, JI. За съдържанието термина мотив във фолклористика / JI. Парпулова // Български фолклор. 1976. -Кн. 3-4.-С. 61-70.

438. Ries, N. Russian talk : culture and conversation during perestroika / N. Ries. Ithaka: Cornell University Press, 1997. - 220 p.

439. Словари, энциклопедии и справочники

440. Власова, М. Н. Русские суеверия : Энциклопедический словарь / М. Н. Власова. СПб.: Азбука, 1998. - 672 с.

441. Даль, В. И. Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. /

442. B. И. Даль. М.: Русский язык, 1978 - 1980.

443. Купер, Дж. Энциклопедия символов / Дж. Купер. М. : Золотой Век, 1995.-401с.

444. Литературная энциклопедия терминов и понятий / гл. ред. и сост. А. М. Николюкин. М.: НПК «Интелвак», 2001. - 1600 стб.

445. Мифы народов мира. Энциклопедия в 2-х томах / гл. ред.

446. C. А. Токарев. М.: Сов. энциклопедия, 1991 - 1992.

447. Новичкова, Т. А. Русский демонологический словарь / Т. А. Новичкова. СПб.: Петербургский писатель, 1995. - 640 с.

448. Словарь иностранных слов. 18-е изд., стер. / гл. ред. Ф. Н. Петров. -М.: Русский язык, 1989. 624 с.

449. Современное зарубежное литературоведение (страны Западной Европы и США): концепции, школы, термины. Энциклопедический справочник / отв. ред. А. Е. Махов. М.: Интрада - ИНИОН, 1996. -320 с.

450. Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования / Ю. С. Степанов. М. : Школа «Языки русской культуры», 1997. - 824 с.

451. Фасмер, М. Этимологический словарь русского языка : в 4 т. / М. Фасмер ; пер. с нем. и доп. О. Н. Трубачева ; под ред. и с предисл. Б. А. Ларина; изд. 3-е, стер. СПб.: Терра - Азбука, 1996.

452. Фоли, Д. Энциклопедия знаков и символов / Д. Фоли. М. : Вече, ACT, 1997.-432 с.

453. Холл, Мэнли П. Энциклопедическое изложение масонской, герметической каббалистической и розенкрейцеровской символической философии / Мэнли П. Холл. СПб.: СПИКС, 1994. -792 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.