Автоматизированная поддержка принятия решений в процессе оказания помощи детям с ожоговой травмой тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 03.01.09, кандидат медицинских наук Долотова, Дарья Дмитриевна

  • Долотова, Дарья Дмитриевна
  • кандидат медицинских науккандидат медицинских наук
  • 2015, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ03.01.09
  • Количество страниц 119
Долотова, Дарья Дмитриевна. Автоматизированная поддержка принятия решений в процессе оказания помощи детям с ожоговой травмой: дис. кандидат медицинских наук: 03.01.09 - Математическая биология, биоинформатика. Москва. 2015. 119 с.

Оглавление диссертации кандидат медицинских наук Долотова, Дарья Дмитриевна

СОДЕРЖАНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ СОКРАЩЕНИЙ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

1.1. Актуальные вопросы оказания помощи детям с ожоговой травмой

1.1.1. Проблемы оценки площади ожоговой поверхности у детей

1.1.2. Дифференциальная диагностика послеожоговых рубцов

1.1.2.1. Характерные признаки различных клинико-морфологических

типов рубцов

1.1.2.2 Балльная оценка рубцов

1.2. Решение задач диагностики с помощью систем поддержки принятия решений

1.2.1 Использование вычислительных методов в построении диагностических систем

1.2.2 Системы, основанные на знаниях, в решении задач дифференциальной диагностики

1.2.3. Обзор существующих систем для поддержки принятия решений в процессе оказания помощи ожоговым больным

ГЛАВА 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

2.1. Характеристика клинического материала

2.2. Разделение выборки на группы и подгруппы сравнения

2.3. Программные средства создания автоматизированной консультативной системы и её элементов

2.4. Методы вычислительной диагностики

2.5. Методы построения экспертных правил для оценки рубцов

2.6. Статистическая обработка данных

ГЛАВА 3. РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

3.1. Разработка модуля регистрации случаев обращения пациентов детского возраста с ожоговой травмой и её последствиями

3.2 Разработка модуля «Электронная скица» для оценки площади пораженной поверхности

3.3. Анализ частоты ошибок при оценке пораженной поверхности

3.4. Разработка правил поддержки принятия решений в процессе диагностики типа рубцовой ткани

3.4.1. Разработка математического алгоритма диагностики типа рубцовой ткани

3.4.2. Разработка алгоритма диагностики типа рубца на основе экспертных знаний

3.5. Создание автоматизированной консультативной системы с модулями поддержки принятия решений

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ВЫВОДЫ

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ СОКРАЩЕНИЙ

ВАШ - визуально-аналоговая шкала

ВОЗ — Всемирная организация здравоохранения

ДГКБ №9 — Детская городская клиническая больница №9

ДИ — доверительный интервал

ИРИО — индекс риска инфекционных осложнений

ИТП — индекс тяжести поражения

ИФ — индекс Франка

ЛДП — лечебно-диагностический процесс

ЛПУ — лечебно-профилактическое учреждение

МИС — медицинская информационная система

ОППТ — общая площадь поверхности тела

ОРИТ — отделение реанимации и интенсивной терапии

п.т. — поверхность тела

СМП — скорая медицинская помощь

СОЗ — система, основанная на знаниях

СППР — система поддержки принятия решений

СУБД — система управления базами данных

ЭС — экспертная система

POSAS — Patient and observer scar assessment scale VBA — Visual Basic for Applications VSS — Vancouver Scar Scale

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Математическая биология, биоинформатика», 03.01.09 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Автоматизированная поддержка принятия решений в процессе оказания помощи детям с ожоговой травмой»

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность

По данным ВОЗ ожоги составляют 30% всех травматических повреждений и характеризуются высокими показателями летальности и инвалидности; 33% всех погибших составляют дети до 14 лет. В России за медицинской помощью по поводу ожогов ежегодно обращаются 75-77 тысяч детей [9], что составляет 33,5-38% от общего числа пострадавших от ожогов.

Исход термической травмы во многом зависит от действий медицинских работников на догоспитальном этапе и в первые сутки стационарного лечения. Ключевым моментом в лечении пациента в острый период ожоговой травмы является определение площади пораженной поверхности, на основании которой вычисляется требуемый объем инфузионной терапии, а также различные индексы для оценки тяжести состояния и прогнозирования течения заболевания, такие как индекс Франка (ИФ), индекс тяжести поражения (ИТП), индекс риска инфекционных осложнений (ИРИО).

Для расчета площади ожоговой поверхности у детей традиционно используются диаграммы Ланда и Браудера, представляющие схематичное изображение тела человека спереди и сзади и позволяющие с помощью специальной таблицы учесть в вычислении суммарной площади ожога изменение пропорций тела ребенка с возрастом. В отечественной комбустиологии для подобного изображения тела человека в двух проекциях существует специальный термин - «скица». Согласно различным оценкам частота ошибок в расчете площади ожога, чаще всего в силу отсутствия должного опыта, достигает 23% [44, 120].

В то же время, отдаленные результаты лечения ожоговой раны напрямую зависят от своевременно начатого консервативного и хирургического лечения на этапе реабилитации [8], в которой нуждаются более 80% детей с последствиями ожоговой травмы. Ряд физиологических

особенностей, таких как диспропорция роста рубцовой и неповрежденной кожи, а также рост детей обусловливают необходимость продолжительного динамического наблюдения за формирующимся рубцом.

Выбор оптимальной схемы лечения в этот период зависит от клинико-морфологического типа послеожогового рубца и степени его зрелости. Несмотря на то, что в последнее время появились работы, предлагающие использование различных объективных методов диагностики типа рубца, нельзя упускать из внимания проблему их недостаточной доступности в различных медицинских организациях страны. До сих пор самым распространенным методом диагностики типа рубцовой ткани является клинический осмотр. Однако в силу присущей ему субъективности, а также высокой изменчивости клинической картины рубцовой ткани в пределах одного типа, ошибки в диагностике рубцов случаются, согласно различным источникам, в 20-80% случаев [42, 64]. Кроме того, задача наблюдения за детьми в реабилитационный период ложится па плечи медицинских работников амбулаторных учреждений (от детских хирургов до фельдшеров в сельской местности) [3], не являющихся специалистами в области комбустиологии.

Следствием ошибок диагностики типа рубца является выбор неверной тактики лечения пациента, что ведет к таким неблагоприятные последствиям как продолжение роста рубца, развитие двигательных и уродующих нарушений, которые нередко становятся причиной социальной дезадаптации пострадавших.

Одним из способов решения данной проблемы является применение диагностических правил в составе медицинских информационных систем для консультативной помощи в принятии решений в данной предметной области. Среди множества способов их разработки принято выделять два основных подхода: на основе методов вычислительной диагностики (с помощью

математической статистики) и на основе экспертного подхода (посредством использования знаний) [20, 23].

В настоящее время в области информационных технологий в медицине уже представлено немалое количество программных продуктов, позволяющих врачу быстро и точно рассчитать площадь пораженной поверхности и оперативно определиться с тактикой ведения больного в острый этап ожоговой травмы. В России программное обеспечение указанного выше назначения не получило широкого распространения [44]. Что касается правил для поддержки принятия решений в области диагностики типа рубцовой ткани на основе данных клинического осмотра, то их упоминания в мировой литературе мы не обнаружили.

Таким образом, проблема поддержки медицинских работников на различных этапах оказания помощи обожженным больным является актуальной.

Цель

Разработка систем поддержки лечебно-диагностического процесса на этапах оказания помощи детям с термической травмой с использованием вычислительных процедур и логических решателей.

Задачи

1. Создание электронной скицы, позволяющей рассчитать площадь ожога и рубцовой ткани с учетом объемности человеческого тела.

2. Разработка решающих правил для поддержки принятия решений в процессе диагностики типа рубцовой ткани с помощью математической статистики и экспертного подхода.

3. Программная реализация разработанных правил диагностики послеожоговых рубцов.

4. Разработка автоматизированной консультативной системы, интегрирующей базу данных и модули поддержки принятия решений.

5. Оценка эффективности разработанных программных продуктов для определения площади пораженной поверхности и типа рубцовой ткани.

Научная новизна

Впервые в мире разработаны диагностические правила для определения типа рубцовой ткани на основе балльной оценки, показавшие эффективность их применения в клинической практике.

Впервые в России разработан электронный вариант скицы, предусматривающий расчет площади пораженной поверхности с учетом объемности человеческого тела на основе работы пользователя с графическим редактором, что позволило повысить точность вычисления площади ожога и рубцовой поверхности.

Впервые, в процессе формирования процедурных правил на основе знаний, обоснована необходимость выделения подтипов рубцов (ранние и поздние), характеризующих степень их зрелости.

Практическая значимость

1. Электронная скица, учитывающая объемность тела ребенка, позволяет повысить точность оценки площади обожженной поверхности, участков кожи для аутодермопластики и размеров рубцовой ткани.

2. Модуль дифференциальной диагностики типа рубцовой ткани позволяет с высокой точностью формировать диагностическое заключение о возможном типе послеожогового рубца.

Разработанное программное обеспечение может использоваться как автономно (в виде самостоятельных программных модулей), так и в составе автоматизированной консультативной системы.

Положения, выносимые на защиту

Применение разработанного программного обеспечения для автоматизированного расчета площади пораженной поверхности позволяет значительно снизить количество ошибок, совершаемых медицинскими работниками на разных этапах оказания помощи пациентам с ожоговой травмой.

На основании шкалы балльной оценки рубцов, упорядочивающей нечеткие клинические характеристики, с использованием вычислительных процедур и основанных на знаниях правил, возможно проведение дифференциальной диагностики типов рубцовой ткани.

Апробация работы

Результаты диссертационной работы доложены на научной сессии НИЯУ МИФИ (Москва, 2012), на XI Всероссийском конгрессе «Инновационные технологии в педиатрии» (Москва, 2012), XV Конгрессе Европейской Ассоциации Ожогов (Вена, 2013), IX Международной (XVIII Всероссийской) Пироговской научной медицинской конференции студентов и молодых ученых (Москва, 2014), Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Скорая медицинская помощь-2014» (Санкт-Петербург, 2014), XVII Конгрессе Международного сообщества по ожоговой травме (Сидней, 2014).

Внедрение результатов исследования

Разработанное программное обеспечение «Электронная скица», а также модуль поддержки принятия решений в процессе диагностики типа рубцовой ткани используется в клинической практике ожогового отделения ДГКБ№9 им. Г.Н.Сперанского (г.Москва) и ожогового отделения Люберецкой Районной Больницы №3.

Программы «Электронная скица» и «Модуль дифференциальной диагностики типа послеожогового рубца» прошли государственную регистрацию Роспатента (свидетельства №2014610117, 2014660416 - см. приложение).

Публикации

По материалам диссертации опубликовано 8 научных работ, в том числе 4 статьи в журналах, входящих в перечень ВАК РФ.

• Долотова Д.Д., Старостин О.И., Будкевич Л.И., Кобринский Б.А.

Информационная система комплексной поддержки лечебно-

диагностических процессов ожоговых травм. Вестник Саратовского государственного технического университета. — 2011. — №4 (62). — с.243-247.

Долотова Д.Д., Старостин О.И. Проект системы для информационной поддержки лечебно-диагностического процесса при ожоговой травме. Сб. трудов XXIV международной науч. конф. ММТТ-24. — 2011. — т.2. — с.131-132.

Кобринский Б.А., Будкевич Л.И., Шурова Л.В., Матвеев Н.В., Долотова Д.Д. Модули поддержки принятия решений в информационных медицинских системах // Научная сессия НИЯУ МИФИ-2012: Аннотации докладов. Т.2. - М., 2012. - С.322.

Долотова Д.Д., Шурова Л.В., Кобринский Б.А., Будкевич Л.И. Использование вычислительных методов и экспертного подхода для определения типа послеожоговых рубцов кожи. Вестник перинатологии и педиатрии. —2014. —№1. —т.59. — с.88-92. Кобринский Б.А, Акименков A.M., Долотова Д.Д., Путинцев А.Н., Шмелева H.H., Будкевич Л.И., Шурова Л.В., Алексеев Т.В. Информационные технологии в комбустиологии. Врач и информационные технологии — 2014. — №2. — с.40-50. Долотова Д.Д., Шурова Л.В., Кобринский Б.А. Система поддержки медицинских работников в процессе оказания помощи детям с последствиями термической травмы. Вестник Российского Государственного Медицинского Университета — 2014. — №2. — с.365.

Долотова Д.Д., Шурова Л.В., Акименков A.M., Кобринский Б.А., Будкевич Л.И. Оценка частоты ошибок в определении площади ожога у детей на догоспитальном этапе на основе применения программы "Электронная скица". Скорая медицинская помощь—2014: Сборник тезисов Всероссийской научно-практической конференции с

международным участием (19-20 июня 2014 г.). — СПб.: Издательство СПбГМУ, 2014. — с.52-53 • D. Dolotova, L. Shurova, L. Budkevich, B.Kobrinsky. Practical importance of the electronic burn chart for assessment of affected body surface area among children with burn injury. Book of abstract. 15th European Burns Association Congress, Eds: L.-P. Kamolz, H. Andel — Vienna, 2013. — p.288.

Структура и объем диссертации

Диссертация изложена на 119 страницах машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов, результатов исследования и их обсуждения, заключения, выводов, практических рекомендаций, списка используемой литературы, приложения.

Диссертация иллюстрирована 31 рисунком, 31 таблицей. Список литературы включает 121 источник, из них 56 работ отечественных и 57 зарубежных авторов, а также 8 электронных источников.

ГЛАВА 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

1.1. Актуальные вопросы оказания помощи детям с ожоговой травмой

В мире ежегодно, по данным ВОЗ, происходит порядка 195 тысяч случаев смерти от ожоговых поражений, треть всех погибших составляют дети до 14 лет [114]. В России за медицинской помощью по поводу ожогов ежегодно обращаются 75-77 тысяч детей [9], что составляет 33,5 - 38% от общего числа пострадавших от ожогов. Чаще всего это дети дошкольного возраста, получившие ожоговую травму дома вследствие невнимательности родителей.

Ожоги у детей протекают тяжелее, чем у взрослых, что связано с их анатомо-физиологическими особенностями, главным образом, с тонкостью кожных покровов и недоразвитием компенсаторных и защитных механизмов. Последствием термической травмы является формирование послеожогового рубца. В связи со склонностью детского организма к бурному развитию соединительной ткани и продолжающемуся росту часто наблюдается формирование патологических рубцов и контрактур, что определяет необходимость постоянного динамического наблюдения в период реабилитации.

В России специализированная помощь обожженным оказывается в 78 ожоговых отделениях, в том числе 8 детских. Однако в ожоговых отделениях получают помощь лишь 23% всех пострадавших с термической травмой, в то время как 77% - в хирургических и травматологических отделениях [1, 45].

В оказании помощи обожженным больным можно выделить следующие этапы:

1. Этап острой ожоговой травмы, включающий первую помощь, оказываемую бригадами скорой медицинской помощи (СМП), квалифицированную помощь (в рамках хирургических и травматологических отделений), специализированную помощь (оказываемую в ожоговых центрах и отделениях).

2. Этап реабилитации, проходящий в амбулаторных условиях или в отделениях реконструктивно-пластической хирургии.

Первая помощь, включающая начало инфузионной терапии, оказывается сотрудниками бригады СМП. Расчет необходимого объема инфузионной терапии, а также принятие решения о госпитализации в стационар определяется главным образом площадью поверхностных и глубоких ожогов, самым распространенным способом оценки которых у детей являются диаграммы С.С. Lund и N.C. Browder [84]. Ошибки в определении площади ожога, которые согласно различным источникам совершаются в четверти случаев [44, 120], ведут к серьёзным, порой необратимым последствиям.

На этапе оказания квалифицированной помощи в выборе тактики ведения пациента немаловажную роль играет расчет различных прогностических индексов, таких как индекс Франка (ИФ), индекс тяжести поражения (ИТП) и индекс риска инфекционных осложнений (ИРИО) [121], при вычислениях каждого из которых учитывается площадь ожога.

Отдаленные результаты лечения ожогов напрямую зависят от своевременно начатых реабилитационных мероприятий. К ним относится консервативное (медикаментозное, физиотерапевтическое, лечебная физкультура, компрессионная одежда) и хирургическое лечение (пластические операции, устранение контрактур). Необходимость в реконструктивно-пластических операциях и в постоянном наблюдении за рубцом обусловлена склонностью организма ребенка к избыточному синтезу коллагена при заживлении кожных ран, а также диспропорцией роста рубцово-измененных и нормальных участков кожи [55]. Выбор оптимального сочетания средств и методов лечения на этом этапе зависит от клинико-морфологического типа формирующегося рубца и степени его зрелости. В настоящее время самым распространенным способом оценки рубцовой ткани

является клинический осмотр, который в силу своей субъективности характеризуется довольно высокой частотой ошибок.

1.1.1. Проблемы оценки площади ожоговой поверхности у детей

Для определения площади ожогов у взрослых традиционно используется «правило девяток» (по А.В. Wallace, 1951) [87]: площадь головы и шеи равна 9% поверхности тела, верхних конечностей - по 9%, нижних конечностей - по 18%, туловище спереди - 18%, туловище сзади -18%, промежность и её органы - 1%. В случае, когда ожоги занимают сравнительно небольшую площадь, целесообразно применять «правило ладони» (по И.И. Глумову, 1953) [35], основанное на том, что площадь ладонной поверхности кисти составляет примерно 1 - 1,2% от общей поверхности площади тела (ОППТ) пострадавшего. Однако у пациентов детского возраста «правило девяток» не применимо в связи с иными пропорциями, изменяющимися в процессе роста ребенка. А «правило ладони» неуместно в случае оценки обширных ожогов. Кроме того известно, что у детей площадь ладони составляет более 1% от ОППТ [100]; отсутствие учета этой особенности при расчете суммарной площади ожоги ведет к недооценке тяжести состояния.

Наиболее известным методом, используемым для определения площади ожогов у детей, является диаграмма, разработанная Lund и Browder [88] в 1944 г. (рис. 1). Диаграмма представляет собой две проекции человека (спереди и сзади), на которых отмечаются пораженные участки, после этого с помощью специальной таблицы рассчитывается суммарная площадь ожога (табл. 1). В таблице учитывается изменение размеров головы и нижних конечностей в различные возрастные периоды. Таблица неоднократно претерпевала изменения [94, 101]: если в начальной версии были выделены лишь две возрастные категории детей (до 10 лет, от 10 до 15 лет), то в настоящее время выделяют пять категорий.

Таблица 1.

Вычисление площади участков, пропорции которых меняются с возрастом ребенка.

Анатомическая область До 1 года 1 год 5 лет 10 лет 15 лет

А. Половина поверхности головы 9,5 8,5 6,5 5,5 4,5

В Половина поверхности бедра 2,75 3,25 4 4,5 4,5

С Половина поверхности голени ? 5 2,5 2,75 3 3,25

Согласно различным источникам литературы оценка площади пораженной поверхности с помощью таблицы Lund'а и Browder'a обладает высокой надежностью и валидпостыо [71]. Так, T.L. Wachtel и соавт. [111] в своей работе показали, что метод характеризуется высокой межэкспертной надежностью. Однако в случаях обширных ожогов, а также когда ожоги имеют сложную форму, показатели надежности характеризуются меньшими значениями. Показано, что надежность в большей степени зависит от

имеющегося опыта работы с диаграммой и в меньшей степени от длительности работы врача в области комбустиологии.

В некоторых работах проводилась проверка валидности диаграммы ЬипсГа и Вгохуёег'а при её сравнении с другими способами определения площади, в том числе с помощью специального программного обеспечения [104].

В отечественной комбустиологии для подобного двухмерного графического представления тела человека существует специальный термин «скица» (от итал. «БсЫгго» - эскиз, набросок). В нашей стране в разное время предлагались и иные способы расчета площади поражения.

В попытке сделать расчет площади не только удобным в практическом применении, но и более точным В.А. Долининым [38] было предложено использовать диаграммы, на которых силуэт человеческого тела был разделен на 100 сегментов, каждый из которых составляет 1% от общей площади поверхности тела (рис. 2). Степень ожога обозначалась соответствующей штриховкой.

Рисунок 2. Диаграмма В.А. Долинина

Другой графический метод расчета площади ожога, предложенный Г.Д. Вилявиным [35], предполагал использование специальной карты (рис. 3), на которой на миллиметровой сетке были нарисованы две проекции тела взрослого человека в масштабе 1:10 (1 мм проекции соответствовал 1 см площади кожного покрова). После «закрашивания» участков проекции, соответствующих месту поражения, подсчитывалось число заштрихованных квадратов. Полученный результат представлял собой площадь ожога в квадратных сантиметрах; далее рассчитывалась доля пораженной поверхности, при этом площадь всей поверхности принималась за 16000 см2.

Рисунок 3. Расчет площади ожога по Г.Д. Вилявину

Однако ни тот, ни другой способ определения площади не учитывал изменение пропорций тела детей с возрастом; диаграммы были предназначены исключительно для расчета площади ожога у взрослых.

Для расчета площади ожогов у детей H.H. Блохиным был разработан метод, предполагающий определение общей площади поверхности тела ребенка и её последующее деление на коэффициент, зависящий от возраста пациента [35]. Но ни один из вышеупомянутых способов широкого распространения не получил.

Помимо расчета площади пораженной поверхности в процентах, на практике для расчета необходимого размера аутодермотрансплантатов при пластическом закрытии ран требуется также расчет площади в абсолютных единицах, то есть в квадратных сантиметрах, для чего необходимо знать общую площадь поверхности тела (ОППТ). Так как непосредственно измерение ОППТ довольно затруднительно, используются различные формулы, позволяющие рассчитать ОППТ на основе значений массы и роста пациента.

Самой распространенной формулой для расчета ОППТ является формула О.ОиВо1з и Е.Р.ОиВо1з (формула {1}), но возможность её применения для пациентов детского возраста вызывает сомнение: формула была разработана на малой выборке (всего 9 наблюдений), включающей 8 взрослых и 1 ребенка [76].

сппт(\г)- ш

139,2 '

Ввиду сложности использования этой формулы, Я.О.Моз1е11ег предложил упрощенную формулу [95] (формула {2}), которая к тому же, по мнению некоторых авторов, могла быть использована и в расчетах ОППТ у детей [57].

ОППТ( и2) = (Рост^ • Масса^

у 3600 ) 1 '

Возможность применения данной формулы для расчета ОППТ у детей была подробно изучена в работе Я. Е1 Ес1е1Ы и соавт. в 2012 г. [77]: коэффициент корреляции между рассчитанной и измеренной площадями составлял 0,973 (р<0.0001). Однако, несмотря на это, было отмечено, что при расчете по данной формуле происходит недооценка ОППТ, особенно у новорожденных и детей первых двух лет жизни.

В работе G.B. Haycock и соавт. [84] была предложена формула (формула {3}), предназначенная специально для пациентов детского возраста.

ОППТ(мг) = 0,024265 • Росш(см)(и')Ы ■ Масса(кг)°-5378 {3}

Другим способом расчета площади пораженной поверхности является измерение размера небольших ожогов с помощью специальных ожоговых карт (Resuscitation Burn Card) [90], которые обладают размерами обычной кредитной карты и покрывают поверхность в 45 см2. Зная рост и вес пациента, можно определить какую долю от общей площади поверхности составляет одна карточка. Было отмечено, что использование таких одноразовых карт очень удобно в экстренных ситуациях.

Проблема точной оценки площади пораженной поверхности особенно остро стоит на догоспитальном этапе оказания помощи обожженным. Однако, по данным некоторых авторов неверное определение площади ожога сотрудниками бригады СМП наблюдается в 22 - 24 % случаев [44, 120], из них треть - это случаи с недооценкой тяжести состояния. В то же время, результат лечения пациента, а иногда и его жизнь зависят от правильной оценки обожженной поверхности именно в первые часы после получения травмы. Прежде всего, неверный расчет площади ожога ведет к несбаналированному проведению противошоковых мероприятий. В случае недооценки тяжести состояния принимается неверное решение о транспортировке больного, что в последующем может привести к смерти спустя несколько часов после доставки даже в специализированное отделение. Другим последствием этого являются недооценка тяжести состояния больного и его госпитализация в отделение общего профиля [21]. Как упоминалось выше, 77% всех пострадавших от ожогов проходят лечение в стационарах общего профиля, в хирургических или травматологических отделениях, в которых вследствие отсутствия у врачей опыта в области

комбустиологии и неверного расчета площади ожога подчас принимаются неверные решения в выборе тактики ведения больного.

1.1.2. Дифференциальная диагностика послеожоговых рубцов

Одним из актуальных вопросов лечения детей с последствиями ожоговой травмы является сложность в выборе тактики противорубцовых мероприятий. Повышение эффективности реабилитации возможно на основе более точной диагностики типа рубцовой ткани и её зрелости, что позволит определить оптимальное сочетание средств и методов для лечения ожоговых реконвалесцентов.

Рубец - это соединительнотканная структура, возникшая в месте повреждения кожи различными травмирующими факторами для поддержания гомеостаза организма [26]. В случае оптимальных условий заживления раны формирование рубца длится около года и проходит несколько стадий [10]:

• Стадия послеоперационного воссталовлення (7-10 сутки после травмы) — как такового рубца еще нет, края раны соединены грануляционной тканью.

• Стадия непрочного рубца (до месяца после травмы) - происходит созревание грануляционной ткани, формируются волокна коллагена и эластина. Из-за повышенного кровоснабжения рубец в это время насыщенно-розового цвета.

• Стадия образования прочного рубца (до 3 месяцев после травмы) — волокна коллагена выстраиваются вдоль линий наибольшего натяжения, количество сосудов уменьшается, рубец становится плотным, но менее ярким.

• Стадия окончательной трансформаг(ии рубца (до 1 года после травмы) — характеризуется полным исчезновением мелких кровеносных сосудов и систематизацией волокнистых структур [10, 40]. Примерно на 6 месяце созревания рубца начинается распад коллагена. С этого момента рубец

принято называть поздним незрелым. По завершении стадии формируется зрелый рубец.

Однако неблагоприятные условия заживления раны или чрезмерная (гиперэргическая) реакция покровных тканей на травму могут привести к патологическому формированию рубца и его затяжному созреванию. В большинстве случаев определить будущий тип рубца («нормальный» он будет или «патологический») возможно уже в середине четвертого периода, обычно после 6 месяцев.

С клинической точки зрения рубцы характеризуются многочисленными признаками [10]: локализация, форма, размеры, возраст рубца, уровень поверхности относительно окружающих тканей, форма наружной части, цвет, способность к самостоятельному росту, болевая чувствительность, зуд, рельеф поверхности рубца.

Разнообразие характеристик рубца затрудняет их классификацию [10]. В настоящее время существуют следующие классификации рубцов: по виду, форме, причинам возникновения, по эстетическим характеристикам, локализации, срокам существования, клинико-морфологическому и гистологическому принципу, однако ни одна классификация не является общепринятой. Но в связи с тем, что выбор лечебных мероприятий непосредственно зависит от клинико-морфологического типа рубца и степени его зрелости, необходимо определить клинические портреты (характерные клинические признаки) рубцов именно по клинико-морфологической классификации.

Похожие диссертационные работы по специальности «Математическая биология, биоинформатика», 03.01.09 шифр ВАК

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук Долотова, Дарья Дмитриевна, 2015 год

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алексеев, A.A. Анализ основных статистических показателей работы российских ожоговых стационаров за 2009-2012 годы / A.A. Алексеев, Ю.Ш. Тюрников // Сборник научных трудов IV Съезда комбустиологов России, 2013.— с.5-6.

2. Алексеев, A.A. Классификация глубины поражения тканей при ожоге / A.A. Алексеев, K.M. Крылов // Сборник тезисов III Съезда комбустиологов России, 2010.— с.3-4.

3. Алексеев, A.A. Местное лечение пострадавших от ожогов в амбулаторных условиях / A.A. Алексеев, А.Э. Бобровников // Медицинский вестник. — 2009. — Т.497— №.28.—с.9-10.

4. Андрейчиков, A.B. Интеллектуальные информационные системы /Андрейчиков A.B., Андрейчикова О.Н. —М.: Финансы и статистика, 2006. — 424с.

5. Арндт, К.А. Коррекция рубцов / под ред. К.А. Арндта. — М.: ООО «Рид Элсивер», 2009. — 101с.

6. Афоничев, К.А. Профилактика и лечение рубцовых последствий ожогов у детей: дис. д-ра мед. наук: 14.01.15 / Афоничев Константин Александрович. —Санкт-Петербург, 2010. — 181с.

7. Афоничев, К. А. Реабилитация детей с Рубцовыми последствиями ожогов: особенности, ошибки, пути решения/ К.А. Афоничев, О.В. Филиппова, А.Г. Баиндурашвили и др. // Травматология и ортопедия России.—2010.— №1.— с.80-84.

8. Баиндурашвили А.Г. Профилактика последствий ожогов у детей / А.Г. Баиндурашвили, Т.А. Калева, К.А Афоничев // Российский вестник детской хирургии, анестезиологии и реаниматологии. Приложение. Труды X Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы хирургии детского возраста».—2012. —с.25-26.

9. Баиндурашвили, А.Г. Распространенность ожогов у детей, потребность в стационарном лечении, инвалидность / А.Г. Баиндурашвили, К.С. Соловьева, A.B. Залетина // Российский вестник детской хирургии, анестезиологии и реаниматологии. Приложение. Труды X Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы хирургии детского возраста».—2012.— с.26-27.

10.Белоусов, А.Е. Рубцы и их коррекция. Очерки пластической хирургии /

A.Е. Белоусов. — СПб: Командор-SPB, 2005. — 126с.

П.Будкевич, Л.И. Информационные технологии в совершенствовании лечения детей с термической травмой / Л.И. Будкевич, О.И. Старостин, Б.А. Кобринский // Российский педиатрический журнал. — 2008.— №3. — с.22-25.

12.Будкевич Л.И. Электронная история болезни с поддержкой врачебных решений при ожоговой травме у детей / Л.И. Будкевич, Б.А. Кобринский, М.А. Подольная и др // Вестник новых медицинских технологий. —2008. — Т.5. —№2.—с.232-233.

13.Бююль, A. SPSS: искусство обработки информации. Анализ статистических данных и восстановление скрытых закономерностей: пер. с нем. / А. Бююль, А. Цёфель. — СПб.: ООО «ДиаСофтЮП», 2005. — 608с.

14.Гаврилова, Т.А. Базы знаний интеллектуальных систем / Т.А. Гаврилова,

B.Ф. Хорошевский. — СПб.: Питер, 2001. — 384с.

15.Гаврилова, Т.А. Извлечение и структурирование знаний для экспертных систем / Т.А. Гаврилова, K.P. Червинская — М.: Радио и связь, 1992. — 200с.

16.Галлямова, Ю.А. Гипертрофические и келоидные рубцы / Ю.А. Галлямова, 3.3. Кардашова // Лечащий врач. — 2009. —№10. — с.20-23.

17.Гельфанд И.М. Очерки о совместной работе математиков и врачей / И.М. Гельфанд, Б.И. Розенфельд, М.А. Шифрин — М.: Едиториал УРСС, 2005.

- с.320.

18.Гланц, С. Медикобиологическая статистика/ С. Гланц. — М.: Практика, 1998. —460с.

19.Джарратано Дж. Экспертные системы: принципы разработки и программирование / Дж. Джарратано, Г. Райли — М., СПб., Киев: Изд. дом «Вильяме», 2007. — 1147с.

20.Джексон, П. Введение в экспертные системы /П. Джексон. — М. —СПб.

— Киев: Изд. дом «Вильяме», 2001 — 624с.

21.Дубкова, С.Б. Совокупный анализ ошибок в процессе лечения ожоговых больных. Причины летальности / С.Б. Дубкова // Сборник научных трудов IV Съезда комбустиологов России, 2013. —с. 19-20.

22.Кобринский, Б.А. Интеграционные процессы в информатизации здравоохранения / Б.А. Кобринский // Информационные технологии в медицине. 2011-2012. — М.: «Радиотехника», 2012

23.Кобринский Б.А. Консультативные интеллектуальные медицинские системы: классификации, принципы построения, эффективность / Б.А. Кобринский // Врач и информационные технологии. — 2008. — №2. — с.38-47.

24.Кобринский, Б.А. Медицинская информатика: учеб. для студ. высш. учеб. заведений / Кобринский Б.А., Зарубина Т.В. 4-е изд, перераб. и доп. — М.: Издательский центр «Академия», 2013. — 192с.

25.Кобринский Б.А. Совершенствование лечебно-диагностического процесса у детей с ожоговой травмой на основе информационных технологий / Б.А. Кобринский, О.И. Старостин // Скорая медицинская помощь. —2006. — №7.—с. 199.

26.Ковалевский, A.A. Профилактика и лечение гипертрофических и келоидных рубцов при ожогах: дис. канд. мед. наук: 14.00.27 / Ковалевский Анатолий Александрович. — Омск, 2005. — 76с.

27.Короткий, Н.Г. Келоидные и гипертрофические рубцы: клинико-морфологические параллели / Н.Г. Короткий, В.В. Шафранов, А.В.Таганов и др. // Детская хирургия. — 1998. —№4. — с.30-34.

28.Куприн, П.Е. Коррекция келоидных и гипертрофических рубцов и пути их профилактики в пластической хирургии: дис. канд. мед. наук: 14.00.27 / Куприн Павел Евгеньевич. — Великий Новгород, 2003. — 109с.

29.Лапач, С.Н. Статистические методы в медико-биологических исследованиях с использованием Excel / С.Н Лапач, A.B. Чубенко, П.Н. Бабич. — Киев: «Морион», 2001. — 408с.

30.Лемешко, Б.Ю. Сравнительный анализ критериев проверки отклонения распределения от нормального закона / Б.Ю. Лемешко, С.Б. Лемешко // Метрология. — 2005. —№2. — с.3-23.

31.Нариньяни A.C. He-факторы: Неоднозначность (доформальное исследование) (1-я часть) / A.C. Нариньяни // Новости искусственного интеллекта. — 2003. — Т.5. — №59. — с.47-55.

32,Озерская О.С. Гипертрофические рубцы / О.С. Озерская // Журнал дерматовенерологии и косметологии.—2002. —№1.— с.60-63.

33.Озерская, О.С. Рубцы кожи и их дерматокосметологическая коррекция/ О.С. Озерская.— СПб.: ОАО «Искусство России», 2007. — 224с. + 24с. цв. вклейки.

34.Пезенцаль, A.A. Формирование функциональной модели комплексной информационной системы медицинского учреждения / A.A. Пезенцаль, A.C. Коваленко, Л.М. Козак // Электроника и связь. Тематический выпуск «Электроника и нанотехнологии». — 2009.— с.201-207.

35.Петров, C.B. Общая хирургия / C.B. Петров.— М.:ГЭОТАР-Медиа, 2010. — 768с.

36.Пирогов, В.Ю. Информационные системы и базы данных: организация и проектирование / В.Ю. Пирогов. — СПб.: БХВ-Петербург, 2009. — 528с.

37.Подольная М.А. Электронная история болезни детей с ожоговой травмой / М.А. Подольная, JI.H. Таперова, Л.И. Будкевич и др. // Математические методы в технике и технологиях. —2005. —№6.—с.148-150.

38.Постернак, Г.И. Термическая травма у детей. Острый период. Патогенез. Неотложная помощь / Г.И. Постернак, М.Ю. Ткачева // Медицина неотложных состояний. —2009. —№5. —с.27-34.

39.Реброва, О.Ю. Статистический анализ медицинских данных. Применение пакета прикладных программ STATISTICA / О.Ю. Реброва. — М.: Медиасфера, 2002. — 312с.

40.Самцов, A.B. Классификация, сравнительная клиническая характеристика и тактика лечения келоидных и гипертрофических рубцов кожи / A.B. Самцов, О.С. Озерская // Вестник дерматологии и венерологии.—2002.— №2.— с.70-72.

41.Смирнов, C.B. Сравнительная оценка эффективности глея «Эгаллохит» и геля «Контратубекс» в профилактике развития послеожоговых рубцов / C.B. Смирнов, A.A. Алексеев, Ю.И. Тюрников // Вопросы травматологии и ортопедии.—2012. — Т. 2—№3.— с. 11-15.

42.Соболева, И.В. Обоснование тактики лечения детей с послеожоговыми рубцами кожи: дис. канд. мед. наук: 14.00.35 / Соболева Ирина Викторовна. — М., 2007. — 190с.

43.Соболь, Б.В. Способы реализации средствами СУБД Access и VBA алгоритма определения распространенности и глубины ожоговых ран / Б.В. Соболь, Б.Б. Жмайлов // Вестник ДГТУ. — 2002. —Т.2. — №12. — с.61-65.

44.Старостин, О.И. Оптимизация диагностического и лечебного процессов у детей с термическими поражениями на основе информационных технологий: дис. канд. мед. наук: 14.00.35 / Старостин Олег Игоревич. — М., 2008, — 170с.

45.Трофимов, C.B. Термические поражения у взрослых и детей: основные лечебно-диагностические мероприятия / C.B. Трофимов, М.М. Авхименко, С.С. Трифонова // Медицинская помощь. —2006. —№2.— с.35-41.

46.Трыкова И.А. Неинвазивная дифференциальная диагностика гипертрофических и келоидных рубцов с помощью высокочастотного ультразвука / И.А. Трыкова, И. Шаробаров // Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии, 2012. —№3. — с.66-71.

47.Тюрин, Ю.М. Анализ данных на компьютере / Ю.М. Тюрин, А.А.Макаров // Под ред. В.Э.Фигурнова. — 3-е изд., перераб. и доп. —- М.: ИНФРА-М, 2003. — 544с.

48.Уэно, X. Представление и использование знаний: пер. с япон. / X. Уэно, М. Исидзука. — М.: Мир, 1989. —220с.

49.Фисталь, H.H. Оценка эффективности препарата «Дерматикс» в профилактике и лечении послеожоговых рубцов. Фисталь H.H. // Комбустиология.—2009.—№28-29.

50.Флакс, Г.А. Субъективные ощущения при келоидных и гипертрофических рубцах как критерий дифференциальной диагностики./ Г.А. Флакс // Военно-медицинский журнал. — 2011. —№9. — с.73-75.

51.Чернавский Д.С. Распознавание. Аутодиагностика. Мышление, Синергетика и наука о человеке / Д.С. Чернавский, В.П. Карп, И.В. Родштат и др.. - М.: Радиотехника, 2004. - 272 с.

52.Шафранов, В.В. Дифференциальная диагностика келоидных и гипертрофических рубцов, основанная на различиях в кожной

чувствительности / В.В. Шафранов, А.В. Таганов, В.В. Гладько и др. // Вестник дерматологии и венерологии. — 2011. —№4. — с.53-55.

53.Шень, Н.П. Ожоги у детей / Н.П. Шень. — М.: Триада-Х, 2011. — 148с.

54.Шехтер А.Б. Морфологическая диагностика рубцовых тканей и новая клинико-морфологическая классификация рубцов кожи человека / Архив патологии. —2008. —№1. — с.6-13.

55.Шурова, J1.B. Современные методы консервативного лечения детей с послеожоговыми рубцами: учебно-методическое пособие / J1.B. Шурова, Л.И. Будкевич, А.А. Алексеев и др. // ГБОУ ДПО «Российская медицинская академия последипмлоного образования» . — М.: ГБОУ ДПО РМАПО, 2013. — 52с.

56.Ярушкина, Н.Г. Основы теории нечетких и гибридных систем / Н.Г. Ярушкина. — М.: Финансы и статистика, 2004. — 320с.

57.Ahn, Y. Estimations of body surface area in newborns / Y. Ahn, R.M. Garruto // Acta paediatrica. —2008. — T.97. — № 3.—c.366-370.

58.Atiyeh B.S. Keloid or hypertrophic scar: the controversy: review of the literature / B.S. Atiyeh, M. Costagliola, S.N. Hayek // Ann Plast Surg. — 2005. — T.54. — №6. — c.676-680.

59.Bae S.H. Analysis of frequency of use of different scar assessment scales based on the scar condition and treatment method / S.H. Bae, Y.C. Bae // Arch Plast Surg. — 2014. — T.41. — №2. — c.l 11-115.

60.Baryza, M.J. The Vancouver Scar Scale: an administration tool and its interrater reliability / M.J. Baryza, G.A. Baryza // The Journal of burn care & rehabilitation. —1995. —T.16. — №5.—c.535-538.

61.Bayat, A. Skin scarring / A. Bayat, D.A. McGrouther, M.W. Ferguson // British medical journal. — 2003. —T.326 — №7380. — c.88-92.

62.Beausang, E. A new quantitative scale for clinical scar assessment / E. Beausang, H. Floyd, K.W. Dunn et al. // Plastic and reconstructive surgery. — 1998. —T.120. — №6. — c.1954-1961.

63.Berry M.G. Digitisation of the total burn surface area / M.G. Berry, T.I. Goodwin, R.R. Misra et al // Burns. — 2006. — T.32. — №6. — c.684-688.

64.Biryukov M.L. The scars caused by burns, their structure, varieties and complications / M.L. Biryukov, T.N. Belyakova, G.I. Dmitriev //Acta Chir Plast. — 1979. — T.21. — №2. — c.86-95.

65.Brewer, A.C. Mobile Applications in Dermatology / A.C. Brewer, D.C. Endly , J. Henley et al // JAMA dermatology. — 2013. — T.149. — №11. — c.1300-1304.

66.BrusseIaers, N. Burn scar assessment: a systematic review of different scar scales / N. Brusselaers, A. Pirayesh, H. Hoeksema et al. // The Journal of surgical research. —2010. —T.164. — №1.—c.115-123.

67.Budkevich, L.I. Evaluation of digital images quality for distant assessment of burns in telemedicine / L.I. Budkevich, B.A. Kobrinskiy, O.I. tarostin et al. // EWMA Journal. Supl. 21st conference of the European Wound Management Association. Brussels, Belgium, 26 May 2011: Abstr.—2011. — T.ll. — №2. - c.77.

68.Chen B.H. Advances in the research of application of clinical decision support system in fluid resuscitation following severe burn / B.H. Chen, Y.Q. Li, Q.Z. Luo // Zhonghua Shao Shang Za Zhi. — 2013. — T.29. — №1. — c.59-61.

69.Crowe J.M. Reliability of photographic analysis in determining change in scar appearance / J.M. Crowe , K. Simpson , W. Johnson et al. // J Burn Care Rehabil. — 1998. — T.19. — №2. — c.183-186.

70.Dean, A.G. Computerizing public health surveillance systems. / eds. S.M. Teutsch, R.E. Churchill // Principles and Practice of Public Health Surveillance, New York, 2000. — c.229-252.

71.Demetrius A. M. A critical evaluation of the Lund and Browder chart / Demetrius A. M. // Wounds —2007. —T.3. — №3.—c.58-68.

72.Deveau, M. Mobile applications for dermatology / M. Deveau, S. Chilukuri // Seminars in cutaneous medicine and surgery. — 2012. — T.31. — №3. — c.174-182.

73.Dirnberger, J. Modelling human burn injuries in a three-dimensional virtual environment / J. Dirnberger, M. Giretzlehner, M. Ruhmer et al. // Studies in health technology and informatics. — 2003. — T.94. — №. — c.52-58.

74.Draaijers, L.J. Skin elasticity meter or subjective evaluation in scars: a reliability assessment / L.J. Draaijers, Y.A. Botman, F.R. Tempelman et al. // Burns. — 2004. — T.30. — №2. — c. 109-114.

75.Draaijers, L.J. The patient and observer scar assessment scale: a reliable and feasible tool for scar evaluation. / L.J. Draaijers, F.R. Tempelman, Y.A. Botmanet et al. // Plastic and reconstructive surgery. — 2004. —T.113. — №7. — c.1960-1965.

76.Du Bois, D. A formula to estimate the approximate surface area if height and weight be known / D. Du Bois , E.F. Du Bois // Nutrition—1989. —T.5. — №5.— c.303-311.

77.E1 Edelbi, R. Estimation of body surface area in various childhood ages — validation of the Mosteller formula. / R. EI Edelbi, S. Lindemalm, S. Eksborg // Acta paediatrica —2012. —T.101. — №5.— c.540-544.

78.Fearmonti, R. A Review of Scar Scales and Scar Measuring Devices / R. Fearmonti, J. Bond, D. Erdmann et al. // Eplasty.—2010.—T.10. —№.—c.43.

79.Forbes-Duchart, L. Determination of inter-rater reliability in pediatric burn scar assessment using a modified version of the Vancouver Scar Scale. / L. Forbes-Duchart, S. Marshall, A. Strock et al. // Journal of burn care & research. — 2007,— T.28. — №.3.—c.460-467.

80.Gankande, T.U. A modified Vancouver Scar Scale linked with TBSA (mVSS-TBSA): Inter-rater reliability of an innovative burn scar assessment method / T.U. Gankande, F.M. Wooda, D.W. Edgar et al. // Burns. — 2013,— T.39. — №6.—c.1142-1149.

81.Garcia-Velasco, M. Compression treatment of hypertrophic scars in burned children / M. Garcia-Velasco, R. Ley, D. Mutch et al. // Canadian journal of surgery.—1978.— T.21. —№5.—c.450-452.

82.Giretzlehner M. The determination of total burn surface area: How much difference? / M. Giretzlehner, J. Dirnberger, R. Owen et al // Burns. — 2013.

— T.39. —№6. — c.1107-1113.

83.Herbert H.L. One Burn One Standard / H.L. Herbert, M. Giretzlehner // Book of abstract. 15th European Burns Association Congress, Eds: L.-P. Kamolz, H. Andel — Vienna, 2013. —c.40.

84.Haycock, G.B. Geometric method for measuring body surface area: a height-weight formula validated in infants, children, and adults./ G.B. Haycock, G.J. Schwartz, D.H. Wisotsky // The Journal of pediatrics. — 1978. —T.93. — №1.

— c.62-66.

85.Ji S.Y. A comparative analysis of multi-level computer-assisted decision making systems for traumatic injuries / S.Y. Ji, R. Smith, T. Huynh et al // BMC Med Inform Decis Mak. — 2009. — T.9. —c.2.

86.Keif, T.A. Scar tissue classification using nonlinear optical microscopy and discriminant analysis / T.A. Keif, M. Gosnell, B. Sandnes et al. // J Biophotonics. — 2012. — T.5. — №2. — c.159-167.

87.Knaysi, G.A. The role of nines: its history and accuracy/ G.A. Knaysi, G.F. Crikelair, B. Cosman // Plastic and reconstructive surgery. — 1968. — T.41. — №6. — c.560-563.

88.Lund, C.C. The estimation of areas of burns/ C.C. Lund, N.C. Browder // Surg Gynaecol Obstet —1944. — T.79. —c.352-358.

89.Magliaro A. Skin hardness measurement in hypertrophic scars / A. Magliaro, M. Romanelli // Wounds.—2003. —T.15. —c.66-70.

90.Malic, C.C. Resuscitation burn card — a useful tool for burn injury assessment / C.C. Malic , R.O. Karoo, O. Austin et al. // Burns. —2007. — T.33. — №2.— c.195-199.

91.Mann, E.A. Computer decision support software safely improves glycemic control in the burn intensive care unit: arandomized controlled clinical study / /E.A. Mann, J.A. Jones, S.E. Wolf et al. /J Burn Care Res. —2011. — T.32. — №2.—c.246-255.

92.Masters M. Reliability testing of a new scar assessment tool, Matching Assessment of Scars and Photographs (MAPS) / M. Masters , M. McMahon, B. Svens // J Burn Care Rehabil. — 2005. — T.26. — №3. — c.273-284.

93.Matveev N. The role of color accuracy of digital images in distant evaluation of burns / N. Matveev, B. Kobrinskiy, L. Budkevich et al. // International symposium of International Society for Biophysics and Imaging of the Skin, Besancon, France, 10-12 September, 2009. Congress book. - c.117.

94.Mercer, N.S. The Frenchay Burns Chart / N.S. Mercer, R.J. Price, S. Maude et al. // Burns, including thermal injury—1988. — T.14. — №1.—c.58-59.

95.Mosteller, R.D. Simplified calculation of body-surface area. / Mosteller R.D. // The New England journal of medicine. —1987. — T.317. — № 17.—c.1098.

96.Nedelec, B. Rating the resolving hypertrophic scar: comparison of the Vancouver Scar Scale and scar volume / B. Nedelec, H.A. Shankowsky, E.E. Tredget // The Journal of burn care & rehabilitation.—2000. —T.21. — №3.— c.205-212.

97.Neuwalder, J.M. A review of computer-aided body surface area determination: SAGE II and EPRI's 3D Burn Vision / J.M. Neuwalder, C. Sampson, K.H. Breuing et al. // The Journal of burn care & rehabilitation.—2002. — T.23. — №1.—c.55-59.

98.Papier, A. Decision support in dermatology and medicine: history and recent developments / A. Papier // Seminars in cutaneous medicine and surgery. — 2012. — T.31. — №3. — c.153-159.

99.Prieto M. F. A system for 3D representation of burns and calculation of burnt skin area./ M.F. Prieto, B. Acha, T. Gómez-Cía et al. // Burns. — 2011. — T.37. — №7. — c.1233-1240.

100. Rhodes J. The surface area of the hand and the palm for estimating percentage of total body surface area: results of a meta-analysis / J. Rhodes, C. Clay, M. Phillips // Br J Dermatol. — 2013. — T.169. — №1. — c.76-84.

101. Sakson, J.A. Simplified chart for estimating burn areas / J.A. Sakson // American journal of surgery. —1959. —T.98. —№.—c.693-694.

102. Salinas J. Computerized decision support system improves fluid resuscitation following severe burns: an original study / J. Salinas, K.K. Chung, E.A. Mann et al. // Crit Care Med. — 2011. — T.39. — №9. — c.2031-2038.

103. Sullivan T. Rating the burn scar / T. Sullivan , J. Smith , J. Kermode et al. // J Burn Care Rehabil. — 1990. — T.ll. — №3. — c.256-260.

104. Scott-Conner, C.E. Burn area measurement by computerized planimetry / C.E. Scott-Conner, K.M. Clarke, H.F. Conner // J Trauma. — 1988. — T.28. — №5. — c.638-641.

105. Smith, G.M. Burn-induced cosmetic disfigurement: can it be measured reliably? / G.M. Smith, D.M. Tompkins, M.E. Bigelow et al. // The Journal of burn care & rehabilitation.—1988.— T.9. — №4.—c.371-375.

106. Sofos, S. S. Medical innovation — a starting point for plastic surgeons / S.S. Sofos , R. Pritchard-Jones, C. Seaton et al. // Annals of plastic surgery. — 2012. — T.69. — №3. — c.225 -227.

107. Sullivan, T. Rating the burn scar / T. Sullivan, J. Smith, J. Kermode et al. // The Journal of burn care & rehabilitation.—1990. — T.ll. — №3.—c.256-260.

108. Tyack, Z. A systemic review of the quality of burn scar ratings scales for clinical and research use / Z. Tyack, M. Simons, A. Spink et al. // Burns. — 2011. — T.38. — №2. —c. 6-18.

109. Van de Kar, A.L. Reliable and feasible evaluation of linear scars by the Patient and Observer Scar Assessment Scale / A.L. van de Kar, L.U. Corion, M.J. Smeulders et al. // Plastic and reconstructive surgery. — 2005. — T.116.

— №2. —c.514-522.

110. Vardell, E. VisualDx: a visual diagnostic decision support tool / E. Vardell, C. Bou-Crick // Medical reference services quarterly. — 2012. — T.31. — №4.

— c.414-424.

111. Wachtel, T.L. The inter-rater reliability of estimating the size of burns from various burn area chart drawings/ T.L. Wachtel, C.C. Berry, E.E. Wachtel et al. // Burns. — 2000. — T.26. — №2. — c.156-170.

112. Williams, J.F. Comparison of traditional burn wound mapping with a computerized program. J.F. Williams, B.T. King , J.K. Aden et al. // J Burn Care Res. — 2013. — T.34. — №1. — c.29-35.

113. Yeong, E.K. Improved burn scar assessment with use of a new scar-rating scale / E.K. Yeong, R. Mann, L.H. Engrav et al. // The Journal of burn care & rehabilitation.—1997. —T.18. — №4,—c.353-355.

Электронные источники

114. Материалы сайта Всемирной организации здравоохранения// http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs365/ru/ (дата обращения 6.11.2014)

115. Материалы сайта компании Medicapps Ltd. // http://www.merseyburns.com (дата обращения 6.11.2014)

116. Материалы сайта компании Omesoft // http://www.omesoft.com (дата обращения 10.09.2013)

117. Материалы сайта компании RisK Software // http://www.burncase.at (дата обращения 6.11.2014)

118. Материалы сайта компании SageDiagram, LLC 11 https://www.sagediagram.com (дата обращения 6.11.2014)

119. Алексеев, A.A. Профилактика и лечение послеожоговых рубцов силикон-содержащими повязками мепиформ / A.A. Алексеев, А.Э. Бобровников, А.Б. Акименко // http://combustiolog.ru/journal/profilaktika-i-lechenie-posleozhogovy-h-rubtsov-silikonsoderzhashhimi-povyazkami-mepiform/ (дата обращения 11.11.2014)

120. Марковская О.В. Анализ ошибок в оценке площади ожога и оказании первой медицинской помощи бригадами СМП / О.В. Марковская, А.К. Штукатуров // http://www.03-ektb.ru/feldsheru/stati/aspecty-emp/210-analiz-oshibok-v-ocenke-ploschadi-ojoga-i-okazanii-pervoi-medicinskoi-pomoschi-brigadami-smp (дата обращения 6.11.2014)

121. Телешов С.Б. Обоснование применения внутривенных иммуноглобулинов у детей с тяжелой термической травмой / С.Б. Телешов, В.Г. Жуля, Т.В. Родыгина и др. // http://combustiolog.ru/journal/obosnovanie-primeneniya-vnutrivenny-h-immunoglobulinov-u-detej-s-tyazheloj-termicheskoj-travmoj/ (дата обращения 11.11.2014)

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.