Дачные поселки Подмосковья в конце XIX - начале XX века тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Тараканов, Денис Викторович

  • Тараканов, Денис Викторович
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2007, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 255
Тараканов, Денис Викторович. Дачные поселки Подмосковья в конце XIX - начале XX века: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Москва. 2007. 255 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Тараканов, Денис Викторович

Введение.

Глава I. Возникновение дачных поселений в Юго-Восточном

Подмосковье.

§ 1. Усадебная и дачная жизнь в окрестностях Москвы в XVII

XIX вв. Трансформация термина «дача».

§ 2. Социально-экономические предпосылки активизации дачной жизни в Подмосковье во второй половине XIX в.

§ 3. Роль Казанской железной дороги в возникновении дачных поселков к юго-востоку от Москвы.

§ 4. Природно-географические предпосылки развития дачных поселков Юго-Восточного Подмосковья.

Глава II. Социально-экономические аспекты дачного строительства.

§ 1. Механизм дачного строительства.

§ 2. Социальный состав дачевладельцев.

§ 3. Дачное предпринимательство.

Глава III. Социокультурный облик дачных поселков.

§ 1. Внешний вид дачных поселков.

§ 2. Земства и Общества благоустройства дачных местностей.

§ 3. Благоустройство дачных поселков.

§ 4. Формирование и развитие инфраструктуры поселков.

§ 5. Досуг и культурная жизнь дачных поселков.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Дачные поселки Подмосковья в конце XIX - начале XX века»

В конце XIX - начале XX вв. в развитии России произошли значительные изменения. «Великие» реформы 60 - 70-х гг. направили страну на путь модернизации, и она стала стремительно продвигаться по капиталистическому пути. Промышленный переворот создал предпосылки для ускоренного индустриального развития страны. Индустриализация вызвала быстрый рост городов. Капиталистический город, создавший новый механизм хозяйственной организации, невозможно представить без разветвленной системы пригородов.

Урбанизация в свою очередь сильно изменила социальную структуру населения и характер его занятий. Подавляющая часть населения Московской губернии, так или иначе, оказалась задействована в процессе промышленного производства. Изменение деятельности крестьян вело к трансформации жизни сельских поселений. Значительная часть из них утратила свое предназначение - быть производителем сельскохозяйственной продукции, и теперь была тесно связана с городом. Особенно активно этот процесс протекал на территориях, близких к Москве, что повлекло их превращение в фабричные и дачные поселки.

Дачные поселки - один из самых характерных новых типов поселений в России второй половины XIX - начала XX вв., отразивших социальные, экономические и культурные изменения в общественной жизни страны. Будучи по образу жизни населения и характеру землевладения противоположны городу, они являлись прямым следствием процесса урбанизации. Дачные поселки постепенно стали играть едва ли не ведущую роль. В конце XIX - начале XX вв. практика покидать город в летнее время становится важным элементом городской культуры, а к началу XX в. дачные поселки стали неотъемлемым компонентом городской агломерации. Проведение лета на даче становится важным атрибутом быта обеспеченного горожанина.

Актуальность исследования вытекает из необходимости комплексного изучения экономического и социального развития России в пореформенное время и предреволюционный период. Дачные поселки стали довольно типичным явлением развернувшейся в конце XIX - начале XX вв. модернизации страны. Они являются своеобразным историко-культурным феноменом, поэтому их исследование способствует более глубокому пониманию особенностей экономических и социальных процессов в стране в целом. Актуальность заключается в комплексном изучении этого феномена.

Во-вторых, изучение дачных поселков и социальных сил, принимавших участие в их создании, позволяют понять те изменения в социальной структуре российского общества, которые произошли в пореформенное время.

В-третьих, изучение социально-культурной обстановки в дачных поселках дает возможность осмыслить социальную политику и деятельность местных предпринимателей. Рассмотрение генезиса и развития дачных поселков в Подмосковье позволит в дальнейшем сравнить их с поселками в других регионах страны, выявить общие и особенные черты. И, наконец, формирование дачных поселков является частью исторического процесса градообразования, который требует дальнейшего изучения.

В-четвертых, понимание дачной культуры имеет также вполне практическое значение - до сих пор неосознанные как часть национального историко-художественного и архитектурного наследия материальные памятники дачных пригородов продолжают уничтожаться и разрушаться. После 1917 г. этот процесс приобрел характер тотального бедствия, нарушающего и культурную, и социальную, и природную экологию пригородной зоны. Дачи горели и обрастали немыслимыми пристройками. Строения теряли логику своей композиции, декоративные детали, оформление интерьеров. Сегодня у нас на глазах исчезает целый социально-культурный пласт дачных пригородов, создававшийся десятилетиями.

Дачные поселки, возникшие как форма поселений в пореформенную эпоху, изжили себя, будучи целиком поглощенными городскими структурами.

И, наконец, актуальность исследования обусловлена возросшим в последнее время интересом историков к региональной проблематике, местной истории. Этот интерес вызван необходимостью воссоздания наиболее полной истории отдельных поселений, где бы были устранены многочисленные искажения и вольные толкования отдельных исторических фактов, допущенные в ряде краеведческих книг и журнальных статей. Обращение к местной истории необходимо также для воспитания патриотических чувств и любви к малой Родине.

Степень изученности темы. Обращаясь к историографии вопроса, следует также отметить полное отсутствие конкретных научных разработок по нему. Исследование дачных пригородов Москвы до сих пор не являлось предметом специального исторического исследования. Однако, автор, конечно, не первый, кто обращается к этой теме.

В изучении подмосковных дачных поселков конца XIX - начала XX вв. накоплен определенный опыт, но он представлен, прежде всего, в виде научно-популярных статей в периодических изданиях и краеведческой литературы. Исследование дачных поселков оказалось поделенным, главным образом, между историками архитектуры и краеведами. В связи с этим для нас представляют интерес работы по более широким и смежным темам, прежде всего, это труды по градостроительству, истории российского предпринимательства, положению сословий в пореформенной России, очерки истории отдельных населенных пунктов и т.д.

Имеющуюся литературу по теме можно условно разделить на три группы.

Первую группу работ составляют научные труды, в которых рассматривается история пригородов Москвы и дачных поселков в целом.

Одной из первых систематических научных работ, посвященных изучению процессов, развернувшихся в московских пригородах в начале XX в., является исследование П.Н. Дурилина «Московские пригороды и дачные поселки в связи с развитием городской жизни»1. Автор попытался выделить особенности формирования городских пригородов и провел сравнительный анализ аналогичных процессов в европейских странах. Одной из причин возникновения и быстрого роста дачных поселков исследователь называет острую квартирную нужду и дороговизну жилья в городе. «Вследствие острой квартирной нужды, временное переселение на дачу обращается для многих в постоянное»2. По замечаниям П.Н. Дурилина, в начале XX в. дачные поселки приобрели характер жилых городских районов, что являлось важным фактом превращения пригородных сел в часть Москвы. В своей работе П.Н. Дурилин анализировал также планировочную структуру поселков, уровень их общего благоустройства, арендные цены на землю и дачи. Основным источником для написания работы ему послужили многочисленные путеводители и личные наблюдения.

Весомый вклад в изучение дачных поселков Подмосковья внесла М.В. Нащокина. Она является крупным исследователем архитектуры дачных построек и одновременно занимается вопросами исторической эволюции дачных поселений. В своих многочисленных статьях автор дает общую о картину формирования и развития дачных поселков в окрестностях Москвы . Появление дачных поселков она связывает с изменениями в обществе, произошедшими после реформы 1861 г., и строительством железных дорог, подтолкнувшим процесс урбанизации в стране4. Интенсивное дачное строительство, по ее мнению, «было вызвано также перенаселением обеих столиц, отсутствием достаточного количества дешевого жилья, дороговизной жизни. Эти причины повлияли на организационные формы устройства

1 Дурилин П Н. Московские пригороды и дачные поселки в связи с развитием городской жизни. М.,

1918.

2 Дурилин П Н. Указ. соч. С. 16.

3 Нащокина М.В. Дачные пригороды Москвы // Архитектура и строительство Москвы, 1990, № 9. С.30-31; Гости съезжались на дачу // Памятники Отечества, 1995, № 31. С. 77-83; Поселок Перловка и его храм//Московский журнал, 1998,№ 10. С. 61-64 и др.

4 Она же. Дачные поселки // Русское градостроительное искусство. Градостроительство России середины XIX - начала XX века. Кн. 2. М , 2003. С. 356 дачных поселков в России.»5. Основополагающим же градообразующим фактором для дачных поселков она считает развитие железнодорожной сети. В работе «Архитектура дачных поселков конца XIX - начала XX вв.» М.В. Нащокина выделяет три этапа в развитии дачных поселков как определенного типа поселений6, каждому из которых присущи свои планировочные особенности.

Т.Г. Павлова в статье «К истории подмосковных дач» рассматривает эволюцию термина «дача» и приходит к выводу, что их широкое распространение в пригородах Москвы относится к середине XIX в. В 1880-е гг., по мнению автора, произошли изменения в размещении дачных мест в связи с постройкой железных дорог и жилищным кризисом в городе7.

Существует также ряд публикаций, касающихся проблем дачного о строительства в советский период. Г. Забельшанский в статье «Дача» рассмотрел загородное строительство советского периода во всем многообразии: это дачные поселки «сталинского истеблишмента» 1920 -1930-х гг. и знаменитые «6 соток», и трансформации деревни. Он пишет: «дача - это не только второе жилище горожанина, сколько увольнительная заключенного, что и делает ее советским феноменом»9. В советский период дачи эволюционируют от «дачного поселка» к «садово-огородному кооперативу» или дому за городом. Это стало особенно заметно теперь, когда мы сталкиваемся с новыми процессами в дачном строительстве. На наших глазах дача начинает уступать загородному дому. «Процессы эти еще не набрали силу, продолжает автор, но уникальный в масштабах архитектурно-строительной практики всего мира советский «дачный эксперимент», по-видимому, закончился»10. Заключительные мысли автора данной статьи

5 Нащокина М.В. Дачные пригороды Москвы // Московский журнал, 1990, № 4. С. 28.

6 Она же. Архитектура дачных поселков конца XIX - начала XX вв. // Ф.О. Шехтель и проблемы истории русской архитектуры конца XIX - начала XX веков. М , 1988. С. 89-90.

7 Павлова Т.Г. К истории подмосковных дач // Московский журнал. 1997, № 2. С. 53 - 56.

8 Забельшанский Г. Дача // Проект Россия. 1998, № 9.

9 Забельшанский Г. Указ. соч. С. 37.

10 Там же. С. 40. кажутся абсолютно верными. Тем не менее, и современная дачная жизнь требует должного уважения, пристального внимания и глубокого изучения.

Изучению процессов образования новых и разрастания старых пригородных поселений, а также вхождению их в состав города Москвы посвящена монография A.B. Белова «Московские пригороды и пригородные поселения во второй половине XIX - начале XX века»11. Появление дачных пригородных поселений автор связывает с процессами урбанизации, развернувшимися в середине XIX в.: «Процессы урбанизации вели к возрастанию количества дач наряду с увеличением пригородных квартир в рабочих поселках»12. Рост Москвы, повышение цен на жилье и ряд других причин привели к усилению спроса на дачи. «Дачные постройки, в связи с дороговизной цен на жилье в первопрестольной, все больше приобретали характер постоянных мест проживания для городских слоев»13. По мнению автора, с конца 1870-х гг. неуклонно шел процесс превращения дачных поселков в «неофициальные «спальные районы» города» и их интеграция с Москвой14. В понимании A.B. Белова, возникновение дач является проявлением процесса урбанизации подгородной территории.

Социокультурная ситуация, градостроительные решения и архитектура дач советского периода являются предметом изучения К.И. Аксельрод. В своем исследовании «Подмосковная дача в советской архитектуре»15 она дает общий анализ дачного строительства 1920 - 1980-х гг. на примере московской агломерации. Автор заключает, что «советские дачи базировались на традициях русской дореволюционной дачи, адаптированных к новым общественно-политическим условиям. Воплощалось это явление в дачных поселках, которые строила творческая и научно-техническая

11 Белов А В. Московские пригороды и пригородные поселения во второй половине XIX - начале XX века М, 2005.

12 Белов A.B. Указ. соч. С. 134.

13 Там же. С. 140.

14 Там же. С. 141.

15 Аксельрод К.И. Подмосковная дача в советской архитектуре. (На примере поселков творческой и научно-технической интеллигенции) Дисс. канд. архитектуры. М, 2002. интеллигенция, политическая элита, профессиональные сообщества»16. Основное же внимание в работе уделено определению архитектурных и градостроительных характеристик дачи советского периода.

Одной из последних работ, посвященных истории дореволюционной дачи, является диссертационное исследование О.Ю. Малиновой

Социокультурные факторы формирования дачного пространства вокруг

Санкт-Петербурга (1870 - 1914)»17. Данная работа представляет собой общий обзор дачных поселений в пригородах Санкт-Петербурга в указанный период. Автор проследила эволюцию термина «дача» на протяжении XV

XIX вв. и пришла к выводу, что значение слова эволюционировало от названия «земельного владения, полученного путем дачи» до «загородного

1 б помещения, приспособленного для временного проживания горожан» .

В своем исследовании О.Ю. Малинова выявила условия и этапы расширения дачного пространства. Одним из главных факторов этого процесса в последней трети XIX в. стала популяризация гигиены. Изучение причин повальных эпидемий в Петербурге привело ученых-гигиенистов к идее уменьшения плотности городского населения. Одним из временных средств для этого «стала пригородная дача, где за летний, самый опасный в отношении здоровья сезон, следовало набраться сил и здоровья на весь год»19. «В конечном счете, продолжает автор, санитарно-гигиеническая пропаганда оказала серьезное влияние на повседневную жизнь городского населения, в том числе - на жизнь дачников, выбиравших себе место для отдыха, а за ними - на организацию дачного пространства в окрестностях Санкт-Петербурга 1870-1910-х гг.»20.

Другим фактором, обусловившим расширение дачного пространства, О.Ю. Малинова называет развитие промышленности и появление рабочих

16 Аксельрод К И. Указ. соч. С. 96.

17 Малинова О.Ю. Социокультурные факторы формирования дачного пространства вокруг Санкт-Петербурга (1870-1914). Дисс. канд ист. наук. СПб, 2006. Малинова О.Ю. Указ. соч. С. 92-94.

19 Там же. С. 230.

20 Там же. С. 231. кварталов и поселков в старых дачных местах вблизи городской черты, что привело к упадку здесь дачного дела21.

Третьим условием расширения дачного пространства автор считает рост движения по железнодорожным магистралям. «Использование этого вида транспорта изменило сам принцип распространения дачных местностей -главным образом, вдоль железных дорог, в то время как ранее дачные поселения располагались вдоль трактов и водных коммуникаций»22. Все эти факторы спровоцировали возникновение множества новых дачных местностей и создали условия для распространения дачного отдыха среди большинства городского населения.

Ко второй группе исследований относятся работы по более широким и смежным темам, главным образом, по градостроительству и градообразованию, усадьбоведению, по истории предпринимательства и культуры.

В конце XIX - начале XX вв., в период становления в нашей стране капиталистических отношений, российская общественная мысль и историография лишь фиксировала и только начинала осмысливать новшества, привносимые в жизнь рыночным хозяйством. К числу таких явлений с полным правом можно отнести формирование нового типа населенных пунктов. Специальное внимание этой проблеме уделил В.П. Семенов-Тян-Шанский в своей работе «Город и деревня в Европейской России»23. В ней он указывал на недостатки существовавшей тогда классификации населенных пунктов. Он отмечал, что официальное разделение, основанное исключительно на административных соображениях, отставало от жизни. В своей работе В.П. Семенов-Тян-Шанский анализирует «современные» признаки города и деревни в Европейской России и их практическую пригодность. Здесь же он обращает особое внимание на большое количество сельских населенных пунктов, вполне удовлетворяющих

21 Малинова О.Ю. Указ. соч. С. 232.

22 Там же. С. 233.

23 Семенов-Тян-Шанский В П. Город и деревня в Европейской России // Записки Императорского русского географического общества по отделению статистики Т. 10. Вып. 2. СПб ,1910. экономическим требованиям к городу - «это где большая часть населения получает средства без сомнения не от земледелия»24.

A.A. Трифонов в работе «Формирование сети городских поселений на территории Московской области (середина XIX в. - 1976 год)»25 отметил ряд процессов, охвативших земли около Москвы, особо обратив внимание на миграции сельского населения, развитие средств связи и промышленности и их влияние на изменение хозяйственной деятельности подмосковных поселений.

Поскольку предметом нашего изучения являются дачные поселки, необходимо привлечь исследования по градостроительству, структуре и архитектуре дореволюционных населенных пунктов26. В них имеется интересный материал о строительстве в дачных поселках и их планировке. Авторы этих работ отмечают, что в результате быстрого роста и развития дачных поселков они получили новый архитектурный облик. Здесь сооружались крупные общественные здания, возводившиеся на средства и по заказу местных землевладельцев и купцов. Быстрый рост дачных поселков в начале XX в. обусловил расцвет зодчества, а памятники гражданской и культовой архитектуры дачных поселков и сегодня составляют неотъемлемую часть архитектурного наследия Подмосковья.

Видным исследователем архитектуры подмосковных дачных театров является В.А. Бессонов27. В своих статьях он ведет изучение архитектурно-планировочных композиций подмосковных летних театров, приводя богатый иллюстративный материал. Автор занимается изучением театральной жизни, репертуаров театров и считает, что дачные театры явились важным звеном

24 Семенов-Тян-Шанский. Указ. соч. С. 72 - 73.

25 Трифонов A.A. Формирование сети городских поселений на территории Московской области (середина XIX в. - 1976 г.) // Русский город Вып. 5.1982.

26 Борисова Е А., Каждан Т.П. Русская архитектура второй половины XIX - начала XX вв. М., 1970; Кириллов В В. Архитектура русского модерна. М., 1979, Кириченко Е.И. Русская архитектура 1830-1910-х годов. М , 1978; Архитектурные теории XIX в. в России М., 1986, Русское градостроительное искусство. Градостроительство России середины XIX - начала XX века. Кн 1-2. Ред. Е И. Кириченко М , 2003.

27 Бессонов В А. Театр в Малаховке // Архитектура и строительство Москвы. 1989, № 6. С. 19-21; Дачная Мельпомена // Московский журнал. 2000, № 9. С. 50-54. культурной преемственности, наследуя театрам крепостным, и оказали огромное влияние на развитие театрального дела в России.

Изучение процессов возникновения и эволюции дачных поселков нельзя рассматривать отдельно от изучения истории усадьбы в пореформенной России. Эти исследования являются важными для историка, поставившего для себя целью изучение процессов возникновения дачных поселений в дворянских имениях.

Г.Ю. Стернин обратил внимание на процессы эволюции усадебной культуры к дачной. Эти процессы усилились во второй половине XIX ло начале XX вв. и были свойственны усадьбам купечества и интеллигенции .

В.Н. Щукин также отмечал, что во второй половине XIX в. дача, где временно селились представители различных городских сословий, стала принимать на себя функции дворянского гнезда. «Дача стала явлением, соединившим в себе удобства цивилизации и жизнь на лоне природы, что знаменовало собой наступление перехода к более демократическому индустриальному обществу»29.

Начиная с 1990-х гг. появились работы, в которых подмосковные усадьбы буржуазии рассматривались с разных точек зрения, в том числе и через призму их эволюции в сторону усадьбы-дачи30.

Крупным исследователем подмосковных усадеб является E.H. Савинова. В ряде статей она проследила эволюцию дворянских усадеб в сторону

31 промежуточных типов, среди которых автор отмечает «усадьбу - дачу» .

28 Стернин Г.Ю. Абрамцево: от «усадьбы» к «даче» // Русская художественная культура второй половины XIX - начала XX вв. М., 1984. С. 184 - 208.

29 Щукин В.Н. Миф дворянского гнезда. Геокультурологическое исследование по русской классической литературе. Краков, 1997. С. 211.

30 Каждан Т.П. Некоторые особенности русской купеческой усадьбы конца XIX - начала XX вв. // Русская усадьба. № 2 (18). С. 78-89, Художественный мир русской усадьбы. М., 1997; К вопросу о типологии подмосковной купеческой усадьбы последней четверти XIX - начала XX вв. //Русская усадьба. № 5 (21). С. 47 - 60; Слюнькова И.Н. Усадьба и ее промышленный комплекс // Архитектура русской усадьбы. М., 1998. С. 198 - 212; Пушкарева И.М. Сельская дворянская усадьба в пореформенной России // Отечественная история. 1999. № 4. С. 27. и др.

31 Савинова Е Н. Дачная жизнь в имении «Горки» // Русская усадьба. Вып. 8 (24). 2003. С. 113-122, Социальный феномен купеческой усадьбы // Русская усадьба Вып 9 (25) 2003. С. 123-130, Савинова Е Н Петров Ю А. Купеческая усадьба: пора расстаться с «синдромом Лопахина» // Отечественная история № 6 2002. С. 150-153; Сельские усадьбы московских предпринимателей конец XIX - начало XX вв Дисс. канд

Дачную жизнь вели обитатели подмосковных усадеб дворцового типа и небольших среднепоместных усадеб, разбросанных по всему ближайшему Подмосковью. Пустующие усадьбы сдавались под дачи.»32. На усадебной территории возводились коммуникации, необходимые для создания комфортной жизни обитателям дач. Планировался общественный парк, водоемы, вспомогательные хозяйственные структуры для снабжения жителей продуктами питания33.

Для изучения процессов формирования дачных поселков важными являются работы по истории предпринимательства. Еще в дореволюционной литературе нашла частичное отражение социальная деятельность русских предпринимателей, но осмысления ее как общественной функции нового класса сделано не было. В определенных кругах российской дворянской интеллигенции на протяжении всего XIX в. предпринимательство считалось постыдным занятием. Образы ограниченных и корыстолюбивых купцов из пьес А.Н. Островского надолго утвердились в общественном сознании. Лишь некоторые наиболее дальновидные современники признавали прогрессивную роль в обществе торгово-промышленных кругов России конца прошлого столетия34.

В советский период тема предпринимательства в России практически не рассматривалась. Конкретное изучение вопроса о предпринимательском «сословии» в России постепенно началось лишь в 70 - 80-е гг. XX в.

Одним из первых, кто специально занялся изучением предпринимательства, был В.Я. Лаверычев35. В своей книге «Крупная буржуазия в пореформенной России» автор рассмотрел вопрос о формировании класса предпринимателей из крестьянской среды в период ист. наук. М., 2005; Сельские усадьбы московских предпринимателей: постановка проблемы и методы исследования // Проблемы истории Московского края. М , 2006. С. 196-199 и др.

32 Савинова Е Н. Сельские усадьбы московских предпринимателей: конец XIX - начало XX вв. Дисс. канд ист. наук. М, 2005. С. 87.

33 Там же. С. 89.

34 К их числу принадлежит П Д Боборыкин, который в своей прозе конца XIX в. рисует портреты своих современников - представителей московского купечества, сменяющих дворянскую аристократию как в экономике, так и в общественной жизни, (например, романы «Китай-город», «Письма о Москве»)

35 Лаверычев В.Я. Крупная буржуазия в пореформенной России. М , 1970. становления и развития капитализма. Он выделил особенности складывания этого класса, используя различный архивный материал, мемуары, периодическую печать. Автор обратил внимание на формы участия предпринимателей в общественной жизни, взаимодействие их с государственными структурами.

В начале 80-х гг. вышла работа крупного отечественного историка П.Г. Рындзюнского «Крестьяне и город в капиталистической России второй половины XIX в.» . Она посвящена, в числе других, проблеме буржуазного предпринимательства, как в городах, так и внегородских местностях. В ней автор также анализирует процессы, происходящие в урбанистическом пригороде, разбирает причины изменения сельскохозяйственной деятельности вблизи города, а также рассматривает роль крестьянства в градообразовательных процессах.

Во второй половине 80-х гг. в связи с изменениями, произошедшими в стране, в отечественной историографии появились новые тенденции. Возникли новые подходы к изучению капитализма, в ряде работ наметился даже «перекос» в сторону изучения исключительно предпринимательства.

В 90-е гг. XX в. появились новые работы, близкие к рассматриваемой тематике, в частности связанные с проблемой социальной деятельности предпринимателей. В них нашли отражение изменения во взглядах на российскую буржуазию и вклад ее представителей в социальное и культурное развитие страны. Стали освещаться такие совершенно новые проблемы, как ответственность российских предпринимателей перед обществом, православный менталитет русского делового человека, давались портреты прогрессивных предпринимателей, прославившихся своей благотворительностью и меценатской деятельностью.

Так, А.Н. Боханов впервые в отечественной историографии делает попытку определить, что такое «российское предпринимательство», что

36 Рындзюнский П Г. Крестьяне и город в капиталистической России второй половины XIX века. М, представляла собой среда, в которой оно формировалось, какие социальные и психологические мотивы обусловили активную благотворительную и меценатскую деятельность, каковы были ее масштабы. Автор отмечает, что капитализм «создал иные социальные условия, определил новые задачи в духовной и культурной жизни», при этом экономическое значение и социальная роль российского предпринимательства «постоянно росли после

Я7 отмены в 1861 г. крепостного права» . Образование и социально-культурное развитие дачных поселков было ярким тому подтверждением.

В 1995 г. вышел труд «1000 лет русского предпринимательства» . В нем собраны очерки о жизни и деятельности наиболее известных организаторов российской экономики, которые веками трудились не только для себя, но и на благо России. В публикуемых в работе статьях собраны воедино основные сведения об известных русских предпринимателях, начиная со средневековья. По некоторым предпринимательским родам приводятся очерки нескольких авторов, дополняющие друг друга, поэтому появляются повторы одних и тех же фактов. В отличие от изданий советского периода в книге не умалчивается о благотворительной деятельности предпринимателей.

Новый подход к роли предпринимательского сословия сказался и на краеведческой литературе, посвященной дореволюционному периоду истории дачных поселков. Ее авторы стали обращать внимание на решение социальных вопросов в поселках, благотворительную деятельность землевладельцев и ее значение для окружающей местности, о чем будет сказано ниже.

Исследования по истории предпринимательства позволили обрисовать социально-психологический облик московского предпринимателя -дачевладельца. Предприниматели, выходцы, как из «привилегированных», так и из низших сословий, привнесли в дачную и усадебную культуру не

37 Боханов А.Н. Коллекционеры и меценаты в России М , 1989. С. 5.

38 1000 лет русского предпринимательства1 из истории купеческих родов М, 1995. свойственные ей особенности. Эти особенности самосознания предприниматели реализовывали в сельской округе, где они создавали уклад жизни, свойственный их хозяйственным потребностям и мировоззренческим установкам39.

К третьей группе необходимо отнести работы, посвященные истории отдельных дачных поселков, в которых делается попытка изложить все аспекты их становления и развития.

Историю дачных поселков изучали в основном местные краеведы. На протяжении всего советского периода и особенно в 50 - 70-е гг. публиковались различного рода краеведческие издания: очерки истории различных населенных пунктов, в том числе и тех, которые являются объектами нашего исследования. Краеведы не ставили своей целью изучить историю дачных поселков, как явления, от момента возникновения до наших дней, а занимались лишь поверхностным рассмотрением отдельных сюжетов истории, которые они объединяли затем в единое целое. Основной акцент в большинстве работ делался на историю революционного движения, положение рабочих, так как в советское время большая часть дачных поселков получила статус рабочих, и здесь появились промышленные предприятия. На страницах этих изданий авторы чаще всего умалчивали о роли местных землевладельцев и тех положительных изменениях в жизни поселковой округи, которые были с ними связаны. Но полностью вычеркнуть роль предпринимательского «сословия» из истории этих населенных пунктов не удавалось. В краеведческие статьи помещались фотографии школ, больниц, народных домов, театров, почтовых отделений, построенных хозяевами для жителей поселков. Примером такого подхода могут служить работы «Подмосковье. Памятные места в истории русской культуры XIV

39 История предпринимательства в России. Кн. 2. Вторая половина XIX - начало XX века. М., 2000. С.

XIX веков»40, «Все Подмосковье. Географический словарь Московской области»41 и др.

Авторы многих краеведческих сборников вообще обошли стороной историю дачных поселков42. Например, даже в такой монументальной работе, как трехтомное издание «Города Подмосковья» дачные поселки вообще не отмечены43. В большинстве это объясняется тем, что многие из них в советское время вошли в состав городов, истории которых в основном посвящались подобные издания. Поэтому исследователи не уделили должного внимания их изучению.

Подобная тенденция прослеживается и в современных публикациях. В одном из последних изданий, посвященных истории Подмосковья, дачным поселкам отведена всего одна страница44. Однако автор статьи не обошел вниманием факт, что их массовый рост и активное развитие - отличительная черта жизни Московской губернии на рубеже XIX - XX вв. «До настоящего времени наука не уделяла достойного внимания такому важнейшему фактору формирования городской территории и структуры как дачное строительство на землях пригородных деревень»45.

Все работы краеведов представлены многочисленными публикациями в местных газетах, а также небольшими брошюрами, освещающими историю отдельных поселков.

Среди таких работ необходимо отметить публикацию краеведа из Малаховки, учителя истории В.А. Протоклитова «История Малаховки»46, напечатанную в одном из номеров «Малаховского вестника» за 1991 г. Она представляет собой сильно сокращенный вариант рукописи, написанной автором в 50-е гг. В.А. Протоклитов предпринял попытку написать всю

40 Подмосковье. Памятные места в истории русской культуры XIV - XIX веков. М , 1962.

41 Все Подмосковье. Географический словарь Московской области М., 1987.

42 Созвездие Московского меридиана. Подмосковье - Москва. 850 / ред. Шестопалова O.A. M., 1997; Московия. Сердце Руси. М , 2003.

43 Города Подмосковья. В 3 кн. М., 1980.

44 Белов A.B. Дачные поселки // Московская область: История, культура, экономика. М, 2005. С. 198 —

45 Там же. С. 198.

46 Протоклитов В.А. История Малаховки//Малаховский вестник, 1991, № 16. С. 4. историю дачного поселка от момента его возникновения до сегодняшнего времени.

Материалы по истории поселка Владимир Алексеевич начал собирать с конца сороковых годов. В своем исследовании он использовал архивные материалы Бронницкой уездной земской управы, статьи из дореволюционных газет и журналов, воспоминания старожилов и очевидцев. Его «История Малаховки», солидный по объему очерк, хранящийся в настоящее время в поселковой библиотеке, не может быть назван научным исследованием хотя бы потому, что автор не применяет даже элементарный научно-справочный аппарат, не дает ссылок на источники. Да он и не ставил перед собой цель написать научную работу. Его труд имел чисто информационный характер, написан языком, доступным широкому кругу читателей, служил цели ознакомления жителей поселка с историей родного края.

Автор затронул вопросы происхождения поселка и его названия. Он рассказывает также о культурной и духовной жизни поселка, тех мероприятиях, которые устраивались здесь; прослеживает судьбу малаховских дачевладельцев после 1917 г. Свою «Историю Малаховки» автор завершает началом Великой Отечественной войны, но на этом его работа не заканчивается, он пишет «Историю послевоенной Малаховки».

В целом описание В.А. Протоклитова изобилует, на наш взгляд, многими авторскими вольностями и фантазиями, весьма далекими от научно обоснованной, достоверной подачи исторических фактов, особенно в части происхождения названия поселка. Эту и подобные работы нельзя считать подлинно научными трудами и при использовании их к ним следует относиться критически.

Однако В.А. Протоклитов внес огромный вклад в изучение истории Малаховки. Он первый из краеведов предпринял попытку создания общего труда по истории поселка, который включает в себя рассмотрение всех сторон его жизни. Наверное, поэтому поля его очерка испещрены пометками и замечаниями, так как последующие краеведы и исследователи пользовались им как источником.

Историко-краеведческое направление в изучении дачной жизни получило свое дальнейшее развитие в постсоветский период.

Московский краевед Л.Ю. Логинова, занимающаяся изучением театральной и культурной жизни Малаховки47, в своих статьях также обращается к вопросу зарождения и развития дачной жизни в регионе, основываясь на информации из работы В.А. Протоклитова. В своих исследованиях она использует многочисленные документы архивов, воспоминания и мемуары.

Истории поселка Удельная посвящена работа Т.Л. Синеоковой «Удельная до и после.»48, изданная в 1994 г. Используя воспоминания старожилов и некоторые архивные материалы, автор восстанавливает дореволюционную историю дачного поселка. Она изучила условия аренды земельных участков в Удельной, социальный состав дачевладельцев, попыталась определить доходность дач и восстановить облик поселка.

Истории поселка Перово посвящена работа A.M. Пашенина «Перово. Исторические факты. Знак Апокалипсиса»49. Автор повествует о ранней истории Перова, задается вопросом происхождения топонима и лишь вскользь говорит о зарождении дачной жизни здесь в середине XIX в.

Ю.В. Стародубов в работе «О Родине малой. Выхино - Жулебино. Историко-краеведческий очерк»50 сообщает о дореволюционной истории этих поселков и указывает, что дачная жизнь здесь зарождается в 80-е гг. XIX в.: «.строятся дачные поселки, и теперь московские богачи приезжают сюда в роскошных экипажах, чтобы попить чаю у самовара на просторной

47 Логинова Л.Ю. Даже слишком солидно для летнего дела // Малаховский вестник. 1992, № 20. С. 4; Ему рукоплескал весь мир и . Малаховка // Малаховский вестник. 1993, № 5. С. 2-3; Прекрасной Грезе русского театра' Из истории Летнего театра // Малаховский вестник. 1996, № 20. С. 2; На Покровском бульваре без перемен // Малаховский вестник 1997, № 17. С. 2; Человек должен жить в своем Отечестве// Малаховский вестник. 1998, № 9. С. 2. и др

48 Синеокова Т Л. Удельная до и после . Удельная, 1994.

49 Пашенин А М. Перово. Исторические факты. Знак Апокалипсиса. М, 1995.

50 Стародубов Ю.В. О Родине малой Выхино - Жулебино. Историко-краеведческий очерк. М, 1997. открытой террасе и полюбезничать с дамами»51. Все сведения в этой брошюре, по сообщению автора, взяты из десятков книг и статей, издававшихся в последние годы, и устных рассказов старожилов. О развитии дачной жизни здесь автор упоминает лишь вскользь.

Такие же отрывочные сведения о дачной жизни в Косино содержатся в брошюре О.И. Трифиленковой «Косино. Маленький уголок моей Родины» . Работа основана на воспоминаниях старожилов села и публикаций в газете «Люберецкая правда» и имеет своей целью познакомить жителей с историей малой Родины. Автор сообщает, что в середине XIX в. в Косино стали появляться дачи. «Облик Косина начал резко меняться. Появилось много желающих получить здесь участок и село стало застраиваться дачами»53.

В работах А.В Бугрова «Восточный административный округ»54 и «К востоку от старой Москвы»55, представляющих собой научно-популярные очерки, рассказывается о прошлом восточной и юго-восточной части современной Москвы. Собранные в работах сведения основаны на тщательном изучении архивных источников и представляют попытку создания исторической энциклопедии населенных пунктов, вошедших в состав города Москвы. Автор-составитель работал в Российском государственном архиве древних актов, Центральном историческом архиве города Москвы, Центральном архиве научно-технической документации Москвы и Отделе письменных источников Государственного исторического музея. Обязательное использование архивных данных в статьях было основным принципом настоящих изданий. Они предназначены для всех интересующихся историей и поэтому выдержаны в популярном стиле, однако написаны на строго научной основе. В работы вошли статьи о Перове, Кускове, Вешняках, Косино, в них отмечается, что с 80-х гг. XIX в. здесь зарождается дачная жизнь.

51 Стародубов Ю.В. Указ. соч. С.14.

52 Трифиленкова О.И. Косино. Маленький уголок моей Родины. М., 1992.

53 Там же. С. 13.

54 Восточный административный округ: буклет / сост. Бугров A.B. М , 1995.

35 Бугров А В. К востоку от старой Москвы Иваново, 1997.

Еще одной работой, посвященной дачным поселкам Юго-Восточного Подмосковья, является рукопись A.C. Крылова «Островки памяти»56. Это произведение не отличается новизной рассматриваемых проблем, его автор во многом придерживается взглядов других краеведов. A.C. Крылов более детально рассмотрел культурную и театральную жизнь поселков, изучил историю создания и постройки театров, их репертуары, актеров, которые играли на дачных сценах, проследил судьбу летних театров после 1917 г.

Здесь необходимо отметить также книгу Якова Михайловича Белицкого

S7

Окрест Москвы» , которая не является научным исследованием. Она представляет собой популярное издание, повествующее о старой Москве, ее нравах, обычаях, повседневном укладе жизни. Однако в данное произведение включены не только сцены из жизни дореволюционной Москвы, но и ее окрестностей. Автор одним из первых поднял на страницах своей книги вопрос о недостаточном исследовании культуры дореволюционных дачных поселков и попытался создать картину жизни в них. Он рассказывает об истории дач в России, дает краткую характеристику дачным поселкам, особо обращая внимание на культурную и театральную жизнь в них. Я.М. Белицкий считает дачные поселки промежуточным звеном врастания сельских населенных пунктов в состав города. Его работа основана на многочисленных справочниках и путеводителях по московским пригородам. Книга иллюстрирована открытками из коллекции автора и адресована широкому кругу читателей.

Таким образом, из приведенного историографического обзора видно, что к настоящему времени дачные поселки как своеобразное явление, характерное для пореформенного развития России, не получили сколько-нибудь конкретного освещения в исторической литературе. Несмотря на то, что на своеобразие этого явления и необходимость его всестороннего изучения обращали внимание еще в начале XX в., за последующие 100 лет

56 Крылов А С. Островки памяти. Рукопись. Жуковский, 1996

57 Белицкий Я М. Окрест Москвы. М., 1996. эта проблема не только не стала объектом конкретного исследования, но и само понятие «дачный поселок» не имеет в историографии четкого определения.

Среди краеведческой литературы также нет объемного, глубокого исследования, посвященного истории отдельных дачных поселков, которое охватывало бы весь период их существования, а в имеющихся работах налицо выпадение из поля зрения исследователей целых периодов истории или короткое упоминание о них. Знание этапов становления конкретных дачных поселков необходимо для формирования представлений об особенностях и тенденциях их развития в целом. При всем этом работы локального характера имеют для нас важное значение в силу конкретности материала, содержащегося в них.

Тем не менее, достигнутые исследователями результаты могут быть использованы для изучения обозначенной темы. Рассмотрение истории дачных поселков в контексте процессов, происходивших в обществе и государстве, необходимо и важно для исследования как собственно истории дач, так и повседневной жизни городского населения.

Таким образом, учитывая все вышесказанное, автор диссертации ставит своей целью на примере Юго-Восточного Подмосковья изучить и показать процесс формирования и своеобразие нового для послереформенного периода истории России типа населенного пункта - дачного поселка, как социально-экономического и культурного феномена конца XIX - начала XX вв., возникшего в связи с процессами индустриализации в Москве и Подмосковье, модернизацией в социальной и политической сфере общества.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие исследовательские задачи: выявить дачные поселки на территории Юго-Восточного Подмосковья и механизм их возникновения как особый социокультурный феномен; изучить предпринимательство, социальный облик дачников и дачевладельцев; изучить социокультурный облик, включая все аспекты жизни дачных поселков.

Объектом исследования выступают дачные поселки в контексте экономических и социальных процессов, развернувшихся в пригородах Москвы в пореформенную эпоху в связи с развитием капиталистических отношений.

Предметом исследования являются процессы возникновения и эволюции дачных поселков Подмосковья в конце XIX - начале XX вв., как особого типа населенного пункта, а также социально-экономические и культурные процессы и явления в них.

Поскольку в рамках одного исследования изучить все дачные поселки Подмосковья не представляется возможным, географические рамки работы охватывают, главным образом, регион Юго-Восточного Подмосковья. Здесь вдоль линии Казанской железной дороги в конце XIX в. возник целый комплекс дачных поселков, анализ социально-экономической и культурной жизни которых предлагается в данной работе. На наш взгляд, изучение конкретных процессов, развернувшихся здесь, дает определенное представление о дачной жизни Подмосковья в целом. Типичность процессов, протекавших в этом дачном районе, позволила избрать его в качестве предмета исследования.

Выбор этого региона для исследования определяется, в том числе и наличием широкого пласта сохранившихся архивных источников, отражающих специфику развития дачной жизни в Юго-Восточном Подмосковье, которые не сохранились по другим зонам дачного отдыха. Дело в том, что границы Бронницкого уезда наиболее близко подходили к Москве, и дачный район Юго-Восточного Подмосковья располагался преимущественно на территории данного уезда. Поэтому основная масса прошений о строительстве дач, делопроизводственная переписка, оценочные ведомости в большом количестве сохранились в фондах Бронницкой уездной земской управы. По другим же направлениям от Москвы дачная жизнь развивалась большей частью на территории Московского уезда, границы которого проходили на расстоянии 30 - 45-ти верст от Москвы. Но вследствие столичного положения Московского уезда в фондах Московской уездной земской управы лишь случайно регистрировались сведения о возникновении дачной жизни в той или иной местности уезда. В большинстве своем здесь сохранилась преимущественно делопроизводственная переписка и материалы губернских учреждений, а дачная документация имеется лишь частично и не позволяет создать целостную картину развития дачной жизни.

В соседних с Московским уездах Московской губернии дачная жизнь имелась лишь в отдельных населенных пунктах и должным образом не развилась, поэтому местные власти не уделяли достаточного внимания сбору материалов о дачном строительстве.

Во-вторых, выбор данного района обусловлен отсутствием фундаментальных исследований дачной жизни в одном из популярнейших у москвичей районах летнего отдыха - своеобразной культурной столицы Подмосковья. Территориальные границы исследования включили в себя, в первую очередь, пригородные поселения Юго-Восточного Подмосковья, расположенные в границах 3-5 километровой зоны вдоль линии Казанской железной дороги в пределах 40 километров от Москвы, где дачная жизнь была развита наиболее сильно. Хотя в данном районе и были села и деревни, в которых имелись отдельные дачи, дачная жизнь в них носила спорадический характер, и эти поселения не развились до уровня дачных поселков. Но, тем не менее, для создания целостной картины эволюции дачных поселений в ряде случаев автор выходил за пределы географических рамок.

Хронологические рамки исследования ограничены периодом середины XIX - начала XX вв., чтобы выделить период интенсивного дачного строительства. Некоторая размытость начальной даты связана с тем, что невозможно точно установить время образования того или иного дачного поселка, так как начало этого процесса уходит в дореформенный период, поэтому для полноты картины история дачных поселений рассматривается в целом со второй половины XIX в. В качестве верхней границы определен 1917 г. Выбор конечной даты обусловлен тем, что начавшаяся Первая мировая война и революция 1917 г. внесли кардинальные изменения в жизнь общества, нарушили естественный ход развития России, в том числе развитие дачных поселков. Революция 1917 г. фактически уничтожила дачную жизнь в той форме, которая была ранее. Однако, для создания более репрезентативной картины, автору приходится обращаться к анализу событий и фактов, выходящих за четко обозначенные хронологические рамки.

Методология исследования. Исследование проводилось на основе комплексного подхода, в рамках которого дачные поселки изучаются как единое целое, особый историко-культурный феномен. В данной работе используются методы социально-экономической и социальной истории, исторические методы исследования (проблемно-хронологический, сравнительно-исторический), а также методы социально-психологического и социокультурного подходов. В ходе исследования были применены также математические методы (статистический и количественный), простейшие приемы математической обработки данных (вычисление средних и общих значений, процентных отношений и т.д.), что позволило более наглядно показать экономические стороны жизни дачных поселков в исследуемый период. Сочетание этих методов позволило, как представляется диссертанту, адекватно отразить реальные процессы, происходившие в дачных поселках Юго-Восточного Подмосковья в конце XIX - начале XX вв.

Источниковая база исследования. Работа базируется на основании анализа комплекса источников различного происхождения, подавляющая

часть которых впервые вводится в научный оборот. Все источники по теме можно разделить на две группы: архивные и опубликованные.

Основу источниковой базы составили архивные материалы. Большая часть документов по истории дачных поселков Подмосковья конца XIX -начала XX вв. хранится в фондах Центрального исторического архива города Москвы (далее - ЦИАМ). В своей работе автор использовал следующие фонды: фонд Московского ^бернского правления58, Московского губернского присутствия59, Московской губернской земской управы60, Московской губернской чертежни61, Бронницкой и Московской уездной земской управ62.

Фонд 54 Московского губернского правления содержит 104 582 единицы хранения с 1766 по 1918 г. Он представлен статистическими материалами о населении, состоянии промышленности, сельского хозяйства, торговли, ремесел, путей сообщения по Москве и губернии. Здесь хранятся дела об открытии, переоборудовании и расширении фабрично-заводских и торгово-промышленных заведений с планами, чертежами и актами технического осмотра, а также списки заводов, фабрик с данными о роде производства, суммах оборота, количестве рабочих и о времени открытия. Большую ценность представляют дела о разрешении производить строительство и перестройку жилых строений, которые, кроме самих разрешений, содержат прошения на строительство, планы и чертежи, а также переписку по этому поводу чиновников разного уровня.

Очень важная для нас информация сосредоточена в фондах Московской и Бронницкой уездной земской управ.

В фонд Московской уездной земской управы вошли дела о подворной и натуральной повинности с крестьянских хозяйств, о денежных сборах; описания фабрик, заводов и других промышленных заведений с

58 Центральный исторический архив Москвы (далее - ЦИАМ) Ф. 54.

59 ЦИАМ Ф 62.

60 ЦИАМ. Ф. 184.

61 ЦИАМ. Ф. 210.

62 ЦИАМ. Ф. 185, 11. приложением сведений об их оценке; статистические ведомости о видах и количестве отхожих промыслов; отчеты, рапорты и переписка о строительстве, ремонте и содержании железнодорожных веток, загородных трамвайных линий, шоссе, мостов, переправ и станционных домов. Если переписка не сохранилась, то ее с успехом могут заменить черновики и другие материалы местных органов власти.

В фонде Бронницкой уездной земской управы сосредоточены в основном материалы местного характера, которые представляют собой отчеты уездной управы и переписку о работе образовательных учреждений уезда и выдаче стипендий из средств уездного земства. Ценными документами для нас являются страховые годовые отчеты, оценочные страховые ведомости недвижимого имущества и скота по волостям уезда, а также раскладки поземельного налога и земских сборов со строений, расположенных в уезде по волостям; отчеты пожарных дружин и сведения о пожарах в уезде.

Материалы уездных земских управ позволяют определить социальный состав дачевладельцев, количество и ценность дачных строений, площади земельных участков, сдававшихся под строительство дач. Раскладки поземельного налога с крестьянских обществ предоставили возможность проследить, когда и в каком количестве крестьяне стали сдавать землю в аренду, кем были арендаторы и на какой срок производилась аренда.

В 1765 г. при Московской межевой экспедиции для составления и засвидетельствования документов по генеральному и частному межеванию была учреждена Московская губернская чертежня. В ЦИАМ хранится ее фонд, представленный ведомостями о количестве земли по уездам, планами земельных участков и перепиской о выдаче с них копий, записями уездных землемеров и оценочными документами. Кроме этого, здесь сосредоточен богатый картографический материал, сопровождаемый картами уездов и уездных городов Московской губернии, содержащими статистические сведения о количестве населения и его занятиях.

Все источники из вышеназванных фондов, которые использовал автор в своем исследовании, условно можно объединить в три группы.

Первую группу источников составляют статистические материалы и разного рода таблицы. Это раскладки Государственного поземельного налога и земских сборов с дачных участков за 1904 - 1914 гг.; прошения дачевладельцев об уменьшении земских сборов; списки дачных участков, сдаваемых в аренду, и сведения об их доходности, а также протоколы оценки дачных строений63. Эти документы помогут нам определить количество дачных участков в поселках в разные годы и проследить, как менялась доходность дач с ростом их количества. Кроме этого, из этих материалов мы почерпнули сведения о дачевладельцах, их социальном положении и происхождении, а также о величине получаемого дохода от сдачи дач в аренду. Раскладка земских сборов с питейных помещений дает ценную информацию об их владельцах и о том, какой деятельностью занимались эти питейные учреждения, какой доход приносили.

Вторая группа источников представлена различного рода прошениями о разрешении строительства, перестройке или перепланировке. Это прошения дачевладельцев, направленные в Московскую и Бронницкую уездные земские управы, с просьбами о разрешении им произвести постройку дач, сделать пристройки к уже имеющимся или внести изменения в строения, расположенные на дачном участке64. Все прошения сопровождаются планами местности и чертежами строений. Других документов в делах данной группы не имеется. На основе анализа этих документов можно сделать выводы о том, кто, когда и какие постройки производил в дачных поселках; каких размеров были эти объекты и какой имели внешний вид; на какое время приходился пик дачного строительства в поселках, кто производил работы, какую роль в развитии поселков играли Общества благоустройства. ЦИАМ. Ф. 184. Оп. 9. ДЦ 15, 19,20,21,47,48,519, Ф. 185. Оп. 1. ДД 555-589.

64 ЦИАМ. Ф. 11. Оп. 1. ДД 1023, 1025, 1056, 1068; Ф. 185. Оп 1. ДД. 546-549.

В последнюю группу источников можно отнести материалы делопроизводства, которые весьма неоднородны. В количественном отношении это самая обширная группа источников. Здесь можно условно выделить две подгруппы документов. К первой относятся источники, исходившие из государственных органов. В них нашли свое отражение различные аспекты социально-экономической жизни поселков: число дач и дачевладельцев, размеры участков, данные о дачном страховании, материалы о жалобах и просьбах дачевладельцев65.

Ко второй подгруппе можно отнести документы органов местного самоуправления, земств. Дела архивных фондов об открытии и содержании почтово-телеграфных отделений, амбулаторных пунктов, закрытии или открытии питейных заведений, о деятельности торговых лавок показывают влияние дачевладельцев на развитие поселков и окружавших их местностей, дают представление о конкретной деятельности землевладельцев. Сюда же относится переписка дачевладельцев с уездными управами о запрещении нелегальной торговли в дачах и о самовольном строительстве на дачных участках66. Эти материалы содержат информацию о повседневной жизни поселков и о том, как дачевладельцы заботились об их благоустройстве и сохранении авторитета. Среди этих материалов встречаются также конкретные указания на способы решения проблем здравоохранения, транспорта, почтового обслуживания, показано, как работали школы и больницы. Анализ подобных документов позволяет проследить социально-экономическую и культурную жизнь дачных поселков. К сожалению, сохранившиеся архивные фонды не до конца систематизированы, информация, сосредоточенная здесь, носит фрагментарный характер, многие документы не датированы.

Чтобы всесторонне изучить историю подмосковных дачных поселков, одних архивных материалов явно недостаточно, поэтому необходимо

65 ЦИАМ. Ф. 184. Оп 9. ДД 30,272,519, Ф 185. Оп 1.Д 237,257.

66 ЦИАМ. Ф. 62. Оп. 1.Д 5481; Ф. 184. Оп 8 Д 1125,Ф. 185. Оп 1. Д 194; Ф. 2165. Оп. 1. ДД 2,5. обратиться к опубликованным источникам. Они помогут исследовать еще неизученные проблемы и скорректировать выводы по уже исследованному.

Корпус опубликованных источников, включающих информацию о дачных поселках конца XIX - начала XX вв., незначителен. В их числе: 1) списки населенных мест Московской губернии; 2) путеводители по пригородам и окрестностям Москвы, изданные в период с 50-х гг. XIX в. по 20-х гг. XX в.; 3) статистические материалы, представляющие в своем большинстве таблицы, составленные различными государственными ведомствами и комиссиями; 4) мемуары; 5) периодическая печать.

При проведении исследования трудность представляло также то, что большая часть как опубликованных, так и архивных документов и материалов содержит общую информацию по обширным территориям и населенным пунктам. В связи с этим особое внимание уделялось поиску информации по конкретным дачным поселкам. Скудость источников, доступных широкому кругу исследователей, позволяет воспользоваться лишь некоторыми из них.

Первую группу опубликованных источников составляют списки населенных мест Московской губернии. Ценнейшим источником, упоминающим некоторые населенные пункты середины XIX в., ставшие позже дачными поселками, является «Указатель селений и жителей уездов Московской губернии» , составленный Карлом Нистремом в 1852 г. В «Указателе» дан полный список всех населенных пунктов уездов Московской губернии в алфавитном порядке, приведены имена лиц, проживающих в них и имеющих собственность. Кроме этого, «Указатель» вместил в себя множество других данных, статистических, географических, топографических и частно исторических сведений. В нем обозначены адреса владельцев сел и деревень, число жителей в них, расстояние до селения от столицы и уездного города, и по какой он дороге; какие, где и кому принадлежат фабрики и заводы, и какое на них производство. В конце

67 Указатель селений и жителей уездов Московской губернии / ред. К. Нистрем. М., 1852.

Указателя» опубликованы алфавитный список помещиков и фабрикантов, а также список 9-й ревизии населения в селениях Московского уезда. «Указатель» предоставляет возможность быстро и незатруднительно отыскать необходимые сведения о селениях, фабриках, места жительства лиц. В названиях селений, однако, могут быть неточности, которые произошли от двойных и даже тройных наименований селений.

Другим ценным источником являются «Списки населенных мест

ГО

Российской империи» , изданные в Санкт-Петербурге в 1862 г. Московской губернии в этом издании посвящен 24 том. В нем приведены общие сведения о губернии, ее географическая карта и списки населенных мест под номерами. Указано также топографическое положение населенного пункта, расстояние в верстах от столицы, число жителей и прочие сведения.

Информация о дачных поселках начала XX в. содержится также в книге «Населенные места Московской губернии на 1912 год»69 под редакцией Б.Н. Пенкина. Данное издание представляет собой указатель всех населенных местностей Московской губернии. Оно предоставляет возможность найти названия местностей, содержит сведения об их удаленности от столицы и от уездного города, число дворов и прочие сведения.

Изучение этих источников имеет большое значение для определения круга тех населенных пунктов, вокруг которых сложились дачные поселки. Обращение к топографическим сведениям, содержащимся в них, помогло увидеть особенности формирования некоторых дачных поселков: некоторые из них возникли на базе двух-трех населенных пунктов, слившихся затем в дачный поселок; другие возникли на новых местах.

Вторую группу опубликованных источников составляют путеводители по окрестностям Москвы, издававшиеся с 50-х гг. XIX в. вплоть до 20-х гг. XX в. Подобные работы являются ценным источником по нашей теме. Во-первых, они написаны современниками событий. Во-вторых, авторы

68 Списки населенных мест Российской империи по сведениям 1859 года Том XXIV. Московская губерния. СПб, 1862.

69 Населенные места Московской губернии на 1912 год/ред БН. Пенкин. М, 1911. использовали при их составлении такие документальные материалы, которые могли не дойти до нас. В-третьих, повествование в них ведется языком фактов и цифр и приводится значительное количество статистических данных, а также иллюстраций.

Среди них необходимо отметить работу С.М. Любецкого «Окрестности

Москвы в историческом отношении и в современном их виде для выбора дач и гулянья. Характеристика и быт московских жителей дедовских и наших 10 времен» . Книга состоит из 23 глав, каждая из которых посвящена описанию дачных местностей за какой-либо московской заставой. Книгу предворяет глава I «Общий взгляд на дачи и на дачную жизнь. Наступление весны в городе и в деревне», в которой автор рассматривает вопросы появления и особенностей подмосковных дач, рассказывает о дачном образе жизни. В остальных главах книги дается характеристика дачным местностям, путям подъезда к ним, наличия мест для купания и т.д.

Еще одним подобным изданием является «Полный путеводитель по всем

71 дачным окрестностям Москвы» , изданный в 1894 г. книжным магазином Д. Дмитриева и К0. Он представляет собой брошюру рекламно-информационного характера, позволяющую читателю выбрать наилучшее место для летнего отдыха. Книга состоит из трех частей: 1) Дачные местности, лежащие не по железным дорогам; 2) Дачные местности, сообщающиеся посредством конной и паровой тяги; 3) Дачные местности, лежащие по линиям железных дорог. В каждой из частей описываются дачные местности по мере удаления от Москвы со всеми достопримечательностями, храмами, особенностями ландшафта и природы, наличием леса, водоемов, мест для покупки продуктов питания и т.д. Особое внимание авторы обращают на стоимость дач и удобства, которые можно получить в той или иной местности, но размер платы не называют, а ограничиваются лишь оговоркой о том, где дороже или дешевле можно снять

70 Любецкий С М. Окрестности Москвы в историческом отношении и в современном их виде для выбора дач и гулянья. Характеристика и быт московских жителей дедовских и наших времен. М, 1880.

71 Полный путеводитель по всем дачным окрестностям Москвы. М., 1894. дачу. Кроме этого, брошюра снабжена расписанием поездов, отправляющихся из Москвы по Николаевской, Нижегородской, Казанской, Ярославской, Курской и Брестской железным дорогам.

Источником, сообщающим информацию о дачных местностях, является также «Справочная книга «Окрестности Москвы». Спутник дачника, велосипедиста, фотографа с подробной картой окрестностей, подробным указателем населенных мест, шоссейных, грунтовых, проселочных дорог; маршруты для прогулок с указанием достопримечательностей, амбулаторных пунктов, аптек и массою практических сведений, необходимых для каждого жителя Москвы и окрестностей»72, составленная В.П. Магнуссен и Л. Уманец. Авторы этого издания ставили своей целью помочь москвичам найти удобную и недорогую дачу под Москвой в пределах сорока верст от столицы. Для удобства пользования весь материал книги разделен на 18 глав, каждая из которых посвящена описанию дачных местностей вдоль железных и шоссейных дорог. При характеристике дачных местностей авторы указывают на наличие лавок, лечебниц, аптек, почты и других учреждений, к которым привык горожанин. Кроме этого, они сообщают некоторую информацию об историческом прошлом дачных местностей, что отличает их работу от предыдущих изданий подобного рода.

Так как число дачников, спортсменов и вообще лиц, желающих провести свой досуг за пределами Москвы, с каждым годом постоянно увеличивалось, то появилась необходимость в издании не только общих, но и специальных путеводителей, посвященных какому-либо отдельному району. Таким примером служит работа А. Саладина «Путеводитель по пригородным и дачным местностям до станции Раменское Московско-Казанской жел. дор.»73. В отличие от других путеводителей, где описанию той или иной

72 Магнуссен В П., Уманец Л. «Справочная книга «Окрестности Москвы». Спутник дачника, велосипедиста, фотографа с подробной картой окрестностей, подробным указателем населенных мест, шоссейных, грунтовых, проселочных дорог, маршруты для прогулок с указанием достопримечательностей, амбулаторных пунктов, аптек и массою практических сведений, необходимых для каждого жителя Москвы и окрестностей М , 1902.

73 Саладин А. Путеводитель по пригородным и дачным местностям до станции Раменское Московско-Казанской жел. дор (с рисунками и планом) М , 1914. дачной местности отводится всего лишь 1-2 страницы, А. Саладин приводит конкретный материал по каждому дачному поселку вдоль Казанской железной дороги объемом 5-10 страниц каждый. В своей книге автор приводит краткий обзор Московско-Казанской железной дороги и характеризует природу дачного района, приводит правила выбора дач и расположения комнат внутри самой дачи. Далее дается характеристика дачным местностям, расположенным около станций железной дороги. При описании дачных мест автор учитывает все нюансы: растительность, тип леса и почвы, водоемы и места для купания, расположение дачных построек и их количество, размеры дачных участков, наличие подъезда и торговых заведений. Особой заслугой автора следует признать обращение к характеристике общего уровня благоустройства в поселках: наличие освещения, сторожевой охраны, канализации, пешеходных дорожек и т.д., а также деятельности местных обществ благоустройства. В конце книги приводится таблица стоимости проезда от Москвы до ст. Раменское.

Особенно важными явились для автора материалы дореволюционной статистики. Однако при работе с ними необходимо учитывать особенности сбора и подачи сведений в тех или иных статистических сборниках. Основная часть таких изданий составлялась на основе ведомостей или опросных листов, заполнявшихся самими землевладельцами или дачниками. В этом случае были возможны намеренное преувеличение или преуменьшение количественных показателей, кроме того, часто участники опроса не считали необходимым отвечать на тот или иной вопрос анкеты или же неверно трактовали его.

Значимым источником является сборник статистических сведений «Московская губерния по местному обследованию 1898 - 1900»74. В сборнике приведены таблицы основных статистических сведений об экономическом положении селений Московской губернии в 1898 - 1900 гг. по Богородскому, Бронницкому, Верейскому, Волоколамскому и

74 Московская губерния по местному обследованию 1898- 1900. том I, выпуск 1.М, 1903.

Дмитровскому уездам. Эти сведения собраны путем подворных местных исследований в целях сбора информации для оценочных нужд. Каждая таблица в сборнике представляет собой наиболее целесообразную форму группировки материала. Графы таблиц охватывают широкий круг вопросов: население (численность, половозрастной состав, занятия); типы построек, их площади; соотношение сельскохозяйственных культур и видов скота; количество земли на душу населения и ее принадлежность. Материал, собранный в таблицах, не прошел обработку в статистических органах и сохранил конкретные данные, особенно ценные для нас, по каждому населенному пункту. Все сведения, включенные в таблицы, являются, безусловно, необходимыми, т.к. представляют информацию для ответов на целый ряд вопросов.

Существенное значение при написании работы имел также «Экономическо-статистический сборник»75, издававшийся с 1910 по 1917 г. статистическим отделением Московской уездной земской управы. Всего вышло 10 выпусков, содержащих разнородные статьи о хозяйственных процессах и явлениях в пригородах Москвы. Авторы сборника регулярно и систематически следили за развитием поселковой жизни в Московском уезде и исследовали широкий круг вопросов. В сборник вошли статьи по землевладению и благоустройству поселков, жилищных условиях в них, состоянию водоснабжения, пожарного дела, образования и т.д. Сведения для сборника собирались через добровольных корреспондентов из числа дачевладельцев и жителей поселков. Респондентам рассылались опросные тетради, содержащие перечень вопросов, касающихся некоторых сторон благоустройства поселков. Однако мало кто из них посылал ответы в управу, что не могло отразиться на достоверности информации. Тем не менее, сборник в ряде случаев был порой единственным источником информации по некоторым вопросам работы.

75 Экономическо-статистический сборник Вып. I — 10. М , 1911 — 1917.

Использование взаимодополняющих статистических сборников позволило с достаточной степенью достоверности выявить круг населенных пунктов, расположенных в пригородах Москвы и послуживших базой для формирования здесь дачных поселков.

Отдельную часть опубликованных источников составляет мемуарная литература. О ней следует сказать особо. Значение воспоминаний велико. Во-первых, они дополняют, порой весьма существенно, сведения, имеющиеся в других источниках, а иногда вообще выступают единственным источником сведений о тех или иных событиях и фактах. Во-вторых, они передают колорит эпохи.

Интересные сведения о дачных поселках начала XX в. содержат воспоминания Н.Д. Телешова, который имел крупное земельное владение в Малаховке и сделал очень многое для нее. «Записки писателя: Воспоминания и рассказы о прошлом»76 по праву можно считать уникальным историческим и литературным документом, повествующем о состоянии отечественной культуры на рубеже двух столетий.

Записки» Телешова представляют собой также своеобразное явление в художественном отношении. Его мемуары выделяются среди других произведений этого жанра тем, что описания событий и их характеристика даются здесь на первом месте, а автобиографические сведения - на втором.

В главах «Л. Андреев», «Москва прежде», «Артисты и писатели» он живо и правдиво нарисовал картину дореволюционных дачных поселков, с их своеобразными обычаями, традициями, жителями. Значительное место в своих мемуарах Телешов отводит воспоминаниям о театральной жизни. Здесь можно обнаружить такие живые, красочные подробности, которых нет в других источниках. Воспоминания Телешова ценны своей объективностью и жизненной достоверностью, богатством деталей, которые дают

76 Телешов Н Д Избранные сочинения. Т. 3. Записки писателя: Воспоминания и рассказы о прошлом. М, 1956. возможность читателю почувствовать атмосферу эпохи. Однако нельзя забывать и о доле субъективизма, которая присуща такого рода источникам.

Ценные сведения и фрагменты из театральной жизни дачных поселков содержат мемуары Ф.Г. Раневской, которые помещены в книге A.B. Щеглова

77

Раневская. Фрагменты жизни» . A.B. Щеглов не профессиональный исследователь культуры, он изучает архитектуру, поэтому авторский текст ограничен и даются прямые цитаты. Основными материалами для написания книги автору послужили его личные воспоминания и неопубликованные архивные материалы Российского Государственного архива литературы и искусства. Эта книга - талантливая компиляция, составленная A.B. Щегловым из записок актрисы, разбросанных повсюду и частью утраченных, ее писем друзьям и воспоминаний современников. В ней собраны воспоминания Раневской о дебюте в Малаховском театре, о знакомстве с Ольгой Садовской и Илларионом Певцовым, о спектаклях и актерах, которые играли на сценах дачных театров.

Ценнейшим источником по истории дачных поселков, возникших в окрестностях Петербурга, является изданная в 1991 г. книга воспоминаний двух петербуржцев Д.А. Засонова и В.И. Пызина «Из жизни Петербурга 1890 - 1910-х годов»78. В ней авторы, бывшие в начале XX в. петербургскими дачниками, делятся с читателями своими воспоминаниями о дачной жизни. Они знакомят нас с излюбленными дачными местами петербуржцев, рассказывают о том, как проходил съем дачи, вспоминают о дачной жизни и развлечениях. Данные мемуары позволяют нам сравнивать процессы, протекавшие в подмосковных дачных поселках, и поселках в окрестностях Петербурга, чтобы выявить общие тенденции и закономерности в развитии дачной жизни.

Несмотря на субъективный подход мемуаристов к излагаемым событиям, в воспоминаниях содержится не только эмоциональное

77 Щеглов А В. Раневская: фрагменты жизни. М , 1998.

78 Засонов Д А., Пызин В И. Из жизни Петербурга 1890- 1910-х годов. Л., 1991. восприятие действительности, но и интересный фактический материал, который, в сочетании с другими источниками, помогает воссоздать картину жизни дачных поселков на рубеже веков.

В диссертации были использованы материалы периодической печати. Особый интерес представляют ежедневные газеты «Московские ведомости» (1860 - 1870 гг.) и «Московский листок» (1881 - 1918 гг.), в которых сообщалось о событиях в Москве и окрестностях, в том числе в дачных поселках. Здесь встречаются корреспонденции о продаже земельных участков и дач, бытовой материал, заметки об организации досуга, о благоустройстве поселков. По газетным публикациям не всегда можно проследить общественно-культурную активность жителей поселков.

Особую ценность имеет также журнал «Дачник», издававшийся в Москве в 1912 г. В нем публиковались краткие очерки истории дачных поселков, юмористические статьи и анекдоты о дачниках, истории из дачной жизни, печаталась шарады, ребусы, описывались всевозможные дачные игры, содержалась информация о социально-культурной деятельности дачевладельцев и местных Обществ благоустройства, а также об организации досуга.

В театральном журнале «Рампа и жизнь» (1910 - 1915 гг.) огромный интерес представляет рубрика «Хроника летних и дачных театров», в которой сообщалось о репертуарах этих театров, спектаклях и артистах, которые здесь выступали, благотворительных акциях и других событиях из театральной жизни.

Таким образом, материалы представленных источников позволяют исследовать те аспекты в истории подмосковных дачных поселков, которые еще не изучены или изучены не в полном объеме. Они помогут сделать новые выводы по ряду вопросов и скорректировать уже имеющиеся. Сравнивая и дополняя сведения, содержащиеся в работах исследователей, с информацией из перечисленных источников, можно воссоздать целостную картину становления и развития дачных поселков Юго-Восточного Подмосковья.

Данное исследование создавалось с учетом опыта многих исследователей; в нем автор стремился обобщить все накопленное по истории подмосковных дачных поселков конца XIX - начала XX вв. в различных источниках - опубликованных и архивных, особо сконцентрировав внимание на еще не исследованных и малоизученных вопросах истории дачных поселков. Обнаруженных источников вполне достаточно, чтобы создать целостную картину дачного предпринимательства и развития инфраструктуры дачных поселков в избранном регионе. Это дает возможность достоверно воссоздать процессы возникновения и развития дачных поселков.

Научная новизна диссертации определяется тем, что процессы формирования и развития дачных поселков Подмосковья до сих пор не являлись предметом специального монографического исследования. Необходимо также отметить, что отечественная историография до сих пор не дала четкого определения «дачный поселок», этот термин можно встретить в справочниках и путеводителях и в кандидатских диссертациях, но в них также часто отсутствуют определения понятия.

Среди различных аспектов изучения подмосковных сел и деревень аспект исторической эволюции подмосковных дачных поселков теоретически разработан в наименьшей степени. Этот довольно большой историко-культурный пласт мало изучен, а ведь он многогранен и интересен. Поэтому в данном исследовании впервые в отечественной историографии дачные поселки Подмосковья исследуются как самостоятельный тип населенного пункта, характерный для пореформенной России.

Практическая значимость исследования определяется его новизной и актуальностью. Материалы и выводы диссертации могут быть использованы для подготовки обобщающих работ по истории рекреационной культуры Подмосковья, социально-экономической истории Московского региона в конце XIX - начале XX вв., организации краеведческих исследований и музейной работы. Работа может быть использована для дальнейшего изучения проблем дачного движения в России, а также в преподавательской деятельности, для подготовки курсов лекций по социальной и культурной истории и истории быта.

Апробация работы. Диссертация была обсуждена, одобрена и рекомендована к защите на кафедре истории России средних веков и нового времени Московского государственного областного университета. Некоторые результаты работы были изложены в виде докладов на заседаниях кафедры и региональных конференциях по истории Подмосковья. Основные положения и выводы диссертационного исследования нашли отражение в семи публикациях автора.

Структура исследования. Цель и задачи исследования предопределили следующую структуру диссертационной работы: введение, три главы, каждая из которых разбита на параграфы, заключение, список использованной литературы и источников. В первой главе рассматривается история и трансформация термина и явления «дача», прослеживаются факторы, способствовавшие в конце XIX - начале XX вв. превращению дачи в явление массовой культуры. Глава вторая посвящена изучению социально-экономических аспектов и механизма возникновения дачных поселков, а также социального состава дачевладельцев. В третьей главе речь идет о деятельности обществ благоустройства и местных предпринимателей, направленной на совершенствование дачной инфраструктуры, находит освещение вопрос о социокультурной среде и театральной жизни дачных поселков в указанный период.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Тараканов, Денис Викторович

Заключение

В конце XIX - начале XX вв. в Подмосковье сформировался новый тип населенного пункта - дачный поселок. Дачный поселок - это особый тип пригородного поселения, образовавшийся вследствие интенсивного индустриального развития России, и представляющий собой вполне самодостаточную инфраструктуру, сложившуюся в результате урбанизационных процессов, развернувшихся в Москве, и расширения жизненного пространства города. Возникновение дачных поселков является своего рода микропроцессом по отношению к глобальным модернизационным процессам, а именно развитию капиталистических отношений и реформированию социальной структуры общества и правовых отношений в России.

Появление дачных поселков является реакцией на социальные, экономические, культурные изменения в общественной жизни страны.

Обращаясь к причинам возникновения данного историко-культурного явления, необходимо отметить, что важнейшим фактором появления дачных поселков стали процессы индустриализации и урбанизации, начавшиеся в Подмосковье во второй половине XIX в. Обострявшаяся в Москве жилищная проблема заставляла менее обеспеченных горожан выселяться на окраины или в пригороды, подталкивая тем самым строительство дач и возникновение целых дачных поселков. Негативным последствием роста города и увеличения численности населения стало также загрязнение воздуха и вод, что резко повысило смертность и представляло угрозу для горожан. Выход на арену предпринимателей из непривилегированных сословий сыграл заметную роль в развитии общественных представлений о нормах жизни в городе и загородной зоне. Важной сферой вложения средств для широкого слоя буржуазии становится в этот период аренда земли и строительство на ней доходных дач.

Значительным фактором превращения дачи в явление массовой культуры явилось интенсивное железнодорожное строительство. Железные дороги, по радиусу расходившиеся от Москвы, стали своего рода каркасом, вдоль которого возникали дачные поселки. На формирование дачных поселков определенное влияние оказал природно-географический фактор: наличие соснового леса, песчаная почва, реки и озёра, создававшие особый микроклимат для отдыха. Все эти факторы обусловили возникновение и развитие дачных местностей на значительном расстоянии от города и создали условия для распространения дачного отдыха среди большинства городского населения.

В ходе исследования нами был изучен комплекс дачных поселков, появившийся в Юго-Восточном Подмосковье в результате строительства Казанской железной дороги и окончательно сложившийся на рубеже XIX -XX столетий. Этот дачный район показал ряд тенденций, характерных для развития других дачных регионов Подмосковья, что позволило сделать вывод о его типичности. Очевидно, тенденции, выявленные при изучении дачных поселков Юго-Восточного Подмосковья, будут характерны для окрестностей Москвы в целом. В пригородах Москвы именно тогда сформировался своеобразный социокультурный феномен - дачный поселок.

Экономические основы появления данного феномена скрывались в получении прибыли от использования арендованной земли. Поскольку строительство дач и сдача их в аренду были выгодным делом, дачным предпринимательством занимались люди различного происхождения. Однако своего рода лидерами в этом процессе были крестьяне и мещане. Не имея собственной земли, они вынуждены были покупать или арендовать ее небольшими участками у крупных земельных собственников или крестьянских обществ. Арендаторы, как правило, немедленно пускали снимаемые участки под постройку, так как непрерывный рост арендных цен не позволял им медлить со строительством.

С одной стороны, появление этого феномена диктовалось экономическими причинами. В дачных местностях вложение капитала в постройку дач преследовало исключительно одну цель - получение всевозрастающей прибыли, которое было возможно по мере увеличения числа сдаваемых дач в летние месяцы и количества дачников.

С другой стороны, появление дачных поселков стало возможным только при наличии широкого слоя людей, заинтересованных в летнем отдыхе. Этот круг людей, появившийся в результате социально-экономических изменений, произошедших в России в 60-70-е гг. XIX в., сейчас принято называть «средним классом». Он обладал, во-первых, наличием определенных денежных средств, позволяющих оплачивать летний загородный отдых, во-вторых, наличием большого количества свободного времени, в-третьих, богатым духовно-нравственным и творческим потенциалом, который мог сплотить вокруг себя других людей. Дача стала восприниматься как отличительная черта среднего класса. Все горожане, начиная от высокопоставленных чиновников и заканчивая владельцами лавок и трактиров, имели возможность приобрести или снять на лето загородный дом.

Однако запросы горожан, готовых потратить порядочные суммы на летний отдых, и экономический интерес получения прибыли заставляли местных даче- и землевладельцев совершенствовать условия жизни и быта в поселках, создавать надежные средства коммуникации и развивать инфраструктуру. Популярность местности, а, следовательно, и приток сюда дачников напрямую зависели от уровня ее благоустройства. Поэтому дачевладельцы со временем стали вкладывать немалые средства в строительство дорог, благоустройство улиц, открывали почтовые отделения, телеграфы, ходатайствовали об открытии школ, больниц, железнодорожных станций вблизи поселков и т.д.

Тем не менее, престиж той или иной дачной местности определялся не только высоким уровнем благоустройства и наличием необходимой для горожанина инфраструктуры, но и присутствием особой социокультурной среды, отличной от городской. Формирование этой среды происходило постепенно, по мере увеличения в поселках выходцев из дворянского сословия, интеллигенции, которые были аккумуляторами атмосферы, складывавшейся в поселках. Отличительной особенностью представителей этой среды являлся более высокий образовательный уровень, большая рефлективность, интеллектуальный и моральный критицизм. Конечно, главную роль здесь играла интеллигенция, как общественный слой, несущий высший культурный потенциал, с моральными и нравственными установками которого не может сравниться ни какое другое сословие.

Горожане, приезжавшие отдыхать на дачи, принесли с собой и элементы городского образа жизни. Постепенно в поселках появляются новые, ранее не характерные для сельской местности, формы и места отдыха. На средства местных дачевладельцев и входивших в состав Обществ благоустройства дачников разбивались парки, устраивались танцевальные площадки и круги, открывались театры. Большой популярностью среди отдыхавших на дачах пользовались клубные формы отдыха, где вместе могли сходиться представители различных социальных сил. Балы и танцевальные вечера, спектакли самодеятельных артистов, детские праздники, на которые приглашались столичные актеры - все это в немалой степени способствовало сближению образа жизни в поселках с городом.

Со временем к этой среде стали приобщаться мещане, купцы, мелкое чиновничество, стремившиеся соприкоснуться с достижениями аристократического образа жизни. Эта социокультурная среда возникла в результате взаимосвязи, взаимовлияния и взаимопроникновения культур и традиций различных социальных слоев российского общества, каждый из которых обогащал её, наложил отпечаток на формирование её культурно-исторической специфики, нравственных традиций и духовной культуры. Это был синтез дворянского, купеческо-мещанского и интеллигентского образа жизни в период поиска новых форм идеологии, культуры и быта. Симбиоз ценностных и нравственных установок этих слоев и породил такое явление.

Складывание культурной среды в дачных поселках происходило постепенно, по мере вовлечения в нее представителей различных социальных сил и по мере накопления капиталов у дачевладельцев. Первоначально они даже не задумывались о её огромном влиянии на привлечение дачников. Услуги отдыхающим на подлинно коммерческой основе начали предоставлять лишь на рубеже XIX - XX вв., когда дачевладельцы осознали, что приток дачников обуславливается, главным образом, наличием культурной составляющей. Тогда они стали использовать эту среду в экономическом плане, своего рода «спекулировать» на ней, и взялись сознательно развивать её. Экономическая и культурная составляющие в дачных поселках были тесно взаимосвязаны. Получение большей прибыли было возможным только при условии удовлетворения культурных запросов дачников, создании в поселках специфической духовной атмосферы, аккумуляторами которой были сами жители поселков, и приобщиться к которой желали другие горожане.

Следовательно, экономическое, социальное и культурное развитие и, прежде всего, сам факт существования дачного посёлка, напрямую зависели друг от друга и от людей, пребывающих в нём. Сами обитатели являлись практически единственной реальной силой, способной организовать и устроить жизнь всего населения. Синтез экономического и культурного начала, образующих нерасторжимое единство, позволяет говорить о дачном поселке как о социально-экономическом и культурном феномене.

Дачный поселок - это аванпост городской цивилизации, окруженный преимущественно аграрной, сельской местностью. Внешний облик его сильно выделялся на фоне сельской округи и отличался от городов только размерами. По внешнему виду, планировке, поведению и манерам жителей он скорее напоминал город. Организация снабжения продовольственными и промышленными товарами жителей поселков также отличалась от других негородских поселений. Дачами почти без исключения пользовались те люди, чьим основным местом работы и проживания оставался город. Дачи предоставляли горожанам беспрецедентную возможность отрыва от мира работы и городской повседневности, шанс поменять обычный распорядок жизни на более вольготный. Дачи были жильем, пространственно удаленным от города, но в социальном, культурном, экономическом отношении они сохраняли с городом внутреннюю связь. Находясь в стороне от города, дачи целиком оставались прерогативой горожан. Земледельческие интересы крестьянства здесь были представлены очень слабо, даже крестьянское хозяйство целиком было ориентировано на обслуживание дачников. Однако по своим административным и хозяйственным функциям эти населенные пункты еще не были развиты до уровня поселений, называемых городом. Совокупность разнообразных форм организации жизни населения в дачном поселке, не свойственных для более раннего периода, позволяет выделить этот тип населенного пункта как особый экономический и социокультурный феномен, характерный для пореформенного развития России.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Тараканов, Денис Викторович, 2007 год

1. Источники:1. А) архивные:

2. Центральный исторический архив г. Москвы

3. Ф.11. Московская уездная земская управа (1851-1918 гг.).

4. Дело Московской Уездной Земской Управы по обложению земскими сборами земельного имущества о-ва крестьян селения Косино Выхинской волости Московского уезда (1907 г.). Оп. 4. Д. 45.

5. Дело Московской Уездной Земской Управы по обложению земскими сборами земельного имущества о-ва крестьян селения Подосинки Выхинской волости Московского уезда (1910-1917 гг.). Оп. 4. Д. 50.

6. О разрешении построек в дачных местностях (1888 г.). Оп. 1. Д. 1077.

7. О разрешении построек в селениях Выхинской волости (1875 г.). Оп. 1.Д. 1025.

8. О разрешении построек в селениях Выхинской волости (1877 г.). Оп. 1.Д. 1056.

9. О разрешении построек дач в селениях Московского уезда (1878 г.). Оп. 1. Д. 1068.

10. План деревни Подосинки Выхинской волости Московского уезда (1892 г.). Оп. 1. Д. 1083.

11. Сведения об арендных землях, принадлежащих обществу крестьян селения Выхино Выхинской волости Московского уезда (1907 г.). Оп. 4. Д. 7.

12. Сведения об арендных землях, принадлежащих обществу крестьян селения Коренево Выхинской волости Московского уезда (1907 г.). Оп. 4. Д. 44.

13. Ю.Сведения об арендных землях, принадлежащих обществу крестьян селения Красково Выхинской волости Московского уезда (1907 г.). Оп. 4. Д. 10.

14. Сведения об арендных землях, принадлежащих обществу крестьян селения Подосинки Выхинской волости Московского уезда (1907 г.). Оп. 4. Д. 50.

15. Список владельцев и арендаторов земельных участков в Выхинской волости (1862 1875 гг.). Оп. 5. Д. 201.

16. Ф. 54. Московское губернское правление (1766- 1918 гг.).

17. Дело о разрешении почетным гражданам Н. и М. Соколовым произвести постройки в их владении сельце Михнево Бронницкого уезда (1876 г.). Оп. 133. Д. 55.

18. Дело о разрешении почетным гражданам Н. и М. Соколовым произвести постройки в их владении сельце Михнево Бронницкого уезда (1880 г.). Оп. 137. Д. 72.

19. Ф. 62. Московское губернское присутствие (1889 1917 гг.).

20. О восстановлении месячного срока с 9.01.1907 г. коллежским секретарем Павлу и Сергею Соколовым на обжалование решения Бронницкого уездного Съезда. Оп. 1. Д. 5473.

21. О запрещении Николаю Воздвиженскому производить торговлю (1907-1908 гг.). Оп. 1. Д. 5481.

22. Постановление об отсрочках и рассрочках выкупных платежей (1896 г.). Оп. 2. Д. 861.

23. Сведения о поселках, в которых не введено общественное управление за 1913 г. Оп. 1.Д. 7584.

24. Сведения о регистрации селений на срок до 10.09. 1913 г. по Бронницкому уезду. Оп. 2. Д. 2751.

25. Сведения о хозяйственном положении и платежных средствах крестьян Быковской волости Бронницкого уезда (1896 г.). Оп. 2. Д. 824.

26. Ф. 184. Московская губернская земская управа (1864- 1918 гг.).

27. Алфавитный список дач с указанием владельцев (1888 г.). Оп. 9. Д.20.

28. Дело со списками и сведениями о дачах и дачевладельцах (1888 г.). Оп. 9. Д. 21.

29. Инструкция лицам, командированным Московской Губернской Земской Управой для описания дачных имуществ, находящихся в уездах Московской губернии (1888 г.). Оп. 9. Д. 30.

30. Нотариальные данные о переходе земли от одного владельца к другому по Бронницкому уезду (1827 1892 гг.). Оп. 9. Д. 272.

31. Нотариальные данные о переходе земли от одного владельца к другому по Московскому уезду (1849 1892 гг.). Оп. 9. Д. 581.

32. О возмещении убытка, понесенного при пожаре на даче Елизарова в Малаховке (1913 г.). Оп. 8. Д. 1125.

33. О сети дорог в Бронницком уезде (1895-1900 гг.). Оп. 1. Д. 1280.

34. Сведения о поселке при селении Раменском, находящемся в Московской губернии, Бронницкого уезда, в пределах Раменской волости, 3 стана, Раменского прихода (1885 г.). Оп. 9. Д. 19.

35. Ф. 185. Бронницкая уездная земская управа (1851-1918 гг.).

36. Дачное (1910 г.). Оп. 1. Д. 573.

37. Дачные переписки (1907 г.). Оп. 1. ДЦ. 556 563.

38. О разрешении на строительство дач (1911 г.). Оп. 1. Д. 576.

39. О разрешении строительства дач (1908 г.). Оп. 1. Д. 929,932.

40. О дачах. Оп. 1. ДЦ. 577 589.

41. О стипендиатах Малаховской гимназии (1909 г.). Оп. 1. Д. 194.

42. Об уменьшении земских сборов с 3 дач при ст. Малаховка Моск.-Казан. жел. дор. Дмитрия Михайловича Буланова (1905 г.). Оп. 1. Д. 237.

43. Прошения о разрешении на строительство дач (1900-1909 гг.). Оп. 1. Д. 546-554.

44. Раскладка земских сборов на 1904 год по Бронницкому уезду Московской губернии с дачных помещений. Оп. 1. Д. 919.

45. Ю.Раскладка земских сборов на 1907 г. Оп. 1. Д. 923.11 .Раскладка земских сборов с дачных участков в Плоховой казенной даче. Оп. 1. Д. 257.

46. Списки дачных участков, сдаваемых в арендное содержание (1907 г.). Оп. 1. Д. 555.

47. Ф. 210. Московская губернская чертежня (1765 1917 гг.)

48. Дело Московской Губернской Чертежной По указу Московского Губернского Правления о возобновлении межевых признаков земли, принадлежащей суконной фабрике при сельце Михнево купцов Соколовых. Оп. 1. Д. 300.

49. Ведомость об изменениях вол владении землей по Бронницкому уезду. Оп. 11. Т. 1. Д. 1061.

50. Дело о рассмотрении прошения крестьянина села Жилина Бронницкого уезда Шорина П.В. для возобновления межевых границ его земли (1889 г.). Оп. 11. Т. 2. Д. 3632.1. Б) опубликованные:1. Списки населенных мест.

51. Афанасьев В.П. Описание Московского уезда с указанием в оном станов, волостей, урядов и селений. М., 1884.

52. Населенные места Московской губернии на 1912 год / ред. Б.Н. Пенкин. М., 1911.

53. Списки населенных мест Российской империи по сведениям 1859 года: Том XXIV. Московская губерния. СПб., 1862.

54. Указатель селений и жителей уездов Московской губернии / ред. К. Нистрем. М., 1852.2. Путеводители.

55. Захаров М.П. Путеводитель по окрестностям Москвы и указатель их достопримечательностей. М., 1867.

56. Любецкий С.М. Окрестности Москвы в историческом отношении и в современном их виде для выбора дач и гулянья. Характеристика и быт московских жителей дедовских и наших времен. М., 1880.

57. Полный путеводитель по всем дачным окрестностям Москвы. М., 1894.

58. Путеводитель к знаменитым окрестностям московским, ближним и дальним. М., 1855.

59. Саладин А. Путеводитель по пригородным и дачным местностям до станции Раменское Московско-Казанской жел. дор. (с рисунками и планом). М., 1914.

60. Щапов Н.М. «Вдоль Ярославской железной дороги». Путеводитель от Москвы до Хотькова со схемой маршрутов пешеходных экскурсий. М., 1925.

61. Статистические сборники и материалы.

62. Благоустройство поселков в Московском уезде // Экономическо-статистический сборник. Вып. 1. М., 1911. С. 1-90.

63. Ведомость цен на землю в городе Москве для руководства при приеме в залог Московским городским кредитным обществом недвижимых имуществ. М., 1910.

64. Ведомость цен на землю в городе Москве для руководства при приеме в залог Московским городским кредитным обществом недвижимых имуществ к собранию уполномоченных 1914 года. М., 1914.

65. Гибшман A.M. Жилищные условия одного пригородного поселка // Экономическо-статистический сборник. Вып. 1. М., 1911.

66. Доклад санитарной комиссии общества благоустройства о поселке «Наташино», прочитанный на общем собрании этого общества // Экономическо-статистический сборник. Вып. 6. М., 1913. С. 357-360.

67. К характеристике подгородных поселков // Экономическо-статистический сборник. Вып. 9. М., 1916. С. 7 145.

68. Московская губерния по местному обследованию 1898 1900: том I, выпуск I. М., 1903.

69. Московская губерния. Список населенных мест по сведениям 1859 года. СПб., 1862.

70. Московский уезд. Очерки движения населения за десятилетие с 1885 по 1894 год с 24 диаграммами и 12 картами // Сборник статистических сведений по Московской губернии. Отдел санитарной статистики. Т. 6. Вып. 3. М., 1900.

71. Общий очерк поселкового землевладения в Московском уезде // Экономическо-статистический сборник. Вып. 1. М., 1911. С. 91 150. Поселковая жизнь в 1911 г. // Экономическо-статистический сборник. Вып. 5. М., 1912. С. 1-47.

72. Поселковая жизнь в 1912 г. // Экономическо-статистический сборник. Вып. 6. М., 1913. С. 332-360.

73. Статистический атлас города Москвы. Территория, состав населения, грамотность и занятия. М., 1911.4. Справочные материалы.

74. Барановский Г.В. Виллы, дачи, загородные дома. Вып. 1-4. М., 1909.

75. Большая советская энциклопедия. М., 1974. С. 276.

76. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. СПб., 1893. Т. 10.

77. Даль В. Толковый словарь. М., 1880.

78. Георги И.Г. Описание российско-императорского столичного города Санкт-Петербурга и достопримечательностей в окрестностях оного. СПб., 1996.

79. Горбатенко С.Б. Петергофская дорога. Историко-архитектурный путеводитель. СПб., 2002.

80. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1955. Т. 1.

81. Залесский В.Г. Альбом городских и сельских построек. М., 1881. Коваленский Г.П. Большой город и города-сады. Киев, 1916.

82. Краткий отчет развития сети Общества Московско-Казанской железной дороги. М., 1913.

83. Описание единственного в России благоустроенного подмосковного поселка Новогиреево при собственной платформе. М., 1906.

84. План пригородов города Москвы. М., 1911.

85. Словарь Академии Российской. СПб., 1790. Ч. 2, от Г до 3.

86. Словарь русского языка XI XVII вв. Вып. 4. М., 1977.

87. Стори В. Новый стиль. 70 проектов каменных и деревянных дач, особняков и загородных домов. СПб., 1913.

88. Судейкин Г. Альбом проектов дач, особняков, доходных домов, служб и т.д. М., 1914.

89. Чулков М. Словарь юридический или Свод российских узаконений, времянных учреждений, суда и расправы. М., 1792. Т. 2. Ч. 1.

90. Эрисман Ф.Ф. Холера. Эпидемиология и профилактика с общественно-санитарной точки зрения. М., 1893.

91. Публицистика и воспоминания современников.

92. Бахрушин Ю.А. Воспоминания. М., 1994.

93. Записки графа Бассевича//Русский архив. М., 1865.

94. Засонов Д.А., Пызин В.И. Из жизни Петербурга 1890- 1910-х годов. Л., 1991.

95. Карамзин Н.М. Сочинения. Т. 8. М., 1820.

96. Ключевский В.О. Русская история. М., 1992.

97. Лейкин H.A. Неунывающие россияне. СПб., 1912.

98. Москва в ее прошлом и настоящем. М., 1912.

99. Пуришев Б.И. Воспоминания старого москвича. М., 1998.

100. Телешов Н.Д. Избранные сочинения. Т. 3. Записки писателя: Воспоминания и рассказы о прошлом. М., 1956.

101. Чехов А.П. Собрание сочинений. В 8 Т. М., 1970. Т. 7.

102. Щеглов A.B. Раневская: фрагменты жизни. М., 1998.6. Периодическая печать.

103. Архитектурно-художественный еженедельник. 1914, № 11.

104. Булгарин Ф. Дачи // Северная пчела. 1837, 9 августа.

105. Городская хроника // Развлечение. 1860, № 25.74. Дачник. М., 1912.

106. Малаховский вестник. 1913,№№ 1 -3.

107. Московские ведомости. 1862,1865 г.

108. Московский листок, 1889, 1896, 1901, 1902 г.78. Рампа и жизнь. 1910-1915.2. Литература:

109. Научные труды по теме исследования.

110. Аксельрод К.И. Подмосковная дача в советской архитектуре. (На примере поселков творческой и научно-технической интеллигенции). Дисс. канд. архитектуры. М., 2002.

111. Белов A.B. Интеграция пригородных поселений в урбанистическую структуру Москвы во второй половине XIX начале XX века. Дисс. канд. ист. наук. М., 2000.

112. Белов A.B. Московские пригороды и пригородные поселения во второй половине XIX начале XX века. М., 2005.

113. Дурилин П.Н. Московские пригороды и дачные поселки в связи с развитием городской жизни. М., 1918.

114. Забельшанский Г. Дача // Проект Россия. 1998, № 9.

115. Логинова Л.Ю. Малаховка начала века // Материалы для изучения селений Москвы и Подмосковья: Доклады и сообщения 5 региональной конференции «Москва и Подмосковье». М., 1997. С. 83 89.

116. Малинова О.Ю. Город и дача («кризис большого города» 1870-х годов и формирование дачного пространства вокруг Петербурга) // История Петербурга. 2005, №№ 3-4.

117. Малинова О.Ю. Социокультурные факторы формирования дачного пространства вокруг Санкт-Петербурга (1870 1914). Дисс. канд. ист. наук. СПб., 2006.

118. Нащокина М.В. Архитектура дачных поселков конца XIX начала XX вв. // Ф.О. Шехтель и проблемы истории русской архитектуры конца XIX - начала XX веков. М., 1988.

119. Нащокина М.В. Гости съезжались на дачу // Памятники Отечества. 1995, № 31. С. 77 83.

120. Нащокина М.В. Дачные поселки // Русское градостроительное искусство. Градостроительство России середины XIX начала XX века. Кн.2. М., 2003. С. 347-389.

121. Нащокина М.В. Дачные пригороды Москвы // Архитектура и строительство Москвы. 1990, № 9. С. 30 31.

122. Павлова Т.Г. К истории подмосковных дач // Московский журнал. 1997, № 2. С. 53 56.

123. Тараканов Д.В. Дачные поселки Юго-восточного Подмосковья в конце XIX начале XX в. // Наше отечество. Страницы истории: Сборник научных статей / Московский государственный областной университет. Вып.3. М., 2004. С. 44-54.

124. Тараканов Д.В. Арендные цены на землю в дачных поселках Юго-восточного Подмосковья // Проблемы истории Московского края: Материалы пятой научно-практической конференции, посвященной 75-летию МГОУ. М., 2006. С. 215 217.

125. Тараканов Д.В. Деятельность обществ благоустройства в дачных поселках Юго-восточного Подмосковья // Наше отечество. Страницы истории: Сборник научных статей / Московский государственный областной университет. Вып. 5. М., 2006. С. 72 89.

126. Тараканов Д.В. Дачная жизнь в России // История и обществознание для школьников. 2006, № 4. С. 53 60.

127. Тараканов Д.В. Роль Московско-Казанской железной дороги в формировании дачных поселков Подмосковья в конце XIX начале XX вв. // Вестник МГОУ. Серия «История и политические науки». № 2 (34). М., 2006. С. 25-30.

128. Работы по смежным темам. 2.1. 1000 лет русского предпринимательства: из истории купеческих родов. М., 1995.

129. Семенов-Тян-Шанский В.П. Город и деревня в Европейской России // Записки Императорского русского географического общества по отделению статистики. Т. 10. Вып. 2. СПб., 1910.

130. Борисова Е.А., Каждан Т.П. Русская архитектура второй половины XIX начала XX вв. М., 1970.

131. Боханов А.Н. Коллекционеры и меценаты в России. М., 1989.

132. Бурышкин П.А. Москва купеческая. М., 1990.

133. Веселовский Б.Б. История земства за 40 лет. СПб., 1909. Т. 2.

134. Зенина М.А. Жилище подмосковных сел второй половины XIX -первой половины XX в. // Этнографическое обозрение. 2000, № 1. С. 53 70.

135. Злочевский Г.Д. Старинные усадьбы в окрестностях столицы // Библиография, 1999, №№ 4-6; 2000, №№ 1 5.

136. История железнодорожного транспорта в России. СПб., 1994. Т.2.

137. История Москвы с древнейших времен до наших дней. М., 1997.

138. История предпринимательства в России. Кн. 2. Вторая половина XIX начало XX века. М., 2000.

139. Каждан Т.П. К вопросу о типологии подмосковной купеческой усадьбы последней четверти XIX начала XX вв. // Русская усадьба. № 5 (21). С. 47- 60.

140. Каждан Т.П. Некоторые особенности русской купеческой усадьбы конца XIX начала XX вв. // Русская усадьба. №2(18). С. 78 - 89.

141. Каждан Т.П. Художественный мир русской усадьбы. М., 1997.

142. Кириллов В.В. Архитектура русского модерна. М., 1979.

143. Кириченко Е.И. Архитектурные теории XIX в. в России. М., 1986.

144. Кириченко Е.И. Русская архитектура 1830 1910-х годов. М., 1978.

145. Лаверычев В.Я. Крупная буржуазия в пореформенной России. М., 1970.

146. Национальный парк «Мещера» // http: //click, hotlog.ru

147. Петриков A.B. Специфика сельского хозяйства и современная аграрная реформа в России. М., 1995.

148. Петров Ю.А. Предпринимательство и городская культура в России. 1861-1914. М., 2002.

149. Пушкарева И.М. Сельская дворянская усадьба в пореформенной России // Отечественная история. 1999. № 4. С.27.

150. Русская усадьба на пороге XXI века. Хмелитский сборник. Вып. 3. Смоленск, 2001.

151. Русское градостроительное искусство. Градостроительство России середины XIX начала XX века. Кн. 1 - 2. Ред. Е.И. Кириченко. М., 2003.

152. Рындзюнский П.Г. Крестьяне и город в капиталистической России второй половины XIX века. М., 1983.

153. Савинова E.H. Дачная жизнь в имении «Горки» // Русская усадьба. Вып. 8 (24). М., 2003. С. 113 122.

154. Савинова E.H. Сельские усадьбы московских предпринимателей: конец XIX начало XX вв. Дисс. канд. ист. наук. М., 2005.

155. Савинова E.H. Сельские усадьбы московских предпринимателей: постановка проблемы и методы исследования // Проблемы истории Московского края. М., 2006. С. 196-199.

156. Савинова E.H. Социальный феномен купеческой усадьбы // Русская усадьба. Вып. 9 (25). М., 2003. С. 123 130.

157. Савинова E.H., Петров Ю.А. Купеческая усадьба: пора расстаться с «синдромом Лопахина» // Отечественная история. 2002, № 6. С. 150- 153.

158. Синеокова T.JI. Из опыта спасения и сохранения усадьбы JI.A. Тамбурер в подмосковном поселке Удельная // Русская усадьба на пороге XXI века. Хмелитский сборник. Вып. 3. Смоленск, 2001. С. 227-240.

159. Слюнькова И.Н. Усадьба и ее промышленный комплекс // Архитектура русской усадьбы. М., 1998. С. 198-212.

160. Стародубцева JI.B. Особенности формирования городской застройки в русской архитектуре второй половины XIX века. Дисс. канд. архит. наук. Харьков, 1992.

161. Стернин Г.Ю. Абрамцево: от «усадьбы» к «даче» // Русская художественная культура второй половины XIX начала XX вв. М., 1984. С. 184-208.

162. Трифонов A.A. Формирование населения Москвы в дореволюционный период//Русский город. Вып. 7. М., 1984. С. 189- 198.

163. Трифонов A.A. Формирование сети городских поселений на территории Московской области (середина XIX в. 1976 г.) // Русский город. Вып. 5.М., 1982. С. 18-36.

164. Щукин В.Н. Миф дворянского гнезда. Геокультурологическое исследование по русской классической литературе. Краков, 1997.

165. Экология Подмосковья: Энцикл. пособие. М., 2004.

166. Краеведческая и публицистическая литература.

167. Алексеев Н. Карл и Надежда, творившие добро // Малаховский вестник. 2001, №36. С. 2.

168. Антонович A.B. Предприниматель-идеалист // Малаховский вестник. 1991, №№ 2 3. С. 3.

169. Белицкий Я.М. Окрест Москвы (История создания дачных поселений). М., 1996.

170. Белов A.A. Летний театр в Подосинках // Люберецкая газета. 1997, 22 октября. С. 3.

171. Белов A.A. Люберцы: по следам легенд. Люберцы, 1990.

172. Белов A.B. Дачные поселки // Московская область: История, культура, экономика. М., 2005. С. 198 199.

173. Бессонов В.А. Дачная Мельпомена // Московский журнал. 2000, № 9. С. 50-54.

174. Бессонов В.А. Театр в Малаховке // Архитектура и строительство Москвы. 1989, №6. С. 19-21.

175. Бицуков П. История одного поселка (поселок Малаховка) // Ленинское знамя. 1963, 7 марта.

176. Бугров A.B. Вешняки // Материалы для изучения селений Москвы и Подмосковья: Доклады и сообщения 5 региональной конференции «Москва и Подмосковье». М., 1997. С. 60 65.

177. Бугров A.B. К востоку от старой Москвы. Иваново, 1997.

178. Бутылин С. Несостоявшийся юбилей (История поселка Малаховка) // Люберецкая правда. 1990, 5 декабря.

179. Бутылин С. Откуда пошла Малаховка?: Версия // Малаховский вестник. 1993, №41. С. 2.

180. Вечер на Суворовском бульваре // Малаховский вестник. 1996, № 15.С. 1.

181. Восточный административный округ: буклет / сост. Бугров A.B. М., 1995.

182. Все Подмосковье. Географический словарь Московской области. М., 1987.

183. Вягилев А.Н. Откуда пошло название «Плаховое»? // Малаховский вестник. 1998, № 11. С. 2.

184. Вягилев А.Н. Так сколько же лет Малаховке?: Версия // Малаховский вестник. 1997, № 33. С. 2.

185. Вягилев А.Н. Что в имени Малаховка? // Малаховский вестник. 1998,№№ 16-17. С. 2.

186. Города Подмосковья. В 3 кн. М., 1980.

187. Дачестроитель Федор Иванович Шпигель // Малаховский вестник. 1999, №31. С. 2.

188. Доронин H.A. Была ли у Шаляпина дача в Малаховке? // Малаховский вестник. 1999, № 25. С. 2.

189. Доронин H.A. Живи, наша милая малая Родина // Малаховский вестник. 2000, № 2. С. 2.

190. Доронин H.A. Лето 1915 года в Малаховке // Малаховский вестник. 2000, № 27. С. 2.

191. Доронин H.A. Малаховке 650 лет: Новые данные в журнале «Родина» №№ 3 - 4 за 1997 г. // Малаховский вестник. 1997, № 22. С. 2.

192. Жизнь наших дачных поселков. «Малаховский вестник» в 1913 году // Малаховский вестник. 1992, № 3. С. 4.

193. Знай и люби свой край. Методические материалы в помощь лекторам. М., 1994. С. 51 -53.

194. Изместьев М.П., Гребенников П.А. Люберецкий край: земля, события, люди. Люберцы, 2000.

195. Изумрудов Н. Федор Шаляпин: начало триумфального шествия // Малаховский вестник. 1997, № 24. С. 2.

196. Илларионов В. Дачи в российских традициях // Строительная газета. 1996, №39.

197. К истории летнего театра // Малаховский вестник. 1999, № 41.1. С.2.

198. Карзинкины фамилия меценатов // Малаховский вестник. 1997, № 26. С. 2.

199. Кожаров В.И. Малаховка сердцу милый край. Ч. 1. Малаховка, 2001.

200. Красково-Малаховское среднее учебное заведение для детей обоего пола // Малаховский вестник. 1998, № 30. С. 2.

201. Крылов A.C. Островки памяти. / Рукопись. Жуковский, 1996.

202. Кулешов М. Автограф Ф.И. Шаляпина // Ленинское знамя. 1979, 2 сентября.

203. Кунките М. «Баба-яга» на Каменном острове // Родина, 2000, № 8. С. 121.

204. Куршевиц А.К. Микроклимат Малаховки // Малаховский вестник. 1992, №3. С. 3.

205. Лихачев Д.С. Интервью // Московский комсомолец. 1996, № 31.1. С. 8.

206. Ловачев А.П. Сын Пушкина в Малаховке // Люберецкая правда. 1982,30 января.

207. Ловелл С. Дачный текст в русской культуре XIX века // Вопросы литературы. 2003, № 3. С. 34 73.

208. Логинова Л.Ю. «Бог мой! Как прошмыгнула жизнь.»: Из дневника Ф. Раневской // Малаховский вестник. 1995, № 7. С. 2.

209. Логинова Л.Ю. В одну из сред, где собирались «Среды» // Малаховский вестник. 1998, № 14. С. 2.

210. Логинова Л.Ю. Время строить // Малаховка: Литературно-краеведческий альманах. Вып. 2. Малаховка, 1999. С. 10-23.

211. Логинова Л.Ю. «Даже слишком солидно для летнего дела»: Об открытии театрального сезона в 1915 году в Малаховке // Малаховский вестник. 1992, №20. С. 4.

212. Логинова Л.Ю. Ее любят и помнят в Малаховке: Ф.Г. Раневская // Малаховский вестник. 1996, № 33. С. 2.

213. Логинова Л.Ю. Ему рукоплескал весь мир. и Малаховка // Малаховский вестник. 1993, № 5. С. 2 3.

214. Логинова Л.Ю. «Жизнь взрывалась фейерверками спектаклей!» // Малаховский вестник. 1992, № 13. С. 3.

215. Логинова Л.Ю. Жил-был когда-то в Малаховке // Малаховский вестник. 2000, №№ 38,40. С. 2.

216. Логинова Л.Ю. Знаменитая «старуха» // Малаховский вестник. 1998, №9. С. 2.

217. Логинова Л.Ю. «И я стал никем.! : Н.Д. Телешов до революции 1917 г. и после //Малаховский вестник. 1997, № 21. С. 2.

218. Логинова Л.Ю. Летом «Среды» собирались в Малаховке // Малаховский вестник. 1993, № 22. С. 2.

219. Логинова Л.Ю. Любовь к вам безгранична: О сцене Малаховского летнего театра // Малаховский вестник. 1992, № 12. С. 3.

220. Логинова Л.Ю. Малаховка и ее обитатели в 1916 1920 годы // Малаховский вестник. 1996, № 10. С. 10.

221. Логинова Л.Ю. На Покровском бульваре без перемен // Малаховский вестник. 1997, № 17. С. 2.

222. Логинова Л.Ю. Они первые краеведы. История поселка Малаховка. Происхождение названия поселка // Малаховский вестник. 1998, №№ 18-19. С. 2.

223. Логинова Л.Ю. Прекрасной Грезе русского театра: Из истории Летнего театра // Малаховский вестник. 1996, № 20. С. 2.

224. Логинова Л.Ю. Человек должен жить в своем Отечестве // Малаховский вестник. 1998, № 9. С. 2.

225. Лучший из дачных театров // Малаховский вестник. 1999, № 46.1. С. 2.

226. Любимов Е. Бунинская комната // Малаховский вестник. 1991, № 15.С. 3.

227. Лярский А. Похождения дачного мужа // Родина. 2000, № 8. С. 115-121.

228. Малаховка // Все Подмосковье. Географический словарь Московской области. М., 1987. С. 169.

229. Малаховка // Подмосковье. Памятные места в истории русской культуры XIV-XIX веков. М., 1962. С. 513-518.

230. Малаховка, ты вечна// Малаховский вестник. 1997, № 31. С. 2.

231. Миллер А.Ф. Откуда она, Малаховка? // Малаховский вестник. 1991,№ 1.С.4.

232. Митюшин В. Малаховка (об истории названия Малаховка) // Люберецкая правда. 1974,31 августа.

233. Михайлов К. Нас извлекут из-под обломков, или почему Россия теряла в последние годы тысячи исторических памятников. Ч. 2. Утраты России. Усадьбы, дачи, дачные театры // Новая юность. 2003, № 2. С. 149.

234. Михайлов Н.В. Лахта: Пять веков истории (1500 2000). М. -СПб., 2001.

235. Молева Н.М. Древняя быль новых кварталов. М., 1982.

236. Молева Н.М. Перово//Вопросы истории. 1978, № 12. С. 205-210.

237. Московия. Сердце Руси. М., 2003.

238. Московская область: история, культура, экономика. М., 2005.

239. На почве любви к литературе // Малаховский вестник. 1997, №№ 35-36. С. 2.375. Наше Красково. М., 1998.

240. Нащокина M.B. Поселок Перловка и его храм // Московский журнал. 1998, № 10. С. 61 64.

241. Неравнодушный к общественным нуждам // Малаховский вестник. 1997, № 11. С. 2.

242. Нуретдинов Р. Дачная архитектура. История застройки Малаховки // Малаховский вестник. 2001, № 27. С. 1 3.

243. Нуретдинов Р. Малаховка в приданое. // Малаховский вестник. 1998, № 12. С. 2.

244. Нуретдинов Р. «Мы на лодочке катались.» // Малаховский вестник. 1999, №30. С.З.

245. Памятники истории должны служить и нашему времени (о памятниках прошлого на территории поселка Малаховка: доме Н.Д. Телешова, Летнем театре, первой в России деревенской гимназии) // Люберецкая правда. 1969, 26 марта. С. 2.

246. Пашенин A.M. Перово. Исторические факты. Знак Апокалипсиса. М., 1995.

247. Подмосковный оазис культуры: Страницы истории поселка Малаховка. Рекомендательный указатель литературы / ред. Панченкова Н.М. Люберцы, 2001.

248. Подмосковье. Памятные места в истории русской культуры XIV -XIX веков. М., 1962.

249. Протоклитов В.А. История Малаховки // Малаховский вестник. 1991, №16. С. 4.

250. Прошлое и настоящее Люберецкого района. Малаховка // Люберецкая правда. 1969, 7 января.

251. Раневская Ф. «Какое наслаждение уважать людей» // Малаховский вестник. 1999, № 40. С. 2.

252. Розенблюм Е. Рассказы о дачной жизни // Московский журнал. 1996, №5.

253. Сабурова Т. Дачники // Родина. 2001, № 7. С. 124 128.

254. Синеокова Т.Л. Удельная до и после. Удельная, 1994.

255. Смирнова Т. Дорога к храму // Малаховский вестник. 1996, № 15.1. С. 2.

256. Смирнова Т. «Среда» // Малаховский вестник. 1991, № 3. С. 3.

257. Созвездие Московского меридиана. Подмосковье Москва. 850 / ред. Шестопалова O.A. М., 1997.

258. Стародубов Ю.В. О Родине малой. Выхино Жулебино. Историко-краеведческий очерк. М., 1997.

259. Томилино и томилинцы. Историко-краеведческий альманах. Вып. 1. Томилино, 2005.

260. Трифиленкова О.И. Косино. Маленький уголок моей Родины. М., 1986-1992.

261. Хинчук Г. Старт в Малаховке на «Невском» // Малаховский вестник. 2001, №№ 20 21. С. 2.

262. Хинчук Г. Футбол 1911 1914 годов // Малаховский вестник. 2001, № 15. С. 2.

263. Шапошников А. Шаляпинская сирень // Малаховский вестник. 1997, №8. С. 2.3100. Шмелькина М.С. Ночные балы, золушка и другие: Балы в Летнем театре // Малаховский вестник. 1991, № 25. С. 3.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.