Бурятский роман 1940 - 1980-х гг.: национальный характер в контексте истории тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.01.02, доктор филологических наук Серебрякова, Зоя Александровна

  • Серебрякова, Зоя Александровна
  • доктор филологических наукдоктор филологических наук
  • 2009, Улан-УдэУлан-Удэ
  • Специальность ВАК РФ10.01.02
  • Количество страниц 354
Серебрякова, Зоя Александровна. Бурятский роман 1940 - 1980-х гг.: национальный характер в контексте истории: дис. доктор филологических наук: 10.01.02 - Литература народов Российской Федерации (с указанием конкретной литературы). Улан-Удэ. 2009. 354 с.

Оглавление диссертации доктор филологических наук Серебрякова, Зоя Александровна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I. БУРЯТСКИЙ РОМАН КАК ОБЪЕКТ СОВРЕМЕННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ: КОНЦЕПЦИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА В ИСТОРИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ.

1.1. Теоретико-методологические аспекты исследования национальной истории и национального характера в литературе.

1.2. Роман как адекватная форма воплощения национального характера. История как персонаж бурятского романа.

1.3. Роман социалистического реализма: концепция истории и национального характера.:.:.

1.4. Бурятский советский роман в контексте сибирских литератур (тувинской, якутской): проблема национального характера.

ГЛАВА II. ОПЫТ ОСВОЕНИЯ ИСТОРИИ И НАЦИОНАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА В БУРЯТСКОМ ИСТОРИЧЕСКОМ РОМАНЕ 1940-1950-х гг.

2.1. История и проявление национального в романах «Степь проснулась» Ж. Тумунова и «На утренней заре» X. Намсараева.

2.2. Национальный характер в дилогии о Доржи Банзарове

Ч. Цыдендамбаева.

ГЛАВА III. СОВРЕМЕННОСТЬ ИСТОРИИ И ИСТОРИЯ СОВРЕМЕННОСТИ В БУРЯТСКОМ РОМАНЕ 1959-1965-х гг.

3.1. Бурятский роман о национальном характере героя-современника (творчество Б. Мунгонова, Ж. Балданжабона, Ц.-Ж. Жимбиева).

3.2. Бурятский характер и концепция национальной истории (романы

Поющие стрелы» А. Бальбурова, «Похищенное счастье» Д.-Р. Батожабая и др.).

ГЛАВА IV. БУРЯТСКИЙ РОМАН 1966-1984-х гг. О НАЦИОНАЛЬНОМ ХАРАКТЕРЕ В КОНТЕКСТЕ БОЛЬШОЙ ИСТОРИИ.

4.1. История и этническая память личности.

4.2. Грани современного характера в романах Ч. Цыдендамбаева,

Б. Мунгонова и др.

4.3. Постижение многогранности и сложности характера (творчество

Ц.-Ж. Жимбиев, Д. Эрдынеева, А. Ангархаева).

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Литература народов Российской Федерации (с указанием конкретной литературы)», 10.01.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Бурятский роман 1940 - 1980-х гг.: национальный характер в контексте истории»

Актуальность темы. Современная отечественная культура на рубеже ХХ-ХХ1 вв. находится в состоянии кризиса. В российском обществе происходит переосмысление ценностей и авторитетов советского периода, формируются новые, в том числе эстетические, ориентиры. При этом в общественном сознании доминирует неоднозначное отношение к советскому прошлому. И эти непростые, порой противоречивые взаимоотношения истории и современности требуют выхода из ситуации нарушения «связи времен» в культуре.

Ныне пересматривается и концепция истории, развивавшаяся в советской литературе, в особенности в романе, в русле марксистской парадигмы. Подвергается пересмотру постулат о неуклонном поступательном движении, месте классовых противоречий в развитии общества, миссии пролетариата, роли социальных революций, значении личности и массовых движений и т.п. Подвергаются критике теория и практика социалистического реализма, исходившие из усеченного понимания истории, при котором дореволюционное бытие рассматривалось как некий подготовительный этап, считалось предысторией, а подлинной историей, свершавшейся на глазах современников и при их непосредственном участии, объявлялась советская действительность.

Одним из условий решения многих поставленных перед наукой задач является необходимость выработать представление о сложности и вариативности путей исторического развития, его зависимости от многих факторов, уяснить подлинную роль исторических субъектов, человеческих общностей и личностей; осмыслить на новом уровне проблему «человек в истории».

Художественная концепция истории тесно связана с проблематикой художественного осмысления феномена. национального характера, т.к. в константах национального характера запечатлевается многовековой исторический опыт народа, а в его доминантах - наиболее существенные черты конкретных исторических периодов.

С кризисом исторического зрения тесно связан кризис национальной идентичности. В последние годы происходит реактуализация категорий «национальное возрождение», «национальное самосознание», «этничность» и др. Особое место в национальном дискурсе заняло понятие «национальная элита», за которым стоит социальная группа, декларирующая от имени национального сообщества «национальные интересы». Но ведущим в этом контексте, безусловно, является понятие «национальный характер».

Проблема национального характера и его отражения в художественной литературе является актуальной проблемой современного литературоведения, имеющей большое теоретическое и практическое значение для дальнейшего развития национальной литературы. '

И.С. Кон, говоря о сложности анализа национального характера в действительности, высказал мнение, что изучение национального характера, получившего отражение в произведениях художественной литературы и искусства, может быть более успешным [211. С.228]. Это обусловлено особенностями художественного мышления, среди которых - его способность «преодолевать фрагментарность опыта, его субъективность, синтезируя различные позиции человека в новое качество целостного видения бытия» [249. G.72-73]. Однако в советском литературоведении игнорировался этот эстетический принцип и основное внимание уделялось социальной сущности характера, становлению нового человека во взаимосвязи с социалистической действительностью.

Актуализация проблемы национального характера произошла во второй1 половине 1980-х гг., когда национальные процессы в нашей стране резко активизировались, обнаружились нерешенные вопросы, требующие как практических действий, так и объективного научного анализа. На волне роста национального самосознания всех народов теперь уже бывшего Советского Союза укрепилось их стремление к сохранению традиционных культур, адекватной самоидентификации, углубленному самопознанию и уяснению особенностей национального характера, в том числе получившего отражение в художественной литературе.

Одной из актуальных проблем современной науки является объективное осмысление художественного наследия XX века в широком историко-культурном контексте. Важной частью этого наследия, одним из бесспорных завоеваний национальной культуры является роман в литературах народов России. К числу важнейших достижений бурятской культуры прошлого столетия относится роман советского периода. Созданные в 1940-1980-х гг. произведения бурятских писателей не только воссоздают реалии прошлого столетия и позволяют проследить динамику развития одной из национальных литератур России, но и являются примером решения проблемы национального характера в контексте истории.

В национальных литературах России понятие национального характера продолжает играть свою роль, именно благодаря-ему недавнее советское прошлое занимает необходимое место в памяти современных читателей. И хотя советское искусство в новейших исследованиях объявляется неактуальным, социалистический реализм - методологически нежизнеспособным, тем не менее историки литературы XX в. не могут игнорировать мощное воздействие соцреализма на культурное пространство национальных литератур России и поиски национального самоопределения.

Нарастание глобализационных процессов обусловливает необходимость осмысления национальных ценностей, объективной оценки прошлого и настоящего всей духовной культуры народов страны, определения перспектив ее развития.

Историзм как принцип литературы развивается и укрепляется по мере накопления литературой опыта художественного освоения мира и роста мастерства писателей, а применительно к жанру романа - становления романного мышления.

До настоящего времени еще не создана по-новому осмысленная история советских литератур народов России. Бурятская литература как часть советской литературы также воспроизводила черты бурятского характера. Национальный характер является точкой пересечения культурных, исторических, художественно-эстетических аспектов в рассмотрении такого историко-культурного феномена, как роман. Бурятский советский роман представляет собой яркий образец достижений одной из национальных литератур России, пример решения национальной темы и проблемы национального характера в литературе. Взгляд на него с высоты сегодняшнего дня позволит обозначить историческую перспективу в современной художественной жизни России, в том числе сибирского региона, восполнить дефицит исторического зрения, преобладавший в отдельные периоды ушедшего столетия. В этом актуальном ракурсе станет возможным назревшее переосмысление и бурятской литературной классики, и достижений бурятской литературы советской эпохи в романном жанре.

Между тем подлинная значимость бурятского романа данного периода в аспекте концепции истории и национального характера остается пока не осознанной. Анализ национального характера в бурятском романе в контексте разных этапов национальной истории представляет значительный научный интерес. Важно уяснить, в какой мере получил отражение в бурятском романе национальный характер, удалось ли писателям воссоздать сочетание в нем традиционных черт и тех качеств, которые формировались в условиях социальной реальности тех лет, какова динамика национального характера в бурятском.романе.

Степень научной разработанности проблемы. При изучении национального характера отечественные гуманитарные науки наряду с причинами, обусловившими отношение к нему советской идеологической системы, отдававшей приоритет интернациональному началу и не обращавшей достаточного внимания на национальную специфику, столкнулись и с другими трудностями, главная из которых состояла в сложности и многогранности этого интегрального явления. Сегодня философы, социологи, историки обращают внимание на значимость определенной связи между национальным характером и историей той или иной страны [93. С.З]. Подобно Б.П. Вышеславцеву, ученые связывают характер народа и историческую судьбу страны.

Глубокий всесторонний анализ национального характера в отечественном литературоведении советской поры, вероятно, не был особенно актуальной и конкретной целью научных изысканий. Разрабатывались лишь некоторые аспекты, связанные с проблематикой национального характера.

Аналогичным образом и при анализе литературных произведений основные усилия исследователей в советский период были сосредоточены на процессе становления нового типа литературного героя - строителя социализма. Тем не менее в ряде работ проблема национального характера ставилась и получала определенную разработку. Среди первых публикаций необходимо отметить материалы дискуссий 1969-1970-х гг. Однако специально посвященные национальному характеру в литературе работы начинают появляться только в 1990-е гг.

Характер в его национальном самовыражении ставится в центр внимания и анализируется Ю.Б. Боревым, А.О. Бороноевым, Б.С. Братусем, К. Бязарти, Г.Д. Гачевым, П.И. Гнатенко, А. Дашдамировым, К. Касьяновой, И.С. Коном, Н.И. Конрадом, Н.М. Лебедевой, И.Г. Неупокоевой, П.И. Смирновым, П. Тульвисте, Д.М. Урновым, М.И. Шиловой и др.

Разные аспекты национального своеобразия литературы и искусства рассматриваются в трудах С.А. Арутюнова, Б.И. Бурсова, Г.Д. Гачева, E.H. Купреяновой, 3. Лиссы, Д.С. Лихачева, Г.И. Ломидзе, Г.П. Макогоненко, А.И. Овчаренко, В.Д. Оскоцкого, К.К Султанова, С.М. Хитаровой и др. Национальный характер в литературе исследуется Л.Н. Арутюновым, Ю.Б. Боревым, Б.И. Бурсовым, H.H. Воробьевой, Э.Х. Гелястановой, М.М. Голубковым, Л.Ю. Гочияевой, Н.Ю. Желтовой, С.Н. Лебедевой, И.В.

Лифановой, E.H. Пургиной, З.Р. Саитовой, И.Ш. Юнусовым, Я.Е. Эльсбергом и др.

Проблемы развития отечественной литературы советского периода рассматриваются в трудах М. Балиной, Г.А. Белой, X. Гюнтера, Е.А. Добренко, И. Золотусского, К. Кларк, Т. Лахусена, Д.Ф. Маркова, А. Синявского, В.И. Тюпы и др.

Анализ жанра романа осуществляется М.М. Бахтиным, Д.Б. Деркач, В.Д. Днепровым, Е.А. Добренко, Т.В. Затеевой, Д.В.Затонским, К. Кларк, В.В. Кожиновым, М.М. Кузнецовым, Н.С. Лейтес, Т.Л. Мотылевой, А.Н. Мыреевой, В.М. Пискуновым, Н.Т. Рымарем, И.В. Скачковым, Б.Л. Сучковым, Н.Д. Тамарченко, В.И. Тюпой, Н.М. Щедриной, А.Я. Эсалнек и др. Следует также отметить авторский коллектив «Истории русского советского романа» (М".;Л.: Наука, 1965).

Проблема историзма в жанре романа в литературе народов СССР и России является одной из основных для работ В. Ковского, Ч.Г. Гусейнова, Д.Б. Деркач, Е.А. Добренко, А.Н. Мыреевой, П.К. Николаева, В.Д. Оскоцкого, З.Г. Османовой, К.К. Султанова и др. Процессу создания реалистического характера в историческом контексте посвящена монография H.H. Воробьевой, в которой утверждается: «Изображение национального характера детерминировано тем национально-историческим миром, в котором живет и творит художник, и его социальной позицией. История формирует и изменяет национальный характер, выявляющийся как своего рода психологическая закономерность при рассмотрении множества этнически близких человеческих индивидуальностей» [113. С.162, 166]. К.К. Султанов связывает обновление национального характера и самосознания с обращением к истории, утверждая, что «повышенный интерес к духовному резонансу национального характера» идет от стремления литературы «передать контекст Истории», обращения к «кульминационным моментам национальной истории»: «.все попытки внеисторического истолкования национального как суммы нерушимых признаков всегда заводили в тупик и были чреваты последствиями, о которых и не догадывались трубадуры национальной исключительности» [347. С.132, 110].

Разные аспекты национального своеобразия литературы и искусства рассматриваются в трудах С.А. Арутюнова, Б.И. Бурсова, Г.Д. Гачева, E.H. Купреяновой, 3. Лиссы, Д.С. Лихачева, Г.И. Ломидзе, Г.П. Макогоненко, А.И. Овчаренко, В.Д. Оскоцкого, К.К Султанова, С.М. Хитаровой и др.

Национальный характер в литературе исследуется Л.Н. Арутюновым, Ю.Б. Боревым, Б.И. Бурсовым, H.H. Воробьевой, Э.Х. Гелястановой, М.М. Голубковым, Л.Ю. Гочияевой, Н.Ю. Желтовой, С.Н. Лебедевой, И.В. Лифановой, E.H. Пургиной, З.Р. Саитовой, И.Ш. Юнусовым, Я.Е. Эльсбергом и др.

Некоторые стороны регионального исторического контекста освещены в работах бурятских литературоведов С.Ж. Балданова, А.В". Васильевой, С.И. Гармаевой, Ц.-А. Дугар-Нимаева, С.С. Имихеловой, В.Ц. Найдакова, А.Б. Соктоева, К.Б. Соктоевой, Э.А. Уланова и др. В «Истории бурятской литературы» (под общей ред. В.Ц. Найдакова) отвергался былой подход, когда основное внимание было сосредоточено на становлении нового типа человека, искусственном процессе сближения наций: «Считалось, что при этом происходит обогащение бурятского национального характера, что утрачивается, уходит в прошлое лишь то, что уже отжило свой век, что взамен утраченных старых черт национального характера приходят другие, новые черты, порожденные новыми условиями и роднящие современного бурята не только с русскими, но и со всеми другими народами» [188. С.8].

Значение традиций народно-поэтического наследия в литературном творчестве бурят, тувинцев и якутов подробно исследовал С.Ж. Балданов. На роль национальной картины мира, национального менталитета в формировании компонентов поэтики бурятских романов указывала С.И. Гармаева. Жанровые особенности романа как историко-культурного феномена в генетическом, историко-культурном контекстах рассматривала С.С. Имихелова. Правда, в процессе исследования бурятской литературы, как, впрочем, и литератур других народов России, не всегда делался акцент на национально своеобразном, в том числе на национальном характере. Особенности национальных черт персонажей, как правило, не становились предметом специального исследования.

В числе этих трудов особого внимания заслуживают работы, посвященные общечеловеческому, а также национальному менталитету, воплощенному в произведениях бурятских авторов (A.B. Васильева, JI.C. Дампилова, Э.С. Доржиева, С.Г. Осорова и др.).

Вопросам развития бурятской литературы, в том числе бурятского романа посвящены работы С.Ж. Балданова, С.Д. Батомункуева, С.Д. Ванчиковой, A.B. Васильевой, С.И. Гармаевой, М.Д. Данчиновой, Ц.-А. Дугар-Нимаева, С.С. Имихеловой, В.Ц. Найдакова, М. Очирова, А.Б. Соктоева, К.Б. Соктоевой, С.М. Тулохонова, Э.А. Уланова, И.В. Фроловой, С.Ц. Халхаровой и др.

Проблемы тувинского и якутского романа исследуются Д.Е. Васильевой, Н.П. Катаевым, А.Н. Мыреевой, В.Б. Окороковой, P.A. Палкиной, З.Б. Самдан, М.А. Хадаханэ и др.

Вместе с тем на сегодня в литературоведении Бурятии пока нет специального исследования, посвященного национальному характеру в бурятском романе.

Объект исследования - бурятский роман советского периода. Предмет исследования - концепция национальной истории и характера в бурятском романе 1940-1980-х гг.

Цель работы — исследование феномена национального характера в контексте истории в бурятском романе 1940-1980-х гг. - предполагает решение следующих задач:

• определить принципы изучения феномена национального характера в бурятском советском романе;

• выявить специфику национального характера в литературе и особенности его воплощения в романе;

• исследовать особенности концепции истории и национального характера в бурятском романе соцреализма;

• определить закономерности воплощения национального характера в бурятском романе;

• исследовать полноту отражения в романе национального характера, сочетание в нем традиционных черт и тех качеств, которые формировались в условиях советской реальности;

• раскрыть основные черты бурятского характера в сопоставлении с характерами тувинских и якутских романов;

• выявить основные типы характеров бурятского романа;

• проследить противоречивую динамику романного мышления на пути создания полновесных национальных характеров, развитие художественного мастерства бурятских романистов.

Научная новизна работы состоит в том, что она является первым целостным исследованием концепции истории'и национального характера на материале бурятского романа 1940-1980-х гг. В процессе анализа художественной концепции истории и национального характера в бурятском романе соцреализма, сущности национального характера и особенностей его воплощения в романе осуществляется новый подход к интерпретации развития национальных литератур народов Российской Федерации в советскую эпоху. Исследованы особенности концепции истории в бурятском романе. Прослеживается эволюция жанра от усеченной концепции к пониманию писателями многомерности и многовекторности исторического процесса, к осознанию роли и ценности личности. Высшей формой художественной концепции истории является философское осмысление, придающее художественной реальности наряду с конкретными чертами эпохи качества всеобщности и трансцендентальности.

Выделены и рассмотрены этапы художественного воссоздания бурятского национального характера как в диахроническом, так и синхроническом аспектах, в сопоставлении с романами тувинских и якутских ь Л писателей. Проанализированы существенные признаки литературного национального характера - его объективность и воспроизводимость, константы и динамичность, определены доминанты бурятского характера в романе советской эпохи, выявлены его основные типы и т.д. Прослежена эволюция романного мышления от подражания улигерному эпическому повествованию к достижению качеств романного мышления, глубине и масштабности повествования, субъективизации и усилению психологизма в изображении национальных характеров, адекватно выражающих самосознание народа в период исторических перемен, к философской глубине, постижению оснований бытия и синтезу универсального и индивидуального. Выявлена реальная невозможность полного поглощения национальной литературы идеологическими штампами и стереотипами.

Методологической и теоретической основой диссертации послужили труды М.М. Бахтина, С.Г. Бочарова, Б.И. Бурсова, Г.Д. Гачева, O.A. Кривцуна, Д.С. Лихачева, Н.Т. Рымаря, Б.Л. Сучкова, Н.Д. Тамарченко, В.И. Тюпы, О.М. Фрейденберг, М.П. Храпченко, А.Я. Эсалнек и др. В диссертации также использованы положения, содержащиеся в работах исследователей литератур народов СССР и России Л.Н. Арутюнова, H.H. Воробьевой, Ч.Г. Гусейнова, Г.И. Ломидзе, А.Н. Мыреевой, З.Г. Османовой, К.К. Султанова, С.М. Хитаровой и др. Работы С.Ж. Балданова, С.И. Гармаевой, Ц.-А. Дугар-Нимаева, С.С. Имихеловой, В.Ц. Найдакова, А.Б. Соктоева, Э.А. Уланова и др. явились основой исследования бурятского характера в литературе.

Методология исследования основана на применении системного, социально-исторического, историко-антропологического, историко-типологического, сравнительно-сопоставительного и других методов анализа национального характера в бурятском романе.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В освоении наследия национальной культуры необходимо придерживаться таких теоретико-методологических принципов, которые позволят наметить концептуальные ориентиры в исследовании национальных характеров бурятского романа. К ним относится принцип исторической антропологии, в соответствии с которым литература способна формировать чувство исторической перспективы, а также философский принцип синтеза противоположных атрибутов - изменчивости и устойчивости, демократических тенденций и значения личностного начала и др., позволяющий выйти к законам гармонии и целостности бытия культуры.

2. Взаимодействие устойчивого в национальном характере и его изменчивых черт обусловливает типологию национального характера в бурятском романе. Воспроизводя общие для всех литератур соцреализма типы борцов за интересы народа, тружеников, активных героев, жертв социального угнетения, носителей негативных черт и т.п., авторы лучших бурятских романов показывали их в национальном преломлений." Типы миролюбивого героя, старика-улигершина, любящей жены и матери в бурятских романах базируются на константах национального характера. В < зрелых романах ключевым становится образ творческой личности, что свидетельствует о динамике национального характера в литературе. В этом проявились творческие силы бурятского романа, помогавшие сохранению национальной идентичности.

3. Первые бурятские романы продолжили традиции дооктябрьской бурятской литературы, в которой отчетливо наличествовало влияние народного эпоса с его демократизмом и присутствие идеологии бурятской элиты - нойонатства, которая выдвигала в центр личность. Это переплетение взаимоисключающих факторов, противоборствующих энергий можно увидеть в национальных характерах, выведенных в романах Ж. Тумунова, X. Намсараева, Ч. Цыдендамбаева. Наряду с элементами нарождающегося соцреализма в бурятском романе живет генетически оправданное сочетание противоречивых особенностей, свидетельствующих о воспроизводимости жизнестойких и перспективных начал национальной культуры.

4. Бурятский роман 1959-1965-х гг. свидетельствовал о процессе качественного роста литературы, усложнении характера героя, о том, что национальное самосознание, будучи особенным духовным образованием, включает взгляды, чувства, ценности, в которых человек и нация в целом осознают себя. Новым содержанием наполняются маркеры национального характера (представления об истории, культуре, понимание интересов нации, ее места в мире и перспектив развития и др.). Искусство соцреализма не сводилось в бурятской литературе к «культурной селекции», идеологической верности предписаниям и запретам. Бурятский роман этого времени -образец невозможности подчинения национальной культуры политическому, идеологическому давлению; изначальная многомерность и многозначность национальных характеров в художественном творчестве служит защитой против насильственной унификаций культуры, средством адаптации к самым сложным социально-историческим условиям человеческого бытия.

5. В национальных литературах Сибири 1966-1984-х гг. соцреалистический роман сохраняет приверженность социалистическим идеям, но при этом демонстрирует новые варианты генетической константы - единство демократических и личностно-ориентированных интенций. Сопротивление упрощенной «логике неуклонного поступательного хода истории» особенно ярко наблюдается в выведенных национальных характерах, в их отношениях с историей, народом, нравственностью. Речь идет об универсальном, общечеловеческом, которое выводится из определенной исторической ситуации: несмотря на нормативность авторской позиции, национальный характер в бурятском романе пронизан историческим чувством; прошлое уже не трактуется как подготовительный этап для будущего, а расценивается как проявление законов автономности культуры, ее истории, человеческая судьба неотрывна от судьбы народа.

Достоверность результатов исследования обеспечивается значительным объемом исследуемого литературного материала и его анализом, основанным на фундаментальных трудах отечественной филологии, в том числе представителей регионального литературоведения.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Проблема концепции истории и национального характера в художественной литературе является актуальной проблемой современного литературоведения, имеющей большое теоретическое и практическое значение. Опираясь на полученные результаты, представляется возможным продолжение анализа концепции истории и национального характера и романе и других жанрах литературы, на материале разных периодов литературного процесса. Результаты настоящего исследования могут способствовать объективной оценке литературного наследия XX в.

Основные положения работы используются в преподавании курсов «Литература Сибири», «История искусства России», спецкурса «Бурятская литература» и др. Материалы работы могут найти применение в изучении национальной характерологии, в преподавании спецкурсов, по национальной психологии, этнопедагогике, а также в процессе воспитания межэтнической толерантности и т.д. Они будут способствовать более глубокому пониманию истории и характера бурятского народа, его национальной культуры, а также дальнейшему изучению закономерностей развития бурятской литературы, в особенности жанра романа. Материалы исследования могут быть использованы при подготовке и проведении учебных занятий по истории культуры Бурятии, истории бурятской литературы, при чтении учебных курсов, спецкурсов по литературе Сибири и Бурятии в высших и средних специальных учебных заведениях.

Апробация работы; Основные положения и выводы работы нашли отражение в монографиях и статьях автора. Отдельные положения и выводы изложены в докладах и сообщениях на научных конференциях: а) международных: «Культура на пороге III тысячелетия» (Санкт-Петербург, 1994), «Культура, наука и образование народов Дальнего Востока России и стран Азиатско-Тихоокеанского региона» (Хабаровск, 1995), «Восток-Запад: диалог культур» (Улан-Удэ, 1996), «Мир культуры: человек, наука, искусство» (Самара, 1996), «Проблемы истории и культуры кочевых цивилизаций Центральной Азии» (Улан-Удэ, 2000), «Байкальские встречи -III: Культуры народов Сибири» (Улан-Удэ, 2001), «Этнокультурное образование: совершенствование подготовки специалистов в области традиционных культур» (Улан-Удэ, 2003), «Народы Центральной Азии в XXI веке» (Улан-Батор - Улан-Удэ, 2001, 2004), «Культурное пространство Восточной Сибири и Монголии» (Улан-Удэ, 2004, 2006), «Образование, культура и гуманитарные исследования Восточной Сибири и Севера в начале XXI века» (Улан-Удэ, 2005), «Буряты в контексте современных этнокультурных и этносоциальных процессов. Традиционная культура, народное искусство и национальные виды спорта бурят в условиях полиэтничности» (Улан-Удэ, 2006), «Интеллигенция и взаимодействие культур» (Улан-Удэ, 2007); б) всероссийских: «Институт культуры: Подготовка кадров» (Улан-Удэ, 1993), «Народная культура как средство развития духовности личности» (Пенза, 1994), «Культура и общество: возникновение новой парадигмы» (Кемерово, 1995), «Досуг. Творчество. Культура» (Омск, 2000), «Сибирская ментальность и проблемы социокультурного развития региона» (Улан-Удэ, 2006); в) межрегиональных и региональных: «Актуальные проблемы социально-гуманитарных наук» (Улан-Удэ, 2005), «Проблемы исторического образования в высшей и средней школе на современном этапе» (Кызыл, 2005), «Культурный потенциал Байкальского региона» (Улан-Удэ, 2009).

По теме диссертации опубликованы: 2 монографии, 38 статей, в том числе 8 - в изданиях, включенных ВАК РФ в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и списка литературы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Литература народов Российской Федерации (с указанием конкретной литературы)», 10.01.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Литература народов Российской Федерации (с указанием конкретной литературы)», Серебрякова, Зоя Александровна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Одной из важнейших задач современной науки является переосмысление истории XX века, формирование обновленной концепции отечественной истории, в том числе и истории национальных литератур России.

К лучшим достижениям бурятской культуры советского периода относится бурятский роман, необходимость переоценки которого с позиций историзма и генетического подхода, при учете многослойности и противоречивости наследия прошлого очевидна. В бурятском романе получили художественное осмысление в многоплановом эпическом повествовании история народа и опыт национального бытия.

Развернутая- в бурятском- историческом романе 1940-1950-х гг. концепция истории в основном соответствует соцреалистической. Подлинным началом истории выступает Октябрьская революция, а дореволюционное прошлое (за исключением дилогии Ч. Цыдендамбаева о Д. Банзарове) оценивается негативно и противопоставляется настоящему. На ранних этапах бурятская литература и не пыталась концептуально осмысливать изображаемое. Более актуальным считалось выразить дух времени, величие эпохи. В соответствии с этим в ряде романов, особенно раннего периода имеет место доминирование коллективного над индивидуальным, что проявляется в декларировании определяющей роли народа. Личность же выступает в роли части народа и лишь в этом качестве интересует литературу. Важным сдвигом в процессе демократизации литературы следует считать то, что народ показывается как субъект истории. Несмотря на вынужденное следование принципам соцреализма бурятский роман отразил узловые моменты истории народа, явился художественной формой исторического мышления, способствовал более адекватной самоидентификации нации.

На всех этапах развития бурятского романа имел место отход от соцреалистического канона. Начиная с середины 1960-х гг. концепция истории постепенно обогащается, интерпретация прошлого постепенно становится более многомерной.

К этому времени в бурятской литературе был накоплен значительный опыт романного повествования. Наряду с историческим материалом осваивается и современность, национальное пространство и время, в фокусе внимания писателей оказывается судьбы людей, место человека в истории.

Романисты осознают многофакторность и сложность общественного развития. Постепенно возрастает значимость индивидуального начала. В произведениях 1960-1980-х гг. личность, по-прежнему неотрывная от общности, народа, рассматривается и как самоценная, неповторимая в своей индивидуальности. Особенностями бурятского романа являются противоречивая взаимосвязь идей коллективизма и значимости личности, а также тенденция к демократизации.

Писатели не ограничиваются лишь локальной историей, но и не отрываются от нее, благодаря чему история постепенно становится Большой. Национальная реальность интерпретируется в широком контексте бытия страны и мира, в тесной связи времен и поколений.

Осмысление прошлого происходило под воздействием современности. Бурятские писатели осознавали значения прошлого для настоящего и будущего. Постепенно история все более пронизывает современность, а прошлое понимается как безусловная ценность.

В бурятских романах история растворена в человеке, а сам человек становится сфокусированной и персонифицированной историей. Наибольшей художественной силы концепция истории достигается в трилогии Д.Р. Батожабая «Похищенное счастье», романах «Год огненной змеи» Ц.-Ж. Жимбиева, «Аларь-гол» П. Малакшинова и «Долина бессмертников» В. Митыпова.

С нарастанием глобализации не угасает интерес к национальному своеобразию различных областей жизни, в том числе и к феномену национального характера. Его постижение невозможно без изучения литературного, в том числе и романного национального характера.

Бурятская литература 1940-1980-х гг., несмотря на развитие в контексте социалистического реализма, проявляла интерес к художественному анализу бурятского характера.

Уже в самых ранних исторических романах при перевесе социального над национальным в изображении персонажей появляются первые образы (Дылгер из романа «Степь проснулась» Ж. Тумунова, маленький Доржи Банзаров и Хэшэгтэ из дилогии Ч. Цыдендамбаева) — предшественники полновесных национальных характеров героев более позднего периода развития национального романа. Особенно убедительно национальные черты окружающего мира и характеров людей воспроизводятся в романе «Доржи, сын Банзара» Ч. Цыдендамбаева.

Несмотря на следование при создании характеров фольклорным образцам и официально признанным таковыми произведениям советской литературы, акцент на непримиримости между эксплуататорами и угнетенными, открытую и даже назойливую патетику, назидательность и многие другие признаки социалистического реализма, значение первых романов в том, что в них впервые получили отражение существенные черты национального бурятского характера и был заложен фундамент для дальнейшего конструирования национального художественного мира, создания полнокровных характеров представителей бурятского народа. Этот мир был бы беднее без пейзажей агинских, кижингинских и джидинских степей, без элементов атмосферы народной жизни, ощущающейся в романах пока еще или как фон для эпохальных событий, или как непременное условие увлекательности и наивно понимаемой «художественности». Полновесные национальные характеры в зрелой бурятской романистике не появились бы так быстро, если бы в ранних романах не было развернутых образов представителей бурятского народа. В этом главная ценность ранних романов как одного из свидетельств того времени, как первого этапа становления национального романа.

В историческом романе 1956-1965-х гг. наиболее значимым воплощением черт бурятского характера являются образы трилогии Д.-Р. Батожабая и романа А. Бальбурова «Поющие стрелы». У Д.-Р. Батожабая -это эпическая мощь образов обычных людей, показанных в контексте больших пространств и общезначимых проблем счастья, добра и справедливости. А. Бальбуров создает глубоко своеобразный, насыщенный конкретикой национальный мир, отчетливо высказывает собственное отношение к изображаемому.

В романах о современности 1959-1965-х гг., прежде всего в романе «Голубые сопки» Ж." Балданжабона, чувствуется атмосфера реальной жизни бурятского села. При доминировании общечеловеческого в характерах современных героев проявляются национально своеобразные- черты. Эпическое, коллективистское начало дополняется богатством человеческой субъективности: как лиризмом авторской позиции, так и глубоким психологическим раскрытием характеров героев. Благодаря возросшему мастерству романистов, большей творческой свободе, конструированию национальной реальности и миропонимания лучшие образы романов о Д.-Р. Батожабая и романа «Поющие стрелы» А. Бальбурова - живые и полновесные национальные характеры.

В романе 1965-1984-х гг. острее, чем прежде, проявляются противоречия эпохи. Писатели Ч. Цыдендамбаев и Б. Мунгонов показывают негативные национальные характеры. В произведениях А. Ангархаева, В. Митыпова и др. романистов появляются размышляющие, сомневающиеся и страдающие герои. Они пытаются осознать себя, время, жизнь в контексте времени и вечности, понять смысл происходящего, ответить на сложные вопросы бытия, т.е. романисты стремятся решать духовно-экзистенциальные задачи. В этих поисках во многом опорой оказывается родная земля, базовые ценности народа. Тем самым художественный мир романов и его персонажи становятся национальными, приобретают конкретность и убедительность.

Таким образом, прослеживается определенная динамика воплощения национального характера в бурятском романе: от отдельных его черт и упрощенного представления о нем в ранних романах через постепенное осознание его внутренней необходимости и понимание сложности данного феномена, развитие и углубление художественного представления о нем. Национальный характер с разной степенью полноты у разных авторов воспроизводится через всю систему образности бурятского романа. Воплощение национального характера осуществляется благодаря художественному конструированию писателями национального художественного мира, стремлению авторов к созданию полнокровных характеров представителей бурятского народа, атмосферы народной жизни, через постепенное преодоление схематизма и нормативности, фиксацию национальных примет и показ отдельных черт бурятского характера.

В национальном характере, воплощенном как в бурятском историческом романе, так и в романе о современности своеобразно преломляется универсальное, общечеловеческое, оно как бы «просвечивает» через национальное и индивидуально своеобразное.

Прежде всего, следуя литературной традиции, фольклорным образцам, воспроизводя архетипическое, обобщая жизненные наблюдения и впечатления, бурятские писатели воспроизводят константы национального характера. В качестве таковых выступают такие вечные общечеловеческие по своей сути черты, как доброта, миролюбие, честность, трудолюбие, толерантность, чувство собственного достоинства и др. Они неизменно воспроизводятся бурятской романистикой как безусловные ценности, бесспорные ориентиры, атрибуты бурятского характера и, очевидно, присущие и другим народам черты.

В качестве констант, свойственных именно бурятскому характеру, показаны такие черты, как приоритет семьи и связанные с этим уважение к старшим и особая забота о детях, любовь к родной земле, привязанность к землякам, гармоничные отношения с природой, национальная манера общения, в том числе сдержанность, такт и т.п., отношение к домашним животным, особенно к лошадям. Образ коня-хулэга относится к традиционным в бурятском романе.

Сопоставление доминант бурятского характера с характерами героев тувинских и якутских романов, показывает, что в тувинских романах доминирует такая черта, как любовь к родной земле, родным. Бурятские, тувинские и якутские писатели подчеркивают любовь героев к родине, природе, любовь к детям, уважение к старшим, осознание необходимости сохранения наследия предков, сдержанность, немногословность, деликатность и такт, умение обращаться с животными и др.

Бурятский роман воссоздал многообразие типов национального характера. К числу констант бурятского характера можно отнести и его наиболее часто встречающиеся типы. В историческом романе это герой-борец, негативный персонаж, классово чуждый героям-борцам и большинству персонажей романов, труженик, герой, пришедший через заблуждения к общепринятой в обществе системе ценностей, женщина-активная личность и женщина-жертва социального строя и семейного гнета, мать, ребенок, подросток, творческая личность и др. В этих типах много общего с подобными персонажами других литератур народов России. Наряду с присущими всей советской литературе типами борца, жертвы социального гнета и др., бурятские писатели создали убедительные образы стариков, улигершинов, творческих личностей и т.п.

Константами бурятского романа о современности можно считать такие черты характера, как приоритет общественных интересов над частными, патриотизм, самоотверженность в труде, инициативность, открытость и др. Это - черты общесоветские, многие из которых по существу являются общечеловеческими.

В качестве констант собственно бурятского характера в романе о современности выступают значимость семьи, уважение к старшим, любовь к детям, любовь в родине и родной природе, сноровка в обращении с животными, осознание ценности традиций прошлого и др. черты.

Константами в типах характеров можно считать типы переходного от положительного к отрицательному, люди долга, мятущиеся натуры, типы персонажей, в которых доминируют негативные черты, а также традиционный и современный характеры. Кроме того, есть персонажи, нацеленные на материальное благосостояние, карьеристы, герои, стремящиеся к учению, познанию, творческие личности, персонажи, выбитые из колеи, денационализированные характеры.

Помимо констант встречаются черты характера, мотивы, герои, отражающие новое и непривычное в национальном характере. Какие-то черты характера, а также его типы могут неожиданно заинтересовать писателя, и актуализироваться в его творчестве, а другие, напротив, теряют свою значимость и мало отражаются в романе. Например, после романов Ч. Цыдендамбаева никто из бурятских писателей не проявил больше такого внимания к образу ученого и так полно не раскрыл стремление к знаниям, истине.

Художественная убедительность характера реализуется как через воспроизведение составляющих национального бытия, в высших проявлениях достигающую предельной обобщенности через его соотнесение со временем, историей, космосом, так и через постижение универсального в национальном и личностном измерении характера. В том и другом случае достигается качество «национальной оптики».

Благодаря утверждению романного мышления, бурятской романистике удалось не только воспроизвести черты характера родного народа, но и создать национальную картину мира, полновесные характеры, а в отдельных произведениях достичь уровня выражения национального самосознания.

Многим авторам (Ч. Цыдендамбаев, Д. Батожабай, А. Бальбуров, А. Ангархаев, Д. Эрдынеев, Ц.-Ж. Жимбиев, П. Малакшинов, В. Митыпов и др.) удалось воспроизвести, а порой и смоделировать грани бурятского национального характера. Они рельефно проступают и в историческом романе, и при освещении тем современности. Весь массив разнообразных характеров бурятского романа в совокупности воссоздают, моделируют и конструируют национальный характер в многообразии его проявлений, в его конкретных гранях и оттенках.

Если же говорить о бурятской романистике в целом, то можно с полным основанием констатировать, что усилиями всех бурятских романистов получил достаточно адекватное художественно воплощение бурятский национальный характер, в котором глубина постижения общечеловеческих ценностей сочетается с богатством и многообразием национально специфических черт и неповторимостью индивидуальных особенностей.

Такова оптимальная модель воплощения национального характера в художественной литературе. Создание яркого, многогранного, художественно убедительного характера - свидетельство зрелости литературы, мастерства художников слова.

В самых значительных произведениях романного жанра духовная трансформация героев постоянно находится в фокусе авторского внимания, а национальные особенности рассматриваются как необходимая составляющая личности, устранение которой может привести к полному ее разрушению. Герои, которым удалось сохранить свою национальную идентичность, показывают нам необходимость и незыблемость нравственных ценностей. От внешнего социально-исторического конфликта, составлявшего основную сюжетную канву произведений, романистика продвинулась к анализу внутренних импульсов развития личности, ее интенций, многоплановости ее взаимодействий с миром. Все свойства национальной общности, включая и национальный характер, нельзя понять или описать помимо и вне Большой истории, которая и воздействует на нацию, и проявляется через ее деятельность. Соразмерность человека и эпохи дает наиболее точное художественное измерение сущностных параметров характера. Укорененность такого характера в этническом не означает статичности, а, наоборот, ведет к полноте и универсальности в осмыслении бытия. В противостоянии глобализационным изменениям трудно переоценить значимость бурятского романа, историю его созревания, в которой отразилась и национальная история, и вечные экзистенциальные ценности. При всех недочетах, обусловленных спецификой советской эпохи, бурятский роман 1940-1980-х гг. представляет собой художественную концепцию истории и национального характера. Применительно же к лучшим же романам можно говорить о синтезе истории и национального характера, который реализуется и проявляется в ходе истории, а история преломляется в характерах и судьбах романных героев. В вершинных произведениях бурятской романистики концепция истории выступает в ее высшей форме — философского осмысления реальности, синтеза конкретного с всеобщим и трансцендентальным.

Безусловно, следует продолжить исследование концепции истории и национального характера в других жанрах бурятской литературы, которое будет способствовать более полному представлению о духовном развитии нации в XX столетии и дальнейших перспективах ее бытия в современном мире.

319

Список литературы диссертационного исследования доктор филологических наук Серебрякова, Зоя Александровна, 2009 год

1. Ангархаев, А. Мунхэ ногоон хасуури / А. Ангархаев. Улаан-Удэ: Буряад. ном. хэб., 1982. - 368 н.

2. Бадлуев, Ш.-С. Тухэреэн жэл / Ш.-С. Бадлуев. Улаан-Удэ: Буряад. ном. хэб., 1975.-331 н.

3. Бадлуев, Ш.-С. Хунэй шарай / Ш.-С. Бадлуев. Улаан-Удэ: Буряад. ном. хэб., 1968. - 328 н.

4. Балданжабон, Ж. Сэнхир хаданууд / Ж. Балданжабон. Улаан-Удэ: Буряад. ном. хэб., 1965. - 352 н.

5. Бальбуров, А. Зэдэлээтэ зэбэнууД- / А. Бальбуров; Д. Дугаров, Г. Чимитов хоер ородЬоо оршуулба. Улаан-Удэ: Буряад. ном. хэб., 1972. -368 н.

6. Батожабай, Д.-Р! ТееригдэЬэн хуби заяан / Д.-Р. Батожабай. Улаан-Удэ: Буряад. ном. хэб., 1985. - 832 н.

7. Батожабай, Д.-Р. Уулын бургэдууд I Д--Р- Батожабай. Улаан-Удэ: Буряад. ном. хэб., 1976.-230 н.

8. Галанов, Ц.Р. Хун шубуун / Ц.Р. Галанов. Улаан-Удэ: Буряад. ном. хэб., 1975.-342 н.

9. Жимбиев, Ц.-Ж. Гал могой жэл / Ц.-Ж. Жимбиев. Улаан-Удэ: Буряад. ном. хэб., 1972. - 272 н.

10. Жимбиев, Ц.-Ж. Талын харгынууд / Ц.-Ж. Жимбиев. Улаан-Удэ: Буряад. ном. хэб., 1967. - 356 н.

11. Жимбиев, Ц.-Ж. Урасхал / Ц.-Ж. Жимбиев. Улаан-Удэ: Буряад. ном. хэб., 1978.-342 н.

12. Мунгонов, Б. Баян зурхэн / Б. Мунгонов. Улаан-Удэ: Буряад. ном. хэб., 1974.-215 н.

13. Мунгонов, Б. Харьялан урдаа Хёлгомной. / Б. Мунгонов. Улаан-Удэ: Буряад. ном. хэб., 1960. -471 н.

14. Намсараев, X. Уурэй толон / X. Намсараев. Улаан-Удэ: Буряад. ном. хэб., 1956.-399 н.

15. Санжин, Б. Заяанай зам / Б. Санжин. Улаан-Удэ: Буряад. ном. хэб., 1981.-368 н.

16. Тумунов, Ж. Hofiphoo ЬэриЬэн тала / Ж. Тумунов. Улаан-Удэ: Буряад. ном. хэб., 1973. — 320 н.

17. Цыдендамбаев, Ч. Банзарай хубуун Доржо / Ч. Цыдендамбаев. Улаан-Удэ: Буряад. ном. хэб., 1953. - 292 н.

18. Цыдендамбаев, Ч. Турэл нютагИаа холо / Ч. Цыдендамбаев. Улаан-Удэ: Буряад. ном. хэб., 1959. - 458 н.

19. Цыдендамбаев, Ч. Холо ойрын турэлнууд / Ч. Цыдендамбаев. Улаан-Удэ: Буряад. ном. хэб., 1989. - 288 н.

20. Эрдынеев, Д. Ехэ уг / Д. Эрдынеев. Улаан-Удэ: Буряад. ном. хэб., 1978.-376 н.

21. Эрдынеев, Д. Хулэг инсагаална / Д. Эрдынеев. Улаан-Удэ: Буряад. ном. хэб., 1974. - 335 н.

22. Источники на русском языке

23. Ангархаев, A.JI. Вечный цвет / A.JI. Ангархаев; пер. с бурят. И. Булгаковой, Н. Очирова. Улан-Удэ: Современник, 1982. - 335 н.

24. Балданжабон, Ж. Голубые сопки / Ж. Балданжабон // Антология бурятского романа: В 10-ти т. Т.1. - Улан-Удэ: Изд-во Респ. типогр., 2006.-С. 159-332.

25. Бальбуров, A.A. Двенадцать моих драгоценностей / A.A. Бальбуров. -М.: Сов. Россия, 1975. 224 с.

26. Бальбуров, A.A. Поющие стрелы / A.A. Бальбуров. М.: Сов. Россия, 1962.-304 с.

27. Батожабай, Д. Горные орлы / Д. Батожабай; пер. с бурят, и поел. Н. Ершова. М.: Современник, 1978. - 272 с.

28. Батожабай, Д.О. Похищенное счастье / Д.О. Батожабай; пер. с бурят. Н. Рыбко, нов. ред. перевода Н. Ершова. М., 1973. - 599 с.

29. Босиков, Н. Встану — до неба достану / Н. Босиков. Якутск: Якут. кн. изд-во, 1987.

30. Гамзатов, Р. Собр. соч. в 3-х т. / Р. Гамзатов. Т. III. - М., 1969.

31. Даржаа, А. Детище железа / А. Даржаа. М.: Современник, 1975.

32. Дугаров, Б. Звезда кочевника / Б. Дугаров. Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1994.-256 с.

33. Жимбиев, Ц.-Ж. Год огненной змеи / Ц.-Ж. Жимбиев; перев. Н. Асмоловой и В. Тендрякова; Степные дороги. Перев. А. Китайника // Жимбиев, Ц.-Ж. Год огненной змеи. Романы М.: Известия, 1980. 448 с.

34. Жимбиев, Ц.-Ж. Течение; роман, рассказы / Ц.-Ж. Жимбиев; пер. с бурят. А. Китайника. Улан-Удэ: 1982. - 336 с.

35. Кенин-Лопсан, М.Б. Танец козерога / М.Б. Кенин-Лопсан; пер. с тув. С. Козловой. Кызыл: Тув. кн. изд-во, 1981. - 190 с.

36. Кудажи, К.-Э. Поющий родник / К.-Э. Кудажи; пер. с тув. А. Китайника. Кызыл: Тув. кн. изд-во, 1983. - 392 с.

37. Лугинов, Н. Этажи / Н. Лугинов // Полярная звезда. М., 1984. - № 5-6.

38. Малакшинов, П. Аларь-гол / П. Малакшинов // Антология бурятского романа: В 10-ти т. Т.7. - Улан-Удэ: Изд-во Респ. типогр., 2008. - С. 453-664.

39. Малакшинов, П.И. Школа в Таряте / П.И. Малакшинов; пер. с бурят. И. Асана. М.: Сов. Россия, 1975. - 320 с.

40. Митыпов, В.Г. Долина бессмертников / В.Г. Митыпов. М.: Современник, 1975. - 236 с.40.4344,45

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.