Борьба с детской безнадзорностью и беспризорностью на Южном Урале в годы Великой Отечественной войны: 1941-1945 тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Романович, Светлана Вячеславовна

  • Романович, Светлана Вячеславовна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2006, ОренбургОренбург
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 238
Романович, Светлана Вячеславовна. Борьба с детской безнадзорностью и беспризорностью на Южном Урале в годы Великой Отечественной войны: 1941-1945: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Оренбург. 2006. 238 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Романович, Светлана Вячеславовна

Глава I

Глава II

Список сокращений

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Борьба с детской безнадзорностью и беспризорностью на Южном Урале в годы Великой Отечественной войны: 1941-1945»

Директивные документы и законодательство по 51 вопросу борьбы с детской безнадзорностью и беспризорностью в 1941-1945 годах Влияние военного времени на изменения в советском 51 законодательстве

Упрочение законодательной базы и устройство детей- 71 сирот в семью через усыновление, опеку или попечительство

Меры борьбы с детской безнадзорностью и беспри- 89 зорностью на Южном Урале в годы Великой Отечественной войны

Организационные мероприятия по борьбе с безнад- 89 зорностью, беспризорностью и детской преступностью Размещение детей в специальных учреждениях как ос- 117 новная мера предупреждения беспризорности в 19411945 годах

Способы предотвращения детской безнадзорности в 158 годы Великой Отечественной войны Заключение 186

Список использованных источников и литературы 196 Приложения 215

БГТО

Беседчики

Б/н Б/п

Воентрибунал ВКП(б)

ВЖСМ

ВЦИК

ВЦСПС

ВЧК ГК

Горсовет

ГСО

ГТО

Госплан

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

Будь готов к труду и обороне» - комплекс физических упражнений

Специалисты из ГК ВЛКСМ, проводящие беседы на определенные темы

Безнадзорные

Беспризорные

Военный трибунал

Всероссийская Коммунистическая партия (большевиков)

Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз Молодежи

Всероссийский Центральный Исполнительный комитет

Всероссийский Центральный Совет Профессиональных Союзов

Всероссийская чрезвычайная комиссия

Городской комитет

Городской совет

Готов к санитарной обороне»

Готов к труду и обороне» - комплекс физических упражнений

Государственная плановая комиссия

Госпоставки Горстройтрест д.

Д/д

Л/с Д/я дек дтк

Дезокамера Детбаза

ДК (Деткомиссия)

Детприемник

ДС (Детсовет)

Детучреждение

ЖУ

Завуч

ИЗО

Коопторг

Крайоно

Л,

Государственные поставки продовольствия и товаров широкого потребления

Городской строительный трест

Дело

Детский дом Детский сад Детские ясли

Детская воспитательная колония Детская трудовая колония Дезинфекционная камера Детская база по снабжению Детская комиссия Детский приемник-распределитель Детский совет Детское учреждение Железнодорожное училище Заведующий учебной частью Изобразительное искусство Кооперативная торговля Краевой отдел народного образования Лист

Наркомат

Народный комиссариат

НКЗ (Наркомздрав) Народный комиссариат здравоохранения

НКП (Наркомпрос) Народный комиссариат просвещения

НКФ (Наркомфин) Народный комиссариат финансов

НКЮ (Наркомюст) Народный комиссариат юстиции

НКВД НКПС Об. Оп.

ОБДББ Облоно

Облпотребсоюз

Облсовета

Облторготдел

Облуправления

ОГПУ осмч пвс

Политотдел

Народный комиссариат внутренних дел

Народный комиссариат путей сообщения

Оборот

Опись

Отдел по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью НКВД СССР областной отдел народного образования

Областной потребительский союз

Областной Совет

Областной торговый отдел

Областное управление

Объединенное государственное политическое управление

Особая строительно-монтажная часть Пленум Верховного Совета СССР Политический отдел

Проднаряды Профобуч Районо РК

РККА РСФСР

РУ

Сельхозпоставки

Сельхозработы

Спецпропускник

Спецшкола

Спецучилище

СЕК (Совнарком)

СССР

СЮН

СЮТ

Трудколония Трудрезервы УНКВД

Продовольственные наряды

Профессиональное обучение

Районный отдел народного образования

Районный комитет

Рабоче-крестьянская Красная Армия

Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика

Ремесленное училище

Сельскохозяйственные поставки

Сельскохозяйственные работы

Специальный пропускник

Специальная школа

Специальное училище

Совет Народных Комиссаров

Союз Советских Социалистических республик

Станция юных натуралистов

Станция юных техников

Трудовая колония

Трудовые резервы

Управление Народного комиссариата внутренних дел ф.

ФЗО ФЗУ

Физкультруководители

Хозинвентарь

ЦИК

ЦК

ЦСУ

ШРМ

ШСМ

ЮЖУРАЛВО

Фонд

Фабрично-заводское обучение Школа фабрично-заводского ученичества Руководители физической культурой Хозяйственный инвентарь Центральный исполнительный комитет Центральный комитет Центральное статистическое управление Школа рабочей молодежи Школа сельской молодежи Южно-Уральский военный округ

ВВЕДЕНИЕ

Великая Отечественная война вошла в историю России как небывалое по трагичности событие, которое во все времена будет предметом пристального внимания исследователей. Чаще всего усилия историков концентрируются на изучении хода боевых действий, подвигов тружеников тыла, самоотверженности крестьянства, вклада интеллигенции в дело Великой победы и пр. Интерес к Великой Отечественной войне определяется, прежде всего, неудовлетворенностью ответами, которые предлагались ранее на малоизученные вопросы данного этапа истории, отчасти это связано с тем, что многие сведения в течение 50-ти лет имели гриф «секретно». Срок запрета выдачи документов из некоторых секретных фондов Великой Отечественной войны закончился в 1995 году. Его конец совпал с политическими процессами в стране, которые привели к смене общественного строя и форм собственности.

Демократические изменения, произошедшие в России в 90-е годы XX века, обусловили необходимость иного прочтения истории развития советского общества и, в частности, истории Великой Отечественной войны. На основе ранее не доступных исследователям источников пересматриваются хорошо известные страницы героического периода нашей страны. Появляются публикации, в которых даются новые оценки и выводы, приводятся совершенно неожиданные, а иногда шокирующие факты.

Так, за последние десять лет наиболее тщательно изучались вопросы социальной политики, народного образования и культуры в 1941-1945 гг. Была проанализирована в новом контексте роль Советов в организации деятельности тыла и формировании трудовых резервов. Но изобилие научных и публицистических работ не снижает интереса к вопросам Великой Отечественной войны. Героический и одновременно драматический период всегда будет волновать своей уникальностью исследователей разных поколений.

Наш интерес к периоду Великой Отечественной войны обусловлен изучением вопроса детской беспризорности и безнадзорности. В годы тяжелых испытаний для советского общества правительство находило время и средства не только обсуждать эту социальную проблему, но и искать пути ее решения. Был разработан комплекс мероприятий, и осуществлялся жесткий контроль за их исполнением. Всесторонний анализ проделанной ЦК ВКП(б) и правительством в 1941-1945 годах работы, на наш взгляд, позволит более эффективно решать аналогичные социальные проблемы в нынешнем российском обществе. Сегодня продолжается поиск мер, которые способствовали бы эффективному преодолению беспризорности, безнадзорности и детской преступности на современном историческом этапе.

Актуальность исследования. Потрясения 90-х годов XX века существенно подорвали относительное благополучие миллионов российских граждан, что, в первую очередь, отразилось на семейных отношениях и осложнило заботу о детях.

По свидетельству независимых общественных организаций Российской Федерации, подростки и молодые люди сегодня в структуре населения нашей страны составляют 1/5 часть - 32 млн. человек. За 10 лет численность подростков в возрасте до 16-ти лет сократилась на 10%, а их смертность только за последние три года возросла почти на 40%. Ежегодно заканчивают жизнь самоубийством примерно 2 тыс. детей, 6 тыс. убегают из детских домов и интернатов. В общей сложности 25-26 тыс. несовершеннолетних ежегодно становятся жертвами преступных посягательств. Примерно из 30 млн. детей, подростков и молодых людей около 7 млн. не заняты ни учебой, ни работой, лишены источников нормального существования и развития.1 Важность тщательного рассмотрения вопроса о борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью в 1941-1945 годах особенно актуальна сегодня, когда 700 тыс. детей в РФ являются сиротами.

1 Полянских, Н.Г. К проблеме о месте детских и юношеских общественных объединений в жизненном пространстве современного подростка / Н.Г. Полянских // Подросток и общественные объединения : реалии детства. - Орск; Оренбург: изд-во ОГТИ, 2003. - С.5.

По данным МВД России, в настоящее время произошел рост детской преступности. Каждое десятое преступление в РФ совершается подростками или при их соучастии. Только за 2005 год несовершеннолетние совершили 20 тыс. тяжких преступлений.

В апреле 2006 года в докладе министра внутренних дел Российской Федерации Рашида Нургалиева было сказано, что предметом особого внимания органов внутренних дел является профилактика правонарушений среди детей. Министерство выступило с инициативой создания под председательством МВД РФ государственной комиссии по делам несовершеннолетних, и эта идея нашла поддержку у Президента России. В настоящее время в школах и колледжах 29-ти регионов страны в тесном контакте с преподавателями индивидуальной профилактикой детской преступности и правонарушений занимаются свыше 2 тыс. специально подготовленных сотрудников милиции.

Р. Нургалиев также отметил, что решение этой, без преувеличения, важнейшей и необоснованно отошедшей в последние годы на второй план социальной задачи только силовыми мерами правоохранительных органов невозможно. Требуется активное и деятельное участие всех структур общества. Поэтому свою профилактическую работу отделам внутренних дел следует координировать с деятельностью служб социальной защиты, здравоохранения и образования, религиозными конфессиями и иными общественными организациями; необходимо также продолжить совершенствование института школьных инспекторов.

Изучив опыт прошлого, можно сделать вывод, что описанных выше мер недостаточно для профилактики правонарушений и преступлений подростков. Проблему нужно рассматривать шире, так как в целом общество стало более демократичным, что во многом способствовало трансформации старых моральных ценностей, а новые находятся еще в стадии становления. Общее равнодушие к чужим проблемам и духовное обнищание привели к подрыву христианских устоев. Семья утратила свое былое значение. Зачастую родители не уделяют должного внимания проблемам своих детей, многие вообще не занимаются их воспитанием и образованием. Ежегодно 90 тыс. детей и подростков в России убегают из дома. Ребята страдают от жестокого обращения взрослых: только за 2005 год 1068 детей погибли от рук своих родителей.

Причины подобных современных социальных проблем сложны и противоречивы. Во-первых, отсутствуют специальные государственные программы, позволяющие решать вопросы жизнедеятельности детей-сирот, а существующие законы поддержки семьи, материнства, отцовства и детства не всегда достигают цели. В годы Великой Отечественной войны такие программы не только создавались, но и неукоснительно выполнялись.

Во-вторых, родители, оставшиеся без стабильного заработка в ходе экономического кризиса 90-х годов XX века, в поисках работы вынуждены оставлять детей без присмотра. Сегодня досуг ребенка могут организовать только те родители, которые имеют определенный материальный достаток. Тогда как в годы войны (с 1943 года), да и в послевоенное время, кружки по интересам, спортивные секции, театральные студии были совершенно бесплатны и доступны всем детям.

В-третьих, современный российский бизнес диктует условия труда, где зачастую присутствует ненормированное рабочее время. Многим приходится из своих регионов выезжать на заработки в столицу или другие крупные промышленные центры. Таким образом, теряется связь с семьей, и воспитание детей отходит на последний план. В годы войны интернаты и полуинтернаты позволяли временно передать детей на попечение государства, сегодня и эта система доступна далеко не всем.

В-четвертых, нецивилизованный переход к новым рыночным отношениям в России привел к появлению людей, которые стали вести асоциальный образ жизни, обрекая не только себя, но и своих детей на бродяжничество. Иные умышленно заставляют ребят попрошайничать, затем отнимают скудный детский заработок и используют его для своих нужд.

Далеко не полный перечень современных проблем, связанных с социальным сиротством, позволяет сделать вывод, что причины безнадзорности детей, да и их последствия, в XXI веке иные, чем в годы Великой Отечественной войны. Мы, безусловно, понимаем, что невозможно копировать в современных условиях тоталитарные порядки, традиции и даже мероприятия военной поры. Но, накопленный в 1941-1945 годах положительный опыт по организации и развитию школ интернатного типа, школ с продленным днем, а также внеклассной работы в структуре внешкольного обучения может пригодиться и сегодня в целях профилактики негативных социальных процессов.

Надо отметить, что детская беспризорность и безнадзорность -проблема уникальная, существующая в России на протяжении многих веков. Она не определяется только политическим режимом, или формой правления. Обострение этой проблемы связано с появлением социальной нестабильности, напрямую зависящей от кризисных явлений в экономике, а также от падения нравственности в обществе. В последние годы проблема беспризорности и безнадзорности, на наш взгляд, требует изучения и переосмысления имеющегося в России исторического опыта с целью его практического использования на современном этапе.

Актуальность предпринятого нами исследования обусловлена также тем, что вопросы борьбы с детской безнадзорностью и беспризорностью в 1941-1945 годах на Южном Урале не получили должного всестороннего освещения в исторической литературе. Данная проблема поднималась и описывалась в рамках более широкой темы -развития народного образования в годы Великой Отечественной войны. На наш взгляд, тема нуждается в самостоятельном изучении и научном обобщении, что до сих пор не было сделано в масштабе Южно-Уральского региона.

Объектом исследования является детская беспризорность и безнадзорность на Южном Урале в 1941-1945 годах.

Беспризорность детская - отсутствие у детей и подростков постоянного места жительства, определенных занятий, семейного или государственного попечения и систематического воспитательного воздействия в результате потери родителей, ухода из семьи, бегства из воспитательного учреждения и по другим причинам. Детская беспризорность создает угрозу правильному развитию ребенка и приводит в ряде случаев к появлению у него антиобщественных взглядов и привычек. Обычно такие дети бросают школу, не стремясь получить образование, и чаще попадают под негативное влияние, приводящее к недисциплинированности или даже к совершению преступлений. Беспризорность опасна тем, что дети, оказываясь под влиянием преступного мира, не верят, что жизнь может быть лучше, и поэтому не спешат расстаться с принявшим их преступным сообществом.

Безнадзорность детская - ослабление или отсутствие наблюдения за детьми и подростками (их поведением и занятиями) и воспитательного воздействия на них со стороны родителей или лиц, их заменяющих. Безнадзорность не предполагает жизнь ребенка на улице или в неприспособленных для этого местах. Он может быть внешне вполне благополучным и жить с родителями, но никакого влияния на его воспитание, особенно духовное, родители не оказывают. Утрата внимания, заботы и контроля со стороны родителей приводит ребенка на улицу, где он знакомится с «романтикой» беспризорной, а иногда и преступной жизни.

Беспризорность и безнадзорность могут быть как сопутствующими, так и самостоятельными явлениями. Однако там, где появляется детская безнадзорность, непременно, рано или поздно, появится и беспризорность. Там, где есть беспризорники, распространяется и детская преступность. Все эти процессы были характерны для России военного времени (1941-1945 гг.).

Предмет исследования - мероприятия государственных и партийных органов по борьбе с детской безнадзорностью и беспризорностью в годы Великой Отечественной войны.

Хронологические рамки обозначены достаточно четко: 19411945 годы - период Великой Отечественной войны, который внес существенные изменения в жизнь советских граждан. Период нашего исследования начинается с июня 1941 года, когда перед советским правительством и партийными органами встала важная задача спасения жизни детей. Это время связано с началом эвакуации на Южный Урал семей, а также интернатов, детских садов, детских домов и прочих детских учреждений. С первых дней войны страна несла людские потери, в результате которых большое количество детей потеряло родителей или на время утратило с ними связь. Поэтому вплоть до конца войны (май 1945 года) осуществлялись мероприятия по созданию условий, при которых ребята могли вернуться в семью, или хотя бы иметь возможность получить достойное воспитание и образование. В ходе войны 1941-1945 года была сохранена и расширена база учебно-воспитательных и социальных учебных заведений, которые решали вопросы быта, обучения и трудоустройства безнадзорных и беспризорных детей.

Территориальные рамки охватывают регион Южного Урала. В его состав в 1941-1945 годах входили четыре административнотерриториальные единицы - Башкирская АССР и три области: Чка-ловская (с 1957 года Оренбургская), Челябинская и Курганская (выделившаяся из восточных районов Челябинской в самостоятельную область 6 февраля 1943 года).

Во время Великой Отечественной войны на Южный Урал были эвакуированы детские учреждения Украины, Белоруссии, Латвии, Литвы, Эстонии, Московской, Смоленской и других областей. Только за 1941-1942 годы в регионе, по неполным данным, разместилось 373 эвакуированных учебных заведения, в которых насчитывалось 38100 детей.2

В годы войны Урал стал «арсеналом» и «кузницей» страны и внес существенный вклад в победу над немецко-фашистскими захватчиками. Урал давал фронту 40% всего оружия и боеприпасов. Необычайно слажено и патриотично работали коллективы предприятий районов, которым грозила оккупация, и ни с чем не сравнимой была энергия и труд людей, возрождавших к жизни на местах прибывшие комбинаты и заводы.3

В производстве были заняты женщины, что повлекло за собой рост детской безнадзорности на Южном Урале, особенно в тех областях, где было сконцентрировано металлургическое производство и тяжелое машиностроение (Челябинская и Чкаловская). Только за 1942 год в Челябинской области было выявлено 8184 беспризорных и 3229 безнадзорных детей, а в Чкаловской области только с 1 по 15 сентября 1942 года изъято 611 беспризорных и 92 безнадзорных ребенка. 4 Поэтому мы решили ограничить территориальные рамки именно Чкаловской и Челябинской областями, в исследование также

2 Подсчитано по ЦДНИОО. Ф. 371. Оп. 7. Д. 347. Л. 1; ГАОО. Ф. Р-1893. Оп. 3. Д. 16. Л. 29; ОГАЧО. Ф. П-288, Оп. 6. Д. 221. Л. 16.

3 Футорянский, Л. И. Оренбуржье - во имя Победы (60 лет разгрома фашистской Германии) / Л.И. Футорянский. - Оренбург, 2004. - С. 29. включена и Курганская область (т.к. в начале войны она входила в состав Челябинской области).

Материалы Башкирской республики нами не рассматривались, так как имеющийся обширный материал может стать объектом специального исследования.

Цель работы: исследовать экономические, правовые и социокультурные аспекты борьбы с беспризорностью и безнадзорностью детей на Южном Урале в годы Великой Отечественной войны.

В соответствии с поставленной целью мы определили задачи исследования:

- проанализировать причины, повлиявшие на увеличение числа беспризорных и безнадзорных детей на Южном Урале; I

- осуществить анализ изменений в нормативных документах СНК СССР, постановлений ВКП(б), произошедших в условиях Великой Отечественной войны и затрагивавших интересы детей-сирот, детей, взятых на воспитание или воспитывавшихся в детских учреждениях;

- на основе широкого привлечения архивных, ранее не вводившихся в научный оборот источников рассмотреть и систематизировать мероприятия, проводившиеся на Южном Урале в связи с детской безнадзорностью и беспризорностью;

- рассмотреть вопрос взаимосвязи детской безнадзорности и беспризорности с ростом детской преступности;

- выяснить причины побегов детей-сирот из специальных детских учреждений, что порождало еще одно явление, так называемую «возвратную» беспризорность.

3 Футорянский, Л.И. Оренбуржье - во имя Победы (60 лет разгрома фашистской Германии) / Л.И. Футорянский. - Оренбург: Издательство ООИПКРО, 2004. - С. 29.

4 ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 3. Д. 462. Л. 69; ЦДНИОО. Ф. 1697. On. 1. Д. 698. Л. 52.

Степень изученности проблемы. Историографический анализ темы проведен на основе хронологического принципа. Также учтена общая изученность проблем народного образования в годы Великой Отечественной войны как наиболее важного смежного вопроса.

Необходимо отметить, что до 80-х годов XX века в историографии доминировало представление о трех периодах: к первому относились военные годы, ко второму - первое послевоенное десятилетие, начало третьего связано с XX съездом КПСС. С середины 80-х годов XX века начинается новый четвертый период.

В дискуссиях 60-80-х годов XX века была высказана мысль об общности литературы военных и послевоенных лет.5 Также обосновывалось дробное деление историографических этапов послевоенных лет - буквально по десятилетиям. Эти же тенденции отразились и в работах начала 90-х годов XX века.6 В. Кулиш разделил всю советскую историографию войны на четыре периода: 1941 - середина 50-х годов; середина 50-х - середина 60-х; середина 60-х - середина 80-х; середина 80-х - 90-е годы XX века. Аналогичной периодизации придерживается и Б.А. Томан.7

Однако, по мнению E.JI. Храмковой, накопительный период историографии народного образования военной поры затянулся до начала 70-х годов XX века. До этого времени не было осуществлено ни одного самостоятельного исследования по вопросам школьной жизни в 1941-1945 гг.: сведения излагались крайне сжато и обобщенно в монографиях, посвященных развитию народного хозяйства или культуры. Крайне скудную информацию об изменениях в сфере средне

5 Беляков, А.П. Историография трудового подвига советского рабочего класса в период Великой Отечественной войны / А.П. Беляков // Некоторые проблемы истории советского общества (Историография). - М., 1964.— С.203.

6 Томан, Б.А. Великая Отечественная : Известное и неизвестное / Б.А. Томан // Вопросы истории КПСС.-1990 - № 9. - С. 85-93; Савушкин, Л.М. Идеология советского тыла : Проблемы и противоречия. 1941-1945 / Л.М. Савушкин. - Воронеж : Мир, 1990. - С. 16.

7 Кулиш, В. Советская историография Великой Отечественной войны / В. Кулиш // Россия. XX век. Советская историография. - М. : Просвещение, 1996. - С. 274-315; Томан, Б.А. Новое фундаментальное издание по истории Великой Отечественной войны / Б.А Томан // Новая и новейшая история - 2000 - №6 - С. 4. специального образования в условиях войны можно было встретить в экономических трудах, освещающих работу производства в этот период. Работа ремесленных училищ (РУ), техникумов рассматривалась только как часть мощной структуры трудовых резервов, созданных в 40-х годах XX века. Интересующий нас вопрос о детской безнадзорности и беспризорности долгое время не рассматривался партийными и советскими органами. Приводилась статистика о полном решении этого вопроса уже к началу 1945 года, хотя по архивным документам (о которых, впрочем, стало известно в 1995 году), только в Чкаловской области с 1 января по 1 мая 1945 года изъято с Q улицы 1493 беспризорника и 3640 безнадзорных ребенка. Анализируя историографию советской школы, E.JI. Храмкова утверждает, что не было проведено ни одной крупной дискуссии по проблемам школьной политики в военное время. Десятилетиями не подвергались сомнению и критическому осмыслению такие ключевые вопросы, как финансирование и руководство структурой народного образования. Не анализировались недостатки в системе обучения и воспитания школьников, подготовке учителей (в 1941-1945 годы) и другие вопросы. В течение накопительного периода с 40-х до 70-х XX века школа в условиях Великой Отечественной войны изучалась исключительно с позитивной стороны: историки и педагоги давали высокую оценку деятельности образовательной школы как в годы войны, так и в послевоенный период.9

По данному вопросу в историографии существуют и другие мнения. В частности, Г.К. Павленко считает, что первый историографический этап длился с начала войны по вторую половину 80-х годов и, с точки зрения идеологического и социального заказов, был одинаков. Преобладала во всех публикациях патриотическая тема с

8 ЦДНИОО. Ф. 1697. On. 1. Д. 953. Л. 3.

9 Храмкова, Е.Л. «Война и школа» в отечественной историографии : тезисы докладов межвузовской научной конференции. Проблемы истории Великой отечественной войны 1941-1945 / Е.Л. Храмкова.- Самара : изд-во СПГУ,-Вып.2.- 1996.-С. 16. преимущественным исследованием партийного аспекта. 10 С конца 80-х годов начался второй историографический этап в исследованиях Великой Отечественной войны. Журналисты, публицисты и некоторые ученые мгновенно отреагировали на запросы времени.11

Мы считаем, что доводы этих исследователей обоснованы и применимы к теме нашего исследования. Если учесть также, что достижения народного образования не считались главными показателями экономического роста и превосходства на фронте, поэтому и освещались как второстепенные. В первую очередь, показывались цифры количественного роста (числа школ, детских домов, детских садов и яслей, а также контингента детей в детских домах и детских садах). Анализировалась также численность детей-сирот, привлеченных посредством всеобуча в школы; количество детей, оставшихся без родителей и принятых на воспитание в семьи советских граждан, и пр. Отчасти это происходило потому, что вопрос борьбы с детской беспризорностью и безнадзорностью не мог быть изучен и полно представлен ранее, чем был снят гриф секретности. Изображение сложных, противоречивых, негативных и трагических процессов в жизни детей в детских домах и колониях для несовершеннолетних в годы Великой Отечественной войны не вписывалось в идеологические рамки государственного заказа.

В своей работе мы будем придерживаться традиционного деления историографии на четыре периода, чтобы не умалять достижений исследователей старшего поколения. Каждый период историографии, безусловно, влиял на изменение представлений исследователей на события Великой Отечественной войны.

Накопительный период историографии Великой Отечественной войны начался уже через 16 месяцев после ее начала: по указанию

10 Павленко, Г.К. Юные гвардейцы тыла. Трудовые резервы Урала - фронту, 1941-1945 / Г.К. Павленко. -Челябинск: Книга, 2004. - С. 3-4.

11 Там же.-С. 5. партии и правительства в Москве была создана специальная комиссия Академии наук СССР по истории Великой Отечественной войны, а в Свердловске - уральский филиал, охвативший своей деятельностью Свердловскую, Чкаловскую, Челябинскую, Молотовскую области, Башкирскую и Удмурскую АССР. В этих областях при обкомах ВКП(б) были образованы областные комиссии по истории Отечественной войны. В Чкаловской области ее возглавлял профессор П. Степанов, старший научный сотрудник уральского филиала по истории Отечественной войны. В газете «Чкаловская коммуна» он писал: «Долг каждого патриота собирать и оберегать документы и материалы Великой Отечественной войны, которые будут бережно передаваться из поколения в поколение».12

Материалы, собранные научными организациями в годы Великой Отечественной войны, дополнялись разножанровыми публикациями военного периода, которые составляли уникальный фактический материал, отраженный в газетно-журнальных публикациях как в изданиях Южного Урала («Чкаловская коммуна», «Красный Курган», «Челябинский рабочий», «Революционный порядок» и пр.), так и в прессе союзного масштаба («Правда», «Учительская газета» и др.). Некоторые статьи были посвящены непосредственно борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью, а также содержали информацию о детских комнатах милиции и их работе, об организации помощи детям фронтовиков, о вопросах приема детей на воспитание в семьи трудящихся.13

Многие вопросы совершенствования процесса обучения и воспитания школьников систематически освещались в педагогических журналах и сборниках.14 В них содержалась оперативная информация, поступавшая непосредственно с места описываемого события. Факты и явления изображались в духе времени. В этом была как сильная,

12 Степанов, П. Долг патриота / П. Степанов // Чкаловская коммуна. - 1942 год. - 12 ноября.

13 Забота о детях большое государственное дело // Революционный порядок. - 1943 - 30 июня.

14 Константинов, Н.А. Советская школа в годы Великой Отечественной войны / Н.А. Константинов // Советская педагогика. - 1948. -№ 10. - С. 12-15. так и слабая сторона этих материалов. Живо и эмоционально излагая проблему, они в то же время обладали определенной идеологической направленностью и схематичностью. В этих статьях не было еще глубокого анализа и научного обобщения наблюдаемых фактов, явлений, процессов, что делало их во многом спорными и субъективными.

Первые попытки осветить вклад оренбуржцев в бессмертную Победу были сделаны уже в 1943 году, когда появилась небольшая брошюра К.А. Карпенко «Чкаловцы в боях за Родину». В ней освещались отдельные факты борьбы наших земляков с фашизмом.15 Но первые исторические исследования и информация периодики в силу незавершенности событий не обладали исследовательским характером.

Одновременно собирались источники иного рода: официальные документы, разрабатывавшиеся партийными и государственными органами, наркоматами просвещения союзных и автономных республик, краевыми и областными отделами народного образования. Некото] f\ рые из них были опубликованы в 40-е годы XX века. Они освещали практические проблемы школьного строительства 1941-1945 годов, организацию деятельности детских домов и интернатов для детей-сирот. Материалы по детской беспризорности и безнадзорности, работе приемников-распределителей и колоний НКВД в них отсутствовали, так как эти данные в годы войны шли с грифом «секретно» или «совершенно секретно», поэтому не могли быть освещены и детально исследованы в этот период.

В конце 50-х годов появляются статьи, речи, выступления видных деятелей государственных и партийных органов, а также отде

15 Футорянский, Л.И. Указ. соч. - С. 11.

16 Директивы ВКП (б) и постановления Советского правительства о народном образовании. Сборник документов 1917-1947. Приложение к журналу «Советская педагогика» / сост. Н.И. Болдырев. М.-Л. : АПИ РСФСР, 1947; Народное образование. Основные постановления, приказы, инструкции / под ред. A.M. Данева. М., 1948. лов образования разных уровней.17 В целом, эти работы похожи на рапорты достижений и свершений советской школы в годы войны. Очень скупо, обычно в нескольких словах упоминаются вопросы беспризорности и безнадзорности детей. Например, «общественные организации нашей страны провели огромную работу в области ликвидации неграмотности и малограмотности, в осуществлении всеобщего обучения детей, в ликвидации детской беспризорности в тяжелые годы гражданской войны и безнадзорности во время Великой

1 8

Отечественной войны», - пишет М.М. Дейнеко. В этой фразе видна оценка партии, а именно: беспризорность - это явление только царского времени и периода гражданской войны, следовательно, оно ликвидировано окончательно (еще в 30-е годы XX века), а безнадзорность - это явление, характерное для Великой Отечественной войны, но и с этой проблемой СССР успешно справился (еще до конца войны). Эта установка четко выполнялась не только функционерами, но и исследователями, многократно тиражировалась и повторялась из работы в работу.

Итак, в самом начале накопительного этапа развития историографии господствовали жесткие политические установки, которые предопределили характерные особенности работ 40-50-х годов, а именно: освещение темы в рамках сталинской концепции Советского государства, иллюстративность изложения материала, субъективизм в оценке ряда фактов и явлений, следовательно, узость источнико-вой базы. Все это делало рассмотренные издания преимущественно публицистическими, а данная форма изложения обычно не требует обоснованности выводов, или даже предполагает их отсутствие.

17 Потемкин, В.П. Статьи и речи по народному образованию / В.П. Потемкин. - М-Л., 1947; Бубнов, А.С. Статьи и речи о народном образовании / А.С. Бубнов. - М. : Из-во АПН РСФСР, 1959; Дейнеко, М.М. 40 лет народного образования в СССР / М.М. Дейнеко. - М.: Учпедгиз, 1957; Медынский, Е.Н. Народное образование в СССР / Е.Н. Медынский. - М. : АПН РСФСР, 1952; Королев, Ф.Ф. Успехи народного образования СССР за 40 лет / Ф.Ф. Королев. - М.: Учпедгиз, 1957.

18 Дейнеко, М.М.Указ. соч. - С. 49.

С середины 50-х годов историки получили доступ к более широкому кругу документальных источников, шире развернулась публикация архивных и статистических данных. Это было связано с XX съездом КПСС, который положил начало новой эпохе в историографии Великой Отечественной войны. Как следствие произошедших перемен в научный оборот введено много нового фактического материала, расширена проблематика исследований на военную тему (1941-1945 годов), что нашло отражение в «Очерках истории Великой Отечественной войны», вышедших в 1955 году, где впервые был обобщен накопленный опыт оказания помощи семьям фронтовиков, социально-культурной работы с их детьми и прочие вопросы.19

Известное место период 1941-1945 годов занял и в монографических трудах ученых-педагогов, исследовавших становление и развитие социалистической школы и развитие народного образования в

ЛЛ союзных республиках. Выполненные на глубокой научной основе, эти труды приобрели значение важного источника: во-первых, ввели в научный оборот новые факты, документы, материалы, опубликованные (или хранившиеся в архивах) исключительно на языках народов СССР; во-вторых, раскрыли специфику развития школы в отдельных национальных республиках; в-третьих, обеспечили необходимые условия для создания истории общеобразовательной школы, развития народного образования по стране в целом. Но, несмотря на это, работы продолжали носить, в основном, публицистический характер. При наличии бесспорных достоинств и очевидной незаменимости в изучении проблемы, имели существенный недостаток - ограниченность рамок исследования как в тематическом, так и в географическом плане. Кроме того, данные исследования не содержали материалов по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью в годы войны.

19 Очерки истории Великой Отечественной войны 1941-1945. - М., 1955.-С. 67,71,187, 279.

20 Томассон, Э.Э. Школа и педагогика Эстонской ССР / Э.Э. Томассон, - М. : Советская педагогика, 1967; Сем-баев, А.И. История развития советской школы в Казахстане / А.И. Сембаев. - М.: Просвещение, 1962.

К 50-60-м годам XX века относится создание учебных пособий по истории педагогики, в которых военному периоду посвящены не

21 большие, но специальные главы. Однако в них также отсутствует интересующая нас информация по беспризорности и безнадзорности детей.

В период «оттепели» выходят фундаментальные издания по истории войны, прежде всего, это шеститомная «История Великой Отечественной войны Советского союза 1941-1945 годов».22 Однако большой перечень общих проблем войны не позволил авторам осветить частные вопросы. Соответственно особых изменений и существенных сдвигов в изучении вопроса борьбы с детской беспризорностью и безнадзорностью так и не произошло. Этот вопрос просто растворился в демонстрации достижений программы всеобуча и обеспечения всем необходимым детей фронтовиков.

Самарские ученые, анализируя историографию данного периода, отмечают, что «работа общеобразовательной школы в Поволжье в годы Великой Отечественной войны на примере Татарской АССР и Пензенской области была изучена в кандидатских диссертациях Н.А. Половниковой и П.Н. Мальцева». Обе эти диссертации защищены в 1953 году, следовательно, имеют только позитивные оценки и большую идеологическую направленность.23

В одной из своих статей E.JI. Храмкова пишет, что в отечественной литературе, посвященной вопросам тыла в годы войны, имеется серьезное отставание в изучении развития народного образования в России в обозначенный период.24

21 Гончаров, Н.К. Историко-педагогический очерк / Н.К. Гончаров. - М. : Педагогика, 1963; Очерки о взаимосвязи народного образования с народным хозяйством в СССР (1917-1967). - Томск: ТГУ, 1968.

22 История Великой Отечественной войны Советского союза 1941-1945 годов : в 6-ти томах, - М. - 1960-1965.

23 Храмкова, Е.Л. Поволжье в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 годы) : историография и источниковедение проблемы / Е.Л. Храмкова. - Самара ; изд-во СГПУ, 1993. - С. 52.

24 Храмкова, Е.Л. «Война и школа» в отечественной историографии. - С. 16.

Серьезный качественный сдвиг в изучении общеобразовательной школы России в 1941-1945 годах произошел только во второй половине 60-х - начале 70-х годов XX века, когда героический период в истории страны нашел отражение в работах крупнейших ученых-педагогов и авторских коллективов.25 Появление данных трудов стало важным этапом в разработке истории образовательной школы в годы войны. Однако история школы этого времени освещалась предельно сжато, неполно и описательно. Вопрос о борьбе с беспризорностью и безнадзорностью либо отсутствует вовсе, либо считается решенным благодаря заботе партии и правительства, а также самоотверженности советского народа.

Подобный подход отразился и в трудах исследователей Орен-26 буржья. К первым серьезным работам, в которых сделана попытка осветить роль оренбуржцев в победе над фашизмом, относятся труды А.З. Безверхнего. Однако в них, по мнению Л.И. Футорянского, нет цельной картины по всем вопросам войны, поэтому издание можно назвать лишь наброском по теме. Новым крупным шагом в разработке проблемы участия оренбуржцев в Великой Отечественной войне явилась книга В.И. Швыдченко. Автор использовал более обширный материал, чем А.З. Безверхний - фонды центральных и местных архивов. В своей работе В.И. Швыдченко касается вопросов оказания помощи семьям военнослужащих, инвалидам войны, эвакуированному населению и освобожденным районам. А также приводит небезынтересные для нас факты об устройстве детей-сирот в семьи орен

25 Басов, В.И. Вопросы финансов народного образования / В.И. Басов. - М. : Финансы, 1971; История народного образования в Коми-Пермяцком округе - Пермь : Пермское кн. изд-во, 1976; Вопросы истории педагогики : сборник статей. - Томск : ТГУ, 1976; Народное образование в РСФСР / под ред. М.П. Кашина [и др].- М.: Просвещение, 1970.

26 Безверхний, А.З. В едином боевом лагере. Очерк о работе Оренбургской областной партийной организации в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 / А.З. Безверхний. - Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во 1965; Швыдченко, В.И. Оренбургская партийная организация в годы Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 / В.И. Швыдченко // Ученые записки ОГПИ. - Оренбург: изд-во ОГПИ. - Вып. 25.- 1967.

27 Футорянский, Л.И. Указ. соч. - С. 13. буржцев. В частности, автор сообщает, что за 1942 и половину 1943 года органами народного образования и руководителями детских учреждений было определено в семьи трудящихся области 2288 детей, трудоустроено 2123 подростка, патронируемо 1113.28 Не затрагивая вопроса о детской беспризорности и безнадзорности, В.И. Швыдчен-ко указывает на расширение сети самодеятельных кружков, что соответствовало задачам, которые автор ставил при освещении роли партии в организации общественной жизни Оренбуржья в годы войны. В силу объективных причин не все приведенные статистические сведения можно считать полными и исчерпывающими. Швыдченко, например, указывает, что значительно увеличилась сеть детских садов в Чкаловской области: со 163 в 1940 году она расширилась до 218 в 1944 году. По его сведениям, «в ясли весной 1945 года областные организации смогли определить 8400 детей».29 В докладной записке о состоянии детских учреждений мы читаем: «За время войны сеть детских садов в области значительно расширилась (с 101 до 260 детсадов), контингент детей вырос с 7 тыс. до 19571 человек. Выявленное нами несоответствие не является единичным. Данные статистики, приводимые Швыдченко, на протяжении ряда лет уточнялись уважаемыми исследователями края (в частности, Л.И. Футорян-ским, А.В. Федоровой, P.P. Хисамутдиновой и другими). Однако книга Швыдченко положила начало научному исследованию вопросов Великой Отечественной войны в Оренбургском крае, в чем и заключается ее историографическая ценность.

Таким образом, в 60-е годы XX века историки Урала начали

3 1 разработку проблем культуры , народного образования и прочих вопросов периода Великой Отечественной войны, но, к сожалению,

28 Швыдченко, В.И. Указ. соч. - С. 141.

29 Там же.-С. 150.

30ЦДНИОО. Ф. 371. Оп. 8. Д. 679. Л. 32.

31 Сайгин, Н.И. Расцвет социалистической культуры в Оренбургской области I Н.И. Сайгин. - Оренбург : Южно-Уральское книжное изд-во, 1959. -48 с. интересующая нас тема борьбы с детской беспризорностью и безнадзорностью упоминается только косвенно и не получает какого-либо подробного освещения.

В 70-80-е годы XX века в историографии намечается некоторое оживление в изучении вопросов народного образования. Несмотря на ограниченность возможностей работы с архивными фондами, выходят монографии обобщающего характера. Все эти исследования рассматривают деятельность общеобразовательных школ в масштабах страны, содержат информацию, прежде всего, справочного характера, о тимуровском движении и заботе о детях партизан и солдат Красной Армии. Сведения о борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью отсутствуют, как и информация о развитии народного образования в Южно-Уральском регионе. В частности, в монографии JI.B. Максаковой, которая посвящена особенностям развития культуры и искусства военных лет, организации деятельности культурно-просветительных учреждений (кино, радио, театра), автор останавливается на состоянии развития народного образования в годы Великой Отечественной войны, подводит итоги работы высшей и средней школы за 1941-1945 годы, освещает работу по организации помощи детям-сиротам.

На наш взгляд, особого внимания заслуживает также работа A.M. Синицына «Всенародная помощь фронту: О патриотических движениях Советского народа в годы Великой Отечественной войны 1941-1945». Данное историческое исследование содержит богатый архивный материал, на основе которого автор раскрывает вопрос организации в тыловых районах страны помощи фронту, приводит данные и по Южному Уралу. Большой раздел книги посвящен заботе о

32 Народное образование в РСФСР / под ред. М.П. Кашина [и др.]. - М.: Просвещение, 1970; Советская культура в годы Великой Отечественной войны : сборник статей / АНСССР, Йн-т истории СССР. - М. : Наука, 1976; Культурная жизнь в СССР (1941-1950). Хроника / сост. С.Н. Базанов [и др.]. - М.: Наука, 1977; Максакова, Л.В. Культура Советской России в годы Великой Отечественной войны / Л.В. Максакова. - М.: Наука, 1977. семьях и детях фронтовиков. Ярко показана роль партии, советских и государственных органов, профсоюзных, комсомольских и общественных организаций в оказании помощи семьям партизан и солдат Красной Армии. Отдельная глава монографии посвящена всенародной заботе о детях, оставшихся без родителей. Эти материалы интересны нам еще и потому, что имеют непосредственную информацию по предотвращению беспризорности и безнадзорности детей. Однако хочется не согласиться с автором, который пишет, что «в годы Великой Отечественной войны благодаря решительным мерам, предпринятым партией и правительством, в нашей стране не было массо

33 вого беспризорничества». По неполным данным, по стране к концу войны было около 400 тыс. детей, утративших связь с родителями. В целом, работа A.M. Синицына имеет безусловную историческую ценность, так как, пожалуй, впервые на многочисленных примерах раскрываются меры, предпринятые советским государством для борьбы с детской беспризорностью и безнадзорностью в годы Великой Отечественной войны.

Из исследований, охватывающих масштабы Уральского региона, интересным является сборник «Урал - фронту», где есть раздел «Народное образование и здравоохранение», в котором обозначается проблема беспризорных и безнадзорных детей, например, говорится об улучшении работы детских домов в регионе.34 Но у нас вызывают сомнения данные статистики, которые приводятся в сборнике. В частности: «Урал принял также огромное количество эвакуированных семей и детских учреждений. В Челябинскую, Свердловскую, Оренбургскую области, в Башкирию прибыло 295 детских учреждений

35

54610 детей». Мы в своей работе попытались уточнить данные

33 Синицын, A.M. Всенародная помощь фронту: О патриотических движениях Советского народа в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 / A.M. Синицын. - М.: Воениздат, 1985. - С. 284.

34 Урал - фронту : сб. статей / под ред. А.В. Митрофановой. - М.: Экономика, 1985. - С. 253-254.

35 Там же.-С. 251. цифры и пришли к выводу, что они явно занижены. По архивным данным, в Челябинской области находилось 300 эвакуированных детских учреждений с контингентом 38 тыс. человек.36 А в Чкалов-скую область (по данным на декабрь 1941 года) было эвакуировано 87 детских учреждений с общим числом детей - 8 5 7 5 . 37 Следовательно, по неполным данным, на Южный Урал было эвакуировано более 400 детских учреждений.

Осуществляя анализ историографических работ, мы пришли к выводу, что на протяжении долгих лет исследования интересующих нас вопросов носили, в основном, публицистический характер. На наш взгляд, причина заключается в отношении к проблемам образования как второстепенным: довольно длительное время их рассмат

38 ривали в разделах культуры. Не являлись основными вопросы народного образования и в более обобщенных изданиях на военную тему, выпущенных на данном этапе развития историографии.39

Еще одна причина сложившегося положения вещей в конце 80-х годов XX века, как и в конце 40-х, связана с особой идеологизацией проблемы. В этой связи достаточно большой перечень вопросов был нежелателен для обсуждения и изложения в научных трудах, например, неоправданность введения раздельного обучения, использование непосильного детского труда в сельском хозяйстве и на производстве, сюда же относился и вопрос о детской беспризорности и безнадзорности.

Третья, на наш взгляд, не менее серьезная причина - это отсутствие в большинстве работ по данной теме серьезной источниковой

36 ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 6. Д. 221. Л. 16.

37 ГАОО. Ф. Р-1893. Оп. 3. Д. 16. Л. 29; ЦДНИОО. Ф. 371. Оп. 7. Д. 354. Л. 3.

38 Советская культура в годы Великой Отечественной войны. - М. : Наука, 1976; Культурная жизнь в СССР 1941-1950. Хроника / сост. С.Н. Базанов [и др.]. - М., 1977.

39 Советский Союз в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 / В.А. Андилов [и др.]. - М. : Наука, 1985; История Советского государства и права / отв. ред. А.П. Косицын. - М., 1985; История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 : в 6-ти томах / отв. Ред. Г.А. Арбатов. - М. : Воениздат, 1961-1965; История Второй Мировой войны 1939-1945 : в 12-ти томах / отв. ред. Д.Ф. Устинов. - М.: Воениздат, 1977. базы и историографической основы. Достаточно отметить, что первые историографические статьи по проблеме народного образования появляются только в 70-е годы XX века.

По мнению Е. JI. Храмковой, немаловажную роль сыграл и тот факт, что написание исследований по теме требует, чтобы автор сочетал в одном лице и историка, и педагога, а это встречается нечасто. Поэтому нередко в трудах, посвященных школе военной поры, отсутствует общеисторический подход.40

Серьезная работа по публикации источников военного времени осуществлена в середине 80-х годов. По плану издания общесоюзной серии «История культурного строительства в СССР» были выпущены документы директивного и отчетного характера, которые отражали руководящую и организующую роль Коммунистической партии и Советского государства, их заботу о развитии народного образования и культуры. Данные издания активизировали исследовательскую работу в отдельных регионах и по стране в целом и позволили широкому кругу лиц ознакомиться с уникальными документальными материалами, ранее никогда не публиковавшимися.41 Достоинством этих сборников было то, что документы располагались в хронологическом порядке, были снабжены легендами и указанием подлинности. Ко всем были вводные статьи с пояснениями от составителей. Несмотря на то, что публикация документов осуществлялась и ранее,42 именно сборники 80-х годов продемонстрировали изменение отношения партии и советского правительства к вопросам культуры и

40 Храмкова, Е.Л. Указ. соч. - С. 16.

41 Культурное строительство в РСФСР : документы и материалы. - М. : Советская Россия, 1983; Культурное строительство в Оренбуржье : документы и материалы : в 2-х кн. / сост. В. И. Швыдченко [и др.].- Челябинск: Юж.-Урал. кн. из-во, 1985, 1989; Социально-культурное строительство Челябинской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945). - Челябинск : Юж. - Урал. Кн. изд-во, 1985.

42 Коммунистическая партия в Великой Отечественной войне (июнь 1941-май 1945) : документы и материалы М. : Политиздат, 1970; Курганская партийная организация в Великой Отечественной войне 1941-1945. Документы и материалы / науч. ред. Л.А, Матвеев. - Челябинск : Юж.-Урал. изд-во, 1975; Огненные годы. Документы и материалы об участии комсомола в Великой Отечественной войне. - М. : Политиздат, 1977; Документы мужества и героизма. Башкирская АССР в годы Великой Отечественной войны. Документы и материалы. -Уфа: БРИЗ, 1980. образования в годы Великой Отечественной войны, что, разумеется, повысило интерес к этой проблеме у отечественных исследователей и привело к появлению первых обобщающих исследований истори-ко-педагогического характера.43 В них представлено развитие советской общеобразовательной школы на основе системного подхода, факты излагаются проблемно и в хронологическом порядке освещают развитие народного образования в годы Великой Отечественной войны не только в РСФСР, но и в Белоруссии, Украине, Грузии, Литве и других союзных республиках. Кроме того, монографии С.А. Черника содержат информацию о детской беспризорности и безнадзорности. В частности, он определяет, что выполнение Закона о всеобуче, организация досуга детей, появление школ с продленным днем были эффективными мерами ликвидации безнадзорности. Еще одним достижением автора является предложенная впервые в работе «Советская образовательная школа в годы Великой Отечественной войны» периодизация развития образования в СССР и то, что выделены два этапа борьбы за школу, которые различаются направленностью и сущностью самих мероприятий. На первом этапе (1941-1943 годы) принимались меры, направленные на борьбу против возникших трудностей и недостатков, за сохранение существовавшей школы и системы народного образования. Особенностью второго этапа (1943-1945 годы) явились меры по организационно-педагогическому укреплению школы, повышению качества всей учебно-воспитательной работы, укреплению дисциплины и порядка среди учащихся. Подобная логика рассмотрения истории советской школы периода 1941-1945 годов, во-первых, опирается на реальный факт существования двух этапов в ходе Великой Отечественной войны и,

43 Черник, С.А. Советская школа в годы Великой Отечественной войны / С.А. Черник. - М.: Педагогика, 1975; Черник, С.А. Советская общеобразовательная школа в годы Великой Отечественной войны / С.А. Черник. - М. : Педагогика, 1984. во-вторых, позволяет лучше показать их отличительные черты.44 Но при всех достоинствах работы С.А. Черника имеют характерную для того времени идеологическую окраску и рассматривают советскую школу только с позитивных позиций, что, в определенной степени, снижает их значение. Кроме того, данное исследование является в большей степени педагогическим трудом, поэтому содержит подробный анализ методов и приемов обучения, особенностей воспитательной работы в школах и других детских учреждениях и не снимает актуальности исторического анализа темы диссертационного исследования.

Со страниц произведений научно-популярной литературы и сравнительно нового для 80-х годов XX века жанра - документальной беллетристики волнующая нас тема детской беспризорности и безнадзорности звучит особенно пронзительно. Эти работы позволяют восполнить пробелы в изучении данной тематики профессиональными исследователями и представляют исторические события более эмоционально и образно. С начала перестройки журналисты с охотой берутся за освещение исторических вопросов с целью пересмотра сложившейся, зачастую, догматической точки зрения на отдельные вопросы истории военного времени.

В конце 80-х годов XX века появляются документально-публицистические издания не на смежную тематику, а напрямую связанную с детской беспризорностью и безнадзорностью в 19411945 годах.45 Благодаря собранным журналистами и публицистами воспоминаниям создается обобщенный образ военного детства.46 Дети войны рассказывают от первого лица о жизни, быте, рационе пи

44 Черник, С.А. Советская общеобразовательная школа в годы Великой Отечественной войны / С.А. Черник. -M.: Педагогика, 1984. - С. 9.

45 Дети военной поры / сост. Э. Максимова. - М.: Политиздат, 1988.

46 Лещинский, М.Я. Дважды рожденные / М.Я. Лещинский. - М.: Современник, 1977; Марьяновский, Г.И. Книга судеб. Документальное повествование / Г.И. Марьяновский, - Ташкент: изд-во литература и искусство, 1978. Кармазин, В.Д. Добро, спасающее мир / В.Д. Кармазин. - Киев : Украина, 1989; Бакин, В.С, Детдомовское сороковые. Документальная повесть / B.C. Бакин. - М.: Молодая Гвардия, 1991. тания, играх и других подробностях, которые невозможно узнать из хрестоматийных изданий и монографий о войне. Все эти произведения позволяют понять положение детей в годы Великой Отечественной войны не с позиции сухой статистики, а на основе живого свидетельства, что для историка также имеет определенную ценность.

Исследования по истории народного образования СССР в годы войны продолжали и педагоги, особенно оживляется эта работа при подготовке статей к юбилейным датам. Но, как и в более ранний период, эти публикации изобилуют статистическими данными о собранных в фонд обороны средствах, о помощи семьям участников войны, нет прямых сведений в борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью.47

Несмотря на то, что литература, изданная до середины 80-х годов XX века, очень скупо, в общих чертах раскрывает вопросы борьбы с детской беспризорностью и безнадзорностью, в целом, историография этого периода имеет ряд достижений. Основная заслуга исследователей заключается, во-первых, в том, что они ввели в научный оборот комплекс ранее неизвестных науке документов, что, в свою очередь, привело к пересмотру некоторых традиционных представлений о школе периода Великой Отечественной войны. Во-вторых, историки ввели новые перспективные сюжеты в изучение проблем образования в годы Великой Отечественной войны. В-третьих, учеными была сделана попытка рассмотрения общеобразовательной школы 1941-1945 годов в системе общего состояния экономики, социальной политики, культуры, идеологии существовавшего тогда общества. В-четвертых, появляются воспоминания о войне,

47 Яркина, Т. Советская школа в годы Великой Отечественной войны / Т. Яркина II Советская педагогика. -1965. - № 5. - С.109-118; Раскин, Л.Е. Героические будни / Л.Е. Раскин // Советская педагогика. - 1965 - № 5. - С. 121-124; Он же. Героически будни школ Ленинграда / Л.Е. Раскин // Начальная школа. - 1965. - № 5. -С.18; Бутько, В Дети войны / В. Бутько // Молодой коммунист. - 1971. - № 6. - С. 55-58; Черник, С.А. Борьба за повышение качества учебно-воспитательной работы школ в годы Великой Отечественной войны / С.А. Черник // Советская педагогика. - 1975. - № 3. - С. 93-102. написанные детьми, бывшими беспризорниками, выросшими в условиях детских домов и интернатов.

Со второй половины 80-х годов XX века начался новый этап историографии, который продолжается и сейчас. Изменения в обществе, связанные с развитием гласности, демократизация общества и плюрализм, позволяющий вести дискуссии по широкому спектру вопросов общественно-политической жизни страны, создали благоприятные условия для более объективного изучения истории Великой Отечественной войны. В частности, по-иному стали рассматриваться вопросы среднего и профессионального образования, социальной защиты материнства и детства в военные годы. Изменилась оценка известных фактов, обозначились новые проблемы исследования, которые всесторонне раскрываются и оцениваются более объективно на основе новых документов и свидетельств.

С начала 90-х годов научные исследования стали более критическими. Кроме того, школу начали рассматривать как один из важных показателей эффективности социальной политики в годы войны.48 В этой связи авторы обратили более пристальное внимание на причины отсева школьников в 1941-1945 годах, выявив недостаточность элементарных вещей - одежды, обуви, школьных принадлежностей, на что ранее исследователи не обращали внимание. В это время появилась работа В.В. Дрыночкина, целиком посвященная проблеме функционирования системы народного образования в годы войны.49 В данном исследовании содержится обстоятельный анализ трудностей, недостатков, просчетов в осуществлении школьной политики в 1941-1945 годах, дается объективная и критическая оценка работы народного образования в годы войны.

48 Загвоздкин, Г.Г. Цена победы. Социальная политика военных лет / Г.Г. Загвоздкин. - Киров : Жизнь, 1990.

49 Дрыночкин, B.B. Восстановление системы народного образования в прифронтовых и освобожденных районах страны в годы Великой Отечественной войны (1941-1945) / В.В. Дрыночкин. - M. : ИНИОН АН СССР, 1991.

В рамках современного периода историографии ученые указывают на всеобъемлющую идеологизацию сферы народного образования в годы Великой Отечественной войны.50 Отмечается, что в годы войны не допускалось произвольное толкование тем, вопросов учебных планов и программ, самостоятельный анализ выступлений государственных и партийных руководителей и т.д. Историки начинают по-новому оценивать и вопрос об участии в патриотических движениях учителей и учащихся, выявив случаи нажима и администрирования.

В публикациях конца 80-90-х годов содержится более глубокий анализ проблемы педагогических кадров в годы войны.51 Авторы подчеркивают, что в военные годы увеличилось число учителей, не имеющих педагогического образования, а события военного времени положили начало феминизации школы. В целом, историография этого периода отмечает существенное замедление темпов развития образования, приведшее к сокращению численности удельного веса неполных средних школ, ограничив тем самым возможности осуществления семилетнего и среднего образования. Сокращение сроков обучения, сужение программ, учебных планов, постоянное отвлечение учителей и школьников на сельскохозяйственные и иные работы приводили к резкому снижению качества подготовки учащихся. Довоенный уровень школьной сети и численности учащихся в РСФСР был, в основном, восстановлен в конце 40-х годов. Разумеется, было бы несправедливо забывать о невиданном напряжении сил общественности, самоотверженном труде российского учительства, в определенной мере ослабивших отрицательное влияние войны.

50 Сперанский, А.В. Культура Урала как важнейший фактор Великой Победы. Уральский научный форум. Война. Культура. Победа. Роль Урала как арсенала Победы : III региональная научно-практическая конференция. «Культура и искусство Урала в годы Великой Отечественной войны» / А.В. Сперанский. - Челябинск : ЧЕЛГУ. -Часть 1.-2005.-С. 149.

51 Кузнецова, C.B. Кадровое обеспечение образования в Поволжье в условиях Великой Отечественной войны (1941-1945): учебное пособие / C.B. Кузнецова. - Самара : изд-во СГПУ, 2003.

Однако в историографии сохраняются некоторые недостатки. По-прежнему, школа периода войны не показывается во всей ее противоречивости, неоднозначности: публикации нередко носят описательный, а не аналитический характер, содержат поверхностную историографию проблемы. Объясняется это, во многом, отсутствием в некоторых работах по теме прочной статистической и документальной базы.52

В конце 80-х - начале 90-х годов XX века заметно возрос интерес ученых к проблемам народного образования и на Южном Урале. В работах Л.И. Футорянского нашли отражение и вопросы о развитии народного образования. Так, в книге «История Оренбуржья» под его редакцией говорится о том, что «остро стояла проблема повышения педагогической квалификации во время Великой Отечественной войны», упоминаются проблемы развития специального образования в Оренбургской области.53 Автор и в других своих работах анализирует статистику количества учителей, ушедших в начале войны на фронт, движения кадров в Чкаловской области и влияния на этот процесс эвакуации и реэвакуации, уровня образованности учителей края. Леонидом Иосифовичем исследованы изменения в контингенте учащихся, организация заботы о детях-сиротах, участие учителей и учеников в уборке урожая в годы войны, и многие другие вопросы.54

Любопытные данные о функционировании школ Урала в годы войны опубликованы в работе И.Ф. Плотникова.55 Материалы по во

52 Храмкова, Е.Л. «Война и школа» в отечественной историографии . - С. 16-18.

53 История Оренбуржья : учебное пособие / под ред. проф, Л.И. Футорянского.-Оренбург: Оренбургское книжное издательство, 1996. - С. 300.

54 Футорянский, Л.И. История родного края / Л.И. Футорянский. - Челябинск : Южно-уральское книжное издательство, 1988, Он же. Оренбуржье - Великой Победе (к 50-летию Победы в Великой Отечественной войне) / Л.И. Футорянский. - Оренбург, 1994. - С. 41-45; Он же. Путь твоих сверстников : материалы по истории комсомольской организации Оренбуржья / Л.И, Футорянский. - Оренбург, 1998. - С. 9; Он же. Оренбуржье - во имя Победы (60 лет разгрома фашистской Германии) / Л.И. Футорянский. - Оренбург : Издательство ООИП-КРО,2004.-С. 84-86.

55 Плотников, И.Ф. Народное образование и культура Урала в период Великой Отечественной войны (19411945 годах) / И.Ф. Плотников // Развитие школы: опыт партийного руководства, проблема, задачи. - Свердловск : МИКС, 1989. - С. 47-61. просам развития образовательной системы на Южном Урале содержатся в трудах P.P. Хисамутдиновой и А.В. Федоровой.56 В их произведениях освещаются вопросы осуществления всеобщего обязательного обучения, работа национальных школ и эвакуированных детских учреждений, участие учащихся и учителей в сельскохозяйственном и промышленном производстве.

В работах Г.В. Кораблевой нашли отражение вопросы государственного управления школьным делом в СССР. На основе богатого архивного материала автор особо выделяет проблемы создания материальной базы общеобразовательной школы, а также обеспечения ее кадрами. Достаточно подробно рассматриваются вопросы о всеобуче. «Осуществление всеобщего обучения затормозилось из-за детской беспризорности, так как тяжелая и напряженная работа одних родителей на заводах, колхозах, других на фронте, или их гибель не давала возможности, в данное время, оказывать должное внимание воспитанию детей».57 Если исходить из цитаты, получается, что исследователь как бы объединяет между собой «беспризорность» и «безнадзорность», сводя их в общее понятие. В работе нет ни характеристик, ни оценок этим явлениям, что связано, как нам показалось, с тем, что они не были целью исследования автора и упоминались лишь в силу исторической логики изложения. Более удачно автор раскрывает вопросы осуществления принципов национальной школы в регионе. Этому вопросу Г.В. Кораблева посвящает даже самостоя

58 тельное исследование. На основе архивных материалов Челябинской, Курганской, Оренбургской и Самарской областей автор рас

56 Хисамутдинова, P.P. Школы г. Чкалова в годы Великой Отечественной войны : материалы XXI преподавательской и XXXIX студенческой науч.-практ. конф. / P.P. Хисамутдинова.- Оренбург : изд-во ОГПУ, 1997; Ее же Первый учебный год в школах г. Чкалова / P.P. Хисамутдинова // Образование в Оренбуржье: история и современность. - Оренбург, 1997; Федорова, А.В. Оренбург в годы Великой отечественной войны / А.В. Федорова,-Оренбург : Оренбургское кн. изд-во, 1995.

57 Кораблева, Г.В. Школьное строительство в Оренбуржье: реализация гарантий Конституции СССР 1936 года (1936-1977) / Г.В. Кораблева. - Оренбург : изд-во ОГПУ, 1998,- С. 11.

58 Она же. Осуществление общих условий права на образование в развитии национальной общеобразовательной школы Урала (1936-1993) / Г.В. Кораблева. - Оренбург: изд-во ОГПУ, 1999. крывает все стороны работы национальных школ в годы Великой Отечественной войны.

Молодые ученые Оренбуржья (О.А.Дорошева, P.P. Хисамутди-нов и др.) также внесли вклад в изучение школьного и профессионального образования в годы Великой Отечественной войны. Но и данные исследования непосредственно не затрагивали вопросы организации и борьбы с детской беспризорностью и безнадзорностью в стране в целом и на Южном Урале в частности.

В рамках педагогических исследований, проводимых по истории народного образования Оренбуржья, существенный вклад в историографию проблемы внес B.C. Болодурин. 59 Его монографии имеют обширный фактологический материал, основанный на документах 12 фондов ГАОО. Виктор Сергеевич, не будучи историком, осуществил огромную работу по анализу и обработке документальных источников по народному образованию с 1735 по 1940 годы. Безусловно, труды автора в большей степени являются педагогическими и освещают решение социальных вопросов в сфере народного образования, кадровую политику, организацию и состояние учебно-методической работы, а также воспитательную работу учащихся в школах Оренбуржья в годы Великой Отечественной войны.

Вместе с тем, одна из монографий B.C. Болодурина содержит раздел о детских домах и спецшколах области, их развитие в годы войны, где освещаются вопросы о работе с эвакуированными детьми образовательных учреждений Оренбургского края. Автор показывает, что «в контингенте воспитанников детских домов шло постоянное движение», «часть детей усыновлялась, часть переводилась из одного детского дома в другой, например, из дошкольных домов в школьные детские дома. Как правило, воспитанники детских домов в зна

59 Болодурин, B.C. История образования в Оренбуржье: учебное пособие / B.C. Болодурин. - Оренбург : изд-во ОПТУ, 2000; Он же. Образование и педагогическая мысль в Оренбуржье. Страницы истории 1735-1940 / B.C. Болодурин. - Оренбург: Южный Урал, 2001. чительном количестве по достижении 14-15 летнего возраста переводились в ремесленные и железнодорожные училища и школы ФЗО системы трудовых резервов».60 Однако не упоминается о побегах детдомовцев, которые также влияли на движение контингента. Нет освещения вопросов о привлечении детей из детских домов к труду на производстве и в сельском хозяйстве.

Наиболее фундаментальной исторической работой по смежной теме исследования в рамках Уральского региона является монография А.В. Сперанского «В горниле испытаний». Несмотря на сжатость и схематичность изложения, автор анализирует на широкой источниковой базе не только развитие общеобразовательных школ, причины отсева учащихся и выполнение закона о всеобуче, но и вопрос о ликвидации детской беспризорности и безнадзорности.61 Бесспорными достоинствами работы являются обобщенные статистические данные по количеству детских домов, численности их воспитанников по всему Уралу, анализ трудностей в решении вопросов сохранения здоровья, организации быта и обучения детей-сирот. Однако в работе отсутствует анализ проблем беспризорности и безнадзорности в годы войны.

Исследователь Н.П. Палецких изучала еще одну смежную проблему - социальную политику на Урале в годы войны.62 На солидной источниковой базе автором рассматривается помощь беспризорным детям, эвакуированному населению, семьям фронтовиков, анализируется вопрос занятости подростков на производстве и в сельском хозяйстве в годы Великой Отечественной войны. Так, по ее мнению, численность подростков, занятых самостоятельным трудом, возросла по сравнению с 1940 годом на 15-20%, также «сдвинулась нижняя

60 Болодурин, B.C. Школа и начальное профессиональное образование в Оренбуржье в годы Великой Отечественной войны : учебное пособие / B.C. Болодурин. - Оренбург: из-во ОГПУ, 2003. - С. 55.

61 Сперанский, A.B. В горниле испытаний. Культура Урала в годы .-С. 130.

62 Палецких, Н.П. Помощь семьям военнослужащих в годы войны : сб. ст. «Южноуральцы в боях и труде» / Н.П. Палецких. - Челябинск : Книга, 1995. - С. 125-144; Она же. Социальная помощь детям и детским учреждениям на Урале в годы Великой Отечественной войны / Н.П. Палецких // Вестник ЧГАУ. - 1993. - № 2. - С. 23-34. граница трудоспособного возраста, возросла не только молодежная,

63 г, но и подростковая занятость». В частности, автор утверждает, что на Урале имели место нарушения постановления СНК СССР о запрещении мобилизовать учащихся 8-10 классов для работ на заводах и фабриках. Осенью 1942 года по промышленным центрам Челябинской области насчитывалось 29 тыс. работающих учеников 7-10 классов (14-16 лет) при общем количестве старшеклассников в 59 тыс. человек.64 По данным Н.П. Палецких, иногда детдомовцев устраивали на работу в еще более раннем возрасте. В конце 1943 года из детских домов Челябинской области были переданы на работу в ОСМИ-8 100 человек 12-13-ти лет.65 В своих работах автор впервые отмечает, что в годы войны имели место нарушения законодательства об отдыхе подростков и продолжительности рабочего дня, что мешало совмещать работу и учебу в школах рабочей молодежи (ШРМ) и школах сельской молодежи (ШСМ) и влекло за собой массовые дезертирства с производства.

Проблема социальной незащищенности детей, подростков и молодежи в годы войны, поднятая Н.П. Палецких, нашла подтверждение и в работах других авторов (И.Н. Карамашевой, Л.И. Рогачевой и др.).

Не менее интересной работой по смежной проблеме является монография Г.К. Павленко. Автор дает объективный анализ создания трудовых резервов на Южном Урале в годы войны. В работе используется обширный архивный материал, который позволяет представить реальные объемы призыва в школы ФЗО, обучение, условия жизни и быта подростков. На основании этих фактов автор пытается анализировать причины побегов подростков из школ ФЗО. Это, по ее мнению, было связано не только с тяжелым трудом, но и с низкой

63 Палецких, Н.П. Указ. соч. - С. 10.

64 Там же.-С. 11.

65 Там же. зарплатой, плохим снабжением одеждой и продовольствием, страшными условиями быта. Г.К. Павленко утверждает, что на краткосрочные курсы школ ФЗО мобилизовывали, как правило, молодежь мужского пола в возрасте 15-17-ти лет и женского пола в возрасте 16-17-ти лет.66 Для выполнения планов комплектования армии трудовых резервов в школы ФЗО и РУ призывали детей и в более раннем возрасте. В первую очередь, несовершеннолетних, не имеющих родителей, воспитанников детских домов. Тем самым автор показывает специфичность контингента среднего профессионального образования в 1941-1945 гг., который в большинстве случаев формировался из беспризорников.

На данном этапе историографии изучению вопросов образования в годы Великой Отечественной войны уделяется достаточно места и в истории педагогики. Особое внимание исследователи-педагоги уделяют развитию методов и приемов преподавания и обучения в условиях войны. Приводятся биографии ученых, внесших значительный вклад в развитие педагогики 40-х годов XX века, но практически не освещаются вопросы исследуемой нами проблемы.

Более того, в педагогике до сих пор нет исследований, которые бы анализировали степень влияния государства и идеологии на историю развития образования в годы Великой Отечественной войны. Несмотря на огромное количество изданий по истории педагогики, в них утверждается, что «движение образования по восходящей линии, приращение педагогического знания происходили в социальных условиях, которые затрудняли свободную идейную полемику». 67

На основе анализа педагогических работ мы пришли к выводу, что период с 1941 по 1945 годы, являясь достаточно жестко регламентированным с точки зрения идеологии, имел мало творческих на

66 Павленко, Г.К. Юные гвардейцы тыла. Трудовые резервы Урала - фронту, 1941-1945 / Г.К. Павленко. - Челябинск : Книга, 2004. - С. 20.

67 История педагогики // под редакцией A. H. Джуринского - М.: Просвещение, 1999. - С. 547. ходок (обучение строилось традиционно). Данный момент снижает привлекательность этого периода для педагогических научных изысканий. Следовательно, отсутствуют в них и вопросы о детской беспризорности и безнадзорности, не рассматриваются причины этих явлений и меры борьбы с ними.

В настоящее время в свете сложившихся новых общественных условий жизни тема детской беспризорности и безнадзорности ако тивно стала разрабатываться социологами и психологами. Они пытаются понять корни проблемы, выявить психологические особенности детей, оказавшихся волей судеб на улице. Разрабатываются пути реабилитации подростков и адаптации их к нормальной жизни в обществе. Защищено несколько диссертаций по теме в смежных специальностях (Н.В. Смирнова, Н.Ф. Сморгунова, Е.Г.Ермаков). Крайне редко публикуются работы, посвященные данному аспекту.69

Предпринятый нами историографический обзор свидетельствует о том, что в рассмотренных трудах освещен и раскрыт широкий круг вопросов по истории тыла в годы Великой Отечественной войны, а именно: вопросы развития народного образования, социальной политики, защиты материнства и детства и пр. Однако, ни в коей мере не умаляя и не принижая достоинств и научной ценности названных исследований и публикаций, нельзя не констатировать, что до сих пор остаются вопросы, которые недостаточно изучены. В частности, проблема борьбы с детской беспризорностью и безнадзорностью в условиях военного времени. Анализ имеющейся литературы позволяет сделать вывод, что данная тема не являлась предметом специального целостного исследования в рамках Южно-Уральского

68 Коновалов, И.И. Беспризорность и безнадзорность несовершеннолетних: Опыт исследования проблемы в Саратовской области / И.И. Коновалов. - Саратов: изд-во СГУ, 2004; Ящук A.B. Детская беспризорность: теория и практика ее преодоления и предупреждения : монография / A.B. Ящук. - Томск : ТГПУ, 2004.

Ермаков, Е.Г. Организационно-правовые основы деятельности органов внутренних дел по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью в годы Великой Отечественной войны и послевоенный период (1941-1950) / Е.Г. Ермаков. - M. : Мысль, 2002; Перчиков, В.А. Проблемы детской беспризорности и безнадзорности в 1941-1945 годах : материалы межвузовской научной конференции «Проблемы истории Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» / В.А. Перчиков. - Самара : изд-во «Самарский университет». - Вып. 5. - 1999. - С. 42-44. региона. Некоторые вопросы функционирования детских домов, укомплектования беспризорниками училищ и школ ФЗО, привлечения безнадзорных детей в школу в рамках решения вопроса о всеобуче в той или иной мере затрагивались рядом авторов, но рассматривались они обычно в контексте исследований по культуре, социальной политики, общего или специального образования. Поэтому мы считаем актуальным комплексное изучение вопроса борьбы с детской беспризорностью и безнадзорностью на Южном Урале в годы Великой Отечественной войны.

Источниковую базу исследования составили документы центральных и местных архивов, материалы периодической печати, законодательные акты, сборники документов по истории войны и партийных организаций региона, мемуары. Все источники можно разделить на две группы документов (опубликованные и неопубликованные).

К опубликованным источникам, в первую очередь, относятся партийные и правительственные документы, директивные материалы, отражающие процесс становления и развития советской системы народного образования. Они собраны в многочисленных сборниках документов, директив и постановлений Советского правительства о народном образовании. Эти сборники разных лет издания включают в себя основные правительственные постановления по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью в СССР и РСФСР, а также содержат материалы об осуществлявшихся правительством мерах по поддержке материнства и детства, социальной помощи детям фронтовиков и многое другое.70

70 Директивы ВКП (б) и постановления Советского правительства о народном образовании. Сборник документов 1917-1947. Приложение к журналу «Советская педагогика» / сост. Н.И. Болдырев. М.-Л. : АПИ РСФСР, 1947; Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. - М., 1957; КПСС о культуре, просвещении и науке. Сборник документов- M. : Политиздат, 1963 / Сост. Викторов B.C. [и др.]; Коммунистическая партия в Великой Отечественной войне (июнь 1941-май 1945). Документы и материалы.- М. : Политиздат, 1970; Культурное строительство в РСФСР: документы и материалы. - M. : Советская Россия, 1983; Народное образование в РСФСР в 1943 году. Отчет Наркомпроса РСФСР - М., 1944; Народное образование. Основные постановления, приказы, инструкции / под ред. A.M. Данева, -M., 1948.

Опубликованные документы и материалы, включающие в себя решения местных и областных советов трудящихся областных и городских исполкомов Южно-Уральского региона, а также постановления бюро и пленумов обкомов ВКП(б) и ВЛКСМ, не менее интересны для исследователей. 71

В последние годы активно занимаются издательской деятельностью архивы Южного Урала, пополняя категорию опубликованных источников по истории Великой Отечественной войны новыми документами и материалами специфической категории. В настоящее время активно публикуются и придаются широкой огласке документы так называемых «Особых папок», которые были переданы в архивы только после ликвидации партийных органов на местах. Начиная с 2000 года, их разрешено выдавать исследователям. На сегодняшний момент они частично опубликованы в региональных сборниках документов и были использованы автором в своей работе.

Опубликованные источники дополнены материалами периодической печати (центральных и местных издательств). Газеты и журналы - источниковой комплекс, дающий возможность оценить меры, осуществлявшиеся советским правительством и общественными организациями в борьбе с беспризорностью и безнадзорностью детей.74

71 Башкирия в годы Великой Отечественной войны (1941-1945) / сост. Т.Х. Ахмадиев [и др.]. - Уфа : изд-во «Китан», 1995; Документы мужества и героизма. Башкирская АССР в годы Великой Отечественной войны. Документы и материалы. - Уфа : БРИЗ, 1980; Культурное строительство в Оренбуржье. Документы и материалы : в 2-х кн. I сост. В.И. Швыдченко [и др.]. - Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1985, 1989; Огненные годы. Документы и материалы об участии комсомола в Великой Отечественной войне. - М. : Политиздат, 1977; Подвиг оренбуржцев : сборник документов и материалов, - Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1969; Юность поколений. Документы и материалы по истории Оренбургской областной организации ВЛКСМ (1919-1970). - Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1973; Курганская партийная организация в Великой Отечественной войне 19411945. Документы и материалы / науч. ред. Л.А. Матвеев. - Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1975.

72 Южное Зауралье в годы войны: история в документах 1941-1945 / под ред. В.М. Ломакина. - Курган : «Зауралье», 2005; 100 документов о женщинах Челябинской области в годы Великой Отечественной войны 19411945. - Челябинск : Книга, 2001; Эти детские военные годы. 1941-1945. Сборник документов и материалов. -Челябинск: Иероглиф, 2000.

73 Общество и власть. Российская провинция 1917-1985. Документы и материалы (Пермь, Свердловск, Челябинская область): в 6 томах. Том 1. Челябинская область документы и материалы, 1917-1945 / гл. редактор : академик РАН В.В. Алексеев, институт истории и археологии УрОРАН, Челябинск [и др.]. - Челябинск : Книга, 2005; Тогда была война. 1941-1945: Сборник документов и материалов / под ред. А.П. Финадеева. - Челябинск : Книга, 2005.

74 Красная Звезда. - 1944-1945; Красный Курган. - 1945; Орский рабочий. - 1944; Революционный порядок, -1942-1945; Челябинский рабочий. - 1945; Чкаловская коммуна. - 1941-1945.

Ко второй группе документов относятся неопубликованные источники семи Государственных учреждений, таких как Государственный архив Российской Федерации (ГУ «ГАРФ»), Государственный архив Оренбургской области (ГУ «ГАОО») и материалы Орско-го филиала (ГУ «ОФ ГАОО»), Объединенный государственный архив Челябинской области (ГУ «ОГАЧО») и Государственный Архив Курганской области (ГУ «ГАКО»). А также неопубликованные источники бывших партийных архивов Южно-Уральского региона, а именно Государственные учреждения Центр документации новейшей истории Оренбургской области (ГУ «ЦДНИОО») и Государственный архив общественно-политической документации Курганской области (ГУ «ГА ОПДКО»). Для того чтобы придать сокращенным названиям архивов более привычную для исследователей форму, мы опускаем слова «государственное учреждение» (ГУ).

Среди документов, привлеченных из 22 фондов, можно выделить следующие основные виды источников: в первую очередь, это протоколы и стенограммы заседаний бюро, пленумов и городских и областных комитетов партии; докладные записки, письма, предложения партийных и комсомольских работников, адресованные ЦК ВКП(б) и ЦК ВЛКСМ; материалы из докладов отделов НКВД об осуществлении Закона о всеобуче в детских воспитательных колониях (ДВК) и детских трудовых колониях (ДТК); решения по вопросам обеспечения и устройства детей-сирот, отчеты детских домов о проделанной работе за год.

Были привлечены также переписка партийных органов с НКВД, прокуратурой и судом, материалы о состоянии детприемников, детских колоний, информационные сводки по борьбе с детской беспризорностью, безнадзорностью и преступностью, справки о розыске дезертиров и привлечение их к ответственности и прочее. Многие из этих документов не использовались ранее исследователями и вводятся в научный оборот впервые, например, материалы и документы «Особых папок» спецчастей обкомов партии.

Кроме того, мы использовали протоколы решений областных и городских исполнительных комитетов депутатов трудящихся региона. Эти материалы позволяют показать систему мер, которые осуществлялись на Южном Урале в борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью и преступностью.

Директивы и постановления наркомата народного образования (НКП, Наркомпрос) раскрывают проблему использования и перемещения эвакуированных детских учреждений, обеспечения их педагогическими и медицинскими кадрами; показывают движение контин-гентов воспитанников детских садов, детских домов, интернатов, РУ и школ ФЗО. Сюда же добавим сводные годовые отчеты отделов народного образования по районам, городам и областям.

Рассмотрены материалы областных судов и прокуратуры, которые раскрывают статистику детских преступлений в годы Великой Отечественной войны, а также динамику их роста и правовую квалификацию. Здесь же дается оценка деятельности органов НКВД, милиции, суда и прокуратуры областей Южного Урала. Данные документы еще недостаточно хорошо исследованы, так как до 2000 года имели гриф «секретно» или даже «совершенно секретно».

Материалы статистических управлений Центрального статистического управления при Совете Министров РСФСР трех областей южно-уральского региона (Чкаловской, Курганской, Челябинской) дают представление о системе отчетности в годы Великой Отечественной войны и позволяют характеризовать численный состав эвакуированных детей и детских учреждений, движение детского контингента в детских домах и интернатах и пр.

Также использовались воспоминания, составляющие самостоятельный источниковой комплекс и позволяющие преодолеть схематизм и односторонность в показе реального состояния положения беспризорных и безнадзорных детей в годы войны.

Использованные источники представляют собой взаимодополняющие материалы, важнейшим условием применения которых являлась комплексность их привлечения, территориальная и хронологическая определенность. Научное освещение названных документов дает возможность выявить специфику борьбы с детской безнадзорностью и беспризорностью в годы Великой Отечественной войны на Южном Урале.

Методологической основой исследования стали традиционные принципы и методы исторической науки. Это, прежде всего, принципы историзма и объективности. Первый понимается как изучение объектов и явлений в развитии с учетом специфики условий, среды их появления и функционирования в соответствии с конкретно-исторической основой, в их взаимосвязи и взаимообусловленности. Принцип объективности предполагает всестороннюю оценку изучаемых объектов и явлений, поэтому мы анализировали каждое явление в его многогранности, противоречивости, в совокупности как положительных, так и отрицательных сторон. Деятельность и поступки людей рассматривались в социокультурном контексте (то есть, какова была обстановка, как было принято поступать и т.д.).

Тема нашего исследования не ограничивается рамками исторической науки, поэтому для более полного анализа проблемы мы обращались к правовому и педагогическому аспектам, в частности, изучали работы по истории педагогики и законодательные акты военного времени. Соответственно, методической основой исследования стал комплексный подход, сочетающий педагогический, правовой и исторический анализ процессов и мер, предпринимаемых партийными и советскими органами в борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью.

Основным методом нашего исследования является историко-генетический метод. С его помощью мы последовательно раскрыли тему исследования, показали причинно-следственные связи и закономерности изучаемого социально-исторического явления. Дескриптивным методом мы пользовались для систематизации и обработки комплекса конкретно-фактических данных, так как этот метод предполагает описание фактов, событий, явлений в их взаимодействии. Данный метод мы дополнили документально-иллюстративным методом, используя цитирование архивных материалов и воспоминаний очевидцев, что позволило создать более полную картину изучаемых событий и явлений.

Кроме того, были использованы методы количественного, статистического и формального анализов, позволяющие проанализировать и измерить интенсивность исторических процессов, определить их темп и динамику.

Научная новизна.

Впервые в рамках самостоятельного исследования анализируются причины детской безнадзорности и беспризорности. Выявляются особенности каждого из этих социальных явлений в отдельности. Изучаются меры и способы борьбы с детской безнадзорностью, беспризорностью и преступностью в условиях военного времени.

В нашей работе раскрывается вопрос об осуществлении в 19411945 годах мероприятий по организации школьной и внешкольной работы с детьми на территории Южного Урала и их влияния на ликвидацию безнадзорности. Поднимается проблема «возвратной» беспризорности, а именно: выявляются обстоятельства, которые толкали некоторых детей к побегам из детских домов, колоний и комнат милиции.

В диссертационном исследовании вводится в научный оборот ряд новых архивных документов, которые ранее были засекречены (например, документы по борьбе с детской преступностью, о работе ДВК и ДТК, и пр.). На их основе анализируется деятельность государственных и партийных учреждений, а также органов народного образования в сфере организации работы детских домов и интернатов и осуществление занятости безнадзорных подростков и детей в свободное от учебы время. Мы рассматриваем роль общественности в создании инициативных детских домов и интернатов и устройство детей-сирот в семьи трудящихся в годы Великой Отечественной войны.

Структура работы. Диссертация состоит из списка сокращений, введения, двух глав, поделенных на параграфы, и заключения. Работа имеет список литературы и использованных источников, а также приложения. В основу деления диссертации на главы и параграфы положен тематический принцип.

Положения, выносимые на защиту:

1. Людские потери, процессы эвакуации и реэвакуации привели к росту беспризорности. Привлечение женщин к трудовой деятельности на военном производстве, сокращение числа учебных занятий, закрытие внешкольных учреждений во многом способствовали распространению явления безнадзорности.

2. Детская безнадзорность и беспризорность стали в годы Великой Отечественной войны серьезными проблемами. Для их решения правительством было предпринято ужесточение законодательства. В частности, за безнадзорность детей несли ответственность родители или лица, их заменяющие, а за детей-сирот - директора тех учебных заведений, где они воспитывались.

3. Для борьбы с детской безнадзорностью и беспризорностью недостаточно просто изъять детей с улицы, необходимо осуществлять систему мероприятий, которые позволят не только адаптировать и социализировать детей, но и вернуть их к нормальной жизни. В годы Великой Отечественной войны на Южном Урале силами местных органов власти, партийными, профсоюзными и комсомольскими организациями был разработан ряд мер по предотвращению «возвратной» беспризорности.

4. Детская безнадзорность и беспризорность влекут за собой и детскую преступность. Только за 1942 год по двум областям Южного Урала (Челябинской и Чкаловской) несовершеннолетними было совершено 6665 уголовных преступлений, 40% из привлеченных к ответственности были беспризорные дети.

5. Для того чтобы справиться с «возвратной» беспризорностью, необходимо передать детей на воспитание в семью. Но если это, по каким-то причинам, невозможно, государство через детские учреждения должно обеспечить бывшим беспризорникам нормальные условия для жизни (питание, обучение, одежда, забота и внимание взрослых, создание интересного общения в свободное время и пр.).

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Романович, Светлана Вячеславовна

На протяжении многих лет вопрос детской беспризорности и

безнадзорности освещался в рамках более общих вопросов: развития

народного образования в годы Великой Отечественной войны, фор мирования армии трудовых резервов в 1941-1945 гг., социальной по литики в условиях военного времени и др. Такое положение вещей

было обусловлено, на наш взгляд, рядом причин. Во-первых, это было связано с общей идеологической ситуаци ей в стране. Советская пропагандистская система не допускала мыс ли о том, что такое страшное социальное явление как беспризор ность и безнадзорность может существовать в государстве победив шего и планомерно развивающегося социализма, пусть даже в усло виях военного времени. Во-вторых, беспризорность в 1941-1945 гг. порождала преступ ность, да еще в таком массовом масштабе, что тоже не соответство вало имиджу социалистического государства. В-третьих, страна, проявлявшая заботу о детях и успешно осу ществлявшая в предвоенные и военные годы Закон о всеобуче, не

могла открыто признать, что многим детям недоступно было среднее

образование по причине беспризорности и безнадзорности. Даже те

из них, кто был изъят с улицы и помещен в специализированные

детские учреждения, решали в годы войны, в первую очередь, во просы выживания: с 8-10-ти лет дети начинали трудиться в мастер ских и подсобных хозяйствах детского дома или интерната, чтобы не

умереть с голоду. Достигшие 14-16-ти лет направлялись в школы

ФЗО или РУ, а, закончив их, вынуждены были на равных условиях

со взрослыми работать на производстве, претерпевая все лишения,

надолго забывая об образовании, так как на это физически не было

времени и сил. В-четвертых, детская безнадзорность в годы войны была спро воцирована самим государством. Высвобождая здания для размеще ния эвакуированных из центральных районов учреждений, в первую

очередь, выбирали учебные корпуса, как наиболее подходящие для

этих целей сооружения. Это привело к массовому сокращению в на чале войны школьных, внешкольных и специализированных детских

учреждений. В школах приходилось сокращать занятия до 2-3 часов

в день, дети обучались в три-четыре смены. Повсеместно закрыва лись детские клубы, дома пионеров и СЮТ, СЮН и пр. детские уч реждения. Ситуация усугублялась тем, что всеобщая занятость насе ления вынуждала женщину - мать заботиться, в первую очередь, о

военном производстве, а не о собственных детях. Ребята, предостав ленные сами себе, бродили по улицам, проказничали, хулиганили,

занимались спекуляцией, или, еще хуже, воровством и грабежами. В-пятых, архивные документы, связанные с вопросами беспри зорности, безнадзорности и детской преступности в годы Великой

Отечественной войны, долгое время имели гриф «секретно» (кото рый снят в 1995 г.) или «совершенно секретно» (упразднен в 2000 г.),

поэтому не были доступны широкому кругу исследователей. В своей работе, опираясь на материалы региональных архивов,

мы постарались определить сущность и причины социально исторического явления беспризорности и безнадзорности в условиях

военного времени на Южном Урале. Па примере мероприятий, разработанных Обкомами ВКП(б) и

ВЛКСМ, ОБДББ при ПКВД и других организаций, мы попытались

систематизировать и представить весь спектр государственных мер

по борьбе с детской безнадзорностью и беспризорностью (см. При ложение В 2). К новым результатам исследования можно отнести произведен ные автором подсчеты числа беспризорных и безнадзорных детей на

Южном Урале. Па основании этих расчетов мы пришли к выводу,

что в нашем регионе количество безнадзорных детей превышало

ЧИСЛО беспризорных. Часто эти дети становились участниками пре ступных групп и были привлечены к ответственности за преступле ния различной тяжести. Несмотря на то, что в ходе осуществляемых в Южно-Уральском

регионе мероприятий по борьбе с безнадзорностью число таких де тей сократилось, полностью ликвидировать это социальное явление

не удалось. Более того, количество беспризорных и безнадзорных

детей имело тенденцию к увеличению. Это, па наш взгляд, связано с

тем, что большинство мероприятий осуществлялись нерегулярно

(например, рейды, месячники, декадники). Проводились они, как

правило, после проверок вышестоящих оргапов. Затем наступало за тишье, длившееся до очередного обнаружения недостатков, и все

повторялось сначала. На наш взгляд, пришло время, когда осмысление исторического

опыта, анализ эффективности мер борьбы с беспризорностью и без надзорностью в условиях войны стало крайне необходимо. Разруше ние нравственных принципов, созданных обществом в советский пе риод, а еще ранее выхолащивание христианской морали из сознания

русского человека, привело к разрущению семейных устоев и даже

самого института семьи. В результате чего, по последним данным

Прокуратуры РФ, 200 детей ежегодно гибнут от рук своих родителей. Общее падение нравственности привело к тому, что в условиях мир ного времени число детей-сирот в два раза превышает их числен ность в годы Великой Отечественной войны. Поэтому опыт прошло го нужен в решении современных вопросов безнадзорности и бес призорности детей. Необходимо определить, что из опыта военных

лет можно использовать в современных условиях, не забывая о не возможности копирования мер тоталитарного режима в системе де мократических преобразований. В ходе работы над темой диссертационного исследования мы

пришли к умозаключению, что беспризорность и безнадзорность яв ляются социальными явлениями, характерными не только для воен189

ного Времени, но и для любого этапа развития страны, которые свя заны с социально-экономической нестабильностью. Так, в 1910 году

количество беспризорных по стране составило 2,5 млн., в 1921 - 4,5

млн., в 1922 - 7 млн. детей, в 1945 - 400 тыс., в 2006 - 700 тыс. де тей. Проведенный в диссертационном исследовании анализ борьбы с

детской беспризорностью и безнадзорностью на Южном Урале сви детельствует о том, что многие моменты этого явления были нераз рывно связаны с процессами, происходившими в Южно-Уральском

регионе с 1941 по 1945 годы. А причины его появления носили, в

основном, объективный характер и были продиктованы условиями

военного времени. Осуществляемые в годы Великой Отечественной

войны мероприятия по борьбе с детской безнадзорностью и беспри зорностью имели общесоюзные масштабы и осуществлялись одно временно по всей стране. Их можно хронологически условно разде лить на три периода. Первый период (1941 - начало 1942 года) связан с ростом бес призорных и безнадзорных детей. Он носил «лавинообразный» ха рактер и напрямую был связан с большими людскими нотерями и

обострением, в связи с перестройкой экономики на военный лад, со циальных вопросов. В свою очередь, осуществлять сразу комплекс ные меры и бороться с беспризорностью и безнадзорностью страна

не имела ни сил, ни времени, ни материальных возможностей, ни

людских ресурсов. Проводимые в 1941-1942 годах мероприятия пар тии и правительства были лишены системы и целенаправленности,

следовательно, не всегда были эффективными. Па первых порах го сударство направило все силы на спасение детей, эвакуируя их на

Урал и Сибирь. Паряду с эвакуированными детскими учреждениями,

на Южный Урал прибыло больщое количество детей, которые в пути

потеряли своих родителей. По заниматься персонально судьбой каж дого такого ребенка в 1941 году просто не успевали. Большинство из

НИХ были предоставлены сами себе. Эти дети пополняли ряды бес призорников, появившихся в это время в городах Южного Урала, ко торые дислоцировались на вокзалах, рынках и других людных мес тах. Стихийно осуществлялась в начале войны работа по выявлению

детей и изъятию их с улицы. Создавались комсомольские группы,

которые под руководством милиции и специализированных отделов

НКВД проводили рейды по задержанию беспризорников. Но так как

эта работа была несогласованна с возможностями детских учрежде ний Южного Урала, то часть детей вновь оказывалась на улицах и

вокзалах. Ряды беспризорников пополняли и безнадзорные дети. Всеобщая занятость населения, отсутствие в достаточном количестве

детских садов и яслей, размещение в зданиях школ и внешкольных

детских учреждениях общежитий для эвакуированных, госпиталей и

других нужных для войны учреждений, приводили к тому, что дети,

имеющие родителей, оказались без присмотра старших. Утратив

связь со школой, они бесцельно шатались по улицам городов и по селков, попадали под влияние преступных элементов. Большой про цент беспризорных и безнадзорных детей вставал на путь преступ лений. Второй этап организации борьбы с детской беспризорностью и

безнадзорностью связан с коренным переломом в ходе Великой Оте чественной войны (1942 - ноябрь 1943 года). Уже в начале 1942 года,

оправившись от шока начала молниеносной войны, страна проводит

анализ слолсившейся в тылу ситуации по детскому вопросу. Нрове денные обследования на местах имели неутешительные результаты. Поэтому создаются специальные ОБДББ и комиссии по устройству

детей на уровне республик, краев, областей, а также детские адрес ные столы, которые должны были облегчить поиск потерянных детей. Воссоздаются и вновь открываются детские комнаты и прием ники-распределители. Однако этого было явно недостаточно. Партия и правительство разрабатывают законодательные меры

по ликвидации упущений и просчетов в вопросах, связанных с деть ми, оставшимися без родителей или временно утративших с ними

связь. Эти видоизмененные законодательные меры борьбы с детской

беспризорностью и безнадзорностью стали носить более жесткий ха рактер. В частности, родителей, допустивших безнадзорность ребен ка, привлекали к ответственности (вплоть до уголовной); ранее ро дители отвечали только за совершение ребенком противоправных

деяний. На Южном Урале большинство родителей (90%) или лиц, их

заменяющих, привлекались, как правило, к административной ответ ственности, чаше всего власти ограничивались предупреждением. Только в Чкаловской области применялись меры уголовного наказа ния, но и здесь этот вид наказания не имел массового характера. Так,

в 1942 году 7% родителей было привлечено к уголовной ответствен ности, а в 1945 году - только 3%. Возможно подобное сокраш,ение

связано с активизацией индивидуальной работы с родителями, кото рую осуществляли комсомольские, профсоюзные, партийные органи зации после очередных московских проверок. Ответственность за

побеги из детских домов, интернатов, колоний несли теперь персо нально директора этих учреждений, а за рост беспризорных и без надзорных детей на улицах - председатели областных, городских и

поселковых Советов народных депутатов. На данном этапе проводится целый ряд мероприятий, направ ленных не только на изъятие детей с улицы, вокзалов, рынков и про чих людных мест, но и определение их в специализированные дет ские учреждения. Особое внимание в организации борьбы с детской

беспризорностью и безнадзорностью теперь стали уделять приемни кам-распределителям, так как именно от этих учреждений зависело,

сможет ребенок адаптироваться к жизни в детском сообшестве или

нет, сможет ли найти себе место учебы или работы. Большинство де тей определяли в детские дома; если ребенок был малолетним, то он

помещался в Дом ребенка или дошкольный детский дом; если под192

росток был старше 14-ти лет, его определяли в школу ФЗО, РУ или

ЖУ. Те дети, которые были замечены в преступной деятельности,

направлялись в колонии. Параллельно с этой работой широко проводилась пропаганда по

устройству детей в семью. В годы войны развивается система опеки

и патроната. Государство пооп];ряет принятие детей на воспитание. Однако на Южном Урале принятие детей в семью не получило долж ного распространения. С большим желанием здесь создавались ини циативные детские дома и интернаты, которые содержались на день ги рабочих и колхозников. Третий этап (конец 1943 - май 1945 годы) связан с коренным

переломом в войне. Это привело к изменению общей ситуации на

фронтах, что в свою очередь коренным образом изменило экономи ческую структуру страны. Лучше стали снабжаться продуктами пи тания детские дома, интернаты, детские колонии. Появляется воз можность увеличить продовольственные нормы для детей. С 1943

года хлеб выдается по 600 грамм на человека, количество крупы на 1

человека увеличивается по норме на 188%, а мяса на - 375%. Однако

новые нормативы выполнялись не везде. Больше внимания стали уделять здоровью детей. Но начавшая ся реэвакуация вновь привела к росту беспризорных и безнадзорных

детей на Южном Урале. Главной задачей в этот период была борьба

с «возвратпой» беспризорностью. В первую очередь, было решено

организовать жизнь и досуг детей таким образом, чтобы им не захо телось вновь оказаться на улице. Расширяются плош;ади детских учреждений. Строятся столовые,

бани, прачечные при детских домах. Организуется занятость детей

на производстве, в мастерских при интернатах и колониях, а также

работа на приусадебных участках и полях ближайших колхозов и

совхозов. На данном этапе особенно важным ключевым вопросом стано вится выполнение Закона о всеобуче и привлечение детей-сирот. воспитанников детских домов и интернатов в школу для получения

ими семилетнего образования. Не менее важной мерой борьбы с дет ской безнадзорностью в годы Великой Отечественной было зачисле ние детей в школу с семи лет, так как для детских садов они были

уже взрослыми. Школы, выполняя Закон о всеобуче, организовывали

группы с продленным днем, проводили индивидуальную работу с

детьми, по разным причинам не поседлавшим школу. Для детей -

воспитанников детских домов и интернатов, обучавшихся в обычных

школах, создавались кружки, организовывались инициативные груп пы, создавались условия для группового и индивидуального чтения

художественной литературы. Кроме того, с 1943 года начинают ор ганизовываться специальные комнаты в детских домах, предназна ченные для выполнения домашних заданий, где воспитатели должны

были оказывать помош;ь отстаюп];им в подготовке уроков. Детские сады переходят на увеличенный график работы, появ ляются круглосуточные группы. Расширяется и сеть детских домов и

интернатов. Партия и правительство находили средства для откры тия новых детских учреждений. Для того чтобы изъять детей с улицы, с 1943 года возобновля ется деятельность внешкольных учреждений, домов нионеров, СЮТ,

СЮН и пр., которые задействовали детей и привлекали их к обш;ест венной деятельности в свободное от учебы время. Для организации

зимних каникул создавались в городах и поселках Южного Урала

детские зимние площадки с горками и катками. Организовывались

городские и школьные елки с театрализованными представлениями и

вручением подарков. А летом создавались летние площадки, пионер ские и трудовые лагеря для отдыха, поправки здоровья и организа ции досуга детей. Активизация воспитательной работы и массовое привлечение

школьников и детей-сирот к производственному труду на полях сов хозов, пришкольных участках, в производственных мастерских так194

же способствовали ликвидации детской безнадзорности. В годы вой ны особенно широко распространяется тимуровское движение. Южный Урал, в годы Великой Отечественной войны находив шийся в глубоком тылу, имел свои специфические особенности

борьбы с детской беспризорностью и безнадзорностью. Удаленность

от театра военных действий, наличие промышленной базы определи ли Уралу место одного из основных центров размеш;ения эвакуиро ванного населения. Именно с этим связаны следуюш;ие специфиче ские особенности борьбы с детской беспризорностью и безнадзорно стью в Южно-Уральском регионе. Во-первых, большой поток беженцев усиливал и поток беспри зорных детей, который был практически постоянным на протяжении

всей войны (с 1941 по 1942 -в связи с эвакуацией, а с 1943 по 1945 -

с реэвакуацией);

Во-вторых, недостаток площадей не позволял создавать необ ходимые условия для детских комнат и приемников-распределителей,

а также для детских домов и интернатов, что приводило к постоян ным передислокациям и объединениям этих детских учреждений. Эта проблема, в свою очередь, порождала и другие, а именно, спо собствовала бегству воспитанников. В детских домах практически

отсутствовали комнаты для подготовки домашних заданий, что сни жало уровень обученности и, как следствие, нарушало выполнение

Закона о всеобуче. Эта же проблема приводила к тому, что детей 14-

16-ти лет приходилось трудоустраивать, не дожидаясь получения

ими семилетнего образования, а многие из них отставали в учебе в

связи с беспризорностью. В-третьих, большинство преднриятий Южного Урала имели

оборонное значение, поэтому отказывались принимать на работу

вчерашних беспризорников и воспитанников детских домов, считая,

что они будут нарушать трудовую дисциплину. Негативное отноше ние к этим подросткам со стороны руководителей предприятий при водило не только к сложным взаимоотношениям, но, что гораздо ху195

же, к невыносимым условиям жизни, а это, в свою очередь, - к мас совому дезертирству. Многие из описанных нами мер по борьбе с детской беспризор ностью и безнадзорностью в годы Великой Отечественной войны

могут быть использованы и сегодня, в частности, в совершенствова нии воспитания, образования и обучения детей-сирот. Эти вопросы,

особенно в области трудового, нравственного, патриотического вос питания детей, сохраняют свою остроту и актуальность и в наши дни. Глубокое изучение военного опыта может оказать неоценимую по мощь в организации устройства детей-сирот на воспитание в семью,

так как, на наш взгляд, семья важнее для развития ребенка, чем лю бое, даже самое лучшее детское учреждение. Для этого необходимо

изменить не только законодательство, но и подход российских граж дан к проблеме беспризорных и безнадзорных детей в стране. Научно-практическая значимость нашего исследования заклю чается в том, что материалы исследования могут быть использованы

при написании обобщающей работы по теме. Выводы и некоторые

положения диссертации могут быть использованы в практической

деятельности местных советов и отделов образования по организа ции и разработке современных мероприятий по оказанию помощи

беспризорным детям и в плане совершенствования занятости детей и

недопущения детской безнадзорности. Возможно применение факти ческого и статистического материала при чтении спецкурсов и лек ций по истории Южного Урала в годы Великой Отечественной вой ны, а также в патриотическом воспитании молодежи путем создания

экспозиций в музеях, например, «Война глазами детей», или «Мили ция в борьбе с беспризорностью и детской преступностью в годы войны».

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Романович, Светлана Вячеславовна, 2006 год

1. Государственное учреждение «Государственный архив Российской Федерации» (ГА РФ)Фонд 2306 Министерство просвещения РСФСР 1917-1988

2. Государственное учреждение «Орский филиал Государственного архива Оренбургской области» (ОФ ГАОО)Фонд р-1 Исполнительный комитет Орского городского Совета депутатов трудящихся Чкаловской области

3. Государственное учреждение «Центр документации новейшей истории Оренбургской области» (ЦДНИОО)Фонд 208 Оренбургский губернский комитет ВЛКСМ Фонд 371 Оренбургский областной комитет КПСС Фонд 1697 Оренбургский областной комитет ВЛКСМ

4. Директивы ВКП (б) и постановления Советского правительства о народном образовании : сборник документов 1917-1947. Приложение к журналу «Советская педагогика» /сост. Н.И. Болдырев. М.-Л. : Изд-во АПИ РСФСР. Вып. 1. - 1947. - 319 с.

5. Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. М. : Госполитиздат, 1957. - 596 с.

6. Из истории ВЧК (1917-1921 годы) : сборник документов / под ред. Н. Полякова. М. : Госполитиздат, 1958. - 423 с.

7. КПСС о культуре, просвещении и науке : сборник документов / сост. Викторов B.C. и др.. М. : Политиздат, 1963. - 552 с.

8. Коммунистическая партия в Великой Отечественной войне (июнь 1941-май 1945) : документы и материалы. М. : Политиздат, 1970. - 494 с.

9. КПСС в резолюциях : в 9 томах. М. : Политиздат, 1985. - Т. 3.- 369 с.

10. Культурное строительство в РСФСР : документы и материалы.- М. : Советская Россия, 1983. 369 с.

11. Народное образование в РСФСР в 1943 году / под ред. М.П. Кашина и др.. М. : Просвещение, 1970. 352 с.

12. Народное образование: Основные постановления, приказы, инструкции / под ред. A.M. Данева. М. : Учпедгиз, 1948. - 695 с.

13. Народное образование в СССР. Общеобразовательная школа : сборник документов 1917-1973. М. : Просвещение, 1974. - 780 с.

14. Сборник важнейших приказов и инструкций по вопросам общественного питания. М., 1945. - 76 с.

15. Собрание постановлений и распоряжений правительства СССР. М. - Вып. 2. - 1942. - 175 с.

16. Сборник приказов и инструкций по НКП РСФСР. М., 1941. - 187 с.

17. Сборник приказов СССР. М., 1944. - 241 с.

18. Сборник приказов РСФСР. М., 1943. - 304 с.Б. Опубликованные документы и материалы местных партийных, государственных органов и общественных организаций

19. Башкирия в годы Великой Отечественной войны (19411945) / сост. Т.Х. Ахмадиев и др.. Уфа : изд-во «Китан», 1995. - 542 с.

20. Документы мужества и героизма. Башкирская АССР в годы Великой Отечественной войны. Документы и материалы. -Уфа : БРИЗ, 1980. 623 с.

21. Женское лицо Победы : 100 документов о женщинах Челябинской области в годы Великой Отечественной войны (19411945). Челябинск : Книга, 2001. - 224 с.

22. Культурное строительство в Оренбуржье. Документы и материалы : в 2-х кн. / сост. В.И. Швыдченко и др.. Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1989. - Кн. 2. (1942-1987). - 176с.

23. Курганская партийная организация в Великой Отечественной войне 1941-1945. Документы и материалы / науч. ред. JI.A. Матвеев. Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1975. - 339 с.

24. Огненные годы. Документы и материалы об участии комсомола в Великой Отечественной войне. М. : Политиздат, 1977. 404 с.

25. Подвиг оренбуржцев : сборник документов и материалов.- Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1969. 322 с.

26. Социально-культурное строительство Челябинской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945). Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1985. - 215 с.

27. Тогда была война. 1941-1945 : сборник документов и материалов / под ред. А.П. Финадеева. Челябинск : Книга, 2005.- 224 с.

28. Южное Зауралье в годы войны: история в документах 1941-1945 / под ред. В.М. Ломакина. Курган : Зауралье, 2005.- 212 с.

29. Юность поколений. Документы и материалы по истории Оренбургской областной организации ВЛКСМ (1919-1970). -Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1973. 224 с.

30. Челябинская область. 1917-1945 годы : сборник документов и материалов / под ред. проф. П.Г. Агарышева. Челябинск : Юж.-Урал. кн. из-во, 1998. - 304 с.

31. Эти детские военные годы. 1941-1945 : сборник документов и материалов / сост. Е.А. Каменкина и др.. Челябинск : Иероглиф, 2000. - 158 с.

32. I. Статистические и справочно-информационныеиздания

33. Культурная жизнь в СССР 1941-1950. Хроника / сост. С.Н. Базанов и др.. М., 1977.- 587 с.

34. Культурное строительство РСФСР. Статистический сборник. М. : Госстаиздат, 1958. 625 с.

35. Урал ковал Победу : сборник справочник / под общ. ред. проф. П.Г. Агарышева. - Челябинск : Южно-Уральское кн. изд-во, 1993. - 380 с.1.. Периодическая печать А. Газеты

36. Борьба с безнадзорностью забота партии и народа // Челябинский рабочий. - 1942. - 2 августа.

37. Воин, о семье будь спокоен! // Революционный порядок. -1943. 30 июня.

38. Всероссийское совещание директоров педагогических училищ // Учительская газета. 1944. - 6 сентября.

39. Горин, М. Забота о детях большое государственное дело / М. Горин // Революционный порядок. - 1942. - 22 апреля.

40. Дезертиры трудового фронта // Красный Курган. 1941. -28 июня.

41. Дети наша надежда, будущее нашей Родины! // Правда. -1942. - 14 июня.

42. Детское патриотическое движение // Правда. 1943. - 30 мая.

43. Докудовская, М. Детские площадки в колхозах / М. Доку-довская // Чкаловская коммуна. 1942. - 4 января.

44. Забота о детях большое государственное дело // Революционный порядок. 1943 - 30 июня.

45. Иванов, А.С. Интернат для детей защитников Родины / А.С. Иванов // Орский рабочий. 1944. - 8 апреля.

46. Идельчук, Р.Б. Подвиг матери / Р.Б. Идельчук // Вечерняя Москва. 1964. - 28 января.

47. Ковригина, М. Усилим борьбу с детской беспризорностью и безнадзорностью / М. Ковригина // Революционный порядок.- 1942. 22 апреля.

48. Комсомольцы воспитанникам детского дома // Чкалов-ская коммуна. - 1942. - 19 февраля.

49. Лукашкин, И. Детская комната / И. Лукашкин // Революционный порядок. 1943. - 30 июня.

50. Митинг на заводе «Красный Богатырь» // Правда. 1942.- 31 января.

51. О борьбе с детской безнадзорностью : материалы совещания Наркомпроса РСФСР // Учительская газета. 1941 год. -10 декабря.

52. Об исполнении приказа Народного комиссара просвещения РСФСР «Об устройстве детей, оставшихся без родителей» // Учительская газета. 1943. - 7 августа.

53. Об улучшении состояния детских домов // Учительская газета. 1943. - 8 сентября.

54. Постановление Президиума Верховного Совета СССР «Об ответственности рабочих и служащих предприятий военной промышленности за самовольный уход с предприятий» // Красный Курган. 1942. - 4 января.

55. Пустоварова, М. Вовремя открыть детские ясли / М. Пус-товарова// Чкаловская коммуна. 1942. - 11 апреля.

56. Рыжова, О. материнская забота о детях / О. Рыжова // Революционный порядок. 1942 - 3 июня.

57. Рябовская, М. Борьба с детской беспризорностью и безнадзорностью большое государственное дело / М. Рябовская, JI. Коялович // Революционный порядок. - 1942. - 10 июля.

58. Степанов, П. Долг патриота / П. Степанов // Чкаловская коммуна. 1942 год. - 12 ноября.

59. Степовой, А. Беспризорное детство / А. Степовой // Известия. 1967. - 17 ноября.

60. Трогательная забота о детях // Правда Востока. 1942. - 6 января.

61. Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении А.А. Деревской почетного звания «мать-героиня» (посмертно) // Правда. 1974. - 21 марта.

62. Чернов, Ф. Семьям военнослужащих повсеместное внимание и заботу / Ф. Чернов // Красная звезда. - 1944. - 12 августа.

63. Чернов, Ф. Забота о семьях фронтовиков / Ф. Чернов // Красная звезда. 1945. - 16 января.

64. Школа в военное время // Правда. 1942. - 24 марта.

65. Забота о детях главная задача // Правда. - 1942. - 4 февраля.Б. Журналы

66. Бутько, В. Дети войны / В. Бутько // Молодой коммунист.- № 6. С. 55-58.

67. Козловский, К И. Школьные комсомольские и пионерские организации в годы войны / К.И. Козловский // Советская педагогика. 1975. - № 4. - С. 67-77.

68. Константинов, Н.А. Советская школа в годы Великой Отечественной войны / Н.А. Константинов // Советская педагогика.- 1948. № 10. - С. 12-15.

69. Раскин, JI.E. Героические будни / Е.Л. Раскин // Советская педагогика. 1965. - № 5. - С. 118 -124.

70. Сазонов, М.П. Советская школа в годы Великой Отечественной войны (1941-1945) / М.П. Сазонов // Начальная школа. -1965. № 5. - С. 6-12.

71. Томан, Б.А. Новое фундаментальное издание по истории Великой Отечественной войны / Б.А Томан // Новая и новейшая история.- 2000.- №6.- С. 4.

72. Томан, Б.А. Великая Отечественная : Известное и неизвестное / Б.А. Томан // Вопросы истории КПСС. 1990. - № 9. - С. 85-93.

73. Черник, С.А. Борьба за повышение качества учебно-воспитательной работы школ в годы Великой Отечественной войны / С.А. Черник // Советская педагогика. 1975. - № 3. -С. 93-102.

74. Яркина, Т.Ф. Советская школа в годы Великой Отечественной войны / Т.Ф. Яркина // Советская педагогика. 1965. -№ 5. - С. 109-118.V. Литература

75. Бакин, В. С. Детдомовские сороковые. Документальная повесть / B.C. Бакин. М. : Молодая Гвардия, 1991. - 203 с.

76. Басов, В.И. Вопросы финансов народного образования / В.И. Басов. М. : Финансы, 1971. - 301 с.

77. Безверхний, А.З. В едином боевом лагере. Очерк о работе Оренбургской областной партийной организации в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 / А.З. Безверхний. Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1965. - 86 с.

78. Беляков, А.П. Историография трудового подвига советского рабочего класса в период Великой Отечественной войны /А.П. Беляков // Некоторые проблемы истории советского общества (Историография). М., 1964. - С. 203.

79. Болодурин, B.C. История образования в Оренбуржье : учебное пособие / B.C. Болодурин. Оренбург : изд-во ОГПУ, 2000. - 65 с.

80. Болодурин, B.C. Образование и педагогическая мысль в Оренбуржье. Страницы истории 1735-1940 / B.C. Болодурин. -Оренбург : Южный Урал, 2001. 320 с.

81. Болодурин, B.C. Школа и начальное профессиональное образование в Оренбуржье в годы Великой Отечественной войны : учебное пособие / B.C. Болодурин. Оренбург : изд-во ОГПУ, 2003. - 155 с.

82. Бубнов, А.С. Статьи и речи о народном образовании / А.С. Бубнов. М. : Из-во АПН РСФСР, 1959. - 416 с.

83. Вопросы теории и истории педагогики. Сборник трудов / под ред. М. Ососкова. М. : Педагогика, 1973. - 345 с.

84. Гайдар, А. П. Собрание сочинений : в 4-х томах / А.П. Гайдар. М. : Просвещение, 1960. - Т. 3. - 296 с.

85. Гончаров, Н.К. Историко-педагогический очерк / Н.К. Гончаров. М. : Педагогика, 1963. - 546 с.

86. Дейнеко, М.М. 40 лет народного образования в СССР / М.М. Дейнеко. М. : Учпедгиз, 1957. - 276 с.

87. Дети военной поры / сост. Э. Максимова. М. : Политиздат, 1984. - 352 с.

88. Дзержинский, Ф.Э. Избранные статьи и речи / Ф.Э. Дзержинский. М. : Госполитиздат, 1947. - 148 с.

89. Дрыночкин, В.В. Восстановление системы народного образования в прифронтовых и освобожденных районов страны в годы Великой Отечественной войны (1941-1945) / В.В. Дрыночкин. М. : ИНИОН АН СССР, 1991. - 207 с.

90. Дорошева, О.А. Школьное образование на Южном Урале в годы Великой Отечественной войны (1941-1945), Автореф. дис. канд. ист. наук: защищена 16. 12. 2003 : утверждена 18. 05. 2004 / О.А. Дорошева. Оренбург : изд-во ОГПУ, 2003. -26 с.

91. Дорошева, О.А. Тимуровское движение на Южном Урале в годы Великой Отечественной войны : сб. материалов региональной научно-практической конференции молодых ученных и специалистов Оренбуржья / О.А. Дорошева. Оренбург : изд-во ОГПУ, 2002. - С. 103-105.

92. Еремин, В.Г. Молодежь в годы Великой Отечественной войны / В.Г. Еремин, П.Ф. Исаков. М. : Мысль, 1984. - 221 с.

93. Еремин, В.Г. Боевая молодость. О героических делах юношей и девушек советского тыла в годы Великой Отечественной войны / В.Г. Еремин. М. : ДОСААФ, 1975. - 143 с.

94. Ермаков, Е.Г. Организационно-правовые основы деятельности органов внутренних дел по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью в годы Великой Отечественной войны и послевоенный период (1941-1950) / Е.Г. Ермаков. М. : Мысль, 2002.- 343 с.

95. Загвоздкин, Г.Г. Цена победы. Социальная политика военных лет / Г.Г. Загвоздкин. Киров : Жизнь, 1990. - 263 с.

96. Зверев, А.Г. Государственные бюджеты СССР: 1938-1945 / А.Г. Зверев. М. : Учпедгиз, 1946. - 108 с.

97. История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941-1945 : в 6-ти томах / отв. ред. Г.А. Арбатов. М. : Воен-издат, 1961-1965. - Т. 4. - 967 с.

98. История Второй Мировой войны 1939-1945 : в 12-ти томах / отв. ред. Д.Ф. Устинов. М. : Воениздат, 1977. - Т. 8. - 535 с.

99. История Культуры Южного Зауралья : в 2-х томах /отв. ред. В.В. Подливалов. Курган : «КГУ», 2004 - Т. 2. - 392 с.

100. История народного образования в Коми-Пермяцком округе. Пермь : Пермское кн. изд-во, 1976. - 128 с.

101. История педагогики / под ред. А. Н. Джуринского. М. : Просвещение, 1999. - 547 с.

102. История Оренбуржья : учебное пособие / под. ред. проф. Л.И. Футорянского. Оренбург: Оренбургское книжное издательство, 1996. - 351 с.

103. История Советского государства и права / отв. ред. А.П. Косицын. М. : Юридическая литература, 1985. - 610 с.

104. Историография советского тыла в годы Великой Отечественной войны : сб. ст. / АН СССР Ин-т истории СССР. М. : Наука, 1976. - 236 с.

105. Историография Великой Отечественной войны : сб. ст. / АН СССР Ин-т истории СССР. М. : Наука, 1980. - 287 с.

106. Кармазин, В.Д. Добро, спасающее мир / В.Д. Кармазин. -Киев : Украина, 1989. 236 с.

107. Коновалов, И.И. Беспризорность и безнадзорность несовершеннолетних: Опыт исследования проблемы в Саратовской области / И.И. Коновалов. Саратов : Изд-во СГУ, 2004. -250с.

108. Константинов, А.А. Очерки по истории советской школы РСФСР за 30 лет / А.А. Константинов, Е.Н. Медынский. М. : Учпедгиз, 1948. - 472 с.

109. Кондауров, И.А. Боевая доблесть коммунистов и комсомольцев Урала (1941-1945) / И.А. Кондауров. Пермь : Пермское книжное изд-во, 1975. - 362 с.

110. Кораблева, Г.В. Школьное строительство в Оренбуржье: реализация гарантий Конституции СССР 1936 года (1936-1977) / Г.В. Кораблева. Оренбург : изд-во ОГПУ, 1998.- 132 с.

111. Кораблева, Г.В. Осуществление общих условий права на образование в развитии национальной общеобразовательной школы Урала (1936-1993) / Г.В. Кораблева. Оренбург : изд-во ОГПУ, 1999,- 112 с.

112. Королев, Ф.Ф. Успехи народного образования СССР за 40 лет / Ф.Ф. Королев. М. : Учпедгиз, 1957. - 154 с.

113. Кузнецова, С.В. Кадровое обеспечение образования в Поволжье в условиях Великой Отечественной войны (1941-1945) : учебное пособие / С.В. Кузнецова. Самара : изд-во СГПУ, 2003. - 73 с.

114. Кулиш, В. Советская историография Великой Отечественной войны / В. Кулиш // Россия. XX век. Советская историография. М. : Просвещение, 1996. - С. 274-315.

115. Культурная жизнь в СССР 1941-1950. Хроника / сост. С.Н. Базанов и др.. М. : Наука, 1977. - 524 с.

116. Лебединский, В.В. Пионерские организации в годы Великой Отечественной войны / В.В. Лебединский // Советская педагогика. 1975. - № 2. -С. 61-65.

117. Лещинский, М.Я. Дважды рожденные / М.Я. Лещинский. -М. : Современник, 1977. 204 с.

118. Макаренко, А.С. Педагогическая поэма / А.С. Макаренко.- М. : «Художественная литература», 1987. 623 с.

119. Макаренко, А.С. О воспитании / А.С. Макаренко. М. : изд-во политической литературы, 1990. - 415 с.

120. Максакова, Л.В. В рядах воюющего народа (Из истории Советской культуры в годы Великой Отечественной войны 1941-1945) / Л.В. Максакова. М. : Мысль, 1965. - 320 с.

121. Максакова, Л.В. Культура Советской России в годы Великой Отечественной войны / Л.В. Максакова. М. Наука, 1977.- 343 с.

122. Медынский, Е.Н. Народное образование в СССР / Е.Н. Медынский. М. : АПН РСФСР, 1952. - 257 с.

123. Марьяновский, Г.И. Книга судеб. Документальное повествование / Г.И. Марьяновский. Ташкент : изд-во литература и искусство, 1978. - 224 с.

124. Мовсинян, А.Х. Очерки по истории общеобразовательной школы Советской Армении / А.Х. Мовсинян, М.А. Сантросян, Г.А. Назикян. Ереван : изд-во Армения, 1955. - 487 с.

125. Народное образование в РСФСР / под ред. М.П. Кашина и др.. М. : Просвещение, 1970. - 352 с.

126. Очерки истории Великой Отечественной войны 1941-1945 / отв. ред. Т. Тимофеев. М.: Учпедгиз, 1955. - 624 с.

127. Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР 1941-1961 / под ред. Ф.Г. Паначина и др.. М. : Педагогика, 1988. - 270 с.

128. Павленко, Г.К. Юные гвардейцы тыла. Трудовые резервы Урала фронту, 1941-1945. / Г.К. Павленко. - Челябинск : Книга, 2004. - 167 с.

129. Палецких, Н.П. Помощь семьям военнослужащих в годы войны : сб. ст. «Южноуральцы в боях и труде» / Н.П. Палецких. Челябинск : Иероглиф, 1995. - С. 125-144.

130. Палецких, Н.П. Социальная помощь детям и детским учреждениям на Урале в годы Великой Отечественной войны / Н.П. Палецких // Вестник ЧГАУ. 1993. - № 2. - С. 23-34.

131. Палецких, Н.П. Социальная политика на Урале в период Великой Отечественной войны / Н.П. Палецких. Челябинск : изд-во ЧГАУ, 1995. - 184 с.

132. Палецких, Н.П. Социальная политика на Урале в годы Великой Отечественной войны : сб. ст. : «Южноуральцы на фронте и в тылу врага. 50-летию Великой Победы посвящается» / Н.П. Палецких. Челябинск : Книга, 1993. - С. 28-39.

133. Плотников, И.Ф. Народное образование и культура Урала в период Великой Отечественной войны (1941 -1945гг.) / И.Ф. Плотников // Развитие школы: опыт партийного руководства, проблема, задачи. Свердловск : МИКС, 1989. - С. 47-61.

134. Потемкин, В.П. Статьи и речи по народному образованию / В.П. Потемкин. М.-Л. 1947.- С. 117 - 124.

135. Полянских, Н.Г. К проблеме о месте детских и юношеских общественных объединений в жизненном пространстве современного подростка / Н.Г. Полянских // Подросток и общественные объединения : реалии детства. Орск; Оренбург : изд-во ОГТИ, 2003. 46 с.

136. Савушкин, JI.M. Идеология советского тыла: Проблемы и противоречия. 1941-1945 / JI.M. Савушкин. Воронеж : Мир, 1990. - 357 с.

137. Сайгин, Н.И. Расцвет социалистической культуры в Оренбургской области / Н.И. Сайгин. Оренбург : Южно-Уральское книжное изд-во, 1959. - 48 с.

138. Сайгин, Н.И. Оренбург фронту / Н.И. Сайгин, Г.И. Хво-стова. - Оренбург : Южно-Уральское книжное изд-во, 1994. -53 с.

139. Саяпов, Т.Ш. Все для фронта, все для победы! О подвиге комсомола Башкирии в годы Великой Отечественной войны / Т.Ш. Саяпов. Уфа : Башкирское изд-во, 1985. - 135 с.

140. Сембаев, А.И. История развития советской школы в Казахстане / А.И. Сембаев. М. : Просвещение, 1962. - 125 с.

141. Синицын, A.M. Всенародная помощь фронту : О патриотических движениях Советского народа в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 / A.M. Синицын. М. : Воениздат, 1985. - 341 с.

142. Смирнов, С.С. Дети и война / С.С. Смирнов // Медаль за бой, медаль за труд. М. : Просвещение, 1970. - 910 с.

143. Советское государство и право накануне и в годы Великой Отечественной войны. М. : Юридическая литература, 1985. -637 с.

144. Советская культура в годы Великой Отечественной войны : сборник статей / АНСССР, Ин-т истории СССР. М. : Наука, 1976. - 349 с.

145. Советский Союз в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 / В.А. Андилов и др. .- М. : Наука, 1976. 727 с.

146. Советская экономика в период Великой Отечественной войны / под ред. А. Иванова. М. : Наука, 1970. - 503 с.

147. Сперанский, А.В. В горниле испытаний. Культура Урала в годы Великой Отечественной войны (1941-1945) / А.В. Сперанский. Екатеринбург : изд-во УрО РАН, 1996. - 348 с.

148. Субботина, К.И. Финансирование народного образования / К.И. Субботина. М. : Финансы и статистика, 1985. - 96 с.

149. Судоргина, Т.В. Гриф «секретно» снят / Т.В. Судоргина // Великая Отечественная и Южный Урал 1941-1945. - Оренбург : изд-во «ДиМур», 1995. - С. 9-10.

150. Томассон, Э.Э. Школа и педагогика Эстонской ССР / Э.Э. Томассон. М. : Советская педагогика, 1967. - 134 с.

151. Тамарченко, М.Л. Советские финансы в период Великой Отечественной войны / М.Л. Тамарченко. М. : Финансы, 1967. - 144 с.

152. Урал фронту : сб. стат. / под ред. А.В. Митрофановой. -М. : Экономика, 1985. - 344 с.

153. Федорова, А.В. Оренбург в годы Великой отечественной войны / А.В. Федорова. Оренбург : Оренбургское книжное изд-во, 1995 - 213 с.

154. Федорова, А.В. Во имя жизни : Женщины Оренбуржья фронту / А.В. Федорова // Блокнот агитатора. 1984. - № 8. -С. 6-9.

155. Филиппов, Э.В. Питание в годы Великой Отечественной войны / Э.В. Филиппов. Челябинск : Книга, 2005. - 223 с.

156. Футорянский, JL И. Оренбуржье Великой Победе (к 50-летию Победы в Великой Отечественной войне) / Л.И. Футорянский. - Оренбург : изд-во «Южный Урал», 1994. - 1 10 с.

157. Футорянский, Л. И. Путь твоих сверстников. Материалы по истории комсомольской организации Оренбуржья / Л.И. Футорянский. Оренбург : Оренбургское книжное изд-во, 1998. -31 с.

158. Футорянский, Л.И. Оренбуржье во имя Победы (60-лет разгрома фашистской Германии) / Л.И. Футорянский. - Оренбург : изд-во ООИПКРО, 2004. - 1 10 с.

159. Футорянский, Л.И. Из истории подготовки учительских кадров в Оренбуржье / Л.И. Футорянский // Образование в Оренбуржье: история и современность. Оренбург : изд-во ОГПУ, 1997. - С. 7-11.

160. Хисамутдинова, P.P. Школы г. Чкалова в годы Великой Отечественной войны : материалы XXI преподавательской и XXXIX студенческой науч.-практ. конф. / P.P. Хисамутдинова. Оренбург : изд-во ОГПУ, 1997. - С. 85-91.

161. Хисамутдинова, P.P. Первый учебный год в школах г. Чкалова / P.P. Хисамутдинова // Образование в Оренбуржье: история и современность. Оренбург : изд-во ОГПУ, 1997. С. 25-27.

162. Храмкова, E.JI. Поволжье в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 годы) : Историография и источниковедение проблемы / E.J1. Храмкова. Самара : изд-во СГПУ, 1993. -52с.

163. Храмкова, E.JI. «Война и школа» в отечественной историографии : тезисы докладов межвузовской научной конференции. Проблемы истории Великой отечественной войны 19411945 / E.JI. Храмкова. Самара : изд-во СГПУ. - Вып. 2. -1995. - С. 16.

164. Черник, С.А. Советская школа в годы Великой Отечественной войны / С.А. Черник. М. : изд-во Педагогика, 1975. -120 с.

165. Черник, С.А. Советская общеобразовательная школа в годы Великой Отечественной войны / С.А. Черник. М. : Педагогика, 1984. - 205 с.

166. Швыдченко, В.И. Оренбургская партийная организация в годы Великой Отечественной войны Советского Союза 19411945 / В.И. Швыдченко // Ученые записки ОГПИ. Оренбург : изд-во ОГПИ. - Вып. 25. - 1967. - 186 с.

167. Шигалин, Г.И. Народное хозяйство СССР в период Великой Отечественной войны / Г.И. Шигалин. М. : Соцэкиз, 1960. - 278 с.

168. Ящук, А.В. Детская беспризорность: теория и практика ее преодоления и предупреждения: монография / А.В. Ящук. -Томск, ТГПУ, 2004. 517 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.