Декоративные ткани и вышивки в убранстве императорских дворцов Петербурга и его пригородов в эпоху классицизма тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.12, кандидат искусствоведения Вершинина, Наталья Михайловна

  • Вершинина, Наталья Михайловна
  • кандидат искусствоведениякандидат искусствоведения
  • 1999, Санкт-ПетербургСанкт-Петербург
  • Специальность ВАК РФ07.00.12
  • Количество страниц 218
Вершинина, Наталья Михайловна. Декоративные ткани и вышивки в убранстве императорских дворцов Петербурга и его пригородов в эпоху классицизма: дис. кандидат искусствоведения: 07.00.12 - История искусства. Санкт-Петербург. 1999. 218 с.

Оглавление диссертации кандидат искусствоведения Вершинина, Наталья Михайловна

Ввведение 1

Глава 1. Развитие традиций использования декоративных тканей в русском дворцовом интерьере до возникновения классицизма.

Глава 2. Особенности использования декоративных тканей в интерьерах дворцов в 1770-х-1780-х годах. 38

Глава 3. Декоративные ткани в интерьерах 1790-х - 1810-х годов.

Глава 4. Декоративные ткани и драпировки периода "высокого классицизма". 113

Глава 5. Развитие орнаментации тканей и вышивок. 150

Глава 6. Наиболее типичные формы драпировок периода классицизма.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «История искусства», 07.00.12 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Декоративные ткани и вышивки в убранстве императорских дворцов Петербурга и его пригородов в эпоху классицизма»

Убранство интерьеров русских дворцов периода классицизма, представляло собой гармоничное сочетание архитектурной и художественной отделки с тщательно подобранными предметами обстановки. Мебель, осветительные приборы, изделия из стекла, фарфора, керамики и металла, декоративные ткани, входившие в обстановочный комплекс отдельного зала, были, в то же время, органичной частью художественного целого, которым являлась вся совокупность помещений данного дворца. Существенную роль в создании ансамблей интерьеров сыграли декоративные ткани, к которым относятся обивки и драпировки стен, окон, дверей, ниш, мебели, текстильные панно, напольные и стенные ковры.

Изготовленные на лучших мануфактурах и в мастерских России и Франции, они отличаются высочайшим уровнем технического исполнения, красотой узоров, богатством цветовой гаммы. Выдающиеся архитекторы, работавшие в то время: Ч.Камерон, В.Бренна, К.Росси, Д.Кваренги, В.Стасов, А.Воронихин и другие уделяли серьезное внимание подбору тканей и, как показывает изучение их графического наследия, создавали эскизы орнаментов для украшения тканей, разрабатывали проекты драпировок оригинальных и разнообразных форм. Вместе с тем, воЦросы, связанные с изготовлением и использованием декоративных тканей в русском интерьере, не нашли еще должного отражения в специальной литературе. Несмотря на то, что ткани состаявляют существенную часть оформления Дворцовых помещений, в работах, посвященных внутреннему архитектурно-художественному и предметно-бытовому убранству зданий, они рассматриваются вскользь, наряду с другими изделиями декоративно-прикладного искусства, без подробного качественного и стилистического анализа. Специального исследования по истории орнаментации тканей в связи с развитием обойно-драпировочного Искусства и в контексте художественно-стилевых изменений в России еще не было.

Литература, касающаяся отдельных сторон этого вида декоративного искусства, рассмотрена нами в соответствии с её близостью к теме диссертации. Прежде всего это работы А.Стемпаржецкого "Рисунок и цвет декоративных тканей в интерьере архитектуры русского классицизма" и "Декоративные ткани в русском интерьере". В них собраны интересные данные по развитию русской текстильной промышленности, впервые раскрыты найденные в архивах имена русских крепостных матеров тканей и обойщиков, привлечены образцы тканей из коллекций разных музеев, рассмотрены чертежи и рисунки архитекторов эпохи классицизма, в связи с декоративными тканями. Исследования Стемпаржецкого не утратили своей научной ценности по сей день, но они далеко не исчерпывают Тему, поскольку автор ограничил её только русскими тканями, в то время как во дворцах, было большое количество западно-европейского текстиля. Он не рассматривал вопросы атрибуции узоров тканей и мало останавливается на композиционных приемах использования тканей в интерьерах, хотя они существенно менялись в рамках развития одного стиля.

Следующая работа непосредственно развивающая тему декоративного текстиля - автореферат на соискание степени кандидата искусствоведения Н.А.Сергеевой "Ткани в художественной системе русского парадного интерьера". Работа состоит из исторического отдела, где дан обзор применения тканей в парадных интерьерах средневековой Руси, и затем России от начала XVIII и до первой трети XX века включительно. Во второй части работы автор показывает преломление художественных традиций прошлого в современных тканевых ансамблях интерьеров общественных зданий. На основе предпринятого анализа в работе выявлены конструктивные и композиционные функции декоративных тканей. Вопросы атрибуции узоров и производства тканей, рассмотрение эволюции форм и композиционных приемов в использовании декоративных тканей, развитие русского драпировочного искусства в контексте общеевропейских тенденций в работе не затронуты. Работа носит обобщенно-теоретический характер.

Важным изданием по истории русского интерьера является монография И.А.Бартенева и В.Н.Батажковой "Русский интерьер XVIII - XIX веков". В ней дана широкая картина развития этой части отечественного декоративного искусства на основе детального рассмотрения многих памятников конца XVIII - начала XX века, сохранивших свою отделку до наших дней и воссозданных в послевоенный период, а так же иконографических, архивных и литературных источников. Определяя термин „интерьер", авторы пшнут:"В понятие интерьера входит прежде всего его архитектурное убранство - отделка стен, форма и отделка потолков, настил и отделка полов, отопительные и осветительные устройства, а также меблировка и художественное убранство помещения разнообразными предметами прикладного искусства: изделиями из фарфора, стекла, металлов, ткани, в частности, ковры, зелень и прочее." (пр.1) Так как монография охватывает большой исторический период, то она разделена на главы в соответствие с хронологическими и стилистическими принципами. В каждой главе представлена небольшая характеристика тканей, отмечены типичные черты их орнаментации, излюбленные цветовые сочетания и композиционные приемы их введения в интерьер. Естественно, что вопросы атрибуции рисунков, места производства тканей, практические приемы использования тканей не были задачей книги и она не дает развернутых ответов на всю эту группу вопросов.

Следующей по значению книгой по истории русского нтерьера XIX века является монография А.М.Кучумова „Русский жилой интерьер XIX в." Хотя автор рассматривает не дворцовые, а усадебные интерьеры и их реконструкции, выполненные на выставке в Павловском дворце-музее, в ней есть интересные замечания, касающиеся общих тенденций развития русского декоративного искусства и, в том числе, декоративных тканей.

Роль тканей в русском дворцовом интерьере затронута в сборнике под редакцией И.Н.Ухановой „Художественное убранство русского интерьера XIX века", изданном на основе выставки, подготовленной Русским отделом Государственного Эрмитажа. Концепция выставки не предусматривала создания иллюзии подлинных интерьеров. „Каждый уголок выставки должен был стать своеобразным напоминанием, эскизом, несущим черты, типические для своего времени. Условность решения каждого зала выставки намеренна, она отрывает зрителя от жилого интерьера XIX века и рисует образ типологический, свойственный русскому искусству определенного периода." (пр.2) В эту богатейшую экспозицию различных видов русского декоративно-прикладного искусства включены и многочисленные подлинные образцы тканей XIX века. В первую очередь это монументальные изделия Петербургской шпалерной мануфактуры, такие как выполненные в 18051806 годах по мотивам картин Анжелики Кауфман „Дйана на колеснице, запряженной лебедями" и „Сатурн на колеснице, запряженной змеями", затем напольные орнаментальные ковры, вышитые скатерти, подушки и другие предметы из текстиля, происходящие из убранства петербургских дворцов. В тексте книги о них есть краткие справки. Главное внимание авторов направлено на определение принципов создания интерьеров и на выявление художественных достоинств русской мебели.

К общим работам о внутреннем убранстве зданий в России относится книги Т.М.Соколовой и К.А.Орловой „Глазами современников" и Э.Я.Логвинской „Интерьер в русской живописи первой половины XIX века". Собрав и обобщив обширный литератрурный и изобразительный материал, авторы этих изданий представляют убедительную картину развития искусства интерьера в русской усадьбе и особняке, при этом специальные вопросы использования в них тканей не были предметом их исследования. Опубликованные в книгах изображения интерьеров представляют ценный материал при рассмотрении наиболее характерных приемов использования тканей в типологически разных залах дворцов в начале прошлого века.

Ряд вопросов, рассматриваемых в диссертаций, затронуты в книгах, посвященных вопросам художественной отделки тканей. Например, по истории русской вышивки: Е.Ю.Моисеенко „Русская вышивка XVII -начала XX века", Р.М.Белогорская и Л.В.Ефимова „Русская вышивка и кружево", В.А.Фалеева статья „Вышивка" в книге „Русское декоративное искусство XVIII века". Основное внимание авторов этих изданий направлено на изучение характера орнаментации, разнообразных приемов декорировки тканей, а их место и роль в интерьерах практически не рассматривается.

Н.Н.Соболев в своей монографии "Очерки по истории украшения тканей" посвятил одну из глав истории русского художественного текстиля, но он не касался вопросов его конкретного применения в убранстве помещений.

То же самое относится и к исследованиям по истории тканей западно европейских специалистов, таких как: Algoud H. La soie, art et histoire. Paris, 1928; Beaulieu M. Les tissus d'art. Paris, 1968; Сох R. Les soieries d'art depuis les origines jusqu'à nos jours. Paris, 1914; Dumonthier E. Etoffes et tapisseries d'ameublemant. Le Mobillier National. Paris, s.d., vers 1921; Glazier R. Historié Textile Fabrics. London,1923, Jean-Michel Tuchcherer, Gabriel Vial "Les grands musees de Lyon", Lyon, 1977, Algoud "Grammaire des Arts de la Soie", Paris, 1912, - La Soie, Art et Histoire, Paris, 1928 и др.

В 1994 году в Англии была издана монография D.Gibbs "Curtans and draperes", посвященная исключительно истории занавесей и драпировок. Автор книги, используя в качестве образцов для исследования и обобщения сохранившиеся подлинные интерьеры дворцов и замков Англии и Шотландии, интерьеры богатых особняков и мемориальный зданий США, а так же разнообразную иконографию и литературные источники, показывает видоизменения драпировок от готического периода до середины XX века. Естественно, что при таком широком охвате исторического материала, книга имеет справочный, обобщенный характер, а подчас и отрывочный характер. Дворцы России не были включены автором в обзор исторических примеров.

Во всех перечисленных выше работах эстетические особенности текстильных изделий рассматриваются изолированно от вопросов их производства, которым посвящена историческая литература. Она была привлечена нами в качестве источника, позволившего уточнить количественное и качественное соотношение отечественных и импортных тканей в убранстве дворцов. Ценные сведения о развитии текстильной промышленности в России содержатся в работах Пажитнова К.А. "Очерки истории текстильной промышленности дореволюционной России", Савицкой A.B. "О шелковых тканях фабрики Лазаревых в собрании Русского музея", Мешалина И.П. "Текстильная промышленность крестьян Московской губернии в XVIII и в первой половине XIX века". История производства тканей во Франции по заказам русского двора нашла свое отражение в издании "Soieries de Lyon, Commandes royales au XVIII e."

В данной работе предпринята попытка соединить разделенные до сих пор исследовательские направления для создания наиболее полного представления о развитии стиля в орнаментации тканей, о характере их использования во дворцовых интерьерах и о проблемах их производства. Впервые, на большом числе конкретных примеров выделены и систематизированы наиболее типичные формы драпировок и сложившиеся композиционные приемы распределения тканей в интерьерах на протяжении всего периода классицизма. Выделены их основные изменения в связи с общей эволюцией стиля, прошедшего в России в своем развитии несколько этапов. Показана связь характера применения тканей с их орнаментацией. Сделано несколько новых атрибуций вышитых орнаментов и уточнены атрибуций <эбразцов тканей. Показано влияние живописи и скульптуры на формы драпировок. Обращено внимание на имевшиеся иностранные влияния и выявлено, то новое, что было создано в России. Рассмотрены сопутствующие тканям элементы убранства и отделки: карнизы, обрамления стенных обивок, отделочные аксессуары. В диссертации впервые приведены некоторые архивные источники и графические материалы. В ней прослеживается динамика развития наиболее характерных композиционных приемов в использовании тканей, сложившихся в творчестве известных архитекторов эпохи классицизма, и проясняется вклад каждого архитектора в обогащение этого вида декоративного искусства.

Цель диссертации - определить специфическое место тканей в системе убранства дворцовых интерьеров в связи с эволюцией классицизма и показать связь обойно-драпировочного искусства с архитектурой, изобразительным и декоративным искусством рассматриваего периода.

В качестве материальной основы исследования использована коллекция Павловского дворца-музея с привлечением материалов других собраний: Эрмитажа, Гатчинского, Екатериненского и Петергофского дворцов. Высокий художественный уровень этих собраний не нуждается в подтверждении.

При работе над диссертацией были широко использованы архивные материалы, связанные с отделкой залов, такие как, отчеты о строительстве и описи имущества, включая описи кладовых, документы по закупке и перемещению вещей, хранящиеся в Российском Государственном Историческом Архиве (фонды дворцовых правлений Цаскосельского - 486, 487; Петергофского - 490; Гатчинского - 491; Павловского- 493; Ораниенбаума - 492), а также переписка и мемуары владельцев, архитекторов и современников. С помощью документов удалось впервые выявить свидетельства о применении в убранстве конкретных помещений некоторых сохранившихся образцов тканей, уточнить место их производства. Особенно ценными, с данной точки зрения, были описи кладовых Михайловского замка (РГИА, ф.468, оп.32, д.1253, г.1800), в которых подробно охарактеризованы узоры тканей. Сведения такого рода были обнаружены и в архивах Екатерининского, Большого Петергофского, Гатчинского и Павловского дворцов.

В поисках аналогий к орнаментам тканей и вышивок и формам драпировок были просмотрены в фонде гравюры Отдела Запада Государственного Эрмитажа проекты французских художников-орнаменталистов Ж.Бани, Ж.-М. Маро, Ж.Приера, П.Рансона, М.Санти, Ж.-Б.Фая и других. В результате чего были сделаны атрибуции ряда рисунков вышивок из коллекции Павловского дворца-музея.

С этой же целью были рассмотрены такие изобразительные источники, как копии античных фресок работы В.Бренны и Ф.Смуглевича из фондов Павловского дворца, античные и классицистические скульптурные рельефы, картины исторических живописцев второй половины XVIII-первой четверти XIX, рассмотрены произведения других видов декоративного искусства, в том числе архитектурный орнамент.

Одним из источников в работе над данным исследованием послужили монографии о творчестве крупных архитекторов эпохи классицизма Ч.Камерона, В.Бренны, А.Воронихина, К.Росси и других, содержащие много ценных подробностей в связи с их работой как над определенными дворцовыми интерьерами, так и над неосуществленными проектами. Были привлечены и монографии по отдельным памятникам архитектуры (Зимний дворец, Елагин дворец, Екатерининский дворец в Царском селе, Большой Петергофский дворец, Гатчинский дворец, Павловский дворец и другие). Из этой литературы были отобраны факты, касающиеся использования мастерами классицизма декоративного текстиля.

Методологической основой работы является системный подход к комплексному изучению художественных процессов и конкретных памятников. Метод сравнительно-исторического и стилистического анализа включающий подбор и классификацию материала, поиск связей между сохранившимися образцами, изобразительными материалами, архивами, свидетельствами современников. Были также изучены технологические особенности образцов тканей с помощью сотрудников Специальной научно-производственной реставрационной мастерской № 2

В настоящее время ООО "Старинные ткани", г.Москва).

Не случайно избран для исследования период классицизма. Это связано с тем, что к 1770-1780-м годам архитектура, изобразительное и декоративно-прикладное искусство России становится в один ряд с другими европейскими странами. Её искусство не только занимает равное место, но в такой области как создание архитектурного ансамбля превосходит другие страны. Изделия из цветного камня, стекла, фарфора, предметы мебели - отвечают самым высоким требованиям вкуса и технологии. По всем этим видам русского декоративно-прикладного искусства имеется специальная литература, в то время как декоративные ткани остаются на сегодняшний день наименее изученной отраслью.

Круг памятников, отобранных для настоящего исследования, включает работы самых известных архитекторов конца XVIII - начала XIX веков. Оформленные ими интерьеры признаны эталоном русского классицизма. Воплощенные в них декоративные принципы и копмозиционные приемы можно считать образцовыми для изучаемой эпохи.

Структура работы определятся хронологическими, стилистическими и тематическими характеристиками. Работа состоит из введения; предварительного обзора периода предшествовавшего исследуемому в первой главе; трех глав, соответствующих основным этапам развития классицизма; рассмотрению развития стиля орнаментации тканей и вышивок в пятой главе и наиболее типичных форм драпировок в шестой главе; заключения. Деление классицизма на этапы сформулировано в специальных исследованиях. Так, в "Истории русского искусства" под редакцией В.В.Ванслова, указано, что "русское искусство и архитектура второй половины XVIII века проходит в своем развитии два этапа. Очень явственно они прослеживаются в зодчестве. Здесь ранний классицизм охватывает 60-е- начало 80-х годов, строгий классицизм -середину 80-х- 90-е годы. В первой трети столетия он вступает в новую фазу, именуемую зрелым или высоким классицизмом, в научной литературе, особенно в литературе начала XX века, его именуют и русским ампиром. Период с 1815 до начала 1830-х годов явился в русской архитектуре заключительным этапом развития классицазма" (пр.З) Как показало проделанное нами исследование, развитие стиля орнаментации декоративных тканей и драпировочных работ в основном совпадает с предложенной периодизацией.

Актуальность и значение темы диссертации обусловлены тем, что из всех элементов, входящих в убранство интерьеров, ткани особенно недолговечны. Их волокна разрушаются, теряют свою эластичность и окраску в результате механических повреждений, воздействия света и колебаний температуры. Лишь немногочисленные интерьеры сохранили свое первоначальное тканевое убранство, и то, как правило, лишь фрагментарно. Редко можно встретить и подлинную обивку на предметах мебели XVIII - первой трети XIX века. Как показывают архивные документы, обветшавшие или морально устаревшие драпировки передавали из парадных залов для оформления второстепенных помещений или для использования в личных нуждах дворцовым служащим, а мебель многократно переобивали новыми материями. Была распространена практика перекраивания и перешивания драпировок для того, чтобы приспособить их к изменениям вкуса. Выявленные в архивах и впервые введенные в научный обиход сведения, обобщенные наряду с уже известными фактами, позволяют уточнить характер тканевого убранства помещений ряда дворцов, что актуально в настоящее время в связи с широко ведущимся реставрационными работами. Большой интерес к формам драпировок, созданным в исторических стилях существует среди дизайнеров современных интерьеров и среди художников, чья работа связана с различными реконструкциями интерьеров в выставочных залах и на сценических площадках. Материалы, собранные в диссертации, интересны для музейных работников при организации экспозиций произведений декоративного искусства, особенно выставок интерьерного характера, и при атрибуции некоторых образцов тканей и вышивок.

Некоторые положения диссертации были опубликованы в статьях:"Французские декоративные вышивки конца XVIII века (сб. Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник. 1985 г., Москва 1987 г., с.404-409), "Вышитые бордюры русской работы начала XIX века в собрании Павловского дворца" ("Павловск императорский дворец"Санкт-Петербург, 1997 г., с.369-374), "Soieries, tapisseries et broderies" ("Pavlovsk. Les collections", Alain de Gourcuff editeur, Paris, 1993 c.116-135), "Les tissus décoratifs et les costum" (Splendeur et intimité a la cour imperiale de Russie 1780-1820, Montbelliard, 1995, p. 47-48). По теме исследования были сделаны доклады на конференциях Павловские чтения (Сборник материалов научных конференций 1996-1997 гг. СПб, 1998,

14 с.67-72) и Петербургские чтения (1998). Собранные материалы были использованы при воссоздании драпировок в залах Павловского дворца: Итальянском, Старом кабинете, Старой гостиной, Буфетной. Была оказана консультативная помощь при разработке форм драпировок в интерьерах Музея-квартиры А.С.Пушкина на Арбате в г.Москве.

Похожие диссертационные работы по специальности «История искусства», 07.00.12 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «История искусства», Вершинина, Наталья Михайловна

Заключение.

С развитием в русской архитектуре принципов классицизма, основными чертами в отделке помещений становятся полная стилистическая согласованность всех элементов убранства, в том числе и декоративных тканей, которые никогда ранее не имели такой большой самостоятельной ценности.

Огромное воздействие на классицизм оказали, как известно, памятники раскрытые при раскопках Помпей, Геркуланума и Рима. Раскопки позволили увидеть практически неизвестную ранее структуру помещений древнего жилища. Эти знания были дополнены разрозненными изобразительными источниками. Детали обстановки встречаются в росписях, мозаиках, вазописи, где они служат фоном для главного объекта античного искусства - человеческого тела. Еще одним источником, представлявшим формы античных драпировок, были высеченные из мрамора изображения складок на римских рельефах и скульптурах. Архитекторы классицизма создавали свои оригинальные компоциции драпировок в интерьерах, вдохновляясь, в известной мере, их пропорциями и фактурой.

Несомненное влияние на обогащение драпировочного искусства в период классицизма оказали произведения французских живописцев, таких как Ж.-Л.Давид, Ж.-Л. Жироде, Ф.Жерар, А.-Ж.Гро. Драпировки, изображенные ими в композициях на сюжеты античной мифологии и истории и на парадных портретах, позднее были воплощены в материале в убранстве интерьеров. Так, на картине Давида "Ликторы, несущие Бруту тела его сыновей" (1789 год, Париж, Лувр,ил.138) светлая драпировка показана прикрепленной к колоннаде и таким образом обособляющей часть помещения.'Ъ'antique tout cru. je l'assaisonnais a la sauce moderne" (Античность всем известна,., я ею "приправляю" современность), - так комментировал Давид свое отношение к древним образцам. Его ученик и биограф У.Ж.Делеклюз подчеркивал:'Ъа tete de Brutus est fidelement copiee d'après le buste antique de ce personnage, conservee au Capitale. La statue de Rome est également reproduit d'après un monument original. Non contant de ce genre d'exactitude, David poussa la recherche jusqu,a présenter exactement le costum romain dans les vetements, dans les décoration intérieure de l'appartement, et jusque dans les meubles, dont il fît faire des modeles." (Голова Брута предсавляет собой точную копию античного бюста это персонажа, хранящегося в Капитолии. Но, Давид не "ограничивался точностью только по отношению к этому моменту, а настойчиво продолжал исследования, чтобы правдиво представить одежду римлян, отделку и убранство их жилища, для чего заказал модели предметов мебели) (пр.126) Картина Давида "Гектор и Андромаха" (1789 г., Париж, Школа изящных искусств, ил.139), представляет героев в интерьере, на фоне стены, прикрытой полотнищем, подхваченным в верхней части на равных расстояниях. На портрете мадам Рекамье работы Ф.Жерара (Лувр,1805 г.) фоном для модели служит арка, затянутая красной тканью. Вскоре во французских дворцах появляются залы с аналогичным оформлением: в Мальмезоне, Фонтенбло, в особняках наполеоновской знати в Париже и других крупных городах Франции. Из Франции этот прием приходит в русские дворцы, приобретая при этом своеобразие.

Архитекторы периода раннего классицизма стремились не отягощать интерьеры лишними декоративными элементами, способными нарушить четкость всего композиционного замысла. Роль драпировок можно охарактеризовать как связующую между архитектурными декором и предметами обстановки. Как деталь задуманного архитектором убранства, драпировки имели заранее выверенную форму и место, в проекте мог быть намечен и их колорит. Ткань, из которой они впоследствии выполнялись, связывала их с предметами убранства, в первую очередь с мягкой мебелью, которую обивали ею же или иной тканью, имеющей окраску в той же цветовой гамме.

Среди мастеров высокого классицизма хочется отметить особую оригинальность работ А.Н.Воронихина, который создавал проекты чрезвычайно стильных и необычных по форме драпировок. Его проекты характеризуются большой свободой расположения складок, особым пониманием красоты возможностей материала.

Цвет играл очень активную роль в интерьерах начала XIX века и при крое разные детали выполняли из материалов разной окраски. Например, на проекте Росси оформления окна Угловой Гостиной Павловского дворца мы видим использование ткани лилового, белого и желтого цвета. На рисунках из альбомов двадцатых годов встречаются сочетания желтого и красного; зеленого и золотистого; белого, голубого и желтого; белого и золотистого; малинового и белого. Контрастную ткань использовали для подкладки, что при формировании складок создавало дополнительный колористический эффект.

В целом, в течение всего периода господства классицизма в русской архитектуре цвет тканей подбирался архитекторами в определенном отношении к цвету стен, колонн, древесины мебели. В более ранний период, когда во дворцах преобладала золоченая и белая лакированная мебель с ней компоновали светлые ткани, отдавая предпочтение голубому, желтому, розовому, белому и малиновому цветам. В поздний период, во время широкого распространения во дворцах мебели красного дерева, темного ореха и других аналогичных пород, ткани подбирают по принципу контраста. Ткани ампира, по сравнению с тканями последней четверти XVIII века более контрастны по сочетанию оттенков. Их цветовая гамма, узоры, фактура - все направлено на то, чтобы придать дворцовым интерьерам торжественность и помпезность.

В конце XVIII века окончательно оформляется такое понятие как комплекс декоративных тканей каждого интерьера и дворца в целом. Если в начале века стены дворцовых интерьеров могли быть затянуты тканью или шпалерами, а мебель обивали в тоже самое время кожей или оставляли деревянные сидения. Позднее, в середине столетия, ансамбль тканей подразумевал использование штофной ткани для оформления стен, мебельной обивки и для драпировок. В период классицизма этот принцип в основном сохраняется, но обогащается некоторыми новыми чертами. Авторы оформления интерьеров используют сочетания тканей разного цвета и фактуры, причем, в последних десятилетиях XVIII века они используют более мягкие варианты, а в период ампира переходят к смелым и контрастным сопоставлениям.

Складывается и такое понятие как ансамбль декоративных тканей целых дворцовых анфилад. Ярким примером может служить оформление парадных залов Павловского дворца, где цветовая гамма была тщательно продумана не только позально, но и на протяжении всех апартаментов. В первом зале Северной половины (комнаты в.к.Павла Петровича), в его Кабинете, была использована лионская шелковая ткань с серебристо серым узором на интенсивно розовом фоне. В следующем зале, Бибилиотеке, рисунок в виде желто-оранжевых нарциссов располагался на "перловом", т.е.жемчужно-сером фоне. В Ковровом кабинете драпировки и обивки были из желтого шелка с рисунком в виде букетов и гирлянд сирени и в завершающей анфиладу Гостиной были светло-сиреневые обивки с рисунком желто-оранжевых левкоев. Так, совершенно ясно видна определенная закономерность в использовании цвета для связи одного помещения с другим. Каждый раз один из двух основных использованных в интерьере цветов можно было видеть в двух соседних залах.

Используя обобщающие возможности цвета, архитекторы создавали гармоничные колористические ансамбли парадных и жилых дворцовых интерьеров.

Планировка парадных помещений строилась по анфиладному принципу, соответственно цветовая гамма слегка меняясь при переходе из одного помещения в другое, в целом создавала впечатление единства. При этом наиболее важные по своему значению помещения были выделены. Например, в Павловском и Гатчинском дворцах в анфиладах преобладали светлые ткани, в то время как Тронные залы включали малиновый бархат с золотым галуном и вышивкой, что выделяло их среди остальных помещений, подчеркивало их особое значение. Парадные помещения Михайловского замка имели тканевое убранство, выдержанное в насыщенных тонах, создававших атмосферу несколько тяжелой роскоши. Контрастные сочетания в интерьерах зрелого классицизма, как например в Кабинете Александра I в Большом дворце в Царском селе, в его же апартаментах в Петергофском Большом дворце отражали динамичный дух времени.

Жилые покои располагались во дворцах более компактно, образуя комплекс необходимых помещений для каждого члена царской семьи, как это было в Михайловском замке, в Зимнем дворце и других. Их тканевое убранство на протяжении всего периода выдерживалось в светлых тонах, способствовавших созданию спокойного эмоционального состояния, атмосферы покоя.

Появляются все новые способы применения тканей в эпоху а ампира. Например, развешивание полотнищ тканей вдоль стен, наподобие того, как это было изображено на античных фресках и картинах академических живописцев конца XVIII века (ил.140,141). Однако архитекторы начала XIX века развили эти идеи и создавали отделку поражающую насыщенностью тканями. Встречаются изображения и описания помещений, в которых пышными складками и фестонами были покрыты потолок и все стены (ил.142). Например, комната для отдыха императрицы Елизаветы Алексеевны, расположенная рядом с Диванной в Большом дворце в Петергофе, стены и потолок которой были обиты белою кисеёю поверх розового атласа. Подобную отделку имели некоторые помещения Михайловского замка.

Главными местами для применения декоративных тканей были поверхность стен, пола и потолка, оконные и дверные проемы. Однако архитекторы первой четверти XIX века выявляют не только красоту узора и роскошь фактуры, посредством образования больших плоскостей, но создают объемно-пространственные композиции, заяставляя работать пластические свойства текстиля, его способность создавать рельеф, его тяжесть. С одной стороны это было по-настоящему новым подходом, но с другой стороны, в такой тенденции было заложено и негативное зерно, поскольку постепенно утрачивался интерес к орнаментации. Действительно, в эпоху позднего классицизма рисунки тканей становятся более сухими и графичными, по сравнению с тканями последней трети XVIII века.

Сохраняют свое значение в убранстве интерьеров шпалеры русского и западноевропейского производства, при этом появляются некоторые новые приемы их размещения в интерьерах. В период барокко шпалеры располагались в виде панно на стенах уже отделанных залов. В конце XVIII века появляются залы, такие как Малиновая гостиная в Гатчинском дворце, Ковровый кабинет и Библиотека Марии Федоровны в Павловске, планировка которых исключительно подчинена шпалерам (ил.143). Заключенные в резные золоченые рамы, подобно живописным полотнам, шпалеры и гобелены становятся в этот период определяющей частью художественного решения тех залов, где они расположены. В убранство русских дворцов были органично включены прекрасные работы Парижской Королевской гобеленовой мануфактуры, полученные в качестве дипломатических подарков, и шпалеры отечественного производства.

Составлющей частью и характерной чертой культуры XVIII века, как в период развития стиля ророко, так и период классицизма, было развитие иллюзорного и имитационного начала. Это явление имело место, как показала в своих исследованиях О.А.Соснина, в разных отраслях декоративного искусства. Поскольку она не рассматривает имитационные приемы, связанные с использованием декоративных тканей, то вполне уместно рассмотреть их в контексте данной работы.

Наиболее яркий в художественном отношении пример - это, безусловно, интерьеры, в которых использованы французские гобелены-алентуры, имитирующие полностью отделку стены, включая обивочную ткань, живопись и резные золоченные рамы и карнизы (Малиновая гостиная Гатчинского дворца, Ковровый кабинет и Библиотека в Павловском дворце). Затем аналогичный пример, еще раз свидетельствующий о французском влиянии на Россию, встречаем в убранстве Кавалерской комнаты Михайловского замка, где отечественные пейзажные шпалеры имели тканый бордюр в виде золоченых рам классического рисунка, затем обрамление из полосы цветочного орнамента, в то время как стены были затянуты шпалерой с крупным узором в сине-голубых тонах, имитирующим штоф (ил.60,61).

Примером такого рода являются широко распространенные в интерьерах данного периода тканые портреты, точно копирующие произведения живописи, включая резные рамы, что усиливало их имитационный характер (ил.144). Судя по описям убранства дворцов такие портреты находились в жилых комнатах (портрет Павла I в Спальне Марии Федоровны в Павловске, Портрет Петра I в Круглом кабинете

Михайловского замка).

Тягу к имитации воплощали также копии французских шелковых тканей, выполненные в технике вышивки гладью. Именно этот вид вышивания был доведен до такого блеска, что получил название "живопись иглой". Действительно, мастера могли иллюзорно передать фактуру разных предметов с помощью шелковых тонких нитей и иглы. К этому же виду имитации следует отнести шелковые ткани, вышивки крестом и гладью с изображением арабесок гризайлем, копирующие гравюры, воспроизводящие лепные рельефы и изделия из темной и золоченой бронзы (ил. 141,142).

Достаточно широко были распространены копии гравюр или рисунков, выполненные человеческими волосами по ткани, светлыми волосами по черному фону, и темными по - белому (ил.143). Вмонтированные в золоченые рамки, такие вышивки были изящным и забавным дополнением убранства жилых комнат, в том числе и во дворцах.

Другие виды текстильной имитации связаны с использованием драпировок, позволявших добиваться разнообразных эффектов. Голубые драпировки на галерее Итальянского зала Павловского дворца, создавали иллюзию воздушного пространства и способствовали развитию впечатления обособленности зала, по замыслу архитекторов как бы превращающегося в особый павильон, предназначенный для приемов приближенного к великокняжескому двору узкого круга лиц. Драпировки зеркал, расположенных в залах на стенах противоположных окнам (Кваренги, Проект отделки Большого зала Невской анфилады Зимнего дворца; Бренна, Большой зал в Павловске; Демерцов, Угловой зал во дворце Строгановых и др.) или над камином (Н.А.Львов, Гостиная в доме графа Безбородко; А.Н.Воронихин, Проект драпировки зеркала над камином), вводили зрителя в заблуждение, обманывая его световым эффектом, усиленным текстильным обрамлением.

Сложные иллюзорные эффекты достигались с помощью крупномаштабных драпировок, охватывающих стены и потолок помещения. Архитектурные поверхности и конструкции иногда даже не читалась за многослойной тканевой одеждой (Н.А.Львов. Гостиная в доме графа Безбородко, ГМИИ, ил.142), и дворцовые залы производили впечатление легких и зыбких сооружений с колеблющимися от дуновения стенами. Ткани создавали новый и необычный художественный образ, превращая кабинет или спальню в походную палатку или шатер, предназначенный для отдыха на природе.

Однако, ткани не всегда скрадывали реальные архитектурные формы, подчас они сами их имитировали, например, на проектных рисунках Росси и Воронихина изображнены текстильные полуколонны (Росси, Проекты Бриллиантовой комнаты в Зимнем дворце и Голубой гостиной в Елагином дворце; Монферран, Проект оформления Опочивальни Марии Федоровны в Зимнем дворце).

Хотя теория классицизма строилась на строго рационалистических основах, художественная практика этого стиля, не всегда полностью с ними совпадала. Стремление к игре, иллюзии оставалось его выразительной и неотъемлемой чертой на протяжении всего времени существования.

Классицизм был международным стилем, затронувшим не только Европейские страны, но и колонии. Его развитие отмечено широким обменом художественными идеями. Искусство России, что естественно, испытывало на себе разнообразные влияния, усваивая и творчески перерабатывая их. В последней трети XVIII века наблюдается экспансия французского искусства на все государства Европы. Из этой страны Россия не только черпала новые образы, но и влючала многочисленные произведения французского декоративного искусства в свой собственный художественный контекст.

Определяющее воздействие на культуру начала XIX века оказали наполеоновские войны. Война была фоном, на котором развивались все аспекты европейской жизни. Военная атрибутика активно вторгается и в интерьер. Появляются кабинеты и даже спальни, оформленные в виде военных палаток. Например, Спальня Жозефины в Мальмезоне (архитектор Фонтен, 1800 г.) В России, к сожалению интерьеры этого типа не сохранились. Фестоны и косяки драпировок, созданных в период наполеоновских войн, нередко напоминают своей формой знамена, а карнизы имеют форму древка.

С приездом ко двору Екатерины II Чарльза Камерона наблюдается внедрение в русские дворцовые интерьеры некоторых приемов, в частности в употреблении изделий из текстиля, сложившихся в Англии.

Всесторонне развитие в русском искусстве принципов классицизма не исключало создания во дворцах "китайских" комнат с применением в них либо подлинного китайского шелка с росписью в национальном стиле, либо его имитациями западно-европейского или местного исполнения. В их оформлении дальневосточные мотивы сочетались с классической основой, что проявлялось в рисунке лепки, декоративных росписях, формах мебели, осветительных приборов и каминов. Интересной особенностью русского "китайского интерьера" было то, что дальневосточные мотивы нередко приходили в Россию не непосредственно из самого Китая, а через западно-европейсике страны. Создавая Китайскую голубую гостиную в Большом Царскосельском дворце, Камерон помещает в ней мебель в английском стиле. Дальневосточные мотивы служат декорацией для комфорта, характеризующего английские усадьбы.

По материалам описей убранства помещений дворцов конца XVIII-начала XIX видно насколько были в них распространены ткани с рисункоми в виде вертикальных полос. Эта мода пришла в Россию из Франции, где полосатые ткани были популярны весь период существования неоклассицизма и ампира. Но, в свою очередь, как предполагает японский исследователь Акико Фукай, эта мода возникла здесь под влиянием знакомства европейцев с дальневосточными полосатыми тканями, (пр.129)

Нельзя отрицать и влияния Италии на отечественный интерьер, поскольку при дворе трудился целый ряд итальянских мастеров, носителей культурных традиций этой страны, со своим вполне определенным национальным лицом. Архитектор В.Ф.Бренна, художник-декоратор П.Г.Гонзага и многие другие их соотечественники обогатили русский классический интерьер элементами театральной декоративности и барочной пышности.

В период классицизма многолетние поиски гармонии и взаимосвязи разных видов искусства в оформлении интерьера завершились значительными достижениями. В русских императорских дворцах были созданы залы, воплотившие нормы безупречного художественного вкуса. Роль декоративных тканей и способы их применения были одной из важнейших составных частей убранства дворцовых помещений.

Синтез всех элементов интерьера с оформлением окон осуществлялся в это время за счет применения одной декоративной ткани для обивки стен, мебели и изготовления драпировок, за счет использования одного и того же орнамента в оформлении ткани и в росписях, резьбе или лепке, иногда в отделке ткани могли быть изображены какие-либо предметы, входившие в обстановку дворцовых залов. В другом случае, ткани могли быть подобраны того же цвета, что и материал использованный для покрытия стен, например искусственный мрамор, окраска по штукатурке. Ткани ампира, по сравнению с тканями последней четверти XVIII века более контрастны по сочетанию оттенков. Их цветовая гамма, узоры, фактура - все направлено на то, чтобы придать дворцовым интерьерам торжественность и помпезность.

В процессе развития стиля значение тканей в интерьере менялось. Так, если зодчие 1770-1790-х годов предлагали небольшие драпировки оконных и дверных проемов, уделяя основное свое внимание архитектурному декору, то в начале XIX столетия их роль возрастает, им отводится все больше места, а в 1820-х годах появляются интерьеры как бы окутанные тканями. На смену первоначальному свободному расположению складок постепенно приходят выверенные жесткие линии, возникают драпировки, напоминающие каменные рельефы. Форма и композиция драпировок претерпевает эволюцию от мелких, симметрично расположенных деталей, очерченных мягкими линиями, до монументальных драпировок напоминающих театральные занавеси или полковые знамена. Буколический характер интерьеров раннего классицизма сменяется торжественными настроениями александровского времени, и ткани, как составная часть художественного образа, вливаются в воплощение замысла, отражают характер эпохи.

Художественные идеи, возникшие в 1760-1780-х годах и нашедшие свое воплощение в творчестве Ринальди, Валлена Деламота, Камерона и Кваренги получили свое дальнейшее развитие в искусстве оформления русского дворцового интерьера последующих десятилетий, в работах Росси, Воронихина, Стасова, Монферрана. Если в середине XVIII века ткани играли роль роскошного фона для других предметов обстановки, то по мере развития классицизма они приобретают самостоятельную ценность. В период строго классицизма ткани располагаются в строго отведенных местах - это оформление окон и мебели, иногда дверей и стен. На следующем этапе архитекторы стремятся больше выявить и использовать их декоративные и пластические возможности. Обойно-драпировочное искусство, постепенно накапливая мастерство и расширяя поле деятельности, прошло путь от одного из элементов оформления залов до постепенного слияния с архитектурный отделкой.

Список литературы диссертационного исследования кандидат искусствоведения Вершинина, Наталья Михайловна, 1999 год

1. Архитектурное и декоративное решение русского интерьера XV1.I-сер. XIX в.в. Тезисы докладов научной сессии Гос.Эрмитажа. Л.Изд. Гос.Эрмитажа, 1968 г - 16 с.

2. Байбурова P.M. Богатый дворянский дом 40-х годов XVIII в. в сб. "Памятники культуры. Новые открытия. 1994 г.", Москва, 1996 г. 409444 с.

3. Бартенев И.А., Батажкова В.Н. Русский интерьер XVIII XIX веков, Ленинград, 1977 г. - 128 с.

4. Бартенев И.А., Батажкова В.Н. Русский интерьер XIX века. Ленинград, 1984 г. 227 с.

5. Батажкова В.Н.Некоторые вопросы убранства петербургских дворцовых сооружений первой трети XIX в. Тезисы докладов конференции Памяти Т.М.Соколовой, к 100-летию со дня рождения. ГЭ Отдел истории русской культуры. СПб, 1995 г. 26-29 с.

6. Бахмутский Р.Л. Проблема художественной иллюзии в эстетике французского просвещения Вольтер-Дидро./Художественная культура XVIII века. Материалы научной конференции 1973 г. М.,1974 г.- 48-70 с.

7. Белов Н.В. О мебели, исполненной по рисункам К.И.Росси, для некоторых дворцов Петербурга. СГЭ Вып. 25,1964 г. 14-15 с.

8. Белогорская P.M., Ефимова Л.В. Русская вышивка и кружево. Москва, Изобразительное искусство, 1982 г. 271 с.

9. Бенуа А.Н. Царское село в царствование императрицы Елизаветы Петровны. СПб., Р.Голике и А.Вильборг, 1910 г. -262 е., илл.

10. Бирюкова Н.Ю. Западно-европейское прикладное искусство XVII-XVIII веков. Ленинград, 1972 г. 238 с.

11. Бронштейн С.С.Архитектура города Пушкина. Москва, 1940 г.- 200 с

12. Вейнер П.П. Убранство Гатчинского дворца. Старые годы. Июль-сентябрь, 1914 г.с. 33-83.

13. Вейнерт Н. Росси. Москва Ленинград, 1939 г. -155 с.

14. Витязева В.А. Каменный остров. Ленинград, 1991 г. 269 с.

15. Витязева В.А. Невские острова. Ленинград, 1986 г. 172 с.

16. Т.Н.Волчкова. О некоторых особенностях западноевропейскогохудожественного ткачества классицизма 80-х годов XVIII века. В сборнике "Проблемы развития зарубежного и русского искусства". Санкт-Петербург, 1995 г. 37-40 с.

17. Воронихина А.Н. Виды залов Эрмитажа и Зимнего дворца в акварелях и рисунках художников середины XIX века. Москва, Искусство, 1983 г. 235 с.

18. Воронихина А.Н. Проекты и рисунки французских архитекторов и орнаменталистов XVIII- начала XIX века. Каталог выставки. Л., Аврора, 1971 г.-38 с.

19. Воронихина А.Н., Люлина Р.Д. Эрмитаж в акварелях, рисунках, чертежах конца XVIII-cepeдины XIX века . Л., Искусство, 1964.- 88 с.

20. Н.С.Гассанова. Текстиль в дизайне интерьера. Киев, 1967 г. 76 с.

21. Горяинов С. Художественные впечатления короля Станислава-Августа о своем пребывании в Санкт-Петербурге в 1797 году. Ж."Старые годы" 1908 г., октябрь 587-614 с.

22. Григорович Д.В. Елагинский дворец. Опись предметам, имеющим художественное значение. Санкт-Петербург, 1884 г. 47 с.

23. Грабарь И.Э. О русской архитектуре. М., Наука, 1969 г.-423 с.

24. Г.Г.Гримм. А.Н.Воронихин.Чертежи и рисунки. Ленинград-Москва, 1952 г. -167 с.

25. Г.Г.Гримм. Архитектор Воронихин.Ленинград-Москва, 1963 г. -169 с.

26. Г.Г.Гримм.Графическое наследие Кваренги.Ленинград ,1962 г.- 168 с.

27. Г.Г.Гримм. Графическое наследие Антонио Ринальди. ГЭ. Т.1 (1956) 263-292 с.

28. Декоративная вышивка Франции XVII-XVIII веков. Каталог выставки. Составитель Т.Н.Косоурова. Ленинград, ГЭ, 1981 г. - 38 с.

29. Евангулова Е.С. Светский интерьер Москвы конца XVII начала XVIII века - в кн. Русский город (Москва и Подмосковье). Вып. 4.

30. Евсина Н. Архитектурная теория в России второй половины XVIII-начала XIX века. Москва, Наука, 1985 г. 256 с.

31. Екатерина Великая. Русская культура второй половины XVIII века. Каталог выставки. Санкт-Петербург, 1993 г. 191 с.

32. Елагин дворец. Издание императорского С.-Петербургского обществаархитекторов. С.-Пб, б/г 46 с.

33. Забелин И.Е. Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетиях. Книга первая. Государев двор, или дворец. Москва, 1990. 334 с.

34. Заозерская Е.И. Развитие легкой промышленности в Москве в первой четверти восемнадцатого века. Москва, АН СССРД950 г. 516 с.

35. Ильина Т.В. Русское искусство XVIII века в контексте отечественной культуры. Вестник Ленинградского университета 1983 г. № 20. История, язык, литература. Вып. 4 36-44 с.

36. История русского искусства. Под ред. И.Э.Грабаря, В.Н.Лазарева, В.С.Кеменова t.VI, М. 1960.

37. Калязина Н.В., Дорофеева И.П., Михайлов Г.В. Дворец Меншикова. Москва, 1986 г. 218 с.

38. Кампенгаузен Б. Описание Гатчины. Старые годы. Июль-сентябрь,1914 г. 36 -42 с.

39. Кирсанова P.M. Розовая ксандрейка и драдедамовый платок. Москва, Книга, 1989 г. 286 с.

40. Клейн В. Иноземные ткани бытовавшие в России до XVIII века и их терминология. Москва, 1925 г. -72 с.

41. Коваленская H.H. Русский классицизм.М., Искусство, 1964 г. -703 с.

42. Козьмян Г.К. Чарльз Камерон. Ленинград, 1987 г.- 176 с.

43. Коршунова М.Ф. Джакомо Кваренги. Ленинград, 1977 г. 167 с.

44. Коршунова Т.Т. Русские шпалеры. Ленинград, 1975г. -261 с.

45. Косоурова Т.Н. "Французские художники-орнаменталисты эпохи неоклассицизма и декоративная вышивка Франции второй половины XVIII века", в сборнике "Западно-европейское искусство XVIII века", Ленинград, 1987 г. -130-145 с.

46. Курбатов В.Я. Детское село. Ленинград, Лениздат, 1925 г. 106 с.

47. Курбатов В.Я. Павловский дворец и парк, Ленинград, Лениздат, 1925 г. 128 с.

48. Курбатов В.Я. Петергоф. Ленинград, Лениздат, 1925 г. 86 с.

49. Кучумов A.M. Павловск. Дворец и парк. Ленинград, Аврора, 1976 г. -447 с.

50. Кучумов A.M. Убранство русского жилого интерьера XIX века.

51. Ленинград, Художник РСФСР, 1977. 302 с.

52. А.М.Кучумов A.M. Русское декоративно-прикладное искусства XIX века в собрании Павловского дворца-музея. Ленинград, Художник РСФСР, 1981 г. 379 с.

53. Лансере Н. Архитектура Гатчины. Старые годы. Июль-сентябрь, 1914 г.

54. Левинсон-Нечаева М.Н., Постникова-Лосева М.М. Триста веков искусства. Москва, Искусство, 1976 г. 269-315 с.

55. Левинсон-Нечаева М.Н. Одежда и ткани XVI-XVII веков. Государственная Оружейная палата Московского Кремля. Сб.научных трудов ГОП. Москва, Искусство, 1954 г. 307-386 с.

56. Лемус В.В, Попова Т.Ф. Екатериненский дворец-музей и парк в г.Пушкине. Ленинград, Лениздат, 1939 г. 84 с.

57. Логвинская Э.Я. Интерьер в русской живописи первой половины XIX века. Москва, 1978 г. -119 с.

58. Макаров В. Западно-европейские тканые ковры с сюжетами из ДонКихота в русских собраниях. Ленинград, 1949 г.- 23 с.

59. Макаров В.К., Петров А.Н.Гатчина. Л., Искусство, 1974 г. 95 с.

60. Макарова В.И. Вишневская И.И. Итальянские и французские ткани на Руси в XVI XVIII столетиях из собрания Государственных музеев Московского Кремля. Москва, Советский художник, 1976 - 33 с.

61. Мак-Коркодейл Ч. Убранство жилого интерьера от античности до наших дней. М. Искусство, 1990 г. 247 с.

62. Мешалин И.П. Текстильная промышленность крестьян Московской губернии в XVIII и в первой половине XIX века. М.-Л., АН СССР, 1950 г. 260 с.

63. Моисеенко Е.Ю. Русская вышивка XVII начала XX века". Ленинград, Художник РСФСР, 1978 г. 260 с.

64. Моран Анри де. История декоративно-прикладного искусства. Москва, Искусство 1982 г. 577 с.

65. Муханов К.И. Петергоф. Его парк, его дворцы, его фонтаны в прошлом и настоящем. СПб, 1894 г.

66. Немчинова Д.И. Елагин остров. Ленинград, Искусство, 1982 г. 50с.

67. Никулина Н.И. Карл Иванович Росси. Каталог архитектурных чертежей и проектов предметов прикладного искусства. Ленинград,1975 г. 175 с.

68. Пажитнов К.А.Очерки истории текстильной промышленности дореволюционной России, Москва, АН СССР, 1958 г. 425 с.

69. Петров А.Н. Пушкин. Дворцы и парки. Ленинград, Искусство, 1969 г. 231 с.

70. Петров А.Н. Архитектор В.П.Стасов. 1769 1848. Ленинград, ГЭ, 1950 г. - 40 с.

71. Пилявский В.И. Зодчий Росси.Москва Ленинград, 1951 г. -150 с.

72. Пилявский В.И. Стасов архитектор. Ленинград,1963 г. 243 с.

73. Пилявский В.И. Джакомо Кваренги. Архитектор. Художник. Л., Стройиздат, 1981 г. -212 с.

74. Ракова А.Л. XVIII век в зеркале орнаментальной гравюры. ГЭ, СПб, 1997 г., 60 с. с илл.

75. Раскин А. Петродворец. Лениград, Искусство, 1975 г. 147 с.

76. Россия-Франция. Век Просвещения: русско-французские художественные связи в XVIII столетии. Каталог выставки. ГЭ., 1987 г. -303 с.

77. Русский классицизм второй половины XVIII-начала XIX века. (Отв.редактор Поспелов Г.Г.) М., Изобразительное искусство, 1994 г.-336 с.

78. Русское декоративное искусство. В 3 т. Под ред. и с предисловием А.И.Леонова. Т.2. Русское декоративное искусство XVIII века. М. Изд-во АХ СССР, 1963 г.-543 с.

79. Савицкая A.B. О шелковых тканях фабрики Лазаревых в собрании Русского музея. В сборнике "Сообщения Государственного Русскогомузея", вып. 10, Ленинград, 1974 г.- с .73-77

80. Самеонова Р.И.,Гафифуллин. История собрания западноевропейских шпалер Гатчинского дворца-музея. Проблемы развития зарубежного и русского искусства. Санкт-Петербург, 1995 г. 45-48 с.

81. С берегов Темзы на берега Невы. Шедевры из собрания Британского искусства в Эрмитаже. Под ред. Брайена Аллена и Ларисы Дукельской. Петербург, 1997 г. - 321 с.

82. Семевский М.И. Павловск. Очерк истории и описание. СПб, Тип. 2-го отд. Собств. Е.И.В.Канцелярии, 1877 г.-597 с.

83. Сергеева H.A. Ткани в художественной системе русского парадногоинтерьера. Автореферат на соискание ученой степени кандидатискусствоведния, Москва, 1985 г. 29 с.

84. Соболев H.H. Очерки по истории украшения тканей. Москва -Ленинград, 1934 г. 434 с.

85. Соколова Т.М., Орлова К.А. Глазами современников. Ленинград, 1982 г. -180 с.

86. Со лосин Г.И. Дворцы-музеи и парки города Ломоносова. Ленинград, Лениздат, 1955 г. 160 с.

87. Соснина O.A. Скульптура малых форм в русском интерьере второй половины XVIII века. Художественная культура русской усадьбы. Сборник статей. Редактор-составитель И.В.Рязанцев. М., 1995 г. 138288 с.

88. Средин A.B. Старинные вышивки. "Золотое руно", № 3, 1906 г. с.23-30.

89. Стемпаржецкий А.Г. Рисунок и цвет декоративных тканей в интерьере архитектуры русского классицизма. Автореферат на соискание ученой степени кандидат архитектуры. Ленинград,1959 г. 14 с.

90. Стемпаржецкий А.Г. Декоративные ткани в русском интерьере.Ленинград, 1958 г. 64 с.

91. Столпянский П. Сувениры. Столица и усадьба, № 44,1915 г. с.9-10.

92. Сысоева Н.И. Декоративные ткани в интерьере. Москва, Легкая индустрия. 1966 г. 40 с.

93. Тарановская М.З. Карл Росси. Л., Стройиздат, 1980 223 с.

94. Татевосова A.A. Декоративное стекло в интерьере русского классицизма второй половины XVIII века. Архитектура. Межвузовский тематический сб.трудов. Вып.1. JL,Инженерно-строительный институт, 1987 г. -46-51 с.

95. Телепнева И.В. Камень в русском парадном интерьере XVIII- первой половины XIX века. (Анализ художественно-выразительнных функций). Канд.диссертация .М., 1987 г.

96. Талепоровский В.Н.Чарльз Камерон. Москва, 1939 г. -240 с.

97. Талепоровский В.Н. Кваренги. Ленинград-Москва, 1954 г. -114 с.

98. Тыдман Л.В. Пространство домов-дворцов XVIII- первой половины XIX века как объект изучения. Архитектурное наследство, вып.36, Москва, 1988 г. 106-118 с.

99. Тыжненко Т.Е. Василий Стасов. Ленинград, 1990 г. -191 с.

100. Успенский А.П. Петергоф в XVIII веке. Новые документы к истории петергофских дворцов и фонтанов в XVIII веке. Художественные сокровища России. СПб, 1902 г. № 7-8

101. Фалеева В.А. Вышивка. В кн. Русское декоративное искусство XVIII века. Москва, 1963 630-641 с.

102. Художественное убранство русского интерьера XIX века. Под редакцией Ухановой И.Н., Ленинград, 1986 141 с.

103. Федоров-Давыдов A.A. Вопросы стиля в интерьере зданий. Русское и советское искусство.Статьи и очерки. М.,Искусство, 1975 г.- 243-250 с

104. Шуйский В.К. Винченцо Бренна. Ленинград, 1986 г . 185 с.107. "Эрмитаж. История строительства и архитектура зданий", под ред. Б.Б.Пиотровского, Л., 1989 г. 557 с.

105. Яглова Н.Т. Работы русских архитекторов koh.XVIII- нач. XIX в. в прикладном искусстве.Автореферат на соискание ученой степени кандидат искусствоведния. Ленинград, 1949 г. -9 с.

106. Яковкин И. История Села Царского. Санкт-Петербург, т. 1-2,1829 г. -164 е., 243 е., т. 3,1831 г. 528 с.

107. Якушева JI.C. Декоративные ковровые ткани и обивки для мебели -работа французских мануфактур в Павловске. Павловский дворец музей, Бюллетень № 9,1970 г. -28-65 с.

108. Ясинская И.М. Русские шпалеры XVIII- нач. XIX в. Каталог выставки. Ленинград, 1975 г. 49 с.

109. Algoud, H. La soie, art et histoir. Paris, 1923.

110. Algoud, H. Le decor des soieries françaises de l'origine a 1815. Paris, 1931.

111. Algoud, H. Grammaire des Arts de la Soie.Paris, 1912.

112. Anquetiel, J.Silk. Paris-N.-Y., Flammarion.

113. Arizzoli- Clementel,D. The Textile Museum, Lyon. Lyon, 1990 125 p.

114. Arizzoli- Clementel,D. De Dugurk a Pernon. Lyon, 1990 105 p.

115. Bridgeman, Harriet& Drury Elizabeth. Needlwork in Illustrated History. N.-Y.& London, 1978.

116. Bayard, E. Le Style Empire. Paris, 187 p.

117. Cornu, Poul. Meuble et objet de gout 1790-1830. 678 documents tires des journaux de modes et de collection de la Mesangere, Paris, 1914.

118. Devoti, Donata. L'art del tessuto in Europa. Milano, 1974 271 p.

119. Dornsife, Samuel J. Desigb Sources for XIXth c. Window Hangings, Winterhur Portfolio 10, Charlotte ville, USA, 1975.

120. Dubois, M J. Rideaux et Draperies Classiques, Geneve 1964.

121. Gachina. Pavlovsk. Petergof.Tsarskoe Selo. Watercolors, Paintings and Engraivings from the XVIII th and XIXth c. Paris, 1992- 127 p., 101 p.,103 p., 103 p.

122. Gibbs D. Curtans & Draperes. London, 1994 219 p.

123. Feray J. Architecture intérieure et decoration en France des origines a 1875. Paris, 1988.

124. Glazier R.Historic Textile Fabrics. London,1923 119 p.

125. Gruber A. Chinoiserie. L'influence de la Chine sur les arts en Europe XVII-XIX-e s., Bern, 1984 94 p.

126. Hessling W. Stile empire meubles et intérieurs. Paris, 1911.

127. Hubert G. Chateaux de Malmaison et de Bois Preau. Paris,1986 175 p.

128. Jacques F., Mouilleseaux J.-P. Les architectes de la liberte.Paris,1988

129. Jackson-Stops G., Harris L. Robert Adam and Kedleston. London, 1987

130. Johan-Tiden, Fran Karl. En Tapetserarbok. Kung. Husgeradskammaren, 1979. 83 p.

131. La mode en France 1715-1815. Paris, 1990 165 p.

132. Le dix-huitiemme siecle français. Paris, 1960 230 p.

133. L'art sous la Revolution et l'ampire en France 1789-1815. Paris, 1953

134. Le decor des soieries françaises de l'origine a 1815. Paris, 1931.

135. Lemoine P. Le chateau de Versailles. Paris, 1994 64 p.

136. Nylander, Jane C.Fabrics for Historic Bildings.Washington.1983 -159 p.

137. Packer C. French Tapestry Chair Coverings. The Connoisser, № 595 March, 1961,141-147 p.

138. Percier, C. et Fontaine, P.F.L. Receuil de decorations intérieures comprenant tout ce qui a rapport de l'ameublemant, Paris, 1812.

139. Piljavsky V. Giacomo Quarenghi. Milano, 1984.

140. Reau L. L'Art au XVIII-eme secle en France. Stile Louis XVI. 17601789. Paris, 1952.

141. Roch D. Le mobilier Francais en Russie. Paris,

142. Rotshtein N. Silk Designs of 18-th c. London, 1990 344 p.

143. Le decor des soieries françaises de l'origine a 1815. Paris, 1931.

144. Samoyault J.-P."Le mobilier du General Moreau", Paris,1992 71p.

145. Samoyault J.-P. Guide du musee national du chateau de Fontenbleau. Paris, 1991 -193 p.

146. Santi M. Modeles de meubles et de decorations interferes, pour l'ameubeulement. Dessines par M. Santi et graves par M-me Soyer. Paris, 1828 72 p.

147. Soieries de Lyon, Commandes royales au XVIII e., Lyon, 1989 139p.

148. Smith Ch. Saumarez. Eiteenth -Century Decoration. London, 1993.

149. Studies in Textile History. Edited by Veronica Gervers, Canada, Toronto, 1977 371 p.

150. Victoria and Albert museum's textile collection. London,1993 147 p.

151. Wassenar Cornelie de. A Visit to St Petersburg, 1824-1825. GB, Norvich, 1994.208

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.