Декоративно-прикладное искусство негидальцев в системе культуры народов Приамурья: Середина XIX - 80-е гг. ХХ в. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 24.00.02, кандидат культурол. наук Костанди, Валентина Владимировна

  • Костанди, Валентина Владимировна
  • кандидат культурол. науккандидат культурол. наук
  • 1998, ХабаровскХабаровск
  • Специальность ВАК РФ24.00.02
  • Количество страниц 172
Костанди, Валентина Владимировна. Декоративно-прикладное искусство негидальцев в системе культуры народов Приамурья: Середина XIX - 80-е гг. ХХ в.: дис. кандидат культурол. наук: 24.00.02 - Историческая культурология. Хабаровск. 1998. 172 с.

Оглавление диссертации кандидат культурол. наук Костанди, Валентина Владимировна

Введение

Глава I. ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО КАК ФЕНОМЕН КУЛЬТУРЫ

1.1 Искусство в системе культуры

2.1. Декоративно — прикладное искусство и его особенности

3.1. Народное искусство как тип культуры

Глава II. ДЕКОРАТИВНОЕ ИСКУССТВО НЕГИДАЛЬЦЕВ КАК ЧАСТЬ

КУЛЬТУРЫ ПРИАМУРЬЯ (сер. XIX - ЗОе гг. XX в. )

1.2. Национальные традиции художественной обработки мягких материалов

а) одежда

б) ковры

в) береста

2.2. Художественная обработка твердых материалов

а) дерево

б) кость

в) металл

3.2. Культовые изображения

а) костюм негидальского шамана

б) культовый рисунок

в) культовая скульптура

Глава III. ДЕКОРАТИВНОЕ ИСКУССТВО НЕГИДАЛЬЦЕВ НА

СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ ( 40е - 80е гг. XX в. )

1.3. Орнаментальная вышивка в системе декоративно

— прикладного искусства негидальцев

2.3. Особенности современного декоративного искусства

негидальцев

Заключение

Список использованных источников и литературы

Список сокращений

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Историческая культурология», 24.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Декоративно-прикладное искусство негидальцев в системе культуры народов Приамурья: Середина XIX - 80-е гг. ХХ в.»

ВВЕДЕНИЕ

XX век очертил новое геополитическое пространство, не ограниченное рамками национальных государств, которое дает возможность не только мирного сосуществования инокультур, но и активного их взаимодействия, этнокультурного общения. Современный мир представляет собою сложную мозаику уникальных культур, каждая из которых имеет свою собственную форму, идею, свой путь развития. Человечество, несмотря на великое множество противоречий своего существования, все более начинает воспринимать себя единым организмом на Земле, но экологическое равновесие этого организма нарушено.

В настоящее время мы становимся свидетелями исчезновения различных видов растительного и животного мира. Нарушенная экология природы, приводит к нарушению экологии социума, вследствие чего исчезают целые народы. Наиболее незащищены в этом процессе малые аборигенные этносы. С исчезновением своих носителей исчезает и культура — высшее духовное проявление этноса, что является невосполнимой утратой для мировой культуры, так как теряются ее первые звенья. Осознавая реальную возможность экокультурной катастрофы, Генеральная Ассамблея ООН провозгласила 1995 год — годом начала Международного десятилетия коренных народов мира. В этой связи, изучение культур аборигенных этносов, к которым время особенно неумолимо, является одной из важнейших задач исторической культурологии на современном этапе.

АКТУАЛЬНОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ заключается в обращении к духовной культуре одного из коренных народов Дальнего Востока — негидальцев. Дальний Восток России и, в частности Приамурье, является местом традиционного проживания малочисленных народов: нанайцев, нивхов, негидальцев, ульчей, удэгейцев, эвенков и эвенов, объединенных общей направленностью хозяйства и особенностями быта. Аборигенные этносы Амура — носители древней духовной культуры, которая своими корнями уходит в толщу тысячелетий.

Яркая и самобытная культура народов Российского Дальнего Востока издавна привлекала внимание исследователей — историков, этнографов, искусствоведов, культурологов. Особенно этот интерес усилился в последние десятилетия XX века, в связи с бурным развитием стран Азиатско-Тихоокеанского региона, в котором Российский Дальний Восток занимает значительную территорию.

Актуальность исследования продиктована, в первую очередь, недостаточной историко — культурологической изученностью данного региона, необходимостью определения в структуре культуры аборигенных народов Приамурья наиболее жизнеспособных элементов. В настоящее время культура одних народов изучена более глубоко и фундаментально, о других упоминалось лишь вскользь. Культура негидальцев относится к последним.

Декоративно — прикладное искусство является важнейшей составляющей в системе духовной культуры этноса. Актуальность изучения декоративно — прикладного искусства негидальцев определяется отсутствием специальных работ, посвященных этой проблеме, сложностью и нерешенностью историко — культурологических задач, касающихся этно — и культурогенеза данной народности.

ЭТНИЧЕСКИЕ РАМКИ диссертации ограничиваются особой этнической группой Амуро—Амгуньского региона — негидальцами. Негидальцы — один из тех реликтовых этносов, которые, по определению Л.Н.Гумилева, находясь в состоянии гомеостаза, сохраняют свое национальное самосознание, более или менее стабильную численность и занимаемую ими территорию [ 44. С. 150 ].

По происхождению негидальцы представляют собой обособившуюся от основной массы этноса группу кочевых эвенков —охотников, которая вышла на берега Амгуни и смешалась с аборигенным населением. Основу этой народности составлял местный очень древний пласт, живший в неолите на Амгуни, со своим языком, отличным от языка эвенков и нивхов, но, возможно, близкий к языкам предков ульчей, нанайцев и других нижнеамурских жителей [ 165. С. 77 — 82 ].

Самоназвание негидальцев — "элькан бэйенин" или "элэкэм бэйэ" — буквально означает "здешний, местный человек". В литературе негидальцы известны под именем "негда", "ниегда", "нейдальцев", "ниждальцев", "негеданцев", "нигидаттеров". Названия эти — руссифицированные формы термина "нгегида", означающего на эвенкийском языке "береговой, крайний" / нге — "низ склона", "берег", "край"; гида — "сторона"/. Оленные эвенки, кочевавшие по сторонам Станового хребта, называли так нанайцев, ульчей, негидальцев, противопоставляя это название термину "дункан" — "житель сопок", которым они называли сами себя.

По языку негидальцы относятся к северной /тунгусской/ подгруппе тунгусо-маньчжурской группы языков. Негидальский язык незначительно отличается фонетически, грамматически и лексически от эвенкийского и в ряде случаев сближается фонетически с языком орочей и удэгейцев [ 87. С. 776-778 ].

По расселению, экономике, быту, языку и родовому устройству негидальцы объединялись в две группы — верховские и низовские, которые сохранились и до наших дней [ 155. С. 10 ].

Перепись 1897 года учла 426 негидальцев, которые проживали в более, чем 40 стойбищах по Амгуни и Нижнему Амуру [ 2. С. 348 ]. По переписи 1989 года негидальцев учтено 662 человека [ 146. С. 15 ] — это самая малочисленная народность Хабаровского края. Стойкость негидальцев в этническом отношении просто поразительна: будучи по сути дела небольшой группой, окруженные другими народами, они до сих пор сохраняют свой язык, культурные особенности, национальное самосознание. Эта этническая стойкость нашла отражение и в удивительной живучести традиций их народного декоративно — прикладного искусства [ 146. С. 17 ].

ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ — декоративно — прикладное искусство негидальцев в его историческом развитии.

ПРЕДМЕТОМ ИССЛЕДОВАНИЯ являются исторические закономерности и тенденции развития декоративно — прикладного искусства негидальцев, его своеобразие и особенности, которые сформировали самобытную национальную художественную стилистику.

В традиционных культурах искусство неразрывно связано с бытием и не вычленяется из жизненного цикла, являясь его поэтическим отражением. В нем заложена генетическая память поколений, вследствие чего декоративно — прикладное искусство бесписьменных народов является своеобразным этнокодом, в котором экстраполированы моменты этногенеза.

Особенности исторического развития негидальцев нашли отражение в их декоративно — прикладном искусстве, что позволило диссертанту выделить его в качестве предмета исследования.

ХРОНОЛОГИЧЕСКИЕ РАМКИ диссертации охватывают период со второй половины XIX века до 80 —х гг. XX века, что позволяет рассмотреть феномен декоративно — прикладного искусства негидальцев в динамике исторического развития, выявить его основные тенденции, закономерности, противоречия. Выбор данного периода обусловлен также доступностью материала по декоративно — прикладному искусству негидальцев в музеях страны.

ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ РАМКИ исследования включают в себя Приамгунье и Приамурье — места исторического обитания негидальцев. Современным центром компактного их проживания является село Владимировка района им. Полины Осипенко Хабаровского края. Представители отдельных родов данного этноса встречаются в селах Кальма, Тахта, Тыр, причем Приамгунье является исконно — историческим местом проживания негидальцев, а переселение их в низовья Амура состоялось в 20 — е — 40 — е годы XX века.

Приамгунье — является одним из наиболее удаленных районов Хабаровского края. До сих пор отсутствуют сухопутные дороги, соединяющие Приамгунье с основными промышленными и культурными центрами Дальнего Востока. В район им. П.Осипенко можно добраться только воздушным транспортом, а в летнее время — по реке. В силу такой природной изолированности негидальцы сохраняют традиционный быт и культуру. Выбор территории обусловлен компактным размещением данной этнической группы и сохранением там традиционных форм декоративно — прикладного искусства.

ЦЕЛЬ РАБОТЫ — на основе полевых, музейных и архивных данных монографически исследовать народное декоративно — прикладное искусство негидальцев, как самостоятельный пласт их духовной культуры, на протяжении 130 лет развития, раскрыть его специфику как особой

эстетической категории. Рассмотреть декоративно — прикладное искусство этноса в контексте историко — культурного процесса Приамурья. Для достижения поставленной цели, необходимо решить ряд задач.

ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ :

1. Рассмотреть декоративно — прикладное искусство как особый феномен культуры.

2. Определить место и роль декоративно — прикладного искусства негидальцев в системе духовной культуры народов Приамурья.

3. Выявить общие закономерности и тенденции развития декоративно — прикладного искусства народов Приамурья и те особенности, которые отличают декоративное искусство негидальцев.

4. Дать целостный историко — культурологический анализ процесса эволюции декоративно — прикладного искусства негидальцев с середины XIX века до 80 —х годов XX века.

5. Раскрыть специфику работы с различными материалами и проанализировать декоративно — художественные приемы исполнения в произведениях декоративного искусства.

6. Рассмотреть художественные качества, непреходящую эстетическую ценность декоративно — прикладного искусства негидальцев и перспективы его дальнейшего развития.

НА ЗАЩИТУ ВЫНОСЯТСЯ следующие положения:

1. Декоративно —прикладное искусство негидальцев является неотъемлемой частью историко-культурного процесса развития Приамурья.

2. В традиционных культурах декоративно — прикладное искусство носит ярко выраженный стадиальный характер, что подтверждается, как графическими, так и пластическими изображениями.

3. Декоративное искусство негидальцев — особый пласт этнической культуры, в котором нашли отражение процессы этно — и культурогенеза.

4. Этнокультурные контакты и взаимовлияния верховских и низовских негидальцев локализованы в формах их декоративного искусства.

5. В декоративном искусстве негидальцев сложилась особая цветосистема, построенная на сочетании цветоритмических и цветопластических структур, связанная с этнопсихологией данной народности.

6. Орнаментальный этнокодовый комплекс негидальцев представляет собою бинарную оппозицию динамически разнозаряженных элементов: статичного — цветка трилистника и динамичного — струящейся пестрой ленты. Графический этнокод рождает орнаментальные пласты.

МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ. Методологическую основу исследования составляют современные исторические,

культурологические, искусствоведческие, этнофилософские концепции, которые объединяет общий гуманистический принцип: каждая народность, независимо от ее численности, является создателем своих уникальных духовных ценностей — устного народного творчества, обрядовой культуры, музыкального, танцевального, декоративно — прикладного искусства. Мировая цивилизация, — по определению К.Леви — Строса, — не может быть в мировом масштабе ничем иным, кроме как коалицией культур, каждая из которых сохраняет свою самобытность [ 70 ].

Аборигенная культура народов Дальнего Востока России занимает свое уникальное место в сокровищнице мировой культуры. Без учета

этого вклада модель мирового культурно — исторического процесса будет неполной.

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. При работе над диссертацией автором были использованы научные методы теоретического и эмпирического исследования — анализ и синтез, аналогия, ретроспектива, моделирование, изучение литературы, документов. Анализируя конкретные произведения негидальского декоративно — прикладного искусства автор использовала специальные методы искусствоведения: описательно — систематизирующий, сравнительно — исторический,

иконографический, семантический /рассматривающий семантику форм и цвета/. В полевых условиях были использованы методы визуального наблюдения и респондентского опроса.

Комплекс принятых в диссертации методов позволяет рассмотреть декоративно — прикладное искусство негидальцев в качестве историко-культурного источника, определить основные тенденции и закономерности его развития на протяжении 130 лет, обозначить место декоративно — прикладного искусства негидальцев в историко-культурном процессе Дальнего Востока.

СТЕПЕНЬ РАЗРАБОТАННОСТИ ПРОБЛЕМЫ определяется наличием ряда публикаций, затрагивающих отдельные аспекты темы диссертации. Для темы нашего исследования важное значение имеют эстетико — философские, культурологические и искусствоведческие работы, в которых отражены, сложившиеся в настоящее время, взгляды на природу искусства и его место в системе художественной культуры, на декоративно — прикладное искусство как особый вид искусства, на природу народного творчества, развивающегося по своим законам, с присущей ему спецификой.

Эстетико — философские стороны искусства и его восприятия исследовались А.Ф. Лосевым, М.С. Каганом, В.В. Вансловым, В.В. Селивановым, Г.Д. Суворовой и др. Проблемы народного декоративно — прикладного искусства рассматривались в работах Б.А. Рыбакова, Г.К. Вагнера, B.C. Воронова, П.Г.Богатырева, М.А. Некрасовой, В.М. Василенко, А.К. Чекалова, Т.М. Разиной.

Народное декоративно — прикладное искусство негидальцев в специальной искусствоведческой литературе не рассматривалось, не являлось оно так же предметом культурологического анализа как этнокультурный феномен Приамурья, поэтому изучение его, на наш взгляд, возможно лишь сквозь призму историко-культурного процесса данного этноса. В силу этих обстоятельств всю совокупность письменных источников, содержащих какие—либо сведения о негидальцах, их материальной и духовной культуре, условно можно разделить на три группы. Первую и основную составляют историко — этнографические труды исследователей второй половины XIX — начала XX века — Р. Маака, А.Ф. Миддендорфа, Л.И. Шренка, Л.Я. Штернберга, П.П. Шимкевича и др., представляющие важный фактологический материал. В них была заложена научно — аналитическая база изучения материальной и духовной культуры аборигенных этносов Дальнего Востока России.

Этноним "негидальцы" впервые появляется в работах А.Ф. Миддендорфа после его экспедиции на Амур в 1843 — 1844 гг., а также в донесениях Г.И. Невельского. Академик МидденДорф был восхищен самобытными и прекрасными изделиями декоративного искусства негидальцев, о чем писал в своем дневнике, он же первым обратил внимание на доминирование в негидальской орнаментике графического моноэлемента — цветка трилистника [ 83. С. 753 — 754 ].

Среди дореволюционных зарубежных изданий особый интерес представляет фундаментальная монография американского синолога и исследователя культур Дальнего Востока Бертольда Лауфера, в которой впервые в мировой литературе предметом изучения явилось декоративное искусство амурских племен [ 187 ]. При этом различие в орнаментальном искусстве амурских племен было отмечено, еще задолго до Лауфера, американским исследователем П.Коллинзом [ 184 ].

Работы С.К. Патканова и А.Н. Липского содержат статистические данные о негидальцах на рубеже XIX — XX веков [ 92; 73 ]. Большой интерес к негидальскому населению Амгуни проявил И.И. Гапанович, в его статьях дано подробное описание хозяйства и быта "верховских" негидальцев [ 133 ]. Л.Я Штернберг предпринял комплексный подход в изучении культуры этноса, его работа содержит важные сведения о происхождении, быте, мировоззрении, верованиях и обрядах. Ему же

принадлежит первая попытка в составлении негидальского словаря [ 125 ]•

Следующая группа публикаций включает работы исследователей XX века, посвященные проблемам развития культуры и искусства народов Амура, в которых упоминается о негидальцах в сравнении с другими этносами.

50 —е годы отмечены деятельностью академика А.П.Окладникова, результаты его археологических изысканий в бассейне Амура внесли ясность в давний спор об истоках искусства амурских племен. Анализ археологических материалов показал, что художественное творчество народов Амура глубоко самобытно и оригинально [ 89; 90; 91 ].

Проблемам народного декоративного искусства коренных этносов Дальнего Востока и Сибири посвящены труды известного советского искусствоведа, историка культуры и этнографа С.В.Иванова [ 50; 51; 52 ].

В его фундаментальном труде "Материалы по изобразительному искусству народов Сибири XIX — нач. XX века" всесторонне исследуются различные виды изображений на плоскости, сюжетные рисунки, выполненные на дереве, коже, ткани, вышивка цветными нитками и оленьим волосом [ 50 ]. В разделе, посвященном искусству негидальцев, С.В.Иванов приводит прорисовки и анализирует изображения на некоторых ритуальных предметах негидальского шамана.

Большой научный интерес представляет монография С.В.Иванова, рассматривающая орнамент народов Приамурья в качестве исторического источника и этнокультурного феномена. Ценность орнамента, по мнению Иванова, состоит в том, что он является относительно устойчивым элементом культуры, который сохраняется на протяжении многих веков. В нем заложены прямые или косвенные указания на этногенез народа, его этнокультурные контакты и межэтнические коммуникации. Вслед за А.П. Окладниковым C.B. Иванов отмечает глубокую древность, ярко выраженное своеобразие и местные истоки амурской орнаментики.

В 60 — е — 80 — е годы появляется ряд интересных работ, посвященных проблемам декоративно — прикладного искусства народов Дальнего Востока и Крайнего Севера [ 63; 117; 136; 137; 145; 154 ] и Приамурских этносов в частности. Декоративному искусству удэгейцев посвящены работы В.В. Подмаскина и A.C. Букатовой [ 93; 157; 175 ], П.Я.Гонтмахер исследовал искусство нивхов и нанайцев [ 41; 42; 43 ], материальная и духовная культура ульчей рассматривалась АВ.Смоляк [ 104; 105 ].

Третью группу публикаций составляет ряд научных статей, непосредственно посвященных различным аспектам материальной и духовной культуры негидальцев. Родовому составу уделил внимание Б.О. Долгих [ 49 ], антропологические изыскания проводил И.Г. Левин, вопросам материальной культуры негидальцев посвящены статьи A.B.

Смоляк и Е.П. Орловой [ 155; 165 ], обрядовый фольклор и религиозные представления рассмотрены В.И. Цинциус [ 172 ], этнические контакты негидальцев отражены в статьях М.М. Хасановой [ 170 ], Н.В. Кочешков уделил внимание декоративному искусству [ 146 ].

Таким образом, на сегодняшний день имеется достаточно обширный историко — этнографический корпус источников, позволяющий определить место негидальского этноса в исторических судьбах народов Приамурья, при этом однако, специального монографического исследования, посвященного декоративно — прикладному искусству этого народа до сих пор не создано. Между тем такое исследование позволило бы не только способствовать в решении ряда проблем этно — и культурогенеза негидальцев, но и на конкретном фактическом материале поставить и попытаться решить некоторые вопросы общей теории декоративно — прикладного искусства.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА исследования заключается в том, что в нем:

1. Делается первая попытка монографического исследования декоративно — прикладного искусства негидальцев как этнокультурного феномена в системе традиционной культуры Приамурья.

2. Предлагаются теоретические дефиниции и классификации, предназначенные для исследования феномена декоративно — прикладного искусства негидальцев как исторической, культурной и этнографической реальности.

3. Вводятся в научный оборот неопубликованные архивные данные, описание музейных коллекций, новые визуальные материалы по декоративному искусству негидальцев, в том числе экспедиционно— полевые материалы автора.

4. Автором сформулирована своя концепция сохранения и возрождения традиционного декоративно — прикладного искусства негидальцев.

АПРОБАЦИЯ РАБОТЫ. Основные выводы и положения настоящего исследования изложены в сообщениях и докладах на вузовских научно-практических конференциях ( г.Хабаровск, 1994, 1995, 1998гг.), автор принимала участие в работе международной научной конференции по проблемам культуры, науки и образования (г.Хабаровск, 1995), По материалам исследования опубликованы статьи и брошюра ( г.Хабаровск, 1997. ).

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ диссертации заключается в том, что в ней исследование этнокультурного феномена декоративно — прикладного искусства переводится в русло современной культурологической парадигмы научного мышления, что открывает более широкие перспективы для развития искусствознания и культурологии региона.

Результаты исследования могут быть использованы при составлении концепции возрождения традиционной культуры негидальцев, спецкурсов по истории культуры и искусства Дальнего Востока России, а также стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Данные диссертации могут помочь при разработке программ по этнопсихологии и этнопедагогике, спецкурсов и спецсеминаров по истории культуры народов Приамурья /для факультетов народов Севера/, а также программ спецкурсов по декоративно — прикладному искусству для творческих факультетов вузов России.

Некоторые материалы диссертации могут быть использованы в краеведческой и лекционной работе, оказать помощь учителям национальных школ, практическим работникам культуры, а также всем

тем, кто на деле занимается сохранением и развитием амурской культуры.

ИСТОЧНИКОВУЮ БАЗУ настоящего исследования составляют четыре вида источников: экспедиционно — полевые материалы автора, музейные и частные коллекции, данные архивов, а также историографическая литература.

При работе над диссертацией автором была изучена историографическая литература, хранящаяся в отделе редкой книги Хабаровской государственной краевой научной библиотеки — дореволюционные издания трудов А.Ф. Миддендорфа, Л.И. Шренка, П.П. Шимкевича и др.

Архивные материалы представлены рядом документов государственных архивов РАН, ДВО РАН, ЦГИАЛ, ГАХК. Особый интерес для темы исследования имеют неопубликованные записки А.Ф. Миддендорфа, Л.И. Шренка, Л.Я. Штернберга [ 12; 21; 22 ], отчеты о материальной и духовной культуре малых народов Дальнего Востока [ 7; 17 ], а также неопубликованные материалы Дальневосточной энциклопедии, куда вошли статьи K.M. Форштейн о негидальцах [ 18 ] и Е.Р. Шнейдера об искусстве туземнвх племен ДВК [ 20 ].

Музейные коллекции являлись основным источником изучения произведений декоративно — прикладного искусства негидальцев, а также их материальной и духовной культуры. При работе над исследованием автором были изучены материалы негидальских коллекций Российского этнографического музея /г. С.Петербург/ — коллекции №№ 2566, 4698, 6640, 6937, 7007, 8527, 10310, 10859, 11056, 11218, 11408 , музея антропологии и этнографии им. Петра Великого /г. С.Петербург/ — коллекции №№ 5166, 4978, экспозиция отдела народного искусства Дальневосточного Художественного музея /г. Хабаровск/, экспозиции

краеведческих музеев городов Хабаровска и Благовещенска, материалы отдела национального искусства малых народов Хабаровского края краеведческого музея города Комсомольска —на—Амуре, школьных музеев сел Владимировки, Богородского, Троицкого, Сикачи — Аляна, а также частные коллекции жителей этих сел.

Экспедиционно — полевые материалы собирались диссертантом в 1993 — 1997 годах и имели важное значение для раскрытия темы. Во время полевых сборов автор лично познакомилась со многими образцами декоративно — прикладного искусства негидальцев, с техническими приемами их изготовления, а также с художественными приемами декора. Материалы частных коллекций являют собою богатейший фонд художественных произведений негидальского декоративного искусства и нуждаются во внимании со стороны государства в целях их сохранения и ретрансляции.

Важная информация получена от наших респондентов: А.ф. Алексеевой, А.Н. Соловьевой, Д.И. Надеиной, М.К. Охлопковой, Е.Ф. Яковлева, А.П. Казарова, А.Н. Казаровой. Автор выражает глубокую благодарность за помощь в работе В.Н. Федорову, преподавателю кафедры мировой художественной культуры ХГПУ В.В. Лебедевой, сотрудникам Хабаровского краеведческого музея Т.В. Мельниковой и C.B. Гончаровой, преподавателю детского эстетического центра г.Хабаровска A.B. Чеглаковой.

СТРУКТУРА ДИССЕРТАЦИИ. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, приложений ( списка использованных источников и литературы, списка сокращений ) и альбома иллюстраций.

Во "Введении" обосновываются актуальность темы, ее новизна, научная значимость, формулируются объект, предмет, цель, ставятся

основные задачи, дается обзор литературы по теме исследования, кратко раскрывается структура и содержание основных глав диссертации.

Первая глава "Декоративное искусство как феномен культуры" посвящена рассмотрению некоторых теоретических положений, она состоит из трех разделов. В первом кратко рассматривается роль и место искусства в системе культуры, второй посвящен анализу особенностей декоративно — прикладного искусства, в третьем разделе анализируется феномен народного искусства как особый тип культуры, развивающийся по своим законам.

Вторая глава "Декоративно — прикладное искусство негидальцев как часть культуры народов Приамурья" посвящена анализу декоративного искусства негидальцев в системе художественной культуры Приамурья. Глава состоит из трех разделов и охватывает период с середины Х1Хв. до 30 —х — 40 —х годов XX века. В первых двух разделах отражен дифференцированный подход негидальцев к материалу, где женское искусство было связано с художественной обработкой мягких материалов, твердые материалы традиционно обрабатывались мужчинами. Третий раздел посвящен культовым изображениям, в которых воплощены анимистические представления негидальцев.

Третья глава "Декоративное искусство негидальцев на современном этапе" посвящена анализу декоративного искусства негидальцев периода 50 —х — 80—х годов XX века, она состоит из двух разделов. В первом рассматривается орнаментальная вышивка в системе декоративного искусства негидальцев, во втором — особенности развития и функционирования декоративного искусства на современном этапе, анализируются наиболее интересные произведения этого периода, хранящиеся в Дальневосточных музеях.

В "Заключении" подводятся общие итоги исследования, предлагается своя концепция сохранения и возрождения неповторимого декоративного искусства негидальцев, формулируются основные выводы. Таким образом, в настоящей диссертационной работе предпринята попытка комплексного монографического исследования народного декоративно — прикладного искусства негидальцев как этнокультурного феномена народов Приамурья.

Похожие диссертационные работы по специальности «Историческая культурология», 24.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Историческая культурология», Костанди, Валентина Владимировна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Настоящая работа является первой попыткой монографического исследования народного декоративно — прикладного искусства негидальцев как этнокультурного феномена народов Приамурья. Декоративно — прикладное искусство народов Приамурья — это самобытный пласт мировой художественной культуры, неотъемлемая часть историко-культурного процесса Дальнего Востока России. Аборигенная культура Приамурья состоит из ряда этнокультур, которые находятся в процессе живого взаимодействия друг с другом. Каждая этнокультура, — по словам К.Леви —Стросса, — это уникальная ситуация, которая складывается на небольшом числе отличительных черт своего окружения [ 68. С. 338 ]. Взаимодействие этнокультуры с окружением находит отражение в формах декоративного искусства.

Декоративно — прикладное искусство является верхней ступенью в пирамиде материальной культуры этноса, на которой духовно — этический идеал воплощается в эстетическую художественно — пластическую форму. При этом, одним из самых могучих источников эстетического переживания является осознание человеком своих творческих возможностей.

Надо подчеркнуть, что духовная культура негидальцев, так же как и других аборигенных этносов Приамурья, за рассматриваемый почти полуторастолетний период, прошла путь развития в несколько стадий, который другие культуры в естественных условиях проходят за несколько тысячелетий: от архаической, мифологической по содержанию и обрядовой по форме до современного традиционно — художественного явления, в большинстве своем лишенного религиозной сакральности и воспринимаемого носителями этнокулътуры в художественно — эстетическом плане. Так, например, европейская культура прошла этот путь за три тысячи лет, русской культуре понадобилось тысячу лет и этот ряд можно продолжить.

Декоративно — прикладное искусство негидальцев традиционно, оно ориентированно на канон. Канон охватывает помимо материала — сюжет и мотив, проявляясь в композиции, пропорциях, в самом процессе создания вещи. Основой традиционных принципов являются: орнаментализм, плоскостность, условность изображения, переходящая иногда в стилизацию, а также великолепное колористическое решение. Цвета употребляются всегда чистые, контрастные, нет переходов одного цвета в другой, однако даже самые контрастные цвета сочетаются необычайно гармонично.

Традиционные изделия негидальских мастеров в известной мере являются выражением национальной исторической памяти. Они интересны тем, что не теряют своей глубоко эстетической содержательности, в них присутствует неустанная народная выдумка, красочность, выразительность форм, несущих тепло творческой руки, богатство ритмики, пластических решений, смелость декоративной фантазии, с которой мастер решает такие задачи, над которыми подчас безуспешно бьется художник — профессионал.

Декоративно — прикладное искусство негидальцев основано на художественной обработке тех материалов, которые давала сама природа: рыбьи кожи, мех, береста в умелых руках негидальских мастериц превращались в функциональные, удобные, практичные вещи, изготовленные по законам красоты. Технические приемы декоративной отделки изделий из этих материалов отличаются исключительным разнообразием. Какой бы материал, даже самый простой не попадал в руки негидальских мастериц, они всегда умели найти пути для максимального использования его художественных достоинств. Учитывая природные свойства материала, его цвет и фактуру, гибкость и эластичность, они удивительным и самым неожиданным образом комбинировали материалы, умело сочетали их друг с другом, достигая замечательных декоративных эффектов. При этом мастерицей всегда руководит чувство меры и художественный такт.

В настоящей работе мы подробно рассмотрели технологию обработки мягких и твердых материалов, связанных с традициями женского и мужского искусства негидальцев, а так же художественные приемы, используемые в декоре изделий из этих материалов. Так, например, в женском искусстве, связанном с обработкой тканей, меха, кож, используется вышивка, аппликация и меховая мозаика, в декоре изделий из бересты применяли резьбу и тиснение.

Мужское искусство негидальцев оперировало такими приемами, как: резьба по дереву и кости, несложная гравировка по металлу, а в некоторых случаях применялась даже инкрустация. Особым разделом мужского искусства является культовая скульптура, которая отличается условно — выразительными формами При этом надо отметить, что современное искусство негидальцев закрепилось в формах женского рукоделия, а мужские виды искусства в настоящее время практически исчезли.

Современные декоративные изделия негидальских мастериц выполняются из традиционных материалов, поскольку новые — искусственные мех и кожи, здесь не прижились. Такая консервативность в подходе к материалу является одной из отличительных черт негидальского декоративного искусства.

Главным богатством современного декоративно — прикладного искусства негидальцев является монотематическая орнаментальная вышивка, построенная на сочетании двух элементов — цветка трилистника и пестрой ленты, которые в контексте являют собою бинарную оппозицию. Данную оппозицию мы находим возможным признать в качестве этнокодового комплекса национальной орнаментики. Устойчивость орнаментального этнокода определяется его цветопластической и цветоритмической организацией. На широком иллюстративном материале нами рассмотрены варианты композиции орнаментального этнокода негидальцев, выполненные мастерами старшего поколения и являющие собою неисчерпаемость народной фантазии.

Залогом сохранения этноса является укрепление национального самосознания, локализованного в формах народного декоративно — прикладного искусства. В настоящее время главная опасность для негидальского искусства, как и для народного искусства Приамурья в целом, заключается в том, что к нему слабо привлекается молодежь. Традициями владеют в основном люди преклонного возраста, а передать свои знания и опыт подрастающему поколению они не всегда имеют возможность.

В этой связи главной задачей в процессе возрождения декоративного искусства негидальцев и других малых этносов Приамурья является воспитание у молодых людей любви и правильного отношения к народному искусству. Нужно внедрить в сознание молодежи понимание того, что оно является сокровищницей мудрости, многовекового творческого опыта народа и имеет огромную эстетическую ценность. Для того, чтобы привить такое отношение к народному искусству и дать практические навыки, необходима большая систематическая работа, прежде всего в школах. Для осуществления такой работы нужны специально подготовленные кадры. Задачу подготовки квалифицированных педагогических кадров решает и Хабаровский государственный педагогический университет, где на художественно — графическом факультете разработан спецкурс "Декоративно — прикладное искусство малых народностей Амура".

В настоящее время традиционное искусство Приамурья остро нуждается в поддержке со стороны государства. В результате сокращения ассигнований на культуру в первую очередь пострадали народные промыслы, закрываются художественно — промышленные мастерские, которым рекомендовано перейти на самоокупаемость, что практически невозможно, так как аборигенное население очень бедно.

В качестве альтернативной поддержки можно рассматривать программу экологического туризма, представленную Хабаровским краевым экологическим центром на Международной конференции по проблемам Дальнего Востока, проходившей в сентябре 1998 года в Хабаровске.

Итак, в исследовании, путем глубокого и всестороннего анализа разнообразного материала, в большинстве случаев не опубликованного, нами прослежен исторический путь развития народного декоративно — прикладного искусства негидальцев на протяжении почти полуторастолетнего периода его развития. В результате можно сделать следующие выводы:

1. Народное декоративно — прикладное искусство является особым феноменом духовной культуры этноса, закрепленным в визуально — статических и цвето — пластических формах, в основе которых лежит канон, феномен народного декоративного искусства это такая система, которая входит в более широкую систему национальной культуры и в систему мировой художественной культуры как структура, которая на всех уровнях регулируется законом коллективности и традиции.

2. Процесс эволюции декоративно — прикладного искусства негидальцев за период от середины XIX в. —до 80 —х гг. XX в. обусловлен общим процессом историко-культурного развития Приамурья и закреплен широким спектром форм — от архаичных, выраженных комплексом сакрально — культовых изображений и шаманской атрибутики, до современных изделий декоративного искусства, в которых доминирует художественно — эстетическая функция.

3. Декоративно — прикладное искусство негидальцев является важным историко-культурным источником, поскольку в нем нашли отражение особенности исторического развития этноса, межэтнические культурные контакты не только с другими народами тунгусо — манчьжурской группы: эвенками, ульчами, нанайцами, палеоазиатами — нивхами, но и с русскими, китайцами, японцами. Историческое территориальное разделение негидальцев на верховских и низовских закрепилось в формах их декоративного искусства: искусство верховских негидальцев Амгуни впитало традиции эвенкийской культуры, что нашло отражение в формах национальной одежды, которая в настоящее время трансформировалась в сценический костюм; в искусстве изготовления меховых ковров — кумаланов, сопряженных с техникой меховой мозаики; искусство негидальцев Нижнего Амура сближается с искусством ульчей, нивхов, нанайцев, оно закрепилось в формах традиционной одежды и аксессуаров к ней, в традиции изготовлении текстильных ковров, а так же в архитектурном декоре.

4. Этнокультурная специфика декоративного искусства негидальцев определяется устойчивыми приемами исполнения, сформировавшимися под влиянием условий жизни этноса. Специфика современного искусства отличается консервативностью в подходе к материалу, искусственные мех и кожи здесь не прижились, исключение составляют нитки мулине, которые гармонично вписались в структуру традиционного искусства.

5. Декоративное искусство негидальцев сочетает в себе как общие черты, характерные для искусства Приамурья в целом, выраженные в подходе к материалу, в формах, в композиции декора, так и индивидуальные, — заключенные в национальной орнаментике. Орнаментальная вышивка негидальцев построена на этнокодовом комплексе, состоящем из цветка трилистника и пестрой ленты. Особое значение для орнаментальной вышивки негидальцев имеет цветосистема, закрепленная в цветоритмических и цветопластических структурах, обусловленная этнопсихологическими особенностями.

6. Несмотря на свою малочисленность, негидальский этнос сохраняет национальное самосознание, закрепленное в формах декоративно — прикладного искусства, самобытность и неповторимость которого определяет ему достойное место в системе духовной культуры Приамурья. Анализ современного состояния декоративного искусства негидальцев позволяет утверждать его жизнеспособность и перспективность развития в современных условиях.

Список литературы диссертационного исследования кандидат культурол. наук Костанди, Валентина Владимировна, 1998 год

СПИСОК

использованных источников и литературы

I. ИСТОЧНИКИ а ) опубликованные

I. Бошняк Н. Экспедиция в Приамурском крае.Морской сборник. СПб., 1859.Т.39.Ч.П./неофициальная/.

2. Брокгауз Ф.А., Эфрон И.А. Энциклопедический словарь. СП.., 1897. Т.

XX "А".

3. Историко — этнографический атлас Сибири. М. —Л., 1961.

4. Кириллов А. Географическо — статистический словарь Амурской и Приморской областей. Благовещенск, 1894.

5. Колумбы земли русской. Сб. документальных описаний об открытиях и изучении Сибири, Дальнего Востока и Севера в XVII —XVIII вв. Хабаровск, 1989.

6. Народы Восточной Азии.Серия "Народы мира. Этнографические очерки". М.-Л., 1965.

б ) неопубликованные

7. Карабанова С.Ф. Искусство малых народов юга советского Дальнего Востока. Отчет за 1972-1974гг.// Архив ДВО РАН Ф.13. Оп.1. Д.44.

8. Личный фонд Белобородовой К.П. // ГАХК Ф.10. Оп.1. Д.9, 15, 16, 18, 36, 41, 48, 49, 51.

9. Материалы Дальневосточной энциклопедии// ГАХК Ф.537. Оп.1.

10. МАЭ. Опись коллекции 4362 — 72. Сост. Крейнович Е.А.

II. МАЭ. Опись коллекции 4978-61. Сост. Стренина А.В.

12. Миддендорф А.Ф. Заметки о гиляках с собственноручными зарисовками и записями текстов и мелодий песен // Архив РАН Ф.93. Оп.1. Д.61.

13. Полевые сборы автора за 1994 — 1997 гг.

14. РЭМ. Опись коллекции 2566 — 61. Сост. Васильев В.Н.

15. РЭМ. Опись коллекции 4698-51. Сост. Шнейдер Е.Р.

16. РЭМ. Опись коллекции 6937-24. Сост. Орлова Е.П.

17. Старцев А.Ф. Материальная культура удэгейцев (сер.XIX —70гг.ХХв.) Отчет за 1976г.// Архив ДВО РАН Ф.13. Оп.1. Д.73.

18. Форштейн K.M. Негидальцы// ГАХК Ф.537. Оп.1. Д.53.

19. ЦГИАЛ. Ф.391. Оп. 3. Д. 1181. Л.178-182.

20. Шнейдер Е.Р. Искусство туземных племен ДВК// ГАХК Ф.537. Оп.1. Д.43

21. Шренк Л.И. Черновые разрозненные заметки, связанные с экспедицией на Дальний Восток// Архив РАН Ф.93. Оп.1. Д.29.

22. Штернберг Л.Я. Дополнительные материалы к отчету о поездке к гольдам, описание обрядов, материалы по этнографии, фольклору негидальцев// Архив РАН Ф. 282. Оп. 1. Д. 91, 96.

II. МОНОГРАФИИ. КНИГИ. БРОШЮРЫ.

22. Анисимов А.Ф. Космологические представления народов Севера. М. -Л., 1959.

23. Анисимов А.Ф. Духовная жизнь первобытного общества. М. —Л., 1966.

24. Анучин В.И. Лук и стрелы. Археологический и этнографический очерк. М„ 1887.

25. Арутюнов С.А. Щебеньков В.Г. Древнейший народ Японии. М., 1992.

26. Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. М., 1965.

27. Белобородова К.П. Приамурские узоры. Л., 1975.

28. Белый А. Символизм как миропонимание. М., 1994.

29. Бляхер Е.Д. Мировое древо и мифологическая картина мира. Три лекции по спецкурсу "Мифология народов Приамурья и общая теория мифосимвола. Хабаровск, 1996.

30. Богатырев П.Г. Вопросы теории народного искусства. М., 1971.

31. Боголюбский И. Краткий очерк народов Амурского края. СПб., 1890.

32. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1983.

33. Бромлей Ю.В., Подольный Р.Г. Человечество — это народы. М., 1990.

34. Ванслов В. Содержание и форма в искусстве. М., 1956.

35. Василевич Г.М. Эвенки: историко — этнографические очерки ( XVIII -нач. XIXbb.). Л., 1969.

36. Василенко В.М. Народное искусство. Избранные труды о народном творчестве X —XX веков. М., 1974.

37. Вдовин И.С. Проблемы истории общественного сознания аборигенов Сибири. Л., 1981.

38. Власов В.Г. Стили в искусстве. СПб., 1995.

39. Воронов B.C. О крестьянском искусстве. Избранные труды. М., 1972.

40. Голан А. Миф и символ. М., 1993.

41. Гонтмахер П.Я. Золотые нити на рыбьей коже. Хабаровск, 1988.

42. Гонтмахер П.Я. Нанайцы.Этюды о духовной культуре. Хабаровск, 1996.

43. Гонтмахер П.Я. Декоративное искусство народов Приамурья. Хабаровск, 1991.

44. Гумилев А.Н. Этногенез и биосфера Земли. М., 1994.

45. Демидова Е.Г. Культура народностей Нижнего Амура и Сахалина в буржуазной историографии. Владивосток, 1987.

46. Деревякко А.П. В стране трех солнц. Рассказы археолога о древностях Приамурья. Хабаровск, 1970.

47. Деревянко А.П. В поисках оленя золотые рога. Благовещенск, 1978. —

48. Диосэги В. Берестовая посуда маньчжуро — тунгусов и методы ее изготовления. Будапешт, 1950.

49. Долгих Б.О. Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII в. М., 1960.

50. Иванов C.B. Материалы по изобразительному искусству народов Сибири XIX-нач. ХХв. ТИЭ им. Н.Н.М.-Маклая. М.-Л., 1954. T.XXII.

51. Иванов C.B. Орнамент народов Сибири как исторический источник (по материалам XIX —нач.ХХв.) Народы Севера и Дальнего Востока. ТИЭ им.Н.Н.М,-Маклая. М.-Л., 1963. Т.81.

52. Иванов C.B. Скульптура народов Севера Сибири.ХГХ — первая пол. ХХв. Л., 1970.

53. История Сибири. М.,1968. Т.1.

54. История Дальнего Востока СССР с древнейших времен до XVII в. Отв. ред. Крушанов А.И. М„ 1989.

55. История и культура удэгейцев. Л., 1989.

56. История и культура ительменов. Л., 1990.

57. История и культура ульчей. СПб., 1994.

58. Каган М.С. Морфология искусства:Историко — теоретическое исследование внутреннего строения мира искусств. Л., 1972.

59. Каган М.С. Человеческая деятельность (опыт системного анализа). М., 1974.

60. Каган М.С. Социальные функции искусства. Л., 1978.

61. Каган М.С. Холстова Т.В. Культура — философия — искусство. Диалоги. М„ 1988.

62. Калашникова Н.М., Плужникова Г.А. Одежда народов СССР.

фотоальбом. М., 1990.

63. Каплан Н.И. Народное декоративно — прикладное искусство Крайнего Севера и Дальнего Востока. М., 1980.

64. Карабанова С.Ф. Танцы малых народов юга Дальнего Востока СССР как историко — этнографический источник. М., 1979.

65. Карабанова С.Ф. Звонкие ритмы Амура. Владивосток, 1986.

66. Костанди В.В. Некоторые проблемы декоративно — прикладного искусства негидальцев. Хабаровск, 1997.

67. Кочешков Н.В. Декоративное искусство монголоязычных народов XIX-сер. ХХв. М„ 1979.

68. Краски земли Дерсу. Фотоальбом об искусстве малых народов Приамурья. Хабаровск, 1982.

69. Крейнович Е.А. Нивхгу: Загадочные обитатели Сахалина и Амура. М., 1973.

70. Леви —Стросс. Первобытное мышление. М., 1994.

71. Легенды и мифы народов Севера. М., 1985.

72. Липе Ю. Происхождение вещей. Из истории культуры человечества. М„ 1954.

73. Липский А.Н. Туземцы Дальнего Востока. Хабаровск, 1925.

74. Лопатин И.А. Наблюдения над бытом гольдов. Владивосток, 1921.

75. Лопатин И.А. Гольды амурские, уссурийские и сунгарийские. Владивосток, 1922.

76. Лосев А.Ф. Диалектика мифа. М., 1991.

77. Маак Р.К. Путешествие на Амур в 1855 г. СПб., 1859.

78. Мазин А.И. Таежные писаницы Приамурья. Новосибирск, 1986.

79. Маслова Г.С. Орнамент русской народной вышивки как историко — этнографический источник. М., 1978.

80. Маслова Г.С. Народная одежда в восточнославянских традиционных

обычаях и обрядах XIX — нач. ХХв. М., 1984.

81. Мерцалова М.Н. Поэзия народного костюма. М., 1975.

82. Мерцалова М.Н. Костюм разных времен и народов. Т.1. М., 1993.

83. Миддендорф А. Путешествие на Север и Восток Сибири. 4.2. Север и Восток Сибири в естественно — историческом отношении. СПб., 1869.

84. Миддендорф А. Путешествие на Север и Восток Сибири. СПб., 1878. Ч. П.

85. Мифологический словарь. М., 1991.

86. Нагишкин Д. Амурские сказки. Хабаровск, 1977.

87. Народы Сибири. Под ред. С.П.Толстова. М. — А., 1956.

88. Некрасова М.А. Народное искусство как часть культуры. Теория и практика. М., 1983.

89. Окладников А.П. Олень золотые рога. Л., 1964.

90. Окладников А.П. Петроглифы Нижнего Амура. Л., 1971.

91. Окладников А.П. Древнее искусство Приамурья. Альбом (на англ. яз.). Л., 1981.

92. Патканов С.К. Опыт географии и статистики тунгусских племен Сибири. СПб., Т.ХХХ1. Ч.И. 1906.

93. Подмаскин В.В. Духовная культура удэгейцев. Владивосток, 1991.

94. Разина Т.М. О профессионализме народного искусства. М., 1985.

95. Ревуненкова Е.В. Народы Малайзии и Западной Индонезии. М., 1980.

96. Редкие китайские народные картины из советских собраний. Сост. Б.Л.Рифтин. Л., 1991.

97. Раппопорт С.Х. Неизобразительные формы в декоративном искусстве. М„ 1968.

98. Рондели Л.Л. Народное декоративно — прикладное искусство. М., 1984.

99. Росугбу Б.М. Малые народности Приамурья в 1959— 1965 годах. Хабаровск, 1976.

100. Русское народное искусство в собрании Государственного Русского музея. Альбом. Ред.—сост. Богуславская И.Я. Л., 1984.

101. Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. М., 1981.

102. Сем Ю.А. Нанайцы. Материальная культура (вторая пол. XIX — сер.ХХв.). Этнографические очерки. Владивосток, 1973.

103. Семенова Т. Народное искусство и его проблемы. М., 1977.

104. Смоляк A.B. Ульчи. М., 1966.

105. Смоляк A.B. Традиционное хозяйство и материальная культура народов Нижнего Амура и Сахалина. Этногенетический аспект. М., 1984.

106. Соболевская H.A. Игрушка народностей Приамурья как этнокультурный памятник. Хабаровск, 1992.

107. Соколова Т.М. Орнамент — почерк эпохи. Л., 1972.

108. Соломонова H.A. Музыкальный фольклор народностей Нижнего Амура и Сахалина. Хабаровск, 1994.

109. Солярский В. Современное правовое и культурно — экономическое положение инородцев Приамурского края. Хабаровск, 1916.

110. Столяр А.Д. Происхождение изобразительного искусства. М.г 1985.

111. Таксами Ч.М. Основные проблемы этнографии и истории нивхов. М., 1975.

112. Тайлор Э. Первобытная культура. М., 1989.

113. Фролова E.H. Чистый источник: (Очерки о восстановлении народных промыслов.). М., 1990.

114. Фрэзер Д. Золотая ветвь. М., 1984.

115. Хайдеггер М. Время картины мира. Новая технократическая волна на Западе. М„ 1989.

116. Ханина Т.М. Модель мира в художественной культуре (неолит Приамурья). Хабаровск, 1996.

117. Чадаева А.Я. К югу от северного сияния: Очерки об искусстве народов Севера. Хабаровск, 1982.

118. Чадаева А.Я. Национальная игрушка: Очерки о древних предках игрушки. Хабаровск, 1986.

119. Чекалов А.К. Основы понимания декоративно — прикладного искусства. М., 1962.

120. Чекалов А.К. Народная деревянная скульптура Русского Севера. М., 1974.

121. Шавкунов Э.В. Государство Бохай и памятники его культуры в Приморье. Л., 1968.

122. Шавкунов Э.В. Культура чжурженей — удиге XII — ХШвв. и проблема происхождения тунгусских народов Дальнего Востока. М., 1990. —

123. Шимкевич П.П. Материалы по изучению шаманства у гольдов. Хабаровск, 1896.

124. Шкаровская Н. Народное самодеятельное искусство. Л., 1975.

125. Штернберг Л.Я. Гиляки, орочи, гольды, негидальцы, айны. Хабаровск, 1933.

126. Штернберг Л.Я. Первобытная религия в свете этнографии. Л., 1936.

127. Шренк Л.И. Об инородцах Амурского края. СПб., 1883. Т.1; 1899. Т.2; 1903. Т.З.

128. Элиаде М. Космос и история. Избранные работы. М., 1987.

III. НАУЧНЫЕ СТАТЬИ

129. Вагнер Г.К. О соотношении народного и самодеятельного//Проблемы народного искусства. М., 1982.

130. Вагнер Г.К. О единой теории народного искусства// ДИ СССР. 1973. №9.

131. Васильев Б .А. Медвежий праздник// СЭ. 1948. №4.

132. Гаген —Торн Н.И. К методике изучения одежды в этнографии СССР//СЭ. 1933. №3-4.

133. Гапанович И.И. Амгуньские тунгусы и негидальцы, их будущность//Вестник Манчжурии. 1927. №9, №11.

134. Гонтмахер П.Я., Карабанова С.Ф. Из истории эстетического воспитания у народностей Дальнего Востока в дооктябрьский период//История и культура Дальнего Востока СССР XVII —XX вв. Дооктябрьский период. Владивосток, 1989.

135. Гонтмахер П.Я. Линейный и цветовой ритм в декоративном искусстве народов Приамурья и Сахалина (историко

— филологический аспект)//Ритмология: проблемы и процессы современного развития. Хабаровск, 1991.

136. Гонтмахер П.Я. К проблеме канона в художественной культуре народов Приамурья//Ритмология: проблемы и процессы современного развития. Хабаровск, 1991.

137. Демидова Е.Г. Некоторые проблемы духовной культуры дальневосточных этносов (По материалам И.А.Лопатина)//История и культура Дальнего Востока СССР XVII —XX вв. Дооктябрьский период. Владивосток, 1989.

138. Иванов C.B. Орнаментированные куклы ольчей// СЭ. 1936. №6.

139. Иванов C.B. Орнаментика, религиозные представления и обряды, связанные с амурской лодкой// СЭ. 1935. №4 — 5.

140. Иванов C.B. Старинные трубчатые игольники народов Сибири// Одежда народов Сибири. Д., 1970.

141. Каплан Н.И. Из камуса, ровдуги, бисера... Декоративно — прикладное искусство малых народов Крайнего Севера//Радуга на снегу. Культура, традиционное и современное искусство народов советского Крайнего Севера. М., 1972.

142. Клипель В. Чукчагирское озеро.//ДВ. 1997. №2.

143. Клюев H.A. Археология первобытного общества Приморья и Приамурья: история идей и концепций. Очерки первобытной археологии Дальнего Востока//Проблемы исторической интерпретации исторических источников. Ин —т истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока. М., 1994.

144. Костанди В.В. Декоративно — прикладное искусство негидальцев// Материалы 41—й научной конференции. Хабаровск, 1995.

145. Кочешков Н.В. Современное декораивное искусство народов Крайнего Северо-Востока СССР и его этнические традиции//Национальные традиции в культуре народов Дальнего Востока. Владивосток, 1987.

146. Кочешков Н.В. Декоративное искусство негидальцев//Россия и АТР. 1994. №1.

147. Литвинцев П. Промысловое население Амгуньского района//ЭЖ ДВ. 1926. №6-7.

148. Лосев А.Ф. Художественный канон как проблема стиля//ВЭ. Вып.6. 1962.

149. Леви —Стросс К. Структура мифов//ВФ. 1970. №7.

150. Макаров К.А. О сосуществовании и взаимодействии различных типов художественного творчества в век НТР//Проблемы народного искусства. М., 1982.

151. Мельникова Т.В. Специализированный ритуальный костюм и атрибуты негидальского шамана по материалам Хабаровского краеведческого музея.//Проблемы изучения и популяризации традиционной культуры коренных народов Дальнего Востока России. Хабаровск, 1996.

152. Новикова Л. Знаковая функция сувенира//ДИ СССР. 1970. №1.

153. Окладников А.П. У истоков культуры народов Дальнего Востока//По следам древних культур. От Волги до Тихого океана. М., 1954. С. 225

154. Окладников А.П. Колыбель древних цивилизаций. // Амур — река подвигов. Хабаровск, 1983.

155. Орлова Е.П. Негидальцы//До клады по этнографии. Вып.З. Л., 1966.

156. Осокина Э.Н. Удэгейская скульптура//Вопросы источниковедения и историографии. Владивосток, 1977.

157. Подмаскин В.В. Встречи с искусством удэгейцев Приморья. // Созвездие братства. Улан-Удэ. 1982.

158. Радаев H.H. Амгуньский охотничье — промысловый район//ЭЖ ДВ. 1926. №6-7.

159. Селиванов В.В. Искусство в системе художественной

культуры//Художественная культура и искусство. Методологические проблемы. Л., 1987.

160. Селиванов В.В. Художественная культура: проблемы развития// Диалектика художественной культуры. Куйбышев, 1984.

161. Сем Т.Ю. Игрушка из бересты у негидальцев//Сев.П. 1992. №1.

162. Сем Т.Ю. Погребальный халат//Сев.П. 1992. №2.

163. Смирнов Л. Негидальцы//АП. 1990. №42, 63, 78.

164. Смоляк A.B. Народные художественные ремесла Приамурья//Сельскому учителю о народных художественных ремеслах Сибири и Дальнего Востока.М., 1983.

165. Смоляк A.B. Негидальцы. Загадки и факты//Известия Сибирского отделения АН СССР Вып.1. 1977.

166. Суворова Г.Д., Шор Ю.М. Культурологический подход к искусству// Художественная культура и искусство. Методологические проблемы. Л., 1987.

167. Тарвид Л.П. Особенности традиционного костюма народов Приамурья//Этнос и культура. Владивосток, 1994.

168. Токарев С.А. Обособленные северо — тунгусские этнические группы и народности. Негидальцы//Этнография народов СССР. М., 1958.

169. Таксами Ч.М. Одежда нивхов//Одежда народов Сибири. Л., 1970.

170. Хасанова М.М. Этнические контакты негидальцев (по данным фольклора)//Проблемы историко-культурных связей народов Дальнего Востока. Владивосток, 1987.

171. Хасанова М.М. Система ручного счета у негидальцев//Культура народов Дальнего Востока: традиции и современность. Владивосток, 1984.

172. Цинциус В.И. Воззрения негидальцев, связанные с охотничьим промыслом//Религиозные представления и обряды народов Сибири XIX —нач.ХХв. Л., 1971.

173. Шимкевич П.П. Обычаи, поверья и предания гольдов//ЭО. 1897. №3.

174. Щебеньков В.Г. Первые сведения о Сахалине, полученные японскими исследователями XVIIIb.//Материалы по истории Дальнего Востока. Владивосток, 1974.

IV. ДИССЕРТАЦИИ И АВТОРЕФЕРАТЫ

175. Букатова A.C. Декоративно — прикладное искусство народа удэге: Автореф. дис. ...канд. искусствоведения. М., 1972.

176. Гонтмахер П.Я. История культуры нивхов (на примере декоративно — прикладного искусства XIX —сер.ХХв.): Дис. ...канд. ист.

Vi

наук. Владивосток, 1974.

177. Гонтмахер П.Я. Декоративное искусство народностей Дальнего Востока России: проблемы истории и теории: Автореф. дис. ... д-ра ист. наук. Владивосток, 1991.

178. Крыжановская Я.С. Основные проблемы становления и развития зрелищной культуры народностей Приамурья (сер.XIX — 80е гг. ХХвв.): Автореф. дис. ...канд. культурол. наук. СПб., 1996.

179. Скоринов С.Н. История обрядовой культуры нивхов (сер.XIX — 80е гг. ХХвв.): Автореф. дис. ...канд. ист. наук. Владивосток, 1996.

180. Соломонова H.A. Музыкальный фольклор нанайцев, ульчей, нивхов. Музыкально — этнографический очерк: Дис. ...канд. ист. наук. М., 1981.

181. Ханина Т.М. Модель мира в художественной культуре (неолит Приамурья): Автореф. дис. ...канд. искусствоведения. СПб., 1995.

V. ЛИТЕРАТУРА НА ИНОСТРАННОМ ЯЗЫКЕ

182. Малые народности Советского Дальнего Востока (Каталог выставки). Хоккайдо, 1987. (на рус. и япон. яз.)

183. Atkinson T.W. Travels in the regions of the Upper and Lower Amoor.

London, 1860.

184. Collins P.M. A voyage Down the Amoor. N. — Y., D. Appleton and Company. 1860.

185. Hamada K. Comparative Studies of Stone Age and Ainu designs. JAST. 1903. № 213 (Ha anoH. H3.)

186. Laufer B. Preliminary notes on explorations among the Amoor tribes. AA. 1900. v.2. №2.

187. Laufer B. The decorative art of the Amoor tribes. MAMNH. 1902. v.7.

188. Tsuboi S. Comparative study of Ainu and Stone Age designs. JAST. 1896. v.XI. №№ 119-120 (Ha nnoH. H3.)

189. Tsuboi S. Differences between Stone Age and Ainu designs. JAST. 1903. 1904. v. XIX. №№ 213, 21, 216. (Ha hhoh. ss.)

190. Lopatin I.A. The Cult of the Dead among the Natives of the Amoor Basin.

Central Asiatic Studies. 1960. №6.

191. Lopatin I.A. Animal style among the tungus on the Amoor. Anthropos. 1961. v. 56. №5-6.

192. Okladnikov A. Ancient art of the Amur Region. L. Aurora art publishers. 1981.

193. Tilley H.A. Japan, the Amoor and the Pasific. London. 1861.

АН СССР ГА

ГАХК

ДВО РАН

ДВХМ

ИЭ

МАЭ

РАН

РГИА ДВ

РЭМ

ИАН

КСИЭ

СМАЭ

ТИЭ

ХКМ

ЦГИАЛ

ВИ ВФ ВЭ ДВ

ДИ СССР

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

Академия наук СССР Государственный архив • Государственный архив Хабаровского края Дальневосточное отделение Российской академии наук ■ Дальневосточный художественный музей

— Институт этнографии

— Музей антропологии и этнографии им. П.Великого РАН

— Российская Академия наук

— Российский государственный исторический архив Дальнего Востока

— Российский этнографический музей

— Известия Академии наук

— Краткие сообщения института этнографии

— Сборник музея антропологии и этнографии

— Труды института этнографии

— Хабаровский краеведческий музей

— Центральный государственный архив Ленинграда

ЖУРНАЛЫ

— Вопросы истории

— Вопросы философии

— Вопросы эстетики

— Дальний Восток

— Декоративное искусство СССР

ДИ — Декоративное искусство

СА — Советская археология

СП — Советское Приморье

Сев.П. — Северные просторы

СПЖ — Социально — политический журнал

СЭ — Советская этнография

ЭЖ ДВ — Экономическая жизнь Дальнего Востока

ЭО — Этнографическое обозрение

Э — Этнография

ГАЗЕТЫ

АП — Амгуньская правда

КЗ — Красное знамя

ПВ — Приамурские ведомости

Автореф. — автореферат дис. — диссертация д-ра — доктора кон. — конец нач. — начало Нов. серия — новая серия пол. — половина сер. — середина см. — смотри сост. — составитель

канд. ист. наук — кандидат исторических наук канд. филос. наук — кандидат философских наук

â

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.