Автор и герой в поэзии В.С. Высоцкого тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.01.01, кандидат филологических наук Гасанова, Марина Аюбовна

  • Гасанова, Марина Аюбовна
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2005, МахачкалаМахачкала
  • Специальность ВАК РФ10.01.01
  • Количество страниц 174
Гасанова, Марина Аюбовна. Автор и герой в поэзии В.С. Высоцкого: дис. кандидат филологических наук: 10.01.01 - Русская литература. Махачкала. 2005. 174 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Гасанова, Марина Аюбовна

Введение

Глава 1. Образ автора в поэзии В. Высоцкого.

1.1 Понятие образа автора в литературоведении и высоцковедении.

1.2 Идиостиль художника.

1.3 Биографический фактор.

Глава 2. Эволюция ролевого героя в поэзии В. Высоцкого.

2.1 Понятие ролевого героя.

2.2 Ранний ролевой герой (уголовная тема).

2.3 Обращение к протеистическому мышлению.

2.3.1. Герой военных произведений.

2.3.2. Герой альпинистского цикла песен.

2.3.3. Герой морского цикла песен.

2.3.4. Герой спортивных песен.

2.3.5. Герой - автомобилист.

2.3.6. Рефлексирующий герой.

2.3.7. Политический герой («китайский» цикл).

2.4. Трансформация фольклорных и сказочных образов.

2.4.1. Герои песен дискоспектакля «Алиса в стране чудес».

2.4.2. Фольклорные персонажи.

Глава 3. Лирический герой.

3.1 Образ лирического героя в поэзии В. Высоцкого.

3.2 Гамлет как ключевой лирический образ.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Автор и герой в поэзии В.С. Высоцкого»

Настоящая работа представляет собой попытку раскрыть отношение автора и героя в поэзии Владимира Высоцкого, проследить диалектику их взаимодействия на протяжении всего творческого пути поэта.

Актуальность работы. Проблема отношения автора и героя, разрабатывавшаяся в советском литературоведении в двадцатые годы, по-прежнему остается дискуссионной, ее ставят на материале всех литератур мира. Не раз делались попытки решить этот вопрос и в творчестве Высоцкого. Но проблема остается не до конца разрешенной как, в общем, для литературоведения, так, в частности, и для высоцковедения.

Объект и предмет исследования. Объектом данного диссертационного исследования является поэзия Владимира Высоцкого.

Предметом исследования выступает художественное своеобразие творчества Высоцкого с точки зрения проблемы автора и героя, формы авторского присутствия в тексте, особенности лиро-эпического повествования, взаимоотношения автора и героев.

Цели и задачи работы. Целью данной работы является рассмотрение проблемы автора и героя как ключевой для понимания поэтики творчества Высоцкого. Достижение этой цели требовало реализации следующих задач: -выявить все формы художественного сознания в поэзии Высоцкого; -провести детальный анализ художественных образов и создать их классификацию;

-охарактеризовать взаимоотношения автора и героя, их особенности и своеобразие авторской позиции;

-установить идиостилевые особенности поэтики Высоцкого;

-выявить наиболее существенные связи мотивов и образов поэзии Высоцкого с мифопоэтической и литературной традициями, определить характер и функцию межтекстовых связей.

Изученность темы. Проблема отношения автора и героя, несмотря на многочисленные работы и исследования в этой области, по-прежнему волнует литературоведение и остается дискуссионной. При всем внимании к объективному смыслу произведения одна из главных задач как литературоведения, так и искусствоведения в целом состоит в выявлении авторской точки зрения на изображаемую действительность. Основополагающей эта работа остается и для высоцковедения.

Теоретической основой литературоведения по проблеме автора в художественной литературе стали исследования таких отечественных ученых, как М. Бахтин, А. Веселовский, В. Виноградов, М. Гаспаров, JI. Гинзбург, Б. Корман, Ю. Лотман и др. Внесли свой вклад в решение проблемы автора и героя и современные исследователи: Н. Бонецкая, Г. Глинин, Н. Драгомирецкая, А. Жолковский, Ю. Манн, А. Чудаков и др.

Бум Высоцкого, пришедшийся на восьмидесятые годы прошлого столетия, стих. На смену восторженным отзывам, мемуарам и эмоциональным публикациям пришло спокойное желание строгого научного анализа поэтического наследия Владимира Высоцкого, определения места в культуре и искусстве такого своеобразного явления литературы, как авторская песня, и выявления ее специфических и традиционных черт.

Подлинное признание поэтического таланта пришло к Высоцкому лишь после смерти. В 1981-1982 годах был опубликован ряд критических работ: статьи Ю. Карякина в «Литературном обозрении», С. Кормилова в «Русской речи» и Н. Крымовой в журнале «Аврора».

Большой вклад в высоцковедение был внесен авторами серьезных исследований: М. Вороновой, А. Евтюгиной, А. Кулагиным, Н. Рудник, Вл.

Толстых, JI. Томенчук, А. Скобелевым, Н. Фисун, С. Шауловым и др. Таким образом, на смену публицистическому, мемуарному буму пришел бум научного, литературоведческого, лингвистического анализа творчества Высоцкого.

При исследовании проблемы автора и героя у Высоцкого мы, безусловно, опирались на имеющийся большой литературоведческий опыт в этом вопросе, но вместе с тем пытались найти и собственные пути реализации тех или иных задач. Ведь произведения поэта далеко не всегда укладываются в традиционные представления о классической поэзии. Это, в первую очередь, связано со своеобразием такого синтетического жанра, как авторская песня, в ключе которого творил поэт. Поэзия Высоцкого и авторская песня являются открытыми системами, «живым организмом». Автор, обычно скрытый в литературе, в данном случае эксплицирован непосредственно в тексте. И, следовательно, одной из своеобразных и характерных особенностей авторской песни является театральность, а поэт выступает в роли актера, исполнителя действа.

Проблема соотношения субъектных форм в творчестве Высоцкого не раз поднималась в работах высоцковедов, начиная с первых дипломных работ. В Воронеже в 1990 году вышел сборник статей «Высоцкий: исследования и материалы», в котором авторы сразу трех статей в различных аспектах рассматривают проблему автора и героя у Высоцкого: Н. В. Федина «О соотношении ролевого и лирического героев в поэзии B.C. Высоцкого», М.В. Воронова «Стилистические средства маркировки лирического и ролевых героев B.C. Высоцкого» и Н.В. Фисун «Речевые средства выражения авторского сознания в лирике B.C. Высоцкого».

Объектом исследования М. Вороновой в указанной работе стали произведения Высоцкого, написанные от первого лица, где герой выступает в роли субъекта или объекта изображения. М. Воронова основными средствами авторской маркировки лирического и ролевого персонажа у Высоцкого справедливо называет, «характер речи героя (произнесенная/непроизнесенная) и ситуацию, действующим лицом которой он является» [Воронова 1990:120].

Речь ролевых персонажей автором статьи определяется как «произнесенная». Она ориентирована на устную разговорную речь, что отражается на выборе языкового материала, а ситуация обытовлена и нередко снижена.

Следовательно, монолог лирического героя обозначается как «непроизнесенный». Речь персонажа не стилизуется под разговорный язык. Она более поэтична и образна. Ситуация в лирическом произведении носит характер метафорический, символически обобщенный.

В работе Вороновой вскользь упоминается о наличии в поэзии Высоцкого» особого рода произведений, где «субъект речи очень близок к лирическому герою», но при этом они формально принадлежат к ролевой лирике [Воронова 1990: 128].

Подробно на этом типе героя останавливается Н.В.Федина [Федина 1990]. Целью ее статьи стал анализ формально ролевых героев и их соотношение с) героем лирическим. Родство героев Н.В. Федина определяет в большей степени по морально-этическим соответствиям позиции героев авторским идеалам. Отголоски такого подхода прослеживаются и в работе М. Вороновой.

В литературоведении не раз звучала критика в адрес нравственных подходов к определению типа героев, отмечалась ненаучность такого подхода. При анализе произведений мы сознательно не отказались от подобного аспекта при классификации художественных образов, так как считаем, что подобная направленность анализа задана самой авторской позицией. А упор на нравственный критерий подхода к разрешению проблемы приводит к возникновению чрезмерно усложненных классификаций, как, например, в работе О. Карандиной [Карандина 1991]

О. Карандина, наряду с собственно ролевым ("Тау Кита") и собственно лирическим ("Моя цыганская"), выделяет ряд персонажей переходного типа. Среди них исследователь называет ролевого персонажа переходного типа, близкого лирическому, затем масочного героя, который близок и лирическому, и ролевому персонажам ("Корабли"). Карандина дает также и классификацию образов повествователей; повествователь, сближенный с собственно ролевым персонажем; повествователь, близкий к ролевому герою переходного типа, повествователь, близкий собственно лирическому герою; субъект с родовым сознанием. О. Карандина не всегда аргументирует основания для подобной классификации образов.

Возможно, создание столь усложненной классификации объясняется желанием автора упорядочить и систематизировать многообразие форм художественного сознания, представленных в поэзии Высоцкого. Мы, в свою очередь, считаем, что присвоение термина каждому типу героя и повествователя в произведениях Высоцкого не является решением данной проблемы.

А. Рощина в своей статье "Автор и его персонажи. Проблема соотношения ролевого и лирического героев в поэзии B.C. Высоцкого" указывает на сложность разграничения персонажей. Автора статьи привлекает позиция В. Новикова и Н. Крымовой, которые при анализе поэзии Высоцкого не используют термины "лирический" и "ролевой". В работе делается намек на возможность отказа от полного разграничения героев. Но, на наш взгляд, подобная позиция является противоположной крайностью усложненных классификаций персонажей.

Научная новизна. Написание нашей диссертационной работы было бы невозможно без учета всего, что написано о проблеме автора и героя как в теоретическом литературоведении, так и в работах о Высоцком. Отправной точкой в исследовании стали уже выявленные формы художественного сознания в поэзии Высоцкого: образ автора, лирический и ролевой герои, своеобразная форма художественного сознания, объединившая в себе черты лирического и ролевого героев.

Новизна диссертационного исследования заключается:

-в анализе ранее не исследованных текстов с точки зрения поставленной задачи;

- в попытке дальнейшей разработки образов автора и героя, их более глубокого и детального анализа;

- в выделении разных типов лирических персонажей;

- в описании типологических черт разных типов героев;

- в продолжении исследований отношений автора и героя как ключевой проблемы поэтики Высоцкого.

Методологическая основа и методы исследования. Методика исследования базируется на принципах целостного анализа художественной структуры произведений с точки зрения проблемы автора и героя. В необходимых случаях целостный анализ сочетается с историко-сопоставительным. Использованы методы эмпирического уровня (наблюдение, описание, сравнение) и теоретического (абстрагирование, анализ и синтез, аналогия, индукция и дедукция).

Основной метод изучения поэзии Владимира Высоцкого - аналитический. Применяются в работе и типологический, сравнительно-исторический методы.

В ходе работы были использованы исследования известных теоретиков и историков литературы: М. Бахтина, А. Веселовского, В. Виноградова, М. Гаспарова, JI. Гинзбург, В. Жирмунского, А. Жолковского, Б. Кормана, Ю. Лотмана и др.; а также высоцковедов: А. Кулагина, Н. Рудник, А. Скобелева, С. Шаулова, Ю. Шатина и др.

Теоретическая и практическая значимость диссертации. Теоретическая значимость диссертационной работы заключается в анализе поэзии Высоцкого с точки зрения проблемы автора и героя, в исследовании идейно-художественных особенностей творчества Высоцкого, как поэта до конца не изученного, а также в анализе авторской песни как жанра русской поэзии советской эпохи, одним из ярких представителей которого по праву называют Владимира Высоцкого, в описании авторской песни, ее интерпретации и оценки в контексте исторического времени.

Предлагаемый метод выявления в тексте разных форм художественного сознания углубляет представления о разграничении образов автора и героя, о субъектной организации в поэзии, что может быть применимо не только к творчеству Высоцкого, но и к лирике других авторов.

Практическое значение диссертационного исследования состоит в том, что его результаты могут быть использованы для преподавания в школьных и вузовских курсах по истории русской литературы XX века, а также в спецкурсах и спецсеминарах, посвященных проблемам русской литературы второй половины XX века (в особенности такому направлению в поэзии, как авторская песня) и творчеству В. Высоцкого. Материалы диссертации могут быть использованы при составлении учебников и учебных пособий по литературе, при написании курсовых и дипломных работ по творчеству Высоцкого и по проблеме автора и героя в литературе.

На защиту выносятся следующие основные положения диссертации:

1. Отношения автора и героя являются ключевой проблемой творчества В. Высоцкого, в частности в понимании его поэтики.

2. Образ автора в поэзии Высоцкого играет роль связующего звена, объединившего в себе все мотивы, образы и жанры поэзии.

3. Предпринята попытка дальнейшей разработки своеобразного художественного сознания, объединившего в себе признаки лирического и ролевого персонажей.

4. Лирический герой Высоцкого представлен тремя типами: собственно лирический герой; герой, максимально близкий автору, в образе которого прослеживаются явно автобиографические черты, вследствие чего проведение границы между ним и автором становится очень трудным, почти невозможным; «скрытый» лирический герой, который по форме является ролевым, а по содержанию - лирическим.

5. Наряду с традиционно выделяемыми типами конфликта в ранней ролевой лирике (герой и среда, герой и друг, герой и возлюбленная), прослеживается и конфликт героя с самим собой, что можно считать началом формирования лирического типа сознания в поэзии Высоцкого.

6. При определении типа героя важными становятся морально-этические критерии, которые задаются самим автором, его позицией.

7. Творчество Высоцкого подчинено одной цели - утверждению нравственных, общечеловеческих законов, неизменных для всех времен. Все многообразие тем, мотивов и образов реализуют, по сути, эту основную идею его поэзии.

Апробация работы. Основные положения диссертации излагались на научно-практических конференциях ДГУ, а также в четырех публикациях.

Структура и объем диссертации определены основными задачами исследования и его целью. Работа состоит из введения, четырех глав: «Образ автора», «Ролевой герой», «Лирический герой», заключения и библиографии. Объем диссертации - 173 страниц машинописного текста. Библиография включает 146 наименований.

Похожие диссертационные работы по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Русская литература», Гасанова, Марина Аюбовна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

В ходе нашего диссертационного исследования, посвященного проблеме автора и героя в поэзии Владимира Высоцкого, мы пришли к следующим выводам.

Образ автора является тем связующим звеном, которое связывает многожанровость и многоликость поэзии Высоцкого в единую и органичную поэтическую систему.

Своеобразие творчества Высоцкого, а шире - и авторской песни, заключается в том, что автор, обычно скрытый, предстает в живом облике. Театральность становится своеобразной и характерной особенностью авторской песни, где поэт выступает в роли исполнителя действа. Отчасти это и объясняет многообразность творчества Высоцкого.

Большинство произведений Высоцкого написано от первого лица. Автор может говорить от лица целых социальных групп (уголовные песни), поколений («Баллада о детстве»), людей отдельных профессий и увлечений (альпинист, моряк, водитель, спортсмен, геолог, космонавт).

Образы автора и героя часто становятся у Высоцкого взаимопроникающими и взаимопереходящими. Поэт с легкостью растворяется в своих персонажах.

Одним из основных средств выражения авторского сознания у Высоцкого является ирония. Ею автор может снять напряженную коллизию песни. Выдать свое присутствие среди персонажей. Ирония реализуется в творчестве Высоцкого весьма многообразно: посредством пародии, парадокса, гиперболы, контраста, гротеска, соединения разных языковых стилей.

Идиостилевыми особенностями творчества Высоцкого является использование прецедентных текстов и разрушение фразеологизмов. Результатом разрушения устойчивых выражений становится новое, порой неожиданное звучание фразеологизмов. Добивается автор этого разными способами: заменой одного из элементов фразеологизма, нарушением порядка слов в устойчивом выражении, использовании фразеологизма в его буквальном значении.

Высоцкий любит экспериментировать со словом, в процессе такой словообразовательной игры рождаются необычные авторские окказионализмы. Гротеск и гипербола, характерные поэтические приемы Высоцкого, снимают налет обыденности с привычных вещей, возвращая «свежесть» восприятия.

Героев Высоцкого можно подразделить на лирических и ролевых.

В поэзии Владимира Высоцкого мы находим немало произведений, в которых наблюдается полная адекватность литературного героя автору. При всем понимании того, что переживание творца как реального человека и лирическое переживание нетождественны, попытки отделения такого рода персонажа от его создателя становятся очень трудными, а подчас и вовсе невозможными.

Исследуя образ лирического героя в поэзии В. Высоцкого, мы условно выделили в нем три разновидности. К первой группе отнесли лирического героя максимально близкого автору, в чьем образе прослеживаются явные автобиографические черты.

Вторую группу составили произведения, где лирический герой предстал в его традиционном понимании, без оговорок и спорных моментов: «Нить Ариадны», «Лирическая», «Дом хрустальный».

Третью разновидность данного типа персонажа мы обозначили термином «скрытый» лирический герой. Данный тип персонажа является ролевым лишь по форме, но лирическим по содержанию. Он отделен от автора либо спецификой профессии, либо исторической конкретностью, но по сути дела под ролевой маской может скрываться лирический герой. Степень близости героя и автора может быть различной: от выражения героем сходных, родственных автору идей до почти полного их сближения.

Лирический герой Высоцкого отличается жизненным максимализмом. Для него есть только два цвета: черный и белый. Добро и Зло у него всегда «сидят на разных берегах». Такая жесткая жизненная позиция лирического героя противостоит мнению большинства людей, которых устраивает существующий жизненный уклад. Отсюда идет конфликт и драматическое противостояние героя с окружающим его миром, а порой и с самим собой.

Нередко окружение лирического героя может быть ему враждебным. Персонажа можно назвать «белой вороной». Он противостоит «стадности» современного ему общества, отказываясь идти по жизни «туда, куда толпа». Тема «белой вороны» в разных вариациях не раз обыгрывалась Высоцким. Это словосочетание лишено у поэта негативного оттенка, с которым оно употребляется в разговорной речи, выступая своеобразным синонимом индивидуальности, противопоставляемой безликости современного человека.

Стремление лирического героя к обособлению говорит не об эгоизме, а о здоровом желании быть духовно независимой личностью. Однако личная независимость не дает герою ощущения полной свободы, атмосфера бездуховности, подмены нравственных ценностей и осознание собственного бессилия изменить устоявшийся и чуждый герою порядок вещей физически душат его:

Зло для лирического персонажа заключается не только в конкретном действии, но и в пассивном наблюдении за происходящим. Подобное людское равнодушие делает людей соучастниками зла и будет наказано.

Одним из носителей Зла у Высоцкого может выступать Система. Но противостояние героя и Системы не является сугубо политическим, идеологическим, а носит нравственный характер. Главное зло Системы, по убеждению героя, заключается в подмене нравственных ориентиров, моральных ценностей, которые выступают гарантами сохранения человеческого в человеке и его этическими рамками, на удобные и необходимые для поддержания тоталитаризма.

Образ лирического героя нередко идеализируется, что связано с нежеланием напрямую связывать негативные черты персонажа произведений с образом автора. Отчасти следствием этого, возможно, и стало появление термина «ролевой герой». У Высоцкого есть произведения, в которых обнаруживается подобный «отрицательный» лирический персонаж: «Меня ударило в озноб.», «Дурацкий сон, как кистенем.».

Формирование лирического героя наблюдалось уже в ранних произведениях, хотя в целом этот период творчества Высоцкого носит ролевой характер. Персонаж нескольких песен уголовно-уличной тематики схож с образом автора, в нем обнаруживаются отдельные черты, присущие лирическому типу сознания: «Серебряные струны», «Если бы водка была на одного.», «Большой Каретный».

Монолог лирического героя поэтичнее речи ролевых персонажей. В лирических произведениях сюжет отходит на второй план, уступая место внутренним эмоциям героя. Сюжетная сторона произведения здесь выступает своеобразным фоном для выражения субъектных отношений. Ситуация может рассматриваться как метафора и иметь символически обобщенный смысл.

Лирический герой Высоцкого - современник автора. Мир, в котором он живет, подробен и узнаваем. Лирического персонажа раздирают внутренние противоречия. Он пытается найти веру, как в себе, так и в Боге, но не найдя ее, приходит еще к большему разладу с собой, что заставляет его отчаянно восклицать: «Света - тьма, нет Бога!», «Все не так, как надо!». Оттого образ рая предстает в поэзии Высоцкого местом «гиблым и злым», в котором «ангелы поют такими злыми голосами». Возникает прямая ассоциация с тюремной зоной, что подкрепляется тюремно-жаргонной лексикой, используемой наряду с возвышенной. Но даже если лирический герой найдет веру и успокоение, засевшее в нем «зерно сомнения» не даст ему обрести их.

Определенную группу лирических песен составляет любовная лирика. Лирический герой в анализируемых произведениях максимально близок автору. Стихотворение носят явный автобиографический характер.

Ролевая лирика Высоцкого многообразна. В его произведениях повествование ведется от лица персонажей различных социальных и профессиональных групп, людей с разным характером и темпераментом, моральными и интеллектуальными качествами. Свои истории нам рассказывают заключенный, водитель, спортсмен, фронтовик, попугай, фольклорные персонажи и даже немецкие солдаты. Почти все ролевые песни поэта сюжетны, в основе всегда лежит какой-нибудь случай, происшествие, скандал. Произведение имеет свою завязку, развитие действия, кульминацию и развязку.

Речь ролевого героя ориентирована на разговорный язык. Это сказывается в использовании вводных слов и конструкций, в выборе языкового материала, соответствующей лексики, фразеологии, определенных синтаксических конструкций, в намеренном употреблении неправильных грамматических форм, в использовании широкого стилистического диапазона языкового материала: от архаизмов и возвышенной лексики до грубого просторечия или даже бранных слов. Эта особенность поэтики Высоцкого породила характерную идиостилевую особенность его поэзии, такую как стилистическая конфликтность. В результате речь ролевых персонажей заметно отличается повышенной эмоциональностью.

Ролевого героя Высоцкого нетрудно социально охарактеризовать, угадать род его деятельности. Ролевой персонаж любит называть имена, фамилии предполагаемых друзей или лиц, о которых рассказывает, создавая тем самым иллюзию достоверности описываемых событий.

Свою первую песню Высоцкий написал в 1961 году. «Татуировка» открыла целый цикл песен уголовно-уличной тематики. Ранняя поэзия Высоцкого (1961157

64) - это поэзия одного героя, одного типа сознания. Несмотря на криминальный род деятельности, герой Высоцкого первой половины шестидесятых годов вызывает у читателя, да и у самого автора, искреннюю симпатию. Вор, жулик может оказаться морально выше законопослушных граждан и самих работников правоохранительных органов. При этом уголовные песни Высоцкого лишены романтизации блатного мира, как нет в них и злого пародирования психологии преступного мира.

Первые песни барда - это скорее стилизации на темы блатных, дворовых песен, городского фольклора. Творчество Высоцкого этого периода посвящено не только и не столько определенной социальной группе людей. Главные герои здесь вовсе не уголовники, как таковые, а люди, умеющие выиграть в сложных обстоятельствах, а в случае неудачи, способные найти в себе силы на новую попытку. «Уголовные» песни поэта написаны о том же, о чем и все его творчество: о взаимоотношениях людей и моральных принципах, просто показано это Высоцким на столь «специфическом» материале.

В ранних произведениях поэта реализовано три традиционно выделяемых типа конфликта: конфликт главного героя с окружающей средой, что вполне естественно, учитывая род его занятий; конфликт героя с людьми его же круга, возникший как результат предательства другом или на почве ревности; конфликт героя и его возлюбленной. Наряду с ними в ранней ролевой лирике прослеживается и конфликт героя с самим собой, что можно рассматривать как начало формирования лирического типа сознания в поэзии Высоцкого.

Женский образ в ранней лирике, как правило, снижен. Героиня часто оказывается неверной, легкомысленной и неблагодарной, что связано с влиянием криминальной среды, которая окружает ее. Уголовный мир отнимает у своих представительниц традиционное женское начало.

Для создания колорита, обстановки людей криминального мира Высоцкий смело использует арготизмы, смело вводя в свои тексты все многообразие диалектов и сленгов улицы.

Ко второй половине 60-х годов уголовная тематика перестает быть ведущей. Поэт расширяет свой художественный мир, обратившись к героям разных социальных групп, с разным образом жизни и типом мышления. Появляется целая галерея новых образов и персонажей. Поэт начинает детально изучать психологию не только одной социальной прослойки населения, как в ранний период творчества, а уже всего общества во всем его многообразии. В поэзии Высоцкого начинает прослеживаться оценка общественно-политического порядка страны, воспроизводиться обилие людских пороков. Недостатки человека поэт называет без прямого осуждения, давая возможность каждому самому узнать себя в героях.

Из уголовной темы у Высоцкого во многом вышла военная тема. В ряде песен, эти две темы находятся в рамках одного произведения.

В военных произведениях действуют, как правило, ролевые персонажи. Но есть целый ряд песен, где можно обнаружить образ лирического персонажа, а в отдельных песнях - явный автобиографизм. В ролевых, на первый взгляд, произведениях, обнаруживается герой с лирическими характеристиками -«скрытый» лирический герой.

Военные события даются Высоцким как ретроспективно, так и непосредственно, то есть глазами фронтовика, очевидца и глазами послевоенного поколения.

Важным художественным способом раскрытия персонажа у Высоцкого являются критические ситуации, в которые попадает герой. Опасные ситуации могут быть результатом разных причин: издержки профессии, война, общественно-политическая обстановка, несвобода, природные катаклизмы, неравенство в соотношении сил и т.д. Экстрим в поэтике Высоцкого входит в разные пространственные и временные плоскости.

Для поэта неважно, где и когда происходят события, главное - как проявит себя герой. Отношение автора, а вслед за ним и читателя, зависит от итога этого выбора, который становится важной оценочной характеристикой персонажей. Естественно, симпатию и поддержку у автора находят целеустремленные, свободолюбивые и сильные духом личности. Они духовно близки Высоцкому и часто, независимо от профессии и исторического контекста, выступают двойниками автора, как, например, герои горных и морских песен.

Противоположные чувства автор испытывает к пассивным, духовно сломленным персонажам, погрязшим в трясине быта и плывущим по течению.

Но есть у Высоцкого персонажи, не определившиеся в своем выборе. Они мечутся из одной крайности в другую, противореча самим себе. Герои как бы раздваиваются между телесными желаниями и духовными стремлениями, т.е. часто в основе конфликта лежат противоречия души и тела, которые разрешаются в трагический для героя момент, например, смерти товарища, как в военной песне «Он не вернулся из боя».

Высоцкий дает своим героям определенную самостоятельность, право выбора. Вмешательство автора заключается в создании препятствий, сталкиваясь с которыми героям приходится делать выбор, не имея ни малейшего шанса обойти авторскую «преграду». Но для Высоцкого герои не марионетки, которым он намеренно моделирует испытательные ситуации, а сам свысока наблюдает: как же поведут себя его персонажи. Автор не ставит себя выше своих героев, его присутствие среди персонажей всегда ощущается. Автор преодолевает опасности вместе со своими героями.

Высоцкого привлекали сообщества людей, объединенных общим делом и интересами. Они представлялись поэту наиболее гармоничными. Многочисленные песни Высоцкого, посвященные людям разных профессий и увлечений - тому прямое свидетельство. Такое братство людей по духу прямо напрашивается на противопоставление «социалистическому» братству, навязываемому тоталитарной системой. Это песни - своего рода манифестации неограниченных возможностей человека, любви и дружбы. Герои Высоцкого покоряют моря, штурмуют вершины неприступных гор, рвутся в небо. Герой альпинистских, морских песен - романтизованный и сильный - настоящий мужчина. Экстремальная ситуация является непременной составляющей романтической поэтики Высоцкого. Но с годами зреющее философское «зерно сомнения» стало чаще и громче звучать в его текстах, вытеснив романтико-оптимистический настрой песен.

Для Высоцкого характерно использование разнонациональных образов и сюжетов. Высоцкий не ограничивается современностью и свободно путешествует по времени как историческому, так и мифологическому. В произведениях поэта предстала целая галерея фольклорных образов из народных сказок и былин.

Сказочный персонаж может лишь упоминаться в тексте, создавая тем самым определенное эмоциональное настроение. Высоцкий не ставит перед собой цели воссоздать точную модель сказки, напротив, опираясь на известные сказочные сюжеты, художник создает свою сказку, а точнее - антисказку: за фольклорным фоном четко проступают реалии современности. Образы сказочных, фольклорных персонажей у Высоцкого снижены, обытовлены. Для героев фольклора поэт создает не традиционные фольклорные ситуации, а новые, неожиданные и непривычные.

Ролевые произведения Высоцкого естественно складываются в циклы, серии. Мы анализировали ролевую поэзию Высоцкого именно такими тематическими группами: уголовные песни, военные, альпинистские, морские, спортивные, песни со сказочными и фольклорными персонажами. Поэт сам не раз отмечал такую особенность своих песен.

Владимир Высоцкий стал совестью своей эпохи, рупором миллионов советских граждан, обреченных на безмолвие. Он осознавал цель своей «миссии» и работал до изнеможения, стараясь достойно, не взирая на трудности и не поступаясь нравственными принципами, исполнить свой долг поэта, «завещанный от Бога».

Лишь после смерти Владимира Высоцкого был осознан истинный размах и масштаб его дарования, роль и значение для духовной жизни народа. Как заметил русский поэт Максимилиан Волошин, гибель художника дает его фигуре «тот последний окончательный удар резца, который завершает лик и придает ему трагическое единство» [Зайцев 1990: 63].

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Гасанова, Марина Аюбовна, 2005 год

1. Абрам Терц. Отечество. Блатная песня.//Нева. 1991. № 4.

2. Абрамова Л.В., Перевозчиков В. К. Факты его биографии. М., 1991.

3. Алексеев М.П. О стихотворениии Пушкина «Я памятник себе воздвиг.»: Проблемы изучения. JL, 1967.

4. Ананичев А. С. Не ради зубоскальства, а ради преображения. Мир Высоцкого: Исследования и материалы. Вып. 2. 1998.

5. Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. М., 1955.

6. Баранова Т. Я пою от имени всех // Вопр. лит., 1987, №4.

7. Бахнов Л. Интеллигенция поет блатные песни. Новый мир. 1996, № 5.

8. Бахтин М. Вопросы литературы и эстетики. М., 1975.

9. Бахтин М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1979.

10. Бахтин М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья Ренессанса. М., 1996.

11. Безруков Г. С чужого голоса // Тюменская правда, 1968, 7 июля;

12. Бершин Е. Бриллиант, утопленный в киселе// ЛГ-Досье, 1992, №11.

13. Бесселия А. Кто же ты лирический герой?: (к диалектическому пониманию литературного образа). Сухуми: Алашара, 1976.

14. Бестужев-JIada И.В. Сцилла и харибда творческого наследия В. Высоцкого // Вагант. Москва. М., 1996.

15. Бибина А.В. Автор и «ролевые» персонажи в лирике В. Высоцкого // Проблема автора в художественной литературе: Тез. докл. регионал. межвузов, науч. конф., посвящ. памяти проф. Б. О. Кормана. Ижевск: Удмурт, гос. ун-т, 1990.

16. Бибина А.В. Так что же случилось в Африке?: Об одной «несерьезной» песне В. Высоцкого // Рус. речь, 1993, № 1(янв.-февр.).

17. Бирюкова С. С. Б. Окуджава, В. Высоцкий и традиции авторской песни на эстраде: Автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд. филол. наук. ВНИИИ искусствознания. М., 1994. т' 18. Блинов Ю. Доминанты поэтики экзистенциализма у В. Высоцкого. Мир

18. Высоцкого: Исследования и материалы. Вып. 2., 1998. С. 267-277.

19. Блинов Ю. Приемы контраста и противоречия в идиостиле В. Высоцкого: Автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд. филол. наук.: РУДН. М., 1994.2- 18 с.

20. Богомолов Н. Пространство слова // Журналист: МГУ, М., 1988, 25 янв.

21. Большакова А. Теории автора в современном литературоведении. Изв. РАН. Сер. лит. и языка, 1998, Том 57, № 5. С. 15-24.

22. Бондаренко В. Поединок со смертью: ( О поэтич. творчестве B.C. Высоцкого): Из цикла «Дети 37-го»/ В. Бондаренко // М., 2000. № 7. С. 160-174.

23. Боровский Д. Живая жизнь. Кн. 3. М., 1992.

24. Бочаров А. Песенная магма // Журналист: МГУ, М., 1988, 25 янв.

25. Британиилский В. Поэзия, воскрешенная профессорами // Вопр. лит., 1970, №5.-С. 171-184.

26. Британиилский В. Возвращение к культуре // Вопр. лит., 1995, вып. IV. С. 199-225.

27. Велехова Н. Мир Высоцкого и без него // Театр, 1997, № 1(окт.).

28. Веселовский А. Историческая поэтика. М., 1989. 404 с.

29. Виноградов В. Стиль Пушкина. М., 1941. 620 с.

30. Винокуров Г. О. Биография и культура. М., 1927.

31. Влади М. Владимир, или Прерванный полет. М., 1989. 179 с.

32. Владимир Семенович Высоцкий: Что? Где? Когда? Библиографический указ.-справ. (1960-1990)/ Авт.-сост. А. С. Эпштейн. Харьков:Студия-Л;Прогресс, 1992.- 400 с.

33. Воронова М. Стилистические средства маркировки лирического и ролевых героев В. С. Высоцкого. Высоцкий B.C.: исследования и материалы. Воронеж, 1991.-С. 117-128.

34. Высоцкий В.: Монологи со сцены. Харьков: Фолио; М.: ООО «Фирма «Издательство ACT», 2000.

35. Высоцкий В. Я сыграл Гамлета.// Вагант, 1993, № 1.

36. Высоцковедение и высоцковидение: Сб. науч. ст. Орел, 1994.- 74 с.

37. Гегель Г.В.Ф. Эстетика. М., 1968, Т. 1.

38. Гинзбург Л. О лирике. Л., 1974. 407 с.

39. Гинзбург Л. О литературном герое. Л., 1979. 222 с.

40. Гиршман М.М. Литературное произведение. М., 1991. 159 с.

41. Гуковский Г. Пушкин и русские романтики. М., 1965. 353 с.

42. Говорухин С. II «Шахматы в СССР», № 10, 1990.

43. Демидова А. Он жил так и писал так. ( Из воспоминаний о Владимире Высоцком) // Лит. обозрение. № 1, 1987. - С. 93-96.

44. Долгополое Л. Стих песня - судьба. Высоцкий В. С.: исследования и материалы. Воронеж, 1990. - С. 6-24.

45. Долгушев В. Г. Нам бермуторно на сердце // Русская речь, 2001, № 1. С. 2426.

46. Евдокимов А. О чем поет Высоцкий // Вагант, 1990, № 4.

47. Евтюгина А.А. Прецедентные тексты в поэзии Высоцкого (к проблеме идиостиля): Автореф. дис. <.> канд. филол. наук: УрГУ им. A.M. Горького, Екатеринбург, 1995.- 18 с.

48. Евтюгина А. А. «Читайте простонародные сказки.». Мир Высоцкого: Исследования и материалы. Т.З. М., 1999. С. 244-257.

49. Ермилова Е. А. О лирическом герое Есенина // В мире Есенина: Сб. ст. М., 1986.

50. Ефимов И., Клинков К. Высоцкий и блатная песня: ( Некоторые соображения по поводу)//Высоцкий: время, наследия, судьба. Киев, 1996.

51. Живая жизнь. Штрихи к биографии Высоцкого/ Интервью и лит. запись В. Перевозчикова. М., 1988.

52. Зайцев В.Н. Черты эпохи в песне поэта (Жорж Брассенс и Владимир Высоцкий). М.: Знание, 1990.

53. Зайцев В.А. «Памятник» Высоцкого и традиции русской поэзии. Мир Высоцкого: Исследования и материалы. Т.З. М., 1999. С. 264-272.

54. Золотухин В. «Все в жертву памяти твоей.»: Повесть в дневниках о B.C. Высоцком. //Лит. обозрение, 1991, № 7. С. 50-53.

55. Изотов В.П. B.C. Высоцкий, «Кони привередливые»: введение в комментарий и словарь. Орел, 1997.-20 с.

56. Изотов В.П. Высоцкий и рубеж тысячелетий. Сборник статей. Орел, 2000.

57. Изотов В.П. Словарь поэзии Владимира Высоцкого: А.Х. Орел, 2001. 58 с.

58. Инютин В.В. Ироническая фантастика в произведениях B.C. Высоцкого. В. С. Высоцкий: исследования и материалы. Воронеж, 1990. С. 95-105.

59. Канчуков Е. Приближение к Высоцкому. М.: Культура, 1997.- 368 с.

60. Карабчиевский Ю. И вохровцы, и зэки. Нева, 1991, № 1. С. 170-176.

61. Карандина О. Л. Авторская позиция в лирике Высоцкого и ее особенности в стихотворениях, организованных образом повествователя и субъекта с родовым сознанием // Вестник Удмурт, ун-та. Ижевск, 1991, № 2,- С.97-102.

62. Карякин Ю.О. О песнях Владимира Высоцкого // Лит. обозрение. 1981. № 7. -С. 94-99.

63. Катаев В.Б. К постановке проблемы образа автора // Филол. науки. 1966. № 1.-С. 29-40.

64. Китайгородская М. В., Розанова Н.Н. Творчество Владимира Высоцкого в зеркале устной речи // ВЯ, 1993, № 1.- С. 97-113.

65. Ковалъджи К. письма в «Континент»// Континент. 1992 , вып. 74.

66. Ковтун В. Мастер и Анжелика, или Прощание с бумом Высоцкого// Fortune. Киев, 1994, № 21-22 (6-12 авг.).

67. Ковтун В. Оригинальные особенности, или Особенности оригиналов// Высоцкий: время, наследие, судьба. Киев, 1995.-23 с.

68. Копылова Н. И. Фольклорная ассоциация в поэзии В. С. Высоцкого // В. С. Высоцкий: исследования и материалы. Воронеж, 1990. С. 74-95.

69. Копылова Н.И. Лирический герой и герои Высоцкого на rendez-vous. Мир Высоцкого: Исследования и материалы. Вып. 2. М., 1998. С.321-331.

70. КорманБ. Лирика Некрасова. Ижевск, 1978

71. Кормилов С. Песни Владимира Высоцкого о войне, дружбе и любви // Рус. речь. 1983, № 3. С. 41-48.

72. Краткая литературная энциклопедия. Т. 4. М., 1967. 1023.

73. Кръшова Н. Наша профессия пламень страшный.// Аврора. 1984, № 9. - С. 125-139.

74. Кръшова Н. Мы вместе посмеемся // Дружба народов. 1985, № 8. С. 242254.

75. Кудимова М. Ученик отступника: Высоцкий и Есенин. // Континент. М.; Париж. 1992, № 2 (72). С.323-341.

76. Кулагин А. Поэзия B.C. Высоцкого: Творч. эволюция. Коломна: КПИ, 1996. 124 с.

77. Кулагин А. Агрессивное сознание в поэтическом изображении Высоцкого (1964 1969) // Мир Высоцкого: Исследования и материалы. Вып. 2. М., 1998.- С. 52-61.

78. Кулагин А. «.И обрету я почву под ногами»: Как пишут и как не пишут о Высоцком // Новое лит. обозрение. 1995, вып. 15. С. 347-353.

79. Кулагин А. «В Ленинграде-городе у Пяти углов.»// Нева, 1992, №2.- С. 266269.

80. Кулагин А. «Но я в другие перешел разряды.»: К выходу звучащего собр. песен Владимира Высоцкого // Независимая газ., 1992 17 ноября.

81. Кулагин А. Бесы и Моцарт: Пушкинск. мотивы в позд. лирике Владимира Высоцкого // Лит. обозрение. 1993, № 3/4.- С. 22-25

82. Кулагин А. Как перед вечною загадкою.: «Пушкинская» песня Высоцкого («Купола») // Независимая газ., 1993- 24 июля

83. КушнерА. Рискуя вызвать негодование// ЛГ- Досье. 1992, №11.

84. Кухарский В. В интересах миллионов // Советская музыка. 1968, № 10.

85. Лихачев Д. С., Панченко A.M., Понырко Н.В. Смех в Древней Руси. Л., 1984,295 с.

86. ЛосскийН.О. История русской философии. М., 1991.- 478 с.

87. Лотман Ю. А. О поэтах и поэзии. СПб., 1996.

88. Лотман Ю.М. Анализ поэтического текста. М., 1972. 271 с.

89. ЛЭС Под общ. ред. Кожевникова В. М. и Николаева П. М. М., 1987. 752 с.

90. Лынев Р. Что за песней?// Комсомольская правда. 1968 16 июля.

91. Манн Ю. О гротеске в литературе. М., 1966.

92. Мельникова Е. Катарсис отрицания: («Моя цыганская» и «Песня о Музе») // Журналист: МГУ, М., 1988- 25 янв.

93. Мир Высоцкого: Исследования и материалы. Вып. 1. М., 1997. 536 с.

94. Мир Высоцкого: Исследования и материалы. Вып. 2. М.ГКЦМ В.С.Высоцкого, 1998. 672 с.

95. Мир Высоцкого: Исследования и материалы. Вып. 3. М., 1999. 624 с.

96. Михайлов А. Поэт и лирический герой. Архангельск, 1960.

97. Мокиенко В.М., Шулежкова С.Г. Еще не вечер: Из истории слов и выражений//Рус. речь. 1994, № 1.

98. Намакштанская И.Е. «Смотрины» В. Высцкого и «Свадьба» Б. Пастернака // Рус. речь . 1996, №1.- С.12-18.

99. Небольсин С.А. О жанре «Памятника» в наследии Ахматовой // «Тайны ремесла»: Ахматовские чтения. Вып. 2. М., 1992. С. 32-33.

100. Новиков Вл. В Союзе писателей не состоял.: Писатель Владимир Высоцкий. М.: Интерпринт, 1991.- 224 с.

101. Новиков Вл. Живой. К 50-летию со дня рождения Владимира Высоцкого // Октябрь. 1988, № 1. С. 188-196.

102. Новиков Вл. Владимир Маяковский и Владимир Высоцкий // Знамя. 1993, № 7.- С. 200 204.

103. Овсова М. Живешь в заколдованном диком краю, откуда уйти невозможно!// Моск. Комсомолец. 1993, 6 февр.

104. Переяслов Н. Слушать ли Высоцкого на ночь? //Загадки литературы: сб. литературовед, статей. Самара: Лит.Фонд России, 1996.- С. 46-52.

105. Поспелов Г.Н. Эстетическое и художественное. М., 1965.

106. Поспелов Г.Н. Теория литературы. М., 1978. 351 с.

107. Потапенко В., Чернов А. «Если друг оказался вдруг.»// Советская Россия. 1968, 31 мая.

108. Пришвин М.М. Собр. соч. в 8 т. Т. 8. М., 1986. 757 с.

109. Пушкин А. С. Полное собр. соч.: В 10 т.- Т. 7. М., 1974.- 398 с.

110. Распутин В.Г. Не мог не проститься с Матерой // Лит. газета. 1977- 16 марта.

111. Распутина С.П. Социально-ценностное и мотивационное своеобразие советского бардового движения 1960 1980-х годов: Автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд. филос. наук. М.: МПГУ, 1997.- 16 с.

112. Рощина А. А. Автор и его персонажи. Проблема соотношения лирического и ролевого героев в поэзии В. Высоцкого// Мир Высоцкого: Исследования и материалы. Вып. 2. М., 1998. -С.122-135.

113. Рудник Н. Проблема трагического в поэзии B.C. Высоцкого. Курск: Изд-во КГПУ. 1995.-246 с.

114. Сарнов Б. Интеллигенция поет блатные песни.// Вопросы литературы. 1996, № 5.-С. 350-358.

115. Скобелев А., Шаулов С. Владимир Высоцкий: мир и слово. Воронеж: МИИП Логос. 1991.- С. 176.

116. Скобелев А., Шаулов С. Концепция человека и мира (Этика и эстетика Владимира Высоцкого) // Высоцкий B.C.: исследования и материалы. Воронеж. 1990.-С. 24-52.

117. Скобелев А., Шаулов С. Менестрели наших дней // Литературная Грузия. 1986, №4. с. 154-169.

118. Симаков А. «Словно бог без штанов»// Благовест. 1988, № 5.

119. Смит Д. Полюса русской поэзии 1960-70-х: Бродский и Высоцкий. Мир Высоцкого: Исследования и материалы. Т.З. М., 1999. С 288-292.

120. Токарев Г.Н. «Памятник» В. Высоцкого в контексте литературной традиции // Эволюция художественных форм и эволюция писателя: Темат. сб. науч. тр., Алма-Ата, 1989.

121. Толстых В. Владимир Высоцкий как явление культуры // Владимир Высоцкий. Человек. Поэт. Актер. М., 1989.

122. Толстых В. В зеркале творчества: Владимир Высоцкий как явление культуры: (О поэтическом творчестве)//Вопр. философии. 1986. № 7. -С.112-124.

123. Томенчук Л. Я. О музыкальных особенностях песен В. С. Высоцкого.// В. С. Высоцкий: исследования и материалы. Воронеж. 1990. С. 152-168.

124. Томенчук Л. Я. «Нам ни к чему сюжеты и интриги»: (Сюжеты песен Высоцкого) // Высоцкий: время, наследие, судьба. Киев, 1993. 3 (7); 4(8).

125. Томенчук Л. Я. Если друг оказался вдруг.: (Тема дружбы в творчестве В. Высоцкого) // Высоцкий: время, наследие, судьба. Киев. 1992, 2; 3 .

126. Тынянов Ю. Поэтика. История литературы. Кино. М., 1977. 574 с.

127. Федина Н. О соотношении ролевого и лирического героев в поэзии B.C. Высоцкого. Высоцкий. B.C.: исследования и материалы. Воронеж. 1990 С.105-117.

128. Фисун Н.В. Речевые средства выражения авторского сознания в лирике B.C. Высоцкого (К проблеме иронии). Высоцкий. B.C.: исследования и материалы. Воронеж. 1990-С. 129-134.

129. Франк С.Л. О задачах познания Пушкина.// Пушкин в русской философской критике. М., 1990.

130. Хазагеров Г.Г. Две черты поэтики Владимира Высоцкого // Мир Высоцкого: Исследования и материалы. Вып. 2. М., 1998. С. 82-106.

131. Хализев В.Е. Теория литературы. М., 2000. 437 с.

132. Ходанов М. «Я не люблю, когда наполовину»// Лит. Россия. 1988, № 5 (30 янв.)- С. 12-13; № 6 (13 февр.). С. 12-13.

133. Шатин Ю.В. «Тот, который не стрелял»: Поэтика одного стихотворения // Поговорим о Высоцком. М., 1995.

134. Шатин Ю.В. Поэтическая система Высоцкого // Высоцкий: время, наследие, судьба. Киев, 1995.- С. 24-25.

135. Шатин Ю.В. Exegi monumentum. // Поговорим о Высоцком: (Пять штрихов к поэзии). М., 1994. (Прил. к журн. «Вагант»; № 47-48).

136. Шемякин М. О Володе // Вагант, 1992, № 5.

137. Шилина О.Ю. Человек в поэтическом мире Владимира Высоцкого. Мир Высоцкого: Исследования и материалы. Вып. 3. М., 1999.- С. 37-49.

138. Шилина О. Ю. Нравственно психологический портрет эпохи в творчестве

139. B. Высоцкого. Мир Высоцкого: Исследования и материалы. Вып. 2. М., 1998.1. C.62-81.

140. Шкловский В. О теории прозы. М., 1929.

141. Шпилевая Г. «Соавторы» В. Высоцкого// Подъем. 1989, № 1.

142. Чаплыгин А.С. Владимир Семенович Высоцкий // Подъем. 1988, № 1. С. 122-135.

143. Чернышева Е.Г. Судьба и текст Высоцкого: мифологизм и мифопоэтика //I

144. Мир Высоцкого: Исследования и материалы. Вып. 3. М., 1999.

145. Чернов А. Струна столетий // Смена. JL, 1990, 25 июля.

146. Чудаков А. П. В.В. Виноградов и теория художественной речи первой трети 20 века // Виноградов В.В. О языке художественной прозы. М., 1980.- С. 285-315.

147. Эйхенбаум Б. О поэзии. JL, 1969. 552 с.

148. Якобсон Р. Статуя в поэтической мифологии Пушкина // Работы по поэтике. М., 1987.-461 с.1. Источники.

149. Высоцкий B.C. Нерв: Стихи/ Составление и предисловие Р. Рождественского. М., 1981.

150. Высоцкий B.C. Клич: Стихи / Сост. В.В. Чагин; Предисловие А. Вознесенского. Красноярск, 1988.

151. Высоцкий B.C. Избранное/ Составление и послесловие Н.А. Крымовой; Предисловие Б. Окуджавы. М., 1988.

152. Высоцкий B.C. Собрание сочинений: В 4 кн., Ют. / Сост., подгот. текста и коммент. Н. JL Никифорова. Омск, 1996-1997.

153. Высоцкий B.C. Сочинения: В 4 т./ Подгот. текста и коммент. В.И. Чака, В.Ф. Попова. СПб., 1993.

154. Произведения цитируются по вышеуказанному изданию).v

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.