Бурятский орнамент XVIII - XX веков тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 17.00.04, кандидат искусствоведения Баторова, Елена Александровна

  • Баторова, Елена Александровна
  • кандидат искусствоведениякандидат искусствоведения
  • 2000, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ17.00.04
  • Количество страниц 216
Баторова, Елена Александровна. Бурятский орнамент XVIII - XX веков: дис. кандидат искусствоведения: 17.00.04 - Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура. Москва. 2000. 216 с.

Оглавление диссертации кандидат искусствоведения Баторова, Елена Александровна

Введение.

Глава I. Истоки бурятского орнаментального искусства.

1.1 Орнаментальная культура докочевого периода.

1.2. Орнаментальная культура кочевых племен.

Выводы к главе 1.

Глава II. Композиционно-колористическая структура орнамента предбайкальских и забайкальских бурят XVIII - н. XX вв.

2.1. Художественная организация интерьера юрты.

2.2. Узорное вязание и ковроделие.

2.3. Шитье, аппликация, вышивка.

2.4. Резьба и роспись по дереву.

2.5. Художественная обработка металла.

Выводы к главе II.

Глава III. Современный этап бурятского орнаментального искусства.

3.1. 20-е — конец 5 0-х годов.

3.2. Начало 60-х — 90-е годы.

Выводы к главе III.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура», 17.00.04 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Бурятский орнамент XVIII - XX веков»

Проблема изучения орнамента была и остается одной из актуальных для понимания основ традиционной культуры, путей развития историко-культурного процесса в целом.

Орнамент имеет древнейшую историю, насчитывающую много веков, а то и тысячелетий, претерпевшую различные метаморфозы, привнесения элементов из других культур, утраты и новообразования.

В современной литературе справочного характера орнамент определяется как "украшение, узор, характеризующийся ритмическим расположением геометрических или изобразительных элементов и связанный с украшаемым предметом формально-выразительными и архитектоническими связями". Таким образом, основной считается декоративная функция орнамента1. В. Фаворский, напротив, утверждал, что орнамент, прежде всего, - "обработка поверхности, придание ей качества, характера, но отнюдь не украшение поверхности"; и он складывается из метра (структуры движения) и ритма (непрерывность движения) . А.В. Филиппов также называет орнамент "искусством ритма", по существу указывая на один из внешних признаков, не учитывая его содержательного начала. Более приемлемым, на наш взгляд, является определение С.В. Иванова: "В орнаменте в яркой форме раскрываются художественные способности народа, его эстетические вкусы, богатство и национальное своеобразие искусства, чувство ритма, понимание цвета и формы" . Автор подчеркивает значимость содержательной стороны орнамента, его организующее начало на плоскости предмета (тектоника, конструкция формы и т.д.), и то обстоятельство, что при создании мотива орнамента "человек руководствуется не только образами и художественными переживаниями, но также чувством меры, порядка, расчета"4. Таким образом, как указывает Т. Бадяева: "Орнамент - украшение, декор; орнамент - отражение или, точнее, выражение архитектонических характеристик предмета; орнамент 4 средство развития и обогащения художественно-образного смысла произведения прикладного или изобразительного искусства"5. Орнамент - особый, специфический тип художественной деятельности, который строится по определенным законам, имеет свои формальные признаки. Безусловно, он содержателен (выражает коллективные идеи и образы), функционален, организует поверхность предмета, подчеркивает его конструкцию.

Бурятский орнамент - составная часть художественной национальной культуры, сохранившая самобытный характер, преемственную связь с прошлым, отличающаяся особой устойчивостью традиционных образов, мотивов, форм. Однако, бурятский орнамент остается еще малоизученной областью, которая не получила должного, всестороннего и глубокого анализа, особенно в искусствоведении, поэтому эта работа поднимает действительно актуальную проблему.

Следует отметить, что орнамент изучается в основном историками, может быть, потому, что область исследования сосредоточена большей частью в этнокультурной сфере с опорой на данные археологии, антропологии, а также фольклористики, лингвистики, психологии. А ведь орнамент - это особый вид искусства, для которого характерны такие пластические средства, как линия, цвет, ритм, пропорция, композиция. Потребность искусствоведческого исследования орнамента в современных условиях возрастает в связи с такими проблемами общетеоретического и методологического характера, как "традиция и новаторство", "народная культура", понятия "национальное своеобразие", "национальная специфика" и т.д. Таким образом, объектом данного исследования является творчество бурятских мастеров XVIII-XX веков, традиционное орнаментальное наследие в целом.

Предмет изучения - национальное своеобразие бурятского орнамента в произведениях декоративно-прикладного и изобразительного искусства XVIII-XX веков.

Что касается границ исследования данной диссертации, то в них 5 войдут:

• предыстория формирования бурятского орнамента (IV тыс до н.э. -XIII век н.э.);

• история развития традиционного бурятского орнамента в творчестве бурятских народных мастеров XVIII-нач. XX века;

• тенденции его развития с н. XX - к. XX века в творчестве народных мастеров и профессиональных художников;

• при сравнительном анализе орнаментальных образцов предбайкальских и забайкальских бурят основное внимание уделено творчеству первых (известна историко-генетическая близость забайкальских бурят и монголов, монгольский орнамент изучен отечественными учеными, поэтому и забайкальский представляется более исследованным);

• во II главе из изделий, представляющих художественную обработку дерева, берутся во внимание только резные и расписные сундуки: во-первых, это позволило более целостно представить разнообразие декора, подробно проанализировать орнаментацию; во-вторых, отбор диктовался наличием имеющегося материала из орнаментальных коллекций.

• даются только общие сведения о материалах, техниках, без детального рассмотрения технологии производства, инструментария;

• территориальные рамки исследования в I-II главе определяются районами проживания бурят в Предбайкалье и Забайкалье.

Целью работы является исследование, системный анализ традиционного художественного языка бурятского орнамента и его современное развитие в период с XVIII по XX век.

Для достижения этой цели определены следующие конкретные задачи:

- исследовать истоки орнаментального искусства на территории Байкальского региона и его развитие в докочевой и кочевой периоды;

- рассмотреть семантику отдельных традиционных мотивов, цветовую символику; 6

- рассмотреть художественные связи бурятской орнаментальной системы с культурой монголоязычных, тюркоязычных народов;

- провести сравнительный анализ композиционно-колористической структуры орнамента предбайкальских и забайкальских бурят в различных видах прикладного искусства XVIII-н. XX вв.;

- систематизировать материалы П.П. Хороших и Ц.С. Сампилова (по наличию мотивов, композиционной структуре, технике исполнения и т.п.);

- выявить локальные особенности орнамента в различных районах Предбай-калья и Забайкалья;

- определить тенденции развития бурятского орнамента на современном этапе (20-90-е гг. XX века);

- исследовать соотношение "традиционного и новаторского", "народного и профессионального" в современном развитии орнамента.

Широкий круг поставленных задач, требующих комплексного подхода, определил использование нескольких научных методик:

1) историческое изучение;

2) сравнительно-сопоставительные, синхронические и диахронические методы (рассматривая произведение, мы будем обращаться к разнообразному по времени материалу, что позволит более наглядно представить специфику развития художественной национальной традиции);

3) иконографический метод, который позволит определить генезис и идейно-образное содержание орнаментальных мотивов;

4) метод искусствоведческого описания и анализа памятников.

Периодизация. Не вызывают сомнения вопросы периодизации древних этапов предыстории орнамента на территории Байкальского региона (IV тыс. до н.э. - XIII в. н.э.). Период XIII-XVII вв. еще глубоко не изучен, не представлен образцами материальной культуры с характерной орнаментацией, поэтому пока не существует целостной картины развития. Имеются лишь отрывочные сведения, содержащиеся в народно-поэтическом творчестве, в записках путешественников XVII-XVIII веков. Вещественные памятники сохранились с середины XVII века. С XVIII века рассматривается орнамен7 тальное творчество предбайкальских бурят, сохранивших древние архаические традиции и испытавших влияние русской культуры, и забайкальских бурят, на которых оказало влияние распространение буддизма.

Более конкретную периодизацию представляет XX век:

• 20-е - нач. 30-х гг. - период интереса к буддийскому наследию и попыток его применения к новому искусству. Экспедиции по сбору орнаментов в буддийские монастыри. Возложение на первых профессиональных художников задачи создания новых узоров советской эпохи.

• Нач. 30-х - к. 40-х годов - резкая критика буддийского наследия и искусственное вычленение его из народного творчества забайкальских мастеров. Экспедиции по сбору традиционного орнамента конца 30-х годов. Начало творческого взаимодействия профессиональных художников и народных мастеров (Ц.С. Сампилов, Р.С. Мэрдыгеев и другие).

• Кон.40-х - кон.50-х годов - процесс возрождения национальных традиций, способствовавший развитию художественных промыслов в виде сувенирной продукции.

• Нач. 60-х гг. - значительные изменения в процессе художественного творчества, период дискуссий о судьбах народного искусства, о месте и роли орнамента, интереса к национальному наследию, выразившемуся в его системном изучении (А.В. Тумахани, И.И. Соктоева, К.М. Герасимова), признание взаимообусловленности буддийского и народного искусства.

• 60-70-е годы - образно-пластический язык орнамента используется как основа оформления не только прикладных предметов, но и архитектурных объектов. Тенденция к укрупненности, монументальности в творчестве В.П. Уризченко, П.С. Намсараева и других мастеров. Период внедрения новых материалов, новых видов прикладного искусства, возрождения наг родных ремесел.

• 80-90-е годы - дальнейшее изучение и возрождение орнаментального наследия бурятского народа, этап развития современного орнаментального языка. Творчество Л.Д. Доржиева, деятельность Всебурятской Ассоциации Развития Культуры. 8

Научная новизна определяется темой данной работы. Это первое целостное исследование бурятского орнамента, ранее изучавшегося лишь в отдельных его аспектах. Актуализация исторического и художественного наследия древних племен Байкальского региона дает возможность выявить истоки орнаментального творчества бурят, системно проследить преемственность художественного опыта. Подобное комплексное изучение позволило систематизировать и ввести в научный оборот существующий материал конца XVIII - нач. XX века (публиковавшийся ранее частично) из орнаментальных коллекций П.П. Хороших, Ц.С. Сампилова.

Исследования основываются на материалах известного историка-этнографа П.П. Хороших, собранных им в 20е - 30-е годы в Аларском, Осин-ском, Качугском, Боханском и других районах Иркутской области, а также в Забайкалье. Они составили в начале 60-х годов именной фонд в Рукописном отделе БНЦ СО РАН (113 таблиц, из которых 83 цветных, 28 тоновых (черно-белых), 1 фотографию)6. В фонде графики Бурятского республиканского художественного музея им. Ц.С. Сампилова (БРХМ) коллекция ученого насчитывает около 144 орнаментальных мотивов.

Ц.С. Сампиловым, одним из старейших бурятских художников, были запечатлены свыше 600 узоров, хранящихся также в музейных фондах. Эти образцы были им собраны, по-видимому, из литературных источников, в частности, из статьи Б.Э. Петри «Орнамент кудинских бурят»; наследия П.П. Хороших; а также собственных эскизов орнаментов, зафиксированных во время поездок по районам республики, и инновационных вариантов.

2. Обзор источников и литературы

Все существующие публикации и исследования по интересующей нас теме можно условно разделить на следующие категории: работы по теории орнамента; справочная литература; статьи и труды археологов, этнографов и историков; искусствоведческие исследования.

Интерес к изучению орнамента в мировой науке проявился еще в конце 9

XVIII века в трудах, касающихся структуры и эстетической функции декора (Шмалинг, Мориц, Кройцер)7. Однако, систематическое исследование орнамента относят ко второй половине XIX века (Г. Земпер, А. Ригль, Овен-Джонс и другие). При этом отмечается, что "орнамент встречается во всех видах искусства, в особенности, в архитектуре и декоративно-прикладном искусстве", его признаками являются: ритмичность, архитектоничная структура, повторение мотива (репризность)8.

Необходимо сразу же выяснить, по каким основным направлениям велись исследования по орнаменту. Во-первых, во второй половине XIX века орнамент изучался в качестве стилеобразующего признака: греческий, романский, индийский, китайский, японский и т.д. (Овен-Джонс, де Комон, Перро, Шипье, Рассине, Лоренц). Во-вторых, в XX веке изучение орнамента велось с точки зрения этноопределяющего признака, в качестве исторического источника: структура орнаментальных мотивов, их основные формы, ритмика, закономерности в композициях, семантика (Иванов, Маслова, Бейн, Хумберт)9. Известно, что в 1911 году при Русском Географическом обществе была создана Комиссия по орнаменту и разработана программа по его сбору с целью "изучить гармонию линий и смысл, который народ вкладывает в изображение"10. В деле изучения бурятской орнаментики большую роль сыграло Восточно-Сибирское Русское Географическое общество (ВСОРГО), члены которого собирали старинные образцы предбайкальских (Петри Б.Э., Хороших П.П.) и забайкальских (Турунов А.Н.) бурят. Эти орнаменты затем в 20-е годы демонстрировались на выставках в Москве (Всесоюзная сельскохозяйственная выставка, 1923) и Иркутске.

В-третьих, "семиотическое изучение орнамента было начато в эволюционной и сравнительно-исторической школах", основной целью которых было установление происхождения и семантика орнамента11 (К. Шустер, А. Голан и другие). В-четвертых, также заслуживает нашего внимания струк

10 турное исследование, имевшее несколько подходов и направлений

12

Н.С. Трубецкой, P.O. Якобсон, В .Я. Пропп и другие) .

Необходимо отметить, что специальной отечественной литературы обобщающего характера по орнаменту очень мало. Исследования с к. XIX-н. XX вв. велись по культуре отдельных народов (В.В. Стасов, Е.Р. Шнейдер, В. Чепелев, Г.С. Маслова и другие). Были популярны стилевые исследования орнамента по его формальным признакам (С.Г. Недлер, Т.М. Соколова). Ю. Герчук в своих исследованиях глубоко раскрывает многие проблемы, связанные с орнаментом: структура и смысл, взаимодействие орнамента и вещи и т.д.

В данном исследовании широко использовался археологический материал, наглядно представляющий древнейшие периоды на территории Байкальского региона (Л.Г. Ивашина, А.В. Давыдова, J1.B. Семина, Ю.С. Гришин и другие). Огромно значение трудов академика А.П. Окладникова в изучении древнейших периодов на территории Предбай

13 калья и Забайкалья . Особое внимание для нас имеет его вывод о сложении в период неолита определенного "стиля в орнаментации керамики Предбайка-лья, отличающегося от криволинейного стиля орнамента дальневосточного неолита"14. Археолог сделал ценное заключение, касающееся декора одежды глазковцев. В данной работе мы постараемся развить эти положения А.П. Окладникова в русле нашего аспекта исследования.

Необходимая информация по культуре и искусству древних номадов (специфика, материалы, художественные приемы, стиль), оказавших бесспорное влияние на формирование многих народов "Великого пояса степей", представлена в фундаментальных работах С.Н. Руденко, Г.А. Федорова-Давыдова, в археологических изысканиях Е.А. Хамзиной, И.В. Асеева, П.Б. Коновалова и других.

Интереснейшие сведения о бурятах, прикладном искусстве, украшающем их быт, технологии художественных промыслов дают записки ученых и

11 путешественников XVIII века (И. Георги "Описание всех обитающих в Российском государстве народов.", ч. IV - 1799; Н.В. Ким "Материалы Ланганса о культуре и быте бурят", 1965; В. Гирченко "Русские и иностранные путешественники XVII, XVIII и n.n.XIX веков о Бурят-Монголах", 1922 и т.д.). Однако все эти источники отрывочны, разрозненны, дают лишь общее представление об этнографии народа.

Богатый и разнообразный историко-лингвистический, этнографический материал представляют работы М.Н. Хангалова, выдающегося бурятского ученого, собирателя фольклорного наследия народа. Особенности выделки одежды и шкур, шитья, применения различных украшений, подробное описание кузнечного ремесла и связанные с ним призывания, улигеры, сказки, всевозможные сопроводительные обряды - все это составляет бесценный фонд для исследователя по данной тематике.

Однако первые работы, посвященные непосредственно орнаментальному творчеству бурят, принадлежат Б.Э. Петри. Вопросам собирания и изучения орнамента он уделил большое внимание в "Народном искусстве в Сибири" (Иркутск, 1923), где была сформулирована четкая программа опросника, в соответствии с которым следует тщательно фиксировать сведения о поступающих в музей вещах (место и дата создания, автор, кем был выполнен трафарет, местное название мотива и т.п.). Исследования ученого были проведены на материале посещения районов Иркутской области XVII-XIX вв. Им была предложена классификация типов орнамента: самый ранний - символический, более поздний - архитектурный и технический. Работы этого ученого дают много важных отправных направлений для исследования бурятского орнамента. Так, в известной статье "Орнамент кудинских бурят"ь полно и всесторонне рассматриваются различные орнаментальные мотивы, которые образуют три группы: 1) "солнце и луна"; 2) "бараний рог"; 3) геометрический орнамент. Выясняется их возможное происхождение, описывается процесс создания узоров, инструменты, характерные композиции.

12

Б.Э. Петри рассматривает популярные мотивы на различных материалах: плотничных (ящики, сундуки), кузнечных (колчаны, налучники, пояса и т.д.) и шитых (стрелохранилище, ковры) работах.

Большое научное значение имеет коллекция орнаментов, собранная в 20-30-е годы по поручению ВСОРГО известным этнографом, историком П.П. Хороших. Материалы коллекции хранятся в Рукописном отделе ИМБиТ СО РАН, а также отчасти в фонде графики Художественного музея им. Ц.С. Сампилова. Определенный интерес представляют и теоретические работы этого ученого в виде отдельных статей, посвященных большей частью орнаментам северных бурят, так как именно здесь сохранены старинные традиции в орнаментации. П.П. Хороших впервые дает разностороннюю характеристику отдельных традиционных видов народного искусства бурят (аппликация, вышивка, валяние и простегивание войлока, вязание). Более подробно им описаны орнаменты на стрелохранилищах и шерстяных чулках, более кратко - на одежде, рукавицах, унтах, войлоке (материал, способ нанесения, основные мотивы). П.П. Хороших отмечает устойчивость и преемственность древних традиций, передающихся из поколения в поколение.

Заслуживает нашего внимания исследование К.М. Герасимовой, посвященное символике орнамента и его цвета на стрелохранилищах. Автор выясняет происхождение и ритуальный смысл предмета, прослеживает культурные связи (в технологии шнурового орнамента, а также его семантики) с хуннами и северными народами.

Продолжая обзор литературы по данной теме, следует особо отметить первую искусствоведческую работу, в которой бурятский орнамент рассматривается с художественной точки зрения, - статью А.В. Тумахани "Бурятский народный узор"16. Автор не только описывает узоры на различных предметах, исследует вопросы приемов и технологии их изготовления, поднимает проблемы происхождения мотивов, но и подчеркивает коллективный характер узоротворчества, отвечающего художественно-эстетическим вкусам на

13 рода, верно указывает на глубокие корни преемственности народного искусства. Основные положения этой статьи вошли в его диссертационную работу "Бурятское народное искусство".

В известном труде И.В. Иванова "Орнамент народов Сибири как исторический источник" народы Южной Сибири не рассматриваются. Более всесторонний охват орнаментики всех народов, в том числе и бурят, представлен ученым в "Историко-этнографическом атласе Сибири", в статье "Орнамент", где в обобщенной форме даны часто встречающиеся мотивы, характерные для того или иного народа, а также различные типы орнамента, благодаря чему выявляются специфика национальных черт, взаимообусловленность и взаимодействие различных культурных ареалов.

В конце 50-60-х гг. были опубликованы книги И.Е. Тугутова "Материальная культура бурят" и К.В. Вяткиной "Очерки культуры и быта бурят", где при описании традиционного жилища, предметов быта, одежды, украшений, различных ремесел, частично упоминаются отдельные орнаментальные мотивы. В исследовании Р.Д. Бадмаевой "Бурятскй народный костюм" (1987 г.) впервые проведено научное изучение разнообразных комплексов бурятской одежды, включая ювелирные украшения, бытующих в районах Пред-байкалья, Бурятии, Забайкалья. Классифицируя типы головного убора, одежды, обуви, автор лишь обзорно затронул вопрос, касающийся характерной орнаментации. Ссылаясь на замечание Ланганса об отсутствии у бурят рукавиц, Р.Д. Бадмаева не рассматривает их вовсе.

В монографии искусствоведа И.И. Соктоевой "Изобразительное и декоративное искусство Бурятии" содержится много ценной информации для нашего исследования. Автор рассматривает художественное творчество бурятского народа с самого его зарождения до XX века, им определяются основные тенденции в развитии отдельных видов изобразительного и декоративного искусства в аспекте проблемы взаимодействия традиции и современности. При анализе творчества бурятских мастеров особое внимание уде

14 лено и орнаменту. Работы И.И. Соктоевой, посвященные бурятской скульптуре, художественной обработке металла, также имеют для нас большое значение, а именно в описании способов и методов обработки материалов, сведениях о мастерах и т.п.

В 1972-1974 годах вышли в свет два альбома. Один из них, подготовленный художником Ф.И. Балдаевым, "Бурятский народный орнамент" в достаточно неплохом полиграфическом исполнении имеет краткую вступительную статью обзорного характера, не добавляющую по сути ничего нового в изучение бурятского орнамента. Недостаток альбома состоит в том, что он не имеет перечня, списка представленных мотивов с фрагментов изделий. Научная ссылка на подобный альбом почти исключена (нет инвентарного номера, примерной даты и места создания). Зато другой альбом, выпущен

17 ный Рукописным отделом БФ СО АН СССР под редакцией И.И. Соктоевой , имеет все необходимые научные данные. Этот альбом посвящен части коллекции П.П. Хороших.

Среди значительных статей, посвященных анализу бурятского орнамента на современном этапе, является предисловие к альбому "Бурятский орнамент в творчестве Лубсана Доржиева". Автор и составитель, искусствовед И.С. Балдано выявляет специфику творчества мастера "буряад зураг", рассматривая орнамент как основополагающий элемент и как "самостоятельное художественное явление".

Интересные сведения для нас содержит монография А.А. Бадмаева "Ремесла агинских бурят"18, которая посвящена развитию традиционных ремесел у одной из этнолокальных групп бурятского народа. Используя методологию С.В. Иванова, автор рассматривает орнамент: им фрагментарно прослеживаются историко-генетические слои в его развитии, характерные мотивы. Автором составлены таблицы по орнаменту агинских, предбайкальских, селенгинских бурят, по рисункам П.П. Хороших и Б.Э. Петри. Однако таблицы не полны и имеют большие неточности: в графе "растительные мотивы"

15 помещено изображение "семи драгоценностей", а "олицетворяющие силы природы" - мотив "шоу".

Большой вклад в дело изучения декоративно-прикладного искусства монголоязычных народов внесен работами Н.В. Кочешкова19. В историко-этнографическом аспекте различных видов искусства выявлены специфика, основные черты художественной культуры монголов, бурят и калмыков, ее взаимодействие с культурой других народов Сибири, Средней Азии, Казахстана и Амура. Особое место в исследовании занимает характерная орнаментика. Более подробное изучение получил монгольский орнамент: классификация мотивов, их распространение, технические приемы, символическое значение20.

Следует отметить, что монгольский орнамент издавна являлся средоточием самого пристального внимания, в первую очередь своих отечественных исследователей. Можно утверждать, что он почти полностью изучен в трудах и статьях Нямбуу X., Ядамжава Ц., Агэвана, Ринчена Б. Работа

21

Ц. Ядамжава примечательна для нашего исследования не только тем, что в ней дается наглядная таблица монгольской орнаментальной системы с подробным перечнем мотивов (геометрическая, растительная, животная группы), но и содержит прекрасный иллюстративный материал в виде характерных модификаций каждого узора (меандр, облако, горы и т.д.). В этой публикации Ц. Ядамжав по сути продолжил исследовательское направление, начатое еще ранее X. Нямбуу .

В ряду последних значимых исследований монгольских ученых заслуживает особого внимания диссертация Батчулууна JI. "Монгольский орнамент: его виды и структуры". Данная работа исследуется (в отличие от предыдущих, проводившихся под историко-этнографическим углом зрения) в методологическом, искусствоведческом аспекте данной проблемы. Орнамент рассматривается как образно-символический, знаковый язык и исследуется с точки зрения его художественной специфики (символика, цвет, семантика

16 чисел, ритм, движение орнамента). В диссертации дается своя четкая классификация мотивов, исследуются их истоки и развитие.

Большую роль для данной работы сыграли труды отечественных ученых, посвященные общетеоретическим проблемам народного искусства (Г.К. Вагнера, Т. Бадяевой, М.А. Некрасовой и других), где были подняты проблемы его сущности, соотношения понятий "индивидуального" и "коллективного", "народного" и "профессионального" и другие актуальные проблемы теории и художественной практики.

В диссертации также привлечен сопоставительный материал из разных литературных источников по орнаменту многих народов: калмыцкий, алтайский, тувинский, якутский, киргизский, казахский и т.д. (А.Г. Метиров, И.Г. Ковалев, С.И. Вайнштейн, У.Д. Джанибеков и другие). Помимо этого автором был изучен широкий спектр научной литературы по истории, культурологии, искусству бурят (Г.Р. Галданова, H.JI. Жуковская, Е.А. Панкратова и т.д.), а также общие труды по теории символа (В.Н. Топоров, А. Голан), ритма и симметрии (А.В. Шубников, З.Р. Тараян). В исследовании используется натурный материал, представляющий экспонаты из собрания Художественного музея им. Ц.С. Сампилова, Бурятского этнографического музея народов Забайкалья.

Следует также уточнить ряд терминов, которыми мы будем пользоваться.

Элемент - неделимая структурная единица орнамента.

Мотив - узор, состоящий из двух и более одинаковых или разных элементов, организованный соответствующим образом и обладающий определенной семантикой на разных уровнях23. Неприемлемым для нас является использование слова "раппорт" С.В. Ивановым в качестве синонима "мотива". В этом мы согласны с К. Ибраевой, так как раппортом, т.е. повторяющейся фигурой, может выступать и элемент24.

Композиция - художественно-организованное построение из несколь

17 ких мотивов.

Под традиционным бурятским орнаментом мы будем понимать орнамент на изделиях XVIII - нач. XX века.

Под современным этапом бурятского орнамента подразумеваем его развитие в творчестве бурятских мастеров профессиональных художников с 20-х по 90-е годы XX века. Однако он включает орнамент советского периода - 20-е - нач.90-х годов и собственно современный орнамент - 80-90-е годы XX века.

В работе также использованы термины, касающиеся классификации орнамента, на раскрытии которых мы остановимся более подробно.

В конце ХЗХ века вопрос классификации орнамента решался делением (по Овен-Джонсу, де Камону, Расине) на следующие категории: 1) сочиненные мотивы, чисто декоративные, или идеальные (сюда включали геометрические мотивы); 2) условно-подражательные - "изображения реальных природных объектов, передающих их главные черты в обобщенной форме"" ; 3) чисто подражательные (природные объекты). К началу XX века классификация орнамента уже имеет более конкретные подразделения. Например, по С.Г. Недлеру, выделяются фигурный (антропоморфные образы, животные реальные и фантастические); растительный; геометрический; смешанный (фигурный и растительный; растительный и геометрический) типы орнамента26. В исследованиях современных ученых эти подразделения, в основном, сохраняются и совершенствуются, при этом отдельные группы сливаются в одну, например, у Анри де Морана: геометрические, природные (растительные, анималистические, человеческие образы), комплексные (стилизованные

9 7 символические фигуры, надписи) .

В данном исследовании мы будем опираться на общепринятую классификацию монгольской орнаментальной системы (X. Нямбуу, Д. Пюрвеев, Ц. Ядамжава) 60-80-х годов: геометрический, зооморфный, растительный, космогонический ("силы природы"), культовые (буддийские) символы.

18

Однако, как отмечает монгольский искусствовед Л. Батчулуун, ".до сих пор в монголоведческой науке не существует такой классификации, которую можно было бы считать достаточно исчерпывающей и общепринятой"28. В самом деле, обнаруживается некоторая неясность относительно основополагающих принципов подразделения. При этом в подобной системе отражена специфика, присущая культуре монголов и бурят: важность выделения в отдельную группу зоорморфных мотивов (влияние кочевого уклада), отсутствие антропоморфных образов, значимость буддийских образов и символов. Предложенная Батчулууном в начале 90-х годов классификация имеет пять групп: геометрическая, зооморфная, природная, растительная, геральдическая (тавро, тотемы, буквенные узоры, гербы, печати). На стыке их еще группируются кампиляционные формы . Основываясь на подобной системе, сгруппируем мотивы и в бурятском орнаменте. При этом буддийские мотивы не только войдут во все виды, но и также образуют отдельную группу вместо геральдической, не получившей особого распространения в народном искусстве бурят.

Итак, под геометрическим орнаментом мы понимаем зигзаги, кресты, спирали, круги, различные виды меандра, плетенки-улзы и т.д.

Под зооморфным орнаментом - изображение летящей птицы, "бараньи рога" (.эбэр угалз), лев, дракон, рыбы, бабочки, тао-тье и т.д.

Под понятием "природные силы" (космологические мотивы) - солнце, луна (относящиеся по рисунку и к первой группе), огненные, волнообразные, облачные, горообразные мотивы, имеющие различную конфигурацию.

Под растительными мотивами мы понимаем: дерево, цветы (среди которых выделяется лотос), растительные побеги, возможно отнести сюда же s-образные, сердцевидные, пальметовидные мотивы.

В культовые буддийские символы входят: "8 благих эмблем" (зонт, рыба, раковина, лотос, сосуд, нить счастья, знамя и колесо), "восемь приносящих счастье даров" (раковина, волшебный плод, трава, сосуд, зеркало, гор

20

Похожие диссертационные работы по специальности «Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура», 17.00.04 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура», Баторова, Елена Александровна

Выводы к главе III

1. 20-е годы в теории и художественной практике Бурятии характеризуются попытками изучения Бурятским научным комитетом буддийского наследия и отбором того ценного, что могло быть использовано в становлении нового искусства. Ценные материалы экспедиций с образцами дацанского искусства так и не были использованы художниками в последующие годы (30-50-е годы), что связано с переменами в отношении к этой проблеме.

2. Художественная ситуация 30-х годов характеризуется резкой критикой и полным отрицанием буддийского наследия, которое искусственно вычленяли из народного творчества. Принятые идейно-политические установки, борьба с религиозными предрассудками, овладение национальными художниками методом соцреализма, никак не совмещавшегося с приемами буддийской иконописи - все это повлияло на создавшееся положение.

3. Экспедиции конца 30-х годов позволили собрать материал по бурятскому орнаменту той национальной формы, к которой предстояло добавить социалистическое содержание. На базе собранного материала осуществлялись инновационные разработки (где исключались буддийские образы и мотивы) художников в течение 40-60-х годов в области прикладного и театрального искусства (Ц.С. Сампилов, Р.С. Мэрдыгеев, Ф.И. Балдаев, Г.Е. Павлов).

4. Активное творческое взаимодействие профессиональных художников и народных мастеров наглядно демонстрировали декадные (1940, 1959), республиканские выставки. Их итогом явилась ярко обозначившаяся тенденция к изобразительности, сюжетному началу, отражающая советскую действительность, повсеместное включение элементов гербовой символики и надписей в целом ряде работ народного творчества (рельефных панно, вышивки, изделиях из металла). Заданность тематического декора, где орнаментальным мотивом (растительным и геометрическим) отводилась

170 лишь роль обрамления, несоответствие традиционной формы предмета и нового содержания приводили зачастую к отсутствию целостного восприятия, нарушению художественной системы.

5. Театральным художникам (Т.Е. Павлов, А. Тимин, Б. Чернутов) удавалось достаточно органично включать и творчески перерабатывать национальный фонд орнаментики в эскизах костюмов, декораций, увязывать их в контексте спектаклей народно-эпического характера с конца 30-х и в последующие годы.

6. С середины 50-х процесс возрождения национальных традиций способствовал развитию художественных промыслов в виде сувенирной продукции. Применявшиеся национальные узоры носили скорее характер штампа, внешнего украшения предмета, рассчитанного на широкого потребителя. Даже сам механизированный подход (например, вышивка) уже разрушал принцип народного рукотворчества.

7. Несмотря на социальные преобразования, на обозначившиеся художественные тенденции, народное искусство в XX веке, в целом, продолжало развиваться в русле традиций, преемственной связи поколений, опираясь на богатое культурное наследие. Несмотря на запрет изображения буддийских образов и мотивов, мастера по-прежнему частично используют некоторые из них в устоявшихся композиционных, орнаментальных схемах: в женских украшениях, ножах, огнивах. В то же время с особым вкусом и художественным чутьем они умело вводили элементы гербовой символики, отражая идеалы советского времени. Изделия мастеров не только красивы, но и удобны, прочны, что свидетельствует о возможности их практического использования. Это такие народные мастера старшего поколения (30-60-е годы): Г. Тубшинов, Д. Логинова, Б. Бадмаев; и более молодого поколения (70-90-е годы): М.Б. Эрдынеев, В.Ц. Цыжибон, Г.С. Базаров, Г. Жамбалов, А. Чинбат и другие.

8. Начало 60-х годов характеризуется значительными изменениями в процес

171 се художественного творчества, многие из которых определили его дальнейшее развитие в 70-80-е годы. Волна дискуссий о судьбах развития народного творчества, о месте и роли орнамента в художественной системе советского искусства, интерес к национальному наследию в поисках самобытности мастеров - все это составило картину художественной жизни страны и нашло отражение в Бурятии. В частности, в республике началось системное изучение художественного наследия бурятского народа, при этом нередко сами народные мастера подключаются к этому процессу (Г.Л. Ленхобоев в 60-е годы, М.Б. Эрдынеев в 70-90-е годы), постепенно пересматривается проблема дацанского наследия, признается его взаимообусловленность с народным искусством. Обращение художников-графиков к фольклорно-поэтической теме обусловило их обращение к мотивам и приемам композиционного построения национального орнамента.

9. В 60-70-х годах бурятские художники и мастера стремятся к созданию эпических, монументальных образов, отходят от заданных форм и сюжетов. Образно-пластический, декоративный язык орнамента является основой в оформлении не только прикладных предметов (чеканные панно, декоративная посуда), но в интерьере общественных зданий (В.П. Уризченко, П.С. Намсараев и другие).

10. 60-90-е годы - это этап не только возрождения народных ремесел (ковры из конского волоса, гобелены), но и внедрение новых материалов (керамика, стекло, шамот и т.д.), создание на их базе новых видов искусства. Это период творческого осмысления, новаторского прочтения древних художественных национальных традиций. Орнамент является неотъемлемой частью предметов прикладного искусства, выполняет организующую и декорирующую роль, подчеркивает конструкцию вещи, наполняет ее образной содержательностью.

11. Если в художественной практике советского периода использовался довольно ограниченный набор мотивов (плетенка, меандровидные, волнооб

172 разные, растительные мотивы), то в 90-е годы, в постсоветский период, мастера существенно расширяют орнаментальный спектр, вовлекая и тем самым, возрождая традиционные буддийские образы и мотивы, используя их символический смысл. При этом следует отметить, что происходит неизбежный процесс утраты древней семантики и привнесения нового содержания в орнаментальные формы.

12. 80-90-е годы - период дальнейшего изучения и возрождения орнаментального наследия бурятского народа, один из важных этапов развития современного орнаментального языка. Один из ярких тому подтверждений -творчество самобытного мастера Л.Д. Доржиева. Его орнамент, отделенный от вещи, получает самостоятельное значение в виде работ с вариациями национальных мотивов. Л.Д. Доржиев, опираясь на общие истоки традиции орнамента, фольклорного наследия, буддийской иконописи родственных народов, стиль "монгол зураг" интерпретировал в "буряад зураг".

173

Заключение

Изучение художественного феномена бурятского орнамента как одного из составных элементов, устойчивых признаков народной культуры заслуживает самого глубокого и серьезного изучения.

Сложение традиционной орнаментально-колористической системы бурят - результат длительного исторического развития. Народный орнамент бурят сохранил свой художественно-утилитарный коммуникативный характер, будучи структурно связан с синкретическим творчеством начального этапа развития искусства. Художественные традиции многих племен, особенно тюрко-монгольских, проживавших в древности на территории Байкальского региона явились тем коллективным, историческим опытом, который связан узами преемственности с народным искусством бурят.

Процесс историко-культурных связей бурят с соседними народами, странами Востока обусловил дальнейшее взаимообогащение орнаментальных мотивов.

Специфика хозяйственного уклада, влияние земледельческих культур повлияли на региональные особенности западно-бурятского орнамента, в котором прямоугольно геометрические формы сочетаются с криволинейными. Сохранение архаических верований, шаманских обрядов и ритуалов способствовало устойчивости древней орнаментально-колористической структуры декора; в то же время влияние русского населения и внедрявшегося здесь христианства наложило свой отпечаток на все творчество бурят Предбайка-лья.

Своеобразие кочевого уклада, обращение к разработанной художественной культуре буддизма имели большое значение для сложения орнаментально-колористической системы в творчестве забайкальских бурят.

Данное исследование позволило выявить специфические черты орнамента в локальных районах Предбайкалья и Забайкалья XVIII - нач. XX века.

Узоротворчество бурятских мастеров - художественная традиция живо

174 го искусства. Его характер предполагает творческий подход каждого мастера или мастерицы к созданию той или иной вещи. При этом авторы в своей деятельности всегда опираются на коллективный опыт многих поколений, на национальную систему образов, форм и цвета, таким образом, они отражают народные идеалы и ценности.

Мифопоэтическое мировосприятие явилось основой формирования художественного мышления народа. Орнамент наполнен сакральным смыслом, стремлением человека зафиксировать определенные понятия через мотивы, цветовые сочетания. Выяснение символики древних мотивов, применяемых западнобурятскими мастерами в декоре бытовых предметов ("солнце и луна", стрела, роговидный узор и т.п.) дало определенную возможность их "прочтения", не претендующего, однако, на исчерпывающий характер. В систему бурятского орнамента вошли символические образы - знаки, моделирующие вертикальную структуру мифологического пространства (птица - дерево). Горизонтальная структура - через бинарные оппозиции, дуалистическое представление о мире нашло отражение в принципах симметрии узоров и бинарных композиционных схемах (сундуки).

Мифопоэтическая схема модели мира, представленная западными бурятами, экстраполировалась посредством орнаментации не только на весь комплекс костюма, но и на каждую его составную часть: головной убор, рукавицы, обувь, кисеты, кресало и т.д. У восточных бурят подобное соблюдение мировой схемы в декорации каждого предмета одежды заметно ослабевает, орнамент выполняет, во-первых, очередь декоративную и конструктивную функции, и, во-вторых, смысловую функцию буддийской символики.

В ансамбле народного жилища - юрты орнаментально-колористическая структура декора выполняла важную стилеобразующую роль. Во всех деталях комплекса можно обнаружить высокий уровень профессионального мастерства и художественную выразительность образного содержания. Секреты ремесла, методы и приемы обработки изделий (вышивка, аппликация, вяза

175 ние и т.д.) передавались из поколения в поколение. Одной из отличительных особенностей народного искусства бурят является соединение в едином комплексе различных материалов и техник выполнения.

В исследовании было выявлено значение обрядовой практики в жизни вещей. Создание новых, нарядно оформленных предметов интерьера, праздничной одежды, украшений было связано со свадебным обрядом. Овеществленная знаковость декора продолжала функционировать и после обряда, выражая символические благопожелания владельцам.

В колористической структуре бурятского орнамента воплотились эстетические идеалы народа, его древнейшие представления, связанные с магией и ритуалом. В определенной мере это отражено в устойчивом сочетании красного и черного цветов. Обрядово-символическое значение имеет белый цвет. Красота родного края явилась вдохновенным источником для творческой фантазии мастеров. Понятие прекрасного связывалось с природными красками.

На основные тенденции и перспективы развития бурятского орнамента в 20-90-е годы XX века повлияло множество факторов (исторические, социальные, экономические и т.д.). Этап характеризуется глубокими изменениями в общественной и культурной жизни бурятского народа.

Одна из актуальных проблем послереволюционного времени, ставшая перед советской республикой, - отношение к буддийскому наследию. На протяжении всех последующих лет это отношение неоднократно менялось: от полного его отрицания и критики (30 - к. 40-х годов) до его признания как неотъемлемой части народного творчества (нач. 60 - 90-е годы).

В 20-30-е годы плеяде первых профессиональных бурятских художников, прошедших школу русского реалистического искусства, отводилась роль "генератора" в создании новых узоров советской эпохи.

30-е - нач. 60-х годов - период творческого взаимодействия "профессионального" и "народного", художника и народного умельца. Это не всегда

176 давало плодотворные результаты. Принципы изобразительности, сюжетного начала, активно внедрявшиеся художниками, разрушают целостное впечатление от произведения искусства, не соответствуют самой природе народного творчества.

В 40-50-е годы развитие художественных промыслов в виде сувенирной продукции, по существу, приводило к внешнему, поверхностному пониманию национальных традиций: включение узоров, мало согласующихся с формой предметов, носило характер штампа.

Несмотря на все социальные преобразования, на обозначившиеся художественные тенденции, народное искусство в XX веке, в целом, продолжало развиваться в русле национальных традиций, преемственной связи поколений, опираясь на богатое культурное наследие, исторический опыт. Несмотря на запрет изображения буддийских персонажей и мотивов, мастера по-прежнему частично используют некоторые из них в устоявшихся композиционных, орнаментальных схемах: женских украшениях, ножах, огнивах. В то же время с особым вкусом и художественным чутьем они умело вводили элементы гербовой символики, отражая идеалы советского времени. Изделия мастеров не только красивы, но и удобны, прочны, что свидетельствует о возможности их практического использования. Это такие народные мастера старшего поколения, работавшие в 30-60-е годы, как Г. Тубшинов, Д. Логинова, Б. Бадмаев, Г.С. Базаров,; и более молодого поколения 70-90-х годов: М.Б. Эрдынеев, В.Ц. Цыжибон, Б.Г. Жамбалов, А. Чинбат и другие.

Начало 60-х - 80-е годы характеризуется возрождением народных традиций, ремесел, ростом национального самосознания, систематическим изучением народной культуры. Это период творческого осмысления, новаторского прочтения древних художественных традиций. Орнамент является неотъемлемой частью предметов прикладного искусства, выполняет организующую и декорирующую роль, подчеркивает конструкцию вещи, наполняет образной содержательностью.

177

Если в художественной практике советского периода использовался довольно ограниченный набор мотивов (плетенка, меандровидные, волнообразные, растительные мотивы), то в 90-е годы, в постсоветский период, мастера существенно расширяют орнаментальный спектр, вовлекая и тем самым, возрождая традиционные буддийские образы и мотивы, используя их символический смысл. При этом следует отметить, что происходит неизбежный процесс утраты древней семантики и привнесения нового содержания в орнаментальные формы.

80-90-е годы - период дальнейшего изучения и возрождения орнаментального наследия бурятского народа, один из важных этапов развития современного орнаментального языка. Одой из ярких тому подтверждений -творчество самобытного мастера Л.Д. Доржиева. В его творчестве орнамент, отделенный от вещи, получает самостоятельное значение в виде работ с вариациями национальных мотивов. Л.Д. Доржиев, опираясь на общие истоки традиции орнамента, фольклорного наследия, буддийской иконописи родственных народов, стиль "монгол зураг" интерпретирован в "буряад зураг".

Современный бурятский орнамент не теряет своей глубокой содержательности, связи с народной традицией.

178

Список литературы диссертационного исследования кандидат искусствоведения Баторова, Елена Александровна, 2000 год

1. Абрамов З.А. Древнейшие формы изобразительного искусства/ археологический анализ палеолитического искусства// Ранние формы искусства: Сб.ст. - М.: Искусство, 1972. - С. 12-30.

2. Алоева Н. Монгольский орнамент и его символика// ДИ СССР. 1979. - № 5. - С. 22-24.

3. Алтайский орнамент/Автор и сост. В.И. Эдоков. Горно-Алтайск: Алтайское кн. изд-во, 1971.-11 е., илл.43.

4. Анри де Моран. История декоративно-прикладного искусства от древнейших времен до наших дней.- М.: Искусство, 1982. 567 с.

5. Асеев И.В. Прибайкалье в средние века. Новосибирск: Наука, 1980.150 с.

6. Бадмаев А.А. Ремесла агинских бурят. Новосибирск: Ин-т археол. и этнограф. СО РАН, 1997. - 160 с.

7. Бадмаева Р.Д. Бурятский народный костюм.- Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1987.- 141 с.

8. Бадяева Т. Орнамент и современное народное искусство// сб.Советское декоративное искусство.8.- М.: Сов. худ-к, 1986. С. 32.

9. Батчулуун JI. Монгольский орнамент, его виды и структуры. Авто-реф.дисс.на соиск.уч.степ.канд.искусствовед.- Улаан Батаар: АН МНР, Инт языка и лит-ры, 1991. 23 с.

10. Белобородова К.П. Приамурские узоры. М.: Художник РСФСР, 1975. -105 с.

11. Бернштейн Б.М. Несколько соображений в связи с проблемой "искусство и этнос"// Советское искусствознание, 1978. М. - Вып.2. - С. 274-294.

12. Бобринский А.А. О некоторых символических знаках, общих первобытной орнаментике всех народов Европы и Азии. Тр. Ярославск. обл. съезда. М.: Товарищество типографии А.И. Мамонтова, 1902. - С. 66-75.194

13. Будаев Б. Альбом бурятских орнаментов// РО БИОН. Инв. 470. - 41 л.

14. Бурятский бытовой орнамент (в собрании рукописного отд. БФ СО АН СССР) Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1974. 61 е., илл. 111.

15. Бурятский костюм Х1Х-ХХ вв. Каталог выставки.- Кяхта, 1979. 17 с.

16. Бурятский народный орнамент.(Сост.Ф.И.Балдаев). Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1972. - 3 е., илл. 64.

17. Бурятский орнамент в творчестве Лубсана Доржиева.(Вступит.статья И.С.Балдано). Улан-Удэ: Нютаг, М.: МИРТ, 1992. - 126 е., илл. 100.

18. Бурятско-русский словарь/под ред.К.М.Черемисова.- М.: Сов.энциклоп., 1973.-803 с.

19. Вайнштейн С.И. История народного искусства Тувы. М.: Наука, 1974. -224 с.

20. Вайнштейн С.И. Орнамент в народном искусстве тувинцев// СЭ. 1967.-№2.-С. 45-61.

21. Ванслов В. Содержание и форма в искусстве. М., 1956.

22. Вейль Г. Симметрия / пер. с англ. Б.В. Бирюкова и Ю.А. Данилова. М.: Наука, 1968. - 192 с.

23. Выставка изобразительного искусства Бурят-Монгольской АССР. Каталог. М.-Л.: Искусство, 1940. - 70 с.

24. Вяткина К.В. Очерки культуры и быта бурят. Л.: Наука, 1969. - 217 с.

25. Галданова Г.Р. Доламаистские верования бурят. Новосибирск: Наука, 1987.- 153 с.

26. Галданова Г.Р. Сагаалган древний народный праздник монголов и бкрят //Искусство и культура Монголии и Центральной Азии. (Доклады и сообщения Всесоюзной научной конференции). - М.: Наука, 1983. - С. 40-49.

27. Георги И. Описание всех обитающих в Российском государстве народов и их жителей, обрядов, обыкновений, одежд, жилищ, вероисповеданий и прочих достопамятностей. СПб., 1799.-4.4. - С. 166-385.

28. Герасимова К.М. Символика орнамента на стрелохранилише // Зап.195

29. БМНИИК.- Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1948. Вып.8. - С. 163-175.

30. Герц К.К. Геометрическая орнаментация и ее происхождение // Труды Московского археологического общества. М. - Т.VIII. - 1979, 1980. - 11 с.

31. Герчук Ю. Поэтика орнамента// Сб.: Советское декоративное искусство. 7.-М., 1983. С. 140-154.

32. Герчук Ю. Структура и смысл орнамента// ДИ СССР.- 1979.- № 1. -С. 30-33.

33. Герчук Ю.Я. Что такое орнамент? Структура и смыл орнаментального образа. М.: Галарт. - 328 е., илл.

34. Голан А. Миф и символ, 2-е изд.- Иерусалим М.: Тарбут-Русслит, 1994. -375 с.

35. Гумилев JI.H. Древние тюрки.- М.: Товарищество "Клышников-Комаров и К0", 1993.-500 с.

36. Гэсэр / пер. с бур. Вл. Солоухина.- М.: Современник, 1988. Кн. 1-2.

37. Давыдова А.В. Иволгинский комплекс (городище и могильник) памятник хунну в Забайкалье. - JL: ЛГУ, 1985. - 110 с.

38. Данилов С.В., Коновалов Б.Б. Новые материалы о курганах керексурах Забайкалья и Монголии //Памятники эпохи палеометалла в Забайкалье. Сб.ст. - Улан-Удэ: БФ СО АН СССР, 1988 - 156 с.

39. Дашибалов Б.Б. Плиточные могилы острова Ольхон // Культура и памятники бронзового и раннего железного веков Забайкалья и Монголии.-Улан-Удэ, 1992.-С. 79-83.

40. Джанибеков У.Д. Культура казахского ремесла. Алма-Ата: Онер, 1982. -144 с.

41. Диков Н.Н. Бронзовый век Забайкалья.- Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1958.- 105 с.

42. Дискуссия об орнаменте// ДИ ССР. 1964.- № 4-11.

43. Егунов Н.П. Бурятия до присоединения к России.- Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1990.- 176 с.196

44. Жамбалова С.Г. Этнографический музей народов Забайкалья. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 1999. - 81 с.

45. Жегин Л.Ф. Язык живописного произведения (условность древнего искусства). М.: Искусство, 1980. - 125с.

46. Жуковская Н.Л. Категории и символика традиционной культуры монголов,- М.: Наука, 1988. 194 с.

47. Залкинд Е.М. К вопросу об образовании Бурят-Монгольской народности. Улан-Удэ: оттиск БМНИИК, 1956.

48. Ибраева К. Казахский орнамент. Алматы: Онер, 1994. - 125 е., илл.

49. Иванов С.В. К семантике изображения на старинных бурятских онгонах. Сб.МАЭ. М.-Л.: АН СССР. - T.XVII, 1957. - 541 с.

50. Иванов С.В. Народный орнамент как исторический источник (к методике изучения)// Советская этнография. 1958.- № 2. - С. 3-23.

51. Иванов С.В. Орнамент //Историко-этнографический атлас народов Сибири. -М.-Л.: АН СССР, 1961. С. 369-434.

52. Иванов С.В. Орнамент народов Сибири как исторический источник. М.-Л.: АН СССР, 1963.- 500 с.

53. Ивашина Л.Г. Неолит и энеолит лесостепной зоны Бурятии. Новосибирск: Наука, 1979,- 155 с.

54. Именохоев Н.В., Коновалов П.Б. К изучению погребальных памятников монголов в Забайкалье //Древнее Забайкалье и его культурные связи. Новосибирск: Наука, 1985. - С. 69-85.

55. Искусство ансамбля: Художественный предмет. Интерьер. Архитектура. Среда. М.: Изобразительное искусство, 1988. - 464 с.

56. Искусство Бурятии XVIII-XIX в.в.: Каталог выставки. М., 1970. - 40 с.

57. Каталог выставки бурятского изобразительного искусства. М., 1959. -79 с.

58. Каталог работ самодеятельного художника из Сосновоозерска Еравнин-ского района Банзаракцаева В.Т. (Вступит, ст. М.А. Ушаковой). Без изд.,1971988.-31 с.

59. Кильчевская Э.В. От изобразительности к орнаменту.- М.: Наука, 1968. -208 е., илл.

60. Ким Н.В. Материалы Ф.Ланганса о культуре и быте бурят //Этнографический сб-к.- Вып.4.- Улан-Удэ: Бур. кн. изд., 1965.-С. 145-156.

61. Киргизский национальный узор.- Л.- Фрунзе: Киргизский филиал АН СССР и ГосЭрмитаж, 1948. б/с.

62. Киргизский узор. Альбом.(Сост.и автор вступит.ст.О.Попова).Фрунзе: Кыргызстан, 1985. 128 е., илл.

63. Киргизский узор. Фотоальбом.(Текст Л. Дядюченко, Е. Сорокин, Б. Усубалиева).- Фрунзе: Кыргызстан, 1986.

64. Кириллов О.И. Александровский могильник эпохи палеометалла из Восточного Забайкалья //Памятники эпохи палеометалла в Забайкалье. Сб. ст.-Улан-Удэ: БФ СО АН СССР, 1988. С. 18-26.

65. Кириллов И.И., КирилловО.И. Новые данные о культурно-исторических контактах восточно-забайкальских племен в эпоху бронзы //Древнее Забайкалье и его культурные связи.- Новосибирск: Наука, 1985. С. 22-32.

66. Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири.- М.: Ин-т ист. матер, к-ры АН СССР, 1951.-642 с.

67. Ковалев И.Г. Калмыцкий народный орнамент. Элиста: Калм. кн. изд-во, 1970.- 148 с.

68. Ковычев Е.В. Средневековое погребение с трупосожжением из Восточного Забайкалья и его этнокультурная интерпретация //Древнее Забайкалье и его культурные связи.- Новосибирск: Наука, 1985. С. 50-58.

69. Коновалов П.Б. Хунну в Забайкалье.- Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1976. -218 с.

70. Коновалов П.Б., Цыбиктаров А.Д. Некоторые материалы из новых хунн-ских памятников Забайкалья и Монголии //Памятники эпохи палеометалла в Забайкалье. Сб.ст. Улан-Удэ: БФ СО АН СССР, 1988. - С. 95-107.198

71. Кочева Т.В. Задачи и методы автоматизированного проектирования орнаментов в традиционном монголо-бурятском стиле. Автореф. дис. на соиск. канд. тех. наук. СПб. 1997. - 18 с.

72. Кочешков Н.В. Декоративное искусство монголоязычных народов с XIX-сер.ХХвв.- М.: Наука, 1979.- 205 с.

73. Кочешков Н.В. Коллекции по этнографии и народному искусству монголов в собрании У.Ядамсурэна (МНР) //СЭ.- 1966. -№ 4.- С. 140-150.

74. Кочешков Н.В. Монгольская орнаментика и ее характерные особенности // Материалы по этнографии Географ, обгц-ва СССР. Вып. 4. - JL, 1966. -С. 95-108.

75. Кочешков Н.В. Монгольский орнамент //Современная Монголия.- 1965.-№3. -С.21.

76. Кочешков Н.В. Народное искусство монголов.- М.: Наука, 1973,- 200с.

77. Кочешков Н.В. Современное монгольское народное искусство и его художественные традиции. Автореф. дисс. на соиск.уч. степ.канд.наук.: Л.,1966.-26 с.

78. Кочешков Н.В. Этнические традиции в декоративном искусстве монголоязычных народов МНР и СССР (XIX в.-70-е гг.ХХ в.) Дисс. на соиск. уч. степ. докт. ист. наук. Владивосток. - 1980. - 494с.

79. Кочешков Н.В. Этнические традиции в декоративном искусстве народов Крайнего Северо-Востока СССР (XVIII-XIX вв.).- Л.: Наука. 1989.-199с.

80. Краткие очерки орнаментальных стилей по Овен-Джонсу, Перро и Шипье (пер. Г.Г. Павелко).- М.: Строгановское училище, 1989.- 185.

81. Культуры и памятники бронзового и раннего железного веков Забайкалья и Монголии. Улан-Удэ: РАН СО БНЦ, 1995.-130с.

82. Кухарев В.В., Именохоев Н.В. Оленный камень из комплекса Тамчинско-го дацана (ст. Гусиной озеро, Бурятия)// Культуры и памятники. С. 112118.

83. Латынин Б.А. Мировое дерево, древо жизни в орнаменте и фольклоре199

84. Восточной Европы,- Л.: Изд. ГАИМК, 1933,- 33 с.

85. Лелеков Л.А. Искусство Древней Руси и Восток.- М.: Сов. художник, 1978.- 158 е.; илл.

86. Ленхобоев Г., Герасимова К.М. Материалы о народных умельцах Орон-гоя.//0 бурятском изобразительном искусстве.- Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1963.-С. 135-153.

87. Лоренц Н.Ф. Орнамент всех времен и стилей.- СПб.: Изд-во А.Ф. Девр1енъ, 1898.-100 е., илл., табл. 100.

88. Манибадар Д. Альбом орнаментов.- Улаанбатор, 1956.

89. Маргулан А.Х. Казахское народное прикладное искусство. Альбом. Алма-Ата: Онер.- Т.2, 1987. -288с.

90. Михайлов В.А. Войлочная и деревянная юрты бурят.- Улан-Удэ: ОНЦ "Сибирь", 1993.- 74 с.

91. Митиров А.Г. Орнамент монгольских народов как историко-этнографический источник.//Вестник Калмыцкого НИИЯЛИ- Вып. 10. Серия этнографии.- Элиста, 1974.- С. 149-159.

92. Мифы народов мира. Энциклопедия в 2-х т./Гл.ред.С.А.Токарев.- М.: Сов. энциклоп., 1987.

93. Михайлов В.А. Оружие и доспехи бурят.- Улан-Удэ: ОНЦ "Сибирь", 1993.- 70с.

94. Мэрдыгеев Р.С. Изделия из шерсти и волоса в Аларском айма-ке.//Бурятоведение.-Верхнеудинск. 1928.-№ 1-3.- С.139-141.

95. Народное декоративное искусство РСФСР. Сб.ст./ под ред. И.И.Каплан и Н.С. Шкаровской.- М.: Всесоюзное кооперативное изд-во, 1957.- 377 с.

96. Недлер С.Г. Азбука орнамента.- Спб.: Изд. К.Л. Риннера. 1910.- 36 с.

97. Некрасова М.А. Народное искусство как часть культуры: Теория и практика.- М.: Изобразит, искусство, 1983.- 343 е., илл.

98. Некрасова М.А. Народное искусство России. Народное творчество как мир целостности.- М.: Сов. Россия, 1983.- 218 с.200

99. Некрасова М.А. Народное искусство: уровень теории, ее проблемы и реальность практики// ДИ СССР,- 1979.- № 8.- С.20-23.

100. Неустроев Б.Ф. Якутские орнаменты.- Якутск: ЧИФ "Ситим", 1994.- 72 с.

101. Новгородова Э.А. Древняя Монголия.- М.: Наука, 1989.- 383 е., илл.

102. Новиков А.Г. Курс орнамента.- Пг.: Благо, 1918.- 52 с.

103. Окладников А.П. Археологические исследования в Бурят-Монгольской АССР.//Краткие сообщения института истории материальной культуры им. Н.Я. Марра.- М.-Л.: АН СССР.- Вып.26, 1949.- С.7-11.

104. Окладников А.П. История и культура Бурятии: Сб.ст.- УланУдэ: Бурят, кн. изд-во, 1976.- 458с.

105. Окладников А.П. Неолит и бронзовый век Прибайкалья. ч.1-2. (Материалы и исследования по археологии СССР № 18).- М.-Л.: АН СССР, 1950.-411с.

106. Окладников А.П. Неолит и бронзовый век Прибайкалья. ч.З (глазковское время). (Материалы и исследования по археологии СССР № 43).- М.-Л.: АН СССР, 1955,-372с.

107. Окладников А.П. Образ птицы в искусстве бронзового века в Забайкалье и его аналогии в народном искусстве бурят.//СЭ.- 1954.- № 1 (оттиск).

108. Окладников А.П. Очерки из истории западных бурят-монголов. Л.: ОГИЗ. 1937,- 425с.

109. Окладников А.П. Петроглифы Ангары.- М.-Л.:Наука. 1966.-322с.

110. Окладников А.П. Утро искусства.- Л.: Искусство, 1967.-135с.

111. Окладников А.П., Кириллов И.И. Юго-Восточное Забайкалье в эпоху камня и ранйей бронзы.- Новосибирск: Наука, 1980. 176с.

112. Омакаева Э.У. Культ созвездий и планет у монголов.//Этнокультурная лексика монгольских языков.- Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 1994.- С.44-49.

113. Орнамент всех времен и стилей. Альбомы подгот. на основе издания А.Ш.А.Расине 1873-1876 гг.- Кн.1.- М.: Арт-родник, 1995.- 132с., илл.

114. Очерки истории культуры Бурятии.- Улан-Удэ: Бурят.кн.изд-во, СО201

115. БИОН АН СССР, 1972,- T.I.- 489с.

116. Новые петроглифы Прибайкалья и Забайкалья.- Новосибирск: Наука, 1980,- 40с.

117. Панкратова Е.А. цыренжап Сампилов.- Л.-М.: Искусство, 1962.- 93с.

118. Петри Б.Э. Далекое прошлое бурятского края.- Иркутск, 1922.-32с.

119. Петри Б.Э. Доисторические кузнецы Прибайкалья//Наука и жизнь,-1923.-№ 1.-19с.

120. Петри Б.Э. Народное искусство в Сибири.(Вопросы собирания и издания).- Иркутск: Иркут.отд.Сибгосиздата, 1923.- 29с.

121. Петри Б.Э. Орнамент кудинских бурят. СМА.- T.V. Вып.1.СПб, 1918.-С.215-252.

122. Позднеев A.M. Очерки быта буддийских монастырей и буддийского духовенства в Монголии в связи с отношением сего последнего к народу.-Элиста: Калм. кн. изд-во, 1993.-495с.

123. Потанин Г.Н. Очерки северо-западной Монголии,- СПб.- Вып. 4. 1883,1026 е., 26 табл.

124. Потанина А.В. Рассказы о бурятах, их вере и обычаях.- М., 1912.- 61 с.

125. Пюрвеев Д. Дизайн юрты// ДИ СССР.- 1979.- № 5.- С.27-30.

126. Пюрвеев Д. Орнамент кочевых народов//Декоративное искусство СССР.-1971.-№8.-С.12-14.

127. Радлов В.В. Атлас дрерностей Монголии.-СПб.-Т. 1-2.1882-1889.

128. Ранние формы искусства.- М.:Искусство: 1972.-479с.

129. Ринчен Б. Из нашего культурного наследия.- Улан-Батор, 1958.- 71 е., илл.

130. Ринчен Б. Монгольский орнамент.//Монголия 1969.- №9.- С. 15-17.

131. Ритм, пространство и время в литературе и искусстве.- Л.: Наука, 1974.-299с.

132. Руденко С.И. Древнейшие в мире художественные ковры и ткани из оледенелых курганов Горного Алтая.- М.: Искусство, 1968.- С. 134. илл.202

133. Руденко С.И. Культура хуннов и Ноинулинские курганы,- М.Л.: АН СССР. 1962.-203с.

134. Рыбаков А. Происхождение и семантика ромбического орнамента// Музей народного искусства и художесвтенные промыслы: (сб. трудов научно-исследовательского ин-та художеств, промышл-ти.- М.: Изобраз. Иск-во, 1972.- Вып.5.- С.127-134.

135. Рыгдылон Э.Р. и П.П. Хороших. Коллекция бронзовых котлов Иркутского музея.//Советская археология ,-1959.-№1.-С.253-258.

136. Рыжакова С.И. Язык орнамента в латышской народной культуре. Дисс. на соиск. уч.степ. канд. ист. наук,- М., 1997.- 226 с.

137. Савенкова М. Изелковое плетение// Декоративное искусство СССР.-1987.- № 6.- С.43-45.

138. Савинов Д.Г. Из истории убранства верхового коня у народов Южной Сибири (II тыс. до н.э.).// СЭ.- 1977,- № 1.- С.31-8.

139. Сагалаев A.M.Октябрьская И.В. Традиционное мировоззрение тюрков Южной Сибири.- Новосибирск: Наука, 1990.- 209с.

140. Сандагдорж Д. Символика монгольского орнамента.// Искусство. 1979.-№11,- с.56-57.

141. Семенова Т.С. Народное искусство и его проблемы.- М.: Сов. художник, 1977.-245 с.

142. Семина Л.В. Керамика эпохи неолита и бронзы Юго-Западного Забайка-лья.//Древнее Забайкалье и его культурные связи. -Новосибирск: Наука, 1985.- С.104-122.

143. Сергеева Т.В. Особенности монгольского орнамента и его место в современной живописи МНР.//Сообщения ГМИНВ.-М.: Наука. 1977.- СЛ05-113.

144. Скифо-сибирский звериный стиль в искусстве народов Евразии.-М.:Наука. 1976.-272с.

145. Соколова Т.М. Орнамент- почерк эпохи.- Л.: Аврора,1972.-148с.,илл.203

146. Соктоева И.И. Бадмаева Р.Д. Бурятский художественный металл.- Улан-Удэ: Бурят.кн.изд-во, 1971.-82с.,илл.

147. Соктоева И.И. Живопись Советской Бурятии.- Улан-Удэ: Бур. кн.изд-во, 1965.- 187 с.

148. Соктоева И.И. Изобразительное и декоративное искусство Бурятии.- Новосибирск: Наука, 1988.- 106с.

149. Соктоева И.И., Герасимова К.М. Бурятская деревянная скульптура.-Улан-Удэ: Бурятское кн. изд.-во, 1971.- 78 с.

150. Солдадзе JL Семантика древнего орнамента// ДИ СССР.- 1980.- № 9.-С. 17-22.

151. Сономцэрэн JL Традиции монгольского искусства//Декоративное искусство СССР.- 1971.-№12.- 4.6-13-илл.

152. Сосновский Г.П. Ранние кочевники Забайкалья./ЛСраткие сообщения о докладах и полевых исследованиях ин-та истории, материальной культуры.- М.-Л.-АН СССР.-ВЫП.8,- 1940.- С.36-42.

153. Стасов В.В. Русский народный орнамента.- Спб., 1872.

154. Сургуладзе И. Астральная символика в грузинском народном орнаменте. Автореферат дисс. на соиск. уч.степ. канд. ист. наук.- Тбилиси, 1967,- 24 с.

155. Сычев Д.В. Калмыцкое народное искусство. Альбом.- Элиста, 1970.- 112 е., 48 л. ил.

156. Тараян З.Р. Символы симметрии орнамента в армянском прикладном искусстве.- Ереван: Изд. АН Арм. ССР.- 1989. -198с., илл.

157. Тиваненко А.В. Древние святилища Восточной Сибири в эпоху раннего средневековья.- Новосибирск: ВО "Наука". Сиб. Изд.фирма, 1994,- 150 с.

158. Топоров В.Н. О структуре некоторых архаических текстов, соотносимых с концепцией мирового дерева // Труды по знаковым системам.- Тарту.-1971,-Вып. V.- С.9-62.

159. Традиционное мировоззрение тюрков Южной Сибири.- Новосибирск: Наука, 1988.- 323 с.204

160. Тугутов И.Е. Материальная культура бурят.- Улан-Удэ: Бурят.кн.изд-во, 1958,-214с.

161. Тумахани А.Б. Бурятская резьба по дереву // Этнографический сборник.-Улан-Удэ: БКНИИ СО АН СССР.- Вып.2.-1961.- С.66-70.

162. Тумахани А.В. Бурятский народный узор // Зап. Бурят.ин-та культуры. -Улан-Удэ:Бургиз.- Вып.25.- 1958.- С.129-151.

163. Тумахани А.В. Бурятское народное искусство.- Автореф.дисс.на соиск. уч.степ.канд.наук,- М.,1961.

164. Тумахани А.В. Бурятское народное искусство.- Улан-Удэ: Бурят.кн.изд-во, 1970.-1 Юс.

165. Тумахани А.В. О личном фонде П.П. Хороших // О бурятском изобразительном искусстве.- Улан-Удэ: Бурят.кн.изд-во, 1963.-С.154-155.

166. Турунов А.Н. Буддийское влияние в народном орнаменте бурят // Этнографический бюллетень.-Иркутск: изд.ВСОРГО, 1922. № 1. -С.6-8.

167. Турунов А.Н. Прошлое бурят-монгольской народности. Историко-этнографический очерк.- Иркутск, 1922.- 48 с.

168. Улаханов Г.А. Кожевенное и кустарное производство у северных бурят // Бурятоведческий сборник- Иркутск: Изд. ВСОРГО.- Вып.3-4.- 1927. -С.34-36.

169. Фаворский В. Об орнаменте // Декоративное искусство СССР.- 1963.- № 7.- С.23-25.

170. Федоров-Давыдов Г.А. Искусство кочевников и Золотой Орды.- М.: Искусство, 1976.- 226с.

171. Хамзина Е.А. Археологические памятники Западного Забайкалья.- Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1970.- 140с.

172. Хангалов М.Н. Собрание сочинений в 3-х т.- Улан-Удэ: Бурят.кн.изд-во, 1958.

173. Хисматулина Н.Х. Орнаментально-колористическая система в народном искусстве башкир (к вопросу о преемственности развития национальных205художественных традиций).-Дисс.на соиск. уч. степ. канд. искусствоведения.- М.,1991. В 2-х т.- 150с., бОтабл.

174. Хороших П.П. Задачи изучения изобразительного искусства бурят.-Верхнеудинск: Бурят-монг. обгц-во им. Д.Банзарова, 1925.- 9с.

175. Хороших П.П. Знаки собственности у бурят.- Иркутск, 1929.-22с.

176. Хороших П.П. Исследования каменного и железного века Иркутского края (о. Ольхон).- Иркутск, 1924,- 50с.,табл.

177. Хороших П.П. Материалы по орнаменту ольхонских бурят (Сибирская живая старина).- Иркутск.- Вып.2.- 1926.- С.6, табл.11.

178. Хороших П.П. Оленный камень из Забайкалья.//Советская археология.-1962,-№3.-С.291-292.

179. Хороших П.П. Орнамент северных бурят.- Вып.2. Узоры на шитых работах.- Иркутск, 1927.- 9с., илл.22.

180. Хороших П.П. Орнаментальные мотивы на стрелохранилищах ольхонских бурят // Материальная культура и искусство народов Забайкалья. Улан-Удэ: АН СССР СО БФ, 1982.- С.38-41.

181. Художественная обработка металла в Бурятии.- Улан-Удэ: Бурят.кн.изд-во,1974.- 92 е., илл.

182. Худяков Ю.С. К вопросу о культурных связях Забайкалья и Южной Сибири в эпоху средневековья // Древнее Забайкалье и его культурные связи.-Новосибирск: Наука,1985.-С.59-69.

183. Цултэм Н.-О. Декоративно-прикладное искусство Монголии. Улан-Батор: Госиздательство, 1987.- 7с., илл.136.

184. Цултэм Н.-О. Искусство Монголии.- М.: Изобразит, иск-во, 1982.- 232с., илл.

185. Чепелев В. Искусство бурят-монгольского народа // Творчество.- 1940.-№ 12.- С.2-4.

186. Членова H.J1. Карасукские кинжалы.- М.: Наука, 1976.- С.

187. Штернберг Л.Я. Культ орла у сибирских народов. (Сборник Музея ан206тропологии и этнографии).- Петроград: Рос. Ак. наук, 1918.- Т.5. Вып.2,-С. 717-740.

188. Шубников А.В. Симметрия. Законы симметрии и их применение в науке, технике и прикладном искусстве. M.-JI.:AH СССР, 1940. 17с. илл.

189. Шубников А.В., Копцик В.А. Симметрия в науке и искусстве. Изд. 2-е.-М.: Наука, 1972. 339 с.

190. Агэван. Национальный орнамент монголов Внутренней Монголии (на монг. и кит. языках).- Хухэ-Хото, 1963. 26 е., 40 л. цв. илл.

191. Нямбуу X. Халхын зарим нутгийн хээ угалзны зуйлэс (XIX-XX зууны эхэн).- Улаанбаатар: Шинжлэх Ухааны Академиин Хэвлэл, 1968. 111 с.

192. Ддамжав Ц. Монгол ардын хээ угалзын эх дурсууд.- Улаанбаатар, 1985.95 с.

193. Dagyab L.S. Buddist symbols in Tibetan culture. Boston: Wisdom Publications, 1995. - 120 c.

194. Cristie A.H. Pattern design. An introduction to the study of formal omament.-New York: Dover Publications, 1969. 313 p.

195. Humbert C. Ornamental design. A sourse book with 1000 illustrations.-Eriburg: Office du livre, 1970. 236 p.

196. Justema W. Pattern: A historical panorama. London: Elek, 1976.- 202 p.

197. Bohnino W. Elemente und Gestalfungsprizipien der Jeppichornamente Mittelasiens: Iuang- Diss. Heiiberg, 1982. - 203 p.208

198. Словарь бурятских терминов, упоминаемых в тексте

199. Абарга (могой) фольклорное название мифической змеи, персонажа бурятских сказок.1. Абдар ящик, сундук.

200. Агтабша украшение седла, ремни с металлическими пластинами. Арбагар - растопыренный, косматый; узор триквестр. Арбагай эбэр - растопыренные рога, также переводится как "рога оленя".1. Арсалан лев.1. Аяга пиала, чашка.

201. Алхан хээ "молоточный" узор, меандр.1. Азаа магнал

202. Алха чудовище в мифологии западных бурят, глотающее слонце (миф о затмении).

203. Бадма сэсэг мотив в виде цветка лотоса. Баруун тала - западная, мужская половина юрты. Бугын толгой - орнаментальный мотив в виде "головы изюбра". Бугын эбэр - орнамент "рога изюбра".

204. Булууза старинное платье на кокетке предбайкальской бурятки.

205. Буургэ передняя лука седла.1. БэЬэ мужской пояс, кушак.1. Бээлэй рукавицы, варежки.1. Бар тигр.

206. Гарууда(и) гигантская мифическая птица; хан гарууди - царь "гаруди".

207. Гарьха верхняя часть туалетного набора в виде круглого диска.

208. Гурэмэл орнаментальный мотив в виде "косички".

209. Гутал обувь, унты - бурятские сапоги.

210. Гурбалжан треугольник, мотив триквестр.1. Гульмэ чепрак.209

211. Гуу ладанка (с амулетом, носившаяся на груди). Дацан - буддийский монастырь. Дархан - кузнец.

212. Домбо кувшин, сосуд с носиком. Дэб11э(н) - тебенек. Дэгэл(э)(эй) - бурятский халат, шуба. Дэрэ - подголовник, бурятская подушка. Дурее - стремена.

213. Дурбэлжэн четырехугольник, квадрат, узор свастики с закругленными концами.

214. Ехэ шубуун (букв, "большая птица") узор в виде парящей птицы. Зоосын хээ - узор в виде круглой китайской монеты. Зуун тала - восточная, женская половина юрты. ИИыгы гэр - войлочная юрта.

215. Ламын гутал обувь буддийского священнослужителя - ламы. Луу - дракон.

216. Магнал китайский узорчатый шелк. Маржан - коралл.

217. Морин уужа длинная женская безрукавка, отрезная по талии. НабжаЬан хээ - растительный узор в виде листьев. Наран - солнце.

218. Нархинцаг старинное свадебное украшение в виде подвесок, спускающихся по сторонам от лица невесты. НооЬон - шерсть, волос. ОймоИон - шерстяные чулки. ОймоИон ногЬхэ - вязание чулок. Олонсог - седельные тебеньки.

219. Онгон священные изображения духов-покровителей у бурят-шаманистов. Могут изготовляться из дерева, шкурок, материи.210

220. Оноо наспинное украшение, состоящее из прямоугольных и подвешенных к ним пластин ромбовидных пластин. Орон - деревянная кровать. Очир - молния.

221. Саажа женское наспинно-накосное украшение. Сагаан - белый.

222. Сагаан дархад (букв, "белый кузнец") серебряных дел мастер, ювелир. Саран - искаженно-модифицированное слово от Ьара(н) - луна. Саран хээтэй - орнамент на китайских шелковых тканях с мотивомлуны.

223. Тухэреэн загаЬан букв, "круглая рыба", китайский символический знак "инь-ян".

224. Улхэхэ оёдол вышивка тамбурным швом. Улзы - "нить счастья" - узор в виде плетенки. Уур - ступка для чая или соли. Уажа - женская короткая безрукавка. Уулан хээ - горообразный орнамент.

225. Ухэг двухстворчатый ящик, подставка для сундука второго яруса. У1тан-хаад - хозяин воды.211

226. УЬэн-саажа разновидность наспинно-накосного украшения. Уулан хээ - облаковидный узор.

227. Холопшо, хоолойбшо ожерелье предбайкальской бурятки. Хобто (хопто) - маленькие ящички-ларцы, ставившиеся третьим ярусом на сундуки.

228. Хулэмдурга нагрудные ремни.

229. Хударга шлея, подхвостный ремень (идущий от седла). Хусын эбэр - узор в виде "рогов барана". Хутага - нож.

230. Хур длинные, узкие сыромятные ремни, прикрепляющие к ритуальному футляру.

231. Хэб трафарет для узора, вырезаемый из бересты или бумаги, которую складывали вдвое. Хэтэ - огниво.

232. ХэЬэнэг ритуальный свадебный футляр предбайкальских бурят, стрелохранилище.

233. Хээ узор, мотив. Ьаадаг - колчан.212

234. Ширдык, шэрдэг постилочное войлочные коврики. Шудыпш - голенища к унтам.

235. Энгэр лацканы, борта, декоративно оформленные в виде разноцветных полос,верхняя левая пола мужской одежды.

236. Эргэнэг шкафчик для посуды, буфет на ножках.1. Эржэн перламутр.

237. Эрмэгтэй гутал обувь забайкальских бурят на войлочной подошве, без каблука, с загнутым вверх носком. Эрэ дэгэл - мужской халат.

238. Орнаментальная культура докочевого периода

239. Этап Предбайкалье Забайкалье

240. Ш тыс. до н.э. -средний неолит Серовская гладкий по фактуре сосуд ямки, наклонные насечки на венчике Нижне-Березовская отпечатки скрученных нитей по туло-ву сосуда, "шнуровая" керамика1. ООО ///// V

241. K.1I ранняя бронза Глазков-ская Ж Прямоугольно-геометрический стиль. Узоры располагаются зонально с верха до низу сосуда Фофанов-ская )))))) )) )) )) )) )) )) Узоры располагаются: в линию, под углом, с цезурами, в виде желобчатых рядов (бордюр)

242. K.II-I тыс. до н.э. Шиверская Прямоутольно-геометрически й стиль Карасукско -шиверская ш Ложно- текстильный орнамент

243. Орнаментальная культура кочевых племен

244. Период Культура Основные фигуры Название мотива Предмет и способ выполнения

245. I тыс. до н.э. Государство хунну Каплевидные элементы Геометрический орнамент Бордюрная рамка на прямоугольной бронзовой пластине Бронзовые пластины

246. QO иб Растительный орнамент Зооморфный орнамент Волнообразные и арочные мотивы Бронзовая бляшка Бляшка с грифовыми головками Керамика (рельеф и резьба)

247. ОС^ S-образный мотив Мотив ромба и спирали, образующие сетку Крестообразная композиция с мотивом из "четырех пар бараньих рогов" Вышивка на драпировках (Ноин-Ула) Вышивка на драпировках (Ноин-Ула) Вышивка на драпировках (Ноин-Ула)

248. VI-X в.в. до н.э. Тюркские кочевники (курыкане) Геометрический орнамент Керамика

249. Растительный орнамент Бронзовые вещи216

250. XII-XIII вв. Монголоязыч ная шшг Трехлистник Меандр Монетовидный знак г Костяная обкладка колчана, резьба

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.