Август фон Гакстгаузен и его труды о России, 40-е - 60-е годы XIX века тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.00, кандидат исторических наук Авдеева, Оксана Александровна

  • Авдеева, Оксана Александровна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 1998, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ07.00.00
  • Количество страниц 175
Авдеева, Оксана Александровна. Август фон Гакстгаузен и его труды о России, 40-е - 60-е годы XIX века: дис. кандидат исторических наук: 07.00.00 - Исторические науки. Москва. 1998. 175 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Авдеева, Оксана Александровна

СОДЕРЖАНИЕ.

1. Введение. е-ъпф. Ч

- Обзор использованных источников. е^пр. ?

- Обзор историографии

глава 1. Формирование мировоззрения Гакстгаузена.

1. Детство и юность А.Гакстгаузена. Л

2. Первые научные исследования аграрных отношений. б^н^). ¿О

3. А. фон Гакстгаузен как публицист.

4. Путешествие как форма познания окружающего мира в эпоху немецкого романтизма.

глава 2. Путешествие Гакстгаузена в 1843-44 годах и его восприятие николаевской России. •'УО

1. Немецкие современники Августа фон Гакстгаузена о России.

2. Общественно-политическая ситуация в России во время путешествия Гакстгаузена.

3. Маршрут путешествия. ¿Ьи^-

4. Взгляды Гакстгаузена на проблемы русского политического и социального устройства. бф-ы-^ > ^

• Гакстгаузен о "внутреннем устройстве" России и основных институтах русского общества.

• Гакстгаузен о русской культуре.

• Гакстгаузен о русской армии и Кавказском крае.

Глава 3. А. фон Гакстгаузен и Великие реформы. ( 1855 - 1866 ). - с^

1. Общественно-политическая ситуация в России после Крымской войны. Концепция реформ в России у Гакстгаузена. tZSprf.

2. История создания труда "Die laendliche Verfassung Russlands. Ihre Entwicklung und Feststellung in der Gesetzgebung 1861"Г"Аграрное устройство России, его развитие и установление в законодательстве 1861 года).

3. Отношение Гакстгаузена к отмене крепостного права в России, в труде "Die laendliche Verfassung Russlands. Ihre Entwicklung und Feststellung in der Gesetzgebung 186l'Y"Аграрное устройство России, его развитие и установление в законодательстве 1861 года)". -/

4. А.Гакстгаузен и великая княгиня Елена Павловна о вопросах конституционализма.

Заключение. ¿¿И^. fS0

Примечания.

Библиография.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Исторические науки», 07.00.00 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Август фон Гакстгаузен и его труды о России, 40-е - 60-е годы XIX века»

ВВЕДЕНИЕ.

Август фон Гакстгаузен(1792-1866), немецкий ученый и путешественник -яркая и неординарная фигура в истории XIX века. Его имя хорошо известно в отечественной и зарубежной науке, однако в основном Август фон Гакстгаузен известен как путешественник, в меньшей степени - как исследователь аграрных отношений, публицист и политический деятель. Истоки его мировоззрения, система его взглядов и их эволюция в различные периоды жизни требуют специального исследования. Изучение трудов А. фон Гакстгаузена, посвященных России, часть из которых осталась непереведенной, позволит дополнить знания по Отечественной истории 40-х - 60-х годов XIX века.

А. фон Гакстгаузен происходил из древнего немецкого рода, известного с XI века. Он вырос в семье, которая была центром духовной жизни Вестфалии. Собрание книг Гакстгаузена, хранящееся в университетской библиотеке Мюнстера( более 5000 томов, среди них много старинных книг XV, XVI, XVII веков), свидетельствует о широте взглядов Гакстгаузена. Он серьезно интересовался географией, этнографией, национальной экономией, историей, политикой, юриспруденцией, теологией, математикой, архитектурой, естествознанием, философией, языкознанием.(1) Гакстгаузен прекрасно знал французскую, английскую и немецкую художественную литературу XVIII- XIX века, читал древнегреческих авторов. Библиотека Гакстгаузена носила не библиофильский, а практический характер, что было нетипично для обычной дворянской библиотеки. (2) В библиотеке Гакстгаузена сохранилось большое количество периодических изданий - до последних дней своей жизни Гакстгаузен был в курсе происходящего в мире. Август фон Гакстгаузен являлся высокообразованным, эрудированным человеком, круг его общения составляли выдающиеся деятели науки и культуры Германии, а позднее России.

Гакстгаузен был представителем романтической эпохи - путешествия были для него способом познания окружающего мира. В его библиотеке имелись карты всех сторон света, а также коллекция привезенных из разных стран вещей (например, редкая коллекция народных календарей) и коллекция антиквариата.(3)До конца жизни он идеализировал Россию, считая ее уникальной страной. В замке Тиенхаузен, в котором барон жил с 1847 года, Гакстгаузен устроил для своих многочисленных. гостей шутливое подобие

русской монархии: сам хозяин замка называл себя "тираном и царем", в его коллекции имелись соответствующие атрибуты - нагайка и расшитый золотом мундир(4).

"Патриархальный правитель" ввел для своих "подданных" законы, которым подчинялась вся жизнь в замке, например, "законодательно признанное рабство смягчается неограниченной гостеприимностью", "признается право прекрасного пола на правление", " каждый подчиняется нагайке как последней инстанции во всех административных и юридических делах" (5) По отзывам гостивших в резиденции Гакстгаузена, среди которых были лучшие представители немецкой культуры, " тирания никому не давала повод для недовольства, так как все могли есть и пить вволю и делать все, что захочется, если это не нарушало режима правления "(6) Таким образом, Гакстгаузен создал в своем доме шутливую модель идеального государства, "образец" монархического правления.

Время учебы в Геттингенском университете, участие в освободительной войне против войск Наполеона, управление имениями во время проведения отмены крепостного права в Германии, затем - изучение нового аграрного законодательства в различных областях Пруссии- основные этапы юности Гакстгаузена. Изучение этого периода жизни позволяет понять особенности мировоззрения Гакстгаузена. Его консервативно-монархические убеждения с самого начала не носили реакционного характера : разностороннее образование сформировало широкий кругозор, а изучение аграрных отношений на практике способствовало профессиональному подходу к оценке проблем аграрной экономики.

Во время путешествия по России и Кавказу в 1843-44 годах Гакстгаузен надеялся увидеть идеальную монархию. Но материалы его книги о путешествии и неопубликованные записки позволяют говорить о новом этапе понимания Гакстгаузеном России. Будучи сторонником русской монархии, Гакстгаузен критикует крепостное право, которое препятствует прогрессу в экономике. А. фон Гакстгаузен подчеркивает необходимость ответственности государства в проводимых экономических преобразованиях. Изучение этого аспекта трудов Гакстгаузена позволяет говорить о влиянии европейской консервативной мысли на развитие России.

Несмотря на схожесть оценки России немецкими русофилами, Гакстгаузен занимает особое место в немецкой консервативной мысли 30-50х годов XIX века. Гастгаузена можно считать путешественником-исследователем. Вследствие использования большого количества статистического материала, близкого знакомства с русской действительностью,

дружбой с русскими общественными деятелями, Гакстгаузен анализирует историю и современность России в контексте общеевропейского развития.

Взгляды Гакстгаузена оказались во многом созвучны созвучны идеям русских реформаторов. Анализ записок, трудов и писем Гакстгаузена эпохи реформ позволяет сказать, что для концепции Гакстгаузена была характерна политическая дальновидность и гибкость взглядов. Знакомство Гакстгаузена с историей европейских государств, возможность публикации его произведений на европейских языках позволили Гакстгаузену занять особое положение среди русских либеральных деятелей. Деятельность Гакстгаузена в сотрудничестве с великой княгиней Еленой Павловной не только дополняет картину мировоззрения Гакстгаузена, но и позволяет внести новую проблематику в изучение истории России эпохи реформ.

Таким образом, оценить мировоззрение Гакстгаузена возможно лишь рассматривая эволюцию его взглядов в разные периоды жизни. Изучение трудов А. фон Гакстгаузена о России позволяет представить и раскрыть ряд новых проблем и аспектов истории России XIX века.

Обзор использованных источников.

Рукописное наследие А.Гакстгаузена, до сих пор не достаточно изученное, находится в фондах университетсткой библиотеки города Мюнстера, которая располагает также личным собранием книг Гакстгаузена и его коллекцией географических карт. Архив А. фон Гакстгаузена, почти сто лет находившийся в собственности наследников Гакстгаузена, затем частично в ведении епископального архива в Падеборне, в 1977 г. был приобретен университетской библиотекой г. Мюнстера (Германия) и с этого времени стал доступен исследователям.

В диссертации использованы неопубликованнные материалы наследия Гакстгаузена в библиотеке Мюнстерского университета.

В деле HaxthausensjVeroeffentlichunger 'Публикации Гакстгаузена) в отделе рукописей Мюнстерской университетской библиотеки содержатся документы, не вводившиеся ранее в научный оборот.(1)

В частности, в этом деле имеется публикация Гакстгаузена для популярного журнала, позволяющая оценить талант автора статей как журналиста. Мной переведена также ранее не публиковавшаяся переписка А. фон Гакстгаузена с его близким другом, профессором общественно-политических наук В. Козегартеном (1792-1868), хранящаяся в отделе рукописей университетской библиотеке г. Мюнстера. Переписка велась в период с 1861 по 1864 год. В письмах обсуждались вопросы подготовки книг "Die laendliche Verfassung Russlands" („Аграрное устройство России") и „Das constitutionelle Prinzip" („Конституционный принцип"). Материалы переписки доказывают, что В.Козегартен принимал участие не только в подготовке сборника о представительных системах, но и при подготовке материалов для книги о русском аграрном устройстве. В.Козегартен должен был отредактировать и подготовить в сжатом виде переведенные на немецкий язык А.Скребицким, назначенным вел. кн. Еленой Павловной секретарем А. Гакстгаузена в период подготовки книги „Die laendliche Verfassung Russlands" („Аграрное устройство России") материалы Редакционных комиссий. Козегартен, также как и Скребицкий, получал оплату за свою работу по подготовке книги из средств, выделенных вел. кн. Еленой Павловной.

Частично опубликованы материалы из мюнстерского архива в каталоге к выставке Гакстгаузена, посвященной его двухсотлетию.(2) На выставке,

устроенной Мюнстерской университетсткой библиотекой, были представлены рукописные материалы из наследия Гакстгаузена, его письма, личные вещи, гравюры и рисунки, принадлежащие семье Гакстгаузенов. Материалы разделены по периодам жизни А.Гакстгаузена. Использованные в моей диссертационной работе материалы каталога под редакцией П.Хессельмана на русский язык не переводились и в исторических исследованиях не использовались.

Важным событием жизни Гакстгаузена было его путешествие по России в 1843-44 годах. Документы, хранящиеся в архиве Зго отделения С.Е.И.В.к. в ГАРФе, в деле "О Прусском Тайном Советнике бароне фон Гакстгаузене, предпринявшем путешествие по России" помогают понять обстоятельства поездки Гакстгаузена. Знакомство с материалами дела помогает ответить на вопросы, как Гакстгаузен попал в Россию, какой характер носила его поездка, какую цель преследовало правительство, разрешив путешествие, насколько были достоверна получаемая Гакстгаузеном информация о жизни русского народа, послужившая основой для его выводов о современном состоянии России, каковы обстоятельства выхода его книги о путешествии. Документы дела известны в отечественной исторической литературе, но подробно до сих пор не рассматривались.

Архивные документы о путешествии Гакстгаузена доказывают,что поездка немецкого исследователя России находилась под пристальным вниманием Ш-его отделения С.Е.И.В.к. Материалы дела о Гакстгаузене включают в себя записки анонимных осведомителей, которые сообщали о передвижении Гакстгаузена и о его предположительных занятиях.(З) Сопровождающим Гакстгаузена лицам было предписано доносить из каждого города о прибытии путешественника и "обо всем, что окажется нужным."(4) Кроме того, существовала отчетность местных властей III - ему отделению.(5) Эти сведения показывают, что А. фон Гакстгаузен не совершал во время путешествия никаких предосудительных действий, однако он и его спутники постоянно интересовались всем происходящим и не ленились объезжать все интересные с их точки зрения, хоть и отдаленные населенные пункты.

Материалы дела о Гакстгаузене содержат также деловую переписку графа П.Д. Киселева и шефа жандармов Бенкендорфа, а также официальное письмо Гакстгаузена, в котором он говорит о предполагаемом плане и целях поедки. Показательно, что несмотря на старание Ш-его отделения поставить путешествие под полный контроль и предоставить путешественнику осматривать только разрешенные Ш-им отдлением достопримечательности, Гаксттгаузен имел достаточную свободу действий. Граф П.Д.Киселев

подчеркнул , что "...барону Гакстгаузену Высочайше позволено посетить Россию с целью ученых изысканий по усовершенствованию Сельского хозяйства, не делая впрочем из этого путешествия меры правительственной... На основании того, что поездка барона Гакстгаузена не есть мера правительственная и официальная, а частная...барон Гакстгаузен может осматривать все то, что дозволяется видеть всякому другому частному путешественнику, а затем вмешательство Правительства в его изыскания, по моему мнению, не нужно и было бы несогласно с первоначально изъявленною по сему предмету Высочайшею волею". (6) Это' было связано с тем, что правительство многого ожидало от книги, которая должна была стать итогом поездки Гакстгаузена. Для русского правительства было важно поднять авторитет России в Европе и внутри самой империи, подорванный разоблачительной критикой после недавнего путешествия маркиза де Кюстина в 1839 г. Путешествие Гакстгаузена было подготовлено правительством. Согласно циркулярам Бенкендорфа, "по Высочайшему повелению генерал-губернаторы, военные и гражданские губернаторы, равно как штабс-офицеры тех губерний, через которые отправится Гакстгаузен", были обязаны оказывать ему всяческое содействие.(7)

После путешествия по России в 1843-44 годах А. фон Гакстгаузен выпустил трехтомное сочинение "Studien ueber die innerlichen Verhaeltnisse des Volkslebens und insbesondere die laendlichen Einrichtungen Russlands". Первые два тома были изданы на немецком языке в 1847 году, третий том - в 1852 году. После выхода в свет на немецком языке записок Гакстгаузена о путешествии по России, в цензуре обсуждалась возможность издания книги на русском языке. Как становится известно из документов дела о Гакстгаузене в архиве Зго отделения, книга была допущена в России к обращению, но с запрещением

»_» ее

перевода на русскии язык, кроме того, с исключением предосудительных мест"(8). Были изъяты из текста замечания Гакстгаузенп об особенностях русского экономики, а также его критика существования крепостного права.

На французском языке труд был опубликован в 1848 году (два первых тома), и в 1853 году( третий том), на английском - в 1856 году( только два первых тома)(9). В русском переводе книга вышла лишь в 1870 году из-за критики Гакстгаузеном крепостного права и несовершенства русской экономики под названием "Исследования внутренних отношений народной жизни и в особенности сельских учреждений в России", третий TOM"Studien"Ha русский язык не переводился.

Два первых тома сочинения Гакстгаузена о путешествии по России представляют собой типичные записки путешественника, жанр, весьма

распространенный в XVIII и XIX веках. В книге, написанной сразу после поездки, на основе непосредственных впечатлений, содержится обстоятельное описание всех увиденных мест. Выделяет записки Гакстгаузена привлечение обширного статистического материала и зарисовок, служащих комментарием к тексту.

В отечественной историографии содержание двух первых томов сочинения Гакстгаузена известно, но подробно не изучено. В моей работе анализируются взгляды А.Гакстгаузена, высказанные в "Исследованиях...", а также в немецком издании третьего тома "Studien", материалы которого не использовались в трудах отечественных исследователей. Между тем именно там содержится аналитические высказывания Гакстгаузена о русском политическом и экономическом устройстве. Содержание третьего тома отличается от первых двух, так как он вышел в свет позже, в 1852 году. Революция 1848 года вызвала разочарование Гакстгаузена в европейском политическом и экономическом устройстве и в третьем томе "Studien" он обращается к русской патриархальной системе государственного устройства, считая ее идеальной. Вместе с тем Гакстгаузен, будучи специалистом по аграрным отношениям, видит недостатки русской экономической системы, критикует крепостное право и отсутствие правительственной помощи сельскому хозяйству России.

Во время своего путешествия по европейской России Гакстгаузен посетил также Кавказ, но на русском языке труд "Закавказский край. Заметки о семейной и общественной жизни народов, обитающих между Черным и Каспийским морем" был опубликован лишь во времена гласности - в 1857 году. Этот труд Гакстгаузена также представляет собой записки путешественника. Гакстгаузен описал жизнь в регионе, сравнительно мало изученном и только в конце 20х годов XIX века присоединенного к России. Гакстгаузен высказал свою точку зрения, что русское правительство должно разработать экономическую программу помощи присоединенным к России кавказским землям.

В отечественной литературе эта книга Гакстгаузена известна, но подробно взгляды Гакстгаузена на проблемы Кавказского региона не рассматривались.

Для понимания цельной картины впечатлений немецкого путешественника от России 40-х годов прошлого века важен анализ рукописных записок Гакстгаузена, не вошедших в основное издание "Studien". Записки, хранящиеся в архиве Гакстгаузена в Мюнстерской университетской библиотеке, были опубликованы японским исследователем Айхи Хизеном в журнале "Japanese Slavic and East European Studies". (10) Взгляды Гакстгаузена

по различным вопросам политической, экономической и культурной жизни николаевской России ценны как непосредственная реакция путешественника на увиденное.

При подготовке к изданию "Studien" Гакстгаузен не включил часть сведений, имеющихся в его путевых заметках, в книгу по цензурным соображениям, ведь это издание финансировалось русским правительством. Кроме того, Гакстгаузен в записках указывает имена тех русских, которые сообщали или объясняли ему какие- либо факты. Это позволяет выявить широкий круг общения Гакстгаузена( несмотря на незнание им русского языка) и источники получения им сведений для книги о России.

Путевые записки Гакстгаузена, опубликованные А.Хизеном, известны в исторической литературе, но сам издатель не дал к ним исторического комментария, а в исторических исследованиях записки подробно не анализировались и на русский язык не переводились.

Путешествуя по Кавказу, Гакстгаузен также собрал значительно больше материала, чем представлено в его книге "Закавказский край...". Немецкий исследователь Г. Тиггесбоймкер опубликовал в своей диссертации документы из наследия Гакстгаузена в Мюнстерской университетской библиотеке относительно взглядов немецкого путешественника на проблему экономического развития Кавказа. (11) Рукописные материалы из наследия Гакстгаузена говорят о его тщательной подготовке' к путешествию, изучению истории, географии и культуры кавказского региона. Тиггесбоймкер отмечает, что "умение извлекать научную пользу из путешествий" было тесно связано с мировоззрением А.Гакстгаузена, сформированным во время учебы в Геттингенской университете. (12) Использованные в диссертации Тиггесбаумкера документы из архива Гакстгаузена позволяют нам оценить предложения Гакстгаузена по развитию этого региона.

После 1848 года, волны революций в европейских странах и окончательного крушения старых порядков, Гакстгаузен связывает с Россией все свои надежды и стремления. Он приветствует подготовку реформ, но желает, чтобы Россия не повторила ошибок Европы. Взгляды Гакстгаузена этого времени становятся созвучны воззрениям передовых сил русского общества. А. фон Гакстгаузен в сотрудничестве с вел.кн. Еленой Павловной и ее окружением создает книги по проблемам преобразований в России.

В фонде Главного комитета по крестьянскому делу РГИА содержатся среди проектов и записок разных лиц две записки Гакстгаузена. Одна из них называется "Замечания о развитии и устройстве учреждений в России в отношении к уничтожению крепостного состояния" и содержит программу

Гакстгаузена относительно пореформенного устройства в России.(13) Эта записка была подана Александру II во время его отдыха в Киссенгене в июне 1857 года.(14) Несмотря на то, что эта записка Гакстгаузена использовалась в исследованиях отечественных историков, детально ее содержание не анализировалось.

Вторая имеющаяся в РГИА записка Гакстгаузена называется "Об освобождении крестьян в России". Записка датирована 14 июля 1857 года. (15) Записка была вручена кн.А.Ф. Горчакову для императора Александра. Записка содержит конкретизацию программы Гакстгаузена,- изложенной в предыдущей записке. А.Гакстгаузен разрабатывает программу действий русского правительства в целях благоприятного исхода реформы.

Записка Гакстгаузена "Об освобождении крестьян в России - перевод программы Гакстгаузена, предложенной им на собраниях кружка вел.кн. Елены Павловны в июле 1857 года в Вильдбаде. В опубликованной А.Кохаушем переписке А.Гакстгаузена и Э.Раден имеется также немецкий вариант этой записки, врученный 26 июля 1857 года вел.кн. Елене Павловне. (16)

Записки Гакстгаузена представляют собой обращения Гакстгаузена к русскому правительству, носят официальный характер. Между тем, предложения Гакстгаузена о постепенном проведении реформ содержат достаточно прогрессивные рекомендации. Следует также иметь в виду при анализе записок, что их положения создавались в результате обсуждения проекта реформы в кружке великой княгини Елены Павловны, и представляют собой итог этих бесед.

В 1857 году "Русский вестник" М.Каткова публикует две статьи Гакстгаузена - "Об отмене и выкупе помещичьих господских прав в Пруссии"(17) и "Об отмене и выкупе помещичьих господских прав в Австрии. "(18) Статьи содержат анализ положительных и отрицательных сторон аграрной реформы в этих странах. В отличие от записок русскому правительству,созданным по результатам встреч кружка великой княгини Елены Павловны, статьи в "Русском вестнике" были подготовлены и написаны Гакстгаузеном, как владеющим проблематикой проведения аграрных реформ в европейских странах. Следует иметь в виду, что журнал "Русский вестник" находился под покровительством правительства. Требование Гакстгаузеном постепенности и тщательной подготовки преобразований в России отражает правительственную концепцию 1857 года. Анализ статей, которые подробно не рассматривались в исторической литературе, позволяет проследить развитие концепции преобразований в России Гакстгаузена.

Сотрудничество Гакстгаузена с вел.кн. Еленой Павловной и обсуждение проблем переустройства России осуществлялось во время встреч за границей, на курортах Германии, а также в ходе конфиденциальной переписки с фрейлиной великой княгини Э.Раден. Переписка была опубликована в 1975 году А.Кохаушем, работником немецкого архива.(19)В отечественных исторических исследованиях материалы переписки не использовались.

Переписка Гакстгаузена велась в основном с фрейлиной вел.кн. Э.Раден, но А.Кохауш включил в опубликованную переписку также несколько писем самой вел.кн. Елены Павловны Гакстгаузену и его ответов.

Опубликованная А.Кохаушем переписка содержит 236 писем. Первое письмо датируется 29 июня 1857 года, последнее - 7 октября 1866 года (незадолго до смерти А.фон Гакстгаузена.) Особенность обмена письмами между А.Гакстгаузеном и Э.Раден заключается в том, что в первые годы Гакстгаузен имел возможность лично беседовать с великой княгиней и ее соратниками и письма передают лишь часть содержания их бесед. Однако когда личные встречи были ограничены, переписка стала отражать всю широту деятельности Гакстгаузена и вел.кн. Елены Павловны, что отмечает издатель переписки А.Кохауш.(20)

Письма содержат богатую информацию по темам: обсуждение предстоящей отмены крепостного права, отражение в переписке хода реформы, борьбы различных партий, обсуждение позиции деятелей реформы, история создания А.Гакстгаузеном трудов о проблемах пореформенной России и содействия ему в этом вел. кн. Елены Павловны. Кроме того, в письмах затрагиваются вопросы политики России по отношению к Польше и религиозные темы.

Обмен письмами осуществлялся по неофициальным каналам, через брата вел. кн. Александра Вюртембергского. Ценность этого источника заключается в том, что он дает информацию о конфиденциальном и доверительном общении А.Гакстгаузена с фрейлиной великой княгини Эдиты Раден и самой великой княгиней Еленой Павловной, что позволяет выявить позицию и планы названных лиц в отношении реформ в России.

В послереформенное время Гакстгаузеном в сотрудничестве с вел.кн. Еленой Павловной было создано два труда, . посвященных проблемам экономических и политических преобразований в России.

В 1866 году в Лейпциге выходит книга Гакстгаузена "Die laendliche Verfassung Russland, ihre Entwicklung und ihre Feststellung in der Gesetzgebung 1861" ("Аграрное устройство России,его развитие и его установление в законодательстве 1861 года"), подготовленная при помощи

великой княгини. Этот труд имел целью показать европейским политикам и государственным деятелям историю подготовки реформы отмены крепостного права в трудах Редакционных комиссий. Гакстгаузеном были подготовлены комментарии к документам по крестьянскому освобождению, обзор которых и перевод на немецкий был осуществлен А.Скребицким. В этом труде была представлена либеральная концепция развития России, выраженная в трудах Редакционных комиссий. Точка зрения Гакстгаузена относительно преобразований в России созвучна идеям русских либеральных реформаторов. Вместе с тем Гакстгаузен придавал большое значение сохранению русской общины и укреплению политического веса сильного поместного дворянства, руководящей силой должно было быть монархическое государство. Это свидетельствует о консервативно-монархическом мировоззрении автора книги. Книга "Die laendliche Verfassung..." на русский язык не переводилась, в исторических исследованиях ее содержание подробно не анализировалось.

По своей источниковедческой характеристике книга "Die laendliche Verfassung..." представляет собой исследование. Концепция преобразований в России Гакстгаузена представлена здесь в наиболее полном виде.

В 1866 году в Петербурге была издана последняя книга А.Гакстгаузена. Под его редакцией вышел в свет сборник статей о конституционализме "Конституционное начало, его историческое развитие и его взаимодействие с политическим и общественным бытом государств и народов."(21) Идея издания в России книги об истории представительных учреждений возникла у вел. кн. Елены Павловны и была поддержана Гакстгаузеном. Книга имела целью удовлетворить потребности русского общества в литературе по проблемам политического устройства. Задачей Гакстгаузена было представить на суд русской общественности опыт европейских стран, подобрав для сборника статьи немецких ученых-юристов. По источниковедческой характеристике книга относится к жанру политической публицистики.

Несмотря на то,что Гакстгаузен был противником представительных учреждений, он понимал, что логика реформ в России приведет к изменениям в ее политической системе. Издание сборника свидетельствует о его политической гибкости и дальновидности.

Однако отсутствие в сборнике статьи, посвещенной русским политическим проблемам, значительно уменьшало политическую актуальность книги. Анализ статей сборника позволяет выявить компромиссное решение для России, рекомендумое авторами статей и издателем сборника А.Гакстгаузеном: постепенное установление конституционной монархии.

Итак, несмотря на известность имени Августа фон Гакстгаузена как путешественника по России и исследователя русских аграрных отношений, его мировоззрение изучено лишь в общих чертах.' Это связано с тем, что большинство его трудов, записок, писем и архивных материалов не переведено на русский язык. В настоящей работе ставится задача ввести в научный оборот не изучавшиеся ранее подробно, либо не известные в отечественной исторической науке источники, рассказывающие о деятельности и мировоззрении А. фон Гакстгаузена.

Обзор историографии.

Несмотря на известность имени А.фон Гакстгаузена, его деятельности и основных трудов, в отечественной историографии нет специального исследования, посвященного А.Гакстгаузену.

В дореволюционной историографии крупнейший знаток проблем сельского хозяйства в России В.И.Семевский посвятил путешествию Гакстгаузена по России и последующему сочинению об этом главу своей книги "Крестьянский вопрос в России в ХУШ-1 пол. XIX века". Историк отметил особенность русского общественного мнения, лишенного возможности открыто обсуждать насущные проблемы страны, главной из них оставалась в этот период проблема существования крепостного права. Иностранные путешественники, побывавшие в России, имели возможность публикации своих воззрений на Западе. Очевидно, что на путешественников стремилось оказать влияние как правительство, так и прогрессивные представители общественности России. В.И. Семевский подчеркнул, что Гакстгаузен, несмотря на монархические убеждения, поставил вопрос о необходимости уничтожения крепостного права еще в николаевское время, во время своего путешествия 1843-44 годов. Более того,А. фон Гакстгаузен " подкрепил своим авторитетом мысль о вреде безземельного освобождения".(1) Таким образом. В.И.Семевский дал точную характеристику путешествия Гакстгаузена по России, не углубляясь в детали этого события.

В 1891 году исследователь П.О.Морозов, изучая документальные материалы V отделения С.Е.И.В.К. опубликовал в серии "Исторические материалы из архива министерства государственных имуществ" статью о подготовке путешествия Гакстгаузена по России. В цитируемом П.О.Морозовым рекомендательном письме русского посланника в Берлине барона П.К.Мейендорфа подчеркивается "влияние, которое имеют мнения иностранцев о России на наши политические отношения и на наш кредит за границей", в связи с чем целесообразно оказать содействие А. фон Гакстгаузену, известного политическими убеждениями, в его путешествии по России. В статье рассматривается, в частности, содержание трех писем Гакстгаузена графу Киселеву, в которых первый формулировал программу путешествия и своих исследований.(2) Из статьи мы узнаем о солидной государственной поддержке, которая была оказана Гакстгаузену в его

путешествии и издании труда, о роли Министерства государственных имуществ в подготовке материалов для путешествия и обеспечении немецкого путешественника всеми необходимыми сведениями,

В 1968 году советский историк Н.М.Дружинин посвятил анализу взглядов А. Гакстгаузена статью " Крестьянская община в оценке А.Гакстгаузена и его русских современников". Н.М.Дружинин дает краткие биографические сведения о Гакстгаузене , онделает вывод, что Гакстгаузен нашел в России свой идеал. Автор статьи полагает, что дискуссия, развернувшаяся в 40х годах XIX века в русском обществе о судьбе общины, приняла особенно острый характер после появления сочинения Гакстгаузена о его путешествии по России.(З)

Дружинин полагает, что Гакстгаузен "рассматривал крестьянскую общину в полном соответствии с воззрениями славянофилов"(4), поднявшими институт общины - "охранительного начала в русском обществе" на высоту философско -исторической концепции, но расходился с ними в оценке реформы Петра 1(5).

Достоинством статьи является то, что автор дает общую характеристику третьего тома сочинения Гакстгаузена о России, не переведенного на русский язык. Н.М. Дружинин полагает, что в третием томе "Studien", вышедшем в свет после революции 1848 года в Европе, "концепция общественно-патриархального строя России приобретает широкую всемирно-историческую постановку. Россия спасла Европу в 1848-1849 году силой своих патриархальных принципов."(5) Однако подробно материалы третьего тома "Studien" Гакстгаузена не анализирются.

Историком анализируется полемика об общине в предреформенное время, в 1856 году. Многие как противники, так и сторонники сохранения общины ссылались на мнение Гакстгаузена.(6) Таким образом. Н.М.Дружинин говорит в своей статье об основных этапах жизни Гакстгаузена и его трудах.

П.А.Зайончковский, крупнейший советский исследователь эпохи Великих реформ, в своей статье "К вопросу о деятельности Секретного комитета по крестьянскому делу в 1857 году" анализирует записку Гакстгаузена, которая была подана Александру II в Киссингене 21 июня 1857 года вместе с докладом председательствующего в Секретном комитете князя А.Ф.Орлова и записками членов Секретного комитета. Зайончковский подчеркивает, что именно после прочтения записки Гакстгаузена Александр II сделал вывод: "Гакстгаузен отгадал мое главное опасение, чтобы дело не началось само собою снизу. "(7)

В 1980 году в Берлине вышел в свет сборник "Reisen und Reisebeschreibungen im 18. und 19. Jahrhunderten" ("Путешествия и описания путешествий в 18 и 19 столетии.")(8) Издатели сборника поставили целью

изучение феномена путешествия в 18 и 19 веках как важной составляющей культурной и общественной жизни Европы.

В этом сборнике советская исследовательница Е.А.Дудзинская опубликовала статью "Auslandsreisen von A.I. Koschelew in 30. und 40. Jahren des XIX. Jahrhundert". ("Заграничные путешествия АИ.Кошелева в ЗОе и 40е годы XIX века"). По своим убеждениям А.И.Кошелев, пишет автор, был либеральным политиком, известным славянофилом. Путешествия А.И.Кошелева по европейским странам в 1832 и 1849 годах убедили его в том, что сохранение института русской общины обеспечит России невозможность революции, несущей разрушения, и защитит народ от пролетаризации и обнищания. (9) Е.А. Дудзинская высказывает спорную точку зрения, что А.Гакстгаузен во время своего путешествия 1843 года, интересуясь проблемами русской общины, перенял у славянофилов многие их мысли по этому вопросу и "выдал за свои в книге о путешествии по России."(10) Е.А.Дудзинская следует в такой оценке А.Гакстгаузена за мнениями современников немецкого путешественника А. И. Кошелева, А.И.Герцена, Н.Г.Чернышевского. Оценки современников, на мой, взгляд, ценны своей субъективностью и отражением собственных полилитических убеждений, однако не могут единственным аргументом в решении вопроса о собственных идеях Гакстгаузена, высказанного им в ходе путешествия по России. Немаловажен тот факт, что А.фон гакстгаузена приехал в Россию специалистом по аграрным отношениям, на протяжении 12 лет занимавшимся проблемами крестьянской общины в немецких землях. На мой взгляд, это создало почву для диалога со славянофилами. А.Гакастгаузен искал в России модель идеального общественного устройства и нашел ее в русской общине независимо от славянофилов. Вместе с тем проблема взаимодействия А.фон Гакстгаузена и отечественных либеральных общественных деятелей, затронутая в статье Е.А.Дудзинской, представляет широкое поле для исследования.

Таким образом, в отечественной исторической литературе известны основные этапы деятельности Гакстгаузена и его труды. Вместе с тем подробный анализ его книг и записок, а также материалы личной переписки позволят представить эволюцию взглядов Гакстагузена в различные периоды жизни. Концепция развития России Гакстгаузена является одним из аспектов проблемы не только восприятия России иностранцами, но косвенного влияния консервативной европейской общественной мысли на ее развитие.

В зарубежной историографии история изучения трудов Гакстгаузена делится на два этапа : до 1967 года, когда в основном исследования касались теоретических аспектов мировоззрения Гакстгаузена, и после 1967 года, когда

историкам стали доступны материалы рукописного наследия А.фон Гакстгаузена.

В 1954 году в Мюнхене была защищена диссертация немецкого историка В.Бобке "А.Гакстгаузен. Исследование по истории политического романтизма."(11) Впервые немецкий исследователь называет мировоззрение Гакстгаузена романтически -консервативным, и анализирует его истоки. Гакстгаузен был разочарован европейской действительностью, и идеализировал Россию как "государство умиротворения на основе патриархальности и религиозности."(12) Для нас интересно замечание немецкого исследователя, который в 50-е годы нашего столетия подчеркивает, что "для Запада империя на Востоке в прошлом веке казалась чужой, непонятной, но даже сейчас, столетие спустя, такое восприятие существенно не изменилось."(13)

Бобке считает, что оценку России Гакстгаузеном следует рассматривать с позиции присущего политическому романтизму принципа исторического мышления, который характеризуется "методом созерцательного понимания", означающего принятие традиционных устоявшихся основ государственности как идеальных. Гакстгаузен не просто стремится к неизменности принципов государственного устройства России, в основе его исторической концепции лежит попытка создания модели идеального государства. (14)

Последующие исследователи деятельности Гакстгаузена соглашались с оценкой его мировоззрения как консервативного и в тоже время романтического. Его монархические воззрения не были реакционными. Стремление Гакстгаузена сохранить основы патриархального устройства не отрицало возможности нововведений в экономике, но все традиционное в обществе должно было быть охраняемо государством.

В 1964 году была издана книга К.Герке "Теории о возникновении и развитии понятия "мир".(15) Герке ставит перед собой задачу систематизировать литературу по теме общины за последние 100 лет. Он отмечает удивительный факт, что феномен русского аграрного устройства в виде общины и общинной собственности на землю был осознан русской и европейской общественностью лишь в середине 19 века (до этого воспринималось как само собой разумеющееся), "когда Гакстгаузен и славянофилы поставили "мир" в центре внимания общественности."(16) Говоря о русском путешествии Гакстгаузена и изданном впоследствии трехтомном труде, Герке особое внимание уделяет взглядам Гакстгаузена на общину. Герке отмечает, что Гакстгаузен открыл общину как коренной институт русской жизни самостоятельно, без влияния славянофилов.(17) Ему несомненно

принадлежит теория о преемственности старой и современной общины, считает Герке, и определение общины как "ключевой идеи в русской истории".(18)

В 1968 году в Лондоне была опубликована юбдлейная статья английского историка С. Старра "Август Гакстгаузен и Россия", приуроченная к столетию со дня смерти Гакстгаузена. (19) Автор отмечает, что имя Гакстгаузена ассоциируется обычно в связи с изучением русской общины, но "роль Гакстгаузена была больше, чем роль простого публициста. "(20)

Дальнейшее исследование деятельности Гакстгаузена было возможно лишь с привлечением дополнительных документов и материалов. Личное наследие Гакстгаузена до 1967 года находилось в частном владении и не было доступно исследователям. Всплеск интереса к творчеству Гакстгаузена последовал после 1967 года, когда большая часть его рукописного наследия, книги библиотеки из имения Гакстгазенов Тиенхаузен, а также коллекция географических карт была передана Университетской библиотеке города Мюнстера. До сих пор большая часть наследия Гакстгаузена еще не изучена. (21) Изучение документов, отражающих многообразие творческой деятельности Гакстгаузена, позволит оценить эту интереснейшую фигуру, сыгравшую роль как в немецкой истории первой трети XIX века, так и в русской истории 40х-60х годов прошлого века.

В статье Б.Халлера и Г.Тиггесбаумкера "Собрание карт барона Гакстгаузена в университетской библиотеке города Мюнстера", вышедшей в свет в 1978 году, географической комисссией Вестфалии ставится задача представить основные труды выдающейся личности, барона Гакстгаузена."(22) В статье анализируются как известные труды Гакстгаузена, так и его ранние работы по истории аграрных отношений, которые отсутствуют в отечественных библиотеках.

В 1979 году Альфредом Кохаушем была опубликована интереснейшая переписка А.Гакстгаузена с фрейлиной вел.кн. Елены Павловны Э.Раден и с самой великой княгиней. В предисловии к переписке А.Кохауш отмечает, что "переписка служит доказательством того, что деятельность Гакстгаузена, зависящая от изменчивой воли императора, является хотя и скрытой, но немаловажной для истории России." (23) Кохауш полагает, что переписка Гакстгаузена с русскими деятелями реформы "позволяет изучить влияние на монарха за кулисами". (24) Опубликованные А.Кохаушем письма, а также краткая характеристика в комментариях издателя лиц, упоминаемых в письмах, позволяет полнее представить картину деятельности Гакстгаузена в 1857-1866 годах, а также глубже понять труды Гакстгаузена о русской аграрной реформе и о проблемах конституционализма.

Переписка не переводилась на русский язык и в полной мере не использовалась как в отечественной, так и в зарубежной литературе.

В 1980 году П.Ян издал книгу "Русофилия и консерватизм. Русофильская литература в немецком общественном мнении 1831 - 1852 годов).(25) Работа посвящена политическому влиянию России в Германии в 30е-50е годы прошлого века, когда в условиях экономической и политической нестабильности немецкое общество было расколото на русофилов и русофобов. Автор доказывает, что отношение к России в литературе того времени было проекцией собственного политического положения авторов. "Если русофобские воззрения базировались на взаимосвязи с буржуазно-либеральными позициями, то русофильские - с аристократически- консервативными."(26)

Личности А.Гакстгаузена посвящена отдельная глава книги. П.Ян считает, что, "без сомнения нельзя найти в немецкой русофильской литературе этого времени более восторженного почитателя России, чем барон А.Гакстгаузен." Автор полагает, что своим происхождением и воспитанием Гакстгаузен был связан с сословно-консервативной дворянской идеологией", а эпоха учебы в университете "сформировала его идеологически-политическую позицию, которая может быть охарактеризована как романтический феодально-сословный консерватизм."(27) Для мировоззрения Гакстгаузена, по мнению Яна, характерно неприятие революции, которая означала для немецкого ученого "крушение божественного порядка мира."(28)

П.Ян считает, что имеющееся в литературе мнение об открытии Гакстгаузеном сущности русской общины как основы русского аграрного устройства является неверным, но "без сомнения детальное изучение и идеологическая идеализация общины как основы русской социальной структуры является приоритетной идеей Гакстгаузена."(29)

Интересно мнение П. Яна о том, что в приглашении Гакстгаузена русским правительством в 1843 году играли роль в первую очередь соображения необходимости оказать влияние на поддержание авторитета России в Европе, а не потребность знать мнение Гакстгаузена об аграрном вопросе в стране.(30)

В 1980 -1981 году в Мюнстер приехал с целью изучения архива Гакстгаузена японский исследователь А.Хизен, который в 1986 - 1992 годах опубликовал в журнале "Japanese Slavic and East European Studies" серию статей о наследии Гакстгаузена. (31) Впервые им была опубликована полная библиография всех печатных трудов Гакстгаузена, а рукописные материалы из наследия были сгруппированы по темам.(32) Хизен опубликовал также рукописные записки Гакстгаузена, создаваемые им по ходу путешествия 184344 гг. по России и не вошедшие по тем или иным причинам в книгу

Гакстгаузена о путешествии. Хизен опубликовал записки, разделив их по темам: "аграрное и лесное хозяйство", "образование и университеты", "армия", "национальные меньшинства", "положение женщин", "церковь и религия", "народные песни и сказки", "царь". Но А.Хизен не дает комментария к запискам в историческом контексте . В его опубликованном докладе, прочитанном на открытии выставки к 200-летию Гакстгаузена, он называет Гакстгаузена "в первую очередь аграрным историком".

В моей работе, в главе о путешествии 1843-44 года, использованы опубликованные Хизеном записки Гакстгаузена, переведенные мной на русский язык и прокомментированные.

В 1988 году немецким исследователем, сотрудником рукописного отдела Мюнстерской Университетской библиотеки Г.Кратцем была опубликована статья "В.И. Даль и Август фон Гакстгаузен - материалы из отдела рукописей Университетской библиотеки Мюнстера."(33) На основании письменных свидетельств личного знакомства А. фон Гакстгаузена с знатоком русской жизни, автором "Толкового словаря живого великорусского языка" В.И.Далем, автор статьи заключает, что Гакстгаузен советовался с В.И.Далем при создании своего трехтомного труда "Studien ueber die innerlichen Verhältnisse des Volkslebens und insbesondere die laendlichen Einrichtungen Russlands".(34)

В книге Гакстгаузена, согласно исследованию Г.Кратца, использованы опубликованные труды В.И. Даля "Уральский казак", "О пословицах и поговорках русского народа". Повествование Гакстгаузеном о русских сектах также опирается на материал записки Даля "О законодательстве против скопцов до издания свода законов."(35) Г.Кратц подчеркивает выраженное в письмах Даля желание передать Гакстгаузену "для написания дельной книги" свои мысли и "любопытные сведения", т.к. "все это у нас должно пропадать... нашему брату нельзя написать что-нибудь подобное".(36) Исследование Г.Кратца открывает нам богатство рукописного наследия Гакстгаузена.

В 1991 году немецкая исследовательница Мартина Стоянова- Одой выпустила в свет монографию 'Ъеликая княгиня Елена и барон А. фон Гакстгаузен. Два консервативных реформатора в эпоху освобождения крестьян в России."(37) Это наиболее полное в зарубежной историографии исследование деятельности и мировоззрения Гакстгаузена, а также его совместного творчества с великой княгиней Еленой Павловной. Достоинством работы М.Стояновой- Одой является привлечение неопубликованных источников из наследия А.Гакстгаузена в Мюнстере и частных архивов Германии, свидетельствующих о сотрудничестве А.Гакстгаузена с великой княгиней Еленой Павловной и ее окружением.

В монографии освещается не только эпоха реформ России, но и анализируется вся предыдущая жизнь и складывание мировоззрения Гакстгаузена и Елены Павловны, а также Э. фон Раден, фрейлины великой княгини.

Наиболее подробно именно в монографии Стояновой-Одой рассмотрена проблема религиозных взглядов Гакстгаузена, мечтавшего о воссоединении православной и католической церквей. По свидетельству Стояновой-Одой, уже после путешествия 1843-44 года, Гакстгаузен выполнял некоторые поручения Николая I, стремившегося к заключению конкордата с папой римским.(38) М.Стоянова-Одой подчеркивает в своем исследовании, что Гакстгаузен активно участвовал в подготовке реформ в России еще и потому, что стремился к объединению восточной и западной церквей, и, пользуясь доверием царской семьи надеялся повлиять на решение этого вопроса. (39)

Стоянова-Одой публикует некоторые высказывания из переписки Гакстгаузена с князем И. Гагариным, принявшим католичество и основавшем в Париже объединение, ставившее целью объединение церквей. Гакстгаузен написал в 1857 году предисловие к изданной ранее книге Гагарина "La Russie sera- t-elle katholique" и основал в своем имении Тиенхаузен общество по примеру кн.Гагарина. (40) Немецкая исследовательница приводит интересный факт, весной 1858 года Гакстгаузен вместе с вел.кн. Еленой Павловной получил "две долгие аудиенции в Риме у папы Пия 1Х".(41) Гакстгаузен вел с Э.Раден, фрейлиной вел.кн., долгие теологические беседы, пытаясь способствовать ее переходу в католичество, но безуспешно. С ведома вел. кн. Елены Павловны Гакстгаузен пытался установить контакт с русским духовенством, однако не нашел понимания.(42)

Стоянова-Одой подчеркивает, что иллюзии Гакстгаузена относительно возможного союза католичества и православия рассеялись с приходом к власти Александра II, который "и слышать не хотел об объединении церквей", кроме того, политические сложности в отношениях России с католической Польшей привели к тому, что Гакстгаузен перестал обсуждать с вел. кн. Еленой Павловной этот вопрос, сосредоточив все силы на издании трудов об экономических и политических преобразованиях в России.

Стоянова-Одой характеризует религиозную деятельность Гакстгаузена как "католический романтизм". Он полагал, что объединение Европы под сенью единой веры поможет предотвратить "всеобщий переворот, который будет носить в конечном счете характер религиозной войны."(43)(Письмо А.Гакстгаузена от 7.09.1854 г. к вел.кн. Ольге фон Вюртемберг, дочери Николая

В монографии Стояновой-Одой не анализируется подробно содержание трудов А.фон Гакстгаузена, созданных во времена преобразований в России.

Таким образом, деятельность, труды и мировоззрение Гакстгаузена достаточно изучены зарубежными исследователями. В настоящее время в распоряжении иследователей имеются материалы наследия Гакстгаузена, позволяющие изучить все сферы деятельности этой многосторонне развитой личности.

Деятельность Августа фон Гакстгаузена и его труды представляют несомненный интерес для истории России. Для отечественной исторической науки значение путешествия и основных трудов А.фон Гакстгаузена в истории России 40-х годов прошлого века неоспоримо. В то же время предысторию путешествия 1843-44 годов, многобразие собранных А.фон Гакстгаузеном сведений, его суждения об увиденном и услышенном, не вошедшие в официальное издание его труда о путешествии, предстоит ввести в научный оборот.

В отечественной науке гораздо меньше изучены аспекты деятельности А.фон Гакстгаузена и созданные им труды в эпоху преобразований 50х-60х годов XIX века. Изучение сотрудничества А.фон Гакстгаузена и великой княгини Елены Павловны, ее фрейлины Эдиты Раден, близких людей из окружения великой княгини, позволит расширить наши знания об эпохе Великих реформ.

Необходимо помнить об истоках мировоззрения немецкого исследователя агарарных отношений и путешественника, сложившегося в эпоху немецкого романтизма и оказавшего влияние на труды А.фон Гакстгаузена. Для объективной оценки значения этой интересной фигуры в истории Германии и России следует рассмотреть все этапы деятельности А.фон Гакстгаузена.Эти задачи ставятся мной в настоящей работе.

Похожие диссертационные работы по специальности «Исторические науки», 07.00.00 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Исторические науки», Авдеева, Оксана Александровна

свои выводы относительно последствий нового законодательства для будущего России и выдвигает некоторые свои предложения об оптимальных путях развития русской экономики.

Таким образом, задача книги шире, чем это предполагалось первоначально. В труде А.Гакстгаузена говорится о русском аграрном законодательстве 1861 года в общем контексте русского государственного устройства, в сравнении с устройством европейских держав.

Автор книги полагает, что предпринятая им попытка анализа основы русской экономики заинтересует ученых: "Как земледелие в России находится в первобытном состоянии, так и аграрные отношения, социальная организация народа с трудом может быть представлена документально. Мне неизвестно, чтобы русские ученые занимались этим вопросом."(129) При анализе книги Гакстгаузена следует выделить как прогрессивные воззрения автора на русскую реформу, так и те оценки новых институтов, которые свидетельствуют о консервативных взглядах автора, об иллюзиях, "очень характерных для этой эпохи."

Немецкий ученый полагает, что в настоящее время весь государственный механизм построен по западно-европейскому образцу, но народная жизнь осталась неизменной со времен Древней Руси, и это прежде всего выражается в существовании общины и патриархальном принципе, пронизывающем все отношения. (130)

В современной экономике России, считает Гакстгаузен, существуют две проблемы: это отмена крепостных отношений и неудовлетворительное состояние сельского хозяйства.

Существование крепостного права Гакстгаузен расценивает как противоестественное. Новое законодательство решило эту проблему, "перестроив, заново создав и определив политические, социальные и аграрные отношения. Ни один народ, ни одно государство Европы не имело и не пережило такое обширное законодательство в грандиозном масштабе, с таким принятием во внимание всех политических и социальных отношений."

Гакстгаузен считает, что за четыре года, прошедших со дня принятия Манифеста об отмене крепостного права, "урегулирование этих отношений продвинулось далеко вперед"(131), при этом "Россия показывает нам пример решения этих проблем путем эволюции, а никак не революции."(132) Гакстгаузен полагает, что в целом законодательные документы 1861 года существенно отличаются от редакций подобных законов в остальных европейских государствах, они выражают национальный характер народа и царизма. (133)

Вместе с тем, последствия реформы многообразны, и сама по себе отмена крепостного права не решает комплекса новых и старых задач в экономическом и социальном устройстве, считает Гакстгаузен. "Кажется сомнительным, что полное уничтожение крепостной зависимости будет иметь следствием ликвидацию каждого недостатка в достаточном размере."(134)

Основной проблемой данного этапа остается проблема отсталости сельского хозяйства. Причина кризиса - ставшее традиционным невнимание правительства к проблемам земледелия. В результате "земледелием в северной и средней полосе занимаются только из нужды. О прилежной работе, любви, учении и прогрессе нет и речи". Со времен Ивана Грозного . дворянство уходило на военную или штатскую службы, в результате в России нет такого количества дворянских хозяйств, использующий достижения современной агрикультуры, как в Европе.(135) В настоящее время правительство сквозь пальцы смотрит на то, что "сельское население толпами устремилось в города на фабрики."(136) Это непозволительная политика, считает Гакстгаузен, ведь сельское хозяйство является основой экономики России.

Гакстгаузен отмечает, что правительство приняло единственно верное решение передать управление бывшими крепостнымина определенных условиях.(137) Однако сложность состоит в том, что в России половина помещиков не живет в деревне, дворянство не занимается сельским хозяйством. (138) " Дворянин теперь не помещик в бывшем смысле этого слова, но хороший богатый сосед крестьянской общины. Несмотря на то, что законодательство предписывало помещику "осуществлять верховный надзор за общиной, сохранять общественный порядок в ней, надзирать за чиновниками, покровительствовать и охранять каждого крестьянина и всю общину, и разрешать как третейский судья все споры крестьян", помещики почти не вмешиваются в дела общины.

Таким образом, Гакстгаузен правильно оценил в своей книге сущность русского самодержавия, которое направляло все средства на усиление военной мощи страны и поддержание армии чиновников, а не на развитие земледелия, как крестьянского, так и поместного. Однако, восхищаясь русским патриархальным устройством, Гакстгаузен причисляет к нему и русскую абсолютистскую монархию, традиционно проводившую политику в целях исключительно самосохранения.

Решение проблемы ликвидации отсталости экономики России Гакстгаузен видит в "изменении нынешнего положения чиновничьего сословия, а это в высшей степени тяжело и может быть достигнуто в течение долгого" времени воспитанием и образованием"(139), и кроме сложившийся "армии местных властей и чиновников необходимо ввести новые институты ."(140)

Такой взгляд был характерен для русских либеральных реформаторов, видевших в монархии гаранта преобразований. Либеральные лидеры реформы, в большинстве имевшие дворянское происхождение, в силу исторической особенности России проводили в политике правительства новые буржуазные идеи, признавая сохранение многих феодальных институтов. В конечном счете, надежды реформаторов, взгляды которых были созвучны воззрениям Гакстгаузена, на то, что новые институты в корне изменят русскую государственную систему, не оправдались.

Появление нового "института народного управления", мировых посредников, тех, " в чьих руках находится добровольная юрисдикция." Гакстгаузен считает превосходным. Он выражает надежду, что создание института мировых посредников будет "первым шагом к оттеснению чиновничества от управления всей жизнью в государстве (141), т.к. этот институт пользуется полным доверием народа. "(142) Следует отметить, что члены Редакционных комиссий предполагали ввести для института мировых посредников нормы буржуазного законодательства: гласность деятельности, несменяемость, частичное применение принципа всесословных выборов. Но в окончательном варианте реформы идея выборности и всесословности института мировых посредников не была реализована.(143) Хотя в первые годы мировой посредник являлся главной фигурой проведения реформы, постепенно значение его сошло на нет, и в 1874 году институт мировых посредников был упразднен.

Основой успешных преобразований в сельском хозяйстве России для Гакстгаузена является русская община. Он посвящает целую главу книги проблеме русской общины, положение которой стало в 60е годы нестабильным. Его аргументация сводится к доказательству необходимости сохранения общины, несмотря на то, что во введении к книге он признавал общинную собственность одной из причин отсталости сельского хозяйства. "Русская община препятствует прогрессу в земледелии. Принцип общины - совмещение владения и пользования, а передел земли не воспитывает любовь к собственной земле."(144)

Гакстгаузен высказывает свою точку зрения на эту проблему, приводя аргументы как сторонников, так и противников сохранения общины во время дискуссии в русском обществе о судьбе общины в 1857-58 годах. "Многие голоса высказывались за то, что с прекращением крепостничества надо отказаться от принципа передела земли внутри ибщины, переданная крестьянам" земля должна была быть разделена между главами семей и стать, таким образом, частной собственностью. Эта тема обсуждалась многократно не только в русской, но во французской и немецкой прессе."(145)

Гакстгаузен излагает в книге содержание своей статьи "Об отмене законодательным путем равного и временного передела земли в русских общинах" ("De 1 abolition par voie legislative du partage egale et temporaire des terres dans les communes russes"), опубликованной в 1858 году в Париже.

Приверженцы общины "высоко ценят этот институт как прочный материал, из которого образовалась и построена русская империя и предчувствуют в ней самой жизнью подготовленное решение социальных вопросов, которые остаются нерешенными в Западной Европе." Противники сохранения общины считают, что община должна в скором времени распасться, что это самая примитивная форма общественной организации и есть главное препятствие для любого улучшения в аграрной экономической системе и государственно-правовой организации крестьянского сословия. (146)

Гакстгаузен же, по сути, не примыкает ни к одной иж этих групп. "Хотя мы сердцем присоединяемся к первому мнению, но от решения вопроса, таким образом, мы не ожидаем практических результатов." Гакстгаузен призывает исходить из того, что "существующее русское сельское устройство есть живая сущность, законодательная власть не должна нарушать основы существования общины, если не хочет поколебнуть основу государственного организма. "(147)

Уничтожение общины, доказывает Гакстгаузен, приводит к разрушающим реакциям, т.к. "община - первооснова государства." Уничтожение общины приводит к "росту пауперизма и пролетариата, чем больна современная Европа. Они, если не причина, то главные носители всех революций."(148)

Сохранение института общины в России, по мнению Гакстгаузена, прежде всего, гарантирует государству политическую стабильность. "Я знаю сельское устройство других стран Европы, но я не знаю ни одного, которое можно было бы поставить на один уровень с русской общиной по ее внутренней моральной силе, упорядоченному организму, социальному и политическому значению, ценности для правительства служить основой и опорой всего государственного устройства. "(149) Но не только государству в целом, но и каждому отдельному члену общины гарантируется "покой и безопасность семейной жизни и землевладения. Единая община сохраняет чувство взаимопомощи, братства и равенства перед властями", в общинном устройстве существуют институты для бедных и богатых, так легче защититься от голода, который нередко возникает в России или предоставить кров нуждающимся." Кроме того, общинное устройство облегчает правительству управление в размере, о котором в остальной Европе едва ли имеется представление", на базе общины легко организовать в послереформенное время институты народного суда и народной полиции.

Гакстгаузен подчеркивает, что общинное устройство запечатлено в народном сознании и религии: "Вся земля принадлежит всему народу и отцу народа, царю, и посаженному им правительству надлежит разделять землю по справедливости". Можно ли разрушать принцип крестьянского общинного землевладения без "глубочайшего изучения и принятия во внимание всех отношений социальной жизни народа", спрашивает Гакстгаузен, и добавляет, что если "в Европе 3/4 населения живет в городах и 1/4 - в деревне, то в России это соотношение составляет соответственно 1/16 и 15/16!"(150) Существование передела земли в общине, доказывает Гакстгаузен - " природно-необходимое условие для развития народной жизни, пришедшее из древности."(151)

Как же решает Гакстгаузен вопрос об очевидном и признаваемом им самим препятствии в виде существования общинной собственности на землю, отсутствием заинтересованности в улучшении землепользования? Гакстгаузен полагает, что решить эту проблему можно не разрушая общинный принцип. Он считает, что, во-первых, " прогресс в земледелии осуществляется медленно и примерами, добрые плоды которых ежедневно и убедительно имеются перед глазами." Во-вторых, ".прогресс в земледелии в данный момент не природно-необходим для крестьян в России. Россия постоянно приносит большое количества избытка зерновых на европейский рынок."

Консервативная позиция Гакстгаузена проявляется в его мнении о том, что на данной стадии развития русской экономики передовая агрикультура не спасет от неурожаев и голода. "Прогресс имеется только тогда, - пишет Гакстгаузен, - когда имеется для этого потребность. В России этого долго не будет. Русский крестьянин не любит земледелие. Он оставляет без внимания из-за лени любой прогресс, немецкий крестьянин любит землю и предпринимает меры по улучшению землепользования, которые даются нелегко". Гакстгаузен стоит на традиционной точке зрения: "Земля и общее климатическое положение России мало восприимчиво и мало нуждается в современных улучшениях. "(152)

Поддержание общины должно стать государственной программой, считает Гакстгаузен, в противном случае, "пройдет пара поколений и крестьянин останется без земельной собственности. Земля у него будет скуплена и социальное положение дел в России станет намного хуже и опаснее, чем во время существования крепостного 11рава."(153)

Вместе с тем государство должно помочь крестьянам "осуществить отделение и наладить хозяйство на вновь полученной земле".(154)

Точка зрения Гакстгаузена о русской общине совпадала с общим решением Редакционных комиссий. По свидетельству П.П.Семенова, "большинство Редакционных комиссий было уже в то время на стороне личной, а не общинной собственности, как более способствующей успехам земледелия. Но за исходную точку был принят существующий факт. . Все мы сознавали, что сельский сход представит на первый раз самый твердый оплот против помещиков ."(155).

Но опорой в пореформенной деревне должна выступит не община, а дворянин, считает Гакстгаузен. При этом он признает, что требование трудновыполнимо. Гакстгаузен видит, что в отличие от Европы, в России отсутствует класс, "способный правильно понять положения нового законодательства и служить его проведению в жизнь." В России нет среднего класса, буржуазии с сильным политическим весом, современное положение дворянства не отвечает его обязанности быть ответственным за проведение реформы в деревне. (156)

Дворянство не имеет в России политического веса: "Дворянские собрания и их предводители редко показывали усердие и энергию, как повсеместно утверждается в России".(157)

По мнению Гакстгаузена, правительство должно выделить значительные средства, чтобы "интеллектуальные дворянские головы возвратились с военной и государственной службы вновь в сельское хозяйство, необходимо сделать возможным для дворян организацию новых образцовых поместий".(158) Более того, Гакстгаузен считает, что "после отмены крепостного права дворянин вынужден будет стать агрономом и проводить улучшения в своем имении, иначе оно не окупится, и только если дворянин проведет преобразования в своем хозяйстве, речь может идти о том, что ему последует крестьянин. Улучшение состояния сельского хозяйства произойдет не ранее, чем через 50 лет. "(159)

Создание образцовых дворянских хозяйств должно было стать, по Гакстгаузену, государственной необходимостью. Тогда положение дворянства станет честным, независимым и свободным. В сельском дворянстве образуется противовес всесильному чиновничеству. (160) Нужно изменить в обществе то положение вещей, считал Гакстгаузен, когда человек ценится согласно полученному им рангу.

Нигде эти ранговые отличия не имеют такою социально-политического" значения, как в России."(161) "Землевладелец - в своем поместье будет образовывать маленькое организованное государство с многочисленными социальными, производственными отношениями, связями и обменными действиями с соседними имениями и деревнями, он станет действительно важным и влиятельным членом в длинной цепочке государственного управления."(162)

Дворяне, считает Гакстгаузен, должны заниматься в своих имениях исключительно сельским хозяйством, им не следует закладывать в своих имениях фабрики, "которые не являются государственной необходимостью и которые лучше предоставить представителям буржуазии в городах."(163)

Гакстгаузен считал опасной для социального спокойствия в России проблему малоземельного дворянства, "одно из бедствий и недостатков России. Оно эксплуатировало обычно крестьян до крови, что весьма редко происходило с крупными землевладельцами.". Гакстгаузен предлагает для предотвращения обеднения дворянства не делить имения между наследниками: "Пусть владеют сообща или, если они в состоянии, пусть выкупят землю и разделят выручку." Но приведенная им сноска, "замечание из Петербурга", (скорее всего, замечание П.П. Семенова - Тян-Шанского.- O.A.) опровергает такую возможность: "При отсутствии капиталов в России это совершенно невозможно. Никто из наследников не имеет необходимого количества денежных средств. и продать имение можно только за смешную цену."(164)

Гакстгаузен оценивает в труде " Die laendliche Verfassung Russlands. Ihre Entwicklung und Feststellung in der Gesetzgebung 1861" ("Аграрное устройство России. Его развитие и установление в законодательстве 1861 года") русское законодательство 1861 года как прогрессивное, поставившее Россию наравне с европейскими державами. Гакстгаузен предполагает, что реформа отмены крепостного права постепенно решит многие проблемы экономики России, что ее новые институты несут в себе большой потенциал будущего развития. В этом взгляды Гакстгаузена созвучны воззрениям либеральных русских реформаторов.

Условием для прогресса является продуманное участие и финансовая помощь государства в преобразованиях. Это требование, присутствующее во всех трудах Гакстгаузена, посвященных проблемам России, являлось результатом анализа опыта подобных реформ в европейских странах.

Как становится ясно из переписки А.фон Гакстгаузен и Э.Раден, Гакстгаузен оценивал состояние государственного строя как кризисное. Однако он не предлагал в своем труде о русской крестьянской реформе провести преобразования государственной системы.—Он считал,—что противовесом" государственной системе, которая опирается на бюрократию, является народ.

Патриархальность, пронизывающая все институты русского общества, является гарантом полиьтической стабильности. Исходя из этих представлений Гакстгаузен выступал за сохранение общины и создание сильного поместного дворянства, имеющего политический вес в обществе. В этом взгляды А.фон Гакстгаузена, высказанные в труде " Die laendliche Verfassung Russlands. Ihre Entwicklung und Feststellung in der Gesetzgebung 186 Г'("Аграрное устройство России. Его развитие и установление в законодательстве 1861 года") являются консервативно- монархическими. Недостаточное знание русской действительности позволяет охарактеризовать воззрения Гакстгаузена и как в некоторой степени идеалистические.

А.Гакстгаузен и великая княгиня Елена Павловна о вопросах конституционализма.

После принятия Манифеста об отмене крепостного права Гакстгаузен в письме к Елене Павловне из Бадена от 22 октября 1861 года задает вопрос: "Существует ли в России глубокий, пронизывающий все слои населения интерес к установлению всеобщей имперской конституции в современном смысле с действующими представительными формами в парламентской системе. и способно ли правительство под этим натиском пойти на уступки. "(165)

Этот вопрос возник у А. Гакстгаузена, который был противником конституционных учреждений, неслучайно. Гакстгаузен полагал, что русская государственная система переживает кризис. В начале преобразований Александр II "упорно и последовательно отрицал необходимость конституции для России." Император объяснял это тем, что "не только народ в силу прирожденного религиозного чувства, но и высшие классы русского общества не приобрели той степени образованности, которая необходима для представительного правления."

Однако в эпоху реформ принципом политики правительства была наметившаяся модернизация государственного строя и гласность, которая была чужда традиционной политической культуре и государственности.^ 66) Дух свободы, воцарившийся в русском обществе, допускал обсуждение проблемы политических прав и свобод. Логика реформ, которые стало проводить области политических отношений. Летом 1862 году этот вопрос обсуждался во время встреч вел.кн. Елены Павловны и А. Гакстгаузена на курортах Германии, и Гакстгаузен, согласно исследованиям А.Кохауша, предложил программу издания сборника о современных конституционных системах.(167)

Но к конкретному обсуждению плана будущей книги Гакстгаузен и Елена Павловна приступили только в августе 1863 года. До этого времени они были слишком заняты проблемами издания книги об аграрной реформе и польскими событиями. В письме от 22 августа 1863 г. Э.Раден сообщает Гакстгаузену, что Елена Павловна желает встретиться с ним на обратном пути из Лейпцига. (168) Эта встреча произошла, о чем свидетельствует записка Гакстгаузена, в которой он дает согласие обсудить будущий "покровительствуемый великой княгиней труд о представительных системах, вероятно, исправив и дополнив первоначальный план."(167)

Первым, с кем Гакстгаузен поделился планами выхода книги о конституционных системах, был его друг профессор В.Козегартен. Находясь на курорте в Карлсбаде Гакстгаузен в письме от 15.09.1863 сообщает Козегартену: „Великая княгиня желает рассказать в маленькой книге о различных политических выборных системах и их влиянии на развитие общества. В России подходят к этим конституционным экспериментам, ничего не видя и не слыша. Может быть, еще прислушаются к предостережениям перед этими слишком опасными экспериментами. Программу книги, которую я предложил великой княгине, она находит слишком по-немецки основательной и педантичной. Великая княгиня полагает, что книга должна быть салонной." (168)

Важно отметить тот факт, что Гакстгаузен в вопросе конституционализма был особенно консервативен. Соглашаясь с мнением вел. кн. Елены Павловны в необходимости политического просвещения русского общества, внутренне он был категорически против введения представительных учреждений в русском обществе, которые, по его мнению, способны были разрушить гармоничное традиционное общественное устройство. Это не могло не сказаться на содержании книги. В первом же письме к Козегартену от 15.09.1863 г. Гакстгаузен пишет: „Великая княгиня передала мне все полномочия по подбору ученых, которые напишут статьи для книги , и по оплате их труда. Согласны ли Вы помочь мне в издании этой книги? Я бы не хотел, чтобы это дело ушло из наших рук." При этом Гакстгаузен намеревался пригласить известных специалистом, которые могли иметь либеральные взгляды (например, Гнейста), однако заключительное слово, введение должно было отражать взгляды Гакстгаузена. (168)

В Лейпциге Гакстгаузен, как он сообщает в письме к Э. Раден 24 сентября 1863 года, вел переговоры с книгоиздателем Ф.Брокгаузом и получил от него согласие на издание книги в 20 п.л. Брокгауз предложил также свои услуги в поиске ученых, специалистов по данной проблеме. В этом письме А.Гакстгаузен советуется с Еленой Павловной о том, как построить работу -предоставить разным лицам высказаться о различных избирательных системах и их влиянии в отдельных странах или предоставить весь рассказ одному ученому. Из письма следует, что по поручению Елены Павловны Гакстгаузен искал переводчика для французского издания этой книги.

В этом письме Гакстгаузен обстоятельно излагает свои взгляды на проблему конституционных учреждений. Он прямо говорит: "Ваше Императорское Высочество знают, что я не большой поклонник конституционной системы, хотя я очень хорошо знаю, что консерватизм на практике стремится удержать то, что давно внутренне мертво, бесплодно, тягостно, даже вредно и несостоятельно. "(169)

По мнению Гакстгаузена, все беды современного государства исходят из того, что в нем истинную власть имеет чиновничество, дворяне добровольно отказались от своей власти. "Бюрократия уничтожает все прежние отношения, утверждая при этом, что сама вышла из народа и независима от местной власти, что она одна имеет право взывать к правительству в противоположность ограниченному разуму его подданных."(170)

Так в обществе просыпается, согласно Гакстгаузену, недовольство против власти, узурпированной бюрократией. Образуется общественное мнение, выражаемое в прессе. Народу говорят, что он уже вполне готов самоуправляться. Старые князья (помещики) повсеместно сдают свои позиции под таким напором. Эти новые колебания человеческого духа возобладали везде в цивилизованном мире и борьба против них представляется безнадежной. Жажда новых форм власти растет, правда, появление их ее не утоляет."

В этом письме Гакстгаузен говорит и о своем отношении к ситуации в политической жизни Росссии. "Кто бы мог 10 или 20 лет назад подумать, что в России будут обсуждаться эти вопросы? А сейчас сам император в речи перед финским ландтагом говорил о конституционно-монархическом принципе, который издавна присущ обычаям финского народа и который он хочет сохранить. Император провозгласил в речи, что в руках разумного, единого со своими князьями народа либеральные учреждения, хотя и могут стать в далеком будущем опасностью, в гораздо в большей степени станут порукой порядка и процветания."

Гакстгаузен, вопреки своим консервативно- монархическим убеждениям, выражает желание проинформировать русское общество о существующих конституционных системах, выражая надежду, что "в России будут поступать не опрометчиво, а размышляя, чему и будет служить будущая книга. "(171)

Вел. кн. Елена Павловна в ответном письме Гакстгаузену от 13 октября 1863 года говорит о своем понимании содержания и цели будущей книги: "При обсуждении проблемы не должна преобладать партийность и высшей целью должна быть правда в изложении и толковании воздействий различных избирательных систем. Это исследование не должно быть самообманом, и как я с юности избрала своим девизом je cherche, так я хочу быть верной ему и сейчас, поэтому целью поиска должно быть нахождение правды." Елена Павловна не говорит о своем отношении к конституционной системе, но отмечает, что в Швейцарии, где она находится на отдыхе, "люди уверили меня, что здесь даже самые большие консерваторы предпочитают простой принцип выборов, когда могут быть выбраны достойные личности, а не двойной, когда крестьянин забывает свою ответственность.". Таким образом, несомненно, что вел. кн. Елена Павловна интересовалась конституционным устройством современных европейских государств и допускала распространение новых политических воззрений в России.

В этом письме подтверждается, что Елена Павловна берет на себя финансирование будущей книги, предоставляя Гакстгаузену самому распределять средства для издания, перевода на французский, и осуществить подбор европейских специалистов для проектируемого труда. Она отмечает, что "необыкновенная деятельность Гакстгаузена, столь быстро дающая мыслям форму и направление, выглядит просто блистательной."(172)

В письме Гакстгаузена Козегартену от 23 октября 1863 года план создания книги выглядит следующим образом: великая княгиня решила составить сборник о конституционных системах из двух статей: одна — от консервативного автора, другая — от либерального. Это косвенно подтверждает готовность великой княгини Елены Павловны учитывать опыт демократических стран. Гакстгаузен предложил Козегартену написать статью от имени консервативного автора, а либеральным ученым предлагалось выбрать Бидермана. ( ) В письмах Гакстгаузена неоднократно отмечалось, что у него с Козегартеном одинаковое мировоззрение.

Задачей сборника было прежде всего показать историю развития представительных систем в разных странах. Очевидно, что вопросы конституционализма должны были рассматриваться в контексте с проблемами России. В письме от 29 ноября 1863 года Гакстгаузен представлял на суд Елены Павловны "некоторые вопросы по содержанию сборника и его выхода в свет." В первом пункте этого плана Гакстгаузен высказывал свое мнение, согласно которому вопрос о возможности создания и функционирования представительных учреждений в России будет поставлен лишь в общем и будет только подведено к тому, что и в истории России можно найти следы существования представительных учреждений. "Если Е.И.В. сочтет нужным углубиться в русские отношения. и мотивировать, какая выборная система лучше всего подходит для России", Гакстгаузен брался пригласить "критиков различных партий для выражения их мнения по этому поводу". В частности, он советовался с великой княгиней, не надо ли пригласить через графа Киселева французских критиков, наряду с немецкими. (173)

Вел. кн. Елена Павловна первоначально допускала возможность обсуждения возможности существования представительных учреждений в России. Она отвечала в записке, что "ожидает приезда Самарина в Москву, чтобы обсудить с ним указание на Россию в книге. Его мнение не надо упоминать, однако следует поручить ему написать статью о русских выборах, касающуюся как прошлого, так и настоящего. Ее надо будет перевести на немецкий и поместить в конце книги." Но позже сложная обстановка в России не позволила обсуждать в сборнике проблему политического развития в империи. Безусловно, это в значительной степени снижало политическое значение сборника.

Выход книги с самого начала был сопряжен с определенными сложностями, должна была соблюдаться секретность. Елена Павловна сообщала Гакстгаузену, что не хочет быть упомянутой в книге. (Он просил дать разрешение на следующее посвящение.'Тосподин фон Гакстгаузен предпринял и осуществил издание сего труда по выраженному великой княгиней Еленой Павловной желанию".) (174)

В письме Гакстгаузена Козегартену от 6.12.1863 говорится о некотором изменении первоначального плана книги, причем это изменение Гакстгаузен принял неохотно. Согласно новой программе; первая часть книги о конституционном принципе-обзорная- должна была быть написана проф. К. Бидерманом, правда, его статья дожна была быть написана по плану, составленному Гакстгаузеном и Козегартеном. Во вторую часть книги должны были войти статьи, которые „в некоторой степени способны опровергнуть либеральные оценки Бидермана, которые несомненно отразятся в его статье", -писал Гакстгаузен. (175) В письме говорилось, что книга будет параллельно издана на французском, что могло способствовать распространению книги в России, где многие владели в совершенстве французским.

В письме из Берлина от 5 января 1864 года Гакстгаузен просит Елену Павловну незамедлительно высказать свое мнение по поводу рассуждений в книге о будущем представительных учреждений в России. В ответ на это великая княгиня передает через Э.Раден в письме из Карлсбада, что "в связи с неблагоприятной обстановкой, когда пресса "может использовать любой предлог, чтобы парализовать добрые начинания", .она советует Гакстгаузену, что "будет осторожнее дать только самое необходимое в сухих словах предисловия." Э.Раден передает слова великой княгини, что "все остальное ей кажется несвоевременным." При этом великая княгиня подчеркивала, что перевод на французский и русский языки она считает обязательным, перевод на русский вел.кн. хотела поручить Скребицкому. Великая княгиня выражала благодарность немецким ученым за их статьи. (176)

В ответном письме от 14 июля 1864 года Гакстгаузен соглашается переработать введение, т.к. "очевидно, что в данный момент веет иной ветер, чем 2-3 месяца назад". Здесь же он сообщает, что у Скребицкого нет времени переводить книгу. (177)

Интересно, что Гакстгаузен особенно был заинтересован в успешном завершении работы Козегартена над его статьей, так чтобы вместе с введением Гакстгаузена они образовали перевес сторонников консервативного развития. Так, в письме от 24.03.1864 Гакстгаузен советует Козегартену «не акцентировать свое внимание на Англии, в этом вопросе бесспорно Гнейст вне конкуренции, для аргументации своих взглядов лучше используйте примеры из истории Древнего мира». При этом окончательно называются авторы, согласившиеся участвовать в сборнике: немецкие профессора Гнейст,Хельд и Вайц. Очевидно, что вместе с Бидерманом либерадные авторы составляли большинство, их аргументы должны были выглядеть более убедительно. Это также является косвенным подтверждением политической гибкости вел.кн. Елены Павловны, которая осознавала, по всей видимости, необходимость реформ в политической системе в России. При этом выход книги о представительных системах под редакцией Гакстгаузена, имевшего авторитет в правительственных кругах России, имел больше шансов не встретить сопротивления цензуры.

Работа по созданию сборника продвигалась успешно. 10 августа 1864 г. Гакстгаузен пишет, что рукопись первой части книги с написанным им введением готова, "отредактированная так, как хотела великая княгиня", вторая часть также готова и Гакстгаузен считает все статьи превосходными. Гакстгаузен находил желательным, чтобы французские ученые (Гизо, Тьер) высказались с критическими замечаниями о книге в "Revue de deux mondes".

В письме Елены Павловны от 24 августа 1864 года содержатся некоторые рекомендации по поводу статей и сообщается, что великая княгиня будет оплачивать французский перевод.

Осенью 1864 года сборник вышел на немецком и французском языках и Гакстгаузен отсылает 28 сентября 1864 года в Петербург два экземпляра книги, выражая надежду, что книга на французском также найдет распространение в России, "таким образом в какой-то мере будет выполнено Ваше желание."(178) Елена Павловна в письме из Лозанны благодарит за присланные экземпляры и просит выслать еще для редактора "Московских ведомостей" М.Н.Каткова. Тема книги, по мнению Елены Павловны, должна вызвать внимание и основательное обсуждение в прессе со стороны такого выдающегося публициста как Катков, даже если еще не пришло время, когда подобные обсуждения смогут иметь в России практическую пользу. Через месяц Гакстгаузен сообщал, что выслал два экземпляра для Каткова в Москву и для Самарина.(179)

При этом пересылка немецкого и французского издания сборника была сопряжено с рядом трудностей. Раден писала Гакстгаузену, что "официальный путь нежелателен для великой княгини. Все передачи книг должны быть на имя принца Августа в Берлин( брата вел.кн. - O.A.) Когда Раден случайно узнала о письме Гакстгаузена официальному лицу, немецкому министру, где имя Елены Павловны упоминается в связи с выходящей книгой, она была очень возмущена: "Одно название книги и еще в большей степени ее предисловие, где речь идет о конституционализме в России, делает упоминание имени великой княгини совершенно недопустимым."(180)

После выхода немецкого и французского издания сборника Гакстгаузен сообщает в письме от 12 декабря 1864 года, что "книга о конституционализме пользуется вниманием в литературном мире, мне уже прислана дюжина рецензий." Он интересуется, имеются ли какие-нибудь сообщения в русской прессе о сборнике. Гакстгаузен пишет вновь о своем отношении к конституционной системе. "Я не увлекаюсь этими идеями, но боюсь, что это -необходимый этап развития для всех стран". Гакстгаузен выражает надежду, что книга "будет служить более предостережением против опасности конституционных козней, чем рекомендацией к проведению этой системы в жизнь."(178)

Отдельные части сборника были напечатаны летом 1865 года в "Русском вестнике" Каткова, а весь сборник "Статей о конституционном начале" вышел в 1866 году в Петербурге в переводе Б.Утина и К.Д.Кавелина.

Идея сборника о представительных системах доказывала политическую дальновидность и гибкость его создателей - вел.кн. Елены Павловны и А.Гакстгаузена. Несмотря на консервативные взгляды и отрицательное отношение к представительным системам Гакстгаузен не закрывал глаза на неизбежность исторических процессов. Желание вел.кн. Елены Павловны издать сборник статей о конституции не только на немецком, но и на французском языке, на котором и читало большинство образованных русских, обсуждение проблем политического устройства страны в зарубежной и русской прессе говорило о назревшей необходимости реформы политической системы.

Сборник содержит предисловие составителя и издателя А.Гакстгаузена, вступительное слово переводчиков, а также пять статей немецких авторов, профессоров различных университетов Германии - Карла Бидермана "Представительные учреждения с народными выборами" (1 часть книги), И.Гельда "Политические и социальные действия различных избирательных систем", Р.Глейста "Представительная система в Англии", Г.Вайца "Образование народного представительства", В.Козегартена "Народные выборы и народовластие в их политических и общественных действиях"(2я часть книги). Какова же основная идея, заключенная в статьях сборника о конституционализме?

Из предисловия Гакстгаузена становится ясно, что в вопросе относительно будущего России он стоит на прогрессивных либеральных позициях: страна "начала в своих внутренних общественных отношениях неисчислимые преобразования и может быть следует ожидать еще больших". Гакстгаузен говорит о новой проблеме преобразования политической системы: "В России распространяется мнение, что прежние условия государственного быта не соответствуют и не удовлетворяют более новым, так разнообразно развившимся отношениям". Автор подчеркивает, что "русскому народу поставлена великая задача во всемирной истории", и что "нынешний внутренний кризис будет иметь для России плодотворные последствия."

В то же время Гакстгаузен выражает скептическое отношение к изменению существующей системы политических отношений. Он полагает, что результаты этого процесса могут быть совершенно непредсказуемы и выражает сомнение, что такие преобразования могут пройти успешно при "настоящей организации народа, степени его культуры, при совершенном недостатке политических воззрений в самом ядре народа." Это характеризует воззрения Гакстгаузена как монархически- консервативные, совпадающие с официальной точкой зрения на проблему. Автору представляется слишком легковесным суждение: "Если в России просто было ввести и дать право гражданства чужеземным бюрократическим формам, то может статься это не слишком трудно будет и с другими, новыми, политическими формами."

Книга задумывалась как "некоторым образом- учебник для практического образования". Обзор различных избирательных систем, предлагаемый читателю, по мнению составителя сборника Гакстгазена, должен был помочь "проследить превращения этих систем. вследствие злополучий, производимых ими."(182)

В сборнике можно найти определение конституционализма. В статье И.Гельда говорится, что "народное представительство станет хранительницей здорового самоуправления, которое опирается на политическую обязанность каждого по отношении к целому государству." В государстве не будет существовать социальной опасности, возникающей в следствие выключенности значительной массы населения из государственной жизни.(183)

Однако установление в государстве конституционных порядков должно быть исторически обусловлено, в этом сходятся все авторы. Непременным условием является, говорится в статье Бидермана, "свободное развитие здорового, не искусственно возбужденного торгового и промышленного движения."(184) И. Гельд полагает, что новый порядок в политической жизни общества устанавливается при определенной форме государства и степени достигнутого им государственного единства, необходим определенный уровень политического образования народа.(185) Г.Вайц отмечает, что необходимое условие конституционализма - свободный народ, состоящий из полноправных граждан, не крепостных. (186) Гнейст считает, что "прекращение патриархальных отношений "старинного хозяйственного порядка, освобождение поземельного владения и снятие с него повинностей, . установление обязанности платить прямые налоги соразмерно с состоянием" являются необходимыми условиями введения в государстве конституционных порядков. Параллельно должно образовываться местное самоуправление, при этом "права и обязанности местных должностных лиц должны быть определены, чтобы противостоять вмешательству высших учреждений."(187) Гнейст доказывает, что ввести новый порядок невозможно одномоментно: "Политическая свобода есть общий результат целого ряда условий, инициатива которых исходит только от государства, а не от общества и его привычек. Ни энтузиазм отдельной личности, ни общественная борьба, ни буква писанной конституции, ни. разделение власти не в силах основать ее, а всего менее подражание чужим образцам. Политическая свобода покоится на. практической привычке к законному способу действий в публичной жизни, а эта привычка воспитывается лишь прочными учреждениями."(188)

В статье Козегартена, которая отличается негативной оценкой конституционализма, в качестве непременного условия введения представительных учреждений подразумевается высокий уровень политического образования в обществе: " требование всеобщего участия всех в решении государственных дел предполагает, что все понимают эти дела". (189) Козегартен указывает, что Россия еще не достигла нужного уровня развития. Поэтому вряд ли представительная система принесет пользу в обществе, где главную роль играет чиновничество, "составляющее значительную часть народного представительства, потому что они - чуть ли не единственные члены палаты депутатов, понимающие что-либо в деле управления." В случае проведения выборов в России, "крестьянин выбирал бы чиновников не потому, что он их любит, а потому, что он их боится". Возможно, эти выводы Козегартен сделал после бесед с Гакстгаузеном. Переводчики оставили примечание: "Остроумное соображение, показывающее, как заграница хорошо понимает наш быт и наши дела."(190)

Нетрудно прийти к выводу, читая сборник, что в России нет пока необходимых условий для введения выборной системы. Однако в статьях либеральных авторов рассматривается возможность существования и представительных учреждений при сохранении монархии. Г.Вайц пишет в своей статье, что "в государствах монархических, где глава государства не есть республиканское должностное лицо, сущность конституционного порядка заключается в том, что народ или хотя бы отдельные классы народа участвуют в государственной жизни и деятельности, народ имеет право участия в совещательных или решающих собраниях".(191) В конституционной монархии не все слои общества должны привлекаться к участцю в государственных делах. "Несовершеннолетние, женщины и бывшие крепостные "не обладают независимостью убеждений, поэтому "они будут находиться под чужим влиянием и колебаться. Общее равное право опасно для порядка и свободы."(192)

В статьях сборника указывается на благоприятные последствия введения конституционного правления в монархических государствах. "В конституционных государствах на государя не возлагают ответственности за последствия новых законов, конституционализм исключает опасность дворцовых интриг и переворотов. Возникновение политических партий, "частей одного народа, разделенного воззрениями на то, что полезно для государства", возможно только в конституционных государствах. Политические партии противостоят "насильственным столкновениям" в обществе.(193) Гельд полагает, что в конституционном государстве не будет существовать социальной опасности, возникающей в следствие выюпоченности значительной массы населения из государственной жизни'.(194) Того же мнения придерживается и К.Бидерман: "народ твердо идет вперед по законному пути конституционных учреждений и управляем благонамеренными государями, он будет огражден и от государственных переворотов, и от революций."(195)

Авторы сборника доказывают, что конституционная система является необходимым этапом исторического развития любого государства. По мнению Гнейста, абсолютизм является "переходной ступенью новейшей государственности" (196), но когда "государство достигло кризиса, то монархической власти не остается ничего, как начать необходимые коренные реформы"(197). Положительная сторона "английского государственного быта состоит в том, что позволяет разрешить противоречия в народе без революции."(198) В сборнике критикуется политическое бесправие при абсолютизме: "недуг неограниченных монархий есть внешняя разорванность государства и общества. Сосредотачивая все публичные обязанности в бюрократии, государство лишает народ силы, которую может дать лишь деятельность в публичном призвании."(199) Вместе с тем, "парламентская система труднее устанавливается там, где народ долго жил в состоянии неволи", - пишет в статье К.Бидерман. "Вырвавшись из такого состояния, народ не может свыкнуться с непривычной для него свободой и часто государь . всевозможными средствами старается достигнуть обладания неразделенной властью". (200)

Положительной чертой сборника является то, что даже либеральные авторы статей не идеализируют представительные учреждения. Г.Вайц отмечает, что "как нет безусловно лучшего государства, так нет и безусловно лучшего представительства." Особенно это ясно из статьи В.Козегартена, убежденного консерватора и монархиста. Он считает, что "желательно, чтобы в государстве существовали органы народа, уполномоченные объяснять правительству его потребности." Но в действительности высокая задача представительных учреждений часто остается таковой лишь на бумаге. "Опыт показывает, что власть тотчас же возвращается в одни руки, и притом почти никогда не достается достойнейшим, а сперва властолюбивым вождям партий, потом сильным и хитрым тиранам. которые господствуют посредством большинства. Последнее, по словам Гете, состоит из немногих сильных людей, идущих впереди, далее из негодяев, слабых людей, которые к ним подделываются, и из большой толпы, которая бежит сзади, не имея ни малейшего понятия о том, чего хочет."(201)

Из комментариев переводчиков сборника, Б. Утина и К.Кавелина, можно представить восприятие книги русским современниками. Факт издания сборника о конституционализме они считают актуальным и необходимым. В настоящее время, считают переводчики, образованные люди чувствуют потребность в обстоятельных сочинениях по вопросам государственной жизни.(202) При этом "нет ни одной общей истории представительных учреждений", которые "не будучи специальными исследованиями, ни наживо сшитыми компиляциями, сообщали бы что-нибудь ценное о современном состоянии представительных систем."(203)

Вместе с тем, переводчики отмечают, что "исследование различных избирательных систем могло бы быть и полнее". Главный недостаток сборника - отсутствие анализа ситуации в России, но "удовлетворить потребности читателей едва ли было возможно при крайне неравномерном распространении у нас общего образования, не говоря уже о политическом."(204) Переводчики сборника полагают, что не слишком высокий уровень содержания статей связан с тем, что "критика буржуазного начала в Европе, не касаясь нас непосредственно, не может быть для нас крайне любопытна". Они считают, что русский народ идет своим историческим путем, совершенно непохожим на европейский. (205)

Таким образом, сборник задумывался прежде всего как политическое издание. Его задачей было показать возможность существования в России конституционных учреждений, анализируя опыт европейских стран. Отсутствие специальной статьи о России вызывало некоторое разочарование читателя-современника.

Вместе с тем, содержание сборника давало представление о конституционализме как необходимом этапе развития государства, показаны благоприятные последствия для общества в результате получения политической свободы. Интересно, что в некоторых статьях рассматривается вопрос о конституционной монархии, как возможной форме государственности. В то же время представительные учреждения не являются идеальной формой политического устройства. Хотя Гакстгаузен ставил целью описать недостатки представительных учреждений, сущность и последствия конституционного строя показаны в статьях сборника достаточно объективно.

Издание сборника А. фон Гакстгаузеном и вел.кн. Еленой Павловной поставило вопрос о необходимости общего и политического образования в русском обществе. Эпоха гласности в пореформенное время предполагала и издание политической образовательной литературы. Либеральные деятели реформ верили в прогресс русского общества, направляемого монархией. Эти надежды не оправдались в пореформенное время - самодержавие уничтожило крепостничество в целях самосохранения, но "государственность и политическая культура феодальной самодержавной монархии обнаружила большую устойчивость". (206)

Издание сборника о представительных системах говорило о том, что русские либеральные реформаторами являлись в то время особой частью общества, которая в силу образованности была способна к политической дальновидности и гибкости. А.фон Гакстгаузен-, взгляды которого были созвучны убеждениям русских либеральных политических деятелей, несмотря на консерватизм не закрывал глаза на требования "духа времени".

Заключение к главе 4.

В 1855- 1866 годах Август фон Гакстгаузен посвятил свою деятельность проблемам отмены крепостного права России и пореформенного развития. Концепция Гакстгаузена предусматривала незамедлительное проведение отмены крепостного права, ставшего опасным для экономического развития государства и угрожавшего политической стабильности России. В своих записках Гакстгаузен призывал не допустить революцию, что нашло поддержку императора Александра II.

Реформа, по мнению А.Гакстгаузена, должна была быть подготовлена государством и проводится постепенно. Целью реформы должно было стать формирование крепких крестьянских хозяйств. В ходе проведения реформы крестьяне получали часть земли безвозмездно, организация выкупа всего надела должна был быть финансово поддержана государством и помещиками. В этом вопросе взгляды А. фон Гакстгаузена оказались созвучны взглядам русских реформаторов, А. фон Гакстгаузен участвует в обсуждении проекта реформы либеральными русскими политическими деятелями.

В своей книге, подготовленной в сотрудничестве с вел.кн. Еленой Павловной "Die laendliche Verfassung Russlands. Ihre Entwicklung und ihre Feststellung in der Gesetzgebung 1861" ("Аграрная конституция России. Ее развитие и установление в законодательстве 1861 года"), предназначенной для европейских политиков, Гакстгаузен опубликовал материалы русского аграрного законодательства и дал свои комментарии к ним. Гакстгаузен оценивал реформу отмены крепостного права как прогрессивную, поставившую Россию на один уровень с Западной Европой. Своей книгой Гакстгаузен поддержал политику русского правительства, направленную на преобразования. Издание этой книги было очень важно для представителей русских реформаторов, опасавшихся реакции.

Концепция пореформенного развития России Гакстгаузена заключалась в том, что главной движущей силой экономических преобразований в России должно стать крупнопоместное дворянство. Дворянство должно иметь политический вес в государстве, что позволит устранить произвол чиновников. Помещик в пореформенной деревне, по мнению А.Гакстгаузена, должен был способствовать освоению современной культуры землепользования в крестьянской общине. Община должна была быть сохранена как залог политической стабильности. В этом взгляды Гакстгаузена были идеалистическими и консервативными, т.к. дворянство не было заинтересовано в проведении реформ, а самодержавие не могло допустить усиление политической роли дворянства в государстве и бюрократическая система управления государством была необходимым атрибутом русской монархии.

В то же время для взглядов Гакстгаузена в пореформенное время характерна некоторая эволюция. Он осознает, что русский государственный механизм переживает кризис. В конфиденциальной переписке А.фон Гакстгаузен критикует правление Николая I и личные качества Александра II, хотя во времена своего путешествия по России он идеализировал личности правителей.

В пореформенное время Гакстгаузен осознал необходимость проведения преобразований не только в экономической, но и в политической сфере. Несмотря на то, что по своим убеждениям Гакстгаузен был противником конституционализма, он предусматривал для русского общества возможность существования представительных учреждений, эволюцию русского самодержавия к конституционной монархии. В сотрудничестве с вел.кн. Еленой Павловной А. фон Гакстгаузен выпускает на русском языке сборник статей немецких ученых, посвященный истории представительных учреждений в разных странах. ("Конституционное начало, его историческое развитие и его взаимодействие с политическим и общественным бытом государств и народов.")

Сотрудничая с вел.кн. Еленой Павловной, АХакстгаузен занимал особое место в кругу ее единомышленников. Вследствие образованности и широкого политического кругозора консервативно-монархические убеждения Гакстгаузена отличались известной гибкостью. Авторитет Гакстгаузена как европейского специалиста по истории аграрных отношений и сторонника русской монархии позволял оказывать влияние на императора Александра II, единолично решавшего важные вопросы развития страны.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. '

В настоящей работе рассмотрены взгляды Гакстгаузена относительно русского экономического, социального и политического устройства, выраженные в его трудах 40х-60х годов XIX века.

Мировоззрение Гакстгаузена, сформировавшееся во время учебы в Геттингенском университете, носило романтический характер. Однако прекрасное образование, общение с выдающимися деятелями культуры эпохи немецкого романтизма, изучение аграрных отношений в собственных имениях и по поручению прусского правительства способствовали формированию научного подхода к изучению экономических и политических отношений. Анализ взглядов Гакстгаузена в его первых исследованиях аграрных отношений в Германии говорит о том, что взгляды Гакстгаузена, несомненно, были прежде всего буржуазными - целью его жизни было противостоять тем негативным явлениям, которые происходили в меняющемся общественном устройстве. Но при этом Гакстгаузен не отвергает перемен в экономических отношениях, не стремится противостоять отмене крепостного права и потере дворянских привилегий, он выражает желание, чтобы эти перемены в обществе не несли негативных последствий. Его "консервативный романтизм" заключается, таким образом, в том, что он приветствует прогрессивные изменения в экономических отношениях (формирование класса крестьян-собственников) при сохранении прежних социальных отношений: монархии, привилегированного положения дворянства и патриархальных отношений в деревне.

Но ход исторического развития Европы доказывал, что формирование нового общества в Германии не соответствует идеалам Гакстгаузена. Так объектом его исследований становится Россия.

Грандиозное и необычное по тем временам путешествие по России и недавно присоединенным к империи кавказским землям в 1843-44 годах немецкого барона Гакстгаузена и издание его трехтомного труда "Studien ueber die inneren Zustaende des Volkslebens und insbesondere die laendlichen Einrichtungen Russlands" на немецком, французском и английском языках стало возможно только при поддержке русского правительства. Путешествие Гакстгаузена было подготовлено при помощи Министерства государственных имуществ. Кроме того, специальными циркулярами III-его отделения

С.Е.И.В.К. местным властям предписывалось оказывать Гакстгаузену содействие. Государь был доволен трудом Гакстгаузена, ему были вручены бриллиантовый перстень и золотая табакерка,- было оплачено издание "Studien." и "Закавказского края." на европейских языках. В 1848 году Гакстгаузен стал членом-корреспондентом Русского Географического общества.

Правительство Николая 1 достигло своих внешнеполитических целей, выраженных в трудах А. Гакстгаузена: после разгромной критики русской монархии в книге маркиза де Кюстина "Россия в 1839 году", авторитет России как великой и мощной державы был восстановлен в глазах Европы, и, образованной и политически активной части русского общества. Прошлое и настоящее России рассматривалось немецким путешественником и исследователем в контексте общеевропейского развития. Гакстгаузен подчеркивал роль России как империи и отмечал, что русское правление способствует экономическому прогрессу на Кавказе. По мнению автора, России принадлежит всемирно-историческая миссия среди славянских народов.

Гакстгаузен придерживался консервативно-монархических убеждений, он выступал за дальнейшее развитие России в рамках самодержавной системы. Однако в своем труде о путешествии по России Гакстгаузен высказал негативную оценку крепостного права как тормоза на пути экономического развития страны, в результате чего книга была переведена на русский язык только после отмены крепостного права. Гакстгаузен отметил в своей книге, что прогрессивное развитие России возможно при постепенном проведении реформы отмены крепостного права, одновременно с подготовкой русским правительством программы экономических мероприятий (строительства дорог, системы складов сельскохозяйственных продуктов, кредитов помощи сельскому хозяйству).

После путешествия 1843-44 годов Гакстгаузен понимает, что само государство далеко от идеала, в России истинную власть имеет бюрократия. Однако на этом этапе развития взглядов Гакстгаузена личность монарха, русское патриархальное устройство, институт русской общины остаются для А. фон Гакстгаузена вне критики, что видно как из официальных трудов, так и из неопубликованных записок.

Критика Гакстгаузеном института крепостного права, а также многих других сфер жизни русского общества (бюрократической системы, несовершенного образования, деградации дворянства и др.) не позволяет считать его реакционером. Если в Германии, ставшей в нач. XIX века на путь капиталистического развития, Гакстгаузен находился в некоторой изоляции изза своих монархических взглядов, то в России его убеждения в сочетании с опытом специалиста по аграрным отношениям позволили найти общий язык с лучшими представителями русского общества в николаевское время. Несмотря на незнание русского языка, А.Гакстгаузен не просто общался, а был дружен во время своего пребывания в Петербурге и Москве со славянофилами К.С.Аксаковым, И.В.Киреевским, поэтессой Каролиной Павловой, В.И. Далем, Ю.Ф.Самариным и др.

Общение А.фон Гакстгаузена с великой княгиней Еленой Павловной и ее фрейлиной Эдитой Раден было доверительным еще и потому, что немецкий язык являлся для них родным языком, им была близка и понятна немецкая культура. Следует отметить, что немецкий менталитет Гакстгаузена не был чужд и русскому императору, и его окружению. Это также обусловило особое внимание к трудам Гакстгаузена. В известной степени это позволяет говорить о влиянии немецкой консервативной мысли на внутреннюю политику России.

В нелегкую для России николаевскую эпоху , когда общественное мнение было лишено голоса, появление путешественника Гакстгаузена сыграло положительную роль. Устами Гакстгаузена многие представители русской культуры могли выразить свое отношение к происходящему в стране. Гакстгаузен же смог получить истинную информацию о российской действительности и, насколько это было возможно, показал настоящую Россию в своем труде.

Для европейцев, желающих ознакомиться с жизнью России, труды Гакстгаузена долго представляли лучший образец. Сам Гакстгаузен после выхода своей книги о путешествии 1843-44 года стал считать себя "экспертом по России".

Сравнивая взгляды Гакстгаузена на Россию с мнениями представителей немецкой русофильской и русофобской литературы 30- 50х годов XIX века, становится очевидно, что глубокое проникновение в проблемы русской империи характерно для ученого и путешественника Гакстгаузена, что позволило избежать многих стереотипных оценок в восприятии русской действительности. В этом уникальность этой фигуры в общественной жизни Германии того времени. А.Гакстгаузен, в отличие от большинства немецких русофилов, считал Россию европейской страной. Вместе с тем, Гакстгаузен и большинство представителей русофильской немецкой литературы при всем восхищении мощью русской империи полагали, что только после отмены крепостного права экономика России может развиваться на одном уровне со странами западной Европы.

Таким образом, для русского правительства становилось очевидным, что даже в глазах своих сторонников страна пока находится на более низкой ступени развития. Это было одним из факторов, подтолкнувших русское правительство к проведению реформ.

Интерес Гакстгаузена к России, в отличие от большинства представителей немецкой русофильской литературы, не исчез после кризиса, последовавшего за поражением России в Крымской войне.Когда правительство было вынуждено встать на путь проведения неотложных социальных, экономических и политических реформ, чтобы укрепить социальную и экономическую базу абсолютизма, Гакстгаузен в сотрудничестве с вел. кн. Еленой Павловной и ее окружением вырабатывает летом 1857 года свою концепцию реформ.

Гакстгаузен верно отметил важную проблему проведения преобразований в России - результат реформ, проводимых в рамках старой политической системы, мог оказаться ничтожным, привести к ухудшению положения крестьян в новой социально- экономической ситуации. Это была объективная оценка существующего положения дел, данная с точки зрения европейского специалиста. Он предлагал государству и лично императору взять на себя ответственность за проводимые преобразования, поддержать общину и новые органы местного самоуправления, чтобы не отдать все управление ходом проведения реформ в руки бюрократии, таким образом Гакстгаузен высказывался за инициативу власти в проведении преобразований, что являлось одним из постулатов деятелей Великих реформ.

Относительно пореформенного устройства крестьянства Гакстгаузен предусматривал формирование класса крестьян-собственников. Он предлагал половину земли отдать крестьянам безвозмездно, как средство существования, за вторую половину земли крестьяне должны были заплатить, а также "уплатить помещику сумму, равную капиталу, предоставляемого трехдневной барщиной" или же вместо уплаты за барщину помещик оставлял за собой половину земли. Кроме того, Гакстгаузен предполагал обязательную государственную помощь в выкупной операции, отмечая, что при материальной поддержке государства необходимый для выкупа крепостных капитал, уменьшился бы на половину или на треть. Его программа шла дальше требований русских консерваторов. Концепция преобразований Гакстгаузена во многом совпадала с воззрениями русских реформаторов-либералов.

В остальном же Гакстгаузен стоял на позициях "романтического консерватизма". Гакстгаузен видел главную движущую силу экономических преобразований в России в дворянстве. Видя, что большинство представителей дворянского класса не соответствуют высоким требованиям, А.Гакстгаузен предлагал придать дворянству больший политический вес, вернуть дворян в сельские имения, чтобы они могли показать пример для крестьян в организации образцовых земледельческих хозяйств. Он требовал от помещиков помощи и поддержки освобождающимся от крепостной зависимости крестьянам в переходный период.

Созвучность взглядов Гакстгаузена устремлениям представителей прогрессивного русского дворянства сделали возможным создание А. фон Гакстгаузеном и вел.кн. Еленой Павловной труда о русской реформе для европейской и русской общественности.

Книга Гакстгаузена "Die laendliche Verfassimg Russlands. Ihre Entwicklung und Feststellung in der Gesetzgebung 1861" ("Аграрная конституция России. Ее развитие и установление в законодательстве 1861 года") была издана в Лейпциге в 1866 году на немецком языке. В книге документально представлена картина русского аграрного законодательства 1861 года (эта часть работы выполнена А.Скребицким). Гакстгаузен предлагал свои выводы относительно последствий нового законодательства для будущего России и выдвигал некоторые предложения об оптимальных путях развития русской экономики.

Новое законодательство отменило крепостное право, ставшее противоестественным, писал Гакстгузен в своем труде "Die laendliche Verfassung Russlands. Ihre Entwicklung und Feststellung in der Gesetzgebung 1861". Но в русской аграрной экономике существовало еще множество проблем. Существование общинной собственности не создавало заинтересованности крестьянина в прогрессивных способах земледелия. Отсутствие развития в сельском хозяйстве было связано, по мнению Гакстгаузена, еще и с тем, что правительство уделяло этой сфере экономики мало внимания. А. Гакстгаузен как специалист по аграрным отношениям хорошо видел проблемы экономики пореформенной России.

Однако отношение к общине Гакстгаузена после отмены крепостного права не было целостным. Он понимал тормозящее влияние этого института на экономику, но выступал за сохранение и поддержание общины как неотъемлемой части русской патриархальности. Гакстгаузен считал, что политически верным будет сохранение общины как залога государственной стабильности.

Предлагаемая А. фон Гакстгаузеном программа пореформенного развития свидетельствует о его романтическо-консервативных взглядах. Добиться прогресса в сельском хозяйстве, правда, в далеком будущем, по мнению Гакстгаузена, можно было путем создания образцовых крупных земледельческих поместий. Этим достигался бы возврат дворянина к проблемам его хозяйства и повышение политического веса поместного дворянства в государстве. В этом отразился известный утопизм его взглядов, характерный, впрочем, в известной мере, для суждений иностранцев о политическом и экономическом устройстве изучаемой страны.

В то же время Гакстгаузен приветствовал появление новых институтов в обществе, таких, как мировые посредники, которые, по его мнению, наряду с сильным поместным дворянством, способны были противостоять всевластию бюрократии в государстве.

Автор книги подчеркивал, что правительство должно контролировать и финансово поддерживать реформы.

Труд Гакстгаузена " Die laendliche Verfassimg."представил на суд европейского общественного мнения историю реформы отмены крепостного права. Начатые русским правительством преобразования повышали его авторитет в Европе. С другой стороны, ситуация в России становилась понятна для европейских государственных деятелей и реформы в России получали дополнительную поддержку.

Новым во взглядах Гакстгаузена по сравнению с его прежними работами, посвященными России, было то, что он не отрицал неизбежности изменений в государственной системе, которые должны были установиться во всех сферах жизни общества после реформы 1861 года. По его мнению, новые и старые формы государственной жизни должны были сосуществовать в России достаточно долгое время, чтобы избежать революционного взрыва и позволить правительству контролировать и поддерживать преобразования.

Последний труд Гакстгаузена - сборник статей немецких авторов о различных конституционных системах "Конституционное начало, его историческое развитие и его взаимодействие с политическим и общественным бытом государств и народов"(1866) - предназначался для русского общества. Факт издания сборника еще раз доказывает, что создатели сборника - А. фон Гакстгаузен и вел.кн. Елена Павловна понимали- логику реформ в России, которая вслед за экономическими преобразованиями привела бы к реформе политической системы.

В то же время сам А.Гакстгаузен был противником конституционной системы и представительных учреждений, но в обществе появилась потребность в соответствующей литературе, и он считал своим долгом рассказать о политической истории европейских стран. Ситуация в России не позволила говорить в сборнике прямо о проблемах российской монархии, но в некоторых статьях немецких профессоров анализируется существование конституционных монархий. Таким образом, очевидно, великая княгиня Елена

Павловна и А. фон Гакстгаузен допускали и в политической жизни России сосуществование новых форм со старыми.

Взгляды А. фон Гакстгаузена были консервативно- монархическими, обусловленными романтическим стремлением сохранить традиционные институты в русском обществе . Принцип патриархальности, пронизывающий все отношения в русском обществе, разумный монарх, сильная крестьянская община, дворянин, владеющий образцовым имением - это отличало Россию, по мнению Гакстгаузена, от государственного устройства европейских стран и обеспечивало политическую стабильность.

Однако Гакстгаузен реально оценивал ситуацию в России, понимая, что его представления о пореформенном устройстве во многом не соответствуют меняющейся действительности. Очевидно, что взгляды А.фон Гакстгаузена были созвучны в определенной степени убеждениям либеральных реформаторов России. Он считал, что отмена крепостного права еще не решает всего многообразия задач, стоящих перед Россией и преобразования в России должны занять не одно десятилетие. Гакстгаузен выступал за программу преобразований, продуманную и финансово поддержанную правительством.

В своих трудах о России, созданных в 40-60е годы XIX века, Гакстгаузен выступал за прогрессивное развитие экономики при сохранении основных институтов самодержавия. Эволюция его взглядов свидетельствует, что идеализация России сменилась в его трудах достаточно объективной оценкой русской действительности. Вместе с тем, представление Гакстгаузена о русском общественном устройстве оставалось во многом утопичным.

Труды Гакстгаузена о России показали Европе многообразную картину общественной и политической жизни России. Они интересны и важны не только для характеристики России в восприятии видного немецкого ученого, не только их сопряженностью с программами и идеями русских общественных деятелей, но и своим реальным вкладом в историю.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Авдеева, Оксана Александровна, 1998 год

Библиография.

Источники. Труды Августа фон Гактгаузена.

1. Haxthausen A."Studien ueber die inneren Zustaende, das Volksleben und insbesondere die laendlichen Einrichtungen Russlands". 1-2 Bd, Hannover, 1847. 3 Bd-Berlin, 1852.

2. Гакстгаузен А. Исследования внутренних отношений народной жизни и в особенности сельских учреждений в России. М., 1870.

3.Haxthausen А. Transkaukasia. Andeutungen ueber das Familie- und Gemeindeleben und sozialer Verhaeltnisse einiger Voelker zwischen den Schwarzen und Kaspischen Meere. Reiseerinnerungen und gesammelte Notizen. 2 Bd. Lepzig, 1856.

4.Гакстгаузен А. Закавказский край. Заметки о семейной и общественной жизни народов, обитающих между Черным и Каспийским морем. Спб, 1857.

5. Haxthausen А. Die laendliche Verfassung Russlands, ihre Entwicklung und ihre Feststellung in der Gesetzgebung 1861. Leipzig, 1866.

6. Сборник статей о конституционном начале, составленный А.Гаксггаузеном. "Конституционное начало, его историческое развитие и его взаимодействие с политическим и общественным бытом государств и народов." Спб, 1866.

7. А.von Haxthausen/ Е. von Rahden. Ein Briefwechsel im Hintergrund der russischen Bauernbefreiung 1861. Die Einfiiehrung von A. Cohausz. Padeborn, 1975.

8. Рукописные записки А.фон Гакстгаузена. В: Hizen Eiichi. August von Haxthausen als Agrarhistoriker. // Japanese Slavic and East European Studies. vol.3, 1982, vol. 7,1986, vol. 9,1988, vol. 10,1989, vol. 12,1991.

9. Гакстгаузен А. "Об отмене и выкупе помещичьих господских прав в Пруссии." "Русский вестник", 1857. T.XII, кн.22.

10. Гакстгаузен А. "Об отмене и выкупе помещичьих господских прав в Австрии." "Русский вестник", 1857. T.XII, кн.23.

11. Haxthausen А. „ Eine Erinnerung an Gustav IV. Adolph"(Fragment aus einem Tagebuch". Haxthausensnachlass in der Handschriftenabteilung Uniwersitaetsbibliothek Muenster. Kapsel „Haxthausens Veroeffentlichungen".

12. Ein Briefwechsel von A.von Haxthausen mit W. Kosegarten. Haxthausensnachlass in der Handschriftenabteilung TJniwersitaetsbibliothek Muenster. Kapsel „Haxthausens Veroeffentlichungen".

13. Haxthausen A. von. Ueber die Agrarverfassung in den Fuerstentuemmern Padeborn und Corvey. Berlin, 1829.

Труды иностранцев о России.

1. Bismark F. W. Die kaiserliche russische Kriegsmacht im Jahre 1835 oder meine Reise nach St. Petersburg. Carlsruhe, 1836.

2.Bernhardi T. von. Aus dem Leben T. von Bernhardi.. 2 Teil. Unter Nicolaus I und Friedrich Wilchelm IV. Briefe und Tageblaetter. Leipzig, 1899.

3. Geschichte der Rigaschen Familie Schwarz. Berlin, 1921.

4. Groh D. Russland und das Selbstverstaendnis Europas. Neuwied, 1861.

5. Grimm W. von. Marquis von Custine und sein Werk: Russland im Jahre 1839. Leipzig, 1844.

6. Kohl J. G. Petersbourg in Bildern und Skizzen. Dresden, 1941.

7.Кюстин А. Россия в 1839 году. M.,1997.

8.Meyendorff Peter von. Politischer und priwater Briefwechsel 1826-1863. Berlin, 1923.

9. Reden W. von. Des Kaiserreich Russland. Statistisch-geschichtliche Darstellung seiner Kultur-Verhaeltnisse, namentlich in landwirtschaftlicher, gewerblicher und kultureller Beziehung. Berlin, 1843.

10. Richter, M. R. Leben Peters des Grossen. Hamburg, 1840.

11. Zimmermann W. Deutsche Geschichte von 1830 bis 1848. Karlsruhe, 1850.

Труды русских современников Гакстгаузена.

1. Герцен А.И. ПСС в 30-ти томах. М.,1956. Том II, VI, IX, XI, XIX, XXIII.

2. Gretsch Nikolaj. Koenigs literarische Bilder aus Russland in ihrem wahren Lichte dargestellt. Berlin, 1840.

З.Заблоцкий-Десятовский А.П. Граф П.Д.Киселев и его время. Материалы для истории императоров Александра I, Николая I и Александра II. Спб, 1882. T.III.

4. Кошелев А. И. Записки. (1812-1883 годы). Berlin, 1884.

5.Крестьянское дело в царствование Александра II. Материалы для истории освобождения крестьян. Составил Александр Скребицкий. Тома 1-4. Бонн - на Рейне 1862-1868.

6. Самарин Ю.Ф. О крепостном состоянии и о переходе из него к гражданской свободе. Сочинения. М.,1878. Т.2.

7. Самарин Ю.Ф. Упразднение крепостного права и устройство отношений между помещиками и крестьянами в Пруссии. М.,1878. Т.2.

Семенов- Тян- Шанский П.П. Мемуары, т. III-IV. Пг., 1915-1916.

8. Чернышевский Н.Г. Записки об освобождении крепостных крестьян. ПСС в 15-ти томах. М., 1950. т. V.

9. Чернышевский Н.Г. Письма 1838-1876. ПСС в 15-ти томах. Т. XIV. М.,1949.

Материалы архива.

1. ГАРФ. Секретный архив Зго отделения С.Е.И.В.К. Фонд 109, № оп. 18, дело 67. "О Прусском Тайном Советнике бароне фон Гакстгаузене, предпринявшем путешествие по России."лл. 9-30.

2. Гакстгаузен А. "Замечания о развитии и устройстве учреждений в России в отношении к уничтожению крепостного состояния." РГИА РФ, ф. 1180, оп. т. XV, д. 81, л.383- 407.

3. Гакстгаузен А. " Об освобождении крестьян в России". Копия записки Гакстгаузена (на французском языке) и русский перевод. РГИА РФ, ф. 1180,on.T.XV, д. 87. лл. 306 - 332.

Историография.

1. Барсуков Н. Жизнь и труды М.П.Погодина. Спб, 1893. кн. 7.

2. Кизеветтер A.A. Русское общество и реформа 1861 года. // Исторические отклики, ч.1. М.,1915.

3. Корнилов A.A. Очерки по истории общественного движения и крестьянского дела в России. Спб, 1905.

4. Корнилов A.A. Крестьянская реформа. Спб, 1905.

5. Морозов П.О. Барон Август Гакстгаузен и его сочинение о России. // Исторические материалы из архива министерства государственных имуществ. Вып. 1. Спб, 1891.

6.Семевский В.И. Крестьянский вопрос в России в 18-

1 пол. 19 века. Спб 1888. Т.2.

7. Татищев С.С. император Александр II, его жизнь и царствование. Т.1. Спб,1911.

8. Аверинцев С.С. Clemens Brentano. Предисловие к сборнику стихов. М.Д985.

9.Виноградов В.Н. Рецензия на книгу: Russen und Russland aus deutscher Sicht. Вопросы истории. 1994, N1.

Ю.Давыдов Б.Б. Посещение А.Гакстгаузеном военных поселений(по материалам ЦГВИА) //"Отечественные архивы", 1992, N 4.

11. Дружинин Н.М. Крестьянская реформа в оценке А.Гакстгаузена и его русских современников. Ежегодник германской истории, 1968, М.,1969.

12. Druzinin N.M. August von Haxthausen und die russische revolutionaere Demokraten. // Ost und West in der Geschichte des Denkens und der kulturellen Beziehungen. Berlin, 1966.

13.Дмитриев M.B. Рецензия на книгу : Deutsche und Deutschland aus russischer Sicht. Вопросы истории. 1994, N1.

14.Жирмунский B.M. Немецкий романтизм и современная мистика. Санкт-Петербург 1996.

15.Жирмунский В.М. Из истории западно-европейских литератур. JI.,1981.

16.Жирмунский В.М. Гете в русской литературе. Л., 1981.

17. Зайончковский П.А. Отмена крепостного права в России. М.,1954.

18. Зайончковский П.А. К вопросу о деятельности Секретного комитета по крестьянскому делу в 1857 году.// Исторические записки. Т.58. 1956 г.

19. Захарова Л.Г. Самодержавие и отмена крепостного права в России.

20. Захарова Л.Г. Самодержавие и реформы в России 1861-1874. (К вопросу о выборе пути развития.)// Великие реформы в России. 1856-1874. Сборник статей под редакцией Л.Г.Захаровой, Б.Эклофа и др. МГУ, 1992.

21. Захарова Л.Г. Переписка Императора Александра II с великим князем Константином Николаевичем. Москва, 1994.

22. Захарова Л.Г. Александр II. // Романовы. Исторические портреты. 17621917. М.,1997.

23. Ерофеев H.A. туманный Альбион: Англия и англичане глазами русских. 1825-1853. М., 1982.

24. Лотман Ю.М. Карамзин. Санкт-Петербург, 1997.

25. Лотман Ю.М. К вопросу об источниковедческом значении высказываний иностранцев о России. // Сборник статей "Сравнительное изучение литератур". Л.,1976.

26. Мироненко C.B. Николай I. // Романовы. Исторические портреты. 17621917. М.Д997.

27. Beer В. August von Haxthausen, a conservative Reformer: Proposais for administrative and social reform in Russia und Prussia 1829-1866. Diss., Nashville, Tennessr, 1976.

28.Bobke W. August von Haxthausen.Eine Studie zur Ideengeschichte der politischen Romantik. Dissertation. Muenchen,1954.

29.Czach C. Die Bibliothek des Freiherrn von A. von Haxthausen. // " Bibliothek in vier Jahrhunderten". Muenster, 1988.

30. Deutsche und Deutschland aus russischer Sicht. Muenchen, 1992.

31. Faber K.G. Deutsche Geschichte im 19. Jahrhundert. Bd. 3/1, 2. Teil. Wiesbaden, 1979.

32. Gille H.W. T. von Bernhardi als Russlandskenner. Muenchen, 1954.

33. Ginschel G. Der junge J. Grimm. Berlin, 1967

34. Goehrke C. Die Theorien ueber die Entstehung und Entwicklung des "Mir".

35. Haller B. Die Kartensammlung des Freiherrn A.von Haxthausen in der Universitaetsbibliothek Muenster.// Beihefte zu Westfaellischen Geographischen Studien. Muenster, 1978.

36. Hesselmann P. Ausstellungskatalog. A. von Haxthausen. Muenster, 1992.

37.Hizen Eiichi. August von Haxthausen als Agrarhistoriker. // Japanese Slavic and East European Studies. vol.3, 1982, vol. 7, 1986, vol. 9, 1988, vol.10, 1989, vol.12, 1991.

38. Jahn Peter. Russophilie und Konservatismus. Stuttgart, 1980. Tiggesbaumker G. Zur Kulturgeographie von Transkaukasien und Armenien in der 1. Haelfte des 19. Jahrhunderts nach den Aufzeichnungen des Freiherrn August von Haxthausen. Diss., Muenster, 1980

39.Kahn H. W. Die Deutschen und die Russen. Geschichte ihrer Beziehungen vom Mittelalter bis heute. Koeln, 1984.

40.Kratz G. V. I. Dal und August von Haxthausen. Materialien in der Handschriftabteilung der Universitaetsbibliothek Muenster. // Bibliothek in vier Jahrhunderten. Muenster, 1988.

41.Кратц Г. А.Гакстгаузен и Каролина Павлова. По неизданным материалам. Сборник "Россия и Запад: диалог культур". М., 1998.

42. Russen und Russland aus deutscher Sicht im 19. Jahrhundert. Muenchen, 1992. 43 .Russen und Deutsche: AlteFeinbilder. Hamburg, 1990

44. Schulte-Kemminghausen Karl. August von Haxthausen. In: Westfaellische Lebensbilder. Band 1, Heft l.Muenster 1930. S. 87

45. Stoyanoff- Odoy, Martina. Die Grossfuerstin Helene von Russland und A. Freiherr von Haxthausen. Zwei konservative Reformer im Zeitalter der russischen Bauernbefreiung. Wiesbaden, 1991.

46.Schwering Julius. Annette von Droste-Huelshoff. //Westfaellische Lebensbilder. Band 1, Heft 1. Muenster 1930.S.104.

47.Stammen T. Deutschland und die franzoesische Revolution 1789- 1806. Darmstadt, 1988. S.21.

48. Tiggesbaumker G. Zur Kulturgeographie von Transkaukasien und Armenien in der 1. Haelfte des 19. Jahrhunderts nach den Aufzeichnungen des Freiherrn August von Haxthausen. Diss., Muenster, 1980.

СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ.

1. Потапенко O.A. Гакстгаузен о России. // Сборник статей "Восток и Запад - диалог культур", М.,1994 г. Стр. 49-59.

2. Потапенко O.A. Переписка А.Гакстгаузена и • Э.Раден как источник по истории освобождения крестьян в России. // Вестник Московского университета. Серия 8. История. 1995. № 2. Стр.36-47.

3. Потапенко O.A. Гакстгаузен и немецкая консервативная мысль о России. // Сборник статей"Восток и Запад - диалог культур", М., 1996.Стр. 45-55.

4. Потапенко O.A. Гакстгаузен о русской культуре. // Сборник статей "Россия и Западная Европа в XIX- XX веке : проблемы взаимовосприятия народов, социумов, культур". М.,1996. Стр.51-62.

5. Авдеева O.A. Немецкий романтизм начала XIX века и Август фон Гакстгаузен. // Сборник статей "Восток и Запад - диалог культур". М.,1998 г. Стр. 21- 29.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.