Денацификация Австрии после Второй мировой войны: По материалам советской оккупационной зоны тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.03, кандидат исторических наук Горлова, Ольга Сергеевна

  • Горлова, Ольга Сергеевна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2004, ТамбовТамбов
  • Специальность ВАК РФ07.00.03
  • Количество страниц 186
Горлова, Ольга Сергеевна. Денацификация Австрии после Второй мировой войны: По материалам советской оккупационной зоны: дис. кандидат исторических наук: 07.00.03 - Всеобщая история (соответствующего периода). Тамбов. 2004. 186 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Горлова, Ольга Сергеевна

Введение.

Глава I. Последствия аншлюса и Второй мировой войны для Австрии.

§ 1. Австрия в период аншлюса и Второй мировой войны. Решения антигитлеровской коалиции по австрийскому вопросу.

§ 2. Оккупация Австрии войсками антигитлеровской коалиции. Воссоздание австрийского государства на новой основе.

§ 3. Советские оккупационные органы: структура и функции.

Глава П. Государственно-правовые и политико-административные аспекты денацификации Австрии.

§ 1. Первые мероприятия советских оккупационных властей. Формирование законодательной базы для проведения денацификации.

§ 2. Денацификация политической системы австрийского общества.

Глава III. Денацификация экономической, социальной и духовно-культурной сфер австрийского государства и общества.

§ 1. Денацификация в области экономики.

§ 2. Мероприятия по денацификации социальной сферы и культурной жизни

Второй республики.

§ 3. Изменения в общественном сознании в условиях денацификации.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Всеобщая история (соответствующего периода)», 07.00.03 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Денацификация Австрии после Второй мировой войны: По материалам советской оккупационной зоны»

Актуальность темы исследования

Проблема преодоления тоталитаризма и авторитаризма в общественном сознании сохраняет свое актуальное значение в условиях активизации на рубеже XX-XXI вв. праворадикальных, националистических движений в ряде европейских стран (Франция, Австрия, ФРГ), социально-политического транзита в постсоветской России.

Исследование исторического опыта оккупационного контроля со стороны держав антигитлеровской коалиции представляет несомненный политический интерес и с учетом современных мировых геополитических реалий (оккупация Ирака союзными войсками; Косово миротворческими силами ООН).

Актуальность темы кандидатской диссертации обусловлена дефицитом в отечественной исторической науке исследований, посвященных административно-правовым и социально-психологическим аспектам денацификации Австрии.

Степень изученности темы

Процесс денацификации в Австрии является слабо изученной в российской историографии темой. В отечественной историографии сложились традиции исследования дефашизации в Германии и Италии, но долгое время оставались за рамками исследовательского интереса аналогичные процессы в других странах Европы [1]. В 50-е — 80-е гг. XX столетия в Советском Союзе было опубликовано несколько десятков работ, посвященных Второй Австрийской республике. Большинство из них содержало, однако, идеологизированные оценки. Взаимоотношения Советского Союза, западных держав и Второй Австрийской республики в ходе и после окончания Второй мировой войны стали предметом изучения авторов монографий А. Е. Ефремова, В. Н. Белецкого и И. Г. Жирякова [2]. Основное внимание в монографиях уделено истокам формирования внешней политики Австрии, рассматриваемых в контексте с внутриполитическим положением в стране. В работе В. Н. Белецкого отражена помощь союзников австрийскому народу. Автор особо подчеркивает, что в отличие от демилитаризации, осуществление которой лежало непосредственно на четырех державах, главную ответственность за проведение денацификации и демократизации страны несли австрийские власти. И. Г. Жиряков отстаивает тезис об особом положении Австрии после Второй мировой войны. Однако в силу того, что она являлась составной частью Германской империи, союзники решили взять под контроль осуществление в стране принципов трех «де». Основное внимание Жиряков уделяет роли и позиции КПА в демократизации Австрии.

Материал по экономическому развитию Австрии в послевоенный период содержится в работах О. В. Сальковского, Г. Б. Ардаева, С. И. Ледовского и Б. М. Патыка [3]. О. В. Сальковский, исследуя процесс воссоздания австрийской послевоенной экономики, обращает особое внимание на положение рабочего класса и его особую роль в возрождении промышленности страны. Монография Г. Б. Ардаева посвящена изучению проблемы национализации некоторых отраслей промышленности, энергетики, банковской сферы. С. И. Ледовских и Б. М. Патык анализируют рост и усиление австрийской государственно-монополистической системы.

Работы М. А. Полтавского посвящены австрийской истории 1938 -1945 гг. [4]. М. А. Полтавский подробно останавливается на союзнических решениях по австрийскому вопросу в ходе Второй мировой войны. Полтавский впервые в отечественной историографии дал характеристику австрийского движения Сопротивления, выделив его основные направления — монархическое и коммунистическое. Автор монографии приводит также опубликованные списки австрийских военных преступников.

Собственно истории возникновения Второй республики в Австрии посвящен ряд исследований отечественных историков. Статья В. М. Полохова содержит материал о роли Советского Союза в восстановлении независимости Австрии [5]. Автор отмечает несомненную заслугу СССР не только в деле освобождения страны от нацизма, но и в выработке решений по австрийскому вопросу, в становлении австрийской государственности.

Серьезным исследованием истории Второй республики стал цикл работ С. И. Ворошилова [6]. Наибольшей известностью пользуется его монография «Рождение Второй республики в Австрии». Исследуя процесс восстановления австрийской государственности после 1945 г., Ворошилов показывает, как происходило становление механизма «социального партнерства», составившего впоследствии ось политической жизни Второй республики. Характерной особенностью авторского подхода было подчеркивание ведущей роли Коммунистической партии Австрии в демократизации страны. В статье «Проблемы истории Второй республики в Австрии в освещении буржуазных и реформистских авторов» Ворошилов представил обзор работ австрийских авторов, отражающих официальную точку зрения Австрийской народной партии (АНП) и Социалистической партии Австрии (СПА) [7]. Исследовательский интерес Ворошилова всегда был на стороне периода существования Временного правительства Австрии. По его мнению, это был не только самый трудный этап воссоздания австрийской государственности, но и самое плодотворное время, когда были разработаны и частично приняты важные антифашистские демократические законы. Пожалуй, работы Ворошилова внесли наиболее существенный вклад в изучение процесса становления Второй республики отечественными исследователями 50-х - 60-х гг. XX в.

Подобными аспектами первого десятилетия существования Второй республики занимались В. Ф. Белявский и Г. Г. Куранов, обращавшие особое внимание на формирование законодательства и политической системы Австрии [8].

Коллективный труд «СССР в борьбе за независимость Австрии» содержит ряд данных об антифашистской борьбе на территории Австрии и политике Советского Союза при формировании Второй республики [9].

В 50-е — 80-е гг. XX в. особым приоритетом пользовалась также тема разработки истории австрийского рабочего класса и коммунистической партии Австрии. В этой связи необходимо назвать работы С. И. Ворошилова, Н. Ж. Агубаева [10]. В своей самой ранней статье «Борьба Коммунистической партии Австрии за демократизацию страны в период Временного правительства (апрель - ноябрь 1945 г.)» С. И. Ворошилов подчеркивает особые заслуги КПА в становлении австрийских государственно-правовых, политических и социальных институтов. Н. Ж. Агубаев в своей статье, исходя из ключевых положений советской историографии о классовой борьбе и развертывании Западом «холодной войны» против СССР, выдвигает тезис о том, что австрийская проблема была превращена западными союзниками в один из пунктов конфронтации с Советским Союзом. В этом ключе он рассматривает процесс возникновения в стране политических партий и ориентацию АНП и С ПА на партнерство с Западом против СССР. Таким образом, Агубаев видел главную задачу советского руководства в заключении Государственного договора с обязательной гарантией нейтрального статуса австрийского государства.

В 80-е гг. XX в. отечественные исследователи стали обращаться к изучению программных установок других политических партий Австрии (АНП и СПА) и их практической реализации [И]. О. И. Величко подробно рассматривает создание на базе старой христианско-социальной партии австрийской народной партии. Величко раскрывает механизм функционирования торговой и рабочей палат, профсоюзных организаций. Выдвигает также тезис о том, что АНП первой из политических партий Австрии отмежевалась от конфессионального прошлого с целью создания широкой демократической платформы. Эти меры позволили АНП занять ключевые позиции в политической системе Второй республики. В. Я. Швейцер подробно характеризует процесс воссоздания социалистической партии Австрии, ее политические концепции, программные установки и их реализацию в новых послевоенных условиях. По мнению Швейцера, одним из главных политических лозунгов СПА в первое послевоенное десятилетие стала ликвидация оккупационного режима. Швейцер рассматривает борьбу в партии двух тенденций: левые социалисты пытались модернизировать идеи О. Бауэра (например, Э. Шарф), после 1965 г. они влились в ряды коммунистической партии; другое течение возглавлял К. Реннер, предлагавший социалистам найти консенсус с предпринимателями и подчеркивавший важность коалиционного правительства.

В постсоветский период появляются статьи С. И. Ворошилова, С. В. Кретинина, В. С. Рыкина и монография В. Я. Швейцера и И. Г. Жирякова, в которых с учетом новых тенденций в российской историографии рассматривается процесс становления австрийской государственности в первые послевоенные годы и деятельность ряда крупных политических фигур по нормализации внутриполитического положения в стране [12]. С. И. Ворошилов характеризует процесс воссоздания австрийской демократии, отмечая, что он происходил быстрее, чем в Германии. Автор предпринял попытку переосмысления и уточнения некоторых фактов и событий. Так, например, Ворошилов трактует политический успех АНП на первых послевоенных выборах как изменение политической установки партии, а не приверженность старым традициям буржуазного клерикализма. Ворошилов отмечает также слабость австрийских коммунистов, полагая, что в вопросе искоренения нацизма в экономической и политической жизни страны КПА не проявляла должной гибкости. Это оттолкнуло от партии значительную часть средних слоев населения. Автор считает, что уже в период Временного правительства многое было сделано для искоренения нацизма, в первую очередь были приняты ключевые антифашистские законы. С. В. Кретинин описывает жизненный путь и деятельность ведущей фигуры австрийской дои послевоенной политики — К. Реннера. Автор отмечает, что Реннер одним из первых социал-демократов обратил внимание на угрозу фашизма. Однако он не верил в успех фашизма в Австрии, полагая, что победа фашизма возможна только в экономически отсталых странах. Хотя Реннер одобрил аншлюс, через некоторое время он стал олицетворением идеи «внутренней эмиграции». Анализируя переписку Реннера со Сталиным, С. В. Кретинин отмечает, что Реннер был вынужден заискивать перед Сталиным для усиления позиций австрийского правительства. Статья В. С. Рыкина раскрывает истоки австрийского федерализма. Автор делает вывод о схожести становления режима Второй и Первой республик в Австрии. Он выделяет три основные задачи, стоявшие в 1945 г. перед государством: восстановление экономики, забота об общественной безопасности и ликвидация нацизма. В 2001 г. было опубликовано также совместное исследование ведущих российских историков Второй Австрийской республики В. Я. Швейцера и И. Г. Жирякова, посвященное известному политическому деятелю послевоенной Австрии Бруно Крайскому. Книга состоит из семи частей, которые сформулированы по проблемам, совпадающим с жизненными этапами Крайского. Авторы монографии полагают, что Крайский внес наиболее существенный вклад в подготовку и ратификацию Государственного договора.

Бесспорным доказательством роста исследовательского интереса к проблеме присутствия советских войск на территории Австрии и деятельности советской военной администрации служит соглашение между Институтом всеобщей истории РАН и Венским университетом о создании единого Центра российско-австрийского научного сотрудничества для координации работы в рамках указанной тематики. Центром была разработана и проведена международная научная конференция «Красная Армия в Австрии 1945 — 1955 гг.», проходившая в г. Москве 13-14 мая 2004 г. Австрийскую сторону представляли историки Линцского университета по исследованию последствий войн им. JI. Больцмана под руководством профессора С. Карнера и научные сотрудники Венского университета, а также директоры ряда австрийских архивов и научных библиотек. С российской стороны на конференции прозвучали доклады сотрудников архивных служб РФ, а также ведущих научных сотрудников Института всеобщей истории и Института Европы РАН, занимающихся исследованием истории Второй республики в Австрии. В апреле 2005 г. аналогичная конференция состоится в Австрии.

Австрийская историография 40-х - 50-х гг. XX в. отдавала приоритет изучению отдельных аспектов истории Второй республики либо региональным исследованиям. Одной из первых работ, в которой рассматривается диссертационная тема, стала монография А. Казамаса [13]. Он рассматривал, в том числе, проблему национализации. По мнению А. Казамаса, государство может вмешиваться в хозяйственную жизнь страны лишь при определенных условиях, а планирование должно осуществляться в той степени, в какой необходимо регулировать сбыт товаров внутри страны и за ее пределами.

Периоду послевоенной истории Австрии большое внимание стало уделяться лишь с 70-х гг. XX столетия. Так, в 1970 г. был опубликован коллективный труд австрийских историков, изданный при поддержке Министерства просвещения Австрии и приуроченный к 25-летию Второй республики [14]. В данном исследовании выделяются два периода в первом послевоенном десятилетии Австрии: федерального канцлерства Л. Фигля и Ю. Рааба. Кроме того, отмечены пять периодов развития австрийской послевоенной экономики с учетом хозяйственной конъюнктуры. В целом для австрийской историографии является характерным принцип персонализации исторических периодов. В монографии Г. Хайндла, посвященной истории возникновения и деятельности Австрийской народной партии, 1945 — 1950-е годы охарактеризованы как «годы нужды», а следующее пятилетие определяется как «годы свободы и независимости» [15]. Авторы указанных работ при рассмотрении истории Второй республики ограничивались описанием важнейших событий.

Заметным событием в историографии истории Второй Австрийской республики стал двухтомный коллективный труд [16]. Он представляет собой научно-публицистическое издание, в котором освещаются исторические и актуальные общественные проблемы развития послевоенной Австрии. Работа была выполнена под руководством историков Э. Вайнцирль, возглавлявшей кафедру новейшей истории Венского университета, и руководителя пресс-службы президента республики К. Скальника. В книге подчеркивается, что принцип постоянного нейтралитета стал основой и гарантом всех национальных достижений страны. Первый том книги посвящен изучению проблем внутренней и внешней политики Австрии, а также экономики. Во втором томе рассматриваются мероприятия в социальной сфере, события духовно-культурной жизни.

В указанном труде поставлен вопрос о правомерности оккупационного контроля над государством и высказана точка зрения, согласно которой союзники воспользовались Московской декларацией и положением о «коллективной вине» австрийцев для вмешательства во внутренние дела страны [17]. Этот тезис был несколько смягчен в последующие годы.

Проблема присутствия союзников на территории Австрии и их оккупационная политика стали предметом пристального изучения лишь со второй половины 1970-х гг. Первой серьезной работой, посвященной исследованию советской политики в отношении Австрии в 1943 — 1945 гг., стала монография В. Айхингера, опубликованная в 1977 г. [18]. Опираясь на опубликованные советские, американские и австрийские источники, автор доказывал, что Советский Союз не преследовал в Австрии целей «советизации» страны.

Противоречивый, процесс образования австрийских органов государственной власти и самоуправления в советской зоне оккупации после освобождения страны от фашизма неоднозначно оценивается в австрийской историографии и является одной из спорных проблем. В этой связи необходимо отметить существование двух диаметрально противоположных взглядов на данную проблему. Ярким представителем историков, считающих, что советская военная администрация не только контролировала, но и производила назначения должностных лиц в своей зоне оккупации, и является Я. Ханнак. Еще в 1965 г. в своей книге «Карл Реннер и его время» он замечал, что «поставить коммунистическую партию "на ноги" и обеспечить ей по возможности в масштабе всей страны влиятельные позиции составляло основной план русских». Для Ханнака несомненным представлялся тот факт, что под протекторатом русских в Югославии еще до окончания войны шла подготовка австрийского эмигрантского правительства, которое после вступления Красной Армии в Австрию должно было выполнять задачи советских оккупационных властей [19]. Другие австрийские историки придерживаются мнения, что советская военная администрация предоставила в вопросе назначения должностных лиц на главные или низовые посты широкую автономию австрийским политическим силам и населению. Так, Г. Ягшитц выступил резко против утверждения, что советские коменданты назначали на руководящие посты в Австрии только коммунистов. Он отмечает: «.Назначения в местные гражданские органы управления в большинстве случаев производились по представлению самих австрийских общин и лишь утверждались советскими комендантами» [20]. Австрийский исследователь М. Раухенштайнер, разделяя мнение Ягшитца, полагает, что в соответствии с основными принципами советской политики в Австрии комендант Вены генерал Благодатов стремился по возможности быстрее возложить всю ответственность на австрийских представителей и полагался при назначении на административные должности на австрийские предложения [21].

Серьезным шагом в изучении феномена денацификации в Австрии стал выход в свет в 1981 г. фундаментального исследования австрийского историка Д. Штифеля, долгое время занимавшегося изучением развития австрийской экономической модели. Его книга «Денацификация в Австрии» представляет собой комплексное изучение процесса денацификации на всей территории Австрии [22]. Однако в большей степени в монографии анализируются мероприятия, проводимые в западных зонах оккупации страны, как союзниками, так и австрийскими органами власти. Автор рассматривает политические, экономические и социокультурные аспекты проблемы преодоления «нацистского наследия». Он акцентирует внимание на специфике, казалось бы, аналогичных процессов денацификации в Австрии и Германии. Если в Германии ведущей движущей силой денацификации являлись оккупационные органы, то в Австрии — само австрийское правительство и местные антифашистские силы. Штифель дал первую в исторической литературе периодизацию процесса денацификации, связав ее с основными мероприятиями оккупационных и австрийских органов управления.

Начиная с середины 1980-х гг. в австрийской историографии возрос интерес к истории советско-австрийских отношений и периоду послевоенной оккупации Австрии [23]. Продолжают публиковаться исследования по внутриполитической истории Второй республики в 1945 — 1955 гг. Наибольший резонанс получили монография Г. Вагнера, посвященная анализу мероприятий по практической реализации законов о денацификации австрийского государства и общества, а также М. Раухенпггайнера, попытавшегося осмыслить этап восстановления австрийской государственности и закулисные интриги австрийской «большой коалиции» с учетом мировой обстановки и «холодной войны» [24]. Тогда же выходит сборник статей австрийских историков, посвященный проблеме виновности австрийской нации и денацификации [25]. Сборник стал итогом симпозиума ученых, проходившего в Венском университете в марте 1985 г. Статьи в сборнике расположены тематически и дают представление о денацификации литературы и искусства, средств массовой информации, вузов. Рассмотрение подобных аспектов денацификации до появления этого сборника носило обзорный характер. Однако по-прежнему недостаточное внимание в названных работах уделяется процессам, происходившим в советской зоне оккупации Австрии.

Большой вклад в изучение советской пропаганды в Австрии и культурной политики советских оккупационных властей внес австрийский исследователь В. Мюллер [26]. В. Мюллер дает классификацию целей и задач советской пропаганды в Австрии, а также основных носителей пропагандистских идей. В статье, опубликованной в 2003 г., Мюллер также приходит к выводу, что культурные мероприятия советской военной администрации были, в первую очередь, направлены на стабилизацию духовной жизни австрийского общества [27].

В 90-е гг. XX в. появляется цикл учебных пособий по послевоенной истории австрийского государства, а также монография Г. Штурца «За единство и свободу. Государственный договор, нейтралитет и конец оккупации Австрии Востоком и Западом. 1945 - 1955» [28]. Работа Г. Штурца во многом подводит итог исследованиям австрийских ученых по проблеме ратификации Государственного договора. Автор приходит к выводу, что Австрия долгие годы была своеобразной ареной борьбы между Востоком и Западом. Столкновение союзнических интересов в Австрии пагубно сказывалось на демократическом развитии государства, на единстве страны. Таким образом, Государственный договор не только принес Австрии независимость, но и сохранил целостность ее территории.

Анализ историографии диссертационной темы показывает, что остается недостаточно изученным механизм денацификации в советской зоне оккупации Австрии. Спорным остается вопрос о влиянии советского фактора на демократическое обновление австрийского государства и общества. В диссертации предпринята попытка восполнить указанные историографические «пробелы».

Объектом исследования в данной диссертации являются австрийское государство и общество, а также советские оккупационные органы.

Предмет диссертационного исследования — комплексный процесс преодоления нацистского «наследия» во всех сферах государственной и общественной жизни Второй Австрийской республики, в частности в советской зоне оккупации.

Цель диссертационного исследования — изучить процесс денацификации в советской зоне оккупации Австрии и установить характер взаимодействия австрийских антифашистских сил и советской военной администрации.

Исходя из поставленной цели, в диссертации определены следующие исследовательские задачи: проанализировать решения антигитлеровской коалиции по австрийскому вопросу, направленные на демократическое обновление Австрии;

- рассмотреть государственно-правовые и политико-административные аспекты денацификации Австрии;

- раскрыть особенности денацификации в области экономики;

- охарактеризовать мероприятия по денацификации социальной и духовно-культурной сферы жизни австрийского общества.

Хронологические рамки диссертационного исследования охватывают 1945 - начало 1950-х гг. Начальная дата связана с освобождением Австрии от фашизма и оккупацией ее территории войсками четырех держав антигитлеровской коалиции. В течение второй половины 1940-х - начала 1950-х годов шел процесс денацификации австрийского государства и в значительной степени общества. Конечная дата исследования определена пониманием денацификации как комплексного процесса преодоления нацистской идеологии и практики. Как комплексная политика денацификация завершается после принятия серии амнистий конца 1940-х — начала 1950-х гг.

Географические рамки исследования - часть Вены, Нижняя Австрия и Бургенланд — территория, занятая советскими войсками и составляющая советскую оккупационную зону.

Методологической основой исследования служат принципы историзма и объективности. В диссертации применяется междисциплинарный подход, выраженный в использовании методологии, понятий и терминов социальной психологии, права, социологии и политологии. Важное методологическое значение имеет также принцип системно-структурного анализа, предусматривающий рассмотрение денацификации как целостного процесса, структурные элементы которого неразрывно связаны друг с другом.

Исследование построено по проблемно-хронологическому принципу.

Источниковую базу диссертации составил ряд архивных и опубликованных документов. Группу архивных материалов составляют документы, хранящиеся в российских государственных Архивах внешней политики (АВП РФ), социально-политической истории (РГАСПИ), Министерства обороны (ЦАМО РФ) и военного архива (РГВА).

В АВП РФ были изучены материалы фондов «Отдел печати» (Ф. 56 «б». Оп. 6), «Секретариат Молотова» (Ф. 06. Оп. 7, 8, 11, 14), «Секретариат Вышинского» (Ф. 07. Оп. 23а, 24, 25, 29), «Советская часть Союзнической Комиссии по Австрии» (Ф. 451. Оп. 12, 2в, 7а, 2). В фонде «Отдел печати» широко представлены информационные сообщения ТАСС, в которых содержатся заявления и выступления по радио ключевых фигур австрийской политической элиты, обзоры публикаций демократической прессы Австрии, а также материалы законодательных актов и постановлений Союзнического Совета по Австрии. В фонде «Секретариат Молотова» интерес представляет переписка И. Сталина с К. Реннером в первые послевоенные дни, письма политического советника в Австрии (в данном случае Киселева), в МИД СССР. Однако основной массив источникового материала по теме диссертационного исследования находится в фонде «Советская Часть Союзнической Комиссии по Австрии». Именно в этих документах отражена политика советских оккупационных органов и австрийских властей по вопросу денацификации. В совокупности материалы фонда представляют собой обзор мероприятий по чистке австрийского государства и общества от нацистских элементов, начиная с осени 1945 г. и вплоть до конца 1949 г. Из архивных материалов можно почерпнуть также статистическую информацию. Австрийские Министерства внутренних дел и юстиции должны были регулярно предоставлять в Союзническую Комиссию данные о ходе процесса денацификации. Союзники, основываясь на полученных сведениях и собственной информации, составляли свое представление о характере, темпах и масштабах денацификации в Австрии, и высказывали свою позицию по данной проблеме на заседаниях Союзнического Совета. Позиция советской оккупационной администрации отчетливо прослеживается в материалах фонда.

Предметом анализа стали также документы фонда 17 («Центральный комитет КПСС») РГАСПИ. В частности была проведена работа с описью 128 - «Общий отдел ЦК КПСС», описью 3 - «Политбюро ЦК ВКП(б)», описью 125 и 132 — «Управление пропаганды и агитации ЦК ВКП(б)». В Ф. 17. Оп. 128 содержатся информационные бюллетени и сводки Советской части Союзнической Комиссии по Австрии, стенограммы докладов и информационные сообщения советских партийных работников о внутриполитическом положении в Австрии, материалы антифашистского комитета и пленумов ЦК КПА. Материалы 125 и 132 описей отражают политику ВКП(б) в области идеологии. Они представляют собой проекты постановлений ЦК ВКП(б), стенограммы совещаний при Управлении пропагандой, докладные записки. В описях представлена также группа материалов по вопросам международной информации о положении в Европе, о зарубежных политических партиях, в том числе, информационные бюллетени Отдела пропаганды Советской части Союзнической Комиссии по Австрии. В опись 3 фонда 17 включены материалы заседаний Политбюро ЦК ВКП(б), решений Внешнеполитической комиссии об Австрии. К сожалению, многие документы фонда остаются недоступными для исследователей, так как хранятся в особых папках.

В РГВА были проанализированы документы фонда 32903 (Штаб 91 Пограничного Белградского Краснознаменного полка НКВД). Директивы командирам батальонов и начальникам политотделов частей составляют основной комплекс материалов фонда.

В ЦАМО РФ содержатся документы советских военных комендатур, располагавшихся практически во всех крупных населенных пунктах советской зоны оккупации Австрии. В общей сложности за весь оккупационный период на занятой территории успешно функционировали более 400 военных комендатур. Комендатуры ведали широким кругом вопросов, особенно в первые послевоенные месяцы. В связи с этим в представленных материалах отражается не только внутренний распорядок комендатур, но и некоторые правовые и судебные решения и постановления австрийских властей и реакция на них советских комендантов. Однако в ЦАМО нам был предоставлен допуск только к рассекреченным документам. В результате проведенной работы в Архиве был проанализирован материал фондов «Управления военного коменданта г. Клостернойбург (Тулльн)» (Оп. 370129, 370130), «Управления военного коменданта г. Штоккерау» (Оп. 269470), «Управления военного коменданта г. Берндорфа» (Оп. 247835с). Особое внимание было уделено фонду «Управление военного коменданта г. Вена» (Оп. 426737, 576571, 420605, 423964, 576574). В Секретариат УВК Вены нередко поступали сведения австрийских Комиссий по чисткам, материалы и месячные рапорты о происшествиях, составленные австрийской полицией.

Многие архивные материалы, за редким исключением, практически не привлекались в отечественных публикациях. Многие документы военных комендатур стали предметом анализа впервые.

К опубликованным источникам относится ряд сборников документов, а также фотоматериалы. В диссертационном исследовании широко применялись отечественные документальные сборники, раскрывающие суть процесса принятия решений по австрийскому вопросу [29]. В этих же сборниках для исследователей доступен материал по юридической трактовке многих терминов, так или иначе связанных с формированием законодательно-правовой базы и осуществлением мероприятий по денацификации и демократизации Австрии. К таким ключевым определениям можно отнести классификацию военных и национал-социалистских преступлений [30]. Особый интерес представляют материалы Нюрнбергского процесса, раскрывающие суть системы нацистского режима в Австрии. В сборнике содержится досье на главных военных преступников, среди которых были и австрийцы: Э. Кальтенбруннер, А. Зейсс-Инкварт [31].

Анализу подверглись также австрийские сборники документов. Интерес для исследователей представляет сборник «Osterreichisches Jahrbuch» («Австрийский ежегодник») за 1947 - 1949 гт. [32] Материалы сборников содержат сведения об основных положениях законодательства о национал-социалистах в Австрии, а также количественные данные по денацификации министерств и ведомств страны. Материалы сборника основываются на ежегодных отчетах Министерства внутренних дел и юстиции.

Другой документальный сборник «Rot-weiB-rot-Buch» («Красно-бело-красная-книга»), опубликованный в 1946 г. в Вене, представляет собой собрание официальных материалов за 1945 г. - начальный этап воссоздания австрийского государства [33].

В сборнике «Dokumentation zur osterreichischen Zeitgeschichte 1945 — 1955» («Документы к австрийской истории 1945 — 1955») представлены данные о положении в Австрии в первое послевоенное десятилетие [34]. Сборник составлен на основании материалов австрийской прессы, воспоминаний и высказываний политических деятелей той эпохи. Основная масса документов содержит сведения о сложностях послевоенной австрийской экономики. В сборнике содержатся материалы, раскрывающие планы, цели политических партий и их практическое осуществление.

Некоторые австрийские сборники представляют собой собрание фото-и иллюстративных материалов по истории Второй республики с момента ее возникновения [35]. Из фотоматериалов первых послевоенных лет можно почерпнуть сведения о психологическом состоянии австрийцев, важных государственных датах, об отношениях, складывавшихся между советскими оккупационными войсками и мирным населением, а также между союзниками. Каждая фотография в сборниках снабжена авторским текстом.

В диссертационном исследовании широко привлекалась мемуарная литература. Конечно, воспоминания несут на себе отпечаток субъективного отношения автора к описываемому им периоду времени или конкретному событию, однако мемуарная литература неоспоримо является самым ярким свидетельством эпохи. Воспоминания очевидцев событий в сопоставлении с документальными источниками позволяют создать правильное представление о послевоенной ситуации в Австрии. В диссертации использованы воспоминания советских военнослужащих. Заместитель военного коменданта Вены по политической части в 1945 г. Г. М. Савенок посвятил целый том воспоминаний работе венской военной комендатуры [36]. Интересны личностные характеристики, данные автором воспоминаний многим советским и австрийским политическим деятелям. Г. М. Савенок описывает внутриполитическое положение в стране, уделяя особое внимание стабилизации положения в Австрии благодаря непосредственной помощи советских военных комендатур. В воспоминаниях также можно найти ответы на многие вопросы, связанные с отношением советского оккупационного руководства и простых солдат к австрийцам и наоборот.

Член Военного совета 3-го Украинского фронта генерал-полковник А. С. Желтов описывает продвижение советских войск с целью освобождения восточных рубежей Австрии от нацистов и свою политическую работу по идеологической подготовке военнослужащих к военным действиям на территории страны [37].

В 2000 г. были опубликованы воспоминания генерал-майора в отставке В. А. Никольского, проходившего в 1947 — 1955 гг. военную службу в Австрии [38]. В своих воспоминаниях он освещает, пожалуй, самый интересный период истории Второй республики - 1947 - 1955 гг.

Обстоятельно описывается процесс окончательного формирования советского оккупационного механизма в Австрии. В. А. Никольский делает акцент на рассмотрение взаимоотношений между союзниками, полагая, что к началу 50-х гг. в ходе обострения конфронтации между СССР и западными союзниками началось своеобразное соревнование: кто предоставит наибольшее количество льгот австрийцам. Подводя итоги своим воспоминаниям, Никольский приходит к выводу, что советской военной администрации не удалось создать прочные гарантии недопущения возрождения нацизма на австрийской земле.

В диссертационном исследовании были использованы мемуары и официальные выступления австрийских политических деятелей Второй республики. Наибольший интерес для исследователей представляют опубликованные речи и высказывания первого лица государства - канцлера, а затем президента Австрии социалиста К. Реннера [39]. В своих статьях Реннер пытается дать оценку аншлюсу и периоду нацистского господства в Австрии, переосмысливая свои прежние позиции по этим вопросам. От приветствия присоединения Австрии к Германии К. Реннер приходит к пониманию пагубности аншлюса для австрийской нации и государства. Он делает интересные выводы о будущем страны, о тенденциях мирового развития. Реннер последовательно проводил идею о необходимости длительного сотрудничества австрийских социалистов и народников. Главная ценность для Реннера - содружество государств в рамках Объединенных Наций. Осуждая национал-социалистскую идеологию, он вместе с тем предлагает делать различие между действительно виновными членами НСДАП и лицами, вступившими в партию в силу сложившихся обстоятельств.

Другой лидер социалистов А. Шерф в своих воспоминаниях основывался на протоколах земельных конференций и стенограммах заседаний кабинета министров [40]. Шерф уделяет особое внимание вопросу реконструирования исполнительной власти в стране в 1945 г., делая акцент на воссоздании правоохранительной системы Австрии. По-видимому, именно проблему обеспечения порядка в австрийском обществе А. Шерф рассматривал в качестве основной задачи исполнительных органов власти. Отдельную главу в томе воспоминаний А. Шерф посвятил проблеме преодоления национал-социализма в Австрии. Так, он подробно раскрывает механизм принятия законодательных решений по национал-социалистскому вопросу, не забыв, подчеркнуть свою особую роль в выработке правовых норм государства. Кроме того, Шерф осветил практическую деятельность руководства СПА в коалиционном правительстве.

Воспоминания социалиста Б. Крайского, выдающегося государственного и политического деятеля Второй республики, охватывают период с начала XX столетия по 1960-е гг. [41]. Крайский дает представление не только о внутриполитической обстановке в Австрии, но и международном положении страны, особенно после окончания Второй мировой войны. Он подробно описал свои впечатления от встреч с известными германскими политиками К. Аденауэром и В. Брандтом. Особенно важна для темы диссертационного исследования часть воспоминаний, обращенная к национал-социалистской проблеме, в частности ее психологическим аспектам. В этой связи Крайский приходит к интересным выводам, свидетельствующим о том, что национал-социалистская проблема может быть окончательно решена лишь по истечении длительного этапа мирного демократического развития страны.

Показать заслугу австрийского канцлера периода 1946 — 1953 гг. Л. Фигля в возрождении здоровой социально-экономической и политической среды в стране призваны его опубликованные речи и выступления по радио [42]. JI. Фигль создает картину послевоенного развития страны, показывает политическую расстановку сил, освещает свою деятельность в качестве руководителя Крестьянского союза АНП.

Официальные речи и правительственные заявления одного из руководителей Австрийской народной партии, занимавшего с 1953 по 1961 гг. пост австрийского федерального канцлера, Ю. Рааба дают основные представления о политической жизни страны в период подписания Государственного договора и последующие годы [43]. Ю. Рааб свидетельствует о трудностях подготовки и принятия согласованных решений между союзниками по австрийской проблеме. Обретение Австрией полного суверенитета и независимости в 1955 г. Ю. Рааб считает главным достижением своей политической деятельности.

В диссертационном исследовании были использованы также избранные статьи и выступления за 1924 - 1962 гг. лидера КПА И. Копленига [44]. И. Коплениг рассматривает деятельность КПА, отмечает стратегию и тактику австрийских коммунистов. В его «Избранных произведениях» содержатся речи на молодежном собрании в Вене 12 мая 1947 г. о концепции коммунистической партии Австрии и речь в Национальном совете 6 июня 1955 г. по вопросу подписания Государственного договора.

В диссертационном исследовании были также использованы воспоминания члена ЦК и Политбюро КПА Э. Фишера [45]. В своих воспоминаниях Э. Фишер отразил приход к власти правительства Реннера, начало развертывания в Австрии «холодной войны». Много и подробно Фишер писал о народной демократии, которую считал наилучшим политическим режимом для Австрии. Фишер особо подчеркивает роль коммунистов в выработке статуса нейтралитета австрийского государства.

В диссертационном исследовании также привлечены материалы советских и австрийских средств массовой информации. В советской прессе широко освещались заседания Нюрнбергского трибунала, экономическая помощь Советского Союза австрийскому народу, а также культурные мероприятия советских оккупационных структур в Австрии. Еженедельно публиковались также краткие резюме о заседаниях Союзнического Совета по Австрии [46]. Конечно, все материалы советской прессы носят ярко выраженный идеологический характер, однако они содержат обширный фактический материал.

Из австрийских печатных органов необходимо в первую очередь выделить газету Советской Армии «Эстеррайхише Цайтунг», издававшуюся в Вене с апреля 1945 г. по июль 1955 г. для гражданского населения Австрии [47]. Опубликованный материал газеты дает представление о советской политике в Австрии, о работе на территории страны мощного советского пропагандистского аппарата. На страницах газеты можно найти отзывы австрийских политических деятелей на законы по денацификации, а также описание мер по чистке органов государственного и хозяйственного управления от нацистов.

Предметом анализа стали материалы газеты «Эстеррайхише Фольксштимме», являвшейся печатным органом КПА [48]. Газета начала издаваться с августа 1945 г. В ней периодически публиковались сведения о чистках органов государственного управления, о работе Народных судов. Подробно освещалась работа Нюрнбергского военного трибунала, публиковались списки военных преступников и австрийцев, вернувшихся из советского плена.

Печатной трибуной австрийских социалистов была газета «Арбайтер Цайтунг», возобновившая свое издание с 1945 г. [49]. Особое внимание в газете уделялось законодательной стороне денацификации. В частности, в газете содержались не только статьи, посвященные обсуждению законов о национал-социалистах в Национальном совете, но и характеристика законов. Публиковались данные о чистках бюрократического аппарата и банковской сферы страны от национал-социалистов. Аналогичные данные содержатся в органе демократического объединения «Нойес Эстеррайх» [50].

Газетный материал, за исключением «Эстеррайхише Цайтунг», не освещает события с момента освобождения Австрии, поскольку в первые послевоенные месяцы политические партии не имели возможности издавать газеты. Что касается партийных журналов, то они стали выходить в свет еще позже.

Научная новизна диссертации состоит в том, что впервые в историографии предпринимается попытка комплексного изучения процесса денацификации Австрии в советской оккупационной зоне. Особое место в исследовании отведено изучению законодательных особенностей денацификации, системе выработки согласованных решений по националr t \

Ту социалистской проблеме. Впервые также предпринимается попытка изучения изменений в общественном сознании австрийских граждан в ходе денацификации. Большая часть архивных документов, использованных в диссертации, до этого не была введена в научный оборот отечественными исследователями.

Положения, выносимые на защиту:

- Советские оккупационные органы, проводя линию руководства СССР, стремились достичь в послевоенной Австрии равновесия ведущих антифашистских политических сил. Это не означало отказа от поддержки Коммунистической партии Австрии, а скорее отражало понимание советским руководством ограниченных возможностей австрийских коммунистов;

- Денацификация в советской зоне оккупации, как и в зонах союзников, проводилась самими австрийскими властями, однако, под непосредственным контролем советской военной администрации. Ее активные действия, которые рассматривались австрийской стороной как ограничение компетенции местных органов власти, в действительности диктовались стремлением советских оккупационных структур исключить возможность «мягких» судебных решений в отношении нацистских преступников;

- Вопрос о чистке австрийских организаций, учреждений и предприятий от бывших национал-социалистов не имел однозначного решения. Оптимальной с точки зрения послевоенной стабилизации общества представляется линия австрийского правительства, которое предпочло массовым увольнениям предоставление гражданам временной работы с последующим постоянным их трудоустройством после урегулирования вопроса об амнистии «менее обремененных» нацистов;

- Глубокие изменения в массовом сознании носили наиболее продолжительный характер и были обусловлены стабилизацией внутриполитической жизни Австрии. Обнаружившийся феномен «расколотого сознания» выражался в том, что в послевоенные сороковые годы в общественных настроениях имели место наряду с безразличием либо негативной оценкой нацизма, принятие его идейных принципов с оговоркой о «плохо воплощенной идее». В общественно-политическом мнении Австрии уже к началу 1946 г. четко прослеживается двойственное отношение к Советскому Союзу и мероприятиям советских оккупационных властей. Наряду с их поддержкой со стороны членов Коммунистической партии Австрии, части рабочих, служащих и интеллигенции, складывались нелояльные общественные настроения.

Теоретическая значимость диссертации обусловлена возможностью использования ее выводов и положений для разработки теории «открытого общества» и правового государства.

Практическая значимость работы заключается в том, что ее материалы и выводы могут быть использованы при подготовке учебных пособий, лекционных курсов по новейшей истории Европы и Америки, специальных курсов по истории Австрии. Материалы могут представлять интерес для государственных органов, участвующих в международном урегулировании современных военно-политических конфликтов.

Апробация исследования. Диссертационный проект был поддержан грантами ФЦП «Интеграция» в 2002 - 2003 гг. и Министерства образования РФ в 2003 — 2004 гг. Основные положения диссертационной работы изложены автором в публикациях, а также представлены в выступлениях и докладах на региональных и международных научных конференциях в Тамбове (2001,2004 гг.), в Липецке (2004 г.), в Москве (2004 г.). Диссертация была обсуждена на кафедре всеобщей истории ТГУ им. Г. Р. Державина и рекомендована к защите.

Похожие диссертационные работы по специальности «Всеобщая история (соответствующего периода)», 07.00.03 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Всеобщая история (соответствующего периода)», Горлова, Ольга Сергеевна

Выводы С. В. Кретинина подтверждаются многочисленными информационными сообщениями Отдела пропаганды и информации СЧ СК (Советской части Союзной Комиссии) по Австрии о внутриполитическом положении в стране. Видные государственные деятели того времени, в том числе и сам президент Реннер, все чаще склонялись к мысли о признании Красной Армии «не армией освободительницей, а армией избавительницей» со всеми вытекающими отсюда последствиями. Кроме того, советской стороне было известно и такое высказывание Реннера: «Сначала был зеленый фашизм, его сменил коричневый» Я очень боюсь, что его заменит красный фашизм. Такой фашизм можно представить себе»[91]. По всей вероятности, австрийские политические деятели, так же как и западногерманские, оказались в плену укоренившейся боязни «красной заразы с Востока», о которой так много писал Конрад Аденауэр [92]. Уже с начала 1946 г. отношения между австрийским и советским руководством все более охладевают.

В этой связи представляется уместным проследить противоречивые тенденции, проявившиеся в австрийском общественном мнении в 1946-1947 гг. и ярко представленные в письмах читателей «Эстеррайхише Цайтунг» -официального органа советской группы войск в Австрии, и в многочисленной корреспонденции, приходившей в адрес радиостанции «Раваг». Письма содержали в себе не только доброжелательные или негативные отзывы читателей о Советском Союзе, прямые или косвенные указания на отношение австрийцев к советскому оккупационному режиму, но и данные о ходе денацификации в Австрии. Так, например, Рихард Хользек из Вены писал: «Мы, рабочие, уже давно заметили, что австрийские руководящие органы старались и стараются включить Австрию в антисоветский фронт и к несчастью для рабочих начинают ориентироваться на 3апад»[93]. Нередко приходили анонимные послания за подписью «группа активных коммунистов» или же «коммунист-инвалид», в которых советское оккупационное командование предупреждалось о негативном отношении к нему со стороны австрийских властей, о возрождении нацистских идей, о пропаганде английскими и американскими оккупационными властями лозунгов «антикоммунизма». Такие письма зачастую содержали и готовую «программу действия» для Центральной группы войск: «Делайте так, как Вы делали в других странах. Высылайте всех сволочей в Сибирь. Они должны там строить Ваши города» [94].

Существовали и диаметрально противоположные взгляды и высказывания. В адрес радиостанции «Раваг» приходили письма, гневно порицающие передачи из СССР, особенно их ярко выраженный пропагандистский характер. Такого рода письма изобиловали высказываниями следующего плана: «российский народ отстал на 150 лет от любых других культурных государств» или «русские - бедный народ, не имеющий никаких прав, который хочет разбогатеть благодаря репарациям и украденным в Австрии промышленным предприятиям»[95].

Но все же, подавляющее большинство писем содержало в себе различные указания на неудовлетворительный ход денацификации в Австрии, что, по всей видимости, связано с убеждениями авторов, посылавших корреспонденции в советские средства массовой информации.

Вильгельм Матейчек (Вена 3) прислал в редакцию большое количество документов, писем и фотографий нацистов с просьбой передать их советским органам, т.к. полиция и другие австрийские учреждения, к которым он обращался, ничего не предпринимали [96]. Доктор Карл Штраслер (Штайнкирхен ам Форст) сообщал о бездеятельности в области денацификации различных врачебных организаций. Он писал, что когда речь идет о нацистах, занимающих более или менее видное общественное положение, то закон по отношению к ним не применяется. Их спасают связи и покровительство властей [97].

Значительную группу писем составляли такие, в которых читатели сообщали о различных остатках нацистского режима в Австрии. Так, например, И. Вицек жаловался, что на его багаж были наклеены квитанции с изображением свастики. В ряде писем упоминалось о сохранении в деловой переписке ссылок на «имперские законы», о вывесках, на которых сохранились надписи, вроде «немецкая имперская почта», «имперская железная дорога» и т.п.

Публикация такого рода писем читателей принесла свои плоды. По ряду из них впоследствии были возбуждены уголовные дела. Некоторые учреждения после их публикации прислали в редакцию сообщения о принятых ими мерах к устранению этих явлений [98].

Таким образом, в австрийском общественном мнении в 1946-1947 гг. явно обнаруживалось двойственное отношение к Советскому Союзу и мероприятиям советских оккупационных властей. Наряду с их поддержкой со стороны членов КПА, части рабочих, служащих и интеллигенции складывались нелояльные к СССР и его представителям в Австрии общественные настроения. Ситуация усугублялась начавшейся холодной войной и обострением международной обстановки.

Другой, аналитический, уровень оценки нацистского «наследия» прослеживается по выступлениям и воспоминаниям некоторых политических деятелей Второй австрийской республики.

Глава Временного правительства К. Реннер в своем «Обращении к мужчинам и женщинам Австрии» от 13.04.1945 г. заявил, что только безумие могло толкнуть австрийский народ на принятие идей Гитлера. [99]. Реннер считал, что в то время австрийцы не подвергались никакому внешнеполитическому давлению. Но в 1929 г. разразился мировой экономический кризис. «Для нас этот поворот, - отмечал Реннер, - оказался решающим. Он принес забастовки и голод. Где же мы могли найти товары, как не в Германии? В марте 1931 г. наше правительство заключило таможенный союз с Германией. Не прошло и двух лет, как в январе 1933 г. Гитлер захватил власть в Берлине. С тех пор внешняя пропаганда в сочетании с тяжелым экономическим положением все более укрепляла идею аншлюса» [100]. По словам Реннера, Дольфус и Шушниг представляли лишь незначительное меньшинство в Австрии. Даже многие члены их собственной христианско-социальной партии осуждали их политику. Реннер считал совершенно неверным представление, что Австрия якобы могла делать выбор только между экспериментом Дольфуса и немедленным вторжением гитлеровской армии под предлогом большевистской опасности. Если Австрия не оказала никакого сопротивления немецким армиям в марте 1938 г., то это Реннер объяснял в значительной степени тем, что Гитлер уже не мог лишить австрийских рабочих свободы, которая была отнята у них Дольфусом. Напротив, в качестве компенсации Гитлер обещал им, по крайней мере, работу и хлеб. По расчетам Реннера, аншлюс должен был стать присоединением равного к равному. Поэтому он приветствовал аншлюс, а позднее Мюнхенские соглашения как акты исторической справедливости. «Но в действительности, - писал Реннер после освобождения Австрии, - гитлеровцы извратили и унизили идею аншлюса, которая для нас, австрийцев, была важной и священной. Германия не присоединила, а поработила нас» [101]. Реннер обвинял гитлеровцев в уничтожении всех центральных австрийских органов, в переводе их в далекий и чуждый Берлин, в запрете на всякое самоуправление, которое является лучшим средством политического воспитания каждого народа, наконец, в экономическом ограблении Австрии.

В период нацистского господства, отмечал Реннер, австрийцы стали нищим народом, потерявшим почти полностью юношей и зрелых мужчин, народом, состоящим из стариков и детей, калек и больных. Он считал, что только безумие могло заставить тысячи людей последовать за идеями национал-социализма. В своих воспоминаниях К. Реннер сделал выразительное признание: «Это безумие сделало нас такими бессловесными и беспомощными, так парализовало нас, что мы оказались не в силах сами избавиться от него, что все народы мира должны были объединиться и пойти войной против нас, чтобы искоренить его. Поэтому те, кто пришли с войной в нашу страну, не без основания говорят о себе, что они явились как наши освободители. Если свобода означает политическое самоопределение государства и народа, то, верно, что мы не смогли сами, своими силами, отстоять право на самоопределение, что мы не сумели сами преодолеть клерикальный и национальный фашизм и должны теперь переносить его последствия, которые трудно было предугадать: войну и связанные с ней лишения, поражение и обнищание» [102]. Это высказывание относится к первым месяцам освобождения Австрии от фашистского господства. Оно изобилует настроениями морально-психологической подавленности, вины и растерянности. Но уже в начале зимы 1946 г. Реннер делает другие заявления: «Австрийский народ в своем подавляющем большинстве никогда не хотел этой войны. Австрийская республика не может впредь рассматриваться как организовавшее войну государство, а австрийский народ — как виновная в войне нация. Та часть австрийского населения, которая позволила ослепить себя национал-социализму, играла лишь незначительную роль и теперь политически уничтожена» [103].

Реннер считал, что каждый австриец должен сам спросить себя, в чем его вина, и осудить самым страшным судом — собственной совестью. Обращаясь к политическим взглядам К. Реннера на развитие Австрии в послевоенный период, необходимо отметить их преемственную связь с его взглядами довоенных лет. На протяжении всего периода 1918 — 1950 гг. лейтмотивом звучит мысль о создании буржуазной республики на демократических началах. Пожалуй, именно демократическому принципу устройства государства и общества, Реннер уделял наибольшее внимание, когда подчеркивал: «Высшая направляющая линия всей австрийской политики сегодня — демократия. Она означает народное управление государством, где воля народа не может быть выражена в требованиях меньшинства, а лишь в решениях большинства»[ 104]. Реннер говорит о демократии не только в противопоставлении ее фашизму и всякой диктатуре, но и капитализму как политической системе. Хозяйственную же демократию он мыслит как национализацию основных отраслей промышленности с последующим перерастанием ее в социализацию предприятий.

Реннер органично связывал демократизацию страны с искоренением остатков фашизма в Австрии. Он понимал, что фашизм — это болезнь, которая поразила государственные структуры в разной степени. В связи с этим он заявлял, что национал-социалисты будут наказаны, в первую очередь в соответствии с законом. Однако он предостерегал от скоропалительных решений: «Сначала должен быть дан испытательный срок для того, чтобы отличить действительно виновных (откровенных фашистов) от попутчиков. Мы не хотим создавать пропасть между гражданами нашего народа, а хотим, как только окончится процесс духовного оздоровления, вернуть заблудившихся в нашу народную общность» [105].

Основополагающим принципом государственной жизни страны он считал идею национального консенсуса. В интервью газете «Эстеррайхише Цайтунг» от 20 сентября 1946 г. Реннер заявлял: «Демократия внутри страны и мир в отношениях с другими государствами стали неоспоримым законом всего цивилизованного человечества. Для этой цели в нашей стране объединились три партии, столь различные по мировоззрению и политическим задачам. Мы называем нашу систему «правительством согласия», а это означает, что все меры правительства должны быть приняты единогласно. Это трудная система, но она оправдывает себя. В настоящее время дружественное сотрудничество трех демократических партий обеспечено, и оно должно продолжаться» [106].

Большое внимание Реннер уделял федеративному принципу устройства, считая пример кантональной организации Швейцарии наиболее приемлемой формой, как внутренней организации европейских государств, в том числе Австрии, так и на общеевропейском уровне. После 1945 г. Реннер вернулся к этой идее, ратуя за объединение всего человечества на принципах швейцарской организации под эгидой ООН [107]. Реннер также требовал включения Австрии полноправным членом в содружество европейских государств, а затем в ООН. Он писал: «Географическая карта расположила нас посредине между большими культурными нациями, и наше государственное самосохранение требует, чтобы мы со всеми ними оставались в равно хороших отношениях. С радостной решимостью весь австрийский народ заявляет о своей принадлежности к Объединенным Нациям, и это заявление не может быть изменено или отвергнуто» [108].

Социалист Бруно Крайский, проработавший продолжительное время в политических и экономических отделах Министерства иностранных дел Австрии, отмечал: «Многие, прежде всего иностранцы, не понимают, почему нацистов в Германии и Австрии не хотели просто отстранить от дел и лишить влияния. Я повторяю еще раз: мы должны были доверять тому, что люди, став умнее благодаря полученному опыту и уроку, найдут свою дорогу к демократии» [109]. Крайский полагал также, что бывших национал-социалистов ни в коем случае нельзя ущемлять в материальном отношении. Следствием такого рода мер, несомненно, явится окрепнувшая убежденность в правильности идей национал-социализма. В этом вопросе Крайский исходит из своих собственных принципиальных соображений, отмечая, что придерживается главного марксистского принципа «общественное бытие определяет общественное сознание» [110]. «Безработные, на долгий срок отвергнутые обществом, имеют совершенно другое политическое и идейное сознание, чем те, кто имеет постоянное место работы», - писал Крайский далее [111]. Он делает также собственные выводы по вопросу о причинах, побудивших различные группы австрийского общества принять и отстаивать нацистские идеи. У интеллигенции это был преимущественно великогерманский образ мыслей. Многих людей к национал-социализму толкнуло сильное тщеславие, так как они считали себя теперь соучастниками в управлении страной. Большая группа людей, по представлениям Крайского, пришла к нацизму из-за недовольства политикой христианско-социальной партии или, как студенты, из-за преклонения перед идеями тоталитаризма вообще [112]. Большая масса людей, по мнению Крайского, была скорее нейтральна в вопросе денацификации, так как практически в каждой австрийской семье имелись люди, хоть как-то связанные с НСДАП или ее организациями. Поэтому, полагал Крайский, «большинство бывших нацистов должны были иметь шанс включиться в новый демократический порядок без того, чтобы прибегать ко лжи или стараться скрыть что-либо. Преодоление прошлого может стать реальностью впервые только в следующем поколении» [113].

Другой известный политик послевоенного времени социалист Адольф Шерф считал, что основная заслуга в деле денацификации страны принадлежит именно социалистам, которые первыми предложили при наказании избегать принципа «коллективной вины» всех членов НСДАП и австрийского народа в целом и делать различие между «попутчиками» и действительно виновными национал-социалистами [114]. Всех национал-социалистов он, таким образом, подразделял на три группы. В первую группу попадала большая масса членов НСДАП, которые не совершили тяжких преступлений и вступили в партию скорее по экономическим соображениям или с целью сохранения жизни, нежели по политическим мотивам. Таким людям на деле надлежало лишь зарегистрироваться в особых списках. Вторую группу должны были составлять «нелегальные» национал-социалисты, которые занимали руководящие позиции в партии либо ее военных и полувоенных союзах, или те, кто «запятнал себя позорными действиями» [115]. Их следовало предать суду. И, наконец, в третью группу, по мнению Шерфа, должны были попасть «квалифицированные нелегальные», то есть лица, занимавшие самые высокие должности в Третьем Рейхе. К ним могли применяться специальные меры наказания, вплоть до смертной казни [116].

Таким образом, процесс преодоления нацизма в массовом сознании австрийских граждан был сложным, неоднозначным, порой не поддающимся никаким законам логики. Изжили ли себя идеи нацизма в Австрии? Ответить на этот вопрос однозначно не представляется возможным. С одной стороны налицо факт создания в Австрии прочного правового демократического государства, с другой — события последних лет, особенно приход к власти в 2000 г. праворадикальной Австрийской партии свободы. Они лишний раз свидетельствуют, что демократия не саморазвивающийся институт, а ценность, которую нужно оберегать и отстаивать. т

149

Заключение

13 марта 1938 г. произошел аншлюс Австрии Германией. С этого момента и вплоть до освобождения страны от гитлеровской оккупации в Австрии была перестроена вся система государственного и хозяйственного управления. Все нацистские законы, действовавшие в Германии, были перенесены на Австрию, которая была признана неотъемлемой частью Третьего Рейха и даже утратила свое самоназвание.

В ходе многочисленных переговоров во время Второй мировой войны союзники не раз обращались к австрийской проблеме. Итогом дипломатических встреч стала выработка компромиссного решения. Основополагающие принципы держав антигитлеровской коалиции по австрийскому вопросу были изложены 30 октября 1943 г. в Московской «Декларации об Австрии», провозглашавшей восстановление суверенного австрийского государства. Несмотря на то, что союзниками не был принят отдельный документ, в котором прописывались бы принципы обращения с Австрией, на нее автоматически переносились политические и экономические нормы обхождения с Германией. Гарантировать выполнение решений союзников о демилитаризации, денацификации и демократизации Австрии должна была оккупация ее территории войсками антигитлеровской коалиции. В стране вплоть до мая 1955 г., когда был подписан Государственный договор, действовал общий контрольный механизм — Союзническая Комиссия. Союзническая Комиссия была призвана осуществлять контроль над действиями австрийских властей в рамках правового поля, а также регулировать спорные межсоюзнические проблемы. Кроме того, в каждой зоне оккупации располагались военные контингенты союзников и их оккупационные администрации. В советской оккупационной зоне действовали военный и гражданский механизмы управления — Центральная группа войск (ЦГВ) во главе с верховным главнокомандующим по Австрии и Советская часть Союзнической Комиссии (СЧ СК). Эти механизмы являлись взаимосвязанными и взаимозависимыми структурами.

Большую часть времени командующий ЦГВ одновременно исполнял обязанности руководителя СЧ СК. Приказы командования ЦГВ были призваны не только нормализовать положение в Австрии, но и обеспечить строгую дисциплину во внутренних оккупационных войсках. Недопустимым считалось изъятие продовольствия и имущества у местного населения, а также любые акты насильственного характера, примененные к гражданским лицам.

В первое послевоенное десятилетие Австрия прошла два периода государственно-правового регулирования. Первый период был связан с законодательной инициативой советских оккупационных структур, вызванной временной слабостью австрийской государственной власти. Советские военные коменданты вплоть до образования Временного правительства принимали экстренные меры по восстановлению порядка и стабильности в стране. Второй период характеризовался передачей австрийскому правительству всех полномочий гражданского управления.

Сразу же после окончания войны Австрия встала на путь формирования демократического правового государства — парламентской республики и создания предпосылок для последующего перехода к социальной рыночной экономике. Вступление Австрии на постфашистский демократический путь развития происходило также по двум направлениям. Первое из них - восстановление австрийской правовой и судебной системы, существовавшей до 1938 г. Оно осуществлялось как часть общей задачи восстановления самостоятельной австрийской государственности. Однако до 1938 г. Австрия не имела таких внутриполитических задач, какие возникли перед ней в послевоенные годы - борьба за преодоление «остатков» фашистского режима. В связи с этим можно отметить второе направление — создание законодательно-правовой основы, направленной на преодоление нацистского «наследия» в любой из форм его проявления.

Во внутренней политике сразу же было начато с воссоздания партийно-политической и административной системы, существовавшей в стране до аншлюса. 17 апреля 1945 г. было образовано Временное австрийское правительство во главе с социал-демократом Карлом Реннером. С середины сентября 1945 г. возобновили свою деятельность реконструированные партии дофашистского периода. В своей практической деятельности они обязывались строго следовать инструкциям Союзнического Совета в вопросах соблюдения демократических принципов и свобод и борьбы против нацистской идеологии. Важным моментом стало восстановление норм конституции 1920 г. в редакции 1929 г. Конституция являлась необходимым фундаментом для развития демократии, так как она обеспечивала преемственность республиканских идей и принципов. Хотя период деятельности Временного правительства был ограничен несколькими месяцами (апрель - ноябрь 1945 г.), именно в это время были выработаны основные законодательные нормы обращения с бывшими национал-социалистами.

Население Австрии было более свободно в выражении своей гражданской позиции, нежели население Германии. Денацификация в Австрии проводилась самими австрийскими властями, но под непосредственным контролем оккупационных администраций. Советские оккупационные органы, поддерживая Коммунистическую партию Австрии, концентрировали, тем не менее, свои усилия на обеспечении баланса сил трех политических партий Второй республики. Сами же австрийские коммунисты избрали тактику привлечения в свои ряды «менее обремененных» бывших национал-социалистов. Победителем в борьбе за голоса избирателей стала наиболее многочисленная, быстро сориентировавшаяся в изменившихся исторических условиях Австрийская народная партия (преемница Христианско-социальной партии). АНП в блоке с австрийскими социалистами в период «большой коалиции» и в последующие годы, имея полновесное правительственное большинство, проводила политику консолидации всех антифашистских сил для построения в стране парламентской демократии.

Несомненной заслугой всех трех политических партий Австрии стала выработка и принятие законов по денацификации и демократизации австрийского государства и общества. В Австрии, в отличие от Германии, проблема денацификации решалась сообща тремя политическими партиями страны и четырьмя оккупационными администрациями. Вместе с тем следует отметить, что в ходе денацификации страны возникали частные (не принципиального характера) проблемы и разногласия.

Собственно денацификация Австрии началась уже с выявления военных преступников и возбуждения против них уголовных дел. Главные австрийские военные преступники — Э. Кальтенбруннер, А. Зейсс-Инкварт — подверглись наказанию Международного военного трибунала в Нюрнберге. Остальные национал-социалисты подлежали обязательной регистрации. После принятия и введения законодательных норм по денацификации, а также организации Народных судов в стране стали проводиться массовые слушания уголовных дел бывших членов НСДАП. В Австрии были образованы также специальные Комиссии по чистке государственного и хозяйственного аппарата от национал-социалистов. Координирующими ответственными перед союзниками органами стали Министерства юстиции и внутренних дел Австрии.

По инициативе советской оккупационной администрации вопрос о чистке от нацистских элементов австрийского государственного и хозяйственного аппаратов не раз ставился на рассмотрение Союзнического Совета. Советская сторона настаивала на полном контроле со стороны оккупационных держав за денацификацией страны. На обсуждение Союзнического Совета часто выносились вопросы медленного рассмотрения дел о нацистских и военных преступниках в австрийских судах, крайне неудовлетворительных темпов увольнения запятнавших себя лиц с занимаемых ими должностей. Советские представители требовали ежемесячных докладов федерального Министерства внутренних дел о результатах работы по денацификации различных сфер жизни страны.

Такие активные действия советской стороны рассматривались руководством Австрийской республики как прямое вмешательство в вопросы компетенции местных органов власти. В действительности, действия советских оккупационных органов диктовались стремлением исключить возможность противозаконных судебных решений. Имело место также недоверие, с которым советские оккупационные структуры относились к австрийскому государственному аппарату, «снизу доверху состоявшему из старого бюрократического чиновничества». Кроме того, недоверие советских оккупационных органов было вызвано «пронацистскими» выступлениями в советской зоне оккупации, которые нередко носили антисоветский характер.

Несмотря на советскую помощь, крайне неоднозначно были восприняты австрийскими властями претензии Советского Союза на бывшую германскую собственность в Австрии. Однако вопрос был решен в пользу СССР. На территории Австрии создавалось Управление советским имуществом, в ведомство которого поступала эта собственность. Денацификацию экономики правительство страны начало с отмены экономических порядков периода аншлюса. На смену им устанавливалось либеральное хозяйственное законодательство.

Вопрос о чистке организаций, учреждений и предприятий Австрии от бывших национал-социалистов не имел однозначного решения. С одной стороны, несомненно, были необходимы и оправданы мероприятия по устранению нацистских элементов из всех сфер жизни общества. С другой стороны, массовые увольнения могли привести не только к экономической стагнации Австрии, но и к психологической дезориентации австрийцев, лишавшихся основного источника существования, а значит и уверенности в завтрашнем дне. В этой связи наиболее приемлемыми стали шаги австрийского правительства по обеспечению гарантированной временной занятости граждан с последующим постоянным их трудоустройством после урегулирования вопроса об амнистии «менее обремененных» лиц.

При исследовании процесса денацификации в Австрии мы выходим также на социально-психологическую проблему преодоления нацистского «наследия» в сфере массового сознания. В послевоенные сороковые годы в Австрии возник феномен «расколотого сознания», который проявился, с одной стороны, в безразличии или категоричном отрицании частью населения идей нацизма, с другой стороны, в обществе имели место настроения, свидетельствующие о восприятии национал-социалистской доктрины как хорошей идеи, с оговоркой о ее плохом воплощении в жизнь. В общественно-политическом мнении Австрии уже к началу 1946 г. четко прослеживаются биполярные тенденции к Советскому Союзу и мероприятиям советских оккупационных властей. Наряду с их поддержкой со стороны членов Компартии Австрии, части рабочих, служащих и интеллигенции складывались нелояльные настроения. Денацификация массового сознания являлась наиболее длительным процессом и зависела от комплекса внутри- и внешнеполитических факторов.

Активизация на рубеже XX — XXI веков праворадикальных националистических движений, в том числе в Австрии, чей экстремизм близок нацистской доктрине, свидетельствует о том, что демократию как социально-культурную ценность требуется постоянно защищать и развивать.

В мае 1955 г. с Австрией был заключен Государственный договор. Советский Союз настоял на включении в текст Государственного договора положений, запрещающих новый аншлюс Австрии Германией. Кроме того, в Договоре содержались специальные статьи, поддерживающие дальнейшее претворение в жизнь принципов, заложенных в законах и постановлениях, принятых в стране после 1 мая 1945 г. Государственный договор регулировал также вопрос о вооруженных силах, о военнопленных, репарациях и германских активах в Австрии. Все это гарантировало демократические права и свободы граждан и обеспечивало постоянный нейтралитет австрийского государства и его мирный характер.

155

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Горлова, Ольга Сергеевна, 2004 год

1. Источники1. Архивные документы

2. Архив внешней политики РФ. Фонды «Отдел печати» (Ф. 56 «б». Оп. 6), «Секретариат Молотова» (Ф. 06. Оп. 7, 8, 11, 14), «Секретариат Вышинского» (Ф. 07. Оп. 23а, 24, 25, 29), «Советская часть Союзнической Комиссии по Австрии» (Ф. 451. Оп. 12,2в, 7а, 2).

3. Российский государственный архив социально-политической истории. Фонд 17 («Центральный комитет КПСС»). Описи 128 -«Общий отдел ЦК КПСС», 3 «Политбюро ЦК ВКП(б)», 125 и 132 - «Управление пропаганды и агитации ЦК ВКП(б)».

4. Российский государственный военный архив. Фонд 32903 (Штаб 91 Пограничного Белградского Краснознаменного полка НКВД).

5. Австрийская республика. Конституция и законодательные акты: Сборник. Пер. с нем. М., 1985 430 с.

6. Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Документы и материалы. Т. I. М., 1944 — 698 с.

7. Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Документы и материалы. Т. 1П. М., 1946 — 791 с.

8. Новые документы из истории Мюнхена. М., 1958 — 160 с.

9. Нюрнбергский процесс: Сб. материалов. В 8 т. М., 1988. Т. 2. — 672 с.

10. Ю.Переписка председателя Совета министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной Войны, 1941 1945 гт. Т. I. Переписка с У. Черчиллем и К. Эттли (июль 1941 — ноябрь 1945 гг.). М., 1989 — 464 с.

11. Переписка председателя Совета министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной Войны, 1941 — 1945 гт. Т. II. Переписка с Ф. Рузвельтом и Г. Трумэном (август 1941 декабрь 1945 гг.). М., 1989-320 с.

12. Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной Войны 1941 — 1945 гт. Т. I. Московская конференция министров иностранных дел СССР, США и Великобритании (19-30 октября 1943 г.). Сб. документов. М., 1978 422 с.

13. Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной Войны 1941 1945 гг. Т. IV. Крымская конференция руководителей Великобритании, Советского Союза и США (4-11 февраля 1945 г.). М., 1979 - 326 с.

14. Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной Войны 1941 — 1945 гт. Т. VI. Берлинская конференция руководителей трех союзных держав — СССР, США и Великобритании (17 июля — 2 августа 1945 г.). М., 1980 — 551 с.

15. CCCP Австрия, 1938 - 1979 гг.: Документы и материалы. М., 1980-158 с.

16. Тегеран-Ялта —Потсдам. Сб. документов. М., 1971 —416 с.

17. Штайнер Г. Приговорен к смерти. Австрийцы против Гитлера. Сб. Документов. Пер. с нем. М., 1968 248 с.

18. Dokumentation zur 6sterreichischen Zeitgeschichte 1945 — 1955. Hrsg. Von H. Kocensky. Wien Miinchen, 1970 - 530 S.

19. Rauchensteiner M. 1945 — Entscheidung fur Osterreich: Eine Bilddokumentation / Hrsg. Vom Heeresgeschichtlichen Museum, Militarwissenschaftlichen Institut in Wien. Wien, 1975 — 271 S.

20. Rot — weiB- rot — Buch: Darstellungen, Dokumente und Nachweise zur Vorgeschichte und Geschichte der Okkupation Osterreichs (Nach amtlichen Quellen). Wien, 1946 224 S.

21. I. Мемуары, речи, теоретические труды

22. Желтов А. С. Политическая работа в Венской наступательной операции // Военно-исторический журнал. 1966. № 2. С. 17 28.

23. Копленниг И. Избранные произведения (1924 1962 гг.). Пер. с нем. М., 1963-372 с.

24. Никольский В. А. Место службы — Австрия // Новая и новейшая история. 2000. № 2. С. 64 69.

25. Савенок Г. М. Венские встречи. М., 1961 368 с.

26. Figl L. Reden fur Osterreich. Mit einer Einleitung von Ludwig Reichhold. Wien, 1965-172 S.

27. Fischer E. Das Ende einer Illusion. Erinnerungen 1945 1955. Wien, 1973-400 S.

28. Fischer E. Erinnerungen und Reflexionen. Hamburg, 1969 — 477 S.

29. Helmer O. Ausgewahlte Reden und Schriften / Hrsg. Von J. Hannak. Wien, 1963 128 S.

30. Kreisky B. Zwischen den Zeiten: Erinnerungen aus 5 Jahrzehnten. Berlin Wien, 1986 - 494 S.

31. Raab J. Selbstportrat eines Politikers / Mit einer Einleitung von Ludwig Reichhold. Wien, 1964 136 S.

32. Renner K. Die neue Welt und der Sozialismus. Salzburg, 1946 63 S.

33. Renner K. Fur Recht und Frieden. Eine Auswahl der Reden des Bundesprasidenten. Wien, 1950 392 S.

34. Renner K. Osterreich von der Ersten zur Zweiten Republik. Wien, 1953-282 S.

35. Агубаев Н. Ж. Политические партии Австрии и проблема нейтралитета страны накануне подписания Государственного договора // Вестник Ленинградского университета. 1985. № 2. История. Язык. Литература. Вып. 1. С. 90 92.

36. Адибеков Г.М. Коминформ и послевоенная Европа. 1947 1956 гг. М., 1994. - с.

37. Ардаев Г. Б. Национализация в Австрии. М., 1960 — 302 с.

38. Белецкий В. Н. Советский Союз и Австрия. Борьба СССР за возрождение независимой демократической Австрии и установление с ней дружественных отношений (1938 — 1960 гг.). М., 1962-342 с.

39. Белявский В. Ф. Антидемократическое законодательство Австрии // Вестник Ленинградского университета. 1968. Экономика. Философия. Право. Вып. 1. С. 124-131.

40. Величко О. И. Политический католицизм и рабочее движение в Австрии. М., 1985 222 с.

41. Ворошилов С. И. Борьба Коммунистической партии Австрии за демократизацию страны в период Временного правительства (апрель — ноябрь 1945 г.) // Вестник Ленинградского университета. 1958. История. Язык. Литература. Вып. 1. С. 24 -34.

42. Ворошилов С. И. Проблемы истории Второй республики в Австрии в освещении буржуазных и реформистских авторов // Вестник Ленинградского университета. 1974. № 2. История. Язык. Литература. Вып. 1. С. 45 53.

43. Ворошилов С. И. Рождение Второй республики в Австрии. Л., 1968-231 с.

44. Воропшлов С. И. Становление демократии в Австрии в 1945 г. // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 2. История. Языкознание. Литературоведение. Вып. 3. 1995. С. 3 — 12.

45. Ефремов А. Е. Советско-австрийские отношения после Второй мировой войны. М., 1958 — 190 с.

46. Жиряков И. Г. СССР и Австрия в 1945 1975 гг.: Деятельность КПСС, правительства СССР, общественных, молодежных организаций страны по развитию советско-австрийских отношений. М., 1982 - 181 с.

47. Кретинин С. В. Карл Реннер: жизнь и деятельность (1870 — 1950) // Новая и новейшая история. 1999. № 5. С. 115 — 134.

48. Куранов Г. Г. Сорок пять лет борьбы за интересы трудящихся Австрии // Вопросы истории КПСС. 1963. № 10. С. 103 -107.

49. Ледовских С. И., Патык Б. М. Государственно-монополистический капитализм в Австрии. М., 1965 — 212 с.

50. Полохов В. М. Историческая роль Советского Союза в освобождении Австрии и возрождении демократической Австрийской республики // Вопросы новой и новейшей истории. М., 1958. С. 229-272.

51. Полтавский М. А. Австрийский народ и аншлюс. М., 1971 —201 с.

52. Полтавский М. А. Вопрос о судьбе Австрии в политике США и Англии. 1941 1945 гг. // Вопросы истории. 1972. № 6. С. 86 -97.

53. Полтавский М. А. Дипломатия империализма и малые страны Европы (1938 -1945 гг.). М., 1973 304 с.

54. Пыжиков А.В., Данилов А.А. Рождение сверхдержавы. 1945 — 1953 годы. М, 2002-317 с.

55. Рыкин В. С. Австрийский федерализм: история и современность // Новая и новейшая история. 1999. № 3. С. 56 — 71.

56. Сальковский О. В. Экономическое положение рабочего класса в Австрии после Второй мировой войны. М., 1958 — 112 с.

57. Семиряга М.И. Как мы управляли Германией. М., 1995 351 с.

58. СССР в борьбе за независимость Австрии. М., 1965 132 с.

59. Филипповых Д. Н. Деятельность Советской Военной Администрации в Германии (1945 1949): исторический опыт и уроки. М., 1996 - с.

60. Филлитов А. М. Германский вопрос: от раскола к объединению. М., 1993- с.

61. Швейцер В. Я. Социал-демократия Австрии: Критика политических концепций и программ. М., 1987 222 с.

62. Швейцер В. Я., Жиряков И. Г. Бруно Крайский. Политик и время. М., 2001-310 с.

63. Вальдхайм К. Австрийский путь. Пер. с нем. М., 1976 231 с.

64. Мюллер В. Культурная политика советских властей в Вене и советско-австрийские культурные отношения в 1945 г. // Вестник Московского университета. Сер. 8. История. 2003. № 2. С. 85104.

65. Неймарк Н. Вопрос о Тюльпанове, или кто определял политику в советской зоне оккупации в Германии // Холодная война. Новые подходы, новые документы. М., 1995. С. 207-240.

66. Уильямс Ч. Аденауэр. Отец новой Германии. Пер. с англ. М., 2002-668 с.

67. Adenauer К. Erinnerungen, 1945 1953. Stuttgart, 1987 - 512 S.

68. Aichinger W. Sowjetische Osterreichpolitik 1943 -1945. Wien, 1977 -246 S.

69. Balfour M. and Mair J. Four-power control in Germany and Austria, 1945 -1946. London, New York, Toronto. 1956 390 P.

70. Bestandaufiiahme Osterreich 1945 -1963. Wien, 1963-265 S.

71. Die Bevormundete Nation. Osterreich und die Alliierten 1945 1949. Innsbruck, 1988- S.

72. Eisterer K. Osterreich unter allierter Besatzung 1945 1955 // Steininger RVGehler M. (Hg.) Osterreich im 20. Jahrhundert. Ein Studienbuch in zwei BSnden. Wien-Koln-Weimar, 1997. Bd. II. S. 117-145.

73. Gutkas K. u. a. Osterreich 1945 1970. 25 Jahre Zweite Republik. Wien-Munchen. 1970-364 S.

74. Hannak J. Karl Renner und seine Zeit. Versuch einer Biographie. Wien, 1965-718 S.

75. Heindl G. 25 Jahre Arbeit ftir Osterreich. Der Weg der osterreichischen Volkspartei 1945 1970. Wien, 1970 - S.

76. NS-Herrschaft in Osterreich. Wien, 2001 936 S.

77. Niethammer L. Die Mitlauferfabrik. Die Entnazifizierung am Beispiel Bayerns. 2. Auflage. Berlin-Bonn, 1982 288 S.92.0sterreich. Die Zweite Republik. Hrsg. Von Erika Weinzierl und Kurt

78. Skalnik. In Zwei Bande. Wien, 1972. Bd. I. 619 S; Bd. II. - 752 S. 93.Osterreich unter allierter Besatzung 1945 - 1955. Wien, 1998 - 600 S.

79. Portisch H. Osterreich Zwei: Der lange Weg zur Freiheit. Wien, 1986 560 S.

80. Rathkolb O. U. S. Entnazifizierung in Osterreich zwischen kontrollierter Revolution und Elitenrestauration (1945 - 1949) // Zeitgeschichte. 11 Jg. (1983/83). S. 303.

81. Rauchensteiner M. Der Krieg in Osterreich 1945. Wien, 1995 S.

82. Rauchensteiner M. Die Zwei: Die Grosse Koalition in Osterreich, 1945 1966. Wien, 1987-576 S.

83. Stiefel D. Entnazifizierung in Osterreich. Wien, 1981 339 S.

84. Ulrich J. Der Luftkrieg in Osterreich, 1939 1945. Wien. 1967 - 244 S.

85. Verdrangte Schuld, verfehlte Siihne. Entnazifizierung in Osterreich 1945 1955. Symposium des Institute fur Wissenschaft und Kunst Wien, Marz 1985. Wien, 1986 - 365 S.

86. Wagner G. Osterreich Zweite Republik. Zeitgeschichte und Bundesstaatstradition. Eine Dokumentation mit Kommentaren. In Zwei Bande. Tirol Wien. Bd. I. 1983 - 669 S; Bd. II. 1987 - 671 S.

87. VI. Диссертации и авторефераты

88. Белявский В. Ф. Восстановление и развитие Австрийского государства после Второй мировой войны (1945 — 1955 гг.). JL, 1968-352 с.

89. Ворошилов С. И. Внутриполитическая борьба в Австрии в период становления Второй республики (1945 1955 гг.). JL, 1968-904 с.

90. Жиряков И. Г. Австрийско-советские отношения и проблема безопасности и сотрудничества в Европе (1945 — 1986 гг.). М., 1987-465 с.

91. Игошкин Г. С. Внешняя политика Второй республики, 1945 1989 гг. Киев, 1990 - 280 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.