Биологическая оценка и хозяйственно-полезные признаки пчел при использовании белка трансгенной кукурузы и традиционных подкормок тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 06.02.10, кандидат биологических наук Бармина, Инесса Энсовна

  • Бармина, Инесса Энсовна
  • кандидат биологических науккандидат биологических наук
  • 2012, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ06.02.10
  • Количество страниц 161
Бармина, Инесса Энсовна. Биологическая оценка и хозяйственно-полезные признаки пчел при использовании белка трансгенной кукурузы и традиционных подкормок: дис. кандидат биологических наук: 06.02.10 - Частная зоотехния, технология производства продуктов животноводства. Москва. 2012. 161 с.

Оглавление диссертации кандидат биологических наук Бармина, Инесса Энсовна

Оглавление

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ Ю

1.1 Влияние генетически модифицированных растений на биоту 10 агроландшафта

1.2 Оценка влияния белка трансгенной кукурузы на нецелевые 18 организмы

1.3 Заменители естественных кормов в пчеловодстве

1.4 Влияние пробиотических препаратов на микрофлору пчел 33 ГЛАВА 2 СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1 Материал и методы исследования

ГЛАВА 3 РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

3.1 Влияние стимулирующих подкормок на продолжительность 49 жизни пчел в лабораторных условиях (в садках)

3.2 Влияние стимулирующих подкормок на экстерьерные 57 параметры рабочих пчел

3.3 Влияние стимулирующих подкормок на воспроизводительные 67 параметры и функциональную активность пчелиных семей

3.3.1 Динамика печатного расплода

3.3.2 Динамика среднесуточной яйценоскости пчелиных маток

3.3.3 Динамика состояния глоточных желез

3.3.4 Динамика содержания личиночного корма

3.3.5 Динамика массы трехдневных личинок

3.3.6 Динамика массы рабочих пчел в онтогенезе

3.4 Влияние стимулирующих подкормок на биохимические 87 показатели организма рабочих пчел

3.4.1 Динамика содержания азота

3.4.2 Динамика содержания жира

3.4.3 Динамика содержания гликогена

3.4.4 Динамика активности сукцинатдегидрогеназы (СДГ)

3.4.5 Динамика активности митохондриальной АТФ-азы и ^^ АТФ-азы миозина

3.5 Влияние стимулирующих подкормок на хозяйственно- 105 полезные признаки пчелиных семей

3.5.1 Нагрузка медового зобика на поддерживающем и главном 105 медосборе

3.5.2 Медособирательная и восковая продуктивность пчел

3.5.3 Летная активность на поддерживающем и главном медосборе

3.6 Экономическая эффективность производства продукции 117 пчеловодства

ГЛАВА 4 ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЙ

ВЫВОДЫ

ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Частная зоотехния, технология производства продуктов животноводства», 06.02.10 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Биологическая оценка и хозяйственно-полезные признаки пчел при использовании белка трансгенной кукурузы и традиционных подкормок»

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность проблемы Важной составляющей интенсивного развития пчелиных семей в весенний период является обязательное присутствие в гнезде белкового корма. Наилучшим источником белка для пчел является пыльца растений, переработанная в пергу. Если нет возможности использовать пергу, необходимо давать пчелам стимулирующие подкормки с добавлением натуральной пыльцы, которые способны восполнять потери белков, жиров и углеводов, как в организме развивающихся особей в постэмбриональном периоде, так и взрослых пчел.

Кривцов Н.И. (2000г.) указывает, что в активный период в семье сменяется четыре-пять поколений рабочих пчел. И если существует недостаток пыльцы, в которой содержится много белка, при выкормке хотя бы одного из них, это отражается на всех последующих поколениях и в конечном итоге на качестве зимовки и способности семьи активно развиваться в следующем сезоне.

Для укрепления организма пчел в весенний период и перед зимовкой, исследователи рекомендуют использовать различные биостимуляторы, представляющие собой комплексные препараты и пробиотики. (Лебедев В.И., 1993; Лебедева В.П., с соавт. ,2001; Мшпуковская Г.С., 2008; Рапиев P.A., 2010; Манна-пов А.Г. с соавт., 2011). Современное пчеловодство не может обойтись без стимулирующих подкормок пчел сахарным сиропом с добавлением белковых компонентов и биостимуляторов, которые оказывают положительный эффект на интенсивность размножения пчелосемей.

Одним из богатейших источников пыльцы среди растений является кукуруза. Пыльца кукурузы обладает высокой биологической ценностью для пчел и содержит 14,2 % белка, 2,3 % жира и очень большое количество витамина С (4,1%) (Бурмистров А.Н., 1990). В настоящее время в мире активно культивируется трансгенная кукуруза, эффективно защищенная белком Cry 1 Ab от всех вредителей отряда чешуекрылых. За рубежом проводились исследования в области воздействия генетически модифицированных растений и их белков на здоровье

медоносных пчел (Malone and Pham-Delègue, 2001; 2002; Pham-Delègue et al., 2008). В результате было выявлено, что такие растения могут иметь прямое и косвенное воздействие на пчел. Данные, полученные другими исследователями, противоречивы, поскольку некоторые ученые склоняются к наличию отрицательного воздействия трансгенных белков на пчел (Ramirez-Romero R., Chaufaux J., Pham-Delegue M.Y., 2005), другая же часть исследователей указывает на то, что согласно современным данным, возделывание Bt-растений не может быть причиной гибели пчелиных популяций, так называемого Colony Collapse Dissocier (Pilcher C.D., Rice M.E., Obrycki J.J., 2005).

В настоящее время на территории Российской Федерации запрещено возделывать генетически модифицированные культуры, в том числе и кукурузу. Производство трансгенных растений может быть санкционировано лишь тогда, когда будет доказана экологическая безопасность и безвредность ее посевов. В России разрешены 14 видов продуктов растительного происхождения, которые получены с применением трансгенных технологий. Это: 3 сорта сои, 6 сортов кукурузы, 3 сорта картофеля и по одному сорту сахарной свеклы и риса, а также 5 видов генетически модифицированных микроорганизмов (Вельков В.В., 2003; Соколов М.С. с соавт., 2007).

В Российской Федерации исследования по изучению влияния трансгенного белка Bt-кукурузы на медоносных пчел карпатской породы до настоящего времени не проводились. Следовательно, применение стимулирующей подкормки с добавлением трансгенного белка Bt-кукурузы, как в лабораторных, так и в полевых опытах, позволит оценить воздействие данного компонента на организм пчелы и на показатели развития пчелиных семей карпатской породы в целом.

Цель работы - биологическая оценка и изучение хозяйственно-полезных признаков пчел карпатской породы при традиционных подкормках и с белком трансгенной Bt-кукурузы сорта Моп810.

В соответствии с целью работы, перед нами были поставлены следующие задачи исследования:

1. Изучить влияние подкормок с белком трансгенной В1;-кукурузы и традиционных подкормок с добавлением перги, пыльцы нетрансгенной кукурузы, а также пробиотика Апиник на продолжительность жизни пчел в условиях лабораторных опытов (в садках).

2. Оценить влияние стимулирующих подкормок с добавлением белка трансгенной Вг-кукурузы, а также традиционных подкормок на развитие экстерьер-ных показателей пчел и их соответствие стандарту карпатской породы.

3. Исследовать влияние белка трансгенной В1>кукурузы в составе стимулирующей подкормки, а также традиционных подкормок на хозяйственно-полезные признаки пчелиных семей: нагрузку медового зобика, летную активность пчел-фуражиров, медовую и восковую продуктивность пчелиных семей.

4. Установить воздействие белка трансгенной В^кукурузы, пыльцы нетрансгенной кукурузы, перги и пробиотика Апиник на репродуктивные показатели пчелиных маток и морфофункциональные параметры пчел, от которых зависит рост и развитие пчелосемей.

5. Определить воздействие стимулирующих подкормок с традиционными компонентами и с белком В1>кукурузы на динамику содержания азота, жира и гликогена в организме пчел в постнатальном онтогенезе.

6. Установить динамику активности сукцинатдегидрогеназы (СДГ), адено-зинтрифосфатазы митохондрий (АТФ-азы) и аденозинтрифосфатазы миозина в мышечной ткани рабочих пчел, обеспечивающих их летную активность при стимулирующей подкормке с белком трансгенной В1>кукурузы и традиционных подкормках.

7. Рассчитать экономическую эффективность производства продуктов пчеловодства (меда, воска, пыльцы и прополиса) пчелиных семей, получавших стимулирующие подкормки с белком трансгенной В1>кукурузы, пробиотиком Апиник и традиционными белковыми компонентами (пыльцой и пергой).

Научная новизна. Впервые определены хозяйственно-полезные, морфо-функциональные, биохимические критерии качественных и количественных показателей организма пчел при использовании стимулирующих подкормок сахарным сиропом с традиционными компонентами, в том числе с пробиотиком Апи-ник, и с добавлением белка трансгенной В1>кукурузы.

Впервые изучены показатели динамики печатного расплода, репродуктивных качеств пчелиных маток, состояния глоточных желез рабочих пчел, содержания личиночного корма в ячейках трехдневных личинок, массы рабочих пчел карпатской породы в постнатальном онтогенезе при влиянии подкормки с белком трансгенной Вг-кукурузы. Установлены гистохимические характеристики летательной мышцы по содержанию СДГ, митохондриальной АТФ-азы, АТФ-азы миозина. Оценено влияние стимулирующей подкормки с добавлением белка трансгенной В1;-кукурузы на степень нагрузки медового зобика и показатели летной активности пчел-фуражиров, а также на медовую и восковую продуктивность пчелиных семей.

Теоретическая и практическая значимость работы. Изученные морфо-функциональные показатели организма пчел дополняют имеющиеся сведения о возрастной физиологии медоносной пчелы карпатской породы, расширяют представления о хозяйственно-полезных признаках, биохимическом гомеостазе в постнатальном онтогенезе, белковом, углеводном и липидном обмене в процессе роста и развития организма, о структурно-метаболических аспектах организации локомоторного аппарата под влиянием традиционных подкормок и с трансгенным белком В^кукурузы.

В практическом отношении доказано отсутствие отрицательного воздействия белка трансгенной В^кукурузы на морфофункциональные, биохимические и хозяйственно-полезные признаки пчел карпатской породы. Экспериментальные данные дают рекомендации по дозам использования белка трансгенной В1-кукурузы в составе стимулирующей подкормки с целью оптимизации процессов весеннего роста, развития и восстановления потенциальной медособирательной

и опылительной деятельности пчел. Подтверждена эффективность применения пробиотического препарата Апиник и перги в составе стимулирующей подкормки, позволяющей повысить жизнеспособность и продуктивные качества пчелиных семей. Рассчитана экономическая эффективность применения стимулирующих подкормок с белком трансгенной В1:-кукурузы и традиционными белковыми компонентами (перга, пыльца), а также с пробиотиком Апиник.

Основные положения диссертационной работы, выносимые на защиту:

1. Хозяйственно-полезные признаки пчелиных семей при использовании традиционных стимулирующих подкормок и с добавлением белка трансгенной В1>кукурузы.

2. Продолжительность жизни пчел карпатской породы в лабораторных условиях при подкормках с добавлением белковых компонентов - белка трансгенной В1;-кукурузы, пыльцы нетрансгенной кукурузы, перги, а также пробиотика Апиник.

3. Экстерьерные параметры и их соответствие стандарту карпатской породы пчел под влиянием стимулирующих подкормок.

4. Воспроизводительные показатели и функциональная активность пчел различных генераций при использовании стимулирующих подкормок.

5. Возрастные показатели белкового, углеводного и липидного обменов в организме рабочих пчел при подкормке сахарным сиропом с добавлением белка трансгенной В1>кукурузы, традиционных белковых компонентов и пробиотика Апиник.

6. Активность ферментов сукцинатдегидрогеназы (СДГ), аденозинтрифос-фатазы митохондриальной и миозина (АТФ-аза митохондриальная и миозина) в составе летательной мускулатуры медоносных пчел в постнатальном онтогенезе и под влиянием стимулирующих подкормок с добавлением белка В1:-кукурузы, пыльцы нетрансгенной кукурузы, перги, а также пробиотика Апиник.

Апробация результатов работы. Основные положения работы доложены и обсуждены на Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Безопасность жизнедеятельности: проблемы и пути их решения в АПК» (2010, г. Уфа), Всероссийском инновационном форуме аграрной молодежи (2010, г. Орел), Юбилейной конференции, посвященной 75-летию образования Новосибирской ЗПЯОС им. И.В. Мичурина (2010, г. Новосибирск), Международной научно-практической конференции «Кадровое и научное обеспечение инновационного развития отрасли животноводства» (2010, г. Казань), Научно-практической конференции молодых ученых и аспирантов РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева (2011, г. Москва), Научно-практической конференции IV Международного съезда «Пчеловод. Инфо» (2011, г. Москва).

Публикация результатов исследований. По результатам исследования опубликовано 12 работ, в том числе 4 работы в изданиях, рецензируемых ВАК.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов исследований, результатов собственных исследований, обсуждения, выводов и практических предложений. Работа изложена 165 страницах, иллюстрирована 32 таблицами, 24 рисунками.

Список используемой литературы включает 231 источник, в том числе 95 на иностранном языке.

ГЛАВА 1 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 1.1 Влияние генетически модифицированных растений на биоту агроландшафта

Современный мировой ассортимент сельскохозяйственных культур насчитывает свыше 50 видов генетически модифицированных растений (ГМР), уже прошедших полевые испытания, а всего известно свыше 120 видов ГМР (Глазко В .И., 2008). В 2012г. будет отмечено 35-летие эры трансгеноза растений и 105-летие открытия свойств энтомотоксинов (Cry-белков) Вас. thuringiensis. Как утверждается в отчете ISAAA (International Service for the Acquisition of Agri-biotech Applications) в 2010 г. площадь, занятая трансгенными культурами в 29 странах мира составила 148 млн га.

Посевы Bt-ГМР - это существенный, ранее не оцениваемый, средообра-зующий фактор. Инсектицидное действие Bt-ГМР (в частности, Bt-кукурузы) в отношении чешуекрылых фитофагов обязано кристаллическому белковому дельта-эндотоксину Сгу-lAb (м.м. -134 кД), биосинтез которого в растении кодируется целевым геном Cry-lab. Этот препаративный белок в промышленных масштабах нарабатывается путем культивирования почвенной энтомопатоген-ной грамположительной спорообразующей бактерии Bacillus thuringiensis ssp. Kurstaki (патовар A Bt). В мире идентифицировано свыше 100 генов штаммов Bt, принадлежащих к различным серотипам, продуцирующим Cry-белки (Соколов М.С., Марченко А.И., Вельков В.В., и др, 2005). Разнообразные Bt-микробиопрепараты (Bt-МБП) на основе Сгу-lAb, других кристаллических инсектицидных белков (CrylAc, Сгу9С) уже в течение многих десятилетий практически повсеместно используются в защите растений от представителей трех отрядов вредных насекомых (Lepidoptera, Diptera, Coleóptera). Из-за низкой токсичности Bt-МБП их широкое использование практически безвредно для нецелевых организмов и здоровья человека (Гаппаров М.М., Сорокина Е.Ю, Тышко Н.В., 2007). В начале XXI века Bt-МБП составляли ~1-2% от мирового объема

продаваемых инсектицидов, причем примерно половина из них использовалась в лесах Канады для подавления гусениц непарного шелкопряда, гусениц листоверток и других чешуекрылых вредителей (Nester E.W., Thomashow L.S., Metz M., Gordon M., 2002). С аналогичными целями Bt-МБП используются и в лесах Сибири (Штерншис М.В., Джалилов Ф.С. и др., 2003).

В организме восприимчивого насекомого-хозяина Вас. thuringiensis развивается, питаясь его гемолимфой. Продуцируемые бактерией энтомоцидные Сгу-белки (протоксины) в условиях щелочной среды в кишечнике хозяина расщепляются протеазами до токсинов. Токсин связывается со специфическими рецепторами клеточных мембран насекомого (имеющимися только у представителей отряда чешуекрылых - Lepidoptera), внедряется в мембрану клетки и образует в ней поры. В результате осмотического дисбаланса клетки лизируются, эпителий кишечника разрушается. При длительном спорулировании непрерывно продуцируемый бактериями Cry-белок вызывает паралич и гибель насекомого-хозяина.

В процессе онтогенеза все части Bt-кукурузы - и наземные (включая пыльцу), и подземные, и первичные продукты урожая - содержат Bt-токсин, как минимум, в концентрации -0,0002% (-0,2 мг/кг в расчете на сухую массу). По данным двухлетних исследований в США и Европе различные органы Bt-кукурузы содержат Cry-1 Ab в следующей концентрации (в расчете на сырую массу, мг/кг): листья 5,2-15,1, все надземные части растения (перед уборкой на силос) 2,3-5,5, зерно 0,2-0,9 (US Environmental Protection Agency, 2007). При более низком содержании Cry-белка инсектицидный эффект Bt-растения не проявляется. Значительная доля фитомассы (-10%) после уборки товарной части урожая кукурузы не отчуждается, а попадает в почву, где высвободившийся в процессе биодеструкции фитомассы Cry-белок какое-то время сохраняется in situ. В процессе вегетации Cry-белок непрерывно поступает в почву и с корневыми экссудатами, доля которых (от общего объема образуемых растением метаболитов) колеблется в пределах 30-50% (Звягинцев Д.Г., Бабьева И.П., Зенова Г.М., 2005).

В России кукурузу практически повсеместно выращивают из гибридных семян, ежегодная потребность в которых оценивается в 80-86 тыс. т, потребность в родительских формах (сортах) - 1,2-1,5 тыс. т. Для семеноводства кукурузы чрезвычайно важно сохранить чистоту посевов родительских форм (элиты) и семеноводческих посевов (участков гибридизации), т.е. исключить их переопыление с ГМР. В государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию в РФ, внесено около 300 гибридов кукурузы, в т.ч. 127 - продукты селекции отечественных учреждений и фирм (Сотченко В.С., 2006). В России общая площадь посевов зерновой кукурузы -1,7 млн. га, посевы на зелёный корм и силос занимают -1,3 млн. га. В 2003г. в США и Канаде коммерческое одобрение получила Bt-кукуруза, экспрессирующая СгуЗВЫ -белок, избирательно подавляющий вредных почвообитающих жуков (отряд жесткокрылые -Coleóptera), в частности, карантинного для России западного кукурузного жука-диабротику (Diabrotica vergifera vergifera LeConte) и другие его виды, а также виды щелкунов (Agriotes spp.) (AGBIOS, 2006). Чешуекрылые вредители запасов - южная амбарная огнёвка (Plodia ínter punctella Hubner), зерновая моль (Sitotro-ga cerealella Oliv.), моль амбарная (Nemapogon granellus L.), огнёвка мельничная (Ephestia kuhniella Zell.), огнёвка мучная (Pyralis farinalis L.) и другие вредные насекомые в значительной степени уничтожают зрелые початки и зерно кукурузы при хранении. Поскольку чешуекрылые вредители в основном развиваются внутри стебля и/или початка, в борьбе с ними обработки инсектицидами малоэффективны (MON 810 Maize., 2006). Bt-кукуруза (сорта MON-810, Bt-11 и др.) достаточно устойчива к чешуекрылым вредителям запасов зерна: потери при его хранении снижались на 80%, заселённость яйцами вредителей - на 70-80% (Sedlacek J.D., Hanley А.М., Komaravalli S.R., Price B.D., 1999).

Потенциальные экологические эффекты производственного выращивания ГМР можно формально подразделить на прямые и косвенные (Wolfenbarger L.L., Phifer Р., 2000). Полагают, что среди выращиваемых в коммерческих масштабах только трансгеники, синтезирующие инсектицидные белки (т.е. Bt-ГМР), могут

оказывать вредное действие на нецелевые организмы (Conner A.J., Glare T.R., Nap J.P. , 2003). Полагается, что при оценке и обсуждении потенциальных вредных эффектов Bt-ГМР на нецелевые организмы необходимо учитывать прямые и косвенные эффекты воздействия. Прямые (непосредственные) токсические эффекты являются результатом содержания в тканях Bt-растений Cry-белков, токсичность которых зависит от наличия специфических рецепторов в организме целевого животного. Косвенные (опосредованные) токсические эффекты проявляются в результате изменения доступности и качества жертв (т.е. насекомых-мишеней, преимущественно целевых фитофагов) - объектов хищничества или паразитизма энтомофагов.

Некоторые авторы (Hilbeck А., 2001) считают, что риск индукции непреднамеренных негативных эффектов у нецелевых организмов повышается из-за непрерывного воздействия на них Cry-белка вследствие его постоянной экспрессии в онтогенезе ГМР всеми его тканями. Другие, напротив, придерживаются мнения, согласно которому конституциональная экспрессия Bt-токсина, локализованного преимущественно в Bt-растениях, резко снижает его воздействие на нецелевые организмы через сопряженные элементы агроландшафта - почву, воду, атмосферу (Poppy G.M., Sutherland J.P., 2004). При потреблении Bt-ГМР гибнут только целевые фитофаги (питающиеся ими), в то время как при тотальном внесении традиционных инсектицидов или Bt-МБП в обработанной зоне может оказаться гораздо большее количество нецелевых членистоногих.

Как правило, агроэкосистемы весьма сложно устроены и включают множество взаимодействующих между собой популяций различных консорбентов -представителей трёх царств живого. Микроорганизмы, растения и животные находятся в агроэкосистемах как в конкурентных, так и в симбиотических взаимоотношениях. Они объединены довольно сложными и зачастую разветвлёнными трофическими связями. Определение и качественное описание популяций даже доминантных видов агроэкосистем, а тем более количественная характеристика их взаимодействий друг с другом и со средой - задача чрезвычайно трудоёмкая

и едва ли выполнимая. Еще менее предсказуем косвенный агроэкологический эффект, связанный с уменьшением биоразнообразия агроценоза вследствие внедрения такого радикального агроэкологического фактора, как выращивание Bt-ГМР. Можно допустить, что элиминация целевого фитофага и изменение численности какого-либо нецелевого вида - консорбента агроэкосистемы, вызванные Bt-токсином, приведёт к последующему изменению численности популяций других консорбентов, находящихся в отношениях типа «хищник^жертва».

Для оценки причинно-следственных связей, приводящих к нежелательным последствиям для агроэкосистемы, необходимо вычленение её существенных характеристик и приемлемая степень достаточно детального их описания.

Характеристиками, наиболее значимыми для агроэкосистемы, являются:

а) биоразнообразие - применительно к основным доминантам агроценоза и их функциям; при поражении Bt-токсином нецелевых организмов нарушится баланс в системе триотрофа: «растение <-» фитофаг <-» энтомофаг», что может повлечь нежелательное изменение численности других животных и/или их сукцессию;

б) основные трофические взаимодействия - может измениться аттрактивность Bt-ГМР в отношении фитофага, у него может развиться резистентность к Bt-токсину; наконец, возможно снижение численности природных энтомо-патогенных микроорганизмов, в частности, Bacillus thuringiensis, нуждающихся для своего развития в восприимчивых жизнеспособных насекомых (т.е. в целевых фитофагах);

в) запреты на изменения в агроэкосистеме (например, предотвращающие элиминирование редких «краснокнижных» видов).

Долгосрочное и широкомасштабное использование Bt-ГМР в течение последних 10-15 лет сопровождалось активными исследованиями по выявлению потенциальных отрицательных эффектов их выращивания. Большинство работ по оценке риска посвящено изучению Bt-ГМР (экспрессирующих Cryl АЬ-белок) из-за их избирательной токсичности для чешуекрылых и оценке их возможной

токсичности для представителей других отрядов насекомых. Тестируемые виды отбирались по комплексу критериев, но в первую очередь согласно важности экологических эффектов, оказываемых насекомыми на профилирующие культуры. В качестве экологических индикаторов использовались энтомофаги, поскольку эти естественные враги играют ключевую роль в биологическом контроле, являясь важными природными регуляторами численности популяций насекомых-фитофагов. Использовались также насекомые-опылители, некоторые виды бабочек («краснокнижный» вид данаида монарх), а также дафнии (Daphnia magna), навозные черви (Eisenia fétida), тестерные линии плодовых мушек (Dro-sophila melanogaster). При этом исходили из того, что экологические индикаторы должны быть доступны, пригодны для круглогодичного разведения и тестирования (Соколов М.С., Марченко А.И., 2005).

Влияние Bt-кукурузы на природных энтомофагов ее агроценозов затрагивает различные трофические уровни. Эффекты, оказываемые Bt-культурами на хищников, изучались в системе триотрофа в рамках 11 исследований (Romeis J., Meissle M., Bigler F., 2006). Влияние на смертность, продолжительность жизни и развитие хищников отмечено в опытах, где в качестве жертв использовались личинки чувствительных к Cry-белкам членистоногих, употреблявшие определенное количество Bt-токсинов с пищей. Особенно тщательно изучалось влияние Bt-токсинов на златоглазку (Chrysopa carnea Steph.) - важного хищника, населяющего многие районы культивирования кукурузы. Причиной такого пристального внимания послужили результаты швейцарских исследователей, свидетельствующие об отрицательном влиянии CrylAb-белка на златоглазок (Анон., 2000).

Известны несколько публикаций, свидетельствующих о негативном влиянии CrylAb-белка, экспрессируемого Bt-кукурузой, на личинки златоглазок, которые могут поедать вредителей, употребивших с фитомассой Bt-кукурузы инсектицидный белок (Hilbeck A., Moar W.J., Pusztai-Carey M., 1998). Согласно первоначально опубликованным данным, поедание таких личинок чешуекрылых

незначительно повышает смертность и замедляет развитие гусениц златоглазок. Однако дополнительное изучение системы триотрофа, включавшей в качестве жертв несколько различных видов фитофагов, питающихся Сгу1АЬ-кукурузой, продемонстрировало иные результаты. Оказалось, что Bt-токсин не оказывает непосредственного влияния на хищника, а наблюдаемые эффекты обусловлены снижением качества пищи, т.е. чувствительных к Bt-токсину жертв. При этом отрицательные эффекты наблюдали только при скармливании личинкам златоглазок гусениц совки Spodoptera littoralis, питавшихся Bt-кукурузой. Когда златоглазкам скармливали иных жертв, питающихся Bt-кукурузой - паутинных клещей (отряд Acariformes), черемуховой и др. тлей (Rhopalosiphum padi L., Aphididae, отряд равнокрылые - Homoptera), то это не оказывало на личинки хищника никакого влияния (Hilbeck A., Moar W.J., Pusztai-Carey M., 1998). Очевидно, что эти и им подобные фитофаги (с колюще-сосущим ротовым аппаратом) CrylAb-белком не токсицировались

Эти результаты свидетельствуют о возможности проявления у энтомофага только косвенных токсических эффектов, поскольку в ходе эксперимента концентрация активного Bt-токсина в организме паутинных клещей была более чем в пять раз выше, чем в теле токсицированных личинок S. littoralis. Кроме того, Bt-токсин оказывал сублетальное воздействие на гусениц совки S. littoralis, что понижало их питательную ценность для златоглазок по сравнению с клещами и тлями (Dutton A., Romeis J., Bigler F., 2005). Гипотеза подтвердилась отсутствием какого-либо токсического влияния, когда личинкам златоглазок скармливали высокие дозы очищенного CrylAb-белка (Meier M.S., Hilbeck А, 2001). Это не является неожиданным и объясняется отсутствием в кишечнике хищника специфических рецепторов, взаимодействующих с CrylAb-белком.

Как правило, в полевых условиях гусеницы чешуекрылых не являются для златоглазок ни предпочитаемой пищей, ни легкой добычей (Dutton A., Romeis J., Bigler F., 2003). Более того, при наличии фитофагов личинка хищника всегда отдаст предпочтение здоровой, а не сублетально отравленной Bt-кукурузой жертве

S.littoralis. Результаты лабораторных и тепличных исследований указывают на то, что выращивание Bt-кукурузы практически не угрожает златоглазкам. Это полностью подтвердилось и при проведении дополнительных полевых испытаний (Pilcher C.D., Rice М.Е., Obrycki J.J., 2005).

Последующие исследования показали, что Cry-белок не оказывает непосредственного влияния на златоглазок. Однако они могут пострадать при поедании чувствительных к Bt-токсинам жертв, являющихся дополнительным кормовым источником хищника. Все негативные эффекты, наблюдаемые на третьем трофическом уровне, обусловлены исключительно монофаговой диетой и неполноценностью токсицированных Cry-белком гусениц чешуекрылых, что в реальных полевых условиях исключено. Поскольку такие гусеницы не являются основным кормом златоглазок, то выращивание Bt-кукурузы причиняет лишь незначительный вред этим важным экологическим ресурсам агроландшафта (Dutton A., Romeis J., Bigler F., 2003).

Влияние Bt-культур на паразитоидов (отряд перепончатокрылых - Нуте-noptera), развивающихся в организме фитофагов, питающихся Bt-ГМР, изучалось в серии работ (Romeis J., Meissle M., Bigler F., 2006). При этом отмечено достоверное влияние на смертность, развитие, массу тела и продолжительность жизни паразитоида только в тех случаях, когда в роли насекомого-хозяина выступали чувствительные к Bt-токсинам фитофаги. Подобное действие следует признать очевидным, поскольку паразитоид находится в очень тесных взаимоотношениях с хозяином и поэтому весьма восприимчив ко всем изменениям, происходящим в его организме. Наконец, для успешного завершения онтогенетического цикла паразитоиду необходимо пребывание в здоровом организме насекомого-хозяина (Romeis J., Meissle M., Bigler F., 2006).

1.2 Оценка влияния белка трансгенной кукурузы на нецелевые организмы.

Культивируемая кукуруза {Zea mays L.) - древнейшее однолетнее однодомное, раздельнополое растение. По значимости это третья продовольственная зерновая культура, а в группе зернофуражных культур - первая в мире. Пыльца кукурузы в качестве кормового субстрата используется пчелами и природными насекомыми-опылителями. Bt-кукуруза - вторая по посевным площадям в мире ГМ-культура, которая эффективно защищена Cry-белком от всех вредителей отряда чешуекрылых. Поскольку Bt-кукуруза - перекрёстно опыляемая анемохор-ная культура, в сравнении с другими Bt-ГМР её возделывание сопряжено с наибольшими экологическими рисками.

За рубежом проводились исследования в области воздействия ГМ растений и их белков на здоровье медоносных пчел (Malone and Pham-Delegue, 2001; 2002; Pham-Delegue et al., 2002). В результате было выявлено, что ГМ растения могут иметь прямое и косвенное воздействие на пчел. Прямое воздействие возникает, когда пчела получает измененный белок ГМ растения. Косвенное воздействие может возникнуть, если процесс введения трансгена в растение приводит к неизбежному изменению фенотипа растения, затрагивающему его привлекательность и пищевую ценность для пчелы. Пыльца представляет наиболее вероятное транспортное средство для поступления трансгенных белков в организм пчелы.

Ряд научно-исследовательских команд продолжают исследовать влияние ГМ растений на медоносных пчел. В Новой Зеландии, HortResearch в сотрудничестве с AgResearch имеет программу работы по изучению нецелевых эффектов ГМО, включая воздействие-на пчел. Текущие исследования направлены на определение влияния Bt-токсина, ингибитора протеазы или биотин-связывающих белков на развитие глоточных желез молодых пчел. Аналогичная работа проводится с пыльцой

Bt-кукурузы и пчелами в Швейцарии (J. Romeis, 2006). Во Франции определяются эффекты влияния Bt-кукурузы на личинок пчел и проводится анализ пчелиного оборонительного поведения (М. Pham-Delegue, 2008). В Дании проводится оценка влияния ингибиторов протеазы на личинок пчел(Н. Brodsgaard). В Канаде ученые работают над определением последствий влияния пыльцы Bt-кукурузы на пчел и планируется изучение воздействия ГМ растений на шмелей и диких пчел (С. Scott-Dupree и М. Winston, 2010).

В последние годы на американском и европейском континентах в огромных масштабах исчезают пчелы. Причины болезни, получившей название Colony Collapse Disoder (CCD), не выяснены. Экологические организации подозревают, что трансгенные растения могут быть основной причиной гибели пчел. В связи с этим клуб "Сиера", который является одной из древнейших природоохранных организаций в США, призывает Сенат к более детальному научному исследованию взаимодействия между генной инженерией и гибелью пчел. Самое большое подозрение падает на сорта кукурузы и хлопка, которые содержат гены токсинов грунтовой бактерии Bacillus thuringiensis (Bt), которыми в США заняты значительные площади. Однако пока что окончательных выводов по этому поводу нет.

Европейский орган безопасности пищевых продуктов (EFSA), ссылаясь на результаты исследования, которые проверяло правительство Греции с целью запрета возделывания Bt- Кукурузы на территории своей страны, также сделал свои выводы. В исследованиях, опубликованных в 2005 году, отмечено сокращение потребления пищи пчелами вследствие действия Bt-Токсинов. Но действия EFSA подверглись критике через технические недостатки во время проведения исследований. В частности, исследование проходило без независимой экспертизы и лишь в одном повторении. EFSA отметил, что сами авторы, которые проводили исследование, не исключали, что такие разлады в питании пчел могут иметь сезонный характер.

Исследование в Университете им. Фридриха Шиллера (г. Йена, Германия), которое было проведено в 2004 году, показало, что пчелы, которых кормили Bt-Пыльцой, могут проявлять повышенную чувствительность к некоторым паразитам. Однако пока что не удалось повторить исследование для подтверждения этих выводов. Следующие исследования, проведенные этой исследовательской группой, отметили, что пыльца Bt- кукурузы не имеет хронического токсичного влияния на здоровые медоносные пчелиные семьи.

Британские научные работники пришли к заключению, что трансгены могут нанести ущерб пчеловодству. Как сообщила общественная организация "GM Freeze" (Великобритания), компания BASF, которая проводит исследование и внедряет в производство генетически-модифицированные растения, хотела развернуть в графстве Восточный Йоркшир (Великобритания) полевые исследования по стойкому к фитофторозу ГМ-Картофелем. Причиной отказа BASF от испытания трансгенного картофеля стали протесты местных пчеловодов, которые опасаются, что трансгенный генетический материал попадет в мед. В результате, пчеловодство как бизнес будет под угрозой, поскольку их продукция постоянно подлежит проверке на трансгены.

На острове Минданао на Филиппинах, где практически все население живет возле территорий, на которых начали выращивать Bt-Кукурузу, спустя некоторое время островитяне начали болеть респираторными, кишечными и кожными заболеваниями, а также лихорадкой. Эти симптомы проявились тогда, когда кукуруза была заплесневелая, а воздух был насыщен пыльцой. Во время проведения детальных исследований в крови людей были найдены антитела IgA, IgG и IgM, которые указывают на иммунную реакцию на пыльцу трансгенной Bt-Кукурузы.

С другой стороны, данные, полученные другими исследовательскими группами, указывают на не токсичность белка Bt-кукурузы для медоносных пчел. Оценивалось действие пыльцы Bt-кукурузы (MON 810) и очищенного CrylAb-белка в 0,1 и 1% растворах сахарозы на выживаемость пчёл и их распло-

да, а также на развитие их гипофаренгиальных гланд после 10 дней кормления (Pilcher C.D., Rice М.Е., Obrycki J.J., 2005). Какого-либо негативного эффекта не выявлено. Немецкие исследователи (Stanley-Horn D.E., Dively G.P., Hellmich R.L., 2001) на участке с Bt-кукурузой (сорт Bt 176, экспрессирующий CrylAb-белок) подвергали пчёл воздействию кукурузной пыльцы (7,1 мг/кг CrylAb-белка). После 7-ми и 30-ти дневной экспозиции негативного действия в поведении рабочих пчёл, потреблении ими корма, поведенческих реакциях и откладке яиц маткой не выявлено [130]. Ramirez-Romero et al. (Ramirez-Romero R, Chau-faux J., Pham-Delegue M.Y., 2005) установили снижение у рабочих пчел поисковой реакции корма на 29% через 1 неделю после подкормки сиропом с сахарозой, содержащим 1 г/кг CrylAb-белка (что в 500 раз выше его содержания в пыльце Bt-кукурузы сорта MON 810). В серии опытов по воздействию пыльцы Bt-кукурузы на пчёл Hanley et al. не установили негативного влияния трансгени-ка на численность отродившихся личинок, выживаемость пчелиной семьи, её массу и содержание белка в гемолимфе пчелы.

Ослабление иммунной системы пчел из-за воздействия ГМ растений, инсектицидов, смешения пород в будущем способно вызвать гибель медоносных пчел, как вида. Эта опасность угрожает и российским пчеловодам. Хотя на территории РФ запрещено выращивать ГМ-культуры, но их разрешено ввозить. В России разрешены 14 видов продуктов растительного происхождения, которые получены с применением трансгенных технологий. Это: 3 сорта сои, 6 сортов кукурузы, 3 сорта картофеля и по одному сорту сахарной свеклы и риса, а также 5 видов генетически модифицированных микроорганизмов.

Не исключено, что пагубное действие трансгенов на пчелиные семьи замалчивается, в связи с лоббированием производителей ГМР своих интересов.

ГМ-культуры могут расти даже в самом суровом климате и почти не требуют ухода, они в 6-10 раз дешевле натуральных, поэтому их производство приносит колоссальную прибыль, что и подстегивает производителей к большему объему их производства. В качестве оружия против лоббистов в России был ор-

ганизован открытый научный эксперимент по выявлению влияния трансгенов на организм млекопитающих. Эту идею Общенациональной ассоциации генетической безопасности поддержали Мосгордума и столичное правительство.

Следует обратить внимание, что исследования по изучению влияния трансгенного белка на пчел карпатской породы, в России ещё не проводились. Открытыми остаются вопросы о влиянии трансгенных продуктов на степень зрелости цветочного меда и его качественные показатели. На данный момент отсутствует единая методика по исследованию влияния трансгенных растений на пчел. Одним из открытых вопросов является влияние трансгенов на микрофлору, возможность возникновения, провоцирования болезней чел.

В связи со всем вышеперечисленным, актуально изучение влияния стимулирующих подкормок, содержащих трансгенный белок, на физиологическое состояние медоносных пчел и на хозяйственно полезные признаки пчелиных семей.

1.3 Заменители естественных кормов в пчеловодстве.

Для нормальной жизнедеятельности пчелиной семьи требуется значительное количество корма - меда и перги. Сильная семья в течение года расходует 90 кг меда: в период зимнего покоя - около 10 кг, а в период активной жизнедеятельности - весной, летом и осенью - около 80 кг (Кривцов Н.И., 2000). При недостатке кормовых запасов для поддержания пчелиных семей и обеспечения рентабельности пасек практикуется подкормка пчел с использованием заменителей естественного корма (Таранов Г.Ф., 1986; 1987; Лебедев В.И., 1995; Билаш Т.Д., 1999). Чаще всего для этой цели используют сахарный сироп. Подкормку нужно проводить так, чтобы она оптимально вписывалась в жизненный ритм семьи, с учетом ее состояния и возможных последствий. Так, по данным указанных авторов, после главного медосбора для наращивания молодых пчел она

должна имитировать поддерживающий медосбор, стимулирующий выведение расплода.

В литературе много убедительных аргументов приведено в пользу соотношения сахара и воды 1:1. Однако наиболее экономичным и широко применяемым, видимо, является соотношение 3:2 (Симпсон, 1952; Чудаков, 1967; Яхимо-вич, 1967).

Многократными опытами доказано, что побудительная подкормка небольшими порциями сахарного сиропа не увеличивает количество выращиваемого расплода, хотя, она активизирует пчел (Таранов Г.Ф., 1987, Рохтла А.К., 1989). При скармливании сахарного сиропа в большом количестве за короткий промежуток времени живая масса насекомого уменьшается на 2527%. При переработке аналогичного количества нектара этого снижения не отмечается. Следовательно, сахарный сироп не является полноценным кормом (Рохтла А.К., 1989). Переработка его происходит за счет белковых запасов пчелы, что, в свою очередь, приводит к ослаблению ее организма и ухудшению физиологического состояния.

Однако от подкормки сиропом в настоящее время отказаться невозможно. Поэтому во многих исследованиях указывается на необходимость имитации приноса нектара. Нектар чаще всего содержит 30-80% воды, 20-70% Сахаров, 0,01-0,1% пыльцы, минеральные соли и эфирные масла. Самые главные компоненты нектара - сахар и пыльца (Рохтла А.К.„ 1989; Лебедева В.И. (1993), Кур-ченко М.П. (1996). Так при добавления на 1 л сахарного сиропа 1,5 г пыльцы в подопытных семьях пчелы не изнашивались при его переработке, лучше перезимовывали, развивались весной быстрее и давали в конечном итоге на 43 % больше валовой продукции.

В других опытах при замене 10 и 20% воды сиропа молоком количество расплода возросло соответственно на 35 и 25% (Таранов Г.Ф. 1986). Прибавление к сахару 20% цельного коровьего молока дало такие же, в некоторых случаях даже лучшие результаты, чем мед. В опытах Алиева К.А. (1969) осенняя под-

кормка пчел сахаром с добавлением молока дало положительный результат, повысив количество расплода на 17-23%, а также повышение массы личинок и выводящихся пчел.

Во всем мире пчеловоды пытаются изыскать заменители пыльцы. С этой целью чаще всего применяют пивные дрожжи, сухое обезжиренное молоко, соевую муку, сыворотку молочную и другие. Как правило, пчелы хорошо потребляют эти заменители в смеси с 10-20% пыльцы (Аталлах М.Л., с соавт., 1979; Таранов Г.Ф., 1987) . Хороший заменитель пыльцы должен иметь концентрацию протеинов подобно пыльце — 20-25%; достаточную концентрацию жиров — в среднем 5% для обеспечения нормального развития расплода; необходимые концентрации глюцидов — веществ, выполняющих роль энергетического материала в метаболических процессах.

Р.А.КоЫшоп и другие предположили, что пыльца содержит аттрактивное вещество. Так, ими обнаружены жирная кислота и эфир летеина. Выделена также окта-дека-транс-2, цис-9-, цис-12-триеновая кислота, которая оказалась очень аттрактивной для пчел — сборщиц пыльцы.

По данным 81ап<Жег и др., семьи, которым давали смесь, содержащую 20% пыльцы, выращивали значительно больше печатного расплода, чем семьи, которым скармливали смесь, содержащую 1% пыльцы, или совсем без нее, но не намного больше семей, получавших смесь с 5%-ной добавкой пыльцы. Смесь, содержавшая 20% пыльцы, поедалась пчелами в значительно большем количестве, чем смесь с 1% пыльцы, но не намного больше, чем с содержанием 5%. Автор считает, что более высокая продуктивность семей, получавших смесь с пыльцой, объясняется наличием кормового стимулятора.

Многие исследователи рекомендуют подкармливать пчел сахарно-медовым тестом. Семья забирает его значительно медленнее, чем сахарный сироп (до недели). Особенностью данного корма является то, что его готовят из сахарной пудры и жидкого меда в соотношении 74% сахарной пудры и 26% меда, их замешивают, как обычное тесто. С. Махмашарипов (цит. по Таранову Г.Ф., 1987)

рекомендует использовать данный вид подкормки, когда в гнездах отсутствуют большие запасы сотового меда. При этом пчелы, по данным автора, повышают снабжение кормом выращиваемого расплода (Таранов Г.Ф., 1987). Установлено, что для полноценного использования искусственного корма величина частиц в тестообразной смеси должна быть не более 0,20 мм. Все компоненты смеси нужно тщательно перемешать до консистенции мягкого канди. Именно такой канди желательно использовать для внесения в пчелосемьи необходимых препаратов, так как использование сахарного сиропа может привести к повышению влажности внутри улья и, кроме того, не все препараты способны растворяться в воде.

В опытах Яковлева A.C., Махмарашарипова С. (1978) выявлено влияние канди на рост и развитие семей, качество выращиваемых пчел, их продуктивность и другие показатели. По данным авторов, наибольший эффект в выращивании расплода получен при подкормке канди, состоящем из 4 кг сахарной пудры, 1 кг меда, 0,5 кг пекарских дрожжей, 0,25 кг сухого обезжиренного молока и 0,2 л воды. Канди такого состава повысил количество расплода весной на 21,2%, и пчелиные семьи собрали больше меда на 26,3%, по сравнению с семьями, получавшими подкормку в виде сахарного сиропа. Причем, как отмечают авторы, пчелы этих семей близки по качественным признакам к пчелам, выращенным на меду. Авторы рекомендуют, чтобы облегчить и ускорить забирание канди пчелами, целесообразно на 10 кг канди добавлять 0,4 л воды и раздавать их в виде лепешек, положенных в металлическую сетку (20x20 см) ячейками 3x3 мм. Сверху канди покрывают пергаментной бумагой.

Среди многих испытанных веществ не удалось найти корма равноценного пыльце цветков. Удовлетворительные результаты получены лишь при использовании смеси Гайдака М.О. (1960). Кормовая смесь, предложенная Гай-даком М.О., состоит из следующих составных частей: три части обезжиренной соевой муки, одной части сухого снятого молока и одной части сухих пивных или пекарских дрожжей. Перед раздачей пчелам к смеси добавляют мед, тем самым превращая ее в белково-витаминное тесто.

При кормлении пчел перечисленными компонентами отдельно, установлено что соевая мука увеличивает воспитание и выход расплода на 76%, дрожжи - 67%, сухое молоко - 36% от того количества, которое дает смесь этих веществ. Следовательно, пропись Гайдака М.О. дает возможность получить кормовую смесь, которая по эффективности близка к пыльце. Соево-молочно-дрожжевой смеси присущ один существенный недостаток. Он имеет запах и вкус не имеющего аналога в природе, с которым пчелы могли встречаться. Поэтому пчел необходимо постепенно приручать к такому корму. Однако, следует отметить, что у данного корма значительно повышается забираемость пчелами, если к нему примешивать от 15 до 20% перги или пыльцы (Гайдак М.О. ,1960; Таранов Г.Ф., 1987).

Для восполнения белковой части корма использовалась и хлопковая мука. При этом удовлетворительные результаты как по воспитанию расплода, так и по продуктивности семей были получены, когда брали корм, содержащий 70% хлопковой муки и 30% пыльцы. При этом данную смесь насыпают в пустые ячейки сотов и заливают сахарным сиропом. После отстаивания сотов в течение суток при комнатной температуре их дают в семьи (Таранов Г.Ф., 1987).

Так, по результатам исследований А.Г. Маннапова и др. (2004), рабочие пчелы из опытной группы, получавшие пыльцевую подкормку осенью, имели жира в теле на 1,1 % больше по сравнению с контролем. Это составляет около 20% от его общего количества, накапливающегося в жировом теле пчелы. Поэтому пыльцевые подкормки пчел при недостатке естественного белкового корма, в условиях работы пчелиных семей на опылении овощных культур защищенного грунта, становятся весьма актуальными. При отсутствии поступления белковых кормов появляется необходимость коррекции питательной ценности комбинированных сахарно-медово-белковых подкормок с помощью биологически активных добавок (Маннапов А.Г. с соавт., 2004).

В тепличном хозяйстве ОАО «Родник» г.Челябинска проведены эксперименты по изучению влияния корригирующих свойств сахарно-медово-белковых подкормок на развитие пчелиных семей, содержащихся в условиях защищенного грунта. Результаты исследований показали, что пчелиные семьи 1-й группы за 4 недели потребили по 1,7 кг смеси из сахарной пудры, цветочного меда и цветочной пыльцы, обогащенной СГОЛ. За этот же период времени семьи пчел 2-й группы израсходовали по 1,5 кг корма из сахарно-медово-белковой смеси. Пчелиные семьи контрольной группы за данный период в условиях защищенного грунта использовали для своих нужд сахарно-медовую смесь в количестве 1,3 кг (Маннапов А.Г. с соавт., 2004; Мамаев В.П., 2005).

Для увеличения воспитания расплода и хорошего функционирования восковой железы в исследованиях НИИ пчеловодства по возмещению белковой части корма была испытана медо-перговая смесь. По описанию Таранова Г.Ф. (1986; 1987), Лебедева В.И. (1993), медо-перговая подкормка дает пчелам-кормилицам все вещества, необходимые для выращивания расплода и выделения воска и заставляет пчел съедать больше корма, используя пергу из ячеек. В теле пчел, подкармливаемых сахарным сиропом, содержалось 34,5% белка, а у пчел же из семей, получавших сахарный сироп и медо-перговую смесь - 52,0%.

Любое животное, используемое в сельском хозяйстве, в том числе и пчела, не может проявить нормальную продуктивность, если оно имеет низкую упитанность из-за белковой недостаточности. Вероятно, пчелы, имеющие недостаточные запасы резервных веществ в теле, не только меньше выращивают расплода, но имеют меньшую летную активность и быстрее изнашиваются в полётах. Исследователями установлено, что эффект стимулирования работы пчел-кормилиц, выращивающих расплод, зависит от интенсивности поедания и переноса корма, чем быстрее и больше они его перерабатывают, тем больше пчелы выращивают расплода при наличии свободных ячеек и тем выше их лётная активность. Значительная часть корма при этом может быть размещена пчелами в

ячейках сотов. А.Г. Маннапов с соавторами (2004) считают, что фактор скорости потребления корма является одним из важных показателей эффективности любой подкормки семей пчел.

Часто углеводная подкормка служит основой для внесения в пчелосемью какого-либо вещества или лекарства и не является сама по себе стимулятором роста и развития семьи (Антимирова O.A., 2000, Губайдуллин И.Н., 2006, Али-кин Ю.С. с соавт., 1996, 2000, Козин Р.Б., Стройков С.А., 1991; Шадрин H.H., 2000, Трифонова Т.В., Маннапов А.Г., 2009).

В периоды смены зимовалых пчел и интенсивного роста семей Мишин H.H. (2001) рекомендует ввести в рацион пчел специальные добавки эндоглю-кин, ВЭСП. Испытания ВЭСПа в Алтайском крае показало, что дача ВЭСПа с сахарным сиропом 7 раз после выставки дала возможность не только восстановить ослабленные семьи пчел, но получить по 100-150 кг товарного меда (Козин Р.Б., Стройков С.А., 1991; Шадрин H.H., 2000).

Препарат эндоглюкин сделан на основе ферментов, расщепляющих нуклеиновые кислоты вирусов. Дача препарата оказывала влияние не только на рост и развитие семей пчел, но и способствовала профилактике вирусных болезней и аскосфероза (Аликин Ю.С., с соавт., 1996; 2000).

Для стимуляции развития пчелиных семей, повышения их продуктивности и резистентности к различным заболеваниям в практическом пчеловодстве используются различные стимулирующие препараты - биоспон (Воронов И.М., 1989), рибонуклеаза (Васьков H.A., 1991), полиамин (Мельник В.Н., Му-равская А.И., 1991), эндонуклеаза и эндоглюкин (Батуев Ю.В., 1992; Гробов О.Ф., 1994; Руденко Е.В., с соавт., 1996), экдистерон (Москаленко П.Г., с соавт., 1992), овогид (Лихотин А.К., 1993), витамин-экдистероновый стимулятор пчел (Какпаков В.Т., 1993; Ключников A.M., 1995; Масленникова В.И., 1995; Кирюкин А.И., 1996; Литвинов М.П., 1997), РИАЛ (Макаров Н.В., с соавт., 1994; 1995; Жаркова Г.Ю., 1996), апистарт (Димитров Б., 1994), виран (Батуев Ю.М., Сычев М.М., 1994), кефирная сыворотка с углеводными компонентами

(Дышаев А.Н., 1995), водный раствор экдистерона (Шангараева Г.С., с соавт., 1999). При использовании вышеперечисленных препаратов указывается, что в семьях пчел повышается выращивание расплода, а в семьях воспитательницах улучшаются такие показатели как прием личинок на маточное воспитание, масса выводимых маток, их племенные и хозяйственные качества.

В Краснополянском пчелохозяйстве произведено испытание нового отечественного микробиологического препарата «Апиник» (разработка лаборатории пробиотиков ВГНКИ), который рекомендуется применять сразу после зимовки для вытеснения гнилостной микрофлоры. При этом опытами, проведенными Мельник В.Н., Муравской А.И., Онищук Ф.Д. (2001) Христофоровым Ю.В., (2004) установлено, что пчелиные семьи, в которых применялся пробио-тический препарат «Апиник», отличались высокой активностью и жизнеспособностью. Они вырастили на 30-35% больше молодых пчел, чем семьи контрольной группы, не получавшие данный препарат.

С целью стимуляции яйцекладки маток в сахарный сироп начали вводить синтетический гормон эпибрассинолид. При этом оказалось, что семьи пчел не только выращивали больше расплода по сравнению с контролем, но их рабочие пчелы обладали также и большей продолжительностью жизни (Бойценюк Л.И., Антимиров C.B., 2000).

Специалистами ЗАО «Агробиопром» была разработана и успешно применена на ряде пасек белково-витаминная, биологически активная подкормка для медоносных пчел - стимовит. В качестве белкового компонента он содержит 30% цветочной пыльцы. Входящие в ее состав аминокислоты, микро- и макроэлементы, витамины и другие биологически активные соединения оказывают стимулирующее действие на рост, развитие и продуктивность пчелиных семей, повышают резистентность пчел к неблагоприятным факторам внешней среды и к различным заболеваниям. Входящий в состав подкормки экстракт чеснока (сухой) обладает выраженным антимикробным действием. Применение стимовита в весенний период повышает репродуктивную активность маток, увеличивает

силу семей и их продуктивность. В период производственных опытов применение данного препарата увеличило силу семей на 29,5%, количество печатного расплода возросло на 26% и количество меда - на 16,5% по сравнению с контролем (Чупахин В.И., Кустря Д.Н., 2003).

В последние годы в пчеловодстве начали применять стимуляторы третьего поколения - производные пиримидинов - оксиметилурацила на активированной воде. Так, в опытах, проведенных на учебной пасеке Башкирского ГАУ, установлено, что применение оксиметилурацила с сахарным сиропом, приготовленным на активированной воде (на 1 л 50 мг препарата), в весенний период в пчелиных семьях повышается количество выращиваемого расплода на 1518%, а продуктивность семей - на 18% (Маннапов А.Г. с соавт. 1996; Смольникова Е.А., 2003). Как сообщает Севастьянов Б.Г. (2001) анолит активированной воды обладает высокой проникающей способностью в клетки ткани. Анолит содержит высокоактивные соединения кислорода, перекиси водорода, хлора. Они безвредны для человека и пчел, а для болезнетворных микроорганизмов - высоко токсичны.

В литературе также указывается, что медоносным пчелам макро и микроэлементы необходимы, как и всем живым биологическим объектам, в особенности, в период весеннего роста и развития. Так, в опытах стимулирования развития семей пчел установлено, что при весеннем вскармливании сахарного сиропа с добавлением 9,52 мг СоБ04 на 1 л увеличивалось количество расплода и медосбора до 45,8%). В случае добавления в сахарный сироп Мп804, медосбор увеличился на 11,5% (Шагун Л.А., 1987).

Подкормка с добавлением йода оказывает влияние на экстерьерные и ин-терьерные признаки. Это влияние выражается в увеличении веса личинок, куколок, жирового тела и яичников. Йодная подкормка способствует увеличению продолжительности жизни пчел, ускорению их развития и повышению продуктивности пчелиных семей (Голоскоков В.Г., 1977). По данным автора при подкормке раздельное добавление солей кобальта, марганца и йода оказывает поло-

жительное влияние на обмен аскорбиновой кислоты в организме пчел в различные периоды онтогенеза. Увеличение витамина С в теле личинок, куколок и пчел является следствием активации ферментативных процессов, в результате чего повышается переваримость перги и усвояемость ее питательных компонентов (Голоскоков В.Г., 1977).

В последние годы в пчеловодстве проведены исследования по стимуляции роста, развития комплексного аминокислотно-витаминно-микроэлементного препарата «Микровитам». Так, введение в рацион пчелиных семей комплексного аминокислотно-витаминного препарата «Микровитам», в различной степени выраженности и проявления восстанавливают дефицит и баланс микро- макроэлементов, незаменимых аминокислот в организме трутней, способствуя нормализации и стабилизации белкового, липидного и углеводного обмена (Губайдуллин В.М., 2006). Однако действие многофункциональных препаратов не испытано на потенциальные возможности роста и развития семей пчел.

При подкормке пчел в весенний период кроме стимуляции выращивания расплода обычно профилактируют и заболевания пчел. Так, по данным В.И.Сапего (2002) (цит. по Чупахин В.И., Кустря Д.Н., 2003), при недостатке в весенний период пыльцы у пчел возникает нарушение белкового обмена, что приводит их к дистрофии. При недостатке белка для выкормки расплода они начинают расходовать резервы белковых веществ организма, истощаются и гибнут. При этом личинки выходят мелкие, слабые, из них получаются особи, неспособные к работе. Исследованиями Билаша Г.Д., с соавт. (1999), доказано, что зимой гибнут в первую очередь пчелы, у которых в прямой кишке отсутствовали непереваренные остатки пыльцевых зерен, то есть особи, не имеющие возможности питаться пергой.

Лебедев В.И., (1993), Н.И.Кривцов и Е.М.Мостовой (2002) указывают, что в активный период в семье сменяется четыре-пять поколений пчел. Недостаток пыльцы при выкормке только одного из них отражается на всех последующих поколениях и в конечном итоге на качестве зимовки и способности семьи актив-

но развиваться в следующем году. Все вышесказанное говорит об острой необходимости подкармливания слабых семей, как осенью, так и ранней весной.

При создании запасов корма и его хранении наблюдается уменьшение глюкозы (Гонне, 1965). Учитывая данные Гонне (1965) эффективность потребления пчелами сахарного сиропа различного состава исследовал Бацилек Ж., с соавт., (1979). Автором установлено, что во всех случаях в скормленных пчелам образцах корма пониженная активность инвертазы и ее значительное уменьшение наблюдалось при хранении данного продукта. Это соответствует данным Уайта и Кушнира (1966), показавших, что полученная из сахарного меда инвертаза, не является достаточно стабильной.

Установлено, что при скармливании пчелам растворов частично инвертированной сахарозы, содержащей более 60% сухого вещества, экономически выгодно с точки зрения сокращения потерь корма, которые происходят при его переработке пчелами. Пчелы добавляют инвертазу к корму, независимо от его состава, однако продолжительность созревания его меньше в случае использования частично инвертированных растворов, по сравнению с раствором сахарозы.

В исследованиях Билаш Н.Г. (2003) в качестве заменителя пыльцы натуральной были использованы: соевая мука, пшеничные зародыши, автолизат пивных и пекарских дрожжей и сухой дрожжевой экстракт «Фаворит» (разработка ФГУП «Госсинтезбелок»). Установлено, что содержание протеинов в заменителях колеблется от 56% («Фаворит») до 40% (пшеничные зародыши) против 24% в пыльце. По данным автора «Фаворит» по содержанию витаминов не только не уступает их содержанию в пыльце, но и превосходит. Содержание аминокислот в дрожжевом продукте «Фаворит» значительно превосходит этот показатель пыльцы. Кроме того, его переваримость in vitro наибольшая в сравнении с другими испытуемыми продуктами. Автор полагает, что испытуемый продукт не только во многом соответствует пыльце по биохимическим показателям, но и является более доступным пчелам, чем традиционно используемые дрожжи.

Добавление небольшого количества пыльцы в углеводный корм увеличивает его потребление. В настоящее время установлено, что вещества пыльцы, привлекающие пчел, — стеролы и нейтральные липиды. Более глубокие исследования показали, что химическим веществом из группы липидов, привлекающим пчел, является леноленовая кислота. Жирнокислотный анализ ряда продуктов показал, что в пыльце она присутствует в максимальном количестве (Билаш Н.Г., 2003).

В настоящее время предприняты многочисленные попытки, найти заменитель сахара, или сделать сахарный сироп близкий по составу к меду. На данный момент известны подкормки из инвертированных сиропов приготовленных в одном случае с помощью добавления кислоты, в другом — меда, в третьем - ферментов. Анализ материалов по данным направлениям позволяет сделать вывод, что наиболее перспективным способом приготовления корма для пчел является ферментативный способ инверсии сахарозы, так как он, с одной стороны, не приводит к образованию в конечном продукте оксиметилфурфурола, как при кислотном гидролизе, с другой - не требует использования меда - диетического продукта питания, как в способе И.А. Мельничука. В то же время при этом достигается высокая степень инверсии сахара.

1.4 Влияние пробиотических препаратов на микрофлору пчел.

Пчелиная семья представляет для микроорганизмов богатую среду обитания с разнообразными питательными веществами, с более или менее постоянной температурой и относительной влажностью. В процессе эволюции в пчелиной семье выработались многие высокоактивные бактерицидные и бактериостатические вещества, ограничивающие развитие микроорганизмов. Благодаря этому в пчелиной семье сложился определенный стабильный биоценоз.

Микрофлора рабочих пчел представлена наиболее обширно. Разные отделы кишечника рабочих пчел различаются по количеству содержания в них бактерий. В медовом зобике находится небольшое количество бактерий, в среднем и заднем отделах кишечника их встречается гораздо больше. В мазках, сделанных из содержимого кишечника, преобладают палочки.

Грамотрицательные бактерии составляют 81% из числа выделенных культур. Доминирующими видами являются Вас. Apium, Bact. Citrovorum, Bact. Cloacae, Bact. Paracloacae, Hafnia alvei, Pseud. herbicola, Lactobact. Pollinis. Другие виды, относящиеся к родам Chromobacterium, Micrococcus, Bacillus, встречаются редко и играют второстепенную роль. Из кишечника пчел выделены фитопато-генные бактерии Bact. Cacticidum, Bact. Amylovorum. Виды рода Bacterium, доминирующие в кишечнике пчел, энергично сбраживают моно- и дисахариды, восстанавливают нитраты, могут усваивать минеральный азот (за исключением Bact. Apium). Необходимо отметить, что большинство видов, обитающих в кишечнике пчел, не разлагают лактозу.

Вторая многочисленная группа микроорганизмов, входящих в микробную ассоциацию кишечника пчел, представлена дрожжами. Наиболее распространены дрожжи вида Candida, Torulopsis. Большинство из них сбраживает глюкозу и сахарозу, но не сбраживает и не усваивает лактозу.

Видовой состав микрофлоры кишечника трутней беднее микрофлоры кишечника пчел. Доминирующим видом в микробной ассоциации кишечника является Lactobact. Pollinis (syn. Bact. Pluton). Часто встречаются Bact. Citrovorum, Bact. Paracloacae, Hafnia alvei, а также виды рода Pseudomonas - Ps. Fluorescens, Ps. Liquida, Ps. Saliciperda (последний вид относится к фитопатогенным бактериям). Грамотрицательные бактерии, обитающие в кишечнике трутней, энергично разлагают сахары, кроме лактозы. Многие бактерии обладают протеолитическими ферментами и усваивают минеральный азот.

В микрофлору кишечника трутней входят виды, специфические для кишечника пчел, и виды, которые характерны только для кишечника трутней (Bact.

Liquefaciens, Ps. Liquida, Pseudobact. Furcosum). В микробной ассоциации кишечника трутней не обнаружены Bact. Apium, Ps. Herbicola, пигментные бактерии и дрожжи.

В кишечнике маток обитает ещё меньшее количество бактерий, чем у рабочих пчел и трутней. В нем встречаются те же основные виды бактерий, что и в кишечнике пчел, а именно Lactobact. Pollinis, Bact. Citrovorum, Bact. Cloacae. Виды рода Pseudomonas отсутствуют. Кишечник личинок одно-двухдневного возраста стерилен. Микрофлора формируется у личинок в трехдневном возрасте, т. е. с момента начала кормления их медоперговой смесью. Преобладающим видов является Lactobact. pollinis (syn. Bact. pluton), на нее приходится половина всех выделенных культур. Широкому распространению этой бактерии способствует pH, который не превышает 6,8 и высокая, до 17%, концентрация сахара в кишечнике личинок. Из других видов в кишечнике личинки встречаются Bact. cloacae, Bact. citrovorum, Ps. herbicola. В кишечнике личинки дрожжи встречаются редко и представлены видами Candida solani Lodder, Torulopsis stellata (Kr. et Krumbh) Lodder, Sac-charomyces fructuum Lodder.

Одним из современных подходов к повышению продуктивности сельскохозяйственных животных является применение пробиотиков - препаратов, в состав которых входят живые микроорганизмы: представители нормальной микрофлоры кишечного тракта или сапрофиты, обитающие во внешней среде. В отличие от антибиотиков и других биологически активных препаратов, они совершенно безопасные, экологически чистые и не имеют противопоказаний для клинического использования (Антипов В.А., Субботин В.М., Эффективность и перспективы применения пробиотиков// «Ветеренария», 1980, № 12, с. 55-57).

Эпоха изучения веществ с антибиотикоподобным эффектом, отличающихся от антибиотиков белковой (пептидной) составляющей и названных J.Jakob и др. - бактериоцинами (БЦ), началась с 1925 г. после их открытия A.Gratia. Исследования разных групп бактерий позволили выявить, а затем классифициро-

вать бактериоцины, обладающие разнонаправленным действием на клетки прокариотов и эукариотов. Недостаточно изученные субстанции рекомендуется называть бактериоциноподобными (БЦП). Использование оригинальных биотехнологий позволило создать препараты БЦ и БЦП с биологической активностью в отношении бактерий и микроорганизмов, например низин, стациллококкцин, томицид и др. Помимо антибактериального действия БЦ, БЦП и нативных культур молочнокислых микроорганизмов, установлена их умеренная противовирусная активность, которая основана на способности модулировать эффект, создаваемый комплексом антиген-антител, бактериофагом, токсином (П.А. Красочко, И.А. Красочко, В.А. Машеро и др. Использование пробиотиков для профилактики заболеваний желудочно-кишечного тракта и терапии животных: Метод. Рекомендации// Витебск: УО «ВГАВМ», 2006. 86 с.)

Механизм действия бактериоцинов в одних случаях заключается в воздействии на энергозависимые синтезы и ингибирование транспортных процессов; изменение проницаемости клеточной мембраны для ионов калия, магния и кобальта; снижение уровня АТФ; снятия трансмембранного электрохимического потенциала или исчезновении специфических мембранных белков. В других случаях бактериоцины вызывают деградацию ДНК, нарушая синтез РНК, инги-бируют синтез белка. Максимальное накопление бактериоцинов происходит в конце экспоненциальной фазы роста. Это свойство давно интересует ученых, но до сих пор не полностью раскрыты все механизмы и факторы, влияющие на антагонистическую активность бактерий, в частности на синтез антибиотиков.

Многолетние клинические наблюдения за лечебной и профилактической эффективностью пробиотиков показали, что они практически не обладают побочными эффектами при длительном их применении. (Блинкова Л.П., Альтшу-лер М.Л., Горобец О.Б., Дорофеева Е.С. Бактерицины и бактериоциноподобные вещества как биологически активные средства // Клиническое питание. 2007. № 1,2 С. А22)

Механизм действия препаратов основан на адгезивных и антагонистических свойствах бактерий-пробионтов, вытесняющих из состава кишечной популяции условно-патогенные микроорганизмы и неспецифически контролирующих избыточность их роста. Известно, что помимо своих защитных функций, кишечная нормофлора принимает активное участие в процессах микробного кишечного пищеварения, расщепляют белки до аминокислот и пептидов, вырабатывают кислоты, витамины, бактериоцины и биологически активные вещества, а также стимулируют неспецифическую резистентность организма.

Пробиотические препараты для нормализации кишечного биоценоза у пчел начали применяться в последние годы, поскольку антагонистические взаимоотношения между условно-патогенной и нормальной кишечной микрофлорой у пчел имеют место. К примеру, используемый в пчеловодстве биопрепарат для повышения продуктивности пчел содержит в качестве биологически активного вещества сухую бакмассу бифидобактерий штамма Bifidobacterium globosum и сухую бакмассу штамма стрептококков Streptococcus faecium, а также содержит аскорбиновую кислоту, углеводы, окись алюминия и наполнитель. Из углеводов биопрепарат содержит лактозу или сахарозу, а из наполнителей - пищевой сахар. Штаммы Bifidobacterium globosum и Streptococcus faecium известны и входят в состав препарата «Стрептобифид», который используют для коррекции кишечного биоценоза у теплокровных позвоночных животных и птицы. Однако обнаружено, что известные штаммы бифидобактерий и стрептококков в сочетании с аскорбиновой кислотой, оказались эффективными для стимуляции физиологических функций у пчел. Указанные штаммы бифидобактерий и стрептококка обладают высокой ростовой и биологической активностью в организме пчел, способны к выработке молочной кислоты и других биологически активных веществ. Аскорбиновая кислота, введенная в состав препарата, выступает в качестве дополнительного компонента для связывания молекулярного кислорода и в качестве витаминного компонента.

Микробиологический препарат Апиник (опытная разработка лаборатории пробиотиков ВГНКИ) предназначен для применения у пчел сразу после зимовки для вытеснения гнилостной микрофлоры и восстановления нормальной ассоциации микроорганизмов в кишечном тракте пчел. В результате пчелы отличаются высокой жизнеспособностью, могут вырастить на 30-35% больше молодых пчел, чем не получавшие препарат. Апиник помогает преодолеть дисбактериоз, наступающий после применения антибиотиков и тимола, если скармливать его через три-четыре дня после окончания лечения названными препаратами (Мельник В.Н., 2001). Препарат Апиник содержит в своем составе комплекс пробиотиче-ской микрофлоры, типичной для кишечника пчел и промоторы ее роста. Препарат обладает способностью стимулировать пищеварительные процессы в кишечнике рабочих пчел, повышать их естественную резистентность и устойчивость к бактерийным и вирусным инфекциям.

Опыты по изучению влияния препаратов Апиник и Микровитам на организм рабочих пчел в условиях Республики Башкортостан показали, что их применение способствует значительному наращиванию силы семьей к главному медосбору и позволяет получить в среднем от одной семьи на 10—15 кг больше товарного меда по сравнению с контролем (подкормка только сахарным сиропом). Пробиотики, подавляя развитие патогенных и условно-патогенных бактерий, в отличие от антибиотиков, не оказывают отрицательного воздействия на нормальную микрофлору. А бифидобактерии в составе препарата продуцируют ферменты, аминокислоты и витамины (Маннапов А.Г., Мишуковская Г.С., Ларионова О.С., 2009).

В следствие всего вышеизложенного, перед нами поставлена цель выявить влияние различных подкормок - углеводной (сахарный сироп), углеводно-белковой, с добавлением пыльцы нетрансгенной кукурузы, с добавлением трансгенного белка Bt-кукурузы, с добавлением перги, а также с пробиотическим препаратом «Апиник» - на биологические и хозяйственно-полезные признаки медоносных пчел карпатской породы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Частная зоотехния, технология производства продуктов животноводства», 06.02.10 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Частная зоотехния, технология производства продуктов животноводства», Бармина, Инесса Энсовна

ВЫВОДЫ

1. Максимальная продолжительность жизни рабочих пчел в садках была зафиксирована при получении подкормок с добавлением перги и пробиотика Апиник и составила 15,6 и 15 суток соответственно. Продолжительность жизни пчел при подкормке с добавлением белка Вг-кукурузы была на уровне 14,1 суток, превысив соответствующий показатель контрольной группы на 34,2% .

2. Применение стимулирующей подкормки с добавлением белка трансгенной В1>кукурузы оказало положительное влияние на яйценоскость пчелиных маток, среднесуточный показатель которой на конец опыта превысил результат контрольной группы на 16,7%. Количество печатного расплода за опытный период с 15 мая по 9 июня увеличилось на 59%, степень развития глоточных желез - на 21%. Содержание личиночного корма за время опыта возросло на 39,3%, превысив контрольное значение в 16 раз.

3. Стимулирующие подкормки оказывают влияние на увеличение нагрузки медового зобика, летной активности, медовой и восковой продуктивности. Наиболее высокие результаты показали семьи пчел, получавшие подкормки с добавлением перги и пробиотика Апиник. У пчелиных семей, получавших стимулирующую подкормку с добавлением белка В1>кукурузы, на главном медосборе регистрировалось увеличение нагрузки медового зобика- на 4,3%, летной активности - на 1,84%, медовой продуктивности - на 6%, восковой продуктивности -на 8,1% по сравнению с контрольной группой.

4. Скармливание пчелиным семьям стимулирующих подкормок сахарным сиропом с добавлением белка трансгенной В1;-кукурузы, перги, пыльцы нетранс-генной кукурузы, также пробиотика Апиник способствовало улучшению мор-фометрических параметров пчел, которые соответствовали показателям стандарта карпатской породы.

5. Использование белка трансгенной В1;-кукурузы в составе стимулирующей подкормки, а также традиционных подкормок, в том числе с пробиотиком Апиник оказало положительное воздействие на показатели белкового, липидного и углеводного обмена в организме рабочих пчел. У пчел, получавших подкормку с добавлением белка трансгенной кукурузы, уровень азота повысился на 19%, жира - на 30%о, гликогена - на 12,8% по сравнению с соответствующими показателями контрольной группы.

6. В постнатальном онтогенезе максимальный уровень сукцинатдегидроге-назы (СДГ) регистрировался у 24-дневных рабочих пчел, получавших подкормку с добавлением пыльцы нетрансгенной кукурузы (29,4 усл. ед.) и перги (29,2 усл. ед.). Содержание СДГ при скармливании пчелам сахарного сиропа с добавлением белка трансгенной В1>кукурузы, превысило контрольное значение на 8,2%) и составило 28,8 усл. ед.

7. Добавление в сахарный сироп традиционных белковых компонентов, белка трансгенной В1>кукурузы, пробиотика Апиник оказало положительное влияние на функциональную активность мышечной ткани. При скармливании пчелам подкормки с трансгенным белком В1-кукурузы, содержание АТФ-азы миозина в летательной мускулатуре 24-дневных пчел превысило показатель контрольной группы на 9,5%, а уровень митохондриальной АТФ-азы возрос на 6,4%. Данные ферменты участвуют в превращении химической энергии в механическую работу, происходящую в мышцах во время полета пчел и повышение их уровня способствовало увеличению летной активности и повышению опылительной деятельности.

8. Уровень рентабельности производства продуктов пчеловодства (меда, воска, пыльцы, прополиса) при стимулирующей подкормке с трансгенным белком В^кукурузы составил 39,6%, что указывает на возможность успешного использования данного компонента. Максимальный уровень рентабельности регистрировался в группах, получавших подкормки с добавлением перги и пробиотика Апиник, составив 55,8 % и 45,8%), соответственно.

Практические предложения

1. Белок трансгенной Вг-кукурузы сорта Моп810 не оказывает отрицательного влияния на хозяйственно-полезные признаки пчелиных семей, безвреден для организма пчелы, поэтому рекомендуем использовать его в составе стимулирующей подкормки сахарным сиропом (10 мл белка на 1 л сиропа).

2. Для восполнения дефицита белка с целью стимуляции физиологических процессов организма рабочих пчел в онтогенезе, повышения темпов роста и развития пчелиных семей в весенний период, рекомендуем использовать широкий спектр биологически активных веществ, а именно стимулирующие подкормки сахарным сиропом в комплексе с пергой (10 г на 1 л сиропа) и про-биотиком Апиник (10 мг на 1 л сиропа).

Список литературы диссертационного исследования кандидат биологических наук Бармина, Инесса Энсовна, 2012 год

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Аброл, Д.П. Факторы, способствующие отравлению пчел в результате опыления // Апиакта. 1990. № 2. С. 33-36.

2. Аветисян, Г.А. Пчеловодство. / Г.А. Аветисян. М, 1985. - 269 с.

3. Аветисян, Г.А. Разведение пчел. / Г.А. Аветисян. Колос. М, 1983.

4. Аветисян, Г.А. Некоторые вопросы эволюции, распространения, охраны и использования видов и пород пчел / Г.А. Аветисян/ XVI Международный конгресс по пчеловодству (Доклады Советской делегации). - М., 1958. - С. 57-62

5. Аветисян, Г.А. Селекция и репродукция карпатских пчел / Г.А. Аветисян, В.А. Губин, A.B. Морозов, Ю.А. Черевко / XXVII Международный конгресс по пчеловодству (Афины, Греция 14-20 сентября 1979 года). - Бухарест: Апимон-дия, 1979.-С. 221 -225.

6. Алиев, К.А. О весенней подкормке пчел. / К.А.Алиев //Пчеловодство -1969.-№4.

7. Альберт, P.C. Значение белковых кормов в жизнедеятельности пчел. / P.C. Альберт, А.Г. Ботяновский // Материалы Первой Междунар. научно-практич. конференции по пчеловодству и пчелотерапии. Минск, 2002. -С. 157.

8. Алпатов, В.В. Кубитальная ячейка на крыльях видов р. Apis и ее диагностическое эволюционное значение/ В.В. Алпатов // Зоологический журнал. 1935. Т. 14. Вып. 4. - С. 664-672.

9. Алпатов, В.В. Породы медоносной пчелы / В.В. Алпатов / М., 1948. -184 с.

10. Анон. Bt-кукуруза и нецелевые организмы. М.: Центр «Биоинженерия» РАН. 2000. Приложение 2, С. 9-10; 19-22.

11. Астраускене, А.Э. Что мы знаем о перге. / А.Э. Астраускене, К.В. Кадзяу-скене // Пчеловодство. 1990. - № 7. - С. 30-32.

12. Аталлах, М.А. Влияние коричневого и нерафинированного Сахаров на содержание прямой кишки и отход пчел. / М.А. Аталлах, A.A. Абдел Наби // Материалы XXVII Международного конгресса по пчеловодству. Бухарест: Апимон-дия, 1979. - С.229-233.

13. Аталлах, М.А. Питательная ценность некоторых заменителей пыльцы при скармливании медоносным пчелам. / М.А. Аталлах, Ж.Б. Шета, A.A. Абдел Наби // Материалы XXVII Международного конгресса по пчеловодству. Бухарест: Апимондия, 1979. - С.234.

14. Бальжекас, И.А. Отбор пыльцы и продуктивность пчелиных семей. / И.А. Бальжекас Д.П. Виркетис // Пчеловодство. 1978. - № 8. - С. 10.

15.Батуев Ю.М. Опустошительная гибель пчел в США / Батуев Ю.М., Гробов О.Ф., Березина JI.K., Сичанок Е.В., Сазонова С.А.// Пчеловодство. - 2008 -№ 5.-С. 28-30.

16. Батуев, Ю.М. Виран - стимулятор развития пчелиных семей. / Ю.М.Батуев, М.М. Сычев // Пчеловодство. - 1994. - № 1. - С.24-25.

17. Батуев, Е.М. Эндонуклеаза и эндоглюкин - сравнивая эффективность. / Е.М. Батуев, // Пчеловодство. - 1992. - № 7-8. - С. 18-19.

18. Бацилек, Ж. Эффективность потребления пчелами сахарного сиропа различного состава. / Ж. Бацилек, М. Марек, Ж. Жари, В. Весели // Материалы XXVII Международного конгресса по пчеловодству. Бухарест: Апимондия, 1979. - С. 234-243.

19. Билаш Н.Г. Сравнительный анализ белковых заменителей. // Пчеловодство.-2003.-№ 1. - С.53-54.

20. Билаш, Н.Г. Заменители корма пчел. / Н.Г.Билаш, Б. Беневоленская //

Пчеловодство. - 2002. - № 2. - С. 24-28.

21. Билаш, Н.Г. Искусственный корм для пчел. / Н.Г.Билаш // Пчеловодство. -2000.-№5.-С.50-51.

22. Билаш, Н.Г. Влияние уровня личиночного кормления на фенотипическую изменчивость медоносных пчел. / Н.Г. Билаш // Вопросы разведения и селекции пчел. Тр. НИИ пчеловодства. - Рыбное, - Рязанской обл. - 1982.

23. Билаш, Г.Д. Корреляционная изменчивость у медоносных пчел и методика отбора / Г.Д. Билаш, В.Т. Желтякова // XX Международный конгресс по пчеловодству / Юбилейный сборник статей советской делегации. - М.: Колос, 1965.-С. 7-13.

24. Билаш, Г.Д. Селекция пчел / Г.Д. Билаш, Н.И. Кривцов/ - М.: Агропромиздат, 1991. - 304 с.

25. Бойценюк, Л.И. Эпибрассинолид и развитие семей. / Л.И. Бойценюк, C.B. Антимиров // Пчеловодство. - 2000. - № 8. - С. 20-21.

26. Боровиков, В. Statistica. Искусство анализа данных на компьютере: для профессионалов. 2-е изд. - СПб.: Питер, 2003. - 668 с.

27. Буранбаев, И.И. Влияние стимулирующих подкормок на хозяйственно полезные признаки пчелиных семей в различных условиях содержания. / И.И. Буранбаев // Автореф. дисс. канд. с.-х. наук. Уфа, 2004. - 21 с.

28. Бурмистров, А.Н., Никитина В.А. Медоносные растения и их пыльца: Справочник. -М.: Росагропромиздат, 1990. - 192 с.

29. Бурмистров, А.Н., Самохвалова Т.П. Охрана насекомых опылителей // Пчеловодство. - 1999. - № 6. - С. 47-49.

30. Васьков, H.A. Вирусный паралич пчел./ H.A. Васьков // Пчеловодство. -1991. -№ 12.-С. 13.

31. Бельков B.B. На пути к генетически модифицированному миру // Человек. 2002. № 2. С. 22-37.

32. Бельков В.В. Оценка риска при интродукции генетически модифицированных микроорганизмов в окружающую среду // Агрохимия. 2000. № 8.

С. 76-86.

33. Бельков В.В., Соколов М.С., Медвинский А.Б. Оценка агроэкологических рисков производства трансгенных энтомоцидных растений // Агрохимия. 2003а. №2. С.74-86. (6.129)

34. Викторов А.Г. Bt-растения и биологическая активность почв // Агрохимия. 2007. № 2. С. 83-88.

35. Викторов А.Г. Трансгенные растения и почвенная биота // Природа. 2006. № 11. С. 47-51.

36. Вилкова H.A., Сухорученко Г.И., Фасулати С.Р. Антропогенные факторы мироэволюции насекомых-фитофагов в агробиоценозах, включая трансгенные сорта картофеля // Трансгенные растения - новое направление в биологической защите растений: Мат-лы междунар. науч.-практ конф. ВНИИБЗР. Краснодар. 19-22 июля 2002 г. РАСХН. 2003. С. 170-179.

37. Воронков И.М. Почему гибнут пчелы / Воронков И.М., Клочко Р.Т. // Пчеловодство. - 2002. - № 8. - С. 24.

38. Гайдак, М.О. О заменителе пыльцы. / М.О. Гайдак // Пчеловодство. -1960. - № 3.

39. Гаппаров М.М., Сорокина Е.Ю., Тышко Н.В. Генетически модифицированные продукты - мифы и реальность. Киев. Изд-во КВЩ. 2007. 40 с.

40. Гилмур Д. Метаболизм насекомых / М.:1968. - С. 78-81.

41. Гиниятуллин, М.Г. Эффективность действия биопрепаратов на пчел. /

М.Г. Гиниятуллин, С.М. Бахтиярова, Т.А. Проскурина // Пчеловодство. - 1996. -№ 5. - С.27-28.

42. Глазко В.И. Кризис аграрной цивилизации и генетически модифицированные организмы. Киев. РА NOVA. 2007. 206 с.

43. ГМО - скрытая угроза России (Материалы к докладу Президента Российской Федерации). М.: Общенациональная ассоциация генетической безопасности. 2004. 142 с.

44. Головкина Е.В. Лекарственные растения пчелам / Головкина Е.В., Артемьев Б.Д. // Пчеловодство. - 2006. - № 5. - С. 30-31.

45. Голоскоков, В.Г. Влияние подкормок с йодистым калием на некоторые морфо-физиологические показатели и продуктивность пчел. / В.Г. Голоскоков // В сборнике «Пути повышения эффективности пчеловодства Башкирии». Ульяновск, 1977.-С. 41-51.

46. Голоскоков, В.Г. Влияние микроэлементов на зимовку пчел. / В.Г.Голоскоков // В сборнике «Пути повышения эффективности пчеловодства Башкирии». Ульяновск, 1977. - С. 39-40.

47. Гоник М.М. Исследование биофизических механизмов динамики пространственных распределенных популяций под воздействием биологической и динамической инвазии. Математическое моделирование / Автореф. дис. соиск. уч. степ. канд. физ-мат. наук. Пущино. ИТЭБ РАН. 2007. 24 с.

48. Гробов О.Ф. Причины гибели пчел / Гробов О.Ф., Сотников А.Н.// Пчеловодство. - 2003. - № 7. - С. 30-32.

49. Гробов О.Ф. Пчелы и трансгенные растения / Гробов О.Ф., Сотников А.Н., Клочко Р.Т., Луганский С.Н. //Пчеловодство. - 2012. - № 2. - С. 18-19.

50. Губайдуллин И.Н. Динамика содержания жира в организме рабочих пчел в условиях естественной среды при различных видах подкормок и массе

отводков. / И.Н. Губайдуллин, А.Г. Маннапов, О.С. Ларионова, Н.М. Губайдуллин, В.П. Мамаев. // Сб. науч. тр. «Современные проблемы интенсификации производства в АПК». - Москва: ВГНКИ, 2005. - С. 88-89

51. Губайдуллин Н.М. Влияние коррегирующих подкормок на продолжительность жизни пчел. / Н.М. Губайдуллин, О.С. Ларионова, А.Г. Маннапов, И.Н. Губайдуллин // Материалы межвузовской научно-технической конференции «Актуальные проблемы технических, естественных и гуманитарных наук» (Уфа, 27-28 апреля 2006 г.). - Уфа: изд-во УГНТУ, 2006. -С. 122-123.

52. Данилов-Данильян В.И., Залиханов М.Ч., Лосев К.С. Экологическая безопасность. Общие принципы и российский аспект. - М.: МНЭПУ, 2001. - 332 с.

53. Доспехов В.А. Методика полевого опыта. - М.: Агропромиздат, 1985. -351 с.

54. Дышаев, А.Н. Подкормка для пчел. / А.Н. Дышаев // Пат. 2028784. Россия, МКИ6. А01 К 53/00.- № 4935228/15. Опубл. 20.02.1995. Бюл. № 5.

55. Еськов Е.К., Еськова М.Д. Факторы, влияющие на летную активность пчел // Пчеловодство. - 2011. - № 7. - С. 16-17

56. Жаркова, Г.Ю. Риал в пчеловодстве. / Г.Ю. Жаркова // Пчеловодство. -1996.-№4.-С. 20.

57. Жиганова Л.П. Биотехнология в растениеводстве США. Arpo XXI. 2002. №11. С. 80-98.

58. Звягинцев Д.Г., Бабьева И.П., Зенова Г.М. Биология почв: Учебник. - 3-е изд.М.: Изд-во МГУ. 2005. 445 с.

59. Зелятров A.B., Соколов М.С. ГМО и право выбора // Arpo XXI. 2002. № 1. С. 2.

60. Ишмуратова Н.М., Циколенко С.П., Циколенко A.C. Новые стимулирующие подкормки и оздоравливающие подкормки для пчел в теплицах // Пчеловодство.-2011.-№ 7. - С. 18-20

61. Какпаков, В.Т. Онторегуляторы в жизни пчел. / В.Т. Какпаков // Пчеловодство. - 1993. - № 5-6. - С. 8-9.

62. Киль В.И. Оценка риска вертикального переноса генов - картофеля и тру-гих трансгенных растений // Агрохимия. 2003. № 4. С. 81-89.

63. Кирюкин, А.И. Спасибо за ВЭСП / А.И. Кирюкин // Пчеловодство. - 1996. -№5.-С. 28.

64. Козин, Р.Б. Питание пчел. / Р.Б. Козин, С.А. Стройков // Пчеловодство. -1991. - № 10. - С.32-33.

65. Козин, Р.Б. Опыление кормовых бобовых культур медоносными пчелами. /Р.Б. Козин // Проблемы экологии и развития пчеловодства России. Рыбное, 1999. - С.105-107.

66. Кривцов, Н.И. Технология содержания пчелиных семей в течение года. / Н.И. Кривцов, Ю.Н. Кирьянов, В.И. Лебедев и др. Самара. 2000. - 80 с.

67. Кривцов, Н.И. Генетические основы и перспективы селекции / Н.И. Кривцов // Пчеловодство. - 1996. - № 1. - С. 5-8.

68. Кривцов, Н.И. Селекционное улучшение продуктивных и племенных качеств пчелиных семей. (Методические указания) / Н.И. Кривцов, Г.Д. Билаш, A.B. Бородачев - М.: Информагротех, 1999. - 84 с.

69. Кузнецов Вл. В. Источники научной неопределенности при оценке риска коммерческого использования генетически модифицированных организмов и продуктов их переработки // Физиология трансгенного растения и проблемы биобезопасности. Тезисы 2-го Всероссийского симпозиума. Москва 22-25 октября 2007 г. Отд. Биол. Наук РАН. М. 2007. 53-54.

70. Курченко, М.П. Расчет приготовления сахарного сиропа с добавками. / М.П. Курченко // Пчеловодство. - 1996. - № 6. - С.31-32.

71. Лебедев, В.И. Закономерности роста и развития семей пчел в течение года, Рыбное : сб. науч. тр. / НИИ пчеловодства.- Рыбное, 1995. - С. 30-52.

72. Лебедев, В.И. Технология производства цветочной пыльцы (обножки) на пасеках. / В.И. Лебедев, A.C. Яковлев. М, 1995. - 22с.

73. Лебедев, В.И. Жизнь пчелиной семьи в течение года // Пчеловодство. 1998. № 4. -С.8-12.

74. Лебедев В.И. Пора осваивать новые технологии. / В.И. Лебедев // Пчеловодство. - 2001. - № 7. - С. 52-55.

75. Лебедев, В.И. Питательная ценность кормов и подкормка семей. / В.И. Лебедев, Н.Г. Билаш // Пчеловодство. - 1995. - № 1. - С. 16-20.

76. Лебедев, В.И. Оптимальные сроки подкормки семей осенью. / В.И. Лебедев, В.П. Лебедева, М.П. Соловова // Морфологические, функциональные показатели систем организма в норме и при профилактике инфекционных, инвазионных болезней биологически активными препаратами. Москва - Уфа 1999. - С. 219-225.

77. Лебедев, В.И. Биология медоносной пчелы. / В.И. Лебедев, Н.Г. Билаш. М, 1991.-С. 181-207.

78. Лебедев, В. И. Биологический потенциал пчелиной семьи по сбору цветочной пыльцы и заготовке перги/ В.И.Лебедев/Апитерапия сегодня - с биологической аптекой пчел в 21 век». Уфа, 2000. -С. 332-339.

79. Лебедева, В.И. Поведение пчел при сборе и использовании корма. / В.П. Лебедева, Н.В. Иренкова, В.И. Лебедев // Пчеловодство. -2001. -№ 7.-С.22-24.

80. Лихотин А.К. Препарат Овогид для пчел. // Пчеловодство. - 1993. - № 3. -С. 21-22.

81. Литвинов, М.П. ВЭСП работает на прибыль / М.П. Литвинов // Пчеловодство. - 1997. - № 2. - С. 23-26.

82. Макаров, Н.В. Риал - эффективное средство повышения продуктивности семей. / Н.В. Макаров, В.И. Лебедев, Л.А. Шагун и др. // Пчеловодство.- 1994. -№2.-С. 32-33.

83. Маннапов, А.Г. Подкормки пчел. /А.Г. Маннапов, Г.С. Мишуковская, С.П. Циколенко, В.П. Мамаев //Пчеловодство. - 2004, - № 7. - С. 16-18.

84. Маннапов, А.Г. Эффективность сахарно-медово-пыльцевых подкормок при работе пчел в условиях защищенного грунта. / А.Г. Маннапов, Г.С. Мишуковская, В.П Мамаев и др. // Гавриш. Научно-информационный журнал для специалистов защищенного грунта. М, 2004. № 2. - С. 28-31.

85. Маннапов А.Г., В.П. Мамаев, С.П. Циколенко // Пчеловодство. - 2004. № 1.-С. 26-28.

86. Маннапов, А.Г., Губайдуллин Н.М., Губайдуллин И.Н. Организационно-технологические особенности опыления пчелами цветков огурца в пленочных теплицах. - М.-.2008. - 145 с.

87. Маннапов, А.Г., Губайдуллин В.М. Морфофункциональные и биохимические показатели организма трутней в норме и эксперименте. - М.:2009. - 161 с.

88. Маннапов, А.Г., Ларионова О.С., Рапиев P.A. Оптимизация биологических показателей и технологии использования медоносных пчел в защищенном грунте. - Саратов, 2011. - 139 с.

89. Маннапов, А.Г., Ларионова О.С., Циколенко С.П. Биоморфологические изменения в организме пчел в период зимовки и в защищенном грунте при корригирующих подкормках. - Саратов, 2011. - 95 с.

90. Маннапов, А.Г., Ларионова О.С., Залилова З.А. Феромонная хеморецеп-ция медоносных пчел: проблемы и решения. - Саратов, 2011. - 139 с.

91. Маннапов, А.Г., Ларионова О.С. Биологические и технологические возможности современных ульев. - Саратов, 2011. - 111 с.

92. Маннапов, А.Г., Забал A.M., Ларионова О.С., Лебедев А.Г. Влияние пыльцы трансгенной груши на пчел // Пчеловодство. - 2011. - № 5. - С. 20-22.

93. Маннапов, А.Г., Ларионова О.С. Влияние препарата Апиник на биологические показатели, микробиоценоз и зимовку пчел // Пчеловодство. - 2011. -№8. - С.22-24

94. Мамаев В.П. Технологические и биологические аспекты управления жизнедеятельностью медоносных пчел в защищенном грунте. // Автореф. Дисс. канд. с.-х. наук. - Уфа. 2005. - 20 с.

95. Мастицкий, Д.М. Белковое голодание пчел. / Д.М. Мастицкий // Пчеловодство. - 1991. - № 10. - С. 30-31.

96. Мельниченко, А.Н. Опыление пчелами энтомофильных культур - обязательный элемент их агротехники. / А.Н. Мельниченко, Р.Б. Козин // Сборник науч. трудов ВАСХНИЛ. М.: Колос, 1983. - С. 3-9..

97. Мельник, В.Н. Безвредные средства в борьбе с болезнями. / В.Н. Мельник, А.И. Муравская, Ф.Д. Онищук // Пчеловодство. - 2001. - № 6. - С. 29.

98. Миронов, Г.А. Пыльца ценный продукт питания. / Г.А. Миронов // Пчеловодство. - 1996. -№ 4. - С. 41-43.

99. Монастырский O.A., Селезнева М.П. Состояние оборота в России пищевых продуктов и кормов, содержащих генно-инженерно-модифицированные источники и контроля за их содержанием // Arpo XXI. 2006. № 1-3. С. 1-3.

100. Москаленко, П.Г. Действие экдистерона на пчел и клещ варроа / П.Г. Москаленко, Н.В. Липецкая, Ю.Д. Холодова // Ветеринария. - 1992. - № 1. - С. 42-43.

101. Насонова Д.С. Оценка на биобезопасность переноса генов при выращивании трансгенных растений сои в агроценозе / Автореф. дис. соиск. уч. степ, канд. биол. наук. М.; МСХА. 2007. 19 с.

102. Негреев, В.Н. Сахар как корм и пища для пчел. / В.Н. Негреев // Пчеловодство. - 2000. - № 6. - С. 26-28.

103. Негрецкий В.А., Новожилов О.В., Блюм Я.Б. Исследование возможности вертикального переноса трансгенов от генетически модифицированных (ГМ) гибридов сахарной свеклы к ее диким родственникам // Физиология трансгенного растения и проблемы биобезопасности. Тезисы 2-го Всероссийского симпозиума. Москва 22-25 октября 2007 г. Отд. Биол. Наук РАН. М. 2007. 67-68.

104. «О требованиях к биологической безопасности и безвредности генно-инженерно-модифицированных (трансгенных) растений». Специальный технический регламент. Проект Федерального Закона. Российский зерновой союз. -М.: 2006. - 40 с.

105. Пашкевич М.А., Шуйский В.Ф. Экологический мониторинг. СПб. 2002. С. 62-64.

106. Перельсон, И.Е. Значение белковых подкормок. / И.Е. Перельсон // Пчеловодство. - 1961. - № 11

107. Пономарев, A.C. Актуальные вопросы российского и мирового пчеловодства // Пчеловодство. - 2006. - № 6. - С. 12 -15.

108. Ротхла, А.К. Пыльца в сахарном сиропе. / А.К. Рохтла // Пчеловодство. -1989.-№5.-С. 20-21.

109. Севастьянов, Б.Г. Рекомендуем установку СТЭЛ. / Б.Г. Севастьянов // Пчеловодство. - 2000. - № 4. - С. 36.

110. Семенюк Е.Г. Агроэкологические аспекты использования генетически модифицированных сельскохозяйственных культур // Агрохимия. 2001-6. № 11. 80-91.

111. Семенюк Е.Г. Проблема оценки риска трансгенных растений // Агрохимия. 2001-а. № 10. 85-96.

112. Скворцов А.И., Мадебейкин И.Н. Использование белковой подкормки в ранневесенний период // Пчеловодство. 2011. № 4. С. 12.

113. Соколов М.С. Направленное изменение свойств живого: достижения и проблемы // // Биотехнология и трансгенетика. 1999/2000. № 1. С. 1.

114. Соколов М.С., Марченко А.И. Актуально ли введение в России моратория на производство трансгенных растений? // ГМО - скрытая угроза России (Материалы к докладу Президента Российской Федерации). М.: Общенациональная ассоциация генетической безопасности. 2004. С. 36-45.

115. Соколов М.С., Марченко А.И. Потенциальный риск возделывания трансгенных растений и потребления их урожая // Сельскохозяйственная биология. 2002. №5. С.3-22.

116. Соколов М.С., Марченко А.И. Эколого-гигиеническая оценка трансгенных растений // Трансгенные растения - новое направление в биологической защите растений: Мат-лы междунар. Науч.-практ конф. ВНИИБЗР. Краснодар. 1922 июля 2002 г. РАСХН. 2003. С. 134-142.

117. Соколов М.С., Марченко А.И., Боровик Р.В. Экологические аспекты оценки безопасности производства генно-инженерно-модифицированных растений (ГМР): методологические подходы и возможные пути решения / В кн.: 2-й Всерос. Симпозиум «Физиология трансгенного растения и проблемы биобезопасности» М.: РАН. 2007. С. 80-81.

118. Соколов М.С., Марченко А.И., Бельков В.В., Медвинский А.Б., Спиридонов Ю.Я. Система эколого-токсикологической оценки генетически модифицированных энтомоцидных растений (концептуальное обоснование) // Агрохимия. 2005. №9.С.76-90. (б. 161)

119. Сотченко B.C. Состояние и перспективы производства кукурузы в Российской Федерации // Культура кукурузы и ее кормовое использование. Научно-производственный справочник. ГНУ ЦНСХБ РАСХН. М., 2006. 212 с.

120. Спиридонов Ю.Я., Раскин М.С., Никитин Н.В. Особенности полевых испытаний трансгенных растений в России // ArpoXXI. 2002. №1. С. 18-19.

121. Стройков, С.А. Кормление пчел и использование заменителей меда и перги. / С.А. Стройков. Рыбное, 1987. - 13 с.

122. Стройков, С.А. О переваримости пчелами естественных белковых кормов. / С.А. Стройков // Тр. НИИ пчеловодства. -Рыбное, Рязанской обл., 1966.

123. Таранов, Г.Ф. Корма и кормление пчел. / Г.Ф Таранов. М, 1986. -160с.

124. Урсу, H.A. Возрастные изменения активности аминотрансфераз в теле пчел. / H.A. Урсу, Н.Г. Еремия // Пчеловодство. - 1984. - № 10. - С. 8-9.

125. Фаррар, K.J1. Основные правила содержания пчелиных семей. / К.Л. Фаррар // Апиакта. - 1966. - № 2.

126. Физиология трансгенного растения и проблемы биобезопасности. Тезисы Международного симпозиума. Москва 29 ноября - 3 декабря 2004 г. Отд. Биол. Наук РАН. М. 2004. 72 с.

127. Физиология трансгенного растения и проблемы биобезопасности. Тезисы 2-го Всероссийского симпозиума. Москва 22-25 октября 2007 г. Отд. Биол. Наук РАН. М. 2007. 93 с.

128. Филиппов, A.B. Условия содержания пчел. / A.B. Филиппов, A.C. Кочетов // Пчеловодство. - 2004. - № 7. - С. 18-19.

129. Христофоров, Ю.В. Рост, развитие и продуктивные показатели пчелиных семей при использовании препарата «микровитам» в комплексе с пробиоти-ком «апиник». /Ю.В.Христофоров//Автореф.дисс. канд. с.-х. наук.Уфа, 2003. - 20 с.

130. Чудаков, В.Г. Состав и свойства сахарного меда и методика выявления этого фальсификата. / В.Г. Чудаков. Московский рабочий. Москва, 1967.

131. Чупахин, В.И. Стимовит - белково-витаминная, биологически активная подкормка. / В.И. Чупахин, Д.Н. Кустря // Пчеловодство. - 2003. - №1. - С. 31.

132. Шангараева, Г.С. Влияние экдистерона на развитие и жизнедеятельность медоносных пчел. / Г.С. Шангареева // Автореферат дисс. на соискание ученой степени канд. биол. наук. Уфа, 1998. - 19 с.

133. Шангараева, Г.С. Экдистерон при зимовке пчел. / Г.С. Шангареева, У.А. Балтаев, В.Н. Одинцов // Пчеловодство. - 1998. - № 6. - С. 18-19.

134. Шапиро, Д.К. Пыльца растений - концентрат биологически активных веществ. / Д.К. Шапиро, В.А. Бандюкова, М.Ф. Шеметков. Мн.: Наука и техника, 1985.-72 с.

135. Штерншис М.В., Джалилов Ф.С., Андреева И.В., Томилова ОТ.И Биопрепараты в защите растений. Новосибирск. МСХ РФ. 2003. 140 с.

136. Яхимович, Т. Международный симпозиум в Финляндии. / Т. Яхимович // Пчеловодство. - 1972. - № 1. - С. 16-21.

137. AGBIOS. Biotech Crop Database. 2008. www.agbios.com

138. AGROW. Global GM crop area up 12% in 12th year. No 538. 29 th February 2011. 19-20.

139. Anon. Safety assessment of YeldGard Insect-Protected Corn Event MON 810 / In: MON 81 OP. YeldGard Corn Borer. Key Facts. Monsanto Europe-Africa. July 2006. P. 26-52.

140. Babendreier D., Kalberer N.M., Romeis J., Fluri P., Mulligan E., Bigler F. Influence of Bt-transgenic pollen, Bt-toxin and protease inhibitor (SBTI) ingestion on development of the hypopharyngeal glands in honeybees // Apidologie. 2005. V. 36. P. 585-594.

141. Bates S.L., Zhao J.Z., Roush R.T., Shelton A.M. Insect resistance management in GM crops: past, present and future. Nature Biotechnology. 2005. V. 23. P. 5762.

142. Birch A.N.E., Wheatley R.E. GM pest-resistant crops: assessing environmental impacts on non-target organisms // Issues in Environmental Science and Technology. 2005. V. 21. P. 31-57.

143. Blackwood C.B., Buyer J.S. Soil microbial communities associated with Bt and non-Bt corn in three soils // Journal of Environmental Quality. 2004. V. 33. P. 832-836.

144. Bourguet D., Chaufaux J., Micoud A., Delos M., Naibo B., Bombarde F., Marque G., Eychenne N., Pagliari C. Ostrinia nubilalis parasitism and the field abundance of non-target insects in transgenic Bacillus thuringiensis corn (Zea mays) // Environmental Biosafety Research. 2002. V. l.P. 49-60.

145. Brookes G., Barfoot P., Meie E., Messeguer J., Benetrix F., Bloc D., Foueil-lassar X., Fabie A., Poeydomenge C. Genetically modified maize: pollen movemet and crop co-existence // PG Economics. 2004. 20 pp.

146. Candolfi M.P., Brown K., Grimm C., Candolfi M.P., Brown K., Grimm C., Reber B., Schmidi H. A faunistic approach to assess potential side-effects of genetically modified Bt-corn on non-target arthropods under field conditions // Biocontrol Science and Technology. 2004. V. 14. P. 129-170.

147. Castaldini M., Turrini A., Sbrana C., Benedetti A., Marchionni M., Mocali S., Fabiani A., Land, S., Santomassimo F., Pietrangeli B., Nuti M.P., Miclaus N., Gi-ovannetti M. Impact of Bt corn on rhizospheric and soil eubacterial communities and

on beneficial mycorrhizal symbiosis in experimental microcosms // Applied and Environmental Microbiology. 2005. V. 71. P. 6719-6729.

148. Cerda H., Wright D.J. Modelling the spanial and temporal location of refiigia to manage resistence in Bt transgenic crops // Agriculture Ecosystems & Environment. 2004. V. 102. P. 163-174.

149. Chaufaux J., Seguin M., Swanson J.J., Bourguet D., Siegfried B.D. Chronic exposure of the European corn borer to CrylAb Bacillus thuringiensis toxin // J. Econ. Entomol. 2001. V. 94. P. 1564-1570.

150. Clark J.S., Carpenter S.R., Barber M., Collins S., Dobson A., Foley J.A., Lodge D.M., Pascual M., Pielke RJr., Pizer W., Pringle C., Reid W.V., Rose K.A., Sala O., Schlesinger W.H., Wall D.H., Wear D. Ecological forecast: an emerging imperative // Science. 2001. V. 293. P. 657-660.

151. Conner A.J., Glare T.R., Nap J.P. The release of genetically modified crops into the environment. Part II. Overview of ecological risk assessment // Plant Journal. 2003. V. 33. P. 19-46.

152. Courvalen P. On transgenic plants and antibiotic resistence // Le Recherche. 1998. V. 309. P. 36-40.

153. Cowgill S.E., Atkinson H.J. A sequential approach to risk assessment of transgenic plants expressing protease inhibitors: effects on nontarget herbivorous insects // Transgenic Research. 2003. V. 12. P. 439^149.

154. Dale P.J., Clarke B., Fontes E.M.G. Potential for the environmental impact of transgenic crops //Nature Biotechnology. 2002. V. 20. P. 567-574.

155. de la Poza M., Pons X., Farinos G.P., Lopez C., Ortego F., Eizaguirre M., Castanera P., Albajes R. Impact of farm-scale Bt maize on abundance of predatory arthropods in Spain // Crop Protection. 2005. V. 24. P. 677-684.

156. Devos Y., Reheul D., De Schrijver A. The co-existence between transgenic and non-transgenic maize in European Union: a focus on pollen flow and cross-fertilization // Environ. Biosafety Res. 2005. V. 4. No 2. P. 71-87.

157. Dutton A., Klein H., Romeis J., Bigler F. Uptake of Bt-toxin by herbivores feeding on transgenic maize and consequences for the predator Chrysoperla carnea // Ecological Entomology. 2002. V. 27. P. 441^47.

158. Dutton A., Romeis J., Bigler F. Assessing the risks of insect resistant transgenic plants on entomophagous arthropods: Bt-maize expressing CrylAb as a case study // Biocontrol. 2003. V. 48. P. 611-636.

159. Dutton A., Romeis J., Bigler F. Effects of Bt-maize expressing CrylAb and Bt-spray on Spodoptera littoralis // Entomologia Experimentalis et Applicata. 2005. V. 114. P. 161-169.

160. EFSA. Guidance document of the scientific panel on genetically modified organsisms for the risk assessment of genetically modified plants and derived food and feed. European Food Safety Authority. Brussels. 2004.

161. EPA. Biopesticides registration action document - Bacillus thuringiensis plant-incorporated protectants. U.S. Environmental Protection Agency. Washington DC. 2001.

162. Flores S., Saxena D., Stotzky G. Transgenic Bt plants decompose less in soil than non-Bt-plants // Soil Biology & Biochemistry. 2005. V. 37. P. 1073-1082.

163. Glare T.R., O'Callaghan M. Bacillus thuringiensis: Biology, Ecology and Safety. John Wiley and Sons Ltd, Chichester UK. GM Science Review Panel (2003). GM science review: first report. Department of Trade and Industry. 2000.

164. Gonzalez-Cabrera J., Herrero S., Ferre J. High genetic variability for resistance to Bacillus thuringiensis toxins in a single population of diamondback moth // Appl. Environ. Microbiol. 2001. V. 67. P. 5043-5048.

165. Griffitts J.S., Whitacre J.L., Stevens D.E., Aroian R.V. Bt toxin resistance from loss of a putative carbohydrate-modifying enzyme // Science. 2001. V. 293. P. 860-864.

166. Groot A.T., Dicke M. Insect-resistant transgenic plants in a multi-trophic context // Plant Journal. 2002. V. 31. P. 387-406.

167. Gustafson D.I., Brants I.O., Horak M.J., Remund K.M., Rosenbaum E.W., Soteres J.K. Empirical modeling of genetically modified maize grain prodaction practices to achieve European Union labeling threholds // Crop Sei. 2006. V. 46. P. 21332140.

168. Hails R.S. Genetically modified plants - the debate continues // TREE. 2000. V. 15. P. 14-18.

169. Hanley A.V., Huang Z.Y., Pett W.L. Effect of dietary transgenic Bt cornpol-len on larve of Apis mellifera // J. Apicultural Research. 2003. V. 42. P. 77-81.

170. Hilbeck A. Implications of transgenic, insecticidal plants for insect and plant biodiversity // Perspectives in Plant Ecology Evolution and Systematics. 2001. V. 4. P. 43-61.

171. Hilbeck A., Baumgartner M., Fried P.M., Bigler F. Effects of transgenic Bacillus thuringiensis corn-fed prey on mortality and development time of immature Chrysoperla carnea (Neuroptera: Chrysopidae) // Environmental Entomology. 1998a. V. 27. P. 480-487.

172. Hilbeck A., Meier M.S., Raps A. Rewiew on non-target organisms and Bt-plants // Ecological technology Assessment & Environmental Consulting. 2000. 77 pp.

173. Hilbeck A., Moar W.J., Pusztai-Carey M., Filippini A., Bigler F. Toxicity of Bacillus thuringiensis Cry 1 Ab toxin to the predator Chrysoperla carnea (Neuroptera: Chrysopidae) // Environmental Entomology. 1998b. V. 27. P. 1255-1263.

174. Hill R.A., Sendashonga C. General principles for risk assessment of living modified organisms: Lessons from chemical risk assessment // Environmental Biosafe-ty Research. 2003. V. 2. P. 81-88.

175. Huang F., Buschman L.L., Higgins R.A., McGaughey W.H. Inheritance of resistance to Bacillus thuringiensis toxin (Dipel ES) in the european corn borer // Science. 1999. V. 284. P. 956-967.

176. Icoz I., Saxena D., Andow D., Zwahlen C., Stotzky G. Microbial populations and enzyme activities in soil in situ under transgenic corn expressing Cry proteins from Bacillus thuringiensis // Journal of Environmental Quality. 2008. V. 37. P. 647-662.

177. Icoz I., Stotzky G. Fate and effects of insect-resistant Bt crops in soil ecoses-tems // Soil biology & biocemistry. 2008. V. 40. P. 559-586.

178. Jaffe G. Regulating transgenic crops: a comparative analysis of different regulatory processes // Transgenic Research. 2004. V. 13. P. 5-19..

179. James C. Global status of commercialized biotech/GM crops: 2005, ISAAA Brief No. 34. International Service for the Acquisition of Agri-biotech Applications. Ithaca, NY. 2005.

180. Kay E., Vogel T.M., Bertolla F., Nalin R., Simonet P. In situ transfer of antibiotic resistance genes from transgenic (transplastomic) tobacco plants to bacteria // Appl. Environ. Microbiol. 2002. V. 68. P. 345-3351.

181. Knudsen G.R., Walter M.V., Porteous L.A., Prince V.J., Armstrong J.L., Seidler R. J. Predictive model of conjugative plasmid transfer in the rhizosphere and phyllosphere // Appl. Environ. Microbiol. 1988. V. 54. P. 343-347.

182. Koskella J., Stotzky G. Larvicidal toxins from Bacillus thuringiensis subspp. kurstaki, morrisoni (strain tenebrionis), and israelensis have no microbicidal or micro-

biostatic activity against selected bacteria, fungi, and algae in vitro // Canadian Journal of Microbiology. 2002. V. 48. 262-267.

183. Kowalchuk, G.A., Bruinsma, M., van Veen, J.A. Assessing responses of soil microorganisms to GM plants // Trends in Ecology and Evolution. 2003. V. 18. P. 403-410.

184. Копейкина В.Б. Зоны, свобдные от ГМО как феномен и ответ глобального сообщества на распространение трансгенных культур // Физиология трансгенного растения и проблемы биобезопасности. Тезисы 2-го Всероссийского симпозиума. Москва 22-25 октября 2007 г. Отд. Биол. Наук РАН. М. 2007. 49-50.

185. Linarce N.A., Thompson C.J. Dynamics of insect resistance in Bt-corn // Ecological Modelling. 2004. V. 171. P. 271-278.

186. Liu Y.B., Tabashnic B.E., Meyer S.K., Carriere Y., Bartlett A.C. Genetics of pink bollworm resistance to Bacillus thuringiensis toxin Cry 1 Ac // J. Econ. Entomology.2001. V. 94. P. 248-252.

187. Lumbierres В., Albajes R., Pons X. Transgenic Bt maize and Rhopalosiphum padi (Horn., Aphididae) performance // Ecological Entomology. 2004. V. 29. P. 309317.

188. Luna S.V., Figueroa J.M., Baltazar B.M., Gomez R.L.,Townsend R., Schoper J. B. Maize pollen longeviti and isolation distance requirements for effective pollen control //Crop Sci. 2001. V. 41. P. 1551-1557.

189. Marroquin L.D., Elyassnia D., Griffitts J.S., Feitelson J.S., Aroian R.V. Bacillus thuringiensis (Bt) toxin susceptibility and isolation of resistance mutants in the nematode Gatnorhabditis elegans // Genetics. 2000. V. 155. P. 1693-1699.

190. Medvinsky A.B., Gonik M.M., Li B.-L., Malchow H. Beyond Bt resistance of pest in the context of population dynamical complexity // Ecological Complexity. 2007. V. 4. P. 201-211.

191. Medvinsky A.B., Gonik M.M., Velkov V.V., Li B.-L., Malchow H. Modeling invasion of pest esistant to Bt-toxins produced by genetically modified plants: recessive versus dominant invaders // Natural Res. Modelling. 2005. V. 18. N 3. P. 247-262.

192. Medvinsky A.B., Morozov A.Y., Velkov V.V., Li B.-L., Sokolov M.S., Malchow H. Modeling invasion of pest esistant Bt-resistant insects: an impact on transgenic plants // J. Theoret. Biol. 2004. V. 231. P. 121-127.

193. Messeguer J., Penas G., Ballester J., Bas M., Serra J., Salvia J., Palaudelmas M., Meie E. Pollen-mediated gene flow in maize in real situations of coexistence // Plant biotechnology Journal. 2006. V. 4. P. 633-645.

194. MON 810 Maize. Corn Borer Protection. Key Facts. Monsanto EuroPe-Africa. 2006. 110 pp.

195. Nester E.W., Thomashow L.S., Metz M., Gordon M. 100 years of Bacillus thuringiensis: a critical scientific assessment. American Academy of Microbiology. Washington DC. 2002.

196. Nickson T.E. Crop biotechnology - the state of play. In: "Gene flow from GM plants" (Poppy G., Wilkinson M., eds.). 2005. Blackwell Publishing Ltd. Oxford. P. 12-42.

197. Nielson K.M., Bones A.M., Smalla K., van Elsas J.D. Horizontal gene transfer from transgenic plants to terrestrial bacteria - a rare event? // FEMS microbiol. Rev. 1998. V. 22. P. 79-103.

198. O'Callaghan M., Glare T.R., Burgess E.P.J., Malone L.A. Effects of plants genetically modified for insect resistance on nontarget organisms // Annual Review of Entomology. 2005. V. 50. P. 271-292.

199. Palumbi S.R. Humans as the world greatest evolutionery force // Science. 2001. V. 293. P. 1786-1790.

200. Pearce D.A., Bazin M.J., Lynch J.M. Substrate concentration and plasmid transfer frequency between bacteria in a model rhizospere // Microb. Ecol. 2000. V. 40. P. 57-63.

201. Pearce F. The great Mexican maize scandal // New Scientists. 2002. V. 174. P. 14-16.

202. Pilcher C.D., Rice M.E., Obrycki J.J. Impact of transgenic Bacillus thurin-giensis corn and crop phenology on five nontarget arthropods // Environmental Entomology. 2005. V. 34. P. 1302-1316.

203. Pons X., Lumbierres B., Lopez C., Albajes R. Abundance of non-target pests in transgenic Bt-maize: A farm scale study // European Journal of Entomology. 2005. V. 102. P. 73-79.

204. Poppy G.M., Sutherland J.P. Can biological control benefit from genetically-modified crops? Tritrophic interactions on insect-resistant transgenic plants // Physiological Entomology. 2004. V. 29. P. 257-268.

205. Ramirez-Romero R., Chaufaux J., Pham-Delegue M.Y. Effects of CrylAb protoxin, dtltametrin and imidacloprid on the foraging activity and the learning per-fomances of the honeybee Apis mellifera, a comporative approach // Apidologie. 2005. V. 36. P. 601-611.

206. Rodrigo-Simon A., De Maagd R.A., Avilla C., Bakker P.L., Molthoff J., Gonzalez-Zamora J.E., Ferre J. Lack of detrimental effects of Bacillus thuringiensis Cry toxins on the insect predator green lacewing Chrysoperla carnea: a toxicological, histopathological, and biochemical approach // Applied and Environmental Microbiology. 2006. V. 72. P. 1595-1603.

207. Romeis J., Dutton A., Bigler F. Bacillus thuringiensis toxin (CrylAb) has no direct effect on larvae of the green lacewing Chrysoperla carnea (Stephens) (Neuropte-ra: Chrysopidae) // Journal of Insect Physiology. 2004. V. 50. P. 175-183.

208. Romeis J., Meissle M., Bigler F. Transgenic crops expressing Bacillus thu-ringiensis toxins and biological control // Nature Biotechnology. 2006. V. 24. P. 6371.

209. Rose R.I. Tier-based testing for effects of proteinaceous insecticidal plant-incorporated protectants of non-target arthropods in the context of regulatory risk assessments // IOBC wprs bulletin. 2006. V. 29. P. 143-149.

210. Sanvido O., Stark M., Romeis J., Bigler F. Ecological impacts of genetically modified crops. Experiences from ten years of experimental field research and commercial cultivation. Agroscope Reckenholz-Tanikon Research Station (ARTSchriftenreihe 1. Zurich). October 2006. P. 1-84. (цит. по Интернет-журналу «Коммерческая биотехнология» http// www.cbio.ru).

211. Savka M.A., Farrand S.K. Modification of rhizobacterial populations by engineering bacterium utilization of a novel plantproduced resource // Nat. Biotechnology. 1997. V. 15. P. 363-368.

212. Saxena D., Flores S., Stotzky G. Bt toxin is released in root exudates from 12 transgenic corn hybrids representing three transformation events // Soil Biol. Biochemistry. 2002. V. 34. P. 133-137.

213. Saxena D., Flores S., Stotzky G. Transgenic plants - Insecticidal toxin in root exudates from Bt-corn // Nature. 1999. V. 402. P. 480.

214. Saxena D., Stewart C.N., Altosaar I., Shu Q., Stotzky G. Larvicidal Cry proteins from Bacillus thuringiensis are released in root exudates of transgenic Bacillus thuringiensis corn, potato, and rice but not of Bacillus thuringiensis canola, cotton, and tobacco // Plant Physiology and Biochemistry. 2004. V. 42. P. 383-387.

215. Saxena D., Stotzky G. Bacillus thuringiensis (Bt) toxin released from root exudates and biomass of Bt-corn has no apparent effect on earthworms, nematodes, protozoa, bacteria, and fungi in soil // Soil Biology & Biochemistry. 2001a. V. 33. P. 1225-1230.

216. Saxena D., Stotzky G. Bt-corn has a higher lignin content than non-Bt-corn // American Journal of Botany. 2001b. V. 88. P. 1704-1706.

217. Saxena D., Stotzky G. Insecticidal toxin from Bacillus thuringiensis is released from roots of transgenic Bt-corn in vitro and in situ // Fems Microbiology Ecology. 2000. V. 33. P. 35-39.

218. Saxena D., Stotzky G. Release of larvicidal cry Proteins in root Exudates of transgenic Bt Plants // ISB News Report. 2005. No 2. P. 1-3.

219. Schur A., Tornier I., Neumann C. Bt-mais und non Bt-mais: vergleichende Untersuchungen an honigbienen (tunnelzeltversuch) // Apidologie. 2000. V. 31. P. 316318.

220. Shelton A.M., Zhao J.Z., Roush R.T. Economic, ecological, food safety and social consequences of the deployment of Bt transgenic plants // Annual Review of Entomology. 2002. V. 47. P. 845-881.

221. Sims S.R., Holden L.R. Insect bioassay for determining soil degradation of Bacillus thuringiensis subsp kurstaki CrylA(b) protein in corn tissue // Environmental Entomology. V. 25. 1996. P. 659-664.

222. Stanley-Horn D.E., Dively G.P., Hellmich R.L., Mattila H.R., Sears M.K., Rose R., Jesse L.C.H., Losey J.E., Obrycki J.J., Lewis L. Assessing the impact of Cryl Ab-expressing corn pollen on monarch butterfly larvae in field studies // Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America. 2001. V. 98. P. 11931-11936.

223. Stoner N.P., Peck S.L., Gould F., Van Duyn J.W., Kennedy G.G. Sensitivity analysis of a spatially explicit stochastic simulation model of the evolution of resistance in Helicoverpa zea (Lepidoptera: Noctuidae) to Bt transgenic corn and cotton // J. Econ. Entomol. 2003. V. 96. P. 173-187.

224. US Environmental Protection Agency (EPA). Pesticides: Regulating Biopesticides, Plant Incorporated Protectants, Current & Previously Registered Section 3 PIP Registrations. 2007.

225. Velkov V.V. Stress-induced evolution and biosafety of genetically modified microorganisms released into environments // J. Biosci. 2001. V. 26. N 5. P. 667-683.

226. Velkov V.V., Medvinsky A.B., Sokolov M.S., Marchenko A.I. Will transgenic plants adversely affect the environment? // J. Biosci. 2005. V. 30. No 4. P. 515548. c.

227. Wandeler H., Bahylova J., Nentwig W. Consumption of two Bt- and six non-Bt-corn varieties by the woodlouse Porcellio scaber // Basic and Applied Ecology. 2002. V. 3. P. 357-365.

228. Wolfenbarger L.L., Phifer P. The ecological risks and benefits of genetically engineered plants // Science. 2000. V. 290: 2088-2093.

229. Zhao J.Z., Li Y.X., Collins H.L., Cao J., Earle E.D., Shelton A.M. Different cross-resistance patterns in the diamondback moth resistant to Bacillus thuringiensis toxin CrylC // J. Econ. Entomology. 2001. V. 94. P. 1547-1552.

230. Zwahlen C., Hilbeck A., Gugerli P., Nentwig W. Degradation of the CrylAb protein within transgenic Bacillus thuringiensis corn tissue in the field // Molecular Ecology. 2003a. V. 12. P. 765-775.

231. Zwahlen C., Hilbeck A., Howald R., Nentwig W. Effects of transgenic Bt-corn litter on the earthworm Lumbricus terrestris // Molecular Ecology. 2003b. V. 12. P. 1077-1086.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.