Авторские жанры в художественной публицистике и прозе Татьяны Толстой тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.01.01, кандидат филологических наук Любезная, Елена Валерьевна

  • Любезная, Елена Валерьевна
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2006, ТамбовТамбов
  • Специальность ВАК РФ10.01.01
  • Количество страниц 196
Любезная, Елена Валерьевна. Авторские жанры в художественной публицистике и прозе Татьяны Толстой: дис. кандидат филологических наук: 10.01.01 - Русская литература. Тамбов. 2006. 196 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Любезная, Елена Валерьевна

Введение

ГЛАВА I. ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ПАРАДИГМА ПУБЛИЦИСТИКИ ТАТЬЯНЫ ТОЛСТОЙ

§ 1. Публицистика Татьяны Толстой в системе художественного творчества писателя. Авторская циклизация публицистики и художественной прозы

§ 2. Функциональность бинарных концептов в художественной публицистике и художественной прозе Т.Н. Толстой

§ 3. Выражение авторского сознания с помощью приема «трансформации вещи». Синтез публицистического и 48 художественного в творчестве Татьяны Толстой.

§ 4. Интертекстуальность как способ выражения авторской позиции в прозе и публицистике Т.Н. Толстой

ГЛАВА II. ЖАНРОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ

ПУБЛИЦИСТИКИ ТАТЬЯНЫ ТОЛСТОЙ

§ 1. Лирические эссе Татьяны Толстой. Контаминация жанра

§ 2. Фельетоны и памфлеты Татьяны Толстой. Способы разоблачения абсурда в современном «хаосмосе»

§ 3. Синтез жанровых компонентов в литературно-критических статьях и рецензиях Татьяны Толстой

§ 4. Новаторские тенденции в «лингвистической» публицистике

Татьяны Толстой

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Авторские жанры в художественной публицистике и прозе Татьяны Толстой»

Татьяна Никитична Толстая (1951) завоевала признание современников как талантливый прозаик. Начало литературной деятельности Т.Н. Толстой приходится на 1970-е годы. Первая книга рассказов «На золотом крыльце сидели.» (1987) принесла ей широкую известность, которую утвердили последующие сборники рассказов Татьяны Толстой «Любишь - не любишь» (1997), «Сестры» (1998), «Река Оккервиль» (1999)[1].

Яркая поэтическая индивидуальность Т.Н. Толстой не менее полно проявилась и в ее художественной публицистике. Сборники прозы и эссеистики выходили, чередуясь друг с другом: «Ночь» (2002) - «День» (2002), «Изюм» (2002) - «Двое» (2002), «Круг» (2003) - «Белые стены» (2004); «Кысь» (2000) - «Не Кысь» (2004)[2], что доказывает их одинаковую значимость для художника. Некоторые сборники содержали и прозу, и публицистику одновременно («Двое», «Не Кысь»).

Интерес к публицистическим жанрам в целом характерен для всей современной постмодернисткой литературы. Постоянная работа над публицистическими жанрами усилила социальную тональность прозы многих современных русских писателей, определив такую черту их прозы как повышенная информативность. («Желтая стрела» В. Пелевина, «В лабиринтах проклятых вопросов» В. Ерофеева, «Голубое сало» В. Сорокина). В то же время русская постмодернистическая проза сродни путевым наброскам, очеркам, дневникам, в ней одновременно фиксируются «малейшие движения души и противоречивая работа мысли»[3]. Включая публицистические формы в художественную прозу, писатели конца XX века ищут новые образные средства для адекватного выражения современности, стремятся обновить художественную форму и язык произведений («Сердечная просьба», «Эрос», «Голубое сало» В. Сорокина, «Пять рек жизни» В. Ерофеева, «Встроенный напоминатель», «Чапаев и пустота» В. Пелевина).

К началу XXI века форма эссе заняла видное место в литературном процессе. «Понятый максимально широко эссеизм в определенном смысле есть внутренний двигатель культуры Нового времени, обозначение ее сокровенной основы, тайна ее непрекращающейся Новизны», - отмечал М. Эпштейн[10]. Исследователи признают, что жанровая доминанта современности явно делает крен в сторону форм глубоко личностных -дневника, мемуаров, эссе, очерка, автобиографии. Д. Бавильский, например, считает, что «нашествие эссеизма» - это вполне естественная реакция на нынешние общественные перемены: «Зыбкие пески самого неустойчивого, текучего, изменчивого жанра оказываются точным симптомом состояния изящной словесности вообще»[11].

Эссеизм в современной русской литературе интертекстуален и зачастую наполнен иронией: «Сдержанная ирония» остерегавшая человека от губительного самомнения, представлена в новейшей литературе. «Новый историзм» как отрицание единственной исторической правды и самой идеи исторического прогресса - одна из основ современного художественного сознания. Главными инструментами художественного воплощения этой концепции в постмодернистической стратегии являются интертекстуальность и ирония: ирония фиксирует отличие настоящего от прошлого и отсутствие претензий на точное знание; интертекстуальность через постоянные переклички подтверждает - текстуально и герменевтически - соотнесенность с прошлым»[9, 57]. Ученые правы, что новая парадигма мышления XX века-философский диалогизм, уравнивающий в правах все голоса в полилоге о мире, - нашла воплощение в иронии как мироотношении: «Ироническое переосмысление готовых, «завершенных» истин выражает свободный, неавторитарный, концептуальный и личностный характер современного сознания, так как при помощи множества приемов субъективной оценки (пародии, парадокса, сарказма, абсурда и др.) обнажает суть любого утверждения, испытывает его на прочность и способствует рождению нового - из прежних, уже не вмещающих изменившихся отношений человека и мира. Но основе иронии и как приема, и как мироощущения всегда было и есть отрицание, и это тонко чувствовали русские писатели», в том числе и Т.Н. Толстая[9, 55].

Для читателей, полюбивших прозу Т.Н. Толстой, стал парадоксальным ее приход в журналистику, создание многочисленных публицистических статей. Ее воспринимали сначала только как писателя-эстета, «работающего для немногих», «шлифующего художественное слово».

В 1990-е годы Т.Н. Толстая вела постоянную рубрику в газете «Московские новости», очевидно, глубоко почувствовав необходимость вести хронику «смутного времени» - периода распада великой державы. Свой приход в журналистику Т.Н. Толстая объяснила так: «Пишу я мало, медленно, потому что это для меня удовольствие, это мне нужно. Таким образом много не напишешь, а ведь жалко бывает, что вот так и проживешь и не успеешь чего-то. И я обнаружила для себя, что есть такая удобная вещь, как журналистика, в которой можно какую-то другую часть своей личности реализовать. Так я и делаю - занимаюсь и писательством, и журналистикой одновременно. У меня ко времени всегда было очень странное отношение <. .> у меня какой-то другой счет времени. .»[7].

В журналистике Т.Н. Толстая проявила себя прежде всего в качестве сатирика. А. Немзер подчеркивал: «Наша новейшая антиутопическая -сатирическая словесность (от рафинированной Татьяны Толстой до марионеточного Шендеровича) держится на щедринских постулатах: все кругом уроды. Мы так давно и прочно «щедринизированы», что можем Щедрина не читать.»[8]. Более точно определяется суть сатирического таланта Т.Н. Толстой М.С. Выгоном: «Страстная лиричность сатиры в русской литературе не только тенденция, но и традиция. Специфика комического в русской ментальности связана с более глубоким, чем в европейских культурах восприятием христианской идеи греховности смеха»[9, 51]. В художественной публицистике Т.Н. Толстой происходит взаимное притяжение драматического и комического мировосприятия, ее сатирические выпады направлены «не в человека, даже сгибающегося под тяжестью онтологического и социального абсурда, но в самый абсурд»[9, 44].

В отечественном литературоведении высказывания о публицистике Т.Н. Толстой встречаются редко, большинство откликов на прозу писателя. Изучению подверглись в основном рассказы и роман «Кысь».

В 2004 году была защищена первая диссертация Щукиной К.А. «Речевые особенности проявления повествования, персонажа и автора в современном рассказе (на материале произведений Т.Н. Толстой, Л. Петрушевской, Л. Улицкой)»[12], затем появились исследования, посвященные анализу рассказов Т.Н. Толстой: Люй Цзиюн «Поэтико-философское своеобразие сборника Татьяны Толстой «Ночь»[5], содержащее научный анализ произведений малой жанровой формы, объединенных в цикл с символическим концептуальными названием «Ночь», а также диссертационное исследование О.Е. Крыжановской «Антиутопическая мифопоэтическая картина мира в романе Татьяны Толстой «Кысь»[6], анализирующее способы миромоделирования в единственном пока романе писателя.

Единичные отсылки на эссеистику Т.Н. Толстой носят серьезный, глубокий, но далеко не системный характер. Не существует на сегодняшний день исследования, в котором разные аспекты художественной публицистики Т.Н. Толстой были бы изучены и обобщены[7]. А между тем «концентрат нашего времени», как назвал публицистику Татьяны Толстой Борис Тух, позволяет глубже понять те эстетические и социально-философские процессы, которые происходят в новейшей русской литературе, поскольку, повторимся постмодернизм характеризуется в том числе и доминированием публицистического компонента в художественных произведениях.

Актуальность целостного рассмотрения художественной публицистики Т.Н. Толстой, отражающей аксиологический, философско-концептуальный и эстетический параметры ее художественного мира, определяется прежде всего связью с приоритетным направлением современной науки о литературе, в той ее части, которая занимается изучением особенностей литературного процесса конца XX - начала XXI столетия.

Анализ художественной публицистики Т.Н. Толстой позволяет определить основные аксиологические концепты творчества художника; выявить связь эссеистики с рассказами и романом писателя; установить эстетическую доминанту художественного мира незаурядного современного прозаика.

Диссертация написана на материале публицистических произведений Татьяны Толстой, входящих в сборники «День», «Двое», «Не Кысь», в сопоставлении с ее художественным творчеством, что является объектом диссертационного изучения являются памфлеты, фельетоны, очерки, эссе, статьи, рассказы Татьяны Толстой. Предмет исследования - философско-поэтический аспект и жанровая структура художественной публицистики Татьяны Толстой в сопоставлении с художественной прозой писателя.

Целью диссертационной работы является определение места публицистики Татьяны Толстой в системе всего творчества писателя путем выявления его философско-поэтической парадигмы и установления жанрового своеобразия.

Задачи диссертации связаны с воплощением ее основной цели:

1. исследовать идейно-художественные связи публицистики Т.Н. Толстой с рассказами и романом «Кысь», установить их сходство и различие в содержательном и жанрово-поэтическом отношении;

2. выявить функциональность символических бинарных концептов, определить значимость интертекстуальности, второсюжетности и других доминантных поэтических приемов, входящих в художественную публицистику и в художественную прозу Т.Н. Толстой;

3. проанализировать жанровое своеобразие лирических эссе, фельетонов, памфлетов, литературно-критических и «лингвистических» статей Т.Н. Толстой.

Методология исследования сочетает структурно-поэтический, историко-литературный и нарратологический методы изучения литературы.

Теоретико-методологической базой исследования стали работы В.В. Виноградова, В.М. Жирмунского, М.М. Бахтина, Ю.М. Лотмана, В.Е. Хализева, Д.С. Лихачев, Е.М. Мелетинского, Б.А. Успенского, О.М. Фрейденберга, В.И. Тюпы, а также исследователей постмодернизма: И.П. Ильина, М.Н. Липовецкого, Н.Б. Маньковской, И.С. Скоропановой, М.Б. Эпштейна, Г.Д. Гачева, Т.М. Колядич, М.Ю. Звягина и других. В диссертации используются также труды О. Богдановой, А. Гениса, К. Гордович, А. Немзера, Г. Нефагиной, И. Поповой и др.

Научная новизна диссертационной работы заключается в том, что а рамках специального рассмотрения представлен сопоставительный анализ художественно-публицистических и литературных текстов Т.Н. Толстой, выявлены определяющие приемы поэтики писателя (второсюжетность, трансформеры, бинарность символики, интертекстуальность), служащие выражением авторского сознания и формирующие структуру авторских жанров, характеризующихся синтезом публицистического и художественного.

С научной новизной связана и рабочая гипотеза, выдвигаемая автором диссертационной работы: философско-поэтическое своеобразие художественной публицистики Татьяны Толстой заключается в повсеместной, свойственной всей русской постмодернистской литературе контаминации жанров, следствием которой становится создание авторских жанров (метажанров), совмещающих художественный и публицистический дискурсы, что позволяет наиболее полно и адекватно эстетически воплотить «хаосмос» современного мира.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Художественная публицистика и проза Т.Н. Толстой представляют собой своеобразное идейно-эстетическое единство, основанное на целостной системе сквозных мотивов (несущих идею хаотического сознания как свойства «русской вселенной»), а также на единообразии процесса диффузии жанровых форм, ведущих к возникновению метажанров. Сопоставление романа «Кысь» и статьи «Русский мир» доказывает неразделимую целостность художественной аксиологии Т.Н. Толстой, воплощенной в синтетические жанровые формы. Анализ авторской циклизации и рубрикации сборников рассказов и публицистики также подчеркивает «целокупность» всего творчества писателя.

2. Доминантные поэтические приемы: бинарность символических концептов («свет-тьма», «память-беспамятство», «святость-мерзость», «жизнь-смерть», «море-скала», «туристы-паломники»); второсюжетность, прием трансформации вещи, интертекстуальность, метафоризация стиля - выполняют и в художественной публицистике, и в беллетристике Т.Н. Толстой единые жанрово-поэтические функции: сюжетообразующую, философско-символическую, характеризующую, формирующую авторскую интенцию.

3. Авторские определения (номинация) жанров часто не соответствует у Т.Н. Толстой формально-содержательным признакам традиционной жанровой эпической и публицистической классификации, поскольку практически каждое произведение включает синтетическую комбинацию различных жанровых признаков: эссе, очерка, фельетона, статьи, художественного рассказа, драмы.

4. Жанровая контаминация способствует наполнению публицистических произведений художественной образностью, метафоричностью, яркой фабулыюстью, острой сатиричностью, а рассказов - информативной социальностью, логической рациональностью, аргументативным документализмом, тем самым делает жанровую форму более гибкой, обогащает художественный мир Т.Н. Толстой, дает возможность более полно и эффективно выразить эстетическое отношение писателя к современной действительности.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что работа способствует более глубокому пониманию теоретических аспектов жанровой диффузии, происходящей в русской постмодернистской литературе, художественной публицистике и беллетристике, выявлению синтезирующих признаков жанровых модификаций. Диссертация углубляет представления о новых поэтических средствах, разрабатываемых писателями-постмодернистами (второсюжетность, бинарность концептов, прием трансформера и др.).

Практическое значение диссертации связано с возможностью использования ее результатов в курсах лекции по истории русской новейшей литературы конца XX - начала XXI века, при чтении спецкурсов по проблемам современной литературы и журналистики.

Апробация исследования: научные результаты диссертации были представлены на III Международной научной конференции в Минском госуниверситете, проходящей под эгидой МАПРЯЛ (2005); на Международной научной конференции «XIII Барышниковские чтения» в г. Липецке (2005); на Международной научной конференции, посвященной 135-летию со дня рождения писателя в г. Ельце (2006); на Международной научной конференции «Преподавание русского языка и литературы в новых европейских условиях XXI века» в г. Вероне (Италия, 2005); на Международной научно-практической конференции «Лингвокультурологические и лингвострановедческие аспекты теории и методики преподавания русского языка» под эгидой РАПРЯЛ в г. Тула (2006); а также апробация осуществлялась на заседаниях кафедры русской филологии Тамбовского государственного технического университета, на аспирантских семинарах. Основные положения диссертации изложены в 10 публикациях общим объемом ~ 3 печ. л. (2,9 печ. л.).

Структура и объем диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав и заключения. Приложен список использованной литературы, включающий 183 наименования.

Похожие диссертационные работы по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Русская литература», Любезная, Елена Валерьевна

Заключение

Целостный анализ художественной публицистики Т.Н. Толстой в контексте ее художественной прозы и русской постмодернистской литературы конца XX - начала XXI века позволяет сделать следующие выводы.

1. Находясь в русле поэтики русского постмодернизма, для которой свойственна жанровая контаминация, ведущая к созданию «авторских жанров», Т.Н. Толстая сближает философско-поэтическое содержание своих рассказов, романа «Кысь» и произведений публицистических жанров, Выражаясь в авторских рубрикациях и циклизации рассказов и эссеистики, художественно-аксиологическое единство проявляется на идейном, сюжетном и образном уровнях произведений. Контрастные названия сборника рассказов «Ночь» и эссе «День», а также заголовки романа «Кысь» и публицистики «Не Кысь», рубрики «Москва» - «Петербург», «Тогда» и «Сейчас», подчеркивают нерасторжимость идейного содержания, воплощенного в разных жанровых формах. Так, сложная неомифологическая подоплека романа «Кысь» расшифровывается в статье «Русский мир», где центральная идея романа выражена в острой сатирической публицистической форме.

2. Доминантной особенностью эссеистики и художественной прозы Т.Н. Толстой можно считать многоцелевое использование бинарных метафорических концептов на различных уровнях текста: образном, мотивном, концептуально-символическом, композиционном. Двоичные, неразделимые символические смыслы: «туристы и паломники», «святое -мерзостное», «свет - тьма», «огонь - пыль», «море - скала», «земля - небо», «природа - люди», «я - мы», «память - беспамятство» составляют каркас философско-поэтической системы всего творчества Татьяны Толстой.

Путевые очерки («Туристы и паломники», «Нехоженая Греция», «Смотри на обороте»), искусствоведческие эссе («Квадрат», «Дедушка, дедушка, отчего у тебя такие большие статуи», «Художник может обидеть каждого»); философско-политические эссе («Неугодные лица», «Ряженые», «Частная годовщина», «Белые стены»), а также многие рассказы Т.Н. Толстой («Милая Шура», «Огонь и пыль», «Круг» и др.) построены на утверждении антиномических смыслов бинарных символических концептов. Среди них явно преобладают культурные (библейские, фольклорные, литературные) эксплицитные концепты, выполняющие функции сюжетообразования, характеристики персонажей и выражения позиции автора.

3. О синтезе публицистического и художественного начал во всем творчестве Т.Н. Толстой свидетельствует функциональность оригинального приема «трансформера», обнажающего истинную сущность исторического прогресса человечества в рассказах «Йорик», «Соня» и эссе «Ножки», «9060-90» и «Лилит» через трансформацию в историческом времени отдельной вещи (шляпки, обуви, чулка).

Сопоставительный анализ текстов убеждает в том, что в некоторых художественных рассказах («Йорик», например) органично уживаются с характерными чертами изящной словесности признаки публицистических жанров - документальность, истолкование причин развития и последствий социальных событий, их эмоциональная оценка, автобиографизм, отражение событий сквозь призму личного опыта и т.д. Авторское определение жанра рассказа «Йорик» не поддерживается содержательно-формальными характеристиками жанра рассказа. В названных автором эссе («Лилит», «Ножки», «90-60-90»), созданных в похожей жанровой форме, тоже в основу произведения положен прием «трансформера», используемый в художественной прозе. Публицистика Т.Н. Толстой - авторская, то есть насыщенная метафорической образностью, эмоционально-пафосная, «второсюжетная», то есть «обрастающая яркими сюжетами», которые прорываются сквозь авторские размышления, используются в качестве примеров к высказываемым социально-философским идеям. Эссе «Лилит» и «Ножки» как будто продолжают рассказ «Йорик», обнаруживая поразительно много сходного в философско-художественном содержании.

В этих произведениях анализируется русская ментальность, наиболеё ярко отразившаяся в женском типе, который автор объявляет первоосновой бытия - «солью жизни», водой, из которой вышло все человечество, поэтому трансформерами являются атрибуты женственности (каблук, чулок, «высота талии» на платье).

5. Татьяной Толстой разработаны особые «промежуточные жанры», в которых с экспериментальной смелостью публицист и художник рассуждают об общественном, всеобщем через сугубо интимное Прием трансформера способствует созданию «второсюжетности», доминирующему элементу художественно-философской системы писателя.

Обобщение актуальных политических, социальных, философских проблем в эссеистике Т.Н. Толстой происходит не только на основе конкретных фактов, но прежде всего через художественное выявление ассоциативных связей, за счет чего и происходит обновление «жанровой палитры».

6. Важным способом выражения авторской позиции в художественной прозе и публицистике Т.Н. Толстой является интертекстуальность в таких ее формах, как варьирование «мировых сюжетов» («Река Оккервиль» и эссе «Ряженые», «Лилит»), а также стилизация, пародирование, использование культурно-исторических реминисценций и т.д.

Через библейские, фольклорные и литературные интертекстемы, превращенные в центон, эффектно и точно выражается авторская мысль в статьях «Русский мир», «Надежда и опора», «Без царя в голове» и многих других.

7. В эссе «Ряженые» актуализированы поэтические интертекстемы постреволюционной эпохи (цитаты из поэм В. Маяковского, революционные песни, а также политические лозунги и речевые клише), используемые для утверждения авторской идеи о тотальной лжи эпохи «перестройки». Интертекстуальные приемы присутствуют в «Ряженых» на многих уровнях: в заглавиях, в реминисцентных характеристиках образов, авторских описаниях и рассуждениях, в символических определениях, даже в названии «Красная площадь», на которой происходит основное действие. Жанровое своеобразие художественной публицистики Т.Н. Толстой определяется синтезом различных жанровых канонов в одном произведении, стремлением к созданию авторских «промежуточных жанров, которые наиболее полно отражают «хаосмос» современного мира.

8. Эссе Т.Н. Толстой представляют собой обновленные жанровые модификации, несущие традиционные (небольшой объем, свободная композиция, индивидуализм впечатлений, высказывание по конкретному вопросу, не претендующее на исчерпанность) - и новые тенденции (включение очерковости в описания природы, нравов, людей; биографической детализации, сатирического и иронического обличительных начал, лирического возвышающего пафоса). Саркастический тон эссе «Отчет о культе имущества», «Прожиточный минимализм»; фельетонность эссе «Стена», «Битва креветки с рябчиков»; автобиографизм эссе «Женский день», «Белые стены», «Частная годовщина»; очерковость эссе «Туристы и паломники», «Смотри на обороте», «Нехоженная Греция»; трезвый сопоставительный научный анализ эссе «Кина не будет», «Николаевская Америка»; - объединяются метафорическим художественным «рассказыванием» и неповторимым авторским лиризмом.

9. Жанровой контаминацией отличаются также фельетоны и памфлеты Татьяны Толстой, призванные разнообразными сатирическими средствами раскрыть абсурдность существования человека в хаосе современной реальности. Т.Н. Толстая выбрала из исторически слоившегося жанрового канона остроту показа факта, в гипертрофированном виде, приемы травестирования, метонимии, гиперболы, добавив неповторимую остроумную игру со словом (из русского, французского и английского языков), эпатажную стилизацию под дипломатическую речь XVIII века, «сталивание» научных терминов с бранной лексикой и библейскими изречения, приемы экспрессивности (от сарказма до патетики), яркую афористичность, что создает стилистическую виртуозность памфлетов и фельетонов Т.Н. Толстой.

Памфлетная злость направлена на все то, что унижает достоинство человек, пропагандирует бездуховность зарубежных образцов («Человек!. Выведи меня отсюда», «Новое имя», «Колумбарий пополняется», «Гриббы отсюда» и др.).

10. Литературно-критические статьи Татьяны Толстой отличаются жанровым синтезом иного плана: в них сопоставление фактов и теоретические обобщения сочетаются с драматизмом изложения и лирической экспрессией, например, предисловие «Здесь был Генис» совмещает черты рецензии (композиция), портретного очерка (описание быта, путешествий, пристрастий, черт личности) и эссе (индивидуальность взгляда на личность и творчество Александра Генис, идущая вразрез с общественным мнением). Применяется прием, роднящий публицистический дискурс с художественным - второсюжетность, широка^ интертекстуальность, игра «вульгарными клише», приобретающими символический смысл. Синтезирование метажанра позволяет Татьяне Толстой в минимальном объеме (5 страниц текста) выразить публицистическими и художественными средствами идеал творческой личности.

В рецензии «Я планов наших люблю гламурье» сатирически обнажается процесс формирования мировоззрения новых поколений российской прессой на потребительско европейский лад. А рецензия на книгу рассказов Ф. Искандера «Вкус ворованных яблок» представляет собой патетический монолог - «признания в любви» к великому сатирику современности и включает в себя «мемуарную исповедь» о своем детстве, своей литературной семье. Пример «писательской критики» представляет рецензия на роман А. Макина («Русский человек на рандеву»), а статья Т.Н. Толстой «Любовь и море» о рассказе А.П. Чехова «Дама с собачкой» - Это строго научное исследование символики моря, выполненное в русле герменевтики, включающее блестящий филологический анализ художественного текста с позиций христианской аксиологии (в которой любовь есть благодать Бога) и с позиций постмодернисткой философии (все относительно и хаотично). Татьяна Толстая - художник оценивает творчество А.П. Чехова с позицией своего эстетического мировидения (выделяет важность оппозицией «пустота - полнота», «холод - тепло», «неживое - живое», «нелюбовь - любовь»).

Литературно-критические статьи и рецензии Т.Н. Толстой разнообразны по способу анализа проблем художественной литературы. Как правило в этом виде метажанрового образования в различных комбинациях сочетаются эссеизм, научность, метафоричность стиля, эмоциональная афористичность и мягкая ирония в сочетании с резкими сатирическими выпадами.

10. В статьях, посвященных проблемам языка, прослеживаются новаторские тенденции, проявляющиеся в появлении в научном аналитическом тексте небольших по объему комических драматургических вставок, иллюстрирующих в яркой художественной форме научно-исследовательские наблюдения над языковыми процессами («Надежда и опора. Сердца горестные заметы - 1», «На липовой ноге. Сердца горестные заметы - 2», «Туда - сюда - обратно. Сердца горестные заметы - 3»). Татьяна Толстая, как знаток слова, выступает против тотальной «порчи языка»; против «стягивания синонимов», что обедняет и примитизирует языковую личность; против засилья им искажения в русском языке иностранных выражений («непереваренного кома чужих культур»); против «словесных огрызков» («Приколись», «Класс»); против обмеления словаря, нагнетения в речи жаргонизмов, эклектического слияния функциональных стилей. Ее «лингвистические» статьи, где сочетаются строго научная аргументация с тонкой, но злой иронией и остроумными шутками, превращаются в грозные инвективы.

Лингвистическая публицистика Т.Н. Толстой затрагивает важные проблемы развития мировых языков («Политическая корректность»). Выявляя языковые факты современного английского языка, публицист призывает искоренять из них идеологические засоры, «усредняющие» речевой стандарт, влекущие смысловую невыразительность. Татьяна Толстая подходит к языковым проблемам, как художник-постмодернист, для которого важна неисчерпаемая языковая саморефлексия.

Итак, художественная публицистика и проза Татьяны Толстой представляют собой богатейшую парадигму авторских жанров, с помощью которых писатель создает свою «сокращенную вселенную», вмещающую его неповторимый художественный мир.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Любезная, Елена Валерьевна, 2006 год

1. Толстая, Т.Н. Ночь: рассказы / Т.Н. Толстая. М.: Подкова, 2002. - 352 с.

2. Толстая, Т.Н. День / Т.Н. Толстая. М.: Подкова, 2002. - 367 с.

3. Толстая, Т.Н. Двое / Т.Н. Толстая, Н.Н. Толстая. М. : Подкова, 2002. -384 с.

4. Толстая, Т.Н. Круг: рассказы / Т.Н. Толстая. М.: Подкова, 2003. - 346 с.

5. Толстая, Т.Н. Кысь: роман / Т.Н. Толстая. М.: Эксмо, 2003. - 320 с.

6. Толстая, Т.Н. Не кысь / Т.Н. Толстая. М.: Эксмо, 2004. - 608 с.

7. Толстая, Т.Н. Белые стены: рассказы / Т. Н. Толстая. М. : Эксмо, 2004. -587 с.

8. Толстая, Т.Н. Не спи, не спи, художник. / Т.Н. Толстая // Иностранная литература, 1995.-№9.-С. 171-174.

9. Толстая, Т.Н. Осужденный на бессмертие: к 90-летию со дня рождения (писателя) С.Н. Толстого / Т.Н. Толстая // Книжное обозрение. 1998. - № 49.-С. 8.

10. Ю.Толстая, Т.Н. Интервью из Франкфурта / Т.Н. Толстая // http :www.litwomen.ru/news.html7id 11 .Толстая, Т.Н. Народ хочет денег, но стесняется (Интервью с Т.Н. Толстой)

11. Т.Н. Толстая // Книжное обозрение. 2002. - № 5. - С. 3. 12.Толстая, Т.Н. Несется тройка. А ямщика у нее нет.(Интервью с Т.Н.

12. Толстой) / Т.Н. Толстая // Голос. 1995. - № 35. 1 З.Толстая, Т.Н. «Пойдите навстречу читателю!.» ( Интервью с Т.Н.

13. Толстой) / Т.Н. Толстая // Книжное обозрение. 1988. - № 1. - С. 4. 14.Толстая, Т.Н. Российское общество догматично (Интервью с Т.Н. Толстой) / Т.Н. Толстая // Литературная газета. - 2002. - № 9. - С. 2.

14. Абашева, М.П. Литература в поисках лица. Русская проза в конце XX века: становление авторской идентичности / М.П. Абашева. Пермь, 2001.

15. Аверинцев, А. Историческая подвижность категории жанра: опыт-периодизации / А. Аверинцев // Историческая поэтика: итоги и перспективы изучения. -М.: Наука, 1986. С. 104-116.

16. Аверинцев, С.С. Жанр как абстракция и жанры как реальность: диалектика замкнутости и разомкнутости / С.С. Аверинцев // Риторика и истоки европейской литературной традиции. -М., 1996.-С. 198.

17. Агронович, С.З. Гармония цель - гармония: Художественное сознание в зеркале притчи / С.З. Агранович, И.В. Саморукова. - М. : Наука, 1997. -123 с.

18. Алгунова, Ю.В. «Свое» и «чужое» в характерах героев Т.Н. Толстой (рассказ «Огонь и пыль») / Ю.В. Алгунова // Проблемы национального самосознания в русской литературе XX века. Сб. научных трудов. Тверь : Твер. гос. ун-т, 2005. - С. 140-145.

19. Алексеевский, М. Между Гамлетом и Буратино / М. Алексеевский // http : //www.strasti.ru/friend.php?op=FriendSend&sid=55.

20. Архангельская, А. Рецензия на роман «Кысь» Т.Н. Толстой / А. Архангельская// http :www.press/21.ru/workdetail.phtm/?id=64.

21. Ашкеров, А. Татьяна Толстая как зеркало русской интеллигенции / А. Ашкеров // http.: //www, hrono. ru/ publik/ 2002/ ashker020115.html

22. Барт, Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика / Р. Барт. М. : Флинта: Наука, 1989.-368 с.

23. Бахтин, М.М. Эпос и роман / М.М. Бахтин. СПб.: Азбука, 2000. — 301с.

24. Бахтин, М.М. Формы времени и хронотопа в романе: очерки по исторической поэтике / М.М. Бахтин // Вопросы литературы и эстетики. -М.: Наука, 1975.-С. 260-391.

25. Бахтин, М.М. Эстетика словесного творчества / М.М. Бахтин. М. : Искусство, 1979.-423 с.

26. Беньяш, С. Дунин сарафан / С. Беньяш // Дружба народов. 2001. - № 2. -С. 214-216.

27. Богданова, О.В. Постмодернизм в контексте современной русской литературы (60-90-е годы XX века начало XXI века): учеб. пособие / О.В. Богданова. - СПб.: Филол. фак. СПбГУ, 2004. - 716 с.

28. Борев, Ю.Б. Эстетика. Теория литературы: энциклопедический словарь терминов / Ю.Б. Борев. М. :000 «Изд-во Астрель» : ООО «Изд-во ACT», 2003.-575 с.

29. Боровиков, С. Татьянин день / С. Боровиков // Знамя. 2003. - № 3. - С. 227-228.

30. Быков, Д. Татьяна Толстая: из бывших. Татьяна Никитична громко плачет, а мячик плывет / Д. Быков // Консерватор, 2003. 14 февр.

31. Вайзер, Т. Невидимая река: Беседа с известной писательницей / Т. Вайзер // Литературная газета. 1999. - 11-17 авг. - С. 9.

32. Вайль, П., Генис А. Потерянный рай. Фрагменты книги / П. Вайль, А. Генис // Новый мир. 1992. - № 9.

33. Валагин, А.П. Русская литература XX века. Проза 1980-2000-х годов : учеб пособие / А.П. Валагин. Воронеж : «Родная речь», 2003.

34. Виноградов, В.В. О теории художественной речи / В.В. Виноградов // Учебное пособие для филол. спец. ун-тов и пед. ин-тов. Послелов. акад. Д.С, Лихачева. -М.: Высшая школа, 1971.-240 с.

35. Власова, Л.И. Особенности логической структуры публицистического текста / Л.И. Власова. Воронеж, 1983.

36. Волков, А. Территория стиля: Т.Толстая «Кысь» / А. Волков // http. : //www.office.fashionlook.ru/style/default.taf? Function=Show Article & ID.

37. Володина, Д. Татьяна Толстая, учительница жизни / Д. Володина // Час пик.-2001.-№9.-С. 22.

38. Воробьева, А.Н. Современная русская литература. Проза 1970-1990-х годов: уч. пособие / А.Н. Воробьева. Самара : Изд-воСамарской гос. академии культуры и искусств, 2001. - 182 с.

39. Габриэлян, Н. Взгляд на женскую прозу / Н. Габриэлян // Преображение • (Русский феминистический журнал). 1993. - № 1.

40. Гальцева, Р. Помеха человек / Р. Гальцева, И. Роднянская // Новый мир. - 1998.-№12.-С. 217-230.

41. Гачев, Т.Д. Жизнь художественного сознания / Т.Д. Гачев. М. : Искусство, 1972.-200 с.

42. Генис, А. Душа без тела / А. Генис // Звезда. 2002. - №12. - С. 212-213.

43. Генис, А. Рисунки на полях: Татьяна Толстая / А. Генис // Иван Петрович умер: ст. и исследования. М. : Новое литературное обозрение. - 1999. -С.12.

44. Георгиевский, А.С. Творчество прозаиков 60-90-х годов в малых жанрах / А.С. Георгиевский // Русская проза малых форм последней трети XX века: духовный поиск, поэтика, творческой индивидуальности: уч. пособие. -М.: Альфа, 1999.-С. 172-180.

45. Гессен, Е. «Конец прекрасной эпохи» / Е. Гесен // Время и мы. Нью-Йорк, 1990.-№109.-С.194-207.

46. Гордович, К.Д. История отечественной литературы XX века / К.Д. Гордович. СПб.: Спецлит, 2000. - 320 с.

47. Гордович, К.Д. Роман Т.Н. Толстой «Кысь» в контексте постмодернистской литературы / К.Д. Гордович // «Третий Толстой» и его семья в русской литературе»: сб. науч. статей. Самара : Изд-воАдминистрации Самарской области, 2003. - С. 265-271.

48. Горохов, В. Литературная критика и публицистика / В. Горохов // Вестник Московского университета, 1966. № 2.

49. Десятов, В.В. Русские постмодернисты и В.В. Набоков: интертекстуальные связи: дис. д-ра филол. наук: 10.01.01 / В.В. Десятов. Барнаул, 2004. - 439 с.

50. Ерохина, М.В Семантические интерпретации в романе Татьяны Толстой «Кысь» / М.В. Соловьева, О.В Ерохина // Материалы междунар. науч-практ. конф. в Пензенском государственном педагогическом университете // http : www. pspu. га/ liter 2005 shtml.

51. Жирмунский, B.M. Теория литературы. Поэтика. Стилистика / В.М. Жирмунский. Л.: Наука, 1977. - 404 с.

52. Журбина, Е.И. Теория и практика публицистических жанров / Е.И. Журбина.-М., 1969.

53. Журбина, Е.И. Повесть с двумя сюжетами / Е.И. Журбина // О публицистической прозе. М., 1979.

54. Захарова, Е.А. Принцип контраста в рассказах Татьяны Толстой / Е.А. Захарова, И.В. Некрасова // «Третий Толстой» и его семья в русской литературе»: сб. науч. стат. Самара : Изд-во Администрации Самарской области, 2003. - С. 247-251.

55. Звягина, М.Ю. Жанровые формы в современной прозе / М.Ю. Звягина // Современная русская литература (1990-е гг. начало XXI в.). - СПб. : Филол. фак. СПбГУ; М.: Академия, 2001. - С. 14-33.

56. Звягина, М.Ю. Авторские жанровые формы в русской прозе конца XX века / М.Ю. Звягина. Астрахань, 2001.бО.Золотоносов, М. Какотопия / М. Золотоносов // Октябрь. 1990. - №7. -С. 192-198.

57. Иванова, Н. И птицу паулин изрубить на каклеты / Н. Иванова // Знамя. -2001.-№3.-С. 219-221.

58. Иванюшина, И. Утопия потерянного времени / И. Иванюшина // Очерки по истории культуры. Саратов, 1994. - С. 172.

59. Игошева, Т.В. Современная русская литература: уч. пособие / Т.В.< Игошева Новгород : Изд-воНовгород. гос. ун-та, 2002. - С. 54-65, 93-96.

60. Ильин, И.П. Постструктурализм. Деконструктивизм. Постмодернизм / И.П. Ильин. М.: Интрада, 1996. - 329 с.

61. Интервью с Т.Н. Толстой для проекта «НаСтоящая литература : Женский род»// http:// www.evemail.hotbox.ru/mn.

62. Ипполитова, Н.Б. Изобразительно-выразительные средства в публицистике / Н.Б. Ипполитова. Саранск, 1988.

63. Казарина, Т.В. Татьяна Толстая. Мудрость глупцов, или лечение сказкой / Т.В. Казарина // Современная отечественная проза: уч. пособие. Самара : Изд-во Самарской гуманитарной академии, 2000. - С. 167-176.

64. Калашникова, O.JT. Пушкин как знак в художественном коде Т.Н Толстой/ O.J1. Калашникова // Русское слово в мировой культуре.

65. Художественная литература как отражение национального и культурно-языкового развития : в 2 т. : сб. науч. ст. СПб. : Политехника, 2003. -Т.1.-С. 233-238.

66. Каломенский, К. Рецензия на роман Т.Н. Толстой «Кысь» / К. Каломенский // http.: // www. pattern, narod. ru/ txt / kalomen4 /htm.

67. Карпенко, Г.Ю. Литературная критика о прозе Татьяны Толстой / Г.Ю. Карпенко // «Третий Толстой» и его семья в русской литературе»: сб. науч. ст. Самара : Изд-во Администрации Самарской области, 2003. - С. 238— 245.

68. Кронгауз, К. Имидж ничто: О встрече Т.Н. Толстой с журналистами / К. Кронгауз // Московские новости. 2001. - №34. - С. 19-20.

69. Крыжановская, О.Е. Азбучный принцип структуры романа Т.Н. Толстой «Кысь» / О.Е. Крыжановская // IX Научная конференция ТГТУ: пленарные докл. и краткие тез. Тамбов : Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2004. -С. 156-157.

70. Крыжановская, О.Е. «Кысь Бенедикт»: взаимосвязь основных образов в романе Т.Н. Толстой «Кысь» / О.Е. Крыжановская // Гуманитарные науки: проблемы решения: сб. науч. ст. - СПб.: Нестор, 2004. - Вып. II. - С. 222225.

71. Крыжановская, О.Е. Языковое пространство в романе Т.Н. Толстой «Кысь» / О.Е. Крыжановская // Художественное слово в современном мире: сб. науч. ст. Тамбов : Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2004. - С. 2527.

72. Крыжановская, О.Е. «Стилевая стратегия» в романе Т.Н. Толстой «Кысь» / О.Е. Крыжановская // Вопросы современной филологии и методики обучения языкам в вузе и школе : сб. материалов V междунар. науч.-практ. конф. Пенза : РИО ПГСХА, 2005. - С. 249-251.

73. Курицын, В. Постмодернизм : новая первобытная культура / В. Курицын // Новый мир. -1991. №2. - С. 226-232.

74. Курицын, В. Русский литературный постмодернизм / В. Курицын. М. : ОГИ, 2000.-321 с.82.«Кысь» : Коллекция рецензий на роман Т.Н. Толстой «Кысь» // http. : //www. guelman. ru / slava / kis / htm.

75. Кякшто, H.H. Русский постмодернизм / H.H. Кякшто // Русская литература XX века: школы, направления, методы творческой работы. СПб. : Высш. шк.,2002.-С. 311-313.

76. Ладохин, П. Кыш, Кысь, кыш / П. Ладохин // Русская словесность. -2002 -№ 1.-С. 39-41.

77. Латынина, 10. В ожидании Золотого Века: От сказки к антиутопии / Ю. Латынина // Октябрь. 1989. - №6. - С.177-187.

78. Лебедев, А. Интервью с Т.Н. Толстой для проекта «Литературное кафе» / А.Лебедев// http. ://www.tema.ru.8080/rrr/litcafe/tolstaya/htm.

79. Лейдерман Н.Л Современная русская литература : в 3 кн. / Н.Л. Лейдерман, М.Н. Липовецкий. М.: Эдиториал УРСС, 2001. - Кн. 3. - 685 с.

80. Лейдерман, Н.Л. Русский реализм в конце XX века / Н.Л. Лейдерман // Русское слово в мировой культуре. Художественная литература как отражение национального и культурно-языкового развития: в 2 т. СПб. : Политехника, 2003.-Т.1.-С. 260.

81. Лейдерман, Н.Л. Жанровый анализ литературного произведения / Н.Л: Лейдерман. Екатеринбург : У-Фактория, 1998. - 350 с.

82. Липовецкий, М.Н. Русский постмодернизм (очерки исторической поэтики): монография / М.Н. Липовецкий. Екатеринбург : Изд-во Уральского гос. пед. ун-та. - 1997. - 317 с.

83. Липовецкий, М.Н. След Кыси / М. Липовецкий // Искусство кино. 2001. - №2. - С. 77-80.

84. Литвинова, Н. Роман Т.Н. Толстой «Кысь» (Досужие заметки праздного читателя) / Н. Литвинова // http ://zhurnal.lib/ru/n/nataliia/kysx.shtml

85. Литературная энциклопедия терминов и понятий / Под ред. А.Н. Николюкина. М.: НТК «Интелвак», 2001. - 1600 ст.

86. Лихачев, Д.С. Внутренний мир художественного произведения / Д.С. Лихачев // Вопросы литературы, 1968. № 8.

87. Лотман, Ю.М. Внутри мыслящих миров (Человек текст - семиосфера-история) / Ю.М. Лотман. - М.: Прогресс, 1996.

88. Лотман, Ю.М. Структура художественного текста / Ю.М. Лотман. М. : Искусство, 1970.-384 с.

89. Лотман, Ю.М. Миф-имя-культура / Ю.М. Лотман, Б.А. Успенский // Ученые записки Тартуского университета. Тарту : Изд-во Тартуского университета, 1973. - Вып. 308. - С. 282-303.

90. Лотман, Ю.М. История и типология русской культуры / Ю.М. Лотман. -СПб.: Искусство СПб., 2002. - 765 с.

91. Люй, Цзиюн. Поэтико-философское своеобразие сборника Татьяны Толстой «Ночь» : дис. . канд. филол. наук : 10.01.01 / Люй Цзиюн. -Тамбов, 2005.-163 с.

92. Маковский, М. М. Сравнительный словарь мифологической символики в индоевропейских языках : Образ мира и миры образов. М. : ВЛАДОС. -1996.-330 с.

93. Малыгин, А. Это было так легко не учиться : Беседа с Т.Н. Толстой / А. Малыгин // Неделя. - 1988. - №21. - С. 10-11.

94. Ю2.Маньковская, Н.Б. «Париж со змеями» (Введение в эстетику постмодернизма) / Н.Б. Маньковская. -М.: ИФРАН, 1995. 393 с.

95. ЮЗ.Маньковская, Н.Б. Эстетика постмодернизма / Н.Б. Маньковская. //http ://www.e-lib. info/download.php?id= 1120001002

96. Ю4.Мартыненко, О. «Чтение 200 лет спустя после взрыва» : Беседа корреспондента с Т.Н. Толстой // О. Мартыненко / Московские новости. -2000.-№36.-С. 2.

97. Марченко, А. Вместороманье / А. Марченко // Новый мир. 2004. -№4.-С. 153-163.

98. Мелетинский, Е.М. Мифологический словарь / Е.М. Мелетинский. М. : Советская энциклопедия, 1991. - 672 с.

99. Мелетинский, Е.М. О литературных архетипах. Чтения по истории и теории культуры / Е.М. Мелетинский. М.: Изд-во РГГУ, 1994. - 136 с.

100. Мелетинский, Е.М. Поэтика мифа / Е.М. Мелетинский. М. : «Восточная литература» РАН, 2000. - 407 с.

101. Мелетинский, Е.М. Избранные статьи. Воспоминания / Е.М. Мелетинский. М.: Российск. гос. гуманит. ун-т, 1998. - 576 с.

102. Мелетинский, Е.М. Введение в историческую поэтику эпоса и романа / Е.М. Мелетинский. М.: Наука, 1986. - 320 с.

103. Мелешко, Т. Основные направления в российской литературе 2001-2002 гг. / Т. Мелешко // http ://www.pl.spb.ru/obzor.doc/ htm

104. Мережинская, А.Ю. Художественная парадигма переходной культурной эпохи. Русская проза 80-90-х годов XX века / А.Ю. Мережинская. Киев, 2001.

105. Мущенко Е.Г. Русская литература XX века: уч. пособие / Е.Г. Мущенко, Т.А. Никонова. Воронеж : Изд-во Воронежского гос. ун-та, 1999. - 400 с.

106. Нефагина, Г.Л. Русская проза конца XX века : уч. пособие 2-е изд., испр. и доп. / Г.Л. Нефагина. - М.: Флинта, 2003. - 320с.

107. Николенко, О.Н. Современная антиутопия / О.Н. Николенко. -Харьков : Изд-во ХГПУ, 1996.-104 с.

108. Пб.Николина, Н.А. Филологический анализ текста: уч. пособие. / Н.А. Николина. М.: Академия, 2003. - 256 с.

109. Ниточкина, А. «В большевики бы не пошла.» : Беседа с Т.Н. Толстой / А. Ниточкина// Столица. 1991. -№33. - С. 38-41.

110. Ольшанский, Д. Спасибо нам : «День» эссеистический сборник Татьяны Толстой / Д. Ольшанский // Независимая газета. - 2001. - №140. -С. 7.

111. Парамонов, Б. Застой как культурная форма (О Т.Н. Толстой) / Б. Парамонов // Звезда, 2000. № 4. - С. 234-238.

112. Парамонов, Б. Русская история наконец оправдала себя в литературе / Б. Парамонов // «Время MN». 2000. - № 173.

113. Парамонов, Б. Татьяна Толстая вне ксерокса / Б. Парамонов // http : // www.svoboda/org/programs/ rg/2001/html.

114. Пейкова, A.K. Роль интертекстуальных связей в художественной концепции романа Т.Н. Толстой «Кысь» / А.К. Пейкова // Русский язык и литература рубежа XX-XXI веков: сб. науч. ст. Самара : Изд-во СГПУ, 2005.-С. 497-501.

115. Пелевин, В. Жизнь насекомых / В. Пелевин. М.: Эксмо, 2002. - 351 с.

116. Пелевин, В. Омон Ра / В. Пелевин. М.: Эксмо, 2000. - 413 с.

117. Пелевин, В. Принц Госплана // http://pelevin.nov.ru/pov/princl.html

118. Пелевин, В. Чапаев и Пустота / В. Пелевин. М.: Эксмо, 2004. - 448 с.

119. Песоцкая, С.А. Художественный мир современного писателя и проблема коммуникации «писатель-читатель» (на материале рассказов Т.Н. Толстой) / С.А. Песоцкая // Коммуникативные аспекты языка и культуры. -Томск, 2001.-С. 256-261.

120. Переяслов, Н. Жизнь после Взрыва / Н. Переяслов // Литературная газета.-2001.- №4.-С. 7.

121. Попова, И.М. Литературные знаки и коды в прозе Е.И. Замятина: функции, семантика, способы воплощения: курс лекций / И.М. Попова. -Тамбов : Изд-воТамб. гос. техн. ун-та, 2003. 148 с.

122. Попова, И.М. Интертекстуальность художественного творчества / И.М. Попова. Тамбов : Изд-воТамб. гос. техн. ун-та, 1998. - 63 с.

123. Попова, И.М. Мотив игры в рассказах Т.Н. Толстой / И.М. Попова // Проблемы загальной германской, романской та словянской стилистики: Материалы международной научно-практической конференции: В 2-х т. -Т. 2. Горловка (Украина), 2005. - С. 25-28.

124. Попова, И.М. Миф об утерянном рае в современной женской прозе (Т.Н. Толстая, JI. Улицкая, М. Вишневецкая) / И.М. Попова // Художественный текст и культура VI. Материалы международной научной конференции. -Владимир: ВлГПУ, 2006. С. 226-232.

125. Потебня, А.А. Эстетика и поэтика / А.А. Потебня. М. : Наука, 1976. -С. 280-300.

126. Пригодич, В. «Тонкая книга» Татьяны Толстой или «Кысь», «брысь», «рысь», «Русь» / В. Пригодич // http:// www.pereplet.ru/html

127. Пронина, А. В. Наследство цивилизации : О романе Т.Н. Толстой «Кысь» / А.В. Пронина // Русская словесность. 2002. - № 6. - С. 31-32.

128. Прохорова, Т.Г. Пушкинские реминисценции в творчестве Т.Н. Толстой / Т.Г. Прохорова // Ученые записки Казанского университета. 1998. - Т. 136.-С. 89-96.

129. Радченко, А. Кысь меня!: рецензия на роман Т.Н. Толстой / А. Радченко //http : //www.infoural.ru/infoural/delur/2001/r2/5-7-3.html.

130. Ремизова, М. Grandes dames прошедшего сезона. Заметки о литературных премиях (Т.Н. Толстой и JI. Улицкой) / М. Ремизова // Континент. 2002. - № 2. - С. 396-405.

131. Ритм, пространство и время в литературе и искусстве: сб. науч. ст. JI. : Наука, 1974.-300 с.

132. Роднянская, И. Гамбургский ежик в тумане: Кое-что о плохой хорошей литературе / И. Роднянская // Новый мир. 2001. - №3. - С. 159-176.

133. Руднев, В. Словарь культуры XX века : Ключевые понятия и тексты / В. Руднев. М.: Аграф, 1997. - 384 с.

134. Свинаренко, И. Графиня и Кысь (Интервью с Татьяной Толстой) / И. Свинаренко // Медведь. 2003. - № 74.

135. Скаковская, JI.H. Фольклорная парадигма русской прозы последней трети XX века : дис. .д-ра филол. наук : 10.01.01 / JI.H. Скаковская. -Тверь, 2004. 336 с.

136. Скоропанова, И.С. Русская постмодернистская литература: уч. пособие / И.С. Скоропанова. 3-е изд., испр. и доп. - М. : Флинта : Наука, 2002. -416 с.

137. Скуленко, М.И. Убеждающее воздействие публицистики (основы теории) / М.И. Скуленко. Киев, 1986.

138. Славникова, О. Произведения лучше литературы: Субъективный обзор прозы / О. Славникова // Дружба народов. 2001. - № 1. - С. 78-82.

139. Солганик, Г.Я. Современная публицистическая картина мира / Г.Я. Солганик // Публицистика и информация в современном обществе. М., 2000.-С. 101-116.

140. Сорокин, В. Голубое сало / В. Сорокин. М. : Ад Маргинем, 2002. - 370 с.

141. Сорокин, В. Месяц в Дахау / В. Сорокин // http://www.srkn.ru/text/dahaw# 1 .html

142. Сорокин, В. Норма / В. Сорокин. М.: Ад Маргинем, 2002. - 394 с.

143. Сорокин, В. Первый субботник. Открытие сезона / В. Сорокин // http://www.srkn.ru/text/pervsub# 1 .html

144. Стародомская, К. Колыбель для «Кыси»: Мир Татьяны Толстой в отсветах мировой катастрофы / К. Стародомская // Новое время. 2001. №52.-С. 18.

145. Томашевский, Б.В. Теория литературы. Поэтика / Б.В. Томашевский. -М.: Аспект Пресс, 1999. 334 с.

146. Топоров, В.Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ: Исследования в области мифопоэтического / В.Н. Топоров. М.: Прогресс, 1995.

147. Трессидер, Джек. Словарь символов / Джек Трессидер. М. : «ФАИР-ПРЕСС», 1999.-448 с.

148. Тух, Б. Первая десятка современной русской литературы: сб. очерков / Б. Тух. М.: ООО «ИД "Оникс 21 век"», 2002. - С. 346-357.

149. Тюпа, В.И. Аналитика художественного. Введение в литературоведческий анализ: уч. пособие / В.И. Тюпа. М. : Лабиринт, РГГУ, 2001.- 192 с.

150. Уоррен, О., Уэллек, Р. Теория литературы / О. Уоррен, Р. Уэллек. М. : Прогресс, 1978.-452 с.

151. Успенский, Б.А. Поэтика композиции. Структура художественного текста и типология композиционной формы / Б.А. Успенский. М. : Искусство, 1970. - 406 с.

152. Ученова, В.В. Публицистика и политика. Издание 2-е / В.В. Ученова. -М., 1979.

153. Фатеева, Н. Интертекстуальность и ее функции в художественном дискурсе / Н. Фатеева // Известия РАН. Сер. литературы и языка, 1997. -Т. 56.-№5.-С. 105-109.

154. Финк, Э.Л. Мифология нашего времени и позиции писателя : о книге Татьяны Толстой «День : личное» / Э.Л. Финк // «Третий Толстой» и егосемья в русской литературе»: сб. науч. ст. Самара : Изд-во Администрации Самарской области, 2003. - С. 231-137.

155. Фрейденберг, О.М. Система литературного сюжета / О.М. Фрейденберг. -М.: Наука, 1988.-С. 180-221.

156. Фрейденберг, О.М. Поэтика сюжета и жанра / О.М. Фрейденберг. М. : Лабиринт, 1997.-448 с.

157. Фрикке, Я.А. К вопросу о номинационно-синтаксической конверсии в художественном дискурсе (на материале языка прозы Т.Н. Толстой) / Я.А. Фрикке // Вестник Пятигорского лингвистического университета. 2001. -№4.-С. 38-41.

158. Хализев, В.Е. Теория литературы / В.Е. Хализев. 4-е изд., испр. и доп. -М.: Высш. шк. - 2004. - 437 с.

159. Цуркан, В.В. Игровое начало в творчестве Татьяны Толстой / В.В. Цуркан // Интертекст в художественном и публицистическом дискурсе : сб. док. междунар. конф. Магнитогорск : Изд-во МаГУ. - 2003. - С.486-453.

160. Чалмаев, В.А. Русская проза 1980-2000 годов: На перекрестке мнений и споров / В.А. Чалмаев // Литература в школе. 2002. - №4. - С. 18-25.

161. Чалман, В. Публицистика А. Солженицына на фоне отката «Красного колеса» / В. Чалман // Освобождение от догм. История русской литературы: Состав и пути изучения. М., 1997. - С. 201-214.

162. ПЗ.Черепахов, М.С. Проблемы теории публицистики / М.С. Черепахов. -М., 1971.1

163. Чернорицкая, О. Трансформация телесюжетов / О. Чернорицкая // Новое литературное обозрение. 2002. - № 56. - С. 296-309.

164. Черняк, М.А. Современная русская литература: уч. пособие / М.А. Черняк. СПб., М.: САТА- ФОРУМ, 2004. - 336 с.

165. Щеглова, Е. Человек страдающий: Категория человечности в современной прозе / Е. Щеглова // Вопросы литературы. 2001. - № 6. -С. 42-66.

166. Щедрина, Н.М. Стилевые доминанты романа Татьяны Толстой «Кысь» ! Н.М. Щедрина // «Третий Толстой» и его семья в русской литературе: сб. науч. ст. Самара : Изд-во Администрации Самарской области. - 2003. -С. 252-259.

167. Щукина, К.А. Речевые особенности проявления повествования, персонажа и автора в современном рассказе (на материале произведений Т.Н. Толстой, JI. Петрушевской, JI. Улицкой) / К.А. Щукина. Дисс. канд. филол. наук: 10.02.01. - СПб., 2004.

168. Эпштейн, М.Н. Парадоксы новизны: О литературном развитии XIX- XX веков / М.Н. Эпштейн. -М.: Советский писатель, 1988. 416 с.

169. Эпштейн, М.Н. Постмодерн в русской литературе / М.Н. Эпштейн. М.; Высшая школа, 2005. - 495 с.

170. Эскина, Н.А. Роман Татьяны Толстой «Кысь»: вариации, свернутые в кольцо / Н.А. Эскина // «Третий Толстой» и его семья в русскойлитературе»: сб. науч. ст. Самара : Изд-во Администрации Самарской области. - 2003. - С. 272-281.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.